Развитие современной академической философии в Беларуси: особенности и традиции

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    Философия
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    15,09 Кб
  • Опубликовано:
    2013-03-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Развитие современной академической философии в Беларуси: особенности и традиции













Реферат

Развитие современной академической философии в Беларуси: особенности и традиции

Формирование и развитие белорусской академической философии

Белорусская академическая философия формируется на рубеже 20-х - 30-х годов XX века. На протяжении последующих десятилетий создаются собственные традиции, направления исследований, научные школы. Публикуется ряд фундаментальных научных трудов, получивших известность как в нашей стране, так и за ее пределами. Распад Советского Союза, процессы глобализации научного и духовно-культурного пространства заметно повлияли на организацию и тематику философских исследований, содержание философского знания, саму практику философствования. Актуализировался ряд вызовов, которые связаны, во-первых, с необходимостью для национальной философии обрести себя в глобальном философском контексте рубежа XX-XXI веков. Во-вторых, возникает необходимость найти свое место не только в глобальной системе универсалий цивилизации, но и в системе национальной культуры и идеологии. В-третьих, особым вызовом становится столкновение с восточной традицией мышления, которое не является философским, в европейски-рационалистическом понимании этого слова, но претендует занять ту же мировоззренческую и нравственно-этическую нишу, а также с множеством форм паранаучного, религиозно и мистически мотивированного мышления.

Утратив соразмерность между социально-критической и научно-методологической функциями, советская философская традиция утратила и внутренний динамизм, жизнестойкость, значимое место в общественном сознании. Сегодня, на предельно сжатом историческом отрезке, белорусская и постсоветская в целом философия призвана сознательно, последовательно, настойчиво осуществить то, к чему философия европейская естественным образом шла в течение двух столетий своего постклассического развития: синтез гуманитарных и научнорациональных стратегий.

Постсоветские годы жизни Беларуси внесли свои изменения как в организационные структуры существования философии, так и в ее тематику и методологические ориентиры. Прежде всего, это обусловлено разрушением устоявшихся экономических и интеллектуальных связей, уменьшением финансирования научных исследований. Резко сократилось снабжение библиотек научной литературой, выходящей в дальнем и ближнем зарубежье. Перед академическими коллективами занимающимися фундаментальными исследованиями, в т.ч. философскими, встала зачастую почти не разрешимая задача финансового самообеспечения. В этой ситуации в академических исследованиях распространился уклон в сторону прикладных и практикоориентированных разработок, связанных с научным обеспечением насущных социальноэкономических задач развития общества. Сложные процессы перехода страны к рыночной экономике скорректировали кадровый состав преподавателей и научных работников в области философских наук. По сути дела, мы наблюдаем феномен разрыва поколений, когда на одном полюсе находятся ученые, которые либо приближаются, либо достигли пенсионного возраста, а с другой, еще немногочисленные молодые ученые, которые находятся в начале своей научной карьеры.

Отличительной особенностью белорусской философской науки был и остается высокий уровень философского образования. В советское время учебные программы высшей школы в

Беларуси отличались широким и качественным преподаванием этики, эстетики, логики, истории философии, что сыграло позитивную роль в формировании высоких профессиональных и нравственных качеств отечественных специалистов. Сегодня же в Беларуси, как и в соседних государствах, преподавание философских дисциплин постепенно сокращается - и с точки зрения объема, и с точки зрения содержательности учебных планов, представленности и полноты изложения гуманитарных дисциплин.

В силу этих причин процесс развития философии в современной Беларуси, как и на всем постсоветском пространстве, можно оценить как внутренне противоречивый и неоднозначный. Мы сталкиваемся с таким негативным феноменом, как заметное снижение (или даже падение) престижа философии как научной дисциплины. Мы все еще преодолеваем последствия «наката» на нее конца XX века - жесткого, хотя и не всегда достаточно аргументированного ее обвинения в «догматизме», «идеологической ангажированности» и прочих грехах. И тем не менее сегодня философия в Беларуси обретает новый шанс в своем развитии. От нее больше не требуют партийной принадлежности, она избавляется от абстрактных теоретических схем и утопических подходов. Достаточно заметным является поворот к усилению принципов научно обоснованного анализа, объективности, гуманизма. Универсальные человеческие ценности становятся центром внимания философского анализа наряду с вопросами общественного и государственного развития, национально-культурного самосознания. Эта работа не может осуществляться на «пустом месте» и требует обращения к достигнутым результатам, например в изучении историко-философской мысли Беларуси, теории и методологии научного познания, вопросов социально-экологического возрождения. В этом ряду фундаментальных наработок, возможно, беднее выглядит опыт критического анализа социальных процессов, общественнополитических явлений и особенностей национально-государственного строительства. Поэтому здесь полезно опираться на общефилософские достижения, логику и методологию научного анализа и поиска, индивидуальный опыт критического мышления. Главное, чтобы в этом деле на философию не возлагались не свойственные ей функции журналистики, политологии, социологии и т.п.

Специально следует подчеркнуть роль и значение философии в разработке духовных основ национально-культурной идентичности, что приобретает особую актуальность в современную глобальную эпоху. Философия ценна не только и, может быть, даже не столько результатом, сколько способом постижения мира, обладающим неповторимой спецификой как на личностном уровне, так и на уровне общественного сознания. В качестве примера спецификации способа постижения мира может рассматриваться творческая переработка национального историко-философского наследия. В постсоветский период этот процесс в Беларуси заметно активизировался, что вполне соответствует мировым тенденциям. Выявление новых или малоисследованных областей национальной философской мысли, реконструкция целостных картин отдельных эпох, проведение сравнительных исследований, а также рассмотрение национальной философии в ее соотнесенности с общеевропейским контекстом - таковы характерные черты современной интеллектуально-культурной ситуации стран Центральной и Восточной Европы, свойственные, безусловно, и Беларуси. Работы по созданию целостной истории национальной философской и общественно-политической мысли уже выполнены во многих странах европейского континента.

В Республике Беларусь целенаправленные исследования по истории философской, социально-экономической, общественно-политической и духовной жизни белорусского общества проводятся с 20-х гг. прошлого века. Координирующим научным центром по данной проблематике является Институт философии белорусской Академии наук. Еще в 20-е гг. прошлого столетия проводились системные исследования идейного содержания эпохи гуманистического и реформационного движения в Беларуси XVI в., творчества мыслителей XVI-XVII вв. Изучение истории философской мысли Беларуси активизировалось в послевоенный период. Исследовались политические, социально-экономические и идейные предпосылки появления гуманистических идей в Беларуси, мировоззренческое содержание Статутов Великого княжества Литовского 1529, 1566, 1588 гг., деятельность православных братств, Брестская церковная уния, полемическая литература, другие аспекты национального интеллектуального наследия.

Начиная с 2004 года на основании ранее накопленного опыта, в Институте философии НАН Беларуси проводится масштабная программа по подготовке шеститомного издания по истории философской, общественно-политической, этической и эстетической мысли Беларуси. Впервые в нашей республике в нем принят полистратегический подход, воплощен реальный методологический плюрализм. Это позволило достичь объемности, стереоскопичности, пано- рамности интеллектуальной картины соответствующей эпохи, воспроизводимой с использованием различных интерпретативных и реконструктивных техник. Осуществляется обновление и расширение методологии историко-философского исследования, его источниковедческой базы с учетом отечественного и современного зарубежного опыта. Судьбы философского знания на белорусских землях раскрываются в контексте общеевропейской истории философии и с учетом специфики исторической судьбы белорусов, своеобразия национального менталитета, выявления фундаментальных ценностно-мировоззренческих ориентаций белорусского народа и их роли в деле национально-культурного возрождения и самоидентификации.

В ноябре 2008 года стартовый этап этой работы завершается изданием первого тома «Истории философской и общественно-политической мысли Беларуси». Он отражает то чрезвычайно важное место в становлении белорусской культуры и философии, которое занимает период X-XV вв. Именно в эпоху Средневековья на Беларуси зародилось теоретикорефлексивное мышление, складывались основные понятия, категории, что связано с распространением письменности у восточных славян, расцветом духовной культуры, эстетизацией умственной деятельности, формированием своеобразной историософии. Обоснован вывод о том, что эти феномены могут и должны стать предметом собственно философской рефлексии, позволяющей построить единую философскую «матрицу» совокупности различных культурных феноменов той или иной эпохи. В декабре 2010 года издан второй том, посвященный эпохе Проторенессанса и Возрождения.

Национальная проблематика в историко-философском дискурсе продолжает оставаться преобладающей. Вместе с тем, с точки зрения перспектив развития философского знания в Республике Беларусь следовало бы активизировать исследования в области русской и зарубежной философии, как западной, так и восточной. Молодые ученые проявляют весьма живой интерес к зарубежным опытам философствования, и следовало бы поставить их работу на профессионально организованную основу. В этом направлении в Республике Беларусь предпринимаются лишь первые, зачастую неуверенные и неоднозначные шаги. И все же организационное оформление специальных научных подразделений и вузовских кафедр, выпуск серии энциклопедических изданий по истории философии способствовали привлечению внимания научной общественности к этому важнейшему исследовательскому направлению, и можно надеяться, что эти семена в обозримом будущем дадут хорошие интеллектуальные всходы.

Плодотворно развивающимся направлением философского анализа в Беларуси являются исследования в области логики, теории и методологии познания, философии науки, имеющие прямое отношение к развитию интеллектуального потенциала личности, общества, культуры, к совершенствованию норм научного познания и деятельности, философскому осмыслению гуманистических ценностей. Отвечая на запросы и нужды общественного развития, белорусские философы формулируют важнейшие концептуальные подходы к пониманию и обоснованию стилей мышления, научных картин мира, логико-методологических и социально-культурных оснований генезиса и динамики знания, трансформации научно-рациональных практик человечества, разрабатывают проблемы методологии государственного строительства, социального управления, образования и воспитания, коммуникации, межкультурного взаимодействия и интеграции.

Сформированные в белорусской философской культуре традиции философско- методологического анализа науки повлияли на развитие актуального для отечественной философии направления исследований, касающегося критического осмысления перспектив техногенной цивилизации. Философско-методологические презумпции в данном случае строятся на том, что современный социум не в состоянии отказаться от достижений индустриальной эпохи, поэтому возникает задача реконструкции на основе социально значимых элементов индустриального общества новых постиндустриальных структур, которые были бы восприимчивы к науке и ориентировались на наукоемкие и интеллектуальные технологии, на информацию и знания как главный ресурс общества, а также имели при этом возрастающую гуманистическую значимость. Анализ этих структур и механизмы их включения в систему социально - экономических, социоприродных и духовно-культурных отношений общества составляет важнейшую задачу в синтезе современного обществоведческого и науковедческого знания.

Если интерес к методологии естественнонаучного познания в республике всегда был высоким, то к вопросам специфики теории и методологии философского и социальногуманитарного познания он начал возрастать лишь в последние годы. В этой области проводится исследование основных концепций сознания, определивших профиль методологии гуманитарного познания в западноевропейской философии XIX-XX вв. Анализируются трансформации представлений о сознании в современной европейской философии, эксплицируются их последствия для оснований современного гуманитарного познания. Сегодня эта тематика рассматривается как перспективная и прорывная, поскольку долгое время рациональность гуманитарного познания в отечественной литературе понималась по аналогии с рациональностью естественнонаучного познания, что приводило к непризнанию специфической природы объектов гуманитарного познания, недооценке самостоятельности и своеобразия его методологии.

Проблема сознательных предпосылок и оснований социально-гуманитарного познания все еще находится в центре бурных дискуссий, по многим ее аспектам нет согласия и взаимопонимания. До сих пор не предпринят целостный анализ истории обоснования специфики гуманитарного познания, не поставлен ключевой вопрос о связи между интерпретациями сознания и пониманием специфики объектов и методов гуманитарного познания.

Другим важнейшим приоритетом современной белорусской философии является исследование философских проблем человека. Еще в 30-е годы XX века в АН БССР академиком

С.Я. Вольфсоном, членом-корреспондентом И.М. Ильюшиным и другими учеными были заложены фундаментальные основы философской антропологии. В послевоенные и особенно в 7080-е годы научно-исследовательская работа в этом направлении была значительно углублена. Рубеж XX - XXI вв. с особой остротой поставил вопрос о специфике жизнедеятельности человека в ситуациях быстрых социальных преобразований, экономического, экологического, духовно-культурного и т.п. кризисов. Поэтому деятельность философов-антропологов, включающая в себя системный анализ человеческого бытия и разработку стратегии интеллектуального развития человека, является актуальной и практически значимой.

Серьезное внимание в современной белорусской философии уделяется исследованию проблем духовно-нравственного развития человека и общества. Именно в рамках философии представляется возможным вести конструктивный, научно обоснованный, исторически выверенный разговор о сути, содержании нравственных ценностей, особенностях их отражения в сознании и поведении личности, перспективах духовного развития социума. В настоящее время в Республике Беларусь ведется разработка теоретико-методологических и прикладных проблем формирования духовно-нравственной культуры в условиях современных социальных трансформаций.

Большое внимание белорусские философы уделяют разработкам социально философских аспектов проблем экологии. Традиции философской школы социально экологических и демографических проблем зародились в Институте философии АН БССР, где с конца 70-х гг. XX в. начались первые в республике исследования по философским аспектам со- циоприродного взаимодействия. Сотрудниками Института философии НАН Беларуси и их коллегами из ВУЗов республики разработана целостная концепция экологической безопасности, ставшая органичной частью стратегии устойчивого развития Беларуси. Перспективность этих исследований для нашей страны связана с тем, что экологическая культура, ее социальная продуктивность и эвристичность в XXI в. становятся важнейшим критерием гуманизации общественных отношений. Социально-философские аспекты экологизации образования и воспитания выступают важным механизмом обеспечения целостности человеческого сознания и форм реализации человеческого потенциала, условием возрастания гуманистического, творчески активного содержания созидающей деятельности человека.

Перспективы развития философского знания в Республике Беларусь, настоятельность задачи восстановления утраченного авторитета философии предполагают продуктивное осмысление всех возможных форм духовности - не только научно-рациональных, но также эстетических, этических, религиозных. Для того, чтобы философия в полной мере смогла восстановить свой авторитет, а социально-гуманитарные науки стали полноценным и продуктивным участником инновационных процессов, необходимо не только преодолеть узко-техницистскую ориентацию мышления, но и реально обеспечить приоритет философско-методологических исследований, а также расширить объем преподавания философских и социально-гуманитарных дисциплин в вузах.

Роль национальной философии в познании современных глобальных процессов

Без ментальных и мировоззренческих составляющих, определяющих отношение личности к миру, без ценностных ориентаций, смысловых установок и мотивов, вопреки утверждениям традиционной гносеологии, процесс познания невозможен. Прежде всего, нам надлежит ответить на вопросы: сводится ли процесс познания лишь к отражению объективной реальности нашей нервной системой, в частности, мозгом, или же он представляет собой некий исторически изменяемый и парадигмально организуемый социально-культурный феномен, имеющий индивидуальную форму своего проявления в жизнедеятельности отдельного человека? Какие формы познания можно выделить и как определить их достоверность? Является ли философия наукой или она представляет собой некую форму интегративного знания, не сводимую лишь к одной форме общественного сознания?

Многообразие ответов поставленные вопросы, как правило, соответствует многообразию избираемых мировоззренческих позиций. Одни авторы относят к науке и саму философию. К тому же научность трактуется ими как тождественность материалистическому мировоззрению, согласно которому все мировые процессы, в том числе и жизнь человека, имеют материальные, вещественные или субстанциональные основы. Жизнь же человека в данном случае отрывается от ее родовой, социальной и духовной сущности и трактуется как сугубо естественный индивидуальный процесс. Проблема духовности здесь даже не ставится.

Другие авторы наряду с наукой выделяют духовно-практические, инновационноконструктивные, опытно-эмпирические, теоретико-методологические и другие формы познания, порождаемые мифологическим, религиозным, обыденным, философским и другими формами общественного сознания. Сами же эти формы общественного сознания подразделяются на рациональные, мысле-деятельностные и чувственно-иррациональные. На абсолютизации рациональных форм познания и возрождении философских идей Платона, Августина Блаженного, Гегеля, Соловьева строится, например, системная методология инновационной деятельности [2]. Благодаря обращению к чувственно иррациональному аспекту познания разрабатывается методология коллективного бессознательного и современного психоанализа в целом [4]. Национальная философия интегрирует в себе и те, и другие исходные предпосылки и в силу этого она не ограничивается познанием лишь сущего, но и в состоянии определять пределы должного, образ истинного человека, выступать основой целеполагания и познания экологических, экономических, политических, социальных, духовно-нравственных и других современных глобальных процессов.

Путей восстановления должного, по мнению, например, О. Аугустовска, - всего два. Первый путь - брать понятия из культуры и переводить бескультурное в культурное. Это предполагает тщательное, скрупулезное изучение культуры и истории, чтобы обеспечить преемственность культуры, преемственность поколений, воспроизводство жизни и деятельности. Второй путь - широкая демократическая дискуссия и полемика о понятиях, ценностях, о должном и истинном» [1, с. 6].

Такая исходная позиция определяется тем, что сама рациональность и иррациональные формы познания в данном случае воспринимаются как свойство отдельного индивида или общества в целом, а не как национальные, региональные или поселенческие образы. Ведь сама социальная интеграция различных форм познания и их проявление в национальной философии выступает в виде некой внешне не воспринимаемой, скрытой (латентной) переменной. Менталитет народа, его социально-культурная природа как бы ускользают от мышления. В силу этого познать самого себя, свои возможности и перспективы в виде должного вне обращения к национальной философии человек не может. Наука дает ему возможность определить средства достижения цели, но не саму цель, ее социальный смысл и ценность. На это обратили внимание еще И. Кант и его последователи. Так К. Ясперс указывал, что «...искаженность образа человека ведет к искаженности самого человека. Ибо образ человека, который мы считаем истинным, сам становится фактором нашей жизни. Он предрекает характер нашего обращения с нами самими и с другими людьми, жизненную настроенность и выбор задач» [5, с. 448-449].

Особенности социального пространства и социального времени, национальные образы, порождающие те или иные научные проблемы, при этом не только не учитываются, но и не осознаются. В результате этого само знание предстает не как социально-культурный феномен, а как простая информация, элемент кибернетических систем, выраженный и измеряемый в битах и лишенный определенного смыслового содержания. Соответственно истинность этого знания в рамках классической рациональности связывается лишь с его объективностью и рассматривается в отрыве от порождающего его социально-культурного контекста. В силу этого образование, например, обретало форму просвещения или приобщения к уже постигнутым научным истинам, загружаемых в индивидуальную память учащихся, а профессиональная специализация рассматривалась в отрыве от личностного знания и личностных нравственно-волевых национальных качеств. Такие концептуальные основания сводили образование, экологию, социальную работу к антропологической сущности и по существу лишали их социально-культурного содержания. В таком случае говорить об национальной философии и ее роли познании современных глобальных процессов говорить уже не приходилось. В результате сама философия столкнулась с неразрешимыми до сих пор в познании противоречиями: между общественным и личным сознанием; между коллективным сознанием и коллективным бессознательным; между объективным отражением действительности и субъективным ее восприятием; между материальными и духовными предпосылками познания и т.д.

Действие материальных и духовных предпосылок познания диаметральнопротивоположно. На уровне объективного отражение постигается суть того или иного явления, то, что есть в действительности. На уровне субъективного восприятия фиксируется духовная основа отношения к этой действительности, ее восприятию и представлению. В силу этого индивид может игнорировать объективные требования многих своих естественных потребностей и моделировать свою жизнь в соответствии с ценностями и нормами культуры. В этом и выражается суть инновационной деятельности и роль национальной философии в определении ее целей.

Между познаваемой сущностью естественных и социальных явлений и процессов и повседневными условиями существования человека, условиями его жизнедеятельности, между наукой и здравым смыслом устанавливается внешне исключающая друг друга, а внутренне детерминируемая один другого скрытая взаимосвязь. Наука и другие формы общественного сознания не существуют лишь на уровне общечеловеческой логики и ценностей, а обретают конкретные национальные, региональные, поселенческие, половозрастные и другие формы. Ребенок мыслит по-иному, чем взрослый, а представитель одной национальной или региональной культуры по-иному, чем представитель других культур. Они живут как бы в различных социальных реальностях.

Само по себе познание объективных закономерностей позволяет определить средства достижения тех или иных целей, но оно не в состоянии сформулировать ни политические, ни нравственные, ни идеологические цели социального развития. Истоки целеполагания неотделимы от мировоззрения и менталитета соответствующих социальных общностей и социальных групп.

Определяющая роль принадлежит здесь не тому что есть, а тому чего нет, но что возможно или должно быть, не реальной, а виртуальной действительности, политическим, идеологическим, нравственным, педагогическим и другим идеалам, позволяющим конструировать действительность.

Однако возможности, содержание и формы этого социального конструирования определяется конкретным социальным пространством и временем. Для каждого социальной времени, каждой эпохи, переходного периода и т.д. в развитии общества существуют свои нерешенные проблемы, своя система ценностей и норм, смыслов и значений, образов восприятия и вкусов, стилей, моды и других социально-культурных характеристик жизнедеятельности людей. Основные характеристики социального пространства этой жизнедеятельности одновременно являются и характеристиками социального времени, которое постоянно изменяется, вслед за изменением менталитета, системы ценностей и норм. То, что было педагогической реальностью для советского времени, не является таковой для современной педагогической системы. Чем стремительнее под воздействием антропогенных причин изменяется среда обитания человека и условия ведения им хозяйства, тем скорее по принципу обратной связи происходит перемена в социально-экологических свойствах человека, экономическом и техническом развитии общества. В то же время нет никаких оснований надеяться на построение искусственных сообществ, обеспечивающих стабилизацию окружающей среды с той же степенью точности, что и естественные сообщества. Возобновимые природные ресурсы делаются невозобновимыми в случае глубокого изменения природной среды. Повышение удельного вложения в агроэкосистему не дает адекватного пропорционального увеличения ее продуктивности. Эколого-социально- экономическая эффективность технических устройств, обеспечивающих «жесткое» управление природными системами и процессами, со временем снижается, а экономические (материальные, трудовые, денежные) расходы на их поддержание возрастают. Таковы законы социальной экологии, во многом определяющие современные глобальные процессы.

Таким образом, ментальные и мировоззренческие составляющие национальной философии являются определяющими в познании современных глобальных процессов. Тем не менее, на это до сих пор или не обращается никакого внимания, или же сама проблема воспринимается как псевдопроблема, несовместимая с позитивистской научной методологией. Глобальные процессы и их познание по-прежнему рассматриваются как некие общие характеристики и проблемы постиндустриального общества никак не связанные с национальным менталитетом, национальными образами мира и мировоззрением народа. Так ли это?

белорусский философия национальный духовный

Литература

1.Аугустовска, О. Расколдовывание педагогики Мацкевич В.В. Об образовании: полемические этюды. Минск, 2008.

2.Демчук, М.И Системная методология инновационной деятельности: учеб. пособие / М.И. Демчук, А.Т. Юркевич. - Минск, 2007.

4.Юнг, К.Г. Собрание сочинений: в 19 т. - Том 15. Феномен духа в искусстве и науке / Пер с нем. - М., 1992.

5.Ясперс, К. Смысл и назначение истории. - М., 2001.

Похожие работы на - Развитие современной академической философии в Беларуси: особенности и традиции

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!