СИСТЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В РФ

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Политология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2021-04-02
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

СИСТЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ  ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. Н. П. ОГАРЁВА»

 

Историко-социологический институт

Кафедра всеобщей истории, политологии и регионоведения

 

УТВЕРЖДАЮ

Зав. кафедрой

д-р полит. наук, проф.

________ И. В. Бахлов

«___» _________2019 г.

 

БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА

 

СИСТЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В РФ

 

 

Автор бакалаврской работы Е. Н. Усимов

Обозначение бакалаврской работы БР–02069964–41.03.04–17–19

Направление 41.03.04 Политология

Руководитель работы

д-р. полит. наук, профессор   Н. И. Изергина

Нормоконтролер

 

 

 

 

 

 

 

 

Саранск

2019

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. Н. П. ОГАРЁВА»

 

Историко-социологический институт

Кафедра всеобщей истории, политологии и регионоведения

УТВЕРЖДАЮ

Зав. кафедрой

д-р полит. наук, проф.

________ И. В. Бахлов

«___» _________2019 г.

 

ЗАДАНИЕ НА ВЫПУСКНУЮ КВАЛИФИКАЦИОННУЮ РАБОТУ

(в форме бакалаврской работы)

 

Студент Усимов Евгений Николаевич

1 Тема Система противодействия терроризму в РФ

Утверждена приказом № _____ от ________

2 Срок представления работы к защите ________

3 Исходные данные для выпускной квалификационной работы   научные публикации отечественных и зарубежных авторов, нормативные акты и законы, статистические справочники, официальные материалы

4 Содержание выпускной квалификационной работы

4.1 Терроризм как социально-политическое явление в Российской Федерации

4.2 Субъекты противодействия терроризму в Российской Федерации

4.3 Проблемы и перспективы реформирования системы противодействия терроризму в России

 

Руководитель работы

д-р. полит. наук, профессор Н. И. Изергина

Задание принял к исполнению   Е. Н. Усимов

РЕФЕРАТ

 

Бакалаврская работа содержит 86 страниц, 85 использованных источников.

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ, ЭКСТРЕМИЗМ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ, ПРЕЗИДЕНТ, ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ, СУБЪЕКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС, ИНФОРМАЦИОННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ.

Объект исследования – общественные отношения, урегулированные нормами права, возникающие по поводу осуществления действий, направленных на противодействие терроризму.

Цель работы – системный анализ формирования и развития структуры противодействия терроризму в России.

Методы исследования – исторический, системный подход, аналитический, логический, сравнительный, формально-юридический.

Полученные результаты состоят в определении сущности терроризма в современной России, выявлении специфических черт субъектов противодействия терроризму в Российской Федерации, а также выработка рекомендаций, которые могут способствовать реформированию системы противодействия терроризму.

Степень внедрения – частичная.

Область применения – результаты проведенного теоретического и эмпирического исследования могут быть использованы в научной работе, при чтении дисциплины «Политология», а также стать основой для дальнейшего научно-практического изучения.

Эффективность – комплексный анализ системы противодействия терроризму в современной России.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ

5

1 Терроризм как социально-политическое явление в Российской Федерации

 

13

1.1 Понятие и сущность терроризма

13

1.2 Терроризм как новая угроза безопасности в современной России

 

18

2 Субъекты противодействия терроризму в Российской Федерации

25

2.1 Влияние президента РФ на антитеррористическую политику

25

2.2 Деятельность федеральных органов исполнительной власти по осуществлению деятельности по противодействию терроризму в пределах своих компетенций и особенности реализации  

 

 

  30

2.3 Координация деятельности органов власти в сфере противодействия терроризму на уровне субъектов РФ

 

37

3 Проблемы и перспективы реформирования системы противодействия терроризму в России

 

48

3.1 Актуальные проблемы реформирования системы противодействия терроризму в современной России

 

  48

3.2 Проекты реформирования системы противодействия терроризму в России

 

56

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

68

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

76

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность темы исследования. Основной чертой мирового сообщества третьего тысячелетия, безусловно, является его всеобъемлющий характер, приобретенный в процессе глобализации. Среди черт последней обычно называют интернационализацию капитала, которая приводит к формированию транснациональных корпораций; повсеместную информатизацию общества; падение роли национальных государств; выход так называемого «третьего сектора» национальной экономики за пределы территориальной юрисдикции отдельных государств. Когда речь заходит о последнем из перечисленных факторов в позитивном контексте, говорят о влиянии и роли НКО (некоммерческих организаций) на систему международных отношений.

Негативный нарратив данного процесса часто ассоциируется с таким явлением, как терроризм, приобретающий в системе мировых политических координат эпитет «международный». Терроризм стал серьезным вызовом современности, что детерминирует актуальность поиска решения проблемы противодействия данному явлению со стороны любого государства.

В современном мире терроризм стал одним из распространенных средств политической борьбы как в мире, так и в Российской Федерации. Растет количество жертв, погибших или получивших ранения и увечья в результате террористических актов; постоянно увеличивается материальный ущерб от действий террористов.

Тем самым многократно актуализируется проблема формирования эффективной политики противодействия терроризму. Повышение эффективности противодействия терроризму невозможно без систематизации действий и координации усилий общества, правоохранительных органов и органов государственной власти.

Это подтверждается и усилением акцентов на теме противодействия терроризму, ежегодно звучащей в посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, и поддержкой общества в этом вопросе. В. В. Путин неоднократно подчеркивал, что Россия ведет длительную борьбу с агрессией международного терроризма, начиная с середины 1990-х гг. по настоящее время. В то же время лидер государства констатировал, что «невозможно победить международный терроризм силами только одной страны, особенно в условиях, когда границы в мире фактически открыты, а мир переживает еще и новое переселение народов, когда террористы получают постоянную финансовую подпитку» [65].

По причине экспансии международного терроризма актуализируется проблема совершенствования правовых основ научного и экспертного обеспечения раннего предупреждения проявлений терроризма, что закреплено в качестве одной из задач в сфере государственной национальной политики Российской Федерации.

Злободневное значение в рамках заявленной темы имеет аспект координации и взаимодействия в борьбе с терроризмом как на государственном, так и на межгосударственном уровнях. Как отметил В. В. Путин, «справиться с террористической угрозой и помочь миллионам людей, лишившимся дома, можно, только объединив усилия всего мирового сообщества» [65].

Таким образом, проблема противодействия терроризму актуальна в теоретическом и практическом аспектах. Ее актуальность усиливается также потребностью постоянного совершенствования системы противодействия терроризму.

Степень изученности темы. Комплексный характер темы бакалаврской работы обусловил необходимость обращения к научным трудам в области политики, юриспруденции, социологии, экономики и истории.

Проблема терроризма как социально-политического явления нашла отражение в работах Н. В. Агеева [1], Д. В. Ольшанской [1], В. А. Бугаева [9], Ф. М. Волкова [9], которые приходят к выводу, что современный терроризм является угрозой национальной безопасности России и его отличительными особенностями являются многонациональный характер российского государства и особенности исторического развития. По мнению А. В. Захарова [21], особенностью развития терроризма в России является несовершенность нормативно-правовой базы в отечественном законодательстве и безнаказанность деятельности террористических групп в сети интернет. В своих исследованиях А. В. Коркмазов предлагает обратиться к опыту зарубежных стран в сфере противодействия терроризму в части основных принципов, закрепленных в законодательстве [30]. М. Х. Машекуашева и З. Х. Кочесокова напротив, приходят к выводу о выявлении в России самобытных эффективных мер по борьбе с экстремизмом, важнейшими из которых является установление прочных связей с представителями различных конфессий и проведение круглых столов на постоянной основе [38].

Понятие и сущность терроризма подробно рассмотрены в научных статьях и монографиях И. М. Алиева [2], М. К. Арчакова [3], Е. В. Лукьянцевой [36], А. В. Макарова [37], М. В. Чумаченко [37], И. И. Романенко [68], Н. В. Чепаровой [68], И. С. Шегаева [84] и др. По мнению упомянутых авторов, современный терроризм является сложной структурой, является важным субъектом международных отношений как транснациональная организация.

Влияние президента РФ на антитеррористическую политику в современной России неоднократно становилось предметом изучения многих отечественных ученых, среди которых стоит выделить исследования А. С. Барсенкова [4], А. И. Вдовина [4], В. П. Еферина [20], которые отмечают ведущую роль Президента России как субъекта антитеррористической политики. По их мнению, подобная модель обусловлена историческим развитием государства и централизованным характером власти.

Деятельность федеральных органов исполнительной власти по осуществлению деятельности по противодействию терроризму в пределах своих компетенций проанализирована А. В. Богдановым, Е. Н. Хазовым [7], В. В. Глебовым [17], В. А. Тытаром [17], Л. Н. Насакиной [43], П. П. Фантровым [81]. Перечисленные авторы в своих исследованиях приходят к выводу, что роль федеральных служб по обеспечению безопасности имеет разветвленный характер и отвечает потребностям современного государства. Тем не менее, Л. Н. Насакина в своих работах делает акцент на то, что необходимо создать единую систему по противодействию терроризму, для сокращения бюрократических запросов и дальнейшей оперативной деятельности.

Значительный пласт работ посвящен проблемам и перспективам реформирования системы противодействия терроризму в России. В их числе следует отметить работы, в которых рассматриваются перспективы усовершенствования уголовного законодательства: Е. Ю. Ушаков [80], А. Ю. Яковлев [85], Д. А. Мингалиева [39], Д. В. Пожарский [63], О. Ю. Тхаровская [63], Д. В. Поташёв [64]. По мнению исследователей в российском уголовном законодательстве существуют пробелы, способствующие росту террористических атак, для устранения которых, необходимо ужесточение наказаний за совершенные преступления.

Следующему направлению модернизации отечественной политики в области противодействия терроризму, посвящены труды А. И. Бастрыкина [5], М. Л. Гачавы [16], О. В. Кабановой [16], А. В. Захарова [21], С. Ю. Лисовой [35]. Данные авторы отмечают необходимость реформирования нормативного регулирования деятельности СМИ и электронных ресурсов, посредством которых экстремисты вербуют новых членов бандформирований.

Таким образом, несмотря на серьезное внимание исследователей к проблеме противодействия терроризму в современной России, многие вопросы остаются недостаточно проработанными и требуют дальнейшего изучения.

Объектом бакалаврской работы являются общественные отношения, урегулированные нормами права, возникающие по поводу осуществления действий, направленных на противодействие терроризму.

Предмет исследования – совокупность органов, а также правовых норм, образующих систему противодействия терроризму в России.

Цель исследования состоит в системном анализе формирования и развития структуры противодействия терроризму в России.

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

– рассмотреть понятие и сущность терроризма;

– изучить терроризм как новую угрозу безопасности в современной России;

– проанализировать особенности влияния президента РФ на антитеррористическую политику;

раскрыть деятельность федеральных органов исполнительной власти по осуществлению деятельности по противодействию терроризму в пределах своих компетенций;

– рассмотреть координацию деятельности органов власти в сфере противодействия терроризму на уровне субъектов РФ;

– определить актуальные проблемы реформирования системы противодействия терроризму в современной России;

– охарактеризовать проекты реформирования системы противодействия терроризму в России.

Теоретическая основа исследования. Теоретическую и методологическую основу бакалаврской работы составляют идеи, а также теоретические положения представителей отечественной политической философии, правоведческой, социологической, исторической и экономической мысли по проблемам терроризма.

Понятийную основу противодействия терроризму составляют понятия «террор», «терроризм» и «террористический акт».

В буквальном переводе с латинского языка «terror» означает страх, боязнь, ужас и происходит от глагола «terrere» – пугать [31, с. 46]. Некоторые зарубежные источники определяют понятие «террор» как «чрезвычайный ужас; применение данного ужаса в целях запугивания населения, в частности ради достижения политических целей». В настоящее время в научных исследованиях преобладает концепция, согласно которой террор определяется как принципиальный метод достижения некоторых целей.

К настоящему времени с учетом существующих параметров международного терроризма ему стал свойственен долговременный и устойчивый характер. Процессы дальнейшего развития международного терроризма и постоянное возрастание степени его общественной опасности для всего человечества, предполагается, во многом будут находиться в зависимости от возможности сохранения и интенсивности воздействия его существующих особенностей, а также от позитивного потенциала мирового сообщества, направленного на их минимизацию.

Хотя мнения относительно определения терроризма разнятся и точной, общепринятой дефиниции до сих пор нет, тем не менее, важно отметить, что терроризм признается как «политически мотивированные насильственные действия или их угрозы, ориентированные на достижение психологического эффекта» [61, c. 147], так и насилие против мирных граждан. Как отвечал Ф. Бэкон, «в гражданском обществе господствует или закон, или насилие. Но насилие иногда принимает обличье закона, и иной закон больше говорит о насилии, чем о правовом равенстве. Таким образом, существуют три источника несправедливости: насилие как таковое, злонамеренное коварство, прикрывающееся именем закона, и жесткость самого закона» [61, c. 148].

В настоящее время терроризм – это политика, тактика и планирование по разрушению существующего государственно-конституционного устройства, по запугиванию населения и получению рычагов влияния и давления на государственные структуры для достижения политических целей террористов [61, c. 149].

В отечественном законодательстве под террористическим актом понимается «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями» [79].

Специфика и сложность заявленной темы обусловили применение целого комплекса общенаучных и частно-научных методов познания, таких как: сравнение, анализ, синтез, аналогия, индукция, дедукция и абстракция.

Исторический метод применяется при рассмотрении этапов становления и развития терроризма в России, а также при изучении его современного состояния. Сравнительный метод позволяет охарактеризовать и выявить особенности этапов развития терроризма, специфику направлений реформы в области антитеррористической политики. Системный и структурно-функциональный метод применяется во второй главе исследования при рассмотрении структуры и функций органов по противодействию терроризму в РФ. Формально-юридический метод исследования представляет собой определенную систему обработки и анализа действующих норм права и существующей юридической практики. Он используется на протяжении всей работы при определении юридических понятий, а также выявлении внешних признаков правовых явлений, их отличия друг от друга.

Источниковой базой исследования послужили:

– нормативно-правовые источники: Конституция Российской Федерации [28], Федеральные законы: «О безопасности» [45], «О полиции» [51], «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности» [52], «О противодействии терроризму» [53], «О Федеральной службе безопасности» [57], «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» [78], «Уголовный кодекс Российской Федерации» [79].

Указы Президента РФ «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» [55], «О мерах по противодействию терроризму» [49], «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» [58] и др.;

Постановление правительства «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму» [47];

 – монографическая литература;

– материалы периодических изданий;

– учебные пособия;

– материалы сети интернет.

Научная новизна работы заключается в следующем:

– обобщены различные подходы к трактовке терроризма как социально-политического явления и определены сущностные характеристики современного терроризма;

– выявлена специфика деятельности субъектов противодействия терроризму в Российской Федерации;

– выработаны рекомендации, которые могут способствовать реформированию системы противодействия терроризму в России.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть полезными при дальнейшей разработке различных аспектов данной темы.

Практическая значимость бакалаврской работы заключается в том, что материалы исследования могут быть применены в преподавании дисциплин «Конфликтология», «Политология», «Юриспруденция», при подготовке учебно-методических пособий по теме исследования.

Структура работы. Бакалаврская работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников, включающего 85 наименований. Общий объем работы составляет 86 страниц машинописного текста.

 

1. Терроризм как социально-политическое явление в Российской Федерации

 

1.1 Понятие и сущность терроризма

 

Государственная политика в сфере противодействия терроризму является приоритетным направлением государственной политики в сфере безопасности и определяет основные направления деятельности государства, общественных организаций по предотвращению проявлений терроризма на территории Российской Федерации. Главным условием формирования и реализации государственной политики противодействия терроризму является создание адекватной нормативно-правовой базы борьбы с терроризмом, которая может быть построена на четком понимании особенностей современного терроризма.

Сложность правового обеспечения борьбы с террористической угрозой состоит в том, что современный терроризм является многовекторным, разнообразным по целям и методам. В связи с этим представляется необходимым раскрыть особые характеристики современного терроризма.

Современный терроризм – это мощные структуры с соответствующим их масштабам оснащением. В глобальном мире терроризм является бизнесом обширного масштаба распространения с развитым «рынком труда» и приложением капитала [84, c. 463]. В связи с этим, представляется возможным согласиться с теми авторами, которые полагают, что все глобальные проблемы в мире только способствуют проникновению терроризма такого рода на территорию Российской Федерации.

По мнению И. С. Шегаева, историю формирования терроризма относительно условно возможно разграничить на три большие части:

1. Этап так называемого зарождения или иными словами этап раннего террора. Данный этап включает в себя огромный промежуток времени Древнего мира, а также Средних веков. Политические убийства совершались с целью развязывания политических интриг.

2. Этап терроризма Нового времени. Этот этап в формировании терроризма, связан с Великой французской буржуазной революцией 1789 – 1793 гг., которая положила начало совершению убийств людей, которые находились у власти, а также которые потенциально могли стать властителями.

3. Этап так называемой глобализации терроризма. Данный этап берет своё начало в 1960-1970-х гг., именно тогда происходит формирование транснационального терроризма [84, c.464].

Основной чертой терроризма является создание и поддержание высокого уровня всеобщей опасности, возникающей в результате совершения или угрозы совершения общественно-опасных действий. При этом угроза должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

По предложению ряда отечественных исследователей –  М. Х. Машекуашевой, З. Х. Кочесоковой, Л. А. Геляховой, террористическую деятельность условно можно разделить на четыре группы:

1. Методы традиционного воздействия и устрашения: физическое причинение ущерба жизни, здоровью и ограничение свободы людей.

2. Воздействие на различные материальные объекты: объекты промышленности, жизнеобеспечения, энергетики, а так же коммуникации.

3. Психологический террор.

4. Организационные мероприятия: привлечение на свою строну или вербовка новых членов террористических организаций [38, c. 50].

К основным формам террористической деятельности относятся: убийства и нанесение тяжких телесных повреждений объектам теракта; организация и похищение людей, захват заложников; угрозы в отношении государственных и общественных деятелей; поджоги, взрывы, разрушение или уничтожение отдельных объектов; мероприятия, пропагандирующие терроризм, с обоснованием необходимости применения его форм и методов на данном этапе.

А. В. Макаров и М. В. Чумаченко в работе «Терроризм и экстремизм: современное понимание и актуальные проблемы» рассматривают множественность форм террористической деятельности, обилие применяемых механизмов воздействия, разнообразие методов их реализации. Для установления связей между ними, по мнению авторов, терроризм можно классифицировать:

– по целям, задачам, преследуемым в результате совершения теракта: государственный терроризм; этнический терроризм; криминальный терроризм; индивидуальный терроризм; политический терроризм и др.

– исходя из последствий, различают: терроризм по потерям среди  населения – массовых, групповых, одиночных жертв, ограничения свободы;

– по организованности и численности террористов: наличие и действия сообществ;

– по применяемым средствам террора: технологический терроризм; применение оружия группового поражения; традиционные средства терроризма;

– по применяемым способам действий: с применением оружия; захват заложников, транспортных средств, важных объектов; уничтожение различных объектов [37, с. 51 ].

Анализируя причины террористической деятельности, Н. В. Агеев и  Д. В. Ольшанская определяют основные причины, приводящие человека к террористической деятельности:

– стремление преодолеть отчуждение, обезличивание, стандартизация;

– отклонения психопатологического характера;

– негативные нарушения; мотивы самоутверждения в обществе, молодежный романтизм и героика, придание своей деятельности особого, высшего значения;

– наличие корыстных мотивов, возникающие конфликтные ситуации, на особом месте конфронтация с сотрудниками правоохранительных органов;

– имеющиеся связи с членами террористических организаций [1,  с. 400].

Теракт в современной террористической деятельности выполняет роль послания адресованное избранному объектом воздействия, которым выступает общество, и потому он немыслим без содействия СМИ. Именно современные СМИ усиливают эффективность террора, создают необходимый элемент наглядности, заставляют переживать страдания жертв террора как личную и, в конечном счете, общую трагедию [16, c. 57].

О роли сети «интернет» в распространении террористических идей среди молодежи неоднократно отмечалось в исследованиях отечественных ученых, среди которых следует отметить работы А. И. Бастрыкина, М. Л. Гачавы, О. В. Кабановой, Г. М. Мусаевой, И. Ю. Сундиева, А. А. Смирновой, А. И. Кундетова. В связи с этим, важным стратегическим направлением борьбы с терроризмом в современных условиях является работа со СМИ и сетью «интернет», и ее правовое регулирование [13, c. 13].

Следующей характеристикой современного терроризма является его большая интернационализация, рост мобильности. Террористы перемещаются из одного региона – в другой, из одной горячей точки – в следующую. При этом ими движет в основном не идея, а корысть. Деньги ведут многих, превращаясь в доминирующий мотив. Как отмечает И. М. Алиев в статье «Проблема терроризма в социально-политических процессах: политологический анализ», данные характеристики обуславливают необходимость проявления правовой активности в двух направлениях – пограничном и финансовом [2, с.101]. В данном контексте достаточно полезным является опыт Советского Союза. Так называемый «железный занавес» помимо своих негативных характеристик, имел и положительные моменты. Все иностранцы, приезжавшие в Советский Союз, подлежали тотальному контролю, а граждане СССР выезжали за границу, контактировали с иностранными гражданами лишь по специальным разрешениям и снова под тотальным контролем спецслужб. Данные меры в достаточной степени обеспечивали и зачастую просто исключали возможность вербовки, в том числе и для совершения террористических актов. Финансовые операции в СССР, а также источники доходов советских граждан подлежали тотальному контролю и во многом предотвращали получение доходов из преступных источников [84, с. 464]. О необходимости подобных мер, которые постепенно входят в жизнь современной России, все чаще пишется на страницах научных изданий.

Характерной особенностью современного терроризма является и то, что все больше террористических актов происходит на стратегически важных объектах – вокзалах, аэропортах. Значительному риску захвата террористами подвергаются газовые и нефтяные месторождения, а также предприятия по добыче урана, золота, алмазов. Именно данные объекты, а также объекты культурного наследия сегодня подвергаются атакам террористов на территории Сирии. Следует согласиться с А. И. Муртазиным, который считает, что не менее актуально прогнозное предвидение угроз безопасности на всех фазах осуществления проектов разработки газовых и нефтяных месторождений, особенно на шельфе [40, с. 192]. Длительность цикла (10-20 лет) строительства и хозяйственной эксплуатации производственных мощностей создает предпосылки для террористического акта.

Для достижения своих преступных целей террористы готовы применять в качестве орудий преступления самые различные средства, в том числе ядерное оружие и иные устройства, содержащие радиоактивные материалы [40, c. 193]. В связи с этим жесткий контроль над радиоактивными веществами, предприятиями, их производящими, должно стать неотъемлемой частью современной антитеррористической правовой политики.

Современный терроризм, в отличие от терроризма начала 90-х годов, не является результатом социальных проблем. Ни уровень доходов населения, ни наличие эффективной системы социальной поддержки жителей регионов, не влияют в значительной степени на формирование террористической мотивации. Можно привести множество примеров, когда дети из вполне благополучных, а в отдельных случаях очень обеспеченных семей присоединялись к запрещенной в России ИГИЛ. Поэтому в данном случае речь идет о сильной идеологической составляющей современного терроризма. Данной точки зрения придерживаются многие исследователи [22]. Поэтому самым мощным оружием против терроризма являются истинные исламские ценности и правильно понимаемый шариат.

С учетом изложенного считаем, что современный терроризм характеризуется: 1) глобализацией своей деятельности; 2) активным привлечением СМИ, сети «интернет»; 3) активностью в отношении стратегических объектов, в том числе мест разработки полезных ископаемых; 4) возможностью использования оружия массового уничтожения (химического, ядерного и др.); 5) вовлечением в свои ряды финансово благополучной части населения; 6) активным финансированием за счет торговли наркотиками, оружием, людьми [68, с. 83-84].

Таким образом, можно сделать вывод, что терроризм сегодня – это уже не просто средство, с помощью которого можно запугать конкретных людей или метод совершения политических убийств. Нынешние акции терроризма четко продуманы и спланированы, они имеют крепкую идеологическую, финансовую и политическую основу. В связи с этим необходимо дальнейшее совершенствование методов противодействия этому явлению.

 

1.2 Терроризм как новая угроза безопасности в современной России

 

В настоящее время терроризм – это одна из серьезных угроз не только международной, но и национальной безопасности. Целью терроризма является нарушение общественной и национальной безопасности, устрашение населения и посягательство на жизнь людей той или иной страны, оказание воздействия на принятие органами власти решений, которые будут выгодны террористам и будут удовлетворять их интересы.

Существует несколько причин возникновений терроризма, их можно классифицировать в несколько основных групп: политические, идеологические, социально-экономические.

К политическим причинам появления терроризма, И. С. Шегаев относит такие понятия, как:

1) нестабильность в политической жизни государства;

2) недоработки в национальной политике государства;

3) столкновение политических интересов;

4) целенаправленные действия по разжиганию национальной розни отдельными людьми или организованной группой лиц, партиями, общественными объединениями и движениями как внутри страны, так и за ее пределами [84, с. 465].

К идеологическим причинам Д. В. Поташёв относит:

1) незаконное появление и деятельность течений, пропагандирующих насильственные действия;

2) изменение и искажение нравственных ценностей;

3) религиозная толерантность.

Социально-экономические причины появления терроризма включают в себя:

 – снижение экономического благополучия населения страны, что ведет к снижению социального жизненного уровня общества;

– кризис в экономике (инфляция, повышение цен и т.д.)

– затруднительное положение населения страны

– постоянно увеличивающийся уровень безработицы;

– роль средств массовой информации и сети интернет, т.е. распространение идей и взглядов, которые ведут к росту неравенства, нетерпимости, насилия, внушение вседозволенности отдельных людей или групп [64, c. 159-160].

Все вышеназванные причины объединяет одно – ущемление интересов и достоинства отдельных личностей, национальностей или общества в целом. Во всем мире создано огромное количество нормативно-правовых актов, регулирующих сферу противодействия терроризму.

О серьезности террористической угрозы для безопасности современной России свидетельствует имеющаяся нормативно-правовая база по противодействию терроризму. В Российской Федерации нормативно-правовую основу в данной сфере составляют Конституция Российской Федерации, принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, Федеральные законы, нормативно-правовые акты Президента Российской Федерации (в том числе Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации), Правительства и других федеральных органов государственной власти.

Конституция РФ запрещает создавать общественные объединения, цели и действия которых направлены на нарушение целостности Российской Федерации, насильственное изменение основ конституционного строя, подрыв безопасности государства, разжигание расовой, национальной, социальной и религиозной розни [28]. Часть вторая статьи 29 Конституции РФ запрещает пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства [28].

Принятие федерального закона от 06.03.2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» является фактом того, что терроризм стал серьезной причиной подрыва социально-политической и экономической ситуации в государстве и представляет серьезную проблему безопасности и территориальной целостности страны, а также определил главные направления государственной политики, направленной на противодействие терроризму, такие как:

1) профилактика терроризма;

2) борьба с терроризмом;

3) минимизация и ликвидация последствий террористических действий [53].

Действия и преступления, имеющие террористический характер, регулируются в Российской Федерации исключительно Уголовным кодексом Российской Федерации, согласно которому лица, совершившие террористические действия, несут уголовную ответственность в виде штрафов, принудительных работ, лишения свободы на разные сроки, вплоть до пожизненного лишения свободы [79]. Но, к сожалению, все наказания не пугают отдельных лиц или группы лиц, которые участвуют в совершении действий, носящих террористический характер, что усложняет борьбу с терроризмом в целом.

В настоящее время в масштабах страны и в регионах создана правовая база построения системы информационного противодействия экстремизму и терроризму. Начало этому процессу было положено Указом Президента РФ от 15 февраля 2006 г. «О мерах по противодействию терроризму» [49]. Последующее развитие нормативно-правовой базы противодействия терроризму было очень активным. Были приняты Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35 «О противодействии терроризму» [53], Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации [29] и ряд иных значимых документов.

С 2008 г. начался этап формирования правовой базы, регулирующей вопросы обеспечения безопасности информационного пространства, а также безопасности граждан РФ от противоправного информационного воздействия. Президентом Российской Федерации 13 мая 2008 г. был утвержден Комплексный план информационного противодействия терроризму в Российской Федерации [58], последовательной реализацией которого были созданы предпосылки для достижения главных целей – снижения уровня радикализации населения и создание условий для устранения возможности распространения террористической и экстремистской идеологии в нашей стране.

С 2019 г. основным документом в рассматриваемой сфере является «Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 - 2023 годы» [27], в котором в качестве первоочередной цели определено «создание и задействование механизмов защиты информационного пространства Российской Федерации от проникновения в него любых идей, оправдывающих террористическую деятельность».

Следующим значительным шагом в формировании правовых основ информационного противодействия терроризму и экстремизму стала утвержденная Указом Президента РФ от 5 декабря 2016 г. «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации» [58], в которой изложен систематизированный и комплексный подход к процессу формирования государственной политики по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере. Кроме того, как отмечают А. С. Пискунов и Е. Н. Малик, государственная политика по информационному противодействию распространению терроризма и экстремизма реализуется также путем формирования нормативной базы на региональном уровне [62, c. 32].

Заслуживают особого внимания документы стратегического планирования в сфере национальной безопасности. В последние годы в России стратегическое планирование стало играть важную роль в государственном управлении и имеет особое значение в вопросах обеспечения национальной безопасности. При непосредственном участии Совета безопасности как разработчика Президент РФ утверждает документы стратегического планирования (концепции, стратегии, доктрины) по различным видам национальной безопасности, осуществляются корректировка и обновление указанных документов. Такие документы являются основой для последующего правового регулирования общественных отношений в рассматриваемой сфере. Правовой основой стратегического планирования является принятый в 2014 г. Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [56].

В соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной 31 декабря 2015 г., деятельность террористических и экстремистских организаций является одной из основных угроз государственной и общественной безопасности [55]. В 2009 г. Президентом РФ была утверждена Концепция противодействия терроризму, которая определяет основные принципы, цель, задачи и направления противодействию терроризму в России. В утвержденной Президентом России в 2016 г. «Доктрине информационной безопасности Российской Федерации» указано, что различные террористические организации широко используют механизмы информационного воздействия на общественное сознание в целях пропаганды своей идеологии, а также привлечения к террористической деятельности новых сторонников [58].

В деятельности региональных органов власти имеется широкий спектр видов деятельности, таких как оказание адресного профилактического воздействия, организация курсов повышения квалификации сотрудников исполнительных органов государственной власти субъектов и органов местного самоуправления муниципальных образований. Кроме того, значительное внимание уделяется подготовке и размещению в средствах массовой информации, а также показ в образовательных учреждениях начального, среднего и высшего образования информационных материалов (телесюжетов) и специализированных передач по вопросам профилактики терроризма.

Подводя итог, следует отметить значимость деятельности государства по созданию правовой базы противодействия терроризму и экстремизму в информационной среде. Как отмечает А. С. Пискунов в статье «Противодействие терроризму как приоритет государственной политики обеспечения национальной безопасности», – «данная деятельность имела бы большую эффективность при условии использования научных исследований тенденций развития информационной среды в России и отсутствия формального, «для галочки» подхода при планировании отдельных мероприятий» [62, c. 35].

Фактически, органы государственной и местной власти, создавая программные документы и выделяя финансирование на реализацию запланированных мероприятий, должны четко представлять, на какую аудиторию они рассчитаны, возможно ли запланированными мероприятиями достичь поставленных целей. Правильные ответы на эти вопросы можно дать лишь в тесном взаимодействии с наукой – социологией, психологией, юриспруденцией.

Создание и корректирование правовой базы информационного противодействия распространению терроризма и экстремизма в России – процесс перманентный, в связи с чрезвычайно активным развитием информационной среды в нашей стране. Законотворческая деятельность должна обеспечить, прежде всего, актуальность правовых положений с учетом наблюдающихся тенденций и перспектив развития страны.

В заключение можно сказать, что терроризм является проблемой XXI века. Невозможно победить терроризм, не устранив причины его возникновения [31, c. 743]. В Российской Федерации разработана хорошая правовая база для предупреждения и противодействия терроризму, постоянно разрабатываются новые программы, способствующие его устранению. Тем не менее, существуют значительные недостатки, среди которых стоит отметить тот факт, что для эффективной борьбы с терроризмом необходимо хорошо знать сам объект воздействия, то есть собственно терроризм, субъекты терроризма, их цели идеологические установки и т.д. В настоящее время существует множество определений терроризма, трактовок его содержания и целей, признаков, характеристик и элементов. Но при этом даже определения терроризма, вошедшие в официальные документы, включая законодательные акты, зачастую порождают критику в свой адрес. Кроме того, административные структуры зачастую подходят формально к реализации возложенных на них обязанностей по реализации мероприятий по профилактике противодействия терроризму.

 

 

 

 

 

2 Субъекты противодействия терроризму в Российской Федерации

 

2.1 Влияние Президента РФ на антитеррористическую политику

 

В Законе «О противодействии терроризму» официально закреплены основополагающие понятия, такие как терроризм, террористический акт, противодействие терроризму, контртеррористическая операция и некоторые другие. Законодательно закреплены принципы противодействия терроризму, к которым относятся:

– обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина;

– законность;

– приоритет защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся террористической опасности;

– неотвратимость наказания за осуществление террористической деятельности и др. [19].

Перечень достаточно большой. В него входят как представленные универсальные принципы, так и основополагающие начала, имеющие конкретное применение к регулируемым отношениям. Среди принципов стоит отметить следующие: единоначалие в руководстве привлекаемыми силами и средствами при проведении контртеррористических операций; сочетание гласных и негласных методов противодействия терроризму; конфиденциальность сведений о специальных средствах, технических приемах, тактике осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом, а также о составе их участников; недопустимость политических уступок террористам и др.[19].

Закон «О противодействии терроризму» устанавливает правовой статус Президента РФ, Правительства РФ, иных органов государственной власти (различного уровня), органов местного самоуправления, предусматривая вопросы местного значения в указанной сфере.

В последние десятилетия среди задач, которые решают различные должностные лица государств, все большее количество связано с вопросами национальной безопасности и антитеррора. В каждом государстве свои особенности строения системы обеспечения безопасности страны.

В России в силу территориальных масштабов и исторической предопределенности систему управления государством стараются строить централизованной и функционирующей на принципах единоначалия. Во многом именно поэтому значительная часть полномочий, в т. ч. в вопросах, касающихся противодействия терроризму, концентрируется у главы государства.

Среди множества полномочий, которыми наделен Президент РФ, выделим те, которые касаются антитеррористической сферы:

– является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами

Российской Федерации;

– формирует и возглавляет Совет Безопасности РФ;

– назначает и освобождает высшее командование Вооруженных Сил РФ;

– принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти;

– определяет основные направления государственной политики в области противодействия терроризму;

– назначает с согласия Государственной Думы ФС РФ Председателя Правительства РФ;

– по предложению Председателя Правительства РФ назначает на должность и освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ и федеральных министров;

– устанавливает компетенцию федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых он осуществляет, по борьбе с терроризмом;

– вводит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение;

– принимает решение в установленном порядке об использовании за пределами территории России формирований Вооруженных Сил РФ и подразделений специального назначения для борьбы с террористической деятельностью, осуществляемой против России либо граждан РФ или лиц без гражданства, постоянно проживающих в Российской Федерации [25, с. 9-10].

Крайне важное место в системе противодействия терроризму занимают координационно-совещательный орган – Совет Безопасности Российской Федерации (СБ РФ). Он представляет собой структуру, образованную для сбора информации о национальной безопасности страны, обсуждения наиболее острых вопросов, выработки решений и последующем мониторинге их выполнения. СБ РФ – конституционный орган и по основному закону председателем является Президент России [62, c. 33].

Помимо главы государства туда входят постоянные члены (Председатель Правительства РФ, председатели Совета Федерации ФС РФ и Государственной Думы ФС РФ, Руководитель Администрации Президента РФ, Секретарь Совета Безопасности РФ, министры обороны, внутренних дел, иностранных дел, директора некоторых служб и др. лица) и члены (Генеральный прокурор РФ, министры финансов, юстиции, чрезвычайных ситуаций, начальник Генштаба ВС РФ, директор ФСКН России, полномочные представители Президента РФ в федеральных округах, Мэр Москвы, Губернатор Санкт-Петербурга). В общей сложности в настоящий момент в совет, включая председателя, входят 30 человек.

СБ РФ, призван решать следующие задачи:

– обеспечение условий для осуществления Президентом России полномочий в области обеспечения безопасности;

– формирование государственной политики в области обеспечения безопасности и контроль за ее реализацией;

– прогнозирование, выявление, анализ и оценка угроз безопасности, оценка военной опасности и военной угрозы, выработка мер по их нейтрализации;

– подготовка предложений Президенту РФ;

– координация деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ по реализации принятых Президентом России решений в области обеспечения безопасности;

– оценка эффективности деятельности федеральных органов исполнительной власти в области обеспечения безопасности [7, c. 154].

Из состава и полномочий СБ РФ можно сделать вывод, что несмотря на совещательный характер органа, он играют важную роль в вопросах противодействия терроризму.

В соответствии с ч. 4 ст. 5 Федерального закона «О противодействии терроризму» предусматривается создание специального коллегиального органа, который наделяется следующими характеристиками:

1. Создается по решению Президента РФ.

2. Является коллегиальным органом.

3. Основная задача – координация и организация органов публичной власти по противодействию терроризму.

4. Положение о нем утверждается Президентом РФ.

5. Решения, принятые в пределах его компетенции, обязательны для исполнения всеми субъектами права [53].

Закон не использует конкретного наименования органа, оно определено Указом Президента РФ. Это – Национальный антитеррористический комитет (НАК). Положение о нем утверждено Указом Президента РФ от 26 декабря 2015 г. № 664 «О мерах по совершенствованию государственного управления в области противодействия терроризму». Анализ данного документа позволяет выделить дополнительные признаки НАК, например, есть отдельные элементы, присущие органу государственной власти [70]. Обозначим их:

1. Есть определенная структура НАК. Так, в его составе функционирует Федеральный оперативный штаб.

2. Представлена компетенция НАК. Причем Положение закрепляет основные задачи, функции, а также и полномочия НАК. Кстати, всего три задачи стоят перед НАК:

 а) консультационная – мониторинг состояния системы противодействия терроризму и подготовка предложений Президенту РФ по ее совершенствованию;

б) организационно-координационная – для чего собственно и создан НАК;

в) информационная (сопровождение антитеррористической деятельности).

3. Регулярность проведения заседаний.

4. Обязательность принимаемых решений для всех субъектов права.

5. Наличие аппарата НАК.

6. Наличие внешней атрибутики – бланков, эмблемы [44].

Из изложенного можно сделать вывод, что Президент России принимает самое непосредственное участие в вопросах противодействия терроризму на всех этапах, начиная от разработки концептуальных документов и направлений деятельности до возможностей введения чрезвычайного положения. Также он  глубоко интегрирован в саму систему обеспечения, являясь Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами РФ, возглавляя Совет Безопасности РФ, формируя структуру исполнительной власти и назначая Председателя Правительства РФ, его членов, руководителей органов исполнительной власти и членов Национального антитеррористического комитета (НАК).

 

 

2.2 Деятельность федеральных органов исполнительной власти по осуществлению деятельности по противодействию терроризму в пределах своих компетенций

 

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 4 мая 2008 г. № 333 «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму», во исполнение пункта 1 части 2 статьи 5 Федерального закона «О противодействии терроризму» Правительство Российской Федерации постановляет:

Федеральные органы исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации:

а) участвуют в формировании и реализации основных направлений государственной политики в области противодействия терроризму в пределах своей компетенции;

б) обеспечивают антитеррористическую защищенность объектов федеральной собственности, находящихся в их ведении, а также координируют деятельность по антитеррористической защищенности иных объектов в соответствии со своей компетенцией в установленной сфере деятельности;

в) осуществляют взаимодействие в области противодействия терроризму, в том числе обмен информацией [47].

Министерство образования и науки Российской Федерации разрабатывает и обеспечивает реализацию комплекса мер, предусматривающего организацию в сфере образования и науки эффективного противодействия терроризму, пропаганде его идей, распространению материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

Министерство регионального развития Российской Федерации осуществляет разработку и реализацию комплекса мер, направленных на совершенствование государственной региональной и национальной политики, в целях устранения предпосылок социально-экономических и межнациональных конфликтов, в том числе способствующих совершению террористических актов и формированию социальной базы терроризма.

Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору осуществляет надзор за физической защитой источников особо опасных организмов (научно-исследовательские и диагностические ветеринарные лаборатории, скотомогильники, места эндемической циркуляции).

Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды осуществляет оперативное обеспечение пользователей, в задачу которых входит борьба с терроризмом, гидрометеорологической информацией и данными о состоянии окружающей среды, ее загрязнении при угрозе или совершении террористического акта, а также минимизации и (или) ликвидации его последствий [47].

Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору:

а) осуществляет контроль и надзор за состоянием антитеррористической защищенности ядерных установок, радиационных источников, пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, за системами единого государственного учета и контроля ядерных материалов, радиоактивных веществ, радиоактивных отходов;

б) участвует совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в организации мониторинга состояния антитеррористической защищенности критически важных опасных производственных объектов и гидротехнических сооружений.

Федеральное агентство воздушного транспорта организует оперативное обеспечение заинтересованных федеральных органов исполнительной власти информацией, необходимой для решения задач по противодействию терроризму на объектах Единой системы организации воздушного движения.

Федеральное агентство геодезии и картографии организует проведение геодезических, картографических, топографических и гидрографических работ в целях обеспечения противодействия терроризму [47].

В России значение сил правопорядка важно, но не столь существенно в противодействии терроризму, как органов ФСБ России. Подавляющее большинство задач по выявлению и нейтрализации террористов лежит именно на сотрудниках этой спецслужбы. Это единая централизованная система органов федеральной службы безопасности, осуществляющая в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации [57].

ФСБ России представляет собой целую систему органов, каждый из которых выполняет свои антитеррористические функции:

– федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности, т.е. центральный аппарат ФСБ России;

– управления (отделы) по отдельным регионам и субъектам Российской Федерации (территориальные органы безопасности);

– управления (отделы) в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях, а также в их органах управления;

– управления (отделы, службы, отряды) по пограничной службе (пограничные органы);

– другие управления (отделы), осуществляющие отдельные полномочия или обеспечивающие деятельность органов федеральной службы безопасности (другие органы безопасности);

– авиационные подразделения, центры специальной подготовки [59].

Помимо ФСБ России, вклад в противодействие терроризму вносят МВД России, Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардия), Служба внешней разведки Российской Федерации (СВР России), Федеральная служба охраны Российской Федерации (ФСО России), Росфинмониторинг, в некоторой степени МЧС России, Минобороны России, Федеральная миграционная служба (ФМС России). Важно отметить, что эти структуры подчиняются главе государства.

МВД России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел [26, c. 148]. ФСО России занимается прогнозированием и выявлением угроз жизненно важным интересам высших должностных лиц страны со стороны террористов.

Для совершенствования системы безопасности страны для обеспечения должного уровня защиты населения, аппарата управления и самой страны 5 апреля 2016 года создана Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации (согласно указу Президента РФ № 157) [82]. Национальная гвардия – федеральный орган исполнительной власти РФ, в структуру которого входят войска, созданные на базе ВВ МВД России.  Основу новой силовой структуры составили преобразованные внутренние войска МВД РФ. В составе Росгвардии оказались такие подразделения, как отряды быстрого реагирования и ОМОН, центр специального назначения сил оперативного реагирования, авиации МВД России и другие охранные управления.

Конечно, основной задачей любой охранной организации является обеспечение безопасности государства и своего народа.  Однако, помимо этой главнейшей задачи, национальная гвардия выполняет ряд других проблем (согласно указу Президента РФ № 157): охрана государственных объектов, грузов и сооружений, утвержденных Правительством РФ; участие в обеспечении режимов чрезвычайного и военного положения, а также правового режима контртеррористической операции; контроль над соблюдением законодательства РФ в сфере оборота оружия; частная охранная деятельность; содействие пограничным органам в охране границы Российской Федерации территориальная оборона России и др. [12].

Для контроля над воинскими подразделениями действуют округа войск национальной гвардии по одноименным территориям федеральных округов России. Исключение составляют Восточный округ и Северо-Кавказский округ национальной гвардии. Всего в Росгвардии насчитывается 7 таких округов:

1. Северо-Кавказский округ (г. Ростов-на-Дону) – самый многочисленный округ в национальной гвардии РФ;

2. Центральный округ (г. Москва);

3. Северо-Западный округ (г. Санкт-Петербург);

4. Приволжский округ (г. Нижний Новгород);

5. Уральский округ (г. Екатеринбург);

6. Сибирский округ (г. Новосибирск);

7. Восточный округ (г. Хабаровск).

Федеральная служба национальной гвардии РФ – это не только централизованный орган устранения опасности для России и её граждан от внешней угрозы, но и орган, следящий за правопорядком внутри самой страны и обеспечивающий должную безопасность каждому гражданину [12].

ФМС осуществляет функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере миграции, правоприменительные функции, полномочия по федеральному государственному контролю (надзору) и предоставлению (исполнению) государственных услуг (функций) в сфере миграции. В виду того, что в подготовке и исполнении терактов часто задействуются иностранцы, нередко находящиеся на территории страны нелегально, роль ФМС России достаточно высока [63, c. 207].

Несмотря на существенные успехи в организации деятельности по борьбе с экстремизмом, существует ряд проблемных вопросов, решение которых позволит максимально эффективно решать задачи, поставленные перед подразделениями, в том числе оперативными, осуществляющими противодействие терроризму и экстремизму в учреждениях уголовно-исполнительной системы [33, c. 72].

Считаем целесообразным условно разделить проблемные вопросы на две категории:

– проблемы, возникающие в практической деятельности ФСИН России по противодействию экстремизму;

К первой категории относится: отсутствие комплексного нормативного правового акта, регламентирующего порядок и тактику работы оперативных подразделений ФСИН России по противодействию экстремизму в местах лишения свободы; слабое методическое обеспечение противодействия экстремизму и терроризму в местах лишения свободы, отсутствие научных и учебных изданий по данному направлению деятельности; недостаточное освещение в СМИ фактов финансирования террористов и наоборот слишком объемное освещение совершенных террористических актов: недостаточный уровень профессиональной подготовки сотрудников учреждений и органов ФСИН России по линии противодействия экстремизму и терроризму: кадровые не комплект оперативных служб учреждений и органов ФСИН России, а также выполнение оперативными сотрудниками несвойственных им функций; проблемы, связанные с языковым барьером. Осужденные, являющиеся носителями других языков, общаясь между собой на родном языке, слабо поддаются контролю со стороны администраций исправительных учреждений и территориального органа; слабое взаимодействие оперативных отделов учреждений и органов ФСИН России с другими правоохранительными органами; недостаточный обмен информацией об осужденных за преступления экстремистского характера и террористической направленности, представляющих оперативный интерес; сращивание криминальной субкультуры с радикальной экстремистской идеологией; недостаточная работа по выявлению осужденных, придерживающихся экстремистских взглядов при прибытии в учреждение; сосредоточение в одном исправительном учреждении большого количества осужденных этнических национальностей, в том числе и осужденных за экстремизм и терроризм, которые содержатся на общих основаниях и имеют возможность распространения радикальных религиозных взглядов [20, c. 62].

Для повышения эффективности противодействия экстремизму в местах лишения свободы необходимо решение обозначенных проблем. При этом наиболее перспективными направлениями деятельности должны стать: разработка комплексного нормативного правового акта, регламентирующего порядок и тактику работы подразделений ФСИН России по противодействию экстремизму в местах лишения свободы; создание на всех уровнях ФСИН России подразделений в компетенцию которых входило бы непосредственное участие в противодействии экстремизму. 

Данные меры, безусловно, не являются исчерпывающими, но при их применении, будут способствовать противодействию экстремизму в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Все это свидетельствует, что проблемы экстремизма требуют всестороннего научно-практического изучения, а также выработки эффективных мер и способов профилактики данных проявлений для обеспечения нормального функционирования исправительных учреждений и эффективной реализации исправительного процесса в отношении осужденных, отбывающих наказание.

Рассмотрев деятельность федеральных органов исполнительной власти по осуществлению деятельности по противодействию терроризму в пределах своих компетенций, необходимо отметить, что федеральные органы исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации участвуют в формировании и реализации основных направлений государственной политики в области противодействия терроризму в пределах своей компетенции, обеспечивают антитеррористическую защищенность объектов федеральной собственности и  осуществляют взаимодействие в области противодействия терроризму, в том числе обмен информацией. Особую роль в рассматриваемой системе играют министерства и ФСБ. Значительный вклад в противодействие терроризму вносят МВД России, Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации, Служба внешней разведки Российской Федерации, Федеральная служба охраны Российской Федерации, МЧС России, Минобороны России, Федеральная миграционная служба и ФСИН России. Каждая из упомянутых служб реализуют меры по противодействию терроризму в рамках своих компетенций.

 

 

2.3 Координация деятельности органов власти в сфере противодействия терроризму на уровне субъектов РФ

 

Приоритетными задачами государственной политики в сфере противодействия терроризму на уровне субъектов РФ являются разработка и осуществление комплекса мер по повышению эффективности профилактики, выявлению и пресечению правонарушений экстремистской направленности.

Соответственно, к основным направлениям государственной политики отнесены: принятие на региональном и муниципальном уровнях адекватных целевых программ, предусматривающих формирование системы профилактики экстремизма и терроризма, предупреждения межнациональных конфликтов (в сфере законодательной деятельности); проведение профилактической работы с лицами, подверженными влиянию идеологии экстремизма (в сфере правоохранительной деятельности); оценка эффективности действий органов публичной власти в данной области (в сфере государственной национальной политики); обеспечение активного участия коллегиальных органов управления образовательных организаций в профилактике экстремизма среди учащихся и студентов, взаимодействие с молодежными общественными объединениями и организациями футбольных болельщиков для профилактики экстремистских проявлений при проведении массовых мероприятий (в сфере образования и государственной молодежной политики) и т.д. [15, c. 43].

В соответствии с Федеральным законодательством, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации организует реализацию государственной политики в области противодействия терроризму на территории субъекта Российской Федерации; координирует деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации по профилактике терроризма, а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений; организует деятельность НАК и осуществляет иные полномочия по участию в профилактике терроризма, а также в минимизации и (или) ликвидации последствий его проявлений [10, c. 26].

Высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации организует разработку и реализацию мер, а также государственных программ субъекта Российской Федерации в области профилактики терроризма, минимизации и ликвидации последствий его проявлений; принимает меры по устранению предпосылок для возникновения конфликтов, способствующих совершению террористических актов и формированию социальной базы терроризма; участвует в социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористического акта,  организует обучение граждан методам предупреждения угрозы террористического акта; организует выполнение юридическими и физическими лицами требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), находящихся в собственности субъекта Российской Федерации или в ведении органов государственной власти субъекта Российской Федерации, а также организует поддержание в состоянии постоянной готовности к эффективному использованию сил и средств органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, предназначенных для минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма [10, c. 28].

В субъектах Российской Федерации создаются антитеррористические комиссии. Такие же комиссии созданы на уровне муниципалитетов. Так, на территории Пензенской области приняты: Постановление Администрации г. Заречного от 24 декабря 2014 г. № 2813 «О создании антитеррористической комиссии ЗАТО г. Заречного Пензенской области», Постановление Администрации г. Кузнецка от 16 декабря 2014 г. № 2664 «Об утверждении Положения об антитеррористической комиссии города Кузнецка и состава антитеррористической комиссии города Кузнецка» и др.[38, c. 232].

Законодатель Республики Дагестан определил профилактику экстремистской деятельности как меры социального, воспитательного и иного характера, осуществляемые субъектами профилактики правонарушений для устранения причин и условий проявления экстремизма. К задачам профилактики отнесены: обеспечение недопустимости осуществления экстремистской деятельности в любой из ее форм; предотвращение условий и возможностей для осуществления последней; формирование и повышение политической и правовой культуры граждан на основании уважения их конституционных прав, свобод и законных интересов. Кроме того, урегулированы полномочия Главы, Народного Собрания, Правительства Республики Дагестан и органов местного самоуправления в данной сфере, а также механизм их взаимодействия с гражданами, средствами массовой информации, общественными объединениями и религиозными организациями. Эти и другие субъекты профилактики экстремизма отвечают за правовое просвещение и информирование граждан, проведение профилактических бесед, социальную адаптацию, оказание правовой, социально-психологической помощи, разработку и реализацию государственных (муниципальных) программ в рассматриваемой сфере [63, c. 207].

Подчеркнем, что сегодня Республика Дагестан – первый субъект РФ, который на законодательном уровне урегулировал основные задачи превенции преступлений экстремистской направленности, ее направления и формы, полномочия органов государственной власти в данной сфере.

Известным ученым М. П. Клеймёновым был предложен проект закона о профилактике экстремистской деятельности в Омской области, разработка которого имела следующие цели: сглаживание социальных противоречий, создание новых рабочих мест, развитие форм государственной социальной поддержки граждан, иные меры, направленные на повышение качества жизни населения; оптимизация миграционной политики, выявление и устранение причин и условий незаконной миграции; правовой мониторинг, мониторинг в сфере межнациональных отношений и СМИ, включая интернет; совершенствование защиты региональной информационной инфраструктуры; поддержка и развитие толерантности и самоуважения в идеологических, межнациональных и межрелигиозных отношениях; снижение виктимогенных рисков; формирование у граждан навыков цивилизованного решения конфликтных ситуаций и др. [24, с. 174]. Тем не менее, эти предложения не были учтены. На настоящее время координация деятельности органов власти в сфере противодействия терроризму в Омской области реализуется на основании Указа Губернатора от 30 июля 2014 г. № 89 «О совершенствовании мер, направленных на противодействие экстремизму в Омской области» в соответствии с которым, в целях повышения эффективности организации взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти Омской области, территориальных органов федеральных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления Омской области в сфере противодействия экстремизму создана межведомственная рабочая группа по взаимодействию органов исполнительной власти Омской области, органов местного самоуправления Омской области и правоохранительных органов в сфере противодействия экстремизму в Омской области [54].

Основными задачами рабочей группы являются: организация взаимодействия органов, участвующих в мероприятиях по противодействию экстремизму в Омской области; мониторинг, анализ и оценка состояния противодействия экстремизму в Омской области и выработка мер, направленных на совершенствование деятельности по противодействию экстремизму, устранение способствующих ему причин и условий; подготовка и внесение Губернатору Омской области, в Правительство Омской области предложений по совершенствованию деятельности в сфере противодействия экстремизму и др. [54].

Для осуществления своих задач рабочая группа имеет право принимать в пределах своей компетенции решения, касающиеся организации, совершенствования и оценки эффективности деятельности органов в сфере противодействия экстремизму в Омской области, а также осуществлять контроль за исполнением этих решений; запрашивать в установленном порядке необходимые материалы и информацию от органов, общественных объединений, организаций и должностных лиц; привлекать для участия в работе рабочей группы должностных лиц и специалистов органов, а также  вносить в установленном порядке предложения по вопросам профилактики экстремизма.

Координация деятельности органов власти в сфере противодействия терроризму в Республике Мордовия регулируется рядом нормативно-правовых актов, среди которых доминируют указы Главы республики. Значительная роль отводится деятельности Антитеррористической комиссии и Оперативного штаба республики. Совместные заседания Антитеррористической комиссии и Оперативного штаба периодически проводит Глава Республики Мордовия, который является председателем АТК [50]. Ключевой темой заседаний становятся проблемы обеспечения безопасности, готовности сил и средств к противодействию террористическим угрозам при проведении различных мероприятий. Стоит упомянуть, что оперативный штаб в Республике Мордовия часто проводят антитеррористическое учения, цель которых – совершенствование уровня профессиональной подготовки руководящего и личного состава органов правопорядка по пресечению террористического акта [44].

В целом, опыт деятельности Антитеррористической комиссии и Оперативного штаба в Мордовии идентичен подобной практике в других регионах России. Например, в целях совершенствования антитеррористической деятельности в Кировской области 14 февраля 2019 года на базе учебно-методического центра аппаратом региональной Антитеррористической комиссии проведен семинар-совещание с секретарями антитеррористических комиссий муниципальных образований. В мероприятии приняли участие представители Управления Росгвардии по Кировской области, УФСБ России по Кировской области и УМВД России по Кировской области. В ходе семинара обсуждены актуальные вопросы повышения антитеррористической защищенности потенциальных объектов террористических посягательств, а также проблемы, возникающие в ходе реализации постановлений Правительства Российской Федерации, утверждающих требования к их антитеррористической защищенности. Активное обсуждение вызвал вопрос о противодействии идеологии терроризма, в ходе которого была признана необходимость совершенствования работы по противодействию идеологии терроризма в образовательной и молодежной среде с привлечением институтов гражданского общества [44].

В Чукотском автономном округе на аналогичных заседании АТК были подведены итоги работы антитеррористической комиссии в Чукотском автономном округе, а также был утвержден график проверок состояния антитеррористической защищенности потенциальных объектов террористических посягательств и мест массового пребывания людей на территории Чукотского автономного округа на 2019 год. Кроме того, обсуждался вопрос о внесении дополнений в Перечень объектов топливно-энергетического комплекса Российской Федерации, расположенных на территории Чукотского автономного округа, подлежащих категорированию [44].

По нашему убеждению, другим субъектам РФ, прежде всего тем, в которых фиксируются высокие риски экстремистских проявлений, для стабильного функционирования общества и государства целесообразно использовать позитивный опыт Республики Дагестан в нормотворческой сфере.

Следует согласиться с Н. В. Агеевым в том, что выявление региональных особенностей совершаемых правонарушений и их криминологический анализ позволяют разрабатывать местные (локальные) системы предупреждения преступности с учетом социально-экономической, национально-демографической, культурно-образовательной и криминологической среды, характеризующей актуальную криминологическую ситуацию, оперативную обстановку и потенцию каждого конкретного региона [1, с. 399].

Вместе с тем, субъектами РФ и их муниципалитетами принято достаточно много программных документов в исследуемой сфере. Так, в план по профилактике экстремизма на территории Республики Алтай включены мероприятия, связанные с организацией работы учреждений культуры, спорта и образования по утверждению в сознании молодых людей идеи личной и коллективной обязанности уважать права граждан и разнообразие в гражданском обществе, формированию нетерпимости к любым проявлениям экстремизма [6, с. 17].

 Целевая программа «Профилактика терроризма и экстремизма на территории муниципального образования «Городское поселение Килемары» (Республика Марий Эл) на 2013–2015 годы» фактически содержала только мероприятия по улучшению антитеррористической защищенности объектов потенциальных террористических посягательств, профилактике и информационно-пропагандистскому сопровождению антитеррористической деятельности (постановление главы администрации от 31 июля 2013 г. № 171). В сущности, профилактика экстремизма и контрэкстремистская деятельность остались без внимания муниципалитета [10, c. 25].

При всех положительных тенденциях, ряд исследователей отмечает, что организация и проведение указанных антитеррористических и контрэкстремистских мероприятий были бы своевременными в прошлом веке. Использование криминалитетом ультрасовременных достижений науки и техники, передовых методик и новейших схем совершения преступлений на фоне стремительного развития медиативных, информационных и телекоммуникационных технологий во всех сферах жизнедеятельности общества полностью нейтрализует подобную «активность» органов государственной власти и местного самоуправления, сводя на нет все предпринятые меры.

Как справедливо указывает А. В. Захаров, охватываемые глобальным кибернетическим полем неисчерпаемые масштабы позитивных человеческих ценностей, при всем приоритете таковых, вместе с соответствующим положительным эмоциональным сопровождением постепенно уступают информационным масштабам тревоги людей за свою безопасность, которой активно угрожает нарастающий в киберпространстве экстремистский и террористический потенциал [21, с. 16]. В частности, развитие социальных сетей, блогов и форумов в интернете стало не только средством общения людей, но и высокотехнологическим инструментом осуществления экстремистской и террористической деятельности. Как следствие, поэтапное вхождение человечества в информационное общество радикально изменило содержание всех без исключения проявлений терроризма и экстремизма. Исходя из изложенного, информационная составляющая системы предупреждения должна включать мероприятия, направленные на разъяснение понятия и сущности этих социальных явлений, их негативного влияния на общество и государство, а также оказание воздействия на граждан с целью воспитания у них отрицания идеологии насилия и привлечения их к участию в предупреждении проявлений экстремизма и терроризма.

Заслуживает положительной оценки в рассматриваемой сфере опыт Варненского муниципального района Челябинской области. Основными задачами плана мероприятий по профилактике терроризма и экстремизма в данном районе были определены следующие: утверждение основ гражданской идентичности как объединяющего начала; воспитание культуры толерантности и межнационального согласия; достижение необходимого уровня правовой культуры граждан как основы толерантного сознания и поведения; формирование в молодежной среде мировоззрения и духовно-нравственной атмосферы этнокультурного взаимоуважения, основанных на принципах уважения прав и свобод человека, стремления к межэтническому миру и согласию, готовности к диалогу. Целью реализации таких программных документов является не столько противодействие экстремизму, сколько комплексная защита общества и его членов от вовлечения в эту деятельность, потенциальной вербовки неофитов в экстремистские либо террористические сообщества.

Другими словами, речь идет об эффективной криминологической превенции реальных и потенциальных угроз, исходящих от экстремизма, терроризма и смежных социальных явлений, создании устойчивого иммунитета социума к их деструктивному влиянию. При этом М. П. Клейменов высказывает мнение о том, что при использовании в планировании мер борьбы с преступностью криминологических прогнозов соответствующие планы, помимо ориентации на наиболее неблагоприятный вариант прогноза, должны предусматривать определенные резервы на случай возникновения непредвиденных обстоятельств [24, с. 168]. Однако ярко выраженная пессимистичная окраска планирующей документации будет завышать расходы на правоохранительный контроль и отражаться на эффективности противодействия современным инновационно развиваемым форматам преступности (в нашем случае – экстремизм и терроризм).

Таким образом, система предупреждения преступлений экстремистской направленности тесно связана не только с обструкцией террористической деятельности, но и со следующими мероприятиями.

Во-первых, с реализацией государственной молодежной политики в данной сфере, предполагающей соответствующие социально-институциональные преобразования; политическое реформирование [41, c. 66]; усиление мер, направленных на соблюдение законности и охрану правопорядка; формирование социальных институтов по реализации творческого, досугового потенциала молодежи; мониторинг интернет-пространства [75, с. 180].

Во-вторых, с постоянной модернизацией приемов, способов, форм и методов деятельности правоохранительных и других государственных органов по предупреждению проявлений ксенофобии, национальной и расовой нетерпимости, противодействию этнической дискриминации. Кроме того, криминологами должны быть подготовлены научно обоснованные рекомендации для сотрудников органов безопасности и правопорядка по усовершенствованию тактики и стратегии предупреждения преступлений экстремистской направленности [76].

В-третьих, с противодействием проникновению в общественное сознание идей фундаментализма, религиозного и (или) политического экстремизма, в первую очередь от граждан стран постсоветского пространства, ранее участвовавших в боевых действиях на стороне террористической организации «Исламское государство» и теперь возвращающихся обратно, а также с социально-экономической и культурной адаптацией мигрантов [83].

По нашему мнению, система предупреждения экстремистской деятельности должна включать меры по недопущению так называемой экстремизации сознания и поведения подростков и молодежи, купированию асоциальной деятельности, являющейся предикатной по отношению к экстремизму. Именно поэтому региональные (локальные) планы по профилактике экстремизма и терроризма, предупреждению межнациональных конфликтов должны предусматривать: совершенствование нормотворческой деятельности и правоприменительной практики в данной сфере; разработку, апробацию и внедрение научно обоснованных мер предупреждения преступлений экстремистской направленности, раннего нивелирования террористических угроз в регионе, межнациональной, межэтнической и межконфессиональной напряженности, проявлений ксенофобии; повышение эффективности реализации миграционной политики (в пределах компетенции); оптимизацию механизма межведомственного сотрудничества в этой области и координации данного вида деятельности.

Таким образом, основные положения координации деятельности органов власти в сфере противодействия терроризму на уровне субъектов РФ отражены в Федеральном законодательстве. В регионах функционируют Национальные антитеррористические комитеты и отделения Федерального оперативного штаба. В некоторых регионах приняты законы по противодействию экстремизму. В целом, региональное законодательство в рассматриваемой сфере находится в стадии становления. Целевые планы (программы) по противодействию терроризму и экстремисткой деятельности на уровне субъектов и муниципальных образований должны стать ключевым направлением реализации идей и принципов системной, непрерывной, наступательной и консеквентной работы по консолидации усилий общественных, политических, национально-культурных и религиозных объединений и организаций, СМИ в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности РФ. Соответственно, их нормы должны носить императивный характер для всех ответственных субъектов и их должностных лиц, входящих в локальную систему предупреждения преступности, в том числе в ее проявлениях, связанных с терроризмом и экстремизмом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Проблемы и перспективы реформирования системы противодействия терроризму в России

 

3.1 Актуальные проблемы реформирования системы противодействия терроризму в современной России и пути их решения

 

Одной из особенностей террористических акций является использование средств массовой информации, в особенности сети интернет, для более широкой пропаганды своих идей. В настоящее время, время высоких технологий, молодежь, получая большой объем противоречивой информации, в силу своей необразованности не может отличить правду от лжи. Интернет остается одним из основных источников распространения информации, способствуя увеличению числа сторонников религиозного экстремизма [5, с. 12]. С его помощью с каждым годом растет количество преступлений религиозного характера.

В последние годы широкое распространение получила ваххабитская идеология, лозунгом которой является «смерть всем неверным» [77, с. 74]. Так, религиозно-экстремистская организация «Исламский джихад» распространяет идеи о необходимости построения теократического государства через сеть интернет, привлекая в свои ряды молодежь. Идеологи радикального ислама, преследующие определенные цели далеко не религиозного плана, манипулируя людьми и их религиозными чувствами, трактуют определенные каноны религии в выгодном для себя свете. Еще одной причиной является то, что кризисные зоны, порождающие террористические угрозы, находятся вблизи российских границ. Появление террористической организации, объявившей себя «Исламским государством», стало результатом политики двойных стандартов, которой некоторые государства придерживаются в области борьбы с терроризмом [77, с. 82].

Как отмечал Президент России В. В. Путин, «необходимо жестко реагировать на распространение пропаганды насилия и экстремизма, идей национальной и религиозной нетерпимости, в т. ч. в глобальной информационной среде» [66]. Приведем пример подобной пропаганды. Идейный миссионер из Дагестана в социальных сетях, призывая граждан поехать в Сирию, провозглашал: «Бесстрашные воины стекаются из разных стран, не останавливаются ни перед чем на поле боя. Так давайте же выйдем на помощь Пророку. Они знают свою обязанность: уничтожают врагов, не осталось в их сердцах сомнений. Наша цель ? довольство Господа! Ради этого мы вышли, мы пожертвовали всем! Спешите сюда на землю, где сила! Как бы ни падали на нас снаряды, будем продолжать призывать к шариату. И то, что Аллах обещал, он исполнит! Фирдаус – в подарок шахидам!» Как видим, главный пропагандистский лозунг автора – поддержка джихада и большое вознаграждение за участие в боевых действиях [22]. Этот метод вовлечения в террористическую деятельность очень широко использовался боевиками в республиках Северного Кавказа. Такие люди (они могут иметь разное образование или не иметь его вовсе) действуют на основании своих убеждений, используют лиц, склонных к религиозному фанатизму. То есть социальной базой терроризма является низкий уровень образования, религиозный фанатизм, а для идеологической платформы своей деятельности террористы преимущественно используют радикальный ислам. Они подбирают террористов во время религиозного обучения, религиозных проповедей.

Так, один из духовных лидеров Дагестана имам мечети М., приглашенный для успокоения толпы молодых людей и пресечения неправомерных агрессивных действий, вместо этого публично выступил перед прихожанами, собравшимися на пятничную молитву, с проповедью, содержащей призывы к осуществлению террористической деятельности и оправданию терроризма, а также направленной на возбуждение ненависти и вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц (представителей власти и правоохранительных органов, коммунистов).

В последующем неустановленным лицом указанная проповедь М. была размещена в сети интернет на видеохостинге «Youtube» под названием «Пятничная хутба». В частности, М. говорил: «Мы будем наказывать и делать так, чтобы работники милиции поступали так, как хотим мы». Анализ данной ситуации позволяет сделать вывод о том, что терроризм используется в качестве «инструмента достижения определенных целей, и не только как воздействие на принятие решений органами государственной власти» [22]. Здесь налицо ненависть ко всему народу, представителям власти, представителям других религий. В данном случае использовались национально-психологические особенности и трагические ситуации пострадавших. Следовательно, основными качествами террориста являются ощущение своего превосходства над другими людьми, готовность убивать и умирать, т. е. личный кризис, зачастую уровень образования, черствость и жестокость [81, c. 37].

Особое значение для террористов имеет материальный, корыстный интерес, который прикрывается религиозными идеями.  Приверженцы экстремистской деятельности перешагнули через все нравственные принципы, превратили свою деятельность в успешные бизнес-проекты. Выявить истинную цель террора не всегда возможно. Члены преступных группировок, включая  молодежь, попав под влияние более сильного или жестокого лидера, не всегда осознают причины создания террористической группы, источники ее финансирования и ее цель. Рассмотрим ситуацию, сложившуюся на Северном Кавказе, в частности в Республике Дагестан, за последние пять лет. Экстремистами в Дагестане практически была развязана террористическая война. Взрывы, уносящие жизни мирных людей, убийства сотрудников правоохранительных органов, наносящие урон престижу государства и подрывающие его устои. В результате религиозной и идеологической обработки в лес к бандформированиям и на джихад в Сирию уходили молодые люди, одурманенные идеологией религиозного экстремизма, а молодые девушки становились «шахидками» – террористками-смертницами. Деятельность незаконных вооруженных формирований на территории Республики Дагестан, радикальные и террористические организации, идеологическое противостояние, информационная война, психологическая обработка молодежи нанесли серьезный урон безопасности, стабильности и спокойствию в Дагестане [37, c. 50-51]. 

Ситуация осложняется тем, что международные террористические организации имеют собственные СМИ, которые передают новости, ведут религиозную пропаганду, организуют даже детские передачи с целью вовлечения максимального количества сторонников в свою среду. Ещё несколько лет тому назад такое считалось невозможным.  Сегодня такая практика стала реальностью. Так, исламское движение «Хамас» имеет свою радиостанцию и свой телеканал «Аль-Акса», террористическая организация «Хезболла» – собственный спутниковый телеканал «Аль-Манар» и радиостанцию «Аль-Нур».

ИГИЛ с начала своего существования (2006 г.) создал медиаагентство «АльФуркан», ведущее активную пропагандистскую работу в интернете, с 2013 г. транслирует свою информацию через «Исламский медиафронт», в 2014 г. – учредил Медиацентр «Аль-Хайят», который вещает на английском, немецком, французском и русском языках, с 2014 г. выпускает печатный журнал «Дабик» на нескольких языках. При этом, как считают аналитики, ИГИЛ имеет «собственную модель мягкой силы» [3, с. 52], вовлекающую в её опасные сети тысячи адептов с помощью лживой пропаганды идеи «справедливости» и «равных возможностей» для всех мусульман.

О. Е. Воронова признает, что единая медиаполитика антитеррора ещё не выработана. Недостаточное внимание уделяется антитеррористической пропаганде в СМИ и интернете, применению контрманипулятивных технологий в социальных сетях. Не в достаточной мере сформирована «государственная политика в области информационного противодействия терроризму» [13, с. 16], отсутствует юридическая база, регламентирующая взаимодействие СМИ, правоохранительных органов и силовых структур.

Перечисленные предпосылки приводят к дезинтеграции молодежной аудитории относительно понимания опасности терроризма. Достаточно часто после уничтожения или ареста представителей террористических группировок появляются медиаматериалы, обвиняющие силовиков в жестокости, подключаются правозащитные организации, блоггеры, авторитетные политики, оправдывающие преступников и требующие милосердного отношения к ним. В результате виновное лицо предстает перед общественностью жертвой произвола антитеррористических структур. В сочетании с недостатком положительной информации о деятельности государственных антитеррористических органов у молодежной аудитории формируются ложные представления об их значимости [35, с. 85].

Деятельность Российской Федерации по противодействию терроризму направлена на разъяснение его сущности, на формирование неприятия обществом идеологии терроризма, на создание механизма защиты от религиозного экстремизма. Была создана «Комплексная программа противодействия идеологии терроризма», основная цель которой – уменьшение количества радикально настроенных групп населения и недопущение вовлечения молодежи в террористическую деятельность. Руководством Российской Федерации было принято историческое решение: – о противодействии распространению терроризма и экстремизма «на дальних подступах» к границам РФ; – об оказании помощи Сирии; – об избавлении всего мира, Европы и России от этой страшной «чумы  21-го века» [66].  Система, направленная на противодействие идеологии терроризма, функционирует, но она не может быть эффективной без соответствующих ресурсов и инструментов. И, как отметил А. В. Бугаев в статье в «Отдельные особенности терроризма в современной России», наиболее разрушительными для постсоветской России стали последствия от информационной войны. Основной прием информационной войны – это манипулирование близкой для определенной социальной группы идеологией посредством ее радикализации» [9, с. 40].

Сегодня Россия, столкнувшись с проявлениями экстремизма среди молодежи, ищет пути для решения этой проблемы. Основным ресурсом профилактики молодежного экстремизма и терроризма является система образования как наиболее организованный институт, влияющий на все сферы жизнедеятельности общества. Решению проблемы будут способствовать также социальная и моральная поддержка молодежи, создание условий для доступности качественного образования, возможность трудоустройства и формирование у молодых людей гражданской ответственности и патриотизма.

Главным идеологическим компонентом противодействия экстремизму должна стать толерантность взаимоотношений. По мнению В. В. Глебова, «основу формирования гражданского самосознания личности и воспитания духовно-нравственной личности надо начинать со школьной и студенческой скамьи, а не ограничиваться разовыми конференциями и «круглыми столами» [17, с. 97]. 

Кроме того, в Российской Федерации действует специально созданный государственный орган – Федеральная служба по финансовому мониторингу (далее – Росфинмониторинг). Данный орган осуществляет борьбу с финансированием терроризма. Росфинмониторинг является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в этой сфере, по координации  соответствующей деятельности других федеральных органов исполнительной власти, других государственных органов и организаций, а также функции национального центра по оценке угроз национальной безопасности, возникающих в результате совершения операций (сделок) с денежными средствами или иным имуществом, и по выработке мер противодействия этим угрозам [32, c. 87-88].

Данный документ, по своей сути, передает структуре Росфинмониторинга неограниченный спектр прав и полномочий по контролю над любым перемещением денежных средств между юридическими и физическими лицами, наделяет надзорными и контролирующими функциями, позволяет запрашивать любую информацию о сделках (в установленном порядке), блокировать счета организаций, совместно с Центральным Банком Российской Федерации формировать списки неблагонадежных контрагентов, накладывать иные санкции.

Российская Федерация, в соответствии Концепцией противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ, ведет непримиримую и жесткую борьбу с террористической преступностью [29]. Эта борьба значительно усложняет возможности для деятельности террористических организаций. В связи с этим преступники вынуждены искать пути и средства легализации денежных средств, полученных незаконным путем, а также средств, которые могут быть направлены на финансирование деятельности террористических организаций, на приобретение и использование оружия, в том числе и массового поражения. Это многое объясняет в стремлении Российской Федерации к полному контролю над финансовым рынком. Прежде всего, преследуется цель создания устойчивой и безопасной правовой основы для национальной финансовой системы, именно с этой целью в Российской Федерации создана служба Росфинмониторинга. 

Теневая экономика является угрозой инвестициям и инновациям, которые становятся, на среднесрочную перспективу, ведущими факторами экономической безопасности России в целом. Модернизация, в свою очередь, невозможна без инвестиций в инновации [69, с. 36]. Государственные органы, устанавливая запреты и ограничения, оказывают и негативное воздействие на собственную экономику. Финансовый рынок растет и расширяется за счет появления новых финансовых институтов и инструментов, ранее не имевших законодательного регулирования, какими являются криптовалюты. В настоящее время на международной арене приобретает распространение сравнительно новый способ взаиморасчетов посредством криптовалют. Это сложный финансовый инструмент, децентрализованный, созданный мировым сообществом, практически не поддающийся контролю со стороны руководства государств.

По мнению Минфина России, операциям с криптовалютами присущи различные риски, и в первую очередь риск отмывания денег и финансирования терроризма.

Законодателем не приводится достоверных сведений о том, что криптовалюты опасны, но высказывается мнение, что подобные валюты, ввиду их сложности и неподконтрольности, могут быть использованы в целях финансирования терроризма. Можно предположить, что в службах, обеспечивающих финансовую безопасность, мало технических специалистов, которые могли бы обеспечить безопасность перемещения виртуальных финансовых средств, которыми являются криптовалюты. Полагаем, что в стремлении государства обеспечить тотальный контроль над всеми сферами общественной жизни видится оправданным решение отказа от криптовалют и иных нововведений, которые технически сложны и могут потенциально содержать угрозу для общественной безопасности [69, с. 40].

Итак, проанализировав актуальные проблемы реформирования системы противодействия терроризму в современной России, следует сделать акцент на наиболее значимых. Повышенное внимание привлекает к себе проблема распространения деятельности террористических организаций в сети интернет, который способствует быстрому планированию и реализации террористических акций. Обеспокоенность вызывает и тот факт, что объектами воздействия террористических организаций является молодое поколение, в особенности несовершеннолетние граждане. В силу возрастных и психологических особенностей молодые люди не всегда способны выявить реальные мотивы террористов и быстро попадают под их влияние. В связи с этим, с каждым годом возрастает потребность реформирования законодательства о пропаганде терроризма в СМИ и сети интернет. Следует учитывать другую особенность Российской Федерации – многонациональных характер государства. Именно религиозные организации часто становятся проводником экстремистских идей в современном обществе, в связи с чем необходимо улучшения взаимодействия государства с представителями различных конфессий. Вызовы современного глобального мира ставят перед российскими законодателями проблему ограничения финансирования террористических групп. С данной целью были приняты нормативно-правовые акты регулирующие денежные переводы, следующим немаловажным шагом является принятие закона «О цифровых финансовых активах». При этом, не теряют своей актуальности традиционные направления деятельности, связанной с профилактикой терроризма – социальная и моральная поддержка граждан, создание условий для доступности качественного образования, возможность трудоустройства и формирование толерантности, гражданской ответственности и патриотизма.

 

 

3.2 Новые подходы к системе противодействия терроризму в России

 

Рассматривая работы отечественных исследователей, посвященных проблеме противодействию терроризму в России, целесообразно обратить внимание на новые подходы совершенствования сложившейся системы.

Ряд ученых, среди которых стоит отметить работы И. А. Левчика, А. В. Опалева, А. Б. Жбанкова, выработали ряд предложений по совершенствованию государственной политики профилактики терроризма в молодежной среде. Так И. А. Левчик предлагает выстроить единую систему информационного обеспечения государственных и муниципальных органов, институтов гражданского общества, расширить области сотрудничества госструктур и официального духовенства, наладить специальную подготовку сотрудников органов власти, преподавателей образовательных учреждений, представителей институтов гражданского общества в сфере противодействия распространению идеологии экстремизма и терроризма в различных группах населения, прежде всего в молодежной среде [34, c. 99].

А. В. Опалев и А. Б. Жбанков придерживаются схожих взглядов. По их мнению, важнейшим направлением профилактики терроризма в молодежной среде на федеральном уровне должна быть защита информационного пространства от проникновения и распространения идеологии терроризма.  Меры индивидуальной профилактики рассчитаны на применение в отношении лиц, которые могут рассматриваться как возможные субъекты террористической деятельности. Целью индивидуальной профилактики является склонение к отказу от террористической деятельности, а ее объектами выступают лица, радикально отрицающие сложившиеся социально-политические и экономические реалии, действующий политический режим и социально-политическую систему государства. Как правило, речь идет о молодых людях с деформированным сознанием, проявивших склонность к принятию радикальных идей и насильственных способов их практической реализации [60, c. 104].

В современной России особое значение приобретает организация эффективной профилактической работы с молодежью, в том числе несовершеннолетней, из числа участников неформальных групп, функционирующих в социальных сетях (группы, пропагандирующие различные формы насилия, объединяющие представителей молодежных субкультур и др.). Первоочередного внимания требуют молодые люди, неустойчивые в своей культурной идентичности, именно они находятся в «группе риска» – считает А. В. Опалев. При этом, особое значение в обеспечении профилактики терроризма имеет наличие актуальной и достоверной информации о выявленных террористических угрозах, поскольку это позволяет своевременно разрабатывать систему эффективных мер и наиболее результативных действий антитеррористических сил как на региональном, так и на федеральном уровне [60, c. 106].

Исследователи предлагают на регулярной основе проводить мониторинг уровня социальной напряженности в стране и регионах, потенциальных и актуальных социальных конфликтов. Важным направлением в развитии общегосударственной системы профилактики терроризма следует считать дальнейшее совершенствование административно-правовых режимов, в первую очередь, в сфере миграционных отношений и деятельности средств массовых коммуникаций, ориентированных на молодежную среду. Неприемлемой с точки зрения интересов общества и государства следует считать сложившуюся практику, когда в погоне за потребителем информационного продукта российские СМИ дают в эфир многочисленные повторы съемок с мест совершения террористических атак, тем самым способствуя реализации главной цели террористов [41, c. 67].

Воронцов С. А., Понеделков А. В., Усманов Р. Х. акцентируют внимание на том, что в организации работы по просвещению молодежи государство и общество проигрывают террористическим проповедникам, использующим современные методы информационного воздействия. В связи с этим, государству необходимо быть «на шаг впереди» террористических организаций и вести активную роль в становлении «новых медиа», организовать качественную, а не формальную пропаганду в российских социальных сетях [14, c. 73].

Заместитель руководителя аппарата Национального антитеррористического комитета А. И. Ковалев отмечает, что несмотря на положительную динамику деятельности комитета, особую актуальность приобретает разработка социальных сетей учащихся, направленных на развитие грамотного общения посредством электронных коммуникаций и вовлечение подростков (а не только родителей) в конструктивное социальное взаимодействие. По мнению А. И. Ковалева, большую активность должны проявить и органы образования и опеки по выявлению подростков, попавших под влияние вербовщиков. Функциональные обязанности по ведению такого мониторинга можно было бы, возложить на психологов образовательных организаций и сотрудников органов опеки. Также он предлагает усовершенствовать подготовку преподавательского состава государственных образовательных организаций к ведению индивидуальной воспитательной работы, а руководителям заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации совершенствовать систему контроля за деятельностью соответствующих руководителей и сотрудников, занимающихся вопросами противодействия идеологии терроризма [25, c. 15]. Стоит отметить, что на базе НАК проводятся собрания по повышению эффективности деятельности по противодействию терроризму среди госслужащих.

Другим важным направлением в нормативно-правовом законодательстве является находящийся на согласовании законопроект Минфина «О цифровых финансовых активах», который может нивелировать финансирование террористических организаций. Однако этот законопроект лишь рамочный. Закон должен обеспечить всестороннее регулирование рассматриваемой деятельности. Нужно гораздо глубже подойти к вопросу о ее правовом обеспечении, в частности проработать тему регуляторики, и страхования криптовалютых транзакций. Несмотря на то что законодатель вводит понятие смарт-контрактов, которые предназначены для заключения и поддержания коммерческих контрактов в технологии блокчейн, с помощью компьютерных алгоритмов, в проекте закона ничего не сказано о блокчейн-технологиях.

Систематическое применение блокчейн-решений в банковской деятельности только в рамках предварительной проверки клиентов и противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, может обеспечить экономию в размере 2,5 млрд. долл. Блокчейн может кардинально изменить методы работы страховой индустрии, способствуя росту прибыли и развитию данного сектора, поскольку одной их актуальных проблем в этой сфере является страхование рисков. У инвесторов могут возникнуть опасения, что приобретенный ими актив может упасть из-за колебания биржевого курса. Фьючерсы и опционы дают возможность заранее установить стоимость [39, c. 168]. Таким образом, документально закрепить цену актива может хеджирование. При этом инвестору придется понести дополнительные затраты, дабы застраховать себя от больших убытков.

Как считает Д. А. Мингалиева, вопрос правового регулирования криптовалют представляет интерес в свете уголовного законодательства Российской Федерации. Часть 4 ст. 205.1 УК РФ предусматривает ответственность за финансирование терроризма. В примечании указывается, что под финансированием понимается предоставление или сбор средств, оказание финансовых услуг. При этом не определено, что подразумевается под «средствами». В ст. 3 федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под финансированием терроризма подразумевается предоставление и сбор средств. В связи с этим, Д. А. Мингалиева считает целесообразным внести изменения в ст. 3 ФЗ от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ и изложить ее в следующей редакции: «Финансирование терроризма – это предоставление и сбор средств или имущества, в том числе и цифровых финансовых активов» [39, c. 170].

По мнению А. Ю. Яковлева, для совершенствования системы противодействия терроризму в России, необходимо ужесточить наказания за ряд преступлений террористической направленности, ввести специализированные суды по вопросам национальной безопасности, разбирающие дела о правонарушениях террористической направленности, а также перераспределить подследственность преступлений террористического характера в целях их концентрации в одной структуре. Исследователь считает, что современное уголовное законодательство слишком гуманное по отношению к террористическим организациям, что порождает в террористах чувство безнаказанности. В целях ужесточения наказаний А. Ю. Яковлев предлагает  начать практиковать смертную казнь за совершение террористического акта, и  увеличить верхнюю планку срока лишения свободы за совершение и финансирование теракта, вовлечение в террористическую деятельность до пожизненного. Именно ужесточение наказания за терроризм приведет к снижению преступлений в данной сфере [85, с. 130]. Схожей точки зрения придерживается Е. Ю. Ушаков, который предлагает ужесточить наказания за преступления связанные с терроризмом, но при этом, не вводя смертную казнь [80, c. 54].

К теме снятия моратория на смертную казнь в России за последние десятилетия возвращались неоднократно [23]. Тема о введении в России высшей меры наказания для террористов стала активно обсуждаться и получила множество комментариев в СМИ с подачи депутата Госдумы от ЛДПР Александра Шерина, предложившего рассмотреть такую возможность после крушения российского самолета в небе над Синайским полуостровом в октябре 2015 года [11]. Депутаты ЛДПР и ранее неоднократно предлагали обсудить возможность отмены моратория для ряда преступников, совершивших тяжкие преступления. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов также заявил, что партия предлагает ввести в РФ смертную казнь, но в качестве исключения – только для террористов и их пособников [18].

Позицию С. Миронова подержали представители КПРФ. «Теракты, предотвращенные спецслужбами в Москве и Грозном, являются началом войны, которую террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещенная организация в РФ) объявила России, заявил в интервью телеканалу «Россия 24» глава Чечни Рамзан Кадыров [67]. В связи с этим, политик считает, что необходимо вернуть смертную казнь для террористов. Глава комитета Госдумы по безопасности Василий Пискарев также предлагал вернуть высшую меру наказания для людей, причастных к организации и совершению терактов. По мнению Пискарева, тюремные сроки не являются достаточным наказанием для экстремистов [18].

Кардинальные предложения по совершенствованию системы противодействия терроризму в России предлагает и лидер Либерально-Демократической партии России (ЛДПР). В. В. Жириновский считает необходимым снять мораторий на смертную казнь для граждан, осужденных за террористические преступления, в котором погибли люди. Для тех, кто планировал деяние, но в силу не зависящих от него обстоятельств не смог осуществить задуманное, необходимо применять реальное наказание, заключающиеся в проживании на территории поселений для пожизненного заключения. Кроме того необходимо ввести в уголовный кодекс ответственность для  близких родственников террористов. Данное положение он обосновывает тем, что современными террористами зачастую движут корыстные мотивы. Тот факт, что приобретенное преступным путем имущество  будет конфисковано у родственников, которым могут быть назначено наказание в виде реального срока, будет способствовать снижению преступности [18].

Тем не менее, предложения по ужесточению наказания для террористов так и не были приняты. В прошлом Член комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэль Марданшин («Единая Россия») заявил, что вопрос о введении смертной казни, в том числе применительно к террористам, в России не рассматривается [71].  Также Госдума отказалась вводить уголовную ответственность для родственников террористов. По его словам, террористы зачастую бывают смертниками. И для них совершить теракт и погибнуть даже где-то почетно. Приведение смертной казни в исполнение в отношении террориста вообще может быть воспринято его сторонниками, как благое дело.

Правозащитное сообщество по этому вопросу выступило практически единодушно: угроза смертной казни не может остановить террористов. Главы старейших в России правозащитных организаций – лидер движения «За права человека» Лев Пономарев и руководитель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева – считают маловероятным, что вопрос об отмене моратория на казнь будет вынесен на голосование. По мнению Пономарева, в борьбе с терроризмом гораздо эффективнее не устрашать потенциальных террористов, а предотвращать теракты при помощи спецслужб. Правозащитник напомнил об исследовании ООН, данные которого показывают, что, по статистике, введение смертной казни не влияет на количество тяжких преступлений. Председатель Общественного совета при МВД РФ, адвокат Анатолий Кучерена считает, что введение смертной казни для террористов не поможет решить саму проблему терроризма, нужно сосредоточиться на плодотворном международном взаимодействии между спецслужбами для ее решения; кроме того, нельзя забывать о возможных судебных ошибках при вынесении высшей меры наказания, отметил он [71].

Первый заместитель председателя комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев отмечает необходимость проработки вопроса об ужесточении ответственности за вербовку террористов. По его мнению, вовлечение в преступную деятельность является серьезным преступлением и её необходимо выделить ее в отдельную статью, установить более строгую ответственность. При этом предложения по снятию моратория на смертную казнь он считает излишними, так как современные группировки, которые маскируются под ислам, наиболее часто используют именно суицидальный терроризм, то есть смертников. Введение смертной казни вряд ли остановит их или будет оказывать какое-то профилактическое воздействие [72].

По мнению Э. Валеева, пожизненное заключение – адекватное и достаточное наказание как для исполнителей, так и для организаторов терактов. Также председатель отмечает, что со своей стороны Россия предлагает конкретные меры по международному противодействию терроризму – создание единой базы данных, возможность для правоохранительных служб различных стран свободно обмениваться этой информацией, упрощение процедуры передачи лиц и передачи данных [72]. Но предложения Российской Федерации воспринимаются не всеми странами –  членами ООН и на практике взаимопонимания удается достичь не всегда.

Не осталась без внимания и деятельность СМИ. По мнению лидера партии ЛДПР – В. В. Жириновского, необходимо добиваться запрета на законодательном уровне освещения в СМИ терактов и трагедий с человеческими жертвами. Согласно предлагаемым поправкам, журналисты в своих публикациях должны будут ограничиваться сухим фактом совершения преступления и количеством жертв, а также освещением судебного приговора по делу. По мнению В. Жириновского, пресса не столько освещает происходящее, сколько просто «рекламирует террористов». Освещение «символических» религиозных актов в деятельности террористов провоцирует их на дальнейшее увеличение количественных и качественных показателей таких актов. Если бы СМИ не освещали так называемые «символические» акты, то подобные акции потеряли бы всякий смысл для их исполнителей, так как, в конечном счете, они делаются в ориентации на реакцию социума. Помимо массового подражания, рассмотренного выше, широкое освещение деятельности террористов в СМИ вызывает и другие негативные социально-психологические эффекты [11]. В первую очередь, речь идет в распространении их взглядов, причем не действительных, а тех, которые являются привлекательными для общества. Также следует учитывать опасность, которая связана с освещением и рассекречиванием планов правоохранительных органов. СМИ не выступают в роли «сторонних наблюдателей» в современном обществе, и работают как мощный инструмент формирования современного мировосприятия. Информация, представленная в СМИ, имеет реальный политический, психологически и социальный вес.

Подобная позиция нашла отклик в научном сообществе. О. Е. Воронова предлагает ввести специальный этический регулятор – Антитеррористический кодекс журналиста, в котором должны быть отражены основные стратегии антитеррора – правила поведения СМИ в условиях растущей террористической опасности, обязывающие их:

– оказывать максимальную информационную поддержку контртеррористическим операциям государства;

– формировать в обществе непримиримое отношение к терроризму;

– ни при каких обстоятельствах не давать трибуну террористам;

– не содействовать им, даже невольно, в получении оперативной информации в ходе ликвидации очагов террористической агрессии;

– ни в коем случае не гнаться за «эксклюзивом» и «зрелищностью» репортажей с места события;

– в обязательном порядке координировать работу СМИ с действиями подразделений антитеррора [13, c. 16].

Нейтральная, а тем более сочувственная позиция журналиста по отношению к идеологам и организаторам террора, имевшая место в 90-е годы, должна быть недопустимой как с точки зрения профессиональных этических кодексов, так и правовых основ деятельности СМИ. Главной задачей социально ответственных СМИ остаётся последовательная антитеррористическая пропаганда, разоблачение стратегии и тактики террора, деятельности международного терроризма как безусловного преступления против человечества – отмечает О. Е. Воронова.

 Что касается проблеме противодействия терроризму в социальных сетях, необходимо обратиться к работам Г. А. Мхояна, который считает, что для успешной борьбы с экстремизмом и терроризмом в молодёжной среде государству следует обратить внимание на морально – нравственное развитие подростков и детей, необходимо с детства внушать людям, что экстремизм повлечет только негативные последствия. В детях должны воспитываться такие качества, как терпимость, взаимопонимание и уважение друг к другу. Необходимо проводить политику, которая направлена на вовлечение детей в спорт, в творчество, в науку. Подросток не должен быть предоставлен самому себе. Государство должно пресечь новую тенденцию по развитию экстремизма и терроризма в сети интернет. Для этого необходимо наладить и законодательно закрепить возможность взаимодействия государства и общества в борьбе с информационным экстремизмом. Немаловажным шагом в борьбе с информационным экстремизмом и терроризмом будет развитие международного сотрудничества, т.к. одним из способов обхода контроля является использование иностранных доменов, располагаемых там, где государство не имеет юрисдикции [42, c. 230].

В данной сфере представляет интерес опыт добровольного молодежного движения «Интернет без угроз». Главной целью работы этой организации является развитие гражданского самосознания пользователей сети интернет, распространение полезного контента и помощь правоохранительным органам в вопросах, связанных с поиском противоправного контента в интернете.  Движение «Интернет без угроз» получило юридический статус после согласования Положения о движении с правительством Ростовской области [8, c. 27].

Изучив опыт работы общественных организаций, таких как «Киберпатруль», «Кибердружина» и «Медиагвардия», Д. Н. Брайко выявила ряд критических замечаний со стороны гражданского сообщества к движениям подобного рода. На данный момент критика сводится к следующему:

1. Такие движения воспитывают «младоцензоров» или «стукачей», что, само по себе не может вызывать одобрение общества.

2. Неоправданное использование государственных средств – граждане опасаются, что деятельность движения будет осуществляться за счет бюджета, а организаторы подобных движений решили обогатиться за счет государства.

3. Кибердружины являются препятствием для развития гражданского общества, поскольку контроль многими воспринимается как надзор.

4. Сомнения в компетентности тех, кто участвует в мониторинге. Общественность полагает, что участники движения будут собирать или блокировать информацию, особенно не вникая в ее суть [8, c. 29].

По нашему мнению, также проработать вопрос о внесении в действующее законодательство изменений, предусматривающих блокировку работы в российском сегменте сети «интернет» или ограничение распространения на территории Российской Федерации программных продуктов, предоставляющих доступ пользователей к сайтам, содержащим информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Таким образом, в условиях глобализации политический экстремизм и терроризм стали наиболее опасными явлениями в связи с их стремительным распространением путем использования также стремительно развивающихся информационных технологий. Глобально распространяясь, политический экстремизм показал способность легко и быстро адаптироваться к региональным условиям. В связи с этим вполне закономерно, что сложившаяся ситуация требует новых подходов к организации деятельности для обеспечения мер по эффективному пресечению преступлений в различных направлениях: в сфере уголовного законодательства, и нормативно-правовых актов регулирующих деятельность СМИ и сети интернет. Кроме того необходимо обратить внимание на разработанные программы в сфере противодействия терроризму в молодежной среде.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведенный анализ позволяет сформулировать ряд обобщений и выводов.

Несмотря на то, что террористические проявления совершались еще в период Древнего мира, понятие «террорист» вошло в оборот после Великой Французской буржуазной революции. Терроризм зарождался в Индии, Греции, Китае, Риме и на Среднем Востоке. В основном это были политические убийства в целях развязывания государственных интриг. Период терроризма Нового времени связан с Великой Французской буржуазной революцией 1789–1793 гг., когда он приобрёл массовый и системный характер. Согласно идеологии того времени, терроризм считался способом быстрого правосудия, и проявлялся он в убийстве реальных или потенциальных оппонентов власти.

Период 1960–1970-х гг. – это этап зарождения современного терроризма, которому присущи следующие особенности: глобальный, транснациональный характер; ярко выраженная религиозная окраска; мощное финансирование террористов за счёт нелегального бизнеса (контрабанда наркотиков, продажа нефти); направленность террористических актов на мирное население.

Анализируя содержание криминологических особенностей террористических проявлений, важно отметить, что в России терроризм на этапе его становления имел окраску революционного и перенял опыт накопленный Францией. Первые террористические акты приходятся на период правления Александра II и имеют своей целью свержение правителя, убийство градоначальников и чиновников, а первой организацией, признанной террористической, стала революционная организация «Народная воля», которая прославилась серией покушений на царя.

В России проблема террористических проявлений резко обострились в 90-х гг. прошлого века, и терроризм стал представлять реальную угрозу национальной безопасности страны.

Угроза целостности России вызвала наибольшее беспокойство в связи с событиями на Северном Кавказе после распада Советского Союза, когда кризис затронул все сферы жизни общества. Ситуация обострялась ввиду поддержки со стороны внешних противников. В этот период крайняя форма националистических взглядов обрела форму террора, причём начавшийся конфликт, который можно было охарактеризовать как сепаратистский, развиваясь, приобрёл радикальные исламистские черты. Внедрение политическими силами идей исламского фундаментализма, сепаратизма, создание незаконных вооружённых формирований создало кризис Республике Дагестан, Кабардино-Балкарской Республике, Чеченской Республике и др.

В настоящее время, наибольшая сосредоточенность террористических проявлений в Российской Федерации находится в Южно-Российском регионе (Северный Кавказ, а именно: в Чечне, Ингушетии, Дагестане, Северной Осетии, Кабардино–Балкарской Республике), в Ставропольском крае и в Южно-Федеральном округе, а так же в городах федерального значения – Москве и Санкт-Петербурге. Так же имеются случаи террористических актов на Урале, в Поволжье (Астраханская и Волгоградская области, Республика Татарстан), Сибири, но в отличие от южных регионов страны, данные субъекты обусловлены криминальной деятельностью преступных сообществ, не имеющих религиозной или политической окраски. Так, в результате проведения контртеррористических операций, на территории Российской Федерации в 2017 году было нейтрализовано более 100 боевиков, в том числе порядка 40 бандглаварей. Кроме того, по итогам оперативных мероприятий удалось предотвратить более 30 терактов. По данным Национального Антитеррористического Комитета, в рядах Исламского государства Ирака и Леванта действуют подразделения, которые готовят теракты в России и странах Европы [74].

Важнейшей основой системы противодействия терроризму является законодательное закрепление мер борьбы с террористическими проявлениями.

Фундаментальной основой антитеррористической политики в Российской Федерации является Конституция РФ, которая запрещает создавать общественные объединения, цели и действия которых направлены на нарушение целостности Российской Федерации, насильственное изменение основ конституционного строя, подрыв безопасности государства, разжигание расовой, национальной, социальной и религиозной розни. Федеральное законодательство также регулирует вопросы посвященные противодействию терроризму. Среди Федеральных законов следует отметить ФЗ «О противодействии терроризму», «Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации», ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации». С 2019 г. основным документом в рассматриваемой сфере является «Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 - 2023 годы», в котором в качестве первоочередной цели определено «создание и задействование механизмов защиты информационного пространства Российской Федерации от проникновения в него любых идей, оправдывающих террористическую деятельность». Также стоит отметить Указы Президента РФ «О мерах по противодействию терроризму», «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации» и др.

Рассматривая субъекты противодействия терроризму в Российской Федерации, необходимо отметить ведущую роль Президента России. Среди его полномочий в антитеррористической сфере стоит выделить то, что он является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации; формирует и возглавляет Совет Безопасности РФ; назначает и освобождает высшее командование Вооруженных Сил РФ; принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти и. т. д.

Федеральные органы исполнительной власти в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 4 мая 2008 г. № 333 «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму», участвуют в формировании и реализации основных направлений государственной политики в области противодействия терроризму в пределах своей компетенции и  обеспечивают антитеррористическую защищенность объектов федеральной собственности, находящихся в их ведении, а также координируют деятельность по антитеррористической защищенности иных объектов в соответствии со своей компетенцией в установленной сфере деятельности. Среди федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих деятельность в области противодействия терроризму стоит выделить министерство образования и науки, министерство регионального развития, а также федеральные службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, по экологическому, технологическому и атомному надзору.

В России важное значение в противодействии терроризму выполняют органы ФСБ России, МВД России, Росгвардия, СВР России, ФСО России, Росфинмониторинг, МЧС, Минобороны России, ФМС России.

На уровне субъектов Российской Федерации, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации организует реализацию государственной политики в области противодействия терроризму на территории субъекта Российской Федерации; координирует деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации по профилактике терроризма, а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений; организует деятельность НАК и осуществляет иные полномочия по участию в профилактике терроризма, а также в минимизации и (или) ликвидации последствий его проявлений.

Высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации организует разработку и реализацию мер, а также государственных программ субъекта Российской Федерации в области профилактики терроризма, минимизации и ликвидации последствий его проявлений; принимает меры по устранению предпосылок для возникновения конфликтов, способствующих совершению террористических актов и формированию социальной базы терроризма.

В регионах функционируют Национальные антитеррористические комитеты и отделения Федерального оперативного штаба. В некоторых регионах приняты законы по противодействию экстремизму. Целевые планы (программы) по противодействию терроризму и экстремисткой деятельности на уровне субъектов и муниципальных образований являются ключевым направлением реализации идей и принципов системной, непрерывной, наступательной и консеквентной работы по консолидации усилий общественных, политических, национально-культурных и религиозных объединений и организаций. СМИ в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности РФ. Соответственно, их нормы должны носить императивный характер для всех ответственных субъектов и их должностных лиц, входящих в локальную систему предупреждения преступности, в том числе в ее проявлениях, связанных с терроризмом и экстремизмом.

Тем не менее, в российском законодательстве имеются существенные проблемы в системе противодействия терроризму. Среди их стоит отметить несовершенство отечественного законодательства в сфере средств массовой информации, в особенности сети интернет. Кроме того, существенные сложности имеет формирование национальной молодежной и религиозной политики. Многие исследователи подчеркивают необходимость реформирования уголовного законодательства в России, в особенности, ужесточение санкций уголовного законодательства. Среди приоритетных направлений в сфере противодействия терроризму необходимо упомянуть проблемы государственной политики профилактики терроризма в молодежной среде на федеральном уровне. По нашему мнению, необходимо защитить информационное пространство от проникновения и распространения идеологии терроризма, при помощи ужесточения контроля над пользователями сети интернет путем принятия нормативно-правовых актов в сфере электронных ресурсов. Кроме того необходимо проводить мониторинг уровня социальной напряженности в стране и регионах, потенциальных и актуальных социальных конфликтов.

В общесоциальном предупреждении терроризма важно усилить позитивную роль средств массовой информации и воспитательное воздействие на молодое поколение, чтобы сформировать однозначно негативное отношение к терроризму. Важно убедить людей в реальности террористической угрозы, информировать, что в такой деятельности могут быть замешаны не только представители мусульманских стран или регионов, объяснить, что любого человека могут попытаться завербовать для участия в террористической деятельности. Важнейшей мерой общесоциального предупреждения террористических проявлений является реализация информационного противодействия распространению сведений, которые создают угрозу национальной безопасности страны и сохранности основ конституционного строя. Поэтому существует серьёзная необходимость расширения антитеррористической пропаганды в информационном пространстве.

Следующий уровень воздействия на террористические проявления – это меры специального криминологического предупреждения, которые направлены в первую очередь на превентивное воздействие на детерминанты терроризма. Это своего рода внутригосударственная политика непосредственного устранения причин терроризма и создания конкретных методик по недопущению формирования террористических организаций. К этому уровню можно отнести: разведывательную деятельность, направленную на выявление потоков оружия и взрывчатых веществ, предназначенных для использования в террористической деятельности; таможенную деятельность, направленную на предупреждение террористических действий. Таможенные органы и подразделения пограничной службы создают барьер, препятствующий перемещению запрещённых предметов и опасных лиц через границу и др.

Еще один уровень общей системы профилактики терроризма – индивидуальный. Он включает в себя принятие мер по исключению неблагоприятного воздействия на конкретных лиц; применение неотложных мер по предупреждению и пресечению подготавливаемых преступлений террористической направленности; принятие всех возможных мер по привлечению к ответственности лиц, участвовавших в террористической деятельности; выявление информации о лицах, занятых в террористической деятельности.

Одной из значимых мер индивидуальной профилактики является создание и постоянное пополнение базы данных о лицах, склонных к совершению тех или иных преступлений. Такая база данных должна включать в себя:

– сведения о лицах, находящихся в неблагоприятных условиях жизни/среды, которые могут вызвать социальную дезадаптацию с последующей криминализацией личности, в частности, террористической направленности;

– сведения о лицах, которые уже обладают признаками определённой дезадаптации и определили для себя дальнейшую стратегию экстремистской/ террористической направленности;

– сведения о лицах, систематически совершающих административные правонарушения;

– сведения о лицах, психологически готовых к участию в террористической деятельности;

– сведения о лицах, покушавшихся на совершение преступлений террористической направленности;

– сведения о лицах, которые совершили преступления террористической направленности и могут допустить рецидив.

Таким образом, профилактика террористической деятельности подразумевает выполнение определённых мероприятий на разных уровнях. Каждый из этих уровней важен, т.к. только комплексная реализация всех мероприятий поможет действительно снизить угрозу терроризма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1 Агеев Н. В. Терроризм – угроза национальной безопасности в России / Н. В. Агеев, Д. В. Ольшанская // Образование и наука в современных условиях. – 2016. – № 1. – С. 398-401.

2 Алиев И. М. Проблема терроризма в социально-политических процессах: политологический анализ / И. М. Алиев // Евраз. юрид. журн. – 2009. – № 7. – С. 98-103.

3 Арчаков М. К. Политический экстремизм: сущность, меры противодействия: монография / Арчаков М. К. – М. : Юрайт, 2018. – 295 с.

4 Барсенков А. С. История России XX – начала XXI века / А. С. Барсенков, А. И. Вдовин, С. В. Воронков. – М. : Эксмо, 2009. – 960 с.

5 Бастрыкин А. И. Пора ставить действительный заслон информационной войне! / А. И. Бастрыкин // Коммерсантъ-Власть. – 2016. – № 15. – С. 11-18.

6 Беликов С. Антифа. Молодежный экстремизм в России / С. Беликов. – М. : Алгоритм, 2012.  – 48 с.

7 Богданов А. В. Основные направления противодействия экстремизму и терроризму оперативными подразделениями органов внутренних дел в современной России / А. В. Богданов,  Е. Н. Хазов // Вестник Московского университета МВД России. – 2017. – № 4. – С. 150-156.

8 Брайко Д. Н. Опыт организации добровольного молодежного движения: от кибердружины к «Интернету без угроз» / Д. Н. Брайко // Обзор. НЦПТИ. – 2017. – № 11. – С. 27-29.

9 Бугаев В. А. Отдельные особенности терроризма в современной России / В. А. Бугаев, Ф. М. Волков // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Юридические науки. – 2016. – Т. 2. – № 3. – С. 39-43.

10   Буткевич С. А. Региональные аспекты предупреждения преступлений экстремистской направленности / С. А. Буткевич // Вестник Краснодарского университета МВД России. – 2017. – № 1. – С. 24-29.

11   В Госдуму внесли законопроект о смертной казни для террористов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/2948550 (дата обращения 04.03.2019).

12   Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации: Указ Президента РФ от 05.04.2016 № 157. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: #"https://www.vesti.ru/doc.html?id=2873906">https://www.vesti.ru/doc.html?id=2873906 (дата обращения 05.03.2019).

19   Госдума приняла законопроект о противодействии терроризму [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.pravda.ru/news/politics/13-05-2016/1300860-yarovaya-0 (дата обращения: 04.03.2019).

20   Еферин В. П. О субъектах антитеррористической деятельности / В. П. Еферин // Вестник Всероссийского института повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации. – 2016. – № 2. – С. 59-65.

21   Захаров А. В. Особенности организации работы по информационному противодействию идеологии терроризма и экстремизма / А. В. Захаров // Противодействие терроризму. Проблемы XXI века. – 2015. – № 1. – С. 15-16.

22   Кавказский батальон ИГИЛ готовит теракты в России [Электронный ресурс] // Сайт телеканала «Звезда». – 2016. – 29 янв. – Режим доступа: https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201601291213-xo81.htm (дата обращения: 10.01.2019).

23   Казнить нельзя помиловать. Путин снова говорит о смертной казни в России. Что изменилось? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.yuga.ru/articles/society/8058.html (дата обращения: 05.03.2019).

24   Клейменов М. П. Понятие и виды криминального экстремизма / М. П. Клейменов, А. А. Артемов // Вестник Омского университета. Серия: Право. – 2010. – № 3. – С. 167-174.

25   Ковалев А. С. Противодействие идеологии терроризма должно стать обязательной составляющей в повседневной деятельности всех заинтересованных субъектов / А. С. Ковалев // Обзор. НЦПТИ. – 2017. – № 10. – С. 8-15.

26   Колениченко В. В. Роль дежурных частей территориальных органов МВД России в обеспечении правопорядка и противодействии терроризму (на примере Белгородской области) / В. В. Колениченко, В. В. Шумский // Ленинградский юридический журнал. – 2018. – № 1. – С. 145-153.

27   Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019 – 2023 годы. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: #"#">#"#">#"#">#"#">#"#"> #"#">#"#">#"#">#"#">#"#">#"#">#"#">#"#">#"#">#"https://tass.ru/politika/2353382">https://tass.ru/politika/2353382 (дата обращения: 05.03.2019).

68   Романенко И. И. Особенности профилактики экстремизма и терроризма в России на современном этапе / И. И. Романенко, Н. В. Чепарова // Право. Экономика. Безопасность. – 2017. – № 3. – С. 82-85.

69   Серебренникова А. В. Экономические аспекты противодействия финансированию терроризма в Российской Федерации / А. В. Серебренникова, М. В. Лебедев // Международный журнал экономики и образования. – 2017. – Т. 3. – № 3. – С. 30-42.

70   Система противодействия терроризму сложилась в России под эгидой НАК [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ria.ru (дата обращения: 15.12.2018).

71   Смертная казнь для террористов в России – противников пока больше [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ria.ru/20151120/1325090169.html (дата обращения: 05.03.2019).

72   Смертная казнь для террористов ничего не изменит [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://iz.ru/news/676192 (дата обращения: 05.03.2019).

73   Совершенствование борьбы с организованной преступностью, коррупцией и экстремизмом / под ред. А. И. Долговой. – М. : Российская криминологическая ассоциация, 2008. – 320 c.

74   Состояние преступности в России за январь-декабрь 2018 гг. [Электронный ресурс] // Официальный сайт МВД России. – Режим доступа: https://мвд.рф/reports/item/12167987 (дата обращения: 10.01.2019).

75   Стародубцева М. А. Молодежные общественные организации и их роль в противодействии экстремизму и идеологии терроризма в современной России / М. А. Стародубцева, В. А. Мазуров // Устойчивое развитие науки и образования. – 2017. – № 11. – С. 179-188.

76   Сядут все: поможет ли ужесточение законов побороть терроризм / Федеральная Лезгинская национально-культурная автономия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://flnka.ru/digest-analytics/5246-syadut-vse-pomozhet-li-uzhestochenie-zakonov-poborot-terrorizm.html (дата обращения: 04.03.2019).

77   Теория и практика информационного противодействия экстремистской и террористической деятельности : монография / И. Ю. Сундиев, А. А. Смирнова, А. И. Кундетов, В. П. Федотов. – М. : М-во. внутр. дел. Рос. Федерации, Всесоюзный научно исследовательский институт,  2014. – 240 с.

78   Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 19.12.2016) / Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч.1). – Ст. 4921.

79   Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июля 1996 г. № 63-ФЗ [Электронный ресурс] // Сайт «СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699 (дата обращения: 18.12.2018).

80   Ушаков Е. Ю. К вопросу об основных направлениях развития уголовно-правовой борьбы с терроризмом / Е. Ю. Ушаков // Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. – 2015. – № 3. – С. 53-58.

81   Фантров П. П. Региональные стратегии национальной безопасности юга России: противостояние гражданских ассоциаций криминальным угрозам / П. П. Фантров // Legal Concept. – 2018. – Т. 17. – № 2. – С. 33-38.

82   Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации: официальный сайт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rosgvard.ru/ru (дата обращения: 04.03.2019).

83   ФСБ опубликовала единый список террористических организаций. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://lenta.ru (дата обращения: 15.12.2018).

84   Шегаев И. С. Терроризм: история и причины возникновения / И. С. Шегаев // Молодой ученый. – 2013. – № 10. – С. 463-465.

85   Яковлев А. Ю. Политико-правовые механизмы совершенствования системы противодействия терроризму в России на основе опыта Индии / А. Ю. Яковлев // Законность и правопорядок в современном обществе. –2016. – № 29. – С. 129-133.

Похожие работы на - СИСТЕМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В РФ

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!