Соборное Уложение

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    26,11 Кб
  • Опубликовано:
    2014-09-03
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Соборное Уложение

Введение

Данная работа посвящена одному из самых крупных памятников русского права - Соборному уложению 1649г. Актуальность исследования заключается в том, что изучение памятников права прошедших эпох позволяет подвергнуть анализу, с целью дальнейшей модернизации, современные нормативные акты. Анализ эмпирического опыта, создание основы государственного законодательства играет важнейшую роль и не менее значительную нагрузку несет на себе обеспечение преемственности юридической традиции в ходе развития Российского государства. Принятие Соборного Уложения было одним из главных достижений царствования Алексея Михайловича. Этот грандиозный для XVII в. свод законов долгое время играл роль Всероссийского правового кодекса. Попытки принять новое Уложение делались при Петре I и Екатерине II, но оба раза безуспешно. Значение Уложения хорошо понимали и современники, и потомки. Очень показательны слова, сказанные князем Яковом Долгоруким Петру I: «Государь, в ином отец твой, в ином ты больше хвалы и благодарения достоин. Главные дела государей - три: первое внутренняя расправа и главное дело ваше есть правосудие; в сем отец твой больше нежели ты сделал». Справедливость данной высокой оценки станет ясно, если мы вспомним, что законодательный памятник, превзошедший Уложение царя Алексея Михайловича по полноте юридической проработанности - «Свод законов Российской империи» в пятнадцати томах, появился только в 1832 г., при Николае I, а до этого Уложение почти два века оставалось полнейшим сводом российских законов - это означало, что консервативные режимы того времени искали в Уложении опору для укрепления самодержавного строя. Внушителен и общий объем - текст Уложения включает в общей сложности 967 статей, разделенных на 25 глав, так известных советский историк

А.Г. Маньков, назвал Соборное Уложение 1649 г. «энциклопедией русской жизни XVII в.» Удивительна не только полнота, но быстрота принятия кодекса - все обсуждение и принятие Уложения заняло всего чуть больше полугода - срок удивительно короткий, даже для современного парламента.

Соборное уложение 1649 года было первым печатным памятником русского права, само будучи кодексом, исторически и логически оно служит продолжением предшествующих кодексов права - Правды Русской и судебников, знаменуя вместе с тем неизмеримо более высокую ступень феодального права, отвечавшего новой стадии в развитии социально-экономических отношений, политического строя, юридических норм, судоустройства и судопроизводства Русского государства.

Как кодекс права Уложение 1649 г. во многих отношениях отразило тенденции дальнейшего процесса в развитии феодального общества. В сфере экономики оно закрепило путь образования единой формы феодальной земельной собственности на основе слияния двух ее разновидностей - поместий и вотчин. В социальной сфере Уложение отразило процесс консолидации основных классов - сословий, что привело определенной стабильности феодального общества и в то же время вызвало обострение классовых противоречий и усиление классовой борьбы, на которую, безусловно, влияло установление государственной системы крепостного права. В сфере политической кодекс 1649 г. отразил, начальный этап перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. В сфере суда и права с Уложением связан определенный этап централизации судебно-административного аппарата, детальная разработка и закрепление системы суда, унификация и всеобщность права на основе принципа права-привилегии. В 1649 г. Соборное уложение было издано дважды кириллицей общим-тиражом 2400 экземпляров.

В 1830 г. вошло в «Полное собрание законов Российской империи». Впервые в истории издании памятника Уложение было названо «Соборным». В изданиях ХVIII - начала XIX в. оно называлось «Уложением». Первопечатные издания 1649 г. не имели названия. В предисловии к изданию кодекса в Полном собрании законов Российской империи говорилось, что до этого было 13 изданий Уложения гражданской печати, в которых имеются опечатки и отступления от первоначального текста. В основу издания Полного собрания законов Российской империи положены тексты первоначальных изданий, как «вернейшие и постоянным употреблением их в присутственных местах утвержденные». В действительности воспроизводился текст издания 1737 г. со всеми его орфографическими особенностями. Более того, издатели Полного собрания законов Российской империи предприняли дальнейшую правку орфографии текста применительно к своему времени. В Полном собрании законов Российской империи был издан только текст Уложения без оглавления, которое имеется в первопечатных и последующих изданиях. Изменена дата решения о составлении Уложения: указано 16 июня 1649 г. вместо 16 июля, что значится в предисловии к кодексу в свитке и в других изданиях. Кроме того, издатели Полного собрания законов Российской империи снабдили в сносках отдельные статьи кодекса текстами актов XVII в. С целью проиллюстрировать некоторые положения статей. В 1874 г. Е. П. Карнович воспроизвел первый том Полного собрания законов Российской империи в своем издании. Новым в сравнении с Полным собранием законов Российской империи было приложение указателей предметного (с раскрытием содержания терминов), имен, местностей и словаря древнерусских терминов.

Следующее издание Соборного уложения 1649 г. состоялось в 1913 г. в память трехсотлетия дома Романовых. Отличающееся высоким полиграфическим качеством, оно содержит важные приложения: фото воспроизведение частей текста из свитка Уложения, подписей под ним и другое.

В начале XX в. появились учебные издания Уложения 1649 г. В 1907 г. Московский университет выпустил полное и частичное издания текста. Следующий выпуск был предпринят в 1951 г. Московским юридическим институтом. В 1957 г. Уложение вошло в состав «Памятников русского права». Всесоюзный юридический заочный институт подготовил издание текста Уложения 1649 г. в извлечениях. Все перечисленные учебные издания воспроизводят текст Уложения по ПСЗ. Советские издания снабжены предисловиями, дающими краткую характеристику эпохи, причин и условий возникновения кодекса и оценку правовых норм. Издание 1957 г. кроме предисловия снабжено краткими постатейными комментариями, далеко не равноценными по главам и в основной своей массе передающими содержание статей.

Итак, все издания Соборного уложения 1649 г. по своему назначению делятся две группы - имеющие практическое применение и использующиеся в учебных целях. Издания XVII - первой половины XIX в. следует отнести к первой группе, поскольку они находили применение в юридической практике. В 1804 г. вышел в свет подготовленный М. Антоновским «Новый памятник, или Словарь из Соборного уложения царя Алексея Михайловича», служившим пособием для юристов. Учебные издания кодекса появились в начале ХХ в. и продолжаются до настоящего времени.

Между тем уже несколько столетий столетия идет изучение Уложения как в целом, так и по отдельным проблемам - происхождение кодекса, источники, состав, нормы уголовного, гражданского, государственного и процессуального права. Исходя из этого, целью данного исследования является - анализ истории создания Соборного Уложения.

Достижение поставленной цели мыслится как решение следующих задач:

определение предпосылок создания Уложения.

общая характеристика документа.

определение значения Соборного Уложения.

Объектом исследования будет являться изучение права России второй половины XVII века. Предметом исследования станет нормативный акт- Соборное уложение 1649 г.

Методы исследования. В работе использовались следующие методы:

·Историзма

·Описательно-повествовательный метод

·Сравнительно-исторический метод

·Метод анализа.

Положения, выносимые на защиту. На основе анализа многочисленных источников научной литературы и нормативных правовых актов автором установлено, что основными причинами принятия Соборного уложения являлись: обострение классовой борьбы, челобитные дворянства, в которых содержались требования об отмене урочных лет, а так же законодательная деятельность предшествующего периода государственной жизни России. Кроме того, по мнению автора, существующая ранее в России судебно - правовая практика, опиравшаяся на судебники, указы, думские приговоры и т.д., носила разрозненный и часто противоречивый характер. С принятием Соборного Уложения в 1649 году впервые в истории российской государственности была сделана попытка, создать единый свод всех действующих правовых норм, охватить им все стороны общественно - политической и экономической жизни России, а не отдельные группы общественных отношений. В результате кодификации наметилось разделение норм по отраслям и институтам. И хотя основная цель не была достигнута, да и не могла быть достигнута в тех условиях, Соборное Уложение укрепило судебно - правовую систему России и явилось фундаментом, на котором в последующем она развивалась и дополнялась как свод законов феодально - крепостнической России.

Историография. Соборное Уложение в целом и по отдельным проблемам неоднократно было предметом исследования в дореволюционной и советской литературе, а также современных исследователей. Его изучение начали в 30-40-е гг. XIX в. представители дворянской историко-правовой науки (В. Строев, Ф. Морошкин, В. Линовский и др.), в работах которых дана откровенная апология Уложения и царского законодательства. Это были первые обобщающие труды, содержащие исследования Уложения в целом - происхождение, источники, структура, влияние. Для буржуазного и демократического направлений в историографии второй половины XIX - начала XX века характерно внимание к вопросу о роли земщины, т. е о роли рядового дворянства, представителей торгово-промышленного мира городов, в том числе участников Земского собора 1648 года, в подготовке Уложения. Первым поставил этот вопрос А. П. Щапов. Конкретные исследования о значении челобитных дворян, посадских людей и заседаний Земского собора принадлежат также В. И. Сергеевичу, Н. П Загоскину, М. Ф. Владимирскому-Буданову и др. Историография второй половины XIX - начала XX века дала большие результаты в изучении источников Уложения. Одно из направлений касалось рецепции в Уложении иноземного права, главным образом, Литовского Статута 1588 года М. Ф Владимирский-Буданов, посвятив этому специальное исследование, допустил явное преувеличение роли Статута как источника. Действительному положению дела соответствует мнение В. О. Ключевского, он полагал, что составители Уложения, пользуясь Статутом, «...брали формулы самых норм, правовых положений, но только общих тому и другому праву или безразличных, устраняя все ненужное и не сродное праву и судебному порядку московскому, вообще перерабатывали все, что заимствовали. Таким образом, Статут послужил не столько юридическим источником Уложения, сколько кодификационным пособием для его составителей».

В 40-х гг. XVII был сделан перевод Статута на русский язык со значительными приспособлениями текста к русской действительности. Вероятно, этот текст был использован при работе над Уложением, то же следует сказать о рецепции норм византийского права, которое на русской почве получило отражение в Кормчих и других сборниках церковно-византийского права. Среди источников, на основе которых надлежало составить Уложение, в преамбуле на первом месте стоят градские законы греческих царей (или кратко - usградских). Но сами составители Уложения на полях его рукописного свитка указали источник из градских только в отношении 14 статей из 967 статей кодекса. М. Ф Владимирский-Буданов считал заимствования Уложением из Кормчей «немногочисленными и фрагментарными. Советский историк права С. В. Юшков отметил преувеличенные свидетельства буржуазной литературы о заимствовании Уложением положений иноземного права, подчеркнув, что ссылками на использование византийского права составители стремились усилить авторитетность их законодательной деятельности. Привлечение архивных материалов позволило расширить представление о ходе работы над Уложением, что нашло отражение в ряде публикаций П. П. Смирнова, а в отношении источников Уложения - в работах М. А. Дьяконова, П. П. Смирнова (гл. XIX), С. Б. Веселовского (гл. XVIII и XXV).

Текст Уложения неоднократно издавался, преимущественно в учебных целях. В «Памятниках русского права» Соборному Уложению посвящен специальный шестой выпуск, где текст закона дан по Полному собранию законов Российской империи, отличному от первоначального текста. Соборное Уложение в ПСЗ подверглось некоторому редактированию. Кроме чисто орфографической правки были восполнены некоторые технические упущения. Первоначальный текст, впервые, был воспроизведен в издании

М Н. Тихомирова и П. П. Епифанова «Соборное уложение 1649 года. Учебное пособие». М., 1961. Как мы видим историография обширна, однако единственный обобщающий труд о нем принадлежит перу А. Г. Манькова - Соборное уложение 1649 года. Кодекс феодального права в России.- Л.,1980 .

Структура работы обусловлена целями, общим замыслом и логикой работы. Работа состоит из введения, трех разделов, заключения. Во введении дается обоснование выбора темы курсовой работы и ее актуальности, освещается методика исследования, проводится обзор литературы. В первом разделе большое внимание уделяется оценке исторических событий накануне 1649 г., что позволяет нам выявить основные причины принятия Уложения. Во втором разделе проводится анализ источниковой базы Соборного Уложения. В третьем разделе проводится анализ содержания и системы Уложения, что позволяет дать определенную оценку данному акту, а так же выявить особенности и отличия, от предшествующих памятников права. В заключении подводятся итоги и формулируются основные выводы.

соборный уложение право законодательство

Раздел I. Предпосылки принятия Соборного Уложения

В рассматриваемый период закончился процесс образования Русского централизованного государства и превращения его в сословно-представительную монархию. При Иване IV были уничтожены последние уделы, принадлежавшие его ближайшим родственникам. Этим был нанесен сильнейший удар по княжатам (потомкам удельных князей). Русское государство становилось многонациональным; вассалами московского царя сделались сибирские ханы, черкесские князья, шахмалы, калмыцкие тайши, ногайские мурзы. Вассалами признали себя грузинские цари (кахетинские и имеретинские). К концу XVII века определилась тенденция к полному включению вассальных государств в Русское царство.

Вместе с тем со времен Ивана Грозного усилилось значение царской власти, а дальнейшие попытки феодальной знати (оправившейся от удара, нанесенного ей Иваном Грозным) ограничить власть московских царей путем так называемых ограничительных записей оказались безуспешными. Включение в Соборное Уложение главы II «О Государской чести, и как его государское здоровье оберегать» свидетельствовало о возрастании роли царя в политической жизни страны. Преемство царского престола стало окончательно совершаться на основании принципа первородства и единонаследия. Признание царя Земским собором - «всей землей» - считалось необходимым условием законности царской власти.

Высшим законодательным и судебным учреждением была Боярская дума. Ее состав был неоднороден и неодинаков по численности. Первоначально Боярская дума состояла из представителей феодальной знати. Затем, во время борьбы царя с княжатами, она пополнилась представителями «худых (не боярских) родов»; с XVII века - служилыми людьми, представителями дворянства и детьми боярскими, которые выдвинулись в эпоху крестьянской борьбы. Они зарекомендовали себя надежными защитниками новой династии и нового строя. Число членов Боярской думы (бояр, окольничих, думских дворян, дьяков и прочих придворных разных чинов) увеличивалось с каждым царствованием. При Думе создавались комиссии для решения специальных вопросов.

Обладая значительной властью, Боярская дума была органом, практически во всем зависимым от царя: она не имела самостоятельной компетенции, ее решения обсуждались и выносились совместно с царем. Однако в ряде случаев Думе удавалось все же осуществлять свои решения без утверждения царя. Царь также иногда издавал указы без всякого участия Боярской думы. Дума была высшей судебной инстанцией. Она рассматривала дела политические и местнические, а также преступления по должности и являлась высшей апелляционной инстанцией для недовольных приказов. Наконец, Дума принимала участие в решении наиболее важных государственных вопросов, касающихся внутренней и внешней политики.

Власть Боярской думы приобретала особое значение в периоды междуцарствия, Дума становилась единственным постоянным органом власти. По мере развития абсолютизма Боярская дума постепенно превращалась в образование, лишенное политического значения.

Другим внешним органом власти являлся Земский собор - центральное сословно-представительное учреждение, которое не было постоянно действующим, а собиралось по мере надобности - для решения наиболее важных государственных вопросов: избрания царей, дачи руководящих указаний по вопросу о войне и мире, установления новых податей и налогов, а также для принятия особо важных законов.

Земские соборы состояли из трех основных частей - Боярской думы, Собора высшего духовенства и собрания представителей от людей всяких чинов, т. е. поместного дворянства и купечества. Право созыва Земского собора принадлежало царю или заменяющей его власти, т. е. Боярской думе, патриарху, временному правительству. О созыве Земского собора обычно посылалась грамота на имя воеводы, которую оглашали в главной церкви города. В ней указывалось, какое число выборных надлежит послать в Москву, и к какому сроку они должны явиться.

Заседания Собора обычно начинались торжественным открытием, где царем (или от его имени) прочитывалась речь, в которой объяснялись причины созыва Собора и формулировались вопросы, подлежащие решению. После открытия Земский собор приступал к обсуждению поставленных вопросов, для чего разделялся на составные части: Боярскую думу, Освещенный собор, собрание стольников, московских дворян, стрельцов. Родовые дворяне и посадские делились, в свою очередь, на статьи. Каждая часть Собора и каждая «статья» решала вопрос отдельно и формулировала свое решение в письменном виде. Решения эти сводились воедино на втором общем собрании. Обычно эти решения являлись только материалом, выводы из которого делались царем или Боярской думой.

Земские соборы первоначально были органами влияния поместного дворянства и верховного купечества. По мере роста классовых противоречий они стали ненужными и даже опасными для руководящей группы поместного дворянства, которое окончательно превратилось в правящий класс и добилось установления абсолютизма. Начало XVII века характеризуется политическим и экономическим упадком России. В значительной мере этому способствовали войны со Швецией и Польшей, закончившиеся поражением России в 1617 году.

Последствия войны, вылившиеся в упадке и разорении хозяйства страны, требовали срочных мер по его восстановлению, но вся тяжесть легла, главным образом, на черносотенных крестьян и посадских людей. Правительство широко раздает земли дворянам, что приводит к непрерывному росту крепостничества. Первое время, учитывая разорение деревни, правительство несколько уменьшило прямые налоги, зато выросли различного рода чрезвычайные сборы («пятая деньга», «десятая деньга», «казачьи деньги», «стрелецкие деньги» и т.д.), большинство которых вводилось почти непрерывно заседавшими Земскими соборами.

Однако, казна остается пустой и правительство начинает лишать денежного жалования стрельцов, пушкарей, городовых казаков и мелкий чиновный люд, вводится разорительный налог на соль. Многие посадские люди начинают уходить на «белые места» (освобожденные от государственных налогов земли крупных феодалов и монастырей), эксплуатация же остальной части населения увеличивается. В такой ситуации невозможно было избежать крупных социальных конфликтов и противоречий.

В начале царствования Алексея Михайловича начались бунты в Москве, Пскове, Новгороде и других городах. 1 июня 1648 года вспыхнуло восстание в Москве (так называемый «соляной бунт»). Восставшие в течение нескольких дней удерживали город в своих руках, разоряли дома бояр и купцов. Вслед за Москвой летом 1648 года развернулась борьба посадских и мелких служилых людей в Козлове, Курске, Сольвычегодске, Великом Устюге, Воронеже, Нарыме, Томске и других городах страны.

Между тем к 1 сентября 1648 г. в Москву созваны были выборные из всех чинов государства, служилых и торгово-промышленных посадских, выборные от сельских или уездных обывателей, как от особой курии, не были призваны. С 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушал составленный комиссией проект Уложения, и в то же время его читали выборным людям, которые к тому «общему совету» были призваны из Москвы и из городов, «чтобы то все Уложение впредь было прочно и неподвижно». Затем государь указал высшему духовенству, думным и выборным людям закрепить список Уложения своими руками, после чего оно с подписями членов собора в 1649 г. было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы «всякие дела делать по тому Уложению».

Активное участие собора в деле составления и утверждения Уложения не подлежит сомнению. В частности, 30 октября 1648 г. от дворян и посадских была представлена челобитная об уничтожения частных боярских церковных слобод и пашен вокруг Москвы и других городов, а также о возвращении городам перешедших к тем же боярам и монастырям тяглых городских имуществ внутри городов; предложение выборных было принято и вошло в XIX гл. Уложения. Около того же времени «выборные от веся земли» просили о возвращении в казну и раздаче служилым лицам церковных имуществ, неправильно приобретенных церковью после 1580г., когда всякое новое приобретение было уже ей воспрещено; закон в этом смысле введен в XVII гл. Уложения (ст. 42). Точно так же светские выборные, не находя управы на обиды со стороны духовенству просили подчинить иски на него государственным учреждениями; в удовлетворение этого ходатайства возникла XIII гл. Уложения (о монастырском приказе). Но главная роль собора состояла в утверждении всего Уложения. Обсуждение Уложения закончено в следующем 1649 г. Подлинный свиток Уложения, отысканный по приказанию Екатерины II Миллером, хранится ныне в Москве. Уложение есть первый из русских законов, напечатанный тотчас по утверждении его.2

Если непосредственной причиной создания Соборного уложения 1649 г. послужило восстание в 1648 г. в Москве и обострение классовых и сословных противоречий, то глубинные причины лежали в эволюции социального и политического строя России, и процессах консолидации основных классов - сословий того времени - крестьян, холопов, посадских людей и дворян - и начавшемся переходе от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Указанные процессы сопровождались заметным ростом законодательной деятельности, стремлением законодателя подвергнуть правовой регламентации возможно больше сторон и явлений общественной и государственной жизни. Интенсивный рост числа указов за период от Судебника 1550 года до Уложения 1649 года виден из следующих данных: 1550-1600гг. - 80 указов;1601-1610 гг. -17; 1611-1620 гг. - 97;1621-1630 гг. - 90; 1631-1640 гг. - 98; 1641-1948 гг. - 63 указа. Всего за 1611-1648 гг. - 348, а за 1550-1648 гг. - 445 указов.

Главнейшая причина принятия Соборного уложения заключалась в обострении классовой борьбы. Царь и верхушка господствующего класса, напуганные восстанием посадских, стремились в целях успокоения народных масс создать видимость облегчения положения тяглового посадского населения. Кроме того, на решение об изменении законодательства повлияли челобитные дворянства, в которых содержались требования об отмене урочных лет.

По самой цели самобытных нововведений, направленных к охране или восстановлению разрушенного Смутой порядка, они отличались московской осторожностью и неполнотой, вводили новые формы, новые приемы действия, избегая новых начал. Общее направление этой обновительной деятельности можно обозначить такими чертами: предполагалось произвести в государственном строе пересмотр без переворота, частичную починку без перестройки целого.2 Прежде всего, необходимо было упорядочить людские отношения, спутанные Смутой, уложить их в твердые рамки, в точные правила.

По установившемуся порядку московского законодательства новые законы издавались преимущественно по запросам из того или другого московского приказа, вызывавшимся судебно-административной практикой каждого, и обращались к руководству и исполнению в тот приказ, ведомства которого они касались. Там согласно с одной статьей Судебника 1550 г. новый закон приписывали к этому своду. Так основной кодекс подобно стволу дерева давал от себя ветви в разных приказах: этими продолжениями Судебника указные книги приказов. Надобно было объединить эти ведомственные продолжения Судебника, свести их в один цельный свод, чтобы избегнуть повторения случая, едва ли одиночного, какой был при Грозном: А. Адашев внес в Боярскую думу из своего Челобитного приказа законодательный запрос, который был уже решен по запросу из Казенного приказа, и дума, как бы позабыв сама недавнее выражение своей воли, велела казначеям записать в их указную книгу закон, ими уже записанный. Бывало и так, что иной приказ искал по другим закона, записанного в его собственной указной книге. Эту собственно кодификационную потребность, усиленную приказными злоупотреблениями, можно считать главным побуждением, вызвавшим новый свод и даже частью определившим самый его характер. Можно заметить или предположить и другие условия, повлиявшие на характер нового свода.

Необычайное положение, в каком очутилось государство после Смуты, неизбежно возбуждало новые потребности, ставило правительству непривычные задачи. Эти государственные потребности скорее, чем вынесенные из Смуты новые политические понятия, не только усилили движение законодательства, но и сообщили ему новое направление, несмотря на все старание новой династии сохранить верность старине. До XVII в. московское законодательство носило казуальный характер, давало ответы на отдельные текущие вопросы, какие ставила правительственная практика, не касаясь самых оснований государственного порядка. Заменой закона в этом отношении служил старый обычай, всем знакомый и всеми признаваемый. Но как скоро этот обычай пошатнулся, как скоро государственный порядок стал сходить с привычной колеи предания, тотчас возникла потребность заменить обычай точным законом. Вот почему законодательство получает более органичный характер, не ограничивается разработкой частных, конкретных случаев государственного управления и подходит все ближе к самым основаниям государственного порядка, пытается, хотя и неудачно, уяснить и выразить его начала. Таким образом, создание Соборного Уложения с социально-исторической точки зрения явилось следствием острой и сложной классовой борьбы и непосредственным результатом восстания 1648 года.

Раздел II. Источники Соборного Уложения

Уложение составлялось наспех, кое-как и сохранило на себе следы этой спешности. Не погружаясь в изучение всего приказного материала, комиссия ограничилась основными источниками, указанными ей в приговоре 16 июля.

Источники Уложения отчасти были указаны законодателем при назначении редакционной комиссии, отчасти взяты самими редакторами. Этими источниками были:

) Судебник царский и указные книги приказов; первый составляет один из источников Х гл. Уложения - «о суде», которая, кроме того, по всей вероятности, черпала из указанных книг приказ. Указанные книги послужили источниками каждая для соответствующей главы Уложения. Эти указные книги - самый обильный источник Уложения. Целый ряд глав свода составлен по этим книгам с дословными или измененными выдержками: например, две главы о поместьях и вотчинах составлены по книге Поместного приказа, глава «О холопье суде» - по книге приказа Холопьего суда, глава «О разбойниках и о татиных делах»... по книге Разбойного приказа.

) Источники Уложения греко-римские взяты из Кормчей, а именно из Эклоги, Прохирона, новелл Юстиниана и правил Василия В.; из них более обильным источником был Прохирон (для гл. Уд. X, XVII и XXII); новеллы послужили источником 1 гл. Ул. («о богохульниках»). Вообще же заимствования из кормчей немногочисленны и фрагментарны и иногда противоречат постановлениям, взятым из русских источников о том же самом предмете и включенным в то же Уложение (ср. Ул. XIV гл., ст. 10 гл. XI, ст. 27). Многие черты жестокости уголовного права проникли в Уложение из кормчей.

) Важнейшим источником Уложения был Литовский статут 3-й редакции (1588 г.). Заимствования из статута отменены (но далеко не все) на подлинном свитке Уложения. Путь для заимствований был облегчен тем, что уже раньше (как уже было сказано) приказные дьяки брали и переводили из статута некоторые пригодные артикулы. Способ заимствования разнообразен: иногда заимствуется содержание статута буквально; иногда берется только система и порядок предметов; иногда заимствуется только предмет закона, а решение дается свое; большей частью Уложение дробит один артикул на несколько статей. Заимствования из статута иногда вводят в Уложение погрешности против системы и даже разумности узаконений.

Но вообще статут как памятник также русского права, весьма сходный с Русской Правдой, может быть признан почти местным источником Уложения. Несмотря на такое множество заимствований из чужих источников. Уложение есть не компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу старомосковского права, чем он совершенно отличается от переводных законов XVII в. В сохранившемся подлинном свитке Уложения встречаем неоднократные ссылки на этот источник. Составители Уложения, пользуясь этим кодексом, следовали ему, особенно при составлении первых глав, в расположении предметов, даже в порядке статей, в подборе казусов и отношений, требовавших законодательного определения, в постановке правовых вопросов, но ответов искали всегда в своем туземном праве, брали формулы самых норм, правовых положений, но только общих тому и другому праву или безразличных, устраняя все ненужное или несродное праву и судебному порядку московскому, вообще перерабатывали все, что заимствовали. Таким образом. Статут послужил не столько юридическим источником Уложения, сколько кодификационным пособием для его составителей, давал им готовую программу.

) Что касается новых статей в Уложении, то их, вероятно, немного; надо думать, что комиссия (до собора) сама не составляла новых узаконений (кроме заимствований).1

На комиссию возложена была двоякая задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующие законы, разновременные, не соглашённые, разбросанные по ведомствам, и потом нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Вторая задача была особенно трудна. Комиссия не могла ограничиться собственной юридической предусмотрительностью и своим правовым разумением, чтобы установить такие случаи и найти нормы для их определения. Необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить правовой разум народа, а также практику судебных и административных учреждений; по крайней мере, мы так посмотрели бы на такую задачу. В первом деле комиссии могли помочь своими указаниями выборные; для второго ей надобно было пересмотреть делопроизводство тогдашних канцелярий, чтобы найти прецеденты, «примерные случаи», как тогда говорили, чтобы видеть, как решали не предусмотренные законом вопросы областные правители, центральные приказы, сам государь с Боярской думой. Предстояла обширная работа, требовавшая долгих и долгих лет. Впрочем, до такого мечтательного предприятия дело не дошло: решили составить Уложение ускоренным ходом, по упрощенной программе.1

Значит, этот довольно обширный свод составлен был всего в полгода с чем-нибудь. Чтобы объяснить такую быстроту законодательной работы, надобно припомнить, что Уложение составлялось среди тревожных вестей о мятежах, вспыхивавших вслед за июньским московским бунтом в Сольвычегодске, Козлове, Талицке, Устюге и других городах, и заканчивалось в январе 1649 г. под влиянием толков о готовившемся новом восстании в столице. Торопились покончить дело, чтобы соборные выборные поспешили разнести по своим городам рассказы о новом курсе московского правительства и об Уложении, обещавшем всем «ровную», справедливую расправу.

Раздел III. Содержание и система Уложения

Уложение начинается предисловием, в котором утверждается, что оно составлено «по государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людям, от большего и до меньшего чину, суд и расправа был во всяких делах всем ровна земского великого царственного дела». 3 октября 1649 г, царь вместе с Думой и духовенством слушал Уложение, выборным людям оно было «чтено». Со списка «Уложения был список в книгу, слово во слово, и с тое книги напечатана сия книга".

Итак, Соборное уложение состояло из 25 глав, включавших в себя 967 статей. В этом большом по объему памятнике феодального права были систематизированы на более высоком уровне юридической техники правовые нормы, действовавшие ранее. Кроме того, имелись и новые правовые нормы, появившиеся главным образом под давлением дворянства и чернотяглых посадов. Для удобства главам предшествует подробное оглавление, указывающее содержание глав и статей. Система довольно беспорядочная, усвоенная Уложением, в 1-й части кодекса копирует систему статута. Первая глава Уложения («о богохульниках и церковных мятежниках»)1 рассматривает дела о преступлениях против церкви (9 статей), в которых наказывается смертью «хула» против бога и против богородицы тюремным же заключением - бесчинное поведение в церкви. Глава вторая («о государьской чести и как его государьское здоровье оберегать», 22 статьи) говорит о преступлениях против царя и его властей, называя их «изменой». К ней примыкает глава третья («о государева дворе, чтоб на государевом дворе ни от кого какова бесчинства и брани не было", 9 статей) со строгими наказаниями за ношение оружия на дворе и прочее.

«о денежных мастерах которые учнут делати воровские деньги». В главе шестой (6 статей) сообщается «о проезжих грамотах в и(ы)ные государьства». Близко связны с ними по содержанию следующие главы: седьмая («о службе всяких ратных людей Московского государьства», 32 статьи) и восьмая («о искуплении пленных», 7 статей).девятой главе говорится «о мытах и о перевозех и о мостах» (20 статей). Собственно с десятой главы («о суде», 277 статей) начинаются наиболее важные постановления Уложения. К этой статье примыкает глава 11 («суд о крестьянех», 34 статьи), глава 12 («о суде патриарших приказных, и дворовых всяких людей, и крестьян», 3 статьи), глава 13 («о монастырском приказе», 7 статей), глава 14 («о крестном целовании», 10 статей), глава 15 «о вершеных делах», 5 статей).

Глава 16 («о поместных землях», 69 статей) объединен общей темой с главой 17 «о вотчинах» (55 статей). Глава 18 говорит «о печатных пошлинах» (71 статья). 19 глава носит название «о посадских людех» (40 статей). Глава 20 заключает «суд о холопех» (119 статей), глава 21 говорит «о розбойных и татиных делех» (104 статьи), 22 глава заключает в себе «указ за какие вины кому чинити смертная казнь и за какие вины смертию не казнити, чинити наказние» (26 статей). Последние главы -23 («о стрельцах», 3 статьи), 24 («указ о атаманах и о казакех», 3 статьи), 25 («указ о корчмах», 21 статья) - очень кратки.

Все главы Уложения могут быть разделены на пять групп: 1) I-Х составляют тогдашнее государственное право, здесь ограждается богопочтение (I), личность государя (II) и честь государева двора (III), воспрещается подделка государственных актов (IV), монеты и драгоценных вещей (V), что включено сюда потому, что поселку монеты статут считал преступлением против величества; здесь же паспортный устав (VI), устав военной службы и вместе с ним специальное военно-уголовное уложение (VII), законы о выкупе пленных (VIII) и, наконец, о мытах и путях сообщения (IX).

) Гл. Х-ХV содержат устав судоустройства и судопроизводства; здесь (в гл. X) изложено и обязательное право.

) Гл. ХVI -ХХ - вещное право: вотчинное, поместное, тяглое (гл. XIX) и право на холопов (XX).

) Гл. ХХI-XXII составляют уголовное уложение, хотя и во все прочие части Уложения вторгается уголовное право.

) Гл. XXIII-XXV составляют добавочную часть.1

Принятие Соборного уложения 1649 г. - значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством. В этом законе регулировались не отдельные группы общественных отношений, а все стороны общественно-политической жизни того времени. В связи с этим в Соборном уложении 1649 г. нашли отражение правовые нормы различных отраслей права. Система изложения этих норм, однако, была недостаточно четкой. Нормы разных отраслей права часто объединялись в одной и той же главе.2

Соборное Уложение 1649 г. во многих отношениях отличается от предшествующих ему законодательных памятников. Судебники XV-XVI вв. представляли собой свод постановлений преимущественно процедурного, процессуального свойства.

Уложение 1649 г. значительно превосходит предшествующие памятники русского права прежде всего своим содержанием, широтой охвата различных сторон действительности того времени - экономики, форм землевладения, классово-сословного строя, положения зависимых и не зависимых слоев населения, государственно-политического строя, судопроизводства, материального, процессуального и уголовного прав.

Второе отличие - структурное. В Уложении дана довольно определенная систематика норм права по предметам, которые расположены таким образом, что легко могут быть объединены по разновидностям права - государственное военное, правовое положение отдельных категорий населения, поместное и вотчинное, судопроизводство, гражданские правонарушения и уголовные преступления.

Третье отличие, как прямое следствие первых двух, состоит в неизмеримо большом объеме Уложения в сравнении с другими памятниками. Наконец, Уложению принадлежит особая роль в развитии русского права вообще. И Русская Правда, и судебники прекратили свое существование, сказав на Уложение в сравнении с другими его источниками (например, указными книгами приказов) довольно скромное влияние, Уложение же как действующий кодекс, хотя и дополняемое многими новыми установлениями, просуществовало свыше двухсот лет.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сказать, что в техническом отношении, как памятник кодификации, Соборное Уложение не перегнало старых судебников, то как памятник законодательству, Уложение сделало значительный шаг вперед сравнительно с ними: Уложение гораздо шире Судебников захватывает область законодательства, оно пытается проникнуть в состав общества, определить положение и взаимные отношения его классов, говорит о служилых людях и служилом землевладении, о крестьянах, о посадских людях, холопах, стрельцах и казаках, но главное внимание обращено на дворянство, как на господствующий военно-служилый и землевладельческий класс: почти половина всех статей Уложения прямо или косвенно касается его интересов и отношений.

Заключение

Уложение явилось результатом значительной по масштабам законодательной деятельности в области создания унифицированного права. Оно в определенной степени представляет собой кодекс национального права России первой половины XVII века. Его важное значение определяется в первую очередь тем, что впервые в истории русского законодательства в светскую кодификацию были включены преступления против религии, ранее находившиеся в юрисдикции церкви. В системе преступлений они были поставлены на первое место. Подобный пересмотр системы имел двоякое значение: с одной стороны, церковь как основная идеологическая сила и ценность занимала в ней особое место, что свидетельствовало о росте ее влияния, с другой - принятие церкви под защиту государственных институтов и законов указывало на их приоритет в политической системе, развивающиеся по пути к абсолютной монархии.

Так же впервые в истории русского законодательства дано систематическое описание государственных преступлений и определен процесс по ним. Таким преступлениям предан политический характер; они квалифицируются как измена государю и Русскому государству, а их целью признается стремление самому быть государем (самозванно). В особый разряд выделены военные преступления, основными из которых считались переход на сторону неприятеля и любые формы сношения с ним. Впервые введено понятие умысла и наказание за него.

В Уложении уточнено понятие «преступления» как противления царской власти и правопорядку, установленному государством, и даны стадии преступления: умысел, покушение на преступление и совершение преступления. Впервые в истории русского законодательства дана классификация преступления (антигосударственные, против церкви, уголовные, гражданские правонарушения). По систематике преступлений и их правовой квалификации Соборное Уложение - несомненный шаг вперед. Из уголовных преступлений большее внимание уделено убийству. Санкция определялась в зависимости от наличия умысла или его отсутствия, социального лица преступника и потерпевшего и место совершения преступления (в церкви, в царском дворе или вне этих мест). Увечье побои и членовредительство наказывались физически, не исключая принципа талиона, а также возмещение бесчестья. Крупнейшими преступлениями считались разбой и татьба. Разбой как более опасный вид преступления наказывался суровее чем татьба.

Получено дальнейшее развитие вменения вины. Уложение закрепило возникновение в законодательстве предшествующего периода понятие умысла, неосторожности, случайности, хотя не было еще сколько-нибудь четкого разграничения. Были введены обстоятельства, влияющие на определение степени виновности или на ее устранение, - необходимая оборона, крайняя необходимость. Однако применение средств самообороны и ее последствия не ставились в связь со степенью опасности. Отягчающими вину обстоятельствами признавалась повторность преступления. Получили более подробную чем в судебниках, разработку вопросы соучастия в преступлении. Выделяется главный виновник от пособников, укрывателей и недоносителей, попустителей. Наконец, в отличие от ранней стадий развития русского права, уголовная ответственность ложилась теперь на все прослойки населения.

Цели наказания по Соборному Уложению различны. Во-первых, не чужды цели, которыми руководствовалась власть времен Русской Правды - это возмездие и имущественные выгоды. Принцип наказания, который присущ Уложению 1649 г. с большою основательностью есть возмездие. внешнее или материальное, т.е. воспроизведения в состав наказания состава преступления, или лишение преступника того блага, которого он лишил другого. Принцип материального соответствия наказанию преступления можно видеть в казни сожжением за поджог, в залитии горла расплавленным металлом за фальшивомонетчество. Тот же принцип материального возмездия появляется в направлении казни на тот орган, которым совершается преступление: за кражу - отсечение руки, за лжеприсягу - урезание языка. Именно этим началом внешнего возмездия объясняется в некоторых случаях явное нарушение внутреннего соответствия между тяжестью преступления и тяжестью наказания. Но принцип материального возмездия не может считаться не только единственным, но и главным принципом. Вторая цель наказания, унаследованная из Русской Правды, это имущественные выгоды. Сюда нужно отнести только те виды наказания, которые избраны и установлены по имущественным соображениям, т.е. пеня, конфискация, ссылка. Этими двумя древнейшими целями отнюдь не исчерпываются карательные задачи: напротив, уголовное право по Соборному Уложению отличается от уголовного права Русской Правды и судебных грамот именно новыми карательными задачами чисто государственного характера. Эти задачи состоят в защите общества от преступников и преступлений. Таким образом, как действующий свод права своего времени, Уложение 1649 года служит значительным памятником юридической мысли. В нем обобщены и систематизированы основные принципы деятельности законодательно-правовой и судебной сфер социально-политической и хозяйственной жизни России середины XVII века. Уложение отразило характерные черты начального этапа перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. С Уложением связан определенный этап централизации государственного, государственно-административного и судебного аппарата, унификации правовых и судебно-процессуальных норм его деятельности.

Список источников и литературы

История государства и права / Под редакцией Чистякова О.И. и Мартисевича И. Д. - М.: Просвещение. - 1985

Керимов Д. А. Политическая история России. Хрестоматия для вузов. - Москва: Аспект пресс. 1996.

Ключевский В. О. Русская история: Полный курс лекций. В трех книгах. - Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 1998

Маньков А. Г. Уложение 1649 года. Кодекс феодального права. М., 1980.

Развитие русского права во второй половине XVII-XVIII вв. М., 1992.

Рогов В. А. Уголовные наказания и репрессии в России XV-XVII вв. М., 1992.

Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. Т. 3: Акты Земских соборов / Под общей редакцией О. И. Чистякова. М., 1995.

Смоленский Н.И. Теория и методология истории. - М., 2007,

Софроненко К. А. Соборное Уложение 1649 года - кодекс Русского феодального права. М., 1958.

Тихомиров М. Н., Епифанов П. П. Соборное Уложение 1649 года. М., 1961. (<http://www.hrono.ru/dokum/1600dok/1649_00.php>)


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!