Судебная монологическая речь

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    Английский
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    28,60 kb
  • Опубликовано:
    2011-09-10
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Судебная монологическая речь

Введение

Судебная монологическая речь по ряду признаков выделяется среди других жанров публичной речи.

Прежде всего, она сдерживается сетью нормативно-правовых ограничений, обусловленных узким профессионализмом юридического выступления. Судебная речь произносится с конкретной целью (речи прокурора и адвоката) и в конкретном месте, о чем свидетельствует и ее номинация. Тематика судебной речи может быть весьма разнообразна, но речевое оформление четко ограничено рамками правовой культуры и характером адресата. Главный адресат - это состав суда; в каких-то фрагментах своей речи адвокат и прокурор могут апеллировать и к сидящим в зале суда, и к свидетелям, и к обвиняемому или истцу. Однако основное, чаще всего полемическое, состязание сторон в судебном процессе, которое ведется в целях выяснения истины, рассчитано на судью, состав суда и присяжных: именно они и должны вынести окончательный и справедливый приговор. Целевые установки определяют весь аргументированный и эмоциональный строй судебной речи.

Особенности обвинительной речи

Главная задача обвинительной речи прокурора - доказать факт преступления и виновность подсудимого, обосновать правильность предъявленного ему обвинения. Интересы государственного обвинения должны состоять в том, чтобы наказанию были подвергнуты только лица, действительно виновные в совершении преступления, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Прокурор помогает суду установить истину по делу, принять правильное решение, способствует формированию внутреннего убеждения судей. Выступление прокурора с речью - один из наиболее ответственных этапов его обвинительной деятельности, направленной на разоблачение преступления и предание суду виновного. Однако следует помнить, что как поддержание прокурором обвинения, так и отказ от него, если для этого имеются основания, одинаково служат интересам правосудия. Прокурор, требующий с судебной трибуны осуждения виновного, и прокурор, отказывающийся с этой же трибуны от обвинения невиновного человека, в одинаковой мере защищают интересы государства.

Сила прокурорской речи заключается в доказательности основных положений, обоснованности выводов, железной логике фактов. Ее содержание, структура, последовательность изложения материала, соотношение отдельных частей определяются особенностями рассматриваемого дела, характером представленных доказательств, а также во многом зависит от личности самого оратора, его квалификации, профессионального мастерства, владения ораторским искусством.

Отличительные особенности обвинительной речи:

)конкретность - речь всегда посвящена конкретному уголовному делу, и обстоятельства дела составляют ее основное содержание;

)доказательность - обвинение убедительно только тогда, когда оно основано на фактах;

)наступательность, активная направленность судебного выступления прокурора на изобличение виновных - именно речь государственного обвинителя подготавливает присутствующих в зале суда к правильному пониманию приговора.

Подготовка обвинительной речи

В досудебную часть подготовки речи входят изучение материалов уголовного дела, ознакомление со специальной литературой, подбор исторических и литературных примеров и т.п.

При изучении материалов уголовного дела все наиболее важные положения, выводы, доказательства необходимо выписать, систематизировать, сделать соответствующие заметки.

При подборе литературных и исторических примеров для использования в обвинительной речи следует избегать нагромождения этих примеров. Чем меньше таких примеров, тем лучше. Важно, чтобы примеры были подобраны уместно и помогли обвинителю донести свою мысль более доходчиво и убедительно. Чтобы не допустить ошибки при использовании литературных примеров, каких-либо изречений или высказываний, необходимо обязательно проверить подбираемый материал по первоисточникам.

При досудебной подготовке к участию в процессе прокурор обязан тщательно изучить нормы уголовного и уголовно-процессуального права, материалы судебной практики по тем спорным вопросам, которые будут обнаружены в деле. Для этого необходимо посмотреть соответствующие законодательные акты, уяснить их, освежить в памяти руководящие разъяснения Пленума Верховного суда РФ, дававшиеся по аналогичному вопросу. Иногда необходимо обращаться к монографической литературе, отдельным статьям, публикуемым в юридических журналах, знакомиться с судебной практикой по отдельным категориям уголовных дел.

Вся эта предварительная работа вооружит прокурора необходимыми знаниями, позволит квалифицированно отстаивать занимаемую позицию, обосновывать правильность даваемого им толкования закона и его применения.

Как итог досудебной подготовки прокурора к участию в судебных прениях является работа над обвинительной речью, речь должна быть тщательно обдумана и написана полностью или в виде развернутых тезисов, подробного плана, детальных набросков.

К вопросу о предварительном составлении речи не все прокуроры относятся однозначно. Однако большинство опытных практических работников считают письменную подготовку речи обязательной. «Знайте, читатель, - писал П. Сергеич, - что, не исписав несколько сажен или аршин бумаги, вы не скажете сильной речи по сложному делу. Если только вы не гений, примите это за аксиому и готовьтесь к речи с пером в руках». Поэтому все возражения против письменной работы над судебной речью являются не чем иным, как «самонадеянным оправданием собственной лени». Рассчитывать на одно вдохновение, полагаться лишь на экспромт прокурор не вправе. Импровизация и вдохновение не всегда надежная основа формирования речи. Они никогда не смогут заменить добросовестной предварительной подготовки, компенсировать отсутствие дисциплины мысли и продуманности суждений. Без предварительной подготовки у самого опытного оратора речь может лишиться цельности и четкости, увести его далеко в сторону от первоначально намеченных выводов, сделать речь поверхностной, малоубедительной.

В пользу написания заранее судебной речи говорит и тот факт, что наиболее прочная память у человека - это зрительная. И когда вы пишите свою речь, она непроизвольно запоминается, и в суде все, что вы написали, невольно будет «стоять перед вашими глазами».

Импровизированное публичное выступление возможно в тех случаях, когда оратор довольно хорошо знает предмет, о котором его неожиданно просят рассказать. При этом многолетний опыт работы оратора в той или иной области позволяет ему практически составить «конспект» речи в процессе выступления.

Заканчивая досудебную подготовку, необходимо иметь в виду, что в зависимости от характера и сложности дела, состава, опытности прокурора и других обстоятельств объем письменной подготовки речи может быть различным. В одних случаях составляется полный текст речи, законченный ее проект, в других ограничиваются развернутым планом, расширенными тезисами, набросками речи, отдельными ее фрагментами. Однако к первоначальному наброску речи прокурор должен относиться критически, ибо в ходе судебного следствия могут возникнуть обстоятельства, вследствие которых необходимо будет внести изменения и дополнения к плану и тем более к тексту или тезисам обвинительной речи. Поэтому во всех случаях заготовку речи следует рассматривать лишь как предварительный вариант, который затем будет дополняться, изменяться, уточняться в ходе судебного разбирательства.

Судебное следствие - следующий этап в подготовке прокурора к выступлению с речью. Во время судебного следствия прокурору необходимо продолжать накапливать материалы для предстоящей обвинительной речи. На практике опытные прокуроры на отдельном листе бумаги делают необходимые заметки, которые впоследствии используют при произнесении обвинительной речи.

Особое внимание необходимо уделять изменениям в показаниях допрашиваемых лиц. И если кто-то изменил в суде свои показания, то необходимо эти новые показания по возможности зафиксировать на том же листе, на котором сделаны выписки из показаний этого лица, данные на предварительном следствии. Рекомендуется новые показания выделить, подчеркнуть их, чтобы в нужный момент иметь возможность при произнесении обвинительной речи сразу же найти их, сопоставить с ранее данными показаниями и соответствующим образом их оценить.

В процессе судебного следствия могут появляться новые данные, которые прокурор будет вносить в схему своей речи, углублять ее, оттенять нужные психологические детали, что придаст речи большую убедительность, жизненную правдивость.

И последний, заключительный, этап в подготовке речи наступает после окончания судебного следствия. После судебного следствия потребуются внесения некоторых изменений в подготовленную речь. Это неизбежно и к этому надо быть готовым.

Оратор, переживший судебное следствие, почувствует необходимость в отдельных местах речи изменить тональность голоса, т.е. придать ему сдержанность, строгость или мягкость.

В ходе судебного следствия во многих случаях свидетели, участники процесса при допросах подскажут оратору свои выражения, могут дать и новые соображения, которыми он воспользуется в своей речи. Но все это не будет самостоятельной импровизацией, а будет вплетено в стройную сеть написанной речи. Это последний этап, на котором прокурор еще раз до самых мелочей продумывает содержание и структуру речи, взвешивает все доводы и суждения, которые он намеривается высказать суду, приводит в стройную систему возникшие в ходе судебного процесса отдельные мысли, образы, сравнения. Если для завершения работы над речью прокурору потребуется дополнительное время, то он вправе просить суд об объявлении перерыва для завершения подготовки к выступлению с обвинительной речью.

Особенности защитительной речи

Речь защитника по уголовным или гражданским делам является важнейшей составной частью судебных прений. В ней с точки зрения защиты анализируются собранные по делу доказательства, высказываются соображения по сути обвинения, юридической квалификации преступного деяния, мере наказания и другим вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора. Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь.

Как отмечают многие исследователи, сложность защитительной речи заключается в том, что она произносится после обвинительной речи прокурора. Поэтому защитник нередко наталкивается на различного рода «барьеры» со стороны аудитории, уже принявшей позицию обвинения. А, как известно, переубеждать кого-либо в чем-либо намного сложнее, чем просто убеждать.

Следует особо отметить, что непрофессионально подготовленная и неумело произнесенная защитительная речь может превратиться в обвинительную, нанести непоправимый вред подзащитному, не только не помочь ему, а значительно усугубить его положение.

Важнейшая задача защитника состоит в том, чтобы правильно понять, на чем именно в деле сосредоточено внимание судей, и на этот предмет направлять всю силу своего доказывания и красноречия. Содержание и построение защитительной речи во многом определяются результатами судебного следствия, характером предъявляемого обвинения, особенностями доказательного материала, а также избранной защитой позицией. Защитник обязан четко определить свою процессуальную позицию по данному делу. Он не имеет права выступать перед судом с альтернативными предложениями: оправдать подсудимого или, если суд все же признает его виновным, изменить квалификацию обвинения, назначить ему минимальную меру наказания, и т. п. Защитник должен сделать только один вывод, наиболее правильный с его точки зрения и наиболее благоприятный для его подзащитного.

Судебная практика выработала основные виды защитительной позиции. Исходя из конкретных обстоятельств дела, защитник может:

оспаривать обвинение в целом, доказывая невиновность подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления, за отсутствием самого события преступления или за непричастностью к нему подсудимого;

Позиция об оправдании подсудимого. Такую позицию адвокат занимает тогда, когда:

а)не доказано событие преступления;

б)в деянии отсутствует состав какого-либо преступления;

в)не доказано участие подсудимого в преступлении.

Адвокат во всех случаях обязан просить суд об оправдании подсудимого, если подсудимый отрицает само событие преступления либо свое участие в нем, а также и в том случае, если защитник придет к выводу о том, что признание подсудимым своей вины является самооговором. В рассматриваемой ситуации речь адвоката главным образом должна быть посвящена анализу доказательств по делу в целях опровержения доводов обвинения и подтверждения своей позиции.

оспаривать обвинение в отношении отдельных его частей;

оспаривать правильность квалификации преступления, данной прокурором, доказывая необходимость изменения предъявленного обвинения, что привело бы к назначению более легкого наказания;

Позиция об изменении квалификации содеянного возникает в тех случаях, когда подсудимый признает свое участие в преступлении, но адвокат считает, что действия подсудимого неправильно квалифицированы по статье УК. В такой ситуации основная часть речи должна быть уделена глубокому анализу доказательств по делу с точки зрения правильной квалификации содеянного.

Адвокат вправе:

а)просить о переквалификации действий подсудимого со статьи с более строгой санкцией, на статью с менее строгой санкцией;

б)оспаривать отдельные квалифицирующие обстоятельства предъявленного обвинения;

в)просить применить вновь введенную или измененную норму УК, санкция которой менее строгая, чем была раньше.

Адвокатом обязательно должны быть затронуты и вопросы о личности подсудимого (его характеристики); о смягчающих обстоятельствах; о причинах преступления и другие.

обосновать меньшую степень вины и ответственности подсудимого, приводя смягчающие его вину обстоятельства.

Позиция о смягчении наказания. Возникает в той ситуации, когда ни у адвоката, ни у подзащитного не возникает сомнения в доказанности обвинения и правильности квалификации содеянного. В этом случае основной упор в речи делается на характеристику личности подсудимого и смягчающие его ответственность обстоятельства (ст. 61 УК РФ), а также на указание тех причин и условий, которые, по мнению защитника, способствовали совершению преступления. Помимо этого, адвокат должен коснуться, при наличии к тому оснований, и таких вопросов, как:

а)оспорить отягчающие обстоятельства, высказанные обвинителем;

б)оспорить отдельные моменты обвинения;

в)высказать свое мнение о неприменении к подсудимому дополнительных мер наказания, предусмотренных УК РФ;

г)подвергнуть сомнению необходимость применения к подсудимому принудительного лечения от алкоголизма и наркомании.

доказывать невменяемость подсудимого, исключающую наступление уголовной ответственности.

Выбирая линию защиты, приводя доказательства, говорящие в пользу подсудимого, защитник строго связан одним условием: если подсудимый отрицает свою вину, защитник не вправе считать это отрицание необоснованным и предлагать суду лишь изменить обвинение или назначить более мягкое наказание. В противном случае защитник фактически обвинил бы подсудимого. Защитник не вправе отказываться от принятой на себя защиты и при всех условиях обязан произнести защитительную речь.

Рассматривая отношения защитительной речи и речи обвинительной, исследователи указывают на два важных обстоятельства:

.Если защита имеет свое собственное, совершенно самостоятельное построение, то можно совсем игнорировать речь обвинителя, а представить суду свое построение. Можно представить себе такой случай, когда построение защитника совершенно уничтожает все здание обвинения, построенное на подозрениях.

.Если же защита не имеет собственного построения, то она должна разрушать здание обвинения, но не в мелких подробностях, а в самих его основах.

Композиция судебной речи

Логическая структура судебной речи

Для того чтобы привлечь внимание суда и произнести убедительную речь, судебному оратору важно продумать, как построить речь, в какой последовательности излагать то, что необходимо сказать. Усилить эффективность воздействия речи поможет четкая композиция, определенная лингвистическая организация текста.

Композиция (лат. compositio - составление, связывание) - построение произведения, обусловленное его содержанием, характером, назначением.

Основу целостности судебного выступления составляют предметно-структурное содержание и логическая структура, организованная вокруг основной мысли - тезиса. Для судебной речи, как и для любой другой публичной речи, характерно трехчастное деление: вступление - основная часть - заключение.

обвинительная речь публичная судебная

Вступление

Внимание к выступлению в значительной мере зависит от того, как оно начинается, как оратор сумеет установить контакт с составом суда, как активизирует внимание слушателей, как психологически подготовит их к восприятию информации. Именно в этом важное назначение вступительной части судебной речи. Самое трудное - найти правильное, нужное начало. А какое вступление является правильным? нужным? То, которое определяется замыслом речи и является основой для дальнейшего исследования.

Во вступлении к обвинительной речи советского периода чаще всего давалась общественно-политическая и моральная оценка совершенного преступления. «Общественно-политическая оценка содеянного, - отмечал известный советский прокурор В.И. Царев, - имеет своей задачей убедить суд и судебную аудиторию в общественной опасности преступления, справедливости привлечения подсудимого к уголовной ответственности». В современной речи государственного обвинителя дается оценка общественной опасности преступления. В каком объеме давать оценку, определяется характером дела, условиями, в которых проходит судебный процесс.

Это может быть констатация факта преступления, соединенная с эмоциональной оценкой.

Начало выступления с изложения обстоятельств дела вводит присяжных заседателей и слушающих процесс граждан в обстановку происшедшего, вызывает интерес, психологически подготавливает их к правильному восприятию анализа обстоятельств дела. У судей не только вызывает эмоциональное отношение к сообщаемому, но и будит мысль, заставляя еще раз вспомнить все подробности совершения преступления.

Нежелательно давать искусственно интригующее вступление; особенно опасно начинать речь в патетическом тоне, потому что удержать этот тон на протяжении всего выступления невозможно.

Вступительная часть защитительной речи зависит от задачи, стоящей перед адвокатом в конкретном судебном процессе, и от целевой установки оратора.

Адвокат, уверенный в невиновности клиента, может начать выступление с характеристики его личности. Это поможет обратить внимание присяжных заседателей на моральные качества подсудимого, на то, что перед ними - законопослушный человек.

Довольно часто в защитительных речах встречаются трафаретные вступления двух типов с некоторыми вариациями. Первый: Господа судьи // Дело, которое мы рассматривали, / является, на мой взгляд, очень сложным делом //. Или: Настоящее дело не представляет большой сложности. Второй тип: Мой подзащитный Сердюк / обвиняется в совершении преступления / предусмотренного статьей… //. Современные стандартные вступления: «Подходит к концу судебное разбирательство, и вы должны принять решение…»; «Скоро наступит момент, когда вы удалитесь в совещательную комнату…» Штампованные фразы, данные во введении, не только не пробуждают мысли и эмоций, но вообще не воспринимаются и могут в первые же минуты создать неблагоприятное впечатление об ораторе и его выступлении, нарушить контакт. Неудачное начало речи может привести к неправильному ее построению. Общение должно начаться содержательным словом, воплощенным в нужную форму, как это довольно часто делали дореволюционные русские судебные ораторы. Прямое обращение к суду с требованием внимания является одним из ораторских приемов поддержания внимания у слушателей. Это риторическое обращение. Об этом писал и П.С. Пороховщиков в книге «Искусство речи на суде». Во вводной части может быть намечена программа речи. Спокойный, нейтральный тон вступления позволит в дальнейшем усилить экспрессивное звучание речи. Современные теоретики судебной речи советуют: Начать надо с неожиданного или с того, на чем к концу судебного следствия сосредоточилось общее внимание. Подведем итоги.

Какое бы вступление ни выбрал судебный оратор, важно помнить, что:

)в нем должен отразиться тот конфликт, на котором строится судебная речь;

)оно должно быть связано с главной частью, служить отправной точкой для исследования обстоятельств дела;

)не должно быть длинным;

)стилистически должно гармонировать с основной частью.

Римский поэт Гораций считал, что «тот, кто хорошо начал, может считать свое дело выполненным наполовину». Запомните, что начало нужно подбирать после того, как подготовлена вся речь. Это одно из правил риторики, которые предлагаются вашему вниманию:

)обратить особое внимание на введение, от которого в значительной степени зависит успех всего сочинения в целом;

)писать введение последним;

)избегать как банального, так и излишне экстравагантного введения;

)стиль введения, прежде всего, должен быть доступным.

Главная часть

Итак, вступление сконцентрировало внимание суда и присяжных заседателей. Но надо удержать его на протяжении всего выступления. Поэтому важно, чтобы речь была хорошо организована логически, чтобы мысль оратора двигалась от старого к новому, от известного к неизвестному, от менее сильных аргументов к более сильным и создавала смысловую градацию. Если в выступлении нет логичности, трудно воспринимать содержание речи, трудно следить за ходом рассуждения оратора. Следовательно, необходимо соблюдать важное требование риторики - логическую последовательность и стройность изложения. Строгой логической последовательностью отличаются речи современного московского адвоката И.М. Кисенишского. Все они разделены на главы; в некоторых речах (например, по делу Тебиева Р.Н.) главы имеют название. Во вступлении чаще всего оратор показывает особенности каждого дела.

Главная часть судебной речи представляет собою совокупность отдельных микротем, связанных по смыслу. Эти части следующие:

1.Изложение фактических обстоятельств дела.

.Анализ и оценка собранных доказательств.

.Обоснование правовой квалификации содеянного.

.Сведения о личности подсудимого (истца, ответчика).

.Анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления.

.Мнение о мере наказания.

Монологическая речь представителя истца и ответчика в гражданском процессе представляет собою спор по анализу обстоятельств дела. Оратор излагает содержание спорного правоотношения, высказывает и аргументирует свои выводы о том, какие доказательства являются достоверными, какие обстоятельства следует считать установленными, а какие - неустановленными, какой закон должен быть применен и как следует разрешить дело. Такая часть судебной речи, как сведения о личности истца (ответчика), присутствует только в выступлениях по делам об установлении отцовства, об усыновлении ребенка, о лишении родительских прав, в бракоразводных процессах.

Охарактеризуем кратко каждую композиционную часть судебной речи. Значительное место в судебном выступлении, особенно в речи прокурора, занимает изложение фактических обстоятельств дела, так как убеждение судей основывается на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств, связанных с совершением преступления. Государственный обвинитель и защитник стараются восстановить картину преступления, сделать ее убедительной. Прокурору в обвинительной речи следует рассказывать об обстоятельствах дела, а не читать текст обвинительного заключения. Текст этого документа желательно использовать творчески, вводя из него цитаты. Наиболее важной, самой важной композиционной частью является анализ и оценка доказательств, так как назначение судебной речи - в установлении виновности или невиновности подсудимого, законности или незаконности требований истца и вынесении правовой оценки его действий. Приступая к анализу доказательств, необходимо четко представлять предмет доказывания, т.е. круг обстоятельств, которые изложены в ст. 73 УПК РФ. Оценка предполагает, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела. Эта композиционная часть всегда следует за изложением обстоятельств дела.

Изложение и анализ фактических обстоятельств дела подводит к необходимости правовой квалификации совершенного преступления. Это особенно актуально, когда квалификация преступления представляется спорной, когда приходится иметь дело со смежными составами преступлений или когда необходимо разграничить формы вины. В этом случае ударным пунктом выступления является анализ и опровержение аргументации противной стороны (или органов предварительного расследования) и обоснование единственно правильной, с точки зрения оратора, квалификации.

При назначении наказания суд учитывает характер совершенного и степень его общественной опасности, личность подсудимого, причины, способствовавшие совершению преступления. Поэтому судебному оратору необходимо проанализировать характеристику личности подсудимого и затем выразить мнение о мере наказания, обосновать свои соображения.

Теоретиками уголовного процесса неоднократно выражалось мнение о том, что построение судебной речи - дело творческое, т.е. последовательность композиционных частей, логика рассуждения и изложения определяются замыслом речи. Значит, композиция судебной речи это мотивированное расположение микротем (тематических частей). Могут даже отсутствовать отдельные композиционные части. Наиболее отчетливо зависимость логико-смысловой структуры от замысла проявляется в защитительной речи. Адвокат в соответствии с особенностями конкретного уголовного дела может оспаривать факт совершения преступления его подзащитным, наличие в совершенном деянии состава преступления или квалификацию преступления, обосновывать недоказанность совершения преступления. В случае доказанности виновности подсудимого защитник подробно анализирует причины совершения преступления, указывает смягчающие ответственность обстоятельства. Кроме того, на соотношение и последовательность композиционных частей защитительной речи большое влияние оказывает позиция государственного обвинителя, так как адвокат не может не учитывать аргументов, приводимых процессуальным противником. Итак, расположение материала в судебном выступлении - дело творческое и почти не поддается стандартизации.

Однако есть некоторые закономерности в построении основной части судебной речи, обусловленные ее назначением. Логика рассуждения в ней осуществляется, как и в каждой публичной речи, от констатации -» к опровержению -» к доказательству. Это принцип построения любой публичной речи, который в риторике называется принципом последовательности, когда каждая последующая мысль вытекает из предыдущей. Назначение судебных прений (содействие формированию внутреннего убеждения суда) определяет две главные структурные части, ради которых строится судебная речь: это обоснование правовой квалификации преступления и соображения о мере наказания. В целях правильной квалификации деяния анализируются действия подсудимого; с целью правильно определить меру наказания анализируются характеристика личности, а также причины, условия и мотивы совершения преступления.

Таким образом, может меняться последовательность только тех композиционных частей, в которых излагаются обстоятельства дела, анализируются характеристика личности подсудимого и причины совершения преступления. В целом же все структурные части располагаются в строгой логической последовательности: анализ - квалификация преступления - мнение о мере наказания. И подчинены одной главной мысли - принять справедливое решение. В целом они создают смысловую градацию. Это очень важно знать судебному оратору. Смысловая градация создается и при правильном расположении аргументов, когда их значимость, убедительность постепенно нарастают. Это один из важных принципов композиции - принцип усиления. Вот почему теоретики судебной речи пишут, что самые сильные аргументы и доказательства должны быть даны в конце речи.

Заключение

Важной композиционной частью судебной речи является заключение - последняя часть, конец речи. Оно должно подвести итог всему сказанному. Если в начале речи оратору необходимо привлечь внимание судей, то в заключении важно усилить значение сказанного. В этом его назначение.

Большинство речей дореволюционных судебных ораторов начиналось и заканчивалось обращением к присяжным заседателям с мыслью о справедливом приговоре.

В советский период вступление и заключение являлись этикетными композиционными частями, особенно в открытых судебных процессах. В настоящее время заключение в речах, произносимых по уголовным делам в судах общей юрисдикции и по гражданским делам, осталось прежним: На основании изложенного прошу…; С учетом вышесказанного прошу…

В речах, произносимых перед присяжными заседателями, ораторы, как правило, благодарят присяжных заседателей за участие в судебном процессе и выражают надежду на правильное, справедливое, законное решение вопроса.

Средства эмоционального воздействия

Яркие краски художественной литературы. Для подтверждения своих мыслей оратор может использовать образы художественной литературы, цитировать художественные произведения. Меткое высказывание авторитетного лица помогает выразить мысль, повышает убеждающую силу слова. Обобщить сказанное в образной и краткой форме помогут пословицы и поговорки. Психологи нередко советуют ораторам вносить в речь элементы драматизма, которые создают впечатление, что событие развертывается прямо на глазах у слушающих речь. Глаголы настоящего времени, не соответствующие моменту речи, не только оживляют речь, но и воссоздают все эпизоды преступления.

Мастера слова при изложении обстоятельств дела использовали сказ - фольклорную форму повествования от лица рассказчика, лексика, синтаксис и интонации которой ориентированы на устную речь.

В художественной литературе, особенно в поэзии, широко используются назывные предложения, позволяющие создавать лаконичные по выражению и ёмкие по содержанию словесные картины. Богатыми возможностями оказания воздействия обладают изобразительно-выразительные средства языка - тропы и фигуры. Их основное назначение - выявление или уточнение главной мысли; придание высказыванию большей выразительности; облагораживание речи. Остановимся на тех из них, которые наиболее характерны для судебной речи.

Тропы. Троп (от греч. tropos - поворот, оборот речи) - перенос наименования, заключающийся в том, что слово, традиционно называющее один предмет (явление, действие, свойство, процесс), используется в данной речевой ситуации для обозначения другого предмета (явления, действия и т.д.), связанного с первым по смыслу. К тропам обычно относят метонимию, метафору, иронию. В текстах судебных речей чаще других тропов используется метафора, которая состоит в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов (явлений, действий, признаков), для характеристики другого предмета, сходного с данным в каком-либо отношении. Метафора - это использование слова не по его прямому значению, вследствие чего происходит преобразование его смысловой структуры.

Метафора может быть употреблена оратором в полемике с процессуальным противником, экспертом, свидетелем, следователем и т.д., путем использования метафоры оратор указывает те обстоятельства, которые послужили поводом для дальнейших действий подсудимого. Вносит в речь метафоричность и использование фразеологических единиц. Введение в речь фразеологических единиц, особенно их свободное употребление, повышает экспрессивность речи, создает яркие художественные образы, вызывает определенные эмоции, проясняет обстоятельства дела. Еще одним тропом, с помощью которого можно дать справедливую, объективную оценку действий и событий, является ирония. Это троп, заключающийся в употреблении наименования (или целого высказывания) в смысле, прямо противоположном буквальному; перенос - по контрасту, по полярности семантики. Ирония (от греч. eironeia, букв. - притворство) чаще всего имеет место в высказываниях, содержащих положительную оценку, которую говорящий отвергает. За внешне положительной оценкой скрыта острая, тонкая насмешка. Хорошим средством создания иронии являются восклицательные конструкции.

Фигуры речи. Большие возможности для повышения экспрессивности судебной речи и создания эмоциональности при оценке тех или иных обстоятельств дела предоставляет судебным ораторам стилистический синтаксис: фигуры речи, стилистические фигуры, риторические приемы, т.е. языковые средства, придающие речи образность и выразительность. Вот как определяют их лингвисты: «Стилистические фигуры - синтагматически образуемые средства выразительности, «Риторический прием - способ построения высказывания, основанный на намеренном и прагматически мотивированном отклонении от языковых, речевых, логических… норм с целью того или иного воздействия на адресата».

Рассмотрим фигуры речи, наиболее часто и разнообразно используемые в судебных речах. Сравнение - фигура речи, основанная на сопоставлении двух явлений, предметов, у которых предполагается наличие общего признака. Сравнения помогают судебным ораторам наиболее ярко представить явления. Сравнение нередко используется рядом с метафорой. Может быть использовано и отрицательное сравнение. Стилистическая фигура, строящаяся на противопоставлении сравниваемых понятий, называется антитезой. Для речей дореволюционных русских юристов были характерны высказывания с частичным отрицанием, в основе которых лежит антитеза.

Большой экспрессивной силой обладает градация (лат. gradatio - постепенность) - стилистическое средство, состоящее из двух или более единиц, размещенных по возрастающей интенсивности действия или качества. Это позволяет воссоздать события, действия, мысли и чувства в развитии. Благодаря этому происходит нарастание производимого ими впечатления. Чаще всего употребляется двойная градация: восходящая и нисходящая. Для выделения и подчеркивая тех или иных явлений, деталей в судебной речи широко употребляется инверсия, - стилистический прием, состоящий в преднамеренной перестановке слов в предложении с целью смыслового или эмоционального выделения их. Это создает экспрессивность речи, помогает эмоциональному воздействию. Не только создает эмоциональность, но и придает речи убедительность, аргументирует то или иное явление анафора (единоначатие) - фигура речи, состоящая в повторении начальных частей стоящих рядом самостоятельных предложений. Анафора - это разновидность повтора - стилистической фигуры, состоящей в повторении слов и выражений. Повтор позволяет привлечь внимание суда к важным моментам, подчеркнуть значимость какого-либо факта или аргумента, а также позволяет уточнить мысль. Элементы повторения, как правило, неизбежны при резюмировании анализа доказательств.

Средством речевой экспрессии и эмоциональности является парцелляция - стилистический прием, состоящий в расчленении предложения на несколько интонационно-смысловых единиц. Эти единицы (часть высказывания) отделены от основной части разделительной паузой.

Вопросительные конструкции. Вопросительные конструкции в монологической судебной речи обусловлены ее жанровыми характеристиками, регламентированы Уголовно-процессуальным законом (ч. 1 ст. 339 УПК РФ) и приобретают в ней особую функциональную и стилистическую нагрузку. Они подчинены необходимости выяснить все обстоятельства дела, дать им правильную квалификацию, убедить судей в правильности позиции оратора, а также обеспечить целенаправленное и эффективное воздействие на присутствующих в зале суда граждан.

Вопросительные конструкции являются важным ораторским приемом: привлекая внимание судей, включают их в активную мыслительную деятельность, подчеркивают важность названных доказательств для решения суда. И суд, следя за развитием мысли оратора, совершает ту же мыслительную работу.

При анализе и оценке доказательств оратор может задавать вопросы, обращенные к самому себе, имитируя этим внутренний диалог, поиск истины в процессе рассуждения. При изложении обстоятельств дела может быть использован вопрос, который создает эффект ожидания, он как будто интригует слушателей, делает повествование более динамичным, напряженным, способствует психологическому воздействию. Довольно часто, оспаривая показания подсудимого или свидетеля, оратор употребляет вопросительные конструкции, которые выражают эмоциональную реакцию говорящего, выполняют апеллятивную функцию. Более тесному контакту с составом суда содействует вопросно-ответный ход (вопрос и реплика-ответ, объединенные в одно высказывание). Он активизирует внимание судей и облегчает восприятие речи. Почему? Потому что, расчленяя текст, вопросительные реплики придают речи экспрессивность, оттенок непринужденности, доверительности. Особенно важен этот ораторский прием в речах, произносимых перед присяжными заседателями: он имитирует разговор оратора с ними, заставляет их вникнуть в сущность обсуждаемых вопросов.

Повышенную эмоциональность судебной речи придает риторический вопрос. Это стилистическая фигура, представляющая собой вопросительное предложение, имеющее значение эмоционально усиленного утверждения или отрицания. Риторический вопрос характеризуется противоречием между формой и содержанием: в отрицательном вопросительном предложении содержится экспрессивная утвердительная информация; утвердительное вопросительное предложение несет в себе также экспрессивную, но отрицательную информацию. Риторический вопрос, как правило, содержит оценку того, о чем говорит оратор. Употребленный во вступлении, он, подчеркивая то или иное суждение, создает эффект эмоционального усиления и дает эмоциональный настрой всей речи. Эффект эмоционального усиления создается и в том случае, когда риторический вопрос содержит информацию по общим вопросам (которые были характерны для судебных речей дореволюционного и советского периодов), не касающимся конкретных материалов рассматриваемого дела, и оценивает их.

Полемизируя с процессуальным противником, судебный оратор довольно часто употребляет риторические вопросы, выражающие экспрессивно-эмоциональное уверенное отрицание противоположной позиции и апелляцию к суду. Кроме риторических вопросов-оценок, в судебных речах нередко используются риторические вопросы, содержащие вывод из сказанного. Их цель - помочь суду сделать правильные выводы, правильно квалифицировать тот или иной факт. Риторический вопрос, заканчивающий логическое единство, имеет результативно-следственное значение; вместе с тем он заключает в себе элемент оценки. Это эмоциональная реакция оратора. Необходимость оценивать факты, делать из них выводы ведет к постановке нескольких вопросов, иногда исключающих друг друга, что, конечно же, создает эмоциональную напряженность, экспрессивность, тем самым активизируется внимание судей. Наивысшего эмоционального напряжения речь достигает в том случае, когда, анализируя обстоятельства дела, оратор использует цепочку вопросительных конструкций, где каждый последующий вопрос уточняет предыдущий, и делает выводы также с помощью вопросов. В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между ораторами и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес к теме выступления. Выбор того или иного изобразительного средства зависит как от культуры мышления выступающего, от степени его красноречия, так и от конкретной речевой ситуации, от целевой установки оратора и предмета речи.

«Курсив в печати». Используя изобразительные средства, судебный оратор не должен забывать, что они не спасут слабую по содержанию, неубедительную речь. Бездоказательное выступление нельзя скрасить риторическими приемами. Они являются лишь вспомогательным материалом для объективного исследования материалов дела, для справедливой оценки тех или иных фактов; являются не целью, а средством, подчинены замыслу оратора, обусловлены содержанием речи. Они используются как средство успеха, а не как источник наслаждения.

Неуместны в судебной речи гипербола и гротеск, так как в ней не должно быть никаких преувеличений. Неуместен в ней и юмор. И так, цель судебной речи, убеждающей по своему характеру, - 1) логическими доводами доказать или опровергнуть какое-либо положение; прежде всего оратору следует обращать внимание на рациональный, логический аспект; 2) вызвать у слушателей определенные чувства. Этому в значительной степени содействуют выразительно-изобразительные средства языка.

Этика обвинителя и этика защитника

Нравственные основы деятельности по осуществлению правосудия изучает наука, именуемая судебной этикой, которая включает в себя «учение о специфике действия общеэтических норм в этой сфере трудовых отношений и особых нравственных нормах, рождаемых своеобразием возникающих отношений при отправлении обязанностей судьи, прокурора, следователя, адвоката». Вопросы судебной этики разрабатывались в России с первой судебной реформы. Первым, кто показал значение нравственных требований для правосудия, был А.Ф. Кони. В работе «Нравственные начала в уголовном процессе» он характеризует судебную этику как «учение о приложении общих понятий о нравственности к той или другой отрасли специальной судебной деятельности». Требования нравственности А.Ф. Кони видел в уголовно-процессуальном законе: например, право близких родственников обвиняемого устраниться от дачи показаний о нем; право обвиняемого на молчание и недопустимость принимать это молчание за признание своей вины и т.д. Нравственность, по убеждению А.Ф. Кони, выражается, прежде всего, в уважении к человеческому достоинству, что способствует развитию «истинного и широкого человеколюбия на суде», справедливому отношению к человеку. Нравственные нормы получают обоснование в виде идеалов добра и зла, должного, справедливого и т.п. Одним из проявлений нравственности является этикет. Этикет - совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда). Этикет участников судебных прений совпадает с общими требованиями вежливости и проявляется в уважении к суду, к процессуальному оппоненту, к истцу, ответчику, потерпевшему, свидетелю, подсудимому.

Правила вежливости для прокурора (обвинителя). В России эти требования были впервые сформулированы Анатолием Федоровичем Кони: «Прокурор не должен озлобляться против подсудимого, обвинять его, во что бы то ни стало; для него должна быть характерна опрятность приемов обвинения… в силу этических требований; прокурор приглашается сказать свое слово и в опровержение обстоятельств, казавшихся сложившимися против подсудимого, причем в оценке и взвешивании доказательств он - говорящий публично судья», который должен выполнить свою функцию «со спокойным достоинством исполняемого грустного долга, без пафоса, негодования или преследования какой-либо цели, кроме правосудия». Эти требования не устарели и в наши дни. Нравственный долг прокурора заключается в том, чтобы создать у присутствующих правильное представление об общественной опасности деяния, вызвать у них уважение к закону, содействовать правовому воспитанию граждан. Все присутствующие в зале суда совершенно обоснованно смотрят на прокурора как на лицо, провозглашающее точку зрения государства. Поэтому характер его общения с судебной аудиторией должен соответствовать профессии и функции в судебном процессе, должен быть сдержанным и тактичным. Не соответствует этикету чтение обвинительной речи с листа, так как нарушает контакт с судом и аудиторией; кроме того, свидетельствует о неуважительном отношении к слушателям. «Не читайте вашу речь. Записки помогают организовать выступление, но вы разговариваете с присяжными, а не читаете им книгу», - пишет и американский юрист Дэйвид Рэйбин. Можно использовать текст обвинительного заключения как цитату для точного анализа и оценки каких-либо обстоятельств. Современные государственные обвинители в своих речах обращают внимание на соблюдение и охрану правоохранительными органами прав подсудимого.

Правила этичного поведения адвоката (защитника). Адвокат является субъектом защиты и представительства; это участник доказывания по конкретным уголовным, гражданским делам. Одно из основных правил поведения адвоката - безусловное уважение к суду, сдержанность и самая строгая корректность по отношению к судьям. Это проявляется в почтительном тоне при обращении к суду, во внимательном отношении к предлагаемым вопросам. На адвоката возлагается обязанность использования всех предусмотренных законом средств и способов защиты, обоснования выдвигаемого в интересах подзащитного или доверителя тезиса. «При соблюдении должного уважения к суду адвокат обязан защищать интересы клиента добросовестно и с максимальной для него выгодой, однако, не выходя за предусмотренные законом рамки», - записано в «Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского сообщества». Единственными критериями защиты являются законность и нравственная безупречность. Адвокат, защищая права подсудимого, совершившего убийство, как правило, выражает сочувствие, соболезнование родственникам погибшего. Бывают случаи, когда адвокат вынужден изобличать другого подсудимого не только ради интересов своего подзащитного, но и ради самой истины. Весь судебный процесс проходит в обстановке состязательности, борьбы мнений процессуальных противников. Полемика, как мы уже говорили, необходимая черта судебных прений. Но она должна относиться только к существу дела и быть безупречно вежливой. Борьба мнений процессуальных оппонентов, самая накаленная атмосфера не дают судебным ораторам права некорректно отзываться друг о друге, о потерпевшем, подсудимом или свидетелях, так как в понятие «полемическое мастерство» включается не только умение доказывать и опровергать, но и соблюдение основных требований культуры спора. «Опровергать можно самым решительным образом, но, не оскорбляя чужих мнений насмешками, резкими словами, издевательством; особенно - не глумясь над ними…» - советует СИ. Поварнин. Судебный процесс проходит при непосредственном общении с народом, и это требует от судебных ораторов сдержанности, вежливости. «Соблюдайте уважение к достоинству лиц, выступающих в процессе», - напутствовал судебных ораторов П.С. Пороховщиков.

Логические ошибки, возникающие при нарушении правил демонстрации

Логическая связь аргументов с тезисом протекает в форме таких умозаключений, как дедукция, индукция и аналогия. Логическая корректность демонстрации зависит от соблюдения правил соответствующих умозаключений.

) Дедуктивный способ аргументации предполагает соблюдение ряда методологических и логических требований. К важнейшим из них относятся следующие.

(1) Точное определение или описание в большей посылке, выполняющей роль довода, исходного теоретического или эмпирического положения. Это дает возможность убедительно продемонстрировать научные позиции или практические соображения, которыми руководствуются при оценке конкретного события.

В судебном исследовании в качестве обобщающих доводов нередко выступают отдельные законоположения и статьи кодексов, на основе которых дается правовая оценка конкретным явлениям. Правильность такой оценки во многом зависит от точного и достоверного изложения самого закона, без всяких исключений и отклонений от официального текста.

(2) Точное и достоверное описание конкретного события, которое дано в меньшей посылке.

Это требование диктуется методологическим принципом конкретности истины. В противном случае дедуктивное рассуждение будет двусмысленным и далеким от истины. Точное описание события или явления помогает отыскать среди теоретических положений нужное обобщение и правильно применить его к конкретному случаю. Несоблюдение этого правила нередко приводит к тому, что лишь приблизительно, «на глазок» выбирают соответствующее общее положение или явно ошибочную оценку конкретному событию.

Наиболее опасной ошибкой такого рода является догматическое применение верного для сугубо конкретной ситуации положения как безусловного и действующего при любых условиях.

Нарушение этого требования в судопроизводстве приводит к неправильной квалификации уголовных и гражданских правонарушений. При неточном, приблизительном описании меньшей посылки, в которой фиксируется знание о единичном событии или поступке, не исключается судебная ошибка - привлечение к ответственности невиновных лиц либо оставление безнаказанным действительного правонарушителя.

(3) Дедуктивная аргументация приводит к достоверному обоснованию тезиса при соблюдении структурных правил этой формы вывода, относящихся к терминам, количеству, качеству и логическим связям между посылками умозаключения. Это, прежде всего, правила категорических, условных, разделительных и смешанных форм силлогизмов, которые изложены в главе о дедуктивных умозаключениях.

) Индуктивный способ аргументации применяется, как правило, в тех случаях, когда в качестве доводов используются фактические данные.

Доказательное значение индуктивного обоснования зависит от устойчивой повторяемости свойств у однородных явлений. Чем больше число благоприятных случаев наблюдается и чем разнообразнее условия их отбора, тем основательнее индуктивная аргументация. Чаще всего индуктивное обоснование приводит лишь к проблематичным заключениям, ибо свойственное отдельным объектам не всегда присуще всей группе явлений.

Особая предосторожность требуется в тех случаях, когда обращаются к индуктивному способу аргументации в социально-экономической области. Внешне сходные факты в социальной среде могут вызываться различными причинами, поэтому обобщению таких фактов должен предшествовать конкретный диалектический анализ их действительной природы, взаимосвязей и реальных причин возникновения. При игнорировании требований научной методологии о всесторонности и историчности подхода, конкретности истины и роли практики как основы познания и критерия истины индуктивное рассуждение может превратиться в опасную фактологию, не отражающую действительных причин исследуемых явлений.

Индуктивное рассуждение приобретает логическую основательность, если оно сопровождается тщательным анализом событий и обнаруживает в разнообразных и случайных фактах проявление существенного и закономерного. В этом случае меняется логическая функция сведений о фактах: с одной стороны, они выступают в роли убедительных доводов, а с другой - служат наглядной иллюстрацией основной идеи.

Индуктивное рассуждение, в котором не ограничиваются перечислением, а поднимаются до уровня существенного обобщения, ценно тем, что именно на этом пути происходит объяснение индукции и дедукции. Рациональное объединение индуктивного и дедуктивного способов обоснования является наиболее действенным методом аргументации. Его убеждающая сила состоит в том, что здесь ссылаются на конкретные примеры и факты реальной жизни в сочетании с дедуктивным рассуждением, в котором используются эмпирические обобщения и законы науки.

Во-первых, аналогия состоятельна лишь тогда, когда два явления \ сходны между собой не в любых, а лишь в существенных признаках.

Во-вторых, при уподоблении двух явлений или событий следует учитывать различия между ними. Если два явления существенно отличаются друг от друга, то, несмотря на наличие сходных признаков, их нельзя уподоблять. Аналогия в этом случае будет несостоятельной.

Поскольку аналогия общественно-исторических явлений не всегда дает безусловные и окончательные заключения, отсюда следует, что ею можно пользоваться лишь в качестве дополнения к дедуктивному или индуктивному обоснованию.

Ошибки в демонстрации связаны с отсутствием логической связи между аргументами и тезисом.

В публичных выступлениях бывают случаи, когда для обоснования своей мысли оратор цитирует источники, приводит факты, ссылается на авторитетные мнения. Создается впечатление, что его речь достаточно аргументирована. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что концы с концами в рассуждении оратора не сходятся. Исходные положения - аргументы - логически «не склеиваются» с тезисом.

В общем виде отсутствие логической связи между аргументами и тезисом называют ошибкой «мнимого следования» (поп sequitur).

Мнимое следование часто возникает по причине несоответствия между логическим статусом посылок, в которых представлены аргументы, и логическим статусом суждения, содержащего тезис. Укажем на типичные случаи нарушения демонстрации безотносительно к видам употребляемых умозаключений.

(1). (Логический переход от узкой области к более широкой области. В аргументах, например, описывают свойства определенного вида явлений, а в тезисе неосновательно говорится о свойствах всего рода явлений, хотя известно, что не все признаки вида являются родовыми.

(2). Переход от сказанного с условием к сказанному, безусловно. Оратор выставляет аргументы, которые считаются истинными при известных условиях, т.е. выражает их в форме условных суждений. Например, В признается истинным, если будет установлена истинность А. В процессе же аргументации об этой условности забывают и приходят к выводу, что принятые аргументы с необходимостью обосновывают тезис, который формулируется в безусловной форме. В принципе же условные аргументы могут с необходимостью обосновывать лишь условно принимаемый тезис.

(3). Переход от сказанного в определенном отношении к сказанному безотносительно к чему бы то ни было. Так, мнимым будет следование в том случае, если, опираясь на проблематичные, пусть даже весьма вероятные доводы, пытаются обосновать достоверный тезис.

В общем виде несоответствие между аргументами и тезисом в случае мнимого следования проявляется в том, что логически слабыми аргументами (узкими, условными, относительными или проблематичными) пытаются обосновать логически более сильный тезис (широкий, безусловный, безотносительный или достоверный).

Ошибка мнимого следования имеет место и в тех случаях, когда для обоснования тезиса привалят логически не связанные с обсуждаемым тезисом аргументы. Среди множества такого рода уловок назовем следующие.

Аргумент к силе (argumentum ad baculinum) - вместо логического обоснования тезиса прибегают к. внелогическому принуждению - физическому, экономическому, административному, морально-политическому и другим видам воздействия.

Аргумент к невежеству (ad ignoratiam) - использование неосведомленности или непосвященности оппонента или слушателей и навязывание им мнений, которые не находят объективного подтверждения либо противоречат науке.

Аргумент к выгоде (ad crumenam) - вместо логического обоснования тезиса агитируют за его принятие потому, что так выгодно в морально-политическом или экономическом отношении.

Аргумент к здравому смыслу (ad judicium) используется часто как апелляция к обыденному сознанию вместо реального обоснования. Хотя известно, что понятие здравого смысла весьма относительное, нередко оно оказывается обманчивым, если речь идет не о вещах домашнего обихода.

Аргумент к состраданию (ad misericordiam) проявляется в тех случаях, когда вместо реальной оценки конкретного поступка взывают к жалости, человеколюбию, состраданию. К этому аргументу прибегают обычно в тех случаях, когда речь идет о возможном осуждении или наказании лица за совершенные проступки.

Аргумент к верности (a tuto) - вместо обоснования тезиса как истинного склоняют к его принятию в силу верности, привязанности, почтения и т.п.

Аргумент к авторитету (ipse dixit) - ссылка на авторитетную личность или коллективный авторитет вместо конкретного обоснования тезиса. Используется не только в теологических рассуждениях.

Соблюдение логических правил по отношению к тезису, демонстрации и аргументам обеспечивает выполнение стратегической задачи рационального рассуждения, которая выступает ведущим фактором убедительности процесса аргументации в научной и практической областях знаний.

Литература

1.Александров Д.Н. Логика. Риторика. Этика: Учеб. пособие. М., 2002.

Аннушкин В.И. Риторика. Пермь, 1997.

Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М., 2002.

Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе Уголовное право. 2000. № 1.

Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов: Учеб. пособие. Ростов н Д, 2002.

Величко А.Р. О «русскости» русского языка наших дней Русская речь. 1995. № 6.

Викут М.А., Зайцев ИМ. Гражданский процесс в России. М., 2001.

Похожие работы на - Судебная монологическая речь

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!