На Кицканском рубеже

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    23,12 Кб
  • Опубликовано:
    2012-08-20
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

На Кицканском рубеже

На Кицканском рубеже

кицканский гвардейский боевой оборона

В ночь на 12 апреля, а также в течение этого дня наши войска форсировали Днестр в районе села Кицканы. 82-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора П.Г. Кузнецова в составе 28-й гв., 92-й гв., 188-й стрелковых дивизий и 10 гвардейской воздушно-десантной дивизии, а также 6-го гвардейского стрелкового корпуса (20 гвардейская стрелковая дивизия) под командованием генерал-майора Г.П. Котова захватили Кицканский плацдарм.

К вечеру 11 апреля 28-я гвардейская Харьковская дважды Краснознаменная стрелковая дивизия вышла к Днестру в районе села Карагаш и уже в 22.00 этого же дня приступила к форсированию водной преграды. Противник - румынские части практически противодействия не оказали. К утру 12 апреля дивизия переправилась на правый берег, начав продвижение к с. Кицканы.

В качестве передового отряда форсировали Днестр два батальона 28-й гвардейской стрелковой дивизии (командир генерал-майор Чурмаев Георгий Иванович). Вначале переправился на правый берег 1-й стрелковый батальон 89-го гвардейского стрелкового полка под командованием Владимира Антоновича Шиковца (впоследствии Почетного Гражданина с. Кицканы). Этот батальон, как вспоминает бывший начальник штаба полка И.А. Вязанкин в книге «За строкой боевого донесения», во главе со своим командиром в 8.00 одним из первых ворвался в село Кицканы. Здесь противник оказал сопротивление. Особенно трудно пришлось 1-й роте батальона под командованием В.К. Малолеткова.

На рассвете 12 апреля жаркие бои разгорелись в садах и на взгорках монастыря, который впоследствии стал наблюдательным пунктом командования 3-го Украинского фронта. Здесь противник оказывал сопротивление силами роты автоматчиков. На помощь В.А. Шишковцу пришел батальон капитана Семена Макаровича Полищука. В бою особенно отличились пулеметный взвод Александрова и стрелковая рота Молотко-ва 28-й гвардейской стрелковой дивизии.

Сильный бой разгорелся на так называемых Кицканских высотах, где ныне находится обелиск Славы войскам 3-го Украинского фронта. Полку немцев противостояли здесь подразделения 28-й дивизии, батальона 20 гвардейской стрелковой дивизи 6-го гвардейского стрелкового корпуса. Вскоре на помощь прибыл передовой отряд 188-й дивизии 82-го корпуса. Он форсировал Днестр прямо из Тирасполя и, заслышав выстрелы, броском достиг Кицкан.

К 11.00 гребень высот уже прочно оседлали четыре наших стрелковых полка. Выбитые из Кицкан и сброшенные с гребня разрозненные вражеские цепи откатывались назад, в долину, и через плавни озера Ботна к Хаджимусу, и в район Фынтына Маску - тивотанковым рвом. Это рядом с теперешними очистными сооружениями города, на расстоянии нескольких сот метров от завода «Молдавкабель». С господствующих высот, в том числе с Суворовской горы (высота 150.00), из бендерской крепости ударила артиллерия. Разгорелся жаркий и кровопролитный бой. Воины дивизии героически сражались, показывая беспримерное мужество и стойкость.

Ветеран дивизии, командир орудия 197-го гвардейского артиллерийского полка гвардии старшина Анатолий Викторович Муравицкий вспоминает «Враг ощетинился пушками, пулеметами, а сверху нас беспрерывно Щ бомбили пикирующие бомбарди-ровщики. Но мы стояли насмерть». Анатолий Викторович прошел войну с первого ее выстрела, с 22 июня 1941 г. и до последнего победного залпа. У стен нашего города он расстреливал из своего орудия прямой наводкой фашистские танки, уничтожил более 30 фашистов. За героизм в боях за город Бендеры был награжден орденом Красной Звезды.

Неоднократно смотрел смерти в глаза командир стрелкового батальона 92-й гвардейской стрелковой дивизии Сергей Сергеевич Сморж, неоднократно был ранен. В Полтаве хорошо знали этого небольшого роста человека, убеленного сединой, всегда подтянутого, стройного. Он командовал взводом, ротой, батальоном. Отправлялся в тыл врага, добывал ценные сведения, приводил «языка». Родина удостоила его многих наград, в том числе ордена Отечественной войны за стойкость в боях за наш город.

Медалью «За отвагу» был награжден командир отделения разведчиков Ефим Григорьевич Запрудский. Неоднократно приходилось ему ходить в разведку на плацдарме, здесь он потерял многих товарищей, сам был ранен. За форсирование реки Днестр под Бендерами также медали «За отвагу» удостоен связист 197-го гвардейского артполка Алексеев Елизар Алексеевич.

апреля дивизия была передана из состава 57-го стрелкового корпуса в 82-й корпус, поскольку действовала в его полосе. Наиболее ожесточенные наступательные бои по расширению плацдарма дивизия вела с 14 апреля по 20 апреля. Однако противник, подтянув значительные силы пехоты, огневых средств, самоходной артиллерии и тан луй. Левее 82-го стрелкового корпуса на плацдарм выходили части 6-го гвардейского корпуса. К 12.00 бой за высоты был полностью выигран. Отдаленная стрельба слышалась лишь на западных скатах, а в селе Кицканы и в садах, окружавших его, было удивительно тихо.

Весь остаток апреля 28-я гвардейская стрелковая дивизия расширяла плацдарм в сторону Бендер. К концу мая от противника была освобождена вся низина до железной дороги Бендеры-Каушаны, а также восточная окраина села Плавни. До августа 1944 г.

Участок обороны от реки Днестр до озера Ботна удерживали две дивизии корпуса: 92-я и 28-я гвардейские. В ночь на 15 августа дивизия по приказу командования сдала свой участок обороны 113-й и 93-й стрелковым дивизиям и выведена во второй эшелон для подготовки к Ясско-Кишиневской операции. В районе с. Копанка принимала участие в боях 10-я гвардейская воздушно-десантная дивизия.

Соседом справа у 28-й гвардейской стрелковой дивизии была 92-гвардейская Криворожская Краснознаменная стрелковая дивизия, которой командовал гвардии полковник Матвеев Митрофан Ильич. Вечером 11 апреля дивизия получила следующий боевой приказ: «Овладеть южной частью г. Тирасполь, после чего выйти на левый берег р. Днестр в районе Терновка - Меренешты и к рассвету

апреля овладеть Суворовской Могилой».22 После Тирасполя дивизия должна была наступать к Бендерам слева от железной дороги. Однако ночью, уклонившись влево, двумя полками форсировала Днестр с окраины Тирасполя в районе нынешней набережной и пешеходного моста в Кицканский лес. А один полк, освободив с. Терновка, переправился через реку, набухшую от весеннего половодья в районе с. Меренешты. Гитлеровцы отходили, как свидетельствуют боевые донесения, оказывая незначительное огневое сопротивление. В 12.30 части дивизии овладели селом Кицканы, а в 15.00 с. Меренешты.

Продолжая наступление вдоль дороги Кицканы-Бенде-ры с целью выйти на южную окраину города Бендеры, наши бойцы не встречали сопротивления. Однако к 8.00

апреля части дивизии, встретив организованный ру - Продолжая наступление вдоль дороги Кицканы-Бенде-ры с целью выйти на южную окраину города Бендеры, наши бойцы не встречали сопротивления. Однако к 8.00

апреля части дивизии, встретив организованный ружейно-пулеметный огонь (из района восточнее предместья Плавни), залегли и вели бой с противником». - Здесь фашисты подготовили основательную линию обороны с проков, прочно удерживал занимаемый рубеж и одновременно оказывал сильное огневое воздействие на боевые порядки дивизии и переправы. Беспрерывно бомбила позиции гвардейцев вражеская авиация.

Бывший командир 1-го стрелкового батальона 282-го гвардейского стрелкового полка Спесивцев Николай Владимирович (ныне подполковник в отставке) вспоминает об этих боях: «В оборону противника приходилось в прямом смысле вгрызаться, но преодолеть противотанковый ров мы не смогли, хотя весь апрель атаковали. Дивизия на южной окраине Бен-дер сражалась в течение 4 месяцев, понесла большие потери, но плацдарм удержала и в некоторых местах расширила».

Спустя 4 месяца изнурительных боев 92-я гвардейская стрелковая дивизия в середине августа сдала свой участок обороны 223-й стрелковой дивизии 68-го стрелкового корпуса, прибывшего с Шерпенского плацдарма, и выведена во второй эшелон для подготовки к Ясско-Кишиневской операции. За время боев на самой южной окраине г. Бендеры дивизия понесла большие потери. Только на Братском кладбище г. Бендеры покоится прах более 200 воинов. Часть павших захоронены в Киц-канах, Тирасполе и других населенных пунктах.

За годы войны 92-я дивизия семь раз отмечалась в приказах Верховного Главнокомандования, в том числе 22 августа 1944 г. за прорыв обороны противника под Бендерами. Значительная часть воинов была награждена письменной благодарностью ВГК за освобождение нашего города.

Началу третьей декады апреля положение на Кицканском и особенно на Варницком плацдарме оставалось сложным и напряженным и не удовлетворяло командование 3-го Украинского фронта. Не имели успеха атаки частей 82-го стрелкового корпуса южнее Бендер. 57-й корпус пытался прорвать вражескую оборону на главном направлении армейской полосы наступления севернее нашего города, но тоже безрезультатно Как уже отмечалось, командующий 37-й армией генерал-майор Шарохин Михаил Николаевич за счет своего резерва усилил 57-й корпус 15-й гвардейской стрелковой дивизией, частично 10-й гвардейской воздушно-десантной, а ранее 9-й артиллерийской дивизией РГК. Кроме того командование фронта придало на усиление армии бригаду гвардейских минометов М-31, 864-й самоходный артиллерийский полк, 301-й гвардейский минометный полк. Они должны были поступить в распоряжение армии 16 апреля, но прибыли на несколько дней позже. 23-й танковый корпус передавался на усиление

-й армии. Эта перегруппировка не дала, к сожалению, сколько-нибудь существенных результатов.

Между тем командование фронта считало необходимым продолжать наступление, пока противник не закрепился на подготовленных рубежах. В два часа ночи 17 апреля в штаб 37-й армии поступила директива фронта: «…подготовить и провести наступательную операцию… Во взаимодействии с 57-й и 6-й армиями разгромить группировку противника в южной части Бессарабии между Днестром и Прутом, выйти на государственную границу…».2ff

Ближайшая задача 37-й армии, как и прежде, состояла в том, чтобы овладеть Бендерами, расширить плацдармы на западном берегу Днестра с выходом на рубеж Гырбовец, Суворовской горы (высота 150.00), а к исходу 19 апреля изготовиться к дальнейшему решительному наступлению в направлении Фарладан, Чимишлии, Фэльчиу (на реке Прут, 20 километров южнее Леово).

-я армия в соответствии с директивой должна была наступать в направлении Резены, Леово. Новый левый сосед 37-й армии - 6-я армия под командованием генерала И.Т. Шлемина получила задачу нанести удар в направлении Каушаны, Абаклии, Ком-рат. (35 километров юго-восточнее Леово). Между 37-й и 6-й армией устанавливалась новая разграничительная линия: Суклея - Киркаешты - Салкуца. Участок Фынтына-Маскулуй, - Леонтьево утром 19 апреля был передан 6-й армии.

План операции требовалось представить командующему фронтом на утверждение к двенадцати часам 18 апреля. В этих условиях М.Н. Шарохин принял единственно возможное в сложившихся условиях решение: операцию по овладению крепостью Бендеры и расширению плацдармов на западном берегу реки провести силами войск 57-го и 82-го корпусов в ночь на 19 апреля; 57-й корпус наносит главный удар своим правым флангом в обход Бендер с северо-запада, овладевает крепостью и выходит на рубеж Фарладаны; 82-й корпус прорывает оборону противника своим правым флангом, обходит Бендеры с юга, овладевает предместьем Плавни и в дальнейшем наступает в направлении Новый Григорень; 6-й гвардейский корпус после передачи занимаемого им участка частям 6-й армии сосредотачивается в районе Кицкан, Меренешт в готовности развивать наступление в направлении главного удара армии.

Планом операции предусматривалось, что после выполнения ближайшей задачи, главный удар силами пяти дивизий будет нанесен в направлении Фарладан, Чимишлии, а вспомогательный - силами одной дивизии в направлении Хаджимуса и Тараклии для взаимодействия с 6-й армией. В резерве командующего намечалось оставить одну дивизию.

Начало операции откладывалось со дня на день, с 19 апреля она была перенесена на 22. Поэтому новый приказ командующего фронтом: атаку по утвержденному плану начать в два часа 25 апреля прозвучал неожиданно. «Ровно в два часа 25 апреля, - писал бывший начальник штаба 37-й армии А.К. Блажей, - на всей полосе наступления 37-й армии загрохотала артиллерийская канонада. В сторону противника полетели тысячи снарядов и мин. Одновременно поднялись в атаку стрелковые части. То же происходило у наших соседей - в 57 и 6-й армиях». 27

В ходе наступательных боев этого дня отличились помощник командира взвода пешей разведки 47-го гвардейского стрелкового полка гвардии сержант А.В. Митряков и снайпер первой стрелковой роты 44-го гвардейского стрелкового полка М.С. Сохин, которым Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза.

Еще перед форсированием Днестра Митряков получил приказ от командира 47-го полка И.С. Микулина тщательно разведать и изучить район переправы. Командир взвода взял с собой трех наиболее опытных разведчиков и глубокой ночью высадился на правый берег. Тщательно маскируясь, бойцы вели наблюдение и, передвигаясь вперед, пробрались в расположение противника. Внезапно взлетела сигнальная ракета. Разведчики прижались к земле. Затем впереди чуть правее заработал крупнокалиберный пулемет. Трассирующие пули понеслись в сторону реки. Фашисты стреляли наугад. Следующая ракета осветила впереди несколько маленьких домиков, а возле одного из них фигуру человека. У сержанта возник дерзкий план. Когда пулемет умолк, разведчики ползком подобрались к дому и прижались к стене. Ждать пришлось недолго: из дома вышел немец. Его оглушили прикладом, заткнули в рот приготовленный кляп, связали и оттащили в сторону. Видимо почувствовав что-то неладное, спустя несколько минут, в дверях появился еще один. На этот раз офицер. Его постигла та же участь. Алексей

Митряков набросился на него и зажал рот рукой. Группа, забрав обоих пленных, двинулась к своим. Сделав лишь несколько шагов, вдруг услышали совсем рядом окрик часового, охранявшего пулемет. Приставив к горлу офицера кинжал, сержант мотнул в сторону часового. Перепуганный офицер назвал пароль, а Митряков метнулся к окопу, сбил фашиста и заколол его. При возвращении к берегу разведчики также без выстрелов уничтожили еще двух попавшихся гитлеровцев и без потерь вернулись. Собственные разведанные и показания пленных позволили воинам 15-й гвардейской стрелковой дивизии с минимальными потерями форсировать Днестр.

«25 апреля, - писал в наградном листе Алексея Васильевича Митрякова 29 апреля 1944 г. командир 47-го гвардейского стрелкового полка гвардии майор И.С. Микулин, - при наступлении нашей пехоты Митряков со своей группой, находясь на фланге одного из подразделении, заметил новую огневую точку противника - станковый пулемет»/0 Решение пришло мгновенно. Немецкий пулемет находился в стыках наших подразделений и вел прицельный губительный огонь во фланг наступающих воинов полка. Быстро оценив обстановку, Митряков вооружился гранатами и подполз к огневой точке немцев. Сблизившись на короткую дистанцию, он забросал окоп гранатами, уничтожив троих гитлеровцев, еще троих оглушенных, растерявшихся солдат взял в плен.

Спустя лишь два дня, т.е. 27 апреля Алексею Митрякову предстояло выполнить аналогичную задачу. И на этот раз разведчик незаметно подполз к пулеметному гнезду и гранатами уничтожил его.

Так же как и Герой Советского Союза Андрей Федорович Романенко из 228-й стрелковой дивизии, Михаил Степанович Сохин - уроженец воронежской земли. Призванный в ряды Красной Армии в первые дни войны, он попал в самое пекло боев под Смоленском, фронтовыми дорогами прошел через Сталинград, Курскую дугу, Харьков, Кривой Рог, Вознесенск, форсировал Днепр, дошел до Днестра.

Представляя М.С. Сохина к званию Героя Советского Союза, командир 44-го гвардейского стрелкового полка гвардии подполковник А.В. Романовский в наградном документе так описал его заслуги: «Находясь в 44-м гвардейском стрелковом полку с ноября месяца 1942 года, тов. Сохин явился инициатором снайперского движения - подготовил и воспитал в полку группу снайперов в количестве 12 человек. Лично уничтожил из своей снайперской винтовки 202 немецких солдата и офицера». 29

Михаил Сохин в совершенстве владел всеми видами стрелкового оружия, У опытного снайпера было много работы и на Варницком плацдарме. В боях за расширение плацдарма на правом берегу Днестра в период с 18 по 29 апреля 1944 г. Сохин находясь в передовых цепях и на нейтральной полосе нещадно истреблял оккупантов. Невысокий, худощавого телосложения, он умело использовал для маскировки складки местности и неизменно выигрывал дуэли с гитлеровцами.

Во второй половине апреля Михаил Сохин снайперским огнем уничтожил под Бендерами 15 немецких солдат и офицеров. 25 апреля в районе Старых Липкан, когда противник в несколько раз превосходящими силами контратаковал наши подразделения, Сохин не отступил ни на шаг, с горсткой бойцов отбил яростную контратаку немцев.

апреля, в 4.00, после задымления, как явствует из боевого донесения, учебная рота 228-й стрелковой дивизии форсировала Днестр в районе северо-западной окраины города Бендеры с целью обойти крепость с юго-востока. Группа в количестве десяти человек, переправлявшаяся на лодке А-3, не достигнув правого берега, была встречена сильным пулеметным огнем. Личный состав расстрелян. 30

В послевоенное время много лет Иван Иванович Евтощук проживал в Парканах. Неоднократно приходилось встречаться с этим стойким, мужественным человеком. Часто вспоминал он о днях, предшествовавших наступлению, рассказывал подробности той трагической ночи.

Первый день наступления не дал, по сути, никаких результатов: враг сопротивлялся с остервенением. Дело кончилось лишь незначительным продвижением вперед, да и то далеко не на всех участках. 25 апреля и ночью 26 апреля неоднократными атаками до батальона пехоты, при поддержке 3-4 танков, 2-3 самоходных орудий противник старался отбросить части 228-й стрелковой дивизии. Сбив 15-ю гвардейскую стрелковую дивизию с занимаемого рубежа и выйдя на фланг дивизии в результате пятой контратаки, враг потеснил подразделения 767-го и 795-го стрелковых полков на рубеж линии железной дороги. Авиация врага 7 самолетами «Хе-Ш» бомбила село Парканы.

«В 2.00 25 апреля части 15-й гвардейской стрелковой дивизии, во взаимодействии с соседями, после артиллерийской подготовки перешли в наступление, сломив сильное сопротивление противника. В течение суток гитлеровцы пять раз переходили в контратаку силою от одного до двух батальонов, при поддержке танков, самоходных орудий типа «Фердинанд». Контратаки противник поддерживал авиацией и массированным артиллерийско-минометным огнем». 31

В 4.45 50-й гвардейский стрелковый полк отбил контратаку силою до батальона пехоты и 10 танков. В 5.50 дивизия отразила наступление до сотни гитлеровцев, поддержанное 4 танками, а вслед за этих 30 автоматчиков и двух самоходных пушек. Отбивая контратаки, части дивизии вышли на рубеж проселочной дороги, идущей на северо-запад из предместья Старые Липканы».32 С юго-восточных скатов высоты 148,5 свыше 300 фашистских пехотинцев при поддержке трех танков и двух самоходных орудий «Фердинанд» в 14.00 контратаковали стык 47-го и 44-го гвардейских стрелковых полков и потеснили их на 200-300 метров. 33

Части 58-й гвардейской стрелковой дивизии перешли в наступление и выбили противника с первой линии обороны. Частыми контратаками и сильным ружейно-пулеметным огнем противника они были остановлены. Ценой героизма и самоотверженности 173-й и 175-й гвардейские стрелковые полки сумели закрепиться на захваченных рубежах.

В тот же день в 2.00 перешел в наступление 9-й стрелковый корпус, но встреченный сильным огнем и контратаками, значительного успеха не добился. В течение дня 301-я стрелковая дивизия заняла отдельные окопы врага. 230-я и 118-я стрелковые дивизии, уничтожив боевое охранение противника, вышли на линию переднего края обороны немцев, где встретили сильный огонь. В 19.30 противник контратаковал правый фланг 230-й стрелковой дивизии. В результате потеснил 988-й стрелковый полк, который отошел на исходный рубеж.

В приказе командующего фронтом, полученном в штабе 37-й армии поздно вечером, говорилось: «Наступление 25 апреля развивалось неудовлетворительно. Необходимо потребовать от войск проявить самим непоколебимую стойкость, напористость при отражении контратак врага. Наступление ни в коем случае не приостанавливать… Атаку 26 апреля начать в 6.30 после 20-минутной артиллерийской подготовки по узлам обороны противника, не распыляя огня по всему фронту…».34

Командующий фронтом Р.Я. Малиновкий решительно потребовал, чтобы войска 57-й армии к исходу 26 апреля овладели Рошканами и Калфой, войска 37-й армии - лесом северо-западнее Гырбовца и предместьем Гыска, войска 6-й армии - Каушанами, Векь, Ермоклией.

Тем не менее и 26 апреля и во все остальные дни наступления вплоть до 30 апреля результат оказался прежним, даже с учетом того, что в ночь на 27 апреля на Варницкий плацдарм переправилась 10-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. Наши войска несли потери. 26 апреля только в составе 228-й стрелковой дивизии убито 67 человек, ранено 117. На следующий день 10-я гвардейская воздушно-десантная дивизия потеряла убитыми 50 человек и 164 ранеными. В тот же день только 173-й гвардейский стрелковый полк 58-й гвардейской стрелковой дивизии понес потери в количестве 45 человек убитыми и 145 ранеными. Велики были потери и у немцев.

Схожая ситуация складывалась не только в армиях 3-го Украинского фронта, заметно затормозилось наступление и на позициях 1-го и 2-го Украинских фронтов. Таким образом 30 апреля, в 16.00 соединения 57-го и 9-го стрелковых корпусов провели последнее наступление в ходе апрельских боев по захвату и расширению плацдармов севернее и южнее г. Бендеры.

Несмотря на захват Варницкого и Кицканского плацдармов, полностью выполнить поставленную задачу 37-я армия не смогла, ведь ей надлежало прорвать оборону противника севернее и южнее Бендер, выйти на рубеж Новые Кицканы, Гыска, Киркаеш-ты и овладеть городом и крепостью Бендеры.

И на то были причины. Начиная с января, соединения 3-го Украинского фронта прошли с боями свыше 500 километров от правобережья Днепра к Днестру без передышки, чтобы не дать гитлеровцам занять оборону. И это в условиях весенней распутицы, когда реки вышли из берегов, а в некоторых соединениях насчитывалось в тот момент не более 50 процентов личного состава. На исходе апрельских боев эта цифра значительно возросла, в некоторых полках число активных штыков временами доходила до 20-30 человек.

Качество полученного пополнения, в основном за счет освобожденных районов Украины и местного населения не отвечало потребностям дня, так как 25-30 процентов призывников ранее в армии не служили, а проведенная с ними пятидесятидневная военная подготовка была явно недостаточной. Во многом и этим обстоятельством вызваны большие потери наших дивизий. На страницах городской газеты «Победа» бывший командир стрелкового взвода 44-го гвардейского стрелкового полка 15-й гвардейской стрелковой дивизии капитан в отставке А. Крылов вспоминал: «Мне пришлось руководить боем и одновременно заряжать диски автомата ППШ, так как некоторые слабо обученные солдаты не могли сами заряжать оружие».

Пехота во время атак не всегда получала достаточную артиллерийскую, танковую и авиационную поддержку. Артиллерийская плотность составляла как минимум одну треть от необходимой. Боеприпасы подвозились с большими перебоями с армейских складов, находившихся за сотни километров от мест сражений. Командирам и личному составу частей и соединений рекомендовалось экономить снаряды и мины, применять их только для поражения хорошо разведанных целей.

Имея достаточное количество артиллерии, минометов, в том числе шестиствольных, а также танки и самоходные орудия, развитую сеть траншей и ходов сообщения, проволочные заграждения, хорошо замаскированные дзоты, противник оказывал ожесточенное сопротивление, стремясь любой ценой удержать рубежи.

По дороге к Кицканам маяком в зеленом море возвышается 36-метровый бетонный обелиск-штык, устремленный в небо. С его смотровой площадки как на ладони открывается захватывающая дух панорама. Взгляд перебирает города и села, которые хорошо видны отсюда: Копанка, Слободзея, Тирасполь, Бендеры. Слева, вдали, видна длинная спина Суворовской горы. Обелиск установлен в месте, где проходили ожесточенные бои с врагом. С этого маленького плацдарма началось великое и долгожданное наступление советских войск, вошедшее в историю как Ясско-Кишиневская операция советских войск. Она привела к освобождению города Бендеры и всей молдавской земли от фашистских оккупантов.

В период обороны на плацдармах установилось, в какой-то степени, затишье. Полоса шириной в 100-200 метров разделяла советские и немецкие войска. Длинные линии траншей тянулись с севера на юг. Изредка вспыхивали бои местного значения, особенно тогда, когда проводилась разведка боем.

Враг в некоторой тревоге ожидал, что предпримут советские войска, а в это время в Ставке Верховного Главнокомандования и штабе 3-го Украинского фронта разрабатывались планы будущих операций; в войсках шла боевая учеба, поступало пополнение из освобожденных районов в т.ч. из Молдавии, прибывало вооружение, техника, пополнялись боеприпасы.

Замысел Ясско-Кишиневской операции предусматривал прорыв обороны противника силами 2-3-го Украинских фронтов на участках северо-западнее Ясс и южнее Тирасполя по сходящимся к району Васлуй в направлении на Хуши.

При поддержке Черноморского флота и Дунайской военной флотилии окружение и уничтожение вражеской группировки «Южная Украина», оборонявшейся на Кишиневском выступе, развитие наступления на Фокшаны, Галац, Измаил.

«Конечно, - отмечал впоследствии бывший командующий 37-й армии М.Н. Шарохин, - при этом мы шли на большой риск - развернуть крупные силы армии на таком малом пятачке и протолкнуть их через узкую, сильно укрепленную противником горловину чрезвычайно сложно. Зато в случае удачного прорыва обороны противника мы вбивали клин между 6-й немецкой и 3-й румынской армиями, кратчайшим путем выходили к реке Прут, в тыл кишиневской группировки врага и, соединившись с войсками 2-го Украинского фронта, завершали окружение Ясско-Кишиневской группировки».

На полезной площади плацдарма в 70 кв. км. вручную - киркой, ломом, лопатой - было открыто и оборудовано 10 линий траншей с ходами сообщений и блиндажами. Только в направлении основного удара 37-й армии было открыто 200 км. траншей и ходов сообщения. Сооружено 4 хода сообщений в рост человека, ведущих на передовую протяженностью 4-6 километров. Было подготовлено 1700 огневых позиций, более 300 командно-наблюдательных пунктов, построено 9 мостов через Днестр. За 2,5 месяца отремонтировано и построено 470 км. дорог. Шла усиленная подготовка к наступательной операции.

Началась Ясско-Кишиневская операция на рассвете 20 августа 1944 г. В 6 часов 10 минут начали наступление войска 2-го Украинского фронта под командованием генерала Р.Я. Малиновского. А ровно в 8 часов утра мощные удары орудий, минометов заставили тяжело вздрогнуть землю в районе Кицканского-Копанского плацдарма. Дымом и пылью закрылось небо на участке прорыва войск 3-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф.И. Толбухина. Одновременно с артиллерией на передний край обороны гитлеровцев обрушила удары советская авиация.

С колокольни Ново-Нямецкого монастыря, где размещался командный пункт 3-го Украинского фронта, через стереотрубу наблюдал за сражением известный советский писатель Александр Фадеев. В своем походном блокноте он записал: «Штурм нашими войсками Бендер ночью - беспрестанно висящие в небе ракеты, видно как днем… Мощный огонь артиллерии и работа авиации. Ад!»

В течение первого дня советские войска завершили прорыв обороны врага и продвинулись вперед на глубину от 10 до 16 км., расширив фронт прорыва до 40 километров.

Весь день 20 августа немецкое командование группы «Южная Украина» все еще расценивало наши удары из Ясс и южнее Бендер как отвлекающие, ожидая, что главный удар советских войск последует в районе Дубоссар (где нашей армией был оборудован ложный плацдарм) в направлении на Кишинев. Только в ночь на 21 августа гитлеровцы, поняв свои просчеты, бросили на помощь своим войскам в районе Кицкан крупные резервы. Но это уже не смогло спасти положение.

Главный удар 3-го Украинского фронта наносился левее Бендер, а в районе нашего города в наступление перешли войска 68-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Н.Н. Шкодуновича 57-й армии. Перед началом операции 93-я, 223-я, 113-я стрелковые дивизии этого корпуса приняли исходные позиции у дивизий 82-го и 6-го стрелковых корпусов 37-й армии.

В составе 68-го стрелкового корпуса в направлении главного удара действовала 93-я стрелковая дивизия генерал-майора А.Я. Крузе. Основной удар воинов 93-й дивизии был нацелен на село Хаджимус и далее на высоту 150.00, известную как Суворовская гора. Правее 93-й позиции для наступления занимала 223-я стрелковая дивизия. Начальник штаба 93-й стрелковой дивизии подполковник Иосиф Иванович Алисимчик принимал непосредственное участие в разработке плана прорыва обороны противника в районе с. Хаджимус 20 августа 1944 года, вместе с офицерами штаба дивизии корректировал действия частей и подразделений при штурме высоты 150.00 (Суворовская гора) Решением исполкома Бендерского городского Совета депутатов трудящихся №3/166 от 22 августа 1969 г. в связи с празднованием 25-й годовщины освобождения города от немецко-румынских оккупантов полковнику в отставке Алисимчику И.И. присвоено звание «Почетный Гражданин города Бендеры». Вспоминая о предшествовавшей бою артподготовке, Иосиф Иванович впоследствии писал: «Когда мы с наблюдательного пункта следили за ходом артиллерийской подготовки, то полагали, что после такого огненного шквала ничто живое в обороне противника не сохранится. Хотя село Хаджимус давно уже фактически не существовало, во время артподготовки на том месте, где когда-то было село, что В 9.45 в небо взвились серии красных ракет, и тотчас наша пехота поднялась в полный рост. Началась атака. Цепи штрафных батальонов, приближаясь поближе к огневому артиллерийскому валу, ринулись вперед и с ходу заняли первые траншеи противника.

Следовавшие за ними цепи 51-го стрелкового полка завязали упорные бои в южной части села Хаджимус, но вопреки ожиданию, многие огневые точки противника оказались неподавленными.

-й полк вышел на дорогу Хаджимус-Киркаешты, но продвинуться вперед не смог. Тогда было принято решение в 13.00 ввести второй эшелон дивизии - 129-й стрелковый полк. Он был поддержан артиллерийскими ударами по огневым точкам и артиллерийским позициям противника.

Полк подполковника М.Ш. Гадельшина стремительный атакой прорвался через первую линию обороны противника, очистил от врага село Хаджимус и устремился в направлении высоты 150.00. Но в это время противник контратаковал позиции полка примерно двадцатью танками и батальоном пехоты. Наступление наших войск вновь затормозилось.

В течение дня противник неоднократно переходил в контратаки, стремясь восстановить положение. Развернулось ожесточенное сражение за удержание достигнутого рубежа. Командир корпуса генерал-майор Н.Н. Шкодунович ввел в бой свой второй эшелон - 223-ю стрелковую дивизию.

Второй и третий день наступления 21-22 августа прошли в упорных боях за овладение ключевой позицией вражеской обороны - высотой 150.00.

Бои 93-й стрелковой дивизий, как и других частей и соединений, участвовавших в прорыве обороны противника и овладении господствующими высотами, были отмечены многочисленными примерами отваги и мужества, самопожертвования и героизма.

… Комсорг 2-го стрелкового батальона 51-го стрелкового полка младший лейтенант Виктор Лаев находился в одной из рот, когда выбыл из строя командир. Комсомольский вожак, не раздумывая, принял командование на себя и смело повел роту в атаку. Под командованием Лаева рота успешно наступала, комсорг лично из автомата истребил 12 гитлеровцев, контратаковавших наше подразделение. Однако вражеская пуля сразила насмерть и самого героя. Посмертно он был награжден орденом Отечественной войны.

При прорыве обороны противника многие воины 51-го, 266-го и 129-го стрелковых полков погибли, сделав возможное и невозможное. 129-й полк, введенный в бой в центре боевого порядка дивизии, смог глубже всех вклиниться в оборону противника. Особо отличились пулеметчики полка. Умело подавляла контратаки врага пулеметная рота старшего лейтенанта Л.Б. Дишельмана. Сам Дишельман по отзыву командира полка, «проявлял себя в бою храбрым и отважным командиром. Своим примером воодушевлял личный состав роты на боевые подвиги». В боях за Бендеры был награжден орденом Красной Звезды.

Громила врага минометная батарея капитана В.В. Ильяхинского. В его наградном листе сказано: «Товарищ Ильяхинский - командир батареи 120 мм. минометов огнем содействовал взлому первой линии обороны притивника 20.08.1944 г. южнее с. Хаджимус. В дальнейшем обеспечил эффективность переносом огня в глубину обороны противника, подавляя огневые средства, мешающие продвижению нашей пехоты.» За умелое руководство в бою минометным огнем и за личную смелость тов. Ильяхинский удостоен ордена Красной Звезды.

-й стрелкоый полк подполковника В.И. Ухабатова вел тяжелые бои по прорыву обороны противника и одновременно прикрывал левый фланг дивизии от внезапного прорыва противника. В этих боях решительно действовал батальон майора С.С. Южако-ва, который был награжден за бои у Бендер орденом Отечественной войны.

августа развернулись бои за овладение основным опорным пунктом обороны противника - высотой 150.00. Непосредственно в направлении высоты наступал 129-й стрелковый полк. Слева от него действовал 51-й, а справа - 266-й стрелковый полк. Многие подразделения стремились первыми достичь господствующей высоты. Одним из таких подразделений был 1-й батальон 129-го стрелкового полка под командованием капитана Б.Н. Златогорского Еще до начала наступления командир батальона передал красный флаг для водружения на высоте 150.00 в 1-ю стрелковую роту, которой командовал старший лейтенант Д.И. Стороженко.

К сожалению, сам Стороженко до высоты не дошел: он погиб в бою 20 августа смертью героя. Командование ротой принял на себя командир взвода, младший лейтенант, З.И. Насибулин, под руководством которого рота достигла высоты. Тысячи воинов в боях за город Бендеры были удостоены высоких наград Родины. Только из состава 93-й Миргородской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии 305 наиболее отличившихся бойцов награждены орденами и медалями Советского Союза. Сама дивизия Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 сентября 1944 года удостоена ордена Красного Знамени. В тексте Грамоты по этому случаю сказано: «Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками при прорыве обороны противника южнее Бендеры, за овладение городом Кишинев и проявление при этом доблесть и мужество Указом от 7 сентября 1944 года наградил 93-ю Миргородскую дивизию орденом Красного Знамени».

Неисчислимые бедствия принесла советскому народу война. Немецко-румынская фашистская оккупация города, продолжавшаяся около трех лет, с 21 июля 1941 по 23 августа 1944 года нанесла его хозяйству огромный ущерб. До 80% жилого фонда Бендер было разрушено, что являлось одним из самых высоких процентов по республике. В городе были полностью или частично разрушены электростанция, мясокомбинат, пекарня, мельницы и другие предприятия. Выведен из строя водопровод. Жалкое зрелище представлял собой железнодорожный узел: все служебные помещения и производственные сооружения его выведены были из строя, взорваны пути, разрушен мост. Оборудование предприятий вывезено в Румынию и Германию.

Воины-освободители, очевидцы тех событий, свидетельствуют, что станция Варница и Бендеры были забиты составами с награбленным зерном, горохом, мебелью, коврами, производственным оборудованием. Не только окраины, но и центральные улицы перерыты траншеями и ходами сообщений. Всюду зияли воронки от бомб, город зарос бурьяном. По данным Государственной чрезвычайной комиссии, общая сумма ущерба, нанесенного Бендерам фашистами, составила 487 миллионов рублей. В городе, насчитывавшем до оккупации 45 тысяч жителей, в первый день освобождения находилось не более двух десятков человек. Однако, уже на 25 сентября 1944 года по донесению горкома партии в центральные органы республики, в Бендерах был зарегистрирован 8391 человекЕще до освобождения города, в начале июня 1944 года по решению ЦК КП (б) Молдавии, было создано бюро Бендерского комитета партии, которое возглавил Александр Игнатьевич Пасиковский. Уездные и городские партийные и исполнительные органы власти были сформированы и находились в с. Великоплоское Великомихайловского района Одесской области и сразу же после освобождения города от фашистов начали действовать. Бендерский горком работал исходя из тех задач, которые стояли перед городом и страной: предстояло восстановить в первую очередь те предприятия, которые смогли бы уже в ближайшее время оказывать помощь фронту, а также обеспечивать нужды и потребности республики в предметах первой необходимости.

Уже 28 августа члены исполкома Бендерского городского Совета собрались на свое первое заседание, которое проходило в одном из сохранившихся одноэтажных домов по улице Софиевской (ныне Комсомольская), где размещался тогда городской комитет партии). В состав исполкома входили: его председатель Н.И. Бирюков, первый секретарь горкома партии А.И. Пасиковский, заместитель председателя исполкома В.М. Ивашков, заведующий городским отделом народного образования Г.В. Козлов, начальник локомотивного депо Д.Ф. Даниленко, заведующая городским финотделом М.П. Шуберт. На заседании также присутствовали прокурор города Иванов, начальник горотдела милиции Лекарь, начальник уездного отдела НКВД СП. Никитенко и другие.

Стела на Площади Освобождения с текстом Приказа Верховного Главнокомандующего об объявлении благодарности войскам 3-го Украинского фронта, освободителям г. Бендеры.

Одним из первых было принято постановление о восстановлении советской власти в городе и его предместьях. Первым пунктом документа отменялись все законы и постановления королевской Румынии и объявлялось о распространении на всей территории советских законодательных актов. Запрещалось хождение немецко-румынских денег, вводились советские денежные знаки. Все имевшиеся у частных лиц и организаций иностранные деньги предлагалось в десятидневный срок сдать в государственный банк.

В целях скорейшего восстановления города и его коммунального хозяйства исполком принял решение об организации ремонтно-строительной конторы и комплектовании ремонтно-восстановительных бригад. Решено было провести декадник по очистке города от мусора и бурьяна, и в первую очередь центральных улиц, базарной площади и территории железнодорожного узла, задействовать на его проведении все трудоспособное население.

Уже на следующий день участники заседания и актив горисполкома принятые на нем решения довели до сведения жителей города и его предместий - Борисовки Старых Липкан, Хомутяновки, Кавказа, Балки, Плавней, Прицеповки и Нахаловки. А вскоре, с 1 по 10 сентября в городе прошел первый декадник по очистке улиц города от развалин и мусора. Первостепенной задачей стояло восстановление железнодорожного узла и моста через Днестр, ведь железнодорожные пути, проходящие через Бендеры связывали страну с Балканскими странами и должны были питать 2-й и 3-й Украинский фронты. Эта работа была проведена в кратчайшие сроки. Силами горожан и 12-й железнодорожной бригады Управления военно-восстановительных работ мост длиной 300 метров на деревянных опорах был построен в рекордно короткие строки - всего за 19 суток. Уже в первые дни после освобождения в городе создается промкомбинат, который стал заниматься индпошивом одежды

и обуви, ремонтном гужевого транспорта, слесарно-жестяной цех изготавливал посуду из металлолома войны. Горожане приняли активное участие в сборе средств на строительство танковой колонны «За Советскую Молдавию». Правительственная телеграмма с благодарностью Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина «за вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии» поступила в адрес Павла Петровича и Доминики Филипповны Делибалт.


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!