Образ учителя в романе Л. Улицкой 'Зеленый шатер'

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    59,04 Кб
  • Опубликовано:
    2017-05-24
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Образ учителя в романе Л. Улицкой 'Зеленый шатер'

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1.ТВОРЧЕСТВО Л. УЛИЦКОЙ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.1ШКОЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

1.2МЕСТО Л. УЛИЦКОЙ В СОВРЕМЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ

ПРОЦЕССЕ

1.3Л. УЛИЦКАЯ В КРИТИКЕ

2.ИДЕЙНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ОБРАЗА УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА В РОМАНЕ Л. УЛИЦКОЙ «ЗЕЛЕНЫЙ ШАТЕР»

2.1МЕСТО РОМАНА «ЗЕЛЕНЫЙ ШАТЕР» В ТВОРЧЕСТВЕ Л. УЛИЦКОЙ

2.2СТРУКТУРА ОБРАЗА ШЕНГЕЛИ

2.3ПРЕПОДАВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ В ПОНИМАНИИ ШЕНГЕЛИ

2.4В. Ю. ШЕНГЕЛИ И ПРОБЛЕМА «ИМАГО»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Учитель является одной из центральных фигур образовательного процесса. Его основная задача - научить и воспитать детей. Педагог является организатором активной учебно-познавательной, трудовой, общественной и эстетической деятельности учащихся.

Школа не может существовать без двух составляющих образовательной деятельности: учителя и ученика. Это обсуждают персонажи повести В. Тендрякова «Ночь после выпуска». Директор размышляет о замене уроков, которые ведет живой учитель, на преподавание лучших педагогов, записанных на пленку: «Тогда исчезнет для ученика опасность попасть к плохому учителю, все получают знания по одному высокому стандарту...» [32, с. 618]. Однако учитель физики Решников против такого метода. «Обучать живых, нестандартных людей может только живой, нестандартный человек», - объясняет он представителю школьной администрации [32, с. 619]. Невозможно не согласиться с его мнением: в профессии учителя есть одно важное свойство: постоянное общение, непрерывный контакт наставника и его подопечных. Каждое слово учителя воспринимается и интерпретируется учениками, от педагога зависит, как поймут его слова ребята и какие знания останутся у них.

Данная работа актуальна в первую очередь для выпускников педагогического института. Анализ образов учителей в современной литературе поможет прояснить, что является принципиально важным в педагогической профессии двадцать первого века, с какими проблемами сталкивается школа в наше время.

Образ учителя в современной литературе недостаточно исследован в литературоведении. Наиболее подробно рассматривается роман А. Иванова

«Географ глобус пропил», однако образы педагогов в произведениях Е. Мурашовой и Л. Улицкой не были изучены. Этим обосновывается выбор темы данной выпускной квалификационной работы.

Объектом исследования является роман Л. Улицкой «Зеленый шатер».

Предметом - образ учителя в данном романе.

Цель работы: проанализировать образ учителя-словесника Виктора Юльевича Шенгели в его связи с идейным миром романа «Зеленый шатер».

Для достижения данной цели предполагается решить следующие задачи:

1.проанализировать, как изображается учитель в современной литературе, какие проблемы в связи с «школьной» темой ставятся писателями XXI века;

2.уяснить идейно-художественные особенности творчества Л. Улицкой, ее место в современном литературном процессе;

3.проанализировать образ учителя-словесника в романе Л. Улицкой «Зеленый шатер»;

4.сделать выводы о связи образа Шенгели с идейным миром романа;

В процессе работы использованы следующие методы: биографический, сравнительный, аналитический.

Образ учителя исследуется на следующем материале: роман Л. Улицкой «Зеленый шатер», роман А. Иванова «Географ глобус пропил», роман Е. Мурашовой «Гвардия тревоги», повесть Е. Мурашовой «Класс коррекции».

1.ТВОРЧЕСТВО Л. УЛИЦКОЙ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.1ШКОЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

К теме «школы» писатели обращаются довольно часто, естественно, образ учителя играет в ее развитии ведущую роль. Педагог, как правило, ассоциируется с человеком, который наделен высокими моральными качествами, воспитывает будущее поколение, является авторитетом для учеников, коллег, родителей.

Образ учителя в литературе возникает периодически, начиная от пьесы

«Недоросль» Фонвизина Д.И. до произведений наших дней. Личность педагога изображали такие авторы XIX века, как А.С. Пушкин, И.С. Тургенев, А.П. Чехов. Чаще всего писатели изображают «высокий» тип учителя, так называемого «прогрессиста», с которым обычно связана идея произведения. Он уважает традиции, связанные с опытом предыдущих коллег, однако стремится внести в образование и новые методы и приемы. Поэтому неудивительно, что его стиль ведения уроков разительно отличается от остальных. Некий «лучик света» в темном царстве скучных занятий. Учителя-прогрессиста отличает, в первую очередь, любовь к ученикам и широкое знание предмета. Также в литературе XIX века встречается еще два типа учителей: «чиновник» (соблюдение своих обязанностей с формальной стороны, но отсутствие истинной заинтересованности к профессии) и «консерватор» (человек, яростно придерживающийся школьных правил). Идеал учителя XIX века - человек, прекрасно владеющий своим предметом, заинтересованный в нем, любящий своих учеников, имеющий высокую гражданскую позицию, являющийся авторитетом в обществе.

В XX веке профессия учителя не перестает волновать писателей. Данный образ наиболее ярко раскрывается в произведениях А. Платонова, Ч. Айтматова, В. Астафьева, В. Быкова, Б. Васильева, В. Железникова, В. Распутина, А. Лиханова, А. Алексина и других писателей советской эпохи. Идеальный учитель в представлении писателей XX века - друг, наставник, заботящийся о школе и, в первую очередь, о своих учениках (доверительные, уважительные взаимоотношения, основанные на передаче определенных нравственных ценностей). Много говорится о призвании учителя: он должен полностью посвятить себя школе, такой человек не может разрываться между личной жизнью и своей профессией.

В восьмидесятые годы ХХ века меняется общественное сознание: на первый план выдвигаются материальные ценности, карьерный рост, то есть количественные, а не качественные показатели. Вследствие этого преображаются взаимоотношения ученика и учителя. Снова появляется учитель-чиновник, или же, как теперь мы его назовем, «карьерист». Об этом пишет Л. Нечаев в повести «Ожидание друга, или признание подростка». В повести изображается учительница, для которой карьерный рост важнее, чем развитие учеников. Показано, что теперь уделяется меньше внимания внутреннему миру (переживаниям, стремлениям, мечтам) воспитанников со стороны наставника. Данная проблема волнует и В.К. Железникова. На примере учительницы литературы писатель показывает, насколько можно быть безразличной и «слепой», чтобы не увидеть или намеренно не заметить, какая в классе царит страшная атмосфера. Однако в литературе остается место и идеальному учителю (Е. Криштоф «Современная история, рассказанная Женей Камчадаловой»). Писатель делает вывод, что понимание истинного предназначения своей профессии приходит с опытом.

К концу XX века - началу XXI вв. образ учителя в литературе меняется. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, обстановка в стране на сегодняшний день разительно отличается от XIX - XX веков. Во-вторых, происходит переосмысление профессиональных качеств педагога. В-третьих, появляются новые проблемы в школе, которые освещает современная литература. В-четвертых, изменился сам учитель. Современные писатели стали чаще изображать педагога как отрицательного персонажа (или педагогический коллектив в целом). В произведениях нашего времени все меньше можно встретить «высокий» тип учителя. Задачи школы в представлении педагога, ученика, родителей и администрации различаются, поэтому нередки конфликты между героями, которые показывает современная литература.

Образ учителя является ключевым в романе А. Иванова «Географ глобус пропил». В 1995 году книга была написана, однако опубликована в соответствии с замыслом писателя только в 2005 году. До этого выходили отдельные главы, посвященные событиям, связанным со спуском по реке учителя и учеников, и школьным годам самого Служкина. В 2003 году впервые вышел в свет полный вариант книги, однако А. Иванов был недоволен, потому что редакторы издательства «Вагриус» нарушили структурную целостность романа. Поэтому только в 2005 году опубликован вариант романа под редакцией автора.

В романе рассказывается о жизни и преподавании в школе нового учителя географии. Писатель через образы учителей, представленных в романе, через конфликты между персонажами, ищет ответ на злободневный вопрос: кто нужен современным ученикам в школе. А. Иванов в произведении «Географ глобус пропил» представляет вниманию читателей разные типы педагогов: учитель-формалист (Роза Борисовна), учитель- чиновник (Кира Валерьевна), неучитель-человек (Служкин).

Важно отметить, что главенствующую роль писатель отдает Виктору Сергеевичу, именно в восприятии данного персонажа представлено большинство событий произведения. Служкин - двойственный персонаж: с одной стороны, профессия учителя не для него, с другой стороны, он человек яркий, необычный, поэт, философ с детским взглядом на мир, хранитель исторической памяти, географ, а не учитель географии. Виктор Сергеевич не имеет педагогического образования, поэтому он не может грамотно выстроить взаимоотношения с учениками. Можно составить целый перечень ошибок Служкина-учителя: дисциплина на уроке отсутствует, выставляет оценки чаще всего за поведение, а не за реальные знания, географию не помнит (разговор с Будкиным в главе «Знакомство»), читает на уроке стихи, не относящиеся к теме занятия, курит в классе, выпивает с учениками, повышает голос (наиболее частотный педагогический прием, который используется), может поднять руку на подростка, выгнать из класса. У Виктора Сергеевича нет авторитета ни среди учеников, ни среди учителей, ни среди домашних. В походе подростки снимают его с должности командира, сами организуют свою деятельность. Однако Служкин - олицетворение человеческих качеств в романе. Он многое видит и подмечает, только не может реализовать себя в современном обществе. Лучший друг Будкин характеризует его следующим образом: «…странно у тебя получается. Поступаешь ты правильно, а выходит - дрянь» [10 с. 114]. А. Иванов недаром выбирает данного персонажа, глазами которого будет показана школа. Во-первых, у Служкина отсутствует педагогический опыт, то есть он видит учебный механизм изнутри, при этом не являясь его частью (несмотря на то, что он тоже - учитель). Во-вторых, Виктор Сергеевич - единственный, кто может понять мотивы, причины поступков каждого персонажа, старается им помочь.

Основной конфликт, связанный с разным пониманием преподавания, раскрывается в противостоянии двух полюсов: Розы Борисовны и Служкина. Они являются олицетворением тех сторон (педагогика и человечность), которые должен уметь сочетать в себе идеальный учитель. Писатель будто намеренно разделяет их, проверяя, какая из основных черт необходима больше: сухие знания, которые преподносит Роза Борисовна, или человеческое отношение без учебы Виктора Сергеевича. Ответ читатель найдет, дочитав роман: и та, и другая стороны терпят поражение. Роза Борисовна настолько не понимает учеников, что даже родная дочь отдает предпочтение нереализовавшемуся в жизни Служкину, который, в отличие от завуча с большим педагогическим опытом работы, видит в подростках в первую очередь уже сформировавшихся личностей, поэтому ставит их наравне с собой. Виктор Сергеевич же, не сумев за один год овладеть педагогическими умениями, которые требует школа, не научившись разграничивать отношения с учениками (Маша и Служкин), в итоге уволился.

О проблемах современной школы пишет и Е. Мурашова. Важно отметить, что она является детским психологом, то есть проблемы подростков - часть ее профессии. Темы и проблемы, которые она освещает в своих книгах, злободневны, так как писательница берет их из реальной жизни. Самым нашумевшим произведением является «Класс коррекции» (2004 г.). В повести описывается жизнь «детей - отбросов общества», отношение к ним и их отношение к себе.

Писательница показывает, что современная школа отражает модель современного общества, распределяя детей по классам: А и Б - богатые и умные дети (гимназические классы), В и Г - средние, а Д и Е - низший класс (дети с «криминальным уклоном» и «коррекция»). В связи с таким разделением отношение учителей к ученикам разное. Для ребят гимназических классов составляются экскурсии, различные внеклассные мероприятия, преподаются дополнительные предметы, а классы «Д» и «Е» существуют только до 7 класса, после их расформировывают, и дети отправляются, куда придется. Никого из учителей не волнует их дальнейшая судьба, они - «брак» [21 с. 122], что и подчеркивает Е. Мурашова на протяжении всего произведения. Повествование ведется от лица одного из учеников 7-Е, который раньше учился в «Б» классе.

Е. Мурашова в произведении показывает два типа учителей-антиподов: молодой учитель географии («прогрессист») и опытные учителя («чиновники»). Для школы важен престиж, спонсорские классы, а не помощь больным детям в «классе коррекции». Поэтому в разговоре Елизавета Петровна говорит: «В вас, Сергей Анатольевич, говорит юношеский максимализм. Когда-то и я была такой же… Поверьте, я не меньше вашего хотела бы помочь этим детям. Но, в отличие от вас, на моей стороне опыт, в том числе педагогический, и он говорит: в сложившихся условиях помочь невозможно!» [21 с. 91-92]. Все учителя замечают идеалистический настрой молодого географа. Екатерина Мурашова подчеркивает, что опытные учителя изначально ставят крест на школьниках из «класса коррекции». Чтобы опровергнуть представление данных педагогов, писательница наделяет одного из учеников 7-Е правом передать отраженные в сюжете события через призму своего восприятия. Антон, как наблюдательный повествователь, рассказывает о событиях в классе, характеризует каждого одноклассника и анализирует отношение к классу коррекции взрослых (учителей и родителей).

Сергей Анатольевич - олицетворение «высокого» типа учителя, который необходим современной школе. Он видит сложившуюся ситуацию с классами «Д» и «Е», но принять ее не может. Учитель знает, что класс коррекции - это приговор ученикам, которым придется самим, окончив седьмой класс, выживать в мире. Через образ географа писательница передает свое мнение относительно положения данных учеников и предлагает выход из него: «Перемешать классы! Сделать, как раньше. Тогда на каждый класс будет по три-четыре таких ребенка, с ними можно будет работать, ездить на экскурсии…» [21 с. 92]. Однако администрацию такое предложение не устраивает: невозможно представить, чтобы с детьми спонсоров учились «ненормальные» ученики.

Е. Мурашова не видит другого выхода для своих героев, кроме параллельной реальности, где они становятся обычными: могут бегать, видеть голубое небо, вдыхать запах трав. Реальность - не для них.

Екатерина Мурашова - детский психолог, ее интересует внутренний мир детей, взаимоотношения между подростками и взрослыми (родителями, учителями), между собой. Роман «Гвардия тревоги», как говорит В. Воскобойников в предисловии к книге, «не только о радостях и веселье, но и о тревоге за тех, кому нужна наша помощь, кому без нас будет плохо, кого необходимо спасать» [20 с. 7]. Главные герои - ученики 8-А класса, весьма странные подростки. Е. Мурашова через различных персонажей все время подчеркивает, что эти ребята не такие, как все. Писательница через предположения персонажей романа дает читателям множество вариантов, кем могут являться эти ученики 8-А. В произведении предоставляются точки зрения новичков-одноклассников (Таи, Димы, Тимы), родителей (в частности, бабушки и папы Димы), администрации школы в лице директора и завуча. Е. Мурашова только в конце романа приводит предположение учителя математики, а по совместительству классного руководителя 8-А, Николая Павловича, которое ближе всего к правде. Образ учителя математики весьма интересно представлен в романе. Практически до самого финала автор не дает понять читателю, что Николай Павлович видит, какими на самом деле являются его ученики и что он понимает их стремление.

В начале произведения дается описание учителя с точки зрения трех главных героев: Таи, Димы и Тимы: «очень высокий, сутулый и совершенно седой человек» [20 с. 20], с приятным голосом, который прихрамывает на правую ногу и, по мнению Тимки, совершенно не похож на учителя. Данное впечатление усиливается, когда писательница в развитии сюжета изображает не совсем корректное поведение учителя (проползает под столом, не знает английского языка, признается, что из фортепианных произведений знает только несерьезный «Собачий вальс»). Классный руководитель 8-А показан с точки зрения активной администрации пассивным: не волнуется за учеников, на родительском собрании сами родители проявляют инициативу, пока Николай Павлович тихо проверяет тетради. Помешан на математике и совершенно не замечает, что творится вокруг - такой вердикт выносят директор и завуч школы.

В начале произведения Е. Мурашова обращает внимание читателей, что администрация школы переживает за 8-А класс, пытается разрешить непонятную ситуацию: директор усиленно пытается понять, в какой организации состоят уже два класса и третий собирается вступить: «Религия? Хранители какой-нибудь тайны? Орден? Тайное революционное общество?» [20 с. 137]. Директора более всего волнует странная одинаковость, которая так не свойственна современным подросткам. Однако писательница подчеркивает, что все подростки ходят в одинаковой модной одежде, слушают одинаковую музыку, и никого этот факт не тревожит. Поведение 8- А класса напоминает администрации народовольцев, декабристов, фашистов, прочих революционеров, которые также были объединены общей тайной целью. Завуч решила подойти к проблеме с другой стороны - поговорить с родителями, однако результата их разговор не принес: никто ее не поддержал в опасениях. Получается, что активные действия администрации школы не принесли пользы: так и осталась непонятной деятельность учеников 8-А.

Только когда читатель понимает, что ни директор, ни завуч не смогли ничего сделать, Е. Мурашова обращает внимание читателя на тихого, неприметного классного руководителя. Писательница показывает, что Николай Павлович многое замечает: талантливых учеников и «зубрилок» (Дима и Тая), тех, кто совсем не понимает его предмета (Тима). Даже завуч не может отрицать, что как учитель он необычен, у него существует своя методика преподавания, некоторые «причуды» (делать пометки не красной ручкой, а зеленым карандашом), которые он с легкостью может объяснить (красный - агрессивный цвет, зеленый - цвет надежды, а карандаш всегда можно стереть). Поначалу читатель не может не удивляться, что, какое бы внешкольное мероприятие не задумал класс, на нем всегда присутствует Николай Павлович (прием у Димы, Новый год у учителя в квартире, собрания аларм-гвардейцев там же). Однако постепенно писательница дает некоторые подсказки: учитель - практически единственный из взрослого мира, кто может понять цель их деятельности. Об этом понимании и идет речь в разговоре между отцом Димы и Николаем Павловичем, когда они разговаривают о 8-А классе. И Михаил Дмитриевич, конечно, не понимает и не принимает их устремления, желая увести сына как можно дальше.

Образ учителя в романе «Гвардия тревоги» важен. Во-первых, Николай Павлович - единственный из учителей, кто признает аларм-гвардейцев и стремится им помочь. Во-вторых, именно со слов учителя математики становится понятно, что представляют собой ученики 8-А класса. В-третьих, в романе показан идеальный учитель: он верит в своих учеников (даже в безнадежных, таких, как Тимка), понимает их, прекрасно ориентируется в своем предмете, следит за новыми открытиями в своей сфере, необычно преподает. Все это позволяет говорить о персонаже как о типе учителя- наставника, старшего товарища.

Проанализированные выше произведения о современных учителях. В романе Л. Улицкой показан учитель 1950-х годов. Это другое время (XX век с точки зрения XXI века), другое государство (СССР), другие условия жизни (послесталинское время), другое понимание ее.

1.2МЕСТО Л. УЛИЦКОЙ В СОВРЕМЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ

В конце XX века появляется термин «новая женская проза», связанный с неонатурализмом. Данное явление изучается многими исследователями (Воробьева Н. В. «Женская проза 1980-2000-х годов: динамика, проблематика, поэтика», Габриэлян Н. М. «Взгляд на женскую прозу», Пушкарь Г. А. «Типология и поэтика женской прозы: гендерный аспект: на материале рассказов Т.Толстой, Л.Петрушевской, Л Улицкой», Ровенской Т. А. «Женская проза конца 1980-х - начала 1990-х годов: Проблематика, ментальность, идентификация» и т.д.). Под «женской прозой» понимается проза, написанная женщинами. Однако существуют аспекты, выделяющие женскую прозу в отдельное направление. И. Л. Савкина так ее определяет:

«Самое интересное в женской литературе - то, что есть только в ней и нигде больше: образ женщины, женского начала, увиденный, осмысленный и воссозданный самой женщиной. Когда избирается такой подход к женской прозе, то становится возможным не только поставить в один ряд произведения писательниц, несхожих в своих жанрово-стилевых пристрастиях, но и рассматривать наряду с отечественной - прозу переводную» [28, с. 393].

Возникает вопрос у критиков и исследователей, связанный с разделением мужской и женской прозы. Мы будем придерживаться мнения, что женская проза отлична: у писательниц другое мироощущение, видение, отображение реальности, да и жизненные приоритеты по-иному расставлены. Их больше волнует частная жизнь современного человека. Его мир не менее сложен и загадочен, и изобразить его также важно, как и глобальные злободневные проблемы целой эпохи. Сама Л. Улицкая на данный вопрос отвечает так: «Мир мужской и мир женский - разные миры. Местами пересекающиеся, но не полностью. Есть сферы преимущественно мужского интереса, есть области женского. В женском мире большое значение приобретают вопросы, связанные с любовью, с семьей, с детьми. Для женщины менее важны мужские проблемы борьбы за место под солнцем, карьерные проблемы, иерархические» [37, с. 230].

К женской прозе относят произведения Л. Улицкой, Л. Петрушевской, В. Токаревой, Т. Толстой, Г. Щербаковой.

Л. Улицкая - один из наиболее крупных представителей «женской прозы». Ее произведения известны и в России, и за рубежом. Среди критиков, литературоведов и исследователей часто возникают различные споры относительно значимости ее творчества в современной литературе, однако никто не опровергает тот факт, что книги Л. Улицкой все больше набирают популярность среди читающей публики.

Сама же Людмила Улицкая изначально при выборе профессии отдала предпочтение изучению биологии, поступив на биологический факультет МГУ. В дальнейшем критики будут часто отмечать ее увлечение в изображении каких-либо биологических процессов, даже будут говорить о ее пристрастии к иллюстрированию различных «болезней» героев, словно она ставит им диагноз. Да и довольно часто в ее произведениях встречаются персонажи, профессия которых связана со специальностью писательницы (например, в романе «Зеленый шатер» это Мишка Колесник, Тамара, Дмитрий Сергеевич Дулин). Недолго проработав в Институте генетики, Л. Улицкая была уволена за перепечатку самиздата.

После этого стала завлитом Еврейского театра, писала пьесы, очерки, инсценировки для радио, детского и кукольного театров, рецензировала пьесы и переводила стихи с монгольского языка. Данный период жизни писательница считает важным, потому что благодаря драматургическому опыту, по ее словам, научилась владеть словом и вовремя сказать: «Конец». Л. Улицкая пробовала себя также в роли поэта (стихотворения, вошедшие в роман «Медея и ее дети» (1996 г.) и одно напечатанное стихотворение). Известность пришла к писательнице после выхода по ее киносценариям фильмов «Сестрички Либерти» (1990 г.), «Женщина для всех» (1991 г.) и повести «Сонечка» (1992 г.). Л. Улицкая постепенно идет от небольшой формы к более крупной: от пьес и рассказов к жанру романа.

Также Л. Улицкая написала ряд романов, такие как «Медея и ее дети» (1996г.), «Казус Кукоцкого» (2001 г.), «Искренне Ваш, Шурик» (2003 г.),

«Даниэль Штайн, переводчик» (2006 г.), «Зеленый шатер» (2011 г.),

«Лестница Якова» (2015 г.). Тиражи ее книг достигают двухсот тысяч. Ее произведения переводят на двадцать пять языков мира. Она является обладательницей премии Медичи (1994 г.) за повесть «Сонечка» (1992 г.), русской Букеровской премии (2001) за роман «Казус Кукоцкого» (2001 г.), премии «Большая книга» (2007 г.) за роман «Даниэль Штайн, переводчик» (2006 г.), литературной премии Гринцане Кавур (2008 г.) за роман «Искренне Ваш, Шурик» (2003 г.).

«Проза нюансов» - так говорят о произведениях Л. Улицкой. Писательница обращает внимание читателей на мелкие детали быта, на самые незаметные проявления человеческой души. Данная особенность акцентирует внимание читателей на внутренний мир отдельного человека: на его чувства, эмоции, мысли, переживания. От мыслей, идей, поступков каждого персонажа зависит развитие сюжета, поэтому довольно часто сюжетная канва произведений Л. Улицкой усложняется вставными историями и новеллами.

Сама Людмила Евгеньевна говорит о своем методе работы так: «Я отношусь к породе писателей, которые главным образом отталкиваются от жизни… Не выстраиваю себе жесткую схему, которую потом прописываю, а проживаю произведения» [18]. Сюжет произведений Л. Улицкой возникает из наблюдений писательницы за жизнью людей, из анализа характеров будущих прототипов персонажей, из размышлений о существующих проблемах современного мира. Однако нельзя сказать, что они автобиографичны, писательница рассказывает нам определенную историю персонажа, передавая ему собственные мысли, наблюдения.

Ее герои часто выделяются среди обычных, «нормальных» людей своими физическими недостатками, и эта особенность изображения персонажей переходит от произведения к произведению. В связи с этим многие критики стали считать, что писательница относится к своим персонажам, как ученый к подопытным, не чувствует к ним ни любви, ни сострадания. Один из критиков Л. Куклин считает, что Людмила Евгеньевна в своих произведениях коллекционирует «биологических неудачников», собирает Кунсткамеру уродцев [14, с. 179]. Критик Наталья Савельева соглашается с предыдущим мнением, отмечая, что писательница слишком много обращает внимания на различного вида болезни (онкологические, гинекологические, психические) [27]. И все физические недостатки предоставлены, словно в медицинском пособии. Однако сама Л. Улицкая объясняет причину данной особенности несколько иначе: «Меня занимает не светский человек, а, как правило, люди, которые так или иначе оказались вне нашего социума. Больные, старики, инвалиды, сумасшедшие - аутсайдеры, говоря современным языком. И это не случайно. В «отверженных» гораздо яснее проявляется общечеловеческое нормальное отношение к жизни, чем в тех, кого можно назвать светским человеком» [23, с. 11], - говорит Л. Улицкая в одном из интервью.

В творчестве Л. Улицкой можно выделить основные проблемы, которые наиболее часто встречаются в ее произведениях. Это вопросы жизни и смерти, предназначения человека. В каждой своей книге писательница рассуждает о них, пытается найти ответы, приглашает читателей вместе с ней поразмышлять. Л. Улицкую интересуют также эволюционные процессы, как отдельного человека, так и общества в целом, ей свойственен историзм мышления, переосмысление историко-культурных мотивов в современном мире.

Как было сказано выше, для женской прозы характерно изображение в качестве центральных персонажей женщин. В произведениях Л. Улицкой также чаще всего показаны главные героини, их «женская судьба», их внутренний и окружающий мир, их личные взаимоотношения с другими персонажами.


1.3Л. УЛИЦКАЯ В КРИТИКЕ

Критики и исследователи творчества Л. Улицкой не могут прийти к единому мнению относительно ее значимости в современной литературе: одни считают, что ее произведения уникальны, другие - что она ориентируется сугубо на массового читателя.

Например, Е. И. Трофимова в статье «Женская литература и книгоиздание в России» пишет, что ее проза «колоритна, остра, своеобразна» [35, с. 151], подчеркивает, что Л. Улицкая проявляет интерес к проблемам женского существования, описывает их характеры и судьбы. Михаил Золотоносов считает, что ее женский роман если и продвинут, то в жанровую сторону. По его мнению, Л. Улицкая адаптирует классическую романную форму для массового читателя, «переводит ее на язык сегодняшней культуры» [38, с. 5].

Наталья Савельева относительно романа «Казус Кукоцкого» отмечает, что стиль Л. Улицкой ужасает, неграмотно построены предложения, излагаемые в произведениях мысли хаотичны. Она считает, что писательница смешивает все: любовь, самопожертвование, страсть и похоть. Сюжет, по ее мнению, интересный и захватывающий, но концовки весьма неудачны: люди сходят с ума, кончают жизнь самоубийством, теряют память, однако не дается объяснений, почему так много искалеченных судеб получается в итоге [27].

Лев Куклин согласен с Н. Савельевой: литература, как он считает, должна показывать выход из сложившейся ситуации или, хотя бы намекать на него. В связи с этим он называет Л. Улицкую «бытописателем», так как она только отражает, описывает жизнь, констатирует факты, ничего не подвергая анализу [14, с. 177 - 180].

Александр Вяльцев объясняет цель подробного описания Л. Улицкой бытовой жизни. Он считает, что произведения Улицкой - «это жития современных святых на фоне погрязшего в блуде и страсти человечества, освободившегося от страха жизни» [5, с. 11]. К мнению критика присоединяется и С. И. Тимина. В статье «Медея XX века: полемика, традиция, миф» она рассматривает роман «Медея и ее дети». Исследователь считает, что Л. Улицкая входит в разряд тех писателей, «которые даже в страшные времена не боятся поместить смятенную и попираемую, но всё же бесконечно сильную человеческую душу в центр созидаемого ими мироздания» [33].

Как уже говорилось ранее, к женской прозе критики отрицательно относятся из-за сгущения черных красок. Произведения Л. Улицкой не стали исключением. Наталья Савельева осталась недовольной изображением бытовой стороны жизни, отраженной в произведении «Казус Кукуцкого»:

«Словно окунули меня в черную зловонную краску: так тяжело было на душе от пошлости и надуманного трагизма» [27].

Лев Куклин в статье «Казус Улицкой» рассуждает, почему книги Л. Улицкой становятся все популярнее. Критик обвиняет писательницу в том, что она пишет исключительно на заказ, продавая вдохновение и рукопись.

«В чем заключается секрет читательского успеха Людмилы Улицкой? Да в том же самом, в чем заключается на Западе массовость признания теории Зигмунда Фрейда: несчастных, ущербных, не удовлетворенных жизнью людей гораздо больше, нежели нормальных, оптимистичных, довольных работой и жизнью. Короче говоря, и Фрейд, и Улицкая предназначены не для счастливых…» [14, с. 183].

Е. Щеглова не согласна с мнением критика, рассуждая, что писательница изображает не ущербных людей, просто она стремится не столько заинтересовать читателя историей об отдельной жизни героя, а сколько научить его состраданию. Вот что она пишет: «JI. Улицкая подкупала и подкупает не просто интересом к человеческой личности, а состраданием к ней - вовсе делом в нынешней литературе нечастым» [42, с. 185].

Да и сама Л. Улицкая говорит о своих героях: «Мы живем в обществе, сознание которого так искривлено, что значимость имеют, например, большие начальники… Когда я говорю о «маленьких», «незначительных», то почти всегда это означает социальный неуспех, неумение пробиться на «место под солнцем», часто это и слабость, иногда даже физическая. Это люди, на которых мало кто обращает внимание. Иногда среди этих «неудачливых» оказываются люди с незыблемыми моральными принципами, не желающие жить по тем законам, которые им чужды» [2, с. 287 - 288].

Сергей Беляков считает, что Л. Улицкая - кандидат в классики. Он аргументирует свое предположение. Критик пишет, что произведения писательницы нельзя отнести к массовой литературе, хотя Людмила Улицкая становится все популярнее именно у массового читателя. С. Беляков объясняет, что она нашла тропинку к тому самому массовому читателю, при этом оставшись на своей позиции, не понижая ради него своего уровня.

«Словом, Улицкая стала едва ли не первым серьезным писателем, отвоевавшим у массовой литературы изрядный кусок читательского рынка» [1].

Наталья Танкова говорит о романе «Медея и ее дети»: «… ловлю себя на мысли, что к роману Улицкой тянет вернуться, перечитать, насладиться» [31, с. 15].

Несмотря на то, что сама Людмила Улицкая отмечает некоторую «неприязнь» критиков, все же в целом отзывы о ней и ее творчестве скорее положительные. Все признают, что сюжеты ее произведений захватывают, герои не могут оставить читателей равнодушными по отношению к их судьбе.

Мнение критиков сходится в одном: популярность Л. Улицкой возрастает, ее произведения читаются не только в России, но и за ее пределами.

2.ИДЕЙНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ОБРАЗА УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА В РОМАНЕ Л. УЛИЦКОЙ «ЗЕЛЕНЫЙ ШАТЕР»

2.1«ЗЕЛЕНЫЙ ШАТЕР» В ТВОРЧЕСТВЕ Л. УЛИЦКОЙ

Роман Л. Улицкой «Зеленый шатер» вышел на прилавки магазинов в 2011 году и был встречен неоднозначно, впрочем, как и все ее творчество: одни считают, что это неудачный роман писательницы, другие с ними не согласны.

Основой для написания романа стал рассказ Л. Улицкой с одноименным названием, который должен был выйти в сборнике рассказов

«Люди нашего царя». Однако в последний момент она решила убрать его, увидев в нем проблему, которую можно раскрыть в произведении большего масштаба.

«Зеленый шатер» затрагивает диссидентскую тему. Л. Улицкая не ставила своей целью отобразить все проявления диссидентского движения, она решила изобразить людей, которые первыми начали мыслить иначе, первыми решили обрести свободу от гнета государственного строя. Эти люди прошли тернистый путь, который и описывает писательница в романе.

Основная идея романа связана с диссидентской темой. Л. Улицкая через образ «зеленого шатра» говорит о всемирном примирении и прощении. Однако в ходе написания романа появляется еще одна значимая проблема, актуальная для современного общества. О ней Л. Улицкая в одном из интервью для «Газеты.ru» так говорит: «… теперешнее поколение гораздо более ручное и послушное, чем шестидесятники. Теперешние покупаются просто за деньги, большие или не очень, а те на свои компромиссы шли, чтобы в лагере не оказаться. Есть разница» [6]. Писательница с разочарованием замечает, что раболепие перед властью, бюрократия, власть чиновников - все, с чем боролись в XIX - XX веках, осталось.

Временные рамки произведения охватывают следующий временной промежуток: с начала 50-х годов XX века до 1996 года. Критики и литературоведы говорят, что время романа Л. Улицкой зафиксировано между

двумя важными историческими событиями: датами смертей И. В. Сталина (1953 г.) и И. Бродского (1996 г.).

Главные герои произведения - Миха, Илья и Саня - три друга детства, судьба которых описана в произведении. Литературоведы отмечают, что наиболее удачная часть романа - это описание школьных дней, которая отличается целостностью, логичностью, далее сюжет словно «разваливается», «разъединяется» на отдельные самостоятельные главы, отдельные рассказы, которые объединяет связь с одним из главных героев. В романе «Зеленый шатер» большое количество второстепенных персонажей и историй, с ними связанных, поэтому сюжетные линии часто обрываются. По этой причине у читателя создается впечатление, что сюжетная канва «разваливается». Такую композицию литературоведы называют «дискретной», однако, по мнению некоторых критиков, относительно произведений Л. Улицкой данное определение неприменимо, даже называют главы не отдельными рассказами, а сериями из обычного сериала [15].

Отдельные пункты обвинения критиков в адрес «Зеленого шатра» не отличаются от тех, которые относятся ко всему творчеству Л. Улицкой (неряшливость в мыслях, стилистические ляпы). Также снова возникает спор о ее биологических вставках (например, А. Кунику не понятно, почему учителю литературы приходит ассоциация с имаго). Снова критики говорят о появлении в романе персонажей с «диагнозами» (Виктор Юльевич без руки, ребенок Ильи страдает аутизмом, двоюродная сестра Михи - инвалид). Опять же говорят о том, что Л. Улицкая увлеклась бытописательством вместо анализа ситуации.

Писательницу также обвиняют в фактических неточностях: например, Тула не была сдана немцам; Александра Первого на самом деле не называли Освободителем, как утверждается в романе. «Освободителем» на самом деле был назван Александр II. Критиков не устроило, что Л. Улицкая в последней главе «Конец прекрасной эпохи» вводит трех персонажей: Иосифа, Марию и дитя. А. Куник считает, что «святое семейство» вместо священного трепета не может не вызывать улыбки на лицах читателей [15].

В произведении есть два ключевых понятия, с которыми связаны основные проблемы произведения: «зеленый шатер» и «имаго».

Одной из проблем, поставленных в романе, является проблема взросления личности. Л. Улицкая не разрешает ее, только делится своими мыслями и наблюдениями, предоставляя самим читателям найти способ решения. Данный способ освещения проблемы является характерной особенностью творчества писательницы.

Л. Улицкая в одном из интервью прямо говорит, что ее беспокоит инфантилизация современного общества. В произведении представлены две стадии развития человека: имаго - взрослой личности, которая достигла окончательной ступени развития, и неотении - феномене, где недоразвитая личность, «личинка», имитирует взрослую личность, даже в неразвитом состоянии может приступить к размножению. Люди, по наблюдению писательницы, хотят оставаться вечно молодыми и прекрасными, однако инфантильное состояние перечеркивает чувство ответственности, присущее взрослым.

Название романа «Зеленый шатер». Он отражает вторую важную для Л. Улицкой тему вечного, христианского примирения. Время, которое изображает писательница, неспокойное, когда люди предавали друг друга, боялись, скрывали правду. Все оказались пострадавшими. «А зеленый шатер всех примиряет - и тех, кто предал своих друзей, не сумев противостоять давлению власти, и тех, кто это давление выдержал. Все равно все они предстанут перед лицом Господа и, надеюсь, будут прощены» [9], - говорит писательница. Через проблемы шестидесятых годов Л. Улицкая выходит на вечную тему бытия: прощения самого себя, близких людей и окружающего мира.

В России роман известен под названием «Зеленый шатер». Однако «…в процессе работы эта самая веточка, связанная с «подростковой» цивилизацией, в которую мы вступили, и вся эта тема сильно выросла…» [6]. В связи с этим Л. Улицкая решила изменить название романа на «Имаго», однако, по мнению издателей, российские читатели не имеют представления о данном слове и ассоциаций, связанных с ним, у них не возникнет. Поэтому было решено, что за рубежом роман будет называться «Имаго», а на родине

- «Зеленый шатер». По мнению писательницы, вариант «Зеленый шатер» даже более удачный для России: нынешнее общество больше нуждается в снятии агрессии, чем в рассуждении на тему «имаго».

Проблема взросления непосредственно связана с изображением образа учителя в романе. Мысли и взгляды Виктора Юльевича Шенгели - это и размышления писательницы по данному вопросу. Автор считает, что культура дает неплохую точку опоры для любого человека в дальнейшем жизненном пути. В интервью Л. Улицкая на вопрос о переходе во взрослое состояние отвечает, что нужно жить своими собственными представлениями, считаясь с некоторыми данными общества и времени. Сам путь взросления одинок, но «счастье, когда попадаются на этом пути учителя, друзья, единомышленники» [6]. Один из критиков, А. Куник, считает, что роман Л. Улицкой - это роман-воспитание [15].

Однако книга «Зеленый шатер», как и все предыдущие произведения писательницы, несмотря на негативную критику, был в целом принят читателями положительно.

2.2СТРУКТУРА ОБРАЗА ШЕНГЕЛИ

Виктор Юльевич Шенгели - второстепенный герой романа Л. Улицкой

«Зеленый шатер». Образ Шенгели является ключевым в реализации одной из главных проблем романа: взросления человека. Людмила Улицкая передает свои мысли и наблюдения по данному вопросу посредством размышлений Виктора Юльевича. Читатели наблюдают, как Шенгели решает следующую задачу: как вырастить из маленьких, несмышленых детей настоящих взрослых. В романе нам показано, что в школьные годы два человека оказали на главных героев (Илью, Миху, Саню) особое влияние: бабушка Сани - Анна Александровна и Виктор Юльевич. В романе «Зеленый шатер» учитель сыграл судьбоносную роль в дальнейшей жизни своих учеников. Шенгели дает ребятам точку опоры в виде «литературной пилюли», благодаря которой они стали «инакомыслящими» для государства, «шестидесятниками».

Данная работа посвящена анализу образа персонажа. Мы будем исходить из определения «персонаж», данного в «Литературной энциклопедии терминов и понятий» под редакцией А. Н. Николюкина. В данной энциклопедии разводятся понятия «герой» и «персонаж», что является принципиально важным.

«Герой - это действующее лицо в литературном произведении, а также носитель точки зрения на действительность, на самого себя и других персонажей… Нивелирующую роль играет, очевидно, понятие «образ»; разграничительную - понятие «персонаж», под которым обычно подразумевается «субъект действия», «действующее лицо», а также субъект речи. Персонаж может быть отличим от литературного героя по степени участия в действии - как второстепенно действующее лицо и как субъект высказываний, не доминирующих в речевой структуре произведения. Второй критерий особенно важен в произведениях эпистолярной, исповедальной и дневниковой формы или в случаях с героями-резонерами в эпике, где у них может не быть сюжетных функций…» [22, с. 176 - 177].

Для создания образа учителя, Л. Улицкая использует имя В. Ю. Шенгели, его портретные характеристики, сведения из биографии, характеристику другими персонажами.

Судьба Шенгели нам показана на трех этапах его жизненного пути:

1.Предыстория (до Московской школы)

2.Преподавание в Московской школе

.После увольнения из школы

Имя - одно из наглядных способов, точно передающих характер персонажа. Писатель не всегда задумывается над его выбором. Бывает, что неосознанно, на уровне интуиции, автор подбирает точное, емкое имя для героя.

Фамилия Шенгели может вызвать ассоциацию с Геннадием Аркадьевичем Шенгели, известным русским поэтом, переводчиком, филологом-стиховедом. Аркадий Геннадьевич какое-то время преподавал в литературно-художественном институте. Студенты с любовью вспоминали о своем наставнике. Г.А. Шенгели мог внимательно прочитать стихотворение только начинающего, пробующего свои силы поэта и, внимательно его изучив, найти признаки будущего таланта. Геннадий Аркадьевич был для студентов и прекрасным преподавателем и хорошим другом, как и Виктор Юльевич для своих учеников. Интересным представляется и тот факт, что, когда речь заходит о поэте А. Тарковском, упоминают и его наставника Г.А. Шенгели. Разница в их возрасте около четырнадцати лет, примерно такая же разница и у героя романа с его учениками. Поэтому можно предположить, что Г.А. Шенгели является прототипом литературного Шенгели.

Обратимся к этимологии его фамилии. Существует три варианта происхождения фамилии Шенгели, однако мы обратимся к одному из значений. В самом произведении Л. Улицкая дает нам подсказку, к какому языку ближе фамилия персонажа: «Был Виктор Юльевич многокровка, носил грузинскую фамилию, писался русским…» [36, с. 54].

Фамилия Шенгели образована от прозвища «Шенгел», которое ведет свое начало от двух грузинских слов: притяжательного местоимения «sheni» и существительного «gela». Первое из них переводится как «твой», а второе - «комната».

«Мой дом - моя крепость» - данная поговорка отражает суть образа героя. Писательница акцентирует внимание читателя, что Виктору Юльевичу не нравится общественная и политическая обстановка в стране, поэтому он искал убежища в книгах, в школе, дома. «Жизнь за пределами книжного пространства была какая-то оскорбительная, зато в книгах билась живая мысль, и чувство, и знание. Разрыв был непереносим, и все более он погружался в литературу» [36, с. 56]. В школе он «погружался» в иной мир: мир детей, школьников, где учитель выполняет роль проводника, наставника, способствует взрослению своих воспитанников. Значит, школа также является некоей комнатой, где Шенгели мог почувствовать себе защищенным, быть свободным от рамок, выставленных государством. Дома от бытовых, «низких» проблем его бережно оберегает мама, Ксения Николаевна.

Получается, Виктор Юльевич не принимает пошлую бытовую сторону жизни, создает своеобразный щит (комната, окружение, книги), помогающий существовать ему в современной реальности.

Проанализировав этимологию фамилии персонажа, обратимся к имени. Виктор с латинского означает «победитель». Писательница дает имя герою яркое, звучное, характеризующее человека с сильным характером. На наш взгляд, оно точно отражает суть персонажа. Главная победа любого учителя- словесника - вырастить достойное поколение читающих, уважающих родной язык людей. Благодаря Шенгели выросло целое поколение умеющих читать ребят. Даже уход Виктора Юльевича из школы Л. Улицкая изображает не как поражение, а победа над остальными учителями. Наивысшей наградой является признание его как педагога учениками, а не коллегами по работе, администрацией, государством. Благодарные бывшие школьники на выпускной устроили феерию, в которой Л. Улицкая показывает, насколько восхищаются ученики своим учителем. Было очевидно, что ребята прощались не со всей школой, а только с одним-единственным учителем.

Однако и отчество у персонажа громкое - Юльевич. Возникает невольная ассоциация с Юлием Цезарем, великим древнеримским полководцем, политическим деятелем. Поэтому, знакомясь с персонажем только на уровне имени, читатель ожидает увидеть в дальнейшем развитии сюжета настоящего победителя, великого человека, завоевателя, поистине сильного духом. Л. Улицкая показывает, что у простого учителя русского языка и литературы есть грандиозная цель: написать книгу об инициации детей, о переходе учеников во взрослую жизнь. Такие амбиции достойны Юлия Цезаря, учитывая время, когда учитель решил написать свою работу.

Людмила Улицкая нарекает своего персонажа и противоположным официальному, домашним именем Вика. Создается противоречие между громким, победоносным «Виктором Юльевичем» и нежным именем, обозначающим женское начало. Персонаж, носящий данное имя, обладает следующими качествами: эмоциональность, чувствительность, тонкая душевная организация. С одной стороны, из этого вытекает важное качество для учителя-словесника: чуткость к восприятию литературных произведений, особенно поэтических. «Другие ребята это пристрастие учителю прощали. Стихи представлялись им делом женским, слабоватым для фронтовика» [36, с. 43]. С другой стороны, женское начало у мужчины предполагает некоторую мягкость характера, неспособность организовать свою жизнь.

Имя «Вика» впервые встречается во второй главе при знакомстве с персонажем. Так называет учителя его мама, Ксения Николаевна. В романе показано отношение матери к сыну: она заботится о нем, ухаживает, можно сказать, что даже излишне опекает его. Повествователь прямо не говорит об этом, но обращает внимание на детали, по которым читатель может так рассуждать.

В тексте используются также прозвища, которые глубже раскрывают личность Шенгели и отношение к нему других персонажей. Л. Улицкая показывает градацию отношений (от официально-деловых до дружеских) между Шенгели и его подопечными через имена, которыми его называют ученики. Помимо официального «Виктор Юльевич» ученики между собой называют его по-разному. Первое его прозвище, прозвучавшее в начале второй главы - «Рука». Дано оно было по физическому недостатку учителя - отсутствию правой руки. Однако, кроме данного прозвища, один из учеников, Илья, называет его просто «Юлич». Такое наименование говорит о дружеском, даже панибратском, взаимоотношении учителя и ученика. Кконцу обучения участники кружка «Люрс» стали называть учителя домашним именем «Вика». Л. Улицкая отмечает: «Даже стали звать его Викой - уже не за глаза. И он не возражал…» [36, с. 110]. Перемена именования свидетельствуют о том, что взаимоотношения учителя с его учениками перешли из официальных отношения в дружеские.

Портрет в литературном произведении - изображение внешности героя: его лица, фигуры, одежды, манеры держаться. Л. Улицкая дает не слишком подробный портрет Виктора Юльевича, описание героя отрывками разбросано по всему произведению.

При первом знакомстве главных героев с новым учителем повествователь выделяет Шенгели из толпы его коллег посредством портретных характеристик. Во-первых, что замечают и ученики и отмечает рассказчик, это отсутствие руки; во-вторых, его уверенная походка; в- третьих, особая красота Шенгели: «Он был скорее молодой, лицо красивое, почти как у киноактера, но излишне подвижное: он то улыбался неизвестно чему, то хмурился, то подергивал носом или губами» [36, с. 41]. Своеобразие мимики, казалось бы, говорит об обращенности героя в себя, погруженности в свои мысли. Однако по ходу развития сюжета читатели узнают причину внешних странностей персонажа: это последствия Великой Отечественной войны, которую прошел Виктор Юльевич, - ранение и контузия.

На протяжении всего романа не раз указывается, что Виктор Юльевич был красив. Его особая внешность притягивает к себе женщин. Повествователь подчеркивает, что физический изъян был для них неким доказательством, как выяснилось ошибочным, что инвалид «будет принадлежать им полностью и безраздельно» [36, с. 56]. Конечно, романы были, причем автор подчеркивает, что женщин Шенгели выбирал прекрасных, но именно из-за своей беспомощности персонаж решает, что не поставит себя в унизительную зависимость от будущей жены, поэтому в свои тридцать лет он все еще холост. Даже школьницы заворожены личностью учителя: они очарованы его харизмой, поведением, речью.

Есть несколько примечательных деталей внешнего вида Шенгели, которые выделяет Л. Улицкая: старорежимный портфель, с которым ходит Виктор Юльевич в школу, старомодные очки в металлической оправе. Можно предположить, что данные предметы - олицетворение связи с прошлой литературной эпохой, XIX веком, о которой рассказывает Шенгели на уроках. Писательница использует в романе одно сравнение, которое подтверждает данное предположение: «Он, как Гулливер в стране лилипутов, каждым своим волосом был привязан к почве русской культуры…» [36, с. 81].

Л. Улицкая обращает внимание читателей на то, что рукав пиджака Шенгели был подколот чуть ниже локтя, - одно из проявлений заботы матери, Ксении Николаевны. Она же помогает сыну в делах, которые сложно делать одной рукой: резать хлеб, намазывать масло, взбивать мыльную пену для бритья.

Преподавание в школе становится единственной любовью Шенгели. Писательница подчеркивает, что время преподавания в московской школе для Шенгели было самым счастливым. Сбылись все мечты учителя: ученики преклонялись перед ним, работа о теме взросления писалась, появились юная жена и маленький ребенок. «Улыбался во сне, улыбался, просыпаясь» [36, с. 115].

Л. Улицкая в каждом произведении говорит о «миссии» человека в жизни. В одном из интервью она, рассуждая о предназначении человека, говорит: «Я только знаю, что если он это задание выполнил, - ему хорошо. Он испытывает чувство удовлетворения, находится в мире с жизнью. Потому что если тебе трудно, но ты знаешь, что делаешь то, что должен, - это не вызывает раздражения» [38, с. 5]. В романе «Зеленый шатер» писательница показывает, что предназначение Шенгели - преподавать в школе.

Биография является одной из важных характеристик персонажа.

О Викторе Юльевиче Шенгели говорится в первых главах (во 2, 4, 5) - благодаря им мы узнаем о фактах биографии, которые повлияли на формирование его личности.

Всю предысторию персонажа Л. Улицкая дает нам во второй главе

«Новый учитель», в которой читатель знакомится с личностью Виктора Юльевича. Автор сначала вводит Шенгели в сюжет, а после с помощью приема ретроспекции представляет значимые факты из прошлой жизни учителя, благодаря которым раскрывается личность персонажа.

Л. Улицкая начинает вести повествование прошлой жизни Шенгели с начала Великой Отечественной войны. Автор обращает внимание читателей, что Шенгели попал в ряды солдат, а точнее, офицеров, когда был еще девятнадцатилетним студентом, не окончившим педагогический институт. Война повлияла на будущего учителя и в физическом (потеря руки, контузия), и в психологическом плане. Повествователь изображает первый бой Шенгели: его впечатления, мысли, произошедшие события. После того, как он остался по «счастливой» случайности в живых, автор показывает, насколько персонаж страдал чувством вины перед павшими: снились сны, в которых к Шенгели приходил «одутловатый солдат», как следствие, Виктор Юльевич постоянно задавался вопросом: почему он остался в живых, а не его

По сравнению с описанием впечатлений о войне, о студенческой жизни персонажа рассказывается немного. Виктору Юльевичу предложили поступить в аспирантуру и в качестве темы будущей работы дали тему связей А.С. Пушкина с зарубежной литературой. Писательница показывает сомнения персонажа: он желает преподавать детям («…знал теперь, чему учить» [36, с. 50]). Можно провести параллель с романом Э. М. Ремарка «Возвращение», где рассказывается также о бывшем солдате, который стал преподавать детям. «Мне хотелось бы, чтобы дети ощутили ветер и вечную тревогу туч. Но об этом в учебном плане ничего не сказано...» [25, с. 172]. Оба героя хотят научить детей чувствовать и любить жизнь, не идти на поводу у государственного строя.

С аспирантурой ничего не вышло, так как научного руководителя Шенгели посадили за низкопоклонство перед Западом и космополитизм. А самого Виктора Юльевича отправили по распределению в поселок Калиново Вологодской области. Столкновение с деревенскими учениками заставило о многом задуматься Виктора Юльевича. Назревает основа его будущей исследовательской работы.

Л. Улицкая показывает сложность характера персонажа. С одной стороны, можно говорить о его смелости, наблюдательности, гуманности, любви к литературе, стремлении учиться и желании преподавать. А с другой стороны, нам представлен человек с искалеченной душой (все-таки войну сложно вылечить за небольшой промежуток времени).

Также Л. Улицкая показывает родословную Виктора Юльевича Шенгели. Это одна из тем, которую писательница рассматривает практически во всех своих произведениях. Персонажа сложно отнести к определенной национальности. По линии отца в его жилах текла кровь деда грузина, бабушки немки, по линии матери - еврейский прадед, вологодская бабка. От каждого из них Виктор Юльевич перенял особые черты. Музыкальность персонаж унаследовал от грузинского деда, от бабушки- немки - рациональный склад ума и хваткую память, от еврейского прадеда - пышные волосы и тонкую кость, а от русской бабушки - светлые глаза. Подробно описано о том, какие черты достались персонажу от предков, однако Виктор Юльевич не относит себя ни к одному народу: «Чего в Викторе Юльевиче категорически не было - гордого чувства принадлежности к какому-либо народу» [36, с. 55].

Национальная тема для Л. Улицкой является особенной: с одной стороны, ей важно показать трудность и бессмысленность самоидентификации с конкретным этносом (кроме Виктора Юльевича данная тема также связана с другими героями романа), а с другой, каждый человек наделен особыми чертами своих предков.

Преподавание в московской школе - самое счастливое и плодотворное время в жизни Шенгели.

Писательница показывает, что школа в Москве - место, где Шенгели реализовал себя как учитель-практик и как педагог-теоретик. Его окружают простые ребята - мальчишки, которые «баловались на уроках, жадничали, дрались, а потом вдруг замирали и задавали настоящие вопросы» [36, с. 53- 54]. Эти дети, в отличие от своих сверстников из деревни, никогда не сталкивались с такими проблемами, как работа на полях, ответственность за семью, раздумья о завтрашнем дне. Л. Улицкая вводит персонажа, когда ребята переходят в шестой класс. 12 - 13 лет - это начало переходного возраста, времени, когда школьники начинают взрослеть. Именно этот период интересует учителя с точки зрения его исследования.

В ходе развития сюжета нам даны части уроков литературы, которые преподает Шенгели, работа кружка «Люрс», подробно расписаны наблюдения учителя за изменениями, происходящими с учениками, и предположения, которые он выдвигает в связи с данной проблемой. Помимо изображения его работы, писательница показывает и частную жизнь учителя. Повествователь показывает отношение Виктора Юльевича к действительности (государственному строю СССР 50-х годов, жизни людей в советское время). «Государство с поврежденным рассудком» [36, с. 116], - характеризует персонаж политическую ситуацию в стране. Поэтому и окружающая жизнь соответствующая: грязная, пошлая, без наличия романтики, - такой ее представляет Виктор Юльевич. Нет тех идеалов, о которых говорится в литературных произведениях. Неудивительно, что для Шенгели отдушиной являются работа, книги и женщины. «Какой оазис средискучного безобразия!» [36, с. 60]. Они формируют особое пространство, иной, прекрасный мир, куда сбегает учитель от ужасного времени. Но прекрасные женщины требуют брака, который немыслим для Шенгели. Все- таки они связаны с тем бытовым, «пошлым» миром, который он не желает принимать. Поэтому ту самую «прекрасную даму» он находит в Кате Зуевой, своей ученице. Она сравнивается с Наташей Ростовой, героиней романа- эпопеи «Война и мир» Л.Н. Толстого, ассоциирующейся с образом идеальной женщины. Является ли любовь между учителем и ученицы ошибкой, или это изображение бунта против системы, сказать сложно. Однако после этого выбора Шенгели увольняют из школы.

Виктор Юльевич - человек, для которого смысл жизни заключается в школе. Повествователь говорит об отношении Шенгели к работе: «Но «охомутала» его на самом деле работа. Самым интересным для Виктора оказалось общение с тринадцатилетними мальчишками» [36, с. 53].

Л. Улицкая дает читателю встретиться с бывшим учителем после увольнения из школы только спустя 10 глав, через 15 лет. Глава называется «Дом с рыцарем», она небольшая по объему (всего 4 страницы). Однако предоставленных сведений вполне достаточно, чтобы понять, что произошло с Шенгели и каким он стал. Л. Улицкая описывает происходящее глазами одного из учеников, Ильи (персонажа, который больше знает о жизни и лучше других разбирается в людях).

Название главы может пониматься неоднозначно: либо говорится о самом доме со скульптурой рыцаря в нише у парадной двери, либо о доме, в котором живет одинокий «рыцарь» (Шенгели). Недаром Илья сравнивает бывшего учителя с рыцарскими образами: «Был такой блестящий, элегантный, помесь Дон Кихота с Сервантесом» [36, с. 327]. Виктора Юльевича можно сравнить с «рыцарем печального образа», так как оба персонажа мечтали воплотить свои мечты в жизнь, но оба потерпели поражение при ее осуществлении. Оба родились не в свое время: эпоха Дон Кихота - эпоха рыцарских побед, а век Виктора Юльевича - золотой XIX

век. Внешние характеристики учителя и Сервантеса отчасти совпадают: отсутствие одной руки.

Снова стоит обратиться к имени персонажа. Виктор Юльевич - победитель в квадрате («виктория», «Юлий Цезарь»), однако Цезаря на вершине его славы ждала смерть, поражение.

Шенгели на данный период уже сорок шесть лет. А, как известно, мужчина в этом возрасте достигает полного расцвета сил: сложившаяся карьера, семья, личные достижения. Однако писательница показывает нам жизнь бывшего учителя полностью расходящейся с представлениями об успешном человеке. С женой развелся, мама умерла, живет снова на старой квартире. После ухода из школы работал какое-то время смотрителем в Музее Советской армии, теперь, по-видимому, уже нигде не работает. Развивал тему об имаго, даже выдвинул новую теорию, однако книгу так и не дописал.

После ухода из школы судьба Шенгели изменилась кардинальным образом. Один из частых вопросов, задаваемых критиками относительно особенностей творчества Л. Улицкой, - вопрос об изображении в ее произведениях большого количества искалеченных по неизвестным причинам судеб. Для писательницы важна проблема, связанная с предназначением человека. В одном из интервью Л. Улицкая говорит: «Я только знаю, что если он это задание выполнил, - ему хорошо. Он испытывает чувство удовлетворения, находится в мире с жизнью. Потому что если тебе трудно, но ты знаешь, что делаешь то, что должен, - это не вызывает раздражения» [38, с. 5]. Писательница показывает в своих произведениях, что происходит с персонажем после того, как он выполнил свою миссию. Человек будто выпадает из жизни, ничем уже не занимается, часто замыкается в своем пространстве, его состояние напоминает своеобразный «анабиоз». Например, в повести «Сонечка» главная героиня после того, как умер ее муж и уехала дочь, живет одна в квартире, практически никуда из нее не выходит, читает книги и спокойно ожидает

своей смерти. Если придерживаться данной точки зрения, становится понятно, почему Шенгели изображается в данном состоянии. Его миссия выполнена: он воспитал людей, способных и умеющих читать, передал им свои знания, мысли. Наблюдениями относительно темы имаго он поделился с друзьями и учениками, однако, не может не печалить читателей тот факт, что он не написал книги, чтобы и последующие поколения могли бы ознакомиться с его рассуждениями. А дальше, похоже, ничего не остается, как оставить прошлую деятельность, поэтому он отказывается от нее.

Поменялся и портрет бывшего учителя по сравнению с тем, каким он был раньше.

Писательница не показывает персонажа в действии: он ничего не пишет, не обдумывает, не работает, даже не читает, он просто спит на кушетке. Как следствие, создается впечатление, что его квартира - некое

«сонное царство», где жизнь замирает, не движется. Это и есть изображение того самого «анабиоза», о котором было упомянуто выше.

«Некрасиво откинув голову и приоткрыв рот, спит, немного похрапывая» [36, с. 327]. Ключевое слово - «некрасиво», остальные детали являются лишь подтверждением (храпит, рот открыт, небрит, полупьян, отсутствие двух зубов). Рукав вшит, видимо для удобства, а не подколот, как раньше. Если вернуться к предыдущим главам, в описании Виктора Юльевича несколько раз подчеркивалась его красота, некая притягательность. Стремление к идеалу, элегантность, образованность, просвещенность, окружение себя прекрасным - таким изображался учитель. Теперь же он «небритый, пожелтевший, пожилой человек…» [36, с. 327]. Единственное, что остается прекрасным, это рука персонажа, описанию которой автор уделяет больше внимания. Она остается такой же, как и раньше: с длинными бледными пальцами без костяшек, с ровными ногтями. Его аристократическая рука - единственное свидетельство былой красоты персонажа.

Если сопоставить первый портрет персонажа и описание его внешности через 15 лет, можно увидеть, что он изменился, прежними остаются только несколько деталей.

С помощью изменения в портрете Л. Улицкая показывает, что с потерей работы Виктор Юльевич потерял и смысл жизни, и всякое желание жить.

Л. Улицкая обращает внимание читателей на некоторые детали интерьера, которые помогают раскрыть характер и судьбу персонажа.

«Темно-красная скатерть откинута с половины стола, на обнаженном пятнистом дереве толстая тетрадь, ручка, стакан темного, как йод, чая. Да, на этой плюшевой скатерти писать нельзя» [36, с. 327]. Толстая тетрадь и ручка

олицетворение работы Шенгели о проблеме «имаго», которая, по- видимому, так и не будет написана. Чай - напоминание о времени, когда была жива мама, которая всегда заваривала крепкий чай в память об умершем муже. Напиток налит в стакан, отмечает Илья. Не в кружку, не в чашку (как раньше наливали в семье Виктора Юльевича), а в стакан. Кажется, что персонаж не видит разницы, куда уже наливать, так как это не имеет никакого значения: главное, что есть во что, а красиво это или нет, для него уже не важно.

Единственное, что еще прекрасно в доме, это рюмки «коньячные, брюхатенькие» (причем использован уменьшительно-ласкательный суффикс

еньк-, что подчеркивает отношение Шенгели к алкоголю). Он держит их за ножку, ласково. Похоже, единственное, что интересует персонажа, это хороший алкоголь. Виктор Юльевич давно не выходит из дома, судя по тому, что в доме никакой еды нет.

Один, окруженный лучшими русскими книгами, спит бывший учитель. Ему не нужно уже знать, что происходит в мире, книги, которые он хотел прочитать, он прочитал, а написание работы не так и важно, как и все остальное. Жизнь сыграна, а он неизвестно для чего остался.

Финал персонажа печален, опустившийся, спивающийся в одиночестве человек без семьи и работы. Виктор Юльевич, с одной стороны, выполнил свою миссию, вырастил людей, умеющих и любящих читать; с другой стороны, не реализовал себя как учитель полностью: всего один выпуск его учеников, книга «Русское детство», которая так и не будет написана, неудачная судьба его любимых учеников. «Да, гениальный неудачник. А Миха - бесталанный поэт, идеалист. Саня - несостоявшийся музыкант. А я теперь стукач… Хорошая компания» [36, с. 328], - подводит итог всем судьбам Илья.

2.3ПРЕПОДАВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ В ПОНИМАНИИ ШЕНГЕЛИ

«Литература - лучшее, что есть у человечества. Поэзия - это сердце литературы, высшая концентрация всего лучшего, что есть в мире и в человеке. Это единственная пища для души. И от вас зависит, будете вы вырастать в людей или останетесь на животном уровне» [36, с. 44], - говорит своим ученикам Шенгели. Л. Улицкая показывает влияние искусства на жизнь человека через изображение уроков литературы. В одном из интервью писательница рассказывает, что культура может дать точку опоры в жизни:

«Я принадлежу к читающему поколению - множество моих жизненных открытий произошло из чтения книг» [6]. В тексте романа подчеркивается значимость уроков литературы в воспитании человека. Авторская позиция относительно данной проблемы обозначена в приведенных выше словах учителя из романа «Зеленый шатер». Поэтому понятно, с какой целью Л. Улицкая включает в произведение учителя-словесника и вводит в текст некоторые отрывки его уроков.

Литература становится точкой опоры для учеников Шенгели. Л. Улицкая на примере изображения трех разных судеб (Михи, Ильи и Сани) показывает, как знакомство с художественным миром литературы влияет на детей.

Миха Меламид из бедной многочисленной еврейской семьи, кочует от родственников к родственникам, так как родители его умерли. Миха является объектом для насмешек среди учеников: «…он был идеальной мишенью для всякого неленивого - классическим рыжим… к тому же - еврей и очкарик» [36, с. 11]. Писательница обращает внимание читателей, что герой начал писать стихи с раннего возраста, еще до знакомства с Шенгели. Для него литература - выход из несправедливого мира, где не существует этнических предрассудков, где нет «низости».

Илья Брянский из «неблагополучной семьи», живет с матерью. Растет сам по себе, «уличное» воспитание, как часто говорят о таких детях. Одет хуже всех в классе, имеет высокий рост, худ. Также является объектом для насмешек, но, в отличие от своих друзей, научился увиливать от драк и издевок с помощью собственных едких замечаний относительно себя и других. Фотоаппарат, подаренный отцом, является зеркалом, через которое персонаж видит окружающий мир, подмечает его детали. Через фотографии Илья передает свое видение окружающей жизни. Мир, изображенный в книгах, изучаемых на уроках литературы, стал эталоном, по которому герой оценивает происходящее.

Саня Стеклов из интеллигентной семьи, «белая кость», талантлив, ходит в музыкальную школу с бабушкой, его часто видят идущим рядом с бабушкой, много читает. Он слишком выделяется среди своих сверстников, поэтому не вписывается в их круг. Погружение в идеальный мир нужно и ему: он учится сравнивать, анализировать художественные произведения, раздумывает о значимости литературы и музыки в жизни человека.

Уроки литературы являются для учеников не только временем, уводящим их от угнетающей действительности, но и стеклом, через призму которого они начинают смотреть на реальность.

В романе четко обозначены задачи учителя-словесника в понимании Шенгели. Первая - познакомить учеников и читателей с идеальным миром литературы. Вторая - сформировать из ребенка (личинки) взрослую личность

(имаго). Третья - поиск «стратегии пробуждения». Провести учеников

«путем Николеньки Иртеньева, Пети Кропоткина, Саши Герцена, даже Алеши Пешкова - через сиротство, обиды, жестокость и одиночество к восприятию вещей, которые сам [Шенгели] считал основополагающими, - к осознанию добра и зла, к пониманию любви как высшей ценности» [36, с. 88]. Четвертая - с помощью знакомства с героями книг и судьбами авторов научить ребят не попадать под влияние мерзостей современного мира.

В произведении нам не представлены целые уроки литературы, которые ведет Шенгели. Л. Улицкая приводит их фрагменты (2 фрагмента и различные изречения из разговоров учителя с учениками), темы некоторых уроков, а также тексты стихотворений, которые читает Виктор Юльевич ученикам.

Создать урок литературы непросто: каждый раз это своеобразный спектакль, где учитель выступает в роли сценариста, режиссера, актера. Л. Улицкая показывает в произведении необычные, яркие фрагменты уроков литературы. Шенгели всегда начинает свои занятия с чтения стихотворений. Этот этап заменяет собой и организационный момент, и вводное слово, которое нужно, чтобы ввести учеников в тему предстоящего занятия, а также замотивировать учеников к изучению предмета. Такое эмоциональное начало урока дает ученикам настроиться, а учителю - собрать класс и начать вести занятие.

Стихотворения Л. Улицкая подбирает необычные, те, которые не заданы учебной программой, причем авторов заведомо не называет. Как следствие, возникает некая игра: по сюжету - между учителем и учениками, при чтении романа - между писательницей и читателями. Хочется отметить, что отрывки даются неравномерные: то первая строчка («Белеет парус одинокий…» М.Ю. Лермонтова), то вырванная строка из стихотворения («…и воздух синь, как узелок с бельем у выписавшегося из больницы…» Б. Пастернака «Весна»), то большие отрывки (П. Вяземский «Гоголь»), то целые стихотворения (Катулл «На смерть воробышка»).

Стихотворения - это отправной пункт в прекрасный мир литературы, куда уводит своих учеников Шенгели. Далее начинаются обсуждения, разговоры на заданную тему. Виктор Юльевич, словно дирижер, невидимо управляет мыслями ребят, передает им свои знания, свой взгляд на мир, знакомит их с лучшими произведениями литературы. Л. Улицкая с помощью изображения уроков Шенгели в романе вовлекает и читателей в литературный мир. Получается экскурсия: увлекательная, необычная и познавательная.

Возьмем один из наиболее полных отрывков урока, представленных в романе. «Открыв дверь в класс, Рука под утихающий гул стал читать…» [36, с. 58] стихотворение Сапфо «К Анактории», основная тема которого любовь (одно из самых сильных чувств). Так начинается рассказ о лирике. Л. Улицкая вводит только половину текста стихотворения, чтобы читатели могли узнать поэта. Античная поэзия ассоциируется с представлениями о классической красоте. Шенгели уводит учеников в прекрасный мир Античности, когда была свобода чувств, свобода слова. Учителя называют в ходе урока «Рукой», что дает понять, что урок показан глазами учеников и данное наименование актуализирует сравнение с дирижером (наставником, властелином, проводником). Дальше нам представлен примерный разговор учителя и учеников. На уроке нет правильных и неправильных ответов, любое мнение имеет право на существование. Учитель простыми словами объясняет сложные вещи, объясняет интересно, образно, размышления Шенгели относительно литературы хочется продолжать читать дальше.

Л. Улицкая делает акцент на диалогизированной форме урока (вопросно-ответной), тем самым показывая, что не один учитель должен вести урок, а класс также должен принимать участие в его создании. Свободная мысль Шенгели, ничем не связанная на уроке, подхватывается учениками, ведется просто, словно песня, льющаяся сама по себе, которую начал один, а продолжают все.

Учитель на уроках часто упоминает литературные произведения разных эпох. Например, в классе был ученик по фамилии Свиньин. Ребята смеялись над ним, пока Виктор Юльевич не рассказал историю о данной фамилии и не упомянул про «Князя Серебряного» А. К. Толстого. Часто упоминаются произведения А. С. Пушкина: цикл. «Маленькие трагедии», пьеса «Борис Годунов», повесть «Капитанская дочка», роман в стихах

«Евгений Онегин», поэма «Медный всадник».

Л. Улицкая показывает разговоры учителя с учениками не только на уроках, но и после, например, в клубе любителей русской словесности, сокращенно «ЛЮРС». Толчком для его создания стала спонтанная прогулка Виктора Юльевича с некоторыми учениками после уроков домой. Она показана глазами учеников. Такую прогулку можно назвать экскурсией в мир литературы. Виктор Юльевич рассказывал об Александре Сергеевиче Пушкине, водя ребят по тем местам, где когда-то ходил великий русский поэт. Шенгели представил ученикам интересные факты из биографии поэта, рассуждал о нем так, что у ребят создавалось впечатление, что учитель знал лично Александра Сергеевича. Для них совершенно по-новому открылась личность поэта. Он оказался совершенно не таким, каким его описывали в учебниках, учителя на уроках. Благодаря Виктору Юльевичу А.С. Пушкин стал для ребят намного ближе, чем был до похода.

И так каждую среду Виктор Юльевич приоткрывал своим ученикам двери в мир истории литературы: «выводил их, дуя в свою флейточку, из бедного и больного времени в пространство, где работала мысль, где жила свобода, и музыка, и всякие искусства» [36, с. 80]. Они просто бродили по городу без заранее продуманного плана, слушали Виктора Юльевича, сами рассказывали о том, что узнали, копаясь в глубинах библиотеки. И лучше таких прогулок придумать было нельзя. Учителю самому приходилось теперь засиживаться в библиотеках, чтобы узнавать что-то новое и передавать свои знания ребятам: «Он, как Гулливер в стране лилипутов, каждым своим волосом был привязан к почве русской культуры, и связи эти

от него протягивались к его мальчикам, которые входили во вкус, привыкали к этой пыльной, бумажной, эфемерной пище» [36, с. 81 - 82].

В описаниях кружка подчеркиваются спонтанность и свобода его организации («крутились по городу без всякого заранее продуманного плана…» [36, с. 81]), диалоговая форма общения:

«- …Ну, «Маленькие трагедии» вы читали, надеюсь.

Да, конечно. Гений и злодейство несовместны! - выпалил Миха» [36, с. 47].

Также важно личное открытие каждым членом кружка «ЛЮРС» мира литературы, привыкание к «этой пыльной бумажной, эфемерной пище» [36, с. 82].

Благодаря Виктору Юльевичу, его стараниям, его любви к литературе, выросло целое поколение, обученное «редкому искусству читать А.С. Пушкина и Л.Н. Толстого» [36, с. 118]. Благодаря его толчку выросли главные герои произведения: Миха, поэт, Илья, человеке, который старался сохранить настоящую литературу, и Саня, музыкант. Недаром Шенгели как идеального учителя рассматривает даже полковник КГБ: «И ваш учитель - какая яркая фигура!» [36, с. 309].

Однако Виктору Юльевичу это прекрасно удается. Даже после звонка об окончании урока ребята не собираются, не уходят из класса: заворожены миром литературы, с которым знакомит их учитель.

После каждого своего урока Шенгели задается вопросом: почему ребята его слушают, почему ему интересно вкладывать свои знания им в головы. Виктор Юльевич видел, что они учатся думать и чувствовать, и именно он помогает ученикам в этом деле, направляет их. Приятно ощущать себя проводником, неким властителем над их юными умами. Его уроки были всегда необычными, яркими, временем, когда ученики свободно могли поразмышлять о литературе, особенно, о поэзии, которую так любил Виктор Юльевич.

2.4В.Ю. ШЕНГЕЛИ И ПРОБЛЕМА «ИМАГО»

Л. Улицкая в произведении пытается найти ответы на значимые вопросы, касающиеся переходного возраста. Образ Шенгели является ключевым в постановке данной проблемы, так как именно с его наблюдениями связаны идеи писательницы. Учитель - заинтересованная личность в разрешении вопросов взросления, так как он преподает ученикам основы жизни через свой учебный предмет. Его влияние на детские умы велико: ребята в школьном возрасте впитывают информацию о мире, словно губки, пропуская ее через себя. Учитель в понимании учеников - человек, имеющий огромный жизненный опыт, человек, способный научить юных созданий существовать в мире, полном несправедливости и жестокости, принимать его, отличать добро и зло. Литература как часть искусства есть ключ к умению понимать реальность, принимать ее, но не быть поглощенным ею, поэтому писательница Виктора Юльевича делает учителем русского языка и литературы.

Л. Улицкая наделяет персонажа важными чертами для учителя- исследователя: наблюдательностью, чуткостью, умением обобщать и анализировать, отбирать нужную информацию.

Л. Улицкая оперирует биологическими терминами, чтобы наиболее полно и образно представить так называемую проблему «имаго». Обратимся к толкованию некоторых слов. Словарь биологических терминов так определяет понятие «имаго» - «(от лат. imago - образ, вид) - взрослая стадия развития насекомых и некоторых других членистоногих, на которой особи достигают полного развития, в том числе полового. У организмов с полным метаморфозом, имаго развивается из куколки, с неполным

превращением - из личинки. Продолжительность имагинальной стадии - от нескольких часов до нескольких лет» [41]. Также стоит расшифровать еще одно понятие - «неотения»: «(от греч. n os - новый и ino - растягиваю, удлиняю) - задержка развития на личиночной стадии с приобретением личинкой способности к половому размножению. Неотения имеет приспособительное значение, так как помогает виду выживать при неблагоприятных условиях жизни для взрослых особей» [41].

Проблема «имаго» (взрослой личности) раскрывается постепенно, на протяжении нескольких глав романа. Можно выделить несколько этапов ее развития в романе: улицкая литература шенгели имаго

1.Шенгели размышляет над феноменом детства. Шенгели после аспирантуры по направлению отправили преподавать в деревенскую школу (глава «Новый учитель»). Персонажу на тот момент исполнилось 26 лет. Показаны наблюдения за деревенскими «мужиками-школьниками», ставится вопрос о рубеже между детством и взрослой жизнью.

2.Поиск дополнительных знаний в научной и художественной литературе. Шенгели уже преподает в Московской школе. Ему уже на данный момент 29 лет. Встреча с московскими учениками, которым исполняется 12 лет (начало переходного возраста), заставляет учителя снова задуматься о проблемах взросления, он старается найти ответы в научной литературе, которая не открывает для него ничего нового. «Все это было очень интересно, но с излишком «научности»: вещи само собой разумеющиеся… предъявлялись как открытия, а авторские объяснения и интерпретация представлялись Виктору Юльевичу спекулятивными и недоказательными» [36, с. 84]. Нужные ответы Виктор Юльевич находит в художественной литературе: в книгах о переходе во взрослую жизнь Л.Н. Толстого, А.И. Герцена, С.Т. Аксакова, П.А. Кропоткина, М. Горького.

«Очень важные слова он выловил у Толстого, который назвал этот мучительный период «пустыней отрочества». Это ближе всего к тому, что он наблюдал в своих развинченных, взъерошенных воспитанниках» [36, с. 84].

3.Биологические сведения. Позднее Виктор Юльевич стал обсуждать данную проблему с другом-биологом Мишкой Колесником. Шенгели открывает для себя биологическую терминологию, явления эволюции, метаморфозу, неотению. Появляются предположения о сопоставлении взросления подростков с метаморфозом насекомых: существуют дети (личинки), подростки (куколки), взрослые личности (имаго) и взрослые дети без чувства ответственности (неотении). Выявление критериев «взрослости».

4.Ритуал перехода. Возникают новые вопросы относительно переходного возраста: что влияет на взросление детей, как это происходит. Шенгели начинает исследовать вопросы об инициациях в культурах разных стран и в художественной литературе XIX и XX веков: «…он все искал такого [перехода], когда от дикости и хамства юноша одномоментно входил в культурное состояние, в нравственную взрослую жизнь» [36, с. 86].

.Взросление девочек. С приходом в школу учениц (до этого в школе получали образование одни мальчики) Шенгели задумался о взрослении девочек, их назначении в жизни общества. «Как обстоит дело с девочками? Они всего лишь объект мужского интереса? А где их детство? Претерпевают ли они тот внутренний переворот, который случается с мальчиками?» [36, с. 89]. В итоге ответы Шенгели находит случайно в книге Б. Пастернака

6.Идея написать книгу «Русское детство». Шенгели ставит основную цель будущей книги: описать зону нравственного пробуждения подростка.

7.«Нравственная инициация». Виктор Юльевич считает, что нравственное посвящение во взрослую жизнь подростков возникает из-за неблагоприятных обстоятельств: «несчастье или неблагополучная семейная жизнь, унижение достоинства личного или достоинства близких людей, потеря родного человека» [36, с. 113], обязательно должно быть присутствие

«инициатора». Говорится о современной тенденции «избегания инициации».

8.Идея об инициации страхом. Возникает после увольнения Шенгели из школы, когда ему исполнилось 46 лет. Бывший учитель, размышляя о современном поколении и его нежелании взрослеть, говорит, что после инициации страхом никакие другие импульсы не работают. «Страх все погубит» [36, с. 329], - соглашается с Шенгели Илья.

Каждый из этапов все больше раскрывает тему взросления. Л. Улицкая показывает путь исследования учителем данной проблемы, начиная с бытовых наблюдений за деревенскими учениками и заканчивая углубленными, осмысленными рассуждениями по данному вопросу. Но книга так и не осталась написанной. Печально то, что книга в итоге осталась ненаписанной.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели роман Л. Улицкой «Зеленый шатер» в контексте современной литературы. Писательница является одним из ярких представителей «женской прозы. Среди критиков и литературоведов нет единого мнения по поводу значимости ее творчества для современной литературы: одни считают, что ее произведения уникальны (Вяльцев А., Тимина С. И., Трофимова Е. И.), другие - что она ориентируется сугубо на массового читателя (Золотоносов М., Куклин Л., Савельева Н.).

Л. Улицкая в своих произведениях опирается на истории из жизни, услышанные от окружающих людей. Писательница показывает судьбу

«маленького человека», чаще всего женщины. От изображения жизни, мыслей, чувств даже второстепенного персонажа зависит развитие сюжета, поэтому произведения Л. Улицкой часто осложнены вставными историями и новеллами. Через изображение быта Л. Улицкая выходит на тему бытия. Во всех произведениях писательница поднимает вечные проблемы: жизни и смерти, предназначения человека. Довольно часто критики и исследователи ее творчества говорят о «биологическом» взгляде на мир и человека. Герои Л. Улицкой выделяются среди обычных людей физическими или психическими недостатками. Критики не могут прийти к единому мнению относительно оценки стиля писательницы. Одни говорят о том, что у Л. Улицкой точный, понятный язык, другие считают, что мысли в произведении хаотично изложены.

Образы учителей созданы в таких произведениях современной литературы: роман А. Иванова «Географ глобус пропил», повесть Е. Мурашовой «Класс коррекции» и ее же роман «Гвардия тревоги». Названные авторы показывают проблемы современной школы, отчужденные отношения между учителем и учениками, нарушение нравственной преемственности между поколениями. Оба писателя говорят о том, что учитель, помимо знания своего предмета, должен уметь понимать своих учеников, принимать их такими, какие они есть на самом деле. Для школьников педагог - помощник, проводник, взрослый человек, который им будет помогать в жизни. Однако в современной школе такие качества в совокупности встречаются у учителей редко.

В романе «Зеленый шатер» Л. Улицкой представлена школа 50-х годов XX века. Здесь образ учителя гораздо ближе к представлению об идеальном педагоге, чем в произведениях о современной школе. Мы детально проанализировали образ Шенгели: способы наименования, портретные характеристики, биографию, детали интерьера, стиль преподавания учителя.

Фамилия Шенгели позволяет предположить, что прототипом персонажа мог быть русский поэт, переводчик, филолог-стиховед и преподаватель Геннадий Аркадьевич Шенгели. Сама фамилия образована от грузинского прозвища «Шенгел» - «твоя комната», что можно связать со стремлением героя искать убежище от грубой реальности жизни в книгах, в замкнутом домашнем существовании. Имя «Виктор» с латинского означает

«победитель», что характеризует персонажа как человека с сильным характером. Главная победа Виктора Юльевича - признание учеников, которых он научил читать классическую литературу. Однако Людмила Улицкая нарекает своего персонажа и противоположным официальному домашним именем Вика, акцентирующим женское начало в персонаже. И действительно, герой обладает эмоциональностью, чувствительностью. Также у Шенгели существует ряд прозвищ: Рука, Юлич.

Шенгели описан безличным повествователем (предыстория) и показан глазами его лучших учеников. Он находится в центре сюжетного повествования в первых главах романа, рассказывающих о детстве главных героев. Л. Улицкая подчеркивает, что время преподавания в московской школе для персонажа было самым счастливым: ученики преклонялись перед ним, работа о теме взросления писалась, появились юная жена и маленький ребенок. В его облике в это время подчеркивается особая красота, своеобразная мимика (последствие контузии) и отсутствие правой руки.

Повторно с персонажем мы встречаемся только спустя 15 лет, в главе

«Дом с рыцарем». Дом со скульптурой рыцаря у входа - дом, в котором живет одинокий «рыцарь печального образа». Шенгели похож на Дон Кихота, это сравнение звучит в романе: оба персонажа мечтали воплотить свои мечты в жизнь, но оба потерпели поражение при ее осуществлении. Оба родились не в свое время: эпоха Дон Кихота - эпоха рыцарских побед, а век Виктора Юльевича - золотой XIX век русской литературы. В данной главе Л. Улицкая не показывает персонажа в действии: он ничего не пишет, не обдумывает, не работает, даже не читает, а просто спит на кушетке. Финал персонажа печален: опустившийся, спивающийся в одиночестве человек без семьи и работы. Виктор Юльевич, с одной стороны, выполнил свою миссию, вырастил людей, умеющих и любящих читать; с другой стороны, не реализовал себя как учитель полностью: всего один выпуск его учеников, книга «Русское детство» так и не написана, судьба его любимых учеников несчастливая.

Л. Улицкая показывает влияние искусства на жизнь человека через изображение уроков литературы. Литература становится точкой опоры для учеников Шенгели. Уроки словесности являются не только временем, уводящим детей от угнетающей действительности, но и стеклом, через призму которого они начинают смотреть на реальность.

В романе четко обозначены задачи учителя-словесника в понимании Шенгели. Первая - познакомить учеников и читателей с идеальным миром литературы. Вторая - сформировать из ребенка (личинки) взрослую личность (имаго). Третья - поиск «стратегии пробуждения». Четвертая - с помощью знакомства с героями книг и судьбами авторов научить ребят не попадать под негативное влияние современного им мира.

В романе нам не представлены целые уроки, которые ведет Шенгели. Л. Улицкая показывает необычные, яркие фрагменты уроков литературы. Шенгели всегда начинает свои занятия с чтения стихотворений. Этот этап заменяет собой и организационный момент, и вводное слово, а также

помогает мотивировать учеников к изучению литературы. Стихотворения - это отправной пункт в прекрасный мир литературы, куда уводит своих учеников Шенгели.

Далее начинается обсуждение на заданную тему. Виктор Юльевич, словно дирижер, невидимо управляет мыслями ребят, передает им свои знания, свой взгляд на мир, знакомит их с лучшими произведениями литературы. На уроке нет правильных и неправильных ответов, любое мнение имеет право на существование. Учитель простыми словами объясняет сложные вещи, объясняет интересно, образно. Л. Улицкая делает акцент на диалогизированной форме урока (вопросно-ответной), тем самым показывая, что класс также должен принимать участие в его создании. Свободная мысль Шенгели, ничем не связанная на уроке, подхватывается учениками.

Л. Улицкая показывает разговоры учителя с учениками не только на уроках, но и после, например, в клубе любителей русской словесности, сокращенно «ЛЮРС». В описаниях кружка подчеркиваются спонтанность и свобода его организации. Также важно личное открытие каждым членом кружка «ЛЮРС» мира литературы. Благодаря Виктору Юльевичу, его стараниям, его любви к литературе, выросло целое поколение, обученное

«редкому искусству читать А.С. Пушкина и Л.Н. Толстого» [36, с. 118].

Л. Улицкая в произведении пытается найти ответы на значимые вопросы, касающиеся переходного возраста. Образ Шенгели является ключевым в постановке данной проблемы, так как именно с его наблюдениями связаны идеи писательницы. Л. Улицкая наделяет персонажа важными чертами для учителя-исследователя: наблюдательностью, чуткостью, умением обобщать и анализировать, отбирать нужную информацию. Проблема «имаго» (взрослой личности) раскрывается постепенно, на протяжении нескольких глав романа.

Нужные ответы Виктор Юльевич находит в художественной литературе: в книгах о переходе во взрослую жизнь С. Т. Аксакова, А. И.

Герцена, М. Горького, П. А. Кропоткина, Л. Н. Толстого; в биологии (сопоставление метаморфоза насекомых и взросления человека). Шенгели рассматривает вопросы об инициациях (способах перехода во взрослую жизнь) в культурах разных стран и в художественной литературе XIX и XX веков. Виктор Юльевич считает, что нравственное посвящение во взрослую жизнь подростков возникает чаще всего из-за неблагоприятных обстоятельств, отмечает необходимое присутствие «инициатора». Л. Улицкая показывает путь исследования учителем данной проблемы, начиная с бытовых наблюдений за деревенскими учениками и заканчивая углубленными, осмысленными рассуждениями по данному вопросу. Но книга так и не осталась написанной.

Учитель был уверен, что дал ребятам прививку от «болезней» того времени. Однако конечные результаты его педагогического эксперимента неоднозначны. Судьбу его любимых учеников нельзя назвать удачной. «Да, гениальный неудачник. А Миха - бесталанный поэт, идеалист. Саня - несостоявшийся музыкант. А я теперь стукач… Хорошая компания» [36, с. 328], - подводит итог всем судьбам Илья.

Таким образом, фигура учителя литературы является ключевой в раскрытии одной из главных тем романа - темы имаго, размышлений над вопросом: почему многие люди живут разбегом своей юности и, взрослея, оказываются неспособными раскрыть свой потенциал.

В перспективе возможно исследование места педагогов-наставников в системе персонажей романа, а также сравнительный анализ образов учителей в произведениях современной литературы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.Беляков, С. Серьезно и просто [Электронный ресурс] / С. Беляков // Взгляд: электронный журнал. - 2008. - 18 июля. - Режим доступа: #"justify">ПРИЛОЖЕНИЕ

МЕРОПРИЯТИЕ «КРУГЛЫЙ СТОЛ»

Внеклассное мероприятие по литературе.

Тема мероприятия: «Пора ли нам взрослеть?»

Цели:

1.Знакомство с творчеством Л. Улицкой, в частности с романом

«Зеленый шатер»

2.Раскрытие проблемы инфантилизации современного общества

3.Взаимодействие разных возрастных групп

Состав участников:

-учащиеся старших классов (10, 11 классы);

-представители родительского комитета;

учителя.

Примечание:

К данному мероприятию необходима дополнительная подготовка участников: прочитать отдельные главы романа Л. Улицкой «Зеленый шатер»( 2, 3, 5, 6, 17).

Также один из представителей трех групп (ученик, родитель, учитель) должен подготовить сообщение «Шенгели - идеальный учитель?!», где они выразят свою точку зрения относительно персонажа (небольшое сообщение (около 3 минут)).

План мероприятия:

1.Сообщение ведущего (учителя) о Л. Улицкой. Краткие сведения, касаемые темы, идеи, проблем романа «Зеленый шатер» 4-5 мин

2.Шенгели - идеальный учитель!? (5-10 мин).

·точка зрения учеников

·точка зрения родителей

·точка зрения учителей

3.Что такое проблема «имаго»? (сравнить взросление с метаморфозом насекомых). Насколько данная проблема является актуальной? 10-15 мин

4.Пора ли нам взрослеть? (10-15 мин)

5.Рефлексия (5 мин)

Ход мероприятия:

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые участники круглого стола! Сегодня мы обсудим один из наиболее актуальных вопросов, касаемый проблемы взросления. Пора ли нам взрослеть? Это не праздный вопрос, а самый насущный. У кого из школьников есть ответ на него, как правило, бывают состоявшиеся в жизни люди. У кого ответа еще нет, не отчаивайтесь! Ответ на этот вопрос можно найти в современной литературе. Материалом для нашей беседы будет являться роман Л. Улицкой «Зеленый шатер». Для начала мы обозначим основные моменты творческого пути писателя.

Л. Улицкая - один из наиболее ярких представителей современной женской прозы. Ее произведения известны и в России, и за рубежом. Людмила Улицкая изначально при выборе профессии отдала предпочтение изучению биологии, поступив на биологический факультет МГУ. Недолго проработав в Институте генетики, Л. Улицкая была уволена за перепечатку самиздата.

После этого стала завлитом Еврейского театра, писала пьесы, очерки, инсценировки для радио, детского и кукольного театров, рецензировала пьесы и переводила стихи с монгольского языка. Данный период жизни писательница считает важным, потому что благодаря драматургическому опыту, по ее словам, научилась владеть словом и вовремя сказать: «Конец». Л. Улицкая пробовала себя также в роли поэта. Известность пришла к писательнице после выхода по ее киносценариям фильмов «Сестрички Либерти» (1990 г.), «Женщина для всех» (1991 г.) и повести «Сонечка» (1992 г.).

Также Л. Улицкая написала ряд романов, такие как «Медея и ее дети» (1996г.), «Казус Кукоцкого» (2001 г.), «Искренне Ваш, Шурик» (2003 г.),

«Даниэль Штайн, переводчик» (2006 г.), «Зеленый шатер» (2011 г.),

«Лестница Якова» (2015 г.). Тиражи ее книг достигают двухсот тысяч. Ее произведения переводят на двадцать пять языков мира. Она является обладательницей премии Медичи (1994 г.) за повесть «Сонечка» (1992 г.), русской Букеровской премии (2001) за роман «Казус Кукоцкого» (2001 г.), премии «Большая книга» (2007 г.) за роман «Даниэль Штайн, переводчик» (2006 г.), литературной премии Гринцане Кавур (2008 г.) за роман «Искренне Ваш, Шурик» (2003 г.).

Роман Л. Улицкой «Зеленый шатер» вышел на прилавки магазинов в 2011 году. Основой для написания романа стал рассказ Л. Улицкой с одноименным названием, который должен был выйти в сборнике рассказов

«Люди нашего царя». Однако в последний момент она решила убрать его, увидев в нем проблему, которую можно раскрыть в произведении большего масштаба.

Время романа Л. Улицкой зафиксировано между двумя важными историческими событиями: датами смертей И. В. Сталина (1953 г.) и И. Бродского (1996 г.).

В произведении есть два ключевых понятия, с которыми связаны основные проблемы произведения: «зеленый шатер» и «имаго».

«Зеленый шатер» затрагивает диссидентскую тему. Л. Улицкая решила изобразить людей, которые первыми начали мыслить иначе, первыми решили обрести свободу от гнета государственного строя. Эти люди прошли тернистый путь, который и описывает писательница в романе.

Л. Улицкая через образ «зеленого шатра» говорит о всемирном примирении и прощении. Однако в ходе написания романа появляется еще одна значимая проблема, актуальная для современного общества. Это проблема взросления личности. Л. Улицкая не разрешает ее, только делится

своими мыслями и наблюдениями, предоставляя самим читателям найти способ решения.

На доске ведущий пишет: «Шенгели - идеальный учитель?!»

Точка зрения каждого представителя трех групп (ученик, родитель школьник) относительно личности Шенгели.

Ведущий (обращается ко всем участникам круглого стола): Какой знак препинания, на ваш взгляд, является правильным? И почему?

Обсуждение участников «круглого стола» относительно образа Шенгели.

Ведущий: Одна из главных проблем, отраженных в романе, проблема взросления. Как вы думаете, насколько точно Л. Улицкая раскрыла данный вопрос?

Является ли ее сопоставление взросления человека с метаморфозом насекомых точным, образным?

Как вы полагаете, является ли инициация важным составляющим при переходе во взрослую жизнь?

Какую роль играет взрослый человек во взрослении подростка?

Ведущий: Мы с вами обсудили проблему взросления в романе Л. Улицкой «Зеленый шатер». Как вы считаете, данная проблема актуальна в наше время?

Каковы критерии взрослости? Как их определить? Как вы считаете, нынешнее поколение инфантильно?

Привести в пример цитаты из пабликов в ВК, где довольно часто взрослые люди говорят о том, что они - дети, и гордятся этим. Сказать о

том, по каким причинам современные девушки делают аборты или отказываются от детей. Раньше отказывались от детей, потому что кормить ребенка было нечем, теперь, либо «мама будет ругаться», либо «я не готова стать матерью».

Почему происходит инфантилизация общества? Как избежать данного явления?

Итоги. Рефлексия.

Ведущий: Напоследок я хочу рассказать вам одну притчу.

Однажды, профессор на одной из лекций представил нам новенькую. В этот момент я почувствовала легкое прикосновение к своему плечу. Оглянувшись, я увидела маленькую сухонькую старушку, улыбающуюся мне так открыто, что невольно улыбка озарила и мое лицо.

Привет, красавица, меня зовут Роза и мне 87 лет, - сказала она. - Могу я присесть рядом? - Я заулыбалась и подвинулась, чтобы уступить ей место.

Конечно, присаживайтесь. Могу я узнать, что привело Вас в университет в столь невинном возрасте? - мне вдруг захотелось шутить.

Я здесь, чтобы встретить богатого мужа и нарожать ему кучу детей, - подмигнув мне, парировала старушка.

А если серьезно? - Роза нравилась мне все больше и больше. Меня заинтересовали мотивы появления здесь этой весьма пожилой женщины.

А если серьезно... Я всегда хотела получить высшее образование, и вот я здесь, - ответила Роза.

После лекций мы отправились в студенческую столовую и вместе пообедали. С этого дня мы на протяжении трех месяцев обедали вместе.

Роза стала душой компании почти всех студенческих тусовок. Все студенты охотно общались с ней, ни разу не высказав своей неприязни.

В конце семестра мы пригласили ее произнести речь на выпускном вечере. Когда она шла к трибуне, листки со шпаргалками выпали из ее рук.

Смутившись, Роза попыталась подобрать их, но собрала далеко не все листочки.

Прошу прощения, я стала такой рассеянной… Ради мужа я бросила пить пиво, поэтому от виски я пьянею значительно быстрее, - пошутила она.

Я уже не соберу шпаргалки, поэтому позвольте просто сказать мне, что я думаю.

Пока затихал смех, она прокашлялась и начала свою речь:

Мы не перестаем играть, потому что мы взрослеем. Мы взрослеем, потому что перестаем играть. Есть всего лишь несколько составляющих Вашего успеха, молодости и счастья. Вы должны улыбаться и каждый день находить что-то смешное в жизни.

Вам необходима мечта. Когда Вы перестаете мечтать - Вы умираете. Вокруг нас столько людей, которые мертвы и они даже не догадываются об этом! Есть огромная разница между старением и взрослением. Если Вам 19 лет, и Вы целый год будете валяться на диване и ничего не делать - Вам станет 20. Если я проваляюсь на диване целый год, и ничего не буду делать - мне исполнится 88. Нет ничего сложного в том, чтобы стать старше. Нам не нужен талант или дар для того, чтобы постареть.

Дар в том, чтобы открыть новые возможности для себя в переменах. Не жалейте ни о чем! Старые люди обычно не сожалеют о сделанном, они скорбят о том, чего они не успели сделать. Боятся смерти только те, в ком есть много сожаления. Закончив свою речь фразой «с уважением, Роза», старушка вернулась на свое место. Мы все молчали, переваривая услышанное. Через год Роза получила высшее образование, о котором она так долго мечтала. А еще через неделю она тихо умерла во сне. Более двух тысяч студентов пришло на ее похороны, в память о том, что эта маленькая светлая женщина научила их быть теми, кем они могут и хотят быть.

Запомните: старение - неизбежно. Взросление - выборочно.

Похожие работы на - Образ учителя в романе Л. Улицкой 'Зеленый шатер'

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!