Особенности криминалистической характеристики изнасилования

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    88,22 Кб
  • Опубликовано:
    2013-10-25
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Особенности криминалистической характеристики изнасилования

Оглавление

Введение

Глава I. Особенности криминалистической характеристики изнасилования

.1 Криминалистическая характеристика преступления

.2 Характеристика способов, обстановки, времени и места совершения изнасилований, как основных элементов криминалистической характеристики изнасилования

.3 Характеристика следов оставшихся при совершении изнасилования

.4 Характеристика личности приступника, совершившего изнасилование, как важнейший элемент криминалистической характеристики изнасилования

.4 Личность потерпевшей по делам об изнасилованиях

Глава II. Типичные следственные ситуации, выдвижение следственных версий и особенности планирования начала расследования изнасилований

.1 Общая характеристика типичных следственных ситуаций

.2 Типичные следственные версии по делам об изнасилованиях

Глава III. Особенности производства отдельных следственных действий в процессе расследования изнасилований

.1 Особенности производства следственного осмотра

.2 Особенности производства допроса потерпевшей

.3 Особенности производства допроса свидетелей и очевидцев

.4 Особенности производства допроса обвиняемого

.5 Особенности производства обыска при расследовании изнасилования

.6 Особенности назначения экспертизы при изнасиловании

Заключение

Список библиографических источников

Введение

Актуальность данной темы исследования не вызывает сомнений, изнасилование безусловно одно из наиболее распространенных и тяжких половых преступлений. Как справедливо отмечает большинство ученых, в юридической литературе, «его общественная опасность определяется как исключительной важностью объекта, на который в данном случае направлено преступное посягательство, - общественных отношений, обеспечивающих половую неприкосновенность и половую свободу, которые являются частью гарантированных Конституцией РФ прав и свобод личности, так и физическими, психическими, моральными последствиями данного преступления для потерпевшей»2. А.В. Дыдо, верно конкретизирует, что опасность его определяется тем, что оно влечет за собой тяжкие последствия, вредно сказывается на психике и здоровье потерпевшей, отрицательно влияет на потомство, нередко приводит к расторжению браков, способствует распространению разврата, снижает культурный уровень общества3.

Большинство потерпевших а так же лица, которым стало известно об изнасиловании, за помощью в правоохранительные органы не обращаются и эти преступления уходят в латентную тень, что ознаменовывает их выход за рамки правового воздействия. Значительная часть изнасилований, даже в случае поступления заявлений от потерпевших, не регистрируются из опасения, что они не будут раскрыты и это отрицательно скажется на показателях раскрываемости преступлений в данном регионе. Не редко преступление об изнасилования регистрируется, но в дальнейшем, из-за низкого качества расследования, факт насильственного полового акта не устанавливается и содеянное переквалифицируется на другую часть УК РФ, и изнасилование как таковое снимается с учета».

Достаточно часто среди причин латентности изнасилований также занимают боязнь мести за подачу заявления в правоохранительные органы, а также прямые угрозы расправы над потерпевшими со стороны преступников».

Все вышеперечисленные обстоятельства в совокупности и обусловливают актуальность и причины выбора темы дипломной работы.

Степень изученности проблемы. К проблемам, связанным с расследованием изнасилований, обращались такие известные ученые - криминалисты, как: Л.А. Андреева, С.В. Виноградов, Г.А. Густов, А.В. Иванов, Г.Н. Мудьюгин, Ю.В. Кадонцев, В.И. Комиссаров, Е.В. Лялина, И.А. Николайчук, Л.В. Пономарева, и др. ученые.

Однако во многих исследованиях не анализируется, например, типовая криминалистическая характеристика данной категории преступлений. Часть работ исследует лишь отдельные положения методики расследования изнасилований. Все это обуславливает актуальность проблемы.

Объектом исследования являются отношения связанные с расследованием такого преступления, как - изнасилование.

Предметом исследования послужили нормы уголовного и уголовно - процессуального законодательства, регламентирующие особенности расследования изнасилований, судебная практика, связанная с применением данных норм, а также теоретические взгляды ученых юристов.

Целью представленной работы является: восполнение пробелов между теорией и практикой в расследовании изнасилования, а так же всестороннее исследование особенностей расследования изнасилований.

Задачи исследования:

разработать и раскрыть специфику типовой криминалистической характеристики изнасилований;

дать общую характеристику типичных следственных ситуаций и изучить типичные следственные версии по делам об изнасилованиях;

выявить и рассмотреть особенности производства следственных действий в процессе расследования изнасилований, таких, как: следственного осмотра, допроса, выемки, обыска, назначения и проведения экспертизы.

Методологическую основу дипломной работы составили общенаучные методы познания, в частности, диалектико-материалистический метод, методы аналогии, анализа и синтеза, а также частноправовые методы исследования, такие, как формально-юридический и системно-правовой.

Структура данной дипломной работы определена в соответствии с целью, задачами и уровнем научной разработанности исследуемой проблемы. Дипломная работа состоит из введения, трёх глав, объединенных между собой девятью параграфами, заключения и списка библиографических источников.

Глава 1. Особенности криминалистической характеристики изнасилования

.1Криминалистическая характеристика преступления

Криминалистическая характеристика преступлений это система (комплекс) криминалистически значимой информации о преступлении, разрабатываемая и используемая для повышения эффективности выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Понятие и система криминалистической характеристики преступлений, ее необходимость для практики до сих пор несут в себе элемент неоднозначности. Не ставя перед собой задачу детального анализа существующих точек зрения, постараемся все же разобраться в этом.

В настоящее время предлагается выделять криминалистическую характеристику преступлений как научную категорию; родовые, групповые и видовые криминалистические характеристики; криминалистическую характеристику конкретного преступления.

На практике при расследовании преступлений следователь сталкивается с индивидуальной ситуацией. Однако исследовать (познать) частную ситуацию можно только через познание некоего всеобщего, образованного, в свою очередь, на базе анализа единичного. Всеобщее не существует без особенного и единичного, но и особенное и единичное нельзя познать без всеобщего. Функцию всеобщего и выполняет научное понятие «криминалистическая характеристика», которое как научная категория является некой абстракцией. Именно она служит методологической основой для разработки и исследований криминалистических характеристик отдельных видов и групп преступлений. «С ее помощью появляется реальная возможность целенаправленно использовать теоретический и эмпирический материал для развития общих и частных вопросов криминалистической методики».

Родовые, групповые и видовые характеристики как следует из самого их названия, являются типовыми для соответствующих категорий преступлений. Они стоят между научным понятием «криминалистической ситуации» и уникальной ситуацией конкретного преступления, выполняя функцию «особенного». Соответственно, как отмечал В.Я. Колдин, «чтобы быть таковыми, они должны отвечать следующим требованиям:

основываться на обобщении и обработке по специальной программе статистической или иной представительной совокупности соответствующих уголовных дел, по которым приговор вступил в законную силу;

содержать полное типичное описание всех структурных элементов, а не отдельных их признаков;

давать надлежащее представление о характере закономерных связей между их структурными элементами;

содержать целостное системное представление о соответствующей преступной деятельности».

Таким образом, родовые, групповые и видовые характеристики формируются с учетом общей теории криминалистики и на основе обобщения опыта следственной и судебной практики. Собирая и анализируя различную информацию о преступлениях, можно выделить типичные для родов, групп и видов криминалистические характеристики, которые и помогают на практике при расследовании.

Конечно же, в рассматриваемых характеристиках криминалистически значимая информация о преступлениях дается с разной степенью обобщенности, но все они играют определенную роль не только в теории, но и в практике расследования. По сравнению с родовой и групповой характеристиками наиболее конкретная информация содержится в видовой криминалистической характеристике, как относящейся к наиболее мелкой группе в представленной классификации преступлений. Это придает ей наибольшее практическое значение. Однако на практике не стоит пренебрегать и ролью родовой и групповой характеристик. Так, по словам В.Ф. Ермоловича, они приобретают смысл при уточнении видовых криминалистических характеристик, облегчают поиск для них специфических данных, способствуют разработке криминалистических классификаций преступлений, анализу следственных ситуаций, построению версий и т.д.

Основное практическое предназначение родовых, групповых и видовых криминалистических характеристик преступлений для практики состоит в том, чтобы при наличии одних признаков (например, способ совершения убийства) можно было предположить наличие других (например, определенных профессиональных навыков) и проверить это, проведя соответствующие следственные действия или оперативно-розыскные мероприятия.

Поэтому в рамках разработок криминалистических методик расследования преступлений огромный интерес вызывает именно выделение отдельных элементов криминалистической характеристики и изучение закономерностей, существующих между ними связей. Виды связей могут быть самыми разнообразными - начиная от прямой (однозначной) (когда установление одною элемента предмета доказывания всегда предполагает наличие и другого, строго определенного, элемента) до опосредованных связей между отдельными совокупностями элементов. Например, при убийствах часто наблюдается устойчивая связь между, с одной стороны, сведениями о «способе» - «обстановке преступления» - «личности потерпевшего» и, с другой стороны, данными о «мотиве убийства» - «личности преступника».

В случаях, когда связь отдельных элементов криминалистической характеристики встречается не всегда, а лишь в определенной части преступлений, то она должна расцениваться как вероятностная (неоднозначная). В некоторых случаях эту вероятность можно выразить в процентах, но иногда этого и не нужно. Следует лишь понимать отличие типичного от вероятного. По словам В.Ф. Ермоловича, то, что типично, всегда вероятно в наибольшей степени. Но то, что вообще вероятно, не всегда типично. В конкретной следственной ситуации именно нетипичное в криминалистической характеристике может сыграть существенную роль в расследовании преступления.

Криминалистическая характеристика преступлений имеет весьма сложную структуру, которая различается в зависимости от вида преступления, формы вины и иных нюансов, придающих индивидуальность деянию. К числу наиболее значимых в криминалистическом отношении особенностей преступлений отдельных видов (групп) можно отнести данные об:

объекте и предмете преступления;

способе совершения и сокрытия преступления; ,

способе уклонения от уголовной ответственности и наказания;

месте совершения, сокрытия преступления и уклонения преступника от уголовной ответственности и наказания;

времени совершения, сокрытия преступления и уклонения преступника от уголовной ответственности и наказания;

орудиях и средствах, используемых при совершении, сокрытии преступления и уклонении преступника от уголовной ответственности и наказания;

обстановке преступления (до, во время и после совершения преступления);

последствиях совершения и сокрытия преступления;

личности преступника и потерпевшего;

личности субъекта сокрытия преступления, не являющегося субъектом преступления или о»

отдельных эпизодов;

мотивах, умысле и целях совершения, сокрытия преступления и уклонения от уголовной ответственности и наказания;

механизме преступления;

следах преступления и их носителях;

связи между элементами преступления.

Однако не стоит думать, что криминалистическая характеристика преступлений это некая неизменная совокупность определенных сведений о конкретной группе преступлений. Да, для нужд практики типизация необходима, но для повышения эффективности расследования в ней должны отражаться все новые тенденции. Так, изменение средств и методов совершения преступлений должно находить отражение в их криминалистической характеристике. Более того, иногда на примере, казалось бы, уникального преступления можно выявить общие тенденции в преступление такого рода и предвидеть, с какими категориями преступлений будем иметь дело в ближайшее время и с какими трудностями может столкнуться расследование. В свое время так обстояло дело с преступлениями, совершаемыми с использованием высоких технологий.

Вполне естественно, что, чем уже характеризуемая группа преступлений, тем шире возможности определения общих для данной группы криминалистически значимых признаков и соответственно тем выше практическая отдача криминалистической характеристики.

Действительно, полная криминалистическая характеристика преступления неразрывна с установлением истины по делу. Она становится ясной только после окончания расследования, т.е. на момент провозглашения приговора и вступления его в законную силу. В процессе расследования все же, видимо, можно говорить и о промежуточных криминалистических характеристиках. Значит, можно сказать, что реально криминалистическая характеристика отдельного преступления существует. Другой вопрос, нужна ли она на практике?

Целесообразность введения того или иного понятия в конечном счете обусловлена его назначением и пользой для решения практических задач. Поэтому криминалистическая характеристика индивидуального преступления, бесспорно, нужна. Так, невозможно представить себе процесс обучения и разработку методик по расследованию без анализа криминалистических характеристик конкретных преступлений. Особенно это актуально для новых составов, по которым практика еще крайне мала и анализировать практически нечего.

Таким образом, разработка конкретной криминалистической характеристики преступления проводится обычно, когда необходимо изучить преступления одного вида и на основании этого выработать рекомендации по их раскрытию и расследованию; изучить конкретное преступление и на его примере произвести обучение определенных лиц, в том числе провести разбор в практическом подразделении правильных и неправильных действий следователя, оперуполномоченного, прокурора, судьи, а также когда изучается конкретное преступление с целью произвести на его основе разработку предложений в законодательные акты.

Очень точно объяснил ситуацию с криминалистической характеристикой преступлений Р.С. Белкин, который считал, что «следует четко различать два понятия:

криминалистическая характеристика как категория криминалистической методики расследования преступления;

анализ расследованного преступления по материалам уголовного дела».

При этом оба понятия могут активно применяться не только на практике (следователем или оперуполномоченным), но и исследователем, занимающимся анализом и разработкой криминалистических рекомендаций.

1.2 Характеристика способов, обстановки (времени, места) совершения изнасилований, как важнейших элементов криминалистической характеристики данного состава преступления

изнасилование криминалистический потерпевший допрос

В настоящее время в криминалистической характеристике половых преступлений особое внимание уделяется именно способу их совершения и сокрытия. В учебной литературе подчеркивается, что способ зависит от вида насилия и условий его применения; места и времени; личности преступника и потерпевшего (потерпевшей); совершено деяние одним лицом или группой лиц; от взаимоотношений субъектов преступления и других обстоятельств его совершения.

В.И. Комиссаров и Е.В. Лялина пишут: «Обстоятельства, характеризующие способ совершения преступления, являются обязательной частью предмета доказывания. Преступные действия (насилие или использование беспомощного состояния) входят в структуру рассматриваемого преступления, в число обстоятельств, влияющих на степень ответственности. Через выяснение способа преступных действий следователь устанавливает фактическое и правовое содержание расследуемого события, действий его участников, их мотивы, признаки личности».

Г.Г. Зуйков абсолютно верно отмечал, что неизмеримо большее значение изучение способов совершения преступлений имеет для криминалистики, которая рассматривает его как фактор, обуславливающий закономерности возникновения доказательств и источник информации, необходимой для разработки всех ее составных частей (техники, тактики и методики расследования) в целях раскрытия и предупреждения преступлений, розыска виновных.

Ю.В. Кадонцев говорит о способах изнасилования в широком и узком смыслах. По его мнению, в широком смысле этого слова способ изнасилования представляет собой совокупность действий преступника, направленных на подготовку преступления, совершение насильственного полового акта и, иногда, сокрытие совершенного общественно-опасного деяния.

Из проведенного им анализа судебной практики следует, что изнасилования совершаются молодыми взрослыми в 80,7% случаев без предварительной подготовки. Наиболее частыми формами подготовки к совершению изнасилования являлись спаивание потерпевшей, выбор места посягательства и насильственное доставление туда потерпевших.

Под способом изнасилования, в узком смысле слова, он понимает систему действий преступника по преодолению сопротивления потерпевшей или нейтрализации такого сопротивления, а также использования ее беспомощного состояния. С этих позиций им выделяется четыре вида способов изнасилований: а) использование малолетия; б) использование беспомощности потерпевшей; в) угроза насилием; г) применение физического насилия.

По мнению Е.П. Ищенко и А.А. Топоркова выбор способа при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера находится в прямой зависимости от того, совершаются они с применением насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего). В первом случае насилие может быть и физическим, и психическим, направленным как против личных интересов потерпевшей (потерпевшего), так и их близких. Насилию могут предшествовать подготовительные действия, простые или сложные.

Поскольку преступное намерение по ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) довольно часто носит импульсивный характер и формируется под воздействием ситуации, благоприятной для лица, потенциально готового к этому, постольку изнасилование, как подчеркивается в юридической литературе, и «не сопровождается заблаговременной подготовкой. Преступник прибегает к грубому физическому насилию, обычно сопряженному с причинением телесных повреждений жертве, удержанием ее рук и ног для преодоления сопротивления».

К сложным подготовительным действиям относятся: подбор оружия, маскировочных средств, обдумывание вариантов сокрытия следов преступления и др. Так, насильники, имеющие сексуальные аномалии, заранее подыскивают жертву, изучают образ жизни, выслеживают ее, тщательно выбирают момент для нападения и т.п.

Вместе с тем, конечно при выборе способа изнасилования определенное значение имеет факт знакомства насильников с потерпевшей. При этом, как свидетельствуют статистические данные, в последнее время доля знакомых для насильников жертв увеличилась на 21 % (с 52 до 73 %).

Анализируя характер предкриминальных психических ситуаций изнасилования, В.Л. Васильев справедливо выделяет следующие возможные типы таких отношений: 1) преступники и жертва совместно пьянствуют, после чего она утрачивает способность ориентироваться в обстановке, тем более оказать сопротивление; 2) преступник знает, что жертва была ранее изнасилована, но никому об этом не сообщила; 3) после случайного знакомства потерпевшая охотно соглашается погулять с пьяным подростком и идет с ним в уединенное место, что воспринимается будущим насильником как сексуальная стимуляция, хотя никаких реальных эротических поощрений со стороны жертвы нет; 4) после случайного знакомства жертва своим собственным сексуально окрашенным поведением провоцирует посягательство.

В.И. Комиссаров и Е.В. Лялина выделяют следующие характерные действия преступников, предшествующих совершению ими изнасилования: выслеживание и изнасилование потерпевших вблизи мест проживания, в позднее время суток, в безлюдных местах; выявление девушек, живущих половой жизнью, угрозы разгласить ее тайну другим с последующим изнасилованием; обманное завлечение девушки соучастницами в оговоренное с насильниками место; завлечение случайной знакомой с использованием обмана в безлюдное место; завлечение девушки, используя доверительные отношения с ней, с последующим изнасилованием; завлечение малолетней девочки в подвал, квартиру, другое подобное место; внезапные (спонтанные) нападения на потерпевшую в безлюдных местах, в вечернее время суток.

Наиболее опасным способом преодоления сопротивления потерпевшей является физическое насилие, под которым Л.Д. Гаухман понимает «общественно-опасное противоправное воздействие на организм другого человека, совершенное против его воли, которое может быть оказано как на наружные покровы человека, так и непосредственно на его внутренние органы».

Еще одним способом совершения изнасилования является использование угроз и других методов психического воздействия. Отметим, что некоторые ученые ограничиваются лишь перечислением уголовно-правовых способов психического насилия - то есть угрозой применения в отношении потерпевшей физического насилия. Полагаем, что криминалистическое понятие психического насилия несколько шире, и здесь согласимся с С.В. Тихоненко в том, что виновный, с целью сломить сопротивление потерпевшей и совершить половой акт, может угрожать разглашением каких-либо сведений компрометирующих потерпевшую либо ее родственников.

Отметим, что порой подобные обстоятельства в практической деятельности правоохранительных органов представляют определенные трудности, так как возникает видимость добровольного полового акта между виновным и потерпевшей (потерпевшими), поэтому при проверке поступившей об изнасиловании информации необходимо точно выяснять характер насилия.

Интересно, что подобные обстоятельства расследования в Болгарии послужили поводом для обращения потерпевшей в Европейский суд по правам человека с жалобой на нормы законодательства Болгарии, требующих доказывания факта физического сопротивления по делам об изнасиловании, и практику их применения. Европейским Судом было установлено, что в ходе расследования делался неправильный акцент на отсутствие «прямых доказательств» изнасилования, таких как применение силы, что превратило «несопротивление» заявительницы понуждению к половому сношению в решающий фактор. В результате был сделан вывод о том, что деятельность органов расследования должна была быть сосредоточена на вопросе о «несогласии» потерпевшей на вступление в половую связь.

Таким образом, главное внимание в процессе доказывания должно уделяться выяснению причин, не позволивших потерпевшей оказать сопротивление. Для этого необходимо в совокупности исследовать и учесть личностную характеристику обвиняемого и потерпевшей, поведение потерпевшей перед изнасилованием, угрозы, обстановку места преступления, физические данные нападавших, психическое состояние потерпевшей во время совершения преступления, состояния потерпевшей и обвиняемого после преступления.

Кроме того, мы считаем, что при совершении изнасилований роль устрашающего фактора может играть и количество участников преступления, действия которых в группе нередко принимают особо дерзкий характер, способный в зародыше подавить волю потерпевшей к сопротивлению.

Изнасилования, совершенные с использованием беспомощного состояния потерпевшей, также имеют место на практике и составляют 7 % от общей доли зарегистрированных преступлений.

Согласимся с Е.А. Ищенко и А.А. Топорковым, которые полагают, что при использовании беспомощного состояния жертвы, которая в силу своего физического или психического склада (малолетний или старческий возраст, физические недостатки, расстройство психики либо иное болезненное состояние) не может понимать характера и значения совершаемых действий и не в силах оказать сопротивление насильнику, последний вступает в половое сношение или совершает действия сексуального характера, сознавая такое состояние жертвы.

По делам данной категории распространены следующие способы приведения жертвы в беспомощное состояние: путем спаивания алкогольными напитками, одурманивания наркотическими средствами или специально подготовленным снадобьем; приведение в беспамятство посредством физического воздействия. При маниакальном влечении к половым преступлениям насильник нередко тщательно к ним готовится: приискивает орудие преступления, место, удобное для приведения жертвы в беспомощное состояние, и др.

Важной стадией преступления является его сокрытие. И.А. Николайчук, А.А. Протасевич верно отмечают, что «способ сокрытия преступления - это детерминируемая объективными и субъективными факторами система действий (бездействий), направленных на воспрепятствование получению субъектом доказывания значимой для установления истины по делу информации, ее искажение или уничтожение».

Способы сокрытия преступления могут быть выражены как в активной форме (действие), так и в пассивной форме (бездействие).

В формировании способа изнасилования существенную роль играют такие объективные факторы, как время, место и обстановка его совершения.

Ю.В. Кадонцев полагает, что обстановку совершения изнасилования, необходимо рассматривать как систему факторов внешней среды, характеризующую место, время, объект и предмет посягательства, состав соучастников и характер их взаимоотношений с потерпевшей и иными лицами, использованную или специально созданную преступником для подготовки, совершения и сокрытия общественно-опасного деяния.

Использование данных о времени совершения преступления приобретает особую значимость в профилактической работе следователя. Они могут выступать как индикатор существования причин и условий, способствующих преступному деянию.

Характеризуя время совершения изнасилований, Ю.В. Кадонцев отмечает, что молодыми взрослыми (18-25 лет) в сентябре совершается больше изнасилований, чем в другие месяцы. По данным исследований, проведенных В.Н. Сидориком, несовершеннолетние чаще совершают половые преступления в августе.

Таким образом, характеризуя время совершения преступления по материалам уголовных дел, ученые, в целом, замечают, что наибольшая активность совершения изнасилований наблюдается в теплое время года, а наиболее характерные периоды времени их совершения - это поздние вечерние (21-22 ч) и первые ночные часы (23- час ночи).

Не менее важной характеристикой изнасилования является место его совершения, территориальная принадлежность, удаленность от постоянного места проживания преступников. Исследование места изнасилования дает возможность выявить, зафиксировать, изъять следы и иные доказательства, построить версии о событии и его участниках, организовать преследование по «горячим следам», определить время и механизм преступных действий, разоблачить инсценировки. Для насильников место совершения преступления имеет особое значение, поскольку окружающая обстановка должна непременно способствовать не только успешному подавлению сопротивления будущей жертвы, но и сексуальному возбуждению, получению полового удовлетворения. Как отмечается в литературе, для преступников обычно характерна территориальная устойчивость - свой район и свои места времяпрепровождения, и этот же район - место преступления.

Рассматривая данный элемент криминалистической характеристики, Л.В. Пономарева к наиболее характерным для совершения изнасилований местам относит: подъезды зданий и лестничные площадки; подвалы и чердаки строений; лесные массивы, парковые зоны и поля; квартиру потерпевшей или насильника; общежития; нежилые или заброшенные (пустующие) помещения; уединенные дворы), что подтверждают представленные ею статистические данные по Саратовской области.

Ю.В. Кадонцев для криминалистического анализа места изнасилований делит на шесть групп: улицы и переулки населенных пунктов, дворы домов; жилые помещения; подвалы, чердаки, подъезды домов; нежилые помещения и иные места, связанные с производственной деятельностью; средства транспорта; дачи, садовые участки. По его данным, на улицах, в переулках, во дворах домов молодыми взрослыми совершается 20% изнасилований. В аналогичной обстановке лицами старше 25 лет совершается только 10% посягательств, а несовершеннолетними около 70%.

К.А. Толпекин отмечает: в помещении или на территории предприятия, учреждения, учебного заведения было совершено 2,4% этих преступлений, в местах постоянного или временного проживания жертвы либо самого преступника - 40,2 %, на улице населенного пункта, в парке, сквере, на пляже - 6,3 %, в безлюдном укромном месте в черте населенных пунктов - 21,3 %, в безлюдном укромном месте вне населенного пункта - 22,0 %.

Проведенные Е.В. Лялиной эмпирические исследования демонстрируют, что 55 % осужденных за участие в изнасиловании выбрали место совершения преступления спонтанно; 30 % по причине того, что оно знакомо и безопасно, и 15 % преступников выбрали местом совершения преступления то, с которым их ничего не связывает, а значит трудно будет организовать розыск.

Таким образом, сделаем вывод: Рассмотренный нами вопрос о способах, обстановки, времени и месте совершения изнасилования, результаты наших исследований и сравнение их с данными, полученными другими авторами, свидетельствуют о том, что в настоящее время профилактическая работа органов, в компетенцию которых входит обязанность своевременно выявлять правонарушителей и их антиобщественные группы, находится все еще на недостаточном уровне.

Делая вывод, заметим, что рассмотренные выше элементы криминалистической характеристики изнасилования отражают наиболее характерные особенности данного преступления, позволяют типизировать группы преступников, среди которых следует искать подозреваемых, и наметить методы выявления, раскрытия и расследования изнасилования.

Принципиально важно, на наш взгляд, чтобы информация о способе, месте и времени совершения изнасилований, содержалась в системе криминалистических учетов и использовалась как при производстве расследования, так и для профилактики совершения половых преступлений.

1.3 Характеристика следов оставшихся при совершении изнасилования

Осмотр места преступления часто называют краеугольным камнем следствия. С таким же основанием краеугольным камнем самого осмотра можно назвать обнаружение следов, оставляемых на месте преступления. Следы с древнейших времен использовались для раскрытия преступления. След в прямом смысле обозначает отпечаток, оттиск чего- либо на земле или какой-нибудь иной поверхности и служит для обозначения признака или последствия какого-либо явления. В широком смысле под следами в криминалистике понимают всевозможные изменения, происходящие в окружающей обстановке в силу воздействия на нее преступника. Подобные изменения появляются в результате физических, химических, физиологических и других явлений.

Более узкое понятие следов в криминалистике обозначает отображение на каких-нибудь предметах внешнего строения других материальных предметов. С помощью таких отображений, во-первых, устанавливается родовая принадлежность и производится идентификация следообразующих предметов, во-вторых, выясняются обстоятельства, связанные с появлением указанных отображений.

Ограничение содержания и смыслового понятия о следах может повредить в практической деятельности, поэтому след представляет собой отображения, оставляемые самим преступником, орудиями преступления или другими предметами на следопринимающих объектах с которыми они соприкасались, что помогает уяснить картину этого события и установить фактические данные, имеющие значение и для следствия, и для судебных доказательств.

Весь спектр следов подлежит обязательной классификации. Правильная классификация необходима не только для изучения типичных признаков, присущих каждому виду следов, но и для того, чтобы правильно определить происхождение следов и механизм их образования. Простейшая классификация следов производится в зависимости от рода следообразующих объектов. (пальцы рук, следов ног, следы зубов, следы животных и т. д.) Такая классификация, естественно не может быть совершенной, ибо она не способна отразить закономерности возникновения следов и то общее, что присуще различным видам следов. Однако обойтись без таковой невозможно. Она служит как бы первой ступенью научной классификации.

При разработке классификации следов криминалисты стремятся в основу ее положить существенные, а не случайные признаки. Классификационные признаки должны быть не производными, а первоначальными, т. е. не они должны находится в зависимости от других признаков, а, наоборот, другие признаки должны вытеснять из признаков положенных в основу классификации. С этой точки зрения, наиболее рациональной является классификация следов по механизму их образования. Эта классификация исходит из характера воздействия объектов следообразования, из результатов данного воздействия, из состояния объектов в процессе их взаимодействия.

В соответствии с этим следы разделяются:

Объемные следы локального механического воздействия:

а) оттиски;

б) разрезы;

в) пробоины.

Поверхностные следы механического воздействия:

а) отпечатки статические;

б) отслоения статические;

в) отпечатки и отслоения динамические.

Объемные и поверхностные следы локального химического и термического воздействия.

Объемные и поверхностные следы периферического воздействия.

Как правило, следы на месте происшествия разбиваются на две группы: следы действия и следы передвижения. К первой группе (следы действия) относятся следы рук, следы орудий, следы применения огнестрельного и неогнестрельного орудия, следы крови, следы зубов, следы ногтей, петли и узлы. Ко второй группе (следы передвижения) относят следы ног человека, следы ног животных, следы самоходного и несамоходного транспорта, следы волочения. Подобные группировки, несомненно, помогают более успешному решению задач установления фактов преступления и выявлению конкретного виновника данного преступления.

След в его понимании имеет свои закономерности. Познание этих закономерностей обеспечивает быстрое обнаружение и правильное использование следов в целях установления обстоятельств, имеющих значение для расследуемого преступления. Закономерности образования следов основаны на свойстве отображения, которые, являясь общим свойством материи. Такую же функцию в познании несут отпечатки следов. Каждое событие преступления взаимосвязано с действиями лиц, принимающих в нем участие, с характером и свойствами вещей, служивших предметами посягательства, орудиями преступления и т. д. В цепи этих взаимосвязей находятся и следы, которые остаются на месте преступления, на преступнике и на жертве преступления. Ситуационность процесса возникновения следов обуславливается тем, что управляющие этим процессом субъекты проявляют (активную или пассивную) действенность. И степень осуществления этой действенности субъектами, зависит от конкретной обстановки, конкретного совершенного преступления.

Существует множество форм отображения следов, обусловленных различными уровнями организации материи. Следы - отображения возникают в процессе воздействия объектов живой природы (человек, животное) с объектами неживой природы (стекло, дерево, бумага).

Характер следов, возникающих при контакте двух объектов, зависит от характера и контактного взаимодействия, который может быть физическим (механическое или тепловое воздействие одного объекта на другой), биологическим или химическим (в объектах происходит химические или физические изменения). Различия изменений в этих случаях обусловлено причинами, их вызывающими.

Как правило, чаще всего встречаются следы механического воздействия. Условия возникновения их определяются свойствами физических тел, участвующих во взаимодействии. Каждое тело в этом процессе, оказывая сопротивление другому, стремится сохранить свою форму, внутренне строение и другие свойства в неизменном виде. Но внутреннее (молекулярное) строение и прочие внутренние силы одного из объектов оказываются слабее, в результате чего в нем наступают изменения.

В процессе следов механического воздействия определяющее значение имеет сила, как мера этого воздействия. Необходимо учитывать, что участвующие в этом процессе силы имеют не одинаковую величину и различное направление, в результате их действия происходит деформация объектов участвующих в контакте. Далее твердые подвергаются меньшей, а менее твердые - большей деформации. Если вещество обладает свойством так называемой остаточной деформации, т. е. способностью сохранить вновь принятую форму, определяемую новым для него взаимным расположением частиц вещества, происходит формирование объемного следа.

Свои закономерности присущи и образованию поверхностных следов. Хотя в процессе их образования также участвуют механические силы, но основную роль в нем играет свойство аугезии, т. е. способность прилипания к объектам следообразования частиц посторонних веществ. Форма и целостность объектов в этих случаях изменений не претерпевает. Если на следовоспринимающий объект привносятся частицы каких-либо посторонних веществ (пыль, стружка и т. д.), возникают образованные этими веществами следы наслоения. Если же подобные вещества находятся на следовоспринимающем объекте и при контакте с ним переходит на следообразующий объект, формируются следы отслоения.

Чем полнее познаны закономерности образования различных следов, тем скорее они могут быть обнаружены. Эффективность работы со следами заключается не только в том, чтобы их обнаружить, но и в том, чтобы уметь сделать на основании их достоверные выводы и воспользоваться ими в целях раскрытия и расследования преступления.

Ведя поиск следов, нельзя пренебрегать ни одним следом. Отыскав какой-либо след, всегда нужно понять - как он возник, какие действия нужно совершить, чтобы его оставить. Никогда нельзя знать наперед, какое значение может иметь тот или иной след в связи с другими следами. Поэтому обязательно необходимо попытаться найти связь обнаруженного следа с другими возможными следами.

Обстановку преступления можно рассматривать как систему, совокупность различных следов, объединенных между собой теми или иными формами связи. Чем полнее удается изучить систему следов и установить формы существующих между ними связей, тем правильнее можно объяснить не только результат события преступления, но и обстановку в которой оно протекало.

Совершение изнасилования сопровождается возникновением специфических следов, свидетельствующих как о насильственном характере расследуемого преступления, так и о его отдельных обстоятельствах. К подобным следам относятся:

Следы борьбы на месте происшествия (перевернутая мебель, битая посуда, оторванные элементы одежды и т. п.):

Телесные повреждения на жертве насилия;

Предметы, забытые либо выброшенные преступником на месте происшествия;

Повреждения на одежде жертвы;

Следы биологического происхождения (кровь, сперма, слюна, волосы и т.п.):

Следы зубов и ногтей на теле преступника, полученные им в ходе оказания ему сопротивления жертвой;

Микросреды волокон одежды преступника и жертвы, перенесенные с одной на другую в процессе их физического контакта. Кроме того, при изнасиловании, совершенном на открытой местности, на мягком грунте нередко образуются следы от колен и локтей преступника, возникшие в ходе насилия.

Необходимо произвести освидетельствование потерпевшей и осмотр ее одежды. Освидетельствование проводится следователем-женщиной; в ином случае его проводит врач. В ходе освидетельствования выявляются и фиксируются наличие, расположение и характер повреждений на теле потерпевшей, соответствие их повреждениям на одежде, всякого рода загрязнения (следы крови, других выделения), прилипшие к телу волосы, частицы земли и т.д.

Аналогичные следы и объекты выявляются и при осмотре одежды. Выявленные разрывы, пятна, загрязнения целесообразно фотографировать с масштабной линейкой.

Одежда со следами изымается путем выемки и хранится до решения по делу.

Особое внимание в расследовании изнасилования уделяться следам биологического происхождения т.к. они несут в себе информацию именно о личности преступника и дают возможность быстрее найти и безошибочно идентифицировать личность преступника, а так же подтвердит наличие самого факта изнасилования.

Следам крови в следственной практике всегда придавалось важное значение. Однако подлинное криминалистическое значение они получили лишь после того, как исследование было поставлено на научную основу.

Обнаружить следы крови иногда бывает не легче, чем отыскать бесцветные пальцевые отпечатки. Под влиянием времени и других обстоятельств следы крови могут быть очень сильно видоизмененными. Поиски подобных следов требуют особенно большого внимания и настойчивости. Чтобы не допустить ошибки, нужно обращать внимание не только на заведомо кровяные следы, но и на все следы сомнительного свойства.

В таких случаях лучше подвергнуть испытанию несколько лишних пятен, чем пропустить хотя бы одно кровяное пятно. Такие следы могут находиться всюду: на теле и одежде потерпевшего и преступника, на полу и стенах помещения, на предметах обстановки и т. д.

С особой тщательностью необходимо относиться к осмотру подозреваемого в совершении преступления. Прекрасно понимая, что следы крови могут оказаться важной уликой против них, преступники принимают все меры к тому, чтобы не запачкаться кровью.

Однако какие бы меры преступник ни принимал, мельчайшие следы крови у него на теле все же могут остаться. Их нужно искать под ногтями, под волосами, в ушной раковине и т. д. При осмотре одежды пристальное внимание нужно обращать на обшлага, карманы, швы и прочие места, где следы крови могут сохраниться.

Если при осмотре одежды следы крови обнаружить не удалось, торопиться с окончательным выводом по этому вопросу не следует. Такой вывод может оказаться преждевременным.

Поскольку форма и расположение следов крови представляют собой весьма ценный материал для воспроизведения картины преступления, необходимо, чтобы и после осмотра места преступления они были умело зафиксированы.

Фиксация следов крови производится с помощью фотографического и графического методов. Фотографический метод фиксации применяется как для запечатления общей картины расположения следов, так и для фиксации формы отдельных следов. Очень важно, чтобы снимки отчетливо воспроизводили все мельчайшие детали «рисунка» следов.

Фотографирование следов производится с соблюдением правил масштабной съемки. Техника фотографирования в таких случаях ничем не отличается от техники фиксации пальцевых отпечатков. Необходимо лишь учитывать цветочувствительные свойства негативного материала и использовать для съемки панхроматические и изонахроматические пленки.

Фиксация следов крови с помощью графических методов не заменяет, а дополняет фотографическую фиксацию. Вычерчивая с соблюдением масштаба развернутый план помещения или схематический план местности, следователь обязательно отмечает на них те места, где им обнаружены следы крови. При нанесении их пользуются общепринятыми условными обозначениями. Но так как подобные планы не отражают действительную форму следов, иногда бывает целесообразно изготовить отдельные планы, точно фиксирующие форму пятен и других следов. В этих случаях полезно пользоваться калькой, пергаментной бумагой, а еще лучше стеклом. Копируя следы, нужно проявлять большую осторожность. Накладывая на кровяное пятно стекло или другой прозрачный предмет, необходимо следить, чтобы этот предмет самого пятна не касался, так как иначе от давления форма пятна может измениться. Обычно хорошие результаты дает такой простой прием: стекло кладется на спички, и после этого контуры его переводятся через стекло на лист бумаги. Особое значение такой метод фиксации имеет при невозможности сфотографировать следы.

После фотографирования и составления плана следы крови со всеми подробностями описываются в протоколе осмотра места происшествия. Запись во всяком случае должна содержать сведения о месте расположения, форме, цвете и размере следов.

Если на месте происшествия применялась предварительная проба следов на кровь, обязательно указывается, к каким именно следам она применялась, с помощью какого реагента производилась и какой результат достигнут. Кроме того, в протоколе указывается, какие другие методы фиксации в данном случае применялись (фотографирование, зарисовки и пр.).

Фиксация следов не исключает необходимости изъятия их с целью дальнейшего исследования экспертом. Применяемые способы изъятия следов многообразны, но при любом из них обязательно соблюдение общего правила: следы должны быть изъяты и направлены на экспертизу в том виде, в каком они были обнаружены.

Если следы крови находятся на небольших предметах (одеяло, простынь и т. д.), такие предметы подлежат изъятию целиком. При обнаружении же следов на громоздких предметах от них отделяется та часть, в которой имеются следы.

В тех случаях, когда такое отделение связано с порчей предметов (домашняя обстановка и пр.) или затруднительно в силу особых качеств этих предметов (каменная лестница и пр.), изъятие крови производится путем соскабливания или применения смоченной водой марли.

Однако при наличии хотя бы малейшей возможности следы и в этих случаях важно сохранить в неприкосновенном виде.

Для этого можно, например, отделить ножку стула, отрезать часть стекла и т.п.

При обнаружении следов крови на кирпичной стене они изымаются вместе с частью кирпича или штукатурки.

Следы крови, выявленные на грунте (земле, песке), а также и на земляном полу, изымаются с помощью лопаты или совка вместе с слоем грунта. Определяя глубину этого слоя, нужно иметь ввиду, что кровь легко впитывается в рыхлые слои земли.

При изъятии следов, обнаруженных на снегу, пропитанный кровью снег помещают на сложенную в несколько слоев белую ткань (лучше марлю) и кладут все этого на тарелку или другой сосуд. Ткань будет являться как бы фильтром, на который при таянии снега осядет большая часть крови. В дальнейшем ткань подвергается сушке при комнатной температуре, но только не на прямом солнечном свете.

При обнаружении крови на месте происшествия в жидком виде (лужа) часть ее необходимо собрать в стеклянную пробирку. Делать это можно только чистой ложкой или совочком, сделанным из плотной бумаги. Пробирка после наполнения ее закрывается корковой пробкой. Наряду с этим целесообразно взять некоторое количество крови на кусок белой материи. Кусок должен быть такого размера, чтобы часть материи осталась не пропитанной кровью. Если белая материя под руками отсутствует, кровь можно взять на стекло, но мазок на нем должен достаточно толстым.

Изъятие крови из-под ногтей производится острым кончиком ножа над белым, чистым листом бумаги. Из-под каждого ногтя кровь берется и упаковывается отдельно.

Изъятые следы должны сохраняться с соблюдением таких мер предосторожности, которые исключали бы их порчу или уничтожение. Особой заботой требует одежда.

Пятна крови на одежде прикрываются листами чистой бумаги или белой ткани. Если кровь изъята на стекло, то ее следует высушить при обычной комнатной температуре. Для этого стекло с кровью покрывается другим стеклом, но так, чтобы между ними оставалось небольшое свободное пространство.

Кровь, находящаяся в жидком состоянии, подлежит сохранять в холодном помещении, чтобы она не подверглась загниванию. При соблюдении всех этих условий все же нельзя медлить с направлением крови на исследование.

Упаковка направляемых на экспертизу предметов со следами крови производится с таким расчетом, чтобы следы поступили в экспертное учреждение в том виде, в каком они были обнаружены и изъяты.

Одежда, белье, постельные принадлежности, головные уборы и обувь аккуратно складываются пятнами внутрь, и каждый предмет отдельно завертывается в бумагу. К пакетику прикрепляется записка с указанием, что собою представляет завернутый объект, где и когда он обнаружен или изъят.

Орудия преступления (топоры, ножи и пр.) не рекомендуется заворачивать непосредственно в бумагу, так как при этом могут стереться следы засохшей крови. Поэтому для них целесообразнее всего изготовить из подручных средств (фанера, картон и пр.) специальные футляры, в которые они укладываются таким образом, чтобы следы крови не прикасались к стенкам футляра. Жидкую кровь, находящуюся в пробирках, нельзя упаковывать вместе со всеми вещественными доказательствами без специальной упаковки самой пробирки. Ее следует плотно закрыть корковой пробкой, покрыть толстым слоем ваты и обернуть бумагой. После этого пробирка вкладывается в отдельный маленький ящичек или в коробку из твердого картона.

Нарушение этих требований упаковки может привести к отрицательным последствиям.

Криминалистическое значение следов спермы известно давно. При расследовании половых преступлений, самый факт обнаружения спермы на теле или одежде преступника и жертвы преступления считается надежным доказательственным фактом.

Хотя большинство практических работников убеждено, что обнаружить следы спермы при осмотре нетрудно, на самом деле это иногда может оказаться сложной задачей. Поэтому при поисках их лучше не спешить с отрицательными выводами, ибо невооруженным взглядом или даже с помощью лупы следы спермы могут быть и не замечены. В таких случаях может оказаться необходимым применение ультрафиолетовых лучей, что лучше сделать в лабораторных условиях. Особенно трудно заметить следы спермы в толстых мохнатых тканях. На светлых тканях следы спермы выглядят обычно в виде серовато-белых или желтоватых пятен, с более темной окраской по краям. На темных тканях пятна представляются беловатыми. На ощупь участок ткани, куда попала сперма, становится жестковатым, как бы накрахмаленным. Попадая на твердые поверхности; на деревянный пол, пятна семени становятся блестящими, как бы стекловидными.

Обнаружив следы спермы, во всех случаях лучше не изымать их, а изъять сам предмет, на котором они находятся. Если же сделать это невозможно, следы спермы изымаются по тем же правилам, что и следы крови, с тем, однако, исключением, что на твердом материале, например на деревянном полу, следы рекомендуется не соскабливать, а срезать бритвой.

Для доказательства присутствия спермы применяется морфологическое исследование- обнаружение сперматозоидов. Последние представляют собой подвижные клетки, состоящие из трех частей: головки, шейки и хвоста.

Положительное решение о наличие спермы может быть дано только в случае, если обнаружены целые сперматозоиды, а не отдельные их части. Морфологическое исследование производится микроскопическими методами.

Определение групповой принадлежности спермы производится теми же методами, что и определение пятен крови.

Но не только факт обнаружения следов спермы, но даже совпадение ее групповой принадлежности с группой крови подозреваемого не дает еще права допускать происхождение спермы от данного лица.

Волосы и различные волокна растительного происхождения, обнаруженные на месте преступления, могут оказаться важными уликами, в одних случаях помогающими уяснению картины совершенного преступления, а в других случаях - изобличению преступника.

Волосы могут служить средством индивидуальной идентификации личности.

Ответить на вопрос - где на месте преступления можно найти волосы - трудно. Их можно найти всюду. Самому тщательному осмотру в этих целях следует подвергнуть пол, мебель и другие предметы окружающей обстановки, в частности полотенце, которым мог вытереться преступник. Чаще всего волосы преступника удается найти в руках и на одежде жертвы преступления, а также на личных вещах преступника, почему-либо оказавшихся на месте преступления. Особенную ценность в этом отношении представляют случайно оставленный преступником головной убор или оброненная им расческа. Волосы могут оказаться и на воротнике верхнего платья, принадлежащего преступнику, если по какой-то причине оно оказалось на месте преступления.

Осмотр с целью обнаружения волос лучше всего производить, вооружившись электрическим фонарем, пинцетом с резиновым (пробковым) наконечником и лупой. Незамеченным не должен остаться даже самый ничтожный волосок.

Сняв волосы с помощью пинцета с того предмета, на котором они находились, из необходимо поместить в пробирку или в конверт. Целесообразно при этом предварительно завернуть их в тонкую (так называемую папиросную) бумагу. Необходимо сразу же записать данные о месте и обстоятельствах обнаружения волос, а если пробирок или конвертов несколько, то перенумеровать их.

Подобные меры предосторожности особенно необходимы при обнаружении волос в разных местах. Чтобы в этих случаях они не перепутались, недопустимо помещать их вместе. С каждого места волосы следует собрать в отдельную пробирку или конверт.

Для расследования потребуются не только волосы, обнаруженные на месте преступления, но и образцы, с которыми их можно будет сравнить. В свою очередь образцы обычно берутся у потерпевшего, а после появления подозреваемого образцы и у него. Иногда потребуется взять образцы также и от других лиц, чьи волосы по обстоятельствам дела могли оказаться на месте преступления.

Изъятие образцов производится по определенным правилам. Главное из них заключается в требовании изъять достаточное количество образцов. Ограничиваться изъятием единственного волоса ни в коем случае не следует. Для успешного исследования должно быть изучено не менее 10-15 волос.

Ввиду того что волосы на различных участках головы бывают неодинаковыми, рекомендуется брать образцы с лобной, теменной, затылочной, правой и левой височных областей волосистой части головы. Если по обстоятельствам дела можно предполагать, что обнаруженные волосы происходят с других частей тела, с них необходимо также взять образцы волос.

В задачи исследования волос в криминалистических целях сводятся к решению нескольких вопросов. Прежде всего решается вопрос - волос это или нет. Если данный вопрос решен положительно, появляется новая задача - выяснить, чей это волос, человека или животного. Выяснив, что исследуемый волос принадлежит человеку, необходимо определить, мужской он или женский, а также, с какой части тела он выпал или вырван. В ряде случаев бывает важно установить повреждения и изменения волос.

В заключение исследования решается задача определения сходства исследуемых волос.

Главную роль в исследовании волос играет, конечно, эксперт. С простейшими методами исследования, впрочем, должен быть знаком и сам следователь. Это часто оказывается необходимым для оперативного решения вопросов, возникающих еще в ходе осмотра места преступления.

Простейшее исследование волос производится с помощью лупы, при дневном освещении. Уже таким образом можно установить их форму, длину и цвет, а с помощью микрометра также и толщину. Волосы делятся на шесть групп: длинные волосы головы; длинные волосы лица (бороды, усов, бакенбард); длинные волосы туловища (подмышечные, на груди, животе и др.); короткие волосы тела (на конечностях и спине); короткие волосы лица (бровей, век и ноздрей); короткие пушковые волосы лица, туловища и конечностей.

Измерение длины волос можно произвести с помощью обыкновенной миллиметровой линейки, но делать это нужно с исключительной тщательностью, чтобы не порвать измеряемые волосинки.

Цвет волос определяется в зависимости от количества исследуемых волос. Если исследуется пучок волос, то для обозначения цвета можно применять общепринятые в криминалистике определения: черные, темно-русые, русые, светло-русые, белокурые, рыжие волосы. Если же исследуется всего один-два волоса, то подробные определения неприменимы.

Цвет волос зависит от нескольких факторов, но главным образом от накопления пигмента в корковом и мозговом веществе волос. Если волос рассматривать с помощью достаточно сильной лупы, то окажется, что цвет его неодинаков. Один оттенок будет наблюдаться у корня волос, а другой у его верхушки.

Способность волос изменять цвет от воздействия химических веществ стала использоваться для искусственного их обесцвечивания и изменения цвета. Обесцвечивание обычно производят с помощью перекиси водорода, а искусственное окрашивание - с помощью хны и других красящих веществ. Подобная возможность обесцвечивания и искусственного окрашивания должна учитываться следователем и предостерегать его от поспешных и неосторожных выводов о цвете волос.

Волосы состоят из трех слоев. Наружный слой, называемый кутикулой, представляет собой как бы кожицу, образованную тонкими клетками, прикрывающими друг друга на манер черепицы. Под кутикулой расположено корковое вещество, состоящее из вытянутых (веретенообразных) клеток, содержащих пигмент в виде зерен различной величины. Центральная часть волоса носит название сердцевины (мозгового вещества). В волосах человека эта часть нередко отсутствует.

Специфическое строение без особого труда позволяет при микроскопическом исследовании сопоставить обнаруженные и взятые у подозреваемого волосы.

После положительного решения о принадлежности волоса подозреваемому человеку, важным этапом исследования является определение, с какой части тела происходит данный волос.

Ответ на этот вопрос дается на основе тщательного изучения формы волос, их длины и толщины, состояния периферических концов, формы поперечных срезов и некоторых других признаков.

Иногда имеет значение, вырван волос или выпал. Это выясняется в результате исследования луковицы и корневой части волоса.

Исследованием решается также вопрос об изменениях, возникающих в результате воздействия на волосы механических или температурных факторов.

Так, например, при ударах тупыми предметами происходит раздавливание и разволокнение волос: при действии высокой температуры - обугливание их и т. д.

Совокупность всех выявленных признаков и дает возможность прийти к научно-обоснованному заключению о сходстве или различии волос.

На выбор преступником способа сокрытия изнасилования оказывает влияние характер связи виновного с жертвой и местом преступления. Содержание и последовательность совершаемых при этом действий определяется личностными данными преступника и обстановкой совершения преступления. Одновременно преступником принимаются меры к уничтожению следов преступления на себе самом: производится чистка, стирка, ремонт одежды, ее замена, замывание следов крови, наложение пудры, грима, повязок на телесные повреждения, полученные в борьбе с жертвой. Орудия, использовавшиеся для причинения телесных повреждений, нередко выбрасываются преступником на месте происшествия или по пути следования от него.

Следы зубов в следственной и судебной практике встречаются сравнительно редко. Это прежде всего объясняется их спецификой.

Следы зубов фиксируются двумя способами: путем фотографирования и путем изготовления слепков, который в преступлениях, сопряженных с изнасилованием, проблематичен. Лучше всего использовать хороший медицинский гипс.

Фотографирование следов производится с применением масштаба. Так как снятие слепка может привести к видоизменению следа, фотографирование во всех случаях должно предшествовать другим операциям. Техника изготовления слепков обычная, но когда при этом имеют дело с живым человеком, требуется проявление не только умения, но и особой осторожности. Если имеется возможность, то изготовление слепка лучше всего поручить эксперту-криминалисту. Однако если такой возможности нет, следователь должен сделать это сам. Исключением из этого является изготовление слепков с зубов живого человека. Заниматься изготовлением их следователю никогда не рекомендуется. Эту задачу он всегда должен поручать врачу-стоматологу или зубному технику.

Как бы удачно ни прошла фиксация следов, в распоряжении следователя и суда всегда окажутся только копии, а не сами следы. Поэтому очень важно, если представляется возможность сохранить следы в натуре.

Особенно трудно сохранять следы на продуктах. В жаркое время года продукты со следами зубов рекомендуется сохранять в холодильнике. Таким холодильником может служить обыкновенный ящик, наполненный льдом. При отсутствии льда продукты можно поместить в чистую стеклянную банку или другой сосуд, который ставится в периодически сменяемую холодную воду. Скоропортящиеся продукты (сыр и пр.) целесообразно хранить в полупроцентном растворе формалина (овощи и фрукты таким образом хранить нельзя).

Решаясь на сохранение предметов со следами зубов, их следует предварительно сфотографировать. Если же надежных условий для хранения нет, то от экспериментирования лучше отказаться.

На разрешение экспертизы по данному виду следов ставится чаще всего один вопрос: не являются ли следы зубов на предмете или теле человека следами зубов определенного человека? Если же экспертиза проводится до появления подозреваемого, то ставится другой вопрос: какие выводы могут быть сделаны по следам зубов об оставившем их человеке?

При наличии возможности предметы со следами зубов должны быть сохранены и представлены на экспертизу вместе со слепками, снятыми с зубов подозреваемого лица. В случаях же, когда предметы со следами в натуре не сохранились, на экспертизу представляются фотографии этих следов и слепки с них.

При пересылке предметов и слепков нужно принять меры, исключающие их порчу и повреждение.

1.4 Характеристика личности преступника, совершившего изнасилование, как важнейший элемент криминалистической характеристики изнасилования

Личность преступника, в юридической литературе, рассматривается как совокупность положительных и отрицательных социальных свойств, присущих индивиду, обуславливающих общественно-опасный характер его поведения и дальнейшее развитие его преступной деятельности.

Криминалистический аспект изучения личности преступника представляет особый интерес, поскольку при расследовании любого преступления необходимо учитывать те свойства и состояния виновного, которые проявились в способе преступления или значимы для индивидуализации наказания.

Важность изучения личности преступника закреплена и на законодательном уровне. В частности, законодатель обязывает следователя полно и всесторонне исследовать личность обвиняемого, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность (ст. 73, 99 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ)).

В настоящее время под личностью преступника понимают совокупность криминологически значимых (социально-демографических, социально-ролевых, социально-психологических) свойств человека, обусловивших совершение им преступления.

Определяя объем изучения личности преступника для целей расследования, присоединимся к мнению Ф.В. Глазырина, который считает, что криминалистическое изучение личности преступника требует учета и оценки: 1) социально-демографических свойств; 2) психологических качеств; 3) биологических особенностей личности.

В криминалистической науке известны следующие элементы поведения преступника, вытекающие друг из друга:

Этап допреступного поведения: возникновение потребности - ее осознание как формирование мотива - оценка возможностей для удовлетворения потребности - выбор объекта преступного посягательства - постановка цели.

Этап преступного поведения: уголовно наказуемое приготовление - реализация цели - причинение (возможность причинения) вреда объекту посягательства.

Поведение преступника после завершения преступного посягательства: включает его действия по сокрытию преступления и воспрепятствованию его раскрытию, а также реализацию возможностей, открывшихся в результате совершения преступления.

Приведенное суждение будем использовать в ходе дальнейшего изучения особенностей характеристики личности преступника, совершившего изнасилование.

При подготовке, совершении и сокрытии изнасилования велика роль личностных качеств преступника - эмоционально-волевой сферы, ценностных ориентаций и т.п.

Важнейшим условием формирования личности насильника в большинстве случаев являются отрицательные семейные условия, к которым обычно относят алкоголизм родителей, скандалы между ними, физические наказания подростков, а также тепличные условия, создаваемые детям в некоторых семьях, отстранение их от любой активной деятельности. Все это приводит к воспитанию вспыльчивости, повышенной возбудимости, несдержанности, неспособности преодолеть жизненные трудности в критической ситуации.

Среди индивидуальных особенностей, потенциально формирующих противоправное поведение, необходимо назвать различные нервно-психические заболевания (отставание в умственном развитии, олигофрения), физические недостатки (дефекты речи, внешняя непривлекательность и т.п.).

Отмечая подобные тенденции в своей диссертации Г.А. Егошина полагает, что в организации борьбы с сексуальными посягательствами определенную роль могли бы сыграть электронные банки данных о лицах мужского и женского пола с отклонениями в сексуальном поведении, которые целесообразно создать при республиканских, областных и краевых психоневрологических диспансерах. Правовой основой создания подобных банков данных мог бы стать ФЗ «О государственной регистрации лиц с отклонениями в сексуальной сфере», подобно ФЗ от 25.06.1998 г. «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ».

Возражая автору этого предложения, считаем, что в настоящее время для его успешной реализации, прежде всего, необходима организация активной работы по выявлению данных лиц. По нашему мнению, в этом может помочь проведение ежегодного качественного медицинского осмотра (на сегодняшний момент он носит формальный характер) на предмет определения состояния как физического, так и психического здоровья учащихся образовательных учреждений и работников предприятий, организаций и учреждений.

В учебной литературе можно встретить научную классификацию типичных портретов насильников. В соответствии с ней выделяются следующие типы: 1) впервые совершившие преступления под влиянием ситуации, однако предыдущее их поведение было далеко не безупречным. Они обладают такими отрицательными наклонностями, как употребление спиртных напитков, наркотиков, курение и т.п.; 2) лица, уже совершавшие различные правонарушения, привлекавшиеся к административной ответственности. Мотив и цель преступления формируется у них под влиянием ситуации. Как правило, преступление совершается ими спонтанно; 3) лица, нравственная деформация которых представляет серьезную опасность для общества, чье поведение носит стойкий антисоциальный характер. В этой категории могут быть и уже судимые (условно осужденные, досрочно освобожденные и т.п.). Они грубы, жестоки, у них практически отсутствует чувство стыда.

Представленный выше анализ специальной литературы свидетельствует о том, что совершение изнасилования предопределяется совокупностью факторов внешней социальной среды и индивидуальными особенностями личности преступника. В связи с этим заслуживает внимания высказывание Ю.М. Антоняна о том, что мотивы совершения конкретного преступления (особенно это касается тяжких насильственных преступлений и, в частности, изнасилований) начинают формироваться достаточно рано, и чтобы понять мотивы поведения человека, нужно знать, какую жизнь он прожил, начиная с детства, когда все внешние воздействия усваиваются наиболее активно. Однако по мнению Е.В. Лялиной исследованию личности виновного со стороны следователей уделяется явно недостаточное внимание. Так, по её данным, основным источником информации о личности подозреваемого являются сведения, полученные от родственников и соседей. Значительно ниже такие показатели относительно получения сведений от друзей, участкового инспектора, коллег. Во многих материалах уголовных дел можно было встретить лишь одну характеристику на обвиняемого, а если он не учился и не работал, то характеристику из нескольких предложений составлял участковый милиционер (по нашим данным, такая ситуация характерна для 20 % расследованных уголовных дел). И, к сожалению, не встретилось ни одного случая возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия в связи с неполнотой собранных сведений о личности обвиняемого, что говорит о формальном подходе практических работников к требованиям п.3. ч.1. ст. 73 УПК РФ.

Д.А. Рогозин, кроме того, с сожалением отмечает, что следователи практически не прибегают и к помощи защитника по вопросам получения информации о преступнике. В то же время предоставленную данным лицом обобщающую справку о насильнике можно было бы использовать для сравнительного анализа со справкой участкового инспектора.

Интересен тот факт, что полученные сведения о личности подозреваемого иногда противоречат друг другу. Так, по делу об изнасиловании несовершеннолетних П. и С. один из обвиняемых, в характеристике, представленной от имени домоуправления и коллектива жильцов дома, где он жил, описывался с положительной стороны. В справке же, выданной милицией, куда обратился следователь, было указано, что он уже несколько раз задерживался и давно состоит в отделении на учете за систематическое хулиганство, пьянки и знакомство с лицами из числа уголовных элементов. В дальнейшем выяснилось, что характеристика была написана его родителями и лишь подписана по их просьбе представителями коллектива жильцов.

Таким образом следует указать на необходимость получения следователем информации о личности преступника из максимально возможного количества источников с целью сбора сведений, объективно соответствующих действительности.

В завершении параграфа подытожим наши рассуждения и перечислим перечень обязательных, на наш взгляд, источников информации о личности преступника: 1) характеристики по месту учебы или работы; 2) характеристика по месту жительства; 3) справка о здоровье; 4) показания соседей, родственников, знакомых и друзей; 6) справка органа внутренних дел.

Считаем, что приведенные нами положения, при их практическом применении, могут послужить основой для подбора эффективных методик исправления и перевоспитания лиц, совершивших изнасилование, тем самым увеличить возможность достижения цели частной превенции, с одной стороны, а с другой, повысить уровень общепрофилактических мероприятий в учреждениях, предприятиях, организациях путем распространения соответствующих рекомендаций.

1.5 Личность потерпевшей по делам об изнасилованиях, виктимологический аспект изнасилования

Одним из проблемных вопросов виктимологической характеристики изнасилований является объем исследования личности потерпевшей. Личность потерпевшей является неотъемлемым элементом криминалистической характеристики любого преступления, в том числе изнасилования.

Необходимость изучения личности потерпевших обусловливается и уголовным законодательством: в ст. 63 УК РФ перечисляются индивидуальные признаки потерпевшего, отягчающие наказание виновного (беременность, малолетний или несовершеннолетний возраст, прежние отношения с виновным, зависимость от него и др.). Поэтому в криминалистическом аспекте изучение личностных особенностей жертвы важно в целях уяснения специфики показаний потерпевшего и для разработки тактики проведения допроса и других следственных действий с его участием.

Среди авторов, занимающихся указанной проблематикой, можно отметить В.С. Бурданову, В.М. Быкова, О.А. Лакаеву, В.В. Тищенко, Е.Е. Центрова и др. В частности, О.А. Лакаевой при изучении данного вопроса справедливо было отмечено, что по уголовным делам с установленной личностью подозреваемого внимание к личности потерпевшего ослабевает. И, наоборот, по уголовным делам с неустановленной личностью подозреваемого интерес к потерпевшему, его связям со стороны следственных органов значительно возрастает, а иногда становится необоснованно пристрастным. Данные факты особо заметны по делам об изнасилованиях. Полагаем, что в целях обеспечения объективности предварительного следствия во всех случаях необходимо учитывать предвидение позиции, поведения и показаний по делу допрашиваемых жертв преступлений.

Каждая категория потерпевших (малолетние, взрослые, умственно отсталые и др.) по-разному реагирует на однотипные ситуации, что обусловливает способ преступного воздействия на личность и характер образования следов насилия.

Статистика по России удручающая, по данным Министерства Внутренних дел заявлений об изнасиловании за 2011 год составляет 5400 жертв, а за 2012 уменьшилось до 4800 пострадавших. Скорее всего, это дезинформированная статистика, по результатам социальных опросов, число жертв варьируется от 30000 - 50000 пострадавших. Умерших в результате изнасилования 5000 человек. Изнасилование женщин занимает первое место среди такого рода преступлений, а вторым изнасилования детей. Статистические данные по опросам, говорят, что изнасилование женщин в России достигло очень высокого уровня по сравнению со статистикой преступлений других стран. Около 24% женского пола за 2012 год подвергалось насилию, а заявило об этом лишь 10%. В Москве по телефонному опросу пострадавшими от изнасилования за 2011 год составляет 3500 жертв, за 2012 примерно 3800. За 2013 год МВД еще не разглашало данные, но опираясь на некоторые источники, цифра пострадавших от полового насилия равна 1500. Учащаются случаи изнасилования детей.

В ходе изучения уголовных дел об изнасилованиях, совершенных группой несовершеннолетних, Е.В. Лялиной было установлено, что возраст потерпевших колеблется и распределяется следующим образом: малолетние - 5 %, несовершеннолетние того же возраста, что и преступники - 85 %, женщины по возрасту старше преступников - 1 %, возраст потерпевших четко не определен и не имеет значения при выборе жертвы - 9 %.

Характеризуя демографические сведения о потерпевших, Ю.В. Кадонцев отмечает, что чаще всего жертвами изнасилований, совершенных молодыми взрослыми (от 18 до 25 лет), становятся их сверстницы. Значительно меньшее число посягательств совершается в отношении несовершеннолетних и взрослых потерпевших.

Этот же ученый провел анализ потерпевших в зависимости от их поведения, предшествующего совершению преступления. По указанному признаку потерпевших можно разделить на следующие группы:

) нейтральные - чаще всего, это жертвы нападения неизвестного лица, поведение которых никак не связано с совершением изнасилования (37,3%);

) легкомысленные - это потерпевшие, знакомые с преступником или легко знакомящиеся с неизвестными людьми, поведение которых нельзя признать развязным или аморальным. Легкомысленные жертвы не осознают грозящей им опасности и находятся в так называемой «рискованной ситуации», или осознают это, но надеются избежать сексуального нападения (30%);

) жертвы с виктимным поведением - это потерпевшие, легко знакомящиеся с неизвестными людьми, проводящие досуг в малоизвестных компаниях, распивающие спиртные напитки. Аморальное поведение этих потерпевших, характеризующееся бестактностью, развязностью, зачастую формирует у преступника «иллюзию доступности» жертвы и обуславливает совершение изнасилования (32,7%).

При исследовании данного вопроса М.И. Могачевым были названы субъективные признаки, обусловливающие поведение потерпевшей до изнасилования. К ним относятся: 1) психологические особенности будущих жертв (легкомысленность, доверчивость, повышенная внушаемость, пассивная подчиняемость, психические аномалии и т.д.); 2) систематические или одномоментные (устойчивые или случайные) поведенческие особенности (неосторожные, непродуманные поступки, связанные с употреблением алкоголя, наркотиков, неразборчивость в половых связях и т.д.). Пожалуй, имеет смысл согласиться с данной авторской позицией, поскольку указанные признаки существенно облегчают преступнику достижение его цели и поэтому могут быть объектом его сознательного поиска и использования в преступном намерении.

Некоторые авторы определяют поведение потерпевших по степени их физической сопротивляемости насильнику, и, более того, «недостаточно активное противодействие проявлениям сексуального намерения» предлагают рассматривать как «безнравственное поведение потерпевшей».

На наш взгляд, подобные оценки, наряду с иными аналогичного характера (например, предложение соотносить степень виновности насильника с наличием у потерпевших прошлого сексуального опыта) безосновательны и не могут быть апробированы. Недопустимо рассматривать в качестве смягчающих вину насильника обстоятельств факты предыдущих сексуальных контактов потерпевших с мужчинами, нахождение женщины в состоянии алкогольного опьянения, а также поведение женщины, воспринимаемое будущим насильником как «флирт» и т.д. Принципиально важно помнить о дистанции между поведением женщины, пусть даже и легкомысленным, и следующим за этим насильственным поведением мужчины.

По нашему мнению, абсолютно справедливо высказывание Ю.М. Антоняна: «Во всех случаях, когда женщина направляет свои усилия на то, чтобы привлечь внимание мужчин, желая интимной близости, можно говорить, если угодно, о «провоцировании» ею мужчины на эту близость, но никак не на изнасилование». Таким образом, значимость данных о поведении потерпевшей до, в момент и после совершения преступления становится очевидной для расследования изнасилований.

По свидетельству К.А. Толпекина, потерпевшие от данного вида посягательства в основном характеризуются положительно, как не склонные к случайным связям: 21,1 % не имели сексуального опыта, лишь 18,8 % имели отрицательную морально-нравственную характеристику.

В процессе изучения личности потерпевших от половых посягательств К.И. Масленниковым были получены аналогичные результаты: из общего количества потерпевших 43 % вели себя негативно, а поведение 57 % никак не способствовало преступнику в совершении преступления. При этом под негативным автор понимает такое поведение, в котором проявились развращенность, нездоровое любопытство, корыстная заинтересованность в получении подарков или денег от преступника, недопустимая доверчивость. Интересно, что, по его наблюдениям, негативное поведение потерпевших характерно в большей степени для малолетних и составляет 67, 3 %.

В.Н. Сидорик дифференцирует поведение потерпевших, предшествовавшее изнасилованию, на следующие разновидности: 1) совместное распитие спиртных напитков - 35 %; 2) «застольные» беседы, переросшие в преступные действия - 15 %; 3) «застольные» беседы, переросшие в развратные действия - 8 %; 4) провоцирующее поведение потерпевших, выражающееся в демонстрации обнаженных участков тела - 22 %.

По мнению Е.П. Ищенко и А.А. Топоркова, «при расследовании изнасилований важно иметь в виду виктимологический аспект, т.е. поведение потерпевшей, которое в ряде случаев провоцирует действия насильника. Это необходимо для уяснения субъективной стороны преступления, поскольку в ряде случаев подозреваемый, ориентируясь на поведение потерпевшей, расценивает ее действия как согласие на вступление в половую связь»2.

Типичными формами виктимного поведения могут быть: нахождение потерпевшей в нетрезвом состоянии на улице или в общественном месте (23,7%); совместное проведение времени с молодыми людьми в так называемой рискованной ситуации (13%); совместное распитие спиртных напитков (19%).

Говоря о виктимологических аспектах изнасилований, важно определить и то, насколько правильно ведет себя жертва в ходе начавшегося нападения, чтобы максимально не допустить вредных для себя последствий. Оказать реальное физическое сопротивление насильнику может лишь незначительная часть потерпевших. Среди возможных способов избежать насилия жертвы предпочитали звать на помощь, пытаться уговорить и обмануть насильника, умоляли пожалеть, пытались убежать.

Ошибочное или несоответствующее поведение жертвы не только не мешает преступникам, но и усиливает их агрессивные тенденции. Жертва может активно сопротивляться тем, кто хочет безропотной покорности, либо наоборот, безропотно выполнять все команды преступников. В этих случаях поведение насильников может проявиться по-разному, начиная от испуга с дальнейшим паническим бегством с места преступления до неоправданно жестокого подавления сопротивления потерпевшей.

В ходе установления механизма совершенного преступления, в том числе поведения потерпевшей в момент посягательства, степени ее сопротивляемости преступным действиям, нельзя сбрасывать со счета влияние таких факторов, как парализация жертвы под воздействием страха, внезапность нападения насильников, а также вероятность ранения или смерти. Проведя сопоставление поведения потерпевшей до и во время совершения преступления, получаем закономерность, выражающуюся в преимущественном большинстве случаев в оказании физического сопротивления в ходе посягательства теми потерпевшими, чье поведение никак не способствовало совершению преступления, и попытках уговорить, упросить, умолить - со стороны потерпевших, поведение которых до совершения преступления было негативным.

Немаловажное значение имеет и изучение личности потерпевшей после совершения преступления. Потеря душевного равновесия у жертвы изнасилования сочетается иной раз и с неуверенностью в способности органов расследования вынести правильное решение, особенно в тех случаях, когда ее поведение было опрометчивым, неосторожным или содержало элементы провоцирующего характера. Постоянное опасение, что в результате разглашения случившегося будет потеряно уважение окружающих, угнетает потерпевшую и на фоне соматических и психических последствий посягательства порождает глубокую эмоциональную напряженность, которая усугубляется острым дефицитом информации о возможностях наиболее приемлемого выхода из создавшегося положения. Психические состояния, образующиеся у потерпевших в ходе предварительного и судебного следствия, динамично связаны с пережитыми ими психическими состояниями в момент преступления и после него, при возбуждении уголовного дела. Бесспорно, что особенно значительное эмоциональное напряжение испытывают потерпевшие при расследовании дел об изнасилованиях, совершенных группой, так как, кроме участия в нескольких допросах, девушке приходится опознавать подозреваемых и обвиняемых, давать показания на очных ставках с ними, выезжать на место происшествия и т.п. В итоге часто оказывается, что с ее участием проводится больше следственных действий, чем с любым из лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

При избрании тактики общения с потерпевшей следователю необходимо учитывать и вероятность совершения недобросовестным защитником противоправных действий по отношению к ней. Например, при производстве очных ставок, иных следственных действий с участием подзащитных, а особенно в ходе судебного рассмотрения дела распространяются заведомо ложные заявления, что потерпевшая ведет распутный образ жизни, грубо спровоцировала подзащитного на совершение преступления либо вообще инсценировала изнасилование. В данном случае позиция адвоката во многом связана с позицией подзащитного, и если последний допускает заведомую клевету, то многие защитники считают своим долгом поддерживать его, игнорируя положения п. 11 ст. 53 УПК РФ об использовании только таких средств и способов защиты, которые не запрещены уголовно-процессуальным законодательством. Особенно часто подобных фактов можно ожидать в случаях, когда защита осуществляется на возмездной основе.

Зависимость от обстоятельств расследования и объективная невозможность в минимально короткий срок избавиться от негативных переживаний вызывают у потерпевшей представление о непреодолимых трудностях сложившейся ситуации, которое и формирует специфическое психическое состояние - фрустрацию. Фрустрация - состояние человека, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения и вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели и решению задачи. С этих позиций можно рассматривать тенденцию отдельных потерпевших и их родственников компенсировать нравственный и физический ущерб, причиненный преступлением, за счет подарков, ценных вещей и денежных сумм, принимаемых от виновных или их родственников. Поэтому иной раз для потерпевшей задержание и наказание преступника представляют отнюдь не лучший выход из создавшегося положения.

Таким образом, приходим к выводу о неоднозначности занимаемой потерпевшими позиции на предварительном следствии, вплоть до оказания противодействия правоохранительным органам, и выделить следующие варианты их поведения: 1) потерпевшая стремится оказать активное содействие в течение всего процесса расследования; 2) потерпевшая в ходе расследования занимает пассивную позицию либо активно противодействует ему; 3) потерпевшая частично или полностью изменяет свою позицию в процессе расследования под влиянием различных обстоятельств.

Подобная дифференциация поведения потерпевшей имеет большое практическое значение, так как позволяет следователю заранее определить свою линию взаимоотношений с этим участником уголовного процесса, наметить тактические способы преодоления ее неблагоприятного поведения.

В связи со сказанным считаем целесообразным, в завершении параграфа, в качестве вывода определить типологию личности потерпевших от изнасилования:

. В зависимости от возраста: а) несовершеннолетние; б) малолетние; в) женщины старше преступников.

. В зависимости от социального поведения: а) девушки, имеющие бесконфликтные, ровные отношения в среде ровесников и родственников; б) девушки, имеющие конфликты с родителями, отрицательное отношение к учебе, общение с людьми асоциальной направленности.

. В зависимости от семейной обстановки: а) девушки, условия жизни и воспитания которых благоприятны для нормального физического, психического и нравственного развития; б) девушки, воспитанные в семье алкоголиков, наркоманов, выросшие в обстановке ссор, скандалов.

. В зависимости от поведения до изнасилования: а) девушки, чье поведение никак не способствовало совершению преступления; б) девушки, поведение которых спровоцировало совершение изнасилования.

. В зависимости от состояния потерпевшей в момент изнасилования: а) девушки, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения; б) девушки, находившиеся в нормальном состоянии; в) девушки, находившиеся в состоянии наркотического опьянения.

. В зависимости от способов оказания сопротивления: а) девушки, оказывающие физическое сопротивление, призывавшие на помощь, предпринимавшие попытки к бегству; б) девушки, предпринимавшие попытки упросить, уговорить нападавших; в) девушки, не оказывавшие сопротивления, погруженные в себя, находившиеся в состоянии фрустрации. В завершении главы можно сделать следующие выводы: Методика расследования изнасилований в качестве основного структурного элемента предполагает криминалистическую характеристику данного преступления.

В криминалистической характеристике половых преступлений особое внимание уделяется способу их совершения и сокрытия. Способ зависит от вида насилия и условий его применения; места и времени; личности преступника и потерпевшего (потерпевшей); совершено деяние одним лицом или группой лиц; от взаимоотношений субъектов преступления и других обстоятельств его совершения.

В формировании способа изнасилования существенную роль играют такие объективные факторы, как время, место и обстановка его совершения.

Криминалистическая характеристика изнасилования включает в себя также сведения о личности преступника. Источниками информации о личности преступника могут быть: 1) характеристики по месту учебы или работы; 2) характеристика по месту жительства; 3) справка о здоровье; 4) показания соседей, родственников, знакомых и друзей; 6) справка органа внутренних дел.

Наконец, неотъемлемым элементом криминалистической характеристики любого преступления, в том числе изнасилования является личность потерпевшей.

Глава II. Возбуждение уголовного дела об изнасиловании, типичные следственные ситуации, выдвижение следственных версий и особенности планирования начала расследования изнасилований

2.1 Возбуждение уголовного дела об изнасиловании, общая характеристика типичных следственных ситуаций

Вопросы о возбуждении уголовного дела об изнасиловании или иных сексуальных действиях зависит от криминалистически значимой информации, имеющейся на первоначальном этапе расследования. Дела об изнасилованиях без отягчающих обстоятельств (ч.1 ст.131 УК РФ) возбуждается по заявлению потерпевшей. При наличии отягчающих обстоятельств поводом для возбуждения уголовного дела может быть заявление родственников потерпевшей, сообщение медицинского учреждения, непосредственное обнаружение признаков преступления следователем или органами дознания и т.д. Однако проведенное обобщение показало, что и в этих случаях поводом и основанием к возбуждению уголовного дела почти всегда также является заявление самой потерпевшей и реже - её родственников .

В указанной стадии уголовного процесса в подобных ситуациях имеется ряд особенностей, обусловленных следующими обстоятельствами:

. Потерпевшая порой не всегда правильно расценивает угрозу как психическое насилие, подчинившую потерпевшую воле насильника. Например, угроза потерпевшей уничтожением её имущества или распространением порочащих её сведений (шантаж) не в любой ситуации можно расценивать как психическое насилие. Угроза применить физическое насилие в будущем также обычно не ставит женщину в безвыходное положение.

. В практике встречаются случаи оговора лиц, известных заявительнице (по мотивам оправдания беременности, вымогательства, принуждения женитьбы, мести и др.).

. Потерпевшие подают заявления об изнасиловании под давлением других лиц (близких, родных, приятельниц и др.), а затем меняют своё решение и даже иногда начинают противодействовать расследованию и др .

Поэтому при приеме заявлений об изнасилованиях нужно разъяснять заявительницам, что возбужденное дело в дальнейшем вне зависимости от их желания прекращено не будет (поскольку относится к делам частнопубличного обвинения).

При принятии решения о возбуждении уголовного дела об изнасиловании необходимо тщательно разобраться в том, насколько содержание заявления соответствует действительности. При этом может быть проведена предварительная проверка с целью получения дополнительных данных (от родственников, близких, подруг заявительницы; истребование необходимых документов из медицинских учреждений). Она включает и осмотр места происшествия (с целью выявления и фиксации следов, которые могут исчезнуть). Однако эта проверка должна быть предельно краткой. Если же содержание заявления и другие данные свидетельствуют о факте изнасилования, уголовное дело должно быть возбуждено сразу и немедленно начато активное расследование .

На сегодняшний день проблемы теории следственных ситуаций были объектами исследования А.Н. Васильева, И.А. Возгрина, Т.С. Волчецкой и др. По мнению В.И. Комисарова, следственная ситуация может быть определена как учение о динамической системе взаимосвязанных элементов (условия, обстоятельства, характер информации, объекты и взаимоотношения участников предварительного следствия и др.), необходимо влияющих на создание и реализацию определенных групп приемов производства следственных действий. Автор отмечает, что допустимо и другое понимание следственной ситуации, которое должно отражать фактическую деятельность следователя. В таком случае ситуацию можно определить как сумму сведений об обстановке, условиях предстоящего производства процессуального действия, о характере информации, отношениях участников предварительного следствия между собой и к предстоящему допросу, обыску.

Переходя к характеристике следственных ситуаций, возникающих при расследовании преступного деяния, являющегося предметом нашего исследования, заметим, что их классификация в науке проводится по различным основаниям.

Наиболее часто в криминалистической литературе встречаются две типичные ситуации: 1) потерпевшая знакома с насильником;
2) преступление совершено лицом, незнакомым с потерпевшей. Это положение можно встретить в трудах В.П. Бахина, Р.С. Белкина, В.С. Бурдановой, И.М. Лузгина, З.И. Митрохиной, А.Г. Филиппова. Исследования, проведенные М.И. Могачевым, конкретизируют первую ситуацию на следующие: а) потерпевшая и насильник знакомы достаточно долго; б) знакомы поверхностно, случайно; в) познакомились в день изнасилования.
Е.П. Ищенко и А.А. Топорков, также считают, что по данной категории дел возможны две типичные следственные ситуации:

) потерпевшая (потерпевший) знает насильника и в своем заявлении называет его;

) потерпевшая (потерпевший) сообщает о факте насилия, но точных сведений о личности виновного указать не может.

Рассматривая типичные криминальные ситуации как совокупность обстоятельств, известных на момент обнаружения общественно-опасного деяния, Ю.В. Кадонцев также выделяет две такие ситуации: 1) поступило сообщение об изнасиловании, совершенном известным потерпевшей молодым взрослым (45,7%); 2) потерпевшая заявляет о совершении изнасилования неизвестным ей лицом или познакомившимся непосредственно перед совершением посягательства (54,3 %).

Типичная криминальная ситуация при обнаружении общественно-опасного деяния дает возможность сразу же получить ориентирующую информацию для распознавания характера совершенного преступления, и с учетом этого проводить проверочные и неотложные следственные действия.

Однако затем Ю.В. Кадонцев уточняет свою точку зрения и предлагает следующую классификацию типичных следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования: 1) изнасилование совершено известным потерпевшей лицом; 2) изнасилование совершено незнакомым потерпевшей лицом; 3) изнасилование совершено лицом, познакомившимся с потерпевшей незадолго до совершения изнасилования.

Интересна, на наш взгляд, позиция Е.Е. Центрова, который кроме обозначенных ранее, указывает еще на одну типичную ситуацию: насильник задержан при совершении преступления либо непосредственно сразу же после него.

Мы бы поставили под сомнение включение данной ситуации в классификацию по фактору знакомства насильника и жертвы, поскольку возможно задержание преступника как ранее знакомого, так и незнакомого потерпевшей, тогда как разграничение типичных ситуаций в рамках одной классификации предопределяет их четкое отличие друг от друга направлением и планом расследования.

Л.В. Пономарева определяет 6 оснований для классификации следственных ситуаций по делам об изнасиловании. Перечислим их.

По источнику исходной информации: а) задержание подозреваемого по «горячим следам»; б) получение информации об изнасиловании от потерпевшей (или ее родственников); в) сообщение из больницы, куда была доставлена потерпевшая; г) обнаружение изнасилования работниками милиции при проверке материла о других преступлениях.

По объему и содержанию информации: а) в сообщении о преступлении имеется достаточно информации о месте, времени и других обстоятельствах изнасилования; б) в сообщении о преступлении отсутствуют сведения о личности виновного и отдельных обстоятельствах насилия.

По субъектам преступления:

а) получены данные о совершении насилия одним лицом;

б) в сообщении о преступлении указывается об изнасиловании потерпевшей группой лиц;

в) изнасилование совершено подростком(ми);

г) изнасилование совершено взрослым субъектом;

д) преступление совершено группой лиц, куда входили взрослые, несовершеннолетние и даже малолетние, женщины;

По количеству и возрасту потерпевших: а) имеется сообщение о преступлении в отношении одной женщины; б) нападению и изнасилованию подверглись несколько женщин; в) потерпевшими от преступления являются: малолетние, взрослые, несовершеннолетние или престарелые женщины, женщины-инвалиды.

По характеру сообщаемой первичной информации и условиям (времени) ее получения: а) информация об изнасиловании поступила по истечении длительного времени с момента совершения акта насилия; б) в сообщении о преступлении имеется минимальный объем сведений о личности нападавшего и обстоятельствах совершения изнасилования.

Особый вид следственных ситуаций возникает при расследовании приостановленных уголовных дел, уголовных дел, возвращаемых судом для дополнительного расследования, а также необоснованно прекращенных уголовных дел.

Из анализа вышепредставленной классификации Л.В. Пономаревой мы заключаем, что она основывается на элементах криминалистической характеристики изнасилований и позволяет разграничить особенности процесса расследования изнасилований от иных преступлений. Вместе с тем, считаем необходимым указать, что данная классификация не лишена недостатков, среди которых мы бы выделили объединение нескольких характерных признаков деяния в качестве одного основания классификации.

В частности, количество, возраст, пол лиц, совершивших преступление, - в третьей группе ситуаций; количество и возраст потерпевших - в четвертой группе. Нам же представляется, что каждый из названных признаков имеет важное значение как для криминалистической характеристики конкретного преступления, так и для определения направления и организации процесса расследования. Обращаем внимание и на то, что можно было продолжить деление следственных ситуаций этой категории преступлений по иным группам, связанным с элементами криминалистической характеристики преступления, однако, по нашему мнению, такие признаки, как количество, возраст потерпевших и преступников, а также их половая принадлежность, которые отмечались автором ранее, являются основаниями для классификации ситуаций криминальных, а не криминалистических. Следовательно, несмотря на то, что, на сегодняшний день классификация следственных ситуаций по делам об изнасиловании Л.В. Пономаревой наиболее полно охватывает все признаки рассматриваемого преступления, она подвергается некоторой корректировке в теории криминалистики.

В заключение параграфа отметим, что выделение и оценка следственных ситуаций необходимы не только для того, чтобы правильнее сориентироваться во всем многообразии фактического положения на определенный момент следственной деятельности, но и чтобы скорректировать план расследования, принять наиболее верные следственные решения, свести к минимуму ошибочные и неоправданно рискованные действия и, наконец, выдвинуть наиболее обоснованные следственные версии.

2.2 Типичные следственные версии по делам об изнасилованиях

Выдвижение общих и частных версий при расследовании дела об изнасиловании, должно учитывать складывающуюся следственную ситуацию.

Следственные версии выдвигаются в целях уяснения общих направлений расследования и определения конкретных путей поиска, собирания и исследования информации по делу. Исходя из этого, мы считаем правильным суждение Р.С. Белкина: «Версии выдвигаются по всем делам, ибо пока не завершено расследование (соответственно - судебное разбирательство), мнение следователя (суда) об исследуемом событии всегда носит характер предположения, требующего подтверждения».

По замечанию А.М. Ларина, общим для всех теоретических концепций указанных авторов является то, что все они в разных аспектах верно отражают ту или иную сторону сложного явления, которое представляет собой версия. Следственную версию он определяет следующим образом: «это строящаяся в целях установления объективной истины по делу интегральная идея, образ, несущий функции модели исследуемых обстоятельств, созданный воображением (фантазией), содержащий предположительную оценку наличных данных, служащий объяснением этих данных и выраженный в форме гипотезы». Поддерживая позицию
А.М. Ларина, обобщившего различные дефиниции следственной версии, отметим лишь чрезмерную объемность предложенного им определения.
Следственные версии конструируются с учетом взаимосвязей элементов состава преступления. Так, способ совершения преступления объединяется в версии с предположением о его субъекте, которое, в свою очередь, неизбежно связывается с предположением о мотиве преступления; версии о способе совершения преступления строятся с учетом обстоятельств, свидетельствующих о личности преступника, и т.д.

Многие авторы утверждают, что по делам об изнасиловании «центральным вопросом, по крайней мере всей первой стадии расследования, при бесспорности факта изнасилования явится вопрос о личности преступника, на установление которого и будут направлены главные усилия следователя». Действительно, можно согласиться с данным высказыванием, но подобное возможно лишь в ситуации, когда предполагаемый насильник (насильники) неизвестен и в силу этого факт изнасилования является бесспорным. Однако нельзя забывать о том, что возможна иная ситуация, при которой предполагаемый насильник (насильники) известен либо уже на первоначальном этапе расследования, либо его личность была установлена позже. И тогда, в результате допросов задержанных лиц, факт совершенного изнасилования может быть подвергнут сомнению. В таких случаях, если своевременно не были приняты меры к исследованию события преступления, доводы заподозренного о том, что, например, имело место добровольное половое сношение, проверить оказывается трудно, а подчас и невозможно.

Главный тезис, который мы пытаемся вывести из сказанного, заключается в следующем положении: на первоначальном этапе расследования изнасилований необходимо в равной степени осуществлять выдвижение следственных версий о личности преступника и обо всех обстоятельствах происшедшего. При этом работа по проверке одной из этих версий не может быть превалирующей по отношению к другой, в противном случае это может привести к существенным потерям доказательственной информации по расследованию уголовного дела в целом.

Мы бы выделили следующие типичные версии, возникающие при проверке заявлений об изнасилованиях: изнасилование имело место при тех обстоятельствах и тем лицом, на которые указывает потерпевшая; имело место добровольное половое сношение, но заявительница воспользовалась происшедшей ситуацией для оговора сексуального партнера и инсценировки насилия; полового сношения не было, заявление является ложным, а обстановка происшедшего инсценированной; изнасилование имело место при других обстоятельствах, иным лицом, нежели тем, о котором сообщено в заявлении; имело место добровольное половое сношение, но заявительница добросовестно заблуждается в оценке происшедшего.

Одним из важнейших оснований выдвижения версий является исходная информация о криминальном событии, его участниках, способах совершения деяния и противодействия установлению истины. К примеру, в целях установления личности преступника необходимо получить следующие сведения: 1) об особенностях отражения события преступления в окружающей среде; 2) о характере взаимосвязей между изменениями, возникающими в результате отражения (следы и предметы, оставленные насильниками на месте преступления, предметы, находившиеся у них в руках); 3) о признаках, характеризующих лиц, совершивших преступление, а также другие элементы события преступления (внешний вид преступников, характер их действий до, в момент и после совершения преступления).

При выдвижении следственных версий существенным компонентом, по справедливому мнению В.В. Вандышева, являются сведения о взаимосвязях личностных, поведенческих и других характеристик жертвы и преступника.

Таким образом, содержание версий по делу об изнасиловании, равно как и методика расследования, определяются, прежде всего, тем, известны насильники потерпевшей или нет.

Если насильники неизвестны потерпевшей, то намечается проверка лиц, судимых за половые преступления, проверка их алиби, установление примет и характеристик, изучение приостановленных в данном и близлежащих районах дел об изнасилованиях, сопоставление обстановки и способов совершения преступления.

Ю.В. Кадонцев пишет: «Особое внимание следует уделить выдвижению версий о лице, совершившем изнасилование, в ситуации, когда посягательство совершено неизвестным потерпевшей молодым взрослым. Именно в этих случаях, по его мнению, необходимо использование выявленных корреляционных связей элементов типовой криминалистической характеристики изнасилований, совершенных молодыми взрослыми. Например, версию о наличии у преступника судимости целесообразно выдвинуть в том случае, если в отношении потерпевшей, кроме изнасилования, совершен грабеж. Другими данными, указывающими на совершение изнасилования ранее судимым, являются использование преступником жаргона, наличие татуировок и т.д. При наличии указанных сведений целесообразно выдвинуть версию о том, что насильник ранее был судим за кражу, грабеж или хулиганство, в связи с чем истребовать такие дела по нераскрытым преступлениям».

В тех случаях, когда установлены приметы насильников, важно выявить свидетелей, знающих преступников или хотя бы видевших их.

Проверка версии о виновности лиц, неизвестных заявительнице, сводится в основном к установлению их пребывания на месте преступления.

Весьма существенна для проверки виновности данных лиц возможность их опознания потерпевшей. Предъявление подозреваемого для опознания в таких случаях безусловно необходимо. Исключением явятся те обстоятельства, когда потерпевшая или свидетель уже ранее узнавали кого-либо из подозреваемых либо участвуя в патрулировании, либо при случайной встрече, в результате чего он и был задержан. В подобных случаях между подозреваемым и потерпевшей после их допроса следует проводить очную ставку без предварительного предъявления для опознания. Как отмечается в криминалистической литературе, хорошие результаты дает сопоставление показаний подозреваемого и потерпевшей на месте преступления.

Для проверки данного круга версий характерно проведение таких организационных мероприятий, как: проверка по способу совершения противоправного деяния с целью выявления аналогичных преступлений, оставшихся нераскрытыми; проверка по учетам следов биологического происхождения с мест нераскрытых преступлений; направление ориентировок, запросов в органы внутренних дел различных регионов.

Если насильники или кто-либо из них известен потерпевшей, то наряду с версией обвинения, выдвинутой в ее заявлении, должна быть проанализирована и другая версия: половое сношение было добровольным или полового акта вообще не было.

Если подозреваемый - знакомый потерпевшей заявляет, что половое сношение с ней было добровольным, чаще всего он ссылается на наличие между ними интимных отношений. Такие показания проверяются выемкой и осмотром переписки, дневников, фотоснимков и т.п., а также допросом лиц, хорошо знающих обоих на протяжении длительного времени.

В изученной нами литературе отражен приблизительный круг вопросов, подлежащий выяснению при проверке оправдательной версии конкретного подозреваемого, причастного к совершению изнасилования.

В следственной практике встречаются нередко факты оговора, поэтому выяснение, не оговаривает ли заявительница (заявитель) мнимого насильника, - важная задача следователя.

О возможности оговора могут свидетельствовать:

а) подача заявления в правоохранительные органы спустя продолжительное время после произошедшего либо под давлением родственников или знакомых;

б) незначительная вероятность изнасилования или насильственных действий сексуального характера при изложенных обстоятельствах;

в) внутренние противоречия в показаниях заявительницы (заявителя);

г) признаки психических отклонений у заявительницы (заявителя);

д) убедительность доводов подозреваемого (подозреваемой), отрицающего такие действия;

е) положительная характеристика подозреваемого, подтверждающая малую вероятность совершения преступного посягательства.

Проверяя возможность оговора, нужно обратить внимание на вероятные мотивы. Они могут быть самыми разнообразными:

) обострение отношений заявительницы с сожителем в силу таких причин, как отказ от вступления в брак, измена, оскорбление, ревность и др.;

) боязнь женщины (юноши) осуждения со стороны окружающих лиц за внебрачную связь;

) прямой шантаж с целью вынудить мнимого насильника к уплате денег или совершению иных действий в пользу заявителя. Выяснить эти обстоятельства можно в ходе детального допроса заявительницы (заявителя) и подозреваемого (подозреваемой.

При допросе свидетелей из их окружения следует в первую очередь выяснить характер их отношений до вступления в половую связь и сразу после этого. Если встречи продолжались и их видели вместе после мнимого насилия дружески беседующими, заявление становится весьма сомнительным.

Подробно выясняются обстоятельства, свидетельствующие и о неприязненных отношениях подозреваемого с родственниками заявительницы (заявителя) либо их родственников между собой, другие факты, дающие основания усомниться в совершении сексуального насилия. Одним из тактических средств оказания положительного воздействия на лжеца служит очная ставка.

Полагаем, что, исследуя обстоятельства, при которых стало известно об изнасиловании, и, сопоставляя результаты изучения с данными о месте, времени совершения полового сношения с особенностями личности заявительницы, нередко удается собрать ценные улики и понять мотивы оговора. В частности, здесь нужно учитывать, что основанием для выдвижения версии об оговоре потерпевшей того или иного подозреваемого могут быть такие факты, как малая вероятность изнасилования в названном заявительницей месте и времени; противоречия между показаниями заявительницы и материалами уголовного дела; подача заявления об изнасиловании по понуждению или уговору лиц, близких потерпевшей, либо подача заявления спустя длительное время после изнасилования (но здесь нужно учитывать, что в случае изнасилования несовершеннолетней, в связи с тем, что такие потерпевшие зачастую подолгу скрывают от близких факт изнасилования, последнее обстоятельство не всегда применимо для выдвижения версии об оговоре); неправдивость показаний заявительницы о второстепенных обстоятельствах дела; признаки психической неполноценности потерпевшей, ставящие под сомнение ее способность правильно воспринимать обстоятельства происшедшего и давать о них показания; заученность и внутренняя противоречивость ее показаний.

Дальнейшая конкретизация версий осуществляется в зависимости от оценки полученной доказательственной и ориентирующей информации.

Определенной спецификой обладает выдвижение общих и частных следственных версий по делам об изнасилованиях малолетних. А.В. Иванов относит к ним следующие: изнасилование совершено лицом, ранее судимым за аналогичные преступления; изнасилование совершено лицом, страдающим алкоголизмом или наркоманией; изнасилование совершено лицом, проживающим в данном микрорайоне; изнасилование совершено лицом, состоящим на учете у психиатра; изнасилование совершено учащимся школы, ПУ, лицея, находящихся в районе проживания потерпевшей, изнасилование совершено спортсменом, изнасилование совершено представителем определенной профессии и др. Одновременно приводятся факты, на основании которых могут быть выдвинуты данные версии. Например, о совершении изнасилования малолетней ранее судимым лицом свидетельствуют: дерзость, жестокость преступника; наличие у него соответствующих татуировок, употребление жаргонного сленга; наличие на половом органе вживленных инородных тел и т.п.

Завершая анализ типичных следственных ситуаций и версий, характерных для изнасилований, в завершении параграфа мы предлагаем следующее:

Использовать программы организации расследования изнасилований в различных следственных ситуациях.

В целях объективного расследования данного деяния необходимо одновременно выдвигать версии о личности вероятных преступников и обстоятельствах происшедшего.

При проверке следственных версий, выдвинутых по делам об изнасилованиях обязательно проводить комплекс следственных действий, в который с необходимостью включаются: осмотр места преступления, экспертиза одежды каждого участника изнасилования, а также обыск по месту его жительства в целях выяснения роли в совершении изнасилования.

Обобщая результаты рассмотрения вопросов, поднятых во второй главе работы, отметим, что выделение и оценка следственных ситуаций необходимы, в первую очередь для корректировки плана расследования, принятия наиболее верных следственных решений, свести к минимуму ошибочные и неоправданно рискованные действия и, наконец, выдвинуть наиболее обоснованные следственные версии.

Параграф о версиях размыт, нет конкретики

Нужно дорабатывать

Глава III. Особенности производства отдельных следственных действий в процессе расследования изнасилований

3.1 Особенности производства следственного осмотра

Поскольку основными вопросами, которые позволят правильно квалифицировать преступление и могут подтвердить или опровергнуть выдвинутые по делу версии, являются вопросы о факте полового сношения с потерпевшей и о примененном к ней насилии, а также о факте пребывания потерпевшей и подозреваемого в определенное время в указанном ею месте, целесообразно в первую очередь осуществить мероприятия, позволяющие выяснить эти вопросы.

Особое значение для построения версий имеет непосредственное ознакомление следователя с обстановкой преступления в ходе осмотра места происшествия и личное исследование вещественных доказательств. Осмотр места происшествия в юридической литературе характеризуется как неотложное следственное действие.

По данным проведенных Ю.В. Кадонцевым исследований, осмотр места происшествия по делам об изнасилованиях, совершенных молодыми взрослыми (от 18 до 25 лет), проводился в 70,7% случаев. В ходе осмотра места происшествия удавалось обнаружить следы преступления в 62% случаев. Тем не менее, на первоначальном этапе расследования осмотр места происшествия часто не проводится, что является одной из основных причин приостановления и прекращения уголовных дел об изнасилованиях, вынесения по ним оправдательных приговоров.

С.А. Гунарев, анализируя дела об изнасилованиях, с сожалением констатирует, что в 3% случаев осмотр производился в течение дня. с момента поступления заявления, по 17% и 23% уголовных дел в течение 1 и 2 суток, в течение недели осмотр был произведен по 43% дел, в 9% случаев осмотр не производился вовсе.

Обратимся к процедуре осмотра места происшествия по делам об изнасилованиях. Существенное значение при осмотре имеют обнаруженные вещи, принадлежащие подозреваемому: расчески, брелоки, зажигалки, перочинные ножи, перчатки, головные уборы, пуговицы, частицы одежды и т.п.; следы биологического происхождения - кровь, слюна, сперма и другие выделения организма человека, отразившиеся в объектах материальной обстановки; большое значение имеют следы пальцев рук в тех случаях, когда преступники и жертва вместе распивали спиртные напитки. Следы рук могут быть обнаружены на поверхности стола, на спинке стула, на бутылках и стаканах.

С.А. Гунарев отмечает, что расположение следов биологического происхождения при совершении изнасилования имеет разнообразный характер, но при этом он выделяет семь участков наиболее вероятного нахождения и концентрации данных следов:

участок непосредственных преступных действий (причинение повреждений, осуществление полового акта.)

предметы, обстановки, которые изменили свое положение;

тела живых участников события преступления; их одежда, вещи и их местонахождение (например, квартира преступника);

участок подхода преступника;

участок ожидания (засады);

участок отхода преступника.

Поэтому, рассматривая место происшествия; как некое пространство, имеющее условные границы, следователь со специалистом-биологом должны выделить эти конкретные участки, на которых преступник мог с наибольшей вероятностью оставить биологические следы.

К участию в осмотре места происшествия желательно привлечь специалиста, который может оказать следователю квалифицированную помощь в отыскании, фиксации, описании, изъятии, упаковке и транспортировке материальных следов изнасилования.

Помощь следователю могут оказать специалисты в области медицины, педагогики и психологии и др.

С.А. Гунарев настаивает на обязательном участии в следственно-оперативной группе при осмотре места происшествия специалиста-биолога. Объясняет это он тем, что отсутствие специалиста-биолога приводит к тому, что следователь тратит свое время на проведение дополнительного или повторного осмотра. Данное обстоятельство сильно влияет на качество и результативность проведения осмотра места происшествия.

Что касается специалистов в области педагогики и психологии, то особенно целесообразно их привлекать, особенно, если в деле фигурирует несовершеннолетний.

Более того, согласимся с Е.В. Лялиной, которая полагает, что следователю без соответствующих познаний в области педагогики и психологии в равной степени затруднительно допрашивать несовершеннолетних лиц в возрасте как до, так и после 16 лет.

Таким образом, она верно предлагает дополнить ст. 168 УПК РФ можно следующим образом: «В подготовке к следственным действиям с участием несовершеннолетнего либо лица, достигшего совершеннолетия, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие специалиста в области педагогики и психологии обязательно. Следователь обязан привлечь к участию в следственных действиях с несовершеннолетними потерпевшими и свидетелями специалиста в области педагогики или подростковой психологии при наличии ходатайства несовершеннолетнего либо его законного представителя».

На наш взгляд, предложенные нами изменения и дополнения в УПК РФ помогут лицам, производящим расследование уголовных дел с участием несовершеннолетних, более обоснованно принимать процессуальные решения, а также конкретизировать задачи, стоящие перед конкретным следственным действием, и способы их достижения.

Полагаем, что осмотр целесообразно проводить с участием потерпевшей, которая может помочь следователю разобраться в обстановке места происшествия, обратит его внимание на отдельные обстоятельства, даст соответствующее объяснение, укажет пути подхода и ухода подозреваемых, расположение отдельных предметов и следов.

Если осмотр места происшествия решено провести в отсутствии потерпевшей, то это возможно сразу же после поступления заявления или сообщения об изнасиловании. Однако в дальнейшем следует повторно осмотреть место происшествия с участием потерпевшей, поскольку это способствует уточнению обстоятельств преступления, дополнению сведений о них, отысканию следов преступления.

В ходе осмотра может быть получена информация о социально-психологических качествах, привычках преступника. О пристрастии к курению, употреблению спиртных напитков, например, можно судить по оставленным на месте происшествия окуркам, посуде из-под вино-водочных изделий.

Все вышеизложенное говорит о том, что производство осмотра места происшествия - важное средство эффективной проверки всех выдвигаемых следствием версий. Вместе с тем, как показывают материалы изученной нами следственной практики, он проводится не всегда. Последствия такой ошибки следователя могут быть продемонстрированы следующим примером: в обвинительном заключении по уголовному делу в отношении гр. Б., 1988 г.р., и гр. К., 1987 г.р., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 п. «б», «в» ст. 132, ч. 2 п. «б», «в» ст. 131 УК РФ, в качестве доказательств были перечислены лишь свидетельские показания и заключение судебно-медицинской экспертизы, а осмотр места происшествия не производился, в результате чего была утрачена доказательственная информация и впоследствии это было отмечено судом при вынесении оправдательного приговора.

Кроме того, при изучении уголовных дел нами замечено, что названное следственное действие зачастую производится достаточно бегло и поверхностно фиксируется в протоколе.

А.В. Иванов анализируя основные недостатки, допускаемые при производстве осмотра, отмечает: в протоколах осмотра места происшествия нередко отсутствовали указания на время и место их проведения, не были отражены погодные условия, не указывались данные экспертов и т.д.

Таким образом осмотр места происшествия является неотложным следственным действием, неправильное производство которого может повлечь за собой приостановления и прекращения уголовных дел об изнасилованиях, вынесения по ним оправдательных приговоров. Промедление с проведением осмотра места происшествия приведет к изменению обстановки и утрате вещественных доказательств. При производстве осмотра считаем целесообразным привлечение для производства данного следственного действия потерпевшей, а также специалистов в области судебной медицины, биолога, а при необходимости педагогики и психологии и др.

В результате насильственных действий на теле потерпевшей и преступника обычно остаются различные следы: кровоподтеки, ссадины, сперма, кровь, грязь с места происшествия и т. д.

Эти следы обнаруживают и фиксируют путем освидетельствования потерпевшей и лица, подозреваемого в совершении изнасилования. Освидетельствованием подозреваемого можно установить также наличие или отсутствие у него особых примет (татуировка, протез и т. д.).

Обнаруженные при освидетельствовании следы крови, спермы и каких-либо загрязнений рекомендуется снимать с тела при помощи слегка увлажненных матерчатых тампонов либо срезать с волосяного покрова. Из-под ногтей подозреваемого для исследования берут соскобы.

Результаты освидетельствования фиксируются в протоколе и масштабной фотосъемкой.

Одежда, в которой находились в момент изнасилования потерпевшая и преступник, имеет важное доказательственное значение и потому должна быть немедленно изъята и осмотрена.

На одежде потерпевшей могут быть обнаружены сперма, кровь, волосы преступника, а также различные причиненные преступником повреждения.

При осмотре одежды подозреваемого могут быть обнаружены кровь потерпевшей, выделения из ее полового органа, частицы грунта и растительности с места происшествия, а также различные повреждения, отсутствие пуговиц и т. д. Особое внимание следует обращать на обследование трусов или кальсон, гульфика брюк и таких мест одежды, на которые преступники обычно не обращают внимание: пальто и пиджака,, карманы, манжеты, ранты обуви и т. д.

Одежда с пятнами, похожими на кровь, сперму и другие выделения, направляется на экспертизу.

3.2 Особенности производства допроса потерпевшей

Согласно части 3 статьи 20 УПК РФ, дела об изнасиловании относятся к делам частно-публичного обвинения. Возбуждение уголовного дела возможно только при наличии заявления потерпевшей.

Допрос потерпевшей является первым следственным действием, от его качества зависит успех всего расследования. При расследовании изнасилования результаты допроса потерпевшей почти всегда служит основным отправным моментом для дальнейшего расследования по делу. Результаты допроса позволяют наметить, какие следует проводить следственные действия, в какой последовательности, на что обращать внимание при их проведении. Допрос потерпевшей является источником сведений, важных не только для розыска преступника, но и для поверки показаний самой потерпевшей (в случае оговора).

Допрос потерпевших по делам об изнасиловании имеет некоторые отличия (в зависимости от типичных следственных ситуаций). К примеру, допрос потерпевшей, изнасилованной знакомым лицом отличается по кругу вопросов от допроса потерпевшей, изнасилованной незнакомым лицом. Поскольку допрос потерпевшей по делам об изнасиловании касается интимных обстоятельств ее жизни, в криминалистической литературе существует рекомендация - поручать такие допросы следователю-женщине либо следователю, который значительно старше потерпевшей по возрасту. Однако такая возможность зачастую отсутствует. В любом случае, кто бы ни проводил допрос, нужно проявлять максимальную тактичность при постановке вопросов, выборе формулировок и выражений. Иногда целесообразно дать возможность потерпевшей написать показания собственноручно, а затем задать уточняющие и конкретизирующие вопросы. Допрос всегда должен быть максимально подробным. Потерпевшей нужно разъяснить, что содержание ее показаний будет известно лишь весьма узкому кругу лиц и, в частности, что судебное заседание будет закрытым.

Следует иметь ввиду и другое обстоятельство - сейчас большинство следователей и дознавателей работают в кабинете не по одному, а по два-три человека. При наличии такого скопления людей в кабинете потерпевшая может замкнуться и при допросе не будет откровенной. Поэтому целесообразно проводить допрос в кабинете, в котором кроме следователя и потерпевшей никого не будет.

Приступая к допросу, нужно разъяснить потерпевшей, что уголовное дело может быть возбуждено только с ее согласия, но в дальнейшем по ее просьбе прекращено не будет. Это заставит потерпевшую еще раз обдумать последствия своей жалобы и окончательно решить вопрос о привлечении виновного к ответственности. Если она все обдумала и вполне сознает последствия своей жалобы, нужно немедленно приступить к допросу.

Первым делом, необходимо проверить личность потерпевшей. Бывали случаи, когда женщины называли себя вымышленными именами и фамилиями, впоследствии это приводило к прекращению уголовного дела.

К патрульному экипажу милиции подошла женщина, назвавшаяся Зайцевой, которая сообщила, что она только что на лестничной площадке одного из домов подверглась изнасилованию со стороны двух неизветсных лиц. Полицейские вместе с заявительницей отправились к месту происшествия и задержали вблизи него неких Романова и Фадеева. При допросе Зайцева документов, удостоверяющих личность, не предъявила, заявив, что они находятся дома.

Работник дознания поверил ей, возбудил уголовное дело и приступил к расследованию. Через несколько дней, когда нужно было провести очную ставку между потерпевшей и задержанными, оперативный работник выслал Зайцевой повестку, но вместо нее явилась совсем другая женщина, которая никакого отношения к делу не имела. После выяснилось, что потерпевшая находилась в городе без определенного места жительства и занятий и была объявлена в розыск. Боясь ареста, она при допросе выдала себя за свою подругу. Уголовное дело было прекращено, Романов и Фадеев освобождены.

После того, как личность потерпевшей установлена, ее следует предупредить об ответственности за заведомо ложный донос по статье 306 УК РФ.

Рассказ потерпевшей об обстоятельствах изнасилования в силу перенесенной моральной травмы не всегда носит строго последовательный характер. Она сбивается, перескакивает с одного обстоятельства на другое, оставляет без внимания отдельные моменты. Чтобы получить полное представление о событии преступления, целесообразно вести допрос в форме беседы. Это позволит по ходу допроса задавать потерпевшей уточняющие вопросы. Только после того, как будут выяснены все обстоятельства преступления, можно составлять протокол.

Иногда при допросе допрашивающий предлагает потерпевшей рассказать все подробно, а сам начинает по ходу рассказа вести протокол. Это ошибка. При таком допросе потерпевшая свой рассказ старается замедлить до такой степени, чтобы его можно было записать. Она стремится к более сжатым формулировкам, называет только факты, которые, по ее мнению, являются наиболее существенными. К тому же, если предварительно не выслушать потерпевшую с начала и до конца, а записывать показания в том виде и в той последовательности, как она говорит, в последующем может возникнуть необходимость в постановке большого количества уточняющих вопросов. При таком допросе, также, нельзя следить за поведением потерпевшей. Нельзя увидеть, действительно ли она находится в тяжелом моральном состоянии или это состояние создает искусственно.

Допрос в виде беседы не всегда может найти применение. Если потерпевшая все рассказывает последовательно, не возникает к ней никаких дополнительных вопросов, то нужно после ее рассказа все зафиксировать, а лишь потом задавать вопросы, если таковые будут. Также потерпевшая при желании может собственноручно изложить все обстоятельства преступления, некоторым это бывает легче сделать, чем рассказать все вслух.

Вопросы нужно формулировать по-возможности кратко и конкретно. Их должно быть столько, сколько необходимо для всестороннего изучения обстоятельств дела, включая мелкие детали. Поскольку вопросы касаются интимной стороны жизни человека, то они должны быть тактичны,. Чтобы потерпевшая не думала, что вопросы задаются только из личного любопытства, ей следует разъяснить, что хотя ей отвечать на них неприятно, но для органов расследования это очень важно, так как без этого нельзя правильно квалифицировать действия преступника и вести успешное расследование по делу.

При допросе потерпевшей следует выяснить:

) Относительно заявления, сделанного потерпевшей:

если потерпевшая не сразу обратилась с заявлением об изнасиловании, то почему;

) Относительно обстоятельств расследуемого события:

когда, где произошло изнасилование;

каким образом потерпевшая оказалась на месте, где она подверглась изнасилованию;

в чем выразилось физическое насилие или угроза, была ли она реализована, каким образом;

совершил ли он половой акт, если нет, то почему не реализовал свое намерение.

) Относительно состояния и поведения потерпевшей:

ее отношение к вступлению в половую связь;

оказывала ли потерпевшая сопротивление, если да, то какое;

могли ли на теле насильника возникнуть в результате сопротивления следы, какие именно и где;

какие телесные повреждения причинил потерпевшей насильник;

повреждена ли ее одежда, были ли на ней следы крови или иные, где эта одежда и в каком она состоянии;

обращалась ли потерпевшая в лечебное учреждение, когда, где, к кому;

состояние ее здоровья во время изнасилования (болезнь, опьянение, наличие менструации, беременность, после абортный период).

) Относительно личности насильника:

знает ли потерпевшая насильника, если нет, то не встречала ли его ранее и если да, то когда, где, при каких обстоятельствах; не знает ли его знакомых;

его приметы;

не исходил ли от него определенный запах: бензина, краски, табака, собаки и т.д.

) Относительно поведения насильника до, во время и после изнасилования:

как оказался там преступник, откуда он пришел или приехал, его приметы, вид транспорта, номерной знак;

был ли насильник один или с группой лиц, их приметы, участие в изнасиловании, содержание разговора;

что он делал после совершения полового акта, как вел себя с потерпевшей;

) Относительно возможных источников дополнительной информации:

рассказывала ли она и кому именно об изнасиловании;

кто может что-либо знать о расследуемом событии.

Когда преступник известен потерпевшей, то кроме указанных обстоятельств, допрос сосредоточивается на выяснении взаимоотношений с подозреваемым. Устанавливается следующее:

данные о насильнике (фамилия, имя, отчество, возраст, место работы и жительства, семейное положение);

с какого времени знает его потерпевшая, встречалась ли до этого, где, когда, по какому поводу, в чьем присутствии, была ли эта встреча случайной или преднамеренной, если преднамеренной, то с какой целью;

есть ли свидетели, которые могут подтвердить факт совместной встречи накануне изнасилования;

была ли между потерпевшим и обвиняемым переписка, если да, может ли она показать ее органам следствия;

имела ли потерпевшая ранее половую связь, в том числе с подозреваемым;

как вел себя подозреваемый после полового акта, не искал ли он примирения;

что стала предпринимать потерпевшая после изнасилования, куда пошла, кому рассказывала.

Если потерпевшая неохотно дает показания, нужно выяснить причины этого. Причин может быть много - простая стыдливость, волнение, влияние насильника или его окружения (угрозы мести, подкуп, обещание жениться), либо влияние родных потерпевшей, не желающих огласки. Поэтому обязательно нужно задать потерпевшей вопрос - не встречалась ли она после подачи заявления с насильником, его родными, друзьями, не пытались ли они повлиять на нее.

При групповом изнасиловании потерпевшая может не знать преступников, а может и знать одного или нескольких из них. При допросе нужно учитывать, что неоднократные половые акты с несколькими лицами, сопровождаемые грубостью и издевательствами приводят потерпевшую в такое состояние, что она теряет всякое самообладание и не всегда может запомнить все обстоятельства случившегося. Моральная травма, ощущение позора, стыдливость делают потерпевшую неразговорчивой, рассказ ее об обстоятельствах дела бывает менее связанным и последовательным. Все это должно при допросе обязательно учитываться.

Большая сложность возникает при установлении роли каждого преступника в изнасиловании. При наличии неблагоприятных условий (темное время суток - видимость плохая), потерпевшая далеко не всегда может отличить действия одного преступника от действий других преступников («все били, все насиловали»). Установление роли преступников целесообразно производить следующим образом:

) Выясняется, кто из участников группы был самым активным (первым подошел, больше проявлял грубость, угрожал/избивал, первым насиловал)

) Выясняется, кто из участников был наиболее пассивен и не было ли таких, кто вообще не принимал участия в изнасиловании

) Выясняется, какие действия совершали остальные участники преступления.

Это позволяет потерпевшей конкретнее и лучше вспомнить событие преступления. Особенности тактики допроса несовершеннолетних потерпевших по делам об изнасиловании.

Согласно статье 20 УПК РФ, изнасилование несовершеннолетней и малолетней относится к делам публичного обвинения. Эти преступления предусмотрены пунктом «д» части 2 и пунктом «в» части 3 статьи 131 УК РФ. Допрос несовершеннолетних потерпевших имеет свою специфику, которую необходимо осветить.

Целесообразно начинать работу с получения объяснения от

несовершеннолетней пострадавшей и ее законного представителя, если они пришли вместе. Такая беседа имеет особое значение по данной категории дел и позволяет решить несколько задач:

определить, имеются ли в событиях, описанных пострадавшей, признаки преступления, и если имеются, то какого (изнасилование, насильственные действия сексуального характера);

достаточны ли основания для возбуждения уголовного дела по заявлению пострадавшей, ее законного представителя или требуется предварительная проверка ее объяснений;

составить первое впечатление о потерпевшей и ее законном представителе (им чаще всего выступает мать несовершеннолетней);

установить с ними психологический контакт, без которого впоследствии нельзя качественно провести расследование;

сформировать представление о взаимоотношениях матери и дочери, что является немаловажным для построения правильной тактической линии поведения следователя в ходе предварительного следствия;

выяснить отношение законного представителя и несовершеннолетней к преступным событиям. Следователю важно знать, что лежит в основе принятия решения об обращении с заявлением в правоохранительные органы. Если, например, только желание таким образом заставить виновное лицо жениться на дочери или получить материальную компенсацию, то есть опасность, что после возбуждения уголовного дела, получив желаемое, потерпевшая и ее законный представитель будут настаивать на прекращении уголовного дела и станут менять свои показания. Такая ситуация (на практике часто встречающаяся) неблагоприятно скажется на всем процессе расследования.

Законным представителем по делу чаще всего становится мать несовершеннолетней потерпевшей. Обычно она является лицом, которому потерпевшая рассказала о совершенном в отношении нее преступлении.

Следователю необходимо, чтобы законный представитель несовершеннолетней потерпевшей был в ходе предварительного следствия его союзником и придерживался единой позиции с ней. С другой стороны, следует убедить мать в необходимости допроса дочери в ее отсутствие. Такое решение необходимо, так как нет уверенности, что пострадавшая будет откровенной при матери и расскажет следователю обо всех подробностях совершенного над ней насилия, об отношениях, сложившихся в кругу ее сверстников. К сожалению, очень часто матери не имеют со своими дочерьми открытых, доверительных отношений. Часто складывается такая ситуация, что когда с девочкой случается беда, она пытается утаить ее от матери, боясь, что та в первую очередь осудит ее саму. В отношении отца чаще всего складывается ситуация, когда дочь убеждена, что услышит от него ругань, оскорбления и, кроме этого, он обязательно обвинит жену в неправильном воспитании дочери. Возможно, отец даже применит к пострадавшей телесные наказания, что несовершеннолетней воспринимается как самое сильное оскорбление. Таким образом, чаще всего пострадавшая обращается в правоохранительные органы с заявлением об изнасиловании потому и тогда, когда об этом случайно становится известно матери. И рассчитывать на откровенные показания в присутствии матери не приходится.

Сам допрос нужно начинать не с вопросов, касающихся непосредственно изнасилования, а с отвлеченных тем: семьи, школы, подружек, свободном времени после школы. Это делает потерпевшую более раскрепощенной, она привыкает к допрашивающему.

В городскую прокуратуру поступило заявление от ученицы 9 класса Светы К. об изнасиловании ее неизвестным молодым человеком. Перед тем, как приступить к допросу, следователь решил провести с ней предварительную беседу, выяснить, что собой представляет потерпевшая. Когда девушка вошла в кабинет, следователь сразу обратил внимание на ее скованность и скромное поведение. Он завел разговор об учебе, о ее увлечениях. Выяснилось, что Света увлекается рисованием. Тогда следователь предложил ей нарисовать что-нибудь на листе бумаги. Девочка выполнила его просьбу, следователь похвалил работу, так как она действительно была хорошей. После этого Света, уже не стесняясь, подробно рассказала следователю о событии преступления.

Другое дело - допрос малолетней потерпевшей. Если изнасилована малолетняя, то нужно иметь ввиду, что девочка не всегда сознает значение того преступления, которое было совершено. Она может сознавать, что с ней поступили плохо, но в чем это плохое выражается, она еще может не понимать.

По своему психическому развитию малолетняя девочка еще очень связана со своей матерью. Она пока больше склонна доверять ей, чем постороннему человеку, каким в данном случае для нее выступает следователь. Да и само изнасилование, совершенное в отношении малолетней девочки, воспринимается матерью как горе, постигшее не только дочь, но и ее лично, независимо от поведения дочери и ее личных качеств. И в этом случае более доверительная и откровенная беседа с ней может получиться в присутствии матери. Именно мать своей поддержкой и благосклонным отношением к следователю поможет малолетней дочери говорить откровенно, не скрывая подробностей.

Ко всем сложностям допроса несовершеннолетней и малолетней потерпевшей следует добавить также еще и детскую фантазию, которая проявляется во время изложения обстоятельств дела.

Допрос взрослой потерпевшей почти всегда начинается с предложения рассказать об обстоятельствах изнасилования. При допросе несовершеннолетней такой прием не всегда подходит. Девочки бывают настолько застенчивыми и им так неприятно говорить об обстоятельствах изнасилования, что они не могут связно построить свой рассказ. В таких случаях можно вести допрос в форме вопросов и ответов. При постановке вопросов следует быть осторожным, вопросы не должны подсказывать ответ. Например, если спросить «не был ли преступник моего роста», то потерпевшая может подумать, что следователю уже известен преступник и она даст утвердительный ответ, что может не соответствовать реальности. Вопросы должны быть максимально краткими и не должны содержать слова, трудные для понимания допрашиваемой.

Наибольшая осторожность должна быть проявлена при выяснении обстоятельств, связанных с совершением полового акта. Попытка заставить девочку дать показания во всех деталях ничего, кроме моральной травмы для нее, не принесет. Потерпевшая в силу своей неопытности и неосведомленности в половых вопросах просто не даст четкого ответа (особенно при допросе малолетней потерпевшей).

При допросе не следует игнорировать того, что девочки иногда заявляют об изнасиловании по принуждению взрослых. Поэтому, если допрашиваемая проявляет недетское знание из области половой жизни, ведет такие рассуждения, которые несвойственны ее возрасту, следует быть особенно бдительным, так как не исключена возможность, что она передает дословно тот рассказ, который был сочинен взрослыми.

Таким образом, неосведомленность в половой сфере, несвоевременность подачи заявления, внушаемость, склонность к фантазированию делают допрос несовершеннолетней и малолетней потерпевшей очень сложным и ответственным делом.

3.2 Особенности производства допроса свидетелей, очевидцев

Свидетелей-очевидцев по делам данной категории удается установить довольно редко. Однако важные для расследования показания могут дать лица, проживающие поблизости от места происшествия (соседи по квартире, по лестничной площадке), прибежавшие на помощь потерпевшей или участвовавшие в задержании подозреваемого. Допрос этих лиц должен быть произведен незамедлительно.

При допросе выясняется, что именно свидетели видели и слышали (в частности, как выглядела потерпевшая непосредственно после события, просила ли о помощи, что говорила); если свидетель принимал участие в задержании подозреваемого - как вел себя подозреваемый после задержания, как объяснял происшедшее, что говорил; если насильник скрылся - в каком направлении, каковы его приметы, как он одет, сможет ли свидетель его опознать и т.д.

Допрос свидетелей. В качестве свидетелей по делам об изнасилованиях допрашиваются очевидцы преступления, родственники, знакомые и сослуживцы потерпевшего потерпевшей, подозреваемого и другие лица.

Основная цель допроса очевидцев - получение от них подробной информации об обстоятельствах совершенного преступления и приметах преступника. Выясняется, в силу каких причин очевидец оказался на месте происшествия, количество и приметы преступников, их имена или клички, наличие у них оружия или иных предметов, использовавшихся в качестве таково го, действия каждого из них, поведение жертвы, характер оказываемого жертвой сопротивления, действия виновных лиц после совершения преступления и другие вопросы. Задача допроса лиц, первыми обнаруживших преступление, установление событий, происходивших на месте происшествия с момента обнаружения случившегося до приезда следственно-оперативной группы, а также уточнение деталей обстановки места происшествия до начала его осмотра. Входе допроса указанных лиц выясняется, при каких обстоятельствах они оказались на месте происшествия, как ими была обнаружена жертва преступления, кто находился в тот момент около нее или вблизи места происшествия, в каком направлении скрылось это лицо и как оно выглядело, в каком состоянии находилась жертва преступления, могла ли говорить и если могла, то что говорила. В отношении обнаруженного трупа выясняется его поза, обстановка вокруг него, устанавливается, приближался ли свидетель к трупу, изменял ли его позу, отлучался ли с места происшествия до приезда работников милиции и кто в это время оставался около потерпевшего. Допросы родных и близких жертвы преступления преследуют цель выяснить ее личность, характеристику, взаимоотношения с родственниками, знакомыми, сослуживцами, в том числе и с подозреваемым, если они были ранее знакомы, круг связей и знакомств, образ жизни, что им известно о случившемся и из каких источников.

Свидетели из числа знакомых, соседей и сослуживцев подозреваемого и потерпевшего потерпевшей допрашиваются, как правило, по вопросам, связанным с личностью виновного и его жертвы, а также для выяснения отдельных обстоятельств преступления (например, об обстоятельствах изготовления подозреваемым холодного оружия по месту работы). При допросе родственников подозреваемого помимо перечисленных выше вопросов выясняется его поведение до и после совершения преступления. Допрос потерпевшей. Подобный допрос желательно проводить наедине следователем одного пола с потерпевшей, либо следователем другого пола, но значительно старшим ее по возрасту. В ходе допроса потерпевшей обычно задаются вопросы, направленные на выяснение:

Событий, предшествовавших преступлению (ее занятия в день совершения преступления, когда, в каком месте и при каких обстоятельствах произошла встреча с преступником, в силу каких причин и каким образом она оказалась на месте происшествия, во что была в тот день одета, каково было ее физическое состояние и т. п.);

Обстоятельств совершенного преступления (какие конкретно насильственные действия и в какой момент совершил преступник, какие угрозы и в какой форме высказывал, как они ею воспринимались и почему, какое сопротивление было оказано преступнику, звала ли она на помощь и если не звала, то по какой причине, и т. п.);

Событий, последовавших за совершением преступления (угрожал ли ей преступник в случае ее обращения в правоохранительные органы, пытался ли задобрить каким-либо образом либо немедля скрылся с места происшествия, сразу ли она обратилась в следственные органы, приводила ли себя в порядок, стирала ли одежду, рассказывала ли кому-нибудь о случившемся, встречалась ли с кем-либо из знакомых непосредственно после совершения над нею насилия и т.п.);

Фактов, способствующих установлению личности преступника (признаки его внешности, особые приметы, его одежда и находившиеся при нем вещи, характерные привычки, содержание разговоров с упоминанием каких-либо имен, местности, населенных пунктов, организаций и т. п.).

В связи с конкретными обстоятельствами преступления круг вопросов, подлежащих выяснению, может быть расширен. Так, в случаях, когда потерпевшая и преступник ранее были знакомы между собой, подробно выясняется характер отношений, период знакомства, наличие в прошлом близости. При обращении потерпевшей в следственные органы спустя определенное время после совершения насилия выясняются причины этого.

3.3 Особенности производства допроса обвиняемого

Гораздо более сложным нам представляться допрос обвиняемого нежели потерпевшей, в связи с этим обращение к психологии обвиняемого представляться необходимым элементом допроса.

Так, давно замечено, что человек, совершивший тяжкое преступление, испытывает сильное психологическое напряжение. Стремление скрыть причастность к преступлению, необходимость маскироваться, чтобы выглядеть спокойным, приводит к усилению торможения в клетках коры головного мозга. После этого начинает преобладать процесс возбуждения. Оно становится все более устойчивым, а потом и постоянным. Безусловно, преступник испытывает острое желание снизить напряженность, снять с себя бремя тайны преступления, посоветоваться, как быть дальше, какую линию поведения избрать, просто выговориться хотя бы и постороннему человеку. Выявление таких состояний, «поддержание» указанных процессов на допросе, проведенном в строгих рамках правовых и этических норм, способствуют получению правдивых показаний, скорейшему раскрытию преступлений.

В юридической психологии выделяют допрос в конфликтной и бесконфликтной ситуациях. На предварительном следствии допрос обвиняемого нередко проходит в условиях конфликтной ситуации. Причины конфликта возникают из принудительного характера общения, так как обвиняемый понимает, что каждый проведенный следователем допрос приводит к изобличению в совершении преступления, но не считает возможным отказаться от дачи показаний, не может избежать общения со следователем. Обвиняемый понимает сложность своего положения, в котором уже находится и зачастую результатом деятельности следователя становится избрание меры пресечения, изменение привычного образа жизни, чему способствуют и нравственные переживания, лишение возможности общаться с близкими и т.д. Следователь в ходе допроса стремится установить истину, будучи наделен значительными властными полномочиями, а обвиняемый старается скрыть истину, но обязан подчиняться требованиям закона. Данный конфликт не должен носить личностного характера, взаимоотношения надо строить в строгом соответствии с нормами уголовного судопроизводства и морали. При допросе необходим индивидуально-психологический подход к обвиняемому.

В сложной ситуации следователю нужно знать все основные социальные роли, которые исполнял допрашиваемый в жизни, и научиться направлять допрашиваемого к занятию такой ролевой позиции, которая бы наиболее соответствовала ситуации данного допроса. Для следователя далеко не безразлично, какую из всего арсенала ролей будет играть допрашиваемый. Например, изучая личность обвиняемого, следователь установил, что юноша увлекается радиотехникой. Будучи сам страстным любителем радиотехники, следователь достиг полного психологического контакта, заговорив с допрашиваемым на любимую тему. По другому делу обвиняемый, отказавшийся давать показания, стал разговаривать со следователем после того, как узнал, что в период Великой Отечественной войны он и следователь сражались на одном фронте.

Исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам, т.е. к социально положительным ролевым позициям данной личности. Этически и тактически недопустимо, чтобы следователь для установления контакта с допрашиваемым использовал отрицательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их. Возникновение в ходе допроса психологической общности показывает обвиняемому, что его допрашивает компетентный, внимательный и чуткий человек, и является первой ступенькой перестройки допрашиваемого в социально правильном направлении.

Отношение обвиняемого к совершенному преступлению, предъявленному обвинению, возможному наказанию зависит от мотивов, которыми обвиняемый руководствуется в период расследования уголовного дела. Изучению и анализу должны подвергаться не только мотивы, обусловленные ситуацией расследования, но и сформировавшаяся в течение жизни обвиняемого направленность личности, нравственно-этические представления, сохраняющие и в условиях расследования свою мотивирующую роль.

Выше мы уже рассмотрели конфликтные ситуации допроса. Кратко остановимся на бесконфликтных ситуациях допроса, которые характеризуются признанием объективно установленных фактов готовностью давать правдивые показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной откровенности обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый, чистосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее преуменьшению. Поэтому подготовка к допросу даже в бесконфликтной ситуации в некоторых случаях должна включать элементы основанного на знании психологии обвиняемого прогнозирования ошибок. Учет таких особенностей обвиняемого, как завышения самооценка, некритичность к собственной личности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины.

На практике мнимая бесконфликтность ситуации допроса часто возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению. Наиболее типичными мотивами самооговора является стремление избавить от наказания действительного виновника (под влиянием родственных или дружеских чувств). Либо продиктовано определенными групповыми интересами, или же достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находится в какой-либо зависимости от них.

Допускаемое со стороны обвиняемого ложное признание может быть продиктовано его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое преступление. Таким путем он рассчитывает усыпить бдительность, создать себе алиби по другому делу либо доказать наличие обстоятельств, смягчающих или исключающих его ответственность и т.п. Полный вымысел сравнительно легко опровергается. Детализация и последующая проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного события неминуемо ведут к разоблачению лжи. Если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведения по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении него следователь вправе применить метод изобличения. Изобличать допрашиваемого в сокрытии каких-либо фактов или заведомой лжи - значит опровергнуть его утверждения, показать их несостоятельность, несоответствие установленным по делу фактам. Достигается это путем предъявления доказательств, вскрытия противоречий, использования логической аргументации.

Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого невозможно перечислить. Важно только отметить, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т.д.

На допросе подозреваемый может вести себя по-разному. Чаще всего он на первом допросе отрицает факт полового сношения с заявительницей, а если и признает его, то утверждает, что оно имело место по добровольному согласию. В отдельных случаях он утверждает, что находился с заявительницей длительное время в половой связи, а иногда вообще отрицает факт близкого знакомства с ней, а если не отрицает знакомства, то заявляет, что в указанное время находился в другом месте и с ней не встречался.

Целесообразно допрос начинать с выяснения характера его взаимоотношений с потерпевшей, после чего задаются вопросы по существу заявления потерпевшей.

Допрос может проходить в бесконфликтной и конфликтной обстановке. В первом случае подозреваемый, как правило, признает факт изнасилования и ему предлагается самому рассказать о случившемся. А именно: о месте, времени и обстоятельствах изнасилования, о характере примененного им насилия, о характере оказанного ему сопротивления; если имело место покушение на изнасилование, то выясняется, какие обстоятельства помешали довести подозреваемому до конца свои действия и был ли самостоятельным отказ от совершаемых им действий, если да, то в силу каких причин.

Если подозреваемый утверждает, что половое сношение между ним и заявительницей имело место, но по добровольному согласию, то выясняется характер их взаимоотношений, кто может подтвердить и чем он объясняет подачу заявления потерпевшей.

Во всех других случаях, когда подозреваемый отрицает факт изнасилования, следователь должен выяснить их взаимоотношения и причины, в силу которых, по мнению подозреваемого, потерпевшая стремится оклеветать его. А также обстоятельства, свидетельствующие о добровольности полового сношения или пребывании подозреваемого в другом месте в момент, когда заявительница была, по ее словам, изнасилована.

Далее необходимо выяснить, в какой одежде и обуви подозреваемый был на месте происшествия, не производил ли он стирки, чистки или починки указанных вещей и где они находятся. Затем производится выемка данных вещей, других предметов и документов, имеющих значение для расследования по делу из квартиры подозреваемого. В случае противодействия производится обыск для обнаружения указанных предметов.

После проведения допроса подозреваемого следует провести освидетельствование с целью обнаружения на нем телесных повреждений, следов крови, волос потерпевшей и т. д. по правилам обнаружения, фиксирования и изъятия необходимых следов и других доказательств, описанных выше.

Изъятые одежда и обувь направляются на судебно-медицинскую и другие экспертизы.

Подозреваемый немедленно после допроса и освидетельствования, если у него будут обнаружены телесные повреждения, направляется на судебно-медицинскую экспертизу.

3.5 Особенности проведения обыска при расследовании изнасилования

Для успешного проведения обыска по делам об изнасиловании особое значение имеет объективная информация о разыскиваемых предметах, вещах, одежде и т. д. Обнаружение их позволяет судить о пребывании подозреваемого на месте происшествия. Успех обыска во многом зависит от получения информации о личности подозреваемого. Так, если преступник известен, то сведения о нем следователь получает от пострадавшей и из иных источников, а если нет - то в ходе осмотра места происшествия, из показаний пострадавшей и свидетелей о наличии у него определенных признаков, по которым можно сделать вероятное суждение о личности преступника. К ним относятся признаки, дающие возможность предполагать, местный он житель или нет, определенные навыки, признаки психического расстройства и т. п. В первую очередь надо искать предметы, вещи, которые принадлежат преступнику и о которых пострадавшая сообщила на допросе, одежду и нательное белье подозреваемого, в которой он был на месте происшествия.

Обыск по месту жительства имеет двоякое значение: во-первых, обнаружение и изъятие вещественных доказательств и, во-вторых, получение данных о личности подозреваемого, которые используются следователем для иных следственных действий. Важное значение имеют при этом тактические приемы. Например, если преступник проживает в коммунальной квартире, необходимо в первую очередь проверить места общего пользования для того, чтобы соседи не смогли уничтожить или перепрятать отыскиваемую одежду, белье и т. п. Для поиска вещественных доказательств следует осмотреть комнату, туалет, ванную и другие помещения. При обыске нужно обращать внимание не только на грязную, но и на стираную одежду или белье.

Объектами обыска может являться и оружие, если изнасилование было совершено с применением такового. Кроме того, объектом может быть переписка между подозреваемым и пострадавшей или между ними и их друзьями и родственниками.

Также при обыске нужно обратить на вещи потерпевшей, записная книжка с адресами и телефонами, фиксирующая связи подозреваемого и позволяющая проверить версию о предшествующем знакомстве с потерпевшей, одежда, в которой, по утверждению потерпевшей, был преступник и т.д. В время обыска необходимо наблюдать за поведением обыскиваемого; обращать внимание на общую обстановку в квартире, наличие признаков, указывающих на частые выпивки и т.п., что позволит собрать некоторые данные относительно личности подозреваемого, условий его жизни. Представляется, что нельзя ограничивать обыск только комнатой подозреваемого, поскольку предметы, имеющие отношение к расследуемому уголовному делу, могут быть спрятаны среди вещей других членов семьи. В случае если обыск производится в общежитии (это возможно, когда обвиняемыми являются учащиеся техникумов, училищ, иных учебных заведений), надлежит обыскивать лишь объекты, имеющие непосредственное отношение к их личности, то есть их шкафы, тумбочку, кровать и т.д., а также места общего пользования. Во избежание ненужного любопытства со стороны лиц, проживающих в общежитии, обыск лучше производить, когда большинство из проживающих находятся на учебе или работе.

Одной из наиболее очевидных задач данного следственного действия является своевременное обнаружение и изъятие белья, одежды и обуви подозреваемого, надетых на нем в день преступления, не допуская, чтобы он их скрыл, повредил или уничтожил. Необходимость решения этой задачи становится еще более очевидной в случае, если обыскиваемый отрицает свое присутствие на месте преступления. В ходе обыска с участием понятых производится тщательный осмотр изъятой одежды и обуви. Найденные на одежде подозреваемого следы позволяют решить важные для следствия вопросы: а) о пребывании его на месте происшествия; б) о половом сношении вообще или с потерпевшей в частности и в) об оказанном сопротивлении. Поэтому нельзя не согласиться с мнением Г.Н. Мудьюгина и Ю.А. Шубина, которые утверждают, что обыск у подозреваемого следует производить даже в тех случаях, когда виновность его в достаточной степени подтверждена собранными по делу доказательствами и он первоначально не отрицает факта изнасилования. В первом случае это позволит изобличить обыскиваемого в совершении другого аналогичного преступления, а во втором - получить решающие вещественные доказательства, несмотря на отказ подозреваемого либо потерпевшей от ранее данных показаний.

Мы убеждены, что проведение обыска в кратчайшие сроки обязательно при расследовании изнасилований, в том числе для выяснения роли соучастников преступления. При этом, разделяя точку зрения Е.А. Егорышевой, полагаем, что в целях исключения возможности уничтожения каких-либо объектов обыск необходимо производить одновременно у всех подозреваемых, принявших участие в совершении изнасилования.

На заключительной стадии обыска необходимо изъять и надлежащим образом упаковать обнаруженные вещественные доказательства. Одежда складывается так, чтобы пятна спермы, крови были внутри. Затем каждый предмет, вещь упаковывается в отдельный полиэтиленовый пакет или завертывается в белую бумагу. Обнаруженные волосы помещаются в отдельные чистые белые пакеты или стеклянные пробирки с пробками, а в протоколе указывается, на какой части одежды, белья и т. п. они обнаружены. Упаковка должна иметь необходимые реквизиты, быть опечатана и подписана следователем и понятыми в ходе следственного действия, при котором изымают вещь. Нарушение правил упаковки может привести к отрицательным последствиям.

3.6 Особенности назначения и проведения экспертизы

По делам о половых преступлениях, как правило, назначаются и проводятся следующие экспертизы:

а) судебно-медицинская;

б) судебно-психиатрическая;

в) судебно-биологическая;

г) криминалистическая (трасологическая, баллистическая, холодного оружия и др.);

д) судебно-химическая;

е) экспертиза веществ и материалов.

Следы преступления, оставляемые при совершении изнасилования, требуют полного их исследования и идентификации по ним личности преступника и жертвы. Поэтому, одной из значимых идентификационных судебных экспертиз является судебно-генетическая экспертиза.

Обязательным в целях установления факта полового сношения является производство судебно-медицинской экспертизы потерпевшей и подозреваемых, а также изъятой у них одежды.

При назначении судебно-медицинской экспертизы потерпевшей перед экспертом ставятся следующие вопросы:

) нарушена ли девственная плева у потерпевшей и какова давность нарушения;

) могло ли иметь место нарушение девственной плевы без полового сношения;

) имела ли потерпевшая в недавнем прошлом половое сношение; если да - когда именно;

) нет ли во влагалище или на теле потерпевшей спермы; если да - какова группа спермы;

) какие телесные повреждения имеются у потерпевшей, каковы их характер, давность, расположение, степень тяжести; характерны ли эти повреждения для насильственного полового сношения;

) не заражена ли потерпевшая венерической болезнью; если да - какова давность заражения;

) нет ли у потерпевшей признаков беременности, если есть - какова давность беременности.

Если на одежде потерпевшей и на других объектах удается обнаружить следы, которые могут представлять собой выделения организма насильника, назначается судебно-биологическая экспертиза вещественных доказательств . На ее разрешение ставятся, в частности, такие вопросы:

) имеются ли на представленных эксперту предметах следы крови (слюны, спермы); если да - к какой группе они относятся;

) каково региональное происхождение исследуемой крови (к какой области тела она относится);

) принадлежат ли волосы человеку или животному; если человеку-к какой части тела они относятся;

) человеку какого пола принадлежат волосы;

) выпали они или вырваны и т.д.

При назначении трасологической экспертизы ставятся вопросы о том, не оставлены ли на месте происшествия следы:

) обуви подозреваемого или потерпевшей;

) зубов на теле одного из участников события - зубами другого участника;

) пальцев на поверхностях различных объектов (предметов обстановки комнаты, дамской сумочки) - пальцами конкретного лица.

С помощью судебно-почвоведческой экспертизы устанавливается, в частности, не принадлежат ли частицы почвы (грязи) на обуви одного или обоих участников события конкретному участку местности.

На разрешение судебной экспертизы веществ, материалов и изделий чаще всего ставятся такие вопросы:

) имеются ли на одежде подозреваемого волокна-наслоения от одежды потерпевшей и наоборот;

) имел ли место контакт одежды подозреваемого с одеждой потерпевшей.

Положительные ответы на эти вопросы нередко позволяют опровергнуть утверждение подозреваемого о том, что он «не прикасался» к потерпевшей, и имеют важное доказательственное значение.

Предметом психологической экспертизы является не установление достоверности показаний обвиняемых, подсудимых, свидетелей и потерпевших, а выяснение возможности допрашиваемого лица в силу индивидуальных особенностей протекания психических процессов адекватно воспринять, сохранить в памяти и воспроизвести сведения о фактах, подлежащих доказыванию.

Как мы уже отмечали в предыдущих главах, одним из признаков изнасилования, предусмотренного законом, является использование преступником беспомощного состояния потерпевшей. Следственной практике известно немало случаев, когда в действиях потерпевшей не было явных признаков сопротивления, потерпевшая вела себя пассивно. В подобного рода ситуациях и назначается судебно-психологическая экспертиза.

Поздно вечером на улице Н., находившийся в нетрезвом состоянии, встретил 15-летнюю И., достал из кармана нож и угрожая им, заставил ее следовать за собой По дороге, когда появлялись встречные прохожие, Н. вновь доставал нож и угрожал потерпевшей убийством, если она попробует позвать на помощь. Обвиняемый привел И. к себе домой, где находились его отец и мать. Он пригрозил И., что любая попытка с ее стороны обратиться к ним «кончится для нее плохо». Он провел И. в свою комнату, усадил на диван, пошел на кухню, приготовил чай и напоил им потерпевшую. Только после этого он совершил с И. насильственный половой акт. И. в течение нескольких часов находилась в доме обвиняемого, никакого активного сопротивления ему не оказывала, за помощью не обращалась. Следователь назначил судебно-психологическую экспертизу, поставив на ее разрешение следующий вопрос: «Учитывая индивидуально-психологические особенности И., эмоциональное состояние во время совершения с ней указанных действий, содержание сложившейся ситуации, могла ли она оказать сопротивление обвиняемому?» В распоряжение эксперта-психолога были предоставлены материалы уголовного дела, содержащие, в частности, показания родителей, учителей, школьных подруг потерпевшей, характеристики. Он также беседовал с ее родителями, учителями. В экспертном заключении говорилось, что сложившуюся ситуацию несовершеннолетняя потерпевшая воспринимала как реальную угрозу для своей жизни. Недостаток жизненного опыта, несложившийся характер, пассивность, ослабленность волевых процессов, недостаточно развитые самостоятельность и активность мышления, состояние очень сильного испуга и растерянности - все это еще более усугубляло для потерпевшей сложившуюся ситуацию, делало для нее невозможным активное сопротивление. С учетом индивидуально-психологических особенностей И., ее эмоционального состояния во время совершаемых с нею действий и сложившейся ситуации она не могла оказать сопротивления.

В постановлении о судебно-психологической экспертизе по делам об изнасилованиях обычно ставятся следующие вопросы: способность потерпевшей понимать характер и значение совершаемых с нею действий, способность оказывать сопротивление; психологический механизм сексуального общения, приводящего к изнасилованию. Эксперт-психолог выявляет устойчивость виктимной деформации личности потерпевшей, особенности ее ценностно-личностных ориентации и установок.

Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в следственной и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много дополнительных требований: он должен знать процессуальный закон в части проведения процедуры экспертного исследования, специфические условия предварительного следствия и судебного разбирательства.

Результаты судебно-психологической экспертизы оформляются в виде письменного заключения.

Судебно-психиатрическая экспертиза назначается для определения психического состояния подозреваемых, в отношении которых у следствия возникло сомнение в их психической полноценности. Основные вопросы, решаемые данной экспертизой: страдает ли данное лицо психическим заболеванием и каким именно; не находилось ли оно во временно болезненном состоянии в период совершения преступления; мог ли подозреваемый отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими при совершении расследуемого события; не является ли он в настоящее время душевнобольным; не нуждается ли в применении мер медицинского характера, и если да, то каких именно.

Полагаем, что для совершенствования системы информирования о достижениях в области назначения судебной экспертизы и повышения результативности практической деятельности по расследованию преступлений подобного рода необходимы: организация систематического изучения и распространения передового опыта экспертной работы, координация планирования и разработки новых экспертных методик по линии экспертных учреждений Министерства внутренних дел и Министерства юстиции, организация межведомственного обмена литературой о новых средствах и методах экспертных исследований, проведение научно-практических семинаров.

Если из материалов дела усматривается, что беспомощное состояние жертвы наступило в результате применения наркотических средств, лекарственных препаратов, сильнодействующих или ядовитых веществ, то свойства и характер их воздействия на организм человека устанавливаются судебно-медицинской и судебно-химической экспертизами, заключения которых следователь должен учитывать при оценке состояния жертвы сексуального посягательства наряду с другими доказательствами.

При анализе обстоятельств посягательства следователь должен помнить, что беспомощное состояние признается судом лишь при такой степени опьянения, которая лишала жертву возможности сопротивляться. В этих случаях, по мнению Е.П. Ищенко и А.А. Топоркова, перед экспертами ставятся следующие вопросы:

)имеется ли в организме алкоголь и какова давность его принятия;

) какой была степень опьянения потерпевшей (потерпевшего) в момент предполагаемого насилия;

)была ли у потерпевшей (потерпевшего) возможность с учетом ее (его) физического и психологического состояния сознавать характер совершаемых над ней (ним) действий, выражать свою волю или оказывать сопротивление насильнику.

В завершении параграфа сделаем выводы: В ходе расследования изнасилований проводится широкий круг экспертиз. Зачастую экспертиза является первоначальным следственным действием, ибо промедление с ее назначением может лишить следствие важных доказательств. Одной из значимых идентификационных судебных экспертиз является судебно-генетическая-медецынская экспертиза.

Заключение

Проведенное исследование позволило сделать ряд следующих теоретических выводов и практических рекомендаций.

В криминалистической характеристике половых преступлений особое внимание уделяется способу их совершения и сокрытия. Способ зависит от вида насилия и условий его применения; места и времени; личности преступника и потерпевшего (потерпевшей); совершено деяние одним лицом или группой лиц; от взаимоотношений субъектов преступления и других обстоятельств его совершения.

Выбор способа при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера находится в прямой зависимости от того, совершаются они с применением насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего). В первом случае насилие может быть и физическим, и психическим, направленным как против личных интересов потерпевшей (потерпевшего), так и их близких.

При использовании беспомощного состояния жертвы, которая в силу своего физического или психического склада (малолетний или старческий возраст, физические недостатки, расстройство психики либо иное болезненное состояние) не может понимать характера и значения совершаемых действий и не в силах оказать сопротивление насильнику, последний вступает в половое сношение или совершает действия сексуального характера, сознавая такое состояние жертвы.

По делам данной категории распространены следующие способы приведения жертвы в беспомощное состояние: путем спаивания алкогольными напитками, одурманивания наркотическими средствами или специально подготовленным снадобьем; приведение в беспамятство посредством физического воздействия. При маниакальном влечении к половым преступлениям насильник нередко тщательно к ним готовится: приискивает орудие преступления, место, удобное для приведения жертвы в беспомощное состояние, и др.

Криминалистическая характеристика изнасилования включает в себя также сведения о личности преступника. Источниками информации о личности преступника могут быть: 1) характеристики по месту учебы или работы; 2) характеристика по месту жительства; 3) справка о здоровье; 4) показания соседей, родственников, знакомых и друзей; 6) справка органа внутренних дел.

Считаем, что приведенные нами положения, при их практическом применении, могут послужить основой для подбора эффективных методик исправления и перевоспитания лиц, совершивших изнасилование, тем самым увеличить возможность достижения цели частной превенции, с одной стороны, а с другой, повысить уровень общепрофилактических мероприятий в учреждениях, предприятиях, организациях путем распространения соответствующих рекомендаций.

Планирование и организация расследования должны объединять несколько однородных или тесно связанных мероприятий (следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-технических мероприятий), которые бы обеспечивали проверку нескольких версий одновременно. В свою очередь, это позволило бы повысить эффективность расследования изнасилований.

Своевременное и тактически правильное, с учетом ситуации, сложившейся по конкретному уголовному делу, привлечение оперативного состава, специалистов и общественности к раскрытию половых преступлений служит эффективным средством повышения качества их расследования.

Анализ типичных следственных ситуаций и версий, характерных для изнасилований, позволил нам придти к следующим обобщениям:

Необходимо использовать программы организации расследования изнасилований в различных следственных ситуациях.

В целях объективного расследования данного деяния необходимо одновременно выдвигать версии о личности вероятных преступников и обстоятельствах происшедшего.

При проверке следственных версий, выдвинутых по делам об изнасилованиях обязательно проводить комплекс следственных действий, в который с необходимостью включаются: осмотр места преступления, экспертиза одежды каждого участника изнасилования, а также обыск по месту его жительства в целях выяснения роли в совершении изнасилования.

Расследование изнасилований предполагает грамотное проведение следователем отдельных следственных действий: осмотра, допроса, обыска, выемки, назначения экспертиз.

Осмотр места происшествия является неотложным следственным действием, неправильное производство которого может повлечь за собой приостановления и прекращения уголовных дел об изнасилованиях, вынесения по ним оправдательных приговоров. Промедление с проведением осмотра места происшествия приведет к изменению обстановки и утрате вещественных доказательств. При производстве осмотра считаем целесообразным привлечение для производства данного следственного действия потерпевшей, а также специалистов в области судебной медицины, биолога, а при необходимости педагогики и психологии и др.

В завершении дипломной работы подчеркнём, что установление уголовной ответственности за изнасилование не может само по себе пресечь преступление, если не будет обеспечена неотвратимость ее применения, которая, в свою очередь, достигается максимально возможной раскрываемостью преступлений.

На практики в расследовании изнасилования освещались общие проблемы взаимоотношений преступника и его жертвы до, в момент и после совершения преступлений и, в частности, изнасилований. В последнее десятилетие многие криминалисты, занимавшиеся разработкой практических рекомендаций по методике расследования изнасилований, особое внимание уделяли виктимологическим аспектам поведения жертвы преступления. Бесспорно, на способ совершения преступления и на последующие действия по сокрытию изнасилований виктимность поведения жертвы оказывает значительное влияние. Для решение этой проблемы надо уделить особое внимание нравственному и моральному воспитанию молодого поколения. Проведение профилактических бесед и приведение реальных примеров из практики может позитивно отразиться на статистики половых преступлений, ведь всегда лучше заблаговременно применить меры к предотвращению преступления чем допустить его совершение.

По уголовным делам с установленной личностью подозреваемого внимание к личности потерпевшего ослабевает. И, наоборот, по уголовным делам с неустановленной личностью подозреваемого интерес к потерпевшему, его связям со стороны следственных органов значительно возрастает, а иногда становится необоснованно пристрастным. Данные факты особо заметны по делам об изнасилованиях. Полагаем, что в целях обеспечения объективности предварительного следствия во всех случаях необходимо учитывать предвидение позиции, поведения и показаний по делу допрашиваемых жертв преступлений.

Каждая категория потерпевших (малолетние, взрослые, умственно отсталые и др.) по-разному реагирует на однотипные ситуации, что обусловливает способ преступного воздействия на личность и характер образования следов насилия.

Список библиографических источников

Нормативно-правовые акты

1.Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. - 18 мая 1998. - №20. - Ст. 2143

2.Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) //Российская газета от 25.12.1993; СЗ РФ, 2009. - № 4.

.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996): в ред. от 29.12.2010//Собрание законодательства РФ. - 17.06.1996. -№25. - Ст. 2954; Российская газета от 31.12.2010, №297.

.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001): в ред. от 29.12.2010//Собрание законодательства РФ. - 24.12.2001. - №52 (ч. I). - Ст. 4921; Российская газета от 30.12.2010, №296.

Учебная и научная литература

1.Андреева Л.А., Густов Г.А., Степанов В.Г., Филиппов А.П. Расследование изнасилований: Учебное пособие. - Л., 1971.

2.Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Изнасилования: причины и предупреждение/Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н. Кудряков. - М., 1990.

.Архипце, Н.И. Изнасилования: уголовно-правовые и криминалистические проблемы: Учебное пособие/Н.И. Архишев. - Белгород, 1998.

.Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. - Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации/Р.С. Белкин. - М., 1997. - С.364; Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками/В.А. Овечкин. - Харьков, 1975.

.Бурданова В.С., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики/В.С. Бурданова, В.М. Быков. - Ташкент, 1981; Тищенко В.В. Криминалистическое значение связи «преступник-жертва» для методики расследования// Криминалистика и судебная экспертиза. - Вып. 16. - Киев, 1978; Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем/Е.Е. Центров. - М., 1988.

.Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений/А.Н. Васильев. - М., 2002;

.Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступления/А.Н. Васильев, Г.Н. Мудьюгин, Н.А. Якубович. - М., 1957.

.Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии и расследовании насильственных преступлений/В.В. Вандышев. - СПб., 1992.

.Веселков К.В. Проблемы психологии формирования показаний потерпевшего и особенности тактики его допроса на следствии (по конкретным категориям уголовных дел): Автореф. дис. … канд. юрид. наук/К.В. Веселков. - Краснодар, 2002. С. 19.

.Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений/И.А. Возгрин. - Л., 1977;

.Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия/Т.С. Волчецкая. - М., 1999.

.Гатауллин, Г.И. Криминалистические особенности расследования общеуголовных корыстных преступлений, совершенных несовершеннолетними с психическими аномалиями: Дис. … канд. юрид. наук/Г.И.Гатауллина. - Уфа, 2003.

.Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления/Л.Д. Гаухман. - М.: Юрид. лит, 1974.

.Гармаев Ю.П. Преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в сфере уголовного судопроизводства: комментарий законодательства и правоприменительная практика; Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами. Практический комментарий законодательства//Электронный ресурс. Справочная система Консультант-Плюс.

.Глазырин Ф. В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий/Ф.В. Глазырин. - Свердловск, 1973.

.Гунарев С. А. Тактические и правовые основы использования судебно-генетической экспертизы при расследовании и судебном рассмотрении дел об убийствах и изнасилованиях: Автореф. дисс. … на соискание учен. степ. канд. юрид. наук. Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс; Криминалистика и судебная экспертиза; Оперативно -розыскная деятельность /С. А. Гунарев -СПб.,2001.

.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии/Г.Г. Доспулов. - М., 1976. - С. 77; Васильев А.Н., Корнеева А.Ж. Тактика допроса/А.Н. Васильев, А.Ж. Корнеева. - М., 1970.

.Дыдо А. В. Изнасилование: Проблемы уголовно-правовой квалификации: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность: 12.00.08. - Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное право /А. В. Дыдо. - Владивосток ,2009.

.Егорышева Е.А. Первоначальный этап расследования краж из помещений, совершенных несовершеннолетними в группе: Дис. … канд. юрид. наук. - Самара, 2004.

.Егошина Г.А. Сексуальные посягательства на малолетних и несовершеннолетних и их предупреждение (уголовно-правовое и криминологическое исследование по материалам Республики Марий ЭЛ): Автореф. дис. … канд. юрид. наук/Г.А. Егошина. - Самара, 1999.

.Жбанков В.А. Способы выдвижения и проверки версий о личности преступника // Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 39. - М., 1980.; Игошин В.Н. Криминалистическое изучение личности преступника по делам об изнасиловании и его тактическое и методическое значение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук/В.Н. Игошин. -Ижевск, 1993.

.Зуйков Г.Г. Криминалистическое понятие и значение способа совершения преступления // Труды Высшей Школы Министерства храны общественного порядка СССР. - М., 1967. - Вып. 15.

.Иванов А. В. Расследование изнасилований малолетних: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс ; Криминалистика и судебная экспертиза ; Оперативно -розыскная деятельность /А. В. Иванов. - Челябинск, 2004.

.Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: учебник / под ред. Е.П. Ищенко. 2-е изд., испр., доп. и перераб. - М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010

.Кабардова Ф.Ю., Текуева Е.Ю. Процессуальные особенности расследования уголовных дел с участием несовершеннолетних/Ф.Ю. Кабардова, Е.Ю. Текуева// Российский следователь, 2002. - № 3.

.Кадонцев Ю. В. Методика расследования изнасилований, совершенных лицами молодежного возраста, 18 - 25 лет: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс; Криминалистика и судебная экспертиза; Оперативно-розыскная деятельность/Ю. В. Кадонцев. - Уфа, 2001.

.Клочков В.В., Образцов В.А. Преступление как объект криминалистического познания/В.В. Клочков, В.А. Образцов// Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 42. - М., 1991.

.Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики/В.И. Комиссаров. - Саратов, 1998

.Комиссаров В.И., Лялина Е.В. Первоначальный этап расследования изнасилований, совершаемых группой несовершеннолетних/В.И. Комиссаров, Е.В. Лялина. - М., 2009.

.Коновалов В.П., Петрова Н.М. Системно-структурный анализ виктимизации от преступника / Теория и практика борьбы с правонарушениями. - Вып. 1/В.П. Коновалов, Н.М. Петрова. - Душанбе, 1999.

.Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова.- М., 2006. - С. 329 Юридическая психология: Учебник для вузов / В.Л. Васильев. - СПб., 2008.

.Криминалистика: Учебник для вузов/ Под ред. Р.С. Белкина. - М., 2007.

.Иванов А. В. Расследование изнасилований малолетних: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс ; Криминалистика и судебная экспертиза ; Оперативно -розыскная деятельность /А. В. Иванов. - Челябинск, 2009.

.Лакаева О.А. Особенности допроса потерпевших от преступлений, совершаемых организованными группами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; Оперативно-розыскная деятельность/О.А. Лакаева. - Саратов, 2005.

.Ларин А.М. От следственной версии к истине/А.М. Ларин. - М., 1998.

.Левитов Н.Д. Психология характера/Н.Д. Левитов. - М., 1969.

.Лейкина Н.С. Криминология о преступнике/Н.С. Лейкина. - Л., 1998; Криминология: Учебное пособие / Под ред. Н.М. Кузнецовой. М., 2009.

.Лялина Е. В. Первоначальный этап расследования изнасилований, совершаемых группой несовершеннолетних: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; Оперативно-розыскная деятельность /Е. В. Лялина. - Саратов,2007.

.Лялина Е.В. Процессуальные вопросы участия специалиста в расследовании изнасилований, совершаемых группой несовершеннолетних/Е.В. Лялина//Российский следователь. - 2006. - №7.

.Масленников К.И. Оперативно-розыскные и криминологические проблемы предупреждения насильственных действий сексуального характера: Дис. … канд. юрид. наук/К.И. Масленников. - СПб., 1999.

.Минская В.С. Опыт виктимологического изучения изнасилования // Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 17. - М., 1972.

.Могачев М.И. Серийные изнасилования/М.И. Могачев. - М., 2003. С. 108 - 109.

.Мудьюгин Т.Н., Шубин Ю.А. Расследование изнасилований/Т.Н. Мудьюгин, Ю.А. Шубин. - М., 1979.

.Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследования: Автореф. дис. … д. ю.н/И.А. Николайчук. - Воронеж, 2000. - С.18; Пономарева Л.В. Методика расследования изнасилований/Л.В. Пономарева. - М., 2002.;

.Оперативно-розыскная деятельность/Ю. В. Кадонцев. - Уфа, 2001.

.Павлов А.С. Изнасилование: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.01.08 - Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное прав / А. С. Павлов. - М.,2009.

.Пономарева Л.В. Методика расследования изнасилований/Л.В. Пономарева. - М., 2002.

.Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием: Автореф. дис. … д -- ра. юрид. наук/А.А. Протасевич. - Воронеж, 1999.

.Расследование преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Гл. 26 // Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова и В.А. Снеткова. - М., 1998.

.Рогозин Д.А. Правовые, социальные и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних/Д.А. Рогозин. - Екатеринбург, 2001.

.Розенталь М.Я. Обязательный минимум действий на начальном этапе работы по раскрытию и расследованию изнасилований, совершенных неустановленным лицом/М.Я. Розенталь. - М., 1998.

.Сидорик В.Н. Методика расследования изнасилований, совершенных несовершеннолетними: Дис. ... канд. юрид. наук Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс; Криминалистика и судебная экспертиза; Оперативно-розыскная деятельность /В.Н. Сидорик. - Минск, 1989.

.Скичко О.Ю. Тактико-психологические основы допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших на предварительном следствии: Дис. ... канд. юрид. наук/О.Ю. Скичко. - Саратов, 2005. С. 183 - 184;

.Скорченко П.Т. Расследование изнасилований/П.Т. Скорченко. - М., 2004.

.Тактика допроса/В.С. Комарков. - Харьков, 1975. - С. 44-64; Ефимичев С.П., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. - Волгоград, 1978. - С. 16-30; Глазырин Ф.В. Психология следственных действий/Ф.В. Глазырин. - Волгоград, 1983.

.Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. Изд. 2- е. - М., 1973. (автор главы Р.С. Белкин)

.Тихоненко С.В. Изучение криминологической характеристики изнасилований в целях их предупреждения (методические рекомендации для практических работников)/С.В. Тихоненко. - Саратов, 1990.

.Толпекин К.А. Криминалистическая характеристика преступлений - методологическая основа построения типовых следственных версий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук/К.А. Толпекин. - М., 1998.

.Хлынцов М.Н. Расследование половых преступлений/М.Н. Хлынцов. - Саратов, 1965.

.Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем/Е.Е. Центров. - М., 1988. С.65; Розенталь М.Я. Обязательный минимум действий на начальном этапе работы по раскрытию и расследованию изнасилований, совершенных неустановленным лицом/М.Я. Розенталь. - М., 1990.

.Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология в вопросах и ответах/Ю.В. Чуфаровский. - М., «Проспект», 2010.

Юридическая практика

.Архив прокуратуры Кировского района г. Астрахани. Уголовное дело № 2016159. 2003

63.М.С. против Болгарии. По материалам Постановления Европейского суда по правам человека от 04.12.2003 года ////СПС «Консультант - плюс» [Электронный ресурс]/Н.П.П. «Консультант - плюс». - Последнее обновление 16.01.2011.

.Постановление Европейского суда по правам человека от 31.01.2008 Дело «Рябов (Ryabоv) против Российской Федерации» (жалоба N 3896/04)// Бюллетень Европейского Суда по правам человека. - 2009. - №9

Похожие работы на - Особенности криминалистической характеристики изнасилования

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!