Проблемы развивающихся стран Азии и Африки

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Мировая экономика, МЭО
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    29,49 Кб
  • Опубликовано:
    2013-10-20
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Проблемы развивающихся стран Азии и Африки

1. Классификация развивающихся стран

Основные признаки развивающихся стран

Подсистема развивающихся стран включает 4/5 всех стран мира. В них проживает более 77% населения Земли. Экономическое состояние развивающихся стран, их проблемы непосредственно сказываются на подавляющей части человечества. Развивающиеся страны характеризуют чрезвычайно пестрый облик, разные условия и уровни социального и экономического развития. Вместе с тем существует ряд признаков, которые объединяют развивающиеся страны в особую группу государств. Общность этих признаков имеет социальные, экономические и исторические корни.

1. На современном облике многих развивающихся стран лежит глубокий отпечаток их исторического развития, связанного с колониальным и полуколониальным прошлым. Большинство этих государств образовалось в результате национально-освободительной борьбы народов за независимость, распада колониальной системы империализма в 50-60-е годы прошлого столетия.

2. В подсистеме развивающихся стран до сих пор сосуществуют разнородные производительные силы - доиндустриальные и индустриальные типы производительных сил. Разнородность производительных сил предопределила многоукладность социально-экономической структуры стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Многоукладность представляет собой наличие ряда секторов хозяйства, характеризующихся различными формами производства от патриархально-общинной, мелкотоварной до кооперативной и монополистической. Многоукладность проявлялась на разных уровнях социально-экономического механизма при формировании спроса и предложения, функционировании рынка, накоплении капитала, формировании и использовании рабочей силы.

3. Один из важнейших критериев выделения развивающихся стран в отдельную мировую подсистему - их слаборазвитость и отсталость.

Слаборазвитость выражается в качественной неоднородности и системной неупорядоченности общества, состоящего из различных экономических и неэкономических институтов современного и традиционного типов, а также переходных промежуточных институтов.

Отсталость отражает состояние хозяйства этих стран, которое характеризуется низким уровнем развития факторов производства.

4. Отсталость развивающихся стран предопределяет их зависимость от промышленно развитых государств.

5. Развивающиеся страны отличаются от развитых социальной структурой общества. Деление на классы не всегда профилирует их социальную структуру. Социальные организмы особенно афро-азиатских стран включают в себя различные образования - классовые, неклассовые (этнические, религиозные, кастовые и другие общности) и внеклассовые (слои, утратившие регулярную связь с общественным производством).

6. Развивающиеся страны в отличие от западных государств еще не преодолели общинный тип социальности, восходящий к родовому строю. Он определяется личностным характером социальных отношений, связями, основанными на родстве, соседстве, роде, племени и т.д. В целом ряде развивающихся стран не сформировалось разветвленное и прочное гражданское общество - социально организованная структура, состоящая из самодеятельных организаций добровольного членства.

Таким образом, совокупность проблем отсталости, зависимости, многоукладности дает общую картину развивающихся стран.

Неодинаковое положение развивающихся стран находит отражение в их классификации на определенные группы. Для выделения групп в подсистеме развивающихся стран используются различные критерии - географическое положение (регионы и субрегионы), уровень промышленного производства, его доля в экспорте, уровень экономического развития, способность к саморазвитию.

Выделяется группа новых индустриализующихся стран (НИС). К ним относятся страны с относительно высоким уровнем экономического развития и существенным, развивающимся, многоотраслевым по структуре промышленным сектором (20% ВВП). Для НИС характерны более высокие темпы хозяйственного развития, превышающие аналогичные показатели других развивающихся и промышленно развитых стран. Ведущей отраслью экономического развития почти всех НИС стала многоотраслевая обрабатывающая промышленность. Основной статьей экспорта всех НИС стали обработанные товары.

В экономическом развитии для большинства из них характерны тенденции, присущие зрелой капиталистической экономике. Идет процесс концентрации производства и капитала, формируется финансовый капитал. В наиболее развитых странах образовались ТНК. НИС в большинстве своем состоят из латиноамериканских государств и стран Юго-Восточной Азии.

Новые индустриализующиеся страны характеризуют тесные связи с финансовой системой развитых стран. Для всех НИС характерен высокий уровень внешней задолженности ведущим развитым странам.

В зависимости от уровня экономического развития развивающиеся страны делятся на три категории: страны с высоким, средним и низким уровнем дохода.

Выделяются также страны - экспортеры и импортеры нефти, страны с высоким уровнем задолженности.

В группу стран с высокими доходами на душу населения, характерными для промышленно развитых стран, входят Бруней, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и ряд других территорий.

Группа стран со средними показателями ВВП на душу населения делится на две подгруппы: с доходами выше среднего уровня и с доходами ниже среднего уровня. В целом в эту группу в основном входят новые индустриализирующиеся страны и страны-нефтеэкспортеры. В них преодолевается аграрная и сырьевая специализация их экономики, формируется диверсифицированный промышленный комплекс, вырабатывается модель приспособления к международным рынкам.

Подгруппу нефтеэкспортирующих стран составляют 19 государств, в экспорте которых нефтепродукты превышают 50%. В ряде этих стран вначале была создана материальная основа, а затем дан простор для развития капиталистических производственных отношений. В них сложился так называемый рентный капитализм.

Значительная часть «новейшей» крупной буржуазии этих стран - преимущественно рантье, живущие на доходы не только от нефти, но и на операциях с нефтедолларами. Эта группа в наименьшей степени связана с национальной экономикой и концентрируется преимущественно вокруг банковских объединений, действующих за рубежом. Немалая часть доходов таких нуворишей превращается в сокровища, значительные средства расходуются на приобретение новейших автомобилей, строительство роскошных вилл.

Третью группу в развивающемся мире образуют страны с низким уровнем дохода, или бедные страны. В эту подсистему входит порядка десяти азиатских стран преимущественно из Южной Азии и Индокитая, а также Гайяна, Гаити, Гондурас и Никарагуа из Латинской Америки.

Особое положение в группе бедных стран занимают Индия и Китай, обладающие огромным экономическим потенциалом, разнообразной отраслевой структурой огромными внутренними рынками. В Индии в результате социально-экономической эволюции капиталистический сектор достиг среднего уровня развития и преодолел основные внутренние воспроизводственные диспропорции.

Наименее развитые страны. Особенность социально-экономического развития подсистемы развивающихся стран состоит в том, что в ней увеличивается число наименее развитых, беднейших стран. В эту группу по классификации ООН входят страны, которые не обладают способностью к саморазвитию и не имеют внутренних источников преодоления низкого уровня развития. Количество наименее развитых стран за 70-90-е годы увеличилось вдвое и достигло 48 (33 - в Африке). На их территории проживает 10,3% населения мира, но они производят только 0,6% мирового продукта.

В производстве наименее развитых стран основное место занимает сельское хозяйство - свыше 38% ВВП.

Темпы экономического роста этой группы стран уступали соответствующим показателям развивающихся стран в целом. Помимо указанных общих причин отрицательное влияние на экономическое развитие ряда беднейших стран оказывает значительная социальная и политическая нестабильность. Огромный ущерб хозяйству Анголы, Демократической Республики Конго, Мозамбика, Сомали, Эфиопии нанесли гражданские войны. Хозяйственное развитие данной подгруппы тормозят традиционные секторы, особенно в сельском хозяйстве. В результате они все больше отстают от основных направлений научно-технического и социального прогресса. Если основные движущие силы развития многих стран периферии мирового хозяйства находятся внутри них, то для наименее развитых стран внешний фактор играет почти абсолютную роль. Все попытки этих стран вырваться из порочного круга нищеты собственными силами до сих пор не привели к заметному изменению их положения. Раньше эту группу развивающихся стран часто называли «четвертым миром».

Итак, подсистема развивающихся стран содержит две противоположные по уровню экономического развития группы стран: новые индустриализующиеся страны и наименее развитые страны. Разрыв в уровнях ВВП на душу населения между ними превышает показатель разрыва между развитыми и развивающимися странами.

Развивающиеся страны отличаются друг от друга не только социально-экономической структурой, уровнем экономического развития. Общественные структуры этих стран развиваются в рамках различных локальных цивилизаций и содержат в себе разное социокультурное наполнение.

2. Проблема терроризма и исламского фундаментализма

В течение последних десятилетий мировая система переживает серьезные политические и военно-стратегические катаклизмы, связанные с актами терроризма, масштабы и жестокость которых приобретают беспрецедентный размах. В разных частях мира экстремисты и террористы захватывают самолеты и морские суда, взрывают здания аэропортов и железнодорожных вокзалов, приводят в действие взрывные устройства в административных и жилых зданиях, культурных центрах, автобусах и автомобилях, берут в заложники дипломатов и журналистов, бизнесменов и деятелей культуры. По существу, терроризм превратился в реальную угрозу национальной безопасности многих стран, и противодействие ему возглавляет сегодня список приоритетов внешней политики большинства государств мира.

Следует отметить, что проблема терроризма всегда присутствовала как в рамках отдельных государств, так и на международной арене. Однако она стала актуальнее после завершения глобального конфликта по вектору «Восток-Запад». Современный терроризм характеризуется резко возросшей технической оснащенностью, высоким уровнем организации, наличием значительных финансовых средств. Его главная отличительная черта - это размывание границ между международным и внутренним терроризмом. Расширяются связи террористических организаций с наркобизнесом и незаконной торговлей оружием.

Социальную почву терроризма укрепляют нищета, безработица, необразованность населения, отсутствие у молодежи социальных перспектив и ее неподготовленность к современным видам трудовой деятельности - с одной стороны и формирование целых поколений в атмосфере непрекращающихся вооруженных столкновений, болезненная обостренность религиозных и национальных чувств, накал отчаяния и ненависти - с другой.

Слово «терроризм» происходит от латинского «terror» - страх, ужас. Под терроризмом понимаются действия, направленные на достижение целей преследованиями угрозами расправы, убийствами, поддержанием состояния страха.

Феномен террора существовал всегда. Отдалённым оригиналом, моделью терроризма было тираноубийство, цареубийство. Казнь тирана традиционно совершалась во имя справедливости, от имени народа.

Современные проявления терроризма многообразны. Сегодня особую опасность для мирового сообщества представляет технологический терроризм. Его сущность состоит в применении или угрозе применения ядерного, химического и бактериологического оружия, радиоактивных и высокотоксичных химических, биологических веществ, а также угрозе захвата ядерных и иных промышленных объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей. Как правило, технологический терроризм имеет под собой политические цели.

Под пристальным вниманием современных террористических группировок находятся объекты хранения и эксплуатации ядерного оружия. Хотя эти объекты усиленно охраняются, но угроза применения террористами ядерного оружия остается.

Велика вероятность террористических актов с использованием радиоэлектронного подавления государственных и корпоративных передающих и принимающих информацию центров, компьютерных сетей - программного обеспечения (часто уникального) и особенно хранимой информации.

Опасность технологического терроризма заключается также в том, что он способен вызвать чрезвычайные ситуации (ЧС) природного и техногенного характера, последствиями которых могут быть гибель людей, изменения в социальной структуре общества, психологические последствия, рост числа бездомных и безработных, обострение межнациональных и межконфессиональных противоречий.

Особенностью глобализованного терроризма является спонтанное формирование совершенно независимых экстремистских групп, не связанных с каким-либо центром, и обычно включающих в себя лиц, зомбированных проповедями и различными идеологическими бреднями, специально подготовленными пропагандистами - религиозными служителями и преподавателями в школах. Подобные спонтанные группы выявить практически невозможно. Тактику и способы проведения терактов такие люди черпают из Интернета, средств массовой информации.

Современный терроризм требует значительного финансирования. Для многих его организаторов он превратился в доходный бизнес. Торговля наркотиками и оружием обеспечивает финансирование многих террористических акций. В финансировании современного терроризма участвуют также заинтересованные политики и нередко крупный бизнес. Последнее осуществляется через легальные фонды часто с формально благородными целями.

Современный терроризм тесно связан с экстремистскими идеологиями и экстремистскими сектантскими религиозными течениями, как, например, в исламе, где экстремисты трансформировали его в ваххабизм - экстремистско-террористическую секту, подрывающую и пророчащую традиционный ислам.

Серьезным и очень опасным явлением в современном терроризме стал быстрый рост числа людей, привлекаемых идеологами терроризма и руководителями террористических групп, готовых жертвовать жизнью при совершении террористического акта. Так называемый летальный или суицидальный терроризм растет, моджахеды - смертники стали практически массовым явлением.

Современный терроризм полностью отбросил все моральные и нравственные нормы. Террористы теперь не выбирают жертву, они выбирают место, где может быть максимальное число жертв (причем жертвы могут не иметь никакого отношения к политике или власти), и самый варварский метод действий, при котором такой результат достигается. Задача террористов - нанести максимальный урон, создать в обществе обстановку страха и паники.

Еще одна и не последняя особенность современного терроризма: если в прошлом террористы были недостаточно технологически подготовлены к актам террора, то современные террористы зачастую проходили подготовку в разведслужбах и на полигонах специального назначения. Сейчас эти знания и навыки они передают новым поколениям террористов.

Глобализация - процесс всестороннего сближения народов и стран, формирования единого международного сообщества. Основой глобализации выступает научный и технический прогресс, развитие технологий транспортных и информационных коммуникаций. Глобализация приводит к интенсификации культурных контактов, взаимопроникновению культур, усилению доминирования одних систем ценностей в ущерб другим. Вторжение новых, ранее неизвестных норм и ценностей в общественную жизнь некоторых регионов мира может вызвать неприятие и отторжение и у отдельных социальных групп, и у всего населения отдельных стран. При этом обостряется поиск аутентичности, усиливается стремление обратиться к традициям, в том числе религиозным и социокультурным корням. Иногда чужая культура воспринимается как враждебная сила, разрушающая традиционный общественный уклад и привычный образ жизни. Особенно болезненно подобная реакция проявляется в бедных, экономически неразвитых странах, где демонстрация более высокого жизненного уровня, присущего странам иной цивилизации, вызывает острую зависть и неприязнь. Тем более что в условиях глобализации информация, вызывающая подобные настроения, легко проникает в любые уголки земного шара.

Ближний Восток. Небывалый по силе и размаху рост населения и кровопролития, происходящий в последнее время на Ближнем Востоке в зоне арабо-израильского конфликта, не представляет собой изолированного явления. Это отражение общего системного кризиса современного общества, характерного для нынешней эпохи - эпохи различного рода катаклизмов и катастроф, стихийных бедствий и социальных потрясений, когда цена человеческой жизни падает порой ниже нулевой отметки. Было бы ошибкой полагать, что эта кризисная стадия в мировом развитии и в международных отношениях порождена случайным стечением обстоятельств или событий. Причины этого явления кроются прежде всего в социально-экономических условиях, во все увеличивающемся разрыве уровня жизни людей из клуба «избранных» в странах так называемого золотого миллиарда (ведущих развитых капиталистических государствах) от уровня жизни подавляющего большинства населения в остальных частях земного шара, особенно в странах «третьего мира».

Нельзя не видеть, что во многих странах Азии и Африки, в границах исламского ареала, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке, рост терроризма связан с последствиями вмешательства Запада. Речь идет о политике глобализации, то есть установления «нового мирового порядка» по американскому сценарию.

В современный период, в условиях явного неравенства сил и военно-технического превосходства Запада, движение исламского сопротивления противопоставляет политике глобализации и американизации свою идею построения исламского государства и объединения всех мусульманских стран в единую сумму.

В середине 90-х гг. прошлого века палестинцам ценой неимоверных испытаний и тяжелой борьбы удалось добиться решения об образовании на части территории Палестины - Западном берегу и в секторе Газа - Палестинской автономии. Однако, несмотря на это, в положении основной массы палестинцев, живущих на территории автономии, не говоря уже о тех, кто находится в изгнании, в диаспоре, не произошло каких-либо изменений к лучшему. И это положение, а также систематическое военно-силовое давление Израиля, его попытки сохранить оккупацию районов Западного берега и сектора Газы и не допустить образования независимого палестинского государства не могут не подталкивать часть палестинцев на путь экстремистских методов борьбы. Можно сказать, что теракты палестинских шахидов-смертников из радикальных исламских группировок «Хамас», «Исламский джихад» и других отчасти являются жестами отчаяния и безысходности, но в большинстве случаев - способом продемонстрировать свою волю и решимость к сопротивлению израильской оккупации. В условиях военного превосходства Израиля и явного неравенства сил мало кто из палестинцев сомневается в том, что они не имеют права использовать все методы борьбы за свое освобождение от оккупации и создания своего независимого государства. Тем более, что израильскими властями применяются самые изощренные методы государственного терроризма.

На территории действуют бригады мучеников Аль-Аксы, исламское движение сопротивления ХАМАС, Хезболла, Асбат аль-Анаср, Ат-Таухид Валь-Джихад во главе с иорданцем Абу Мусаб Аль-Заркави, данных о численности нет. Все эти группы занимаются убийствами, терактами со смертниками и направлены в основном против Израиля (кроме последней группировки, которая борется за создание в Ираке исламского государства путем убийств и терактов со смертниками, а также занимается похищением людей).

Палестина. Радикальные группировки, прикрывающиеся исламскими лозунгами, зачастую используют так называемые неправительственные организации (Non - Government Organizations - (NGOs), являющееся одним из показателей развития демократии в западных странах, для образования инфраструктуры и завоевания политики в обществе как одного из этапов на пути к власти. Они создают себе социальную базу поддержки в бедных и средних слоях населения, обеспечивая необходимые потребности людей в таких сферах как здравоохранение, образование, городская инфраструктура, спорт и т.д.

Такие методы применяет созданная в 1987 г. во время интифады (палестинского невооруженного восстания) организация «Хамас», в основе деятельности которой лежат идеологические положения доктрин «Братьев мусульман». Цель «Хамас» - установление исламского палестинского государства на территориях как окуппированных Израилем, так и его самого. Боевики собраны в группы под различными названиями, в том числе «Подразделения Аяш», «Бригады Изз ад-Дин аль-Касим» и т.п.

Десятки тысяч сторонников «Хамас» (как в Палестине, так и за ее пределами) действуют на оккупированной Израилем территориях, в самом Израиле и Иордании. «Хамас» совершает вооруженные нападения с использованием крупномасштабных бомбовых и ракетных ударов и террористических операций смертников против израильских гражданских и военных объектов, а также против обвиненных в измене палестинских чиновников и активистов других исламских организаций.

Другая экстремистская организация, «Палестинский исламский джихад» (также известен как «Исламский джихад Палестины», «Исламский джихад в Палестине»). Свою цель видит в создании исламского палестинского государства и ликвидации Израиля путем джихада. Выступает против умеренных арабских правительств, которых считает «зараженными западным атеизмом»; проводит взрывы бомб, в том числе используя смертников, против израильских объектов на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, действует в Израиле, на оккупированных территориях и в других странах Ближнего Востока, включая Иорданию и Ливан. Самая большая фракция базируется в Сирии.

Ливан. «Хезболлах» - шиитская организация (в настоящее время ее лидер Хассан Насраллах) сформирована в Ливане для борьбы с израильской оккупацией. Имеет тесные связи и часто координирует свои действия с Ираном. Наиболее известные ее теракты: подрыв грузовиков с камикадзе возле посольства США и американской военно-морской базы в Бейруте в октябре 1983 г. и в сентябре 1984 г.; похищение американских и западных граждан в Ливане; нападение на израильское посольство в Аргентине в 1992 г. в настоящее время «Хезболлах» отошла от террористической деятельности и ведет борьбу против израильской оккупации ливанской территории, нападая только на военные объекты Израиля.

«Аль-джамаа аль-исламийя» насчитывает около 5 тысяч членов, ее главный идеолог Фатхи Якан придерживается взглядов «Братьев мусульман» Египта и Сирии, с их воинственными экстремистскими теоретическими положениями. Ее социальная база находится в городских центрах с суннитским населением (Бейрут, Триполи, Сидон).

«Usbat al-Ansar» (Лига сторонников) - экстремистская палестинская суннитская группа. Действует главным образом в лагерях палестинских беженцев «Айн аль-хильве» на юге Ливана, в порту Сидон и на севере страны, в «Нахар аль-барид». Иорданские и Израильские спецслужбы считают, что члены «Аль - Каиды» из Филиппин, Египта, Афганистана и Ливана используют лагерь «Айн аль-хильве» как свою базу на Ближнем Востоке, пользуясь тем, что территория лагеря палестинских беженцев фактически автономна и ливанское правительство там не имеет власти.

Египет. В 1977 г. в Египте организационно оформилась группировка «Аль - гамаа аль-исламия». Она отпочковалась от «Братьев мусульман в тот момент, когда эта организация отказалась от вооруженной борьбы и насилия. Сама же «Аль-гамаа аль-исламия» попыталась всеми средствами бороться против правительства Египта, политики США и Израиля, и только в 1999 г. в результате репрессий властей руководство группы заявило об отказе от вооруженной борьбы против правительства Арабской Республики Египет.

Саудовская Аравия. Ислам ваххабитского толка считается идеологией в Саудовской Аравии, однако религиозная среда в Королевстве дифференцирована. Большая часть населения и клерикальные проправительственные круги придерживаются ханбалистского ислама с ваххабитским наполнением. Правители королевства пытаются заглушить своих оппонентов внутри страны, критикующих королевскую семью за отход от «истинно исламских» принципов правления, расточительство, коррупцию и сближение с Западом. Для правящей королевской семьи наиболее опасно религиозное антиправительственное подполье экстремистского толка. Для борьбы с ним саудовский режим принимает комплекс мер противодействия, включая административные, репрессивные, применяя методы выдавливания сторонников вооруженных действий за пределы страны (например, в Афганистан, Таджикистан, Боснию и на Северный Кавказ). В результате довольно большое число Саудовских граждан оказывается в рядах экстремистов на территориях других стран. Показателен тот факт, что из 19 угонщиков самолетов во время сентябрьских террористических актов в США от 12 до 15 были подданными Королевства Саудовской Аравии.

Анализируя политическую ситуацию на Ближнем Востоке, необходимо отметить, что именно там сложились наиболее благоприятные условия для возникновения такой организации, как «Аль - Каида». Исламистские организации, используя продолжающийся неурегулированный конфликт на Ближнем Востоке, со всеми негативными последствиями, как для арабского населения, так и для правительства региона, острую неудовлетворенность существующим положением масс во многих странах с мусульманским населением, сумели обратить религиозные нормы ислама в действующую террористическую военизированную структуру, позднее распространившую свои корни почти во все государства мира, где имеются мусульманские общины. Но ислам не повинен в том, что свое осиное гнездо международный терроризм разместил на теле ислама. Ранее это было другое тело, иное пространство, в будущем не исключена новая «территория», иной объект, иной носитель. И каждый исторический этап имеет свои особенности, и именно поэтому и только поэтому мы акцентируем в настоящее время роль ислама.

Аль - Каида. В период суданской эмиграции (1991-1996) Бен Ладен приступил к созданию военизированной организации радикальных исламистов «Аль - Каида». Структура имеет многочисленные филиалы за рубежом, опирающиеся на местные мусульманские общины. Поле деятельности - весь мир, ее активность замечена в 68 странах. Занимается планированием, финансированием и осуществлением терактов в разных странах. Теракты часто осуществляют этнически смешанные группы. Наибольшую активность проявляет в настоящее время в Ираке, Европе и России.

«Аль - Каида» подготовила и провела взрывы американских посольств в Найроби (Кения) и Дар - эс - Саламе (Танзания), во время которых погибли более 30 человек и более 5 тыс. были ранены. Призывала сбивать американские вертолеты и убивать американских военных в Сомали в 1993 г.; провела три теракта против присутствия американских военных в Йемене в декабре 1992 г.; готовила покушение на папу римского во время его визита на Филиппины в 1994 г. Самым крупным террористическим актом, организованным Аль-Каидой, стала атака на здания ВТЦ и Пентагона в Соединенных Штатах Америки 11 сентября 2001 года.

Согласно исследованию, проведённому военной академии США Вест-Пойнт, подавляющее большинство (88%) жертв терактов Аль-Каиды в 2004-2008 годах - не граждане западных стран, в основном это иракцы. Авторы исследования пришли к выводу, что «Мусульмане, которых они [исламские экстремисты], якобы, защищают - гораздо более вероятная цель для насилия Аль-Каиды, чем западные правительства, с которыми они провозгласили борьбу»

«Аль - Каида» так же является «зонтиком» для множества других организаций, в особенности суннитских. Ее доходы идут от диверсифицированного законного бизнеса (от алмазов до меда и рыбы) в оперативно важных регионах. Финансированием операций «Аль - Каиды» и близких к ней групп занимались богатые арабские спонсоры, особенно с Ближнего Востока и из стран Персидского залива.

По существу, Усама Бен Ладен выступал как глава террористического государства и одновременно государства - спонсора терроризма. Не являясь государством, не имея территории, централизованной иерархии и управленческой структуры, не имея границ и концентрированной материально-технической и финансовой инфраструктуры, тем не менее Усама Бен Ладен и его «база» осуществляли все функции государства-агрессора, государства-террориста. По сути, мы имеем дело с «приватизацией терроризма».

Сегодняшняя «Аль-Каида» - это не та «Аль-Каида», которая была десять лет назад. Скорее, это племянники, сестры, дяди, внучатые племянники той «Аль - Каиды». На орбите «Аль-Каиды» вращаются уже сотни различных групп связанных или не связанных между собой. Они в лучшем случае иногда имеют идеологическую общность, но чаще всего и этого уже не происходит. Это своего рода «галактика», которая движется и саморазвивается. Более того, некоторым давлением на нее мы ее еще и тренируем. Простой пример: если взять кусок глины и на него фронтально оказывать давление, то эта глина расползается в большой блин. Так получилось и с «Аль - Каидой». Фронтальное давление на этот «кусок глины» позволило ей стать шире, «накрыть» намного большую площадь и заразить эту площадь. С другой стороны, фронтальное давление вызвало стремление к эволюции и саморазвитию, мутированию, приспособлению.

Если верить тем планам «Аль-Каиды», которые добывают спецслужбы, и если считать, что они не задним числом подогнаны под сегодняшнюю ситуацию, а явились таковыми изначально, то план у них был следующий.

Первый этап - «пробуждение», рассчитанный на три - четыре года, датировался примерно 2000-м или 2001 годом, и смыслом его было совершить какую-то акцию, которая привлекла бы внимание всего мира. Она и была проведена 11 сентября 2001 года.

Заключительная стадия этого плана, если верить опять-таки в реально существующий план, приходится на 2020 год - это победа и образование всемирного халифата и окончательная победа над западными идеалами. С другой стороны, можно сказать, что здесь терроризм выступает не самоцелью. Это, скорее, все-таки средство. Им нужен другой мир. И терроризм лишь средство построения, «входа» в этот иной мир.

Когда шло расследование терактов 11 сентября, многие специалисты были озадачены тем, что их участники, которые находились в самолете, знали, что они идут на этот акт, примерно за год. Все это время они жили в двух - трех странах, ничем не выделяясь, вели абсолютно нормальный образ жизни, зная, что совершат акт самоубийства.

Вот тогда-то и возник вопрос: что же это за мотивация, что же это за внедрение такого идеологического, психологического и религиозного «чипа», который позволяет столько времени жить, образно говоря, в миру? Отсюда родился термин «наркоманы джихада». То есть стоит раз получить одну «дозу» и после этого соскочить с «иглы идеологии джихада» очень тяжело. Туда «заходят», но оттуда «не выходят» причем даже так называемые «новообращенные». Примеры этого мы сегодня видим от Скандинавии, Канады, Европы до России. При этом наиболее радикально настроенные - это именно вновь обращенные.

Хочется отметить, что ликвидация бен Ладена стала крупнейшей победой над «Аль-Каидой» за последнее время, хотя его смерть не означает, что «Аль-Каида» прекратит свою террористическую деятельность.

Средний Восток. Афганистан. Ситуация, сложившаяся в Афганистане и вокруг него, придала затяжному внутриафганскому конфликту широкое региональное и международное измерение. В стране сформировался плацдарм для трансграничной экспансии религиозно-политического экстремизма, которые стремительно обросли организационно-политическими и силовыми структурами. Закреплению Афганистана в качестве опорной базы международного терроризма и экстремизма способствовали фактический распад афганской государственности, резкий рост межэтнических противоречий, социально-экономическая и духовно-культурная деградация афганского общества, истощенного более чем 20-летней братоубийственной войной.

Стратегической целью обосновавшихся в Афганистане исламских радикалов - организации «Аль-Каида» и движения «Талибан» (ДТ) - выдвигались задачи насильственного изменения под религиозными лозунгами политических режимов в Центральной Азии, перекройки карты региона и создание «халифата» с последующим распространением этого процесса на другие районы мира. Процесс развивался в направлении консолидации экстремистских сил под единым политико-идеологическим и организационным началом и создания общих военизированных формирований, своеобразных террористических интербригад. Ключевую координирующую и мобилизующую роль в этом играли возглавлявшиеся Усамой Бен Ладеном организации «Аль-Каида» и Всемирный фронт джихада (ВФД), а также руководство ДТ, к которым примкнуло большинство других обосновавшихся в Афганистане центров зарубежных экстремистских организаций, в том числе Исламское движение Узбекистана (ИДУ). Его лидер Т. Юлдашев был заместителем Бен Ладена по ВФД.

Придавая особое значение терроризму, Усама Бен Ладен и М. Омар в январе 2001 г. направили совместное обращение к радикальным исламистским группировкам Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии начать проведение диверсионно-террористических акций на военных объектах и у дипломатических представительств США и некоторых других государств.

Диверсии и теракты планировалось проводить на различных американских объектах в Исламабаде, Дели, Сингапуре, Маниле и Джакарте, в Саудовской Аравии, некоторых государствах Персидского залива, Иордании, Египте, Йемене, Алжире, Тунисе и Марокко. Тогда же представители «Аль-Каиды и ДТ подписали в Кандагаре протокол о совместных действиях с двумя египетскими вооруженными радикальными группировками. Террористические структуры все более сращивались и взаимодействовали с международным наркобизнесом и другими разновидностями организованной преступности, занимавшимися контрабандой оружия, нелегальной эмиграцией и т.п.

Другим важным источником финансовой подпитки международных террористических структур в Афганистане стали многочисленные исламские благотворительные фонды и комитеты.

Центральная Азия. В Узбекистане действует группа «Исламское движение Узбекистана» численностью до 1 тыс. человек, занимающаяся взрывами и похищением людей. Исла́мское движе́ние Узбекиста́на - исламистская организация, созданная в 1996 году бывшими членами ряда запрещённых в Узбекистане политических партий и движений. 4 февраля 2003 года Верховный суд РФ признал организацию террористической и запретил её деятельность на территории Российской Федерации.

ИДУ рассматривается в качестве террористической организации многими странами мира, включая Россию и США.

Деятельность ИДУ преследуется властями Узбекистана, поэтому большинство руководителей и рядовых членов движения находится в эмиграции. Штаб-квартира до начала контртеррористической операции в Афганистане располагалась в г. Кандагаре(Афганистан).

Практически во всех бывших среднеазиатских республиках существуют ячейки организации Хизбат Тахрир, близкой к талибам, стремящейся создать всемирный халифат.

События 11 сентября в США поставили постсоветские республики Центральной Азии перед необходимостью выбора нового геостратегического партнера по борьбе с терроризмом и в сложившихся условиях заставили заново пересмотреть свои внешнеполитические доктрины. В последнее время усиливается тенденция к смене некоторыми государствами Центральной Азии военного и политического партнера. Если до терактов в Америке Россия выступала главным внешним стабилизирующим фактором, то теперь наметился крен в сторону США. Вместе с тем ни одно государство мира сегодня не способно самостоятельно контролировать Афганистан, не смогут этого сделать и США. Поэтому нестабильность обстановки в Афганистане и как следствие угроза для центральноазиатских государств сохраняется в ближайшей перспективе. В связи с этим Россия останется важным действующим игроком в регионе, позиции которого будут учитывать все, в том числе и США. По всей видимости, система региональной безопасности в Центральной Азии будет приобретать новые очертания.

Юго - Восточная Азия. Джемаат Исламия: данных о численности нет, занимается в основном взрывами, в том числе на острове Бали. Тесно связана с Аль-Каидой. На Филиппинах действует группа Абу-Сайяф численностью 300 - 500 человек, занимающаяся взрывами, пиратством, похищением людей, и Исламский освободительный фронт Моро численностью около 12000 человек, который организует в основном взрывы.

Южная Азия. В Шри-Ланке действует группировка Тигры освобождения Тамил Илама численностью 10 -15 тыс. человек, проводящая взрывы и убийства. В Пакистане базируются две группировки, действующие на территории Кашмира в Индии и в самом Пакистане - Лашкар-и-Таиба в составе нескольких сотен человек и Лашкар-и-Джхангви - около ста человек, занимающиеся убийствами и взрывами.

Индия. Индия в течение последних десятилетий сталкивалась не только с угрозой терроризма, но и с реальными его проявлениями на собственной территории.

В период жесткого противостояния в Афганистане Россия и Индия поддерживали «Северный альянс». Так, еще в мае 2000 г. Министр обороны России Сергей Иванов заявил о возможности бомбардировок «баз террористов» на территории северного Афганистана, однако эта идея не была реализована.

Индия активно сотрудничала с США и, как представляется, не только с целью уничтожения истоков терроризма, но и преследуя определенные геополитические и стратегические цели. Руководство Индии рассчитывало на определенные ответные действия со стороны американских властей и получение международной поддержки в борьбе против действий боевиков на территории Джамму и Кашмира. Действительно, Вашингтон пошел на снятие санкций с Индии (так же как и с Пакистана) и даже выразил осуждение террористических актов на территории Кашмира, однако ожидаемой более конкретной поддержки по кашмирской проблеме Индия не получила. Так, Дели был заинтересован в том, чтобы мировая общественность признала Кашмир зоной террористических действий и включила группы кашмирских боевиков в общий список наиболее опасных террористических группировок; в принятии решения блокировать банковские счета исламских кашмирских организаций, проводящих террористическую деятельность на территории Индии. Для Индии было бы очень важно признание Вашингтоном причастности Пакистана к экстремистским действиям в Кашмире, однако руководство Вашингтона это не учло, и индийские аналитики расценили сложившуюся ситуацию как нежелание США предпринимать какие-либо действия против Пакистана, который, полностью поддержав «антитеррористический интернационал», вновь оказался в эпицентре американской политики и американских интересов в Южной Азии. В военных кругах Индии высказывалось мнение, что такое «узкое» понимание Соединенными Штатами «терроризма» вряд ли встретит поддержку в Дели и некоторых других странах и в этих условиях нет смысла надеяться на то, что американцы предпримут реальные попытки нейтрализовать кашмирских боевиков, напрямую связанных с талибами.

Индия выступает против политики «двойных стандартов» при оценке мер, принятых в отношении террористических действий, совершаемых на ее территории. В Дели рассчитывают на то, что, столкнувшись с чудовищными актами терроризма, мировое сообщество с гораздо большим пониманием будет относиться к мерам, предпринимаемым ею в борьбе с терроризмом и сепаратизмом, и окажет Индии всестороннюю поддержку в этой борьбе.

Латинская Америка.

Уругвай. В этой стране значительного размаха достигло «Движение за национальное освобождение» (МНР), или «Тупамарос». С 1983 года объявила о переходе к преимущественно политическим методам борьбы.

Аргентина. Крупнейшие организации «Революционная народная армия» (ЕРП) - до 5 тыс., «Революционная вооруженная сила» (ФАР), или «Монтанерос», - до 25 тыс. человек вместе со «сторонниками».

Колумбия. В этой стране существуют две левацкие группировки: Революционные вооруженные силы (15 - 18 тыс. человек) и Национальная освободительная армия (около 3 тыс.). Обе группировки занимаются похищениями людей, убийствами, взрывами. Существует также правая террористическая группировка, борющаяся с левыми группами - Объединенные силы самозащиты (12 - 15 тыс. человек), которая занимается убийствами. Все эти террористические организации связаны с наркобизнесом.

Африка. Марроканская исламская боевая группа: численность неизвестна, связана с Аль-Каидой, занимается взрывами, торговлей оружием, подделкой денег, причастна к взрывам в Мадриде и Касабланке.

В Алжире Салафистская группа для призыва и битвы включает несколько сотен человек, убивает военных, членов правительства, уничтожает группы населения; связана с Аль-Каидой.

Движение исламских фундаменталистов (далее - исламское движение), колыбелью которого был Ближний Восток, в 80-е гг. стало перерастать региональные рамки. В исламском движении необходимо выделять собственно идеологию и политическую практику. Основные положения его идеологической доктрины были сформулированы лидерами египетской организации «Братья-мусульмане» еще в 30-е гг. Ее суть достаточно проста и сводится к идее «возвращения к истокам ислама», что означает возвращение к «исламской государственности» (замену светского государства теократическим) и «исламскому единству» (объединение всех мусульман в одно государство - «халифат»). Подчеркивается, что именно исламизация является единственно возможным путем решения тех сложных социальных и экономических проблем, которые стоят перед мусульманскими странами («ислам - вот решение»).

Что касается политической практики, то тут сразу же встал вопрос о соотношении пропаганды и вооруженного насилия, а, следовательно, легальных и нелегальных форм политической борьбы. Постепенно выделились два принципиально различных подхода к политической практике. Сторонники первого, радикалы, считают основным средством политической борьбы вооруженное насилие, и в частности, террор. Пропаганда рассматривается как важное, но вспомогательное средство. Их лозунг: «Сначала овладеть государственной властью, а затем - умами людей».

Сторонники второго подхода, «умеренные», не исключая в случае необходимости применения вооруженного насилия, все же основное внимание уделяют пропаганде. Соответственно их лозунг: «Сначала овладеть умами людей, а затем - государственной властью». «Умеренные», как правило, уделяют большое внимание электоральной борьбе, допуская приход к власти парламентским путем. По аналогии с известными сюжетами российской истории радикалов иногда называют «исламскими большевиками», а «умеренных» - «исламскими меньшевиками».

«Братья-мусульмане» и все близкие к ним группы и организации являются ярко выраженными радикалами. В 80-е гг. их террористическая деятельность органически вписывалась в рамки тотальной диверсионно-террористической войны, которую вело ПДС против Израиля. Война в Заливе коренным образом изменила ситуацию. Появление на «священной земле» Аравийского полуострова крупных контингентов европейских и американских войск было квалифицировано исламскими фундаменталистами как вторжение «новых крестоносцев». Единственным ответом на него мог быть только «джихад» («священная война против инаковерующих»), который одновременно был направлен против «безбожных режимов», подрывающих «исламскую солидарность» и препятствующих «борьбе с сионизмом».

С весны 1992 г. исламские фундаменталисты развернули диверсионно-террористическую войну в целом ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки. Ими были предприняты попытки перенести ее на территорию США и Франции, но, несмотря на отдельные крупные диверсии, тогда им это не удалось. Наибольших успехов они смогли добиться в Алжире и Египте, где их действия приобрели достаточно крупные масштабы.

В апреле 1998 г. в Каире состоялась Межарабская конференция по борьбе с терроризмом. В принятой на ней Конвенции говорится, что «любая вооруженная борьба против иностранной оккупации, за независимость и территориальную целостность не должна рассматриваться как проявление терроризма».

Очевидно, что данное положение полностью вписывается в хорошо известную формулу: «цель оправдывает средства». В контексте идеологической доктрины исламского фундаментализма, где пребывание мусульманских народов в составе немусульманских государств в принципе рассматривается как результат оккупации, перед этими народами ставится задача борьбы за независимость с целью последующего вхождения в состав «исламского единства». Сама же борьба за независимость должна проходить параллельно с созданием «исламской государственности» и вестись любыми средствами, включая терроризм и геноцид в отношении инаковерующих. Примером практической реализации данной доктрины на территории Российской Федерации может служить Чечня.

В отличие от нее борьба исламских фундаменталистов с «безбожными режимами» на Ближнем Востоке и в Северной Африке особыми успехами не увенчалась и к началу 1999 г. явно стала терять прежнюю интенсивность, хотя и не прекратилась. В исламском движении выделяются группировки ультрарадикалов, которые делают основной упор на необходимости решительной борьбы с США как «главной цитаделью сионизма».

Данное положение базируется на концепции «мирового сионистского заговора», реализация которого уже привела, по мнению ультрарадикалов, к господству евреев в США. Осенью 1998 г. они организовали диверсионные акты против американских посольств в Кении и Танзании. В ответ на это по приказу президента Б. Клинтона, ВВС США нанесли «одиночные» ракетные удары по базам ультрарадикалов в Афганистане и фармацевтической фабрике в столице Судана - г. Хартуме, где якобы производилось химическое оружие для исламских боевиков. Реакция мусульманского мира на эти действия США была негативной. ОИК (Организация исламской конференции) в своем заявлении по этому поводу решительно осудила американские удары, а правительство Судана подало жалобу в Совет Безопасности на агрессивные действия США.

Взрывы американских посольств, по замыслу их организаторов, должны были способствовать усилению диверсионно-террористической войны, ведущейся исламскими фундаменталистами в регионе, и предотвратить ее переход в стадию вялотекущей, однако добиться этого не удалось. В первой половине 1999 г. спад активности радикалов стал очевидным.

Среди ряда причин, обусловивших такое развитие ситуации, могут быть выделены две основные.

Во-первых, это - достаточно искусная тактика, примененная «безбожными режимами», которая представляла собой гибкое сочетание жестоких репрессий (казни, создание специальных концлагерей) против радикалов и уступок «умеренным» (легализация, право участия в выборах и т.п.).

Во-вторых, это - определенные изменения во внешнеполитических стратегиях главных спонсоров исламского движения: Саудовской Аравии и Ирана.

Саудовская Аравия, как уже указывалось, является страной, правящим кругам которой присуща идея мессианства, понимаемая как возложенная на нее Аллахом «историческая миссия» распространения и укрепления ислама. Поскольку именно фундаменталисты являются наиболее ревностными поборниками укрепления ислама, то и поддержка исламского движения рассматривается как ключевая составляющая этой «исторической миссии».

Получив крупные валютные доходы от продажи нефти («нефть - дар Аллаха»), саудовские правящие круги в 60-е - 70-е гг. затратили десятки миллиардов долларов на создание мощной и разветвленной инфраструктуры исламского движения. Была создана целая сеть международных исламских неправительственных организаций, а также многочисленная система исламских банков и фондов. Особое внимание было уделено достижению «исламской солидарности» на межгосударственном уровне. Результатом немалых усилий саудовской дипломатии было создание ОИК (Организации исламской конференции), которая рассматривалась ее организаторами как первый шаг к «исламскому единству».

Для внешней политики Саудовской Аравии с момента ее образования характерен принцип «антисионизма». В 30-е гг. она выступала против создания какого-либо еврейского государства на территории Палестины, а затем за уничтожение Израиля. ПДС всегда получало достаточно серьезную финансовую помощь от Саудовской Аравии, хотя социалистическая риторика ряда его лидеров вызывала определенные опасения.

После войны 1967 г. Саудовская Аравия, а затем страны ССАГПЗ (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива) взяли на себя обязательства по финансированию «прифронтовых государств», т.е. арабских государств, непосредственно конфронтирующих с Израилем.

События, связанные с войной в Заливе, заставили правящие круги Саудовской Аравии скорректировать свою позицию по Палестинской проблеме. Очевидное усиление зависимости страны от американских гарантий безопасности исключало возможность открытой борьбы с курсом на арабо-израильский компромисс, а, следовательно, поддержки в прежних размерах исламских радикалов.

Однако саудовская правящая элита вовсе не собиралась окончательно порывать с радикалами и, воспользовавшись распадом Советского Союза, выдвинула концепцию «поворота на Север», в соответствии с которой основные усилия движения должны быть сосредоточены на исламизации постсоветского пространства. В августе 1992 г. в специальном послании король Фахд заявил, что Центральная Азия представляет собой «важный фактор строительства нового исламского мира».

В рамках этой новой стратегической ориентации пять новых центральноазиатских государств и Азербайджан были приняты в ОИК. Идя на этот шаг, руководители данных государств рассчитывали на получение крупной финансовой помощи от стран ССАГПЗ. Стремясь продемонстрировать свою искреннюю приверженность исламу, некоторые из них даже совершили хадж (паломничество в Мекку), однако способствовать исламизации и тем более создавать «исламскую государственность» они никак не могли, ибо для них это было равносильно самоубийству.

Понимая, что рассчитывать на трансформацию светских («безбожных») режимов в этих государствах трудно, основное внимание саудовцами было уделено созданию и укреплению противостоящей им исламской оппозиции. В Таджикистане ими была поддержана ПИВ (Партия исламского возрождения), которая развязала в стране гражданскую войну, в ходе которой имела место косвенная российско-саудовская конфронтация, т. к. Россия пресекла попытки создания «исламской государственности» в Таджикистане, что заметно ослабило возможности исламских радикалов в регионе.

По-иному сложилась обстановка на Северном Кавказе, где блокировать деятельность исламских фундаменталистов, финансируемых Саудовской Аравией, российское правительство не смогло. В Чечне исламские радикалы добились серьезной военно-политической победы и сейчас они стремятся распространить свое влияние на весь Северный Кавказ. Соответственно, возрастает и саудовская финансовая помощь им.

Несмотря на все эти действия Саудовской Аравии, некоторые из которых могут быть с полным основанием квалифицированы как антироссийские, это никак не отражалось на официальном, межгосударственном уровне. Дело в том, что саудовское правительство, как правило, контролирует исламское движение косвенно через многочисленные общественно-политические организации и официально отрицает какую-либо связь с исламскими радикалами. Оно неизменно подчеркивает, что финансовая помощь им осуществляется частными лицами «без ведома и согласия правительства» и носит характер «благотворительности». Даже пропаганда исламизации в регионе Центральной Азии ведется на саудовские деньги наиболее авторитетным в исламском мире египетским теологическим университетом «Аль-Азхар».

В авангарде современного терроризма сейчас стоит Аль - Каида, распространяющая свою деятельность на весь мир, в особенности на развитые страны Европы. Именно эта группировка определяет лицо современного терроризмаАль - Каида отличается от остальных группировок отказом участвовать в каких-либо переговорных процессах и войной против всех, кто не признает экстремистского варианта ваххабизма. Их основной лозунг - священная война против неверных, создание великого халифата, исламизация всего мира. При этом они не декларируют решения социальных и национальных проблем, а многие их руководители и боевики - выходцы из зажиточного среднего класса, получившие хорошее образование. Людей же, страдающих от нерешенных социальных и национальных проблем, современный терроризм использует как «пушечное мясо».

Таким образом, терроризм оказался непосредственно связанным с проблемой выживания человечества, обеспечения безопасности государств. Будучи крайней формой выражения социального, этнического, религиозного радикализма и экстремизма, он не склонен останавливаться ни перед чем для достижения своих целей.

Сегодня жизнь людей буквально пронизана страхом перед террористами. Террор стал новой страшной угрозой для человечества. Слова «террористы», «терроризм» не сходят со страниц газет, все чаще звучат по радио и телевидению в связи с бессмысленной гибелью мирных жителей. А ведь именно устрашение общества и является задачей тех, кто избрал этот метод для достижения своих целей. Поэтому в ходу у террористов не просто насилие против беззащитных людей, а стремление добиться непременной широкой демонстрации их кровавых атак через СМИ.

Практически ежедневно эта тема становится главной в десятках информационных сообщений, статистика жертв и разрушений неуклонно растет, нередко приобретая размеры, сопоставимые с последствиями стихийных бедствий. Правительства крупнейших мировых держав вынуждены искать компромиссные решения в интересах объединения усилий на фоне нарастающей угрозы со стороны такого явления, как терроризм.

Список литературы

страна терроризм развивающийся исламский

1.Растянников В.Г. Ахиллесова пята демографического роста. Опыт Индии. // Что догоняет догоняющее развитие. М., 2011.

2.Россия в глобализирующемся мире. М.: Наука, 2009.

.Медовой А.И., Галищева Н.В. Экономика Индии. М.: МГИМО-Университет, 2009.

.Азия и Африка в современной мировой политике. Сборник статей / Отв. ред. - д.п.н. Д.Б. Малышева, к.э.н. А.А. Рогожин. - М.: ИМЭМО РАН, 2012. - 203 с.

.Барановский В. Трансформация мировой системы в 2000-х годах.

.Говоров Ю.П. История стран Азии и Африки в новейшее время. Кемерово, 1997

Похожие работы на - Проблемы развивающихся стран Азии и Африки

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!