Влияние семьи на развитие детской агрессии

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    41,25 Кб
  • Опубликовано:
    2013-01-05
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Влияние семьи на развитие детской агрессии

ВВЕДЕНИЕ

Семья является важнейшим элементом общества: для здорового общества необходима здоровая семья, адекватно исполняющая все свои функции: культурную, эмоциональную, социально-экономическую. В частности, являясь социальным институтом, защищающим право человека на личную собственность, данное ему от природы, семья имеет самые существенные связи с экономической жизнью общества, используя и пополняя его разнообразные, прежде всего человеческие, ресурсы.

В психологическом смысле семью можно определить как систему межличностных взаимодействий, призванных, в самом общем плане, с одной стороны, защитить индивида от манипулятивных воздействий общества, а с другой - приспособить его к жизни в этом обществе, дать средства для нормального функционирования в нем.

Психология внутрисемейных взаимоотношений непосредственно сопряжена с психологическими проблемами развития каждого из составляющих семью индивидов, являясь не только персонализированным детством, но и персонализированной зрелостью, старостью,- все этапы жизненного пути человека, все самые острые экзистенциальные проблемы человечества в том или ином виде представлены в психологии внутрисемейных взаимоотношений уже потому, что семья является важнейшим элементом социальной ситуации развития каждого человеческого индивида, а личностное и социальное представлены здесь в сложных, противоречивых взаимоотношениях.

В нашем исследовании мы задались вопросом, почему некоторые дети часто агрессивны во взаимоотношениях с окружающими. Социализация индивида и в особенности эмоциональные отношения, складывающееся с родителями, влияют на то, проявит ли себя агрессивность как психологическое свойство, нейтральное в нравственном плане, в виде социально позитивного, одобряемого поведения, либо девиантного поведения. Подчеркивая значение эмоциональных взаимоотношений ребенка с родителями в процессе социализации, ряд авторов считают, что этот процесс нарушается, создавая предпосылки асоциального поведения, формирование личности ребенка, совершившего насильственное преступление, начинается в ситуации непринятия его своими родителями.

Одной из важнейших характеристик действий и поступков, определяющих устанавливаемые взаимоотношения между людьми, а также эффективность индивидуального личностного развития, является агрессивность.

Именно агрессивное поведение приводит к возникновению конфликтов во взаимоотношениях между людьми и неконструктивным способам их разрешения. Мы не хотим сказать, что агрессия - это нечто, противоположное нравственности: некоторые формы агрессии не рассматриваются как аморальные. Но в большинстве случаев агрессия аморальна, поэтому те же механизмы, которые ответственны за нравственное научение, лежат и в основе социализации агрессивных импульсов.

Агрессия - это любой вид поведения, наносящий вред другому. Многие из психологов считают агрессию врожденной, неотъемлемой характеристикой поведения в живом мире, связанной с борьбой за выживание. Но они же признают, что над агрессивными импульсами, агрессивными проявлениями в поведении человека возможен контроль, связанный с обучением и воспитанием. Процесс научения контролировать свои агрессивные устремления или выражать их в формах, приемлемых в рамках данной цивилизации, называется социализацией агрессии. В отечественной психологии большее значение придается механизмам социализации, формирующему воздействию социальной ситуации развития (Л.С. Выготский, Л.И. Божович, Д.Б. Эльконин). Но, тем не менее, учитывается и возможность реализации природно закрепленных механизмов агрессивного поведения, усугубляемой аномалиями физиологического и психического развития ребенка. Большинство проявлений агрессии разными наблюдателями интерпретируется однозначно, как недопустимое, требующее коррекции поведение человека.

Рассматривая проявления агрессии у детей в рамках традиционных условий воспитания, в условиях их обычной жизни, мы прежде всего отметим ту пагубную роль агрессии, которую она играет в становлении личности, превращая ее либо в потенциального агрессора, либо в потенциальную жертву всех настоящих и будущих конфликтов.

Агрессивность вызывается не только дефицитом признания и любви, не только ожиданием наказания или воспоминаниями о нем, но и активным стремлением ребенка устранить конфликтную ситуацию любыми средствами.

В целом агрессивные проявления или же постоянное ожидание подобного от окружающих ограничивает активность, усиливает тревожность, формирует заниженную или компенсированную самооценку. Неслучайно агрессивных детей, равно как и детей, постоянно опасающихся агрессии, относят к группе с аффективным поведением, к группе риска.

В педагогической практике многие годы не учитывались особенности агрессивного поведения родителей и их влияние на агрессивные проявления у детей, поэтому данная тема является актуальной для изучения на данный момент времени. Рост агрессивных тенденций отражает одну из острейших проблем нашего общества, особенно преступность подростков. Появляются все новые виды отклоняющегося поведения.

Цель исследования: проблема агрессии. Была выдвинута гипотеза: проявления агрессивности у детей зависит от психологического благополучия в семье.

Основные задачи исследования:

)изучение понятия агрессии;

) выявление уровня агрессивности детей.

Практическое значение результатов возможно для анализа и преодоления тревожности, жестокости и напряженности в детской среде, преодоления трудностей социальной адаптации среди детей и предупреждения девиантного поведения.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА АГРЕССИИ

1.1 Определение агрессии

Термин «агрессия» подразумевает большое разнообразие действий. Он встречается у многих ученых [ ]. Согласно одному из определений, предложенную Басом, агрессия - это любое поведение, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим.

Второе определение, предложенное несколькими известными исследователями (Berkowitz, 1974, 1981; Feshbach, 1970), содержит следующее положение: чтобы те или иные действия были квалифицированы как агрессия, они должны включать в себя намерение обиды или оскорбления, а непросто приводить к таким последствиям.

Третья точка зрения, высказанная Зильманом ограничивает употребление термина агрессия попыткой нанесения другим телесных или физических повреждений.

Несмотря на разногласия относительно определений агрессии, многие специалисты склоняются к принятию второго определения, приведенного здесь. В это определение входит как категория намерения, так и актуальное причинение оскорбления или вреда другим. Таким образом, в настоящее время большинством принимается следующее определение: «Агрессия - это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения».

Агрессию следует рассматривать как модель поведения, а не как эмоцию, мотив или установку. Термин агрессия часто ассоциируется с негативными эмоциями - такими как злость; с мотивами - такими как стремление оскорбить или навредить; и даже с негативными установками - такими как расовые или этнические предрассудки. Негативные эмоции, мотивы и установки не всегда сопровождают прямые нападки на других. Агрессия предполагает действия, посредством которых агрессор намеренно причиняет ущерб своей жертве. Намерения - это личные, скрытые, недоступные наблюдению замыслы. О них можно судить по условиям, которые предшествовали или следовали за обсуждаемыми актами агрессии. Подобные заключения могут делать как участники агрессивного взаимодействия, так и сторонние наблюдатели, которые в любом случае влияют на объяснение данного намерения.

Агрессия имеет место, если результатом действий являются какие либо негативные последствия. Таким образом, помимо оскорблений действием, такие проявления, как выставление кого-либо в невыгодном свете, очернение или публичное осмеяние, лишение чего-то необходимого и даже отказ от любви и нежности могут при определенных обстоятельствах быть названы агрессивными.

Термин враждебная агрессия применим к тем случаям проявления агрессии, когда главной целью агрессора является причинение страданий жертве (зло или ущерб). Понятие инструментальная агрессия характеризует случаи, когда агрессоры нападают на других людей, преследуя цели, не связанные с причинением вреда, нанесение ущерба не является самоцелью. Скорее они используют агрессивные действия в качестве инструмента для осуществления различных желаний.

Цели, не предполагающие причинение ущерба, стоящие за многими агрессивными действиями, включают принуждение и самоутверждение. Дадим краткую классификацию проявлений агрессии.

1. Болезненные проявления агрессии (неуправляемые вспышки ярости, гнева, разрушительного возбуждения).

. Физические, словесные и другие виды агрессии, связанные с усвоением норм и правил, неприемлемых для всего общества (как правило, это бывает связано с особенностями социализации, с закреплением норм антиобщественного поведения).

. Различные виды агрессии, связанные с недостаточной усвоенностью норм и правил поведения в обществе или с недостаточной сформированностью собственных средств самоуправления в действиях и поступках (недостаточная обученность и воспитанность).

. Все виды действий, которые одними наблюдателями интерпретируются как агрессивные (вызывают у них подозрение в посягательстве на чьи-то права, попытке причинить вред), а у других наблюдателей связываются с проявлениями активности, настойчивости.

По мнению Баса агрессивные действия можно описать на основании трех шкал: физическая - вербальная, активная - пассивная, прямая - непрямая. Их комбинация дает восемь возможных категорий, под которые подпадает большинство агрессивных действий.

1)Физическая - активная - прямая. Нанесение другому человеку ударов.

2)Физическая - активная - непрямая. Закладка мин-ловушек; сговор с наемным убийцей с целью уничтожения врага.

)Физическая - пассивная - прямая. Стремление физически не позволить другому человеку достичь желаемой цели или заняться желаемой деятельностью.

)Физическая - пассивная - непрямая. Отказ от выполнения необходимых задач.

)Вербальная- активная - прямая. Словесное оскорбление или унижение другого человека.

)Вербальная- активная - непрямая. Распространение клеветы или сплетен о другом человеке.

)Вербальная- пассивная - прямая. Отказ разговаривать с другим человеком, отвечать на его вопросы и т.д.

)Вербальная- пассивная - непрямая. Отказ дать определенные словесные пояснения или объяснения.

Агрессия приобретается посредством: биологических факторов (например, гормоны, нервная система), научения (например, непосредственный опыт, наблюдение). Агрессия провоцируется: воздействием шаблонов (например, возбуждение, внимание), неприемлемым обращением (например, нападки, фрустрация), побудительными мотивами (например, деньги, восхищение), инструкциями (например, приказы), эксцентричными убеждениями (например,, параноидальные идеи). Агрессия регулируется: внешними поощрениями и наказаниями (например, материальное (например, наблюдение за тем, как поощряют и наказывают других), механизмами саморегуляции (например, гордость, вина).

1.2 Теоретические направления в описании агрессии

Почему люди предпринимают опасные агрессивные действия является предметом для серьезной дискуссии. При всем разнообразии выдвигаемых теоретических обоснований, большинство из них попадает под одну из следующих категорий.

Агрессия относится к врожденным побуждениям или задаткам, согласно которому, данное поведение по своей природе, преимущественно инстинктивное. Агрессия как инстинктивное поведение рассматривалась в психоаналитическом подходе. Фрейд предположил истоки и природу агрессивности объяснял из «встроенного» в человеке инстинкта смерти - танатоса. Если энергия танатоса не будет обращена вовне. Это вскоре приведет к разрушению самого индивидуума. Внешние проявления эмоций, сопровождающих агрессию, может вызвать разрядку разрушительной энергии и, таким образом, уменьшить вероятность проявления более опасных действий.

Этологический подход. Согласно Лоренцу, агрессия берет свое начало из врожденного инстинкта борьбы за выживание. Борьба рассеивает представителей вида на широком географическом пространстве, помогает улучшить генетический фонд вида за счет того, что оставить потомство сумеют только наиболее сильные и энергичные индивидуумы и, наконец, сильные животные лучше защищаются и обеспечивают выживание своего потомства. Согласно Лоренцу, кроме врожденного инстинкта борьбы, все живые существа наделены возможностью подавлять свои стремления. Одно из наиболее важных следствий теории Лоренца состоит в том, что с ее помощью можно объяснить тот факт, что у людей, в отличие от большинства других живых существ, широко распространено насилие в отношении представителей собственного вида. Он полагал, что участие в различных действиях, не связанных с причинением ущерба у людей, может предотвратить накопление агрессивной энергии до опасных уровней и таким образом снизить вероятность вспышек насилия. Любовь и дружеские отношения могут оказаться несовместимыми с выражением открытой агрессии и могут блокировать ее проявление.

Адри отмечает, что именно охотничий инстинкт как результат естественного отбора в сочетании с развитием мозга и появлением оружия, поражающего на расстоянии, сформировал человека как существо, которое активно нападает на представителей своего же вида. Эта охотничья «природа» и составляет основу человеческой агрессивности: «убивать, чтобы жить».

Социобиологический подход. Социобиологи доказывают, что индивидуумы скорее будут содействовать выживанию тех, у кого имеются, схожие гены (то есть родственников), проявляя альтруизм и самопожертвование, и будут вести себя агрессивно по отношению к тем, кто от них отличается или не состоит в родстве. Они будут пользоваться любой возможностью, чтобы навредить им и, возможно, ограничить возможности последних иметь потомство от членов собственного клана. Агрессивные взаимодействия с конкурентами представляют собой один из путей повышения успешности репродукции в условиях окружающей среды с ограниченными ресурсами.

В самом деле, если считать, что агрессивные действия суть проявления врожденных инстинктов и люди становятся таковыми в силу того, что они «так устроены», то, соответственно, и меры контроля будут скорее всего связываться лишь с «истощением и отводом спонтанно проистекающей агрессивной энергии», что и предлагали в свое время 3. Фрейд, а затем и К. Лоренц. Поэтому наиболее распространенными в 60-70-е гг. были методы вытеснения, перемещения и катарсиса. Особенно популярными они стали в психотерапии, а сама «агрессивная» терапия завоевала еще со времен 3. Фрейда значительные позиции, которые она удерживает и сегодня [20, с.35].

Идеи о катарсическом освобождении враждебных импульсов широко проникли и на уровень массового сознания. Так, необычайно распространенными здесь стали представления, согласно которым агрессивность может быть вытеснена через наблюдение сцен насилия, а также через интенсивные выразительные акты, например избиение замещающей цели или же псевдоатаки на реальную цель.

Исследования последних лет обнаружили, однако, несколько ограниченный характер применения всех этих методов, а иногда и совершенно противоположные эффекты, производимые ими на практике. Было показано, в частности, что снижение уровня агрессивности необязательно происходит вслед за участием в так называемых катарсических действиях, что это имеет место только в строго специфических обстоятельствах, когда разгневанные индивиды причиняют боль именно тем субъектам, которые непосредственно спровоцировали их на такое поведение.

1.3 Влияние когнитивных процессов на развитие агрессии

агрессия семья ребенок воспитание

В соответствии с моделью образования новых когнитивных связей Берковица, фрустрация или другие аверсивные стимулы (например боль, неприятные запахи, жара) провоцируют агрессивные реакции путем формирования негативного аффекта. То, как сам индивидуум интерпретирует негативное воздействие, и определяет реакцию на это воздействие. Если например, девушка интерпретирует неприятное эмоциональное переживание как злость, то скорее всего у нее появятся агрессивные тенденции, если как страх, то у нее появится стремление спастись бегством. Теория Берковица гласит, что посылы к агрессии вовсе не являются обязательным условием возникновения агрессивной реакции, скорее они лишь интенсифицируют агрессивную реакцию на наличие некоего барьера, препятствующего достижению цели. Индивидуум, которого что-то спровоцировало на агрессию может стать более восприимчивым и чаще реагировать на посылы к агрессии, человек будет чаще обращать внимание на эти стимулы, и они, скорее всего, усилят его агрессивную реакцию. Зильманн отчетливо указывал на специфичность роли познавательных процессов в усилении и ослаблении эмоциональных агрессивных реакций и роли возбуждения в когнитивном опосредовании поведения. Он подчеркивал, что независимо от момента своего появления (до или после возникновения нервного напряжения) осмысление события, вероятно, может влиять на степень его возбуждения. Угасание возбуждения является наиболее вероятным следствием того, что проанализировав ситуацию, человек обнаружит смягчающие обстоятельства или почувствовал уменьшение опасности. При очень высоких уровнях возбуждения снижение способности к познавательной деятельности может приводить к импульсивному поведению. В случае агрессии импульсивное действие будет агрессивным по той причине, что дезориентация когнитивного процесса создаст помеху торможению агрессии. Так, как возникают сбои в познавательном процессе, обеспечивающем возможность подавить агрессию, человек, вероятнее всего, будет реагировать импульсивно (то есть агрессивно).

Использование когнитивной модели агрессии позволяет найти принципиальное решение коррекции агрессивных действий, которая будет иметь больший эффект, если она проводится на первых ступенях проявления: прочитывание посылов к агрессии и их интерпретация. Данные когнитивные модели агрессивного поведения дают повод для оптимизма в вопросе возможности управления агрессией [12, с53].

1.4 Социализация агрессии

Теория социального научения рассматривает агрессию как социальное поведение, включающее в себя действия, «за которыми стоят сложные навыки, требующие всестороннего научения». Люди наделены нейропсихологическими механизмами, обеспечивающими возможность агрессивного поведения, но активация этих механизмов зависит от соответствующей стимуляции и контролируется сознанием. Поэтому различные формы агрессивного поведения, частота его проявлений; ситуации в которых оно развертывается, а также конкретные объекты, выбранные для нападения, во многом определяются факторами социального научения.

Теория социального научения, предложенная А. Бандурой, предполагает учет трех моментов для исчерпывающего анализа агрессивного поведения: а) способов усвоения подобных действий, б) факторов, провоцирующих их появление (одним из них является уровень развития навыка коммуникации), в) условий, при которых они закрепляются. Важную роль играет также интерпретация намерения окружающих, возможность получения обратной связи. Существует точка зрения: чем большую роль играют ситуационные факторы, тем большее значение приобретает процесс научения агрессивному поведению, который у человека носит в основном социальный характер.

Социализация агрессии. Агрессия в младенчестве и раннем детстве часто проявляется совершенно откровенно. Большинство матерей не удивляются, когда их ребенок брыкается, дерется или ругается. Хотя такое поведение неприятно и не поощряется, оно не является ненормальным: многие психологи считают, что агрессия является врожденной. Контроль над агрессивными импульсами и непрямое их выражение, однако, не являются врожденными: они результат научения. Процесс научения контролировать свои агрессивные устремления или выражать их в формах, приемлемых в рамках данной цивилизации, называется социализацией агрессии. Очевидно, человек не перестает быть агрессивным, достигнув зрелости. Однако в результате социализации многие люди учатся контролировать свои агрессивные импульсы, что необходимо для жизни в обществе. Другие индивиды остаются весьма агрессивными, но учатся проявлять агрессию более тонко, через словесные оскорбления, скрытое принуждение, завуалированные требования и другие тактические приемы. Наконец, остаются люди, не подвергшиеся социализации, чьи агрессивные импульсы находят выход часто в физическом насилии.

Вопросу о том, как происходит социализация агрессии, посвящены многие исследования. Одной из ранних работ, оказавших сильное влияние на последующие, была работа Р.С. Сирса, Е.Е. Маккоби и К. Левина (1957): в ней говорилось, что в социализации агрессии присутствуют два важных и отчетливо различающихся фактора: 1)снисходительность (степень готовности родителя прощать поступки) и 2) строгость наказания родителем агрессивного поведения ребенка. Снисходительность относится к поведению родителя до совершения проступка. Ожидает ли родитель агрессии со стороны ребенка? В какой степени его поведение предостерегает ребенка, так что он не решался бы быть агрессивным? Строгость наказания относится к поведению родителя после совершения проступка. Как сильно он наказывает ребенка за проявленную агрессивность?

Такие исследователи, как А. Бандура, и некоторые другие рассуждают о методах контроля исходя из той предпосылки, что поведение подвергается контролю только через технику, включающую научение. Эти идеи также непосредственно вытекают из разделяемой ими точки зрения на природу агрессии. Поскольку, согласно этой позиции, она является обучаемой формой человеческого поведения и как таковая открыта для непосредственного воздействия, уровень ее может быть уменьшен через ряд соответствующих процедур и, прежде всего посредством удаления условий, направленных на ее подкрепление.

Один из важных способов усвоения человеком широкого диапазона агрессивных реакций - прямое поощрение такого поведения. Получение подкрепления за агрессивные действия повышает вероятность того, что подобные действия будут проявляться в дальнейшем.

Дети и взрослые легко перенимают новые для них агрессивные реакции, к которым ранее не были предрасположены в процессе наблюдения за поведением других людей [15, с.61]. Более безопасно наблюдать за поведением других; при этом формируется представление о том, как выстраивается поведение, а в дальнейшем его символическое выражение может служить руководством к действию. Еще большее значение имеют случаи, когда люди наблюдают за тем, как примеры агрессии встречают одобрение или остаются безнаказанными - это часто вдохновляет на подобное поведение. Экспозиция образцов социальной агрессии в кинофильмах, телепередачах и даже в литературе вполне достаточно для формирования эффекта научения у наблюдателей.

Человек, ставший свидетелем насилия, зачастую открывает для себя новые грани агрессивного поведения, то есть обучается вербальным и физическим реакциям, которые ранее отсутствовали в его поведенческом репертуаре и посредством которых может причинить вред окружающим. Он может кардинально пересмотреть поставленные ранее им самим ограничения подобного поведения, рассуждая, что если другие безнаказанно проявляют агрессию, то, значит, и ему позволительно то же самое. Этот эффект снятия запретов может увеличить вероятность проявления агрессивных действий со стороны наблюдателя. Постоянное наблюдение сцен насилия способствует постепенной утрате эмоциональной восприимчивости к агрессии и к признакам чужой боли. В результате наблюдатель настолько привыкает к насилию и его последствиям, что перестает его рассматривать как особую форму поведения, и теперь его фактически ничто не удерживает от участия в подобных действиях. Постоянное наблюдение агрессии может изменить индивидуальный образ реальности. Это означает, что люди, часто наблюдающие насилие, склонны ожидать его и воспринимать окружающий мир как враждебно настроенный по отношению к ним. Такое отношение может легко привести к обостренному ощущению угрозы и склонности реагировать агрессивно.

А.З.Шапиро (Введение) Семья является важнейшим элементом общества: для здорового общества необходима здоровая семья, адекватно исполняющая все свои функции: культурную, эмоциональную, социально-экономическуюВ психологическом смысле семью можно определить как систему межличностных взаимодействий, призванных, в самом общем плане, с одной стороны, защитить индивида от манипулятивных воздействий общества, а с другой - приспособить его к жизни в этом обществе, дать средства для нормального функционирования в нем.

Психология внутрисемейных взаимоотношений непосредственно сопряжена с психологическими проблемами развития каждого из составляющих семью индивидов, семья является важнейшим элементом социальной ситуации развития каждого человеческого индивида, а личностное и социальное представлены здесь в сложных, противоречивых взаимоотношениях.

Внутрисемейные межличностные взаимодействия, с одной стороны, способствуют ассимиляции культурных схем общества в структуру личности, а с другой - аккомодируют внутренний мир индивида к культурным схемам общества. Такие ассимиляция и аккомодация иногда способствуют преодолению разорванности, разъединенности разных сторон личностного бытия, а иногда усугубляют их, что приводит к образованию личностных комплексов т. д. [13] <file:///G:\ISSUES\1994\944\944045.htm>.

Понятие позитивности - негативности является ключевым как в традиционных, так и в новейших концепциях психологии межличностных отношений в семье и семейной психотерапии. Так, в поведенчески-ориентированных теориях внутрисемейные конфликты рассматриваются как функция низкой нормы позитивного взаимоподкрепления, а терапевтические усилия направляются на уменьшение негативности в коммуникациях между членами семьи. Традиционный психоаналитический подход сосредоточивает внимание на раннем негативном жизненном опыте, осложняющем как горизонтальные, так и вертикальные внутрисемейные взаимоотношения и проявляющемся в вытесненных и бессознательных переживаниях. Конечная цель семейной системной психотерапии - помочь семье как целому избавиться от негативных по своему существу взаимозависимостей и психологических защит, обусловливающих негативные патологические коммуникации между членами семьи. Гуманистически-ориентированная психотерапия семьи во главу угла ставит конгруэнтное, взаимопринимающее и эмпатическое межличностное взаимодействие как позитив внутрисемейных взаимоотношений в отличие от манипулятивности, директивности, неподлинности самопредъявлений в таких взаимоотношениях. Универсальное направление коррекции внутрисемейных взаимоотношений в сторону большей гармоничности, органичности, позитивности является лейтмотивом также большинства новейших теорий. Например, онтопсихология и онтопсихотерапия семьи, разрабатываемая итальянским психологом А. Менегетти, описала ряд феноменов так называемой негативной психологии, характеризующейся неосознаваемым вторжением одного члена семьи в жизнь другого, затеняющей внутреннее позитивное ядро другого, его подлинное бытие [8] <file:///G:\ISSUES\1994\944\944045.htm>, [10] <file:///G:\ISSUES\1994\944\944045.htm>.

Изучение межличностных отношений в семье тесным образом связано с психологическими проблемами позитивности - негативности в развитии каждого составляющего семью индивида. В этом контексте для нас существенно намеченное Б.С. Братусем разведение четырех уровней в структуре личности: эгоцентрического, группоцентрического, гуманистического (просоциального) и духовного, а также его определение категории личности как способа присвоения общечеловеческой сущности. зафиксированного в нравственном опыте человечества. Смысл личности, ее «нормальность» или «аномальность» ставятся в зависимость от того, как она служит человеку, «способствует ли ее позиция, конкретная организация и направленность приобщению к родовой человеческой сущности или, напротив, разобщает с этой сущностью, запутывает и усложняет связи с ней... Стать личностью - значит, во-первых, занять определенную жизненную, прежде всего межлюдскую нравственную позицию; во-вторых, в достаточной степени осознавать ее и нести за нее ответственность...» -[1; 5859] <file:///G:\ISSUES\1994\944\944045.htm>.

Эгоцентрический уровень определяется стремлением индивида лишь к собственному удобству, выгоде; отношение к другим сугубо потребительское, в зависимости от того, помогает ли другой личному успеху или нет. На группоцентрическом уровне человек идентифицирует себя с какой-либо группой и отношение его к другим людям зависит от того, входят ли они в эту группу или нет; «другие» делятся на круг «своих», обладающих самоценностью, и «чужих», ее лишенных. На гуманистическом (просоциальном) уровне принцип самоценности становится всеобщим. Духовная ступень развития личности (Б.С. Братусь называет ее еще сакральной, эсхатологической) является, с точки зрения этого автора, наивысшей, надстраиваясь над гуманистической [2; 160] <file:///G:\ISSUES\1994\944\944045.htm>.

За многими конфликтами в семье лежит вопрос о смысле жизни, который не имеет универсального разрешения.

"Мы не хотим сказать, что агрессия - это нечто, противоположное нравственности: некоторые формы агрессии не рассматриваются как аморальные. Но в большинстве случаев агрессия аморальна, поэтому те же механизмы, которые ответственны за нравственное научение, лежат и в основе социализации агрессивных импульсов", - пишут Р. Кратчфилд и Н. Ливсон [8; 68]. Далее они сопоставляют два приемлемых и взаимосуществующих определения агрессии. Первое основано на внешней оценке поведения: "Агрессия - это любой вид поведения, наносящий вред другому". Второе связывается с намерениями человека, т. е. с тем, о чем можно узнать лишь изучая побуждения человека: "Агрессия - это любые действия, имеющие целью причинение вреда другому" [там же. С. 68-69].

Отвлекаясь от обсуждения вопросов, связанных с анализом последовательной социализации поведения, подчинения поведения правилам человеческого общежития, дадим краткую классификацию проявлений агрессии.

. Болезненные проявления агрессии (неуправляемые вспышки ярости, гнева, разрушительного возбуждения);

. Физические, словесные и другие виды агрессии, связанные с усвоением норм и правил, неприемлемых для всего общества (как правило, это бывает связано с особенностями социализации, с закреплением норм антиобщественного поведения);

. Различные виды агрессии, связанные с недостаточной усвоенностью норм и правил поведения в обществе или с недостаточной сформированностью собственных средств самоуправления в действиях и поступках (недостаточная обученность и воспитанность);

. Все виды действий, которые одними наблюдателями интерпретируются как агрессивные (вызывают у них подозрение в посягательстве на чьи-то права, попытке причинить вред), а у других наблюдателей связываются с проявлениями активности, настойчивости.

Нарушениями поведения или социальной дезадаптацией М. Раттер [12] называет такие ситуации, в которых главная проблема личности заключается в проявлении социально неодобряемых форм поведения. К ним относятся: плохие отношения с другими детьми, обнаруживающие себя в драках, ссорах, нетерпимом отношении друг к другу, демонстративное неповиновение, разрушительные действия и лживость. Сюда же включают и антиобщественные поступки: пропуски уроков, срывы занятий, воровство, поджоги. При этом нужно помнить о том, что:

дети, с раннего возраста агрессивные и задиристые, став старше, обнаруживают большую склонность к асоциальным проявлениям;

дети с синдромом социальной дезадаптации (СД) чаще испытывают трудности во взрослой жизни: неудачная судьба, неудачные браки, низкие заработки, тоскливые однообразные социальные отношения, худшие профессии, большая склонность к употреблению алкоголя, наркотиков;

синдром СД чаще встречается у мальчиков.

Под другим углом зрения М. Раттер рассматривает агрессивность как один из факторов происхождения антиобщественного поведения, обозначая ее связь с другими факторами: такими как тяжелая обстановка в семье, многодетность, отставание в усвоении школьных знаний, неблагоприятная школьная атмосфера, стиль воспитания в семье, стиль воспитания и преподавания в школе.

В. Клайн [9], справедливо отмечая негативные аспекты проявления агрессии, считает, что в агрессивности есть и "определенные здоровые черты", которые могут оказаться полезными для активной жизни. Это - настойчивость, инициатива, упорство в достижении цели, стремление к победе, преодоление препятствий. Эти качества присущи лидерам и победителям.

Агрессию может вызвать ситуация, связанная со стремлением к установлению справедливости, - считает Г. С. Хоманс. "В ситуациях разрешения справедливости люди ищут "распределительной справедливости" - беспристрастности в распределении поощрений и наказаний... Как реагируют люди, когда они чувствуют, что справедливость нарушается? Скрытый гнев, возмущение или по крайней мере рост напряженности являются наиболее частыми откликами" [8; 74]. По мнению многих авторов, как адаптивные можно рассматривать и агрессивные проявления, связанные с избавлением от фрустрации и тревоги [8], [9], [12], [15].

Рассматривая проявления агрессии у детей в рамках традиционных условий воспитания, в условиях их обычной жизни, мы прежде всего отметим ту пагубную роль агрессии, которую она играет в становлении личности, превращая ее либо в потенциального агрессора, либо в потенциальную жертву всех настоящих и будущих конфликтов. Менее заметно, но не менее пагубно деформирующее влияние агрессии на общее развитие всех высших психических функций. Более грубые нарушения обнаруживаются, как правило, в специфических заболеваниях: дефектах речи, нарушениях работоспособности, аллергиях, бронхиальной астме, энурезе и т. п. В целом же собственные агрессивные проявления или же постоянное ожидание подобного от окружающих ограничивает активность ребенка, усиливают его тревожность, формируют заниженную или компенсированную самооценку. Неслучайно агрессивных детей, равно как и детей, постоянно опасающихся агрессии, относят к группе детей с аффективным поведением, к группе риска.

Проявления агрессии в их активной форме определяются в первую очередь условиями воспитания, условиями социализации. Р.С. Сирс, Е.Е. Маккоби, К. Левин (цит по [8]) в своем исследовании выявили два главных фактора, определяющих возможное развитие агрессивности в поведении ребенка: снисходительность (под ней понимают степень готовности родителей и воспитателей прощать проступки, понимать и принимать ребенка) и строгость наказания родителями агрессивных проявлений ребенка. По поводу первого фактора можно встретить согласие у многих авторов.

Г. Эберлейн, например, определяет агрессивность как "отчаяние ребенка, который ищет признания и любви". По поводу второго фактора мнения не столь однозначны: одни авторы считают строгость наказания одной из причин агрессивности, другие - приводят примеры того, как в разных культурах строгость наказания приводит к разным последствиям.

Интересный и показательный материал о том, в какой степени результаты социализации зависят от снисходительности родителей и их отношения к наказаниям. Табл. 1 почти идентична таблице, приведенной в учебном пособии Д. Креч, Р. Кратчфилд и Н. Ливсон [8].

Таблица 1

Связь отношения родителей к детям с проявлениями детской агрессивности (в %)

Группы детейСтиль отношения родителей к детямЧисло агрессивныхмальчиковдевочекIРедко проявляют снисходительность; редко наказывают4,313,1IIРедко проявляют снисходительность; часто наказывают20,019,0IIIЧасто проявляют снисходительность; наказывают редко25,720,8IVЧасто проявляют снисходительность; часто наказывают41,038,1

Агрессивность вызывается не только дефицитом признания и любви, не только ожиданием наказания или воспоминаниями о нем, но и активным стремлением ребенка устранить конфликтную ситуацию любыми средствами. Дефицит любви составляет фон, на котором легче проявиться агрессивности. Агрессивное поведение окружающих индуцирует ответную агрессивную реакцию ребенка и взрослых. Но все-таки, если задуматься, сама агрессивность применительно к человеку - свидетельство ограниченности средств, которыми располагает ребенок (и взрослый) для преодоления затруднений и неприятных для себя ситуаций. Агрессивность и ее проявления нередко являются защитными реакциями ребенка в конфликтной ситуации, стремлением утвердиться любой ценой.

Использование агрессивных действий для самоутверждения и самореализации встречается и в раннем детстве, и у подростков, и у взрослых. И причиной этого чаще всего является недостаток или низкая культура средств, используемых в собственной деятельности и во взаимодействии с другими людьми. Поэтому и в коррекционной работе речь должна идти не об избавлении от агрессивности, а об устранении причин, ведущих к ее проявлениям, о расширении активно используемого инструментария в поведении ребенка.

В нашем исследовании мы задались вопросом, почему некоторые дети часто агрессивны во взаимоотношениях с окружающими. Социализация индивида и в особенности эмоциональные отношения, складывающееся с родителями, влияют на то, проявит ли себя агрессивность как психологическое свойство, нейтральное в нравственном плане, в виде социально позитивного, одобряемого поведения, либо девиантного поведения [1] <file:///G:\ISSUES\2000\001\001053.htm>. Подчеркивая значение эмоциональных взаимоотношений ребенка с родителями в процессе социализации, ряд авторов считают, что этот процесс нарушается, создавая предпосылки асоциального поведения, формирование личности ребенка, совершившего насильственное преступление, начинается в ситуации непринятия его своими родителями.

ГЛАВА 2. ПРИЧИНЫ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Наиболее яркая черта тоталитарного семейного воспитания - противостояние взрослых детям, вызывающее ответное противостояние детей взрослым. Механизмы этого противостоянию неоднозначны и сложны. Семья отреагирует переживания тоталитарного прессинга в общении с ребенком. Этот неосознаваемый механизм подвергается различным рационализациям, господствуют бескомпромиссность и конфронтация. Родители исполнены самых добрых побуждений, но руки этого добра чаще скрещены на груди, вытянуты в указующе-повелительном жесте или сжаты в кулаки, чем раскрыты для объятий.

Семья чувствует ответственность за развитие ребенка, но принимает ее парциально: все желательное - результат нашего воспитания, все нежелательное - вопреки ему, из-за дурного влияния друзей, улицы, школы, средств массовой информации и прочее. Это, с одной стороны, закрепляет те паттерны воспитания, которые якобы уже подтвердили свою эффективность, и делает их ригидными, а с другой - приводит к тотальному контролю всей жизни ребенка, переживаемому им как недоверие, отрицание, унижение и вызывающему протест. Эта по определению непродуктивная тактика приводит к тому, что так часто отмечают матери: «Я все забросила ради него, а в ответ не вижу ничего, кроме неблагодарности». При этом не только физическая, объективная загруженность родителей, но и диктуемая заниженным самоуважением гиперкомпенсаторная потребность в самореализации часто заставляют родителей чувствовать себя «жертвами» ребенка, хотя на самом деле они уделяют ему далеко не так много внимания, как им кажется.

Поведение родителей строится так, как если бы ребенок был не просто «чистой доской», а изначально нес в себе все зло мира, выкорчевать которое - и есть добро воспитания. В этой «корчующей» педагогике ребенок из субъекта социального взаимодействия превращается в объект воздействия, манипулирования. Вместо воспитания навыков опрятности и личной гигиены - борьба с нечистоплотностью, вместо воспитания щедрости - борьба с жадностью и т. д. Взрослый почти постоянно апеллирует к «злу» в ребенке, так что от его любви до ненависти часто действительно всего шаг. Взаимная любовь ребенка и родителей нередко похожа на треснувшую или склеенную чашку, из которой невозможно напиться.

Скованная ограничениями тоталитарного бытия и собственного тоталитарного сознания семья в любом проявлении самости ребенка, которая не согласуется со стандартами этого бытия, видит прямую угрозу его будущему, а потому стремится эту самость подавить, отсечь. Ребенок не принимается таким, каков он есть. Ему предписывается быть таким, каким он быть не может или не хочет; это становится либо магистральной целью воспитания, либо платой ребенка за право хоть в чем-то быть самим собой. Весьма характерно, что в оценке и восприятии ребенка на первом плане оказываются сугубо внешние по отношению к нему и семье критерии.

Заниженные самооценка и самоуважение взрослых переводят родительское поведение из сферы самореализации в сферу самоутверждения. Партнерство с ребенком как личностью вытесняется потребностью в главенстве над ним, сообщающем взрослому дополнительное чувство собственной значимости и самоуважения. Послушание при этом рассматривается как одна из главных добродетелей ребенка. При этом в силу сказанного выше родители почти постоянно провоцируют «протестное» поведение и, следовательно, непослушание. К тому же, желая видеть своего ребенка уверенным и способным пробивать себе дорогу в жизни, они вольно или невольно учат его «качать права» за пределами семьи.

Раздвоенность приватного и социального Я - язык двоемыслия, освоенный взрослыми, недоступен ребенку, из-за чего он то и дело попадает впросак, навлекая на себя родительский гнев. Если же этот язык и осваивается, то страдают семейные связи, ибо у ребенка самоопределение в семье вытесняется раздвоенностью его личного и семейного Я.

Недостаточная рефлексия, неумение отдавать себе отчет в собственных чувствах и зрелым образом выражать их приводит к выбору, на первый взгляд, самого короткого и надежного, но в действительности самого длинного и тупикового пути воспитания. В семейном общении, с одной стороны, возникает дефицит позитивной эмоциональной экспрессивности, а с другой - становится правилом неконтролируемое проявление вытесняемых негативных эмоций

Конечно, у родителей есть потребность приласкать ребенка и - нередко - явное или смутное чувство вины за недостаточность проявлений ласки. Но из-за той же недостаточной рефлексивности они прорываются спонтанными выбросами ласки вне актуального контекста общения, так что ребенок вынужден, обязан принимать ласку и отвечать на нее вне зависимости от собственного настроения в этот момент, даже в такой, казалось бы, столь приятной ситуации опять оказываясь не партнером взрослого, а лишь объектом его манипуляций.

Содержание вербального воспитания. Значительную долю в нем занимают «нельзя», «не надо», «плохо» и т. д. Вместе со всем уже сказанным это приводит к тому, что оценка поступка подменяется оценкой ребенка: «ты плохой». Ребенком это воспринимается не только как удар по самоуважению, но и как угроза его отторжения даже тогда, когда не звучат столь типичные для нашей культуры прямые запугивания («Отдам медведю, милиционеру, чужому дяде», «Сдам и возьму хорошего» и проч.). Живущий в постоянном страхе и знающий, что «все - нельзя», ребенок не может самостоятельно вывести, что и как надо, можно, хорошо. Он живет в мире идентификации «от противного», как правило, непосильной для его формирующегося сознания. Вместе с тем ребенок остро нуждается в упорядочении картины мира и своего Я, достижении эффективного поведения

По существу, тоталитарное сознание придает семейному, и не только семейному, воспитанию характер психологического насилия. Учащающиеся случаи физического и сексуального насилия над детьми выступают, с одной стороны, как его продолжение, а с другой - в роли пыток, призванных подчинить ребенка психологически. Осуществляется психологическое насилие обычно по типу «идеального преступления», в котором алиби родителей обеспечено их безграничной любовью и благими намерениями.

2.1 Семейные взаимоотношения

Вероятность агрессивного поведения детей зависит от того, сталкиваются ли они с проявлением агрессии у себя дома. [7, 8, 9,13, 14, 21, 24].

Социализация индивида и в особенности эмоциональные отношения, складывающееся с родителями, влияют на то, проявит ли себя агрессивность как психологическое свойство, нейтральное в нравственном плане, в виде социально позитивного, одобряемого поведения, либо девиантного поведения [7]. Подчеркивая значение эмоциональных взаимоотношений ребенка с родителями в процессе социализации, ряд авторов считают, что этот процесс нарушается, создавая предпосылки асоциального поведения, формирование личности ребенка, совершившего насильственное преступление, начинается в ситуации непринятия его своими родителями [2].

Негативизм матери и ее терпимость к агрессии имеют наибольший каузальный эффект… из ребенка, к которому проявляется слишком мало интереса и которому достается слишком мало материнской любви, которому предоставлено слишком много свободы и для которого введено слишком мало ограничений на агрессивное поведение, скорее всего, вырастет агрессивный подросток.

На примере взаимоотношений между членами семьи ребенок учится взаимодействовать с другими людьми, обучается формам отношений, которые сохраняются у него в подростковом периоде и в зрелые годы.

В литературе о насилии в семье описывается «цикл насилия»; его суть в том, что дети, которые видели, как их родители «практиковали» физическое насилие по отношению друг к другу, склонны воспроизводить аналогичные ситуации во взаимоотношениях с другими. Дети из семей, где физическая агрессия родителей по отношению друг к другу не редкость, острее реагируют на гневные интонации, появляющиеся в общении их матери и другого взрослого, чем дети из семей без супружеских неурядиц.

Агрессивные дети, как правило, вырастают в семьях, где дистанция между детьми и родителями огромна, где мало интересуются развитием детей, где не хватает тепла и ласки, отношение к проявлениям детской агрессии безразличное или снисходительное, где в качестве дисциплинарных воздействий вместо заботы и терпеливого объяснения предпочитают силовые методы, особенно физические наказания.

Изучение зависимости между практикой семейного руководства и агрессивным поведением у детей проявляется на характере и строгости наказаний, а также контроле родителей в поведении детей. Характер семейного руководства - это действия родителей, имеющие своей главной целью изменить их поведение. Выявлено, что жестокие наказания связаны с относительно высоким уровнем агрессивности у детей, а недостаточный контроль и присмотр за детьми коррелирует с высоким уровнем асоциальности. Эрон и Хьюсман сообщают, что суровость наказаний коррелирует с оценкой собственной агрессивности в возрасте тридцати лет и с суровостью, с которой испытуемые наказывают своих собственных детей. Дети, подвергавшиеся строгим наказаниям, характеризовались своими сверстниками как более агрессивные.

Петерсон и Стаутхамер-Лебер обнаружили, что два параметра семейного руководства - контроль (степень опеки и осведомленности о своих детях) и последовательность (постоянство в предъявляемых требованих и методах дисциплинарного воздействия) связаны с количеством приводов ребенка в полицию и с его личной оценкой собственного образа жизни по отношению к социальным нормам.

Обзор взаимосвязи между стилем семейного руководства и агрессивным поведением позволяет прийти к заключению, что вседозволенность (в смысле отсутствия контроля за поведением ребенка), и слишком суровые наказания способствуют повышению уровня агрессивности ребенка. Незрелые методы регулирования дисциплины подготавливают почву для усвоения ребенком силовой тактики отстаивания своих интересов. В некоторых случаях родители могут игнорировать отклоняющееся поведение ребенка или позволять вести себя подобным образом, тогда как в других случаях могут угрожать физическими наказаниями, не осуществляя свои угрозы. Иными словами, родители непредсказуемы и непоследовательны в выборе наказаний за неприемлемое поведение. Если родителям не хватает умения научить ребенка следовать определенным правилам поведения, его манерой становятся неподчинение и пущенные в ход кулаки. Этот стиль становится доминирующим в отношениях с людьми.

Наказание может вызвать устойчивые изменения в поведении, если применяется в соответствии с определенными принципами. Любое наказание требует разъяснения, оно должно занимать определенную нишу в системе эмоциональных отношений между родителями и ребенком. Временной разрыв между неприемлемым действием и наказанием должен быть минимален, так как наказание непосредственно после проступка предполагает большую важность запрета определенной модели поведения и является более действенным, чем отсроченное, когда в течение некоторого времени не делается никаких замечаний и оценок нежелательных действий. Предлагая альтернативу поведению, за которое ребенок был наказан, вы закладываете фундамент будущих поощрений (Бандура, 1973). Разъясняя, какой поступок повлек за собой наказание и, рассматривая возможные альтернативы поведения, вы не создаете барьеры, которые могут помешать осуществлению каких-либо действий вообще и желаемых в частности.

Тесную связь между родительскими действиями и проявлениями детской враждебности подтверждают также полевые исследования У. Хартупа и Я. де Вита. «Наказание,- считают они,- способствует проявлению агрессивных побуждений в детской активности вне той ситуации, в которой оно имело место, а его сдерживающие эффекты действуют только в пределах очень узкого круга обстоятельств».

Общепринятой в современной западной науке становится идея, согласно которой наказывающие родители выполняют роль как бы своеобразной модели поведения для своих детей. Это особенно касается физических мер воздействия. Признается также, что только очень умеренные дозы наказания могут способствовать формированию альтернативных агрессии образцов поведения (в противовес полному исключению наказания или же применению его в особо жестоких формах).

Когда ребенок ведет себя плохо, его на короткое время оставляют в одиночестве в тихой комнате. Процедуры типа временной изоляции, хотя и относятся к наказаниям, означают отсутствие поощрения, а не демонстрацию неприязненного отношения.

Использование физических наказаний как средства воспитания детей в процессе социализации может привести к следующим последствиям. Во-первых, родители, наказывающие детей, фактически могут оказаться для них примером агрессивности. Наказание может провоцировать агрессивность в дальнейшем как к средству воздействия на людей и контроля над ними при общении с другими детьми. Во-вторых, дети, которых слишком часто наказывают, будут стремиться оказывать им сопротивление. В-третьих, если наказание слишком возбуждает или расстраивает детей, они могут забыть причину, породившую подобные действия. В-четвертых, дети, изменившие свое поведение в результате столь сильного внешнего воздействия, скорее всего не сделают нормой, которые им пытаются привить, своими внутренними ценностями. То есть они повинуются до тех пор, пока за их поведением наблюдают. По сути, наказание заставляет скрывать внешние проявления нежелательного поведения, но не устраняет его.

Поскольку снисходительность сама по себе не способствует возникновению тревоги (относительно как уже совершенных проступков, так и замышляемых), можно было бы ожидать, что агрессивность ребенка окажется пропорциональной снисходительности матери. Аналогично, поскольку наказания подавляют нежелательное поведение, можно было бы ожидать, что, чем строже наказывается агрессия, тем меньше она проявляется. Однако такие предположения на практике оказываются упрощенными. Сирс и соавторы, на основе отчетов матерей, прибегавших к разным методам воспитания ребенка и оценивавших его агрессивность, получили результаты, отраженные в таблице. Из нее видно, что наиболее снисходительные родители (группа С) и наиболее требовательные (группа В) имели детей, чей уровень агрессивности мало различался. Родителями наименее агрессивных детей оказались те из них (группа А), кто не был ни снисходительным, ни склонным к применению наказаний; их позиция заключалась в осуждении агрессии и доведении этого до сведения ребенка, но без строгих наказаний в случае проступка. Такое отношение, конечно, выражает заботливый стиль воспитания, о котором шла речь выше. Родители наиболее агрессивных детей (группа Д) вели себя так, как будто любое поведение детей приемлемо, не делая свое отрицательное отношение к агрессии заранее ясным; однако когда ребенок совершал проступок, он бывал строго наказан. Возникает вопрос: почему в этих обстоятельствах дети упорно продолжают быть агрессивными? Суровое наказание, что естественно и понятно, вызывает в ребенке враждебность и, таким образом, дальнейшую агрессивность. Кроме того, склонный к применению наказаний родитель, хотя и ненамеренно, подает ребенку пример агрессивного поведения: ребенок привыкает к тому, что агрессия есть нормальный путь преодоления фрустрации. Строгость родителя, если она последовательна и достаточно чувствительна для ребенка, может привести к подавлению агрессивных импульсов в присутствии родителя, но вне дома ребенок ведет себя более агрессивно, чем дети, которые воспитываются иначе.

Таблица 1

ГруппаСтиль поведения родителейЧисло агрессивных детей (%)МальчикиДевочкиАНизкий уровень снисходительности, низкий уровень склонности к наказаниям3,713,3ВНизкий уровень снисходительности, высокий уровень склонности к наказаниям20,419,1СВысокий уровень снисходительности, низкий уровень склонности к наказаниям25,320,6DВысокий уровень снисходительности, высокий уровень склонности к наказаниям41,738,1

Приведенный выше краткий обзор относится только к поведению в так называемых границах нормы.

2.2 Родительский стиль воспитания и отношение к ребенку

Как позволяют заметить исследования Т. В. Архиреевой [1] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM> и И. Г. Чесновой [19] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, понятие родительское отношение актуально прежде всего применительно к младшему школьному возрасту (7 - 11 лет). Именно в этом возрасте для развития личности ребенка важно благоприятное родительское отношение, так как на его основе формируется самоотношение ребенка, определяющее то, какие культурные образцы личностного функционирования будут им усваиваться -[1; 17 18] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>. Заметим также, что исследования А. Я. Варга [5] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM> и Ю. В. Баскиной [2] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM> проведены именно на этой возрастной группе. Но с наступлением подросткового возраста (11- 15 лет) на первое место в детерминантах личностного развития ребенка выходит не отношение родителя к ребенку, а то, насколько стиль общения между родителем и ребенком способствует успешной социализации последнего [19; 17] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>. На этом этапе понятие родительское отношение в значительной степени утрачивает свою актуальность. Естественно, однако, что и социокультурные влияния и конкретное поведение ребенка приводят к формированию определенного родительского отношения -[5; 7 8] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, например, девиантное поведение ребенка легко провоцирует доминантное или отвергающее отношение к нему.

В целом ряде исследований 5 аспектов родительского воспитания обнаруживали выраженную связь со стойкими антисоциальными поведенческими проблемами: 1) безнадзорность; 2) непоследовательная, жесткая дисциплина; 3) родительская дисгармония; 4) отвержение ребенка; 5) малая вовлеченность в деятельность ребенка.

Другим отправным пунктом для работы психолога-консультанта с семьей в ситуации родительско-юношеского конфликта является представление о том, что в основе конфликта лежит неправильное родительское отношение к ребенку. Эта тема получила широкое освещение как в западной, так и в отечественной литературе [1] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, [2] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, [5] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, -[18; 192 201] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, [19] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, --[21; 55 56, 60 62] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>. Можно выделить три основных типа неправильного родительского отношения к ребенку, которые, впрочем, порою сочетаются друг с другом.

. Доминантное отношение характеризуется строгим, внушительным контролем. Зачастую оба родителя чрезмерно наказывают и чрезмерно критикуют ребенка. Ответными действиями со стороны юноши (девушки) на явный доминантный контроль могут быть негодование и длительная борьба с родителями. Однако не всегда доминантное отношение родителей приводит к родительско-юношеским конфликтам. Это зависит от того, ощущает ли юноша (девушка) доминантность, которая была проявлена, как оправдываемую и/или принимает ли он(а) или отвергает родительский авторитет. Догматическое поведение может быть приемлемым для ребенка, если принципы кажутся ему благоразумными, хорошо обоснованными и имеющими цели.

. Отвергающее отношение описывается как наличие одной или двух специфических черт:

а) индифферентности (равнодушия) со стороны одного или обоих родителей по отношению к своему ребенку;

б) строгого, негибкого поведения родителей по отношению к ребенку. Конечным результатом отвергающей домашней атмосферы является неизбежная ломка родительско-детских отношений и отсутствие семейной сплоченности. И доминантное, и отвергающее отношение могут вызывать у ребенка агрессию и негодование, а зачастую вынуждают его уходить из дома. Если отвергающее отношение выступает как один из способов наказания ребенка, когда другие способы родителям уже недоступны, оно является частным случаем доминантного отношения.

. Симбиотический тип родительского отношения характеризуется стремлением родителя (или обоих родителей) установить с ребенком тесный, напряженный эмоциональный контакт, принимать участие во всех, даже незначительных, событиях в его жизни. При этом ребенок может превращаться в лишенное своей индивидуальности средство и орудие удовлетворения эгоцентрических потребностей матери и/или отца. Потребность родителя в симбиотической эмоциональной привязанности может приводить к чрезмерному контролю и излишней опеке ребенка, которая тяготит последнего, заставляет его внутренне страдать от активного желания родителя (чаще всего матери) влиять на него. Симбиотический тип родительского отношения становится неблагоприятным для взаимоотношений родителей и детей тогда, когда при этом фрустрируется какая-либо важная для развития личности ребенка потребность (например, в самостоятельности и проявлении инициативы).

Несомненно, что доминантное и/или отвергающее родительское отношение зачастую служит пусковым моментом родительско-юношеского конфликта, сопровождает этот конфликт и способствует его эскалации. Симбиотическое же отношение приводит к конфликту тогда, когда родитель становится доминантным или отвергающим в попытке удержать уходящего от него ребенка, в то время как этот уход связан с потребностью ребенка получить то, что ему необходимо для своей социализации и что он не может получить в своей семье. Нельзя, однако, не заметить, что доминантное, отвергающее или же симбиотическое отношение не является первоосновой конфликта, оно чаще всего вплетено в контекст других факторов, приводящих к конфликту, но именно оно в первую очередь обращает на себя внимание. Так, например, за симбиотическим отношением к ребенку стоит незрелость личности родителя -[18; 192 193, 196] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, фрустрированность его потребности в самоуважении [18] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, неспособность отнестись к недостаткам и отрицательным чертам характера своего ребенка как к динамичным образованиям, которые еще могут измениться -[2; 11 13] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>. Разумно поэтому в случае конфликтов не зацикливаться на нюансах отношения родителя к своему ребенку, а искать причину неправильного отношения.

Зачастую родительско-юношеский конфликт спровоцирован противоречиями в ценностных ориентациях самих родителей. Дети предпочитают развиваться в русле ценностных ориентации своих родителей. Однако если родители живут в состоянии внутреннего конфликта, если их ценностные ориентации противоречивы, дети склонны целиком принимать на себя атрибуты одной из сторон внутреннего конфликта родителей и развивать соответствующую им модель поведения. Если родители говорят одно, а делают другое: призывают к честности, но обманывают друг друга, требуют от ребенка сдержанности, а сами вспыльчивы, агрессивны и распущены, то почти неизбежно возникновение у ребенка обиды и протеста, когда требуемое от него поведение соответствует более высоким стандартам, нежели наблюдаемое у родителей. При этом ребенок может настолько расширить модель поведения, заданную ему родителями, что его собственное поведение окажется для них неприемлемым. Так, подростки, следуя примеру родителей, не признающих канонов и норм, принятых в обществе, расширяют протест и неприятие настолько, что отвергают и то, чем родители все-таки дорожат. Эти дети принимают модель нонконформизма и в отношении норм, признаваемых родителями [15; 175] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>.

В. Н. Мясищев писал о том, что социально-положительные установки запущенного ребенка не вытекают органически из действенного опыта ребенка, но являются извне привитыми, внешне усвоенными вербальными правилами поведения. Уже в самой семье авторитет этих принципов скомпрометирован тем резким противоречием, которое существует между словами и делами родителей. Неблагоприятные влияния легко преодолевают сопротивление словесных правил и постепенно затягивают ребенка в водоворот трудновоспитуемости -[12; 47 48] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>. Противоречие между словами и делами родителей говорит о наличии у них внутреннего конфликта, иначе они не стали бы требовать от ребенка того, чему не следуют (или не в состоянии следовать) сами.

Значительная доля агрессивного поведения у детей определяется поведением родителей по отношению к детям. Во многих семьях с антисоциальными детьми родители делают очень мало для поощрения вежливого и тактичного поведения со стороны детей - такое поведение часто игнорируется и оказывается неэффективным. Нередко родители уделяют внимание детям только тогда, когда дети кричат или разгневаны, при этом часто родители уступают, и дети как бы оказываются победителями. В результате они привыкают вести себя соответствующим образом. Сопутствующее невнимание к коммуникациям детей и их эмоциональным потребностям усугубляет имеющиеся нарушения, обнаруживает дезорганизованные формы привязанности, переживания страха, гнева и дистресса. Такое поведение, вероятно, является реакцией на недостаток внимания, на воспитание в страхе и на противоречивое воспитание. Они неадекватно оценивают чувства других людей, обнаруживают неспособность к поиску конструктивных решений в конфликтных ситуациях, считая, что агрессия окажется более эффективной. Эта склонность к проявлению агрессии проявляется при малейшей возможности проявления неуважения и проявление такого неуважения может привести к быстрому наказанию. Все это свидетельствует о хрупкой самооценке и конфронтационном видении мира после многолетних фрустраций и неудач. Некоторые из них считают, что в результате своего жесткого поведения они выглядят лучше в своих собственных глазах и приобретают чувство контроля.

Это ни в коем случае не означает, что мужчины обязаны демонстрировать более высокие уровни агрессии, нежели женщины. Нет причин полагать, что биологически обусловленные агрессивные наклонности мужчин обязательно должны превращаться в открытые проявления насилия.

Гендерные различия в агрессии иногда объясняются влиянием биологических факторов, что отнюдь не означает, что мужчины должны демонстрировать более высокий уровень агрессивности, нежели женщины.

Во многих случаях мощными детерминантами агрессии могут являться некоторые устойчивые характеристики потенциальных агрессоров - те личностные черты, индивидуальные установки и склонности, которые остаются неизменными вне зависимости от ситуации. В качестве аффектирующих агрессивное поведение психологических характеристик обычно рассматриваются такие личностные черты, как боязнь общественного неодобрения, раздражительность, тенденция рассматривать враждебность в чужих действиях предвзятость атрибуций враждебности), убежденность индивидуума в том, что он в любой ситуации остается хозяином своей судьбы (локус контроля), склонность испытывать чувство стыда, а не вины во многих ситуациях.

У многих народов считается, что женщины в отличие от мужчин, более общественные создания - для них должно быть характерно дружелюбие, беспокойство за других, эмоциональная экспрессивность. От мужчин же, напротив, ожидается демонстрация силы - независимости, уверенности в себе, хозяйственности. В большинстве культур считается, что мужчины в широком диапазоне ситуаций должны вести себя более агрессивно, нежели женщины.

Дополнительные данные, касающиеся гендерных различий в агрессии, свидетельствуют о том, что мужчины более склонны прибегать к прямым формам агрессии, а женщины предпочитают пользоваться косвенными действиями, которые наносят вред противнику окольным путем. Например Лагерспетц и его коллеги опрашивали мальчиков и девочек в возрасте от 8 до 15 лет, как ведут себя школьники из их класса, когда сердятся. Полученные результаты показали, что мальчики прибегают к прямым формам агрессии, включающим такие действия как погоня за противником, подножки, пинки, толчки дразнилки, значительно чаще девочек. Зато девочкам более свойственны косвенные формы агрессии, например, наговор на противника за его спиной, бойкотирование обидчика, разрыв дружеских отношений, демонстрация обиды.

2.3 Девиантное поведение

Девиантное поведение - это отклонение от общепринятых в обществе норм и рассматривается как результат социопатогенеза, под влиянием различных целенаправленных и стихийных , неорганизованных воздействий на личность ребёнка, подростка, юноши.

В числе разнообразных, взаимосвязанных факторов, обуславливающих проявление отклоняющегося поведения, можно выделить такие, как:

1.Индивидуальный фактор - действует на уровне психобиологических предпосылок асоциального поведения, которые затрудняют социальную адаптацию индивида;

2.психолого - педагогический фактор - проявляется в дефектах школьного и семейного воспитания;

.Социально - психологический фактор - раскрывает неблагоприятные особенности взаимодействия несовершеннолетнего со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в учебно-воспитательном коллективе;

.Личностный фактор - проявляется в активно-избирательном отношении индивида к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения, к педагогическим воздействиям семьи, школы, общественности, а также личных ценностных ориентациях и личностной способности к саморегулированию своего поведения;

.Социальный фактор - определяется социальными и социально-экономическими условиями существования общества.

И.Б.Бойко [5] было проведено изучение агрессивности у несовершеннолетних женского пола, осужденных за различные виды преступлений, показало, что повышенное состояние агрессивности у несовершеннолетних осужденных женского пола проявляется в следующих формах:

открытой, при которой поведение осужденных характеризуется высокой конфликтностью, частыми оскорблениями, драками и другими откровенными и грубыми внешними физическими проявлениями агрессии (осужденные с подобными проявлениями наиболее часто и в большем объеме создают проблемы сотрудникам ВТК);

скрытой, проявляющейся в «тихом», завуалированном варианте (распространение грубых и злых сплетен, слухов, унижающих достоинство конкретной личности и т. п.);

ситуативной, или адаптивной, выражающейся в индивидуально выбранной для данного учреждения манере поведения;

патологической, обусловленной каким-либо имеющимся психическим или физическим недугом.

Объяснением данного явления могут служить следующие факторы, которые были установлены в процессе исследования на основе изучения личных дел, автобиографий, бесед, длительных наблюдений, анализа получаемых (отправляемых) писем, ознакомления с характеристиками на осужденных со стороны сотрудников ВТК:

общее социальное неблагополучие, включающее в себя плохие семейные взаимоотношения, неурядицы, отсутствие одного или двух родителей, алкоголизм, конфликтность в семье, ярко выраженные авторитарные методы воспитания с элементами насилия, откровенных сексуальных притязаний, постоянного унижения достоинства ребенка, достигаемого в том числе и другими способами;

определяющее влияние малых отрицательных групп улицы, приводящее к увлечению наркоманией, токсикоманией, алкоголизмом, раннему вступлению в половую связь, нередко характеризующуюся насильственным принуждением.

Не получив признания в семье, подростки-девушки переносят отрицательный опыт семейных взаимоотношений на систему общения в малые группы улицы, что конкретно реализуется в элементах скрытой и явной агрессии.

Девиантное поведение является сейчас наиболее актуальной проблемой. И если раньше считалось, что отклоняющееся поведение присуще исключительно подросткам мужского пола, то в последние годы и подростки женского пола привлекают все больше внимания. Крайне важным является то, что эти отклонения приобретают у них большую социальную значимость и бывают более тяжелыми. Девушки всё чаще становятся «вдохновителями» и инициаторами нарушений поведения у мальчиков.

По большей части отклонения в поведении обусловлены не врожденными психическими или физиологическими дефектами, а представляют собой последствия неправильного воспитания в семье и в школе.

Агрессия во всех своих формах может быть предотвращена с помощью определенных средств. После диагностики семейных отношений и степени их дисгармоничности должна следовать психокоррекционная работа как индивидуальная, так и групповая. Но основной акцент следует делать на индивидуальной работе. Программы по улучшению воспитания и коррекции эффективны для уменьшения антисоциального поведения у детей в возрасте до 10 лет и требуют участия родителей и школы.

Важную категорию агрессоров составляют экстремисты, то есть мужчины и женщины, проявляющие агрессию либо крайне часто, либо в крайних формах. Экстремисты отчетливо подразделяются на две группы, к первой из которых относятся лица со сниженным, а ко второй - с повышенным самоконтролем. У агрессоров первого типа внутренние сдерживающие механизмы развиты весьма слабо, и поэтому агрессоры со сниженным самоконтролем прибегают к насилию чрезвычайно часто. Агрессоры второго типа, напротив, обладают необычайно развитыми внутренними сдерживающими механизмами и способны воздерживаться от агрессивных проявлений даже в случае чрезвычайно мощной провокации. Когда же ресурс внутренних ингибиторов иссякает, агрессия, проявляемая лицами с повышенным самоконтролем, может принимать крайние, а порой даже фатальные формы.

Поведенческие реакции индивидуума зависят также от его установок и внутренних стандартов. К числу наиболее важных установок, аффектирующих агрессивное поведение, относятся различные формы предрассудков. Одна и та же поведенческая реакция разными индивидами может восприниматься и как недопустимо агрессивная и как нормальная - все зависит от системы ценностей конкретного индивида. Такого рода внутренние стандарты наиболее ярко проявляются и оказывают наиболее сильное влияние на поведение и ситуации повышенного личностного самосознания. Повышение степени личностного самосознания подталкивает индивида к агрессии, если он считает подобное поведение допустимым, и наоборот, удерживает его от совершения агрессивных действий, если он относится к такому действию как к недопустимому.

Заключение

В заключение курсовой работы необходимо подытожить некоторые проработанные факты, сделать некоторые выводы.

Обзор взаимосвязи между стилем семейного руководства. Отношений родителей к ребенку и агрессивным поведением позволяет прийти к заключению, что это факторы, которые предопределяют агрессивное поведение ребенка. Особенно это будет сказываться на детях младшего школьного возраста, так как семья является первым этапом социализации ребенка. Наименее агрессивны те дети, родители которых не были склонны ни к снисходительности, ни к наказанию. Их позиция в осуждении агрессии и доведении этого до сведения ребенка, но без строгих наказаний в случае проступка. Строгость родителей, если она последовательна и достаточно чувствительна для ребенка, может привести к подавлению агрессивных импульсов в присутствии родителей, но вне дома ребенок будет вести себя еще более агрессивно. Отсюда, работу по коррекции агрессивного поведения следует начинать у детей младшего дошкольного возраста не только с самим ребенком, но и с его родителями. А.Н.Елизаров- вопр.

Другим отправным пунктом для работы психолога-консультанта с семьей в ситуации родительско-юношеского конфликта является представление о том, что в основе конфликта лежит неправильное родительское отношение к ребенку. Эта тема получила широкое освещение как в западной, так и в отечественной литературе [1] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, [2] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, [5] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, -[18; 192 201] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, [19] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>, --[21; 55 56, 60 62] <file:///G:\ISSUES\1995\953\953038.HTM>.

Помня об уникальности условий, в которых жили и живут эти люди, и отнюдь не идеализируя их социальный опыт, мы в то же время можем воспользоваться им для осмысления некоторых конкретных приемов, формирующих альтернативные, несовместимые с враждебностью образцы человеческого поведения.

При всей привлекательности гуманистических исходных установок и выводов стратегии несовместимых ответов следует отметить, что она оказывается малоэффективной в плане поиска средств по борьбе с насилием и агрессией в масштабах всего общества. Можно поэтому, на наш взгляд, говорить лишь о возможности практического применения отдельных, конкретных рекомендаций, содержащихся в этой программе. В качестве возможных направлений использования положений этой стратегии мы бы выделили следующие:

·всячески способствовать на практике поощрению альтернативных, несовместимых с гневом и агрессией форм поведения;

·содействовать созданию в обществе атмосферы, которая вызывала бы сочувствие к чужой боли;

·с самых ранних лет формировать у детей чувства добра и сопереживания к другим людям, животным, тем, кто болен и вообще ко всем живым существам;

·стремиться в сложных, высококонфликтных ситуациях ослабить всеобщее напряжение с помощью шутки, юмора и т. п., не давая ему вылиться в открыто враждебные столкновения между людьми.

Агрессивные дети вырастают в семьях, где дистанция между родителями и детьми огромна, где мало интересуются развитием детей, где не хватает тепла и ласки, отношение к проявлению детской агрессивности безразличное или снисходительное, где в качестве дисциплинарных воздействий вместо заботы и терпеливого объяснения предпочитают силовые методы, особенно физические наказания. Если четырехлетний ребенок без конца дерётся с товарищами по двору, кусается, набрасывается на маленьких детей, отбирает у них игрушки, родителям следует приглядеться, что травмирует его дома.

Анализ основных теоретических подходов и ориентации, сложившихся в настоящее время в западной психологии в связи с решением проблемы контроля, сдерживания и преодоления агрессии, позволяет считать, что значительная часть исследователей все еще предпочитает изучать межличностные аспекты проблемы человеческой агрессии, в то время как вне фокуса концептуального и методологического интереса оказывается значительный круг вопросов, непосредственно связанных с функционированием государственных и межгосударственных структур. А ведь их возможные агрессивные действия представляют несравненно большую опасность.

По-видимому, методологические и концептуальные основания теорий человеческой агрессии все еще не соответствуют довольно высокому уровню развития современной философии, в силу чего значительная часть этих теорий либо не содержит, либо утрачивает представления об истинном масштабе проблемы и ее философском статусе, который дает основания утверждать, что проблема контроля, сдерживания и преодоления человеческой агрессии по сути своей является одной из наиболее актуальных глобальных проблем современного мира. Тем не менее многие из ее концептуальных и прикладных разработок носят избыточно приватный характер или, наоборот, обладают слишком высоким уровнем социального утопизма, более характерного для начала XX в., нежели его окончания. И все же деятельность в этой области оказала позитивное воздействие на разрушение многих стереотипов содействовала определению диапазона современных возможностей человека в плане контроля и сдерживания агрессии, а также способствовала осознанию и формулировке новых исследовательских целей и практических ориентиров.

ЛИТЕРАТУРА

1.Аликина Н. В. Принципы диагностики агрессивного поведения в условиях ВТК // Психологическое изучение осужденных несовершеннолетних. Домодедово, 1991. С. 124 - 137.

2.Антонян Ю. М., Гульдан В. В. Криминальная патопсихология. М., 1991. С. 124 - 129.

3.Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М.: Наука, 1991.

.Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

5.Бойко И.Б. Проявления агрессивности несовершеннолетних осужденных женского пола - Вопросы психологии.1993, №4.

.Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев, 1989.

.Буянов М. И. Беседы о детской психиатрии. М., 1986.

.Бютнер К. Жить с агрессивными детьми. М., 1991.

.Волкова Е. М. Трудные дети или трудные родители? М., 1992.

.Выготский Л. С. Педология подростка // Собр. соч.: в 6 т. М., 1984. Т. 4.

.Дельгадо X. Конструировать человека? // Диалоги: Полемические статьи о возможных последствиях развития современной науки. М., 1979.

12.Дубинко Н.А. К проблеме условий и движущих факторов агрессии // Социально- педагогическая работа. 1997. № 4. 1997. С.85-92.

.Захаров А. И. Как преодолеть страхи у детей. М., 1986.

14.Клайн В. Как подготовить ребенка к жизни. М., 1991.

.Креч Д., Кратчфилд Р., Ливсон И. Нравственность, агрессия, справедливость // Элементы психологии. М., 1992.

.Осницкий А. К. Психологический анализ агрессивных проявлений учащихся - Вопросы психологии. 1994, №3.

.Осницкий А. К. Саморегуляция деятельности школьника и формирование активной личности. М., 1986.

.Раттер М. Помощь трудным детям. М., 1984.

.Бэрон Р.,Ричардсон Д. Агрессия - СПб.: Питер, 1997.

20.Румянцева Т.Г. Понятие агрессивности в современной зарубежной психологии // Вопр. психол. 1991. № 1. С. 81-88.

21.Славина Л. С. Дети с аффективным поведением. М., 1966.

22.Таннен Д. Ты меня не понимаешь! - М.,1996.

.Холличер В. Человек и агрессия. М., 1975.

.Эберлейн Г. Страхи здоровых детей. М., 1981.

.Эльконин Д. Б. Развитие личности ребенка-дошкольника // Избранные психологические труды. М., 1989.

Похожие работы на - Влияние семьи на развитие детской агрессии

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!