Этика судебных прений

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    Этика, эстетика
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    10,42 Кб
  • Опубликовано:
    2012-06-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Этика судебных прений















РЕФЕРАТ

на тему: «Этика судебных прений»

План

1. Этика судебного оратора

. Этика речевого поведения оратора

1. Этика судебного оратора

...если иной, давно уже зрелый судебный деятель в минуту колебания перед тем, какого образа действий надо держаться в том или другом вопросе, вспомнит нравственные указания, слышанные им с кафедры, и, устыдясь ржавчины незаметно подкравшейся рутины, воспрянет духом - преподавание судебной этики найдет себе житейское оправдание.

А.Ф.Копи. Нравственные начала в уголовном процессе

этика судебный оратор

Необходимость повышения общего культурного уровня судопроизводства предъявляет строгие этические требования к участникам судебного процесса, в частности, судебных прений. Этика - это нормы поведения, мораль человека какого-либо класса, общественной или профессиональной группы. Синонимом этого слова является нравственность - особая форма общественного сознания, вид общественных отношений. Следовательно, можно говорить о нравственной культуре как форме общения. Что такое нравственная культура? Это единство внешней и внутренней культуры личности, одним из составных элементов которой является этикет. Этикет - совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда). Этикет совпадает с общими требованиями вежливости.

Этические требования к судебному оратору и судебной речи связаны с проявлением уважения к суду, к процессуальному оппоненту, потерпевшему, свидетелям, подсудимому. Вопросам судебной этики много внимания уделял А.Ф.Кони. Этическим началам при осуществлении правосудия посвящена его работа «Нравственные начала в уголовном процессе».

Нравственным долгом судьи А.Ф.Кони считал прежде всего уважение к человеческому достоинству и справедливое отношение к человеку. Он видел нравственную сторону в деятельности не только судьи, но и обвинителя и защитника. Прокурор, по мнению А.Ф.Кони, не должен озлобляться против подсудимого, обвинять его во что бы то ни стало; для него должна быть характерна опрятность приемов обвинения. Этот «говорящий судья» должен выполнить свою функцию «со спокойным достоинством исполняемого долга, без пафоса, негодования или преследования какой-либо цели, кроме правосудия». Еще в большей степени А.Ф.Кони подчеркивал важность этических основ в деятельности адвоката. Защитник не слуга своего клиента и не пособник в его желании уйти от заслуженного наказания. Защита преступника не должна обращаться в оправдание преступления.

Мысль о выборе методов защиты и о профессиональной этике выразил М.Г.Казаринов: «... Если, защищая шахматного коня, я буду доказывать, что конь ходит прямо, а доска крива и что конь не черен, а бел, и, чтобы создать иллюзию белизны, стану усердно чернить все окружающее, то такая защита моя, как построенная на началах фальши и обмана, будет достойна только осуждения...»

Советские юристы обращали большое внимание на этику судебных ораторов. Характер общения с аудиторией должен соответствовать профессии и функции юриста в судебном процессе. Немаловажное значение имеет внешний вид представителя правосудия. Неэтично, когда женщина-прокурор выступает в судебном процессе увешанная украшениями, когда судья ведет судебное заседание, не снимая головного убора. Еще хуже, когда мужчина-адвокат выступает в судебных прениях в шапке. К сожалению, все эти примеры взяты из жизни. А.Ф.Кони советовал: «Следует одеться скромно и прилично. В костюме не должно быть ничего вычурного и кричащего». Прокурору в судебном процессе положено быть в форме.

Чтение речи с листа или чтение прокурором обвинительного заключения вместо произнесения речи нарушает контакт с судом и аудиторией и, кроме того, свидетельствует о неуважительном отношении к слушателям, является нарушением этических норм. Адвокат Н.П.Кан использовал текст обвинительного заключения следующим образом: «Все происшедшее дальше имеет столь важное значение для истины, что я прошу позволения во имя точности воспользоваться текстом обвинительного заключения. Вот что там написано...»

Нравственный долг судебного оратора заключается в том, чтобы создать у присутствующих правильное представление об общественной опасности деяния, воспитать у них уважение к закону, к правосудию, содействовать правовому воспитанию граждан. В наибольшей степени это касается государственного обвинителя, на которого присутствующие в зале суда совершенно обоснованно смотрят как на лицо, провозглашающее точку зрения государства.

Одной из самых значительных задач адвоката, считает И.Д.Перлов, является нравственное воспитание слушателей. Речь адвоката должна быть проявлением подлинного гуманизма, означающего «заботу о человеке и уважительное к нему отношение... стремление вия деть в каждом деле... живого человека, стоящего за этим делом, с его сложными переживаниями».

Адвокат, защищая права подсудимого, совершившего убийство, как правило, выражает сочувствие, соболезнование родственникам погибшего. Вот как это сделал Я.С.Киселев в речи по делу Прокофьевой: «Товарищи судьи! Дело Натальи Прокофьевой - дело горькое и трудное. Серафима Ивановна и Александр Григорьевич Прокофьевы потеряли сына. Геннадию было только 24 года, могучего здоровья, нерастраченной силы - ему бы жить да жить. Горе Серафимы Ивановны и Александра Григорьевича вызывает самое глубокое сочувствие и сострадание». Подобный пример можно привессти из речи красноярского адвоката Л.Н.Гранова. Осуществляя защиту Куркина, совершившего убийство Тузикова в результате неосторожных действий, оратор начал речь выражением соболезнования родным Тузикова: «Товарищи судьи // Нет слов / произошла трагедия // И / желая оказать помощь Куркину / желая / м-м / в силу своих профессиональных обязанностей / это сделать / я тем не менее / в начале своего выступления / не могу не выразить / искреннего соболезнования / потерпевшим / которые в результате этого нелепого случая / лишились сына / молодого человека / в расцвете сил и здоровья //».

Высокой нравственностью, вниманием к «живому человеку» отличались речи Я.С.Киселева. Он всегда щадил самолюбие, человеческое достоинство подсудимого и потерпевшего, с особой осторожностью обращался к фактам, которые могли бы причинить подсудимому ненужные страдания.

Уважительное отношение к подсудимому обусловлено осознанием, общественной значимости судебного процесса, пониманием его глубокого воспитательного воздействия. «К сожалению, - отмечал Н.И.Холев, - с некоторых пор в наши судебные нравы внедрилась пагубная и зловредная манера - под видом «изучения личности», «характеристики подсудимого» так чернить обвиняемых, что нередко эти пресловутые «характеристики» оказываются нестерпимо обиднее и тяжелее самого обвинения».

Судебный процесс проходит при непосредственном общении с народом, и это требует от судебных ораторов сдержанности, вежливости. «Соблюдайте уважение к достоинству лиц, выступающих в процессе», - напутствовал судебных ораторов П.С.Пороховщиков.

2. Этика речевого поведения оратора

Процессуальной роли прокурора и адвоката в судебном процессе должно соответствовать и их речевое поведение. Следует помнить, что оно определяется официальной обстановкой общения в судебных прениях, официальным характером взаимоотношений общающихся. Общество вырабатывает нормы речевого поведения и требует от носителей языка соблюдения этих правил, соблюдения этики речевого поведения, которая представляет собою собрание... моделей корректного речевого поведения. Выступающему в судебных прениях важно отбирать те речевые средства, которые являются наиболее уместными в данной обстановке общения. «Слово - одно из величайших орудий человека, - писал А.Ф.Кони. - Бессильное само по себе, оно становится могучим и неотразимым, сказанное умело, искренно и вовремя. Оно способно увлекать за собою самого говорящего и ослеплять его и окружающих своим блеском. Поэтому нравственный долг судебного оратора - обращаться осторожно и умеренно с этим оружием и делать свое слово лишь слугою глубокого убеждения».

Официальность речевой ситуации в судебном процессе требует обращения на Вы. Неэтично, если судья или прокурор обращается к подсудимому на ты.

С.А.Андреевский считал оскорбительными для женщины слова наложница, содержанка. В речи по делу Андреева он говорил: «Если, мужчина повенчан с женщиной, о ней говорят «супруга, жена». А если нет, ее называют «наложница, содержанка». Но разве законная жена не знает, что такое «ложе»? Разве муж почти всегда не «содержит» | свою жену?»

Прокурору при поддержании обвинения важно быть сдержанным в словах, выводы его должны быть обдуманными и справедливыми, в отношении к подсудимому не может быть фамильярности, оскорблений, насмешек. В следующих примерах: Он и здесь врет / товарищи судьи / что он не матерился // Матерился он //. Или: Булаков пытался спасти свою шкуру / забыв / что спасти ее может / только чистосердечное признание // - этику речевого поведения прокурора нарушают разговорное слово врет и просторечные слова матерился, шкура. Еще примеры: Подсудимый пьяница / пьет запоем / злостный прогульщик //. Или: Если уж говорить откровенно / он слабо защищается / потому что он / личность отсталая / он дебил //.

«Конечно, суд - учреждение строгое, и здесь не место изысканной любезности и особой предупредительности. Но суд - учреждение государственное, и вся его деятельность должна осуществляться в обстановке строго официальной вежливости», - пишет Е.А.Матвиенко. Проявление вежливости - существенное требование этики речевого поведения. Нарушение правил вежливости может вызвать у граждан, слушающих процесс, отрицательную оценку личности оратора.

А.Ф.Кони вспоминал случай, когда один из товарищей прокурора, рассказывая об исходе обвинения, которое он поддерживал, заявил: «Ну, хоть я и проиграл, зато ему (подсудимому. - Н.И.) всю морду сапогом вымазал, - останется доволен». А.Ф.Кони, который был обер-прокурором Сената, тут же отстранил его от выступлений на суде в качестве обвинителя.

Некоторые авторы работ о судебной речи пишут о необходимости в ней «даже комического», элементов юмора, который «повышает образность речи, делает ее более выразительной и эмоциональной... им уместно пользоваться для критики вскрытых во время судебного процесса отрицательных явлений, при анализе отдельных источников доказательств, для полемики с другими участниками судебных прений. Но не пострадают ли от этого этические нормы? Ведь что такое юмор?

Юмор (англ. humour) - это: 1. Добродушно-насмешливое отношение к кому-либо, умение представить события, недостатки, слабости в комическом виде. 2. Изображение... каких-либо явлений действительности в комическом, смешном виде, когда при этом насмешка, внешне комическая трактовка сочетаются с внутренней серьезностью, сочувственным отношением к предмету смеха.

Но использовать юмор следует крайне осторожно. Он должен быть строго мотивированным и не должен нарушать такое качество судебной речи, как уместность. На суде, где рассматриваются человеческие драмы, а нередко и трагедии, юмор, как правило, неуместен.

Особо соблюдать этику речевого поведения и проявлять внутреннюю дисциплинированность в выборе языковых средств нужно в выступлениях по делам, связанным со статьей 131 УК РФ.

Отрицательная характеристика подсудимого (потерпевшего) должна быть корректной, сдержанной, обоснованной. Адвокат П.А.Дроздов так выразил свое отношение к потерпевшей: «...Когда я называю Нину потерпевшей, я отдаю дань процессуальной терминологии. По существу же она вовсе не потерпевшая...». Я.С.Киселев в речи по делу Путиловых сказал: «И тут Галина Путилова в силу свойств своего характера (пусть она меня простит, но это необходимо сказать) не нашла достойных форм для выражения своего недовольства и ревности».

Все факты, фамилии потерпевших, подсудимых, свидетелей нужно называть точно. Я.С.Киселев в большинстве случаев всех женщин, подсудимых и мнимых потерпевших, называл по имени и отчеству: Наталия Сергеевна Прокофьева, Надежда Петровна Левчинская, Мария Петровна Данилова, Наталия Федоровна Туркина.

О нарушении оратором речевой этики свидетельствуют случаи, когда он неточно знает фамилии, путает подсудимого с потерпевшим, потерпевшего - со свидетелями: У Федоровой сын / не работает не учится / не занимается общественно полезным трудом // Извиняюсь / не Федоров а Мошкин //. Или: Один говорил / Лисин по-моему / если мне память не изменяет / что меня взяло просто любопытство / что там будут делать другие //.. Или: Из хулиганских побуждений / стали ломать времянку / пытаясь заставить Захарову / ой извините / Бархатову и Щелакова / выйти из времянки //. Или: Один из свидетелей / я сейчас не могу вспомнить / его фамилии / но вы наверно / помните его / сказал //... Или: Авдюшечкин / Авдюшкин / м-м / нарушил требования / пункта 6 ОПП //. Следующие примеры отражают пренебрежительное отношение к потерпевшим: «Мы очень тщательно / и очень долго говорили // о краже / у / как ее / Сычевой / Сычевой //». Или: «Второй эпизод / хищения / у этой самой Чащиной / э-э / должен быть Исключен // ». О неэтичности подобных случаев писал еще П.С.Пороховщи-ков: «Оратор упорно называет подсудимого Матвеева Максимовым, а умершего от раны Максимова - Матвеевым».

Уважительное отношение к процессуальному противнику также находит выражение в языковых средствах.

В полемике с процессуальным противником следует помнить о речевых формулах полемики, напр.: я не согласен; однако статья ... УК РФ предусматривает; я согласен, что это трудно, но еще труднее; это не так; мне могут возразить; судебному следствию следовало; я согласен в этой части с товарищем прокурором, но; в действительности это вовсе не так; я хотел бы привести несколько аргументов в доказательство несостоятельности положения... и др.

Свои, особые формулы возражения находил А.И.Урусов: «Товарищ прокурора в числе улик выставляет нравственные, качества подсудимой. Признаюсь, я не ожидал, чтобы нравственные качества человека можно было поставить ему в вину».

Нарушением вежливости является следующее высказывание адвоката: «Государственный обвинитель / видимо не подумав / запросил такую меру наказания». Неуместным в данном примере является разговорное слово запросил в сочетании с юридическим термином меру наказания. Неуместен просторечный фразеологизм и просторечное дак в речи адвоката: Товарищи судьи / дак представьте себя на его месте // Ведь у любого / от такого обвинения / мозги наперекосяк встанут //. Кроме того, неэтично проводить какие-либо сопоставления, аналогии между судом и подсудимым.

Нарушает этику речевого поведения употребление иноязычных слов, не знакомых подсудимому и присутствующим в зале суда, так как они затрудняют понимание информации. А судебная речь должна быть от начала до конца понятна слушателям!


Список используемой литературы

1. Ажам М. Искусство говорить публично. СПб.,2000г.

. Венедиктова В.И. О деловой этике и этикете. М., 1996г.

. Волькенштейн Ф.Я., Бобрищев - Пушкин А.М. Прения сторон в уголовном процессе. СПб., 1999г.

. Ивакина Н.И. Основы судебного красноречия (риторика для юристов): Учебное пособие. - М.: Юристъ, 2002. -384 с.

. Киселев Я.С. Нравственные критерии судебных прений // Правоведение. 1998г.

.Ножин Е.А. Мастерство устного выступления: Учеб. Пособие. М., 1997г.

Похожие работы на - Этика судебных прений

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!