Метанол

  • Вид работы:
    Доклад
  • Предмет:
    История техники
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    6,49 kb
  • Опубликовано:
    2009-01-12
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Метанол

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ К СЕМЕЙНО-БРАЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ ДЕВУШЕК

План

1.   ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИК СЕМЕЙНО-БРАЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ ДЕВУШЕК

1.1 Выявление базовых категорий, характеризующих сущность процесса психологической подготовки девушек к семейно-брачным отношениям

1.2 Анализ существующего опыта подготовки молодежи к семейно-брачным отношениям в отечественной педагогической практике

1.3 Факторы, влияющие на формирование психологической готовности и подготовку

Выводы по 1 главе

Литература

Введение

Актуальность темы исследования. Молодежь определяет будущее общества. В связи с этим тенденции и перспективы развития молодежи представляют для общества большой интерес и практическое значение. Особенно важным является отношение девушек к браку и семье.

В современном обществе ценность семьи и брака снижена в силу разных причин. Среди которых либерализация взглядов на характер половых отношений; девальвация многих моральных ценностей, связанных с отношениями между людьми, смещение функциональных обязанностей между членами семьи, финансовая самостоятельность и, как следствие, обособленность членов семьи друг от друга и т.д.

Трансформация ролевых отношений в семье является важнейшей стороной современной перестройки брачно-семейных отношений. Неопределенность норм, регулирующих в настоящее время брачно-семейные, в том числе ролевые отношения, ставит перед современной семьей ряд социально-психологических проблем. Важнейшими из них являются проблемы «выбора» каждой семьей способа ролевого взаимодействия и формирования отношения членов семьи к разным сторонам ролевого поведения в семье.

В различных странах и различных культурах на протяжении своего развития складываются собственные традиции, нормы поведения и они, в том числе, касаются такой ячейки общества как семья. На территории Российской Федерации с каждым годом растет количество семей, которые рано или поздно распадаются.

Данный вопрос является волнующим, в связи с чем он подвергается постоянному мониторингу. По разводам проводят различные опросы, исследования, которые в дальнейшем структурируются в статистику. Статистикой по количеству браков и разводов на территории России занимается Федеральная служба государственной статистики. Можно  сделать вывод, что количество зарегистрированных браков в течение 5 лет практически держится на одном уровне. В течение 5 лет, количество разводов колеблется от 600-700 тыс. Если рассчитывать количество разводов на 1000 человек населения, то получается около 4,7.

Исходя из данных статистики по бракам и разводам получаем то, что половина из заключенных браков распадается. Статистика весьма и весьма неутешительная и данная тенденция становится привычной для России. 

Крепкая, здоровая семья – залог здорового общества и крепкого государства. Поэтому общество заинтересовано в подготовке молодого поколения к созданию семьи. Устойчивость брачно-семейных отношений в современном мире приобретает особое значение, поскольку сегодняшняя жизнь, с ее стрессами и экономическими трудностями, не способствует стабильности и гармонии в супружеских отношениях. В связи с этим готовность к браку, все чаще становится предметом исследовании психологов (Т.М. Афанасьева, А.А. Бодалев, В.Н. Дружинин, Я.Л. Коломинский, Н.Н. Обозов, Э.Г. Эйдемиллер, Л.Б. Шнейдер и др.), педагогов (А.В. Мудрик, Ю.В. Василькова, Т.А. Василькова, М.А. Галагузова, Л.В. Мардахаев, Т.А Куликова, О.Л. Зверева, А.Н.Ганичева, О.С. Газман, С.Д. Поляков, И. П. Подласый и др.), социологов (А.С. Власенко, В.И. Добрынина, Ю.А. Зубок, Т.В. Ищенко, А.И. Ковалева, В.Т. Лисовский, Л.В. Топчий и др.).

Таким образом, актуальность нашего исследования обусловлена наличием двух противоречий:

1.  Противоречие между востребованностью в брачно-семейных отношениях в молодежной среде и низкой сформированностью психологической неготовности девушек к супружеским отношениям.

2.  Противоречие между востребованностью сформированной психологической готовности в брачно-семейных отношениях девушек20-25 лет и отсутствием программ по подготовке девушек данной возрастной категории к семейной жизни.

Цель исследования – разработка обоснованной программы формирования психологической готовности к брачно-семейным отношениям девушек.

Объект исследования – брачно-семейные отношения.

Предмет исследования: психолого-педагогические условия формирования психологической готовности девушек 21-23 лет к брачно-семейным отношениям.

Гипотеза исследования:уровень психологической готовности девушек в возрасте 21-23 лет будет успешно повышаться при соблюдении следующих психолого-педагогических условийего формирования:

1. психологическаяготовность девушек к брачно-семейным отношениям, под которой понимается степень сформированности комплекса нравственно-психологических качеств зрелой личности, основанных на адекватном восприятии совокупности требований, обязанностей, социальных стандартов поведения, которыми регламентируется семейная жизнь;

2. принцип использования имеющегося положительного жизненного опыта (прежде всего социального и профессионального).

Задачи исследования:

1. Анализ психолого-педагогической литературы по проблеме психологическойподготовки девушек к семейно-брачным отношениям

2. Обосновать психолого-педагогические условия и с их учетом разработать и реализовать программу по формированию повышения уровня психологической подготовки девушек к семейно-брачным отношениям

3. Опытным путем проверить эффективность психолого-педагогических условий формирования уровняподготовки и программыпо формированию повышения уровня психологической подготовкидевушек к семейно-брачным отношениям.

Теоретической основой исследования послужили труды таких-то отечественных и зарубежных авторов, какВ.А.Сухомлинский, Ш.А.Амонашвили, А.Г.Хрипкова, И.В.Гребенников, А.Г.Ахвердов, Е.Д.Марьясис, Э.М.Черепова и др. Опыт нравственной подготовки к созданию семьи обобщался в исследованиях В.И.Барского, ЛЛ.Верб, С.И.Голод, Е.Ф.Ильяной, О.Р.Кунц, В.В.Макаева, А.Т.Суворовой, Е.И.Томской, Л.Н.Тимошенко, С.В.Шаповаловой, Б.Л.Вульфсон, В. Райх, А. Керкгоффа и К. Дэвиса и др.

.

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИК СЕМЕЙНО-БРАЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ ДЕВУШЕК

1.1 Выявление базовых категорий, характеризующих сущность процесса психологической подготовки девушек к семейно-брачным отношениям

Чтобы понять современное состояние брака, осмыслить основные тенденции развития брачно-семейных отношений и выработать стратегию помощи семье, необходимо знать о тех изменениях, которые происходили на протяжении долгой истории. Готовность к семейной жизни – важнейший показатель социальной зрелости и психического здоровья людей. Отсутствие этой готовности у человека – источник его личностной и общественной нестабильности. Предварить эту проблему необходимо еще на ступени раннего юношеского возраста, наиболее восприимчивого для формирования ценностных установок. 

Семейно-брачные отношения рассматриваются исследователями в качестве важного аспекта проблемы психологической готовности подрастающегопоколения к браку. Готовность девушек к браку – один из факторов, определяющих стабильность молодых семей – предполагает формирование реализации определенного семейно-брачного поведения.

Подготовка к семейной жизни – важнейшее направление семейного и внесемейного воспитания, сферы деятельности общей и социальной педагогики. Проблемы пола, брака и семьи являются, с одной стороны, существенной и значимой частью бытия человека, с другой – теми или иными своимисторонами входят в предметные области различных научных и прикладныхдисциплин – обществоведческих, медико-биологических, психолого-педагогических.

Несмотря на широкую распространенность понятия «готовность» в педагогических работах, теоретическое и экспериментальное исследование готовности личности к определенному роду деятельности или состоянию в настоящее время затруднено тем, что нет общепризнанной точки зрения по вопросу, что такое готовность и какие, собственно, характеристики свидетельствуют оеесформированности у личности.

«Психологический словарь» под редакцией В.В. Давыдова содержит следующее определение понятия готовности: «Психологическая готовность к действию – состояние мобилизации всех психофизиологических систем человека, обеспечивающих эффективное выполнение определенных действий.[5]

Понятие психологической готовности имеет несколько смысловых оттенков:

1) вооруженность человека необходимыми для успешного выполнения действий знаниями, умениями, навыками;

2) готовность к экстренной реализации имеющейся программы действий в ответ на появление определенного сигнала;

3) согласие на решимость совершить какое-то действие.

Таким образом, готовность определяют как условие успешного выполнения деятельности, как избирательную активность, настраивающую организм, личность на будущую деятельность.

Различают временную (ситуативную) и долговременную (устойчивую) готовность (Л.С. Нерсесян, В.Н. Пушкин); функциональную и личностную (Ф.Т. Гецов, Б.Ф. Пуни); психологическую и практическую (Ю.К. Васильев, Б.Ф. Райский); общую и специальную (Б.Г. Ананьев) готовность и т.д.[7]

Известный мастер психоанализа З. Фрейд считал, что в основе появления семьи лежит гаремная семья, в которой вождь контролирует все сексуальные контакты. По его мнению, боязнь кровосмешения и стала причиной экзогамии. Он большое внимание уделял детским переживаниям, которые оказывают большое влияние на деятельность человека в будущем.

З. Фрейду принадлежит теория брачного партнера, основанная на предположении о влечении, которые дети испытывают к родителям противоположного пола. З.Фрейд пишет, что «половое влечение взрослого образуется благодаря соединению многих душевных движений детской жизни воедино», и поэтому при выборе объекта человек руководствуется детскими воспоминаниями: «Особенно мужчина ищет объект под влиянием воспоминаний о матери, поскольку они владеют им с раннего детства. При таком значении детских отношений к родителям для выбора объекта в будущем легко понять,что всякое нарушение этих детских отношений имеет самые тяжелые последствия для сексуальной жизни в этом возрасте. Раздоры между родителями, их несчастливый брак обуславливают самое тяжелое предрасположение к нарушению сексуального развития или невротическому заболеванию детей».

В каждом зафиксированном им отклонении от нормальной сексуальной жизни Фрейд видел «задержку в развитии и инфантилизм». Большое значение 3. Фрейд придавал нормальному течению сексуальной жизни, говоря о том, что всякая «ранняя сексуальная деятельность понижает способность ребенка поддаваться воспитанию», «неограниченная половая свобода с самого начала не приводит к лучшим результатам». Таким образом, ученый, подчеркивая роль сексуальных переживаний на развитие личности, большое внимание уделял половому воспитанию девушек.[12]

Ценностно-смысловые ориентации личности формируются и развиваются в процессе социализации. На разных этапах социализации их развитие неоднозначно и определяется факторами семейного и институциализированного воспитания и обучения, профессиональной деятельностью, общественно-историческими условиями.

Исходя из рассмотренного понятия семьи и опираясь на теоретическое обоснование понятия ценности, можно выделить основные ценности семьи: ценности, связанные с самоутверждением личности среди ближайшего окружения; ценности, удовлетворяющие потребность в отцовстве и материнстве; ценности, связанные с удовлетворением потребности в любви и признании; ценности, удовлетворяющие физиологические потребности (сексуально-интимные отношения супругов); ценности, позволяющие чувствовать относительную стабильность и защищенность; ценности, удовлетворяющие потребность в общении и расширяющие его круг; ценности, дающие возможность удовлетворять прагматические потребности.

Проведя качественный анализ ценностей, необходимо подчеркнуть их гуманистическую сущность. Именно гуманистический идеал – человек как высшая ценность – определяет смысл и назначение семейной жизни, а ее ценности отражают признание гуманистических общечеловеческих идеалов (добра, справедливости, взаимопомощи, милосердия и т. д.). В семье и браке ориентация на человека как высшую ценность может реализоваться в развертывании различных личностных смыслов, связанных с идеей служения другому человеку, с самореализацией человека как личности во взаимодействии с другими людьми.

Осознание ценностей порождает ценностные представления, а на основе ценностных представлений создаются ценностные ориентации, которые, в свою очередь, и представляют собой осознаваемую часть системы личностных смыслов. Задача подготовки юношей и девушек к семейным отношениям – помочь им осознать эти ценности, сформировать личностную мотивацию семейного поведения.

Таким образом, для дальнейшего развития современной семьи как ценностного социального института, ее стабильности и благополучия необходимо систематически и целенаправленно педагогически воздействовать на ценностное содержание представления о семье у старших учащихся и тем самым формировать общую готовность к семейной жизни.

Становление готовности к семейной жизни – это сложный интегративный процесс, вбирающий в себя множество спонтанных и, при желании, волевых усилий не только самой личности, но и ее окружения. Следовательно, должны быть созданы социально-педагогические условия, активизирующие процесс становления готовности старших учащихся к семейной жизни в условиях деятельности психолого-педагогического отделения реабилитационного центра.

По мнению психологов, готовность личности к браку, предполагает, сформированность у человека определенных личностных характеристик. Так, исследователи отмечают, что для успешных семейно-брачных отношений удевушек должно быть наличие следующих личностных качеств:

- формирование определенного нравственного комплекса – готовности личности принять на себя новую систему обязанностей по отношению к своему брачному партнеру, будущим детям;

- подготовленность к межличностному общению и сотрудничеству;

- способность к самоотверженности по отношению к партнеру (включая способность к соответствующей деятельности, основанной прежде всего накачествах и свойствах альтруизма любящего человека);

- наличие качеств, связанных с проникновением во внутренний мир человека – эмпатийный комплекс;

- высокая эстетическая культура чувств и поведения личности;

- умение разрешать конфликты конструктивным способом, способность к саморегуляции собственной психики и поведения;

- готовность к реализации семейных отношений.

Ряд авторов считает, что важной составляющей подготовки девушек к семейно-брачным отношениям является зрелость, проявляемая в различных ипостасях. Авторы (Т.В. Андреева, И.В. Гребенников иВ.А. Сысенко) выделяют три основные ступени готовности к браку:

1. Физическая зрелость. Принято считать, что наступление брачного возраста означает завершение физического развития человека. И действительно, рост, масса тела, окружность грудной клетки, мышцы по своим размерамприближаются к размерам взрослого человека.

В юношеском возрасте завершается пубертатный период, то есть периодполового созревания. Физиологи считают его одним из наиболее ответственных в жизни человека. Это означает способность девушек к зачатиюребёнка без ущерба для своего здоровья и ещё способностьвыносить и родить здорового ребёнка. Конечно, половая зрелость – одна изважнейших основ супружества. Но половая зрелость ещё не показатель социальной и психологической готовности к браку. Не означает она и готовностик гармоничной сексуальной жизни в браке. А ведь необходима ещё и этическая, и экономическая готовность к семейной жизни, не обойтись и без овладения азбукой воспитания детей, самовоспитания. Поэтому непросто определить, кто из двадцатилетних уже социально и морально готов к браку, а кто ещё смотрит на взрослую жизнь глазами ребёнка.

2. Социальная зрелость. Среди принятых в обществе показателей социальной готовности к созданию семьи авторы перечисляют следующие: завершение образования, приобретение профессии или продолжение получения высшего образования, начало самостоятельной трудовой деятельности. Сэтим неразрывно связана социально-экономическая готовность к браку,суть которой состоит в возможности девушексамостоятельно обеспечить себя и свою семью.

3. Этико-психологическая готовность к браку. Ключевой предпосылкой гармонии супружества и прочности семьи является этико-психологическаяготовность вступающих в брак. Она включает очень многие факторы, которые взаимодействуют между собой. Юношу или девушку нельзя считатьподготовленными к браку, если у них не сформирован идеал современнойсемьи, если они не имеют ясного представления о том, зачем вступают вбрак, чего ждут от семьи, какие семейные отношения хотят построить, какиеобязанности на них налагает супружество, родительство. Будущие супругидолжны быть готовы к тому, чтобы сознательными совместными усилиямисоздать благоприятные условия для жизни семьи, для каждого ее члена.[30]

С семьёй человек, как правило, связывает своё стремление быть счастливым. И очень важно уже с раннего детства активно прививать детям правильное представление о личном счастье. В основе этого представлениядолжно быть понимание того, что оно невозможно без дружной семьи, бездетей, без умения делать людям добро, быть трудолюбивым. На отношениямежду супругами, на характер семейной жизни определённое влияние оказывают мотивы вступления в брак. Осознание их – важный показатель этикопсихологической готовности к семейной жизни.

В современном обществе нередко возникает мнение о том, что никакой подготовки к семейной жизни вести не нужно, поскольку, во-первых, семьяизменяется, перестает быть традиционно стабильным институтом с заданными социальными ролями, и не нужно пытаться придерживаться той консервативной модели отношений между мужчинами и женщинами, которые существовали прежде. И, во-вторых, процесс подготовки семьянина всегдапротекал стихийно, но был от этого не менее продуктивным, а потому нет необходимости что-то менять.

Таким образом, вопросы готовностидевушек к семейно-брачным отношениям и процесс ее формирования волновали мыслителей с древнейшихвремен. Однако, наиболее активно вопросы целенаправленной подготовки девушек к браку начали подниматься в ХХ веке. Понимание готовности к семейной жизни напрямую коррелируется с процессом подготовки подрастающих поколений к супружеству, а потому на сегодняшний день сформировалось несколько десятков концепций, рассматривающих этот процесс. В каждом из подходов существуетрациональное начало, требующее реализации. Только комплексно используявсе виды воспитания и методы формирования личности можно достичь того,что она сможет создать стабильную и крепкую семью.

До сих пор нет единой точки зрения по термину «психологическая готовность». Большая часть авторов склоняется к мнению о том, что психологическая готовность:

- основными компонентами психологической готовности к браку являются: ценностные ориентации, брачная мотивация, представления о супружеской иерархии, супружеские установки и ожидания, представления о супружеских отношениях. Каждый компонент имеет собственную психологическую структуру;

- уровень психологической готовности к браку на разных этапах периода взрослости определяется уровнем сформированности и структурной организацией ее компонентов;

- основными факторами, влияющими на психологическую готовность к браку, являются возраст человека, его половая принадлежность, наличие постоянного партнера и опыт совместной жизни с партнером.

Итак, нами выявлено, что основнымиаспектами психологической готовности к вступлению в брак являются: личностно-мотивационные характеристики, ценностные ориентации, эмоционально-волевую сферу и другие. Педагогическая готовность к созданию семьи включает в себя наличие необходимых педагогических знаний, умений и навыков, хозяйственно-экономические умения и навыки в домашнем быту.


1.2 Анализ существующего опыта подготовки молодежи к семейно-брачным отношениям в отечественной педагогической практике

Конец двадцатого века был ознаменован кризисом типичной патриархальной семьи, для которой было характерна жесткая иерархия, безусловное подчинение мужчине, тесная межпоколенная связь.

Современная семья переживает сложный этап эволюции. Изменяются формы семейных отношений, иными становятся система власти, ответственности и эмоциональной близости членов семьи; пересматриваются гендерные аспекты супружеских ролей, неоднозначным становится статус младших и старших членов семьи.

Семья являлась объектом конкретных исследований многих педагоговпервой трети ХХ века – И. Асьямова, Э. Аркина, К. Веселовской, С. Вольфсона, А. Гельмонта, Б. Куфаева, П. Люблинского, С. Моложавого и др.[31]

В обозначенный период особое внимание педагогов было уделено семье и воспитанию семьянина, особенно половому и нравственному. На страницах журналов «Вестник воспитания», «Педагогическое образование», «Современный мир», «Русская мысль» педагоги, литераторы, публицисты дискутировали по вопросам целей воспитания, совместимости интересов общества и личности. Предметом обсуждения стали также вопросы о любви и половом воспитании девушек, о чувствах, характере, рассматриваемых в контексте нравственного воспитания человека и семьянина.

Анализ публикаций периодической печати конца XIX − начала XX вв. показывает, что вопросы воспитания семьянина занимали определенное место в общественном сознании. В целом, теория семейного воспитания, как область самостоятельных педагогических знаний, занимала видное место в трудах К.Д. Ушинского, Н.В. Шелгунова, П.Ф. Лесгафта, К.В. Ельницкого, П.Ф. Каптерева, М.И. Демкова и др. Подчеркивалась необходимость изучения семьи как естественной жизненной среды для ребенка, говорилось о необходимости развития всесторонне развитой личности, хотя отдельно и не выделялось воспитание будущего семьянина.[17]

Такие педагоги как Е. Лозинский, П.П. Блонский, А.С. Макаренко указывали на то, что половое воспитание, подготовка юношества к брачно-семейным отношениям является одной из актуальных и сложных педагогических проблем.

Педагогические аспекты готовности к браку становятся предметом исследований социологов (А.С. Власенко, В.И. Добрынина, Ю.А. Зубок, Т.В. Ищенко, А.И. Ковалева и др.), педагогов (А.В. Мудрик, Ю.В. Василькова, Т.А. Василькова, О.Л. Зверева, А.Н. Ганичева, О.С. Газман, М.А. Галагузова, Л.В. Мардахаев, Т.А Куликова, С.Д. Поляков, И. П. Подласый и др.) и психологов (Т.М. Афанасьева, А.А. Бодалев, В.Н. Дружинин, Я.Л. Коломинский, Н.Н. Обозов, Э.Г. Эйдемиллер, Л.Б. Шнейдер и др.).[22]

В.И. Добрынина, Ю.А. Зубок, Т.В. Ищенко, З.М. Саралиева, Е.И. Холостова отводили особое внимание изучению социально-технологического аспекта оказания помощи девушек в осознании семейных ценностей. В исследованиях данных авторов подчеркивается идея о возрастающем значении субъективного фактора в воспитании современной молодежи. Исследователи считают,  что необходимо расширять арсенал педагогических средств, обеспечивающих процесс воспитания, применять инновационные технологии.

Ценностный мир молодежи становится предметом исследования таких авторов как И.М. Ильинский, С.Н. Иконникова, В.Т. Лисовский, М.Х. Титма и др. Для современной молодежи, имеющей установку на самореализацию, приоритетными становятся инструментальные ценности, в частности, целеустремленность, профессионализм, материальное благополучие и др. Образование является основным средством достижения, успеха, под которым понимается достижение поставленных целей. В качестве менее значимых целей выступает семья, поскольку одним из важных условий стабильной семейной жизни является материальная база.[16]

В условиях урбанизации, либерализации половой морали, ослабления воспитательной функции семьи и образовательных учреждений, наконец, при фактическом отсутствии воспитательно-образовательных программ по вопросам пола и сексуального поведения, полоролевая социализация детей и подростков превратилась в стихийный и плохо управляемый процесс.

Неутомимым поборником осуществления подготовки девушек к семейной жизни был В. А. Сухомлинский. Он считал: а) к материнскому долгу человека надо готовить чуть ли не с колыбели; б) воспитание хорошей матери– это по существу решение доброй половины задач школы.[27]

Рассматривая подготовку к семейно-брачным отношениям, разные авторы выделяют множество аспектов, которые должны быть реализованы в ходе такой подготовки. Рассмотрим взгляды некоторых авторов на составляющие элементы подготовительной деятельности по формированию семейно-брачных отношений. Так, рассуждая о готовности девушек к браку и семейной жизни, И. В. Гребенников приходит к выводу, что подготовка подрастающего поколения к семейно-брачным отношениям должна включать следующие аспекты:

1. Общесоциальный, раскрывающий политику государства в области брачно-семейных отношений и демографии, а также содержащий данные о предназначении семьи, семейных ценностях, социальных ролях супругов и родителей.

2. Этический, включающий воспитание следующих нравственных качеств: дружелюбного отношения к представителям другого пола, уважения матери, отцу, старшим и младшим; потребность в воспитании детей, ответственности, верности, честности, уступчивости; чувства долга перед супругой(Зарезервировано: Так же и  здесь. И он часто говорит о том, что мне приятнее, назовите это как бы высокомерие, немножко этот взгляд свысока у артистов на зал, но кто-то на это очень остро реагирует — «Ну как же так?». Но мне кажется, это достоинство, которое обретает артист, не подыгрывая публике, не будучи ее рабом и ее пляшущим зайчиком, а, наоборот, когда не ты для публики, а публика для тебя отчасти, можно это назвать высокомерием, можно назвать это как угодно, но это, во-первых, спасает и твое достоинство, и твое ощущение того, что ты не просто паяц, а ты что-то несешь за собой — энергию, идею, все, что угодно. А, во-вторых, это научает быть независимым, даже если будет совсем немного человек в зале, наверное, я думаю, что богомоловский театр это не испугает. Синдеева: Мне кажется, такого не бывает. Мороз: Нет, сейчас, конечно, нет, но было, но мы это проходили. 17:45 Синдеева: меняется ли аудитория за последние эти несколько лет? Мороз: Да. Синдеева: А что изменилось? Мороз: Мне кажется, что, по крайней мере, в Москве, не могу сказать про города, мне кажется, стали гораздо больше готовы к иной форме, потому что проблема-то, мне кажется, всего этого противостояния нового театра, старого театра в том, что у нас как зритель, так и артист, не готов к... Синдеева: К экспериментальным, то есть, к тому, к чему он не привык? Мороз: Не к смыслу, не к смене смыслов, потому что смена смыслов не происходит, смыслы остаются — к смене формы. Только к этому, что, подожди, что все немножко консервативны, только в этом проблема. И, поскольку, это даже Олег Павлович Табаков говорит, что за последние, по-моему, 5 лет на 30% сменилась возрастная аудитория. Синдеева: Но в России вообще за последнее время, мне кажется, что только в театре осталось место для экспериментов, смелости, для искусства. Совсем, конечно, плохо это сужать, да? Мороз: Да. Синдеева: Но, так или иначе, ты действительно сейчас от театра ждешь, от кино не ждешь, уже от музыки тоже как-то не ждешь, понимаешь? Мороз: Согласна. Синдеева: А уж если говорить, знаешь, про ту самую пресловутую свободу слова, которая везде как-то сокращается она и сокращается, а в театре она пока есть. Иногда, я поймала себя уже, последние года 2, наверное, что ты приходишь, например, на спектакли к Косте или к Серебренникову, или к Бутусову, и я когда смотрю, какое высказывание, которое сейчас, скажем так, непопулярное, или какая-то мысль, которая сейчас должна быть, я оглядываюсь и думаю: «Нет ли сейчас представителей какого-нибудь Министерства культуры», чтобы, не дай Бог, чтобы сейчас кто-то не увидел и чтобы вдруг не включилась та самая цензура. Пока театр все-таки как-то держится. Мороз: Держится, согласна. Синдеева: И мне кажется, во многом как раз Олег Павлович Табаков защищает, ты знаешь, этот театр вообще своим присутствием, своим умением дать возможность молодым режиссерам для смелых таких экспериментов и для поиска новых форм, языка. Иногда мне даже тоже страшно бывает, думаю: «Вот Олег Павлович, в конце концов, тоже уже немолодой, он может уже устать этим всем заниматься и держать эту оборону. И что будет?». Мороз: Что будет? Никто не знает, как говорится. Синдеева: А вы чувствуете эту его, скажем так, патриархальную защиту? Мороз: Я как-то это мозгом понимаю, которого у меня нет, по совету моего мужа. Нет,  понятно, что зная какие-то вещи определенные, конечно, это так и, конечно, это огромная действительно его заслуга. Хотя, мне кажется, как раз все экспериментальные вещи — это вообще не тот театр, который он любит, не тот театр, который ему нравится, дорог и т.д. Синдеева: Может, он не любит, но он же понимает, что это необходимо. Мороз: Но у него есть, мне кажется, две как-то внутренние задачи: во-первых, это «что останется после меня», и он понимает, что он другого поколения, он понимает, что сейчас новые какие-то волны, они пробиваются и т.д. Это первое. А второе: он понимает, что если такой театр имеет коммерческий успех, а он имеет коммерческий успех, даже, может быть, больший, чем какой-то просто веселый спектакль, скажем так, легкий, то значит, если это имеет коммерческий успех, значит, это востребовано, значит, это что-то...Синдеева: Нужно. Мороз: Да, значит это нужно. Это, мне кажется, две, то есть, какое-то природное чутье его и природное уважение даже к тому, что ему, может быть, не так уж и нравится, это прекрасно, и он, конечно, собой защищает очень многих и многих. Синдеева: Потому что, когда я посмотрела «Идеального мужа», а это было несколько лет назад, и как-то еще все было достаточно кошерно, с точки зрения... Мороз: У нас было ощущение, что это вообще не выпустят. Когда это выпускали, мы все... Синдеева: А представь сейчас, если бы его ставили. За это время был принят закон о гей-пропаганде, о запрете мата в публичном пространстве, и мы все с ужасом думали: «Доберутся или не доберутся до этого спектакля». Слава Богу, он продолжает идти, спасибо Олегу Павловичу за это во многом тоже. Мороз: Это правда. Синдеева: В «Юбилее ювелира» на сцене оказалось, я как раз, то есть, я понимаю: тиран-режиссер, великий актер и режиссер Олег Павлович, с характером актриса и, единственное, Наталья Максимовна, я ее не знаю — она одуванчик или она тоже с характером? Мороз: Наталья Максимовна — нет, что вы. Она прекрасна. Мне до этого характера еще ползти и ползти век. Наталья Максимовна — это человек с невероятным прям таким стержнем и характером, и силой внутренней.Синдеева: И как, расскажи, этот процесс проходил, этот репетиционный? И как актер Табаков доверяет режиссеру Богомолову? И насколько Костя в репетициях с Олегом Павловичем, собственно, такой же тиран-режиссер, как и с другими артистами? Мороз: Знаете, как ни странно, во-первых, правда, было довольно спокойно, потому что мало артистов, мы репетировали не подолгу, достаточно у нас был длительный репетиционный период, все было прям тишь да гладь да Божья благодать, что называется. Основная сложность была в том, что, конечно, сам по себе текст, его можно было свернуть либо в такую антрепризную совсем историю, что, в общем, напрашивалось, либо сделать из этого что-то совсем иное, что, слава Богу, и получилось. Наталье Максимовне и Олегу Павловичу, мне кажется, было тяжелее, чем мне в определенном смысле, потому что крупные планы, и им надо было как никогда отказаться вообще от всего, к чему они привыкли. Потому что, как говорит мой папа, конечно, откуда появляются какие-то примочки собственные, крючочки, когда артист при помощи своих каких-то примочек получает успех, очень сложно от этого отказываться. А за годы, годы и годы этих твоих личных штампов, их очень много становится, и очень сложно их счищать, это, наверное, самое  сложное — 2 часа, снять все, снять макияж, снять все и быть максимально с партнером, быть максимально собой и даже не просто собой, а лишить себя всего: лишней улыбки, лишней слезы, лишней, вообще всего. Поэтому, конечно, им было непросто. Непросто было поверить в то, что такой способ приведет нас к успеху, мне кажется, это тоже принципиально важный такой момент. Косте было, мне кажется, очень непросто в том смысле, что он должен был быть с ними откровенен и жесток в определенной степени, когда не происходило того, что ему надо. С другой стороны, не сломать доверие. И, наверное, был за весь репетиционный период какой-то один момент после какого-то прогона, когда он что-то говорил Олегу Павловичу и Наталье Максимовне настолько откровенно по поводу того, что там не так, не то, при этом это было корректно, деликатно и все, но это было настолько откровенно и настолько отчасти жестоко, по сути, что я сидела и думала: «Нифига себе, как ему хватает смелости быть с Олегом Павловичем и Натальей Максимовной настолько честным и откровенным». И мне кажется, именно за это они ему так и доверяют, потому что не каждый режиссер, мне кажется... Синдеева: Тебе, наверное, в этот момент очень хотелось как-то помочь кому-то из них? Мороз: Нет, мне хотелось, я только думала о том, что: «Господи, хорошо, но когда это все закончится?». Потому что понятно, что вся молодежь, в кавычках, мы уже и привыкли все, а здесь такой… Синдеева: В фильме Юрия Быкова «Дурак», за который ты получила вторую свою «Нику», ты играешь жену человека, который встал против системы: пошел, собственно, помогать и спасать совершенно чужих для себя людей и поставил под угрозу, собственно, свою жизнь, свой комфорт, комфорт своих близких, даже не комфорт, а вообще как-то существование нормальное. И в одном интервью ты сказала, что... Да, и ты в этом фильме заняла, собственно, позицию жены этого человека, которая отговаривала. Мороз: Которая говорит: «Остановись». Синдеева: Да, которая говорила: «Остановись, потому что есть семья и есть мы». И, с одной стороны, в одном интервью ты сказала, что ты разделяешь позицию и ты с ней согласна, но фильм снимался 3 года назад. Представь, что сейчас бы встал такой, мы же понимаем, что это вызов, который может перед нами встать каждый день сейчас, да? Мороз: Да. Синдеева: Если такой вдруг выбор встанет, нужно отказаться от своих принципов, в конце концов, от порыва совести, может быть, знаешь, какой-то, от чувства жуткой несправедливости, которую ты вдруг увидела, и ты хочешь встать на защиту кого-то ради семьи и детей? Мороз: Я могу точно сказать, что я не тот человек, который прям лезет на рожон. С одной стороны, все равно для меня моя семья и мой ребенок — это то, что вообще не обсуждается, поэтому, наверное, для меня, как для матери, вообще такого выбора быть не может. С другой стороны, никогда не знаешь, с чем ты столкнешься. Загрызет ли меня совесть, если я сначала буду вытаскивать своего ребенка, а потом всех остальных — нет, не загрызет. Синдеева: Это совсем, наверное, ты так жестко. Может быть, тебе не надо ничего делать, но твой рядом близкий человек, у него встанет такой выбор, и тебе надо либо его отговорить, понимаешь? Я задаю тебе этот вопрос, потому что я сама об этом  все время думаю, и меня эта сцена, и как бы этот поворот сюжетный в фильме, он меня тогда тоже очень сильно заставил задуматься. И у меня уже нет ответа, знаешь? Мороз: Скажем так, мне кажется, что ни одна женщина в здравом уме не отправит своего мужа, не скажет: «Иди и помирай, — грубо говоря, — иди и умри за свои идеалы». Мне кажется, что ни одна женщина, которая любит своего мужа… Но может быть ситуация, когда либо так, либо никак, и тогда не знаю, отговаривала бы? Да, конечно. В итоге согласилась бы с его решением или нет? Да, конечно. Если бы он сказал: «Нет, вот для меня так и никак» — согласилась бы, да, конечно. Синдеева: Но лучше бы, чтобы жизнь перед нами не ставила таких выводов. Мороз: Но лучше бы жизнь, чтобы не ставила, потому что я, как сказать, правда, у меня, как там свекровь моя говорит: «У тебя с состраданием не очень». Но если я буду понимать, что я действительно могу что-то сделать, действительно могу как-то кардинально поменять ситуацию, допустим, будет опасно или как-то еще, да, конечно, я полезу, наверное, так. Синдеева: Ты выросла в актерской семье, актерско-режиссерской семье, и сейчас у тебя, в общем-то, тоже актерско-режиссерская семья. А ваши семьи как-то похожи? Мороз: Мне кажется, совсем не похожи семьи, вообще тотально, хотя мне всегда мечталось, чтобы у меня была такая же семья, как у моих родителей когда-то. Но в смысле какой-то внутренней атмосферы любви и всего прочего — да, конечно, похожи, потому что я тоже, я росла абсолютно как тепличное растение, в любви, заботе, ласке и т.д. Аня растет так же, это я могу сказать ответственно. При этом в садике мне все время говорят: «Она очень любит театральный кружок, ей очень это нравится, ей нравится из себя изображать». Синдеева: Странно, почему любит. Мороз: Да, о чем я думаю все последнее время, так это о том, что мои родители, все это было перестроечное время, они примерно в том возрасте, в котором я сейчас, они, в общем, лишились профессии своей, потому что случилась Перестройка, и профессия как таковая практически была уничтожена вся, скажем, даже не профессия, а вообще эта вся...Синдеева: Индустрия. Мороз: Индустрия. Синдеева: Ее просто в тот момент не стало. Мороз: Ее просто не стало, да. У меня мама за 10 лет снялась, наверное, в двух или трех картинах. И я как-то, когда я начала активно заниматься, и все, я живу свою жизнь, снимаюсь в кино, играю в театре, мне казалось: «Ну, дай Бог, собственно, такого никогда не произойдет». И когда ты примерно в этом же возрасте, и мы это с папой недавно обсуждали, примерно в этом же возрасте вступаешь в примерно эту же воду… Синдеева: А чувствуешь это, да? Скажи, меньше снимают, что ты почувствовала сейчас? Мороз: Меньше проектов, проекты все хуже и хуже. Синдеева: Сейчас приходится отказываться чаще, чем... Мороз: Приходится отказываться всегда, но не в этом дело, а дело в том, что настолько снижается качество, что иной раз и думаешь, что: «Ой, ну надо бы, наверное, согласиться», а потом думаешь, что не надо, потому что репутация все-таки дороже денег и т.д. Много друзей вокруг, артистов, которые просто остались без работы. Кто в театре — еще неплохо, кто в кино  — немножко дело обстоит хуже, потому что понятно, что бюджеты схлопываются и т.д. Синдеева: Но заработки в кино же принципиально выше, чем в театре, или нет? Или это иллюзия? Мороз: Да, но сейчас, когда схлопнулись бюджеты, заработки в кино тоже схлопнулись и, естественно, это так. И поэтому это ощущение, странное ощущение, что ты входишь в ту же воду, как твои родители примерно в этом же возрасте — это очень странно. Синдеева: Ну ладно, подожди, еще пока не так плохо. Костя ставит, его зовут за границу. Мороз: Еще пока все. Нет, конечно, все так, но это все очень странно, это все понятно. Но, тем не менее, и понятно, что у меня есть театр, все-таки у родителей не было театра, а это очень важно в какое-то такое время неопределенное, когда у тебя есть то, за что ты держишься, есть то, что держит тебя на ногах и т.д. Но, тем не менее, это странное такое, я понимала головой, что это такое, когда моя мама дублировала эти бесконечные какие-то сериалы типа «Богатые тоже плачут» и все такое прочее. Этим зарабатывали на жизнь. Но я никогда не ощущала, что это такое для них, и это, конечно, катастрофа, трагедия, что еще они пытались, пытались так-сяк, делали кино форум «Серебряный гвоздь», чтобы как-то всем быть вместе, потому что это все одно поколение: Балабанов, Тодоровский, папа, Ливнев, Хван, Месхиев, Хотиненко — это все одно поколение, все как-то старались держаться вместе. Но я никогда не чувствовала, не ощущала сама, что это такое для них. Сейчас я понимаю таким каким-то подступающим ощущением, какой это был для них, какая это была для них драма и как они эти 10 лет прожили. Я об этом все время думаю: как они прожили эти 10 лет, самые продуктивные годы их жизни творческой и вообще, с 35, с 30 до 40? Как они это прожили, не озлобившись, не спившись, воспитав меня, все равно в ощущении благополучия и любви и т.д. Я об этом думаю, и какие они крутые в этом смысле, и как, что это такое было для них. Об этом я сейчас, правда, много думаю. Синдеева: Дай Бог, да. Мороз: Дай Бог, мы этого не увидим. Синдеева: Я у тебя вначале не спросила, а почему Костя тебя практически во все свои спектакли, опять же, приглашает? Мороз: Спросите у Кости. Синдеева: Слушай, талантливые актрисы еще есть. Мороз: Ну да. Не знаю. Будем надеяться, не только потому, что я жена — я тешу себя этой скромной мыслью. Во-вторых, я надеюсь, что все-таки, правда, я в каких-то вещах, так или иначе, по разным причинам послушнее, чем многие, и могу себя связать в узел, даже если мне это не нравится. Синдеева: Я и хотела узнать, что, может быть, ему с тобой иногда просто удобнее. Мороз: Удобно, наверное. Я думаю, что я тот артист, который идет за режиссером, на самом деле, если я понимаю, что этот режиссер того стоит, то есть, у меня есть такое — режиссер стоит этого или нет. Синдеева: А если бывали истории, что ты понимала, что за этим режиссером я не хочу идти? И тебе все равно приходилось играть или сниматься. Мороз: Это обычная ситуация. Синдеева: То есть, это уже профессия? Мороз: Да, это, как сказать, атрибут профессии, ты понимаешь,  что... Синдеева: То есть, говорить ему на площадке ты об этом не будешь? Мороз: Нет, если какая-нибудь совсем катастрофа, то я уже могу, такое тоже бывало. Но если я понимаю, что это режиссер, который того действительно стоит — я с головой и с ногами. Синдеева: Собственно, мы подошли, практически Роберту Уилсону, который поставил в Театре Наций «Сказки Пушкина», в котором ты сыграла аж три роли. Три. Мороз: Сначала так не должно было быть. Синдеева: Да, но в итоге три, это же тоже, мне кажется, какая-то невероятная степень доверия режиссера к актеру. Мороз: Да. Синдеева: Как так вообще? Что такое для меня Даша Мороз в этом спектакле? Это бриллиант, который просто засверкал всеми гранями. Мороз: Спасибо. Синдеева: Потому что где-то я тебя не узнала, и потом только думаю: «Как она смогла так перевоплотиться? Это же Даша». Мороз: Это грим, грим! Синдеева: Не-не-не, не надо, слушай. Где-то практически нету текста, ничего нету, но понятно, что он совершенно такой математический какой-то режиссер, такой режиссер-математик, режиссер формы. Очень сложно тоже для нашего российского зрителя. Мороз: По эстетике, в первую очередь. Синдеева: Да, очень сложно. Мороз: Сложно, да. Синдеева: Это же был его первый спектакль в России, и публика действительно была не очень готова, то есть, многие просто даже не знали, что ждать. Много было разговоров всяких вокруг него: кастинг, как он отбирает актеров, как он на площадке выстраивает эту математическую свою модель, от которой ты не можешь вообще отойти, только ведомо ему. Поделись каким-то опытом. Открой немножко занавес. Мороз: Приоткрыть занавесу тайны? Синдеева: Да. Мороз: Да, у нас же, в основном, вообще основная проблема русского зрителя в том, что у нас все любят театр добра. У нас любят театр добра, артисты добра — это все очень любят, пустить слезу и т.д. У нас все такие хорошие, я тут включила телевизор, какие-то сериалы, и я смотрю, я в какой-то момент думаю: «Емае, что же такое? Такие все прям героини, она такая прям, сейчас я прям заплакать должна, такая она хорошая, ее все так обижают — и в тюрьму ее посадят, и этот ее обидит». И что-то меня это уже страшно раздражает в последнее время. В этом смысле театр Уилсона, эстетика Уилсона — она вся очень визуально агрессивная, это агрессивная энергия. Опять же, по смыслу это может быть как угодно наполнено добром, любовью и т.д., но энергия такая, скажем так, японская, это почти такая смесь кабуки с балетом, скажем так. Это было уже много лет назад, лет 7, наверное, или 8, я была на тренинге у ТадашиСузуки, у него в этой деревне в Японии — в Тоге, нас отправила театральная конфедерация, и мы проходили этот тренинг две недели, это было долго, сложно, в основном, завязано на физкультуре такой. Синдеева: И ты тогда не понимала, зачем, то есть, понимала, что нужно, а как это? Мороз: Я понимала, что круто, меня туда на халяву отправили, круто, замечательно. Я тоже старалась там, всячески срывала голос и т.д., я не понимала, зачем. И вкакой-то из последних дней он велел своим артистам, поскольку они у него там рабы, они у него и готовят, и шьют, и убирают за приезжими. Синдеева: И у Уилсона там тоже, говорят, рабы. Мороз: У Уилсона тоже рабство, есть тотальное  рабство, потому что это, я не знаю, что там в Уотермилл-Центре, но здесь это прям тотальное рабство, такое, что они там живут, у них нет семей, они только занимаются у ТадашиСузуки. И он велел им сделать этот же тренинг. И там есть такое упражнение, когда просто все шагают, отбивая ногами, при этом, абсолютно находясь в статике, голова находится в статике, все шагают-шагают-шагают в хаотичном порядке, и в какой-то момент все выстраиваются в линию и идут на зал и потом падают — это такой тренинг. И когда эти артисты сделали этот тренинг, когда они пошли на зал, у меня было ощущение, что меня вплющило в это кресло, потому что это был такой энергетический вообще атомный взрыв, который на тебя надвигался и тебя впечатал, это было практически действительно ощутимо. То же самое примерно, при этом эта энергия не позитивная, это очень мощная, очень сильная, почти такая яростная энергия. Это то, что есть у Боба, который невероятно много говорит, в том числе, о театре Кабуки, о энергоиспускании, о том, что этот столб света, луч света, который на всех тренингах, луч света, который идет через тебя насквозь, эта нитка, по которой ты идешь и т.д., все очень похоже. У меня прям такие были флешбеки от того тренинга у Сузуки и т.д. Синдеева: То есть, ты была одна из самых подготовленных актрис для…? Мороз: Бог его знает, но, в общем, наверное, я была одна из тех, кто примерно понимал, о чем говорит. Я была почти что единственная с языком с хорошим, с английским, поэтому мне было проще. Синдеева: То есть, поэтому у тебя было три роли, ему было проще всего с тобой? Мороз: Может быть. На самом деле, его, мне кажется, очень… он же аутист, Боб — аутист. По-моему, в 12 лет или во сколько-то его вывели из этого состояния, из аутичного, но, тем не менее, он человек, у которого нельзя ходить за спиной, его это страшно раздражает. Человек, от которого идет какая-то энергия, так кругом, у которого нельзя ходить за спиной, его все это отвлекает. И он видит картинками, он не может объяснить. Он видит картинку, это сознание необычного человека, поэтому его спектакли так необычны. Синдеева: И он объясняет эту картинку? Мороз: Да. Не просто объясняет, он хочет, чтобы эта картинка была воспроизведена до нитки, чтобы синий был с переходом не 25-27, а 25-26,7, грубо говоря. Так же и с артистами. Он хочет, чтобы жест был не такой, а вот такой, и только такой. И чтобы артист пришел на эту световую точку, потому что только в этой световой точке будет та картинка, которую он хочет. Вся команда у него немецкая, и у них же тоже все четко, то есть, они не рассчитывали, что если один раз они сказали артистам: «Сделайте так», что артисты в следующий раз сделают не совсем так, не все. Они были к этому совершенно не готовы. Так же со службами и т.д., и всем тоже, всему театру, всем артистам, всему составу, всем службам надо было привыкать к тому, что только так и никак иначе, не все были к этому готовы, не все сразу понимали, что это: «Как это? Просто ходить, просто вот так говорить, просто стоять в точках?». Мне кажется, конечно, поскольку мы не в  тренинге, что называется, поскольку нету режиссера, который постоянно за нами следит, то, что, например, Костя практически на всех своих спектаклях во всех театрах присутствует. Я не знаю, как ему это удается, особенно когда два спектакля в разных театрах. Или я знаю, что Бутусов так же старается почти всегда вести спектакли —это круто, потому что всегда есть око режиссера, артисты немножко сразу в тонусе. Здесь этого нету, поэтому, конечно, сейчас нету той любимой мною этой, может быть, агрессивной энергетики в том ключе, про который ты говоришь. Синдеева: У нас, к сожалению, скоро все заканчивается. Мороз: А мы потом разрежем. Синдеева: И мы не успели. Нет, у меня, еще нет, я должна обязательно спросить, потому что я этого не знала. Свою первую «Нику» ты получила за роль Настены, собственно, в «Живи и помни», которую поставил Прошкин, и, оказывается, что идею экранизировать эту повесть Распутина тебе пришла еще давным-давно. Мороз: Да, это длинная история, но очень коротко: эта идея возникла вообще в момент репетиции «Тартюфа», это 2003 год, по-моему, вообще с Ниной Чусовой, которая когда-то в институте играла Настену, и Олег Павлович предложил ей ставить это на сцене МХАТа, она сказала, что: «Нет, вот этот снег на сцене, нафиг мне это надо, не хочу, вот я бы кино сняла», а я училась на высших курсах сценаристов-режиссеров. Я сказала: «Нин, ну давай пойдем к Распутину, напишем сценарий, может быть, он отдаст нам права. Давай пойдем». Синдеева: Ты молодец такая, вот это юношеский... Мороз: Мы пошли, юношеский максимализм, мы пошли, естественно, Распутин Валентин Григорьевич, понятное дело, сказал нам: «До свидания», сказал: «Вы молодые, вообще я вам не верю», но мы не сдались. Мы написали что-то, мы еще раз пошли, он еще раз нас отправил туда же. После чего, поскольку я тогда много работала с Владимиром Сергеевичем Петровым, я с ним, собственно, дебютировала на большой сцене Московского художественного театра, и потом еще работала, и я узнала, что он собирается, я не помню, в каком городе, но в каком-то совсем дальнем, ставить «Живи и помни». Он мне показал декорацию, эскиз декорации совершенно гениальный, это черное пространство и стеклянный куб, я сказала: «Зачем вам ехать в эту Тьмутаракань, — я говорю, — я вас умоляю, иди к Олегу Павловичу, Олег Павлович мечтает, чтобы повесть шла на сцене». И так я как-то невольно стала почти организатором этой постановки. В итоге играла там вопреки желанию Олега Павловича, он не хотел, чтобы я это играла, ему казалось, что я очень молодая, но Владимир Сергеевич в меня верил. И прав у нас, опять же, не было, потому что Валентин Григорьевич сложно относился ко МХАТу, к новым веяниям, как раз к тем самым современным режиссерам и т.д. И когда он пришел смотреть прогон, Валентин Григорьевич Распутин, ему ужасно понравилось, он был очень доволен, он дал права на выпуск спектакля, на что мой папа сказал: «А вот теперь иди». И я пошла. Я говорю: «Вы помните, что я к вам приходила?», он сказал: «Нет, конечно, нет». И он согласился отдать права на экранизацию с условием, что я буду играть главную роль, а он будет утверждать режиссера. Это было два его условия. Синдеева: Но режиссер уже был? Мороз: Режиссер. До этого я поговорила с Рубеном Дишдишяном, который был тогда главой  «Централ Партнершип», и он сказал, что: «Александр Анатольевич Прошкин, вот он должен был снимать картину, но что-то там не складывается, а вот, может быть». Синдеева: А сейчас есть такая мечта? Что бы ты хотела сыграть в театре или в кино? Как тогда, ты хотела и мечтала, есть что-то? И можешь ли...? Мороз: Честно, нет. Вообще нет. Все мои мечты сейчас сводятся либо к тому, чтобы был, скажем так, целостный проект, то есть, чтобы там были какие-то невероятные продюсеры, которые мечтают об искусстве, а не о бабле, чтобы там был хороший режиссер, чтобы там была крутая команда, чтобы это был какой-то мой материал или не мой материал, но который мне предложат каким-то образом. То есть, чтобы это был проект, в котором, правда, было бы интересно. У нас, на самом деле, все мечтают о том, чтобы было интересно, потому что я сейчас все время сталкиваюсь с тем, что мне тупо скучно. Я снимаюсь —и мне скучно. Синдеева: А режиссером, амбиции? Мороз: Нет. Синдеева: Никогда? Мороз: Нет, никогда не было. Синдеева: То есть, продюсером, да? Мороз: Нет-нет-нет, организация производства — да, режиссура — никогда вообще даже, нет, это не я. Синдеева: Жалко, что у нас программа закончилась. Мороз: Спасибо. Синдеева: Эти ямочки очень красивые. Даш, спасибо. Мороз: Спасибо. Синдеева: Программа «Синдеева» в доме «Дыхание». Несколько лет назад президент ФСК «Лидер» Владимир Воронин был в Лондоне и остановился в одном из отелей, который привлек его своим необычным оформлением. Это было сочетание несочетаемого, прошлого и современности. Выяснилось, что такое смешение ? фирменный почерк английского дизайнера и архитектора Филиппа Старка. Воронин подумал и пригласил Филиппа Старка создать интерьеры для дома, который он собирался построить. И мы находимся, как всегда, в шоу-руме дома «Дыхание». Сегодня у меня в гостях актриса Ксения Алферова. Привет. Алферова: Привет. Синдеева: Ксения, знаешь, я сразу начну с твоего фонда. Алферова: Нашего. Синдеева: Вашего фонда. Твоего и Егора Бероева, я так поняла, еще какая-то команда вам помогает. Алферова: Да, небольшая, но есть. Синдеева: Ты вообще в последнее время очень мало снимаешься. Это связано с твоей активной деятельностью в фонде? Алферова: Да. Четыре года назад, когда мы спонтанно решили создать и зарегистрировать фонд в мае, у меня какой-то дикий протест вызвала поначалу моя профессия по началу. Фонд «Я есть!», мы занимаемся поддержкой детей с ментальными особенностями развития: синдром Дауна, аутизм, умственная отсталость. Я называю основные, потому что очень много разных, этих чудных особенностей. Синдеева: Почему вы решили создать фонд именно по этой теме, с этими проблемами? Были какие-то причины? Алферова: Я сейчас попытаюсь коротко ответить на этот вопрос, потому что это все-таки какое-то стечение. Я верю в Бога, в то, что он нас все-таки ведет куда-то, куда мы должны прийти. Мы слушаемся, не слушаемся, пытаемся старательно идти в обратном направлении, но все равно он нас куда-то выводит. Я по своей сути человек советского воспитания, в хорошем смысле этого слова, то есть я махровый патриот, мне надо помогать, спасать. Это не моя личная человеческая заслуга, а черта характера или воспитания, может быть. Синдеева: Но это же было в семье? Алферова: Было. Синдеева: Я так понимаю, что папа, Александр Абдулов, был одним из немногих в советское время… Алферова: Он был первым. В России такого формата не было, то, что сделал он,  он это сделал впервые. Синдеева: А что это было? Расскажи чуть-чуть. Алферова: Это были «Задворки». Это была еще не перестройка, видимо, конец восьмидесятых, я не помню, я в годах не очень разбираюсь. Он придумал такой формат, теперь он уже модный, таких мероприятий много, а тогда оно было единственное. В конце театрального сезона на задворках театра «Ленком» своими силами, все актеры театра, ведущие и нет, молотили эту сцену, таскали всякие балки, делали своими руками. Дальше там собирался весь цвет культурного, театрально. В общем, те люди, которые были там ? это еще была интеллигенция. Это был концерт. Помимо участников концерта туда приходили другие люди, билеты стоили достаточно немаленьких денег в то время. Синдеева: Это был капустник? Алферова: Нет, это был концерт. Абдулов, Жванецкий, Янковский, Макаревич ? все, кто на тот момент самые-самые актеры и певцы. Я помню, «Задворок» было четыре, на одном из фестивалей впервые появилась «Бригада С», причем папа собирал их отовсюду: один был в армии, другой еще где-то. Это был взрыв сознания. Синдеева: Продавались билеты, собирались деньги. Алферова: Да, дальше эти деньги обязательно шли на какие-то благотворительные цели. Рядом с «Ленкомом» есть церковь, первые «Задворки» явились стартом к тому, чтобы восстановить эту церковь. Оттуда убрали то, что там было, и восстановили во многом благодаря какой-то начальной сумме. Синдеева: То есть у тебя был пример. Это не только, скажем так, характер. Алферова: Я думаю, что я все-таки такой общественный деятель. Я в детстве писала письма за справедливость Горбачеву. Синдеева: А сейчас ты пишешь письма за справедливость? Алферова: Путину ? нет. У меня есть мысли. Синдеева: Что бы ты написала Путину? Алферова: Как ни странно, как раз сегодня с утра я про это думала, но не касательно того, чем я занимаюсь. Мы справляемся своими силами, в последние три года это дело движется семимильными шагами в каком-то правильном направлении. Синдеева: Ты расскажешь. Так что бы ты написала Путину? Алферова: Сейчас я не хочу касаться этой темы, она для меня лично больная. Я бы писала о системе образования у нас в России? Синдеева: А почему она для тебя лично больная? Потому что у тебя дочка пошла в школу? Алферова: Да, у меня дочка, вчера мы с ней делали домашнее задание. Я в очередной раз открываю учебник «Окружающий мир», мне становится дурно. У нас очень хорошая школа, она пытается справиться с этими странными учебниками. Синдеева: Что тебе не нравится? Алферова: Мне не нравится упрощение того, как учат детей. Я это мягко так назвала. Уж совсем идиотов тоже не надо делать. Синдеева: Это надо тогда Ливанову писать. Алферова: Нет, к сожалению, у нас в стране ручное управление, поэтому надо писать. Я это точно знаю по московским департаментам и министерствам, с которыми мы сталкивались. Пока лично руководитель департамента или министр за это не возьмется, ничего не случится. Синдеева: Ладно. Возвращаемся к фонду «Я есть!». Как родилась идея взять эту сложную тему? Алферова: Так получилось волей судеб. Наверно, в определенном возрасте ты приходишь к чему-то, ты готов к этому. Мне кажется, что потребность помогать или быть нужным ? базовая потребность любого человека. Всем нам этого хочется, другой вопрос, что не всегда знаем, кому, или нет времени, или еще что-то, но как-то всё равно она в тебе живет. Мы случайно узнали пронескольких детей. Это правда было случайно, но я сейчас понимаю, что это было не случайное стечение обстоятельств. Их было человек десять. Мы, недолго думая, выложили запись о первой девочке в фейсбук, за день собрали какую-то огромную сумму денег. Синдеева: А что ей требовалось? Алферова: Ей была нужна достаточно дорогостоящая операция. Мы очень удивились, потому что думали, что будем долго и старательно это делать и вдруг. Слава богу, это был такой почин, видимо, с помощью людей, которые дали эти деньги. Все эти дети живы, здоровы и молодцы. Потом давали деньги на их реабилитацию. И мы поняли, что у нас почему-то очень большой кредит доверия, потому что люди с такой готовностью нам давали деньги в конвертах и нет. Когда ты это осознаешь, ты понимаешь, что ты не можешь уже не использовать это в правильном направлении, это ответственность. Дальше появился интернат во Владимирской области, про который нам рассказали, где течет крыша. Мы поехали туда, нас там под белы руки встретил уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области, мы с ним большие друзья. Он как настоящий борец за детей направил нас в правильные места, все они были по нашему направлению: специализированный интернат, психиатрическое детское отделение. Меня потрясли люди, особенно в детском психиатрическом отделении эти женщины, которые ими занимаются. Первый шок был ? они все светились. У нас ужасные представления об этих местах. А у них вся душа снаружи. Приехав туда и сюда, мы поняли, что здесь очень много детей, это отдельный мир, те, которые в интернатах, и те, которые с родителями, но этот мир выпал из жизни и никому не нужен. У нет правильной вывески и того медийного человека, кто бы их куда-то двигал. Синдеева: То, что за последние несколько лет благотворительность стала модной и популярной, это очень здорово. Алферова: Это прекрасно. Синдеева: Я себя отношу к пассивным благотворителям. Мы отмазываемся возможностью перечислить деньги. Алферова: Слушай, это не называется «отмазываемся». Синдеева: Я специально выбрала это слово, потому что у нас не хватает каких-то моральных сил, эмоций, может быть, не хватает такой души. Алферова: У каждого свое место. Синдеева: Я это не с осуждением, но с констатацией. Это так. Я знаю и про себя, и про людей. Я, наверно, не готова столкнуться с такой проблемой лицом к лицу. А вы готовы, и это правда требует серьезного внутреннего мужества. Для вас это было легко? Это правда сложно. Алферова: Я так не считаю. Помню, когда мы искали директора нашего фонда, когда мы поняли, что вдвоем справляемся с трудом, я столкнулась с тем, что многие молодые и не очень женщины говорили: «Мне их жалко». Тут неуместно чувство жалости. Может, это какая-то моя особенность, дополнительная хромосома или нет какой-то, которая есть у людей. Это не моя заслуга, для меня нет разницы, такой ребенок или сякой. Он просто ребенок. Я начала с Бога, я говорю, что каждый должен быть на своем месте. У меня есть определенный набор качеств, с которыми я родилась, я сейчас стала это очень четко осознавать. Причем раньше это касалось не наших детей, например, а просто каких-то вещей или продуктов. Если я что-то люблю, что-то мне нравится, я буду рассказывать всем, говорить: «Купите!», все пойдут скорее покупать. Поскольку мы с Егором погрузились в этот мир, а он действительно удивительный, я поэтому наших детей зову  «удивительные дети». Там столько света и добра! Понятно, что там много проблем, но там какая-то особенная энергия. Нам было поначалу дурно, когда мы поняли, что надо помогать всем… Синдеева: Хочется помочь сразу всем, может быть, сразу хочется кого-то забрать. Я об этом. Алферова: Хочется очень много и сразу. Мы сузились, мы поняли, что только этими детьми будем заниматься. Синдеева: На чем сконцентрировались? Алферова: На наших ментальных особенных. Но я просто могу рассказать, что у нас был такой вечер, причем одинаковый с Егором, когда ты понимаешь объем проблемы в смысле отсутствия какой-либо системы вообще. Когда ты это понимаешь, думаешь: «Как это?». Ты сверху смотришь. Я сидела на диване вечером, когда меня реально придавило количество. И Егор в тот же вечер поздно пришел домой. Я думала: «Зачем нам это надо? Это же невозможно». И он примерно с таким же выражением лица стоит, молчит. Я ему говорю: «Егор, зачем нам это?». Он говорит: «Я тем же вопросом сегодня задаюсь». А потом я проснулась с утра. У меня такой характер, что если я ставлю себе задачу, то я понимаю, что надо сделать ряд вещей, чтобы ее решить. Я просто начинаю делать, придумывать, как ее решить. Синдеева: То есть уже не думать, а делать. Алферова: Делать. Надо просто разбить это на то, что ты умеешь делать. Синдеева: Вы сфокусировались. Расскажи, какие основные проблемы, какая основная помощь нужна? Алферова: У нас сейчас много всего, слово «сфокусировались», наверно, неправильное, потому мы расфокусированы. Тут такая тема сложная. Есть дети с особенностями, которые живут в интернатах, есть родительские дети. Синдеева: Это те, которые живут с родителями. Алферова: Да. Дети с синдромом Дауна, с аутизмом, с другими более сложными особенностями. Интернат ? это что-то более структурированное. Понятно, что с ними там надо делать. Синдеева: А что в основном там надо делать? Не хватает финансирования? Алферова: Рассказываю. Например, у нас с департаментом соцзащиты Москвы ? мне нравится, что они делают, они молодцы ? большой пилотный проект. Мы взяли, грубо говоря, под себя один интернат, в который мы тоже как-то случайно попали. Был плохой интернат, где дети вот такие. Теперь у нас три интерната, которые мы соединили: от маленьких деток до взрослых. У нас есть дом ребенка, потом интернат, сейчас наш помощник, который занимает достаточно крупный пост , он выбил квартиры, много квартир, которые мы поделили. Часть квартир наша. Синдеева: Для детей, которые достигли восемнадцатилетнего возраста, которых надо переводить? Алферова: Тренировочные квартиры, да, где подростки будут учиться самостоятельно. То есть часть интернатских детей будет там жить достаточно долго, потому что им надо много времени, часть детей будет обучаться. Это целая система, которую надо выстроить от нуля до взрослой жизни, чтобы все дети на выходе не попадали в психоневрологический интернат. Синдеева: А это обычный путь? Алферова: Это единственно возможный, а не обычный. Все эти чудесные, сладкие дети… Синдеева: По достижении восемнадцати лет… Алферова: В интернате они все равно дети, все равно у тебя утренники, конфеты, ты зайка или кошечка. Даже в самом ужасном интернате найдется нянечка. А ты попадаешь в психоневрологический интернат, и это всё, смерть. Это ад. Я там была несколько дней назад впервые. Я сознательно туда не ходила, потому что мы занимаемся детьми. Но дети в нашем интернате выросли, мы понимаем, что не можем их отдать,  возникли квартиры. Этот пилот направлен не на то, чтобы создать идеальный интернат, чтобы все там жили, нет. Мы поняли, что нет системы. Мы рассказываем, например, какие чудесные дети с синдромом Дауна, не отказывайтесь от них, это счастье, как и обычный ребенок. Мы поняли, что как-то нечестно получается. Надо создать какие-то заведения, куда маме можно приходить заниматься с ребенком, группу дневного пребывания. Наш интернат ? ресурсный центр для родительских детей. Синдеева: Сколько в России вообще таких интернатов? Алферова: Их не так много. Синдеева: Это исчисляется сотнями, тысячами? Алферова: Тысячами, но не миллионами. Гитлер в свое время уничтожил всех инвалидов, назовем их так. Но после того, как его не стало, ровно то количество, которое было до, восстановилось. Это, наверно, какой-то необходимый для нас с вами процент людей, чтобы мы не стали зверьми. Мы надеемся создать такой .... Отказные дети, которые никому не нужны, к сожалению, должны жить в таком интернате, как дома. Мы стараемся это делать. Они там спят, едят, учатся, лечатся. Синдеева: А как финансируется? Хорошо, вам дали квартиры. Алферова: Дело в том, что государство и так, в принципе, уже тратит на таких людей, детей, особенно интернатских, очень много денег, но только неправильно распределяет. Наша задача ? показать, как их распределить правильно. Иногда их недостаточно. Наша задача ? избавиться от родительских детей, чтобы они как минимум на выходных были дома, потому что сейчас там больше 50% родительских детей. Синдеева: Из-за чего? Родителям всё это очень сложно, они тоже не умеют? Алферова: Да. Дети достигают определенного возраста, требуют ухода. У них мамы, братья, сестры. Предположим, ребенок лежачий, со сложной структурой дефекта. Он чудесный, но ему действительно требуется уход. Дешевле для государства было бы создать службу сопровождения. Но пока эту систему сложно двигать. Синдеева: Скажи, вы сейчас с московским департаментом делаете такой эксперимент. Что нужно сделать для того, чтобы это все-таки превратилось в систему на государственном уровне? Есть ли какая-то программа? Алферова: Мы являемся членами Совета при Голодец. Она, когда в свое время пришла на эту должность, сделала совет, куда входят разные общественные организации во всех направлениях: старики, такие дети, сякие. В первую очередь ей это нужно было для того, чтобы держать руку на пульсе, потому что я понимаю, что в рамках московского департамента то, что доходит до начальника, часто сильно урезано. Есть возможность решать многие вопросы на месте. У нас есть определенные темы, ты озвучиваешь на примерах. Сидят все министры, а она напрямую дает поручения. За два года, которые он существует, много чего удалось сделать. Наверно, можно было бы больше, но система неповоротливая. Синдеева: В вашей области что-то сделали? Алферова: Как минимум благодаря совету и части людей там приняли Этический кодекс врачей. Синдеева: Что это такое? Алферова: Это этический кодекс, который запрещает врачам отговаривать мам от того, чтобы они оставили ребенка. Сейчас это есть, но они вроде как не имеют права этого делать. Когда у вас рождается ребенок с особенностями, например, с синдромом Дауна, что сразу диагностируется, раньше настойчиво требовали оставить этого ребенка в интернате. Синдеева: Я хотела узнать, ведется ли какая-то психологическая работа с родителями, с мамами, у которых рождаются такие дети. Алферова: В первую очередь она должна вестись с врачами. Сейчас часто если не уговаривают оставить, то приходят с ребенком на руках, а выражение лица  такое, как будто ребенок умер, страшное горе и ужас. Синдеева: Как минимум был принят этот кодекс. Алферова: Казалось бы, это несложная вещь, но общественные организации, которые еще до нас этим занимались, прошли долгий путь. У нас немножко странная система. Есть федеральные органы власти, а дальше есть субъекты, например. Федеральные органы власти могут им только рекомендовать что-то сделать, но это не значит, что они должны делать ровно так. Поэтому мы настоятельно рекомендуем рекомендовать, например, во Владимирской области, куда мы вошли, которой мы занимаемся. Синдеева: Что еще должно сделать государство, чтобы это изменить? Алферова: Сейчас про это очень долго рассказывать. Та же самая интернатская система, которая существует, где очень дорого содержать детей, там есть, видимо, какая-то хитрость. Это сейчас очень сложно рассказывать. Подушевое финансирование в больницах и так далее. Синдеева: Грубо говоря, интернаты заинтересованы в том, чтобы дети оставались, чтобы их не забирали. Алферова: Да. Поэтому мы выкручиваемся, вносим какие-то поправки в законы. Синдеева: Что-то все-таки делается, Голодец тоже помогает. Алферова: Очень помогает. Понятно, что Петросян, глава департамента соцзащиты ? хороший человек, но там тоже ручное управление. Он не может охватить всё. Он очень хорошо разбирается в стариках, потому что это его специализация. Ему надо подсказать. Мы, например, столкнулись с тем, что многие чиновники слышат, слушают и пытаются что-то делать. Мы были в психоневрологическом интернате и с нами вместе ходил глава департамента, который отвечает за эти интернаты, молодой парень. Синдеева: Московского департамента? Алферова: Да. На самом деле этот парень был в интернатах, но он не знает, я так понимаю, как должно быть. Когда он сходил с нами и другими общественными организациями, он понял, что у всех людей, которые там есть, а это бабушки и многие другие, не могут быть общие трусы. Они все очень чистые и ухоженные, но это же люди. Не может быть у бабушки, которая прожила всю жизнь, предположим, у нее был диагноз «умеренная умственная отсталость», но вы никогда в жизни не поймете, в чем разница между этой бабушкой и тем, кто плохо образован. Синдеева: Вы съездили с ним, и что теперь? Алферова: Он сильно озадачился, ужаснулся, когда ты какие-то вещи объясняешь. Мы говорим: «Вы понимаете, поч ему мы не можем вам наших детей отдать?» Нам дурно, когда мы понимаем, когда у нас эти зайчики куда-то каждые выходные ездят… Так это интернатские дети! А если ваш ребенок, который живет в невероятной любви, если вы умираете, он остается один, то у него тоже путь туда. Врач даже не знал, как зовут ребенка. Синдеева: То есть нужны такие квартиры, где они бы могли сосуществовать не только в коротком промежутке времени в момент адаптации? Алферова: Нужно в первую очередь, это просто глобально, Голодец тоже это понимает, но это невозможно, как ты можешь взять и поменять мозги огромному количеству людей. Нужно поменять отношение к этим людям, чтобы ты стал воспринимать их как людей. Это на самом деле очень много. Врача так воспитали, он не плохой человек, но это его искреннее профессиональное убеждение, когда у него комната с женщинами со сложной структурой дефекта. Да, они не говорят, у них перекручены ножки и ручки, но не может человек всю жизнь провести в кровати, глядя в белый потолок. Это невозможно. Это человек! Да, он не говорит, но если вы подойдете к нему  и погладите, он будет улыбаться, шутить. Синдеева: Хорошо. Ты сейчас говоришь про отношение людей, но надо же еще обучить и врачей, и волонтеров. Алферова: Чем прекрасны волонтеры? До того, как мы поменяли директора нашего интерната, я туда ходила как волонтер. Нянечка, которую научили, уже привыкла, у нее замылилось, что она думает, что это некая субстанция, а не человек. А когда она видит, что ты разговариваешь, как с человеком, нянечка сначала пытается помочь, говорит: «Нет-нет, она так не сможет». Я говорю: «Пожалуйста, занимайтесь своими делами, а мы разберемся с Машей, во что и как нам играть, вытирать рот салфеткой или нет». И она вдруг видит, что все дети адекватно реагируют, все играют, вытирают рот салфеткой, сами едят и убирают. Ты понимаешь, как по-другому, а она по-другому не умеет. У нее даже на таком уровне начинает что-то меняться. Она может к тебе относиться немножко как к романтической особе. Нам волонтеров всегда не хватает, они нам очень нужны и в интернаты, и в другие места. Синдеева: Волонтер должен быть регулярным. Алферова: Есть много видов волонтерства. Например, у нас в интернете есть то, с чего начинают все, когда приходят, называется «волонтер выходного дня». Это счастье для самих людей, которые этим занимаются. Есть группа детей, список выездов, начиная от всяких цирков, театров, парков, кафе. Какие мастер-классы детские, то есть они как-то проводят свой досуг. Соответственно, для каждого нужен волонтер. Кто-то приходит и уходит, а есть уже человек пятнадцать, и это много, которые не могут без них. Например, у нас мальчик Дима с синдромом Дауна, классный парень, как выяснилось, он очень хороший фотограф, просто невозможный, мы делали его выставку. Вроде это как баловство, дали камеру, потому что он очень хотел. Когда это стали смотреть, все, мягко скажем, удивились: он может так и сяк. Он что-то такое проявляет, видит Синдеева: Чувствует. Алферова: как-то по-другому вас. Мы вынуждены были отдать его в какой-то самый хороший ПНИ. Потому что возраст, мы уже и так, и сяк, некуда девать его. Нашли в Москве какой-то ПНИ, который считается хорошим. Я об этом позже узнала, он у нас и в колледж ходил. Наши волонтеры стали говорить: «А где Дима, как он? Почему он не ездит с нами на выезды? Надо съездить, проверить». И они сами теперь к нему ездят, забирают его. Синдеева: Какой у Димы есть шанс, скажи? Алферова: Я надеюсь, мы Диму обязательно заберем сразу в нашу квартиру. Синдеева: Когда квартиры запустятся, сколько они способны принять? Алферова: Мы их разделили на несколько организаций. Есть наша, часть квартир мы отдали «Милосердию», там владыка Пантелеимон и немножко другой формат тех людей, которые там будут жить. Три комнаты есть у Центра лечебной педагогики, там будут совсем тяжелые детки. Мы никогда раньше не собирали деньги, но думаю, что сейчас, видимо, придется это делать, потому что там надо делать ремонт. Синдеева: Там нужно делать что-то особенное? Алферова: Там должен быть особенный ремонт в том смысле, чтобы штукатурку нельзя было легко отколупать или еще что-то, потому что дети разные. В нашем интернате они все социализированы. Синдеева: Кто обслуживает эти квартиры? Кто-то должен там жить постоянно? И где искать этих людей? Алферова: Наши квартиры? Поскольку наша политика направлена все-таки на то, чтобы вместе с государством, это правильно ? заставлять государство заниматься этим, потому  что это их обязанность, мы опять же это делаем с соцзащитой. Основная часть ставок ?соцзащитные педагоги. Синдеева: Их обучают специально? Алферова: Нужны еще специальные волонтеры, которых обучают. Они будут там постоянно. У нас есть организации, с которыми мы сотрудничаем как консультанты, например, питерские «Перспективы» или ЦОП. Синдеева: По подбору кадров и обучению. Алферова: У Питера есть такой опыт, у них одна квартира, они работают с волонтерами. Это отдельная работа. В нашем интернате тоже есть волонтеры в комнатах, где как раз тяжелые детки. Мы называем таких волонтеров добровольными помощниками. Они получают совсем маленькую зарплату, грубо говоря, на проезд, потому что это тот человек, который должен ходить все время. Их обучают как раз. Синдеева: Кто эти люди? Они же не могут работать в другое время. Алферова: Совершенно разные. Есть расписание того, как они ходят туда. У нас есть одна чудесная бабушка, которая вышла на пенсию, печет пироги, приносит. У нее теперь много внуков, это реализация для нее. Есть бизнесмены, у которых достаточно свободный график, они могут его сами выстраивать. Очень много студентов, которые занимаются этим с удовольствием. Я помню, у нас была первая студентка, абсолютно гламурная, журфак. На журфаке много своеобразных девушек. Она такая классная оказалась, такая экспрессивная! Прочитала пост в фейсбуке, сказала: «Я хочу!», принеслась в наш интернат и попала не на выходной день, когда красиво, а попала на день, когда надо с ребенком выезжать в бассейн. Ты с ребенком один на один. Мы как раз только начинали, дети никогда не были в бассейне и вообще не видели воду в таком количестве. Это была шоковая терапия. Но после первого же посещения я была страшно удивлена. Синдеева: Она вернулась? Алферова: Она написала какое-то невозможное письмо с дикими благодарностями, она теперь дружит с этим мальчиком, жить без него не может, к нему везде ездит. Синдеева: Скажи, а в процессе волонтерской деятельности усыновляют ли детей? Алферова: У нас не было таких. У нас есть волонтеры, которые думают о том, чтобы оформить гостевую опеку, это я знаю наверняка. Но, как правило, это семьи. Есть несколько семей, где муж и жена с детьми, дети маленькие дружат, например, ездят с родителями в интернат. Дуня с нами тоже ездит в интернат. Синдеева: То есть дети могут ездить с родителями. Алферова: Да. Синдеева: Это только приветствуется. Алферова: Это же дети. Это же не тюрьма. Многие такие учреждения достаточно открыты. Синдеева: Какие вопросы задавала Дуня, когда там оказалась в первый раз? Алферова: Она в первый раз столкнулась с таким ребенком, это был ребенок с аутизмом, причем достаточно серьезным, это было не в интернате. Я ходила к какому-то врачу договариваться о чем-то, мне было ее некуда девать, взяла ее с собой, пришла мама с таким ребенком на массаж или что-то в этом роде. Они ждали, пока я закончу беседовать. Дуня сказала: «Я не пойду с тобой, я буду с мальчиком играть». Он не разговаривает, он отказывается смотреть. Никак с ней не коммуницировал привычным образом. Когда я вышла, увидела такую сцену: абсолютная тишина, он стоит в одном углу, причем отвернутый от нее, она в другом углу. Правда, у них какие-то игрушки. Я понимаю, что какая-то деятельность происходила. Когда мы ехали в машине, я спросила: «Дуня, а что вы делали?». «Мы играли». «Во что играли?». Ну как,  играли. Она придумала какую-то игру. Единственно, «а почему он не говорит», ее единственное смутило, почему он с ней не разговаривает, ничего больше. Ей сейчас восемь, это было года три назад. Синдеева: А когда она приехала в интернат? Алферова: Она уже всех знала. Если дать Дуне волю, она бы уже, наверно, усыновила весь этот интернат, потому что она реально нас уже этим замучила. У нее есть там подружки, моя любимая Маша Синицына. Синдеева: А вы не задумывались над этим? Алферова: Это сложный шаг. Была одна девочка Женя, которая мне покоя не дает, она ушла в профессиональную семью. Мне многие мамы прямо запретили. Они сказали: «Если у вас будет такой ребенок, ты прекратишь заниматься фондом! Ты будешь только им заниматься, а времени заниматься тем, чем ты сейчас занимаешься, не будет». Это что-то совсем другое. Синдеева: А с Астаховым вы общались, с нашим прекрасным омбудсменом? Алферова: Мы достаточно плотно с ним общались. Синдеева: И что? Он говорит, что сейчас больше усыновляют. Алферова: Это правда. Как ни странно, я могу это сказать по Владимирской области, с которой мы дружим. За что я точно могу сказать большое спасибо ему, так это за систему уполномоченных по правам ребенка. Зависит от того, кто сидит на месте, либо это просто для галочки, либо это действительно человек, у которого болит душа, но во многих областях они реально много чего делают. В Ивановской области недавно была чудесная Таня Степанова. Если что-то происходило с ребенком где-то, все шли к ней. Про Владимирскую область. Когда приняли этот чудный закон Димы Яковлева, как правило, это все-таки многодетные семьи, у которых уже есть такой опыт. Я так понимаю, что область все-таки им как-то помогает, в том числе финансово. Буквально недавно хорошая семья усыновила чудную девочку. В Москве начали усыновлять. Даже в том районе, где мы живем, за городом, средний класс, люди, которые зарабатывают деньги, чего-то добились в жизни. Наши друзья взяли ребенка, у них своих пятеро, они взяли шестого с синдромом Дауна. Когда Вероника пришла оформлять усыновление, им говорят: «А вы из Истринского района?». Она говорит: «Да». Ей говорят: «За последнее время так много от вас, что у вас такого особенного, что так много приходит?». Синдеева: Может быть, твое влияние? Алферова: Нет. Про это сейчас стали говорить, показывать. Ты понимаешь теперь, что тот же самый синдром Дауна ? не какой-то страшный и ужасный Бармалей, а это чудный ребенок, который дарит тебе какое-то невозможное количество любви. Дима болтается на воскресных службах, все его любят. Они правда особенные дети. Они состоят из большой души. Синдеева: У нас отзывчивые зрители, мы убеждались уже не раз, что когда из эфира есть какая-то просьба или обращение, то зрители реагируют. Я им за это ужасно благодарна, потому что они очень хорошие. Алферова: Вообще люди хорошие. Синдеева: Да. Обратись сейчас к ним. Что тебе надо, какая помощь нужна в первую очередь? Алферова: Когда ты мне сказала перед программой, я стала соображать. У меня с этим плохо. Я точно знаю, что нужны волонтеры. Их не бывает много: чем больше волонтеров, тем у большего количества детей есть возможность выезжать куда-то в выходной день. Мы сейчас пытаемся создать такую же хорошо налаженную систему волонтерства с родительскими детьми, потому что есть, например, взрослые дети, с которыми просто нужно погулять днем. Там есть много нюансов. Я так понимаю, мы не можем не взять под себя ПНИ, а там очень нужны волонтеры. Синдеева: Куда звонить, как записываться? В фейсбуке или где? Алферова: У нас есть страница в фейсбуке, называется Благотворительный фонд «Я есть!», где можно написать сообщение, наша Милена вам обязательно ответит. Также у нас появился сайт, мы его долго делали. На фейсбуке как-то все быстрее происходит, и это удобнее вашей категории зрителей. Синдеева: А деньги нужны? Алферова: Мы всячески отнекивались и отбивались все время от адресной помощи. Мы не лечим детей, они не больные, это некая особенность, с которой ты живешь всю жизнь. Нужна терапия, нужны специалисты. Синдеева: Нужны же специалисты, нужны ли массажисты Алферова: Очень нужны специалисты, нужнаиппотерапия, это стоит очень дорого. Понятно, что мы обросли определенным количеством детей, которым нужен спорт. Мы поддерживаем определенное количество детей, которые ходят в спортивные секции. Для детей, особенно с синдромом Дауна, это очень важная реабилитация, это путевка в жизнь. Синдеева: Есть сборная, есть специальная олимпиада. Алферова: Да. У нас есть человек, который пересылает нам определенную сумму денег, которую мы тратим на адресные цели: кому-то иппотерапию, кому-то логопеда, кому-то зубные врачи. Про последнее сказала, потому что на самом деле ребенку с аутизмом лечить зубы ? это целая история, это получается значительно дороже, чем простому ребенку, потому что без анестезии ты этого никогда не сделаешь. Ваша публика такая, я назвала только одну часть ? интернаты. Также у нас много мероприятий, которые мы периодически организуем, начиная с регулярных выездов в рестораны, которые называются посиделки. Синдеева: Когда детей забирают. Алферова: Приезжают родительские дети и из интерната тоже. Мы собираем особенных детей с обычными детьми и родителями. Формат дня рождения. Нас кормят, поят, какое-то представление, мы что-то делаем вместе, лепим. Синдеева: И на фейсбуке есть расписание таких выездов? Алферова: Мы не делаем заранее расписание. У нас есть проверенные места, куда мы ездим, мы сообщаем об этом адресно родителям. В идеале мне бы хотелось, чтобы было расписание, для этого мне нужен список ресторанов. Мы готовы делать это чаще, это очень правильный и нужный формат. Синдеева: Среди наших зрителей есть владельцы сетей ресторанов. Их достаточно много. Алферова: Да, я знаю.то есть я к чему, что ко мне на каких-то больших мероприятиях, концертах подходят и спрашивают, чем помочь. Я спрашиваю, что вы делаете, у вас есть? Если это парикмахерские, можно стричь наших детей или взрослых. Есть подвешенная чашка кофе, когда ты платишь, одна женщина сделала так же с оплатой услуг. Мы можем маму отправить в этот салон. Мы сейчас делаем особенную программу, занялись родителями. Потому что родители настолько задолбанные, им самим нужна помощь, очень часто такая человеческая, не специализированные тренинги. Мы недавно встречались с визажистами, красились. На глазах мама вдруг превращается в женщину, она уже чувствует себя по-другому, будет с ребенком общаться по-другому. Он не будет у нее вечно больной, она не будет чувствовать, что вечно за него извиняется. У нас в принципе на сайте будут прописаны все наши проекты, можно конкретно себе выбрать. Нам можно просто давать деньги, нам так даже легче. Мы понимаем, кому, как и что. В связи с появлением квартир деньги нам теперь будут очень сильно нужны. Если это строительная фирма, которая здесь сидит, то это, грубо говоря, фирма, которая  может Синдеева: Да, ФСК «Лидер». Алферова: прийти и хорошо сделать этот ремонт, не давая никаких денег нам. Синдеева: Тогда в фейсбуке есть страничка «Я есть!», есть твоя страничка и страница Егора Бероева, всегда можно написать. Алферова: Да, в почту. Синдеева: Я верю в наших зрителей. Алферова: Не говоря уже о рабочих местах. Был опыт «Кофемании», когда она взяла на работу именно потому, что мы там часто что-то делаем, они нам помогают то тортами, то еще чем-то. Они посмотрели, увидели и поняли, что дети классные, взяли человека на работу. Причем работа может быть очень простая, начиная от мытья посуды. Есть, например, у нас парень с синдромом, он любит мыть посуду, делает это очень хорошо. В его случае это будет не дискриминация, он это будет делать с удовольствием. Синдеева: Есть какое-то описание? Алферова: С профессиями нет, мы можем сделать список и выложить. Синдеева: Мы в свое время запускали программу «Все разные. Все равные», устраивали тоже людей с инвалидностью. Это, конечно, одна из самых важных задач, хотя все задачи важные. Алферова: Они все важные, но с людьми с ментальными особенностями есть нюансы. Должен быть контроль с нашей стороны, мы должны понять, насколько это правильно. Этот ребенок не такой универсальный. Есть некие навыки, ты можешь взять. Он более аккуратный. Тем более люди сейчас не очень готовы. Нам хочется, но когда мы с этим сталкиваемся, когда есть особенности поведения или еще чего-то, ты должен понять это, а это нужно объяснить. Синдеева: В самом начале ты сказала, что как только ты начала заниматься фондом и удивительными детьми, ты поменяла свое отношение к профессии. Алферова: Но это было временно. Может быть, если говорить о съемках, а не театре, потому что я снималась в основном в длинных сериалах, когда ты по 12 часов стоишь в кадре. Да, это моя профессия, если я стою в кадре, я начинаю заниматься всем, а сейчас есть тенденция на удешевление производства сериалов, соответственно, люди, которые работают вокруг, нечасто хорошо знают свою работу. Я все-таки выросла в театральной, киношной семье, знаю, как должно быть. Я начинаю тратить огромное количество времени на то, чтобы делать чью-то работу. Я поняла, что эти 12 часов не соответствуют. И что, ну покажут по телевизору. Синдеева: Могла бы с большей пользой проводить. Алферова: Да. Покажут, в журнале напечатают. Синдеева: А театр? Давай в конце, у нас уже программа заканчивается Алферова: Но сейчас я уже начала сниматься и играть, все-таки это актерство, без которого ты не можешь. И все-таки медийность и известность тоже помогают. Синдеева: Спектакль «Страх мыльного пузыря» идет? Алферова: Он вечный. Синдеева: Я прочитала описание, но я не была. Алферова: На него надо приходить. Он просто необычным образом создавался, еще на моем курсе, делала Лена Невежина. Он очень живой, особенный. Синдеева: Он живой, потому что все время трансформируется? Или он константный? Алферова: Там есть некий костяк, но всегда очень много импровизации. Там нельзя врать ни секунды, нельзя вдруг выпасть, настолько мы все там связаны. Наши персонажи тоже немножко с особенностями, хотя это было задолго до фонда. Синдеева: Неслучайные случайности. Алферова: Он про наши детские страхи. Мы же все до старости дети. Синдеева: Там не реальные ваши страхи? Алферова: Там есть и наши реальные. Как выяснилось, они универсальные. Когда мы сидели на курсе и  рассказывали все свои страхи, набралось их не так много, какие-то детские страхи, которые есть вообще у всех, они у некоторых остаются в детстве, а у некоторых тянутся через всю жизнь и очень мешают. Синдеева: У меня в гостях была актриса, девушка, женщина с огромной душой и сердцем Ксения Алферова. Спасибо за то, что вы делаете. Алферова: Спасибо. Синдеева: Программа «Синдеева» продолжает выходить на телеканале «Дождь», и снимаем мы ее в шоуруме дома «Дыхание», в доме на Тимирязевской. Я с удовольствием каждый раз в программе рассказываю про все плюсы этого дома: и про террасы, и про то, что Филипп Старк сделал здесь интерьеры, и про то, что здесь готовая инфраструктура, несмотря на то, что сейчас грязно и невозможно подойти к дому, стройка и так далее, но это естественный процесс. Но сейчас, мне кажется, главный аргумент этого дома — это цена за квадратный метр, потому что цена не изменилась в рублях, а курс меняется. И в общем-то, если у кого если есть какие-то накопления, это отличный повод их сюда вложить. У меня сегодня в гостях Андрей Малахов, который несмотря на болезнь, несмотря на то, что чувствовал себя не очень, я его уговорила прийти. Андрей, привет. Малахов: Привет. Синдеева: Значит, тебя можно не представлять, ничего не говорить. Малахов: Я думаю, вот ну чем можно удивить Наташу. Понимаете, у меня тут 3 дня не было съемок, и я думаю, вот 3 дня не брился, вот приду небритым, пусть увидит вот таким, каким я есть в жизни. Синдеева: Это будет эксклюзив для зрителей «Дождя». Малахов: В остальном виде его уже видят каждый день, бритым, причесанным. А вот такой, знаете, хештег #nomakeup. Синдеева: В Starhit, где ты являешься главным редактором уже много лет, ты подводил итоги 2015 года. И я, ты знаешь, с большим удовольствием их почитала, я не все взяла итоги, потому что у нас не хватит времени программы, но я хотела бы прямо по ним пройтись, потому что мне, во-первых, что-то вообще было интересно и неожиданно. Итак, юбилей года, 20 лет Первому каналу. Вот скажи мне, ты на этом канале сколько лет уже? Малахов: Я на этом канале 20 лет. Малахов: Он создавался. Я вернулся в тот год из Соединенных Штатов Америки, где был послан на учебу как отличник МГУ, как студент с красным дипломом, писать дипломную работу. Малахов: И вернувшись из штата Мичиган, со стипендией в 200 долларов, я попал обратно в съемную квартиру на Алексеевской, в какую-то полную нищету, в 1/4 штата в Останкино, где я числился младшим редактором к этому времени, на утренней программе. Я понимал, что нужно что-то менять, и активно ходил, искал место на радиоэфирах, потому что тогда уже были коммерческие радиостанции, и зарплаты были гораздо лучше. И как мне казалось, про телевидение я уже все понял. И в эту секунду убийство Листьева, передел рынка, и организация Первого канала, и я помню, как нас всех вызывают и говорят, что теперь у нас будет две зарплаты. Синдеева: Как это две зарплаты? Малахов: Нам сказали, что типа одна такая официальная, а вторая будет в конверте. И в конверте там типа 400 долларов. Синдеева: Вау, ничего себе! Малахов: Понимаешь, 400 долларов, это вообще просто. Ну и жизнь засверкала другими красками, я понял, что искать чего-то лучшего, когда  я здесь всех знаю, меня все знают. Ну и что, что 1/4 ставки на утреннем телевидении, американская мечта, все можно доказать. Ну и вот, с тех пор там. Синдеева: Когда у тебя первая программа вышла твоя, когда ты был уже в качестве ведущего? Малахов: Ведущим я стал утренней программы, и это произошло сначала на «Орбите», все-таки в советское время я попал в этот передел одного ледникового периода… Синдеева: Плавно перетекший в другой. Малахов: Плавно перетекший в другой. Все-таки сначала обкатывали ведущих на «Орбитах», на Дальний Восток, Сибирь. Я некоторое время вел программу «Доброе утро» летом, когда все в отпуске. Я вообще считаю, что лето — замечательное время делать карьеру на телевидении, потому что все монстры хотят отдыхать, они уезжают, и вот, пожалуйста, пространство открыто, ты можешь показать себя, что ты можешь-хочешь. И (НРЗБ) сказал: «Давайте попробуем, поставим его», — в какое-то августовское утро, по-моему, это было 2 августа, — «Попробуем поставить его на утренний эфир». И я помню, что тогда была студия, знаешь, один стол, какой-то невзрачной задник и такая старая ваза. Я заморочился, я переделал всю студию. Синдеева: Ну еще бы, ничего себе карьера, конечно, «Утро». Малахов: Представляешь, на национальном телевидении заморочиться и принести столы, стулья, принести букеты живых цветов расставить. Понимаешь, все-таки год в Америке, смотрел 50 каналов, чему-то там нахватался. И поэтому, когда руководство включило телевизор и вообще не поняло, что происходит в это утро, и где он сидит, и что это такое. Синдеева: Что за преображение. Малахов: Так, типа, рвется человек, ну давайте время от времени будет выпускать его, тогда была субботняя программа еще утренняя. Синдеева: Свобода творчества была? Вот как, что было? Ты выбирал темы, гостей, у тебя была редакторская группа? Как это все было? Малахов: Я как раз попал в это время, когда можно было все! Синдеева: Запретных тем не было, гостей запретных не было. Малахов: И я вот, знаешь, сейчас вспоминаю, утренняя программа, то есть я уже раз в неделю веду, утренняя программа и например, ну сейчас я тебе сделаю миксы, это понятно, что это в одно время так все не было, но например в 7.30 приходит Ольга Слуцкер, рассказывает о появлении суррогатных детей в ее семье, в 8.15 — дочь генерала Лебедя о том, что она считает, что папу убили, в 8.25 у нас телемост с Соединенными Штатами Америки, где уехавшая дочь Вайнера, «У всех на устах» Наталья Дарьялова, какой-то репортаж делает оттуда, а в 8.45 — мы с Катей Мцитуридзе, которая тогда начинала вести кинорубрику, у нас какие-нибудь кинозвезды приходят. И все это в прямом эфире, и они все что-то готовят, едят, это такой драйв невероятный. Кирилл Клейменов ведет новости тогда, которые сейчас возглавляет программу «Время». Юля Ракчеева, которая возглавляет сейчас на ТВЦ, ведет новости в этой же студии. То есть это вот все время… Синдеева: Андрей, скажи, пожалуйста, когда началось, скажем так, изменение? Вот когда ты это почувствовал, что начались редакторские правки, или когда темы появились запретные-незапретные? Малахов: Ну, ты знаешь, я думаю, что все равно у людей очень четко работают какие-то внутренние механизмы. И когда, например, может быть, тебе 2-3 раза сказали «Вы уверены, что вы хотите этим заниматься? », и ты понимаешь, что ты можешь потратить неделю своего времени на какую-то тему, заниматься ей,  которая потом может не получиться, или вдруг по каким-то причинам она не выйдет в эфир. Ты потом начинаешь жалеть себя и думаешь, а вот ты должен понимать… Синдеева: Ну, все равно у тебя же в начале этого не было, чтобы не вышло в эфир. То есть это потом появилось. Я для себя пытаюсь понять, когда случился этот перелом. Малахов: Ты знаешь, я думаю, что это все-таки, наверное, 2004, может быть, 2004-2005, что-нибудь вот… Синдеева: Когда уже это стало так заметно. Малахов: Ну как, мне показалось, что, наверное, да. У меня просто поменялось тогда руководство, и если мы начинали вот эту «Большую стирку», где так же, знаешь, что бы мы не придумали, все — пожалуйста, все, кого хочешь, веди, тащи и все-все-все. А потом пришла другая команда со стороны. Синдеева: Продюсеры? Малахов: Продюсеры пришли, да. У которых было ощущение, что вот Малахов достался нам по наследству, мы тут … Синдеева: А, вот так было. Не потому, что это рейтинговая программа, и вы пришли к звездному уже ведущему. Малахов: Да, нет-нет-нет. Это было как раз, что вы тут, типа, молчите, мы сейчас сами вас научим, что делать. А я такой человек, что, ну что бороться. Вот есть руководство… Синдеева: Ну не взбрыкнул. Малахов: Нет-нет-нет. Я к любому руководству отношусь всегда очень вежливо, лояльно и уважительно. Поэтому, если мой непосредственный главный начальник поставил передо мной тогдашнего продюсера, то ну, да, вот есть. Синдеева: Пойти к главному начальнику и сказать: «Константин Львович, меня тут вообще...». Нет? Малахов: Слушай, у Константина Львовича такое количество проблем, что будет к нему ходить Андрей Малахов, жаловаться, что его кто-то обижает. Сталь закаляется в процессе. Поэтому уже никто не помнит, где эти продюсеры, что с ними стало, а корабль дальше течет. Синдеева: Скажи, вот «Пусть говорят», это уже 15 сезон сейчас? Малахов: 15 сезон, да. Это только «Пусть говорят». Синдеева: Скажи, а не страшно бывает, а что через 10 лет? Я прочитала удивительную историю, мне кажется, когда ты был в Америке, ты наблюдал за телеведущими, искал для себя, может быть, какого-то... Малахов: Ролевую модель. Синдеева: Да, какую-то ролевую модель. И Мэтт Лауэр, который ведущий утреннего шоу на NBC уже 23 года, и ты его встретил на Олимпиаде. И вот ты его встретил, увидел, и посмотрел, как этот уставший человек, уже ему вообще, по-моему, не хочется и так далее. Вот что ты в этот момент почувствовал? Ты пытался какую-то параллель провести? Думаешь ли ты про это? Малахов: Знаешь, я даже больше скажу, например, история, как знаменитая американская телеведущая Барбара Уолтерс, создательница тоже огромного количества ток-шоу, программ, и ее история сейчас просто один в один повторяется, как наша история Валентины Леонтьевой, единственное что Барбара Уолтерс не заканчивает свои дни где-нибудь в российской провинции, как это сделала всеми любимая тетя Валя, но так же ужасные отношения с детьми, никому не нужна. Ну да, хорошо, это Манхеттен, и какие-нибудь три домработницы и водитель, который на фотографиях желтой прессы ее выводит и везет куда-то. Синдеева: Но ты же не хочешь себе такой судьбы? Подожди, но ты же не хочешь такое? Малахов: Это, к сожалению, конец всех, за исключением вечно хорошо выглядящего, бодрого, молодого Владимира Познера. Но он работает раз в неделю, 20 минут. Понимаете? Синдеева: Андрюш, и что?ом), детьми; культуры интимных чувств.

3. Правовой, ознакомление с основами законодательства о браке и семье, с важнейшими положениями семейного права, с обязанностями супругов по отношению друг к другу, к детям, к обществу.

4. Психологический, формирующий понятие о психологических основах брака и семейной жизни, навыки общения.

5. Физиолого-гигиенический, включающий знания физиологических особенностей мужского и женского организмов; вопросов личной гигиены.

6. Педагогический, включающий формирование представлений о роли семьи в воспитании детей, ее педагогическом потенциале, специфике семейного воспитания, воспитательных функциях отца и матери, о путях повышения педагогической культуры родителей, а также вооружения юношества конкретными знаниями и умениями.

7. Хозяйственно-экономический: вооружение знаниями о бюджете семьи, культуре быта, умении вести домашнее хозяйство и т.д.[1]

Другой исследователь С.В. Ковалев подчеркивает, что исходным моментом готовности человека к браку и семейной жизни является деятельное понимание им общественной значимости своих действий, определенных обязательств друг перед другом, ответственность за семью и детей, добровольное принятие неизбежных в семейной жизни забот и ограничение личной свободы.

Семья, по признанию ученых, – одна из величайших ценностей, созданных человечеством за всю историю своего существования. Семейные ценности обусловлены уникальностью и социальной значимостью семьи. Отношения супругов, детей и родителей в течение последних десятилетий стремительно менялись, все большую ценность приобретала эмоционально-психологическая сторона семейно-брачных отношений. Это значительно осложняло семейную жизнь, так как резко повышало уровень ожиданий по отношению к семейной жизни, реализовать которые многие супруги не в состоянии в силу культурных традиций общества и индивидуальных особенностей самих супругов.

1.3 Факторы, влияющие на формирование психологической готовности и подготовку

Формирование готовности девушек к семейно-брачным отношениям –неотъемлемая составная часть общей системы воспитания подрастающегопоколения. Добрачное воспитание – систематическое воздействие на подрастающее поколение с целью подготовки и включения в брачные отношения(отношения между мужчиной и женщиной), становления личности семьянина и обеспечения преемственности поколений в сфере семейно-брачных отношений.

Общество во все времена заботилось о подготовке к семейной жизни. В древние времена данный процесс протекал посредством наблюдения за повседневной жизнью своих родителей, семейный опыт усваивался в ходе участия в обычаях, обрядах, закреплялся в традиционных действиях. Отношения между супругами, требования к семейной жизни крепились под воздействием религиозных взглядов.

Однако уже в ХVIII веке ученые и педагоги осознали, что с усложнением общественных отношений, с увеличением факторов не всегда однозначно влияющих на усвоение семейных ценностей, необходимо участие других социальных институтов в формировании семейно-брачных отношений. Начинают предлагаться самые различные «рецепты» осуществления такой работы. В советской школе внедряется академический курс «Этика и психология семейной жизни». Однако перестроечные процессы, деидеологизация обучения привели к тому, что целенаправленная, методически выстроенная работа в данном направлении практически прекратилась. При этом, однозначно, что педагогический опыт, накопленный за предыдущий период требует своего изучения, осмысления и распространения наиболее эффективных разделов программ в настоящее время.

Во второй половине ХХ века во многих странах произошла, так называемая, «сексуальная революция», в результате которой общество столкнулось с ростом таких, ставших характерными для сексуальной молодежной субкультуры явлениями, как раннее начало половой жизни; аборты или рождение внебрачных, часто аномальных детей, с нередким отказом юной матери от ребенка; заболевания, передаваемые половым путем; дестабилизация института семьи; преступления на сексуальной почве. Эти и другие негативные явления оказались обусловлены главным образом не столько пресловутой акселерацией, недоработками системы здравоохранения либо экологическим неблагополучием, сколько изменившимся в явно худшую сторону характером воздействия на подрастающее поколение ряда важнейших институтов социализации, особенно таких, как семья, средства массовой информации, современная литература и искусство. В условиях урбанизации, либерализации половой морали, ослабления воспитательной функции семьи и образовательных учреждений, наконец, при фактическом отсутствии воспитательно-образовательных программ по вопросам пола и сексуального поведения, полоролевая социализация превратилась в стихийный и плохо управляемый процесс.

Среди социальных институтов важнейшим в формировании личности является институт семьи. В семье формируются основные моральные представления и нравственные принципы. Усвоенные бессознательно, они сохраняются на всю жизнь. Воспитание будущего семьянина зависит от многих факторов, главную роль среди которых играет образ жизни и поведение родителей. Характер взаимоотношений между ее членами, атмосфера семьи, активное участие обоих родителей в воспитании детей, наличие у отцов и матерей специальных знаний и педагогических навыков, правильная организация практической деятельности детей и семейного досуга – все тоже имеет важнейшее значение в воспитании семьянина.

Семья представляет собой многогранную систему, в которой существуют не только взаимодействие и взаимоотношение в диаде «родитель–ребенок», но и взаимопроникновение мира взрослых в мир детей, что объективно может способствовать формированию у детей «образа семьи». В этом смысле уже можно говорить о том, что ориентация на семью неосознанно начинает складываться с самого раннего детства и закрепляется тогда, когда в подростковом возрасте, а то и раньше, ребенка начинают готовить к созданию собственной семьи. Практически все нравственно-трудовые качества, которые вырабатывались у детей, непосредственно связывались с их применением в будущей семье.

Роль семьи на этапе подготовки к семейной жизни заключается в формировании у ребенка набора ориентаций и установок на общепринятые нормы поведения в качестве супруга. В частности, это – самоидентификация себя как представителя определенного пола, принятие существующих в данном обществе жизненных ценностей, определяющих взаимодействие мужа и жены.

В подростковом и раннем юношеском возрасте формируются такие психологические новообразования, которые являются важнейшими для будущего семьянина: сознательная регуляция своих поступков, умение учитывать чувства, интересы и желания других людей, направленность на другого человека. Эти новообразования не возникают сами собой. Они воспитываются окружением ребенка, прежде всего — семьей, в которой он проживает.

Родители воспитывают детей в соответствии со своими ценностнымиориентациями, прививая им свои стереотипы полового и супружеского поведения. Но, оказываясь вне влияния родительской семьи и приобретая собственный опыт, индивид сталкивается с иной ситуацией, которая разрушает сформированные стереотипы. Возникает противоречие: идеального и реального, установок на супружество старшего поколения и молодежи. При вступлении в брак они меняются под воздействием реальной практики совместной жизни до рождения ребенка, а затем, после появления детей. Возникает целая система противоречий между возникшими представлениями о супружестве на этапе первичной социализации личности и теми требованиями, с которыми она сталкивается в своей дальнейшей личной жизни.

Рассматривая влияние семьи на формирование брачных установок, Н.И. Шевандрин выделяет следующие факторы, способствующие формированию неадекватных брачно-семейных установок:

− аморальное поведение родителей (алкоголизм, девиантное поведение);

− неполный состав семьи;

− недостаточный уровень знаний и навыков родителей по воспитанию детей;

− негативность отношений между родителями;

− конфликтность отношений в семье;

− вмешательство со стороны родственников в дела семьи и воспитание детей.[2]

В неполной семье родителем, на попечении которого находятся дети, как правило, является женщина. Помимо материального неравенства среди детей из неполных семей, неспособность матери уделять достаточно времени и внимания воспитанию детей, ее собственное неудовлетворенное эмоциональное состояние и низкий статус, а также отсутствие или недостаточность мужского влияния в семье, отрицательно сказываются на воспитании детей и подростков, формируют карикатурный образ семьи. У ребенка, который живет только с одним из родителей, имеется гораздо меньше возможности знакомиться с разными вариантами социального опыта. Практически для него знакома одна социальная роль – его матери (или отца, в зависимости от того, с кем живет ребенок). Девочки, воспитывающиеся в такой семье, нередко ориентированы на стереотипы одиночного брачного поведения, мальчики же не имеющие влияния отца, затрудняются впоследствии в идентификации своего семейного статуса.

Еще одним отрицательным показателем современности является то, что усилилась социальная тенденция самоустранения многих родителей от решения вопросов воспитания и личностного развития ребенка, выражающаяся в увеличении числа родителей, не занимающихся воспитанием, содержанием, обучением своих несовершеннолетних детей или занимающихся этим ненадлежащим образом. Это происходит в силу трудовой занятости, перегруженности бытовыми проблемами, потери нравственных ориентиров, переоценки ценностей, а нередко неумения и нежелания заниматься с детьми. Люди (и прежде всего мужчины) избегают ответственности, связанной с браком, не приспособлены к нему психологически и физиологически, или же не отвечают по своим морально-психологическим качествам (в особенности в результате пьянства и алкоголизма) высоким требованиям брака.

З. Матейчик подчеркивает, что, несмотря на то, что отсутствие в семье отца или матери является (с точки зрения социальной подготовки ребенка) серьезным недостатком, иногда лучше, чтобы вообще не было родителя, чем иметь деформированный, отрицательный, отталкивающий пример.

Таким образом, самым действенным средством воспитания будущего семьянина выступает образ жизни родителей, семейный уклад, отношения между членами семьи. Семейные ценности формируются в значительной степени в самой семье, они подсознательно усваиваются членами семьи, особенно детьми, которые впоследствии реализуют их в своей взрослой жизни.

В настоящее время роль общества сверстников как одного из факторов социализации подрастающих поколений возросла по сравнению с предыдущими эпохами. Урбанизация, превращение большой семьи в малую, развитие средств массовой информации, увеличение сроков учебы, возросшая независимость от родителей привели к росту автономности молодого поколения в обществе.

Формирование готовности к семейно-брачным отношениям зависит от различных условий и факторов, социальных институтов и образований. На сегодняшний день подрастающее поколение находится под воздействием негативных образов отношений между мужчиной и женщиной, культивирования «свободных» отношений – свободных от ответственности за любимого человека, за семью и детей. В связи с этим, для пропаганды здоровой крепкой семьиобществу необходимо, чтобы было позитивное влияние со стороны основных социальных институтов. Кроме того, взаимодействие важнейших воспитательных институтов в этом процессе является основным условием эффективного решения поставленной проблемы.

Семейный кодекс РФ в статьях 12,13,14 устанавливает условия заключения брака, т.е. обстоятельства, наличие которых необходимо для придания браку юридического значения, и препятствия к заключению брака, т.е. обстоятельства, делающие заключение брака неправомерным. Условиями заключения брака в Семейном кодексе РФ являются:

1) взаимноесогласие лиц, вступающих в брак; их воля должна быть выражена свободно и независимо; только непосредственно сами эти лица могут решить вопрос о создании семьи; российское законодательство не допускает заключения брака через представителя, так как воля на вступление в брак должна быть выражена лично; противоправным является принуждение к вступлению в брак путем угроз, насилия либо иного воздействия;

2) достижение брачного возраста; брачный возраст в Российской Федерации – 18 лет; он совпадает с возрастом гражданского совершеннолетия; законодатель исходит из того, что именно к этому возрасту лицо становится физически и психически достаточно зрелым, чтобы правильно оценить важность и последствия такого акта, как вступление в брак; законодательство не устанавливает предельного возраста для вступления в брак; не имеет юридического значения и разница в возрасте лиц, вступающих в брак [21].

Выделяют три основные ступени готовности к браку:

1. Физическая зрелость. Принято считать, что наступление брачного возраста означает завершение физического развития человека. И действительно, его рост, масса тела, окружность грудной клетки, мышцы по своим размерам приближаются к размерам взрослого человека.

В юношеском возрасте завершается пубертатный период, то есть период полового созревания. Физиологи считают его одним из наиболее ответственных в жизни человека. Это означает способность девушек к зачатию ребёнка без ущерба для своего здоровья, а для девушки ещё и способность выносить и родить здорового ребёнка. Конечно, половая зрелость – одна из важнейших основ супружества. Но половая зрелость ещё не показатель социальной и психологической готовности к браку. Не означает она и готовности к гармоничной сексуальной жизни в браке. А ведь необходима ещё и этическая, и экономическая готовность к семейной жизни, не обойтись и без овладения азбукой воспитания детей, самовоспитания. Поэтому непросто определить, кто из восемнадцатилетних уже социально и морально готов к браку, а кто ещё смотрит на взрослую жизнь глазами ребёнка.

2. Социальная зрелость. Среди принятых в обществе показателей социальной готовности к созданию семьи авторы перечисляют следующие: завершение образования, приобретение профессии или продолжение получения высшего образования, начало самостоятельной трудовой деятельности. С этим неразрывно связана социально – экономическая готовность к браку, суть которой состоит в возможности самостоятельно материально обеспечить себя и свою семью. Однако часть девушек становятся экономически независимыми от родительской семьи в 18-19 лет, а другая часть ещё пять – семь лет пользуется материальной помощью родителей.

Это противоречие – серьёзное препятствие на пути упрочения брачных союзов.

3. Этико-психологическая готовность к браку. Ключевой предпосылкой гармонии супружества и прочности семьи является этико-психологическая готовность вступающих в брак. Она включает очень многие факторы, которые взаимодействуют между собой. Юношу или девушку нельзя считатьподготовленными к браку, если у них не сформирован идеал современной семьи, если они не имеют ясного представления о том, зачем вступают в брак, чего ждут от семьи, какие семейные отношения хотят построить, какие обязанности на них налагает супружество, родительство. Будущие супруги должны быть готовы к тому, чтобы сознательными совместными усилиями создать благоприятные условия для жизни семьи, для каждого ее члена.

С семьёй человек, как правило, связывает своё стремление быть счастливым. И очень важно уже с раннего детства активно прививать детям правильное представление о личном счастье. В основе этого представления должно быть понимание того, что оно невозможно без дружной семьи, без детей, без умения делать людям добро, быть трудолюбивым. На отношения между супругами, на характер семейной жизни определённое влияние оказывают мотивы вступления в брак. Осознание их – важный показатель этико-психологической готовности к семейной жизни.

Правоотношения, возникающие между супругами, могут носить личный и имущественный характер. Личные права и обязанности в отличие от имущественных не имеют экономического содержания и тесным образом связаны с личностью супруга, не отделимы нее. Личные права неотчуждаемы, они не могут быть предметом каких-либо сделок. Число личных прав супругов, указанных в законодательстве сравнительно невелико, так как личные взаимоотношения супругов в силу самой природы наименее всего способны подвергаться правовому регулированию.

Семейное право регулирует вопросы прекращениябрака, котороепроисходит вследствие следующих юридических фактов: 1) смерти или объявления судом одного из супругов умершим; 2) расторжения брака по заявлению одного или обоих супругов, а также по заявлению опекуна супруга, признанного судом недееспособным [21].

Е.С. Калмыковасреди факторов, определяющих стабильность семей, выделяет готовность молодежи и, в частности, девушек  к браку. Это система социально-психологических установок личности, определяющая эмоционально-психологическое отношение к образу жизни, ценностям супружества [12].

Готовность к браку – интегральная категория, включающая целый комплекс аспектов:

1. Формирование определенного нравственного комплекса – готовность личности принять на себя новую систему обязанностей по отношению к своему брачному партнеру, будущим детям.

2. Подготовленность к межличностному общению и сотрудничеству. Семья является малой группой, для нормального ее функционирования требуется согласованность ритмов жизни супругов.

3. Способность к самоотверженности по отношению к партнеру.

4. Наличиекачеств, связанных спроникновениемво внутренний мирчеловека – эмпатийный комплекс. Важность этого аспекта связана с тем, что брак по своему характеру становится по-настоящему психологическим в силу утонченности человека как личности.

5. Высокаяэстетическая культура чувств и поведения личности.

6. Умение разрешать конфликты конструктивным способом.

Готовность к созданию семьи и ее благополучие во многом зависит от состояния здоровья девушек, вступающих в брак. Приобретенная в процессе жизни и деятельности стройность, легкость осанки и движений имеет важное значение в общении с противоположным полом, в будущей семейной жизни. На основе развитых физических качеств человеку легче развивать и нравственные: благородство, сдержанность, великодушие и т.п. Здоровый образ жизни способствует развитию духовной культуры человека, укреплению внутрисемейных, дружеских отношений с окружающими людьми. Человек при этом легче преодолевает психоэмоциональные трудности, стрессовые ситуации, которые порой встречаются в семейной жизни

- «Диагностика уровня эмпатийных способностей» (автор В.В. Бойко). Цель: диагностика параметров в структуре эмпатических способностей. В опроснике содержится 36 высказываний о человеке, о его образе жизни: переживаниях, мыслях, привычках, стиле поведения. Анализируются показатели отдельных шкал и общая суммарная оценка уровня эмпатии. Оценки на каждой шкале могут варьироваться от 0 до 6 баллов и указывают на значимость конкретного параметра в структуре эмпатии [16].

Основными условиями и факторами, влияющими на создание семьи, выступают социально-нравственные, психологические и педагогические аспекты готовности к семейным отношениям. Брак – это юридически оформленный, свободный, добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий для них взаимные права и обязанности. Российское государство признает лишь брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния (ЗАГС).

Таким образом, мы видим, что существующие средства подготовки не всегда формируют именно психологическую готовность, поэтому возникает необходимость в разработке новых средств.Существующие методики не дают возможности полноценно со всех сторон исследовать психологическую готовность девушек к вступлению в брак, поскольку каждая из них направлена на диагностику определенного составного компонента общей психологической готовности. Поэтому возникает необходимость совмещать несколько имеющихся методик.

Существуют программы по готовности к браку девушек, но они практически  все направлены на школьный возраст – старшеклассниц, соответственно,  возникает потребность исследования данного направления, т.к. нет разработок, ориентированных на девушек студенческого возраста. Именно поэтому возникла объективная необходимость в разработке и внедрении образовательно-воспитательных программ в качестве одного из основных путей решения комплекса возникших социальных, медико-биологических и нравственно-психологических проблем.

Программа подготовки к семейно-брачным отношениям должна основываться на следующих основных положениях: раннее начало подготовки к семейно-брачным отношениям, дифференцированный подход, преемственность мероприятий на разных этапах работы, комплексность воздействия, взаимодействие различных органов и учреждений.

Как из примеров можно выделить программу, в которой выделяют следующие блоки: 

Раздел1

Занятие 1. Ожидания и требования, предъявляемые молодыми людьми к семейной жизни ″Добрачные отношения″. Портрет идеального мужчины и идеальной женщины

1.Знакомство с группой. Сообщение цели и актуальности занятий в этом направлении.

2. Диагностика ("Тест-карта оценки готовности к семейной жизни", И.Ф. Юнда, которая помогает определить готовность будущих супругов выполнять семейные функции, анкета "Представление о брачно-семейных отношениях").

3. Вступительная беседа на тему " Что такое семья? "

4. Практическое задание: групповое создание коллажа на тему " Как я представляю свою будущую семейную жизнь".

5. Информационное сообщение" Особенности предбрачного периода".

6. Упражнение " Неожиданное знакомство".

7. Практическое задание: составление перечня качеств " настоящего " мужчины и женщины. Обсуждение полученных результатов. Опрос по теме "Качества, необходимые человеку в семье".

8. Мини-лекция по теме "Модели выбора спутника жизни″.

9. Подведение итогов "Как достичь семейного счастья?"

Занятие 2. ″Ловушки″ влюбленности

1. Информационный блок. Влюбленность. Любовь. Культура их проявления.

2. Практическое задание. Составьте список личностных качеств будущего спутника жизни.

3. ″Мозговой штурм″. Определить основные мотивы, причины ранних браков.

4. Подведение итогов.

Занятие 3. Семья моими глазами.

1. Сообщение цели занятия.

2. ″Семья — как я ее понимаю ″. Заполнение бланка, обсуждение в группе.

3. ″Столкновение правил″. Разыгрывание ситуации.

4. ″Семейные правила″. Мини-лекция.

4.Подведения итогов.

Занятие 4. Готовность к браку и семейной жизни

1. Игра на знакомство.

2. Промежуточная диагностика " Тест-карта оценки готовности к семейной жизни ", анкета " Представление о брачно-семейных отношениях".

3. Беседа на тему " Поговорим о семье...."

4. Групповая работа: поиск и анализ факторов, необходимых для создания здоровой семьи.

5. Практическое задание по составлению перечня обязанностей по дому, как для мужа, так и для жены. Обсуждение полученных результатов.

6. Подведение итогов.

Занятие 5. Особенности мужской и женской психологии.

1. Информационный блок ″Мужественность и женственность″.

2.Упражнение "Два мира".

3. Практическое задание: Юношам и девушкам необходимо создать коллаж на тему ″Мужчина и женщина″.

4. Дискуссия ″В чём заключаются сходства и различия между мужчиной и женщиной и как при этом им быть вместе″.

5. Подведение итогов, рефлексия.

Занятие 6. Психосексуальное развитие в юношеском возрасте.

1. Ритуал приветствия.

2. Информация по теме ″Профилактика рискованного поведения у молодежи″

3. Практическое задание.

4. Информационный блок ″Последствия сексуального раскрепощения″.

5. Подведение итогов. Советы специалиста.

Занятие 7. Ответственное отношение к репродуктивного здоровью.

1. Информационный сообщение по теме.

2. Групповая дискуссия по теме: Способы сохранения репродуктивного здоровья девушки.

3. Подведение итогов.

Занятие 8. Готовность к материнству и отцовству. Планирование семьи

1. Сообщение цели занятия.

2. Информационный блок ″Становление родительского поведения″.

3. Беседа ″Что такое планирование семьи″.

4. Информационный блок ″Родительские обязанности″.

5. Упражнение ″Маленький ребенок″.

6. Обратная связь.

Занятие 9. Правовые основы заключения брака

1. Сообщение цели занятия.

2. Алгоритм заключения брака.

3. Проблемы молодых семей

4. Брачный договор, основное понятие, порядок заключения, расторжения.

5. Подведение итогов.

Занятие 10. ″Гражданские″ браки, их положительные и отрицательные стороны

1. Информационное сообщение.

2. Практическое задание по ″плюсам″ и ″минусам″ незарегистрированных браков.

3. Обсуждение примеров в группе.

4. Подведение итогов.

Раздел2

1. Сообщение цели.

2. Упражнение ″Портрет семьи″.

3. Информационный блок ″Семейные роли″.

4. Дискуссия ″Разделение ролей в семье″.

5. Обратная связь.

Занятие 12. Супружеская совместимость.

1. Сообщение темы и цели занятия.

2. Упражнение в паре.

3. Информационный блок ″Психологическая совместимость″.

4. Беседа ″Факторы семейного благополучия″.

5. Подведение итогов.

Занятие 13. Этапы развития семьи и кризисы семейной жизни.

1. Сообщение цели занятия.

2. Информационный блок. " Этапы развития семьи и закономерные кризисы семьи".

3. Дискуссия " Кризисы семейной жизни ".

4. Подведение итогов занятия. Рефлексия.

Занятие 14. Конфликтные ситуации в семье. Насилие в семье.

1. Сообщение темы занятия.

2. Информационный блок "Конфликтные ситуации в семье. Причины конфликтов в семье. Эгоизм. Ревность. Супружеская неверность".

3. Практическое задание: проигрывание конфликтных ситуаций и нахождение эффективных способов их преодоления (тренинг).

4. Информация по теме ″Насилие в семье″.

5. Обсуждение в группе ситуации домашнего насилия.

6. Алгоритм поведения в ситуации насилия.

7. Дискуссия " Принципы совместной супружеской жизни".

8. Подведение итогов.

Занятие 15. Развод как социально-психологический феномен.

1. Сообщение цели занятия.

2. Лекция на тему " Развод как социально-психологический феномен. Постразводная ситуация в семье".

3. Дискуссия " Причины разводов".

4. Подведение итогов. Обратная связь.

Занятие 16. Роль семьи в формировании личности ребёнка.

1. Сообщение темы и цели занятия.

2. Информационный блок.

3. Упражнение "Дело мастера боится".

4. Беседа на тему "Негативные факторы семейного воспитания"

5. Информационный блок.

6. Подведение итогов. Рефлексия.

Занятие 17. Детско-родительские отношения. Стиль общения и взаимодействия с ребенком.

1. Сообщение темы и цели занятия.

2. Информационный блок. Проблемы ответственности в семье.

3. Практическая часть:

Упражнение ″Забота″.

Упражнение ″Принятие ответственности″.

Упражнение ″Модели общения. Как мы общаемся?″

4. Подведение итогов.

Занятие 18. Хозяйственно-экономическая сфера семейных отношений.

1. Дискуссия " Кто и как должен распределять деньги в семье? "

2. Беседа на тему " Бюджет семьи ".

3. Анализ ситуаций. Тест ″Экономны ли Вы″.

4. Практическое задание " Планирование семейного бюджета ".

5. Выполнение творческих работ на тему " Домашний интерьер ", " Уют в моём доме ".

6. Подведение итогов.

Занятие 19. Роль семейных традиций.

1. Беседа на тему ″Для чего нужны семейные традиции?″ Семейные традиции и профессия.

2. Практическое задание: составление перечня семейных традиций.

3. Дискуссия ″Что такое профессиональная семейная традиция″.

4. Беседа ″Прародители в системе семейных отношений, их влияние на внутрисемейные отношение″.

5. Подведение итогов занятия.

Занятие 20. Итоговое занятия

1. Упражнение ″Диаграмма″.

2. Диагностика " Тест-карта оценки готовности к семейной жизни ", анкета " Представление о брачно-семейных отношениях".

3. Упражнение ″Пожелание″.

4. Подведение итогов.

Данная программа не дает полной картины подготовки девушек к семейно-брачным отношениям. В данной программе идет подготовка обоих членов семьи и не показывает полной картины подготовки именно девушек.Воспитание в данном случае рассматривается как ряд мероприятий, кратковременных кампаний, а как планомерная, систематическая работа.

Таким образом, современное состояние семейно-брачных отношений, неудовлетворительное состояние репродуктивного здоровья и сексуальных отношений настоятельно требуют разработки концепции, а на ее основе программ по подготовке подростков и юношества к выполнению ими семейных обязанностей. Основной целью подобной работы должно стать формирование жизненных ценностей, знаний, норм и паттернов поведения, которые явились бы ограничителями для возможных отклонений в процессе полоролевой социализации ребенка. Чтобы в корне изменить ситуацию, необходимы разработка и скорейшее внедрение программ по формированию адекватного семейно-брачного поведения. Специалисты отмечают, что такая работа должна быть начата уже с дошкольного возраста и особенно усилена с молодежью предбрачного возраста, а именно, – со студенческой аудиторией. Опираясь на физиологическую и психологическую литературу, Л.Н. Тимощенко выделяет несколько этапов полового просвещения детей и подростков. Считая этот подход обоснованным, рассмотрим его более подробно.

1 этап: 2-6 лет. В этом возрасте детям необходимо дать ряд основных биологических сведений, связанных с проблемой пола. На вопрос ребенка: "откуда я появился?" не стоит придумывать легенды рождения. Лучшим вариантом будет рассказать в доступной форме факт появления человека на свет. Сегодня существует множество качественных полиграфических изданий, показывающих, с учетом возрастных особенностей ребенка, особенности половых различий, процесс зарождения и появления человека. Вовремя данная информация от любящих родителей, не станет поводом для получения извращенных представлений об этом со стороны сверстников или старших ребят во дворе. Кроме того, нередко природа дает нам яркие примеры для объяснения этих сложных явлений: размножение животных, растений и т.д.

2 этап: 6-8 лет. В это время необходимо дать детям представления она значении семьи, о жизни в семье. В это время, учитывая возрастные особенности ребенка, важно показать значимость в жизни ребенка его родителей, братьев и сестер. Поскольку в дальнейшем развитии, такого благодатного времени для проповедования этих ценностей, больше не будет, так как позже главной станет учительница, затем – подростки, а далее уже своя семья, при этом нередко без осознанного решения и непонятного ее предназначения. В связи с этим нужно максимально использовать этот период для акцентуации внимания на том, что родители – самые близкие для них люди.

3 этап: 9-11 лет (предпубертатный возраст). Этот период связан с подготовкой к биологической перестройке в организме. Здесь необходимо дать важные сведения о том, что происходит в жизни мальчика и девочки, какие изменения их ожидают. Очень важно, чтобы информация была дана квалифицированными медиками.

4 этап: 12-14 лет (первый пубертатный период). Подросткам важно дать информацию о значении зрелости, показать различия междуфизической, психологической и социальной ее разновидностями. Кроме того, учитывая сложности этого переходного периода, важны беседы об эмоциональном состоянии, об изменениях внешнего вида, «скачущей самооценке». Необходимо показать, что это временные явления, что их переживают все подростки. Важно донести мысль, что есть множество способов разрешить эти проблемы без употребления табака, алкоголя, наркотиков. Прививая уважение к представителям другого пола, воспитывая определенную культуру отношений между мальчиками и девочками, нельзя забывать и о культуре отношения к собственному полу, что очень важно для создания внутренней гармонии, а позже и счастливого брака.

5 этап: 15-18 лет (второй пубертатный возраст). Здесь появляется необходимость дать юношам и девушкам полные сведения о гигиене половых отношений, о физиологии и психологии, этике и эстетике. При этом важно, чтобы разговор велся как со взрослыми, без срезания острых углов. Кроме того, важно дать информацию, что половой акт это еще не выражение любви, не нужно спешить в объятия человека, доказывая ему свою преданность и любовь. Необходимо вести серьезный разговор о счастье, совести, об ответственности за любимого и детей.




Выводы по 1 главе

Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства. Эти общие принципы нашли свое отражение в специальных принципах, которых государства обязательно должны придерживаться при регулировании брачно-семейных отношений».

Специальные принципы состоят в том, что, во-первых, мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право на вступление в брак; во-вторых, право на вступление в брак не может быть ограничено на основании расы, национальности и религии; в-третьих, брак может быть заключен только при полном и свободном согласии сторон; в-четвертых, мужчины и женщины должны пользоваться одинаковыми правами при вступлении в брак, во время состояния в браке, при расторжении брака; в-пятых, семья должна пользоваться защитой со стороны государства; в-шестых, особой защитой должны пользоваться дети.

Психологическая готовность к браку – это личностное образование, основными системными компонентами которого являются ценностные ориентации, брачная мотивация, представления о супружеской иерархии, супружеские установки и ожидания, представления о супружеских отношениях. Психологическая готовность студентов к брачным отношениям обусловливается наличием множества факторов социально-нравственной, психологической и педагогической готовности личности студента, осознанием важности и сущности ролей супругов, умением регулировать конфликты и многими другими. Она определяется как адекватное  восприятие будущими супругами всех аспектов семейной жизни, готовности к трудностям, умению понимать друг друга и уступать, находить компромиссы.

В современной психологической литературе существуют немного методик для диагностики психологической готовности человека к вступлению в брак. Данные диагностики предложены в работах: Г.С. Абрамовой [1], А.Н. Сизанова [20], В.Д. Балина, В.К. Гайда, В.К. Гербачевского [16] и других. Конкретной методики не существует. Исследователи используют комплекс диагностик основных качеств, влияющих на успешность семейных отношений, это: гендерные особенности молодого индивида, ценностные ориентации в сфере семейной жизни, эмпатийные способности как эмоциональная готовность индивида к вступлению в брак, коммуникативные особенности личности и другие. 

- Методика «Ценностные ориентации» (М. Рокич). Данной методикой выявляется система ценностных ориентаций испытуемого, которая определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее отношений к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, основу жизненной концепции и «философии жизни» [1].

- «Диагностика уровня эмпатийных способностей» (автор В.В. Бойко). Цель: диагностика параметров в структуре эмпатических способностей [16].

Таким образом, существующие методики не дают возможности полноценно со всех сторон исследовать психологическую готовность девушек к вступлению в брак, поскольку каждая из них направлена на диагностику определенного составного компонента общей психологической готовности. Поэтому возникает необходимость совмещать несколько имеющихся методик.

Психологическая готовность при вступлении в брак рассматривается в психологии как ключевая предпосылка гармонии отношений супругов в браке и жизни семьи в целом (С.В.Ковалёв). Брачные отношения являются основой семьи. В этих отношениях находят проявление как естественная, так и социальная природа человека, как материальная (общественное бытие), так и духовная (общественное сознание) сфера социальной жизни (Т.М.Трапезникова). «Ядром» современных брачно-семейных отношений являются супружеские. Эти отношения обычно «задают тон» всем остальным внутрисемейным отношениям. Супружеская диада, супружеская подсистема - основополагающий элемент, лежащий в основе развития и функционирования всей системы семьи, выполнение семьёй её основных функций.

Психологическая готовность как характеристика личности формируется на основе внешних и внутренних условий. Под внешними условиями подразумевается та конкретная обстановка, в которой осуществляется деятельность, а под внутренними - устойчивые психические особенности, свойственные данному человеку (К.К.Платонов, В.А.Крутецкий, А.А.Смирнов, М.И.Дьяченко). Исходя из этого, при формировании психологической готовности студентов к брачным отношениям внешними (педагогическими) условиями в наших исследованиях является учебная программа.

Факторами, определяющими психологическую готовность личности кбрачным отношениям, являются: семейное общение, межличностные отношения, которые складываются между родителями в семье, межличностные отношения, которые складываются между родителями и детьми, порядковый номер рождения ребёнка в семье.

Формирование готовности к семейно-брачным отношениям зависит от различных условий и факторов, социальных институтов и образований. Исследование их влияния показывает, что на сегодняшний день подрастающее поколение находится под воздействием негативных образов отношений между мужчиной и женщиной, культивирования «свободных» отношений – свободных от ответственности за любимого человека, за семью и детей. В связи с этим, для пропаганды здоровой крепкой семьи обществу необходимо, чтобы было позитивное влияние со стороны основных социальных институтов. Кроме того, взаимодействие важнейших воспитательных институтов в этом процессе является основным условием эффективного решения поставленной проблемы.

Таким образом, существующие методики не дают возможности полноценно со всех сторон исследовать психологическую готовность девушек к вступлению в брак, поскольку каждая из них направлена на диагностику определенного составного компонента общей психологической готовности. Поэтому возникает необходимость совмещать несколько имеющихся методик.

Существуют программы по готовности к браку девушек, но они практически  все направлены на школьный возраст – старшеклассниц, соответственно,  возникает потребность исследования данного направления, т.к. нет разработок, ориентированных на девушек студенческого возраста. Именно поэтому возникла объективная необходимость в разработке и внедрении образовательно-воспитательных программ в качестве одного из основных путей решения комплекса возникших социальных, медико-биологических и нравственно-психологических проблем.


Литература

1. АлешинаЮ.Е. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины / Ю.Е. Алешина, A.C.Волович// Вопр. психологии. 2009. - № 4. - С. 74-82.

2. АндрееваТ.В. Семейная психология: учеб.пособие / Т.В. Андреева. СПб. : Речь, 2012. - 244 с.

3. АнтоновА.И. Социология семьи / А.И. Антонов, В.М.МедковМ. : Изд-во МГУ : Изд-во Междунар. ун-та бизнеса и упр., 2010. - 306 с.

4. Ю.Беляева Л.А. Философия воспитания как основа педагогической деятельности: учебное пособие к спецкурсу / Л.А.Беляева. Екатеринбург, 2011.-125 с.

5. П.Бирбаева Я.Ж. Молодая семья как социальный институт на переходном этапе общества (на материалах Республики Бурятия): дис. . канд. соци-ол. наук/Я.Ж.Бирбаева. Улан-Удэ, 2009. - 161 с.

6. БогдановаJI.П. Гражданский брак в современной демографической ситуации / Л.П. Богданова, A.C.Щукина// Социол. исслед. 2013. - № 7. — С. 100-104.

7. БяковаТ. Н. Нравственно-половое воспитание молодежи, подготовка к семейной жизни / Т.Н. Бякова // Молодая семья в условиях трансформации российского общества : тез.докл. на IV Межрегион. Байкал, науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2011. - С. 16-19.

8. Витек К. Проблемы супружеского благополучия : пер. с чеш. / К. Витек; общ.ред., предисл. М.С.Мацковского. – М. : Прогресс, 2009. 138 с.

9. ГолодС.И. Состояние и перспективы развития семьи / С.И. Голод, A.A.Клецин– СПб. : С.-Петерб. фил. ИСРАН, 2010. 186 с.

10.  ГребенниковИ.В. Основы семейной жизни / И.В. Гребенников. — М. : Просвещение, 2012. - 158 с.

11.  ГуркоП.А. Трансформация института современной семьи / П.А. Гурко-Социс, 2013. № 10. - С. 95 - 98.

12.  ГылыковаЭ.В. Некоторые аспекты формирования современной молодой семьи / Э.В.Гылыкова// Молодая семья в условиях трансформации российского общества : тез.докл. на IV Межрег. Байкал, науч.-практ. конф. -Улан-Удэ, 2011. С. 21-23.

13.  ДементьеваИ. Ф. Социализация детей в семье: теории, факторы, модели / И.Ф. Дементьева. М. : Генезис, 2014. - 232 с.

14.  31. Демографическое будущее России / под ред. Л.Л.Рыбаковского, Г.Н. Кареловой. М. : Права человека, 2011. — 154 с.

15.  ДокучаеваС.О. Влияние родительской семьи на построение супружеской семьи в следующем поколении / С.О. Докучаева // Психологическая наука и образование. — 2013. №3. - С. 41-55.

16.  ДубровинаИ.В. О некоторых психологических аспектах подготовки молодежи к семейной жизни / И.В. Дубровина // Психолого-педагогические необходимости проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни. М., 2010. - С. 3-23.

17.  ЖамсуеваН.К. Молодая семья: проблемы становления и трансформации (по результатам анкетного опроса «Семейные взаимоотношения и проблемы молодой семьи») / Н.К. Жамсуева. Улан-Удэ, 2011. - 86 с.

18.  ЗритневаЕ.И. Педагогические взгляды В.А. Сухомлинского на добрачное воспитание молодежи / Е.И. Зритнева // Вестн. СевКавГТУ. Сер. Туманит.науки. 2013. - № 2(12).

19.  ЗритневаЕ.И. Подготовка молодежи к браку и семейной жизни: теория и практика / Е.И. Зритнева. Ставрополь: СКИПКРО, 2012. - 208 с.

20.  ЗритневаЕ.И. Роль семьи в подготовке молодежи к брачно-семейным отношениям / Е.И. Зритнева // Семейная психология и психотерапия. – 2014. -№ 1.-С. 12-19.

21.  КарабановаO.A. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / O.A. Карабанова. М.:Гардарики, 2014. - 317 с.

22.  КовалевC.B. Психология семейных отношений / C.B. Ковалев. М. : Педагогика, 2010. - 160 с.

23.  МацковскийМ.С. Становление брачно-семейных отношений / М.С. Мацковский, Т.А.Гурко. М. : ИС АНСССР, 2009. - 163 с.

24.  Молодая семья в условиях трансформации российского общества : тез.докл. на IV Межрегион. Байкал, науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2011.-96 с.

25.  МудрикA.B. Социализация и воспитание подрастающего поколения. / A.B. Мудрик. М.: Общество «Знание»РСФСР, 2010. - 40 с.

26.  Психология семейных отношений с основами семейного консультирования : учеб.пособие для студентов вузов / Е.И. Артамонова и др. ; под ред. Е. Г. Силяевой. 4-е изд., стер. - М. : Академия, 2010.

27.  РоговЕ.И. Психология отношений мужчины и женщины / Е.И. Рогов М.: Владос-пресс, 2012. - 288 с.

28.  Современная семья : социально-психологические проблемы / Э.В. Гылыкова и др.. — Улан-Удэ : Изд-во БГУ, 2013, 130 с.

29.  Современная семья: проблемы, решении, перспективы развития : материалы междунар. семинара / сост. Э. Ш. Камалдинова. — М., 2012. 138 с.

30.  Соловьев Н. Подготовка к семейной жизни как социальная проблема / Соловьев Н., Юстицкис В. // Культура семейных отношений. М., 2010 - 2-е изд., доп. и перераб. — 176 с.

31.  Татарова С.П., Бочиктуева С.Д. Влияние состояния семьи на формирование брачных установок молодежи. 2013, С. 26.


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!