Принудительные меры медицинского характера

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    25,27 kb
  • Опубликовано:
    2011-06-11
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Принудительные меры медицинского характера

МВД России

Белгородский юридический институт

Кафедра уголовного права, криминологии

 

 

 

 

 

Курсовая работа

По уголовному праву

«Принудительные меры медицинского характера »









Белгород 2007

План

Введение

.        Понятие принудительных мер медицинского характера, основания и цели их применения

.        Виды принудительных мер медицинского характера

.        Порядок продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера

.        Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России

Заключение

Приложение

Введение

Сложная криминогенная обстановка в стране, обусловленная ростом преступности, изменением качественных показателей, возрастанием нагрузки на сотрудников правоохранительных органов, свидетельствуют о том, что масштабы общественно опасных последствий выступают в качестве одного из дестабилизирующих факторов. Определенную часть преступлений совершают лица, страдающие психическими расстройствами, которые в зависимости от характера заболевания и его последствий обуславливают невменяемость либо ограниченную вменяемость.

Поэтому все вопросы, связанные с институтом принудительных мер медицинского характера актуальны в теории и практике уголовного права. Не смотря на то, что данная тема глубоко проработана и имеется целый ряд монографических работ и статей таких ученых, как Антонян Ю. М., Бородин С. В., Вицин С.Е., Горобцов В.И., все равно, на мой взгляд, в соответствующей теоретической проработке нуждаются вопросы определения юридической природы принудительных мер медицинского характера, выяснения их назначения и места в системе правового воздействия, проведение их классификации, уточнения целевых установок принудительных мер медицинского характера, а также освещения правовых аспектов исполнения принудительного лечения лиц, признанных невменяемыми или ограниченно вменяемыми. Это связано с постоянным развитием общества и государства. Вследствие чего в уголовный кодекс были внесены изменения и дополнения, которые коснулись также и института принудительных мер медицинского характера.

Проблема принудительных мер медицинского характера относится к числу комплексных междисциплинарных проблем науки и практики, и ее нужно рассматривать в нескольких аспектах: уголовно-правовом, уголовно-процессуальном, уголовно-исполнительном, а также судебно-психиатрическом.

Целью курсовой работы является раскрытие понятия и видов принудительных мер медицинского характера, продление, изменение и прекращение применения мер медицинского характера, а так же наказания в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Кроме того в исследовании будет проанализирована судебная практика, затрагивающая в той или иной степени принудительные меры медицинского характера.

1. Понятие, основания и цели применения принудительных мер медицинского характера

Действующее уголовное законодательство устанавливает, что лица, совершившие противоправные действия в состоянии невменяемости, обусловленной психической болезнью, не являются преступниками и не подлежат наказанию. К ним по определению суда могут быть применены различные меры медицинского характера.

По своим задачам меры медицинского характера отличаются от наказания. В отличие от наказания они не выражают отрицательной оценки личности субъекта, совершившего общественно опасное деяние. Эти меры направлены на оказание медицинской помощи в условиях исключающих продолжение совершения им общественно опасных деяний, то есть на лечение психически больных, а с другой стороны они имеют своей целью защитить общество от общественно опасных действий, совершаемых этими лицами.

Меры медицинского характера применяются только в отношении лиц, совершивших предусмотренные уголовным законом противоправные действия и страдающих психическими расстройствами.

Закон предусматривает принудительные и не принудительные меры медицинского характера.

Принудительные меры медицинского характера являются разновидностью медицинских мер, применяемых к психически больному без его согласия или согласия его законных представителей. Они применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасное деяние, по основаниям и в порядке установленным УК Р.Ф.

Основания и порядок применения недобровольных психиатрических мер, которые предусмотрены «Законом о психиатрической помощи», не относятся к категории принудительных мер медицинского характера.

Под общественно опасными деяниями принято иметь в виду действия (или бездействия), предусмотренные хотя бы одной из статей Особенной части УК Р.Ф. (убийство, изнасилование, разбой, грабеж, кража и др.). Если совершение общественно опасного деяния данным лицом не доказано, принудительные меры медицинского характера не могут быть применены. В этом случае уголовное дело подлежит прекращению независимо от характера и тяжести психического заболевания.

Вопрос о лечении и госпитализации данного психически больного уже решается в соответствии с Законом о психиатрической помощи.

В соответствии со статьей 97 УК принудительные меры медицинского характера, назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения страдающими лицами существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (так называемая общественная опасность).

Общественная опасность больного определяется как риск совершения больным повторного общественно опасного деяния. Опасность может быть обусловлена наличием у больного бредовых идей, расстройств, иных болезненных расстройств психики. Предотвращение совершения больным общественно опасного деяния есть одна из задач, решаемых с помощью мер медицинского характера.

В отношении лиц, не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц в психоневрологических учреждениях социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении. Решение о применении к лицу принудительных мер медицинского характера принимается только судом после рассмотрения дела в судебном заседании с обязательным участием прокурора и защитника.

В соответствии со статьей 407 УПК РФ лицо, в отношении которого рассматривается дело, может быть вызвано на судебное заседание, если этому не препятствует характер его психического заболевания.

Если суд вопреки решению судебно - психиатрической экспертизы не считает необходимым применять к больному принудительные меры медицинского характера, он обязан дать извещение о больном в органы здравоохранения для принятия необходимых медицинских мер в обычном порядке. Все психиатрические больницы, в которых осуществляется принудительное лечение, находятся в ведении органов здравоохранения. Условия содержания больных, оказываемая им медицинская помощь, все необходимые меры социальной реабилитации определяются только психическим состоянием больного и не зависят от вида психиатрической больницы, в которой проводится принудительное лечение. Отличие этих больниц между собой заключается только в режиме охраны.

Итак, принудительные меры медицинского характера - это специфические юридические меры государственного принуждения, предусмотренные уголовным законодательством, применяемые по постановлению, определению или приговору суда в особом уголовно-процессуальном порядке с целью излечения или улучшения психического состояния, предупреждения совершения новых деяний либо возможностью причинения иного существенного вреда, а также охраны безопасности самой личности, от собственных действий и проведения мер социальной реабилитации к лицам, не вменяемым или страдающим психическим расстройством не исключающим вменяемости либо делающим не возможным назначение наказания или его исполнение.

Основания применения принудительных мер медицинского характера.

В соответствии с уголовным законодательством РФ, принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части Уголовного Кодекса, в состоянии невменяемости.

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания.

в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Лицам, указанным в части первой статьи, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя и других лиц.

Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно - исполнительным законодательством РФ и иными федеральными законами.

В отношении лиц, указанных выше и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ «О здравоохранении».

В УК РФ в частности статье 97 дан перечень лиц, к которым суд может применить принудительные меры медицинского характера. Общими признаками, свойственными всем этим лицам, является наличие психического расстройства (в том числе в форме алкоголизма и наркомании) и совершение деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ. Вместе с тем из части первой статьи следует, что применение принудительных мер медицинского характера в отношении этих лиц не является обязательным, но они могут быть назначены.

Перечень открывают лица, признанные невменяемыми.

Статистика говорит о том, что среди направляемых на принудительное лечение невменяемые составляют подавляющее большинство.

Применение к ним принудительных мер, связанных с тем, что неспособность понимать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, с одной стороны полностью исключает их уголовную ответственность, а с другой - может привести к совершению повторного общественно - опасного деяния (ООД).

В УК РСФСР в отношении этих лиц употреблялось понятие «душевнобольной», которое было недостаточно четко определено и применялось обычно к психически больным хроникам. Подобный подход в ряде случаев позволял оспаривать назначение принудительного лечения лицам, совершившим деяния в состоянии временного психического расстройства, или ином болезненном состоянии.

Новая редакция не исключает правомерности применения принудительной меры медицинского характера в отношении лиц, признанных невменяемыми в связи с совершением общественно - опасных деяний в состоянии любого из психических расстройств, предусмотренных частью первой статьи 21 УК РФ.

В пункте «б» речь идет о гораздо меньшей по количеству, но довольно разнородной категории лиц, освобождение от уголовного наказания которых предусмотрено статьей 81 УК РФ.

Общими признаками являются психическое расстройство, наступившее после совершения общественно - опасного деяния. При этом деяние квалифицируется как преступление, а развившееся заболевание, каким бы тяжелым оно ни было, может быть основанием для освобождения от наказания, но не от уголовной ответственности (да и то только на время, пока у лица не восстановится способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и руководить ими).

Лицам, заболевшим психическим расстройством до вынесением судом приговора, не возможно назначить наказание; для тех, у кого расстройство наступило после вынесения приговора, не возможно исполнение (дальнейшее исполнение) уже назначенного наказания. Не менее существенны различия для категории лиц, у которых после совершения преступления наступило временное и хроническое (необратимое) психическое расстройство. В первом случае принудительное лечение назначается до выхода из болезненного состояния, т.е. до восстановления возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и руководить ими.

О выздоровлении (в указанном смысле) такого лица администрация лечебного учреждения, в котором оно находится на принудительном лечении, извещает суд. На основании заключения комиссии врачей - психиатров суд прекращает применение к нему принудительной меры медицинского характера и возобновляет приостановленное уголовное дело или принимает решение о продолжении исполнения неотбытой части наказания, к которому ранее было приговорено.

Во втором случае, когда психическое расстройство препятствующее назначению или исполнению наказания, носит заведомо хронический (необратимый) характер, суд в соответствии со статьей 410 УПК РФ с самого начала принимает решение о прекращении уголовного дела или освобождении лица от наказания. При этом в соответствии со статьей 412 УПК РФ после прекращения принудительного лечения не должен ставиться вопрос о возобновлении производства по уголовному делу или исполнении не отбытой части наказания.

Наконец возможны и такие случаи, когда психическое расстройство, первоначально расцененное как временное, приобретает хронический характер и наоборот, первоначально расцененное как хроническое - заканчивается выздоровлением. В таких случаях суд должен исследовать вопрос о том, способно ли данное лицо в настоящее время, когда рассматривается вопрос о прекращении принудительного лечения осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. При восстановлении этой способности принимает решение о возобновлении производства по делу или продолжении отбывания наказания, при ее утрате - об освобождении от наказания (от дальнейшего отбывания наказания). Если в отношении лиц, признанных невменяемыми, принудительное лечение осуществляется вплоть до выздоровления или исчезновения обусловленной психическим расстройством возможности причинения существенного вреда либо опасность для себя или других лиц, то в отношении лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления наряду с выздоровлением главным основанием для прекращения применения принудительных мер является восстановление способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий), а также руководить ими, ибо именно эти качества необходимы для участия в производстве по делу, а также для понимания смысла назначенного наказания. Опасность же этого лица, если она не обусловлена психическим расстройством, может быть пресечена средствами уголовно - правового порядка.

В пунктах «в» статьи говорится о лицах, психическое расстройство которых не освобождает их от уголовной ответственности или наказания, но является показанием для проведения лечебных мероприятий.

Современная психиатрия располагает опорными данными для достаточно объективной оценки характера течения болезни, на всем ее протяжении и прогнозирования возможных изменений состояния, чтобы, по крайней мере в значительной части случаев, предвидеть вероятность повторных общественно опасных действий. Из чего и следует исходить, принимая решения о применении или не применении принудительных мер.

В Законе РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» только одна статья 13 посвящена этому вопросу. В ней установлено, что принудительное лечение во-первых, осуществляется в учреждениях органов здравоохранения, во-вторых, находясь в психиатрическом стационаре, эти лица пользуются теми же правами, что и другие пациенты, находящиеся там на общих основаниях, в-третьих, они признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом стационаре и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию и пенсию на общих основаниях.

Иными словами, все лица находящиеся в психиатрическом стационаре на принудительном лечении, должны получать листок временной нетрудоспособности либо соответствующую (первую или вторую) группу инвалидности.

Во Временной инструкции о порядке применения принудительных и иных мер медицинского характера в отношении лиц с психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, достаточно подробно освящены порядок приема в стационар, проведения принудительного лечения, периодических освидетельствований для решения вопроса о возможном прекращении или продолжении принудительного лечения, выписки из психиатрического стационара, а также критерия выбора принудительной меры медицинского характера.

В этой части инструкция вполне применима и к положениям УК. Однако в ней совершенно не освящена новая, введенная УК РФ, принудительная мера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Этот пробел на мой взгляд должен быть восполнен, как об этом говорится в части 3 статьи, Федеральным Законодательством, а также изданием новой инструкции.

В части 4 статьи говорится о том, что суд может передать необходимые материалы на лиц, в отношении которых применяется решение о неприменении принудительных мер медицинского характера, органам здравоохранения для их лечения или направлениях в психоневрологические учреждения социального обеспечения в соответствии с законодательством о здравоохранении. При этом необходимо учитывать, что в соответствии с упоминавшимся Законом «О психиатрической помощи», если больной не представляет опасности для себя или других лиц, органы здравоохранения могут применить к нему какие - либо медицинские меры лишь преимущественно с его согласия. Если же лицо представляет опасность, то в соответствии с частью 2 статьи, к нему должны быть применены принудительные меры принудительного характера. Направление в интернат собеса также осуществляется в добровольном порядке, за исключением тех случаев, когда лицо признано в установленном законом порядке недееспособным.

Цели применения принудительных мер медицинского характера.

Целями применения принудительных мер медицинского характера является излечение лиц, указанных в части 1 статьи 97 УК РФ, или улучшение их психического состояния, а также предупреждения совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.

Впервые в уголовном законодательстве нашей страны сформулированы цели применения принудительных мер медицинского характера. Включение в УК РФ статьи 98 предусматривающей цели, представляется очень важным, поскольку это ставит применение принудительных мер медицинского характера на принципиальную основу, облегчает практическое решение вопросов о назначении и прекращении их применения, позволяет снять противоречия которые возникают между представителями различных учреждений и служб. К примеру - экспертных, лечебных, судебных, правоохранительных, принимающих участие в назначении, исполнении, прекращение этих мер, а также с пациентами и их родственниками.

Необходимо обратить внимание прежде всего на то, что целью применения принудительных мер медицинского характера ни в коем случае не является кара, наказание лица, к которому они применяются. Вместе с тем цели мер не совпадают полностью с целями обычной медицинской помощи, направленных на излечение или облегчения страданий больного. Это отражает лишь одну сторону применения принудительных мер связанную преимущественно с интересами больного, хотя в какой-то мере и с интересами общества, поскольку больной является его членом.

Вторая сторона применения принудительных мер медицинского характера связана преимущественно с интересами общества и состоит в предотвращении новых общественно опасных действий со стороны больного. Обозначенные задачи связаны между собой и не редко требуют одних и тех же средств и методов решения. Иными словами, с помощью лечебно реабилитационных мер достигается и предотвращение новых общественно опасных деяний.

Таким образом можно сказать что, в соответствии со статьей 98 УК РФ целями (задачами) принудительных мер медицинского характера является «излечение лиц, указанных в части 1 статьи 97 УК РФ, или улучшения их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.

Под излечением не следует понимать только выздоровление под влиянием медикаментозной терапии. Понятие лечения включает и помещения в стационар с определенным режимом и такие средства как психотерапия, трудотерапия и различные меры направленные на восстановление социальной адаптации - (реабилитационные). Поскольку в результате лечения далеко не всегда удается достигнуть выздоровления или полного исчезновения психического расстройства. В статье говорится об «улучшении психического состояния», которое следует понимать как своего рода «программу - минимум» при проведении названных лечебных мероприятий.

Предупреждение новых общественно опасных деяний также не следует понимать слишком узко. С одной стороны это достижение такого состояния больного, при котором значительно снижается или исчезает вероятность совершения после отмены принудительной меры новых деяний, предусмотренных уголовным законом. С другой стороны, это и предупреждение возможности совершения таких деяний в настоящее время. Последняя задача иногда приобретает самостоятельное значение. Именно она играет решающую роль при выборе той или иной принудительной меры, которые и различаются главным образом именно строгостью режима и характером наблюдения за пациентами. Тоже можно сказать и о сроке применения принудительной меры, который продлевается обычно именно в связи с тем, что больной продолжает представлять опасность, которую можно предотвратить только путем его изоляции или принудительного наблюдения и лечения в амбулаторных условиях. Поэтому вполне допустимой следует признать такую ситуацию, когда лицо, направленное судом на принудительное лечение в психиатрический стационар в течении довольно длительного времени не получает активной терапии и меры медицинского характера таким образом фактически исчерпываются принудительным содержанием в стационарных условиях с соответствующим режимом. Это возможно при наличии противопоказаний для определенных видов лечения, при бесперспективности или не разработанности методов активной терапии некоторых заболеваний, при необходимости сделать перерыв в проводившимся лечении.


В соответствии со статьей 99 УК РФ суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

а) Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

б) Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

в) Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

г) Принудительное лечение психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

) Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающиеся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

В данной статье проводится перечень принудительных мер медицинского характера, которые могут быть применены судом к лицам, указанным в статье 97 УК РФ.

Следует отметить что, до 1988 года в УК РСФСР предусматривались лишь две принудительные меры медицинского характера: помещение в психиатрическую больницу общего и специального типа, причем психиатрические больницы специального типа находились в ведении МВД. В 1988 году в законодательство были внесены изменения, в соответствии с которыми во-первых, осуществление всех видов принудительного лечения было возложено на психиатрические учреждения органов здравоохранения (что в последующим нашло законодательное закрепление в Законе РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»), а во-вторых, предусматривались три вида принудительных мер, один из которых (в психиатрической больнице с усиленным наблюдением) не имел аналога в прежнем законодательстве. В УК РФ предусматривается четыре вида принудительного лечения, что свидетельствует о проявлении определенной тенденции к разнообразию и дифференциации принудительных мер медицинского характера.

Впервые в нашей стране в УК предусматривается принудительная мера, не связанная с помещением лица в стационарное психиатрическое учреждение, - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

Необходимость введения этой меры обосновывалась юристом Б.А. Протченко еще в 1976 году. Рядом судебных психиатров был примерно очерчен круг психопатологических состояний, являющихся показанием для применения этой меры, конкретизированы ее содержание, порядок применения, правовое применение, правовое положение лиц, которым она применяется.

Определенный положительный опыт применения аналогичных мер накоплен в зарубежных странах, где они особенно успешно используются как завершающий этап после проведения принудительного лечения в стационаре.

Сущность рассматриваемой меры, когда она применяется к лицам с тяжелыми психическими расстройствами, освобождаемым от уголовной ответственности или наказания состоит в том, что лицо к которому она применяется направляется под наблюдения учреждения осуществляющего амбулаторную психиатрическую помощь по месту жительства больного. Определение суда о назначении этой меры объявляется лицу и направляется в указанное учреждение (психоневрологический диспансер, психоневрологический кабинет поликлиники) и в отделение милиции. Осуществление данной меры состоит в необходимости явки в психоневрологический диспансер (диспансерное отделение, кабинет) с предписанной психиатром периодичностью и выполнения сделанных им лечебных мероприятий. Отделение милиции оказывает содействие в проведении этих мероприятий, а при необходимости - и в госпитализации лица. Главное преимущество этой меры по сравнению с принудительным лечением в стационаре, состоит в возможности в сохранения привычного для больного образа жизни, продолжения работы, если для этого нет противопоказаний, выполнение гражданских, семейных и прочих обязанностей, сохранение контактов с близкими. В отличии от обычного диспансерного наблюдения в случае вырастания общественной опасности больного при амбулаторном принудительном лечении, судом по представлению комиссии психиатров может быть изменен вид принудительной меры на принудительное лечение в стационаре. Во избежание повторных общественно опасных действий, амбулаторное принудительное лечение может быть применено лишь при наличии соответствующих показаний.

Виды стационарного принудительного лечения перечисленные в пунктах «Б», «В» и «Г», представляют собой несколько модифицированные (в основном по названию) меры, предусматривавшиеся и в УК РСФСР, в виде помещения психиатрическую больницу с обычным, усиленным и строгим наблюдением.

Сохранение прежнего содержания рассматриваемых мер, делает вполне пригодной упомянутую Временную инструкцию для использования в условиях действия УК РФ.

Применения термина «принудительное лечение» вместо «помещение в психиатрическую больницу», имевшегося в УК РСФСР 1960 года соответствует устоявшейся традиции в соответствии с которой в юридической и судебно психиатрической литературе, а также в некоторых официальных документах употреблялось именно это словосочетание. Кроме того, как уже говорилось выше, оно более точно отображает суть этих мер, поскольку из предписанного судом «помещения» в больницу не вытекает непосредственно право врачей на проведение независимо от согласия больного различных мероприятий различного характера, в чем заключается (в соответствии со статьей 98 УК РФ) одна из целей этих мер.

На мой взгляд необходимо обратить внимание и на то, что название «больница» заменено в данной статье на «стационар». Данную редакцию следует оценить как более точную, поскольку согласно номенклатуре Минздрава больница является одной из разновидностей учреждений, оказывающих стационарную помощь. Но такую помощь могут оказать и другие учреждения (диспансеры, клиники, институты и центры) имеющее соответствующие подразделения. Родовым понятием объединяющим все эти учреждения и подразделения, является «стационар». Исполнение такого определения может быть поручено следователю, психиатрическому учреждению располагающему стационаром соответствующего профиля.

Под психиатрическим стационаром общего типа (пункт «Б»), следует понимать отделение психиатрической больницы или другого аналогичного учреждения, оказывающего стационарную психиатрическую помощь. Проведение принудительного лечения не является основной функцией данного отделения. Оно может быть как обще психиатрическим (территориальным), так и узко профилированным (эпиллептологическим, геронтопсихиатрическим, подростковым и т.п.). Выбор отделения в которое помещается больной для принудительного лечения, определяется характером имеющегося у него психического расстройства и профилем отделения или зоной его обслуживания. Поскольку большая часть больных такого отделения находится там на общих основаниях (т.е. не на принудительном лечении), режим содержания такого лица будет соответствовать режимам применяемым в отношении других пациентов. Единственным дополнительным условием является закрытый характер отделения (отсутствие свободного выхода), проведение прогулок только на территории больницы и не предоставление домашних пропусков.

Два других вида стационарного принудительного лечения (пункты «В» и «Г») осуществляются в стационарах специального типа, т.е. целиком предназначены для проведения принудительного лечения.

Стационары специализированного типа (пункт «В») (бывшее отделения с усиленным наблюдением по терминологии УК РСФСР в ред. 1988 года), обычно создаются в одной из крупных психиатрических больниц административной территории ( одно - два отделения на регион), но имеется опыт специализации целой больницы, обычно с небольшим количеством коек (150 - 200). Порядок работы такого стационара регламентирован Временным положением об отделении с усиленным наблюдением психиатрической больницы.

Основные требования этого документа сохраняют свою силу до издания Минздравом нового положения и применимы к психиатрическим стационарам специализированного типа. Недействительно оно в настоящее время лишь в части, касающейся охраны таких отделений силами подразделения милиции на основе договоров, (пункт 8.22) поскольку это вошло в противоречие с принятым в 1991 году Законом «О милиции». Некоторые из таких отделений вообще не охраняются, в других охрану осуществляют сотрудники создаваемой в отдельных больницах службы безопасности. Следует сказать, что штатные нормативы Минздрава, предусматривающие увеличение медицинского персонала в отделениях для принудительного лечения позволяют в какой-то мере компенсировать отсутствие охраны.

УК РФ также открывает возможности для этого, поскольку с введением понятия «психиатрический стационар» не связывает этот вид принудительного лечения с определенным видом учреждения (больница, диспансер и т. п.). Основная особенность организации работы стационаров с интенсивным наблюдением состоит в том, что поскольку в них находятся психически больные представляющие особую опасность для общества, наибольшее внимание здесь уделяется созданию безопасных условий для их содержания. Для этого на ряду с мерами которые принимаются в стационарах специализированного типа, то здесь предусмотрено функционирование специальных отделов охраны в которых задействован не войсковой контролерский состав МВД. Отделы охраны оснащены специальными средствами контроля и сигнализации, они осуществляют не только наружную охрану больниц, но и надзор за поведением больных внутри отделений, во время прогулок, культурных мероприятий, занятий трудом. Деятельность охраны регламентируется специальной инструкцией. Начальник отдела охраны по вопросам касающимся режима и надзора за больными, находится в функциональном подчинении у главного врача учреждения.

В части второй статьи 99 говорится о том, что к лицам, осужденным за совершение преступление но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркоманией либо в лечении психических расстройств не исключающих вменяемости, может быть применена лишь одна из перечисленных мер - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Следует сказать, что в данном случае несколько искусственно объединены довольно разнородные меры. Если лицо приговорено к наказанию не связанному с лишением свободы, то его принудительное лечение может быть организовано. Если же лицо находится в местах лишения свободы то, лечение должно быть организованно их администрацией, для чего будут созданы специальные лечебно-исправительные учреждения, где будут сосредоточены лица, которым назначена принудительная мера медицинского характера, соединенная с исполнением наказания. Не ясно однако, каким образом в отношении этих лиц удается обеспечить проведения лечения случае отказа от него, ибо в соответствии с Законом «о психиатрической помощи» лечение без согласия пациента может осуществляться лишь при наличие тяжелых психических расстройств, которыми заведомо не страдают рассматриваемые лица.

3. Порядок продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера

Статья 102 УК РФ регламентирует порядок продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера.

Продление, изменение и прекращение применения мер, осуществляется судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей психиатров.

Лицо, которому назначена принудительная мера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей - психиатров, не реже одного раза в шесть месяцев, для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.

Изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры, либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры.

В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном Законодательством РФ.

В связи с тем, что принудительные меры направлены на возможное излечение лица, страдающего психическим расстройством, а также на снижение или устранение его опасности для общества, заранее определить срок пребывания такого лица в лечебном заведении не возможно. Поэтому принудительное лечение после его назначения судом продолжается до тех пор, пока здоровье больного не позволит сделать вывод об улучшении его психического состояния и снижении общественной опасности для себя или для окружающих до такой степени, когда представляется возможным изменить вид принудительного лечения или вообще его отменить. Так по определению Ростовского Суда от 27 декабря 1996 года П. за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных пунктами «Б», «З» статьи 102, части 3 статьи 206 УК РСФСР, с 11 февраля 1997 года были назначены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрической больнице с обычным наблюдением (по УК РФ - психиатрический стационар общего типа).

июля 1999 года, главный психиатр Ростовской области, обратился в суд с ходатайством о прекращении применении принудительных мер медицинского характера в отношении П. в связи с тем, что в результате проведенного лечения тот утратил особую общественную опасность и не проявлял психосимптоматических признаков, к правонарушению относился критически, поведение его носило упорядоченный характер и назначенное ему лечение могло быть заменено на лечение на общих основаниях.

По постановлению судьи Ростовского Областного Суда, 2 августа 1999 года в удовлетворении ходатайства отказано.

В частной жалобе адвокат, ссылаясь на полное излечение П., поставил вопрос об отмене постановления судьи и направлении дела на новое рассмотрение. По мнению адвоката, суд не полно исследовал результаты освидетельствования П. комиссией врачей - психиатров и необоснованно отклонил ходатайство главного психиатра Ростовской области.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 октября 1999 года, постановление судьи оставила без изменения, а частную жалобу - без удовлетворения. Указав следующее: как видно из материалов дела, отказ судьи в отмене принудительных мер медицинского характера в отношении П, не смотря на наступившее улучшение в его состоянии, основан на проверенных на судебном заседании доказательствах, которые свидетельствуют о том, что П. все еще представляет общественную опасность.

Так, врач администратор больницы в судебном заседании, ссылаясь на психическое состояние П. усомнилась в том, что он в не лечебном учреждения не будет представлять общественной опасности.

Кроме того, судьей установлено, что заключение комиссии врачей - психиатров, на результаты которой в частной жалобе ссылался адвокат, оформлено ненадлежаще, в ней не указана дата проведения освидетельствования П.

Исходя из изложенного, судья обоснованно признал преждевременным прекращение применения принудительных мер медицинского характера в отношении П.

Новый УК РФ имеет преимущество в этой области над УК РСФСР, так как продление, изменение и прекращение принудительного лечение выделено в самостоятельную статью, в которой более четко, чем прежде урегулированы эти вопросы в соответствии с «Принципами защиты лиц, страдающих психическим заболеванием и улучшения здравоохранения в области психиатрии».

Для того чтобы принудительное лечение не превращалось в бессрочное пребывание в психиатрическом стационаре лиц, совершивших общественно - опасное деяние в состоянии не вменяемости или заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в законе определены сроки обязательного освидетельствования таких лиц комиссией врачей - психиатров.

Основанием для решения вопроса о продлении, изменении и прекращения применения принудительного лечения может быть только состояние психического здоровья лица, в отношении которого применяется принудительные меры. Результаты освидетельствования, независимо от конкретных выводов к которым пришла комиссия врачей (о продлении, изменении или прекращении лечении), администрация представляет в суд, который принимает соответствующее решение.

В тех случаях, когда изменение в психическом состоянии лица не наступило, суд принимает решение о продлении принудительного лечения. Как следует из закона, первое продление должно быть получено через шесть месяцев после его назначения, в последующем вопрос о необходимости продления принудительного лечения рассматривается судом ежегодно.

Изменение применения принудительных мер, состоящее в изменении вида принудительного лечения, производится также по решению суда. Вопрос об изменении вида принудительного лечения может возникнуть как при освидетельствовании больного, которое обязательно проводится каждые шесть месяцев, так и в процессе лечения по инициативе врача, пришедшего к выводу о необходимости изменения вида принудительного лечения.

Если в результате принудительного лечения или по другим причинам наступает улучшение психофизического состояния больного либо его выздоровление и в связи с этим отпадает необходимость продолжения этого лечения, решается вопрос о его прекращении. Вопрос о прекращения принудительного лечения может возникнуть как при освидетельствовании больного в установленные сроки, так и по инициативе лечащего врача. Представляется, что вопрос о прекращении принудительного лечении перед администрацией лечебного учреждения может ставить лицо, находящееся на принудительном лечении и его родственники.

Под выздоровлением лица, находящегося на принудительном лечении необходимо понимать такое изменение его психического состояния, при котором лицо способно осознавать значение своих действий и руководить ими. При прекращении принудительного лечения лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии не вменяемости, материалы о нем передаются в органы здравоохранения для его лечения по месту жительства или для направления на лечения в психоневрологическое учреждение социального обеспечения.

В случае прекращения принудительного лечения лица, совершившего преступление, но заболевшего психическим расстройством в ходе расследования, судебного разбирательства или отбывания наказания, соответственно возобновляется предварительное следствие, судебное разбирательство, либо лицо направляется в исправительное учреждение для отбывания наказания.

В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения, время в течении которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы. (УК РФ статья 103).

При выздоровлении лица, совершившего преступление в состоянии вменяемости и затем в связи с психическим расстройством находившегося на принудительном лечении, возникают основания для назначения наказания или продолжения отбывания наказания за это преступления.

При необходимости производства предварительного расследования, судебного разбирательства, назначение и исполнение наказания, органы расследования, прокурор, суд и органы исполнения наказания действуют в общем порядке, установленном соответственно уголовно-процессуальным, уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.

В отношении лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, но до вынесения приговора, соответственно органом расследования, прокурором или судом должно быть проверено, не истекли ли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, а в отношении лица, заболевшего психическим расстройством после вынесения приговора, должно быть проверено, не истекли ли сроки давности исполнения обвинительного приговора.

Одновременно органы расследования, прокурор и суд обязаны соответственно проверить, не имеется ли других оснований для освобождения лица, в отношении которого прекращено принудительное лечение, от уголовной ответственности или от наказания.

Если назначается наказание, не связанное с лишение свободы, то суд, засчитывает время нахождения в психиатрическом стационаре из расчета один день - нахождения в психиатрическом стационаре, за два дня - ограничения свободы, один день - за три дня исправительных работ и ограничения по военной службе, из расчета один день - за восемь часов обязательных работ.

С учетом того, что принудительное лечение засчитывается в срок наказания в виде лишения свободы, один день к одному дню, при прекращении принудительного лечения администрация психиатрического стационара обязана проверить, не истек ли за время применения принудительных мер срок наказания, назначенный по приговору суда. Представляется, что по истечению срока наказания такое лицо подлежит освобождению из стационара, по правилам освобождения от принудительного лечения лица, совершившего преступление в состоянии невменяемости.

В тех случаях, когда принудительные меры длились дольше срока наказания, назначенного по приговору суда, срок погашения судимости исчисляется со дня истечения срока наказания, а не со дня освобождения из психиатрического стационара.

4. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 мая 2007 года

Дело N 35-о07-25

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Нестерова В.В.,

Подминогина В.Н.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу потерпевшего Т. на постановление Тверского областного суда от 16 марта 2007 года, которым С., родившийся 13 февраля 1986 года в г. Кува Ферганской области, судимый 29 апреля 2005 года по ст. 146 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, освобожден от наказания за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "а", 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "к", 158 ч. 2 п. "в" УК РФ.

К нему применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до выхода из болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов.

Мера пресечения в виде заключения под стражу отменена с момента помещения его в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Производство по уголовному делу приостановлено до его выздоровления.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения потерпевших Т., Б., адвоката Горгадзе Ш.О. по доводам жалобы, мнение прокурора Хомицкой Т.П. об оставлении постановления без изменения, а кассационной жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

согласно материалам дела, С. совершил общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом и содержащие признаки преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, - убийство, то есть умышленное причинение смерти двум лицам; ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "к" УК РФ - умышленное причинение смерти двум и более лицам, заведомо находившимся в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление; ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ - кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину, при обстоятельствах, указанных в постановлении.

По заключению стационарной судебной психиатрической экспертизы, проведенной в ГНЦССП имени профессора Сербского 19 июня 2006 года, С. после совершения преступлений обнаруживает признаки временного психического расстройства в форме "депрессивного эпизода средней степени" и по своему психическому состоянию в настоящее время не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими и нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа до выхода из указанного болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов. С учетом заключения экспертов судом вынесено указанное выше постановление.

Потерпевший Т. в кассационной жалобе просит отменить постановление суда и направить дело на новое судебное разбирательство. По его мнению, суд не выполнил указаний суда кассационной инстанции о необходимости проверки доводов потерпевших о более полном исследовании психического состояния С., не удовлетворил их ходатайств о проведении повторной экспертизы, о допросе специалиста - эксперта, составлявшего заключение о необходимости направления С. на экспертизу, об экспертизе писем, написанных им своей матери, экспертиза могла бы устранить сомнения в его психической невменяемости.

Государственный обвинитель Трифонов А.А. в возражениях на кассационную жалобу просит оставить ее без удовлетворения, а постановление суда без изменения.

Принимая решение по делу, суд, как усматривается из постановления, правильно руководствовался требованиями ст. ст. 21, 81, 97, 99, 101 УК РФ и ст. ст. 442, 443 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 443 УПК РФ, признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление в соответствии со статьями 21 и 81 УК РФ об освобождении этого лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Ст. 21 УК РФ установлено, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости.

Суд обоснованно, со ссылкой на заключение судебно-психиатрической экспертизы, признал, что С. в настоящее время обнаруживает признаки временного психического расстройства в форме "депрессивного эпизода средней степени" и по своему психическому состоянию не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими и нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа до выхода из указанного болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УК РФ лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, освобождается от наказания. Такое лицо, как предусмотрено ч. 4 ст. 81 УК РФ, в случае выздоровления может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные статьями 78 и 83 УК РФ. Однако в настоящее время С. находится в состоянии невменяемости и в силу ст. 97 ч. 1 п. "б" УК РФ ему невозможно назначить наказание.

При таких обстоятельствах суд правильно принял решение о применении к С. принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до выхода из болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов.

По указанным выше основаниям Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы потерпевшего о недостаточно полном исследовании судом материалов дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

постановление Тверского областного суда от 16 марта 2007 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшего Т. без удовлетворения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 апреля 2007 года

Дело N 45-о07-26

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,

судей Сергеева А.А.,

Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 9 апреля 2007 года кассационную жалобу адвоката Соловьевой Е.М. на постановление Свердловского областного суда от 14 декабря 2006 года, которым Р., родившийся 21 апреля 1949 года в г. Н. Тагил Свердловской области, освобожден от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Р. освобожден от уголовной ответственности за совершенное в состоянии невменяемости покушение на умышленное убийство В., 1998 года рождения, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии.

Общественно опасное деяние совершено в январе 2006 года в г. Н. Тагиле Свердловской области при обстоятельствах, изложенных в постановлении.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего кассационную жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе в защиту интересов Р. адвокат Соловьева Е.М., выражая несогласие с постановлением, считает, что постановление подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в показаниях потерпевшего и свидетелей имеются существенные противоречия относительно обстоятельств и времени совершения преступления, которые в судебном заседании не устранены, поэтому считает, что совершение Р. общественно опасного деяния, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, не доказано. Полагает, что действия Р. могут быть квалифицированы по ст. 116 ч. 1 УК РФ и в соответствии с ч. ч. 2, 4 ст. 443 УПК РФ в применении к нему принудительных мер медицинского характера должно быть отказано, мера пресечения отменена, вопрос о лечении или направлении Р. в психиатрический стационар должны решать органы здравоохранения. Просит постановление в отношении Р. отменить, уголовное дело прекратить и отказать в применении к Р. принудительных мер медицинского характера.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Останина О.В. и законные представители Р. - представители органа опеки и попечительства Чижова О.Ф. и Новоселова О.И. просят оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Выводы суда о совершении Р. в состоянии невменяемости покушения на убийство В. Судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в постановлении доказательствах.

Приведенные в жалобе доводы о том, что совершение Р. общественно опасного деяния, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, не доказано и о неправильной квалификации совершенного им деяния, судом проверялись и обоснованно опровергнуты.

При этом суд правильно признал достоверными показания потерпевшего В., из которых следует, что во время игры в секции Р. неожиданно схватил его рукой за шею и начал сжимать ее так, что ему стало трудно дышать. На его крик прибежала Величко Н., увидев которую, Р. разжал пальцы и скрылся в своей комнате.

Показания потерпевшего В. подтверждаются показаниями свидетеля Величко Н. о том, что, услышав крики В., она прибежала к нему и увидела, как Р. держал его двумя руками спереди за шею. Увидев ее, Р. быстро отпустил В. и ушел в свою комнату.

Приведенные выше показания потерпевшего В. и свидетеля Величко Н. в части совершения Р. указанных действий являются последовательными, согласуются между собой, а также с показаниями свидетелей Волковой В.М., Касьяновой Н.В., Касьяновой С.И. и Шильниковой О.А., оснований не доверять им у суда не имелось, поэтому они обоснованно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Вопреки доводам кассационной жалобы, имеющиеся в показаниях потерпевшего и свидетелей противоречия о времени совершения общественно опасного деяния устранены, при этом суд обоснованно взял за основу показания свидетелей о том, что это деяние было совершено в январе 2006 года.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия считает, что полученным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку и пришел к обоснованному выводу о доказанности совершения Р. в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По заключению комплексной психолого-психиатрической экспертизы Р. страдает в настоящее время и страдал в период совершения деяния, запрещенного законом, хроническим психическим расстройством: параноидной шизофренией, непрерывный тип течения, отсутствие ремиссии. В связи с психическим расстройством он не способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как во время инкриминируемого ему деяния, так и в настоящее время, нуждается в лечении принудительно в психиатрическом стационаре общего типа.

Оснований не доверять выводам экспертов у суда не имелось, поскольку они достаточно обоснованы, подтверждаются исследованными в судебном заседании медицинскими документами.

С учетом изложенных выше обстоятельств, суд обоснованно, в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 21, п. "а" ч. 1 ст. 97 и ст. 101 УК РФ, освободил Р. от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно опасное деяние и применил к нему принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Таким образом, оснований для отмены обжалуемого постановления по доводам кассационной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

постановление Свердловского областного суда от 14 декабря 2006 года в отношении Р. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Соловьевой Е.М. - без удовлетворения.

Заключение

На сегодняшнем занятии мы рассмотрели историю развития принудительных мер медицинского характера в отношении психически больных лиц, совершивших преступление, правовую природу этого института, место в системе уголовного и смежных с ним отраслей права, критерии применения к лицам, страдающим психическими расстройствами, порядок и условия исполнения принудительного лечения в психиатрических стационарах.

Основанием для признания лица невменяемым и освобождения его от уголовной ответственности является заключение судебно-психиатрической экспертизы, в котором констатируется наличие медицинского и юридического критериев этого состояния и которое оценивается в совокупности с другими доказательствами: первоначально следователем, дознавателем, прокурором, а окончательно - судом при решении вопроса о назначении ПММХ.

Признав, что невменяемость лица, в отношении которого рассматривается дело, не установлена, суд своим определением возвращает дело для производства дополнительного расследования.

Однако, даже учитывая, что признание лица невменяемым в отношении одного деяния не исключает возможности признания его вменяемым в отношении другого, в случае повторного решения вопроса о привлечении или освобождении от уголовной ответственности субъекта, необходимо каждый раз назначать и проводить судебно-психиатрическую экспертизу в целях определения вменяемости или невменяемости в отношении нового общественно опасного деяния.

Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о невменяемых, особое место занимает выяснение вопроса о возможности лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое.

Таким образом, подводя черту под вышеизложенным, можно сделать вывод о том, что принудительные меры медицинского характера в уголовном праве занимают одно из приоритетных мест. Ведь, по сути, принудительные меры медицинского характера являются не наказанием, a мерой безопасности принудительного лечения, выносимой судом лицам, страдающим психическими заболеваниями и совершившим преступление в состоянии невменяемости, а также лицам вменяемым на момент совершения преступления, но заболевшим до вынесения приговора или во время отбывания наказания.

уголовный вменяемость наказание принудительный

Список используемой литературы

1.       Конституция Российской Федерации. М., 2007.

.        Уголовный кодекс РФ. М., 2007.

.        Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под редакцией А.И. Рарога. - М., 2006 г.

.        Уголовное право Российской Федерации: Учебник для вузов: Общая часть. / Под ред. А. И. Рарога. - М., 2006.

5.       Меджинова А.Б. Принудительные меры медицинского характера / Российская юстиция. - 2007. - № 1. - С. 38-39.

.        Шишков,С. Исполнение принудительных мер медицинского характера / С.Шишков // Законность. - 2007. - № 6. - С. 2-7.

.        Колмаков П. Некоторые проблемы производства по применению принудительных мер медицинского характера / Уголовное право. - 2006. - № 6. - С. 73-77.

.        Колмаков П.А. Возвращаясь к проблемам назначения конкретного вида принудительного лечения / Следователь. - 2006. - № 11. - С. 2-7.

.        Холоденко В. Применение принудительной меры медицинского характера / Законность. - 2004. - №3.-с.20-23.

.        Шишков С. Помещение в психиатрический стационар / Законность. - 2003. - № 11. - с. 32 - 37.

.        Колмаков П. Понятие и сущность принудительных мер медицинского характера / Уголовное право. - 2003. - №3. с. 27 - 30.

.        Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера: учеб. пособие / М.: Дело, 2003. - 176 с.

.        Базарова Ю.Р. Принудительные меры медицинского характера.: учебное пособие / Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2002. - 44 с.

Приложение

Похожие работы на - Принудительные меры медицинского характера

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!