Приграничный агропромышленный регион: предпосылки и перспективы экономической интеграции

  • Вид работы:
    Другое
  • Предмет:
    Эктеория
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    172,7 Кб
  • Опубликовано:
    2013-07-11
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Приграничный агропромышленный регион: предпосылки и перспективы экономической интеграции














Приграничный агропромышленный регион: предпосылки и перспективы экономической интеграции

 

Введение

Глобализация и интернационализация производства, углубление общественного разделения труда делают традиционную политику поддержки свободной конкуренции в отдельно взятой стране малоэффективной. Эта тенденция обусловливает необходимость поиска таких форм взаимодействия, которые обеспечили бы развитие отдельных стран как в различного рода региональных союзах, так и в рамках крупномасштабных хозяйственно-территориальных образований.

С другой стороны, глобализация способствует усилению регионализации. Регионы, формирующиеся как стихийно, так и целенаправленно, стремятся получить дополнительные конкурентные преимущества, которые обеспечили бы более быстрое и комплексное развитие их экономик. В результате динамичнее развиваются те регионы, которые наиболее эффективно интегрируют ресурсы, имеющиеся как на их, так и на сопредельных территориях.

Для Алтайского края как приграничного региона, расположенного в стороне от основных транзитных коридоров, развитие внешнеэкономических связей будет компенсировать его удаленность от основных мировых рынков. Это обусловлено, в первую очередь, сохранившейся высокой степенью хозяйственных связей с сопредельными территориями, которые базируются на отраслевом и суботраслевом разделении труда, региональных взаимосвязях, тесной кооперации на уровне предприятий и научно-технических учреждений. Предприятия АПК, крупные объединения металлургии, химии, машиностроения, электроники и приборостроения, имеющие в прошлом союзное подчинение, составляют основу промышленного потенциала государства и эффективно могут работать лишь в режиме тесной производственной и технологической кооперации.

Алтайский край, занимая значительную территорию на евроазиатском континенте в составе России, создает особое геополитическое положение, связывая активно интегрирующуюся Европу и бурно развивающиеся страны Азиатско-Тихоокеанского региона. При этом немаловажное значение в его развитии имеют соседствующие приграничные регионы, обладающие значительными природным, материальным, производственно-техническим, трудовым потенциалами и емкими рынками сбыта.

Перспективность развития интеграционных процессов подтверждается политическими решениями российского Правительства, подписанием Договора о Таможенном союзе, созданием Единого экономического пространства, принятием Декларации о Евразийской экономической интеграции. Эти действия требуют переосмысления законов регионального воспроизводства, отражающих зависимости между элементами экономик приграничных регионов.

Принимаемые в настоящее время федеральными и региональными органами власти программы, нормативно-правовые документы носят в большей степени политический характер, их практическая реализация требует научного подхода, разработки соответствующих механизмов, то есть новой парадигмы экономического развития приграничных территорий.

Говоря о приоритетных направлениях развития Алтайского края с учетом перспектив его экономической интеграции с сопредельными территориями, в первую очередь, встает вопрос продовольственной независимости, как самого региона, так и государства в целом, что является важнейшей составляющей их устойчивого развития. Особую роль играет региональный агропромышленный комплекс, в том числе машиностроительная промышленность, обеспечивающая его техническое оснащение.

В этой связи в работе введены в экономическую лексику новые понятия: «локальные полюса роста» и «локальные оси развития». В качестве пропульсивной отрасли авторами рассматривается сельскохозяйственное машиностроение Алтайского края, что, несомненно, создаст мультипликативный эффект в развитии сельского хозяйства региона в целом. Кроме того, это будет способствовать росту занятости и уровня жизни населения, повышению конкурентоспособности российской сельхозтехники; новый импульс развития получат перспективные наукоемкие производства с высокой добавленной стоимостью.

Исследуемая проблема является многоаспектной и интегрирует несколько самостоятельных проблем региональной экономики, в том числе таких, как интеграция и регионализация экономического пространства, роль приграничных регионов, региональный аспект локальной модернизации и инновационного развития.

Региональная экономика сравнительно молодая наука, имеющая вместе с тем своих классиков: фундаментальные работы А. Вебера, В. Кристаллера, И.Г. Тюнена, А. Леша и других; проблемы оптимизации межрегиональных связей, модели объединения условий межотраслевых и транспортных задач были изучены У. Изардом, Л. Мозесом, Б. Стивенсом.

Анализ научных трудов в области регионального развития и межрегионального экономического сотрудничества показывает, что в последние десятилетия в России усилилось внимание к проблемам экономического развития регионов. Территориальные аспекты экономического развития в период, предшествовавший рыночным преобразованиям, рассматривались через проблемы размещения производительных сил и комплексного развития регионов, которые получили отражение в работах Э.Б. Алаева, П.М. Алампиева, В.А. Дергачева, С.С. Артаболевского, Э.Ф Баранова, Н.Н. Баранского, В.Л. Квинта, В.В. Кистанова, Н.Н. Колосовского, Н.Н. Некрасова, А.Е. Пробста, Б.С. Хорева и других авторов.

Однако теоретико-методологические разработки межрегиональных отношений этих лет не могут быть применены в полной мере для анализа процессов реформируемой региональной экономики. Рыночные условия хозяйствования существенно меняют характер экономических отношений, что требует уточнения, а зачастую и разработки новых теоретико-методологических подходов. Исследования региональных и межрегиональных проблем в условиях формирования рыночных отношений представлены в трудах российских ученых: Ю.П. Алексеева, А.Н. Алисова, В.Н. Архангельского, М.К. Бандмана, А.Г. Гранберга, О.В. Грицая, К.В. Гусевой, Ю.С. Дульщикова, В.Н. Кириченко, В.Н. Лескина, С.Н. Леонова, М.Н. Ляшевской, Б.З. Мильнера, Т.Г. Морозовой, В.И. Видяпина, М.В. Степанова, В.В. Мищенко, В.А. Кундиус, Е.Е. Швакова, П.А. Минакира, Н.Н. Михеевой, Л.И. Полещука, А.И. Попова, О.С. Пчелинцева, А.Г. Рубинштейна, В.И. Сыркина, А.И. Татаркина, А.С. Шейнгауза и других авторов. В научных работах этих исследователей проанализирован опыт развития в России региональных экономических подсистем, их государственного регулирования, особенности осуществления экономической политики в регионах, механизмы ее реализации. Большой вклад в разработку методов управления экономикой регионов в условиях рыночных отношений внесли ученые СО РАН Р.И. Шнипер, А.С. Новоселов, А.В. Нестеров, В.И. Суслов, С.А. Суспицин, В.А. Бажанов, П. Шеметов, И. Воевода, С. Гузнер, В. Лысенко, З.И. Калугина, А.Я. Троцковский, А.С. Маршалова, О.В. Кузнецова, Б.Л. Лавровский.

Изучению международного опыта интеграционного взаимодействия для стран СНГ, специфики и перспектив интеграции и экономической консолидации в регионе СНГ, взаимодействия государственных экономических и бизнес-структур на постсоветском пространстве посвящены труды ученых Центра проблем интеграции Института международных экономических и политических исследований Российской академии наук (ИМЭПИ РАН): М.Ю. Головнина, М.С. Любского, А.П. Седлова, А.М. Либмана, О.Г Крушиной, Е.Д Фурман, А.А. Абалкина и других.

Текущие процессы глобализации воспринимаются учеными весьма неоднозначно. Большой вклад в изучение феномена глобализации внесли такие ученые, как У. Бек, М. Делягин, А. Зо, Э. Кочетов, Л. Лесков, Т. Моран, А. Неклесса, А. Панарин, А. Пороховский, Р. Робертсон, Дж. Стиглиц, А. Уткин, Дж. Фриден, Т. Фридман и другие. Вопросами развития интеграционных отношений на постсоветском пространстве в последние годы занимались ряд российских и казахстанских ученых, в том числе Ж.Я. Аубакирова, Н. Исингарин, И.К. Бейсембетов, Н. Шумский, Н. Онжанов, В. Шульга, С. Ситарян и другие.

Вместе с тем в экономической науке еще недостаточно внимания обращается на изучение социально-экономических проблем приграничных регионов, теоретических и методологических аспектов формирования комплексных региональных программ, отражающих межрегиональное сотрудничество, анализу факторов, влияющих на их эффективность, выявлению направлений совершенствования механизмов экономической интеграции регионов в условиях рыночных отношений. Учитывая, что экономическая интеграция в России выходит на все более глубокий уровень, разработка новых и уточнение существующих теоретико-методологических основ региональной политики позволит достичь наиболее эффективного экономического и социального развития приграничных регионов на основе новых организационных форм и перспектив интеграции с сопредельными территориями. В исследовании авторами были поставлены следующие задачи:

исследовать основные предпосылки развития интеграционных процессов в России в условиях функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства;

выявить роль приграничных регионов в развитии экономики страны;

проанализировать состояние, динамику и перспективы приграничного сотрудничества Алтайского края с Восточно-Казахстанской областью как фактора формирования интеграционных механизмов;

определить основные приоритеты государственной политики в области экономического развития Алтайского края;

проанализировать социально-экономическое развитие Алтайского края с учетом экономического потенциала сопредельных территорий;

изучить и классифицировать основные факторы, влияющие на экономическое развитие приграничных регионов, оценить степень их влияния на социально-экономические показатели и внешнеторговый оборот;

разработать методику определения «локальных полюсов роста» и создания на их основе «локальных осей развития» в приоритетных отраслях приграничных регионов;

изучить состояние и тенденции развития сельскохозяйственного машиностроения как пропульсивной отрасли региона;

разработать организационно-экономический механизм управления предприятиями в составе локальной оси развития;

выработать практические рекомендации по совершенствованию функционирования отрасли сельскохозяйственного машиностроения Алтайского края и определить экономическую эффективность создаваемой корпорации.

Впервые вводятся понятия «локальный полюс роста», «локальная пропульсивная отрасль» и «локальная ось развития», раскрывается их сущность и практическая значимость для приграничных регионов Российской Федерации в рамках реализации государственной политики в области региональной экономической интеграции. Интеграционные процессы на территории Алтайского края авторами рассмотрены в рамках конкретного, научно обоснованного проекта, объединяющего производственный, финансовый, трудовой, научный потенциалы приграничного региона, функционирующего в условиях единого экономического пространства с сопредельными территориями. Наиболее существенные результаты, полученные в ходе исследования, и их научная новизна заключается в том, что экономика приграничного региона рассмотрена как интеграционная система производственного комплекса сопредельных территорий; выявлены идентичные факторы, оказывающие равнозначное влияние на внешнеэкономическую деятельность приграничных регионов; введены в оборот и определены понятия «локальные полюса роста», «локальная ось развития», «локальная пропульсивная отрасль»; выявлена локальная пропульсивная отрасль, позволяющая объединить в единую производственную цепочку предприятия приграничных регионов сопредельных территорий и определена ее перспективность; предложена организационная структура управления и источники финансирования предприятий, входящих в локальную ось развития.

Результаты исследования были частично использованы при разработке стратегических планов развития предприятий ОАО ПО «Алтайский моторный завод», ООО УК «АЗПИ», ТОО «СемАз», АО «КЭМОНТ», что подтверждает его теоретическую и практическую значимость (имеются акты внедрения).

Авторы монографии будут благодарны за все замечания и пожелания, высказанные в их адрес, и учтут их в дальнейшей работе.

1. Теоретические основы формирования региональной экономической интеграции

1.1 Перспективы развития Российской Федерации в условиях функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства

экономический алтайский интеграция региональный

Интеграционные процессы постепенно охватывают все большее количество стран. В настоящее время в мире насчитывается несколько десятков интеграционных группировок, представляющих собой объединения государств различных регионов. Важнейшие из них на мировой арене следующие: Европейский союз (ЕС), Соглашение о североамериканской зоне свободной торговли НАФТА, торговый пакт МЕРКОСУР, Азиатско-тихоокеанское экономическое сообщество (АТЭС), Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Карибское сообщество и Карибский общий рынок (КАРИКОМ).

Интерес представляет выявление основных причин, побудивших различные страны к объединению в международные региональные союзы, а также определение, какого уровня интеграции они в результате достигли. Изучение основных проблем и недостатков функционирования международных региональных объединений за последние десятилетия позволит с учетом мирового опыта определить перспективы развития интеграционных процессов, в частности, между Россией и Казахстаном на современном этапе.

Таблица 1. Основные международные интеграционные группировки

Название, год создания

Входящие страны

Причины объединения

ЕС, 1952 г.

Австрия, Бельгия, Болгария, Франция Великобритания, Венгрия, Германия Греция, Дания, Ирландия, Испания Италия, Кипр, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Польша, Нидерланды, Португалия, Румыния, Чехия Словакия, Словения, Финляндия, Швеция, Эстония

- проявление после II мировой войны противоречий между интернациональным характером современного производства и узкими национально-государственными границами его функционирования; - стремление западноевропейских стран преодолеть негативный опыт двух мировых войн (рост безработицы, инфляция, активизация левых сил), исключить возможность возникновения их на континенте в будущем; - стремление восстановить собственные политические позиции и международный авторитет стран, потерпевших поражение в войне; - необходимость объединить усилия для противодействия резко обострившейся конкуренции со стороны США, Японии и новых индустриальных стран - противодействие «долларизации» мирового хозяйства; - до начала 90-х гг. конфронтация на континенте двух противоположных общественных систем, сдерживание советского влияния в Западной Европе.

НАФТА, 1994 г.

США, Канада, Мексика

- потеря ряда позиций США на мировых рынках, вытеснение штатов Европейским союзом, Японией и рядом стран Юго-Восточной Азии; - создание дополнительных рабочих мест для американцев, работающих в экспортно-ориентированных производствах, поставляющих продукцию в Мексику; - дополнительные возможности для экспорта на быстрорастущем мексиканском рынке (для США и Канады); - для Канады достижение цели закрепления статуса привилегированного экономического партнера США и облегченный доступ к самому емкому в мире рынку, особенно в свете растущей протекционистской политики штатов; - Мексике данное соглашение гарантировало доступ на американский рынок, поглощающий около 80% всего мексиканского экспорта, увеличение притока инвестиций в страну, возможность модернизации экономики; - логичное продолжение неолиберальных реформ, предпринятых правительством Мексики в начале 80-х годов и отказ от импортозамещающей стратегии развития.

МЕРКОСУР, 1991 г.

Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай

- интерес к сближению на южноамерианской региональной основе стимулировало разочарование латинамериканских стран в помощи США после Фолклендской войны Аргентины с Великобританией: так, две крупнейшие экономическиие державы Латинской Америки - Аргентина и Бразилия выдвинули совместный проект развития экономического сотрудничества и последующей интеграции, открытый для присоединения других стран.

АТЭС, 1989 г.

Австралия, Бруней. Канада, Индонезия, Япония, Корея, Малайзия, Новая Зеландия, Филиппины, Сингапур, Тайланд, США, КНР, Мексика, Новая Гвинея, Перу, Россия, Вьетнам

- создание было обусловлено, главным образом, экономическими факторами. АТЭС стал, с одной стороны, отражением процессов глобализации в азиатском регионе, а с другой - воплощением идеи тихоокеанского регионализма, реализованной США при активной поддержке Японии и Австралии; штаты были обеспокоены формированием торговых блоков в других регионах и стремились укрепить связи с быстро развивающимся регионом Восточной Азии; - в ряде стран Восточной и Юго-Восточной Азии были установлены жесткие протекционные барьеры и приняты антидемпинговые соглашения, с которыми сталкивались многие страны, пытавшиеся внедрить свои товары на рынки этих государств.

АСЕАН, 1967 г.

Малайзия, Бруней Индонезия, Сингапур, Лаос Таиланд, Мьянма Филиппины, Камбоджа

- война во Вьетнаме создавала напряженную политическую атмосферу, требовалась политическая консолидация стран в целях противостояния коммунистическому влиянию; - укрепление стабильности и обеспечения общего мирного национального развития.

КАРИКОМ, 1973 г.

Антигуа, Барбуда, о-ва Багамские, Виргинские, Британские Барбадос, Белиз, Доминика, Гренада, Гайана, Монсеррат, Невис, Ямайка

- образован «маленькими» государствами, в связи с этим их общая проблема - это поиск путей расширения рынка сбыта и торговли; следовательно, в качестве основных причин создания выступает стремление формирования общего, более емкого и диверсифицированного рынка стран-членов; - противостояние экспансии ЕС и НАФТА; - укрепление политической стабильности в регионе.

ШОС, 2001 г.

Казахстан, Китай, Киргизия, Россия, Таджикистан, Узбекистан

- противоборство НАТО и недопущение возникновения терроризма в азиатском регионе после развала СССР.


В настоящее время региональная интеграция становится все более усиливающейся тенденцией государственного развития. Нарастающая глобализация и интернационализация производства, углубление общественного разделения труда и связанное с ним развитие кооперационных связей делают традиционную политику поддержки свободной конкуренции в отдельно взятой стране малоэффективной. Это обусловливает поиск таких форм взаимодействия, которые обеспечивали бы устойчивость развития отдельных стран и регионов в различного рода интеграционных союзах. Вместе с тем, глобализация способствует усилению регионализации. Регионы, формирующиеся как стихийно, так и целенаправленно, стремятся получить дополнительные конкурентные преимущества, которые обеспечили бы им более быстрое и комплексное развитие их экономик. В результате динамичнее развиваются те регионы, которые наиболее эффективно интегрируют ресурсы, имеющиеся как на их, так и на сопредельных территориях.

В основе экономической интеграции лежат естественные процессы усиления взаимозависимости региональных хозяйственных систем и рынков. это проявляется в растущем объеме торговых, кредитных, финансовых операций, в заключении соглашений и договоров между государствами и их регионами и дополняется сознательным совместным регулированием их взаимных хозяйственных связей. Цель такого регулирования - устранение национальных барьеров на пути взаимного торгового и инвестиционного взаимодействия, обеспечение равных условий хозяйствования для экономических агентов.

Как отмечают многие ученые - исследователи процессов экономической интеграции существует принципиальная разница между участниками экономической интеграции и неинтегрирующимися, а лишь сотрудничающими государствами. Она состоит в том, что первые ставят задачу повышения эффективности экономик в целом и функционирующих предприятий, в частности, не только на своей территории, но и во всем интегрирующемся пространстве, тогда как вторые заботятся о своих индивидуальных интересах и не являются союзными партнерами по повышению эффективности во всей группе сотрудничающих государств.

Важной особенностью современных международных отношений стало динамичное развитие их межрегионального сотрудничества. Поскольку региональный уровень интеграции основывается на общности территориальных границ государств, близости характеристик исторического развития, взаимодополняемости природно-ресурсного, производственно-экономического, транспортно-коммуникационного, социально-демографического, научно-технического потенциалов, а также общности экономических проблем, внешнеэкономических и геополитических интересов. Более того, сравнительные преимущества географического положения приграничных территорий в полной мере можно использовать только совместными усилиями соседствующих государств.

Кроме того, важной особенностью развития интеграционных процессов на современном этапе является то, что центр связей перемещается из сферы обращения в сферу производства; все чаще торговые связи приобретают вторичный характер, становясь завершающим этапом интеграционного производственного сотрудничества. Данное сотрудничество приводит к глубокому проникновению экономики одной страны в экономику страны-партнера, к долгосрочной и тесной технической, технологической и экономической взаимозависимости стран. Интеграционное производственное сотрудничество осуществляется между отдельными фирмами, входящими в состав различных интегрированных корпоративных структур (ИКС), в общем плане под которыми понимается группа юридически или хозяйственно самостоятельных предприятий, ведущих совместную деятельность на основе консолидации активов или договорных отношений для достижения общих целей. Экономическое содержание этого процесса состоит в превращении отдельных разрозненных, хотя и взаимосвязанных видов деятельности в единое производство в целях увеличения объема производства продукции, повышения ее конкурентоспособности, получения прибыли.

Безусловно, реальная интеграция производства стихийно осуществляться не может. Поэтому одна из важнейших основополагающих особенностей интеграционного сотрудничества состоит в том, что оно предполагает обязательное политическое решение правительств заинтересованных стран, участвующих в этом процессе по поводу преодоления всех экономических преград, в том числе производственных, торговых, валютных, таможенных. На государства возлагается обязанность разработки нормативно-правовых основ внешнеэкономической деятельности и контроля за тем, чтобы эти правила соблюдались всеми участниками процесса экономической интеграции.

Региональная экономическая интеграция в своем развитии проходит ряд этапов: зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, экономический союз и политический союз. На каждом из этих этапов устраняются определенные экономические барьеры и различия между странами, вступившими в интеграционный союз. В результате в границах интеграционного блока складывается единое экономическое пространство, все страны-участницы выигрывают за счет повышения эффективности деятельности фирм и понижения государственных расходов на таможенный контроль.

Сначала создается зона свободной торговли: снижаются внутренние таможенные пошлины в торговле между странами-участницами, но в отношениях с третьими странами они выступают не коллективно, а индивидуально. Следующий этап - создание таможенного союза; в этом случае унифицируются внешние тарифы, проводится единая внешнеторговая политика: участники союза совместно устанавливают единый тарифный барьер против третьих стран. Третьей ступенью развития интеграционных объединений является общий рынок, когда помимо минимизации внутренних пошлин происходит устранение ограничений на перемещение из страны в страну различных факторов производства - инвестиций, работников, информации.

Следующим этапом интеграционного развития является экономический союз, предполагающий выравнивание уровня налогов, унификацию хозяйственного законодательства, технических и санитарных стандартов, координирование национальных кредитно-финансовых структур и систем социальной защиты. Выполнение этих мероприятий ведет к созданию единого внутрирегионального рынка экономически объединившихся стран. На этом этапе усиливается значение специальных надгосударственных управленческих структур, способных не только координировать экономические действия правительств, но и принимать оперативные решения от имени всего блока. По мере развития экономического союза в странах могут сложиться предпосылки для высшей ступени региональной интеграции - политического союза, который предполагает трансформацию единого рыночного пространства в целостную хозяйственно-политическую систему.

В рамках исследования были выявлены основные причины, способствующие образованию крупнейших региональных союзов, а также определение, какого уровня интеграции они в результате достигли. Изучение основных проблем и недостатков функционирования региональных объединений за последние десятилетия позволит с учетом мирового опыта определить перспективы развития интеграционных процессов в России на современном этапе.

На основе проведенного анализа (Приложение А) можно сделать вывод, что при безусловном приоритете экономических факторов на практике часто весомыми условиями объединения выступают политические мотивы, реализуемые правительствами государств (возможность увеличить политическое, военное влияние через усиление экономической зависимости государства). Более того, на современном этапе цивилизации значимость названных причин усиливается, поскольку это позволяет странам за счет интеграции защищаться от последствий глобализации мировой экономики. Кроме того, анализ функционирования международных интеграционных объединений показал, что при их значительном количестве в настоящее время ни одно не прошло все стадии интеграции, то есть, не достигнуты все поставленные цели. Наиболее глубокого ее уровня - экономического союза - достиг Европейский союз; остальные группы прошли лишь первый и второй уровни интеграции. Из наиболее крупных и значимых для мировой экономической системы интеграционных группировок уровня таможенного союза достигли МЕРКОСУР, КАРИКОМ, ЮДЕАК, ЮАТС, ЕврАзЭС (Белоруссия, Казахстан, Россия). По-нашему мнению, одной из основных причин стагнации интеграционных процессов в большинстве объединений является то, что данный вопрос недостаточно изучен и разработан с точки зрения практических рекомендаций на региональном уровне; политические мотивы зачастую не подкреплены прикладными программами и проектами, что может оказать в дальнейшем негативное влияние на функционирование сложившихся интеграционных союзов в форме, например, таможенного союза. Мы полагаем, что экономические механизмы управления такими интеграционными объединениями нужно расширять, углублять и уточнять.

Кроме того, изучение особенностей интеграции государств в форме таможенного союза, приводит нас к выводу о том, что, во-первых, большое значение для участников в этом случае имеет наличие в их составе крупных держав: тогда проблемы наличия природных ресурсов решаются эффективнее, чем в рамках союзов, объединяющих страны, бедные ресурсами. Во-вторых, дифференциация таможенных тарифов по отношению к третьим странам позволяет создавать более приемлемые условия для привлечения иностранных инвестиций и повышения конкурентоспособности национальных производителей, что оказывает позитивное воздействие на экономический рост интеграционной группировки в целом и каждого государства - члена, в частности.

Каждая интеграционная группировка имеет свои особенности развития, что во многом определяется поставленными целями, задачами и уровнем развития входящих в нее стран. Тем не менее, общим для всех них является стремление преодолеть такие негативные факторы, возникающие в системе международных экономических отношений, как территориальная удаленность, меньшая мобильность средств производства, ограниченность естественных и обретенных ресурсов, национальные барьеры, таможенные и валютные препятствия. Решение данных проблем на мировом и региональном уровнях возможно, во-первых, с помощью создания транснациональных корпораций (например, ведущая роль интеграционных процессов в организациях АТЭС принадлежит ТНК, которые являются основой межгосударственного сотрудничества). Во-вторых, с помощью согласованных мер государственных органов, урегулированных нормативно-правовой базой по целенаправленному формированию рыночного интеграционного пространства в крупных регионах мира (что явилось основой интеграционных процессов ЕС и НАФТА). По нашему мнению, на практике именно сочетание этих двух направлений может обеспечить достижение целей государств в процессе международной экономической интеграции.

Интерес к изучению развития регионов, региональной экономической интеграции нашел свое отражение в фундаментальных и современных научных трудах, посвященных данному вопросу, в многочисленных исследованиях российских и зарубежных авторов.

Большое значение в настоящее время имеют результаты исследований сибирской научной школы регионального управления (СО РАН), включающие разработку проблем экономической самостоятельности регионов, вопросов региональных предплановых исследований, программно-целевого подхода к управлению экономикой региона, проблем комплексного регионального планирования, формирования региональных рынков, исследования конкурентных позиций регионов. Впервые идеи относительно воспроизводственного подхода к управлению экономикой региона были выдвинуты Р.И. Шнипером в 60-х годах ХХ века: в его исследованиях появились такие понятия как «комплексное сбалансированное развитие региональных систем», «экономические противоречия между интересами различных региональных структур», «механизм сочетания интересов развития отрасли и территории» [48,83,93]. В дальнейшем системное исследование социально-экономической среды региона, экономических противоречий и условий рыночного взаимодействия участников регионального воспроизводственного процесса потребовало разработки и освоения новых экономических и финансовых методов их регулирования [91,115]. С 90-х годов с опорой на фундаментальные идеи теории регионального воспроизводства были получены новые научные результаты в области разработки механизма управления социально-экономическими процессами региона, включая разработку методов системной диагностики и прогнозирования развития города, методов государственного регулирования рыночных процессов, приоритетов социально-экономической и финансовой политики региона, принципов его устойчивого развития, методов взаимодействия государственных и рыночных структур [30,45,56,58,59,60,61].

Фундаментальным трудом ученых Уральского, Сибирского и Дальневосточного отделений РАН, описывающим основы и предпосылки устойчивого развития приграничных и трансграничных территорий, является монография П.Я. Бакланова и А.К. Тулохонова «Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран (проблемы и предпосылки устойчивого развития)». В работе проанализированы и рассмотрены основные свойства приграничных и трансграничных территорий, обосновано применение к ним комплексного подхода, базирующегося на сочетании структурного, эволюционного и функционального анализа; рассматривается сотрудничество приграничных регионов в области экономики, природопользования, охраны окружающей среды, интеграционные связи с Китаем, Казахстаном, Монголией [55].

Большой вклад в развитие региональной экономики внес современный ученый П. Кругман - автор «новой теории международной торговли» и «новой экономической географии», лауреат Нобелевской премии по экономике 2008 года. В работе П. Кругмана продемонстрировано, как взаимодействие трех параметров - экономия от масштаба, эластичность замещения в функции спроса и размер транспортных издержек - определяет динамику размещения производства в экономике: будут ли регионы сближаться в своем экономическом развитии или, напротив, удаляться друг от друга. Он делает вывод о том, что рост экономии от масштаба в производстве усиливает агломерационные процессы [148,149].

Рассматривая текущие процессы глобализации, нужно отметить, что воспринимаются они учеными весьма неоднозначно. Некоторые исследователи считают глобализацию тупиковой ветвью развития цивилизации, посягающей на экономический суверенитет государств и нивелирующей национальную идентичность. В то же время другие характеризуют глобальные интеграционные процессы как объективную реальность с динамичной средой, в которой можно получить шанс развития, если своевременно настраиваться на новые коды превентивного управления развитием событий. Большой вклад в изучение феномена глобализации внесли такие ученые, как У. Бек, М. Делягин, А. Зо, Э. Кочетов, А. Неклесса, А. Панарин, А. Пороховский, Р. Робертсон, Дж. Стиглиц, А. Уткин, Дж. Фриден и другие [47,92,111].

На фоне полемики по проблемам глобализации российскими экономистами ведется активная дискуссия, посвященная вопросам развития новых направлений экономической науки и преобразованиям в области системы экономических отношений. Спектр интерпретаций неоэкономики довольно широк и охватывает определения от финансоэкономики, фокусирующей внимание на финансовом капитале, до интеллектуального капитала. Активное участие в дискуссии принимают Е. Авдокушин, А. Бузгалин, Г. Дубянская, В. Коллонтай, Ю. Осипов, В. Радаев и другие [72,79].

В периодической печати последних лет российские и казахстанские экономисты рассматривают неизбежное усиление интеграционных процессов, проходящих в мире, как с положительных, так и отрицательных сторон. Среди сторонников усиления внешнеэкономической деятельности можно назвать В. Бандурина, В. Шульгу, С. Ситаряна, А. Кушниренко, Б. Леонидова, Н. Шалашову, А. Кулахметову. Данные экономисты выделяют следующие положительные моменты мировой интеграции: международная специализация и кооперирование позволяют сосредоточить научные силы, квалифицированные кадры, материальные ресурсы в тех отраслях производства, в которых данная страна специализируется. Такое сосредоточение - условие повышения технического уровня производства, роста производительности труда и качества продукции. Создаются условия для использования передового зарубежного опыта в целях ускорения научно-технического прогресса [41,53,65].

Одним из первых на постсоветском пространстве занялся исследованием глубинных вопросов становления национальных экономик и проблем, связанных с их интеграцией и вхождением в мировой рынок, ученый Н.К. Исингарин. В его работах подчеркивается, что именно разноскоростная и разноуровневая интеграция является, по сути, объективным фактором, убыстряющим процесс становления СНГ и ЕврАзЭС, которая, без сомнения, послужит не только созданию единого экономического пространства, но и поможет дальнейшему развитию духовных, культурных, исторических связей народов, прежде объединенных многолетним совместным проживанием [70]. Крайне интересны для нашего исследования научные труды Ж.Я. Аубакировой: автор исследует интеграционные взаимосвязи Казахстана со странами центральноазиатского региона и Россией, отмечая, что становление общего экономического пространства СНГ на принципах рыночных отношений и системы межгосударственного регулирования имеет ряд неоспоримых преимуществ. Кроме того, в работах Ж.Я. Аубакировой подчеркивается объективная необходимость и важность реанимации исторической линии Шелкового пути и возобновления торгово-экономических отношений между заинтересованными государствами в постсоветском пространстве [68].

Некоторые российские ученые, такие, как А.С. Булатов, Ф.С. Красульников, В.П. Орлов говорят о существовании отрицательных моментов интеграционных процессов. Так, открытость границ приводит к увеличению конкуренции на внутреннем рынке, что является благом для потребителя, но снижает возможности отечественных производителей. Все это, безусловно, благо в долгосрочной перспективе, но на начальном этапе может обернуться уменьшением численности работников на предприятиях. Кроме того, авторы подчеркивают значительную отрицательную роль вывоза капитала из развивающихся стран [78,117,118].

Вместе с тем, в экономической науке еще недостаточно внимания уделяется изучению социально-экономических проблем приграничных регионов с учетом их особого геополитического положения, разработке теоретических и методологических аспектов формирования региональных программ, отражающих межрегиональное сотрудничество, комплексному экономическому анализу состояния и развития приграничных территорий, выявлению направлений совершенствования механизмов экономической интеграции приграничных регионов в условиях рыночных отношений. Недостаточно разработаны прерогативы государственной региональной социально-экономической политики в условиях рыночных преобразований, оптимизирующей интеграционные вертикальные и горизонтальные процессы в региональной политике, экономические механизмы приграничных взаимоотношений. Учитывая, что экономическая интеграция как в мировой практике, так в России получает все более широкое распространение, разработка новых и уточнение существующих теоретико-методологических основ региональной политики крайне необходима.

Разработка этих основ невозможна без изучения факторов, влияющих на взаимодействие России с бывшими союзными республиками. Большое значение для правильного понимания особенностей этих взаимоотношений и разработки конкретных механизмов экономической интеграции входящих в их состав приграничных регионов могут способствовать как интегрирующие, так и дезинтегрирующие факторы.

Среди интегрирующих факторов можно выделить следующие:

сохранившиеся технико-технологические и инфраструктурные связи, специализация и кооперация, без которых практически невозможен выпуск конечной продукции и самостоятельное функционирование многих предприятий;

оптимальные торговые и экономические связи, определенные близостью экономических систем хозяйствования, единством территориально-хозяйственного и инфраструктурного построения экономик;

взаимная потребность развивающихся экономик в рынках сбыта и поставках сырья при условии совместной поддержки товаропроизводителей на интегрированном едином экономическом пространстве, совместное противостояние на мировом экономическом рынке конкуренции развитых государств и региональных экономических образований.

Дезинтегрирующими факторами могут быть:

различия в уровне экономического развития и степени политико-правовой зрелости, опасения правящих кругов в странах СНГ относительно возможного ограничения обретенного суверенитета;

формирование самостоятельных финансово-экономических систем суверенных государств со своими налогово-бюджетными, валютными, таможенными и другими системами и сопутствующими им тарифными, административными, налоговыми мерами ограничения взаимной торговли;

защита собственных интересов товаропроизводителей суверенных государств, поиск новых направлений торгово-экономических, производственных, инвестиционных связей;

развитие конкурентных отношений между производителями новых суверенных государств за рынки сбыта, более дешевое сырье, построение новых торговых, транспортных, коммуникационных, информационных связей со странами дальнего зарубежья [40,70].

Можно выделить ряд объективных обстоятельств, побуждающих Россию к активному экономическому интеграционному сотрудничеству со странами Содружества. Во-первых, российские производители нуждаются в емком, гарантированном рынке сбыта своей продукции, которая по многим позициям еще неконкурентоспособна на мировом рынке; во-вторых, для России имеет большое значение доступ к огромным уникальным сырьевым ресурсам, которыми располагают бывшие союзные республики (Казахстан, Украина, Узбекистан) и вокруг которых уже развернулась конкурентная борьба со стороны развитых стран мира; в-третьих, без взаимодействия с государствами ближнего зарубежья невозможно обеспечить перевозки российских внешнеторговых грузов в третьи страны.

Безусловно, согласованных действий и значительных результатов в вопросах интеграции достигли государства СНГ, входящие в состав Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС): Российская Федерация, Республики Беларусь, Казахстан, Таджикистан и Кыргызская Республика. Причем реальные перспективы экономической интеграции на данном этапе прогнозируются у трех государств: России, Казахстана, Беларуси, функционирующих в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Для них важнейшим этапом развития интеграционных отношений стало подписание документов о создании Таможенного союза (ТС) 27 ноября 2009 года на саммите ЕврАзЭС в Минске, которые вступили в силу с 1 января 2010 года.

Задачи, решаемые Таможенным союзом, изложены в Договоре о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 года. В соответствии с Договором Таможенный союз представляет собой форму торгово-политической интеграции Российский Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан [5].

Современные ученые и практики определяют Таможенный союз (ТС) как форму торгово-экономической интеграции сторон, предусматривающую единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими с территории, состоящей из таможенных территорий сторон, а также происходящими из третьих стран и выпущенными в свободное обращение на этой территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер.

Важный аспект функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства - формирование сторонами единой конкурентной политики для обеспечения свободного перемещения товаров, услуг и капитала, свободы экономической деятельности и эффективного функционирования товарных рынков. В связи с этим актуальны такие вопросы, как институциональные и методические пути к предотвращению антиконкуретных проявлений на трансграничных рынках, а также регулятивные нормы, направленные на снижение административных барьеров при движении товаров и организации функционирования бизнеса.

Что касается институциональных путей к предотвращению антиконкуретных проявлений на трансграничных рынках, то можно констатировать, что эта проблема уже решается на государственном уровне.

Учитывая необходимость обеспечения равных условий конкуренции на товарных рынках Единого экономического пространства, в том числе недискриминационного доступа хозяйствующих субъектов Сторон к товарным рынкам друг друга, Россией, Казахстаном, Беларусью, было принято Соглашение о единых принципах и правилах конкуренции (7 апреля 2011 г.).

Каждая Сторона обеспечивает наличие национального органа государственной власти, в компетенцию которого входит реализация антимонопольной (конкурентной) политики.

Наднациональным уполномоченным органом в сфере контроля за соблюдением единых правил конкуренции единого экономического пространства является Комиссия Таможенного союза.

В качестве методических путей предотвращения антиконкурентных проявлений на приграничных рынках можно выделить следующие:

. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов-конкурентов, которые, в том числе, могут привести к установлению или поддержанию цен и тарифов; разделу товарного рынка по территориальному или продуктовому принципу и др.

. Запрет на злоупотребление хозяйствующими субъектами доминирующим положением, в том числе следующие действия:

1) установление или поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара;

) навязывание контрагенту экономически или технологически не - обоснованных условий договора;

) экономически или технологически необоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки;

) создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам и др.

Доминирующее положение хозяйствующего субъекта устанавливается в соответствии с Методикой оценки состояния конкуренции, утверждаемой решением Комиссии Таможенного союза, исходя из анализа следующих обстоятельств:

) доля хозяйствующего субъекта и ее соотношение с долями конкурентов и покупателей;

) возможность хозяйствующего субъекта в одностороннем порядке определять уровень цены товара и оказывать решающее влияние на общие условия реализации товара на соответствующем товарном рынке;

) наличие экономических, технологических, административных или иных ограничений для доступа на товарный рынок.

. Запрет на недобросовестную конкуренцию, в том числе:

) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту, либо нанести ущерб его деловой репутации;

) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

) некорректное сравнение субъектом рынка производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими субъектами рынка.

. Штрафные санкции за нарушение правил конкуренции: в случае применения штрафных санкций наиболее высокие штрафные санкции должны устанавливаться за нарушения, представляющие наибольшую угрозу для конкуренции, при этом предпочтительны штрафные санкции, исчисляемые исходя из суммы выручки правонарушителя от реализации товара, на рынке которого совершено правонарушение.

. Контроль за соблюдением единых правил конкуренции.

Уполномоченным органом в сфере контроля за соблюдением единых правил конкуренции единого экономического пространства является Комиссия Таможенного союза, которая:

рассматривает заявления, в том числе проводит необходимые расследования о наличии признаков нарушения правил конкуренции;

возбуждает и рассматривает дела о нарушении правил конкуренции;

обращается в Суд Евразийского экономического сообщества с заявлением о нарушении правил конкуренции и принимает участие в рассмотрении дел этим Судом.

Каждый из уполномоченных органов Сторон уведомляет уполномоченный орган другой Стороны в случае, если им станет известно, что его правоприменительная деятельность может затронуть интересы другой Стороны в сфере защиты конкуренции.

Создание необходимой нормативной базы для осуществления контроля за соблюдением единых правил конкуренции предполагает, что к августу-ноябрю 2012 г. Комиссия Таможенного союза должна утвердить следующие документы:

) методику оценки состояния конкуренции;

) методику определения монопольно высоких (низких) цен;

) методику расчета и порядок наложения штрафов;

) порядок рассмотрения заявлений о нарушении правил конкуренции;

) порядок проведения расследования нарушения правил конкуренции;

) порядок взаимодействия Комиссии Таможенного союза и уполномоченных органов России и Казахстана;

) функции и структуру подразделения Комиссии Таможенного союза, обеспечивающего проведение расследований и подготовку материалов дел о нарушении правил конкуренции, численность и статус такого подразделения, требования к персоналу, регламент работы и порядок финансирования его деятельности.

Мы бы хотели добавить два момента, которые не нашли отражение в Соглашении:

. Принять нормы и положения, направленные на противодействие недружественным поглощениям и слияниям, выявление и пресечение картелей и тайных сговоров, особенно при проведении государственных закупок. Если иностранная компания пытается провести поглощение своего менее эффективного конкурента, то поглощаемая отечественная компания может её обвинить в попытке получения монопольной власти на внутреннем рынке.

. Принять нормы и положения о противодействии эксклюзивному дилингу, так как создание обширных собственных сетей дистрибуции может помешать мелким национальным компаниям успешно конкурировать на рынке.

Что касается регулятивных норм, которые необходимо направить России и Казахстану на снижение административных барьеров при движении товаров и организации функционирования бизнеса, то можно констатировать, что они уже документально приняты; наиболее значимые среди них:

перенесение таможенных, санитарных, ветеринарных и фитосанитарных видов контроля на внешний контур границ ТС: это во многом снизит или исключит бюрократические и административные формальности, коррупционный произвол;

унификация железнодорожных тарифов на перевозку грузов;

преодоление ограничений участия в системе госзакупок в системе в связи с введением единого национального режима в системе государственных и муниципальных закупок;

снятие административных барьеров за счет взаимного признания лицензий в лицензируемых видах деятельности;

снижение барьеров входа и выхода предприятий на рынок стран-партнеров за счет унификации и гармонизации норм и правил (соглашения по санитарным мерам, об основах гармонизации технических регламентов государств-членов ЕЭП, об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, о взаимном признании аккредитации органов по сертификации и т.д.).

Формирование Таможенного союза со странами ЕврАзЭС, включая гармонизацию законодательства и правоприменительной практики, является частью главного стратегического плана России, отраженного в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 №1662-р. Согласно данной Концепции, формирование Таможенного союза относится к первому этапу инновационного развития России (2010-2012 гг.). Второй этап инновационного развития России в области укрепления внешнеэкономических позиций России (2013-2020 гг.) предусматривает обеспечение полномасштабного функционирования Таможенного союза и формирование единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС.

Высшим органом Таможенного союза являются Межгосударственные Советы на уровне глав государств и глав правительств. Стороны Таможенного союза Договором от 6 октября 2007 года учредили Комиссию Таможенного союза - единый постоянно действующий регулирующий орган Таможенного союза. Основной задачей Комиссии является обеспечение условий функционирования и развития Таможенного союза [136].

Голоса между Сторонами в Комиссии распределяются следующим образом: Республика Беларусь -21,5; Республика Казахстан - 21,5; Российская Федерация - 57. Решения принимаются большинством в 2/3 голосов. Если одна из Сторон не согласна с принимаемым решением Комиссии, вопрос вносится на рассмотрение высшего органа Таможенного союза на уровне глав государств, который принимает решение консенсусом [1]. Высший орган Таможенного союза, Комиссия Таможенного союза и правительства Сторон сформировали договорно-правовую базу Таможенного союза, включая Единый таможенный тариф, Таможенный кодекс, Статут Суда таможенного союза.

Таможенный кодекс ТС базируется на нормах Международной конвенции об упрощении таможенных процедур (Киотской конвенции), а также соответствует принципам Генерального соглашения о тарифах и торговле. Законодательство Таможенного союза ориентировано на долгосрочную перспективу, его положения направлены на дальнейшую интеграцию государств - членов Таможенного союза в систему ГАТТ/ВТО.

Комментарии по вопросу позитивного эффекта для экономик России, Казахстана и Беларуси после вступления в ТС и отмены большинства барьеров для взаимной торговли давали первые лица государств-участниц, ведущие экономисты и аналитики. Их можно свести к следующим. Во-первых, увеличился товарооборот между странами-участницами, для предприятий расширились рынки сбыта. Во-вторых, в результате унификации таможенных тарифов установлены более высокие тарифы по товарам из третьих стран, что в свою очередь даст шанс национальным товарам занять те ниши на внутреннем рынке, которые были прочно заняты товарами из третьих стран (например, из Китая). В-третьих, вхождение в ТС стало стимулом кооперации взаимодополняющих предприятий и создания совместных вертикально-интегрированных корпораций России, Беларуси и Казахстана. Это позволит обеспечить большую конкурентоспособность продукции и совместный выход и экспансию отечественных товаров на внешние рынки.

Устранение имевшихся ограничений и действие режима свободной торговли без изъятий и ограничений привело к тому, что объем взаимной торговли товарами между странами - членами Таможенного союза по итогам 2010 года вырос по сравнению с 2009 годом на 21% и составил $88,4 млрд., а в 2012 году (по прогнозным данным) он может превысить $110 млрд.

Согласно прогнозу департамента торговой политики Евразийского экономического сообщества, суммарный интеграционный эффект от создания Таможенного союза, измеряемый дополнительным производством ВВП, к 2015 году составит около 400 млрд. долларов; Россия за счет интеграционного фактора получит дополнительно 16,8% современного уровня ВВП, Белоруссия - 16,1%, Казахстан - 14,7%. В итоге, по экспертным оценкам, устранение таможенных и других административных барьеров во взаимной торговле обеспечит в комплексе к 2015 году рост ВВП «интеграционной тройки» на 15-20% [124].

С учетом международного опыта, любая экономическая интеграция сопровождается различного рода проблемами и трудностями. Часть из них связана с отработкой норм унифицированного таможенного законодательства на практике. Вместе с тем следует подчеркнуть, что реализация любого глобального проекта, несущего изменения в сложившейся системе, требует времени и координации усилий со стороны государственных органов и представителей бизнеса.

План мероприятий по реализации соглашений, формирующих ЕЭП, предусматривает разработку и принятие 13 международных договоров и 42 иных документов (протоколов, планов мероприятий и др.) до конца 2015 года. Кроме того, правительствам сторон предстоит обеспечить выполнение более 70 обязательных мероприятий по 17 базовым соглашениям, формирующим ЕЭП, в соответствии с установленными в них конкретными сроками. Принятие этих документов и выполнение правительствами сторон обязательств по соглашениям обеспечит с 1 января 2016 года полноценное функционирование ЕЭП. Так, 18 ноября 2011 года в Москве президенты стран Таможенного союза обсудили ход интеграционных процессов на евразийском пространстве и подписали семнадцать совместных документов, в частности, Декларацию о евразийской экономической интеграции, Договор о Евразийской экономической комиссии и Решение о Регламенте Евразийской экономической комиссии. В соответствии с Договором Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) с 1 июля 2012 года станет наднациональным органом управления интеграционными процессами в формате Таможенного союза и Единого экономического пространства сменит Комиссию Таможенного союза.

Согласно принятой нормативно-правовой документации, Единое экономическое пространство - это пространство, состоящее из территорий Сторон, на котором функционируют однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм; существует единая инфраструктура и проводится согласованная налоговая, денежно-кредитная, валютно-финансовая, торговая и таможенная политика, обеспечивающие свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы [6].

Полная реализация потенциала Таможенного союза и Единого экономического пространства, совершенствование и дальнейшее развитие договорно-правовой базы, институтов и практического взаимодействия будет проходить по ряду направлений. Особенно важными из них в рамках данного исследования, по мнению авторов, являются: формирование согласованной промышленной, транспортной, энергетической и аграрной политики; углубление производственной кооперации, включая возможное создание совместных транснациональных корпораций; дальнейшее развитие межрегионального и приграничного сотрудничества; формирование эффективных структур межрегионального взаимодействия.

Изучение проблем и перспектив создания Таможенного союза и Единого экономического пространства позволило выделить и систематизировать основные положительные и отрицательные последствия функционирования данного интеграционного объединения для регионов России на долгосрочную и краткосрочную перспективу в разрезе субъектов рынка (таблица 1).

Использование системного подхода при анализе интеграционных процессов в России позволило выявить закономерности и спрогнозировать дальнейшее развитие этих процессов. Учитывая тенденции мировой глобализации, а также стратегические цели государственной политики России, создание Таможенного союза и Единого экономического пространства является важнейшим этапом экономической интеграции и оказывает непосредственное влияние на развитие национальной экономики. Вместе с тем, опираясь на достижения и недостатки существующих международных интеграционных объединений, можно сделать вывод о том, что экономические механизмы управления ТС и ЕЭП необходимо расширять и уточнять, политические решения адаптировать к экономикам государств посредством практических прикладных программ и проектов на региональном уровне.

Изучение опыта региональных объединений, функционирующих в настоящее время, позволило авторам сделать следующие выводы. Наиболее динамично и поступательно развиваются интеграционные отношения России в рамках ТС и ЕЭП. Ни одна интеграционная группировка, за исключением ЕС, не достигла подобных результатов за такой короткий промежуток времени. Создаваемое Единое экономическое пространство предусматривает прохождение государствами сразу два этапа интеграции: общий рынок, предполагающий устранение ограничений на перемещение между государствами товаров, услуг, капитала, рабочей силы, информации; и элементы экономического союза, предполагающего унификацию хозяйственного законодательства, технических и санитарных стандартов, создание надгосударственных управленческих структур, таких как Евразийская экономическая комиссия и Суд Евразийского экономического сообщества.

Таблица 1 - Перспективы развития регионов России в условиях функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства

А. Краткосрочная перспектива


Положительный эффект

Отрицательный эффект

регион

- повышение степени открытости региональных рынков, развитие приграничного сотрудничества; - экономия бюджетных средств за счет упразднения таможенных пунктов на внутренних границах государств, укрепление и обустройство внешних границ; - эффективное решение проблемы энергообеспечения экономик за счет формирования общего энергетического рынка; - решение проблемы перепроизводства агропромышленного региона за счет единой зерновой политики

- упущение доходов в связи с изменением ставок ввозных таможенных пошлин по сравнению с аналогичными ставками пошлин таможенного тарифа внутри государства (в РФ за 1 квартал 2011 г. были оценены в сумму 158 млн. долларов)

бизнес

- упрощение процесса перемещения товаров, рост взаимной, особенно приграничной, торговли; - рост емкости региональных рынков; - создание совместных предприятий; - снижение стоимости и длительности грузооборота, исключение бюрократических и административных формальностей, коррупционного произвола за счет перенесения таможенных, санитарных, ветеринарных и фитосанитарных видов контроля на внешний контур границ ТС; - снижение себестоимости продукции за счет унификации железнодорожных тарифов на перевозку грузов; - преодоление ограничений участия в системе гос. закупок в системе в связи с введением единого национального режима в системе государственных муниципальных закупок; - дополнительные возможности роста транзитного потенциала за счет доступа к услугам железнодорожной инфраструктуры для всех перевозчиков государств-членов ЕЭП; - расширение сферы деятельности коммерческих банков и других финансово-инвестиционных структур за счет создания общего рынка капитала; - снятие административных барьеров за счет взаимного признания лицензий в лицензируемых видах деятельности

- усиление конкуренции на региональных рынках между производителями внутри ЕЭП; - трудности при получении разрешительных документов по новым Единым формам, утвержденным Комиссией таможенного союза; - неполное урегулирование вопросов, связанных с получением разъяснений уполномоченных органов; - возможные простои автомобильного транспорта в связи с введением обязательного предварительного электронного уведомления по причине частых сбоев в работе средств связи;


гражданин

- облегчение пересечения внутренних границ в связи с созданием единого социального пространства; - рост занятости населения, особенно приграничных регионов, в связи с функционированием единого рынка труда; - гармонизация систем социального страхования; - общедоступность основных медицинских услуг; - эффективнее использование потенциала граждан за счет создания общего образовательного пространства

- рост цен на товары на внутреннем рынке

Б. Долгосрочная перспектива


Положительный эффект

Отрицательный эффект

регион

- обеспечение продовольственной и экономической безопасности; - повышение устойчивости народнохозяйственных комплексов к негативным внешним воздействиям, минимизация последствий мирового финансово-экономического кризиса путем объединения природных, трудовых и финансовых ресурсов; - развитие производственной интеграции экономик приграничных регионов, создание ТНК; - повышение темпов экономического роста в 1,5 раза: макроэкономический эффект от создания ЕЭП на пятилетнюю перспективу составит не менее 5% прироста ВВП, и 15% - на десятилетнюю; - повышение инвестиционного климата и имиджа; - рост деловой активности реального сектора; - диверсификация экономики, преодоление сырьевой направленности экспорта; - создание и развитие объектов транспортной инфраструктуры

- ограничение возможного объема государственной поддержки АПК в связи с установлением единых правил предоставления промышленных субсидий и государственной поддержки этой сферы 

бизнес

- повышение степени интеграционных и кооперационных связей в различных отраслях; - дополнительные преимущества за счет масштабов производства, взаимозаменяемости ресурсов с учетом возможности сбыта на более емком рынке; - развитие свободной конкуренции и, как следствие, улучшение производства, снижение расходов, рост производительности труда, активизация инновационных процессов; - создание благоприятных условий для производства конкурентной продукции за счет унификации и гармонизации норм и правил; - рост экспорта продукции обрабатывающих отраслей

не прогнозируется

гражданин

- рост занятости населения, особенно приграничных территорий; - рост благосостояния и уровня жизни населения

не прогнозируется



Такой темп интеграции, с одной стороны, свидетельствует о положительной динамике. С другой стороны, этот процесс сопровождается определенными издержками и неоднозначными мнениями о выгоде данного союза. По нашему мнению, России необходимо ориентировать свою экономику на создание региональных предприятий-лидеров. В данном контексте конкурентоспособность и эффективность российской экономики будет являться залогом успешного развития как интегрированной экономической системы в целом, так и региональной экономики, в частности.

.2 Предпосылки и тенденции региональной экономической интеграции Алтайского края с приграничными регионами

Особенности российско-казахстанских связей, предпосылок их межгосударственного сотрудничества в сфере экономики, общественно-культурной, научной, военной и иных сферах характеризуются их глубиной и многосторонностью: Россия и Казахстан - стратегические партнеры. Это необходимо учитывать при формировании новых отношений на базе общепринятых международных норм и правил. Известно, что Казахстан 16 декабря 1991 года провозгласил себя независимым суверенным государством. С этого момента начинается современное развитие двусторонних отношений Казахстана и России как межгосударственных, основанных на международных нормах и правилах. За двадцать лет двусторонние российско-казахстанские отношения прошли в своей эволюции ряд существенных этапов, из которых, по-нашему мнению, важно выделить четыре временных периода, отличающихся своими особенностями, спецификой и масштабностью.

По-нашему мнению, интеграционные процессы на региональном уровне возможны только под влиянием ряда условий и предпосылок в комплексе со стремлением государственных и региональных органов власти к сближению и сотрудничеству. Характерным примером динамичности интеграционных процессов России являются взаимоотношения с Казахстаном. Как известно, к моменту распада Советского Союза и его единого народнохозяйственного комплекса между Россией и Казахстаном, помимо их общего вхождения в единую политико-экономическую систему тоталитарного государства, сложились специфические отношения, которые оказывали и оказывают глубокое влияние на их взаимоотношения по настоящее время. Среди ряда предпосылок к углублению интеграционных отношений, считаем важным отметить следующие (таблица 2).

Межрегиональное приграничное сотрудничество государств должно включать комплекс законодательных, административных и экономических мероприятий, способствующих наиболее рациональному размещению производительных сил и выравниванию уровня жизни населения, осуществляться с разной степенью интенсивности и определяться политикой каждого государства, возможностью удовлетворения взаимных потребностей регионов и приграничных территорий в товарах, сырье и услугах и направляться на поэтапное формирование регионального рынка товаров, услуг, капитала, рабочей силы; содействовать созданию на приграничных территориях особых или специальных экономических зон, осуществлению совместных инвестиционных проектов, оптимальному использованию приграничных территорий, проведению на них совместных мероприятий по мониторингу и охране окружающей среды и другие мероприятия [19].

Таблица 2 - Предпосылки экономической интеграции приграничных регионов России с сопредельными регионами Казахстана

Предпосылки

Содержание

Исторические

- вхождение в единую политико-экономическую систему тоталитарного государства СССР в течение 69 лет.

Геополитические

- занимая огромную территорию на евроазиатском континенте, создают на нем особое геополитическое положение. Являясь географическим и социокультурным звеном, связывающим активно интегрирующуюся Европу и бурно развивающиеся страны Азиатско-Тихоокеанского региона, при условии умелого использования преимущества межгосударственного экономического сотрудничества, могут уже в ближайшее время занять ведущее место в общемировом разделении труда.

Географические

- большая территория, самая протяженная в мире общая административная граница (7,5 тыс. км.); - географическая близость; - сотрудничество строилось преимущественно на взаимодействии приграничных регионов.

Экономические

- экономики имели теснейшую связь и в течение последнего столетия формировались как единое целое; - производственно-технологическая взаимосвязь предприятий и целых отраслей хозяйства изначально была приспособлена не к автономному, а к совместному функционированию с отраслевым и суботраслевым разделением труда; - владеют мощным промышленным потенциалом, особенно в топливно-энергетической, металлургической и химической промышленности, машиностроении и металлообработке, предприятия которых десятки лет функционируют в тесной кооперации; - тесная кооперация научно-технических учреждений; - имеют большие возможности для развития сельского хозяйства; - имеют крупные и недостаточно используемые потенциальные резервы для подъема экономики и наращивания экспортного потенциала, в первую очередь производства продукции обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, а также услуг транспортной системы.

Природные

- располагают богатыми природными ресурсами, в том числе нефтью, природным газом, углем, редкоземельными элементами, рудами черных и цветных металлов.

Инфраструктур-ные

- располагают достаточно развитой транспортной системой, которая традиционно взаимосвязана с аналогичными европейскими системами, кавказскими, среднеазиатскими и дальневосточными; - основные транспортно-коммуникационные отрасли работали в едином технико-технологическом режиме.

Социально-демографические

- на территории регионов проживают представители более чем 100 национальностей; - образование, культура, наука имеют тесную взаимосвязь.

Региональные

- усиление взаимосвязи региональных хозяйственных систем и рынков.


Основу межгосударственной правовой базы регионального инновационного сотрудничества России с Казахстаном составляют: Концепция межрегионального и приграничного сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств, утвержденная Решением Совета глав правительств СНГ от 15 сентября 2004 года, и Конвенция по приграничному сотрудничеству государств - участников СНГ, принятая Решением Совета глав государств СНГ от 10 октября 2008 года. В соответствии с Конвенцией о приграничном сотрудничестве государств-участников СНГ под приграничным сотрудничеством понимаются согласованные действия, направленные на укрепление и поощрение добрососедских отношений между приграничными территориями, заключение в соответствии с законодательством Сторон соглашений, необходимых для достижения этих целей [7].

Важную роль в развитии приграничных интеграционных отношений играют Форумы руководителей приграничных регионов, которые ежегодно проводятся с 2003 года (таблица 3).

Среди соседствующих регионов одним из наиболее крупных торговых партнеров Алтайского края является Восточно-Казахстанская область. Так, одна треть товарооборота края приходится на Казахстан. Семьдесят процентов этого оборота - на Восточно-Казахстанскую область. Немаловажную роль в этом играет заинтересованность администрации в налаживании новых и укреплении уже существующих связей с приграничными регионами. Так, между Алтайским краем и Восточно-Казахстанской областью был подписан ряд Соглашений о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве [24].

Таблица 3 - Форумы межрегионального приграничного сотрудничества

Год

Место проведения

Основные мероприятия

2003

г. Омск (Россия)

Сформулированы установочные задачи, направленные на устранение препятствий, снижающих объемы товарооборота между государствами

2005

г. Челябинск (Россия)

Обсуждены вопросы об упрощении режима пересечения казахстанско-российской границы, хозяйственно-экономического и политического сотрудничества

2006

г. Уральск (Казахстан)

Разработаны идеи и формы приграничного сотрудничества, как создание Международного центра приграничного сотрудничества (МЦПС); подписаны межправительственные соглашения о порядке пересечения казахстанско-российской государственной границы жителями приграничных территорий

2007

г. Новосибирск (Россия)

Подписано соглашение о сотрудничестве в области морского транспорта

2008

г. Актобе (Казахстан)

Главная тема - инвестиционные возможности приграничных регионов Казахстана и России, решались как общие стратегические проблемы, стоящие перед двумя государствами (энергетика и продовольствие), так и проблемы непосредственно приграничных областей, проведена выставка «Высокие технологии в регионы. Приграничное сотрудничество»

2009

г. Оренбург (Россия)

Особое внимание уделено энергетическому сотрудничеству, проведена выставка «Инновационные технологии в топливно-энергетическом комплексе» с участием передовых компаний России и Казахстана

2010

г. Усть-Каменогорск (Казахстан)

Подписаны межправительственные соглашения о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов и о совместной деятельности по геологическому изучению и разведке Имашевского трансграничного газоконденсатного месторождения

2011

г. Астрахань (Россия)

Подписано межправительственное соглашение о создании особой природной зоны «Алтай», обсуждены перспективы совместного реагирования на чрезвычайные ситуации трансграничного характера, как взаимодействие в ликвидации чрезвычайных ситуаций санитарно-эпидемиологического характера в приграничных областях, последствий стихийных бедствий, оказании экстренной помощи


Приграничное сотрудничество Алтайского края с Восточно-Казахстанской областью проходит в рамках межгосударственной программы «Наш общий дом - Алтай». Шесть сопредельных областей Большого Алтая, в том числе Алтайский край и Восточно-Казахстанская область, решили строить новую модель межгосударственного приграничного сотрудничества с целью создания оптимальных условий для развития всех территорий Алтайского региона. Развитие сотрудничества сопредельных территорий России, Казахстана, Китая и Монголии должно быть реализовано в сфере экономики, торговли, науки и техники, добычи и переработки природных ресурсов, транспортного сообщения, охраны окружающей среды, туризма, образования, культуры.

Вышеизложенное позволяет рассматривать Восточно-Казахстанскую область в качестве предпосылки формирования интеграционных механизмов Алтайского края как перспективное направление развития его экономики и рассматривать ресурсный потенциал области как фактор, способствующий реализации этих механизмов.

В настоящее время статистика внешнеэкономической деятельности и в России, и в Казахстане не ведется на региональном уровне, нет детализации приграничной торговли регионов. В связи с этим анализ возможен только с позиций Алтайский край - Республика Казахстан, Восточно-Казахстанская область - Российская Федерация. Так, для Алтайского края Казахстан по объему товарооборота стабильно является основным внешнеторговым партнером. Доля Казахстана во внешней торговле Алтайского края в 2009 году составила 31,4%, однако под влиянием негативных тенденций мирового финансового кризиса товарооборот Алтайского края с Республикой Казахстан сократился на 37% по сравнению с 2008 годом. Динамика товарооборота за 2006-2009 гг. представлена в таблице 4.

Таблица 4 - Динамика товарооборота Алтайского края и Республики Казахстан за 2006 - первое полугодие 2010 гг.

Год

Товарооборот, тыс. долл. США

Экспорт, тыс. долл. США

Импорт, тыс. долл. США

В% к предыдущему периоду

2006

380429,6

218157,8

162271,8

119,2

2007

443835,1

299698,8

144136,3

116,1

2008

560618,4

396408,9

164209,5

153,2

2009

353719,0

241493,9

112225,1

63,7


По оперативным данным, за первое полугодие 2010 года ситуация значительно улучшилась. Так, экспортные показатели увеличились на 153% и составили 210605,7 тыс. долл. США (в сравнении с аналогичным периодом 2009 года - 136762,8 тыс. долл. США). Увеличение произошло в основном за счет поставок железнодорожных вагонов, кокса и полукокса из каменного угля, а также древесины. Импорт же товаров из Республики Казахстан увеличился на 44% и составил 55524,6 тыс. долл. США (за аналогичный период 2009 года - 38489,4 тыс. долл. США), за счет поставок машинного оборудования и запчастей к ним, а также проката плоского.

Внешняя торговля Алтайского края и Восточно-Казахстанской области в разрезе поставляемой продукции и предприятий, осуществляющих экспортно-импортные операции, представлена в таблице 5.

Таблица 5 - Внешняя торговля Алтайского края с Восточно-Казахстанской областью


Экспорт

Импорт

Продукция

продовольственные товары (сахар, кондитерские изделия, гречиха, молочная продукция, семена подсолнечника, масла растительные); изделия из черных металлов, краски и лаки, шины резиновые, химические реагенты, кокс и полукокс, древесина и продукция из нее; транспортные средства и запасные части; бумага и картон; электрооборудование и части к нему

продукция цветной металлургии, уран; оборудование и инструмент для обработки грунта и бурения скальных пород, основания для электрической арматуры, конденсаторы постоянной мощности; ящики и коробки из негофрированной бумаги и картона; продовольственные товары (овощи, фрукты, пшеница, рис, ячмень, рыба)

Предприятия Алтайского края

ОАО «Сибэнергомаш», ОАО «Бийский котельный завод», ОАО «Алтайвагон», ОАО «Алтайский моторный завод», ОАО ПО «Алтайский шинный комбинат», ОАО «Михайловский завод химреактивов», ОАО «Кучуксульфат», ОАО «Алтай-кокс»

ОАО «Алтай-кокс», ОАО «Бийский котельный завод», ОАО «Алтайский завод агрегатов», «Алтайвагон»


Предприятия Восточно-Казахстанской области, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью с предприятиями Алтайского края: экспортные операции осуществляют предприятия ТОО «Казцинк», ОАО «УМЗ», ТОО «Титан» (обеспечение крупных производственных компаний горюче-смазочными материалами от российских и казахстанских производителей), АО «Каполиграф»; АО «Семей Комир»; АО «УК Конденсаторный завод»: это продукция цветной металлургии, уран, оборудование и инструмент для обработки грунта и бурения скальных пород, основания для электрической арматуры, конденсаторы постоянной мощности, ящики и коробки из негофрированной бумаги и картона, продовольственные товары (овощи, фрукты, рис, ячмень, рыба).

Ведущие металлургические предприятия приграничных областей Казахстана - АО «Казцинк» (г. Усть-Каменогорск), ТОО «Семипалатинский литейно-механический завод», АО «Каз-Тюмень» (г. Риддер) Восточно-Казахстанской области, Аксуский завод ферросплавов (г. Аксу, Павлодарская область) - являются крупными потребителями коксохимической продукции производства ОАО «Алтай-Кокс».

ОАО ПО «Алтайский шинный комбинат» регулярно осуществляет поставки автомобильных шин в адрес таких предприятий Восточно-Казахстанской области, как ТОО «Востокшинторг» (г. Усть-Каменогорск), ТОО «Востокавтокомплект» (г. Семипалатинск) и др.

Горнодобывающие и перерабатывающие предприятия Восточно-Казахстанской области: Риддерского и Зыряновского горно-обогатительных комбинатов, объединения «Востокказмедь» - являются крупными потребителями строительной продукции (щебень, гравий, известь, стеновые материалы, кирпич) предприятий строительного комплекса Алтайского края, таких, как ЗАО «Известковый завод», ООО «Монолит - ПВ», ЗАО ПКФ «Неверовская дробильно-сортировочная фабрика», ЗАО «Масальская дробильно-сортировочная фабрика».

Предприятия Восточного Казахстана по производству молочной продукции ТОО «Исток 1» и ТОО «Восток-Молоко» имеют налаженные связи со Славгородским молочным комбинатом (Алтайский край).

Приграничное сотрудничество промышленных предприятий развивается активными темпами, количество предприятий Алтайского края, сотрудничающих с Казахстаном, постоянно увеличивается. Достигнутый уровень партнерских отношений края с Республикой Казахстан позволяет говорить о положительных результатах в области создания совместных российско-казахстанских предприятий, которых на территории края зарегистрировано восемнадцать единиц. Безусловно, важное значение для развития приграничного сотрудничества имеет функционирование Таможенного союза. Так, с 1 января 2010 года внешнеторговый оборот Алтайского края и Республики Казахстан увеличился на 71,1 миллиона долларов, или на 54%.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что перспективы межрегионального сотрудничества в России имеют необходимые для этого предпосылки. При этом ключевым моментом нового качества такого сотрудничества, безусловно, стала концепция создания полноценного общего рынка с признанием особого значения приграничных регионов. Однако анализ показал, что в настоящее время позитивная динамика в области экономического приграничного сотрудничества Алтайского края ограничивается лишь увеличением объема и расширением номенклатурных позиций в сфере торговли и услуг практически без участия производственных форм предпринимательства. Для выхода на более высокий уровень интеграции необходима разработка новых научно-обоснованных проектов и комплексных программ развития промышленного потенциала региона. Для этого, на наш взгляд, крайне важно отражение статистической информации о взаимной внешнеэкономической деятельности в региональном разрезе, особенно для приграничных регионов. Непродолжительный период (с 1999 по 2001 гг.) была попытка это сделать, и статистика по внешнеторговому обороту велась между Алтайским краем и Восточно-Казахстанской областью, но эта практика в силу сложности таможенного учета не нашла дальнейшего применения.

Практическая реализация политических решений, принимаемых на форумах приграничного сотрудничества по углублению региональных интеграционных процессов, возможна в случае заинтересованности в этом всех субъектов рыночной экономики. В этом случае открываются широкие взаимовыгодные возможности функционирования глубоко интегрированных производственно-финансовых систем, концентрации всех видов ресурсов в приоритетных отраслях экономики приграничного региона.

.3 Приоритеты государственных программ экономического развития приграничного региона

Схожие задачи и приоритеты в экономическом развитии России и Казахстана во многом определены исторически сложившейся структурой и специализацией их экономик.

В советский период экономика Казахстана с гипертрофированно развитым добывающим и аграрно-сырьевым секторами в основном специализировалась на сырьевом обеспечении других союзных республик. Так, из страны вывозилось 70% добываемой нефти, 55% железной руды, 28% угля, 46% черных металлов, 86% синтетического каучука и 54% продуктов основной химии. Наиболее интенсивное развитие получили добывающие отрасли промышленности, в первую очередь, нефтедобывающая. В нее вкладывалось 25% всех средств, направляемых на промышленное строительство. В то же время по производству товаров народного потребления на душу населения республика занимала 12-е место в СССР.

став независимым государством с рыночной экономикой, имеющей устойчивую позитивную динамику развития, Казахстан и сейчас остается сырьевым придатком стран ближнего и дальнего зарубежья, страной с малым удельным весом обрабатывающих отраслей промышленности. Во многом это связано со структурой инвестиций. Основными инвесторами казахстанской экономики являются иностранные и национальные сырьедобывающие компании, заинтересованные в разработке минерально-сырьевых ресурсов. И те, и другие, вкладывая свои капиталы в сырьевой сектор, способствуют значительной диспропорции в структуре инвестиций в основной капитал. Так, из многомиллиардных инвестиций, направленных в экономику Казахстана, более 80% направлено в нефте- и горнодобывающую промышленности. Такое положение дел в республике порождает множество проблем, затрудняющих ее дальнейшее поступательное развитие.

Исследование позволило выделить наиболее актуальные, по нашему мнению, проблемы развития страны.

Во-первых, минеральное сырье, которым богат Казахстан, является невозобновляемым ресурсом, и месторождения со временем истощаются. В будущем это может привести к потере экономической независимости, а затем - и политической.

Во-вторых, сырьевая направленность экономики страны делает ее почти полностью зависимой от конъюнктуры мировых цен на сырьевые ресурсы, что не способствует созданию прочной экономической базы в республике и усиливает ее уязвимость от тенденций развития мировых товарных рынков, усугубляет технологическую зависимость национальной экономики от других стран.

В-третьих, из-за низкого уровня развития «верхних» этажей экономики - обрабатывающей промышленности, научных комплексов, инновационной деятельности и современных инфраструктурных образований, республика несет существенные потери добавленной стоимости конечной продукции.

В-четвертых, по причине слабого развития обрабатывающей промышленности республика имеет потребность во многих видах продукции производственно-технического назначения, недостаток которых восполняется за счет импорта, что противоречит интересам развития национальной экономики.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что обеспечение нового качественного уровня развития экономики, способной производить конкурентоспособную и экспортно-ориентированную продукцию в несырьевых отраслях экономики, является одной из приоритетнейших задач. С этой целью в республике была разработана Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 гг., ключевые подходы которой в последующие годы должны лечь в основу формирования экономики сервисно-технологической направленности.

Приоритетами индустриально-инновационной политики являются создание новых и развитие действующих потенциально конкурентоспособных, в том числе экспортоориентированных производств, работающих в отраслях обрабатывающей промышленности по производству товаров, работ, услуг с высокой добавленной стоимостью. Привлекаемые в минеральное сырье инвестиции необходимо использовать в качестве локомотива развития смежных отраслей производства. Работа по диверсификации экономики проводится по двум направлениям. Первое - развитие обрабатывающих отраслей промышленности и отраслей высоких технологий с упором на внедрение более высоких переделов, формирование новых кластеров. Второе - развитие национальной инновационной системы и «точек» технологического прорыва.

К основным задачам Стратегии можно отнести: во-первых, обеспечение в обрабатывающей промышленности среднегодовых темпов прироста 8-8,4%; во-вторых, повышение производительности труда к 2015 году по сравнению с 2000 годом не менее чем в три раза; в-третьих, снижение энергоемкости ВВП в два раза, повышение производительности основных фондов обрабатывающей промышленности; в-четвертых, создание предпринимательского климата и общественных институтов, которые будут способствовать развитию частного сектора и совершенствовать конкурентное преимущество, добиваясь наибольшей добавленной стоимости; в-пятых, стимулирование создания наукоемких и высокотехнологичных экспортоориентированных производств; в-шестых, переход к мировым стандартам качества; и, в-седьмых, дальнейшее развитие финансового рынка и совершенствование образовательной, антимонопольной, инфраструктурной политики [11].

Для достижения поставленных в Стратегии целей предполагается функционирование специальных финансовых институтов развития, которые учреждает государство: АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына», Банк развития, Казахстанский инвестиционный фонд, Инновационный фонд, Корпорация по страхованию экспорта. Через институты развития государство должно участвовать в проектах, которые ориентированы на создание целостной системы производств, создающих конкурентоспособную продукцию, последовательно развивая технологическую и экономическую цепочку добавленных стоимостей. Предполагается, что успешная реализация Стратегии индустриально-инновационного развития должна решить проблемы, затрудняющие дальнейшее поступательное развитие республики и поднять Казахстан на новый качественный уровень развития [11].

Задачи и приоритеты в экономическом развитии России во многом определены исторически сложившейся структурой и специализацией экономики. В России после распада Советского Союза встал выбор: пойти по пути сырьевого придатка мирового сообщества или по пути технологически развитых экономик. Был выбран второй путь развития, хоть он и требует больших усилий от всех хозяйствующих субъектов страны.

В 2008 году была разработана «Стратегия социально-экономического развития России до 2020 года». Основные направления развития страны до 2020 года были сформулированы в выступлении В.В. Путина на расширенном заседании Государственного совета 8 февраля 2008 года. Так, в качестве стратегической цели определена диверсификация экономики, что предполагает создание современных производств и современных высококачественных рабочих мест, внедрение новых технологий, кардинальное повышение производительности труда. В центр всей концепции был поставлен человек, его интересы, потребности: они определены как абсолютный национальный приоритет.

В «Стратегии 2020» можно выделить три ключевых элемента:

Во-первых, это вхождение России в группу ведущих мировых держав по объему ВВП, среднедушевому доходу и по ряду других параметров.

Во-вторых, это изменение качества развития - переход от энергосырьевой экономики к инновационной модели.

В-третьих, фундаментальные социальные изменения - инвестиции в человека, создание всех условий для раскрытия творческого потенциала, постоянного самосовершенствования и саморазвития каждого гражданина [142].

Член экспертной группы №1 по обновлению «Стратегии-2020» «Новая модель экономического роста», советник ректора РАНХиГС К. Рогов отмечает, что прежняя модель экономического роста в России исчерпала себя. По его мнению, для успешного становления новой модели роста необходимо, прежде всего, «исправлять» вопиющие недостатки деловой среды и инвестиционного климата. Эксперт отмечает, что новая модель развития должна более интенсивно использовать имеющиеся ресурсы.

В связи с этим первая экспертная группа выделяет основные черты новой модели. Во-первых, необходимо исправить недостатки деловой среды и инвестиционного климата: необходимо либерализовать экономику с точки зрения высвобождения рыночных стимулов, сделать ее более гибкой, конкурентной. Во-вторых, необходимо стабилизировать макроэкономическую ситуацию и настроить макроэкономические условия под задачи нового этапа развития; решение этих задач подразумевает снижение государственных расходов, их доли в ВВП. Другими словами, надо увеличивать эффективность государственных расходов, стремясь при этом снизить фискальную нагрузку на бизнес. Третье направление экономической политики должно быть направлено на формирование условий для исправления демографической ситуации и роста численности населения. Четвертое направление - более полное использование конкурентного преимущества, связанного с качеством человеческого капитала. С одной стороны, уровень доходов, а соответственно издержки на труд в России выше, чем у других развивающихся стран. Это определяет более слабые позиции в конкуренции с ними в нишах промышленной сборки; с другой стороны, в России более образованное население, чем в странах, находящихся на схожей стадии развития: сохраняются научные школы и традиции.

Пятое направление новой модели роста - расширение несырьевого экспорта. Российский сырьевой сектор ориентирован на внешний спрос, в то время как несырьевая промышленность росла в 2000-е годы за счет внутреннего спроса, о чем уже говорилось. В дальнейшем, по мнению экспертов, этот источник роста будет ослабевать, и необходимо поддерживать рост за счет большей ориентации несырьевой промышленности на внешний спрос. Как показывает опыт других стран, устойчивого роста, ориентированного почти исключительно на внутренний спрос, не бывает. Необходимо сбалансировать его, необходимо искать новые ниши в мировом разделении труда, интегрироваться в международные цепочки производства. Только внешний глобальный рынок с его предельным уровнем конкуренции позволяет компаниям выйти на линию «фронтьера» - передовых технологических рубежей в своей сфере, передовых рубежей в экономии издержек и передовых рубежей качества [139].

Анализируя основополагающую государственную программу развития России, можно выделить проблемы, затрудняющие поступательное экономическое развитие государства. В России назрела объективная необходимость структурной модернизации и диверсификации экономики, в том числе, улучшение делового климата и институциональной среды, перераспределение инвестиционных потоков между разными секторами и отраслями, что, в свою очередь, возможно лишь при достижении устойчивого качественного роста основных социально-экономических индикаторов развития общества. Аналогичная ситуация характерна для экономики Алтайского края.

В Алтайском крае в настоящее время выстраивается система стратегического планирования. Ядром этой системы в регионе являются Стратегия социально-экономического развития Алтайского края на период до 2025 года и Долгосрочная программа социально-экономического развития Алтайского края на период до 2017 года.

Мы полагаем, что планирование перспективных направлений развития Алтайского края как приграничного региона, требует также учета приоритетов государственных программ развития сопредельных территорий, потенциал которых может быть комплексно использован с развитием интеграционных отношений. С этой целью были проанализированы документы: Стратегический план развития Восточно-Казахстанской области до 2020 года и Региональная программа индустриально-инновационного развития Восточно-Казахстанской области на 2004-2014 годы.

Стратегии и программы определяют основные приоритеты, ориентиры, характеристики, проблемы, ограничения, потенциал экономического и социального развития регионов, отдельных отраслей, секторов рынка и другие общеэкономические условия функционирования субъектов хозяйствования. Изучение данных документов позволило авторам обозначить основные государственные приоритеты развития Алтайского края в сравнении с ВКО, отметив идентичные и отличные из них (таблица 6).

Таблица 6 - Приоритеты государственных программ Алтайского края (АК) в сравнении с Восточно-Казахстанской областью (ВКО)

Приоритеты

АК

ВКО

1

Достижение высоких, отвечающих современным стандартам, показателей уровня и качества жизни населения

+

+


- развитие человеческого капитала и формирование комфортной социальной среды

+

+


- увеличение объемов жилищного строительства

+

+

2

Формирование эффективной инновационной экономики и отчетливых социальных приоритетов в развитии

+

+


- повышение уровня инновационности экономики края на основе формирования региональных центров инновационного развития и территориальных кластеров

+

+


- повышение инвестиционной привлекательности региона

+

+


- создание конкурентоспособной продукции с использованием новых технологий и масштабное внедрение инноваций

+

+


- широкое применение современных высокоэффективных форм и методов организации бизнеса и управления ими

+

+


- создание необходимых финансово-экономических, инвестиционных, инженерных, транспортно-логистических, коммуникационных инфраструктур

+

+

3

Создание туристско-рекреационного комплекса международного значения

+

+


- создание курортно-бальнеологического и медицинского центра

+


- формирование биофармацевтического инновационного кластера

+

-

4

Обеспечение динамичного роста и качественно нового уровня конкурентоспособности аграрного и промышленного комплексов

+

+


- развитие растениеводства и животноводства на основе внедрения интенсивных технологий выращивания сельскохозяйственных культур, развития племенной базы, обновления и модернизации основных фондов, укрепления кормовой базы, обеспечение роста эффективности сельскохозяйственного производства за счет технического переоснащения, повышения производительности труда

+

+


- совершенствование форм управления в аграрном секторе, создание агропромышленных холдингов и отраслевых агропромышленных кластеров

+

+


- повышение конкурентоспособности промышленности на основе смены технологической платформы, обновления номенклатуры выпускаемой продукции, востребованной на рынках сбыта, эффективных форм организации бизнеса

+

+



- обеспечение роста обрабатывающей промышленности в общем объеме производства промышленной продукции

-

+


- увеличение экспорта несырьевых товаров, расширение номенклатуры экспортных товаров и географии поставок

-

+


- обеспечение развития малого и среднего предпринимательства в промышленности, увеличение доли малого бизнеса

+

+

5

Приграничное и межрегиональное сотрудничество «Алтай трансграничный»

+

+


Анализируя существующие государственные стратегии и региональные программы развития Алтайского края, обобщив и укрупнив поставленные цели и задачи, можно констатировать, что важнейшие из них идентичны с аналогичными позициями региональных стратегических программ ВКО, а именно: подъем благосостояния и улучшение качества жизни населения на основе многоукладной социально-ориентированной рыночной экономики, базирующейся на внедрении новых информационных, инновационных технологий и обеспечивающей переход к новым стандартам качества жизни, строительства современного демократического общества.

Вместе с тем, в настоящее время нельзя говорить о целостности и совершенстве стратегического регионального планирования в России. Многие российские ученые сходятся во мнении, что современные исследования форм и методов региональной экономической политики государства недостаточно опираются на методологию и инструментарий системного подхода и математического моделирования, вследствие чего имеют некомплексный характер, часто основываются на обобщении эмпирического материала, используют несовершенные приемы оценки результативности предлагаемых решений [52].

Кроме того, многие современные ученые и практики сходятся во мнении, что настало время принципиально изменить отношение к концепции управления региональным развитием и перейти к политике поляризованного развития, сфокусированного на приоритетах. То есть доминантой государственной политики должно стать ориентирование ее на стимулирование точек роста на всех территориях, с выделением опорных регионов со стимулированием их деятельности [51].

В контексте проблемы развития приграничного региона, мы пришли к выводу, что существенным недостатком существующих региональных документов является отсутствие подхода, учитывающего особенности приграничных регионов; они носят местнический характер и не учитывают конкурентные преимущества соседствующих приграничных регионов. Отсутствие комплексного подхода в стратегическом планировании приграничных территорий, слабая проработанность вопроса их межрегионального взаимодействия и сотрудничества, безусловно, на практике приводит к недопустимому игнорированию преимуществ расположения приграничных регионов, их особого геополитического значения для государств и, как следствие, упущению ряда перспективных направлений развития, реализация которых невозможна в рамках лишь одного приграничного региона. На основании изложенного, мы предлагаем использовать комплексный подход к планированию экономического развития приграничных регионов России и ориентировать стратегическую региональную политику государства на развитие опорных регионов - локомотивов роста с использованием экономического потенциала сопредельных территорий.

Обзор зарубежного опыта поляризованного развития территорий, состояние вопроса в России в настоящее время, предложения по адаптации данного принципа для развития экономик приграничных регионов изложены в следующем разделе работы.

.4 Развитие приграничного региона в контексте теории полюсов роста

В настоящее время существует множество теорий и концепций управления регионом как экономической системой. В их основе лежат такие фундаментальные подходы как процессный, системный, ситуационный, программно-целевой, проектно-плановый, инновационный. Все они направлены на решение экономических проблем и связаны с разработкой долгосрочных прогнозов социально-экономического развития страны и ее регионов, поиск наиболее благоприятных условий производства именно на данной территории, возможности объединения всех видов ресурсов, качественной их кооперации с целью интенсификации экономического роста.

Одной из распространенных и в то же время до конца неизученных теорий, является теория полюсов роста (ПРТ). По мнению большинства ученых, в региональной экономике теория полюсов роста - это концепция, теоретически объясняющая неравномерность размещения различных отраслей хозяйственной деятельности в рыночном пространстве. Согласно этой концепции, среди отраслей региона обязательно выделяются пропульсивные (динамично развивающиеся, ведущие) отрасли. Они стимулируют развитие прилегающих территорий, прежде всего за счёт вспомогательных, дополнительных и обслуживающих производств, представляя собой полюсы роста, а их концентрация в определенных районах ведет к образованию центров развития. Такие центры могут развиваться как стихийно, так и целенаправленно, путём оптимального размещения соответствующих предприятий и создания благоприятных условий для их хозяйственной деятельности с помощью различных источников финансирования (государственных вложений, частного капитала, субсидий, налоговых льгот и др.). После развития в регионе пропульсивной отрасли дальнейшее его комплексное развитие происходит, как правило, под действием механизмов рыночной экономики [104].

Концепция ПРТ впервые была предложена французским экономистом Ф. Перру (1950) в виде экономико-матричной модели «затраты - выпуск» (анализ межотраслевых связей). В основе его идеи лежит представление о ведущей роли отраслевой структуры экономики и, в первую очередь, лидирующих отраслей, создающих новые товары и услуги. Те центры и ареалы экономического пространства, где размещаются предприятия лидирующих отраслей, становятся полюсами притяжения факторов производства, поскольку обеспечивают наиболее эффективное их использование. Это приводит к концентрации предприятий и формированию полюсов экономического роста.

В пространственно-региональную форму с учётом межрегиональных связей ПРТ перевёл французский географ Ж. Будвиль. Он показал, что в качестве полюсов роста можно рассматривать не только совокупности предприятий лидирующих отраслей, но и конкретные территории и населенные пункты, выполняющие в экономике страны или региона функцию источника инноваций и прогресса. По определению Ж. Будвиля, региональный полюс роста представляет собой набор развивающихся и расширяющихся отраслей, размещенных в урбанизированной зоне, и способных вызывать дальнейшее развитие экономической деятельности во всей зоне своего влияния. Таким образом, с этой точки зрения, полюс роста можно понимать как географическую агломерацию экономической активности или как совокупность населенных пунктов, располагающих комплексом производств.

В дальнейшем Х.Р. Ласуэн предложил: во-первых, рассматривать полюс роста как региональный комплекс предприятий, связанный с экспортом региона, а не просто с ведущей отраслью; во-вторых, понятие того, что система полюсов и каждый из них в отдельности растут за счет импульсов, рожденных общенациональным спросом, передающимся через экспортный сектор региона; В-третьих, гипотезу о том, что импульс роста передается второстепенным отраслям через посредство рыночных связей между предприятиями.

Качественное дополнение теория полюсов роста получила в работах П. Потье за счет введения понятия «оси развития». Основная идея здесь заключается в том, что территории, расположенные между полюсами роста, вынуждены обеспечивать между собой транспортную связь, получая при этом дополнительные импульсы роста, благодаря увеличению грузопотоков, распространению инноваций, развитию инфраструктуры. Поэтому они превращаются в так называемые оси (коридоры) развития, определяющие вместе с полюсами роста пространственный промышленный каркас экономического роста большого региона или страны.

Первый закон о «полюсах роста» был принят в Италии в 1957 г. в рамках региональной политики. В соответствии с ним на Юге Италии (это регион с сильным отставанием от промышленно развитого Севера) было построено несколько крупных предприятий, например, металлургический комбинат в Таранте.

Идеи Перру оказались привлекательными и востребованными в Европе. В результате аналогичные стратегии были приняты и сегодня работают по всему миру: в Австралии, Ирландии, Хорватии, Швеции, Финляндии, Дании, Бельгии, Испании, Италии, Бразилии, Нидерландах, Словении и других странах. В Германии, например, с 1995 г. существуют кластеры в сфере энергетики, транспорта и авиастроения, а также около 100 «сетей компетенции» (состоящих из консультантов в области юридических и экономических дисциплин и помогающих малому и среднему предпринимательству в достижении повышения конкурентоспособности по отношению к концернам и другим крупным единицам бизнеса) в иных областях, связанных с развитием технологий.

В Испании в последние годы некоторые провинции активно развиваются благодаря реализации их научного и технологического потенциала в «полюсной» форме. В результате осуществления такой стратегии развития некогда отсталая Каталония, к примеру, сегодня считается одним из мировых лидеров в сфере микроэлектроники и телекоммуникаций.

Французское правительство взяло за образец Италию и Германию, где с 2002 года прежние «индустриальные округа» сменили более комплексные «технологические округа», объединяющие промышленность, научные разработки и образование. Авторы разработки стратегии полюсов конкурентоспособности во Франции отмечают, что программа «полюсов» не ставит перед собой непосильной задачи полностью справиться с давлением со стороны развивающихся рынков и не имеет в виду предпочтения исследовательских разработок реальному производству. Ее смысл в том, чтобы обеспечить интеграцию между индустрией, инновациями и наукой, опираясь в этом на регионы, что предполагает также развитие инфраструктуры. Ведь в настоящее время, по их мнению, существует географический дисбаланс: предприятия сосредоточены в одних регионах страны, исследовательские институты - в других.

В Дании, где предприятия малого и среднего бизнеса начали объединяться в «сети» уже с конца 1980-х гг., сейчас проводится более систематическая политика государственной поддержки кластеров на национальном и интернациональном уровне. В Дании, например, существуют сельскохозяйственные кластеры, на которые работает вся наука [104].

Резюмируя мировой опыт, можно констатировать, что идея полюсов роста первоначально разрабатывалась для отраслевой структуры экономики. Речь шла о том, что лидирующие отрасли могут «вытащить» за собой отрасли депрессивные. Потом эта идея была применена к экономическому пространству и развивалась, с одной стороны, в рамках изучения эффектов городских агломераций, с другой - в рамках теории распространения нововведений, или «диффузии инноваций», согласно которой любое развитие начинается в крупных городских центрах, а потом распространяется на периферию. Таким образом, полюса роста не только развиваются сами по себе, но должны стать ключевыми точками, дающими стимулы для развития всей территории региона. Это достигается за счет возможности добиваться в подобных точках максимальной отдачи от вложений.

В современном понимании полюса роста, с одной стороны, - это наиболее продвинутые центры развития постиндустриальной экономики, в которой центральная роль принадлежит высокотехнологичному производству, развивающемуся за счет производства информации и знаний. С другой стороны, их можно рассматривать как стимулируемые государством территориально-производственные объединения с регулируемой отраслевой структурой.

Для создания полюсов роста в настоящее время крайне важно учитывать базовые условия региона, такие как производственный потенциал; бизнес-климат; инвестиционная привлекательность; уровень развития инфраструктуры, логистики и транспорта; наличие минерально-сырьевых, топливно-энергетических, трудовых, информационных ресурсов; экспортный потенциал; наличие НИИ и высших учебных заведений; уровень участия региона в международной кооперации; развитие нации в целом, ее интеллектуальный потенциал; уровень урбанизации; перспективы спроса на продукцию приоритетной отрасли на внешнем и внутреннем рынках [146].

Кроме того, важен выбор места дислокации полюсов роста. Практика их успешного функционирования в Австралии, Германии, Словении, Турции и Хорватии показывает, что они дислоцируются в пределах или вблизи крупных городов. Это вызвано тем, что на создание инфраструктуры в зонах, расположенных в менее развитых районах, необходимо направлять дополнительно значительные финансовые и технические средства, что снижает уровень привлечения отечественных и иностранных инвестиций в эти районы.

В зависимости от масштабов, отраслевой принадлежности, пакета предоставляемых государством льгот и преференций, формироваться полюса роста могут в виде свободных индустриально-экономические зон, зон освоения высокотехнологичного производства, зон технико-экономического освоения, особых экономических зон, технопарков, зон освоения высокотехнологичного сельхозпроизводства, индустриальных зон, малых индустриальных образований. Во всех случаях они представляют собой специально выделенные территории, где создается необходимая инфраструктура.

Естественно, данный выше алгоритм носит рекомендательный характер. В практической действительности действует множество факторов объективного и субъективного характера. Учет их при обосновании создания или развития полюсов роста и является основным в их дальнейшем эффективном функционировании. Более того, адаптируя теорию полюсов роста для конкретной территории, нельзя забывать несколько крайне важных и принципиальных моментов. Наиболее важные из них следующие:

полюс роста - не самоцель, а средство подъёма региона;

полюс роста эффективен только в тесной связи таких же полюсов, то есть здесь должен соблюдаться кластерный подход;

полюс роста должен обладать устойчивыми экономическими связями с большинством пунктов региона, чтобы использовать его ресурсы в качестве импульсов развития;

полюс роста должен осуществлять экономическую связь с регионом и государством в целом;

полюса роста могут быть самой разной значимости - международной, национальной, региональной и местной и масштабом: от отдельного населенного пункта до целого региона;

главная цель - активизация экономической жизни и сил саморазвития.

Большинство ученых и практиков сходятся во мнении, что важно не только четко определить, но и детализировать главную цель создания полюсов роста. При этом, во-первых, необходимо просчитать, каким образом создание полюса роста позволит совершить технологический прорыв в регионе посредством его содействия развитию инноваций в промышленности, сельском хозяйстве, транспорте, связи, модернизации отдельных предприятий, удешевлении строительства или эксплуатации инфраструктуры и т.д.

Многие исследователи отмечают, а практика подтверждает, что в настоящее время существует географический дисбаланс: градообразующие или крупные предприятия сосредоточены в одних регионах, научно-исследовательские институты - в других. Одно из назначений полюсов роста - обеспечить интеграцию между индустрией, инновациями и наукой в конкретном регионе. Реализация этих направлений возможна за счет оказания услуг в таких областях, как совершенствование управления бизнесом, маркетингом, поощрение технологического обмена, внедрение инноваций, государственная поддержка продвижения продукции на экспорт. Механизмами реализации этого могут быть бизнес-инкубаторы всех уровней и центры технологического развития. В их задачу должны входить: максимальная интеграция производства, науки и высшего образования; приобщение предприятий, в том числе субъектов малого и среднего бизнеса, к новым технологиям; повышение качества ведения бизнеса; обеспечение доступа к информационным ресурсам. Поощряя с помощью финансовых и иных рычагов объединения предприятий в полюсы, можно оптимизировать издержки через совместную кадровую, ценовую и финансовую политику, эффективную систему закупок, производство многопрофильного оборудования, функционирование совместных научно-исследовательских лабораторий.

Во-вторых, это снижение логистических и транспортных расходов, синхронизация параметров системы транспортирования с потребностями индустрии, тенденциями грузооборота и пассажирских перевозок. Транспортно-транзитная, таможенная и административная составляющие инфраструктуры должны обеспечивать конкурентоспособность товаров и услуг в координатах «время - цена - качество, оперативность и безопасность доставки».

В России полюса роста начали формироваться в переходный период там, где появилась возможность проявления кумулятивного эффекта сочетания благоприятных факторов развития. Практика показала, что применению теории полюсов роста способствовала территориальная структура Российской Федерации. Огромные размеры территории страны делали неизбежным её освоение в виде отдельных центров, вокруг которых постепенно складывалась освоенная территория. Можно утверждать, что российское пространство изначально было сильно поляризовано и давно превратилось в систему своего рода полюсов роста, где главный город всегда выполняет для прилегающей территории функцию как организующего начала, так и соединения с общенациональной сетью [146].

Вместе с тем, наличие в России большого количества депрессивных и отсталых регионов и поляризация пространственного развития противоречат базовым принципам федерализма, предполагающих равенство субъектов Федерации, равный доступ граждан к благам и услугам вне зависимости от места проживания, что, в свою очередь, способствует формированию очагов социальной и национальной напряженности. Несмотря на усилия государства по выравниванию развития регионов, прежде всего, в форме федеральных трансфертов, можно констатировать, что данная политика утратила свою эффективность. Прежние инструменты управления региональным развитием не работают, а часто их использование приводит к негативным результатам. Разрыв в уровне развития регионов продолжает нарастать - никакого выравнивания на деле не происходит, так как это - выравнивание только бюджетных душевых расходов, а не социально-экономического развития регионов. Разрыв в темпах роста экономики между отдельными регионами Российской Федерации является объективной тенденцией в условиях рынка. Однако постоянное увеличение этого разрыва, несмотря на межбюджетные трансферты, становится основным противоречием, порождающим конфликты. В связи с этим, по мнению многих ученых и практиков, настало время принципиально изменить отношение к концепции управления региональным развитием и перейти к политике поляризованного развития (или «развития, сфокусированного на приоритетах»). То есть доминантой государственной политики должно стать ориентирование ее на стимулирование точек роста на всех территориях, не отрицая выделение опорных регионов со стимулированием деятельности последних [51].

Сложилось так, что два центра, Москва и Санкт-Петербург, резко выделяются над остальными и служат естественной базой для развития нововведений или их восприятия из-за рубежа с последующим распространением по территории страны. Однако взаимодействие этих двух глобальных полюсов роста с остальной страной осуществляется с помощью сети национальных субстолиц. В качестве таких субстолиц выделяют Нижний Новгород, Самара, Ростов-на-Дону, Екатеринбург, Новосибирск и Хабаровск. Система таких столиц сложилась в России уже несколько десятилетий назад, рыночные отношения лишь укрепили их сеть и отрыв от остальных российских центров. Развитие субстолиц происходит в основном за счёт обмена импульсами друг с другом, а не с прилегающей к каждому из них территорией. Образовав довольно автономную сеть, они далеко опережают её в инновациях и степени модернизации общественных отношений. Такая ситуация, по мнению многих ученых, существенный недостаток сложившейся системы полюсов роста, так как она не обеспечивает высокую скорость распространения модернизации и развития во все части России. В современных условиях региональные столицы не могут охватывать своим влиянием всю свою область или край в связи с их относительно большими размерами. Таким образом, в стране образуются обширные территории, лежащие за пределами воздействия общенациональной сети полюсов роста. То есть России нужны не только мега-регионы с супер-центрами, а нужна многоуровневая система центров.

Наряду с этим, важно отметить, что создаваемые в России особые экономические зоны (свободные экономические зоны) в некотором смысле можно рассматривать как прототип полюсов роста. Так, в классическом виде свободные экономические зоны (СЭЗ) представляют собой четко ограниченные районы, в которых значительно сокращены масштабы государственного вмешательства в экономические процессы; на ее территории действует специфический таможенный и торговый режим, обеспечивающий свободу перемещения капитала, товаров и рабочей силы. Как правило, СЭЗ имеет тесную связь с мировым рынком и активно привлекает иностранный капитал. Мировой опыт создания свободных экономических зон говорит о том, что это один из эффективных способов привлечения инвестиций в регион, можно сказать, катализатор развития внешнеэкономических связей и экономики.

В России первые свободные экономические зоны были созданы в начале 90-х годов ХХ века, такой статус официально был закреплен за одиннадцатью регионами. Однако зарубежный опыт в условиях российской экономики не привел к желаемым результатам. Большинство из созданных свободных экономических зон оказались нежизнеспособными из-за своих необъяснимо больших размеров, неподготовленности правовой системы страны. Кроме того, провозглашение СЭЗ само по себе не вызвало притока капиталов. В результате все созданные свободные экономические зоны были упразднены, кроме Калининградской и Магаданской, деятельность которых регулируется отдельными законами [130].

По нашему мнению, с целью технологического прорыва территории, повышения уровня жизни ее населения в настоящее время, как в России, так и в Казахстане, необходимо обозначить три типа территорий, сформировавшихся под воздействием глобализации, агломерационных и ресурсных факторов; последние можно рассматривать в качестве полюсов роста: экспортно-ресурсные регионы; крупнейшие городские агломерации; приграничные регионы на основных путях внешней торговли.

В рамках данного исследования особенно важным представляется изучение именно третьего типа территории - приграничные регионы.

Современная региональная экономическая политика Казахстана в перспективе до 2015 года базируется на использовании теории «полюсов роста». В целом предполагается следующая территориальная организация экономики страны:

Северная ось развития сложится в направлении Усть-Каменогорск - Семипалатинск - Павлодар - Астана - Костанай (Кокшетау, Петропавловск) - Актобе - Уральск с выходом на Каспийскую (Атырау, Актау) и Алматинскую (Талдыкорган, Достык) территориально-хозяйственные системы и по всему периметру оси - на приграничные регионы Российской Федерации.

Южная ось развития сложится в направлении граница Китайской Народной Республики (Достык, Хоргос) - Талдыкорган - Алматы - Тараз - Шымкент - Кызылорда - Атырау, Актау с выходом по всему периметру на приграничные регионы центральноазиатских государств.

Центральная ось развития сложится в направлении Астана - Караганда - Алматы с ответвлениями на Балхаш, Достык и выходом на Китай, а также на Жезказган с перспективой выхода в направлении морских портов Западного Казахстана [11].

Важнейшими узлами формируемых осей развития станут динамично развивающиеся города-лидеры и опорные города, являющиеся крупными экономическими центрами территориально-хозяйственных систем, конкурентоспособные в мировом, региональном и национальном разделении труда.

Система расселения населения предусматривается следующая: стратегические оси развития станут основой системы расселения и сформируют соответствующие макрозоны расселения (северная, южная, центральная). Продолжится дальнейшая концентрация населения в этих основных полосах расселения, прежде всего, на территориях с наиболее благоприятным комплексом природных условий для проживания и хозяйственной деятельности, с переходом на интенсивный этап процесса урбанизации. Тем самым опорные города и формируемые вокруг них агломерации независимо от их размеров станут центрами притяжения населения, прежде всего, из депрессивных сел и малых городов, что способствует поэтапному сокращению численности населения, проживающего на неблагополучных территориях [144].

Рассматривая концепцию развитии регионов в целом, важно отметить, что в отличие от ранее устоявшейся практики планирования сейчас ставится задача не устранить межрегиональные диспропорции, а создать условия для рациональной территориальной организации экономического потенциала, эффективного использования природных, экономических и трудовых ресурсов, географического положения.

На смену концепции равномерного развития территорий должна прийти концепция поляризованного развития, где полюсами роста могут стать наиболее динамично развивающиеся города или регионы, интегрированные с региональными и глобальными рынками и выступающие в роли «локомотивов» для всех остальных регионов страны, а в перспективе - для всего центральноазиатского региона.

В рамках данного исследования мы рассматриваем территорию двух приграничных региона - Алтайский край Российской Федерации и Восточно-Казахстанскую область Республики Казахстан. Данные регионы включены в государственные программы развития полюсов роста, безусловно, пока как независимые территории двух соседних государств.

Рейтинговое агентство «Эксперт-РА» представляет рейтинг российских регионов по их инвестиционной привлекательности. Экспертное сообщество предлагает следующую типологию субъектов.

«Локомотивы», «опорные регионы» и «полюса роста» - это субъекты, имеющие высокий инвестиционный потенциал и значительные внутренние ресурсы. Это позволяет им развиваться без значительной поддержки федерального центра, считают авторы исследования «Типология регионов России как инструмент новой региональной политики». «Точки роста» - это небольшие по численности населения и экономической мощи регионы с низким инвестиционным риском, которые в ближайшие 10-15 лет достигнут максимума в своем развитии. «Проблемные регионы», наоборот, при повышении их инвестиционной привлекательности могут перескочить точки роста и оказаться среди устойчиво развивающихся субъектов. Самая многочисленная группа «регионов с неопределившимися перспективами» находится в полной зависимости от квалификации и управленческого профессионализма региональных властей. Наконец, «регионам особого внимания» в долгосрочной перспективе придется пребывать в зоне повышенного внимания [133].

Эксперты включили Алтайский край в число регионов - «полюсов роста». К этой же категории отнесены Новосибирская и Омская области. Красноярский край и Кемеровская область - это опорные регионы; Республика Алтай определена как «проблемный регион» [132].

Экономический еженедельник приводит и другую типологию регионов, разработанную в МГУ имени М.В. Ломоносова. Здесь субъекты подразделяются на такие типы, как «самокаты», «индустриальные лидеры», «консервативные лидеры», «зауральские регионы», «слабые моноотраслевые регионы», «освоенный север», «среднероссийские регионы», «стабильная глубинка», «малые республики». По данной типологии Алтайский край в числе «самокатов». По мнению ученых, составлявших этот рейтинг, если бы вся Россия обладала такими же, как у «самокатов», социально-экономическими показателями, то она давно бы приблизилась к самым передовым странам мира. К этой же категории отнесены Московская, Новосибирская, Нижегородская, Волгоградская области [110].

Администрация Алтайского края предлагает создать на территории края полюсы инновационного развития, что будет способствовать устойчивому социально-экономическому развитию региона, формированию новых механизмов привлечения инвестиций и созданию благоприятных условий для внедрения новых технологий в производство. Краевые власти предполагают, что динамичный рост и инновационная активность полюсов создадут условия для интенсивного развития окружающего экономического пространства. Законопроект, разработанный администрацией края, предполагает формирование полюса инновационного развития на конкурсной основе посредством создания новых производств или развития уже существующих. Инициатива может исходить от органов исполнительной власти края, органов местного самоуправления и заинтересованных хозяйствующих субъектов. Управление полюсами осуществляет уполномоченный администрацией края орган исполнительной власти в соответствии с его отраслевой принадлежностью. Законопроект предполагает использование широкого спектра господдержки, предусмотренного инвестиционным законодательством Алтайского края, и не требует выделения дополнительных бюджетных средств [145].

Аналогично одним из основных приоритетов территориального развития ВКО является формирование «зон опережающего роста», концентрирующих в себе экономическую активность в регионе, и выступающих в роли локомотивов для всех остальных территорий региона. А именно: формирование эффективной пространственной организации экономического потенциала и расселения населения, отвечающей новым задачам позиционирования области и ее районов, обеспечивающей формирование единого внутреннего экономического пространства, учитывающего перспективы развития области.

На основе определения места области и её районов в республиканской и мировой экономике, анализа и оценки экономического, природного, трудового потенциала, а также системы расселения, можно рассмотреть возможность перехода к осевому подходу формирования территориального пространства области, каркасной основой которого могут служить существующие и намечаемые к формированию транспортно-коммуникационные коридоры, обеспечивающие выход на внешние рынки и интеграцию области в региональную и мировую экономику, а важнейшими узлами («точки роста») - крупные города - лидеры, интегрированные в региональные и мировые рынки.

В рамках Восточно-Казахстанского региона формируются локальные оси, которые вливаются в государственные стратегические оси территориального развития и участвуют в организации Североказахстанской и Южноказахстанской трансевразийских торгово-экономических коридоров.

Важнейшими узлами формируемых локальных осей развития станут динамично развивающиеся города-лидеры и опорные города - Усть-Каменогорск, Семей, Зыряновск, Риддер, Курчатов, являющиеся крупными экономическими центрами территориально-хозяйственных систем, конкурентоспособные в мировом, региональном и национальном разделении труда [28].

Стратегически важными предприятиями г. Усть-Каменогорска являются ТОО «Казцинк», АО Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат, АО Ульбинский металлургический завод, АО «Арматурный завод», АО «Востокмашзавод». В настоящее время именно эти предприятия рассматривают как точки экономического роста области. Продукция промышленности Восточно-Казахстанской области всегда пользовалась спросом как в дальнем зарубежье, так и в странах СНГ: а именно, свинец, цинк, редкоземельные металлы, золото, серебро, уран, бериллий. Область развивается стабильно, но ее экономика находится в прямой зависимости от изменения конъюнктуры на мировых рынках цветных металлов. Имея крупный потенциал топливного и минерального сырья, область малопривлекательна для инвестиций в обрабатывающие отрасли. Более того, иностранные компании, управляющие и владеющие предприятиями цветной металлургии, практически не вкладывают инвестиции в геологоразведку. При таком положении дел в недалеком будущем металлургические заводы не только региона, но и республики в целом могут оказаться без сырья, горнодобывающие предприятия и обогатительные фабрики остановятся.

В стратегии социально-экономического развития Алтайского края на период до 2025 года разработана схема, в которой отображены наиболее значимые для Алтайского края отрасли экономики. Коротко состояние отраслей, опираясь на данную региональную программу, можно описать следующим образом:

фармацевтическая отрасль - инновационная, в большей степени ориентированная на внешние рынки, практически полностью находится в частном, внешнем управлении, имеет высокий потенциал роста;

предприятия оборонно-промышленного комплекса - имеют огромный инновационный потенциал, управляются федеральными структурами (в том числе и в вопросах распространения продукции), потенциал роста зависит от положения предприятия внутри военно-промышленного холдинга (интегрированной структуры);

отрасль машиностроения (кроме вагоностроения) - инновационная, ориентированная на внешние рынки, поддерживаемая Администрацией края; потенциал роста ограниченный в связи со слабой дистрибьюторской и обслуживающей сетями, слабой конкуренцией с международными брендами, значительной транспортной составляющей в стоимости продукции;

агропромышленный комплекс (последний не включает в себя сельскохозяйственное машиностроение), ориентированный как на работу с сырьем, так и на переработку; по ряду позиций ориентированный на внешние рынки, по ряду - на краевые; характеризуется устаревшей материально-технической базой, однако имеет научно-исследовательскую базу; находится в частной собственности, поддерживается Администрацией края через программы развития АПК; имеет значительный потенциал роста;

туристическая отрасль - развивается в основном за счет эксплуатации природных ресурсов, слабо инновационная с точки зрения технологий работы с туристским ресурсом территории и туристическим потоком; ориентирована на жителей края и ряда соседних субъектов Российской Федерации; развивается хаотично, но, не имея крупного «внешнего игрока», является зависящей от Администрации края; имеет существенный потенциал развития, усиливающийся планами по формированию на территории края двух зон: туристско-рекреационной и игорной;

производство железнодорожных вагонов выделяется отдельно, так как имеет высокий потенциал роста за счет прогнозов общемирового увеличения вагонного парка, а также перспектив развития Сибири и Дальнего Востока (в том числе увеличение количества железнодорожных перевозок); является инновационным, находится во внешнем управлении, однако имеет рабочие контакты с Администрацией края [29].

С учетом современных тенденций развития региональных интеграционных отношений России и Казахстана, существующего понятийного аппарата, включающего такие экономические категории, как полюса и точки роста, на наш взгляд, недостаточно. Для изучения потенциала социально-экономического развития приграничных территорий и комплексного планирования их региональных экономик в рамках функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства представляется необходимым введение в экономическую лексику таких понятий как «трансграничный полюс роста», «трансграничная ось развития» и «трансграничная пропульсивная отрасль».

В связи с тем, что эти термины используются впервые, дается авторская формулировка данного понятийного аппарата, основанная на базовых понятиях полюсов (точек) роста и осей развития Ж. Будвиля и П. Потье.

Трансграничные полюса роста - сложившиеся традиционные центры развития экономики на приграничной территории соседних государств, имеющих приоритеты в виде высокотехнологичного производства динамично развивающейся отраслевой промышленности, способные генерировать экономический рост и распространять его на взаимосвязанные с ними элементы хозяйства приграничных регионов.

Трансграничная ось развития - локализованное пространство, каркасной основой которой служат территории приграничных регионов соседних государств и расположенные на них трансграничные полюса роста, интегрированные в единую организационно-экономическую систему с целью производственно-финансовой деятельности.

Трансграничная пропульсивная отрасль - совокупность предприятий, расположенных на трансграничных территориях соседствующих государств, способных воспринимать новации и оказывать позитивное влияние на развитие экономик приграничных регионов.

Предлагаемые дополнения к теории полюсов роста позволят применять ее не только в рамках одной страны, но и комплексно в интересах нескольких соседствующих государств, учитывая современные тенденции углубления интеграционных процессов на государственном и региональном уровнях, и, что не менее важно, использовать научный подход в разработке механизмов управления процессами экономической интеграции на приграничных территориях.

Подводя итог, считаем важным отметить, что эффективность общественного производства в решающей степени зависит от разделения труда, обусловленного технологическими и ресурсными факторами. Ввиду того, что производственный потенциал имеет территориальное размещение, важнейшее значение в рыночных условиях приобретает территориальное разделение труда, которое, с одной стороны, в значительной мере обусловливает рациональное использование и комплексное развитие производительных сил отдельных экономических регионов; с другой, способствует кооперации регионов и развитию межрегионального экономического сотрудничества. Экономической особенностью территориального разделения труда является производство конкурентоспособных товаров с наименьшими затратами, что позволяет производить их эффективный обмен с другими регионами на товары, являющиеся их специализацией. Выработка специальных подходов к разным типам регионов в целях более полного раскрытия их потенциала представляет важную основу регулирующей политики государства в вопросе управления экономикой. Но решение этой проблемы, равно как и задач макроэкономической стабилизации, может приобрести реальные очертания только при условии, если все хозяйствующие субъекты, совокупность которых образует микроэкономику, приведены в надлежащее организационно-функциональное состояние. Без этого никакая программа не поможет эффективно использовать производственный и социально-экономический потенциал любого региона, независимо от его местоположения и хозяйственной специализации. Формирование новых экономических реалий, обусловленных возрастанием межрегиональной конкуренции, усилением тенденции международной экономической интеграции, ростом взаимосвязанности и взаимозависимости регионов, трансформацией структуры и направлений поступления финансовых ресурсов поставили перед регионами проблему их самоопределения в системе международных отношений. Поэтому важное значение приобретает исследование роли региона не только в национальной, но и мировой экономике, его конкурентных преимуществ и выявление особенностей региона как объекта управления с позиций воспроизводственного подхода, позволяющего установить характерные закономерности социально-экономических процессов, протекающих на определенной территории, их взаимодействия и взаимосвязи.

В связи с этим особо особое значение приобретают приграничные регионы, для которых должна разрабатываться особая система государственного планирования и управления, учитывающая их трансграничные особенности и потенциал соседствующих регионов. По нашему мнению, в современных условиях необходима разработка общей концепции управления социально-экономическим развитием приграничных регионов России и Казахстана. Поскольку приграничные регионы представляют собой открытые системы, это предполагает тесную зависимость процессов формирования финансовых, трудовых, информационных ресурсов и реализации конечной продукции между ними от размещения производства и потребления в масштабах всего трансграничного района. Усиление интеграции производственной, торговой, финансово-торговой, информационной деятельности закономерно приводит к тому, что практически все регионы, а особенно приграничные, вовлекаются в сферу экономических отношений, приобретающих характер многосторонних связей между государствами. Эти процессы сопряжены с усилением взаимозависимости регионов до такой степени, когда действия одного из них затрагивают интересы регионов соседних стран, что обусловливает необходимость в новом подходе к управлению на региональном уровне и разработке методов регулирования процессов.

Определимся с данным понятийным аппаратом, основываясь на базовых понятиях полюсов (точек) роста и осей развития Ж. Будвиля и П. Потье.

Локальные полюса роста - сложившиеся традиционные центры развития экономики на приграничной территории, имеющие приоритеты в виде высокотехнологичного производства динамично развивающейся отраслевой промышленности, способные генерировать экономический рост и распространять его на взаимосвязанные с ними субъекты приграничных регионов.

Локальная ось развития - локализованное пространство сопредельных государств, каркасной основой которой служат территории приграничных регионов и расположенные на них локальные полюса роста, интегрированные в единую организационно-экономическую систему с целью производственно-финансовой деятельности.

Локальная пропульсивная отрасль - совокупность предприятий одной отрасли, расположенных на приграничных территориях соседствующих государств, способных воспринимать новации и оказывать позитивное влияние на развитие экономик приграничных регионов.

Предлагаемые дополнения к теории полюсов роста позволят применять ее для планирования экономик приграничных регионов с учетом потенциала сопредельных территорий, учитывая современные тенденции углубления интеграционных процессов на государственном и региональном уровнях, и, что не менее важно, использовать научный подход в разработке механизмов управления процессами экономической интеграции на приграничных территориях.

Анализ вышеизложенного позволяет сделать следующие выводы. Важнейшее значение в рыночных условиях приобретает региональное разделение труда приграничных территорий сопредельных государств, которое, с одной стороны, обусловливает рациональное использование и комплексное развитие производительных сил отдельных экономических регионов; с другой - способствует кооперации регионов и развитию межрегионального экономического сотрудничества с целью производства конкурентоспособных товаров с наименьшими затратами. Выработка специальных подходов к разным типам регионов в целях более полного раскрытия их потенциала представляет важную основу регулирующей политики государства в вопросе управления экономикой. Формирование новых экономических реалий, обусловленных возрастанием межрегиональной конкуренции, усилением тенденции международной экономической интеграции, приводит к взаимозависимости регионов до такой степени, когда действия одного из них затрагивают интересы соседних. В этой связи региональную интеграцию следует рассматривать как один из главнейших факторов рационального формирования и эффективного развития крупномасштабных систем международного хозяйства, функционирующего по законам территориального разделения труда в общесистемных условиях устойчивого общественного развития, конкретизирующегося на региональном и национальном уровнях. При этом особое значение приобретают приграничные регионы, для которых должна разрабатываться специфическая система государственного планирования и управления, учитывающая их геополитические особенности и потенциал соседствующих регионов.

К настоящему времени государственные приоритеты в области внешнеэкономической политики России определены, практически сформирована нормативно-правовая платформа функционирования в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Это должно способствовать развитию более эффективных межрегиональных производственных, торгово-финансовых, информационных, научно-технических связей, открытию филиалов международных корпораций, транснациональных компаний, финансово-промышленных групп, росту числа различных трансакций на территории приграничных регионов. Вместе с тем практическая реализация политических инициатив требует научного подхода в разработке соответствующих механизмов. В связи с этим вхождение приграничных регионов России в сферу современных мировых взаимоотношений должно быть тщательно взвешено, научно обосновано, осуществлено с учетом долгосрочных перспектив. Мы предлагаем использовать комплексный подход к планированию экономического развития приграничных регионов России и ориентировать стратегии государственной региональной политики на развитие опорных городов и приоритетных отраслей с учетом потенциала сопредельных территорий, способных распространить позитивный эффект на всю прилегающую территорию.

Современная региональная экономическая политика Казахстана в перспективе до 2015 года базируется на использовании теории «полюсов роста». В целом предполагается следующая территориальная организация экономики страны:

Северная ось развития сложится в направлении Усть-Каменогорск - Семипалатинск - Павлодар - Астана - Костанай - Актобе - Уральск с выходом на Каспийскую и Алматинскую территориально-хозяйственные системы и по всему периметру оси - на приграничные регионы Российской Федерации.

Южная ось развития сложится в направлении граница Китайской Народной Республики - Талдыкорган - Алматы - Тараз - Шымкент - Кызылорда - Атырау, Актау с выходом по всему периметру на приграничные регионы центральноазиатских государств.

Центральная ось развития сложится в направлении Астана - Караганда - Алматы с ответвлениями на Балхаш, Достык и выходом на Китай, а также на Жезказган с перспективой выхода в направлении морских портов Западного Казахстана [11]. Важнейшими узлами формируемых осей развития станут динамично развивающиеся города-лидеры и опорные города, являющиеся крупными экономическими центрами территориально-хозяйственных систем, конкурентоспособные в мировом, региональном и национальном разделении труда [144].

2. Организационно-методологические аспекты участия государства в формировании инновационной модели развития АПК

2.1 Концепция создания национальной инновационной системы АПК

В настоящее время, существующее законодательство в сфере инноваций не соответствует целям экономической модернизации и инновационного развития, объявленным руководством страны. Совершенствование существующей системы государственного стимулирования инновационной деятельности, законодательных норм и правил является составной частью процесса формирования нового государственного хозяйственного механизма Российской Федерации.

Необходимость перехода на инновационную модель развития стоит сегодня не только перед Россией. Произошедшие в технологической базе и, как следствие, в источниках экономического роста трансформации, выдвинули практически перед всеми государствами дилемму: или поиск путей использования новых факторов экономического роста, или пребывание на периферии мирового научно-технического и экономического прогресса.

Однако, несмотря на общность стратегических задач, конкретные проблемы, которые приходится решать странам при переходе на инновационный путь развития, различны. Причем различия эти обусловлены не, только чисто национальной спецификой, но и особенностями «воспроизводственно-экономическими», которыми характеризовались страны на предшествующих этапах развития.

Специфика большинства западных государств в этом отношении заключается в том, что необходимость инновационной переориентации экономики возникла там во многом в результате кризиса предшествующей модели развития, основанной на принципах фордизма. Именно эта модель лежала в основе экономического развития многих стран, в течение так называемого послевоенного славного тридцатилетия. Именно она обеспечила экономическую и институциональную основу массового потребления. Обеспечив насыщение рынков потребительскими товарами массового спроса, она создала предпосылки и сделала необходимым изменения модели экономического роста. Ценовая конкуренция уступила место конкуренции на основе инноваций.

В России в силу совокупности экономических, политических и исторических причин модель фордизма не получила развития в том виде, в каком это было на Западе. Стандарты массового потребления до сих пор для значительной части населения России остаются недосягаемыми. В результате проблемы, которые решались на Западе в рамках двух последовательно сменявших друг друга этапов, мы вынуждены решать во многом параллельно.

Переход на инновационный путь развития связан у нас, прежде всего, с необходимость обеспечения конкурентоспособности российской экономики в современном взаимосвязанном мире. Это заставляет одновременно решать две группы вопросов:

·        обеспечение роста жизненного уровня населения;

·        формирование в стране условий для становления национальной инновационной системы.

Подобная двойственность и обусловливает своеобразие России в рамках рассматриваемой проблемы. Вместе с тем, несмотря на специфику российской экономики, выработка эффективного механизма стоящих на повестке дня преобразований делает необходимым учет накопленного мирового опыта решения первой группы проблем, составляющих сердцевину фордистской модели накопления [43].

Создание национальной инновационной системы состоит в формировании относительно целостной системы, эффективно преобразующей новые знания в новые технологии, продукты и услуги, которые находят своих реальных потребителей на национальных или глобальных рынках.

Системный характер понятия национальной инновационной системы (НИС) означает, что технологическое развитие рассматривается не в виде цепочки односторонне направленных причинно-следственных связей, ведущих от НИОКР к инновациям, а как процесс взаимодействия экономических, социальных, политических, организационных и других факторов, определяющих создание инноваций.

Концепция национальных инновационных систем начала активно развиваться в конце в конце 1980-х. Ее сторонником был профессор Университета Сассекса (Великобритания) Кристофер Фримен, предложивший как сам термин «национальная инновационная система», так и ряд постулатов этой концепции в работе «Инновации в Японии» (1987). По Фримену, НИС - это сеть частных и государственных институтов и организаций, деятельность и взаимодействие которых приводят к возникновению новых технологий, их модификации, импорту и распространению.

Понятие национальной инновационной системы воплощает в себе наиболее современное восприятие инновационного процесса. Оно отражает важные изменения в условиях и содержании инновационной деятельности, происходящие в последние десятилетия. Исследования, основанные на понятии национальной инновационной системы, создают базу для разработки технологической и промышленной политики государства.

В качестве альтернативного определения НИС можно предложить и такой вариант: «Национальная инновационная система - это исторически сложившаяся подсистема национальной экономики, которая состоит из различных институтов и экономических структур, оказывающих влияние на темпы и направления технологических изменений в обществе».

Основы будущей концепции НИС были заложены в работах ряда исследователей еще 1960-е и 1970-е, а ее непосредственным предтечей можно считать американца М. Абрамовица, в 1986 г. опубликовавшего в журнале Journal of Economic History статью «Догоняя, перегоняя и отставая», позднее ставшую классической. Именно в этой статье были рассмотрены важнейшие элементы экономико-технологического потенциала различных стран и факторы, влияющие на динамику его развития.

Несмотря на глобализацию, интерес исследователей именно к национальным инновационным системам объясняется тем, что именно на этом уровне наиболее отчетливо проявляются механизмы регулирования обмена научно-техническими знаниями. Как отмечает профессор Квебекского университета Х. Ниози, «в то время как финансовый капитал относительно легко пересекает национальные и региональные границы, переток этих знаний происходит значительно медленнее, что объясняется более герметичным характером последних» [86].

В настоящее время запас собственно «российских новых знаний» стремительно иссякает, а мировой их запас непрерывно растет. Нынешняя инновационная система, все еще наполовину административно-командная, не умеет эффективно трансформировать новое знание в полезные для общества и экономики продукты и технологии. Если следовать системному подходу к формированию научно-технической политики, то для ускорения перехода России к экономике знаний государство должно оптимально распределять весьма ограниченные бюджетные ресурсы по стадиям инновационного цикла. Более того, структура распределения государственных средств должна гибко реагировать на появление «узких мест» в структуре цикла. Сейчас, например, таким узким местом является явная нехватка «мощностей», эффективно преобразующих знание в товар.

Эти «мощности» воплощены в организационных структурах (малые инновационные фирмы и т.п.), обученных кадрах (инновационные предприниматели), а также в различного рода услугах, предоставляемых инновационной инфраструктурой - производственных, финансовых, информационных.

Другими словами, эффективность инновационных процессов в экономике зависит не только от того, насколько эффективна деятельность самих экономических субъектов - фирм, научных и других организаций, но и от того, как они взаимодействуют друг с другом в качестве элементов коллективной системы создания и использования знаний, а также с общественными институтами, такими, как ценности, нормы, право [82].

Национальный характер инновационной системы во многом определяется действующим в данный момент национальным законодательным полем и системой неформальных отношений. Важным является понимание того, что добавочная стоимость в инновационном цикле может создаваться не только его начале, но и на любом этапе, у любого субъекта деятельности в этой сфере. Например, эффект от инновации в маркетинговой политике, в рекламной компании, в управлении торговой маркой или отношениями с потребителями может существенно повысить добавочную стоимость, созданную разработкой нового товара, технологии, услуги.

Это означает, что новое знание может генерироваться соответствующим субъектом на любом этапе цикла. В этом случае может и должен появиться новый субъект, который будет заниматься анализом, управлением и оптимизацией процесса извлечения инновационного дохода на разных этапах «цепочки накопления стоимости», т.е. анализировать и сравнивать экономические и иные эффекты от использования новшеств на каждой из стадий и принимать решения о перераспределении ресурсов, направляемых на создание и использование инноваций на разных стадиях жизненного цикла продукта. Многие современные исследователи отмечают важнейшую роль сквозного управления всей цепочкой создания добавленной стоимости в повышении эффективности функционирования экономических субъектов и их объединений.

Сущностные характеристики национальной инновационной системы во многом определяются свойствами экономической и политической системы, в которой она сформировалась. Самая общая классификация экономических систем делит их на два принципиально различных типа - административно-командные (централизованные) и рыночные (децентрализованные). В последних все экономические субъекты, включая государство, равноправны.

НИС в административно-командной экономике имела ряд специфических характеристик, которые диктовались фундаментальными принципами принятой тогда парадигмы: полное огосударствление создаваемой в общественном производстве собственности, включая интеллектуальную; опора на собственные силы; мобилизационный тип развития и милитаризация народного хозяйства; идеологизация всех видов деятельности, в том числе. научно-технического сектора.

Современные НИС рыночного типа базируются на либерально-инновационной экономической парадигме. В практическом смысле это означает:

открытость национальной экономики, т.е. ее включенность (в той или иной степени) в глобальное мировое хозяйство;

законодательно закрепленное право частной собственности, в том числе на результаты интеллектуальной деятельности;

равноправие хозяйственных субъектов, включая государство, в экономической деятельности;

законодательное обеспечение конкурентной среды, что постоянно ориентирует производителей на интересы потребителей и стимулирует непрерывное создание инноваций.

Состав субъектов рыночной НИС, на первый взгляд, мало отличается от того, который был в административной системе: это организации, занятые фундаментальными, прикладными исследованиями и опытно-конструкторскими разработками, созданием опытных образцов, их испытаниями и доведением до «товарной» стадии и далее по циклу. Но в рыночных НИС из-за отсутствия государственного патернализма почти все основные риски инновационной деятельности берут на себя сами субъекты этой деятельности.

Таким образом, продвигая на рынок новые продукты и технологии, субъекты инновационной деятельности рискуют собственным благополучием, а иногда и самим своим существованием. Зато и мотивационные стимулы для них многократно выше, чем в административной системе. Именно поэтому в организационных структурах НИС органично возникает и развивается малый инновационный бизнес (МИБ). Сообщество инновационных предпринимателей выступает в роли разработчиков наиболее рискованных бизнес-проектов, основанных на уникальных, ранее не использовавшихся научно-технических, управленческих, социальных и других новшествах.

В рыночной экономике именно реальные нужды потребителя, т.е. конечный спрос, формирует структуру актуальных инноваций. Производители новшеств ориентируются на существующий и перспективный спрос. В рыночной экономике конечный спрос активно «вытягивает» в жизнь самые востребованные и ценные инновации.

В целом для организационных структур рыночных НИС характерно сочетание крупных интегрированных фирм, лидеров национальных и мировой экономик, со множеством фирм сектора МИБ, осуществляющих пионерную, связанную с риском инновационно-технологическую деятельность [136].

Особое значение при формировании НИС имеет создание в стране инновационной инфраструктуры. Применительно к рассматриваемым проблемам будем называть инновационной инфраструктурой совокупность всех подсистем, обеспечивающих доступ к различным ресурсам и / или оказывающих те или иные услуги участникам инновационной деятельности.

Обычно выделяются следующие подсистемы инновационной инфраструктуры:

производственно-технологическая: технопарки, инновационно-технологические центры, бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий и т.п.;

финансовая: различные типы фондов - бюджетные, венчурные, страховые, инвестиционные, а также другие финансовые институты, такие как фондовый рынок;

информационная: собственно базы данных и знаний, и центры доступа, а также аналитические, статистические, информационные и другие центры;

кадровая: образовательные учреждения по подготовке и переподготовке кадров в области научного и инновационного менеджмента, технологического аудита, маркетинга и т.д.;

экспертно-консалтинговая: ее составляют организации, занятые оказанием услуг по проблемам интеллектуальной собственности, стандартизации, сертификации, а также центры консалтинга, как общего, так и специализирующегося в сферах финансов, инвестиций, маркетинга, управления и т.д.

Во всех перечисленных случаях субъектам инновационной деятельности предоставляется доступ к некоторым видам необходимых им ресурсов и услуг, а именно: к зданиям, сооружениям, оборудованию, приборам и т.д.; к финансовым ресурсам напрямую, либо через получение доли в рыночной стоимости субъектов; к необходимой информации; к кадровым ресурсам требуемой квалификации, либо системам, обеспечивающим повышение их квалификации; к различного вида специальным услугам, которые могут быть оказаны данному субъекту ИД.

Естественно, что «устройство» инновационной инфраструктуры, в том числе ее финансовой составляющей, существенно зависит от основополагающих характеристик самой инновационной системы.

Альтернативы финансовой политики определяются тем, ориентируется ли государство на централизованное либо на децентрализованное перераспределение бюджетных средств в те или иные сегменты инновационной деятельности.

В первом случае (административная модель) инструментом перераспределения служит в основном федеральный или региональный бюджет, а конкретные его механизмы приводятся в действие административным аппаратом исполнительной ветви власти. Центр выделяет бюджетные квоты министерствам, ведомствам и другим прямым бюджетополучателям, которые, в свою очередь, финансируют конкретные научно-технические проекты и программы либо финансирует деятельность тех или иных научно-технических организаций в целом. Последнее иногда называется финансированием «среды» - творческой, научно-технической и т.п. Для принципиально иного подхода - либеральной модели, использующей в основном косвенное регулирование - характерна передача большей части распределительных функций рынку, т.е. самим хозяйствующим субъектам. Государство при этом через законодательные, налоговые и иные регуляторы стимулирует финансирование научно-технических проектов самими субъектами из их собственных средств. Таким образом, деньги, минуя лишние бюрократические ступени, быстрее идут туда, куда выгодно самим субъектам экономики. За государством в лице министерств и ведомств остаются только такие общественно значимые сегменты, как оборона, массовое образование, социальное обеспечение и др.

В либеральной модели НИС используются механизмы финансирования, обеспечивающие более эффективные решения - конкурсный отбор и независимая экспертиза проектов, ограничение лоббирования, исключение конфликта интересов, передача регулирующих функций профессиональным объединениям и т.д. При этом даже средства государственного бюджета, например, на научно-исследовательские работы, в определенных случаях эффективнее распределять не через ведомственные каналы, а через специализированные внебюджетные фонды.

Такие фонды образуются в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 октября 1999 г. №1156 «Об утверждении порядка образования и использования внебюджетных фондов федеральных органов исполнительной власти и коммерческих организаций для финансирования научных исследований и экспериментальных разработок» (в ред. Постановления Правительства РФ от 20.02.2002 №121). Субъектами образования внебюджетных фондов являются: Министерство науки и технологий РФ (Российский фонд технологического развития); федеральные министерства (внебюджетные фонды соответствующих министерств); иные федеральные органы исполнительной власти (внебюджетные фонды ведомств); корпорации, концерны и ассоциации могут образовывать внебюджетные фонды объединений.

В соответствии с постановлением Правительства РФ внебюджетные фонды формируются за счет добровольных отчислений предприятий и организаций независимо от форм собственности в размере до 1,5% от себестоимости реализуемой продукции. Значительную роль в развитии инновационного предпринимательства играет Указ Президента РФ «О частных инвестициях в Российской Федерации» от 17.09.1994 г., принятый в целях привлечения частного капитала. В этом указе предусматривается ежегодное выделение средств федерального бюджета в размере 0,5% ВВП на финансирование высокоэффективных инвестиционных проектов, подготовленных с участием коммерческих структур, при условии размещения этих средств на конкурсных началах. Кроме того, установлено, что право на участие в конкурсе имеют высокоэффективные коммерческие инвестиционные проекты, связанные в первую очередь с развитием точек роста экономики, по которым инвестор вкладывает не менее 20% собственных средств и срок окупаемости которых не превышает двух лет.

Создание внебюджетных федеральных фондов способствует завершению рентабельных научных проектов, включая патентование за рубежом и сертификацию на мировом уровне, что необходимо для выхода отечественных инновационных фирм на зарубежный рынок, ускорения продвижения наиболее перспективных разработок.

Особое внимание при построении НИС и поддержке производителей инноваций следует уделить агропромышленному комплексу. Процесс инновационного развития в аграрном секторе может играть позитивную роль и быть достаточно эффективным только в том случае, если для этого имеется определенный потенциал, включающий научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, научно-технические и производственные ресурсы организации, объекты интеллектуальной собственности, информационно-инновационное обеспечение менеджмента и маркетинга. В советский период инновационная деятельность в АПК осуществлялась в русле государственной политики с помощью внедренческих подразделений региональных органов государственного управления. В структуре Министерства сельского хозяйства Российской Федерации было специальное подразделение по внедрению научных разработок. Оно не только финансировало мероприятия, предусмотренные научно-технической политикой, но и определяло содержание и объемы финансирования НИОКР во всех субъектах страны. Было создано 37 технопарков, 7 агротехнопарков, 120 научно-производственных систем.

В настоящее время инновационный потенциал агропромышленного комплекса включает организации науки (научно-исследовательские институты, научно-учебные комплексы, научно-исследовательские станции, опытные станции и поля, проектно-технологические организации), образования (высшие и среднетехнические учебные заведения, специализированные колледжи и профессионально-технические училища), наукоемкие производства, а также органы управления на всех уровнях (рисунок 5).

Наряду с элементами и функциями инновационного потенциала имеются и другие структурообразующие факторы, в частности по критериям накопления, развития и активизации. Элементы инновационного потенциала АПК, его функции, факторы накопления, формирования, развития и активизации представляют собой целостную систему, в рамках которой они взаимодействуют и приобретают динамичный характер [182].

Инновационная политика в отношении агропромышленного комплекса отличается по характеру, масштабам поддержки, объему ресурсов, необходимых для обновления и модернизации производственного потенциала на основе реализации отечественных достижений науки и техники. Причем централизованная организация инновационной деятельности в АПК представляется неэффективной в силу специфики данной отрасли материального производства. Наиболее приемлемой представляется организация инновационной деятельности с ориентацией в первую очередь на региональные особенности и потребности в инновациях, которые определяют приоритетные направления развития агропромышленного комплекса. Задача государства заключается в разработке механизмов и инструментов для стимулирования привлечения финансовых ресурсов в форме инвестиций в региональный агропромышленный комплекс, в поддержке социальной сферы и развитии инфраструктуры.

Для организации и стимулирования инновационной деятельности используются как прямые, т.е. включающие непосредственно финансовую помощь (государственные закупки и т.д.), так и косвенные (налоги, нормы, подготовка специалистов и т.д.) инструменты воздействия. Этот механизм достаточно хорошо известен и поэтому может считаться традиционным. Однако воздействие на инновационный процесс этих методов достигается путем различного их использования и варьируется в соответствии с объективно присущими самому инновационному процессу закономерностями.

Государственная научно-техническая политика не может и не должна ограничиваться лишь финансовой поддержкой научно-технических программ и предоставлением различных льгот хозяйствующим субъектам, осуществляющим инновационную деятельность. Государство обязано выполнять (посредством своих уполномоченных исполнительных органов, прежде всего инновационных научно-технических фондов) функции экономической (коммерческой) реализации научно-технических новшеств, выступать основным инвестором интеллектуального капитала, субъектом присвоения экономических эффектов НТП.

Основными механизмами и инструментами государственной поддержки сельского хозяйства являются дотации, компенсации, субсидии, гарантии; госзаказы, квоты; товарные закупочные интервенции; залоговые операции; гарантированные целевые минимальные цены; лизинг; бюджетное финансирование; бюджетные ссуды; льготное налогообложение, льготное кредитование; таможенные пошлины; ускоренная амортизация. Применение выше названых механизмов и инструментов поддержки чаще всего происходит в рамках деятельности какого-либо внебюджетного фонда или при реализации государственной программы. В таблице 7 представлены основные институты и фонды поддержки инновационного развития всех отраслей экономики Российской Федерации.

Таблица 7 - Основные институты и инструменты инновационного развития (2010 г.)*

Фонд

Характер деятельности

Объем выделенных средств

Российский фонд фундаментальных исследований

Создан в апреле 1992 г. Задача: отбор и финансовая поддержка перспективных научных проектов (гранты). Финансирование: 6% средств федерального бюджета на науку

6 млрд. руб.

Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере

Создан в феврале 1994 г. Задача: финансирование НИОКР малых инновационных компаний и создание сети инновационно-технологических центров (29 ИТЦ по всей России). Финансирование: 1,5% средств федерального бюджета на науку

3,45 млрд. руб.

Российская венчурная компания

Создана в июне 2006 г. Задача: развитие инновационных отраслей экономики и продвижение на международный рынок российских наукоемких технологических продуктов. Финансирование: 28,2 млрд рублей (взнос РФ в уставный капитал)

440 млн руб. - посевных инвестиций - до, формирование специализированных фондов общим объемом до 11 млрд руб.

Государственная корпорация «Российская корпорация нанотехнологий (Роснано)»

Создана в сентябре 2007 г. Задача: содействие реализации государственной политики, направленной на вхождение России в число мировых лидеров в области нанотехнологий: 130 млрд руб. (имущественный вклад)

54 млрд руб. дополнительно (в целях предоставления государственных гарантий РФ в обеспечение возврата основного долга по займам, привлекаемым корпорацией на осуществление инвестиционных проектов)

Российский научный центр «Курчатовский институт»

Создан в феврале 1943 г. Задача: формирование технологической базы инновационной экономики, обеспечение опережающего научно-технологического развития и ускоренного внедрения в производство научных разработок, проведение полного инновационного цикла НИОКР, включая создание промышленных образцов, по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техник

25,1 млрд руб. до 2012 г.

Федеральная целевая программа «Национальная технологическая»

Срок реализации: 2007-2011 гг. Задача: обеспечение технологического развития промышленности на основе создания и внедрения прорывных, ресурсосберегающих, экологически безопасных промышленных технологий. Координатор: Минпромторг. Финансирование: 99,4 млрд руб., из них 49,5 млрд бюджетных средств, остальное - внебюджетные источники

3,1 млрд руб.

Федеральная целевая программа «Развитие инфраструктуры наноин-дустрии в РФ»

Срок реализации: 2008-2010 гг. Задача: создание современной инфраструктуры национальной нанотехнологической сети для развития и реализации потенциала наноиндустрии. Координатор: Минобрнауки. Финансирование: 27,7 млрд руб., из них 24,9 млрд бюджетных средств, остальное - внебюджетные источники

5 млрд руб.

Федеральная целевая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России»

Срок реализации: 2007-2012 гг. Задача: развитие научно-технического потенциала по приоритетным направлениям. Координатор: Минобрнауки. Финансирование: 195 млрд рублей, из них 134 млрд бюджетных средств, остальное - внебюджетные источники

7,4 млрд руб.

Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»

Срок реализации: 2009-2013 гг. Задача: создание условий для эффективного воспроизводства научных и научно-педагогических кадров и закрепления молодежи в сфере науки, образования и высоких технологий, сохранения преемственности поколений в науке и образовании. Координатор: Минобрнауки. Финансирование: 90,5 млрд рублей, из них 80,4 млрд бюджетных средств, остальное - внебюджетные источники

12,3 млрд руб.


Фонды с их региональными отделениями максимально приближены к сельскохозяйственным товаропроизводителям и в процессе взаимодействия с частными производителями под контролем региональных органов управления сельским хозяйством и при определенном участии аграриев смогут реально влиять на инновационное развитие агропромышленного комплекса субъектов Российской Федерации. Еще более значимым станет влияние аграриев при их сотрудничестве с государственными органами в рамках частногосударственного партнерства.

Частно-государственное партнерство (ЧГП) представляет собой систему взаимоотношений государства и частного бизнеса, при котором государство часть своих функций, в том числе и в социальной сфере, передает для выполнения частному сектору на определенных условиях. Партнерство включает в себя все стадии осуществления проектов: финансирование, проектирование, создание и управление объектами и услугами общественного сектора. Внедрение принципов ЧГП в социально-хозяйственные отношения обуславливает более низкие издержки, более высокий уровень услуг, снижение рисков. Российское правительство объявило о своем намерении в последующие десять лет вложить в инфраструктурные проекты около одного триллиона долларов, большая часть из которых должна будут реализовываться на принципах ЧГП.

Вопрос, как построить взаимодействие бизнеса и государства в сфере науки, обсуждается уже несколько лет. Изучен зарубежный опыт, запущены первые государственные механизмы - федеральные целевые программы, у научных госорганизаций и бизнес-структур уже есть практика совместной работы. Однако развитого института государственно-частного партнерства в стране пока нет. В частности, как показывает время, запланированное 25-70% внебюджетное финансирование проектов, выполняемых в рамках ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технического комплекса России на 2007-2012 гг.» - очень непростая задача. Ряд экспертов считает основными причинами неэффективности применяемых мер следующие негативные факторы:

отсутствие госзаказа;

несовершенство правого поля. Надо отметить, что работа в этом направлении идет, и некоторые методы косвенного стимулирования притока частных инвестиций уже разработаны. Так, с 1 января 2008 г. от налогов освобождены НИОКР, выполненные не только за счет бюджетных средств, но и за счет внебюджетного финансирования;

отсутствие единых стратегических программ развития для каждого из приоритетных научных направлений;

отсутствие инфраструктуры, позволяющей заниматься коммерциализацией [40].

Тем не менее, несмотря на неидеальную современную ситуацию, эффективное сотрудничество государства и бизнеса возможно и сегодня. Иллюстрирует эту возможность тенденция на совмещение усилий частных компаний и государства в реализации масштабных инвестиционных проектов в различных отраслях экономики. Позитивный опыт обобщается, пропагандируется и распространяется как в научных публикациях, так и в СМИ. Между тем экономический кризис привнес новые противоречивые тенденции в эту область экономической деятельности. Как известно, государство в условиях глобального экономического кризиса вынуждено брать на себя роль «последнего кредитора», чтобы поддержать обрушивающиеся финансовые институты экономики, а также отраслевые корпорации. В этих условиях те или иные формы национализации становятся неизбежными как в развитых, так и в развивающихся странах. Наряду с возможным оздоравливающим эффектом предпринятых мер по санации экономики в период кризиса в условиях недостаточного реформирования ряда отраслей экономики РФ принимаемые меры могут привести к сворачиванию развития рыночных отношений, методов управления, к неэффективному огосударствлению частных предприятий, к растрате накопленных в период экономического рассвета финансовых ресурсов через их неэффективное вливание без перспективы возврата затраченных государством средств.

Многочисленные научные исследования, в том числе фундаментальные работы А.И. Алтухова [17, 18], Б.И. Пошкуса [129], И.Г. Ушачева [169, 170], В.И. Нечаева [91, 94, 101, 105], И.Т. Стадника [156, 157], Г.В. Беспахотного [23], Н.А. Борхунова, И.Н. Буздалова [31], А.В. Петрикова [131], И.Т. Трубилина [163, 164, 165] и других ученых, показывают, что уход государства от развития экономики в различных сегментах аграрного сектора способствует стихийности рынка, формированию теневого оборота продукции, снижению качества и безопасности продовольственных товаров [105]. Поэтому эффективное частно-государственное партнерство в агропромышленном комплексе может осуществляться только при создании органами государственной власти благоприятных для производственной деятельности условий.

Таким образом, создание национальной инновационной системы состоит в формировании относительно целостной системы, эффективно преобразующей новые знания в новые технологии, продукты и услуги, которые находят своих реальных потребителей на национальных или глобальных рынках.

.2 Программно-целевой подход к управлению воспроизводственным процессом в АПК

Правильный выбор нельзя сделать, не предвидя всех желательных и нежелательных последствий, не соотнося ожидания с изменяющейся информацией. Постоянное видение перспективы позволяет своевременно обнаруживать риски и принимать меры во избежание отрицательных результатов. Сознательно или подсознательно любой человек либо созданная им структура прогнозирует последствия своих действий, решений, формулирует суждение о будущем, о будущих ситуациях, строит модель будущего. Роль прогнозирования неизменно возрастает в связи с ускорением научно-технического прогресса, усложнением задач управления, усилением неопределенности, вызванной переходом к рынку и циклично возникающим кризисным явлениям (период 9-10 лет).

Особенностью современного периода развития всех отраслей и сфер агропромышленного производства является необходимость ускорения научно-технического прогресса на основе инновационных процессов, позволяющих вести непрерывное обновление производства на базе освоения достижений науки, техники и передового опыта. Мировой опыт показывает, что инновационные процессы, как правило, не только поощряются, но и регулируются государством путем формирования соответствующей прогнозной политики и планомерной организации инновационной деятельности наряду с разработкой долгосрочных перспектив социально-экономического развития страны. Государственное регулирование в этой области необходимо для решения важнейших проблем, обеспечивающих устойчивое развитие национальной экономики.

Мировой опыт показывает, что чисто рыночной экономики не существует: государство вмешивалось в экономику всегда, менялись только цели, задачи, масштабы и формы его вмешательства. В большинстве современных доктрин государственное вмешательство в экономику объясняется лишь тем, что процесс рыночного регулирования может не соответствовать этическим нормам общественной жизни и социальной справедливости. Государственное регулирование в наибольшей степени необходимо в секторах, где существуют естественные монополии. Важно, чтобы государство выступало гарантом справедливой конкуренции на базе развития антимонопольной политики.

В настоящее время этапным решением стало принятие Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» и пятилетней Государственной программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы» (далее - Госпрограмма). На проведение государственной аграрной политики выделяются солидные финансовые ресурсы, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Государственная программа является документом, логически развивающим и усиливающим значение мероприятий приоритетного национального проекта «Развитие АПК», она включает федеральные и ведомственные целевые программы, которые системно дополняют друг друга, а вся аграрная политика становится приоритетной частью социально-экономической политики государства [73].

Начиная со второй половины XX в. программно-целевая методология неуклонно проникает во все новые области деятельности людей, производственных и социально-культурных организаций, органов управления экономикой регионов страны, находит применение при решении экономических, социальных, природоохранных задач.

На каждом историческом этапе социально-экономического развития конкретные формы и методы реализации целевого принципа развивались, совершенствовались и видоизменялись в соответствии с его задачами и особенностями.

В современных условиях решающим средством дальнейшего совершенствования управления является сочетание принципов целевого, ресурсного, программного планирования, которое является стержневым в системе комплексного планирования, в ее методологии. Программно-целевой принцип усиливает роль национальных программ в управлении, поскольку они способны придать ему комплексный характер, что позволяет решать крупные народнохозяйственные проблемы с участием различных отраслей.

В широком смысле слова, программно-целевые методы есть способ решения крупных и сложных проблем посредством выработки и проведения системы программных мер, ориентированных на цели, достижение которых обеспечивает решение возникающих проблем.

Сущность данного метода состоит в отборе приоритетных целей экономического, социального, экологического и научно-технического развития, разработке системы взаимоувязанных мероприятий по их достижению в заданные сроки с максимальной эффективностью при требуемом обеспечении ресурсами.

В современных условиях целевые программы выступают в качестве инструмента, который обеспечивает скоординированное развитие разных подсистем (экономической, социально-демографической, экологической).

Метод программно-целевого управления является одним из главных средств осуществления региональной политики и представляет собой систему централизованных и децентрализованных среднесрочных и долгосрочных программ развития, активно влияющих на формирование территориальной структуры хозяйства. Использование программ (проектов) позволяет согласовать и скоординировать действия участников на достижении единой общей цели. Объединяющим средством при этом является координационная программа (план), формируемая заказчиком федеральной целевой программы или назначенным им координатором, уполномоченным управляющим. Программа скрепляется также системой договоров, контрактов, в которых фиксируются взаимные обязательства участников выполнения совместных проектов.

Программно-целевой подход к управлению воспроизводственным процессом в АПК должен представлять собой завершенный во времени и пространстве комплекс экономических, оранизационно-технологических, инновационных и других мер по реализации целей и задач конкретных программ развития агропродовольственной сферы. Разработка и реализация государственных целевых программ является действенным способом решения проблем, требующих сосредоточения ресурсов, концентрации усилий, целевой ориентации используемых средств, согласованности действий.

Программа является средством повышения научной обоснованности планово-управленческих решений благодаря тому, что усиливает их целевую ориентацию, углубляет проработку способов и вариантов путей достижения долговременных целей, позволяет полнее увязать цели с ресурсными возможностями, дает более детальное представление об этапах последовательного решения проблем. Она представляет собой директивный и адресный документ, увязывающий действия разных организаций и лиц-соисполнителей, независимо от их ведомственной подчиненности, по срокам выполнения этапов работы и выделяемым ресурсам.

Таким образом, государственные целевые программы служат эффективным средством комплексного, всестороннего решения проблем, призваны обеспечивать возможность полного охвата мер, необходимых для решения проблем и согласования действий по достижению программных целей в пространстве и во времени.

Практическое осуществление государственной целевой программы должно проводиться на правовой базе, основанной на положениях действующего законодательства, Указах Президента Российской Федерации, постановлениях Правительства Российской Федерации по вопросам программной разработки и направлениям решения актуальных проблем социально-экономического развития России на федеральном и региональном уровнях, а также нормативно-правовых актах органов власти субъекта РФ. Разработку механизма реализации федеральной целевой программы социально-экономического развития региона следует осуществлять с обязательным учетом экономической ситуации, ожидаемый в год реализации программы. Одним их основных условий реализации программы выступает грамотная организация планирования на всех уровнях управления объектом с использованием современных методов и привлечение в экономику, и социальную сферу региона достаточных финансовых ресурсов для реализации намеченных мероприятий [114].

Структура и бюджетные параметры Государственной программы были одобрены трехсторонней комиссией по рассмотрению основных показателей проекта программы, поддержаны представителями Госдумы, Минэкономразвития и Минфина России и предусматривают выделение на ее реализацию в 2008 г. 76,3 млрд руб., в 2009 г. - 100, в 2010 г. - 120, в 2011 г. - 125, в 2012 г. - 130 млрд руб.; всего в течение 2008-2012 гг. 551,3 млрд руб. из федерального бюджета.

Кроме того, предполагается софинансирование в тех же объемах мероприятий Госпрограммы со стороны бюджетов субъектов Российской Федерации. Это не только увеличивает ресурсное обеспечение программы, но и синхронизирует действия федеральных и региональных властей, содействует формированию единого экономического пространства.

Предполагается, что темпы роста в растениеводстве возрастут до 4% в год, а в животноводстве - до 5%. Последнее особенно важно, так как это соответствует увеличению спроса на мясном и молочном рынках и направлено на реализацию задачи улучшения качества питания населения страны [37].

Основными условиями достижения прогнозируемых темпов роста социально-экономического развития сельского хозяйства на период до 2012 г. являются:

развитие определенных приоритетным национальным проектом «Развитие АПК» направлений, связанных с выделением средств на их реализацию, предусмотренных Программой;

ускоренный переход к использованию новых высокопроизводительных и ресурсосберегающих технологий;

улучшение финансового положения сельскохозяйственных товаропроизводителей и их материально-технической базы;

повышение платежеспособности сельскохозяйственных товаропроизводителей;

повышение производительности труда на основе стимулирования к использованию современных технологий, совершенствование организации производства;

создание условий сельскохозяйственным и другим товаропроизводителям агропромышленного комплекса для инвестирования в модернизацию и техническое перевооружение производства.

Мероприятия предусматривают оказание агропромышленному комплексу государственной финансовой поддержки при проведении единой аграрной политики, направленной на увеличение урожайности и валового сбора сельскохозяйственных культур, сохранение почвенного плодородия повышение квалификации кадров агропромышленного комплекса, а также на повышение жизненного уровня сельского населения.

В структуре мероприятий Программы выделены следующие приоритетные направления:

. Повышение уровня развития социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений.

. Поддержание почвенного плодородия.

. Создание системы государственного информационного обеспечения в сфере сельского хозяйства.

. Развитие консультационной помощи сельскохозяйственным товаропроизводителям и переподготовка специалистов для сельского хозяйства.

. Развитие приоритетных направлений научных исследований в агропромышленном комплексе.

. Приоритетное развитие животноводства.

. Развитие отраслей растениеводства.

. Повышение доступности кредитов.

. Повышение финансовой устойчивости малых форм хозяйствования на селе.

. Техническая и технологическая модернизация сельского хозяйства;

. Снижение рисков в сельском хозяйстве [106].

Давая общую оценку Госпрограмме, следует отметить принципиальные моменты: во-первых, принятие программы свидетельствует, что государство относит сельское хозяйство к приоритетным отраслям экономики; во-вторых, программа делает предсказуемой и прозрачной аграрную политику на ближайшие 5 лет, что создает гарантии для бизнеса и делает отрасль более привлекательной для потенциальных инвесторов; в-третьих, программа систематизирует меры в области аграрной политики, по большинству из которых предусматривается софинансирование из бюджетов субъектов Российской Федерации; в-четвертых, программа создает предпосылки для развития всех форм хозяйствования на земле и различных форм агробизнеса, как крупных, так и мелких, оставляя окончательный выбор за самими крестьянами.

Некоторые экономисты едины во мнении, что экономика России в целом, как и аграрная экономика в частности, управляется, несмотря на действующую нормативно-правовую основу, вручную, т.е. бессистемно. И действительно, не всегда прослеживается в государственном кредитовании, финансировании отдельных организаций связь в развитии сельского хозяйства, АПК или территории (региона). Кроме того, большинство чиновников говорят о государственной поддержке сельхозтоваропроизводителей или некоторых организаций рыночной, производственной, социальной инфраструктуры. Однако, по нашему мнению, поддержка - это не развитие чего-либо, на основе, прежде всего, структурных изменений в рамках интеграции, инноваций, инвестиций, формирования институтов (модель «4 И»), а вложение денежных средств без изменения системы происходящего, что, соответственно, не способствует развитию и не приносит эффекта в будущем [85].

В агропромышленном комплексе России сложилась непростая социально-экономическая ситуация. С одной стороны, на фоне общего роста экономики страны, начиная с 2000 г. наблюдаются положительные результаты деятельности АПК. Так, определены приоритетные направления национальным проектом «Развитие АПК», государственной программой «Развитие сельского хозяйства на 2008-2012 гг.». Правительством предложен программно-целевой подход, составной частью которого стали федеральные целевые программы (ФЦП): «Социальное развитие села до 2010 г.»; «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006-2010 гг.» и ведомственные целевые программы (ВЦП): «Создание Единой системы информационного обеспечения агропромышленного комплекса России (2008-2010)»; «О неотложных мерах по борьбе с подкожным оводом, профилактике и оздоровлению крупного рогатого скота от гиподерматоза в Российской Федерации на 2008-2010 годы»; «Развитие льняного комплекса России на 2008-2010 годы»; «Развитие производства и переработки рапса в Российской Федерации на 2008-2010 годы»; «Развитие виноградарства и виноделия Российской Федерации на 2008-2010 годы» [125]. Все перечисленные программы включают достаточно серьезную финансовую составляющую.

С другой стороны, в период мирового финансового кризиса, в условиях глобализации мировые проблемы, в совокупности со специфическими внутренними, сильно повлияли на российский рынок и в том числе на АПК, что вызывает серьезные опасения стагнации и, возможно, очередного отката от достигнутых позиций. Однако мы считаем, что проблема в большей степени заключается в отсутствии системного, структурного подхода в реализации разработанных проектов и программ. Так, уровень рентабельности в среднем по сельскому хозяйству снизился в 2008 г. по сравнению с 2007 г. на 3%, сократился абсолютный размер прибыли, возросла закредитованность хозяйств. Реализация сельхозтоваропроизводителями мяса крупного рогатого скота была убыточна во всех субъектах РФ, свиней - в 44 регионах из 78, овец - в 42 из 71, птицы - в 43 из 76. Продовольственная инфляция к январю 2009 г. составила 16,5%, в то время как рост цен на продукцию сельского хозяйства в январе 2009 г. по отношению к январю 2008 г. составил лишь 2,5%. Согласно мониторингу реализации госпрограммы «Развитие сельского хозяйства на 2008-2012 гг.», проводимому в 30 регионах страны (во всех федеральных округах), 60% респондентов заявили о больших трудностях в реализации сельхозпродукции, что свидетельствует о низком уровне имеющейся инфраструктуры. В развитых странах подобная проблема решается через сеть кооперативов (в США 70% молока реализуют через кооперативы, во Франции, Германии 65% сахара реализуют таким же образом) [125].

Программа «Социальное развитие села» пока также не решила вопросы повышения занятости и улучшения демографической ситуации на селе, формирования социальной инфраструктуры, снижения бедности, повышения доходов сельского населения. Уровень оплаты труда составляет 48% от среднего по экономике страны.

Проанализированные ведомственные целевые программы («Развитие льняного комплекса», «Развитие производства и переработки рапса») и региональные (в Свердловской области - программа развития свиноводства, овцеводства, в Алтайском крае - программа развития птицеводства и др.) учитывают развитие только одной отрасли сельского хозяйства или перерабатывающей промышленности без уделения должного внимания другим структурообразующим элементам. Кроме того, программы подкреплены значительными финансовыми и ресурсными возможностями, но в условиях отсутствия четкой сформированной структуры взаимоотношений между партнерами по всей воспроизводственной цепи: производство сырья - переработка - реализация готовой продукции - теряется целевой характер и практически невозможно определить субъекты освоения больших капиталов.

С учетом системности проблем в АПК возникает объективная необходимость создания четкой структуры регионального АПК в рамках которой можно осуществлять разработку прогнозов и программ развития каждого конкретного продуктового подкомплекса АПК региона, так как на региональном уровне инерционность процессов ниже, чем на уровне макросистемы, выше возможности оперативного принятия управленческих решений, маневра средствами, а связь экономических, политических и других управленческих решений с социальными процессами выявляется более непосредственно. При этом параметром порядка в общественной системе должна выступать регулятивная деятельность государства в экономике. Вот почему нельзя не согласиться с Дж.Ю. Стиглицем, который считает, что «существуют определенные области макроэкономического управления, где действия, инициируемые государством, должны быть нормой».

Отечественные ученые также доказывают необходимость перехода к устойчивому развитию России, где роль ведущего звена должны играть регионы как специализированные воспроизводственные системы. Считаем правильным согласиться с мнением академика П.М. Иванова о возможности и целесообразности постановки проблемы управления процессами устойчивого регионального развития в качестве государственной задачи на современном этапе, несмотря на то, что большинство регионов России являются дотационными, поскольку продолжение существующего положения дел для регионов может привести к большей деградации природно-ресурсной, экологической и других компонентов регионов страны. К тому же концепция регионального развития продуктовым подкомплексам и формирование в их составе кластеров, способных успешно конкурировать в условиях вступления России ВТО, является наиболее эффективной инновационно - интеграционной структурой прогнозирования.

Несмотря на практическую значимость, экономическая наука до сих пор не сформировала общепризнанную систему научных взглядов на механизм формирования кластеров в региональных продуктовых подкомплексах. В отечественной агроэкономической литературе последних лет появились публикации по кластерной тематике регионального АПК Краснодарского и Алтайского края, Белгородской, Ростовской, Самарской областей и других субъектов РФ. Однако во многих работах вывод о необходимости создания кластеров в регионах делается только на основе атрибутивных признаков, что может привести к ошибочному пониманию и результатам, как следствие неэффективного использования ресурсов, направляемых на развитие кластера. Применение кластерных технологий в развитии продуктовых подкомплексов регионального АПК не должно быть данью моде и возможно только на основе системного подхода, при этом важно на научной основе выявить кластерные структуры, объективно оценить их актуальность и перспективы, наметить конкретные мероприятия развития четко разработанному прогнозному сценарию. При этом нами предлагается следующая концептуальная схема исследования региональных продуктовых кластеров.

Следовательно, исходя из проведенных исследований, необходимо разработать программно-целевой подход к управлению воспроизводственным процессом в АПК. Для ускоренной реализации Государственной программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы» целесообразно осуществить мероприятия, направленные на устранение сдерживающих развитие регионального АПК факторов:

- сохраняющаяся низкая доходность сельскохозяйственного производства, препятствующая обеспечению устойчивого экономического роста (какие бы льготные условия получения кредитов и использования лизинга не были созданы). Поэтому необходимо разработать такой механизм функционирования отрасли, когда большая часть товаропроизводителей при среднем уровне хозяйствования мола бы получать доходы, достаточные для использования преимуществ кредитной системы и других экономических инструментов;

проблема восстановления и повышения плодородия почв. Их состояние вызывает самую серьезную озабоченность. Каждый девятый гектар пашни в Краснодарском крае сегодня переувлажнен или заболочен. За годы аграрных реформ площади земель, подверженных дефляции и эрозии, увеличились в 1,2 раза, засоление - вдвое, из-за интенсивной минерализации и недостаточного возмещения потерь после уборки урожая около 10% кубанских черноземов из перешли из разряда малогумусных в категорию слабогумусных. Физическая деградация почв, выражающаяся в разрушении структуры, уплотнении, нарушении естественного термического, водного и воздушного режимов приводит к недобору 30-40% урожая. В связи с этим появляется необходимость в разработке и освоении ландшафтных систем земледелия;

отсутствие эффективной системы государственного информационного обеспечения АПК. Вместо районных управлений АПК необходимо создать информационно-консультационные службы, координируемые Минсельхозом РФ. При этих структурах целесообразно создать платежные агентства для повышения эффективности дотаций сельхозтоваропроизводителей;

отсутствие механизма эффективной торговой политики, что обуславливает слабую заинтересованность сельхозтоваропроизводителей в производстве конкурентоспособной продукции;

проблема бедности сельского населения, основным фактором которой является низкая оценка сельскохозяйственного труда. Поэтому в процессе реализации региональной программы необходимо дополнить ее мерами по повышению доходов и социальной защищенности малоимущих сельских семей;

низкая обеспеченность села квалифицированными кадрами, способными осваивать новые технологии, из-за миграции сельской молодежи в город. Поэтому необходимо создание благоприятных условий для проживания на селе и разработка системы непрерывного обучения работников;

отсутствие на селе альтернативной занятости обусловливает необходимость разработки стратегии развития несельскохозяйственных видов деятельности. В связи с этим необходима проработка вопросов роста производительности труда на основе межотраслевого перераспределения рабочей силы.

Такой комплексный подход позволит ускорить реализацию Государственной программы в регионе и будет способствовать повышению эффективности сельскохозяйственного производства.

На сегодняшний день государственной программа с переменным успехом реализуется во всех субъектах Российской Федерации. Однако ряд экспертов указывают на явные недостатки в ее положениях. Так, сотрудники ВИАПИ имени А.А. Никонова выделяют следующие основные недостатки принятой схемы финансирования Госпрограммы [125]:

. Годовое, а не пятилетнее планирование финансов, нарушение приоритетности госпрограммы, отказ государства от ранее принятых обязательств. Перечень мероприятий госпрограммы и сумма средств, выделяемых из федерального бюджета на каждое из них, утверждаются ежегодно. Опыт первых лет показал, что такой порядок ведет к существенным изменениям как в составе мероприятий, так и в суммах их финансирования.

Так, в 2008 г. в госпрограмме появились новые мероприятия, существенно изменились суммы субсидий на компенсацию затрат на приобретение минеральных удобрений (было 2,3 млрд руб., стало 10 млрд руб.). В 2010 г., наоборот, из Госпрограммы исключен целый ряд мероприятий (комплексная застройка территорий, развитие консультационных служб, участие союзов в государственном управлении, развитие табунного коневодства, овощеводства, производства рапса, льна, закладка и уход за неплодоносящими садами и виноградниками, поддержка экономически значимых региональных программ). При этом не учитывалось, что по некоторым из исключенных мероприятий обязательства государства имели долговременный характер. Например, субсидии выделялись не только на посадку многолетних насаждений, но и на уход за ними до вступления в плодоношение. Государство отказалось от субсидирования части затрат по уходу.

По целому ряду мероприятий госпрограммы финансирование сокращено в два раза и более (сельское развитие, приобретение удобрений и т.д.).

Исключение и сокращение финансирования важнейших мероприятий Госпрограммы свидетельствуют о том, что она утратила статус приоритетного национального проекта, что ее финансирование осуществляется по остаточному принципу.

. Отсутствие оперативности информирования сельхозтоваропроизводителей об условиях господдержки на текущий год. Сложная многоуровневая система принятия решений по господдержке требует длительного периода согласований, лимиты средств из федерального бюджета на осуществление каждого мероприятия доводятся до субъектов РФ только в марте. При использовании методики распределения субсидий пропорционально заявкам ставки становятся известными лишь в конце года.

. Отсутствие гарантии государственной поддержки сельхозпроизводителей. В законодательстве РФ прописаны обязательства и гарантии по субсидированию для сельхозтоваропроизводителей. Федеральные деньги распределяются между субъектами РФ, которые после добавления средств на софинансирование делят их между заявителями, выполнившими все условия, установленные Госпрограммой, постановлениями правительства, приказами Минсельхоза РФ, постановлениями органов исполнительной власти субъектов РФ, приказами региональных органов управления АПК. Но если сумма заявок превышает лимиты субсидий, то заявителю будет отказано. При этом обратиться в суд сельхозтоваропроизводитель не может, так как законодательством ему дано право просить субсидию, но ее получение не гарантируется.

. Зависимость доступа к федеральным средствам от регионального софинансирования. Федеральные средства на субсидирования каждого мероприятия выделяются лишь при условии, если данное мероприятие софинансируется из регионального бюджета. Недостаток средств в бюджете субъекта РФ может лишить сельхозтоваропроизводителей доступа к федеральным средствам. Такое положение приводит к нарушению равных условий конкуренции сельхозпроизводителей, разрушает единый аграрный рынок страны, ведет к приоритетному выделению субсидий в регионах с высокой бюджетообеспеченностью, часто расположенных в менее благоприятных для сельского хозяйства регионах.

. Государственные органы не в полной мере контролируют систему расходов по госпрограмме.

. Государственное регулирование рынков сельхозпродукции осуществляется наиболее затратными и наименее эффективными способами. В статье 14 Закона «О развитии сельского хозяйства» предусмотрен механизм государственного регулирования рынка зерна, гарантирующий поддержание рыночных цен в интервале между минимальным и максимальным их уровнем. Однако за 4 года после принятия закона максимальная цена так и не была установлена, механизм залога не введен, а прием зерна государством по минимальной цене не организован. Проводимые и на бирже нтервенционные закупки зерна ведут к огромным бюджетным затратам. При этом интересы производителей зерна не только не защищаются государством, а наоборот, ущемляются, так как от его имени интервенционные закупки осуществляет Объединенная зерновая компания, которая заинтересована в уменьшении закупочных цен, а не в поддержании их на уровне не ниже объявленной минимальной цены.

На наш взгляд, указанные недостатки Госпрограммы являются спорными, и невозможно точно определить, положительное или отрицательное влияние на ее реализацию оказывают данные факторы. Так, ежегодного планирования позволяет более оперативно реагировать на изменяющиеся рыночные условия, корректировать схемы и размеры субсидирования, что в конечном счете положительно сказывается на эффективности государственной поддержки сельхозтоваропроизводителей. Перенаправление в 2008 г. части средств, предусмотренных федеральной программой, на увеличение объемов субсидирования покупки комбикормов в первую очередь отвечало интересам производителей животноводческой продукции, в значительной мере ощутивших на своей производственной деятельности влияние финансового кризиса.

Несвоевременная информированность сельхозтоваропроизводителей об условиях господдержки в большей степени является результатом в целом несогласованного взаимодействия органов власти на различных уровнях (федеральный, региональный, муниципальный) и неудовлетворительной работы информационно-консультационных центров, местных органов управления агропроизводством, а не госпрограммы в частности.

Стоит признать, что действующая Госпрограмма имеет также ряд преимуществ и положительных нововведений в управлении АПК. Это также подтверждает успешная реализация основных целей и задач программы в ряде регионов Российской Федерации, в том числе в Алтайском и Краснодарском крае, о чем будет идти речь в следующем разделе монографии.

Кроме того, мы считаем, что каждая ведомственная программа развития регионального АПК, должна включать прогноз разрабатываемый в трех вариантах сценария, при этом различия по вариантам объясняются изменением динамики развития базовых отраслей экономики региона и отраслей сферы услуг, интенсивностью реализации инвестиционных проектов, различной степенью влияния внешних и внутренних факторов, направленных на повышение конкурентоспособности региона и ускорение экономического роста.

Каждый из сценариев характеризуется такими параметрами, как степень обеспечения продовольственной безопасности, темпы экономического роста, уровень межотраслевой сбалансированности, чистая стоимость.

Первый инерционный сценарий прогноза развития регионального АПК не предполагает каких-либо структурных преобразований при относительно устойчивой комбинации внешних и внутренних условий, связанных с выходом из кризиса и активным участием АПК региона в приоритетном национальном проекте «Развитие АПК». Достижение прогнозных показателей будет обеспечено за счет имеющегося потенциала сельхозтоваропроизводителей, переработчиков и реализации предусмотренной системы мер государственной поддержки. Увеличение объема производства продукции сельского хозяйства будет обеспечено за счет совершенствования технологий производства, укрепления материально-технической базы АПК и развития инфраструктуры, поддержки кооперационных и интеграционных процессов на селе. Повышение общей технологической культуры земледелия будет осуществляться за счет активизации деятельности региональной и районных машинно-технологических станций, способных выполнять интегрирующую роль, объединяя в единый технологический комплекс нескольких сельхозтоваропроизводителей региона. Роль количественных и качественных показателей в растениеводстве достигается за счет применения современных ресурсосберегающих технологий в соответствии с современными агротехническими и экологическими требованиями [21].

Развитие животноводства предусматривает последовательную интенсификацию отрасли за счет реконструкции действующих животноводческих помещений на основе использования современных технологий, установки современного высокотехнологичного оборудования, улучшения генетического потенциала животных, совершенствования технологий производства, хранения и использования кормов. Животноводческие фермы планируется реконструировать за счет средств регионального бюджета и кредитных ресурсов коммерческих банков. Обеспечение животноводства кормами под полную технологическую потребность будет достигнуто за счет внедрения в производство новых сортов кормовых культур, совершенствования технологии их возделывания, заготовки и хранения.

Развитие регионального АПК во многом зависит от реализации комплекса мероприятий по улучшению качества жизни и закреплению кадров на селе. Основными из них являются: обеспечение жильем граждан и их семей, проживающих в сельской местности; материальное стимулирование молодых специалистов при поступлении на работу в сельскохозяйственную организацию в форме предоставления единовременных денежных выплат; подготовка и переподготовка кадров за счет средств регионального бюджета; развитие социальной инфраструктуры села.

Рост платежеспособного спроса населения, а также предпринимаемые меры по регулированию импорта отдельных видов продовольствия позволяют прогнозировать увеличение темпов развития пищевой и перерабатывающей промышленности.

Второй сценарий производственно-технологической модернизации регионального АПК также не предполагает структурных изменений на региональном уровне и ориентируется на экономический рост за счет реализации комплекса мер по повышению темпов и качества экономического роста в АПК России на основе распространения ресурсосберегающих технологий и частичного отказа от импортазамещения, развития социальной инфраструктуры. Основным условием его реализации является активное участие в приоритетном национальном проекте «Развитие АПК», а также расширение иных форм и методов государственной поддержки.

В первую очередь, предполагается создать условия для привлечения в сельское хозяйство инвестиционных ресурсов, осуществлять дотирование отдельных предприятий, отраслей регионального АПК за счет средств федерального бюджета, усилить роль государства в решении социальных и кадровых проблем села, развивать инфраструктуру агробизнеса. Предполагается увеличение объемов прямых капитальных вложения в сельское хозяйство при активизации мероприятий по стимулированию инвестиционной активности субъектов аграрного бизнеса. Прогнозируется расширение объемов предоставления государственных гарантий организациям АПК по кредитам банков, развитие системы земельно-ипотечного кредитования и залоговых операций. В рамках приоритетного национального проекта предусматривается государственная поддержка для стимулирования развития малых форм хозяйствования на селе в виде предоставления субсидии на возмещение части расходов по уплате процентов за пользование кредитами, полученными в российских кредитных организациях. Для формирования инновационной среды в аграрном секторе необходимо дополнительные бюджетные средства направить на поддержку аграрной науки. Предполагается дальнейшее развитие информационной инфраструктуры организаций регионального АПК. В сфере внешнеэкономической деятельности прогнозируется сохранение действующего режима квотирования импорта мяса и мясопродуктов в Россию с целью поддержки отечественного сельхозтоваропроизводителя, стимулирование импорта технологического оборудования для животноводства и первичной переработки продукции, не имеющего отечественных аналогов, увеличение объема иностранных инвестиций в АПК региона [125].

Увеличение потребительского спроса и объемов производства сельскохозяйственной продукции позволит более полно использовать имеющиеся мощности пищевой и перерабатывающей промышленности. В сельском хозяйстве реализация приоритетного национального проекта «Развитие АПК» дает толчок развитию малых форм хозяйствования на селе, что служит увеличению выпуска личными подсобными хозяйствами сельскохозяйственной продукции, увеличению ее доли в объеме перерабатывающих предприятий региона, применению прогрессивных методов производства, увеличению числа субъектов малого предпринимательства в сфере переработки сельхозпродукции. В связи с реализацией национального проекта «Развитие АПК» значительно растут инвестиции по виду деятельности «сельское хозяйство».

Исходя из методологии первого и второго прогнозных сценариев развития региональных АПК, следует, что предложенные варианты не ориентированы на структурные преобразования в отдельно взятом регионе, и в большинстве своем направлены на общее экономическое развитие страны, опираясь на разработанные федеральными органами власти проекты и программы, реализация которых хотя и учитывает региональную составляющую, но все же акцент вложения федерального капитала смещается в сторону четко структурированных, интегрированных формирований. Поэтому третий, реалистичный прогнозный сценарий комплексного инновационного развития регионального АПК, по нашему мнению, является наиболее приемлемым в плане эффективности не только экономики региона, но и социальной его составляющей.

Прогнозный сценарий комплексного инновационного развития регионального АПК отличается значительной активизацией инновационных факторов. Они воздействуют на все его сферы и включают в себя оптимальную комбинацию нововведений лекционно-генетического, производственно-технологического, организационно-управленческого и экономико - социоэкологического характера. Осуществление такого сценария обеспечивает существенное укрепление конкурентоспособности регионального АПК за счет повышения технологического и организационного уровня сельскохозяйственного производства и переработки продукции, совершенствования инфраструктурного обеспечения [74].

По оценки А. Анфиногенова и Э. Крылатых, на период до 2012 г. более реалистичным является второй сценарий, а в следующем десятилетии - третий. Что касается первого варианта, реализуемого с 2000 г., то его потенциал практически исчерпан. Моделирование вариантов развития регионального АПК и экспертные оценки показывают, что вероятные среднегодовые темпы прироста производства сельхозпродукции могут составить по первому сценарию не выше 2%, по второму - около 4, по третьему - более 6, а в целом по АПК - соответственно 3,5; 5; 7%. Поэтому прогнозный сценарий комплексного инновационного развития регионального АПК следует разрабатывать на основе формирования кластеров в продуктовых подкомплексах АПК по всей воспроизводственной цепочке, с выделением перерабатывающих или сельскохозяйственных организаций как ядра развития (полюс роста), при этом акцент будет сделан на совершенствование инфраструктуры, научные исследования, образование, информационно-консультационное обслуживание и пр. Появится возможность более прозрачного целевого финансирования не отдельно взятых предприятий, а в рамках регионального продуктового подкомплекса кластеров как воспроизводственной системы с замкнутым циклом, который учитывает не только экономические, но и социальные интересы.

Хорошим практическим примером может служить опыт Белгородской области. Там разработана целевая региональная программа «Развитие птицеводства в Белгородской области», где на основе государственно-частного партнерства сформированы и имеют тенденцию к дальнейшему развитию три кластера АПК с замкнутым циклом производства сельскохозяйственного сырья, его переработки и реализации готовой продукции через собственную торговую сеть (кластер птицеводства, свиноводства, молочного животноводства). Создание кластеров в птицеводстве способствовало строительству племптицерепродукторов, инкубационных парков, площадок по откорму бройлеров, комбикормовых заводов, линий по убою и глубокой переработке птицы [125].

В состав птицеводческого кластера входят организации различных форм собственности с их объединением в агрохолдинг. Агрохолдинг представляет собой группу технологически взаимосвязанных компаний с замкнутым циклом. Также в состав кластера входят учебные учреждения высшего, среднего и начального профессионального образования, занимающиеся подготовкой специалистов для предприятий кластера. В целях развития кластера правительством области осуществляется субсидирование части процентной ставки по инвестиционным кредитам, предоставляются государственные гарантии области по передаче в залог государственного имущества для обеспечения кредитных обязательств участников кластера, средства областного бюджета участвуют в формировании уставных капиталов создаваемых предприятий, предоставляются налоговые льготы, обеспечивается подведение инженерных сетей за счет средств газо- и энергоснабжающих организаций, подъездных дорог за счет средств областного бюджета. Активными участниками процесса реализации инвестиционных проектов являются Центрально-Черноземный банк Сбербанка России, филиалы ОАО «ВСК», ОАО «Росгосстрах-Центр».

Необходимость и значимость применения в структуре регионального АПК кластерных технологий подтверждаются такими известными в мире проектами, как винодельческие кластеры в Калифорнии (США) и Бадем-Вюртемберге (Германия), соево-кукурузный и зерновой пояса кластеров в США и Канаде, кластеры по производству сыра и шоколада в Швейцарии и т.п. [27].

Таким образом, эффективность функционирования агропромышленного комплекса предполагает программно-целевой подход к управлению воспроизводственным процессом в АПК на основе разработки реалистичного прогнозного сценария развития регионального агропромышленного комплекса и выделением в нем четко сформированной кластерной структуры.

2.3 Методологические аспекты формирования инновационно-кластерной модели развития АПК

Мировой финансовый кризис по праву можно считать наиболее глубоким и драматичным за последние несколько десятилетий развития глобальной экономики. Основная причина кризиса заключается в особенности циклического развития мировой экономики. Большинство экономически развитых стран, в первую очередь США и страны Западной Европы, после пика технологического и экономического развития в конце ХХ в. входят в новый цикл - в цикл снижения темпов экономического роста, а по мнению многих экспертов, даже в рецессию. Значительный спад отмечается в США и Европе по показателям темпов роста ВВП, индексам деловой активности, потребительского доверия и пр. Следовательно, проблему циклического развития в условиях сегодняшнего кризиса можно с уверенностью охарактеризовать как структурную трансформацию мировой экономки в преддверии роста за счет грядущего в недалеком будущем нового уклада.

Мировой финансовый кризис нашел свое отражение в России, и особенно в агропромышленном комплексе. В результате снижения покупательской способности населения на продукты питания упала закупочная цена торговых сетей, а в условиях роста цен на продукцию и услуги естественных монополий увеличилась себестоимость продукции, что, конечно же, сказалось на эффективности деятельности предприятий АПК. В настоящее время происходят свертывание и отмена многих программ модернизации предприятий. Так, группа компаний «Агрохолдинг» вынуждена «заморозить» реализацию инвестиционных проектов на общую сумму 5 млрд руб., в которые уже вложено 1,7 млрд руб. ГК «Русские фермы» отложила строительство молочной фермы на 10 тыс голов; «Моссельпром» - проекты молочной фермы на 1,2 тыс голов и свинокомплекса на 4,8 тыс голов; «Мираторг» - строительство логистических центров по 6-8 тыс. т хранения, комбикормового завода, зернового проекта и проекта по индустриальному производству мясного крупного рогатого скота. Общая сумма заёмных оборотных средств, требующихся предприятиям АПК в четвёртом квартале 2010 г., составляет более 850 млрд руб., в том числе 300 млрд руб. - сельскохозяйственным предприятиям и 550 млрд руб. - предприятиям перерабатывающей промышленности. Кроме того, платежи предприятий АПК по долгосрочным банковским и облигационным займам в 2009 г. составили, по приблизительной оценке, более 100 млрд руб. К примеру, только ГК «Сибирский аграрный холдинг» для реализации начатого в 2007 г. проекта увеличения производства зерна и строительства федеральной сети хлебозаводов необходимо 5,5 млрд руб. Сахарной компании «Продимекс» для завершения процесса модернизации сахарных заводов в России (в том числе в Алтайском крае) в течение следующих двух лет требуется 2,2 млрд руб. [9, 16].

Проблемы в АПК действительно достаточно глубокие, поэтому возникает объективная необходимость в трансформации экономики России и переводе ее на инновационный путь развития. Основой является необходимость научного обоснования и практического применения новых агропромышленных формирований, способствующих вертикальной интеграции, объединяющих сельскохозяйственное производство с переработкой, сбытом продукции, снабжением и агросервисным обслуживанием. Развитие этих направлений обусловлено объективным экономическим процессом, связанным, с одной стороны, с общественным разделением труда и его специализацией, научно-техническим прогрессом, природно-экономическими условиями. С другой - с необходимостью взаимодействия между специализированными отраслями и видами аграрного и промышленного производства. Аграрные организации вступают в это объединительное движение, стремясь снизить риск, связанный с производством и его зависимостью от климатических условий, стихийностью рынка сельскохозяйственной продукции, диктатом перерабатывающих организаций, необходимостью повышения конкурентоспособности производства. Перерабатывающие и обслуживающие организации также стремятся обеспечить себе стабильные доходы благодаря наличию надежной сырьевой базы, лучшему использованию сырья, повышению качества своей продукции, ее удешевлению и завоеванию рынков сбыта. Выбор той или иной формы интеграции зависит от производственно-экономической обстановки в регионе, состояния продовольственного рынка, форм объединения капитала и участия их в управлении, возможностей головного предприятия. Однако независимо от выбранной формы для всех агропромышленных формирований главным является то, что они объединяют весь воспроизводственный процесс, от сельскохозяйственного товаропроизводителя до потребителя готовой продукции. Участники системы обеспечивают продвижение продукта как собственности корпорации по всей цепочке: производство - переработка - реализация, что, в конечном итоге, способствует достижению эффекта в борьбе с кризисом.

Однако представленная технологическая цепь не даст положительного эффекта без экономического влияния государства, науки, образования, развитой инфраструктуры и пр. Поэтому мы предлагаем использовать в качестве инструмента борьбы с мировым кризисом кластерный подход, который основывается на учете положительных синергетических эффектов региональной агломерации, т.е. близости потребителя и производителя, сетевых эффектах и диффузии знаний и умений за счет миграции персонала и выделения бизнеса. Отсутствуют границы между секторами и видами деятельности и все они рассматриваются во взаимосвязи. Для администраций: увеличиваются количество налогоплательщиков и налогооблагаемая база (центры управления малым и средним бизнесом, как правило, находятся на той же территории, что и сам бизнес, в отличие от вертикальных корпораций), появляется удобный инструмент для взаимодействия с бизнесом, снижается зависимость от отдельных бизнес - групп, появляются основания для диверсификации экономического развития территории [125].

Для бизнеса: улучшается кадровая инфраструктура, появляется инфраструктура для исследований и разработок, снижаются издержки, появляются возможности для более успешного выхода на международные рынки.

Стратегия развития АПК региона должна быть основана на исследовании процесса создания «кластерной цепочки ценностей» производимой продукции, что позволит выявить недостающие этапы, исключить дублирующие подсистемы, осуществять оптимизацию кластерной цепи, способствующей конкурентным преимуществам агропромышленного производства - в частности и подкомплексов АПК региона в целом.

Макрохарактеристики позволяют обосновать специализацию и концентрацию посевов и сырья в сырьевых зонах перерабатывающей промышленности и темпов экономического роста рассматриваемых сырьевых зон. На основе экономического и социального потенциала, наличия сырьевой базы перерабатывающих мощностей и рынков сбыта формируются стратегические направления развития кластеров в рамках продуктовых подкомплексов региона.

Микроанализ рассматривает «кластерную цепочку ценностей» региона, где проводится сбор исходной информации по процессам расширенного воспроизводства, при этом базой анализа служит региональная статистика. Сопоставляя полученные результаты макро- и микроанализа, формируют кластеры в рамках продуктовых подкомплексов региона.

При детально разработанном и отлаженном экономическом механизме вертикально-интегрированной структуры кластер должен обеспечить: - эквивалентность экономических отношений между структурными подразделениями формирования, усиление хозрасчетной заинтересованности подразделений в повышении эффективности агропромышленного производства, экономическую заинтересованность участников в углублении интеграционных процессов, оптимальное сочетание и рациональное использование главных производственных ресурсов и средств (земельных, трудовых, материальных, финансовых), ускорение темпов развития расширенного воспроизводства, быть инвестиционно привлекательными для внешних и внутренних инвесторов.

Как показывает отечественная и зарубежная практика, для создания и эффективного функционирования агропромышленного формирования необходимо соблюдение следующих основных принципов: добровольность выбора партнера и экономическая целесообразность, что позволяет оптимизировать состав интегрированных формирований; интеграция снизу, то есть объединение по инициативе самих хозяйствующих субъектов без давления со стороны управленческих структур; воздействие государства на интеграционный процесс только путем создания экономических условий, обеспечивающих его эффективность, или на основе участия государственного органа в качестве равноправного партнера объединений; организационная целостность интегрированных структур при единых стратегии, тактике, целях и задачах развития; выделение ведущего звена и приоритетных направлений совершенствования интегрированного формирования; равные экономические условия для всех участников интегрированных формирований как при их создании, так и при функционировании; объединение не только организационно-хозяйственных структур, но и при определенных условиях их капиталов; коллективное управление собственностью, что повышает при совместной деятельности заинтересованность и ответственность каждого партнера, вовлекает в процесс агропромышленной интеграции торговый капитал, обеспечивает приток инвестиций в аграрную сферу.

Однако в Алтайском крае существует ряд объективных причин, негативно влияющих и препятствующих созданию кластеров в продуктовых подкомплексах региона: низкий уровень культуры взаимоотношений, доверия и общей производственной идеологии; отсутствие общего экономического интереса между предприятиями, особенно между взаимосвязанными в рамках технологической производственной цепочки; недостаточный уровень экономического влияния региональных органов власти на предприятия, входящие в кластерную структуру; нестабильные связи между научно-исследовательскими институтами, вузами и производственными предприятиями; краткосрочная стратегия развития у предприятий и недостаточность долгосрочного интереса повышения конкурентоспособности у административных органов; низкий уровень развития бизнес-климата и инфраструктурной базы; недостаточный уровень конкурентной борьбы и ее интенсивности.

В настоящее время без дополнительных ресурсов и мероприятий по инновационному развитию невозможно сформировать сбалансированную систему материально-технического обеспечения. Например, в свеклосеющих хозяйствах наблюдаются высокий физический и моральный износ действующей техники и низкие темпы ее обновления, низкий уровень научного потенциала по созданию новой техники, отсутствие в регионе собственной базы сельхозмашиностроения [125]. Практика свидетельствует о несовершенстве интеграции и кооперирования для решения задач инновационного развития системы материально-технического обеспечения АПК региона в целом, при этом роль государства сводится к стимулированию отдельных организаций. Отсутствует механизм системного инновационного развития региона. Поэтому комплексным решением проблемы инновационного развития продуктовых подкомплексов и является формирование кластерной политики (табл. 8).

Таблица 8 - Стратегическое позиционирование продуктового кластера региона (на примере свеклосахарного кластера)

Базовые положения формирования кластеров в свеклосахарном подкомплексе региона

Стратегические возможности

- Работа в определенных сегментах регионального рынка - Развитие региональных производителей сахарной свеклы - Оказание помощи в развитии семеноводства для увеличения конкурентоспособного потенциала региона - Развитие потенциала перерабатывающих предприятий (сахарных заводов) за счет внедрения новых технологий и использования новой техники - Увеличение инвестиционных потоков в АПК региона - Создание устойчивого информационного поля с обеспечением двусторонней связи между потребителями и производителями продукции подкомплекса - Взаимодействие с органами государственной власти для совместного определения мер воздействия и пакета законодательных актов для достижения указанных целей

- Обеспечение растущих потребностей кластеров в НИОКР, новых технологиях, качественных материально - технических ресурсах - Формирование устойчивых контактов с финансовыми и кредитными учреждениями на основе сформированного имиджа кластера - Развитие устойчивых торговых отношений с поставщиками материально - технических ресурсов - Способствование развитию собственной материально - технической базы свекловодства и перерабатывающих предприятий


В результате структурной разобщенности предприятий свеклосахарного подкомплекса региона, сезонной деятельности свекловодства, низкого уровня транспортной инфраструктуры, и, как следствие, слабой инвестиционной привлекательности нами выявлены факторы, оказывающие существенное влияние на формирование свеклосахарного кластера.

Для формирования и развития конкурентоспособных продуктовых кластеров в регионах необходимы следующие условия:

1. Развитая конкурентная среда, способствующая заинтересованности предприятий в снижении издержек производства.

2. Наличие общих экономических интересов участников кластера.

3. Общая корпоративная культура, обеспечивающая на долгосрочной основе взаимодействие участников кластера.

4. Формирование участников кластера, включающего предприятия по производству продукции с высокой добавленной стоимостью и максимальной комплексностью переработки сырья.

5. Законодательное обеспечение интересов государства по производству продукции с высоким рыночным потенциалом.

С учетом изложенных условий формирования кластера мы рекомендуем схему взаимодействия агропромышленных предприятий в кластерной структуре. Следует отметить отсутствие однозначного варианта кластерной структуры, ее содержание зависит от размещения и формирования продуктовой направленности кластера, транспортной инфраструктуры и других факторов. Кроме того, функционирование конкурентоспособного продуктового кластера включает четыре последовательных этапа.

Первый - анализ и диагностика условий формирования кластера на основе маркетинговых исследований, мотивации потенциальных участников, состояния их капитала и ресурсов, оценки перспектив дальнейшего развития предприятий-участников. Здесь оцениваются возможность формирования кластера и наличие заинтересованных его участников.

Маркетинговые исследования включают изучение рынка товаров и услуг, факторов спроса и предложения, ценовой динамики продукции, анализ конкурентов и оценку конкурентных преимуществ предприятий. При изучении рынка можно выделить следующие разделы.

1. Оценка неконтролируемых аспектов макросреды, которая включает экономический (ориентация и структура народного хозяйства, уровень инфляции, налоговая политика, состояние финансовой системы и покупательская способность населения), природный (климат, наличие сырьевых ресурсов, экология), политический (социально-политическое устройство, уровень, особенность и степень исполнения законодательства), технологический (уровень НТП, новые стандарты производства и потребления), международный (мировой рынок, динамика мировых цен), социокультурный и демографический (культурные ценности, традиции, образовательный уровень и степень миграции населения) аспекты.

2. Оценка конкурентных преимуществ производства продукции в Алтайском крае по отношению к другим регионам страны и зарубежным странам. Конкурентные преимущества выражаются в себестоимости и цене реализации продукции, более гибком производстве, позволяющем немедленно реагировать на возникающие потребности рынка, а также в степени внедрения новшеств в агропромышленное производство.

3. Оценка конкурентоспособности кластеров в продуктовом подкомплексе на региональном уровне. Выявляет степень внутриотраслевой конкуренции с проведением мониторинга действий возможных конкурентов и на основе сотрудничества предполагает разработку совместной кластерной стратегии продуктового подкомплекса региона.

4. Влияние ценового фактора, выступающего наиболее важным в определении конкурентных преимуществ предприятий. Уровень цен воздействует на привлечение новых покупателей, увеличение объема покупок, удержание покупателей стимулированием повторных покупок.

5. Анализ спроса на продукцию. Следует оценить, как предложение соответствует покупательским запросам.

Мотивация потенциальных участников будущей кластерной структуры обусловлена их функционированием и устойчивым развитием, ресурсной потребностью, инвестиционной привлекательностью, долгосрочным сотрудничеством на взаимовыгодных условиях и пр. Взаимосвязь предприятий повышает их конкурентоспособность на рынке и взаимозависимость. Главным аспектом стратегии развития предприятий при увеличении доли рынка и расширении производственной деятельности становится потребность в инвестициях [112, 123].

Анализ состояния капитала и ресурсов участников кластера предполагает определение капитала и его структуры, выявление скрытых резервов, потенциал финансирования, объем оборотного капитала, его оборачиваемость, ликвидность, фактор инвестиционной интенсивности и пр. Оценивается также кадровый состав (качество, работоспособность, степень участия в работе, климат на предприятии и политика оплаты труда). Результатом подобного анализа является обеспечение оптимального баланса обновления, сохранения и развития необходимого качественного и количественного состава кадров предприятий в соответствии с намеченными мероприятиями организации кластера, а также определение размера, структуры основных фондов, динамики их развития, показателей затрат на содержание оборудования, степени его изношенности, оптимальности размещения производственных мощностей, уровня и качества технологий производства, мобильности и гибкости производственного цикла и т.д.

Оценка перспектив дальнейшего развития кластера включает прогноз отрицательных последствий взаимодействия предприятий по критериям: различия в ценовой политике отдельных предприятий, злоупотребления положением лидирующих предприятий, отсутствие уровня корпоративной деятельности участников кластерной структуры.

Второй этап - разработка механизма формирования кластерной структуры, включает следующие условия:

1. Выявление участников интеграционных процессов, образующих структуру кластера и влияющих на цепочку создания добавленной стоимости в кластере (например, семеноводческие и свеклосеющие хозяйства, сахарные заводы, торговые сахарные компании) с определением уровня их взаимозависимости для создания кластера, передовых профильных образовательных и научно- исследовательских организаций, осуществляющих подготовку необходимых кадров, предприятий производственной инфраструктуры (энергоснабжение, транспорт, связь, маркетинговые и рекламные компании, лизинговые организации, банки и другие финансовые институты).

2. Определение принципов функционирования кластера на основе юридической независимости, сохранения хозяйственной и правовой самостоятельности, общей стратегической цели участников, совместной системы координации деятельности предприятий, единой корпоративной культуры кластера (единая система норм и ценностей, оценки результатов, сплоченность участников кластера, координация), интеграционной взаимосвязи.

3. Разработка положений и правил функционирования кластера, основанных на распределении и координации производственно-хозяйственных функций, возможности передачи части этих производственных функций другим участникам кластера на основе аутсорсинга: договорная система взаимодействия предприятий, соглашение о степени совместной деятельности.

. Разработка положений о взаимосвязи и взаимозависимости участников, основанных на неимущественном принципе взаимодействия: на базе технологических связей, с использованием единой инфраструктурной базы, материально-технического обеспечения друг друга, осуществления совместных действий по маркетингу. При этом необходимо учитывать условия вхождения предприятия в кластер и выхода из него с последствием дальнейшего функционирования, а также нормативы кластерной этики.

5. Выявление кадрового потенциала участников включает наличие квалифицированных кадров предприятий кластера и его стабильность, расчёт трудоемкости основных видов работ, кадровой потребности и возможности пополнения кадров.

Третий этап - функционирование кластерной структуры, предполагает:

1. Организацию структуры управления в виде координационного совета (представители структурообразующих семеноводческих и свеклосеющих хозяйств, сахарных заводов, вузов, НИИ, инфраструктурных предприятий) для взаимодействия, распределения ответственности между участниками. Координационный совет контролирует долгосрочную кластерную стратегию развития, направление деятельности кластера, распределяет задачи между советом и участниками кластера (табл. 9).

Таблица 9. Права и обязанности координационного совета и участников кластера

Обязанности

Содержание обязанностей

Координационный совет

Участники кластера

Производство

Стратегическое бизнес - планирование

*



Ценообразование


Оперативное планирование


*

Исследования и разработки

Разработка НИОКР и внедрение технологий

*

*


Разработка продукции


*

Финансовая деятельность

Инвестиционные проекты

*



Расчеты с поставщиками и потребителями


*

Кадровая политика

Подбор кадров

*

*


Обучение, повышение квалификации


*


Система вознаграждения


*

Регулирование деятельности

Контроль и управление качеством


*


Разрешение спорных вопросов

*



Поддержание корпоративной культуры кластера

*




2. Организацию хозяйственной структуры - распределение производственных функций, создание недостающих производств. Организация новых производств возможна на базе функционирующих предприятий кластера или путем создания нового производства. Определяется механизм совместной деятельности участников кластера (табл. 3).

. Определение масштабов совместной деятельности предприятий кластера (взаимные поставки, номенклатура продукции, научно-исследовательская работа, и пр.) на основе минимизации издержек.

4. Формирование норм и правил взаимодействия между участниками кластера (время, сроки, количество и объемы поставок, возможность изменения этих параметров без согласования друг с другом). Предусматриваются: единые технологические стандарты; единый подход к производственной структуре; система управления качеством.

5. Анализ сформированности кадров на предприятиях кластера. Включает: качество кадрового обеспечения (уровень квалификации кадров и их стабильность, укомплектованность кадрами и возможность обучения работников предприятий кластера, трудоемкость основных видов работ), уровень взаимодействия между предприятиями и образовательными учреждениями, прогноз кадровой потребности и способов привлечения специалистов.

Четвертый шаг - оценка социально-экономической эффективности и дальнейшее стратегическое развитие кластера, определяет результативные показатели экономической деятельности участников кластера, доли увеличения количества предприятий и организаций в кластере, увеличения продукции в кластере с высокой добавленной стоимостью, увеличения доли малых и средних предприятий, кадрового обеспечения, объема привлеченных инвестиций в кластер, объема производства продукции кластера.

Следовательно, задача агропромышленного кластера, создаваемого в рамках продуктовых подкомплексов, состоит в том, чтобы придать производству сельскохозяйственных продуктов законченную форму организации и управления с рациональным решением технических, технологических, экономических вопросов, связанных с получением сырья, заготовкой, транспортировкой, переработкой, хранением и реализацией готовой продукции.

Исследование опыта кластеризации в других отраслях экономики, международного опыта позволило нам разработать концептуальную модель формирования стратегии регионального свеклосахарного кластера (рис. 10). Данная модель является универсальной и может быть применена для построения агропромышленных кластеров как внутрирегиональной, так и межрегиональной ориентации. Стратегия агропромышленного кластера может быть намечена и реализована только в условиях согласованных интересов партнеров, власти, бизнеса и обеспечит повышение конкурентоспособности агропромышленного комплекса региона.

Структура кластерной модели развития продуктового свеклосахарного подкомплекса регионального АПК, по нашему мнению, должна содержать научно - обоснованную методологическую, практическую схему и выглядеть следующим образом.

Координационный центр (совет) является организационной основой управления всех взаимосвязанных элементов кластерной структуры для распределения полномочий и ответственности между участниками. В состав центра будут входить представители всех структурных элементов, органы власти и общественные организации, наука и образование, представители инфраструктурных звеньев, представители сырьевых зон сахарных заводов, включая объединения сельскохозяйственных товаропроизводителей. Механизмом реализации функций управления кластерной структуры является инновационная деятельность.

Разработанная модель управления инновационными процессами является органичной составной частью формирующейся научно-инновационной структуры свеклосахарного кластера Алтайского края и направлена на создание благоприятных правовых, организационных, экономических и финансовых условий развития активной инновационной деятельности всех субъектов с учетом ее особенностей.

Основной движущей силой кластера являются сырьевые зоны сахарных заводов, так как именно здесь реализует себя технологическая цепь: семеноводство (Бийская опытно-селекционная станция, семеноводческие хозяйства, Черемновский семенной завод) - производство сырья (свеклосеющие хозяйства) - переработка (сахарные заводы) - реализация готовой продукции (торговля).

Исследования теории кластерного подхода подтверждают потребность в определении ядер развития создаваемой структуры. Так как необходимо выявить базовые предприятия (предприятия-лидеры), определить ключевых партнеров, идентифицировать региональные возможности (условия факторов производства, их качества и степень специализации; условия для конкуренции и стратегического развития; условия спроса; связанные или поддерживающие отрасли), определить приоритетные рынки сбыта продукции. «Точками роста» в данном случае являются сахарные заводы, которые выступают в качестве полюсов концентрации факторов производства сырья и капитала, обеспечивающих эффективную отдачу инвестиций в границах кластера в целом и сырьевой зоны - в частности. При этом развитие экономического ядра невозможно без восстановления системы семеноводства сахарной свеклы и реализации интенсивных факторов ведения свекловодства. В результате реализации интенсивных факторов на основе научно - обоснованной специализации и концентрации посевов сахарной свеклы численность свеклосеющих хозяйств составит не более 4-5 организаций (сейчас 15-20) в пределах каждой сырьевой зоны сахарного завода.

В рамках создаваемого свеклосахарного кластера необходимо углублять вертикальную интеграцию, так как производство сахарной свеклы и сахара не представляет собой завершенное технико-технологическое пространство. Более того, роль отраслей по производству сырья и конечной продукции в современных интеграционных процессах принципиально меняется. Если несколько лет назад интеграция представляла собой попытку сгладить несовершенство рыночного механизма в свеклосахарном подкомплексе, то в рамках создания кластера назрела острая потребность в совершенствовании техники и технологий во всех отраслях подкомплекса региона, а также повышения конкурентоспособности отечественного рынка техники для нужд АПК.

В рамках кластерной структуры мы также предлагаем использовать научный и образовательный потенциал. Сегодня многие научно-исследовательские институты, высшие учебные заведения и их структурные подразделения в большей степени не имеют практической связи с реальным сектором экономики. Достаточно мало заказов на научные разработки, новые технологии, кадры и пр. Формирование кластера с участием науки и образования (НИИ, вузы, ССУЗы, проектные институты и пр.) дает преимущества как производственным структурам, так и самим научным, образовательным учреждениям. Предприятия технологической цепи реализуют синергетический эффект на основе технического и технологического переоснащения, помогают университету разрешить разные прикладные задачи. В свою очередь, вузам предоставляется возможность более полно использовать образовательный и научно-технический потенциал в области проведения фундаментальных исследований и предоставления образовательных услуг. Появляются возможности практического применения полученных знаний, расширения сферы научной деятельности, получения средств на развитие за счет осуществления консалтинговых и иных услуг, трудоустройства специалистов, окончивших данное образовательное учреждение, на предприятиях по специальности (последнее напрямую относится и к средним специальным учебным заведениям). Кроме того, важным аспектом для вуза является наличие связей с предприятиями реального сектора экономики как одного из основных аккредетационных показателей, предъявляемых ВАК.

Не менее важным элементом структуры свеклосахарного кластера является развитая инфраструктура, включающая финансово-кредитные организации (банки, страховые компании, инвестиционные фонды), организации обслуживающего и вспомогательного назначения (маркетинговые, консалтинговые, юридические, снабженческие, лизинговые компании, логистические инфраструктура, инжиниринговые компании). Проведенные исследования по оценке эффективности свеклосахарного производства в Алтайском крае позволяют сделать вывод о том, что его функционирование происходит в условиях отсутствия полноценной рыночной инфраструктуры, важной составной частью которой является сеть районных и межрайонных оптовых рынков. Именно поэтому среди основных направлений работы свеклосахарного кластера целесообразно выделить следующие. Во-первых, развитие инфраструктуры регионального рынка, которое предполагает решение комплекса организационных вопросов, включающих организацию в крае сети районных и межрайонных оптовых рынков и осуществление контроля за их работой; реализация конкурсной системы закупок сахара для федеральных и региональных государственных нужд; подготовка проектов по созданию институтов рыночной инфраструктуры, а также обслуживающего и вспомогательного назначения (маркетинговых, консалтинговых, юридических фирм и др.).

Во-вторых, информационное обеспечение, которое включает вопросы создания компьютерной сети с банком данных о региональном рынке сахара, сбор и обработку поступающей информации, распространение сведений о наличии сахара, текущих и прогнозируемых ценах, организацию обучения участников свеклосахарного кластера основам агробизнеса, маркетинга, биржевой торговли.

В-третьих, деятельность кластера должна основываться на результатах комплексных маркетинговых исследований, предполагающих анализ эффективности свеклосахарного производства как источника торговых ресурсов для регионального рынка и определение емкости рынка.

Ключевым элементом кластерной структуры свеклосахарного подкомплекса регионального АПК являются органы власти и общественные организации. Государственное участие должно представлять систему экономических отношений, включающую совокупность форм и методов многоуровневого формирования бюджетных средств и их использования на финансирование целевых агропродовольственных программ, НИОКР и пр. Организационно-экономический механизм участия государства в кластерной структуре должен представлять трехблочную систему: организационно-управленческий, экономический и правовой.

Организационно-управленческий блок представлен административно-управленческими структурами, координирующими развитие свеклосахарного производства, службами ценового маркетинга, системой информационно-консультационных центров, системой оптовых и розничных рынков, специальных кредитных учреждений, интегрированных формирований, общественных структур и пр. Экономический блок работает через ценовые, кредитно-финансовые, налоговые и страховые рычаги. Источниками его являются бюджетное финансирование (инвестиции), лизинговые сделки, государственные кредиты и пр. Правовой блок представлен действующими законодательными актами, указами, постановлениями, приказами и распоряжениями, регламентирующими развитие системы кластера. Блоки связаны между собой элементами и компонентами, включая научное сопровождение, учет, анализ и контроль за использованием заемных и бюджетных ресурсов.

Развитие и регулирование регионального оптового рынка следует рассматривать в контексте целенаправленного воздействия федеральных и региональных органов власти, управления на сферу производства, реализации сырья и готовой продукции. Регулирование предполагает взаимодействие комплекса административно-организационных, правовых и экономических механизмов. Результативность этого взаимодействия определяется оптимальностью сочетания интересов трех групп участников свеклосахарного кластера: потребителей, производителей сырья и готовой продукции, государства. Приоритеты, конечно же, должны быть отданы потребителям готовой продукции свеклосахарного подкомплекса.

Таким образом, организация кластерных структур позволит, на наш взгляд, стимулировать инновационные процессы, улучшить инвестиционный климат отраслей свеклосахарного подкомплекса и, тем самым, повысить его конкурентоспособность. Во всех подкомплексах региона имеются предпосылки к созданию территориально-производственной структуры, которая основана на взаимодействии научно-образовательной сферы, предприятий АПК, торговли, сферы обслуживания и государства. Такой симбиоз станет точкой роста всего агропромышленного производства.

3. Комплексный анализ экономики Алтайского края с учетом экономического потенциала сопредельных территорий

.1 Экономика приграничного региона

Алтайский край образован в 1937 г., общая площадь региона составляет 168 тысяч кв. км. (24 место в Российской Федерации и 10 место в Сибирском федеральном округе), на территории региона проживает 2523 тыс. человек.

Экономика Алтайского края - это многоотраслевой комплекс, основой производственного потенциала которого является промышленность и аграрное производство.

Макроэкономические показатели: Валовой региональный продукт (ВРП) и ВРП на душу населения в регионе имеют тенденцию к росту на протяжении довольно длительного периода. За 2005-2009 гг. ВРП Алтайского края увеличился на 98,1%, заняв в 2009 году 35-е место в России, тогда как в 2005 году Алтайский край по объему валового регионального продукта занимал 36 место. ВРП на душу населения за аналогичный период вырос в 2,0 раза. Основой роста стали динамичное развитие строительства, транспорта и связи, торговли, рост денежных доходов населения (таблица 10).

Таблица 10 - Основные экономические показатели в Алтайском крае

Показатели

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

Валовой региональный продукт, млн. рублей

114840,5

135686,4

173810,5

223563,4

268841,6

Процент роста к предыдущему году, %

107,2

101,6

110,2

109,5

103,3

Валовой региональный продукт на душу населения, тыс. рублей

44,762

53,35

68,88

89,54

107,94

Доля региона в валовом региональном продукте по стране, %

0,68

0,63

0,65

0,67

0,65


Значительная часть добавленной стоимости Алтайского края формируется базовыми секторами экономики - промышленностью и сельским хозяйством. Доля сельского хозяйства в ВРП края на 10,7% выше, чем в среднем по России и на 8,2% выше, чем в среднем по Сибирскому федеральному округу. Аграрный комплекс края является отраслью, базирующейся на собственном ресурсном обеспечении (кроме топливно-энергетических ресурсов). Сфера торговой деятельности, стала, как и в целом по России, одним из локомотивов роста, причем удельный вес торговли в отраслевой структуре валового регионального продукта постоянно растет (таблица 11), в то время как доля промышленности и сельского хозяйства имеет тенденцию к снижению.

Таблица 11 - Отраслевая структура валовой добавленной стоимости Алтайского края, в процентах к итогу

Отрасли

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

Всего:

100

100

100

100

100

Сельское хозяйство

23,2

16,8

16,3

15,7

15,2

Промышленность

22,5

25,3

23,4

22,1

21,6

Строительство

4,0

4,7

4,8

4,2

4,2

Торговля

19,2

21,7

20,9

23,7

24,1

Транспорт и связь

7,1

7,5

8,6

8,9

8,8

Прочие услуги

10,6

11,4

14,4

14,6

15,2


Несмотря на стабильный рост, ВРП в расчете на душу населения остается ниже среднего по Российской Федерации, что является фактором, сдерживающим социально-экономическое развитие региона.

Как показал анализ, в современной структуре производства основу промышленности Алтайского края составляет обрабатывающий сектор, специализацию которого определяют следующие производства: производство пищевых продуктов (36,1%), производство кокса (18,3%), производство транспортных средств и оборудования (11,5%), химическое производство (6,5%) (таблица 12).

С целью разработки перспективных направлений развития экономики Алтайского края, учитывая преимущества его приграничного положения, отраслевая структура экономики края была рассмотрена с возможностью использования экономического потенциала Восточно-Казахстанской области как сопредельной производственно-интегрированной структуры алтайского региона (объем промышленной продукции по отраслям экономики ВКО представлен в приложении Б).

Таблица 12 - Объем производства отраслей промышленности Алтайского края, млн. рублей

Отрасль

2006

2007

2008

2009

2010

Горнодобывающая

968,5

2238,4

3095,2

3383,2

4224,4

Машиностроение, металлообработка

4611,5

4243,4

6269,8

4643,4

4251,5

Металлургия

6325,1

5306,0

8769,0

4966,4

7348,4

Химическая

5186,9

6079,1

8466,3

7632,2

10090,0

Пищевая

30541,0

35088,5

46077,4

52341,1

55797,6

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

23693,2

19258,4

23895,9

26748,1

 30805,6

Сельское хозяйство

46439,9

57051,9

69242,6

76425,4

77085,9


Горнодобывающая отрасль промышленности региона имеет устойчивую тенденцию к росту. Разнообразная и богатая минерально-сырьевая база позволяет обеспечить как внутренние потребности, так и реализовать растущие экспортные возможности региона, главным богатством которого являются многокомпонентные полиметаллические руды Алтайского края. Дополнительным ресурсным потенциалом при этом могут выступать цветные металлы ВКО. В Алтайском крае объем производства отрасли за период с 2006 по 2010 гг. вырос в 4,4 раза.

Обрабатывающая промышленность региона представлена рядом достаточно развитых отраслей.

Машиностроение и металлообработка является стратегически важной отраслью региона. В Алтайском крае из выпускаемой машиностроительными предприятиями продукции конкурентоспособными на внутреннем и внешнем рынках являются: вагоны железнодорожные, дизели и топливная аппаратура, котлы и энергетическое оборудование. Особое значение для региона имеет возрождение и развитие сельскохозяйственного машиностроения. Производство машин и оборудования в крае за период с 2006 по 2010 гг. имеет негативную тенденцию: так, объем отгруженной продукции предприятий этой отрасли снизился на 7,8%. Это обусловлено, прежде всего, тем, что, несмотря на традиционно развитое машиностроение края, одно из его направлений - сельскохозяйственное машиностроение - не выдержало конкуренции со стороны как отечественных, так и зарубежных производителей; в результате этого было прекращено производство тракторов сельскохозяйственного назначения. Кроме того, из около 30 наименований сельскохозяйственных машин и орудий для растениеводства, производимых в регионе, только восемь можно отнести к машинам и орудиям для ресурсосберегающих технологий; вся эта продукция не отличается высокой наукоемкостью.

Машиностроительный комплекс Алтайского края может получить дополнительные перспективы развития при условии сотрудничества и кооперации с предприятиями данной отрасли Восточного Казахстана, на территории которого расположены объекты, имеющие в прошлом союзное значение, а именно: ряд крупных и средних предприятий по производству горношахтного оборудования, оборудования для обогатительных фабрик и металлургических заводов, оборудования для нефтегазодобычи, промышленных конденсаторов, автотягачей, двигателей для бытовой техники, газовых приборов, кабельной продукции и ряда других изделий.

Металлургическая отрасль в Алтайском крае представлена развитием черной металлургии, производством кокса. Рост объемов производства отрасли в Алтайском крае составил 11,1%. В развитии данной отрасли ВКО может стать стратегически важным партнером Алтайского края, дополняющим как его ресурсный потенциал, так и развитие производств более высоких переделов. Это связано с тем, что в экономике области металлургическая отрасль занимает ведущую роль, специализацией региона является цветная металлургия. Восточный Казахстан - один из основных в республике производителей свинца, цинка, меди, аффинированных золота и серебра, единственный производитель титана, магния, тантала, топлива для АЭС.

Химическая промышленность в Алтайском крае формируется двумя видами экономической деятельности - химическое производство и производство резиновых и пластмассовых изделий: на их долю приходится около 6% отгруженных товаров обрабатывающего сектора. Среди предприятий химической отрасли лидером по объему выпускаемой продукции является ОАО ПО «Алтайский шинный комбинат». Кроме того, в последние годы устойчивое развитие получили производства сульфата натрия, конкурентоспособных импортозамещающих товаров бытовой химии и другой химической продукции, основанных на местном сырье. Наличие уникального природного сырья в крае предопределило инвестиционную привлекательность и ускоренное развитие производства витаминных препаратов и лекарственных средств. Объем отгруженной продукции производства отрасли Алтайского края в 2010 году увеличился по сравнению с 2006 годом в 1,9 раза. ВКО должна обеспечить емкий и стабильный рынок сбыла продукции химической промышленности края, так как в области данная отрасль практически не развита.

Пищевая и перерабатывающая промышленность занимает значительное место в экономике Алтайского края, это обусловлено собственной сырьевой базой. Уникальными по качеству являются алтайская пшеница, сыры, мука, мед. Алтайский край занимает первое место в России по производству муки (12% от общероссийского уровня) и сыров (14%), второе место по производству крупы (19%) и третье место по производству макаронных изделий (8,4%). Объем производства товарной продукции пищевой и перерабатывающей промышленности в Алтайском крае в 2010 году увеличился к уровню 2006 года на 82,7%.

Одной из важнейших отраслей региона является электроэнергетика, от производственной деятельности которой в немалой степени зависит развитие других производств и экономики в целом. Это связано с тем, что экономика Алтайского края характеризуется высокой долей энергоемких технологий и производств. Энергозависимость является существенным ограничением для развития Алтайского края. В крае вырабатывается только 56% необходимой электрической энергии. Недостающая электроэнергия поступает с федерального оптового рынка энергетических мощностей. В то же время ВКО по выработке электроэнергии занимает 4 место в республике, на долю отрасли по производству и распределению воды и газа приходится 12% всей выпускаемой промышленной продукции области и более 10% республиканского объема. Ресурсные мощности энергетической отрасли ВКО могут служить для потребностей Алтайского края, учитывая близкое расположение и относительную низкую стоимость. Для сравнения: в Алтайском крае рост объема производства отрасли за рассматриваемый период составил 30,0%, в ВКО - 88,2%.

Агропромышленный комплекс в развитии Алтайского играет особо важную роль, так как регион является одной из главных житниц России, располагает мощным агропромышленным потенциалом, входит в число крупнейших российских производителей продовольствия. Край специализируется на производстве зерновых, входит в первую тройку среди субъектов Российской Федерации по валовому объему производства зерна, занимает монопольное положение в Сибирском федеральном округе по производству технических культур, сахарной свеклы.

Динамичное развитие агропромышленного комплекса региона в значительной мере обеспечивает продовольственную безопасность страны. Экономический потенциал края в агропромышленном комплексе включает:

самые большие площади пашни в Российской Федерации (6,3 млн. га), значительные площади земель сельскохозяйственного назначения (12,5 млн. га);

самую большую численность крупного рогатого скота в Сибирском федеральном округе;

производство уникальных видов животноводческой продукции, таких, как панты маралов и мед;

высокую конкуренцию среди действующих в сфере АПК хозяйствующих субъектов и их значительное количество (более 740 крупных и средних сельскохозяйственных предприятий, 4642 крестьянских фермерских хозяйства и 439,5 тыс. личных подсобных хозяйств);

наличие мощной перерабатывающей промышленности: всего край может переработать до 3,5 млн. тонн зерна, 1,9 млн. тонн молока, около 90 тыс. тонн мяса и 290 тыс. тонн подсолнечника в год;

значительные неиспользуемые мощности перерабатывающих заводов сахарной свеклы, молокоперерабатывающих предприятий;

восстановление племенных хозяйств, являющихся поставщиками племенного молодняка;

мощную опытно-научную базу аграрного профиля, которая представлена тремя опытно-производственными хозяйствами, четырьмя научно-исследовательскими институтами Сибирского отделения Российской академии сельскохозяйственных наук и создает перспективы для научно-инновационных разработок аграрного профиля. Все это может стать одним из наиболее востребованных и конкурентоспособных секторов агропромышленного сектора [29].

Из общего объема продукции сельского хозяйства края продукция растениеводства составляет 54%, животноводства - 46%. Рост объема производства отрасли в Алтайском крае за рассматриваемый период составил 66,0%.

В заключение считаем важным отметить ряд важнейших проблем, сложившихся и закрепившихся в агропромышленном комплексе Алтайского края. Большое число мелких и средних сельхозформирований не могут обеспечить производство товарного сельскохозяйственного сырья по необходимым параметрам качества, в результате удельный вес промышленной переработки сельскохозяйственного сырья отечественного производства остается низким, многие предприятия мясной промышленности закупают сырье.

Отсутствие у предприятий современной заготовительной техники для сбора, транспортировки и хранения скоропортящегося сельскохозяйственного сырья, а также ограниченность оборотных средств на закупку и заготовку сырья в период массового производства в определенной степени сдерживают рост объемов продукции, прошедшей промышленную переработку.

До сих пор не достигнута тесная интеграция между сельхозтоваропроизводителями и предприятиями переработки. Имея достаточные сырьевые ресурсы, выпуск продовольственных продуктов предприятий перерабатывающих отраслей области остается низким. Поэтому создание отраслевых кластеров на современном этапе является одной из главных задач, решение которой позволит объединить возможности и интересы производителей продукции, ее заготовителей, переработки и науки.

Анализируя состояние агропромышленного комплекса приграничного региона, можно сделать вывод, что основными причинами неконкурентоспособности продукции и факторами, сдерживающими развитие отрасли, являются:

низкое оснащение передовым современным технологическим оборудованием не позволяет производить качественную, соответствующую стандартам, продукцию и снижать затраты производства;

высоко затратное, энергоемкое, технически отсталое производство, рассчитанное на переработку большого количества сельскохозяйственного сырья;

труднодоступность долгосрочного, льготного кредитования и высокие процентные ставки при кредитовании производств.

Для сельского хозяйства Алтайского края является важной перспектива его развития с учетом возможностей использования агропромышленного потенциала ВКО. Как было отмечено выше, Алтайский край специализируется на производстве зерновых, входит в первую тройку среди субъектов Российской Федерации по валовому объему производства зерна, занимает монопольное положение в Сибирском федеральном округе по производству технических культур, сахарной свеклы. Восточно-Казахстанская область традиционно специализируется на животноводстве, развитие которого в Казахстане неотъемлемо связано с расширением кормовой базы, в связи с этим развитие растениеводства Алтайского края может служить дополнением казахстанской кормовой базы, то есть стать фактором развития животноводства ВКО. Таким образом, продукция российских аграриев может найти большой рынок сбыта у казахстанских сельхозпроизводителей.

Валовой региональный продукт Восточно-Казахстанской области за период с 2005 по 2009 гг. увеличился более чем в 2 раза (таблица 13). Вместе с тем, вклад области в объем ВВП страны существенно сократился. Так, если в 1990 году она занимала наибольший удельный вес в экономическом потенциале страны, то в 2010 году - лишь 5,5% ВВП республики, занимая шестое место после Атырауской, Карагандинской, Мангистауской областей и городов Астана и Алматы. Это связано со структурными преобразованиями экономики, индустриальным развитием страны, в результате чего наиболее динамичное развитие получили области, специализирующиеся на нефтегазодобывающем секторе экономики, а также с интенсивным развитием сферы услуг, охватывающей телекоммуникационную, кредитно-финансовую, страховую и другие отрасли этой сферы, наибольшее развитие которые получили в г. Астана и Алматы.

Таблица 13. Экономический рост в Восточно-Казахстанской области

Показатели

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

Валовой региональный продукт ВКО, млн. тенге

467 510,0

615 123,2

800 527,5

890 040,7

983 663,6

Процент роста к предыдущему году, %

116,7

131,6

130,1

111,2

110,5

Валовой региональный продукт на душу населения, тыс. тенге

325,4

430,8

563,4

627,9

693,6

Доля региона в валовом региональном продукте по стране, %

6,2

6,0

6,2

5,5

5,8


В ВКО наибольший удельный вес в отраслевой структуре ВРП занимает промышленность. Общую тенденцию к росту за рассматриваемый период имеют только сельское хозяйство, торговля и сфера услуг (таблица 14).

Таблица 14. Отраслевая структура валовой добавленной стоимости ВКО, в процентах к итогу


2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

Всего

100

100

100

100

100

Сельское хозяйство

9,43

7,97

7,3

7,32

10,29

Промышленность

29,83

32,32

30,98

28,56

29,31

Строительство

5,26

7,17

6,45

5,46

4,24

Торговля

12,06

9,76

10,88

13,8

12,85

Транспорт и связь

12,25

11,66

10,21

10,02

8,47

Прочие услуги

31,81

31,11

34,18

34,84

34,85


Замедлению темпов экономического роста в 2008 году с 30,1 до 12,0% по сравнению с 2007 годом способствовало сокращение объемов производства продукции сельского хозяйства на 11,4%, снижение темпов роста в промышленности до 0,8% за счет сокращения объемов производства в обрабатывающей промышленности на 1,6%, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды на 2,8%, снижение темпов в строительстве на 2%, а также замедление темпов роста в сфере услуг с 30,0 до 19,2%. Темпы роста торговли снизились с 19,3 до 6,2%. Падение темпов в производстве промышленной продукции обусловлено в основном за счет снижения цен на продукцию предприятий производителей. К 2009 году экономическая ситуация в регионе стабилизировалась и по большинству показателей произошел рост, хотя и не такими темпами, как в докризисный период.

Для оценки сильных и слабых сторон Алтайского края с учетом потенциала ВКО, а также влияния различных факторов внешней среды на его состояние и развитие, авторами произведен SWOT-анализ регионов как «локального полюса роста» (таблица 15).

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что состояние экономики Алтайского края в целом характеризуется развитием тенденций и факторов, которые способны сохранить позитивную динамику развития региона. На территории приграничного региона с учетом ресурсного потенциала соседствующих районов расположено большое количество крупных промышленных предприятий различных отраслей реального сектора экономики, на базе которых при достаточном целевом финансировании можно производить конкурентоспособную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Причем эффективность производства Алтайского края, на наш взгляд, значительно повысится при условии развития кооперационных связей с предприятиями Восточно-Казахстанской области.

Цель использования в данном исследовании новой концепции анализа экономики приграничного региона с учетом использования потенциала сопредельных территорий заключалась в обосновании гипотезы, что данный регион может быть практически всесторонне обеспечен и самодостаточен при условии комплексного использования имеющегося природного, промышленно-производственного, инновационного, трудового потенциала.

Таблица 15 - SWOT-анализ Алтайского края с учетом перспектив его экономической интеграции с ВКО

Сильные стороны

Слабые стороны

Географическое положение

- удобное географическо-приграничное расположение; - центр евразийского континента

- удаленность от основных мировых товарных рынков и международных транзитных коридоров

Трудовые ресурсы

- сравнительно квалифицированная и дешевая рабочая сила; - наличие традиций профессионализма в сфере типичных для региона производств металлообработки и машиностроения; - высокий инновационно-образовательный потенциал, развитая система образования, наличие наукограда (г. Бийск) и технопарка (г. Усть-Каменогорск); - достаточно высокий уровень предпринимательской активности населения

- высокий уровень естественной убыли населения; - миграционный отток с преобладанием населения трудоспособного возраста; - несбалансированность рынка труда: наличие большого количества востребованных, но «непрестижных» специальностей и, как следствие, дефицит специалистов рабочих профессий

Экономика

- разнообразная и богатая минерально-сырьевая база; высокое содержание полезных компонентов в руде; - мощная база развития машиностроительной отрасли; - уникальные производства металлургической отрасли; - динамичное развитие химической промышленности;

- технологическое отставание промышленных предприятий отдельных видов экономической деятельности; - недостаточное финансирование геологоразведочных работ; - отсутствие комплексного использования добываемых минерально-сырьевых ресурсов; - узкая специализация в мировом и

- наличие собственной базы стройиндустрии; - динамизм и перспективы развития пищевой промышленности; - наличие предпосылок для создания кластеров; - благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура для ряда отраслей реального сектора экономики; - наличие в составе хозяйствующих субъектов региона экспортоориентированных предприятий с большим опытом работы на внешних рынках; - динамизм развития реального сектора экономики и высокие позиции на рынках отдельных товаров; - культурное и историческое наследие, создающее благоприятные условия для развития туризма

региональном разделении труда; - узкая номенклатура основных видов промышленной продукции, как для экспорта, так и для внутреннего потребления; - сырьевая направленность значительной части экономического производства; - низкая добавленная стоимость продукции предприятий основных отраслей промышленности; - высокий износ основных фондов промышленности; - недостаточные инвестиции в основной капитал; - кризисное состояние многих предприятий машиностроения; - низкая доля инновационно-активных предприятий и недостаточная доля инновационной продукции в объеме отгруженной продукции; - низкая конкурентоспособность выпускаемой продукции; - основная доля инвестиций направляется на воспроизводство прежней структуры экономики; - почти полное отсутствие производственной кооперации с зарубежными партнерами в обрабатывающих отраслях промышленности, где международное разделение труда может дать наибольший экономический эффект

Сельское хозяйство

- обширные земельные ресурсы и разнообразие природно-климатических особенностей, наличие сырьевых ресурсов для развития АПК; - агропромышленный регион с мощным производственным потенциалом

- наличие факторов, увеличивающих рискованность аграрного производства; - высокий износ материально-технической базы сельского хозяйства; - низкий уровень производительности сельского хозяйства

Инфраструктура

- развитая (по российским и казахстанским меркам) сеть транспортно-коммуникационной инфраструктуры

- неразвитость рекреационной инфраструктуры; - неудовлетворительное техническое состояние транспортной инфраструктуры; - высокий износ жизнеобеспечивающей инфраструктуры; - неразвитость инфраструктуры поддержки инновационной деятельности и коммерциализации научных разработок, отсутствие региональных финансовых инструментов поддержки инновационного бизнеса

Экология

- уникальный природный, экологический и ресурсный потенциал, наличие лечебных ресурсов; - уникальные горные и лесные массивы; - наличие больших водных ресурсов

- наличие экологически опасных объектов; - неблагоприятная экологическая ситуация в результате работы предприятий тяжелой промышленности, высокие экологические риски

Потенциальные возможности

Потенциальные угрозы

Географическое положение

- стратегия максимального использования географического положения; - рост рынков сбыта продукции за счет приграничного расположения и в связи с функционированием Таможенного союза и Единого экономического пространства

- экономическая изолированность и транзитная зависимость при незначительном использовании удобного приграничного положения

Трудовые ресурсы

- рост денежных доходов населения; - формирование качественного рынка труда за счет координации усилий работодателей и учреждений профессионального образования

- недостаток кадров в базовых отраслях экономики; - неблагоприятные демографические процессы, сокращение численности и старение населения, рост социальной нагрузки на работающее население; - конкурентная зависимость от примыкающих рынков труда; - усиление оттока сельского населения в города и возможная депопуляция значительных сельских территорий

Экономика

- усиление экономической интеграции, комплексное использование ресурсов и промышленного потенциала всего приграничного региона; - интеграция производственного и сельскохозяйственного комплексов региона в мировую экономику; - масштабное и системное привлечение инвестиций в экономику региона при реализации мероприятий по повышению инвестиционной привлекательности; - повышение конкурентоспособности продукции, товаров и услуг предприятий региона на основе развития высоких технологий и инноваций, формирования традиционных и новых брендов; - развитие приграничного региона-лидера в отрасли сельскохозяйственного машиностроения с применением современных методов управления; - формирование локальных полюсов роста и локальной оси развития региона;

- закрепление узкой, в основном сырьевой, специализации региона в региональном и мировом разделении труда, транзитной зависимости и экономической изолированности; - специализация региона на ограниченном количестве видов промышленности делает его экономику подверженной риску масштабного экономического спада, связанного со стагнацией хотя бы в одной отрасли. Подобный спад возможен в случае резкого снижения спроса и мировых цен на продукцию данных отраслей, природных факторов, общемировых тенденций; - угроза роста технического и технологического отставания многих производств от конкурентов, особенно за рубежом; - высокая зависимость экономики от градообразующих предприятий; - повышение тарифов естественных монополий; - снижение инвестиционной

Продолжение таблицы 15

- экономический потенциал развития туризма

привлекательности в результате роста инвестиционного риска региона за счет роста экологических, политических, социальных рисков

Сельское хозяйство

- формирование конкурентоспособного сельскохозяйственного кластера; - технико-технологическая модернизация сельского хозяйства; - производство продукции АПК с высокой добавленной стоимостью

- деградация села вследствие изношенности материально-технической базы; - деградация села вследствие миграции населения из села в город

Инфраструктура

- формирование крупных приграничных межрегиональных транспортно-логистических узлов

- недостаточное финансирование и сокращение объёмов строительства и капитального ремонта социальных объектов, строительства автомобильных дорог, объектов коммунального хозяйства

Экология

- развитие крупных туристско-рекреационных центров межрегионального уровня

- деградация среды обитания вследствие ухудшения экологической ситуации, усиления антропогенного воздействия на природу, и как результат - сокращение территорий, благоприятных для проживания и хозяйственной деятельности.


Использование данного подхода при разработке SWOT-анализа позволило оценить сильные позиции и слабые стороны, возможности и угрозы внешней среды приграничного региона как интегрированной экономической системы. В результате мы пришли к выводу, что отрасли и подотрасли ВКО по многим позициям (металлургия, энергетика, машиностроение, сельское хозяйство) могут служить дополнительным фактором развития экономики Алтайского края. Это позволит на принципах территориального разделения труда оптимально использовать имеющиеся ресурсы, развивать производства конкурентоспособных товаров.

Разработка перспективных направлений комплексного развития приграничного региона требует оценки ряда критериев, отражающих его экономическое состояние в настоящее время, а также диагностики факторов, влияющих на его конкурентоспособность и имеющийся потенциал.

3.2 Комплексный анализ факторов и показателей экономики Алтайского края с перспективой использования потенциала сопредельных территорий

Для России - государства с огромной территорией, значительной региональной дифференциацией природно-климатических и социально-экономических условий никакие экономические преобразования невозможны без учета территориальных (региональных) особенностей. Разработка перспективных направлений развития приграничных регионов требует оценки ряда критериев, отражающих их экономическое состояние в настоящее время, а также диагностики факторов, влияющих на их конкурентоспособность и имеющийся потенциал. При изучении факторов, влияющих на развитие региона, и определении степени важности каждого из них полезно использовать концепцию теории стадий роста Д. Белла [76, 85]. Исходя из данной концепции, Алтайский край в настоящее время находятся на индустриальной стадии своего развития, так в развитии региона ведущую роль играют такие отрасли промышленности, как сельское хозяйство, а также машиностроение и металлообработка. В определенной степени в регионе, как было отмечено выше, развиты и другие отрасли, но в настоящее время состояние экономики в целом определяют именно эти.

Дальнейшее развитие Алтайского края, как приграничного региона, не должно отставать от ведущих регионов и вступить в эру информационного (по классификации Д. Бэлла, постиндустриального) общества, иначе существует реальная угроза остаться на периферии мирового хозяйства. В связи с этим, согласно данной классификации, на первый план выходят факторы, характеризующие уровень развития инфраструктуры и благосостояния населения.


Таблица 16 - Классификация факторов, влияющих на развитие регионов

Факторы

Содержание

Базовые

экономические

уровень и динамика валового регионального продукта, инфляции, промышленного производства, развития реального сектора экономики, инвестиционной активности, розничных продаж и др.

социально-демографические

уровень экономической активности населения, прирост (убыль) населения, миграция, грамотность взрослого населения, доля ВРП на душу населения, уровень безработицы, уровень оплаты труда по категориям работников

природно-ресурсные

географическое положение, наличие полезных ископаемых, климат, размеры и качество земельных и водных ресурсов, наличие собственных энергоисточников, транспортных артерий

Современные рыночные

государственная региональная политика

степень обоснованности комплекса законодательных, административных и экономических мероприятий, способствующих наиболее рациональному размещению производительных сил в регионе и выравниванию уровня жизни населения

Продолжение таблицы 12

степень свободы регионального менеджмента

возможность распоряжаться своими ресурсами в рамках единого хозяйственного механизма, поясняется, что жесткая система управления менее эффективна, она ограничивает свободу низших органов управления, нарушает закон обратной связи, ведет к нарушению степени саморегуляции

развитие народохозяйственного комплекса

уровень развития и структура народохозяйственного комплекса и его составляющих: промышленности, сельского хозяйства, инфраструктурных отраслей, в основе которых лежит рациональное использование имеющихся условий и ресурсов

экономический рост

достижение экономического роста в регионе, прежде всего, с опорой на собственные силы, собственный экономический потенциал, незадействованные и могущие быть задействованными его рычаги и стимулы

уровень комплексности экономики

насколько высок и гармонически развит уровень комплексности экономики, способный решать социальные, экономические и другие проблемы. Инструментом может стать разработка стратегии комплексного социально-экономического развития региона

Зарубежные

жесткие

количественно измеряемые факторы: ориентированные на производственные ресурсы (земля, рабочая сила, капитал); ориентированные на производство и сбыт продукции (близость партнеров по кооперации, инфраструктура, структура населения и потребления); установленные государством (налоги, система хозяйствования, субсидии и программы поддержки)

мягкие

количественно трудно измеряемые категории: уровень развития социальной среды населенного пункта, дружественности его экономики

Изучение существующих исследований, несомненно, явилось базой для диагностики и классификации факторов, влияющих на экономическое развитие приграничного региона. Но в связи с тем, что приграничные регионы играют в экономике своих государств особую важную роль связующего звена с мировыми рынками, необходимо при разработке данного вопроса аккумулировать накопленный опыт и специфические потребности их развития.

Рассматривая экономические перспективы развития приграничных регионов, по-нашему мнению, необходимо учитывать следующую классификацию групп факторов и характеризующих их показателей: природные ресурсы региона; человеческий капитал; инвестиционный потенциал; степень открытости экономики (таблица 17).

Таблица 17 - Факторы развития Алтайского края с учетом потенциала ВКО

Факторы

Алтайский край // возможность использования потенциала ВКО

Природные ресурсы

географическое положение

- отсутствие прямого выхода у регионов на морские пути сообщения, удаленность от основных мировых товарных рынков; - используя свое удобное географическое расположение в центре евроазиатского материка, могут стать интеграторами внутрирегиональных экономических связей европейской и азиатской экономических систем


климат

резкоконтинентальный


земельные и водные ресурсы

- общая площадь земель - 16799,6 тыс. га, в том числе земли, с/х. назначения - 12244,4 тыс. га // потенциал: общая площадь земель - 28346,8 тыс. га, в том числе земли сельскохоз. назначения - 9944,1 тыс. га


полезные ископаемые

полиметаллы, поваренную соль, соду, уголь, никель, кобальт, железную руду и драгоценные металлы, минеральные воды и др. // потенциал: многокомпонентные полиметаллические руды, свинец, цинк, медь, олово, тантал, титан, магний, никель и кобальт, каменный уголь и др.


наличие энергоисточников

практически нет собственных первичных энергоресурсов // потенциал: полностью самообеспечена

Человеческий капитал

численность населения

2,417 млн. человек, (снижение 5,0%) // потенциал: 1,418 млн. человек, (снижение 6,1%)


уровень безработицы

4,8% (рост с 4,6%)


распределение трудовых ресурсов по отраслям экономики

промышленность и строительство - 24,7%, сельское, лесное и рыбное хозяйство - 20,7%, услуги - 54,6%


среднемесячная номинальная заработная плата

12047 тыс. рублей (рост в 2,2 раза)


выпуск специалистов учебными заведениями

около 20 тыс. специалистов со средним и высшим образованием ежегодно // потенциал: около 18 тыс. специалистов аналогичной квалификации

Инвестиционный рейтинг

инвестиции в основной капитал

55818,9 млн. рублей (рост 90,6%) // потенциал: 35300 млн. рублей (рост в 1,5 раза)


уровень инвестиционного риска

пониженный потенциал - умеренный риск // потенциал: высокий потенциал - высокий риск


источники инвестиций

собственные средства предприятий 46%, заемные средства 9,4%, бюджетные 22,6%, прочие привлеченные 22%


 


структура инвестиций

промышленный сектор обрабатывающих производств - 12,3%, сельское и лесное хозяйство - 17,4%, сфера услуг - 17,2%, транспорт и связь 14,7%.


показатель инвестиционной достаточности

0,43

Степень открытости экономики

экспортная квота

0,23%


импортная квота

0,18%


внешнеторговая квота

0,42%


количество предприятий с участием иностранного капитала

322 //  потенциал: 77


доля предприятий с участием иностранного капитала

3% //  потенциал: 1%


Анализируя влияние факторов первой группы - природные ресурсы - важно отметить, что и Алтайский край, и Восточно-Казахстанская область входят в крупный район Большого Алтая, который, несомненно, является ключевым регионом евроазиатского континента, где расположены границы четырех крупнейших государств - России (Алтайский край и Республика Алтай), Казахстана (Восточный Казахстан), Китая и ряд аймаков Западной Монголии. Большой Алтай уникален в природном отношении, он определяет климатические процессы в Сибири и Центральной Азии, на его территории сосредоточена практически вся таблица Менделеева, включая полный спектр цветных металлов и редкоземельных элементов; особую ценность представляют богатые черноземы (особенно на территории Алтайского края), горный воздух, чистейшие водные источники и уникальные лесные массивы. Без сомнения, в настоящее время ресурсы чистой воды, почвы и биосферы являются одним из главных богатств любой станы, стоимость которых постоянно растет. С точки зрения геополитики данный регион является политическим центром Евразии, функционирование в составе которого позволит любому региону эффективно развивать свои стратегические интересы и активно интегрироваться в систему мирового хозяйства в выгодном для себя ключе.

Оценка второй группы факторов, характеризующих человеческий капитал приграничного региона, позволяет сделать следующие выводы. Численность населения и Алтайского края за анализируемый период имеет тенденцию к снижению. Во многом это связано с тем, что в течение этого времени складывалось отрицательное сальдо миграции населения. Структура трудовых ресурсов по отраслям экономики рассматриваемых регионов такова, что в Алтайском крае количество занятых в сфере промышленности и сельском почти одинакова, что свидетельствует о значительной доле аграрной составляющей в экономике края, тогда как в ВКО преобладает промышленный сектор.

Кадровый потенциал обоих региона оценивается как высокий: в Алтайском крае сеть учебных заведений всех уровней образования является одной из крупнейших в Сибири.

Анализируя третью группу факторов, мы придерживались принципа, что любой регион необходимо рассматривать как часть единого государства, поэтому его развитие во многом предопределяется типом устройства страны, к которой он относится. В странах с федеративным устройством, как Российская Федерация, регионы имеют собственную законодательную и исполнительную базы, то есть обладают достаточно активными инструментами воздействия на экономические процессы в регионе.

Согласно информации агентства «Эксперт-Ра», общий уровень инвестиционного потенциала Алтайского края характеризуется как достаточно высокий. Регион, по экспертным оценкам, на протяжении последних 10 лет входит в список первых 30 субъектов России. Инвестиционный рейтинг регионов - 3B1, что означает пониженный потенциал - умеренный риск. По инвестиционному риску край поднялся с 62-го места на 37-е, переместившись тем самым из зоны высокого риска в зону умеренного риска, что является положительным признаком для потенциальных инвесторов при вложении средств в реализацию инвестиционных проектов. Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings в 2011 году изменило прогноз по долгосрочным рейтингам Алтайского края в национальной и иностранной валюте со «Стабильного» на «Позитивный» и подтвердило эти рейтинги на уровне «BB». Одновременно агентство подтвердило национальный долгосрочный рейтинг региона «AA-/rus/» и краткосрочный рейтинг в иностранной валюте на уровне «B».

Рассматривая структуру инвестиций региона Алтайского края по видам экономической деятельности, ситуация в Алтайском крае представляется, на наш взгляд, сложнее, чем в ВКО. Это связано с очень малой долей инвестиций в промышленный сектор обрабатывающих производств, в то время как в сфере услуг она составляет больший удельный вес.

Восточно-Казахстанская область занимает второе место в рейтинге инвестиционной привлекательности, как ресурсно-обеспеченный и наиболее промышленно развитый крупный регион страны. С учетом же инвестиционного риска, область вошла в первую группу рассмотренной выше классификации инвестиционного климата - высокий инвестиционный потенциал и высокий риск.

В современных условиях нижним уровнем (критерием) инвестиций может служить показатель инвестиционной достаточности: размер реальных инвестиций должен составлять не менее половины регионального амортизационного фонда. В связи с ограниченностью статистической информации размер регионального амортизационного фонда получен расчетным путем. Условно приняв его равным степени износа основных средств в процентах от их балансовой стоимости. Методика расчета показателя представлена в таблице 18.

Таблица 18 - Инвестиционная достаточность региона за период с 2006 по 2010 гг.

Показатели

2006

2007

2008

2009

2010

Алтайский край

Балансовая стоимость основных фондов на конец года, млн. руб.

92615

100426

114571

126308

133095

Степень износа, %

41,0

39,6

40,2

41,0

41,9

Амортизационный фонд (расчетное значение), млн. руб.

37972,2

39768,7

46974,1

51786,3

55766,8

Инвестиции в основной капитал, млн. рублей

29284,8

42643,2

55965,3

43641,4

55800,0

Показатель инвестиционной достаточности

0,78

1,07

1,2

0,8

1,0

потенциал Восточно-Казахстанской области

Балансовая стоимость основных фондов на конец года, млн. тенге

531575,3

620379,2

786698,3

879668,2

1063 191,1

Степень износа, %

39,0

36,4

37,0

38,8

38,9

Амортизационный фонд, млн. тенге

207314,3

225818,0

291078,4

341311,3

413581,4

Инвестиции в основной капитал, млн. тенге

116054

126537

161376

139228

176 833,9

Показатель инвестиционной достаточности

0,66

0,56

0,55

0,41

0,43


Анализ статистической информации, приводит к неоднозначному выводу. С одной стороны, можно говорить о более благоприятной обстановке и позитивной тенденции инвестиционной активности в Алтайском крае, опираясь на относительно высокий показатель инвестиционной достаточности региона по сравнению с ВКО (где последние два года не удовлетворялся даже нижний критерий объема инвестиций). С другой стороны, в Восточно-Казахстанской области более эффективно распределены инвестиционные потоки с точки зрения структуры инвестиций по видам деятельности, так как большая доля средств направляется в сферу обрабатывающих производств, а не сферу услуг, что, несомненно, является более благоприятным для развития реального сектора региональной экономики.

Рассматривая четвертую группу факторов, отражающих степень открытости экономики региона, для начала необходимо определить, что следует понимать под понятием «открытость экономики». Открытая экономика предполагает целостность экономики, единый экономический комплекс, интегрированный в мировое хозяйство, ликвидацию государственной монополии внешней торговли при сохранении государственного контроля по отдельным позициям, эффективное использование всех имеющихся ресурсов и конкурентных преимуществ, активное использование различных форм совместного предпринимательства, организацию зон свободного предпринимательства. Поступательное развитие в соответствии с принципами открытой экономики, то есть согласно законам и стандартам мирового рынка в свете формирования Единого экономического пространства, крайне важно для приграничных регионов России.

Необходимо также отметить, что открытая экономика не подразумевает бесконтрольности и вседозволенности во внешнеэкономических связях государства, прозрачности границ. Открытая экономика требует существенного вмешательства государства при формировании механизма ее осуществления на уровне разумной достаточности.

К количественным индикаторам открытости экономики региона относят удельный вес экспорта и импорта в валовом региональном продукте, это дает представление о масштабах связей отдельных регионов и национальных экономик в целом с мировым рынком. Так, отношение экспорта к ВРП региона (либо к ВВП страны в целом) определяется как экспортная квота:

,(1)

где Э - объем экспорта.

Следующий показатель открытости экономики, выражающий соотношение между импортом и валовым региональным продуктом (ВРП), это показатель импортной квоты:

, (2)

где И - объем импорта.

Комплексный показатель открытости экономики - внешнеторговая квота - определяется следующим образом:

,          (3)

где ВТ - объем внешнеторгового оборота.

Динамика рассматриваемых показателей представлена в таблицах 19-20.

На основании расчета рассмотренных показателей можно сделать вывод, что степень открытости экономики Алтайского края значительно ниже, чем в ВКО и доминирующую роль играет экспортная квота.

Вместе с тем, по-нашему мнению, существует значительный потенциал роста открытости экономики края и оптимизации структуры экспорта и импорта при условии использования имеющегося потенциала на сопредельных территориях природных, производственных, трудовых ресурсов и проведения целенаправленной государственной политики по совершенствованию регионального планирования приграничных территорий.

Таблица 19 - Степень открытости экономики Алтайского края

Показатели

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

ВРП, млн. руб.

114840,5

135686,4

173810,5

223563,4

268841,6

Средневзвешенный курс доллара США

28,2

32,2

29,9

24,4

29,4

ВРП, млн. долл. США

4072,358

4213,863

5813,06

9162,434

9144,272

Экспорт, млн. долл. США

663,1

741,8

590,6

944,7

1314,7

Импорт, млн. долл. США

231,5

199,2

297,9

316,4

617,9

Внешнеторговый оборот, млн. долл. США

894,6

941,0

888,5

1261,1

1932,6

Экспортная квота

0,16

0,16

0,18

0,10

0,10

Импортная квота

0,06

0,05

0,05

0,04

0,07

Внешнеторговая квота

0,22

0,22

0,15

0,14

0,21


Таблица 20 - Степень открытости экономики ВКО

Показатели

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

ВРП, млн. тенге

467 510,0

615 123,2

800 527,5

890 040,7

983 663,6

Средневзвешенный курс доллара США

132,88

126,09

122,55

120,3

147,5

ВРП, млн. долл. США

3518,3

4878,4

6532,3

7398,5

6668,9

Экспорт, млн. долл. США

905,471

1549,479

1953,571

1666,083

1521,383

Импорт, млн. долл. США

703,611

986,453

1431,215

1437,461

1178,404

Внешнеторговый оборот, млн. долл. США

1609,082

2535,932

3384,786

3103,544

2699,787

Экспортная квота

0,26

0,32

0,30

0,23

0,23

Импортная квота

0,20

0,20

0,22

0,19

0,18

Внешнеторговая квота

0,46

0,52

0,52

0,42

0,42


В отношении количества вновь создаваемых совместных и иностранных предприятий и в объемах производимой ими продукции наблюдается хоть и положительная, но недостаточно высокая динамика для приграничных регионов. По-нашему мнению, это связано, прежде всего, с недостаточной проработанностью региональной политики, не учитывающей специфику развития приграничных регионов и, как следствие, недостаточная грамотность бизнес кругов относительно информированности о потребностях, особенностях и емкости рынков соседних территорий, дополнительных возможностей и выгод межрегионального сотрудничества, перспектив открытия транснациональных корпораций и филиалов.

Помимо анализа основных факторов и критериев, отражающих состояние и частично влияющих на развитие приграничных регионов, в рамках данного исследования, считаем необходимым определить, какие из них в большей или меньшей степени влияют на развитие внешнеэкономических отношений региона. Решение этой задачи возможно при помощи построения эконометрической модели корреляционной связи основных социально-экономических показателей с внешнеэкономической деятельностью приграничных регионов.

В качестве факторов рассматривались экономические переменные, принимающие количественные значения в некотором временном интервале; мы их разделили на четыре основных блока. В первый блок включены социально-демографические показатели; второй блок объединил показатели, характеризующие промышленно-производственный и инвестиционный потенциал региона; третий блок показателей характеризует научно-технический потенциал региона; четвертый блок включает ряд показателей, характеризующих развитие инфраструктуры приграничного региона.

Кроме того, рассматриваемые в данной работе показатели можно классифицировать на две группы в другом аспекте: во-первых, показатели исходного экономического потенциала региона; во-вторых, показатели, связанные с региональной политикой и управлением регионом.

Такая классификация с использованием регрессионной модели позволит определить, какие именно факторы играют доминирующую роль в развитии приграничных регионов: начальные условия развития региона или же проводимая в регионе политика и экономические реформы.

К группе переменных начальных условий были отнесены показатели промышленно-производственного потенциала и инфраструктурной обеспеченности, за исключением показателей развития третичного сектора экономики, в нашем случае это оборот розничной торговли. Также в эту группу мы отнесли большую часть социально-демографических показателей.

Группу переменных, характеризующих региональную политику, формируют показатели инвестиционной активности региона и его научно-технического потенциала, а также показатели, характеризующие структурные сдвиги в экономике и их результаты. А именно: количество действующих малых предприятий, количество действующих совместных и иностранных предприятий, оборот розничной торговли, фактическое конечное потребление на душу населения. Из блока социально-демографических показателей в эту группу включены следующие: величина прожиточного минимума, денежные доходы на душу населения, платные услуги населению, индекс реальной заработной платы, число зарегистрированных преступлений на 100000 населения.

Важно, чтобы исследуемые факторы имели количественное измерение и отражение в официальных статистических сборниках. Учитывая данное условие, мы использовали 45 аналогичных показателей по Алтайскому краю и ВКО за период с 1999 по 2010 гг., из них 25 показателей, характеризующих начальные условия развития региона, и 20 переменных, связанных с преобразованиями в экономике (показатели приведены в приложении В).

В качестве описываемого процесса был выбран внешнеторговый оборот (ВТО). Такой выбор обусловлен, во-первых, тем, что данный процесс, по нашему мнению, наиболее точно описывает конечный результат внешнеэкономической деятельности приграничного региона. Это интегрированный показатель, включающий в себя экспортные и импортные операции региона в стоимостном эквиваленте. Во-вторых, выбор как анализируемых процессов, так и факторов, влияющих на них, ограничен наличием доступной статистической базы. Причем поиск статистической информации по регионам является более сложной задачей, чем в целом по стране, так как региональная статистика скуднее национальной и по ряду показателей может отражаться позже.

Поскольку перечисленные выше показатели способны в той или иной мере оказывать влияние на результаты внешнеэкономической деятельности, представляется интересным в данной работе оценить степень их влияния на внешнеэкономическую деятельность приграничных регионов в комплексе.

При описании результатов построения регрессионных моделей необходимо, во-первых, исследовать полученные корреляционные матрицы влияния отобранных факторов на внешнеторговый оборот Алтайского края и ВКО. На данном этапе анализа производится отбор и определение степени влияния факторных переменных на результативный признак.

В результате построения матриц мы можем констатировать, что степень корреляционной зависимости 32 из 45 отобранных факторов на внешнеторговый оборот Алтайского края и ВКО практически одинакова. То есть можно сделать предварительный вывод, что на развитие внешнеэкономической деятельности данных приграничных регионов в большей или меньшей степени влияют аналогичные факторы. Так, наличие сильной корреляции (0,7≤ r ≤1,0) с внешнеторговым оборотом каждого из приграничных регионов демонстрирует преобладающее большинство факторов: численность населения, прожиточный минимум, денежные доходы на душу населения, среднемесячная номинальная заработная плата, платные услуги населению, фактическое конечное потребление на душу населения, число зарегистрированных преступлений на 100000 населения, выпуск специалистов ВУЗами, выпуск специалистов колледжами, валовой региональный продукт, объем производства промышленной продукции, численность промышленно-производственного персонала, производительность труда, ввод в действие основных производственных фондов, продукция сельского хозяйства, количество малых предприятий, инвестиции в нефинансовые активы, инвестиции в основной капитал, розничный товарооборот, численность студентов, валовые затраты на научные исследования и разработки, количество организаций, выполняющих научные исследования и разработки, плотность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием, грузооборот транспорта отраслей экономики. Средняя корреляционная зависимость (0,3≤ r ≤0,7) наблюдается с такими факторами, как выпуск учащихся средними школами, производство электроэнергии, индекс потребительских цен, число ВУЗов, численность работников, выполнявших научные исследования и разработки. Слабая зависимость результата внешнеэкономической деятельности (0,1≤ r ≤0,3) в комплексе по двум приграничным регионам проявилась лишь по одному фактору, а именно, индекс реальной заработной платы.

Зависимость ВТО приграничных регионов от оставшихся 13 факторов неоднозначна. Так, численность занятых в экономике на результативный признак в Алтайском крае - слабую корреляционную зависимость, в ВКО - среднюю, численность экономически активного населения имеет по данным регионам, соответственно, среднюю и сильную зависимость, ввод в действие общей площади жилых домов, наоборот, сильную и среднюю, корреляция таких факторов, как количество действующих предприятий с участием иностранного капитала и инвестиции в строительство в Алтайском крае средняя, в ВКО сильная.

На втором шаге исследования на основе полученных результатов мы попытались определить доминирующую составляющую уровня внешнеэкономической активности приграничных регионов между факторами исходного экономического потенциала и факторами, связанными с региональной политикой.

Как и на предыдущем этапе, результаты анализа по регионам получились практически идентичны. С внешнеторговым оборотом в Алтайском крае 14 факторов, характеризующих начальные условия развития региона имеют сильную корреляционную связь, 8 - среднюю и 3 - слабую; ситуация по сравнению с ВКО отличается незначительно, точнее разница наблюдается лишь по одному фактору (число прибывших в регион): так, в крае корреляция с внешнеторговым оборотом сильная, а в ВКО - средняя. В итоге в Алтайском крае 15 факторов начальных условий развития региона имеют сильную корреляционную связь с внешнеторговым оборотом, 8 - среднюю и 3 - слабую.

Из 20 факторов, связанных с региональной политикой, 14 имеют сильную корреляцию с внешнеторговым оборотом Алтайского края и 15- с внешнеторговым оборотом ВКО. Один показатель (индекс реальной заработной платы) в обоих регионах слабо коррелирует с результирующим показателем. Остальные имеют среднюю корреляционную зависимость. Таким образом, в Алтайском крае и ВКО значение рассмотренных переменных (факторов) практически идентично: с внешнеторговым оборотом сильную корреляционную связь имеют соответственно 56 и 60% факторов исходного экономического потенциала; и 75 и 70% факторов, связанных с региональной политикой.

Таким образом, на результат внешнеэкономической деятельности приграничных регионов, безусловно, влияет их исходный экономический потенциал, но, тем не менее, в большей степени эффективность ВЭД зависит от региональной политики и рыночных преобразований.

Для построения регрессионной модели были отобраны три фактора, имеющих наиболее высокие коэффициенты корреляции и прямую связь с внешнеторговым оборотом и Алтайского края и ВКО. А именно, из группы факторов исходного потенциала региона включены ВРП (r=0,94 - для Алтайского края, r=0,96 - для ВКО), из группы факторов, характеризующих региональную политику: количество действующих предприятий с участием иностранного капитала (соответственно, r=0,9; r=0,7) и количество организаций, выполняющих научные исследования и разработки (соответственно, r=0,9; r=0,8).

На основе данных факторов можно построить регрессионную модель, значения которой представлены в таблице 21.

Результаты данного исследования можно считать достоверными, а общее качество уравнения регрессии - высоким, об этом свидетельствует близкое к 1 значение коэффициента детерминации в обоих регионах. То есть дисперсионный анализ показал, что отобранные в ходе исследования критерии объясняют 98% (в Алтайском крае) и 92% (в ВКО) вариации результативного признака. Значение F - статистики (критерия Фишера) намного превышает свое критическое значение (равное единицы), что определяет статистическую значимость коэффициента детерминации.

Таблица 21 - Значения параметров уравнения регрессии

Параметры

Константа

ВРП

Число предприятий с участием иностранного капитала

Число организаций, выполняющих научные исследования и разработки

Алтайский край

Коэффициент

-1932,25

0,004

10,1

51,78

Коэффициент детерминации R2

0,98

F - статистика

54,26

Стандартная ошибка

458,72

0,0014

4,4

12,3

t - статистика

-4,21

2,77

2,29

4,2

ВКО

Коэффициент

182

0,005

- 0,45

- 9,8

Коэффициент детерминации R2

0,92

F - статистика

11,5

Стандартная ошибка

666,18

0,0003

1,64

t - статистика

0,27

1,41

-0,27

-0,23


Факторный анализ показателей социально-экономического развития Алтайского края с учетом потенциала сопредельного региона подтверждает возможность использования комплексного подхода в региональном планировании. Выгодное геополитическое расположение в центре евроазиатского материка, богатство и уникальность природных и рекреационных ресурсов, высокий кадровый потенциал, перспективы роста инвестиционной привлекательности, возможность увеличения степени открытости экономик и оптимизации структуры экспорта и импорта приграничных регионов, на наш взгляд, являются основой эффективного развития его экономики в будущем.

Идентичное влияние большинства рассматриваемых переменных на результат внешнеэкономической деятельности приграничных регионов во многом характеризует их как схожую сопредельную территорию, часть, так называемого, Большого Алтая со схожим ландшафтом, климатом, населением, социально-экономическими проблемами в становлении региональной экономики в условиях рынка, а также исходным экономическим потенциалом и приобретенными рыночными преобразованиями. Изложенное позволяет нам в дальнейшем рассматривать данные приграничные регионы как интегрированную экономическую систему и разрабатывать предложения по комплексному использованию ресурсов, имеющихся на их сопредельных территориях. Механизм реализации интеграции приграничного региона с сопредельными территориями видится в использовании принципиально нового подхода функционирования его экономики на основе поляризованного развития.

.3 Методическое обоснование создания локальных осей развития на сопредельных территориях

Комплексный подход к управлению на региональном уровне требует разработки новой системы форм и методов управления социально-экономическими процессами приграничного региона, которая, в свою очередь, должна соответствовать нижеследующим критериям: быть эффективной, не снижать эффективности иных регулируемых процессов модернизации и развития; обладать достаточно сильным синергетическим эффектом; быть достаточно простой и открытой; быть адаптивной и гибкой; учитывать долговременные интересы; стимулировать инновационное развитие.

Реализация предлагаемой комплексной системы планирования экономики приграничного региона предполагает использование нового подхода, основанного на создании локальной оси развития и выделении в регионе локальной пропульсивной отрасли. Данные понятия были введены нами в первой главе работы.

Алгоритм создания локальной оси развития на территории приграничного региона с учетом перспектив его интеграции с сопредельными территориями включает три основные стадии: подготовка, формирование и управление, каждая из которых детализируются в процессе реализации проекта.

Согласно предложенной схеме, решение задачи создания локальной оси развития предполагает выполнение ряда алгоритмических действий.

I На стадии подготовки:

. Анализ соответствия приграничных регионов и расположенных на их территории городов критериям полюсов роста, выбор городов - локальных полюсов роста.

. Оценка промышленного потенциала локальных полюсов роста с целью выявления пропульсивной отрасли.

. Поиск схожих элементов региональных экономик приграничных районов, а именно: похожие экономические проблемы; предприятия, способные при минимальных затратах составить законченную технологическую цепочку на основе производственной специализации и кооперирования; номенклатура выпускаемых изделий; востребованность аналогичной продукции на региональных рынках.

II На стадии формирования:

. Выбор предприятий, составляющих промышленно-производственную, научно-исследовательскую, финансовую основы пропульсивной отрасли в составе локальной оси развития с распределением специализации и кооперационных связей, номенклатуры выпускаемой продукции.

. Объединение на этой основе локальных полюсов роста в локальную ось развития.

. Определение спроса на продукцию и емкости рынка отрасли в рамках локальной оси.

III На стадии управления:

. Выбор организационно-правовой формы функционирования предприятий на локальной оси развития как единой корпорации.

. Выбор организационной структуры управления транснациональной корпорацией.

. Финансирование создания и функционирования проекта, определение социально-экономического эффекта от локальной оси развития для развития приграничного региона.

Для идентификации локальных полюсов роста и создания локальных осей развития на приграничной территории необходимо учитывать ряд характеристик социально-экономического развития рассматриваемого региона и сопредельной с ним территории.

Первый. Базовые условия регионов, а именно: удобное географическое положение регионов относительно друг друга; близость мировых товарных рынков, возможность выхода на новые рынки за счет региона-партнера; наличие взаимодополняющих минерально-сырьевых, топливно-энергетических ресурсов; схожий климат; значительные размеры и качество земельных и водных ресурсов.

Второй. Уровень трудового потенциала приграничных регионов должен оцениваться как высокий. Анализ трудового потенциала включает в себя такие показатели как численность населения и его динамику; уровень занятости и безработицы; уровень экономической активности населения, уровень доходов населения; уровень образования.

Третий. Приграничные регионы должны быть инвестиционно привлекательны. Оценка инвестиционного потенциала производится с помощью показателей: уровень инвестиционного риска региона; объем инвестиций; структура инвестиций по источникам финансирования; инвестиционная достаточность региона.

Четвертый. Производственный потенциал: наличие ведущих отраслей обрабатывающей промышленности, наукоемких, высокотехнологичных производств; уровень развития градообразующих предприятий; способы организации производства; уровень морального и физического износа техники и технологии; перспективы спроса на продукцию приоритетной отрасли на внешнем и внутреннем рынках.

Пятый. Развитие инфраструктуры, логистики и транспорта. На приграничной территории необходимо наличие разветвленной транспортной системы, наличие всех видов транспортных коммуникаций, современных схем доставки грузов. Кроме того, важно учитывать стоимость различных инфраструктурных услуг, таких как тарифы на тепло- и электроэнергию, водоснабжение, связь, складское хозяйство, страхование, информационное обеспечение и т.д.

Шестой. Уровень научно-технического потенциала. Для измерения научно-технического уровня предлагается использовать следующие показатели: число ВУЗов; затраты на научные исследования и разработки; уровень инновационной активности предприятий; количество и доля НИОКР, выполненных на уровне изобретений, по которым получены авторские свидетельства; количество и удельный вес изобретений, запатентованных за рубежом; количество и удельный вес лицензий, проданных в зарубежные страны; количество и удельный вес патентов и авторских свидетельств в мировом их количестве по видам деятельности; отношение затрат на проведение НИОКР к объему выпускаемой продукции; удельный вес затрат на НИОКР в общем объеме средств, израсходованных из фондов развития науки и техники; отношение затрат на проведение НИОКР к численности промышленно-производственного персонала; удельный вес численности работающих, занятых НИОКР, в общей численности промышленно-производственного персонала.

Седьмой. Степень открытости экономики на приграничной территории должна быть достаточно высокой. Оценить степень открытости экономик можно с помощью следующих показателей: экспортная квота; импортная квота; внешнеторговая квота; количество действующих предприятий с участием иностранного капитала (совместных и иностранных); доля предприятий с участием иностранного капитала. Кроме того, необходимо проанализировать динамику и структуру внешнеторгового оборота приграничных регионов.

Восьмой. Схожие приоритеты государственных политик и государственного регулирования приграничных регионов, в том числе установленные государством налоги, система хозяйствования, субсидии и программы поддержки различных секторов экономики, стратегии развития регионов. И, что представляется наиболее важным, стремление государственных и региональных органов власти к сближению и интеграции.

Девятый. Стабильность политической ситуации и общественного климата.

В ходе функционирования системы комплексного регионального планирования, основанной на проектировании локальных осей развития, необходимо учитывать все многообразие взаимодействующих при этом интересов. Во-первых, это региональные интересы соседствующих территорий, связанные с обеспечением сбалансированного комплексного развития приграничного региона в целом и его активного участия в межрегиональном взаимодействии при решении общих проблем. Во-вторых, интересы бизнес-структур, связанные с развитием и функционированием социальной и производственной инфраструктуры. В-третьих, интересы предприятий и организаций всех форм собственности, которые практически формируют региональные рынки и осуществляют межрегиональные связи. Для приграничных регионов взаимодействие перечисленных интересов может проявляться в таких формах, как межфирменное взаимодействие в виде финансово-экономической интеграции, межрегиональное взаимодействие, сочетание и консолидация корпоративных и территориальных интересов.

На наш взгляд, развитие приграничных регионов России с учетом перспектив интеграции с сопредельными территориями основе рыночных принципов и долговременных устойчивых финансово-экономических связях, помимо отмеченной выше экономической заинтересованности субъектов региональной экономики в достижении общих целей, требует механизм, обеспечивающий взаимодействие интересов в процессе реализации их интеграционных отношений, кроме того, необходим мониторинг экономических отношений и разрешение спорных вопросов и разногласий между субъектами экономик приграничных регионов, и, наконец, создание условий для быстрой адаптации субъектов региональных экономик к новой технологии управления и взаимодействия.

Предложенный алгоритм можно использовать для обоснования создания локальной оси развития на территории приграничного агропромышленного региона России.

4. Локальная ось развития сельскохозяйственного машиностроения Алтайского края и сопредельных территорий

.1 Сельскохозяйственное машиностроение как пропульсивная отрасль

Важная роль в развитии экономики и обеспечении продовольственной безопасности государства и его регионов, в том числе Алтайского края, принадлежит агропромышленному комплексу (АПК), где сосредоточен значительный экономический потенциал. Вместе с тем, будущее АПК регионов России видится в нормальной обеспеченности, хорошем состоянии и эффективном использовании сельскохозяйственной техники и инновационных технологий. Так, обеспеченность сельхозпроизводителей надежными сельскохозяйственными машинами даст возможность использовать современные агротехнологии, снизить влияние погодных условий и получать устойчивые высокие урожаи, что является основой для достижения конкурентоспособности отечественного продовольствия и, в конечном счете, положительно отразится на продовольственной безопасности стран.

Проблема продовольственной безопасности всегда была актуальной для всех стран и при любой экономической формации. Ее обеспечение необходимо не только с экономической, но, что более важно, с социальной и политической позиций. Государство, не обеспечивающее продовольственную независимость, не может чувствовать себя безопасно в современном мире.

Такие тенденции планетарного масштаба, как продовольственный и финансовый кризис, дефицит природных ресурсов, глобальное изменение климата, рост цен на энергоносители и продовольствие неблагоприятно воздействуют на все национальные экономические системы, способствуя формированию потенциальных угроз продовольственной безопасности. Это означает, что продовольственная безопасность государства может быть гарантирована только при динамичном инновационном развитии агропромышленного комплекса, устойчивости к неблагоприятным изменениям сельской территории и искоренении отсталости и бедности села.

Правительство Российской Федерации приняло комплекс мер по преодолению кризиса в аграрном секторе, что позволило придать большую устойчивость агропромышленному комплексу. Эти меры касаются как прямой поддержки отдельных отраслей сельского хозяйства, так и субсидирования текущих инвестиционных проектов, направленных на защиту российских товаропроизводителей. В Доктрине продовольственной безопасности России для оценки степени достижения обеспечения продовольственной безопасности обозначены следующие пороговые значения показателей удельного веса отечественной сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов внутреннего рынка:

по зерну и картофелю - не менее 95%;

по сахару и растительному маслу - не менее 80%;

по мясу и мясопродуктам (в пересчете на мясо) - не менее 85%;

по молоку и молокопродуктам (в пересчете на молоко) - не менее 90%;

по рыбе и рыбопродуктам - не менее 80%.

В настоящее время фактические показатели продовольственной безопасности значительно ниже пороговых и чтобы достичь их удовлетворительного уровня, необходимо увеличить производство молока, мяса и овощей в 1,5 раза, а фруктов - более чем в 2 раза [12].

Для достижения обозначенных параметров, а, следовательно, обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации, в Доктрине обозначено одно из приоритетных направлений экономической и производственной политики государства - поэтапное снижение зависимости отечественного агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов от импорта технологий, машин, оборудования и других ресурсов. Россия располагает всеми возможностями, чтобы в относительно сжатые сроки обрести продовольственную независимость. Но для обеспечения этого результата одной из важнейших и капиталоемких задач является технико-технологическая модернизация сельского хозяйства и обрабатывающей пищевой промышленности [123].

Отрасль сельхозмашиностроения в начале 90-х годов ХХ века не избежала значительного кризиса и масштабного падения объемов производства, наблюдавшегося в рамках всей экономики России и Казахстана. Несколько лет правительства государств не уделяли этой сфере должного внимания, пока углубление ее кризисного состояния не стало значительной проблемой и препятствием для дальнейшего развития сельского хозяйства и экономики в целом.

Вклад отечественных предприятий сельскохозяйственного машиностроения в ВВП России составляет 0,08%. Столь низкая доля объясняется рядом причин - нестабильной экономической и производственной ситуацией предприятий отрасли и агропромышленного комплекса в целом. Низкая платежеспособность российских крестьян ведет к снижению продаж отечественными заводами необходимой техники и оборудования. В итоге - производственные мощности российских заводов загружены на 30-40% [12].

Вместе с тем, именно сельхозмашиностроение может придать агропромышленному комплексу России новый импульс развития и для этого есть все предпосылки:

во-первых, сохранились компетенции отечественных сельхозмашиностроения в тракторо- и комбайностроении, производстве посевных и почвообрабатывающих машин и другой техники и оборудования;

во-вторых, Россия обладает огромным потенциалом рынка сельхозтехники. Все зарубежные мировые лидеры-производители техники для АПК заинтересованы в увеличении своей доли на российском рынке и стремятся наращивать продажи;

в-третьих, при последовательной поддержке государств, принятии «Стратегии развития сельскохозяйственного машиностроения России до 2020 года», удастся не только упрочить позиции отечественного сельхозмашиностроения, но и придать им дополнительный импульс для создания новых машин и оборудования, отвечающих требованиям сельхозпроизводителей, завоевания новых рынков.

Важно отметить, что в настоящее время развитие сельхозмашиностроения Российской Федерации характеризуются следующими особенностями:

. Неустойчивость развития производства, которое имеет сильные периоды спада: по объемам производства данный сектор экономики не достиг уровня 1992 г.

. Опережающий темп роста импорта над экспортом по всем видам сельскохозяйственного оборудования и техники.

. Низкая инвестиционная активность и привлекательность отрасли.

. В большей части устаревшая материально-техническая и технологическая база предприятий.

. Слабая динамика потребления сельскохозяйственного оборудования на внутренним рынке в силу недостаточной финансовой состоятельности основных потребителей - предприятий сельского хозяйства.

. Импортная сельхозтехника марок известных производителей в 5-8 раз дороже российских производителей.

Анализ динамики количественного обеспечения процесса сельскохозяйственного производства материально-техническими ресурсами свидетельствует о недоиспользовании ресурсных возможностей АПК в настоящем и потенциале его роста в будущем за счет повышения ресурсной обеспеченности. Подтверждением данного утверждения служит история развития отечественного сельхозмашиностроения.

В 1921 году было принято постановление «О сельскохозяйственном машиностроении», первым пунктом которого было «признать сельскохозяйственное машиностроение делом чрезвычайной государственной важности». В соответствии с этим в стране быстрыми темпами начало создаваться и развиваться тракторное и сельскохозяйственное машиностроение: в результате к 1941 г. выпускалось 119 наименований конструкций тракторов и сельскохозяйственных машин; в 1968 г. было произведено 1587 наименований сельхозмашин, причем тракторов было изготовлено в 1,9 раза больше, чем в США, зерновых комбайнов - в 2,6 раза, тракторных плугов - в 1,6, тракторных сеялок - в 2,3 раза больше.

Тракторное и сельскохозяйственное машиностроение в СССР стало крупнейшей отраслью машиностроения. Разработкой тракторов и сельхозмашин в стране занималось около трехсот научно-исследовательских институтов и конструкторских организаций. Только за период с 1975 по 1990 г. г. было разработано и поставлено на производство более 300 моделей тракторов и сельхозмашин [137].

Распад СССР и приватизация предприятий тракторного и сельскохозяйственного машиностроения в России привели к катастрофическому сокращению потенциала отрасли, были ликвидированы ведущие научно-исследовательские институты и головные специализированные конструкторские бюро.

В результате в 2010 г. производство тракторов, комбайнов и прицепных сельскохозяйственных машин сократилось более чем в 10 раз по сравнению с производством этой техники в 1990 г. В целом из 28484 тракторов, поставленных на российский рынок, на тракторы российского производства пришлось 11%, зерноуборочные комбайны - 57%. Аналогичная тенденция наблюдается и по другим видам сельхозтехники. Анализируя подобную статистику, ученые и практики, занимающиеся данным вопросом, констатируют, что в настоящее время в России сельскохозяйственного машиностроения, удовлетворяющего потребностям сельского хозяйства, практически нет [137].

Особую актуальность данному вопросу придает то, что в результате низкой технической оснащенности сельскохозяйственные работы проводятся несвоевременно либо некачественно, технологии нарушаются, вследствие чего возрастают потери сельхозпродукции. При отсутствии в России современного тракторного и сельскохозяйственного машиностроения страны не могут развивать высокопродуктивное сельское хозяйство и рискуют окончательно потерять продовольственную безопасность.

Динамика наличия основных видов сельхозтехники в организациях АПК с 1992 по 2009 гг. свидетельствует о крайне негативной тенденции, которая при сохранении таких же темпах развития, может привести к полной деградации села (таблица 22).

Таблица 22 - Парк основных видов сельскохозяйственной техники в организациях АПК РФ, тыс. шт.


1992

1995

2000

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Тракторы

1290,7

1052,1

746,7

532,0

480,3

439,6

405,7

364,4

330,0

Зерноуборочные комбайны

370,8

291,8

198,7

143,5

129,2

117,6

107,7

95,9

86,1

Кормоуборочные комбайны

120,1

94,1

59,6

38,7

33,4

29,5

26,6

24,0

21,4


Из таблицы видим, что парк тракторов в России в рассматриваемом периоде уменьшился в 3,9 раза, зерноуборочных комбайнов - в 4,3 раза, кормоуборочных комбайнов - в 5,6 раза. Такая ситуация объясняется, прежде всего, тем, что в России при переходе к рынку государство перестало выполнять функции заказчика на создание и производство высокоэффективной техники для сельского хозяйства, не осуществляет управление инновационным процессом. Поступление на отечественный рынок зарубежной техники не контролируется, осуществляется без должной сертификации и лицензирования. В то же время разработка отечественных аналогов требует значительных объемов финансирования научно-исследовательских учреждений, осуществляющих разработку новой техники и машинных технологий, на создание новых рабочих органов, экспериментальных проектов.

Производимая в России сельхозтехника российского производства по соотношению «цена - качество» в 2,0-2,5 раза ниже зарубежной техники, интенсивно поступающей на рынок. Точнее, российские производители оборудования в настоящее время уступают зарубежным по таким критериям качества, как срок безаварийной работы, использование самых современных инженерных решений, экономичность, гибкость, высокая производительность и оперативно выстроенный сервис. В связи с отсутствием заказов на новую технику со стороны сельхозтоваропроизводителей в результате их неплатежеспособности, мощности заводов сельхозмашиностроения используются не более чем на 35-50%, а новая техника не осваивается. Сложившаяся ситуация приводит к неудовлетворительному обеспечению и низкому обновлению хозяйств новой техникой, невозможности реализовать новые технологии, повысить эффективность и увеличить объемы производства продукции сельского хозяйства. Этот круг взаимосвязанных проблем не может быть решен внутри самого аграрного сектора без изменения экономической политики и усиления государственной поддержки сельского хозяйства, что имеет место во всех странах мира. Так, в среднем уровень поддержки сельского хозяйства в странах Европейского союза составляет 298 долларов на один гектар, в США - 324, Японии - 473, в Канаде - 188, а в России - 10 долларов.

Основными производителями на рынке сельхозтехники среди российских компаний являются комбайновый завод «Ростсельмаш», «Концерн «Тракторные заводы» (Агромашхолдинг), куда вошли Волгоградский, Алтайский, Владимирский тракторные заводы, Красноярский завод комбайнов, а также «Петербургский тракторный завод». У перечисленных компаний уровень локализации продукции достигает 92%. Кроме того, на рынке России присутствуют такие заводы производители: Брянский завод колесных тягачей, ГОМСЕЛЬМАШ, Липецкий тракторный завод, МоАЗ, Онежский тракторный завод, Чебоксарский тракторный завод Промтрактор, Уралвагонзавод, Челябинский тракторный завод. В числе производителей стран СНГ лидирующие позиции занимают белорусские компании - «Минский тракторный завод» (производит около 30 моделей сельхозтракторов, имеет три сборочных предприятия на территории России c уровнем локализации до 15%) и ПО «Гомсельмаш» (производитель зерно- и кормоуборочных комбайнов с уровнем локализации до 25%). Среди предприятий Украины - лидер «Харьковский тракторный завод» (локализация не более 10%).

Самую крупную группу представляют глобальные зарубежные производители сельхозтехники, они же являются основными поставщиками высокоэнергонасыщенных сельскохозяйственных колесных тракторов в Россию в разрезе тягового класса 6,0 и выше. В их числе такие транснациональные корпорации, как Case New Holland, John Deere, Buhler Versatile, AGCO, Claas, AGCO, SDF. Так, транснациональная корпорация Case New Holland за период 2005-2009 гг. поставила на российский рынок 670 физических единиц высокоэнергонасыщенных сельскохозяйственных колесных тракторов, компания John Deere за аналогичный период - более 800, а канадский производитель Buhler Versatile - более 210 единиц высокоэнергонасыщенных сельскохозяйственных колесных тракторов тягового класса 6,0 и выше. Анализ структуры сегмента высокоэнергонасыщенных сельскохозяйственных колесных тракторов в Российской Федерации в разрезе тягового класса 6,0 и выше за 2005-2010 гг. демонстрирует олигопольное положение перечисленных транснациональных корпораций. Все эти компании имеют сборочное производство на территории России, однако уровень локализации у них не превышает 5-10% (за исключением Claas - 17,3%). Это во многом объясняет тот факт, что на сегодняшний день на территории стран СНГ не существует производства высокоэнергонасыщенных колесных тракторов тягового класса 6 и выше [126].

Таблица 18 - Экономические показатели предприятий-производителей рынка сельскохозяйственной техники в 2010 году [12]

Предприятие

Выручка, млрд. долл.

Доля экспорта в выручке, %

Инвестиции в НИОКР, млн. долл.

John Deere

18,12

46

977

CNH

10,5

69

398

AGCO

6,63

78

192

Claas

4,06

76

175


Обороты крупнейших мировых сельхозмашиностроительных концернов значительно превышают объемы производства сельскохозяйственной техники всей отрасли в России. Объемы реализации отдельных, даже самых крупных российских производителей, в десятки раз меньше зарубежных конкурентов.

Закономерно, что такая политика последних лет привела к иностранной экспансии российского рынка сельхозтехники. Так, до 2008 года рынок сельхозтехники в России рос среднегодовым темпом 45% и достиг в докризисный год своего максимума - 150 миллиардов рублей (около 6% мирового рынка), а доля импорта превысила 64%. Причем с ростом сборочного производства на 150% в год, выпуск отечественной сельхозтехники увеличивался лишь на 22%. Приобретение новой техники отечественного и импортного производства сельхозтоваропроизводителями в России имеет следующую динамику (таблица 23):

Таблица 23 - Динамика приобретения новой техники сельхозтоваропроизводителями России

Приобрете- ние

2005

2006

2007

2008

2009


млн. долл.

%

млн. долл.

%

млн. долл.

%

млн. долл.

%

млн. долл.

%

Отечествен ное производст во

844

46

1130

46

1262

36

1947

35

987

62

Импорт

987

54

1328

54

2233

64

3600

65

604

38

Итого

1831

100

2458

100

3495

100

5547

100

1591

100


Анализируя таблицу, видно, что за рассматриваемый период максимальное количество техники было приобретено в 2008 году. Причем с 2005 по 2008 гг. в гораздо большем количестве приобреталась импортная техника, и только в 2009 году больший удельный вес приходится на технику отечественного производства. Это объясняется тем, что в целях борьбы с экономическим кризисом российским правительством были приняты следующие меры: во-первых, субсидирование с декабря 2008 года аграриям процентов по вновь получаемым кредитам на приобретение сельхозтехники за счет федерального бюджета; во-вторых, повышение таможенных пошлин на ввоз импортных комбайнов. Как отмечается в журнале «Аграрное обозрение», повышение пошлин с 1 января 2009 года на импортные комбайны до 15%, привело к появлению к 2010 году в России шести новых инвестиционных проектов по производству комбайнов и увеличению доли именно отечественного производителя [137].

В 2009-2010 гг. производство сельскохозяйственных машин в Российской Федерации сократилось на 10,3% и составило 30,1 млрд. рублей, в то время как рынок сельскохозяйственной техники за аналогичный период вырос на 14,8% и составил 1997 млн. долларов США. В результате потребление машин российского производства на внутреннем рынке сократилось на 5,5% до 780 млн. долларов США, поставки зарубежной техники, напротив, выросли на 57,4% до 919 млн. долларов США. Рост импорта связан с несколькими причинами: во-первых, в обход действующих ввозных таможенных пошлин на зерноуборочные комбайны в размере 15%, но не менее 120Евро за кВт мощности, на территорию России в разобранном виде было завезено 255 зерноуборочных комбайнов марки John Deere и задекларированных по нулевой ставке, как запасные части. Во-вторых, с января 2010 года были обнулены ставки ввозных таможенных пошлин на прицепную и навесную сельхозтехнику.

Экономический кризис на количестве импортируемой сельхозтехники отразился незначительно. В 2009 году объемы поставок в натуральном исчислении сократились всего на 7,5%, в денежном же исчислении объемы упали более чем в пять раз. Это связано с тем, что российские предприятия-импортеры существенно сократили затраты, при этом незначительно снизив количество за счет приобретения китайской техники. Рост доли рынка китайской сельхозтехники очень динамичен: если в 2004 году она занимала лишь 2% российского импорта, то в 2010 году - уже 54%. Учитывая то, что поставки сельхозтехники носят в основном децентрализованный характер, можно сделать вывод, что более низкие цены по сравнению с европейскими в 3-4 раза, являются для российских сельхозпроизводителей основным фактором, побуждающим вкладывать инвестиции в сельскохозяйственную технику китайского производства. Такая тенденция в скором времени может привести к серьезной проблеме в отрасли сельхозмашиностроения. А именно, вступление России в ВТО сделает невозможным использование тарифной защиты. Так, в соответствии с секторальными инициативами ВТО, отрасль сельскохозяйственного машиностроения подлежит либерализации и отмене тарифов на взаимной основе, что, несомненно, усилит уязвимость данного сектора экономики перед иностранными конкурентами. В связи с тем, что в России существует явная прямая зависимость приобретения аграриями техники отечественного производства от таких временно-изменчивых факторов, как повышение таможенных пошлин на иностранную технику и государственное субсидирование процентных ставок на ее приобретение, необходимо искать совершенно другие меры воздействия на увеличение спроса в пользу отечественных производителей [126].

Анализируя рынки сельхозтехники ряда стран - Бразилии, США, Франции, Германии и России, эксперты пришли к следующему выводу: ни в одной стране нет такой высокой доли импорта, как на постсоветском пространстве; более того, российский рынок и на сегодняшний день является наиболее открытыми для зарубежных производителей машин и оборудования для АПК [12].

Если не заняться решением данной проблемы уже сейчас, то через несколько лет российский рынок будет полностью захвачен зарубежными производителями сельскохозяйственной техники, и конкурировать с ними отечественным производителям в условиях ВТО будет практически нереально.

Производство сельскохозяйственной техники в России имеет устойчивую тенденцию к снижению (таблица 24).

Таблица 24 - Производство сельскохозяйственной техники в России

Вид техники

2008 год

2009 год

Динамика, %

Тракторы, шт.

12384

7106

-43

Зерноуборочные комбайны, шт.

8032

6806

-15

Кормоуборочные комбайны, шт.

1203

740

-39

Культиваторы, шт.

7504

3493

-54

Плуги, шт.

3003

1420

-53

Бороны, шт.

8148

3243

-60

Сеялки, шт.

9197

3734

-59

Косилки, шт.

3880

3316

-15

Пресс-подборщики, шт.

2392

1822

-24


Тем не менее, несмотря на рост импорта, потребности России в сельскохозяйственном оборудовании не удовлетворяются и, соответственно, не оказывают положительного влияния на техническую оснащенность аграрного сектора экономики.

Значительное сокращение парка сельскохозяйственной техники в России с 1990 года в 4-5 раз привело к нехватке техники в хозяйствах, что в свою очередь серьезно сказалось на производительности труда. Так, в России ежегодно парк тракторов сокращается в среднем на 7%, парк зерноуборочных комбайнов - на 8% в год. Кроме того, существующий парк сельхозтехники является устаревшим: по мнению экспертов, до 70% техники изношено физически, а доля морально устаревшей техники превышает 90%. В связи с этим ежегодные потери зерна, например, достигают 15 млн. т., мяса - свыше 1 млн. т., молока - около 7 млн. т. и т.д.

Рассматривая приграничный агропромышленный регион Алтайский край, можно отметить, что, как и в среднем по рассматриваемым странам в целом, обеспеченность тракторами и другой сельхозтехникой в несколько раз ниже нормативной (таблица 25).

Таблица 25 - Обеспеченность сельскохозяйственных организаций Алтайского края тракторами и комбайнами


2005

2006

2007

2008

2009

Норма

Приходится тракторов на 1000 га. пашни, штук

4,2

4,1

4,0

3,7

3,4

14,56

Приходится комбайнов на 1000 га. посевов (посадки) соответствующих культур, штук: зерноуборочных

3,0

3,0

2,8

2,7

2,7

8,84

картофелеуборочных

44,5

49,3

49,6

40,8

48,9

30,64

льноуборочных

9,7

8,5

7,7

7,3

8,4

-

свеклоуборочных машин (без ботвоуборочных)

14,1

9,5

8,1

7,9

11,0

-


Информация по наличию и потребности сельхозтехники в ВКО скуднее и, согласно управлению сельского хозяйства, представлена немного в другой классификационной форме (таблица 26).

Анализ фактического состояния АПК ВКО за 2010 год показал, что более чем у трети предприятий недостаток и изношенность материально-технической базы являются основными сдерживающими факторами в расширении сельскохозяйственного производства.

Таблица 26 - Обеспеченность в тракторах и с/х машинах ВКО в 2010 году, шт.

Наименование машин

Нормативная потребность

Наличие

Отклонение




Абсолютное, штук

% обеспеченности от норматива

Тракторы в условном исчислении

79574,77

16125

-63450

20,3

Комбайны: зерновые др. уборочные

 33618,52 8335

 1999 91

 -31620 -8244

 5,9 1,1

Почвообрабатывающая техника

444985

15877

-429108

3,6


Обновление машино-тракторного парка сельского хозяйства области происходит медленно. При этом выбытие техники значительно превышает ее поступление. В результате техническая оснащенность сельскохозяйственного производства продолжает ухудшаться.

Как всякое современное производство, сельское хозяйство в России нуждается в эффективных средствах производства, их постоянном техническом обслуживании, современном сервисе.

В России для реализации мероприятий по преобразованию отрасли в передовой сектор промышленности, обеспечивающий потребности российского агропромышленного комплекса в высокоэффективной технике и оборудовании собственного производства (не уступающих по своим техническим и эксплуатационным показателям лучшим зарубежным аналогам), а также расширению экспортных рынков российской сельхозтехники разработана «Стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения России до 2020 года» (далее Стратегия) [12].

Стратегия направлена на достижение двух основных стратегических целей. Во-первых, это снижение зависимости России от импорта товаров за счет удовлетворения внутреннего спроса высококачественной продукцией собственного производства в рамках реализации Доктрины продовольственной безопасности страны; во-вторых, развитие экспортного потенциала предприятий отрасли, максимальное расширение поставок сельхозтехники и оборудования для АПК в страны ближнего и дальнего зарубежья.

В рамках реализации Стратегии для достижения поставленных целей с учетом основных проблем отрасли предполагается решение следующих стратегических задач:

. Обеспечить финансовую и организационную поддержку спроса на все виды сельскохозяйственной техники.

. Создать в России благоприятные финансовые и организационные условия для развития экспорта сельскохозяйственной техники.

. Обеспечить создание отечественных конкурентоспособных образцов сельскохозяйственной техники, отвечающих современным требованиям эксплуатации, используемых агротехнологий, безопасности труда путем стимулирования инновационного развития отрасли и инвестиций в НИОКР.

. Повысить уровень локализации производства сельскохозяйственной техники и комплектующих всех производителей до 50%.

. Обеспечить создание в России производства сельскохозяйственной техники, соответствующей международным стандартам, путем модернизации существующих производственных мощностей и / или создания новых.

. Способствовать совершенствованию системы подготовки инженерных кадров и рабочих специальностей для агропромышленного комплекса в целом и сельскохозяйственного машиностроения, в частности.

Достижению вышеуказанных целей и реализации поставленных задач препятствует ряд системных проблем (рисунок 17).

Реализация стратегии позволит существенно укрепить позиции российских производителей сельскохозяйственной техники на российском и зарубежном рынках. К 2020 году по сравнению с 2009 предполагается достижение следующих показателей:

объем производства сельскохозяйственной техники в России увеличится в 12,8 раза (с 25,6 до 326,6 млрд. руб.); доля техники отечественного производства на рынке в денежном выражении составит 64%;

объем продаж тракторов в России должен увеличиться в 5,3 раза (с 12383 до 65128 штук);

рынок сельскохозяйственной техники в России будет расти со среднегодовым темпом 16% и составит в 2020 г. около 327,5 млрд. руб., в том числе сегмент тракторов - 155,2 млрд. руб., сегмент комбайнов - 70,6 млрд. руб., сегмент прочего сельскохозяйственного оборудования - 101,7 млрд. руб.;

объем экспорта российский сельхозтехники увеличится в 13,7 раза (с 9,1 до 114,9 млрд. руб.);

производительность труда в отрасли возрастет в 3,5 раза и составит 3 381 тыс. руб. на 1 занятого в 2020 г.; средняя заработная плата в отрасли увеличится с 14400 до 56 400 руб. в месяц;

коэффициент обновления парка сельскохозяйственных тракторов должен увеличиться с 3,55 до 14,56%, коэффициент обновления парка зерноуборочных комбайнов - с 6,12 до 9,92% в год [12].

В дополнение Стратегии развития сельскохозяйственного машиностроения России до 2020 года, в 2008 году Министерством сельского хозяйства РФ, Министерством промышленности и торговли РФ и Россельхозакадемией была принята Стратегия машинно-технологической модернизации сельского хозяйства России на период до 2020 года. В ней предполагается широкий комплекс мер по технологической модернизации - от информационно-правовых и кадровых до финансовых и производственно-инфраструктурных. Целью Стратегии является ускоренное развитие отечественного агрокомплекса для обеспечения населения страны конкурентным на мировых рынках продовольствием собственного производства, преобразование России в ведущую мировую продовольственную державу. Для выполнения этой цели определены задачи, которые необходимо реализовать, в том числе, обеспечить рост производительности труда не менее чем в 4 раза; обеспечить российскому агрокомплексу техническую безопасность за счет национального сельхозмашиностроения (не менее 80%); поднять уровень технологических и технических знаний в отрасли, модернизировать процесс подготовки кадров как основы формирования инновационной агроэкономики; увеличить доступность населения к продовольствию, обеспечить развитие территорий.

Важно отметить, что авторы Стратегии видят дальнейшее развитие отечественного сельхозмашиностроения в объединении предприятий - решение проблемы видится в формировании с участием государства мощной сельхозмашиностроительной корпорации, позволяющей объединить ресурсы на приоритетных направлениях машинно-технологической модернизации сельского хозяйства. Для чего следовало бы заинтересовать предприятия к участию в объединительных процессах. Для этого, например, достаточно ввести субсидирование части стоимости техники, приобретаемой сельским хозяйством, например, до 20-25% ее рыночной цены, которая производится предприятиями сельскохозяйственной корпорации [141].

Таким образом, Правительством Российской Федерации поставлены довольно амбициозные цели и задачи, разработаны достаточно высокие технические и технологические требования к сельскохозяйственной технике и оборудованию, определены высокие темпы роста основных индикаторов для мониторинга реализации данной Стратегии. Однако практическая реализация проектов существующими предприятиями представляется весьма сложной.

Из всех товарных позиций отрасли российского сельхозмашиностроения наиболее развитый и конкурентоспособный сектор - комбайностроение; в тракторостроении же Россия практически утратила свои позиции. Так, некоторые заводы находятся на грани банкротства («Алтайский тракторный завод»); многие заводы перестали выпускать традиционную продукцию («Липецкий тракторный завод») или организуют лишь выпуск комплектующих («Владимирский тракторный завод»). По таким видам продукции, как машины для обработки почвы, машины для посева, техника для внесения удобрений и полива, уборки корнеплодов, оборудование для животноводства и птицеводства доля импорта очень велика, что объясняется недостаточной материально-технической базой значительного числа российских предприятий для выпуска машин конкурентоспособных по качеству и, как следствие, невозможностью удовлетворить потребности отечественного сельхозпроизводителя в современной ресурсосберегающей технике мирового уровня.

В Алтайском крае традиционно развито машиностроение и одно из его направлений - сельскохозяйственное машиностроение. На начало 2010 года предприятиями края производилось около 30 наименований сельскохозяйственных машин и орудий для растениеводства, но только восемь из них (и то с некоторым допущением) можно было отнести к машинам и орудиям для ресурсосберегающих технологий. Вся эта продукция не отличалась высокой наукоемкостью, к тому же в крае было прекращено производство тракторов сельскохозяйственного назначения, не выдержавших конкуренции со стороны как отечественных, так и зарубежных производителей. В ВКО на рынке присутствуют только сборочные производства с низким уровнем казахстанского содержания и добавленной стоимости готовой продукции.

Проанализировав состояние производства комплектующих для сельскохозяйственной техники в России, можно констатировать, что из 20 основных позиций состояние производства считается удовлетворительным в России лишь по 6 из них (приводные валы, литье (рама, картеры и т.д.), освещение, молотилки, рабочие органы для почвообработки, радиаторы). По многим позициям производство отсутствует (мосты, двигатель, трансмиссия, спутниковая навигация GPS, системы параллельного вождения, сенсорные мониторы). По 10 - существуют мощности по производству, но требуется их коренная модернизация (кабина, гидравлика, электроника, баки, емкости, боковые панели, пластик, текстиль, элементы интерьера, колеса, высевные агрегаты, топливная аппаратура, кондиционеры) [12].

Резюмируя вышесказанное, считаем целесообразным отметить следующее. Повышение качества производимой техники, расширение старых и завоевание новых рынков сбыта является одной из главных задач российских компаний. Выполнение этой задачи неразрывно связано с созданием новых производств и новых моделей техники. Время использования советских наработок и разработок осталось в прошлом, необходимо внедрять новые технологии производства: на старом советском оборудовании в старых цехах ничего современного невозможно произвести, нужно создавать современные конструкторские бюро и разрабатывать новые машины, которые, во-первых, должны соответствовать мировым тенденциям, и, во-вторых, подходить к условиям эксплуатации.

В рамках исследования нами проведен расчет потребности в сельхозтехнике Алтайского края с учетом сопредельной территории ВКО и определена потенциальная емкость рынка продукции производителей сельхозмашиностроения.

Потребность в тракторах и других сельскохозяйственных машинах определяется различными методами. Наиболее распространенным является способ, основанный на использовании технологических карт по возделыванию сельскохозяйственных культур. При этом строят графики загрузки машин в течение года (по дням и месяцам), а общую потребность в тракторах определяют по наибольшему ее значению. В этом случае возможна корректировка за счет изменения агротехнических сроков выполнения отдельных работ, сменности работы машин или использования аренды и проката необходимых машин.

В проверочных и прогнозных расчетах используется нормативный метод, согласно которому потребность в тракторах и других машинах определяется из выражения:

Ni = ПiЧSj,                                                         (4)

где Ni - нормативная потребность i - вида машин в расчете на 1000 га пашни или посева j - ой культуры, шт.;

Пi - нормативная потребность в сельхозтехнике на 1000 га пашни, шт.;

Sj - площадь пашни или посева j - ой культуры, га.

При этом предусматривается использование нормативных данных, которые разрабатываются для определенных зон и регионов страны. В качестве исходной информации использована площадь пашни, в том числе под зерновыми, кукурузой на силос, картофелем, а также нормативная потребность в сельхозтехнике.

Емкость рынка, то есть предполагаемую величину предложения на конкретном рынке товаров при заданном уровне цен и объеме реализации за определенный промежуток времени, математически можно выразить следующим образом:

Е = М х С,                                       (5)

где Е - емкость рынка в натуральном или денежном выражении (ед./год, руб./год.);

М - количество реализуемого товара в год (ед.);

С - стоимость товара (д.е.)

Емкость рынка сельхозтехники, используя статистические и нормативные данные, можно определить:

Е = ∑ (Ni - Nф)ЧЦсрi,                        (6)

где Е - потенциальная емкость рынка региона, тыс. д.е.;

Nф - фактическое наличие данного вида сельхозтехники, шт.;

Цсрi - средняя цена на данный вид сельхозтехники, тыс. д.е.

Согласно расчетам, фактическая обеспеченность в тракторах и сельхозмашинах как в России, так и в Алтайском крае меньше нормативной более чем в 2 раза, в том числе процент обеспеченности от норматива, например, по тракторам составляет, соответственно, 34 и 18%, по комбайнам зерновым - 34 и 16% от нормы и т.д.

Анализ ситуации в ВКО показал, что здесь ситуация не менее сложная и процент обеспеченности в сельхозтехнике в несколько раз ниже норматива.

В связи с тем, что в рассматриваемых регионах наличие сельхозтехники даже наполовину, а по ряду позиций и на четверть, не обеспечивает нормативную потребность, можно констатировать об огромном потенциале рынка сбыта техники для предприятий-производителей.

Исходя из того, что средний срок службы сельскохозяйственных машин составляет 8-10 лет, то ежегодную потребность в финансах (I) для ее обновления, определим по формуле:

I=E/T,                                              (7)

где Т - срок службы 10 сельхозтехники, лет.

Тогда ежегодный объем инвестиций предприятий АПК на техническое обновление парка должен составлять по РФ - 309,4 млрд. рублей, в том числе в Алтайском крае 24,4 млрд. рублей; в ВКО - 54,7 млрд. тенге.

На основании расчетов можно сделать вывод, что результаты аналитических исследований потребности в сельхозтехнике в России, проведенные Ассоциацией «Росагромаш» при взаимодействии с Министерством промышленности и торговли РФ, с привлечением экспертов ведущих промышленных предприятий РАСХН и Минсельхоза России практически идентичны результатам расчетов в данной работе по нормативным показателям. Потребность же в сельхозтехнике и финансовых средствах на ее приобретение по официальной информации в ВКО, на наш взгляд, сильно занижена. (Приложение Е).

Однако в настоящее время обновлять сельхозтехнику и оборудование в указанных объемах не представляется возможным. Это обусловлено низким платежеспособным спросом сельхозпроизводителей, диспаритетом цен на продукцию сельского хозяйства и машиностроения, низким уровнем услуг, оказываемых машинотракторными станциями (сервис-центрами), ввиду их неукомплектованности как техникой, так и оборудованием.

Крупные и эффективные сельхозпроизводители располагают определенными возможностями обновления технико-технологического парка, однако такая ситуация не характерна для большинства хозяйств. Вступление России в ВТО в значительной степени отразится на развитии сельского хозяйства, поскольку усилится конкуренция на внутреннем рынке. В этой связи конкурентоспособность отрасли сельхозмашиностроения играет важную роль в обеспечении конкурентоспособности и устойчивости всего сельского хозяйства стран.

По мнению экспертов, из-за низкой обеспеченности сельхозтоваропроизводителей современной техникой и ее неудовлетворительного состояния не соблюдаются оптимальные агротехнические сроки, что приводит, по оценкам Россельхозакадемии, к ежегодным потерям зерна в размере 12-15 млн. тонн.

С целью ускорения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию принципиально новой техники отечественного производства, в рамках Стратегии машинно-технологической модернизации сельского хозяйства России на период до 2020 года, разработан перечень приоритетной техники для сельского хозяйства, производство которой включено в ряд национальных проектов:

Первый. Проект по созданию и оснащению сельского хозяйства приоритетными типами тракторов и комплектом машин к ним.

Второй. Проект по созданию и оснащению сельского хозяйства техникой для управления продукционным процессом в растениеводстве.

Третий. Проект по созданию и оснащения сельского хозяйства приоритетными машинами для уборки и послеуборочной обработки сельскохозяйственных культур.

Четвертый. Проект по созданию и оснащению сельского хозяйства приоритетными машинами для производства молока и говядины.

Пятый. Проект по созданию и оснащению, реконструкции существующих предприятий приоритетными машинами для производства свинины.

Шестой. Проект создания и оснащения сельского хозяйства приоритетными машинами для выращивания и содержания птицы [93].

Приоритетная техника для сельского хозяйства, приведенная в Стратегии машинно-технологической модернизации сельского хозяйства России на период до 2020 года в рамках указанных выше проектов, принята за базовую продукцию отрасли сельхозмашиностроения на территории рассматриваемых приграничных регионов (Приложение И).

В заключение считаем важным отметить следующие тенденции. Последние 10 лет производство сельскохозяйственной техники в России имеет устойчивую тенденцию к снижению. Рассматривая данную проблему в Алтайском крае, можно отметить, что, как и в среднем по государственному уровню, обеспеченность тракторами и другой сельхозтехникой на протяжении длительного периода в несколько раз ниже нормативной, это может привести к полной деградации села, так как изношенность материально-технической базы является одним из основных сдерживающих факторов в расширении сельскохозяйственного производства.

Более того, в России уже сейчас можно говорить об иностранной экспансии российского рынка сельхозтехники; если не предпринять кардинальные меры, можно в скором времени полностью потерять позиции на рынке. Учитывая, что в рассматриваемых регионах наличие сельхозтехники даже наполовину, а по ряду позиций и на четверть, не обеспечивает нормативную потребность, можно констатировать об огромном потенциале рынка сбыта техники для предприятий-производителей. В связи с этим необходимо искать совершенно новые меры воздействия на развитие конкурентоспособных производств и увеличения спроса в пользу отечественных производителей.

Решение проблемы видится в формировании мощной сельхозмашиностроительной корпорации с обязательным государственным участием, позволяющей объединить ресурсы предприятий в приоритетных направлениях машинно-технологической модернизации сельского хозяйства. Все изложенное дает основание рассматривать отрасль сельскохозяйственного машиностроения как локальную пропульсивную отрасль Алтайского края.

4.2 Организационные формы управления предприятиями, входящими в локальную ось развития

В данной работе рассмотрены перспективные направления развития сельскохозяйственного машиностроения на территории приграничного агропромышленного региона России - Алтайского края с учетом перспектив его интеграции с сопредельным регионом Восточно-Казахстанской областью. Анализ функционирования АПК на этих территориях показал, что отрасль сельхозмашиностроения Алтайского края имеет ряд проблем и узких мест, препятствующих повышению конкурентоспособности сельскохозяйственных производств. С сожалением приходится констатировать, что практически ни на одном из этапов производства в регионе нет даже незначительных конкурентных преимуществ, технический потенциал отрасли морально и физически устарел. Без соответствующей синергии между связанными в технологическом плане производствами достаточно сложно конкурировать с ведущими странами-экспортерами данной группы товаров.

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Для поднятия порога продовольственной безопасности необходимы радикальные меры в организации и функционировании АПК. И одной из таких мер может быть изменение организационной структуры управления сельскохозяйственным машиностроением на приграничной территории. Для решения сформулированной нами проблемы мы предлагаем создать новую организационную структуру отрасли сельскохозяйственного машиностроения на основе экономической интеграции приграничного региона России с сопредельной территорией.

Социально-экономический эффект интеграционных объединений возникает при координации и сбалансированности, специализации и кооперировании всех этапов производства, переработки, хранения и реализации продукции, устранения ее потерь, повышения качества, ликвидации многих посреднических звеньев между производителями и потребителями, снижения трансакционных издержек, улучшения использования трудовых ресурсов, сырья и средств производства. Не случайно в настоящее время все мировые лидеры-производители на рынке сельскохозяйственной техники и оборудования - такие, как John Deere, Case New Holland, AGCO, Buhler Industries Inc., функционируют не как отдельные компании, а объединяются в транснациональные корпорации.

Долгосрочные перспективы интеграции приграничного региона Алтайского края с Восточно-Казахстанской областью именно в сфере сельскохозяйственного машиностроения обусловлены взаимодополняющими тенденциями развития сельского хозяйства. Как было отмечено выше, Алтайский край специализируется на производстве зерновых, входит в первую тройку среди субъектов Российской Федерации по валовому объему производства зерна, занимает монопольное положение в Сибирском федеральном округе по производству технических культур, сахарной свеклы.

Вместе с тем Восточно-Казахстанская область традиционно специализируется на животноводстве. Но динамика развития отрасли крайне негативная: так, численность поголовья племенного КРС во всех категориях хозяйств Казахстана в 2010 году в сравнении с аналогичным периодом 1990 года снижена в 12 раз. С целью преодоления такой тенденции в Казахстане принят к исполнению государственный «Проект развития экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота Республики Казахстан», в результате реализации которого увеличение численности поголовья КРС мясного направления должно вырасти до 61% от общего поголовья году, экспортный потенциал мяса должен составить 180 тыс. тонн к 2020 году. Для достижения таких значительных результатов, безусловно, необходимо два основных фактора. Во-первых, освоение и вовлечение в сельхозоборот новых земель. Во-вторых, необходимы современные машины и оборудование по производству и переработке продукции животноводства.

Так как развитие животноводства в Казахстане неотъемлемо связано с расширением кормовой базы, то можно утверждать, что в настоящее время и на перспективу продукция российских аграриев может найти большой рынок сбыта у казахстанских сельхозпроизводителей, таким образом, специализация каждого региона и их кооперация в дальнейшем позволят обеспечить продовольственную безопасность всего Большого Алтая. По-нашему мнению, максимальных результатов в развитии агропромышленного комплекса и наибольшего экономического и социального эффектов Алтайский край может достичь лишь в условиях тесной интеграции и всестороннего сотрудничества с сопредельной территорией ВКО, как на уровне предприятий, так и государственных и муниципальных органов власти.

В рамках исследования поставлена задача разработать новую модель функционирования и развития отрасли сельскохозяйственного машиностроения Алтайского края на основе интеграции предприятий региона в локальную ось развития.

Предлагаемая модель основана на теории «полюсов роста». В качестве пропульсивной отрасли на приграничной территории Алтайского края и Восточно-Казахстанской области рассматривается сельскохозяйственное машиностроение. Локальная ось развития отрасли, в ходе производственного процесса объединяющая локальные полюса роста схематично представлена на рисунке 18.

Анализ Алтайского края с учетом потенциала Восточно-Казахстанской области, находящихся на их территории городов (разделы 3.1, 3.2), показал, что они обладают значительным экономическим потенциалом и соответствуют критериям «локальных полюсов роста».

Анализ промышленного потенциала предприятий, предполагаемых для включения в локальную ось, выявил следующие аспекты. Количество предприятий, способных составить ее промышленно-производственную базу, составляет 15, в том числе 9 - российских, 6 - казахстанских, с охватом пяти городов и общим населением 1 млн. 730 тыс. человек.

Российские предприятия: ЗАО «РАТМ Алтай», ООО «АвтоШинная Компания», ОАО ПО «Алтайский моторный завод», ЗАО «Рубцовский завод запасных частей», ОАО «Рубцовский машиностроительный завод», ЗАО «ТОНАР плюс», ООО « «Рубцовский ремонтный завод», ОАО «АСМ-Запчасть», ООО УК «АЗПИ» (Алтайский завод прецизионных изделий), ООО «Агроспецмашина», ТД «Алмаз», ОАО «Рубцовский проектно-конструкторский технологический институт» («РПКТИ»).

Казахстанские предприятия: АО Усть-Каменогорский завод пневмоавтоматики, АО «Казахстантрактор», АО «Востокмашзавод», ТОО «Семипалатинский автосборочный завод СемАЗ», ТОО «Венткомплект», АО «КЭМОНТ».

Экономическая оценка, история развития, основные виды производимой продукции и услуг позволят определить специализацию рассматриваемых предприятий и их кооперацию для достижения общей цели - производство конкурентоспособных, отвечающим современным стандартам сельскохозяйственных машин и оборудования и извлечение максимальной прибыли от их реализации на внутреннем и внешнем рынках.

Рекомендуемая специализация предприятий на производство комплектующих для сельскохозяйственной техники приведена в приложении Л.

При модернизации рассмотренных нами производств и при разработке новой номенклатуры сельхозтехники необходимо учитывать ряд рекомендаций, которые обусловлены мировыми тенденциями развития отрасли и определяют конкурентоспособность производимой техники не только на внутреннем, но и на внешнем рынках:

. Новая техника должна иметь более высокие технико-экономические параметры: большую мощность двигателей тракторов и зерноуборочных комбайнов при небольших габаритах (до 400-500 л.с., при средней мощности трактора в парке 200 л.с.), широкозахватные почвообрабатывающие и комбинированные почвообрабатывающе-посевные комплексы, совмещающие до 5-7 операций; обеспечивать повышение качества выполнения операций в технологии, сокращать потери урожая, иметь высокую производительность и низкий удельный расход топлива.

. Необходимо создание конструкций машин, позволяющих применять высокоэффективные интенсивные технологии, значительно увеличивающие производительность труда, повышать качество работ, сокращать потери при посеве, внесении удобрений, уборке урожая, обеспечивать экологическую безопасность и безопасные условия труда.

. Важно разрабатывать и внедрять универсальные и многофункциональные виды техники, что позволит количественно сократить парк сельхозмашин и качественно его усовершенствовать, и вместе с тем, значительно сократить капиталовложения.

. Необходимо непрерывное обновление технологий и широкое использование новейших научных разработок.

. В тракторостроении внимание следует уделить использованию электроники и гидравлики, внедрению электронных систем управления подачей топлива, положения колес с независимой подвеской, гашения колебаний сидений, выравнивания кабины на склоне, переключения передач под нагрузкой, скоростными и нагрузочными режимами бесступенчатой трансмиссии, регулирования навесной системы.

. В комбайностроении, учитывая современные мировые тенденции, необходимо внедрять автоматизацию обмолота и разработки сенсорных датчиков для постоянного контроля качества убираемого урожая. Применять в разработках новых моделей такие мировые тренды, как достижение более высокой производительности при компактных габаритах; наличие автоматизированных систем исполнения и контроля функций машины; улучшение комфортабельности работы водителя.

. В растениеводстве необходимо разрабатывать и производить машины с высокой производительностью и возможностью агрегирования с различным навесным и прицепным оборудованием, использовать системы Glonas и GPS, которые повышают точность выполнения работ в среднем на 7%, что ведет к сокращению затрат труда, расходу топлива, минеральных удобрений и средств защиты.

. Включить в номенклатуру производимой сельхозтехники различные виды мини-техники. Это особенно актуально в условиях небольших крестьянских хозяйств на территории России и Казахстана, когда в сельском хозяйстве стандартная техника не подходит из-за своих достаточно больших габаритов и стоимости. Мини-техника широко применяется в виде мини-земле- и снегоочистителей; мини-погрузчиков, когда размеры рабочей площадки или склада не позволяют использовать погрузчики стандартных размеров, мини-транспортеров; мини-тракторов, на дачных и приусадебных участках; мини-уплотнителей.

. В области машин для животноводства разработки должны быть направлены на создание высокопроизводительных технологий в прицепных или самоходных косилках с большой шириной захвата, пресс-подборщики для рулонов и тюков с измельчителями и высокой степенью уплотнения обеспечивают высокое качество заготавливаемых кормов, электронные системы управления обеспечивают оптимальную подачу массы в машину [12].

Безусловно, создание крупной транснациональной корпорации в отрасли сельхозмашиностроения на трансграничной территории соседних государств имеет смысл только при практическом применении в производстве данных рекомендаций.

Одним из важнейших вопросов при разработке нового производственного проекта, является определение его организационно-правовой формы и организационной структуры управления.

Многие ученые-регионоведы отмечают, что одной из проблем управления на региональном уровне является отсутствие четкой системы управления региональным воспроизводственным процессом, особенно в фазах распределения и обмена [48].

Поэтому главной задачей в сфере управления экономикой региона на современном этапе должно стать объединение имеющихся отдельных элементов управления в целостную систему. На наш взгляд, это особенно актуально для развития экономик приграничных регионов соседних государств. Формирование новой системы управления региональной экономикой трансграничных территорий должно учитывать сложность структуры региональной экономической системы, которая может выступать в кластерном, корпоративном, отраслевом виде, а также основываться на разработке специфических механизмов управления каждой системой.

Для выбора организационно-правовой формы объединения предприятий приграничного региона с сопредельной территорией в локальную ось, необходимо рассмотреть возможные организационные формы и их характерные особенности объединения самостоятельных предприятий в транснациональную корпорацию на взаимовыгодных для них условиях. На практике сложились типы объединений, которые различаются в зависимости от целей, характера хозяйственных отношений между участниками, степени самостоятельности входящих в него предприятий. Это картели, синдикаты, тресты, концерны, холдинги, финансово-промышленные группы.

Картель - простейшая форма монополистического объединения. В отличие от других более устойчивых форм монополистических структур (синдикаты, тресты, концерны), картель сохраняет финансовую производственную самостоятельность. Объектами соглашения могут быть: ценообразование, сферы влияния, условия продаж, использование патентов. Действует, как правило, в рамках одной отрасли. Создание картелей преследует цель полностью или частично уничтожить конкуренцию между фирмами и на этой основе максимизировать прибыль. Отрицательная черта картели в том, что она затрудняет функционирование рыночных механизмов, попадает под действие антимонопольного законодательства. Основная проблема, с которой сталкивается картель - это проблема согласования решений между фирмами-членами и установления системы ограничений (квот) для этих фирм. В одних странах мира они запрещены законом; в других, напротив, их формирование поощряется в целях реструктуризации промышленности, стандартизации материалов и комплектующих, ограничения конкуренции между мелкими фирмами [129].

Синдикат - это разновидность картельного соглашения, которое предполагает сбыт продукции его участников через единый сбытовой орган, создаваемый в форме акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью. Это организационная форма монополистического объединения, при которой вошедшие в него компании теряют коммерческую сбытовую самостоятельность, но сохраняют юридическую и производственную свободу действий. То есть в синдикате сбыт продукции, распределение заказов осуществляются централизированно. Были широко распространены в дореволюционной России, в настоящее время возникли международные синдикаты.

Трест представляет собой объединение, в котором различные предприятия сливаются в производственный комплекс, теряя свою юридическую и хозяйственную самостоятельность, то есть объединяются все стороны хозяйственной деятельности предприятий, что однозначно не удовлетворяет требованиям проекта в рамках данного исследования.

Концерн - это объединение самостоятельных предприятий, связанных посредством системы участия, патентно-лицензионных соглашений, финансирования, тесного производственного сотрудничества. Концерн обычно является объединением производственного характера, в которое входят предприятия разных отраслей, возможно даже не связанных между собой; они остаются юридически независимыми, но имеют общее руководство, осуществляемое головной компанией. Различают вертикальные, горизонтальные и смешанные концерны (также называемые конгломераты). Под вертикальными понимаются объединения фирм, охватывающие весь цикл от закупки материалов через производство до сбыта одного определённого вида продукции. Горизонтальные концерны обычно объединяют похожие фирмы с различной клиентурой. Номинально входящие в концерн предприятия, производящие отдельные товары, расположенные в разных регионах, сохраняют хозяйственную самостоятельность, остаются юридическими лицами, являясь дочерними компаниями, филиалами головной компании; фактически же в рамках концерна наблюдается высокая степень централизации управления и хозяйственного подчинения, особенно в области управления финансами, инвестициями.

Холдинг - это предприятие, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий. Холдинговая компания владеет контрольными пакетами акций или долями в паях других фирм с целью контроля и управления их деятельностью. В России холдинговые компании и их дочерние предприятия создаются только в форме акционерных обществ открытого типа. Положительные стороны создания холдингов связаны, прежде всего, с концентрацией капиталов, что позволяет заниматься инновационной деятельностью, способствуя тем самым научно-техническому прогрессу, это имеет большое значение в условиях острого дефицита собственных средств у автономных предприятий.

Похожие работы на - Приграничный агропромышленный регион: предпосылки и перспективы экономической интеграции

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!