Языковая личность учителя в произведениях В. Тендрякова

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    43,9 Кб
  • Опубликовано:
    2017-08-22
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Языковая личность учителя в произведениях В. Тендрякова















Языковая личность учителя в произведениях В. Тендрякова

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ, ТИПОВ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ

1.1 Понятие языковой личности

1.2 Типы языковой личности

.3 Структура языковой личности

ГЛАВА 2. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

2.1 Языковая личность учителя в произведениях В.Ф. Тендрякова

2.2 Художественный образ и языковая личность

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Темой выпускной квалификационной работы является языковая личность учителя в произведениях В. Тендрякова.

Проблема изучения языковой личности в настоящее время является одной из важных проблем лингвистики. Данное понятие изучается в курсе лингвистической персонологии, которая складывается из философских понятий персонологии, персонализма и теории языковой личности. Дисциплина «исследует состояние языка … как частночеловеческой языковой личности, так и многочеловеческой … языковой личности - народа» [39, с. 113].

Впервые термин «лингвоперсонология» был выдвинут В. П. Нерознаком (1996) для обозначения предмета, объектом изучения которого «является языковая личность, то есть устойчивая система свойств человека, формирующаяся в ходе его взаимодействия с социумом и находящая свое выражение в языке» [41, с. 173]. В рамках дисциплины автор рассматривал проблему соотношения личности, т. е. отдельного носителя языка, и языкового коллектива - народа. Предметом изучения лингвоперсонологии, по мнению В. П. Нерознака, является изучение идеолектной личности во всем ее многообразии и многочеловеческой личности в пространстве и времени [39, с. 116]. В настоящее время дисциплина активно развивается, формируется ее понятийно-терминологический аппарат, разрабатываются методы и методики исследования.

Трудности изучения языковой личности обсуждаются в трудах Ю. Н. Караулова, Г. И. Богина, В. И. Карасика, К. Ф. Седова, С. Г. Воркачева и других. В их работах проблема языковой личности рассматривается как центральная, поскольку с помощью языковой личности можно отразить ментальность и мировосприятие обобщенного носителя естественного языка, ведь язык непосредственно связан с выражением личностных качеств человека. Много заслуг в разработке данной проблемы принадлежит ученым В. фон Гумбольдту, В. В. Виноградову, В. П. Тимофееву, которые дали основания для изучения личности в языке.

В последнее время все большее внимание уделяется изучению языковой личности творческих людей - ученых, писателей, деятелей культуры и искусства, политиков, художников, так как характеристика языковой личности позволяет выявить положительные и отрицательные стороны речи исследуемого объекта. Огромную роль в развитии общества и человека играет язык, слово. Именно язык участвует в обучении, воспитании и развитии ребенка. Слово помогает растущему человеку стать личностью. Важной становится проблема формирования языковой личности учителя как наставника, так как именно учитель учит подрастающее поколение пользоваться языком. Самое сильное педагогическое воздействие оказывает именно речь учителя. Речевое поведение педагога определяет его мастерство, интеллектуальное и нравственное развитие, его языковую компетенцию. Для темы исследования мы взяли языковую личность учителя, так как учитель учит не какой-то определенной науке, а прежде всего искусству жизни, умению понимать сложные жизненные процессы, умению пользоваться в своей жизни словом.

Актуальность работы состоит в том, что:

1)в настоящее время все большее внимание уделяется изучению языковой личности учителя, так как речь преподавателя оказывает самое сильное педагогическое воздействие на подрастающее поколение;

2)недостаточная разработанность понятия языковой личности в педагогической науке.

Проблема исследования - в современном мире изучение языковой личности, а особенно языковой личности учителя, выраженной через художественные произведения, остается сложной и центральной проблемой в формировании подрастающего поколения.

Цель исследования - изучение языковой личности учителя, раскрытой через художественные произведения В. Тендрякова.

В соответствии с целью нами сформулированы следующие задачи:

1)изучить имеющуюся литературу по теме, обобщить ее и на основании этой литературы выявить характерные черты языковой личности, ее структуру;

2)изучить языковую личность учителя, раскрытую через художественные произведения;

3)сопоставить разные типы языковых личностей в произведениях;

4)изложить требования к речи учителя;

5)сделать вывод по результатам исследования. Объект исследования - языковая личность учителя.

Предметом исследования является языковая личность учителя в произведениях В. Ф. Тендрякова.

Материалом для исследования послужили художественные произведения В. Ф. Тендрякова. Важной проблемой, которую он затрагивает в своем творчестве, является проблема «школа и система обучения». Писатель уверен, что школа призвана давать детям не только знания, но и прививать им добрые чувства, воспитывать активность в борьбе со злом, эгоизмом, равнодушием. Воспитание высокой души у молодого поколения - область неустанных художественных забот В. Тендрякова [49, с. 78-79]. Центральное место в этом воспитании занимает учитель. Учитель в книгах писателя - всегда Учитель с большой буквы. Образ учителя у писателя всегда идеален. «Это духовный пастырь, высшая нравственная инстанция, стремящаяся всех подчинить своему влиянию и за все отвечающая» [49, с. 83].

В произведениях В. Ф. Тендрякова формирование личности подрастающего поколения происходит под влиянием личности педагога, его поведения, жизненных позиций, языка. В то же время учительство было заложено и в самой натуре писателя [49, с. 81]. Для исследования были выбраны повести «Чрезвычайное» и «Ночь после выпуска». Автор пытаетсяпоказать внутренний мир своих героев с точки зрения социально-нравственной среды, речевого поведения, ситуаций, в которых проявляется их жизненная позиция. В. Тендряков наиболее ярко показывает образы учителей, противоречивость и сложность их характеров. Писатель изображает педагогов, их речевое поведение, поскольку речь является главным инструментом деятельности учителя. Кроме этого, автор поднимает вопросы нравственного и морального воспитания молодежи, взаимоотношений личности и коллектива, то есть проблемы, которые волнуют нас сегодня. Формирование нравственного сознания подрастающего поколения происходит под влиянием учителей. Образ учителя писатель раскрывает с помощью их языка, тех слов, реплик, которые они произносят вслух и мысленно. Совокупность всех этих слов позволяет составить образ языковой личности учителя, который является предметом нашего исследования.

Методы исследования: изучение литературы разных исследователей, анализ полученной информации, сопоставление типов языковых личностей, наблюдение за выражением языка личности через художественные произведения, обобщение полученных знаний.

Теоретическая значимость работы - изучение понятия языковой личности, детальное изучение творческой личности - личности учителя, его языка с точки зрения всех уровней.

Практическая значимость данной работы заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в педагогической практике учителями русского языка и литературы для изучения языка творческих личностей.

Структура работы: работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованных источников.

Во введении обоснована тема работы, ее актуальность, сформулирована проблема исследования, определены объект, предмет и цель работы, сформулированы задачи исследования.

В основной части выделяется две главы. Первая глава посвящена историиизучения языковой личности, типов языковой личности, ее структуре. Вторая глава посвящена рассмотрению языковой личности через художественные произведения В. Ф. Тендрякова. В заключении подводятся итоги работы, формулируются выводы по данному исследованию.

В работе для изучения языковой личности учителя использовано 55 источников литературы.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ, ТИПОВ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ

1.1 Понятие языковой личности

В рамках научной дисциплины - лингвистики большое внимание уделяется изучению проблемы «язык и личность». Этот вопрос имеет глубокие корни в истории изучения языкознания. Довольно длительное время в лингвистике на первом месте было мнение «о том, что нельзя познать человека, не познав его язык» [Цит. по: Иванцова Е. В. Феномен диалектной языковой личности. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. С. 5].

Об изучение языка конкретного человека и языка целого народа впервые стал говорить Вильгельм фон Гумбольдт. В своих трудах он рассматривал природу и свойства языка разных народов, более глубоко изучал внутреннюю форму языка. Он утверждал, что новый язык всегда возникает и развивается с развитием его носителя - народа. «Язык есть как бы внешнее проявление духа народов: язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык…» [16, с. 68].

В. фон Гумбольдт говорил о том, что любой язык должен пристально изучаться [16]. С помощью изучения внутренней формы языка можно определить и его внешнюю структуру, внутри которой один элемент существует благодаря другому.

В книге «Родной язык и формирование духа» (1927) Й.Л. Вайсгербер пишет о том, что язык - всеобщее культурное достояние. «Никто не владеет языком лишь благодаря своей собственной языковой личности; наоборот, это языковое владение вырастает в нем на основе принадлежности к языковому сообществу» [8, с. 81].

Изучая тот или иной язык, нельзя забывать, что в единицах языка находит свое отражение модель мира, носящая название «языковая картина мира». Именно эту модель мира впервые рассматривал В. фон Гумбольдт и его последователи. Языковую картину мира ученые характеризовали как структуру, каждый элемент которой существует благодаря другому. Данная картина мира «представляет собой результат взаимодействия системы ценностей человека с его жизненными целями, мотивами поведения, установками и проявляется в текстах, создаваемых данным человеком» [55, с. 660]. «Картина мира как центральное понятие концепции «человек», выражающее специфику его бытия, представляет собой целостный глобальный образ мира, который является результатом всей духовной жизни человека. Отражение же этого мира в единицах языка и текстах, создаваемых с помощью средств языка, и образует языковую картину мира» [54, с. 362].

С изучением языковой картины мира тесно связано понятие «языковая личность». Начало изучению личности в языке было положено такими отечественными учеными, как В. В. Виноградов, В. П. Тимофеев, Г. И. Богин и другие [43, с. 99]. Как утверждает Е. В. Иванцова, язык личности стал изучаться в русле таких возникших проблем, как «социальная природа языка, соотношение языка и речи и другие» [25, с. 5]. Впервые о необходимости изучения индивидуального языка начал говорить В. фон Гумбольдт: «Все люди говорят как бы одним языком, и в то же время у каждого человека свой отдельный язык. Необходимо изучать живую разговорную речь и речь отдельного индивидуума», поскольку «только в речи индивида язык достигает своей окончательной определенности» [16, с. 84]. В трудах С. Г. Воркачева отражено мнение о том, что личностные качества человека находят свое выражение через язык. Личность принято рассматривать не обособленно, а в тесной связи с целым народом. М.М. Бахтин, исследовавший особенности диалога культур, рассматривал личность как говорящее сознание, которое является участником коммуникации [6, с. 361]. А.А. Потебня обращал внимание на синтез индивидуального и социального в языке личности:

«Языковая индивидуальность выделяет человека как личность, и чем ярче эта личность, тем полнее она отражает языковые качества общества» [42, с. 98]. Д.Н. Мурзин, Е.В. Иванцова рассматривают языковую личность с позиции индивидуальности: «Языковая личность есть индивид, представленный через посредство своего речевого воплощения» [38, с. 11]; «Личность в совокупности социальных и индивидуальных черт, отраженная в созданных ею текстах» [24, с. 10].

Понятие «языковая личность» имеет свою историю. Впервые термин был введен в науку в конце 80-х гг. 20 века после публикации книги Ю. Н. Караулова «Русский язык и языковая личность» (1987 год). Впервые употреблен в научном дискурсе В. В. Виноградовым в 1930 году в работе «О художественной прозе» при рассмотрении языка художественной литературы, в частности, образа автора и художественных образов [41, с. 174]. В. В. Виноградов затрагивал проблему индивидуального в языке, которая существенно отличалась от мнения И. А. Бодуэна де Куртенэ. И. А. Бодуэн де Куртенэ рассматривал «языковую личность как вместилище социально- языковых форм и норм коллектива, как фокус смещения и смешения разных социально-языковых категорий» [Цит. по: Виноградов В. В. Избранные труды: О языке художественной прозы. М.: Наука, 1980. С. 61]. По мнению В. В. Виноградова, языковая личность - это обозначение способа передачи языковой способности индивида, сбор сведений о личности на основании его письменного текста.

Изучением концепта «языковая личность» занимался С. Г. Воркачев. Он рассматривал данный феномен в рамках такой научной дисциплины, как лингвокультурология. Понятие «языковая личность» является одним из составляющих этой науки. С. Г. Воркачев утверждал, что языковая личность делится на три вида: личность речевая, личность коммуникативная и личность словарная. Если объединить все три понятия, характеризующие языковую личность, то можно сказать, что, с одной стороны, языковая личность - это конкретный человек как носитель языка, взятый со стороны его способности к речевой деятельности, с другой стороны, совокупность особенностей вербального поведения человека, использующего язык как средство общения, и, с третьей стороны, прототип носителя определенного языка, отраженный в словаре [10].

Изучением языковой личности занимался Г. И. Богин. В работе

«Современная лингводидактика» он определяет языковую личность «как того, кто присваивает язык, то есть того, для кого язык есть речь» [7, с. 35]. Г. И. Богин выделяет пять уровней развития языковой личности:

1)уровень правильности, который характеризуется наличием определенного лексического запаса, позволяющий строить высказывания и создавать тексты, руководствуясь правилами написания слов;

2)уровень интериоризации, заключающийся в умении осуществлять, фиксировать высказывания на основании внутреннего плана речевого поступка;

3)уровень насыщенности, отражающий богатство словаря;

4)уровень адекватного выбора, который рассматривается с точки зрения соответствия - несоответствия языковых средств речевой ситуации;

5)уровень адекватного синтеза, позволяющий сопоставить текст, созданный личностью, с его содержательными и коммуникативными задачами [29, с. 67].

Уровневая модель языковой личности Г. И. Богина показывает, что личность по мере своего развития поднимается на более высокий уровень, тем самым совершенствуя практику устной и письменной речи [7].

И. Э. Клюканов понимает под языковой личностью субъекта, способного осуществлять речевую деятельность [31, с. 73]. Н. Д. Голев рассматривает языковую личность как носителя языковой способности определенного качества, данного ей изначально и далее развивающегося в соответствии с заложенным в ней потенциалом [13, с. 10]. Е. В. Барсукова считает, что языковая личность - это многомерная, многоуровневая функциональная система, дающая представление о степени владения языком и речью индивидом на уровне активного и творческого осмысления действительности [5, с. 5].

«Языковая личность может определяться и как совокупность социально-психологических и культурологических свойств человека, определяющих ее способность к творческой текстовой деятельности и отображению специфической национально-языковой картины мира, конструктивное взаимодействие с окружающей средой, открытость для восприятия и адаптации в иной ментально-языковой среде с целью приобщения к иноязычной культуре и определения своего места в спектре различных культур» [12, с. 10].

В. И. Карасик считает, что «языковая личность является носителем языкового сознания, то есть языковая личность - человек, существующий в языковом пространстве - в общении, в стереотипах поведения, зафиксированных в языке» [28, с. 7]. Автор также считает, что языковая личность не может существовать вне общества и его культурного пространства. Данная особенность отражена в определении языковеда: «языковая личность - обобщенный образ носителя культурно-языковых и коммуникативно- деятельностных ценностей, знаний, установок и поведенческих реакций» [28, с. 22].

Г. В. Ейгер и И. А. Рапопорт считают, что языковая личность характеризуется не только тем, что она знает о языке, но и тем, что она может с языком делать [20, с. 55].

Самой распространенной, широко используемой и методологически обоснованной является модель языковой личности, предложенная Ю. Н. Карауловым. Данная модель основательно изложена в его труде «Русский язык и языковая личность» (1987). Языковая личность «предстает как многослойный и многокомпонентный набор языковых способностей, умений, готовностей к осуществлению речевых поступков разной степени сложности…» [Цит. по: Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. С. 29].

«Языковая личность есть личность, выраженная в языке (текстах) и через язык, есть личность, реконструированная в основных своих чертах на базе языковых средств» [29, с.38]. Сопоставив эти определения, можно обратить внимание на то, что в первом случае автор определяет языковую личность, как совокупность способностей, умений индивида, а во втором - как личность. Такое несоответствие можно объяснить тем, что языковая личность имеет свою системную организацию. Она включает в себя три уровня организации: 1) вербально-семантический; 2) лингвокогнитивный; 3) прагматический.

Речь об этих уровнях организации пойдет ниже.

По мнению М. Р. Львова, языковая личность - «это человек сквозь призму языка, речи, его языковой способности» [35, с. 337]. М. Р. Львов также формулирует «условия успешного формирования языковой личности:

1)высокое общее развитие как результат творческой атмосферы в школе, высокой культуры и нравственности в семье;

2)развитая сфера интересов ребенка, его склонностей, увлечений;

3)высокая личностная и общественная активность, вплоть до стремления к лидерству;

4)свободное владение всеми сторонами родного языка, не менее свободное владение механизмами речи, хорошие навыки общения» [35, с. 337].

М. Р. Львов в рамках современной риторики, определял языковую личность с точки зрения ее психологических свойств. По его мнению, языковая личность - это индивид как субъект отношений и сознательной деятельности [36, с. 112]. Л.И. Гришаева утверждает, что языковая личность - это «теоретически выводимый в опоре на лингвистические процедуры конструкт … это культурно специфический, когнитивно-дискурсивный инвариант, реализуемый в различных дискурсивных условиях различными вариантами» [15, с. 17-18]. Вслед за О. А. Еремеевой, мы определяем языковую личность как индивида, способного создавать закодированные обозначения внешнего мира, на основании которых формируются понятия действительности [21, с. 434].

Проанализировав все определения понятия «языковая личность», данные разными учеными, можно сформулировать единое определение рассматриваемого нами термина. «Языковая личность - это любой носитель того или иного языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире…» [30, с. 7].

В настоящее время понятие языковой личности используется не только в лингвистике, но и в философии, лингвокультурологии, лингводидактике, психологии и других областях гуманитарного знания.

1.2 Типы языковой личности

В рассмотрении темы, связанной с выделением типов языковой личности, вспомним, что первые попытки деления языковой личности на типы предпринимались В. П. Нерознаком, о чем сообщалось выше. По мнению автора можно выделить следующую типологию языковой личности: частночеловеческая языковая личность (идеолектная личность) - конкретный носитель языка; многочеловеческая (полилектная) языковая личность - народ [39, с. 114].

Рассматривая частночеловеческую языковую личность, В. П. Нерознак выделяет два основных ее типа: 1) стандартную и 2) нестандартную языковую личность, к которой исследователь относит писателей, мастеров художественной речи [39, с. 114-116]. Из сказанного следует вывод, что языковая личность может быть рассмотрена как индивидуальность и как типовая личность.

Н.Д. Голев предложил следующую классификацию типов языковой личности - по силе и слабости проявления признаков в зависимости от ее способности к производству и анализу речевого произведения: «креативный» и «копильный», «содержательный» и «формальный», «ономасиологический» и «семасиологический», «мнемический» и «выводящий», «ассоциативный» и «логико-аналитический» типы [13, с.16].

Изучением типологии языковых личностей занимался К. Ф. Седов. Основанием для выделения типов языковых личностей послужила доминирующая установка на собеседника. Рассматривается то или иное речевое поведение человека в сложившейся ситуации общения, тяготение к тем или иным тактикам поведения.

Деление на типы языковых личностей осуществлялось с помощью анализа конкретного языкового материала. В данном случае К. Ф. Седов выделяет следующие типы языковых личностей: конфликтный, центрированный и кооперативный типы, каждый из которых включает в себя два подтипа.

Конфликтный тип предполагает направленность на себя самого и в то же время против собеседника в ситуации общения. Выделяется два подтипа: конфликтно-агрессивный и конфликтно-манипуляторский, имеющие свои отличительные черты. Конфликтно-агрессивный подтип (конфликтный агрессор) характеризуется враждебностью, которая вызвана тем, что агрессор пытается занять по отношению к собеседнику главенствующее положение, считая, что собеседник является для него опасным конкурентом. В ситуации общения тип рассмотренной языковой личности пытается применить в своем поведении следующие виды тактик: колкость, упрек, поучение, обвинение и другое. Конфликтно-манипуляторский подтип (конфликтный манипулятор) характеризуется тем, что один из собеседников испытывает давление со стороны другого, один из собеседников манипулирует другим. Наиболее распространенным видом тактики этого типа языковой личности является навязывание своего мнения в результате преувеличения авторитетности своего жизненного опыта. Конфликтный манипулятор считает себя более развитым с точки зрения своих интеллектуальных качеств в отличие от собеседника, к которому он даже не испытывает уважения. В ситуации общения манипулятор обычно не слушает адресата до конца, сам дает ответы на вопросы, всячески перебивает собеседника, дает ему советы, наставления и так далее.

Центрированный тип предполагает направленность на себя и при этом игнорирование адресата сообщения. Данный тип имеет две разновидности:

активно-центрированный и пассивно-центрированный. Активно- центрированный подтип иногда по своим речевым проявлениям напоминает личность конфликтную, то есть перебивает собеседника, может начать говорить на другую тему спонтанно, не закончив разговор на предыдущую тему и другое. Существенное отличие данного подтипа языковой личности от личности конфликтной заключается в следующем: конфликтный манипулятор навязывает собеседнику свою точку зрения, считая ее единственно верной, а личность активно-центрированного подтипа просто не способна разделить с адресатом сообщения свою точку зрения, не способна разделить мнение другого участника общения. Характеризуя пассивно-центрированный подтип, К. Ф. Седов обращает внимание на то, что языковая личность полностью не умеет переключаться на точку зрения слушателя, выбранная тактика общения не соответствует коммуникативной ситуации, полное отсутствие интереса к темам, которые интересуют собеседника.

Направленность на себя и одновременно на адресата общения характеризует кооперативный тип языковой личности. Здесь мы также можем выделить два подтипа: кооперативно-комформный и кооперативно- актуализаторский. Кооперативно-конформный подтип (кооперативный конформист) всегда соглашается с точкой зрения собеседника, даже если сам не вполне ее разделяет. Выбранные тактики общения - поддакивание, множество вопросов, проявление утешения, сочувствия и так далее - показывают интерес к адресату сообщения. Кооперативно-актуализаторский подтип (кооперативный актуализатор) можно охарактеризовать следующим образом: данный подтип языковой личности стремится всячески поставить себя на место собеседника, взглянуть на изображаемую в речи ситуацию его глазами. В ситуации общения затрагиваемые темы интересуют как самого говорящего, так и его адресата, но при этом говорящий в большей степени настроен на коммуникативного партнера. Как правило, такая языковая личность стремится продемонстрировать собеседнику явный интерес к его мыслям, переживаниям, фактам жизни [44, с. 7 - 9].

Другая типология языковой личности предложена в книге А. Б. Добровича. В ее основу положены психологические особенности личности. А. Б. Добрович выделяет три оппозиции коммуникативных черт характера человека:

6)«доминантный» и «недоминантный» собеседник;

7)«мобильный» и «ригидный» собеседник;

8)«экстравертный» и «интравертный» собеседник.

Попробуем разобраться в этих типах языковых личностей. Для начала рассмотрим манеру общения при доминантном и недоминантном характере собеседника. Доминантный тип личности можно охарактеризовать следующим образом: это человек жесткий, напористый; в ситуации общения способен обратиться к собеседнику при любых обстоятельствах, не заботясь о том, уместно ли его обращение сейчас. Если собеседник побуждает такой тип личности к разговору, то доминантный собеседник сам решает - отвечать ему на вопросы или нет, поддерживать беседу или отказаться от нее. Доминантный собеседник в коммуникативном плане возвышает себя над адресатом, считает себя умнее. Данный тип языковой личности легко перебивает разговор собеседника, но никогда не дает вам перебить себя. Ему очень трудно признавать свои ошибки, даже если они очевидны. Превосходство такой языковой личности может быть объяснено с точки зрения соответствующего воспитания. Но иногда эти черты характера складываются за счет той роли в семье, которую человек играл в детстве: «кумир семьи» или роль «мучителя» или обе эти роли попеременно.

Недоминантный собеседник полная противоположность выше описанному типу. В ситуации общения такой человек легко теряется, не позволяет себе перебить вас, терпеливо сносит, когда вы перебиваете его, считает себя обязанным отвечать на ваши вопросы, реплики, нерешителен, считает, что он всегда неправ. В ситуации общения старается найти превосходство в другом собеседнике, поднять его на «пьедестал славы». Недоминантность в характере может быть объяснена с двух позиций: либо человек играл в детстве роль «забитого ребенка», либо в детстве был «кумиром», но эта его роль не подтвердилась при переходе в новый социальный статус (при переходе в школу, в новую компанию приятелей, на новое место работы и тому подобное). Таким образом, доминантность - недоминантность в характере человека, как уже было выше сказано, определяется за счет воспитания либо той роли, которую ребенок берет на себя в детстве в семье.

Проанализируем теперь манеру общения при мобильном и ригидном характере личности. Качества человека, включенные в данную группу, отражают способность языковой личности изменять свое коммуникативное поведение в зависимости от сложившейся ситуации. Мобильный собеседник легко настраивается на общение, откладывая в сторону другие свои занятия. Для такого человека характерен быстрый, торопливый темп речи, одно выражение лица сменяется другим. В разговоре всегда торопит собеседника, хочет быстрее получить ответ на свой вопрос, на свою реплику. Если в ситуации общения ему становится скучно, то он не пытается скрыть эту скуку, всячески показывает ее. Данный тип языковой личности не может долго слушать разговор на одну тему, старается вставить какие-то свои слова, свои высказывания, лишь бы беседа закончилась. Он также непритязателен в ритуалах общения, прощается, уходить также легко, как и вступает в разговор.

Ригидный тип личности существенно отличается от мобильного собеседника. Он нелегко включается в беседу, ему требуется дополнительное время, чтобы понять, о чем будет идти разговор. Ригидному собеседнику трудно отвлечься от занятия, которым он только что занимался, ему нужно сделать заметку либо напоминание, где он остановился в своих размышлениях, рассуждениях. Требуется ему также время, чтобы свернуть начатое ранее дело, чтобы потом легко было найти то место, с которого нужно вновь продолжать свою работу. Он слушает внимательно, говорит неспешно, вдумчиво, мысль излагает подробно; высказывание старается строить так, чтобы было более понятно, в полной мере передавался смысл сказанного. Такая личность не любит, чтобы ее перебивали, так как сама слушает собеседника терпеливо. В ритуалах общения ригидному собеседнику не нравится быстрая манера прощаться; он и после прощания начинает прокручивать в голове только что законченную беседу, стараясь понять, что он не так сделал.

Формирование ригидности или мобильности в характере личности в основном обусловлено психологическим складом человека за счет воспитания. В то же время мобильность как черта характера закрепляется за счет роли «ужасного ребенка» в детстве, а ригидность - за счет роли «паиньки» или «Золушки».

Следующая группа типов языковых личностей, которая подлежит рассмотрению, - это экстравертный и интравертный тип личности. Для экстраверта самым главным является общение, без него он не может существовать; общение для этого типа личности - это форма деятельности. Направленность на партнерство почти постоянная. Он любопытен, полон внимания к окружающим, ждет такого же внимания и к себе. Совершенно по- другому ведет себя интроверт. Интроверту довольно сложно перейти от внутреннего диалога к реальному. Следовательно, ведущей его особенностью является несклонность к внешней коммуникации, непрочность внешней коммуникативной установки. Это связано с врожденной спецификой его характера, а также подчас подкреплено опытом, установкой на то, что «меня все равно не понять». Человек данного типа необычен, а если он еще и творчески одарен, то может сделать самые удивительные вещи, это может вылиться в удивительные находки. Он молчун, для общения выбирает двух - трех собеседников, обычно похожих на него самого. Интроверт уязвим, не любит частых встреч и разговоров на личные темы. [18, с. 49 -57].

Третья типология языковой личности представлена в работах О. Б. Сиротининой, которая разрабатывала концепцию типов речевой культуры. Согласно этой концепции можно выделить элитарный, «среднелитературный», литературно-разговорный и фамильярно-разговорный типы речевой культуры. Данные типы выделяются в рамках литературного языка. За пределами литературного языка остаются просторечный, народно-речевой и арготический (жаргонизирующий). Отличительной чертой носителей элитарной речевой культуры является то, что они хорошо знают хотя бы один иностранный язык, но никогда не пользуются этим знанием. Иностранные слова употребляют только в правильном значении и произношении. Для них характерно «безусловное соблюдение всех этических норм» [46, с. 3 - 15].

Е. А. Шпомер выделяет три типа языковой личности: «мыслительную, речевую и дискурсивную в рамках языковой и также множество подтипов. Она основывается на: трехкомпонентности - язык/ речь/ дискурс, двухкомпонентности - литературный язык/ национальный язык, единичности/ множественности, реальности/ нереальности, креативности, межличностных отношениях, ментальности, гендере, сфере общения» [53].

«Языковая личность в условиях общения может рассматриваться как коммуникативная личность - обобщенный образ носителя культурно-языковых и коммуникативно-деятельностных ценностей, знаний, установок и поведенческих реакций» [28, с. 19].

1.3 Структура языковой личности

Языковая личность, по мнению Ю. Н. Караулова, это «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: степенью структурно-языковой сложности, глубиной и точностью отражения действительности, определенной целевой направленностью» [29, с.132]. Ю. Н. Карауловым была основательно разработана и предложена структура языковой личности. Она представляет собой трехуровневую организацию, состоящую из следующих уровней:

9)вербально-семантический, или структурно-системный;

10)лингвокогнитивный, или тезаурусный;

11)мотивационный (мотивационно-прагматический).

Все эти уровни связаны с процессами восприятия и понимания. В схеме смыслового восприятия выделяют побуждающий, формирующий и реализующий уровни [29, с. 51]. «Побуждающий уровень объединяет ситуативно-контекстуальную сигнальную информацию и мотивационную сферу…Формирующий уровень смыслового восприятия содержит четыре взаимосвязанные фазы:

1)фазу смыслового прогнозирования;

2)фазу вербального сличения;

3)фазу установления смысловых связей…;

4)фазу смыслоформулирования…

Реализующий уровень на основе установления этого общего смысла формирует замысел ответного речевого действия» [Цит. по: Зимняя И. А. Психологическая схема смыслового восприятия // Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976. С. 31 - 33].

В схеме процесса понимания различают также виды этого понимания, каждый из которых соотносится с одним из уровней структуры, разработанной Ю. Н. Карауловым:

1)понимание замысла автора текста (соответствует мотивационному уровню в структуре);

2)понимание концепции текста (соответствует тезаурусному уровню);

3)понимание смысла слов и их соединений (соответствует вербально- семантическому уровню).

Рассматривая структуру языковой личности, следует отметить, что каждый из трех уровней складывается из конкретных элементов:

1)единиц анализируемого уровня;

2)отношений между этими уровнями;

3)объединений, характерных для каждого конкретного уровня (стереотипов).

Рассмотрим каждый уровень в структуре языковой личности более подробно, учитывая все составляющие. На нулевом, вербально-семантическом уровне в качестве единиц используются отдельные слова. Отношения между отдельными словами складываются как совокупность «грамматико-парадигматических, семантико-синтаксических и ассоциативных связей», [29, с. 52], которые в совокупности образуют единую вербальную сеть. К стереотипам данного уровня относятся модели словосочетаний и предложений. В философском аспекте уровень характеризует язык. Данный уровень играет вспомогательную роль в воссоздании особенностей той или иной языковой личности. Вербально-семантический уровень в минимальной степени включает или отражает знания о мире.

На лингвокогнитивном (тезаурусном) уровне фигурируют обобщенные (теоретические или обыденно-житейские) понятия, крупные идеи, которые выражаются единицами вербально-семантического уровня, то есть отдельными словами, но имеющие при этом модальную окрашенность. Единицы на данном уровне связаны между собой отношениями подчинения, представляют собой иерархическую систему. Примером такой системы может служить тезаурус. Данный уровень также характеризуется использованием афоризмов, крылатых выражений, пословиц и поговорок. Тезаурусный уровень связан с отражением целостной картины мира. Стереотипами являются генерализованные высказывания. В философском аспекте уровень характеризует интеллект. Каждая языковая личность выбирает для использования свои элементы, связи между этими элементами. Когда устойчивость связей нарушается, нарушаются и отношения в целом. На основании этого можно согласиться с утверждением Ю. Н. Караулова, что «собственно языковая личность начинается не с нулевого, а с первого, лингвокогнитивного (тезаурусного) уровня, потому что, только начиная с этого уровня, оказывается возможным индивидуальный выбор, личностное предпочтение одного понятия другому… Нулевой же уровень - слова, вербально-грамматическая сеть, устойчивые сочетания - принимаются каждой языковой личностью как данность, и любые индивидуально-творческие качества личности…не в состоянии изменить эту… данность» [29, с. 53].

«Тезаурусный уровень организации языковой личности…имеет дело…не с семантикой слов и выражений, а со знаниями» [29, с. 171]. Лингвокогнитивный уровень по количеству единиц (элементов), по их содержанию оказывается беднее вербально-семантического уровня, но богаче с точки зрения системности.

Менее ясным по своей структуре является высший, мотивационный уровень устройства языковой личности. Единицами уровня являются коммуникативно-деятельностные потребности личности, которые объединены в коммуникативную сеть. Отношения между этими единицами зависят от условий сферы общения, особенностей коммуникативной ситуации, коммуникативных ролей, которые исполняют участники процесса общения. Общение принято рассматривать как форму деятельности, определяющую социальные отношения. Стереотипы уровня - это образы (символы) прецедентных текстов культуры. В философском аспекте данный уровень характеризует действительность. Языковыми способами выражения символа текста служат цитаты, ставшие крылатым выражением, имя собственное и т. п. [29, c. 50 - 55]. Мотивационный уровень личности - это «уровень, соотносящий мотивы, установки, цели…с речевым поведением и его содержанием…» [29, с. 88].

Любая языковая личность проходит на своем пути стадии развития, становления, движения от одного уровня владения языком к другому, более высокому.

Особенностью модели языковой личности Ю. Н. Караулова является трансформируемость, вариативность и целостность. Поэтому в структуре языковой личности должны присутствовать все уровни без исключения. К тому же все уровни связаны друг с другом, представляют собой единый целостный комплекс: вербально-семантический уровень позволяет существовать лингвокогнитивному, сам лингвокогнитивный опирается на слово - понятие, а мотивационный уровень определяет весь ход общения говорящего. Л.П. Крысин выделяет четыре уровня владения языком:

1)собственно-лингвистический уровень, который «отражает свободное

«манипулирование» языком безотносительно к характеру его использования в тех или иных сферах человеческой деятельности»;

2)национально-культурный уровень, который отражает «владение национально обусловленной спецификой использования языковых средств»;

3)энциклопедический уровень, который отражает «владение не только словом, но и «миром слова», то есть теми реалиями, которые стоят за словом, и связями между этими реалиями»;

4)ситуативный уровень, который отражает «умение применять языковые знания и способности сообразно с ситуацией» [32, с. 125].

Мы же будем опираться в своей работе на трехуровневую структуру языковой личности, разработанную Ю. Н. Карауловым. Для получения объективных данных о специфике языковой личности Ю. Н. Караулов разработал ассоциативные и текстовые методики реконструкции индивидуального лексикона на различных уровнях репрезентации языковой личности: собственно лексикон на вербально-семантическом, семантикон на когнитивном, прагматикон на прагматическом. Эти уровни репрезентации языковой личности (лексикон, семантикон и прагматикон) определены с точки зрения психологического аспекта. Языковая личность, по мнению ученого, совершенствует их в процессе своего развития, причем от уровня к уровню повышается степень их индивидуализации [29].

ГЛАВА 2. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

2.1 Языковая личность учителя в произведениях В.Ф. Тендрякова

Благодаря антропоцентризму современной науки в центре исследования оказывается профессиональная языковая личность, представляющая собой идеальный и обобщенный портрет представителя определенной профессии, который владеет специальным языком, тезаурусом, а также следует стереотипам профессионального поведения [3, с. 5]. Для исследования мы выбрали две языковые личности - личности директора в повестях В. Тендрякова «Ночь после выпуска» и «Чрезвычайное», потому что эти образы, во-первых, характеризуются сложностью и противоречивостью своего характера. Во-вторых, речевое поведение этих героев определяет принятие нужного решения в сложившихся ситуациях. Оба персонажа занимают руководящую должность и влияют на исход возникшей проблемы. Их речь оказывает сильное педагогическое воздействие на собеседников.

В произведениях писателя встречаются различные типы языковых личностей. В качестве материала для рассмотрения характеристики языковой личности учителя обратимся к повести В. Ф. Тендрякова "Чрезвычайное». Главным героем является директор школы Махотин Анатолий Матвеевич. Большая часть из всех произносимых действующими лицами (вслух и мысленно) текстов принадлежит центральному персонажу, представляет собой то, что можно обозначить как «дискурс Махотина».

Характеристику языковой личности директора следует начать с направления: интериоризованная речь - внешняя речь. Повествование ведется от первого лица, как своеобразный внутренний монолог-раздумье героя: «И эта Тося числилась в школе тихоней! Настолько не разбираться в людях и называть себя воспитателем! До старческих морщин дожить самодовольным слепцом! Педагог с сорокалетним стажем!» [1, с. 10]. Данное высказывание представляет собой риторическое утверждение. Или «Ах, глупая девочка! Наткнулась на вопрос: почему жизнь отмерена на время, почему нет вечности? Он настолько стар, что люди устали ужасаться ему. Я, пожалуй, чаще ее задумываюсь о смерти. У нее еще много десятилетий впереди, а у меня их - одно, ну, посчастливится, два от силы… Конечно, не хочу смерти, хочу жить…» [1, с. 22 - 23].

Используется в повести и такая форма несобственно-прямой речи, как относительно законченные отрезки текста (абзацы), где вводные фразы принадлежат как бы наблюдателю со стороны, а все последующие передают ход мыслей персонажа: «Знаю всех учеников, тем более десятиклассников - школьных ветеранов. Знал…и Тосю Лубкову… Вдруг…бунт: «Подлость! Ненавижу!» И это брошено мне в лицо, мне, директору!» [1, с. 3]. Вводная фраза («знаю всех учеников») является способом переключения с авторского текста на речь персонажа. Вводную фразу можно узнать по наличию в ней специального слова - символа - «знал»: «Вообще не знал, что это такое…»; «И сейчас я почувствовал себя бессильным…»; «Я слишком просто понимал прежде воспитание…» [1, с. 39]; «Но мне сейчас почему-то кажется…» и т. п.

Мир в произведении открывается через восприятие директора, причем его оценки далеко не всегда совпадают с авторскими. Утро для главного персонажа - путешествие в прошлое. Он ощутимо замечает смену поколений, с остротой чувствует непреклонное движение времени. Подтверждение этому реплика директора: «Как много не сделалось, как мало осталось жить». Данная характеристика предстает в виде авторского пересказа. «План речевого поступка» намечает директор, а реализует этот план - автор. Внешняя информация оформляется в слова и фразы за счет автора. Этот прием является еще одной разновидностью интериоризованной речи.

Интериоризация речевых поступков - одна из важнейших характеристик языковой личности [29, с. 75]. На основании анализа интериоризованной речи персонажа можно составить общую характеристику главного героя. Анатолий Матвеевич - целеустремленный человек, болеющий за свое дело, отдающий все силы своей работе. Он всегда замечает движение времени, понимает, что жизнь всегда продолжается. Главный герой понимает, что в жизни успел сделать не все, сожалеет об упущенном, о том, что уже не вернешь. Махотин замечает свои ошибки, промахи, мысленно раздумывает над ними.

Одной из особенностей интериоризованной речи директора является наличие самооценок действий и речевых поступков: «Я слишком просто понимал прежде воспитание: вызови к себе ученика, поговори, потолкуй, воздействуй на него своим педагогическим обаянием. Ерунда! Нельзя воспитывать, вырывая человека из коллектива, нужно действовать так, чтоб весь коллектив стал воспитателем! Для каких-то педагогов это, верно, банальная истина, для меня - открытие. После сорока лет работы! Трудился и мало думал над своим трудом» [1, с. 39]. Самооценка центрального персонажа в повести чаще всего проявляется во внутреннем монологе самого героя. Иногда самооценка совпадает с «репликой в сторону» героя: «…люди, которыми я руководил, любили меня (и не совру - искренне)…» [1, с. 1].

Для характеристики образа директора используется и прием косвенной самооценки. Одной из таких форм является использование в повести дефиниций, т. е. разъяснения смысла слов: «Как жить! То есть проживать день за днем, среди ульев и кустов малины…» [1, с. 79].

Кроме внутреннего монолога, в произведении присутствует и публичная речь - выступление центрального персонажа: «Дорогие друзья! - начал я торжественно. - Мы спорили три дня, и спорили бурно... Приступим, друзья, к голосованию!» [1, с. 39]. Публичную речь - выступление можно рассматривать как отдельный целостный текст, характеризующий языковую личность директора. Если рассматривать менее крупные тексты, т. е. малые формы словесности, то можно отметить, что их немного: очень мало дефиниций, нет языковой игры, шуток, тостов, анекдотов. Присутствуют строчки из стихотворения: «На холмах Грузии лежит ночная мгла», «Мне грустно и легко, печаль моя светла…» [1, с. 23]. Но в то же время, если проанализировать лексикон главного персонажа, мы можем увидеть многочисленное употребление просторечных слов и выражений: «эвон», «неладное», «рылом не вышли», «правдолюбка» [1, с. 75] и др., обилие поговорок, устойчивых выражений: «Огонь маслом не тушат» [1, с. 11], «Ученье - свет, неученье - тьма» [1, с. 13], «Око за око, зуб за зуб» [1, с. 19]. Данная характеристика говорит о богатстве языка учителя, в нашем случае директора. языковой художественный произведение речь

«Смерть и жизнь рядом, неподвижность и бунтарское движение - вот он, мир, где мы живем, вот он, покой единственно нерушимый»[1, с. 10] . Данные слова также произносит главный герой. С помощью них он дает объективную, правдивую характеристику действительности, без всякого преувеличения. Этими и другими встречающимися в тексте словами и выражениями персонаж рисует картину мира. Он осознает все происходящее с точки зрения своих прожитых лет.

Употребляя те или иные слова, фразы, Анатолий Матвеевич обращается и к другим наукам: к религии, биологии, литературе: «Знания, знания, знания - естественный отбор в учении Дарвина» [1, с. 13], «Евангелие требует», «На холмах Грузии лежит ночная мгла» [1, с. 23]. Все это характеризует директора как разносторонне развитую личность, имеющую познания в различных сферах деятельности.

«Душа человеческая не веревка». Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что именно эта тема, тема жизни, раскрывается в речи директора школы. Тему жизни мы можем поставить на первое место, учитывая еще и частоту употребления ключевых слов - тем: «смерть», «жизнь», «бессмертие души», «вечность». Ключевые слова - темы часто употребляются в тексте, вокруг них развертываются наиболее крупные семантико-тематические группы лексики. Кроме темы жизни и смерти, автор затрагивает и тему ответственности учителя за воспитание в ученике честности, самостоятельности, любви к людям. В повести рассматривается и нравственная проблема - проблема уважения к человеку, бережное отношение к нему, утрата духовности в самом человеке.

Проанализировав стилистику текста, можно сделать следующий вывод: главный герой очень часто оперирует короткими фразами, использует раздумчивую интонацию. Следует повторить, что для речи персонажа характерно не только тяготение к внутреннему монологу, но и опора на диалог с другими героями, причем диалог представляет собой как бы спор героя с самим собой.

Рассмотрим характеристику языковой личности учителя с точки зрения трехуровневой структуры, разработанной Ю. Н. Карауловым. Вербально- семантический уровень языковой личности включает в себя слова, грамматические, парадигматические, семантико-синтаксические, ассоциативные структуры, модели словосочетаний и предложений. Анализ показывает, что в речи директора присутствуют «поддерживающие» реплики:

«Ну!», «Ну-ка», «Очень хорошо», «Совершенно верно» и т.п. Присутствуют этикетные речевые формулы: «Разрешите начать, товарищи», «Извините, кто здесь?». Для речи директора характерна образность, позволяющая и помогающая герою рисовать картины мира, короткие предложения, обычно длиной в два - три слова. Внутренний же монолог - раздумье персонажа характеризуется, напротив, наличием довольно длинных и сложных по структуре предложений, тем самым подчеркивая, что все самые важные решения человек принимает, находясь наедине сам с собой. Речь директора содержит анализ, оценку, поскольку описываются не просто происходящие события, а им дается оценка, позволяющая понять, как нужно поступить в сложившейся ситуации. В репликах героя присутствуют метафоры, сравнения:

«Земля не глобус, жизнь не сказка, ничто не совершается по щучьему велению» [1, с. 14], «…пахло…вокзальным…», «…смерть - спасительница», «юность весенней земли», «талант - милость природы»; сниженный стиль: «рылом не вышли», «правдолюбка» [1, с. 75], «учитель - святоша»; эпитеты: «сырая темень», «давнишний враг»; олицетворение: «робкий ручеек», «бастует сердце»; устойчивые выражения: «чем дальше в лес, тем больше дров», «бессмертие души», «око за око, зуб за зуб» и т. п. Все эти языковые средства показывают богатство речи директора, характеризуют его как разносторонне развитую личность.

Лингвокогнитивный (тезаурусный) уровень отражает картину мира, иерархию смыслов и духовных ценностей для людей, говорящих на одном языке [26, с. 78]. На данном уровне профессиональной языковой личности учителя можно выделить ряд особенностей профессионального образа мира. Так, центральную часть занимает понятие (концепт) «жизнь». Относительно понятия «жизнь» можно выделить следующие понятийные (концептуальные) модели: «жизнь - борьба», «жизнь - работа», «жизнь - наука». Модель «жизнь - борьба» раскрывается в следующих репликах героя: «Сумей понять, в какую сторону двинуться, чтоб потом не казниться всю жизнь», «В жизни есть свои цепные реакции» [1, с. 20], «Конечно, не хочу смерти, хочу жить, хотя мне жить становится год от году труднее - мучит бессонница, одышка, бастует сердце, - но даже на это согласен, только бы жить» [1, с. 23]. В речи директора отчетливо выделяется модель «жизнь - работа»: «И жаль еще, что тебя кой-чему недоучил», «Шел один из покойных периодов моей жизни» [1, с. 75], «Пришла старость, но силы пока что имеются», «У меня почти сорокалетний педагогический стаж». Модель «жизнь - наука» выражается в сравнении жизни с наукой: «Умение жить с людьми должно стать наукой, которой надо обучать с детства».

Мотивационно-прагматический уровень языковой личности включает устойчивые коммуникативные потребности и коммуникативные черты, порождаемые целями и мотивами. На данном уровне выражается ценностное отношение директора к воспитанию детей (учеников). Важнейшими концептами мотивационного уровня являются концепты «честность», «самостоятельность», «любовь к людям». Эти качества директор старался прививать своим ученикам, считал себя ответственным за воспитание этих качеств в детях. Подтверждением служат следующие реплики центрального персонажа: «…Справишься, найдешь для нее человеческое слово - честь тебе и хвала. Не справишься - урок на будущее» [1, с. 20], «Мечтаешь о хорошем, так помоги Саше стать хорошим».

Таким образом, анализируя данное произведение, можно сказать, что все уровни структуры языковой личности раскрыты довольно подробно.

С точки зрения типологии, предложенной К. Ф. Седовым, личность директора представляет собой кооперативный тип языковой личности, а именно кооперативно-актуализаторский подтип. Общение директора и его собеседников характеризуется одновременно направленностью на себя и на адресата общения. В разговоре с Тосей Лубковой, Сашей Коротковым Анатолий Матвеевич стремится поставить себя на их место, старается взглянуть на возникшую ситуацию их глазами. Директору близки мысли, переживания, факты жизни этих школьников. Он готов помочь им советом, готов выступить в качестве наставника. Опираясь на типологию Е. А. Шпомера, можно сказать, что личность директора представлена как мыслительный тип языковой личности.

Возьмем для сравнения и рассмотрим языковую личность директора школы в повести «Ночь после выпуска». Данное произведение о воспитании чувств подростков и той роли, какую играет школа в этом сложном процессе. Повесть отличается тем, что в ней присутствует две параллельные линии повествования. С одной стороны, происходит нравственная проверка шести юношей и девушек, только окончивших школу. В это же время в учительской ведется спор, дискуссия о том, что школа дала ребятам знания, но не научила любви и добру.

В учительской по поводу выступления ученицы учителя высказывают разные точки зрения: «За наши труды нас очередной раз умыли!» [2, с. 10], «А самое обидное - одернуть, наказать мы уже не можем!» [2, с. 10], «Произошло нечто особенное: наш многолетний труд говорит против нас!» [2, с. 11]. В конце концов учителя подводят итог: «О чем мы сейчас мечтали? Только о том, чтобы лучше готовить учеников? - Нет! Готовить лучших людей! Мечтали усовершенствовать человеческую сущность!».

Для характеристики языковой личности учителя, как уже было сказано выше, обратимся к личности директора школы. Директор Иван Игнатьевич, величественный мужчина, как и полагается, произносит перед выпускниками прочувствованную речь. Так же как и в произведении «Чрезвычайное» языковую личность директора начнем рассматривать с линии:

«интериоризованная речь - внешняя речь». Повествование ведется не от первого лица, а от лица автора. В отличие от личности директора в произведении «Чрезвычайное», в повести «Ночь после выпуска» Ивану Игнатьевичу принадлежит относительно небольшое количество реплик. Все свои самые важные и яркие реплики директор произносит в споре с завучем Ольгой Олеговной. К разновидностям интериоризованной речи относится внутренний монолог, внутренний диалог, несобственно-прямая речь. Проанализировав все высказывания Ивана Игнатьевича, можно сказать, что интериоризованная речь полностью отсутствует в тексте. Все реплики рассматриваемого персонажа представляют собой прямую речь. Например:

«Скрипнул стул под Иваном Игнатьевичем, директор решительно поднялся к Ольге Олеговне, насуплено-строгий и замкнутый:

-Не кажется ли вам, что вы сейчас обидели человека? Сильно обидели и незаслуженно!..

-Мне очень жаль, что так получилось. - Голос сухой, без выражения.

-Не сочтите за труд извиниться перед ней…

-Извиниться? За что?..

-Вы только что, любезная Ольга Олеговна, сказали, позвольте напомнить:

«Мне очень жаль, что так получилось». Надеюсь, сожаление искреннее. Так сделайте же следующий шаг - извинитесь!..» [2, с. 35].

Прямая речь персонажа, так же как и интериоризованная речь, позволяет составить общую характеристику героя. Иван Игнатьевич - величественный мужчина, так как занимает руководящую должность в школе. С одной стороны, он сильный человек, борец, а с другой стороны, директор всегда уступал перед напористостью других учителей, в частности, Ольги Олеговны. Все свои недовольства директор старается не высказывать, а показывать демонстративно: «Сам Иван Игнатьевич не сел, а насуплено - распаренным лицом, покачивая пухлыми борцовскими плечами, стал ходить по учительской, задевая за стулья. Он явно старался показать, что говорить не о чем, что какие бы то ни было прения неуместны, время позднее, вечер окончен» [2, с. 9]. Директор не любил долгие споры, всячески старался их избегать, так как считал, что эти разговоры никогда не приводили к ощутимым результатам. Но, если уж Иван Игнатьевич вступал в дискуссию с кем-либо, то спор получался жарким, он всегда пытался отстоять свою точку зрения. Таким образом, мы можем сказать, что директор школы - противоречивый человек: с одной стороны, замкнутый, а с другой - отстаивающий свое мнение.

Присутствует в репликах Ивана Игнатьевича и оценка действий: «Да ведь мы все понемногу грешим… Кто из нас не подлаживается: как все, так и я» [2, с. 71]. Все реплики героя следует рассматривать как внешнюю речь. Интериоризованная речь, как уже говорилось выше, в тексте отсутствует.

Анализируя участие языковой личности в диалогах, следует отметить, что директор полностью понимает текст партнера по диалогу. Поведение собеседников, их диалог полностью соответствует сложившейся обстановке, а именно дискуссии по поводу выступления лучшей из учениц. С помощью своих высказываний Иван Игнатьевич пытается воздействовать на слушателей:

«Не сочтите за труд извиниться перед ней» [2, с. 35], «…чем мы тут занимаемся?.. А не пора ли нам спуститься на грешную землю, друзья?..» [2, с. 54].

Реплики директора бедны в плане использования им различных видов словесности с точки зрения крупных текстов. В повести представлена только прямая речь, внутренняя монологическая речь отсутствует. Что касается менее крупных текстов, то полностью отсутствуют дефиниции, но в то же время присутствует шутка, языковая игра: «Иннокентий Сергеевич! Как же вы - вы! - на маниловщину сорвались? Лапушка Манилов мосты до Петербурга мысленно строил…» [2, с. 58], «Тянем - потянем - и вытянем репку…» [2, с. 59]. Большое обилие следующих видов словесности - поговорок, фразеологизмов: «в облаках витаем» [2, с. 54], «мосты воздушные возводим» [2, с. 54], бросила на лопатки»

[2, с. 59], «сложа ручки сидеть» [2, с. 58] , «простота хуже воровства» [2, с. 71] и другие. В речи персонажа присутствуют просторечные слова и выражения:

«баста», «балбес», «швыряли» и т. п. Употребляя те или иные слова, фразы, Иван Игнатьевич обращается и к литературе: «Тянем - потянем - и вытянем репку…» [2, с. 59], «… на смену Зое Владимировне придет неспособный раздувать святой огонь Пушкина и Толстого…» [2, с. 37], «Не рассчитывайте на Прометеев…» [2, с. 37]. Данная характеристика говорит о богатстве языка учителя, в нашем случае директора.

Наблюдение над словоупотреблением в речи Ивана Игнатьевича позволяет выделить ключевые слова - темы, вокруг которых развертывается все повествование. В нашем случае на первое место мы поставим слово «личность, человек». Именно тема становления человека, нравственного становления личности находится в центре повествования, является ведущей темой.

Охарактеризуем языковую личность учителя с точки зрения трехуровневой структуры, разработанной Ю. Н. Карауловым. Вербально-семантический уровень позволяет выделить в речи директора модели словосочетаний и предложений. Анализ показывает, что в речи Ивана Игнатьевича, так же как и в речи Махотина Анатолия Матвеевича, присутствуют этикетные речевые формулы: «Позвольте…» [2, с. 35], «Не сочтите за труд…» [2, с. 35], «Смею надеяться…» [2, с. 35], «Любезная Ольга Олеговна…» [2, с. 35]. В репликах персонажа мы можем увидеть метафоры: «…понюхал воинской дисциплины…» [2, с. 70], «Отметки приходилось завышать..., до отчаянья доходили - думалось, рассадником невежества школа станет» [2, с. 59],

«…скоро ли поймаем за кончик хвоста желаемый результат?» [2, с. 59]; постоянные эпитеты: «вольная борьба», «всемирные проблемы», «грешная земля»; градацию: «…вдруг взорвались - готова крушить и проламывать головы…» [2, с. 36]; фразеологизмы, как отмечалось выше: «в миражи

ударились» [2, с. 58], «сложа ручки сидеть», «бросила на лопатки» [2, с. 59];

просторечные выражения: «Срезался на русском языке - в сочинении насадил ошибок» [2, с. 70]. Употребление такого большого количества языковых средств указывает на богатство и выразительность речи директора.

Лингвокогнитивный уровень отражает знания о мире, дает целостную картину мира. Анализируя высказывания Ивана Игнатьевича и зная сюжет, мы можем сказать, что период времени, в течение которого происходит весь разговор, занимает лишь одну ночь. Но, несмотря на это объем передаваемой информации между партнерами достаточно велик. Все реплики подводят итог предыдущего поведения директора. Стремление к использованию универсальных высказываний - фразеологизмов подчеркивает умение персонажа заменять простые слова на образные выражения, тем самым подчеркивая богатство речи директора. Эти выражения полностью понятны другим партнерам по диалогу.

Мотивационно-прагматический уровень языковой личности представлен в репликах директора следующим образом. На данном уровне выражается отношение директора к школе, ученикам, их самостоятельности. Директор подчеркивает, что каждый человек имеет право на собственное мнение: «Если вы о Студёнцевой, так она и прежде была исключительна, не отымешь» [2, с. 71], «Странный вы человек, Ольга Олеговна,…Вдруг взорвались - готовы крушить и проламывать головы только потому, что девочка-выпускница задела вас за живое» [2, с. 36]. В основе общения между Иваном Игнатьевичем и другими лицами лежит взаимная необходимость в этом общении, так как они все вместе обсуждают возникшую проблему. Таким образом, мы можем сказать, что в данном случае находят выражение коммуникативные потребности, а именно потребность в общении с оттенком воздействия на собеседников.

Анализ высказываний директора, его речевого поведения позволяет сделать вывод о том, что в повести представлен кооперативно-комформный подтип языковой личности (по типологии К. Ф. Седова). Иван Игнатьевич при обсуждении выступления Юли Студёнцевой с другими учителями школы соглашается с их мнением, но в то же время имеет свою точку зрения на произошедшее. Интерес директора к другому участнику проявляется в виде уточняющих вопросов, комплимента. Языковую личность директора, по типологии Е. А. Шпомера, целесообразно рассматривать как дискурсивный тип личности.

Таким образом, в рассмотренных нами произведениях представлены разные типы языковой личности: с одной стороны, кооперативно- актуализаторский тип и мыслительный, а с другой, кооперативно-комформный и дискурсивный тип. Анализ языковой личности с опорой на высказывания, реплики персонажа позволяет сделать вывод о том, что именно речь является важнейшим инструментом деятельности педагога.

2.2 Художественный образ и языковая личность

Проанализированные нами языковые личности учителей в повестях В. Тендрякова «Чрезвычайное», «Ночь после выпуска» позволяют понять, что языковая личность существенно отличается от художественного образа. Художественный образ нельзя рассматривать как реальную языковую личность. В произведении реальной языковой личностью является автор, а не его персонаж.

«Само понятие «содержание художественного образа …емко, многопланово..., неоднозначно» [29, с. 69]. Наиболее полно оно исследовано языковедом М. Б. Храпченко. Автор считает «целесообразным выделить, прежде всего, следующие четыре определяющих «стихии» художественного образа, или сферы его раскрытия:

1)отражение и обобщение существенных свойств, черт действительности, представлений человека о мире, раскрытие сложности духовной жизни людей;

2)выражение эмоционального отношения ко всему тому, что служит объектом творчества;

3)воплощение идеала, совершенного, красоты жизни, природы, создание эстетически значимого предметного мира;

4)внутренняя установка на восприятие читателя, зрителя, слушателя, присущая образному творчеству и связанная с этой установкой потенциальная сила эстетического воздействия, которое отдельный образ и искусство в целом всегда оказывали и оказывают на его «потребителей» [52, с.66-67].

Содержание художественного образа включает в себя духовный облик личности, ее ценности, устремления, формы поведения, жизненные цели, пути достижения этих целей и прочее. Наиболее важным является изучение языка художественного произведения с точки зрения речи, текстов, присущих данному персонажу. Художественный образ раскрывается на основании систематизации всей совокупности текстов данного лица в художественном произведении. Систематизация текстов должна происходить таким образом, чтобы тексты «могли составить достаточно целостную характеристику персонажа как индивидуальной языковой личности» [29, с. 70]. Одной из важных характеристик языковой личности является способность использовать разные подъязыки и свободно переключаться в диалоге - в соответствии с изменением ситуации, цели и участника коммуникации - с одного подъязыка на другой [29, с. 79].

Художественный образ, с одной стороны, можно рассматривать как речевое явление в художественном произведении, а с другой стороны, как совокупность деталей, с помощью которых раскрывается содержание художественного произведения. Понятие языковой личности - узкое понятие.

«Языковая личность художественного персонажа представляет собой совокупность произведенных лицом текстов, которые характеризуют речевую манеру персонажа [17, с. 12]. Художественный образ - более широкое понятие. Оно включает в себя и речевые и литературные образы. Художественный образ отличается от реальной личности. В произведениях В. Тендрякова образы учителей всегда идеальны, их речь отличается богатством, выразительностью, правильностью.

Основным источником изучения реальных языковых личностей служат написанные личностью тексты, главным образом художественные. Но даже самое полное собрание произведений литератора не дает подлинного представления о реальном дискурсе языковой личности [25, с. 20].

«Художественное произведение отражает определенное раздвоение языковой личности: с одной стороны, она представлена дискурсом его героев, с другой - опосредованно отражает языковую личность автора произведения» [11, с. 116].

Художественная картина мира составляет существенную грань образа действительности. При изучении художественного текста представляется вполне правомерным использование термина «языковая личность», так как автор художественного произведения проявляет себя через идиостиль (индивидуальный стиль), обусловленный индивидуальным видением мира и определенными мотивационно-прагматическими установками.

Одним из продуктивных способов анализа языковой личности персонажа является рассмотрение эмоциональной составляющей его личности. Наиболее ярко языковая личность персонажа проявляется на когнитивном и прагматическом уровнях языка. Рассмотрение эмоциональных состояний, основной функцией которых является возможность выявления ценностных ориентиров личности, позволяет обратиться к прагматикону личности. Языковая личность проявляется в системе эмоциональных концептов, передающих базовые психоэмоциональные состояния человека (персонажа).

Рассмотрение художественного образа (персонажа) осуществляется по линии «интериоризованная речь - внешняя речь». Это несобственно-прямая речь, внутренний монолог в чистом виде, внутренний диалог, своеобразный авторский пересказ. Авторский пересказ - когда восприятие и переработка внешней информации, идеи, образы, ассоциации, ею порождаемые, принадлежат герою, а оформление в слова и фразы осуществляет за него автор.

«План речевого поступка» намечают герои, а реализует этот план - автор.

Речь такого типа - «условно интериоризованная». Интериоризация речевых поступков - одна из важнейших характеристик языковой личности (внутренний монолог, внутренний диалог, переключенная несобственно-прямая речь).

При характеристике персонажа используется прием аргументирования за противника, т. е. прорисовывание, очерчивание образа оппонента. Особенность речи - наличие самооценок действий и речевых поступков, собственная самооценка.

Еще один прием в прорисовывании персонажа произведения - дефиниции. Дефиниции - это разъяснение смысла употребляемых персонажем слов там, где он ощущает такую необходимость. Употребление героем в интериоризованной речи собственного имени в 3-м лице. Этот прием характеризует достаточно высокую степень рефлективности данной языковой личности.

Детальный анализ словаря языковой личности позволяет определить количественный и качественный состав лексикона, тематическую классификацию составляющих его единиц, соотношение литературной и диалектной лексики, синонимическое богатство словаря, взаимодействие и игру значений, собственную неологизацию и номинацию, распределение лексики по стилистическим сферам.

Ключевые слова - темы - это частота употребления и развертывание вокруг них в тексте наиболее крупных семантико-тематических групп лексики.

В повестях В. Ф. Тендрякова «Чрезвычайное» и «Ночь после выпуска» автор создает художественный образ учителя с опорой на его речевой портрет, показывает его жизненные установки, ценности и прочее. В произведении

«Чрезвычайное» писатель создает следующий художественный образ директора школы Махотина Анатолия Матвеевича. Это человек, работающий уже 20 лет в школе в маленьком городе. Все свои силы отдает работе и людям, которыми руководит. Он постоянно погружен в себя, сам оценивает себя, свои поступки. Самооценку героя мы можем видеть из его реплик, которые он произносит вслух и мысленно. Педагога волнуют нравственные проблемы. В данной повести большего всего его волнует непорядочность Саши Короткова и его одноклассников, которые прочли дневник Тоси. Свою работу считает трудной, но благородной, так как все свои силы он отдает подрастающему поколению, его становлению. Реплики, которые директор произносит мысленно, позволяют оценить степень его размышлений над проблемами школы. Больше всего он задумывается о том, все ли школа сумела сделать, чтобы воспитать гражданина. Над своими ошибками Махотин так же раздумывает мысленно.

Совершенно другой образ учителя складывается после прочтения повести «Ночь после выпуска». Директор Иван Игнатьевич предстает величественным мужчиной. С одной стороны, он - сильный человек, знающий свое дело, а с другой стороны, робкий, всегда уступающий перед напористостью других учителей. Для него характерен демонстративный показ своего поведения. Иван Игнатьевич старается держаться в стороне от всяких споров, но, если уж спор становится жарким, то всегда отстаивает свою точку зрения. Художественные образы героев (Ивана Игнатьевича и Анатолия Матвеевича) раскрываются на основании совокупности реплик, которые герои произносят. Именно реплики, высказывания позволяют составить речевой портрет личности и в целом охарактеризовать языковую личность учителя.

Стиль В. Ф. Тендрякова интересен широким употреблением несобственно - прямой речи. Во-первых, эта форма способна синтезировать те внутренние различия в экспрессивном восприятии жизненных явлений, которые разделяют автора и его героя. Во-вторых, употребление несобственно -прямой речи создает впечатление постоянного речевого общения с персонажем. Сам В. Ф. Тендряков говорил: «Бессмысленно рассматривать человека без его внешнего окружения. Мир несет в себе наши индивидуальные особенности, воздействует на нас согласно нашим интересам и возможностям…» [51, с. 156].

Таким образом, как можно заключить из выше сказанного, рассмотрение языковой личности одного персонажа литературного произведения, переход от описания ее содержания к содержанию, восприятию читателем соответствующего художественного образа представляется не только возможным, но и вполне закономерным [29].

Вернемся к определению термина «языковая личность», предложенному Г. И. Богиным. Он утверждает, что языковая личность это «многослойный и многокомпонентный набор языковых способностей, умений, готовностей к осуществлению речевых поступков разной степени сложности…» [Цит. по: Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. С. 29].

С понятием «языковая личность» тесно связано понятие речевого портрета. Эта связь прослеживается при выделении индивидуального, коллективного, национального речевого портрета, которые соответствуют типологии языковой личности, при соотнесении уровней структуры языковой личности и модели анализа речевого портрета.

В последнее время изучение речевого портрета личности стало объектом пристального внимания многих ученых в области языкознания. Некоторые ученые даже выделяют изучение речевого портрета в отдельное направление. Речевой портрет стали впервые изучать в 20 веке. В этой теме обращались многие языковеды, такие как С. В. Леорда, Г. Г. Матвеева, М. В. Панов и другие. Первоначально в основе изучения речевого портрета лежало описание речи с точки зрения фонетики. В настоящее время изучение речевого портрета личности расширяется.

Как утверждает С. В. Леорда, речевой портрет - это воплощенная в речи языковая личность [33, с. 59-60].

Как уже было сказано выше, первоначально в основе изучения речевого портрета лежало описание речи с точки зрения фонетики. Первые приемы описания фонетического портрета были предложены в середине 60-х годов XX века М. В. Пановым, который, «анализируя произношение отдельных личностей, дает характеристику литературной нормы в диахроническом аспекте и создает ряд фонетических портретов политических деятелей, писателей, ученых» [40].

Под речевым портретом, вслед за Т. П. Тарасенко, мы понимаем совокупность языковых и речевых характеристик коммуникативной личности или определенного социума в отдельно взятый период существования [48, с. 26]. Ученым выделяется ряд характеристик личности, отражающихся в речевом портрете: возрастные, гендерные, психологические, социальные, этнокультурные и лингвистические.

По мнению Г. Г. Матвеевой, речевой портрет представляет собой совокупность высказываний говорящего, которые он предпочитает использовать в конкретных обстоятельствах, чтобы выразить намерения и оказать нужное воздействие на слушающего [37, с. 87]. Языковед отмечает, что с помощью речевого портрета фиксируется речевое поведение, которое «автоматизируется в случае типичной повторяющейся ситуации общения» [37, с. 87]. Также Г. Г. Матвеева указывает на то, что речевой портрет, как и языковая личность, может быть индивидуальным и коллективным. Данное условие можно считать общим и для языковой личности, и для речевого портрета.

Между понятиями «языковая личность» и «речевой портрет» существует и свое отличие. По мнению А. Р. Ерошенко, «языковая личность - динамическая система, характеризующаяся особым соотношением различных параметров: духовного, душевного, интуитивного, рационального, сознательного, бессознательного, узуального, творческого, потенциального, репрезентативного и др.» [22, с. 18 - 20]. В ходе развития языковой личности изменяются языковые средства, ситуации общения, формы поведения, зафиксированные в языке, культурно-языковые и коммуникативно-деятельностные ценности, знания, установки. Из данного высказывания следует, что языковая личность постоянно подвергается воздействию, всегда находится в движении и развитии.

Создание речевого портрета возможно по отношению к любой сфере общения. Объектом изучения может стать любой представитель, в том числе и персонаж художественного произведения. В литературе речевой портрет является средством создания художественного образа. Описание речевого портрета личности осуществляется на основании всех трех уровней языковой личности в модели Ю. Н. Караулова: вербально-семантического, лингвокогнитивного и мотивационного. Описание языкового уровня речевого портрета включает в себя характеристику единиц одного или нескольких уровней языка. Речь персонажа с позиции лексики и синтаксиса рассматривает Е. А. Гончарова: «лексический состав фразы дает представление об образно- понятийной сфере персонажа, а ее синтаксическая организация отражает особенности логико-экспрессивного сцепления образов и понятий в процессе их познания» [14].

Таким образом, речевой портрет - это воплощенная в речи языковая личность, объединенная с другими личностями в одну социальную общность (национальную, демографическую, профессиональную и т.п.).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Работа по изучению языковой личности учителя в произведениях В. Тендрякова связана прежде всего с проблемами педагогической риторики. В рамках этой науки рассматриваются требования к профессиональной подготовке учителей. Учитель должен передать учащимся знания, умения, которые им будут необходимы в жизни. Эти знания педагоги передают с помощью речи, слова, поэтому речь мы можем рассматривать как главный инструмент деятельности учителя. Педагогическое общение должно быть максимально эффективным, поскольку педагогу нужно научиться владеть своим голосом, речевым аппаратом. Речь учителя должна быть направлена на решение задач обучения и воспитания школьников, так как именно педагог отвечает за качество своей речи, и за ее последствия. Речь должна отличаться правильностью, чистотой, богатством, выразительностью, коммуникативной целесообразностью.

Как уже говорилось выше, слово оказывает самое сильное педагогическое воздействие. Цель исследования заключалась в изучении языковой личности учителя, раскрытой через художественные произведения В. Тендрякова. Характеристика языковой личности позволяет выделить положительные и отрицательные стороны речи. Речь влияет на становление личности подрастающего поколения. Учитель берет на себя разные роли в различных ситуациях и по-разному строит свою речь. Положительным качеством речи является возможность ее использования в разных сферах деятельности.

В ходе данного исследования мы рассмотрели языковые личности директоров в двух повестях В. Тендрякова для того, чтобы выявить различия между ними, определить типы языковых личностей. Характеристика языковой личности учителя осуществлялась с опорой на трехуровневую структуру, предложенную Ю. Карауловым. Языковую личность характеризовали с точки зрения вербально-семантического, лингвокогнитивного и мотивационно-прагматического уровней. Рассматривая вербально-семантический уровень, мы выделили слова, структуры, модели словосочетаний и предложений, которые позволили охарактеризовать данную языковую личность.

Анализ лингвокогнитивного уровня позволил выделить ряд особенностей профессионального образа мира учителя. На этом уровне мы выделили основные понятия (концепты), позволившие рассмотреть картину мира, иерархию смыслов и духовных ценностей педагога.

Рассмотрев мотивационно-прагматический уровень, мы установили коммуникативные потребности и коммуникативные черты языковой личности, определяемые с точки зрения целей, мотивов деятельности.

Таким образом, можно сказать, что более полное рассмотрение языковой личности возможно только с учетом совокупности всех трех уровней анализа. Трехуровневая структура позволяет глубже охарактеризовать конкретную языковую личность в повести.

Кроме того наша работа была посвящена изучению истории языковой личности, ее типов. При выделении типов личности директоров мы опирались на типологию К. Ф. Седова и Е. А. Шпомера. В повестях представлено два типа языковой личности. С одной стороны, мыслительный и дискурсивный тип, а с другой стороны - кооперативно-актуализаторский и кооперативно- комформный типы личности. Определение типа происходило с опорой на речевое поведение персонажа.

Исследование также было посвящено вопросу, касающемуся художественного образа и языковой личности, их отличиям. Выяснилось, что понятие художественный образ более широкое понятие, чем языковая личность. Языковая личность рассматривается на основании произведенных лицом текстов, а художественный образ представляет собой совокупность речевых и литературных образов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.Тендряков В. Ф. Чрезвычайное. - Политиздат Украины. - 1987. - 81 с.

2.Тендряков В. Ф. Ночь после выпуска. - Москва, «Сов. Россия», 1976. - 80 с.

3.Азначеева Е. Н. К проблеме типологизации профессиональной языковой личности музыканта // Вестн. Челяб. гос. ун-та. - 2009. - №43 (181). - С. 5-9.

4.Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. - Москва: Наука, 1974. - 250 с.

5.Барсукова Е. В. Языковая личность как категория исторической культурологии (на материале «Архива князя Воронцова»): Автореф. дис.… канд. культурологии. - Москва, 2007. - 22 с.

6.Бахтин М. М. Тетралогия / М. М. Бахтин. - Москва: Издательство Лабиринт, 1998. - 608 с.

7.Богин Г. И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов. - АДД. - Ленинград, 1984.

8.Вайсгербер Й. Л. Родной язык и формирование духа: Пер. с нем. 2-е изд., испр. и доп. Москва: Едиториал УРСС, 1927. - 232 с.

9.Виноградов В. В. Избранные труды: О языке художественной прозы. Москва: Наука, 1980. - 360 с.

10.Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филологические науки. - 2001. - №1. - С. 64-72.

11.Гайнуллина Н. И. Дискурс Петра Великого как объект истории русского литературного языка // Лингвистика на исходе XX века: итоги и перспективы: Тез. междунар. конф. - Москва, 1995. - Т. 1. - С. 116-117.

12.Годунова С. Ю. Педагогические условия развития языковой личности студента технического вуза: Автореф. дис. … канд. пед. наук. Москва, 2008. - 24 с.

13.Голев Н. Д. Языковая личность и антропотекст в лингвистике и лингводидактике (типологический аспект) // Русский язык: исторические судьбы и современность: II Междунар. конгресс исследователей русского языка: Труды и материалы. Москва: МГУ, 2004. - С. 15-16.

14.Гончарова Е. А. Пути лингвостилистического выражения категорий «автор - персонаж» в художественном тексте. - Томск, 1984. - 148 с.

15.Гришаева Л. И. Индивидуальное использование языка // Вопросы когнитивной лингвистики. - Тамбов, 2006. - №1. - С. 16-22.

16.Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию: Пер. с нем. / Под ред. Г. В. Рамишвили. - Москва: Прогресс, 1984. - 397 с.

17.Давлетова Т. А. Персонаж художественного произведения как языковая личность. - Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. - 2016. - №2. - С. 11-14.

18.Добрович А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. - Москва: Просвещение, 1987. - 208 с.

19.Дрянгина Е. А. Особенности прецедентного текста как ассоциативно- образного средства репрезентации языковой личности // Ярославский педагогический вестник . - 2011 - № 2 - Том I (Гуманитарные науки).

20.Ейгер Г. В. Язык и личность : учеб. пос. / Г. В. Ейгер, И. А. Рапопорт. - Харьков, 1991. - 81 с.

21.Еремеева О. А. О понятии «языковая личность» // Лингвистика: взаимодействие концепций парадигм. - Харьков, 1991. - Вып. 1, ч. 2. - С. 434.

22.Ерошенко А. Р. Концепт «Человек» в антропологической лингвистике: особенности интерпретации // Антропоцентрическая парадигма в филологии. - Ч. 2. - Ставрополь. - 2003.

23.Зимняя И. А. Психологическая схема смыслового восприятия // Смысловое восприятие речевого сообщения. - Москва, 1976. - С. 31-33.

24.Иванцова Е. В. О термине «языковая личность»: истоки, проблемы, перспективы использования / Е. В. Иванцова // Вестник Томского государственного университета. - 2010. - № 4 (12) . - С. 24-32.

25.Иванцова Е. В. Феномен диалектной языковой личности. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. - 312 с.

26.Карасик В. И. Дискурсивная персонология // Язык, коммуникация и социальная среда. - Вып. 5. - Волгоград, 2007. - С. 78-86.

27.Карасик В. И. Языковая личность: аспекты изучения / В. И. Карасик // Язык и культура : материалы II Междунар. науч. конф., Москва, 17-21 сентября 2003 г. : Тез. докл. − М., 2003. − С. 362-363.

28.Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Москва, 2004. - 389 с.

29.Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. Москва: Наука, 1987. - 262 с.

30.Караулов Ю. Н., Чулкина Н. Л. Русская языковая личность: интегративный аспект в условиях межкультурных коммуникаций. - учеб. Пособие. - Москва. - 2008.

31.Клюканов И. Э. Языковая личность и интегральные смысловые образования // Язык, дискурс и личность. - Тверь, 1990. - С. 69-73.

32.Крысин Л. П. Владение языком: лингвистический и социокультурный аспекты // Язык - Культура - Этнос / С. А. Арутюнов, А. Р. Багдасаров, В. Н. Белоусов и др. - Москва: Наука, 1994.

33.Леорда C. B. Речевой портрет современного студента // Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н. И. Вавилова. - 2006. - №6. - С. 59-60.

34.Лингвоперсонология: типы языковых личностей и личностно- ориентированное обучение / Под ред. Н. Д. Голева, Н. В. Сайковой, Э. П. Хомич. - Барнаул; Кемерово, 2006. - 435 с.

35.Львов М. Р. Методика преподавания русского языка в начальных классах: учеб. Пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / М. Р. Львов, В. Г. Горецкий, О. В. Сосновская. - 3-е изд., стер. - Москва: Издательский центр «Академия». - 2007. - 464 с.

36.Львов М. Р. Риторика. Культура речи: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений, обуч. по пед. спец. - 2-е изд., испр. - Москва: Издательский центр «Академия», 2004. - 272 с.

37.Матвеева Г. Г. Скрытые грамматические значения и идентификация социального лица («портрета») говорящего. - дис. … д-ра филол. наук. СПб., 1993. - С. 87.

38.Мурзин Д. Н. Антропологическая ниша в языковой науке / Д. Н. Мурзин // Лексика, грамматика, текст в свете антропологической лингвистики. - Екатеринбург. - 1995. - С. 11-12.

39.Нерознак В. П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины // Язык. Поэтика. Перевод: сб. науч. трудов. - Москва, 1996.

40.Панов М. В. О стилях произношения (в связи с общими проблемами стилистики). Развитие современного русского языка / Панов М. В.; Москва -1996.

41.Плесовских Т. С. Лингвоперсонология в контексте антропологического подхода. - Алтайский государственный университет. - Барнаул.

42.Потебня А. А. Мысль и язык / А. А. Потебня. - К.: СИНТО, 1993. - 192 с.

43.Санатина М. В. Средства репрезентации профессиональной языковой личности футбольного комментатора // Вестник Челябинского государственного университета. - № 37 (328). Филология. Искусствоведение. - Вып. 86. - 2013. - С. 99-102.

44.Седов К. Ф. Портреты языковых личностей в аспекте их становления (принципы классификации и условия формирования) // Вопросы стилистики: Межвуз. Сб. науч. тр. - Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 1999. - Вып. 28: Антропоцентрические исследования. - 296 с.

45.Седов К. Ф. Речевое поведение и типы языковой личности // Культурно- речевая ситуация в современной России / Под ред. Н. А. Купиной. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. - 379 с.

46.Сиротинина О. Б. Устная речь и типы речевых культур // Русистика сегодня. - 1995. - №4.

47.Тарасенко Т. П. Языковая личность старшеклассника в аспекте ее речевых реализаций (на материале данных ассоциативного эксперимента и социолекта школьников Краснодара): автореф. дис. канд. филол. наук // Краснодар, 2007. - 26 с.

48.Тарасов О. В. Тема школы в «малой прозе» Владимира Тендрякова 70-80 годов // Проблемы советской литературы: межвузовский сборник научных трудов. - Москва: Изд-во «Прометей» МПГУ им. В. И. Ленина, 1991. - С. 78-85.

49.Телия В. Н. Метафоризация и ее роль в языковой картине мира / В. Н. Телия // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. - Москва, 1988. - С. 173-203.

50.Тендряков В. Ф. Тысяча первый раз о нравственности // Звезда. - 2003. - № 12. - С. 149-163.

51.Храпченко М. Б. Горизонты художественного образа. - Москва, 1982.

52.Шпомер Е. А. Коммуникативные неудачи в диалогическом общении в соотнесенности с коммуникативными законами и типами языковой личности (на материале немецкого языка). - Абакан. - 2011. - 292 с.

53.Азимов Э. Г., Щукин А. Н. Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). - Москва: Издательство ИКАР. - 2009. - 448 с.

54.Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной; члены редколлегии: Е. А. Баженова, М. П. Котюрова, А. П. Сковородников. - 2-е изд., стереотип. - Москва: Флинта: Наука, 2003. - 696 с.

Похожие работы на - Языковая личность учителя в произведениях В. Тендрякова

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!