История развития ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока»

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    История экономики, эк-ских учений
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2020-05-18
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

История развития ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока»

Введение

 

20–30-е гг. являются, пожалуй, самым сложным периодом в истории России?ХХ в. В эти годы не только произошла глубочайшая трансформация экономической системы страны. Был перестроен весь многовековой уклад её политической, общественной и культурной жизни, коммунистическая идеология коренным образом ломала и меняла сознание людей, формы и модели их поведения. Такие обстоятельства не только делают эти годы весьма сложными для изучения, но и порождают крайне противоречивые взгляды, оценки и выводы исследователей относительно как этого периода в истории России в целом, так и отдельных его событий, фактов и явлений.

Актуальность темы данной работы обусловлена тем, что события 20-30 годов в полной мере касаются процессов и событий в отдельных макрорегионах страны, каковым является Дальний Восток. Именно поэтому периодическая печать Дальнего Востока России, посвященная данному периоду является важным источником по истории региона. Большому творческому коллективу, который трудился над ежемесячным изданием Дальневосточного краевого исполнительного комитета - «Экономическая жизнь Дальнего Востока», приходилось серьёзно переосмысливать события ушедшего столетия, уроки и итоги его этапных событий, вовлекать в научный оборот большой массив статистических материалов того времени, провести не один десяток дискуссий и обсуждений.

Степень научной разработанности проблемы. Изучение историографии проблемы показало, что история деятельности «Экономическая жизнь Дальнего Востока», его проблематика и оценка значения как исторического источника не рассматривалась в современной историографии. При анализе литературы в области изучения ежемесячного издания Дальневосточного краевого исполнительного комитета - «Экономическая жизнь Дальнего Востока», автором выявлено, что исследование деятельности революционных комитетов в масштабах всей Советской России занимает значительное место как в общих работах по истории Гражданской войны, так и в специальных работах по истории революционных комитетов. Однако Дальний Восток с его спецификой и иным хронологическим периодом окончания Гражданской войны и интервенции выпадает из внимания исследователей.

Изучение проблем рассматриваемой исторической эпохи началось в 1920-е гг. по «горячим следам». В целом в её историографии можно выделить два периода: 1920-е–середина 1980-х гг.; середина 1980-х гг.–начало XXI в. В первом из них определяются два этапа: 1920–1950-е гг.?– становление историографии; 1960-е–середина 1980-х гг.?– критическое переосмысление накопленных фактов и важнейших событий. Второй период (вторая половина 1980-х гг.–начало XXI в.)?– время глубокой переоценки историографии 1920–1930-х гг., утверждение новых подходов к изучению истории России.

Становление новейшей российской историографии сопровождалось изменениями в историографии республик и регионов, повысилось внимание к изучению локальной истории и её соотношению с историей страны, выявлению общего и особенного в историческом процессе.

Дальневосточная историография заняла своё место в развитии исследований исторического процесса, причём эпохе 1920–1930-х гг. уделяли внимание довольно много авторов. Хронологически первым этапом становления региональной историографии, посвящённой истории периода 1922–начало 1941?г., можно считать 1920–1950-е гг. В эти годы изучение истории региона имело свои особенности. Если в 1920-е–начале 1930-х гг. исследователи стремились научно обосновать исторические процессы современности, то в 1940–1950-е гг. они переключились на изучение проблем Октябрьской революции и Гражданской войны, оставив фактически за пределами внимания историю развития советского общества на Дальнем Востоке, а 1920–1930-м гг. ими посвящались в основном популярные очерки. Не менее важным для развития историографии в этот период был вопрос о квалификации исследователей. На Дальнем Востоке, как и во многих других регионах, авторами являлись главным образом советские партийные работники, экономисты, статистики. Это в значительной степени определяло прагматический характер многих работ, изданных в эти годы.

Этап развития советской дальневосточной историографии, посвящённый периоду 1922–1930 гг. и началу 1941?г., был сложным и противоречивым. Малочисленность кадров историков обусловила заметную роль в становлении историографии экономистов, статистиков, советских и партийных руководителей, чьи работы имели исторический контекст, содержали разнообразный фактический материал и некоторый научный анализ. Состав исследователей обусловливал проблематику, ведущим было социально-экономическое направление. Превалировали экономический подход, фиксация исторических фактов по «горячим следам», необходимость решения практических задач обусловила прагматический характер многих исследований. Однако, важнейшим достижением этого этапа стало формирование источниковой базы: накопление материалов статистических обследований, публикация документов, хроник и т.?д.

Научная задача, решаемая в данной работе, заключается в том, чтобы исследовать  ежемесячное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» как источник по истории региона в 1920-1930 гг., сформулировать выводы и научно-практические рекомендации.

Цель исследования: на основе опубликованных и архивных данных, глубокого анализа периодической печати Дальнего Востока России, изучить, систематизировать и обобщить содержание ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» как источника по истории Дальнего Востока России.

Для достижения данной цели сформулированы следующие основные задачи исследования:

1. Изучить историю развития ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» в 1922-1930 гг;

2. Рассмотреть особенности и классификацию исторических сведений ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока»;

3. Проанализировать освещение социальных вопросов жизни края в ежемесячном издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока»;

4. Рассмотреть материалы о развитии сельского хозяйства, промышленности, транспорта, финансов, коммунального хозяйства и экономики за рубежом на страницах «Экономической жизни Дальнего Востока».

Объектом исследования является ежемесячное издание Дальневосточного краевого исполнительного комитета - «Экономическая жизнь Дальнего Востока».

Предметом исследования определены отраженные в публикациях «Экономическая жизнь Дальнего Востока» исторические источники и сведения о развитии Дальнего Востока 1920-1930 гг.

Хронологические рамки исследования - 1920-1930 гг. - обусловлены важными событиями в СССР после гражданской войны.

Теоретико-методологическая основа исследования. Методологической и теоретической основой исследования являются основные принципы исторического познания - объективность, историзм. В работе использованы общенаучные методы исследования: исторический и логический, индукции и дедукции, проблемно-хронологический. Методика анализа в работе основана на изучении исторически сложившегося комплекса взаимосвязанных источников - архивных документов и содержания самого издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока».

Источниковая база исследования включает разнообразный круг материалов, которые условно можно разделить на следующие группы:

Первую группу  источников составляют тома издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» за 1922 - 1930 гг. Публикации издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока», несмотря на его значительный объем и богатое разнообразие жанров и содержания, автор рассмотрел как целостный единый источник, имеющий определенную направленность содержания и назначения.

Вторую группу составляют архивные материалы по истории деятельности издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока». 

К третьей группе источников отнесены опубликованные источники официальные документы, материалы периодической печати Дальнего Востока (журналы и газеты), сборники документов, воспоминания, доклады, статистические данные 1920-1930х гг.

Анализ содержания вышеперечисленной источниковой базы позволил рассмотреть издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» в 1922 — 1930 гг, во-первых, как системное явление, а во-вторых, как историческое явление.

Научная новизна определяется тем, что впервые проведен комплексный анализ совокупности исторических источников, отраженных в публикациях издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока». Также данное издание показано как источник по истории Дальнего Востока России в 1920 - 1930 гг. В данной работе также дан анализ содержания журнала, его специфических особенностей, рассмотрены вопросы полноты и достоверности исторических сведений издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока», введен в научный оборот ряд архивных материалов, позволяющих комплексно осмыслить процессы, происходящие на Дальнем Востоке периода 1920-1930х годов.

Цель, задачи и предмет исследования определили соответствующую структуру данной работы. Она состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

 

Глава 1. Характеристика ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» как исторического источника

1.1. История развития ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» в 1922-1930 гг.

 

Трудно переоценить роль периодической печати в жизни любого общества, и при изменении политических или экономических условий ее роль значительно возрастает. Вот почему ее называют «четвертой властью». Играя положительную, а иногда и отрицательную роль, пресса формирует сознание всего общества. Из всех сфер профессиональной культуры – просвещение, профессиональное образование, театр, музыка, кино, художественная литература и др. - это самое эффективное средство социального воздействия. Его сила основана на легкости распространения среди масс, в каких бы «медвежьих углах» ни жили люди, и на доступности для их понимания. Кроме того, его универсальность заключается в постоянной нацеленности на злобу дня, на широту охвата действительности, на все аспекты социальной жизни.

История периодических изданий – один из важнейших аспектов исторической науки. В советское время пресса считалась неотъемлемой частью идеологической работы. В этом отношении ее анализ, в том числе и исторический, рассматривался только как отношение прессы к пролетариату и государству. Период первых лет существования постсоветской России сродни тому, что она пережила до февраля 1917 года. Сходство этих двух внешне очень разных периодов русской истории состоит в том, что и в дореволюционный период, и в современной России активно искали выход из тупика общественного развития, интенсивно формировали свою новую социально-экономическую и политическую структуру в надежде на успех. В дореволюционный период, как известно, были успехи во многих отраслях промышленности, но в целом они не носили долгосрочного характера - как только началась Первая мировая война, через два года вспыхнул революционный пожар. Она сожгла не только монархию, но и конституционные принципы, которые были созданы в стране в это десятилетие. Пока еще трудно сказать, чем закончится современный период реформирования нашей социальной структуры. Однако при сравнении этих периодов нельзя упускать из виду два характерных момента. Во-первых, и тогда, и сейчас общественные науки отстают от историко-философского, культурно-исторического обобщения практических шагов по выходу из исторического тупика, в котором Россия оказалась во второй раз в этом столетии. Второй момент менее амбициозен, но тоже очень важен: как тогда, в дореволюционную эпоху, так и сейчас пресса играла огромную роль в жизни общества. Это делает очень актуальным изучение истории прессы[1].

Во-вторых, необходимость развития этой темы обусловлена ее недостаточной изученностью, поскольку периодическая печать является одним из наиболее сложных объектов исторической науки. Она имеет свою историю (историю журналистики) и является частью истории России. Изучая историю книгопечатания, мы изучаем как историю языка, так и историю литературы, потому что страницы газет и журналов наиболее полно отражают их современное, качественное состояние, отношение к ним современников.

Историографию проблемы, основанную на выделении общего и особенного, следует разделить на две части: общероссийскую и дальневосточную, т. е. региональную. В этой связи следует отметить, что многое было сделано по социально-политической истории периодической печати. Особенно это касается большевистской печати. В то же время нельзя не отметить исследования о влиянии журналистики на развитие русской литературы.

Больше всего в изучении печати 1917-1922 годов российские ученые сделали именно в двух упомянутых выше направлениях, как в общероссийском, так и в дальневосточном масштабах. И в этом отношении историография истории печати Дальнего Востока в 1917-1922 годах развивалась преимущественно в русле общероссийского образовательного процесса.

Во временном отношении историография истории дальневосточной прессы делится на три основных периода: до 1917 года, когда в основе исследований лежали либерально-демократические взгляды. Все работы, созданные до начала 1920-х годов, отмечены фрагментарностью поднимаемых в них вопросов, а также фактографической констатационностью. После 1917 года и вплоть до 1990-х годов, российские историки широко применяли марксистско-ленинскую теорию познания. Этот период характеризовался не только давлением партийного руководства на исторические исследования, но и открытым доступом к бывшим архивам Главного управления по делам печати и местных цензурных комитетов и Министерства внутренних дел. К сожалению, создание подлинно научной истории печати не входило в задачи исторической науки в СССР.

В обобщающих работах отражены проблемы истории дальневосточной прессы. Несмотря на свою краткость и очерковое содержание, они все же обозначили проблему истории дальневосточной прессы[2].

Только в советское время, а особенно в 60-80-е годы, после открытия в 1961 году кафедры журналистики Дальневосточного государственного университета, а в 1971 году при Дальневосточном научном центре АН СССР был создан Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока. Достаточно сказать, что существует несколько монографических исследований и множество статей, посвященных определенным этапам истории печати Дальнего Востока в 1865-1917 годах. Они воссоздают детальную картину зарождения и развития периодической печати в регионе, а также дают глубокий историографический анализ проблемы своего времени[3].

Основные направления отечественной историографии истории прессы целиком и полностью оказались характерны и для историографии дальневосточной печати. В истории журналистики Дальнего Востока много сделала Л.М. Сквирская; в исследовании прессы с точки зрения ее роли в общественном прогрессе -H.A. Глущенко и, особенно, И.Г. Стрюченко. Если Л.М. Сквирская основное внимание в своих публикациях и диссертации сконцентрировала на периоде зарождения печати, а H.A. Глущенко исключительно на истории большевистской прессы региона и только периода первой русской революции, то И.Г. Стрюченко свои работы посвятил всему предреволюционному периоду (1895-1917 гг.) и рассматривал прессу как единую систему, разделенную лишь на различные классово-политические звенья - пролетарская, общедемократическая и т.д.

Но их труды, как и труды всех советских историков, создавались исключительно с позиций материалистической методологии с ее жесткой доктринерской заданностью, которая сужала возможности объективного исторического исследования. Кроме того, они рассматривали прессу исключительно как политическую и идеологическую силу и почти полностью не изучали ее в культурно-историческом срезе. Классовая принадлежность того или иного издания определяла его оценку.

Эти, а также многие другие положения материалистической методологии исторического познания привели к тому, что даже при весьма полном выявлении исходного, фактического материала создаваемая картина истории возникновения и развития печати в регионе была весьма далека от объективной. Была создана картина роковой неизбежности революции в России и победы в ней большевистской партии.

И, конечно, большое вспомогательное значение в изучении этой проблемы имели отраслевые исследования истории культуры на Дальнем Востоке нашими современными историками культуры, труды которых публиковались в многочисленных сборниках. Благодаря их исследованиям несколько легче определить место и значение дальневосточной прессы как культурного фактора в общей системе региональной культуры.

Историки рассматривали печать только в системе революционной борьбы, неизбежности победы революции в России. И вследствие этого революционную борьбу и участвующую или не участвующую в ней печать ставили как бы над всей культурно-исторической действительностью. Оказалось, что не культура народа и общества, не его уровень и состояние определяли то или иное развитие революционной борьбы, а революционная борьба определяла развитие культуры народа в целом. Конечно, революционные идеи и прямая революционная борьба имели некоторое влияние на культурную жизнь и культуру в целом, но оно не было решающим.

Обобщая в целом состояние изученности истории печати Дальнего Востока 1917 - 1922 гг., следует признать, что только первые шаги были сделаны в освоении огромного пласта этой важной темы. Таким образом, отечественная историография истории печати Дальнего Востока до 1917 года и до 1922 года отмечена большим количеством разнообразных работ, начиная с небольших статей и заканчивая крупными монографическими исследованиями и библиографическими указателями дальневосточных периодических изданий[4].

Важное значение для изучения печати имели архивные, в основном неопубликованные материалы, хранящиеся в Российском Государственном историческом архиве (Санкт-Петербург) и фондах Общества изучения Амурского края (Владивосток).

Среди них по своему значению первое место принадлежит материалам Главного управления по делам печати в России (РГИА, ф. 776), которые содержат дела об издании газет и журналов, начиная от ходатайств редакторов и издателей; копии свидетельств местных губернаторов, подтверждающих право просителей быть издателями и редакторами; программы изданий, донесения цензоров о нарушениях владельцами газет и журналов цензурного устава и других законодательных актов, решения судов и административных органов о наложении взысканий вплоть до прекращения выхода газет и журналов, циркуляры Главного управления по делам печати местным цензорам о запрещении касаться в печати тех или иных вопросов современной общественной жизни; переписка, отзывы и заключения членов Совета Главного управления по делам печати о тех или иных нарушениях законов дальневосточными газетами и журналами, их предложения о мерах наведения порядка и т.д.

Изучение этого комплекса неопубликованных архивных источников позволило не только углубить современное прочтение страниц газет и журналов того времени, но и, самое главное, понять многие нюансы, скрытые от нас толщей прошедших десятилетий, понять содержание, интенсивность и своеобразие взаимоотношений редакторов и издателей, с одной стороны, и центральных и местных органов власти, с другой.

Для понимания рамок свободы печати, границ ее расширения и сужения на разных этапах исследуемого периода большое значение имела следующая группа архивных источников: это прежде всего материалы Министерства юстиции и прокурорского надзора (РГИА, ф. 1405, 1328) и материалы судебных органов Иркутской судебной палаты и высочайшие повеления и указы о предоставлении Приамурскому генерал-губернатору новых полномочий по борьбе с непослушными изданиями (ГАРФ, ф. 560).

Систему осуществления цензурного законодательства и управления печатью раскрывают архивные материалы департамента полиции, 4-е делопроизводство (ГАРФ, ф. 102): сведения о нарушениях закона о печати, секретные циркуляры Министерства внутренних дел областным и краевому губернаторам, всеподданнейшие отчеты генерал-губернаторов, материалы инспекторских поездок по Дальнему Востоку. Этот блок источниковых материалов дополняют и расширяют полученные от изучения ранее названных источников представления о системе и характере надзора за прессой, о том, какие, с точки зрения департамента полиции, вопросы общественной жизни и на страницах каких изданий вызывали наибольшую озабоченность и т.д.

Для более объективного понимания механизма государственного надзора и управления прессой определенное значение имели материалы местных государственных органов: Приамурского генерал-губернаторства и канцелярий областных военных губернаторов: РГИА ДВ, фонды №702, 87, 704, 24, 721 и др. Дополнительными в этом ряду источников были дела прокурора Владивостокского суда (Государственный архив Приморского края - далее ГАПК), Благовещенского городского полицейского управления (Государственный архив Амурской области - ГААО)[5].

Изучение прессы столетней давности осложняется тем, что жизнь за последние десятилетия уже несколько раз резко менялась и в то же время менялись понятия и идеи, ценности и идеалы; иногда очень трудно уловить истинный смысл тех или иных публикаций, зачастую написанных на Эзоповском языке. Своеобразным ключом к объективному прочтению подобных газетно-журнальных материалов послужила следующая группа источников: воспоминания редакторов, издателей и журналистов об их работе. Хотя эта группа более всего подвержена субъективности оценок и замечаний, тем не менее, при критическом сравнении одних воспоминаний с другими, перепроверке содержания воспоминаний и содержания статей и газет, о которых идет речь, эта группа источниковых материалов проливает свет одновременно на характер, убеждения, позиции их авторов и их отношения с другими лицами, как связанными с ними в профессиональном цехе, так и с лицами, курирующими публикации.

Изучение дальневосточной прессы-всех ее основных направлений, как непосредственно со страниц газет и журналов, так и из всех других архивных источников, упомянутых выше, создает достаточно прочную источниковую базу для установления объективной картины количественного и типологического развития региональной прессы, своеобразия общих и особенных черт и характера различных направлений дальневосточной периодики.

 Пресса является важнейшим источником информации об истории культурного развития региона.

Система печати каждой исторической эпохи, включающая в себя все периодические издания, независимо от их идеологической, политической и общекультурной направленности, во многом представляет собой сложившуюся систему ценностных ориентаций, то есть культуру. А ход борьбы одних печатных органов с другими, одних классово-политических течений с другими выражает не что иное, как борьбу внутри единой системы ценностей, борьбу одних ценностных ориентаций с другими за господствующее положение, то есть выражает борьбу за смену приоритетов.

Из всех сфер профессиональной культуры периодическая печать, в силу своей постоянной ориентации на злобу дня, на актуальность текущей общественной жизни, в наибольшей степени ориентирована на адаптацию общества, народа и государства к быстро меняющейся жизни. В силу же этого она менее всего озабочена соблюдением баланса между консервативными и прогрессивными началами в жизни народа.  Мощное развитие прессы в период общественного кризиса в сочетании с упомянутыми выше ее функциональными свойствами способствует тому, что под влиянием прессы консервативные и традиционные начала перестают играть значительную роль в массовом сознании, как и сама пресса, общественное сознание ориентируется на сиюминутное, ищет простые и близкие решения, не принимая во внимание исторический опыт[6].

Таким образом, пресса при определенном стечении обстоятельств (общественном кризисе) может существенно и сильно влиять на общественное сознание в сторону переоценки роли прогрессивных принципов и недооценки консервативных, традиционных.

Исходя из всего вышесказанного, мы приходим к выводу о большой научно-теоретической значимости изучения прессы как фактора культурно-исторического прогресса региона и страны. Изучение Прессы в системе координат культуры создает прочную теоретическую основу для глубокого понимания как истории самой прессы, так и ее социально-культурной и исторической роли в жизни общества, народа и государства.

Одним из основных источников по истории региона в период 1922-1930 гг. является ежемесячное издание дальневосточного краевого исполнительного комитета «Экономическая жизнь Дальнего Востока».

Итак, «Экономическая жизнь Дальнего Востока» - ежемесячное издание дальневосточного краевого исполнительного комитета. Журнал всесторонне освещал экономическую жизнь края. Постоянные отделы: сельское хозяйство, промышленность, транспорт, финансы, коммунальное хозяйство, за рубежом, экономическая хроника, ДВК, библиография. В каждом номере печатается конъюктура народного хозяйства ДВК. 

Местное Дальневосточное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» является очень редкой вещью и сохранилось в единичных экземплярах, содержит большой фактический материал, уникальные сведения, штампы. Данный книжный антиквариат относится к культурным ценностям, является предметом старины, вывоз которых за рубеж без соответствующего разрешения запрещен законом, таких книг очень мало и больше никогда не будет. 

Главные редакторы издания: С. Суховий 1922 – 1927 гг, М. И. Целищев 1927 – 1929 гг.

Редакционная коллегия: А. А. Лобов, Л. В. Крылов 1923 – 1926 гг., Р. Шишляников, М. П. Копытин, Крылов 1927-1929 гг., А. А. Лобов, Спирина, Л. В. Крылов 1929-1930 гг.,

Ведущим направлением издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» являлось исследование проблем экономики: развитие промышленности, сельского хозяйства и народного хозяйства в целом. Это и понятно, так как главные редакторы журнала, в большинстве своём осуществляли руководство развитием народного хозяйства после окончания Гражданской войны и интервенции. Публикациям М.И.?Целищева, С.Ф.?Суховия, А. А. Лобова, Л. В. Крылова, Р. Шишляникова, М. П. Копытина, А. А. Лобова о хозяйственной жизни, экономике Дальнего Востока в 1920-е гг. присущ научный анализ состояния экономики Дальневосточного края после окончания Гражданской войны с широким использованием статистических материалов?. Объясняя причины тяжёлого положения экономики, исследователи показывали колониальный характер её развития в дооктябрьский период (вывоз природных богатств), военно-стратегическую направленность, урон, нанесённый Гражданской войной и интервенцией. Преодоление упадка экономики и последствий войны и интервенции было возможным, считали авторы издания, только на путях ускоренного промышленного развития, темпы которого до 1927–1928?гг. оставались низкими из-за отсутствия притока капиталовложений. 1927–1928?гг. они называли переломными, началом индустриализации дальневосточной экономики и изменения соотношения между промышленностью и сельским хозяйством. Следовательно, авторы  издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» не копировали слепо союзную периодизацию, а в соответствии с состоянием экономического развития края определяли иные хронологические рамки начального этапа индустриализации на Дальнем Востоке, обусловленного поздним вступлением региона в период мирного строительства[7].

В исследованиях издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока», посвящённых состоянию промышленности Дальнего Востока, первостепенное внимание акцентировалось на анализе развития таких ведущих отраслей, как золотодобыча, лесная, рыбная и угольная промышленность. М.И.?Целищев, Л.В.?Крылов, М. П. Копытина и др. указывали на факторы, затруднявшие развитие отраслей: засилье иностранных, в частности японских, промышленников, слабая организация разведывательных работ в горнодобывающей промышленности, экстенсивное ведение лесного хозяйства и пр.? Авторский анализ структуры промышленности в годы нэпа показывал неблагоприятную картину: численность частных предприятий превышала количество государственных и кооперативных вместе взятых, частные предприятия были более крупными, чем в среднем по стране; констатировался значительный вес иностранного капитала в промышленности, что приводило к выводу о необходимости вытеснения частных предприятий и иностранного капитала. Авторы издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» не принимали в расчёт позднее вступление Дальнего Востока в мирное строительство, экономическую практику Дальневосточной республики, пограничное положение края, а также сущность нэпа как политики длительной. На оценки исследователей всё более влияла общая официальная установка второй половины 1920-х гг. на необходимость свёртывания нэпа[8].

Исследование промышленности в издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» одновременно затрагивало и проблему рабочего класса, включая его численность, структуру, заработную плату и пр., однако без выделения проблемы в самостоятельную. Когда была поставлена задача промышленной колонизации края, возник вопрос о его обеспечении рабочей силой, нехватка которой стала ощущаться в связи с индустриализацией региональной экономики?.

В целом, надо заметить, что суждения и оценки событий и явлений в СССР во многом определялись не только позицией редакции издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока», но и личным отношением авторов к проблеме. Оно, в свою очередь, могло варьироваться от консервативного до умеренно либерального и даже радикального спектра.

Местное Дальневосточное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» основано в 1922 году в качестве информационного издания об экономической жизни Дальнего Востока России. Основатель издания Дальневосточный краевой исполнительный комитет. Основным источником информации в издании являлся Дальневосточный экономический совет (далее Дальэкосо). Дальэкосо было создано при Дальневосточном революционном комитете 4 декабря 1922 г. для координирования и общего направления деятельности органов народного хозяйства на Дальнем Востоке[9].

В период Гражданской войны и интервенции в европейской части России руководством Советской России ЦК РКП (б) было принято решение об образовании военно-революционных комитетов, которые фактически становились властью на местах, а после окончательной ликвидации белогвардейских режимов они передавали власть выборным Советам. Это предусматривалось Инструкцией о правах и обязанностях Советов, опубликованной Народным комиссариатом внутренних дел. Организация ревкомов в Советской Республике являлась особенностью советского строительства в этот период и объяснялась чрезвычайным положением, создавшимся в 1918 - 1922 гг.[10]

Освобождением 15 ноября 1922 г. Приморья был положен конец Гражданской войне на Дальнем Востоке. Разгром интервентов и белогвардейцев и создавшаяся благоприятная обстановка позволили осуществить воссоединение Дальнего Востока, где существовала Дальневосточная Республика (ДВР) с Советской Россией. Дальневосточная партийная организация приступила к формированию органов власти, способных справиться с трудностями восстановления народного хозяйства. Борьба с представителями Белого движения, которые находились в эмиграции, разгул бандитизма, откровенно враждебная деятельность представителей эсеро-меньшевистских партий вызывали необходимость принятия чрезвычайных мер по укреплению советской власти на Дальнем Востоке. Советы в силу сложности своего аппарата, громоздкости и слабости отдельных звеньев не могли достаточно оперативно решать новые задачи. В связи с этим задачи по установлению советской власти в регионе могли осуществить только чрезвычайные органы власти - революционные комитеты.

Отметим, что в ноябре 1922 г. интервенция завершилась не на всей части Дальнего Востока, под властью японцев оставался Северный Сахалин, что существенно осложняло обстановку.

На Дальнем Востоке таким органом стал Дальневосточный революционный комитет. Постановлением Президиума ВЦИК РСФСР от 15 ноября 1922 г. вся ДВР, включая и оккупированные еще иностранными войсками территории, была объявлена неотъемлемой частью РСФСР и преобразована в Дальневосточную область Российской Федерации. Этим же Постановлением был утвержден состав Дальревкома. Председателем его стал П.А. Кобозев, членами - Н.А. Кубяк, Г.Н. Корнеев, Н.М. Матвеев, П.П. Постышев, И.П. Уборевич, Я.Д. Янсон. В Постановлении «О Дальневосточном революционном комитете», принятом 25 июля 1923 г. ВЦИК и СНК РСФСР, подчеркивалось, что в своей деятельности Дальревком подчиняется ВЦИК и СНК РСФСР[11].

Первой задачей, вставшей перед Дальревкомом, была организация своего собственного аппарата. Еще 16 ноября 1922 г. Дальревком утвердил план своей работы и систему реорганизации аппарата ДВР «Сравнить действующую структуру учреждений ДВР с организационными формами РСФСР и путем соответствующих переименований, ликвидаций и переформирований осуществить во всем объеме советизацию государственного аппарата ДВР». За период с 15 по 18 ноября 1922 г. правительственный аппарат ДВР был полностью ликвидирован.

С вхождением Дальнего Востока в состав РСФСР была создана структура госаппарата, представленная отделами, подотделами и координирующими органами, осуществляющими руководство несколькими отделами.

Перед руководством РСФСР стояла задача создать органы руководства народным хозяйством, которые должны были развертывать свою деятельность в обстановке только что закончившейся Гражданской войны и интервенции. Основополагающим для организации и руководства хозяйственным строительством имел составленный В.И. Лениным «Наказ от Совета Труда и Обороны (СТО) местным советским учреждениям», утвержденный ВЦИК 30 июня 1921 г., в котором В.И. Ленин предложил ряд организационно-политических мер по образованию, а также расширению прав местных органов руководства народным хозяйством и в том числе указал на необходимость ввести повсюду экономические совещания для согласования работы местных органов всех экономических наркоматов[12].

В ведении Дальпромбюро находились Дальлес, Дальторг и Дальспирт. Эксплуатационное управление руководило промышленными предприятиями, рассматривало производственные программы и финансовые сметы предприятий, определяло предприятия, подлежавшие консервации или сдаче в аренду.

Большое значение в налаживании деятельности промышленных предприятий Дальнего Востока имел перевод их на хозрасчет. При Дальпромбюро была создана специальная комиссия, выявлявшая их финансовое состояние и определявшая объем необходимого пополнения оборотных средств. Экономическое управление Дальпромбюро выработало положение и инструкции для перевода предприятий на хозрасчет. Особое внимание Дальпромбюро уделяло осуществлению мероприятий по снижению себестоимости промышленной продукции.

При Дальревкоме было образовано областное экономическое совещание (Дальэкосо) и Дальневосточная плановая комиссия (Дальплан). Дальэкосо было создано 4 декабря 1922 г. для координирования и общего направления деятельности органов народного хозяйства на Дальнем Востоке. В.И. Ленин придавал большое значение созданию экосо на местах[14].

Для оперативного решения хозяйственных вопросов при Дальэкосо создавались постоянные и временные комиссии - Дальплан, арбитражная комиссия, комиссия по реализации и учету госфондов, концессионная, топливная и т.д.

Дальэкосо было ответственно перед Дальревкомом в исполнении постановлений и распоряжений центральной власти, в то же время оно являлось исполнительным органом СТО. Председатель Дальревкома одновременно являлся председателем Дальэкосо, в состав которого входили уполномоченные ВСНХ, Наркомфина, Наркомзема, Наркомтруда, Наркомпочтеля, Наркомата путей сообщения, Рабоче-крестьянской инспекции, представители Дальбюро, ВЦСПС, Главрыбпрома и др. наркоматов и ведомств. Все вопросы административного характера решались Дальревкомом, а непосредственно хозяйственные, финансово-экономические - Дальэкосо и только в случае необходимости выносились на утверждение Дальревкома. На объединенных заседаниях Дальревкома и Дальэкосо рассматривались наиболее важные вопросы, ставились отчетные доклады уполномоченных наркоматов, отдельных учреждений и предприятий.

Дальэкосо согласовывало основные направления восстановления народного хозяйства, деятельность ревкомов и органов руководства народным хозяйством Дальнего Востока с общегосударственными интересами и задачами хозяйственного строительства.

В начале апреля 1923 г. была создана Дальневосточная плановая комиссия (Дальплан), а затем во всех губерниях образовались губернские плановые комиссии. Дальплан охватывал все отрасли народного хозяйства Дальнего Востока и имел секции: финансово-экономическую, сельскохозяйственную, торгово-промышленную, экономики и труда, путей и средств сообщения.

Дальплан осуществлял согласование программ деятельности хозяйственных органов Дальневосточной области, проводил обследование экономики, выяснял ресурсы, разрабатывал текущие и перспективные хозяйственные планы. Были выработаны областной экспортно-импортный план, твердый бюджет, план работы транспорта и т.д. [15]

Постановлением Дальэкосо от 15 января 1923 г. была создана Арбитражная комиссия, работа которой была санкционирована Постановлением СТО от 14 апреля 1923 г. Комиссия занималась разрешением имущественных споров между государственными учреждениями, а также государственными частными предприятиями. Председателем Арбитражной комиссии был И.А. Гвоздев, одновременно занимавший должность юрисконсульта при Дальревкоме.

После освобождения Дальнего Востока от иностранных интервентов перед руководством страны встала проблема охраны природных богатств от разграбления. Интервенция привела к резкому усилению использования иностранного капитала в экономике Дальнего Востока. Бесконтрольная вырубка леса, вылов рыбы, истребление пушного зверя причиняли огромные убытки. В связи с этим 17 марта 1923 г. была образована Дальневосточная концессионная комиссия (Дальконцесском). В состав Комиссии входили - председатель Я. Гамарник, члены - М. Брискин (Дальбюро ВЦСПС), А. Альпов (уполномоченный ОГПУ), Н. Стариков (Дальпромбюро). К ее ведению относилось обеспечение контроля за заключением концессионных договоров, вопросы общего руководства по делам участия иностранного капитала в предприятиях, действующих на территории края, заключение концессий, рассмотрение проектов концессионных договоров, уставов акционерных обществ. Дальконцесском обеспечивал государственный контроль при рассмотрении заявок и подготовке концессионных договоров с иностранными предпринимателями, соблюдая при этом не только интересы народного хозяйства Дальнего Востока, но и общегосударственные. Всего за 1923 - 1924 гг. в Дальконцесском было подано около 100 заявок, а действовало порядка 11 концессионных предприятий[16].

Одним из крупных отделов Дальревкома был отдел управления. В нем сосредоточивался весь административно-исполнительный аппарат. К его ведению относились организация местных органов власти, наблюдение за проведением в жизнь всех постановлений центральных местных органов советской власти, надзор за законодательством и целесообразностью подведомственных ревкому учреждений. Для ориентировки органов власти в вопросах советского законодательства был издан «Сборник важнейших декретов и положений РСФСР по делам управления». Вместе с тем работа отдела управления осложнялась недостаточностью нормативных актов, отсутствием указаний в действующем законодательстве наркомата внутренних дел по целому ряду вопросов, связанных с особенностями Дальнего Востока.

К ведущим отделам Дальревкома относилась и Рабоче-крестьянская инспекция. РКИ выполняла следующие задачи: наблюдение за исполнением всех декретов и постановлений советской власти, целесообразностью их применения, контроль за расходованием государственных средств, представлением на рассмотрение центральных и местных органов власти конкретных предложений по упрощению и улучшению госаппарата, вела борьбу с бесхозяйственностью, волокитой, бюрократизмом в деятельности хозяйственных и государственных организаций, кроме того, они обладали целым рядом административных полномочий.

На Дальнем Востоке путь к Советам лежал через демократический «буфер» (ДВР), который потребовал от ЦК РКП(б) тактики лавирования, обусловленной интервенцией и сложной международной обстановкой. Создание системы ревкомов на территории бывшей ДВР подготовило базу для установления советской системы управления. Переход от органов управления ДВР к ревкомам был проведен постепенно, не нарушая нормального функционирования органов власти.

Все наиболее важные социально-экономические вопросы функционирования Дальнего Востока того времени, освещало дальневосточное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» и содержало информацию Дальэкосо.

Вопреки распространенному мнению, не все книги, содержание которых не утратило своей актуальности, переизданы в наши дни. Без сведений, содержащихся в старых книгах, немыслима работа представителей многих современных профессий. Архитекторы черпают вдохновение в старых проектах, дизайнеры работают с изображениями и описаниями дореволюционных интерьеров и т.п.

Дальневосточное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» освещает актуальные проблемы развития экономики и социальной сферы Востока России. Особое внимание авторы уделяют вопросам трансграничного сотрудничества России со странами Северо-Восточной Азии. К числу ключевых отнесено решение проблемы встраивания экономики восточных регионов России в интегрированные цепочки создания добавленной стоимости. Реализуемая в настоящее время политика, ориентированная на создание территории опережающего развития, является важным, но, тем не менее, начальным шагом в данном направлении. Материалы книги представляют интерес для специалистов по проблемам экономического развития России и, в особенности, ее Восточных регионов[17].

Дальневосточное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» является результатом работы исследователей, занимающихся вопросами экономического и социального развития России. Все материалы, вошедшие в данное издание опубликованы на страницах Всероссийского экономического журнала «ЭКО».

Цель издания – предоставить информацию и показать всю сложность и динамичность процессов социально-экономического развития на Востоке России. В научной и практической аудиториях с различной интенсивностью в разные исторические промежутки времени идет обсуждение путей и направлений социально-экономического развития Востока страны.

К числу важнейших проблем, несомненно, относится решение «проблемы пространства» – как его преодолеть, как обеспечить взаимодействие экономики России с экономикой ее Востока в таких формах, которые способствовали бы формированию общего синергетического эффекта. Если ранее предполагалось искать решение преимущественно на пути формирования, усиления и развития внутриэкономических связей Запада и Востока страны (в рамках «единого народнохозяйственного комплекса»), то сейчас во все большей степени рассматриваются также возможности и подходы, связанные с развитием интенсивного трансграничного сотрудничества со странами (и их близко расположеннными регионами) Северо-Восточной Азии[18].

Наиболее сложная экономическая проблема, которая возникает при этом, связана с распределением эффектов (экономических, экологических, а также социальных), получаемых при освоении природных ресурсов Востока России. Внутренний рынок мал, рынок территорий России к Западу весьма далек и также не столь значителен. В то же время при выходе на рынки стран Северо-Восточной Азии с продукцией относительно малой степени обработки очень сложно обеспечить возратный приток в экономику восточных регионов России необходимых финансовых ресурсов (к тому же при весьма сложной демографической ситуации в регионе) с тем, чтобы обеспечить их поступательное развитие (прежде всего, инфраструктуры – в первую очередь обеспечивающей комфортное проживание и деятельность населения). К сожалению, такая стратегия имеет все «родимые пятна» «догоняющего» развития.

Те усилия и те шаги, которые в настоящее время, так и в период 1922-1930 гг, предпринимались правительством страны, можно отнести к мерам инициирующего характера. Их основной ожидаемый результат – создание условий и предпосылок развития обширного региона в направлении формирования диверсифицированной и социально-ориентированной современной экономики. Эти и другие вопросы социально-экономического характера были представлены в дальневосточном издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока».

Ни авторы, ни инициаторы дальневосточного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» не претендовали на исчерпывающий и всеобъемлющий характер изложенных соображений и выводов. Но их задачу можно считать выполненной, т.к. предложенные материалы вызывали у читателя раздумья и соображения по поводу того, как и каким образом лучше обустроить экономику и социальную сферу Востока страны в эпоху стремительных изменений и возрастания роли интеллекта и, соответственно, нестандартных подходов и решений.

В 1930 году Дальэкосо остановило выпуск издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока» и хозяйственные, а также финансово-экономические вопросы региона освещали другие тематические издания. Издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» снова выпускалось с 1992 года, но издателем его уже являлось «Приамурское географическое общество».

 

1.2. Особенности и классификация исторических сведений ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока»

 

Дальневосточное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока», основанное в 1922 году является одним из первых изданий, в котором отражена история экономики Дальнего Востока России периода 1920–1930?гг., когда регион переживал глубокую модернизацию всех сторон жизни на основе советской, принципиально особой идеологической платформы. В данном издании с привлечением источников дано целостное представление о политическом, социально-экономическом и культурном развитии Дальнего Востока в эпоху радикальных трансформаций 20–30-х гг. XX в. Большое внимание сосредоточено на обусловленности важнейших, переломных событий истории региона глобальными, ключевыми процессами, происходившими в стране в целом. Анализ историографии (отечественной и зарубежной) выявил уровень исследованности истории Дальнего Востока периода 1920–1930-х гг. Рассмотрена роль новой экономической политики как ведущего фактора переходных процессов, связанных с установлением новой модели социально-экономического развития общества. Исследованы модернизационные преобразования в системе политического управления, социальной структуре, экономике и культуре, в материальном положении населения региона, в жизни малочисленных народов. Освещены особенности демографических процессов, происходивших на Дальнем Востоке в указанный период, показаны структура правоохранительных органов, реализация репрессивной политики и масштабы репрессий в годы Большого террора, роль и место региона в пенитенциарной системе страны. Охарактеризованы изменения в сфере международных отношений, прослежен процесс обострения противоречий между СССР и странами АТР. Данное издание может быть использовано историками, преподавателями, аспирантами и студентами исторических факультетов высших учебных заведений, краеведами, широким кругом читателей, интересующихся историей Дальнего Востока России[19].

20–30-е гг. являются, пожалуй, самым сложным периодом в истории России?ХХ в. В эти годы не только произошла глубочайшая трансформация экономической системы страны. Был перестроен весь многовековой уклад её политической, общественной и культурной жизни, коммунистическая идеология коренным образом ломала и меняла сознание людей, формы и модели их поведения. Такие обстоятельства не только делают эти годы весьма сложными для изучения, но и порождают крайне противоречивые взгляды, оценки и выводы исследователей относительно как этого периода в истории России в целом, так и отдельных его событий, фактов и явлений.

Всё это в полной мере касается процессов и событий в отдельных макрорегионах страны, каковым является Дальний Восток. Именно поэтому ежемесячное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» как исторический источник, имеет большую ценность, т.к. охватывает период 1920–1930-х гг.

Как было отмечено ранее, «Экономическая жизнь Дальнего Востока» - ежемесячное издание дальневосточного экономическиго совета (Дальэкосо). Журнал всесторонне освещал экономическую жизнь края 1922-1930 гг. Постоянные отделы: сельское хозяйство, промышленность, транспорт, финансы, коммунальное хозяйство, за рубежом, экономическая хроника, ДВК, библиография. В каждом номере печатается конъюктура народного хозяйства ДВК. 

Настоящее издание является одним из первых исторических источников Дальнего Востока России, в котором объёмно и целостно отражена история этого региона в 20–30-х гг. ХХ в. При этом авторы рассматривают происходившие здесь события в первую очередь с социально-экономической точки зрения, поскольку Дальний Восток, его промышленный и оборонный комплексы, ресурсный потенциал занимали особое место в политическом и экономическом взаимодействии России со странами Тихоокеанской Азии. Обстоятельное изучение социально-экономического, политического и культурного преобразования и развития региона, происходивших здесь трансформаций в совокупности даёт возможность осознать место региона в глобальных процессах модернизации, глубже проникнуть в исторический ход событий как в России, так и в Восточной Азии.

Ежемесячное издание «Экономическая жизнь Дальнего Востока» как исторический источник включает также архивные документы, выявленные в фондах центральных и дальневосточных архивов, опубликованные документы и материалы, периодику и информационный массив отечественной и зарубежной научной литературы. Что позволяет, сформировать достаточно объективное и целостное представление о политических, социально-экономических и этнокультурных процессах на Востоке СССР в эпоху глубоких трансформаций 20–30-х гг. XX в., постулировать обусловленность генеральной линии его развития как внешними, глобальными и региональными, факторами, так и тенденциями трансформации страны в целом, показать и обосновать немалое своеобразие течения этих процессов на Дальнем Востоке. Особое внимание уделено анализу роли новой экономической политики как драйвера, локомотива переходных процессов, связанных с установлением новой модели социально-экономического развития общества, модернизационных преобразований в системе управления, социальной структуре, экономике и культуре, в материальном положении населения региона, в жизни малочисленных народов. В данном издании широко освещены реализация политики государства на Дальнем Востоке в советский период, её масштабы и последствия для региона, что позволяет читателю сопоставить результаты этой политики и её значимость для государства и общества. Серьёзное внимание в издании уделено вопросам укрепления обороноспособности восточных рубежей страны, политике по формированию вооружённых сил на российском Дальнем Востоке, ставшей следствием изменений в сфере международных отношений в 20–30-е годы XX в.[20]

Период от победы Октябрьской революции 1917?г. до конца 1930-х гг. советские обществоведы определяли как переходный от капитализма к социализму. Вывод о построении социализма в это время стал аксиомой исторической науки. Однако этот, казалось бы, решённый вопрос во второй половине 1980–начале 1990-х гг. стал предметом острых дискуссий в исторической, политической, публицистической литературе. Началась переоценка ценностей, появились новые суждения о сущности переходного периода и его итогах. Большинство обществоведов отказались от утверждения о построенном социализме и стали выдвигать различные точки зрения: социализм начал строиться, но был деформирован в конце 1920-х–1930-е гг.; построен был казарменный социализм, феодальный социализм, тоталитарный социализм. Если в середине 1980-х гг. преобладало утверждение о деформациях социализма, то в конце 1980–начале 1990-х гг. этот вывод сменился иным: социализм построен не был, а была создана сталинская модель социально-экономического устройства, одной из основных опор которой являлось насилие. История 1920–1930-х гг. оценивается неоднозначно: в ней переплелись ложь, одурманивание народа, уничижение личности, потоки крови, с одной стороны, и великие свершения: индустриализация страны, создание большой науки, героика труда, социальный оптимизм, лучезарные надежды на будущее?– с другой[21].

Именно период 1920–1930-х гг. и освещен подробно в ежемесячном издании дальневосточного краевого исполнительного комитета - «Экономическая жизнь Дальнего Востока».

Ведущим направлением в ежемесячном издании дальневосточного краевого исполнительного комитета - «Экономическая жизнь Дальнего Востока», как было отмечено ранее, являлось исследование проблем экономики: развитие промышленности, сельского хозяйства и народного хозяйства в целом[22].

Заметным явлением в издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» является серия выпусков о дальневосточном сельском хозяйстве, крестьянстве и его социальном расслоении. Достоинством трудов авторов издания является широкое использование статистических источников, научных принципов и методик исследования. В издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» обоснован вывод о более высокой обеспеченности землёй крестьянских хозяйств на Дальнем Востоке и выделено пять групп крестьянских хозяйств. Удельный вес кулацких хозяйств на Дальнем Востоке выглядел скромно, что объективно оберегало зажиточных крестьян и середняков от «раскулачивания».

В издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» делали акцент на классовом расслоении, которое в литературе конца 1920-х гг. использовалось достаточно широко. В публикациях издания прослеживается вывод, что кроме бедняка, середняка, кулака в деревне имелась масса промежуточных типов, и предложен критерий?– «общая экономическая мощность хозяйства»?.

С началом коллективизации актуальной темой исследований в издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» становится колхозное строительство, которому посвящены статьи издания.? В издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» сделаны первые шаги в изучении проблем советского, правового, культурного строительства на Дальнем Востоке. Статьи о советском и правовом строительстве весьма немногочисленны и их можно отметить авторским желанием преувеличить достижения первых лет советской власти. Печать лакировки действительности лежит и на статьях издания о культурном строительстве, о культурной революции на Дальнем Востоке по материалам Дальэкосо. Проблемы народного образования, высшей школы, науки также являлись предметом исследования авторов издания. В издании «Экономическая жизнь Дальнего Востока» стремились освещать вопросы народного образования, науки с новых, идеологически заданных властью позиций, без глубокого анализа и с узкопрактической целью?. Немногочисленные статьи, естественно, не могли отразить всего спектра вопросов и воссоздать сколько-нибудь общую картину дальневосточной культуры.

Со второй половины 1930-х гг. в исследовании актуальных проблем общества и культуры начинается резкий спад, обусловленный исторической обстановкой и политикой государства в области истории[23]. Массовые репрессии, коснувшиеся государственных, советских, партийных руководителей, ослабили или практически ликвидировали создававшиеся направления в изучении дальневосточной истории 1920–1930-х гг. В 1930-е гг. закрылся журнал «Экономическая жизнь Дальнего Востока», а также «Экономическая жизнь Приморья», «Дальневосточный колхозник», «Дальневосточное статистическое обозрение» и др. Перестали выходить статистические сборники «Дальневосточный край в цифрах», «Местный бюджет Дальневосточного края», «Статистический ежегодник», «Труд в ДВК» и др. Центры научных исследований: Дальневосточный филиал Академии наук СССР, Дальневосточный государственный университет, Кабинет по изучению народов Дальнего Востока были закрыты.

Всё это отрицательно повлияло на развитие региональной историографии. Ведущим типом изданий становятся приглаженные юбилейные работы по истории краёв и областей. На замену закрытым изданиям в 1940-е гг. вышли книги А.Н.?Соловьёва «Камчатская область», Г.В.?Старикова «Советский Сахалин», коллективные труды «Приморский край», «Хабаровский край», написанные, как правило, по одной схеме?– демонстрация колоссальных изменений, происшедших в краях и областях за годы советской власти, особенно в сравнении с дооктябрьским периодом?.

Список литературы

Монографии, исследования

 

1. Алексеев А. И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки: До конца XIX века. - М.: Наука, 1982. – 288 с.

2. Бодров М.П. Большевистские военные газеты в годы первой русской революции. М., 1956. – 174 с.

3. Боханов А.Н. Буржуазная пресса России и крупный капитал. Конец XIX в. -1914 г. М., 1984. – 152 с.

4. Боханов А.Н. Из истории буржуазной печати 1906-1912 гг. // Исторические записки. Т. 97. М., 1976. – 289 с.

5. Бянкин В.П. Русское торговое мореплавание на Дальнем Востоке (1860-1920 гг.). -Владивосток, 1979. – 255 с.

 

Статьи

 

6. Андрианов Ф.И. Вовлечение ДВК в общесоюзные нормы монополии внешней торговли.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1926. № 5. – С.23

7. Б. Наркомвнешторг на Дальнем Востоке.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1922. № 4. – С. 12

8. Боханов А.Н. Русские газеты и крупный капитал // Вопросы истории. 1977. № 3. - С. 113-120.

9. Водный транспорт.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1922. № 3. – С. 51-55

10. Воробьев А. Крабовая промышленность Дальнего Востока.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Хабаровск. 1926. № 3. – С. 38-41

11. Гайда Ф.А. Февраль 1917 года: революция, власть, буржуазия.// Вопросы истории. 1996. № 3. – С.22

12. Гачечиладзе А. Товарообмен ДВО с Японией.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1925. № 5.- С. 15-17

13. Гульбинович. О финансировании рыбной промышленности.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 192 6. № 3.- С.9

14. Журналы и протоколы заседаний Совета Верховного уполномоченного Российского правительства на Дальнем Востоке. 25 февраля 7 августа 1919 года. Гор. Владивосток. Харбин. 1919. – 315 с.

15.  К работе Добровольного Флота на водах Тихого океана.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1924. № 2. – С. 25-27

16. Кабрицкий И.А. О товарном голоде в ДВК.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1926. № 11.- С.82

17. Колобов М. Советизация Дальнего Востока и хозяйственные задачи.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1922. № 7. – С. 1-12

18. Корнеев П.И. Источники поступлений налогов в ДВК.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Хабаровск. 1926. № 2. – С. 5-8

19. Кошкарева Л.Д. Освоение и заселение территории советского Дальнего Востока // Проблемы Дальнего Востока. 1979. № 1. - С. 109.

20. Кредитные учреждения ДВО в 1924 году.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Хабаровск. № 3. – С. 1-4

21. Мартынов М. Поступление налогов в ДВО (1923/24 г.).// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Харбин. 1925. №2. – С.85-97

22. Редько Б.А. Рыбное хозяйство ДВК.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1926. № 10. – С. 41

23. Свободная торговля в Благовещенске.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1924. № 1(5). – С. 95-121

24. Талан. Денежная реформа на Дальнем Востоке и ее предварительные итоги.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Хабаровск. 1925. № 4. – С.35

25. Троицкая H.A. Русские предприниматели на Амуре (вторая половина XIX в. начало XX в.).// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1993. № 1. – С. 117

26. Целищев М. ДВО среди тихоокеанских стран.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1925. № 6. – С.45

 

 

27. Голомб Э.Г., Фингерит Е.М. Распространение печати в дореволюционной России и в Советском Союзе. М., 1968. – 152 с.

28. Дунаев Ф.Ф. Экономика нефтяной и газовой промышленности. М.: Недра, 2014. - 428с.

29. История Сибири. Т. 3. Сибирь в эпоху капитализма. П., 1968. – 509 с.

30. Кузнецов И., Шумаков А. Большевистская печать Москвы. М., 1968. – 456 с.

31. Минакир П.А. Исследования экономики Дальнего Востока. 1975–2000 / Российская академия наук, Дальневосточное отделение, Институт экономических исследований. – Хабаровск : ИЭИ ДВО РАН, 2017. – 912 с.

32. Национальная экономика России: потенциалы, комплексы, экономическая безопасность. / Под ред. В.И. Волкова и др. - М.: Экономика, 2014. - 477с.

33. Петряков Г.В. Марксистская рабочая печать в годы нового революционного подъема. М., 1983. – 183 с.

34. Региональная экономика. / Под ред. Т.Г.Морозовой и др. - М.: ЮНИТИ, 2015. - 472с.

35. Сквирская Л.М. Краткий очерк истории журналистики на Дальнем Востоке в XIX начале XX вв.: Учебно-методическое пособие для студентов отделения журналистики ДВГУ. - Владивосток, 1971. – 45 с.

36. Соколов С.Н. Экономичeская и социальная гeография России. Учeбно-мeтодичeский комплeкс. Часть 1. Нижнeвартовск, 2016. – 365 с.

37. Хисамутдинов A.A. Мир библиотеки / Приморская краевая научная библиотека им. Горького. Владивосток: Дапьневост. кн. изд-во, 1990. – 91 с.


[1] Боханов А.Н. Из истории буржуазной печати 1906-1912 гг. // Исторические записки. Т. 97. М., 1976. - С. 263

[2] Боханов А.Н. Русские газеты и крупный капитал // Вопросы истории. 1977. № 3. - С. 113

[3] Боханов А.Н. Из истории буржуазной печати 1906-1912 гг. // Исторические записки. Т. 97. М., 1976. - С. 275

[4] Боханов А.Н. Буржуазная пресса России и крупный капитал. Конец XIX в. -1914 г. М., 1984. – С. 93

[5] Бодров М.П. Большевистские военные газеты в годы первой русской революции. М., 1956. – С. 51

[6] Голомб Э.Г., Фингерит Е.М. Распространение печати в дореволюционной России и в Советском Союзе. М., 1968. – С. 87

[7] Целищев М. ДВО среди тихоокеанских стран.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1925. № 6. – С.45

[8] Свободная торговля в Благовещенске.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1924. № 1(5). – С. 95

[9] Кабрицкий И.А. О товарном голоде в ДВК.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1926. № 11.- С.82

[10] Рябов Н.И., Штейн М.Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. XVII -начало XX вв. Хабаровск, 1958. – С. 74

[11] Гачечиладзе А. Товарообмен ДВО с Японией.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 1925. № 5.- С. 15

[12] Журналы и протоколы заседаний Совета Верховного уполномоченного Российского правительства на Дальнем Востоке. 25 февраля 7 августа 1919 года. Гор. Владивосток. Харбин. 1919. – с. 281

[13] Б. Наркомвнешторг на Дальнем Востоке.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1922. № 4. – С. 12

[14] Сквирская Л.М. Краткий очерк истории журналистики на Дальнем Востоке в XIX начале XX вв.: Учебно-методическое пособие для студентов отделения журналистики ДВГУ. - Владивосток, 1971. – С. 25

[15] Гайда Ф.А. Февраль 1917 года: революция, власть, буржуазия.// Вопросы истории. 1996. № 3. – С.22

[16] Сквирская Л.М. Краткий очерк истории журналистики на Дальнем Востоке в XIX начале XX вв.: Учебно-методическое пособие для студентов отделения журналистики ДВГУ. - Владивосток, 1971. – С. 41

[17] Гульбинович. О финансировании рыбной промышленности.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. 192 6. № 3.- С.9

[18] Кошкарева Л.Д. Освоение и заселение территории советского Дальнего Востока // Проблемы Дальнего Востока. 1979. № 1. С. 109.

[19] Бянкин В.П. Русское торговое мореплавание на Дальнем Востоке (1860-1920 гг.). -Владивосток, 1979. – С. 181

[20] Колобов М. Советизация Дальнего Востока и хозяйственные задачи.// Экономическая жизнь Дальнего Востока. Чита. 1922. № 7. – С. 7

[21] Дунаев Ф.Ф. Экономика нефтяной и газовой промышленности. М.: Недра, 2014. – С. 233

[22] Боханов А.Н. Русские газеты и крупный капитал // Вопросы истории. 1977. № 3. - С. 113

[23] Боханов А.Н. Русские газеты и крупный капитал // Вопросы истории. 1977. № 3. - С. 117

Похожие работы на - История развития ежемесячного издания «Экономическая жизнь Дальнего Востока»

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!