Международное сотрудничество Китая и России в сфере энеретики

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Экономика отраслей
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2020-05-04
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Международное сотрудничество Китая и России в сфере энеретики

Тема: Энергетическое сотрудничество России и
Китая: возможности, риски, перспективы


 

 

Введение. 3

Глава 1. Методологический подход к анализу экономических отношений России и Китая  6

1.1 История и этапы развития экономических отношений РФ и КНР. 6

1.2 Механизмы межгосударственного сотрудничества. 12

1.3 Нормативно-правовая основа сотрудничества между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. 18

Глава 2. Межгосударственное сотрудничество России и Китая в отрасли энергетики  23

2.1. Направления энергетического сотрудничества между РФ и КНР на современном этапе  23

2.2 Основные проекты двухсторонних соглашений, реализуемые в рамках Российско-Китайского диалога. 33

2.3 Место энергетического сотрудничества в развитии экономических отношений стран  38

2.4 Возможности эффективности союза как ответ на санкционную политику со стороны Западных стран. 56

Глава 3. Перспективы и риски развития российско-китайского энергетического сотрудничества по всей производственной цепочке. 59

3.1 Перспективы двусторонней кооперации в области энергетики. 59

3.2 Финансовое и политическое содействие энергетическому сотрудничеству. 62

3.3 Потенциальные риски российско-китайских взаимоотношений. 65

Заключение. 72

Список источников литературы.. 75

 

 

 

 


Введение

 

 

Актуальность темы исследования. После недавнего ухудшения отношений между Россией и странами Западной Европы в связи с кризисами на Ближнем Востоке и Украине Москва и Пекин активизировали сотрудничество на беспрецедентном уровне. В 2014 году две страны подписали газовую сделку на сумму 400 миллиардов долларов, а затем, в мае 2015 года на встрече в Москве Владимир Путин и Си Цзиньпин договорились интегрировать два своих проекта: SREB и ЕАЭС. Соглашение будет “координировать политические институты, инвестиционные фонды, банки развития, валютные режимы и финансовые системы—все для обслуживания достаточно большой торговой зоны,  связывающей Китай с Европой, Ближним Востоком и Африкой.”

В России экспертыутверждают, что после этих событий Россия и Китай вступили в новую эру стратегического партнерства, которая приведет к формированию нового макроблока«Большая Евразия», состоящего из «Китая, России, Казахстана, Ирана и, возможно, Индии». Этот макроблок будет выступать против возглавляемого США международного порядка, что приведет к возвращению к биполярному миропорядку. В докладе, опубликованном Валдайским клубом, утверждается, что Евразийская экономическая интеграция во главе с Россией, Казахстаном и Беларусью, а также проекты SREB являются главной движущей силой трансформации “Центральной Евразии” в “зону совместного развития».” Тем не менее, характер взаимодействия между Россией и Китаем, перспективы более тесного сотрудничества двух стран по формированию антиамериканского блока и целесообразность интеграции двух крупных евразийских проектов являются предметом ожесточенных дискуссий.

Объект исследования –энергетическое сотрудничество РФ и КНДР.

Предмет исследования: направления энергетического сотрудничества между РФ и КНДР.

Вопросами российско-китайского сотрудничества занимались такие ученые как Сорокина К.Е., Панарина А.С., Кобзева С.В, Рахманин В., И. О. Борох, А.Ломанов. Среди зарубежных специалистов выделяются труда СунТао, Ли Ши, Ли Дагуан и др.

Целью выпускной квалификационной работы является анализ энергетического сотрудничества РФ и КНДР.

Задачи исследования:

1. Изучить историю и этапы развития экономического сотрудничества России и КНДР.

2. Раскрыть механизмы межгосударственного взаимодействия между РФ и КНДР.

3. Изучить нормативно-правовое регулирование межгосударственного сотрудничества.

4. Проанализировать направления энергетического сотрудничества между РФ и Китаем.

5. Изучить основные проекты двухстороннего взаимодействия в области энергетики.

6. Раскрыть между энергетического сотрудничества в экономике двух стран.

7. Проанализировать перспективы и риски развития российско-китайских отношений.

Теоретической основой исследования послужили официальная документация  сотрудничества между РФ и КНДР, выступления с  международных конференций, статистические сборники, иностранные ресурсы.

При написании работы были применены две группы методов- теоретические и эмпирические.  Из теоретических были использованы анализ, сравнение, синтез, систематизация, обобщение, структуризация, дедукция, прогнозирование. Что касается эмпирических методов, использовался метод описания, при работе над геополитической характеристикой, рассмотрении России и Китая как экономических партнеров. Посредством метода обобщения в работе были даны краткие выводы по главам и параграфам.

Теоретическая значимость исследования заключается глубинном изучении вопросов энергетического сотрудничества двух стран и формировании прогноза развития и описанию возможных рисков.

Практическая значимость исследования заключается в том, что ее результаты помогают принять научно-обоснованные решения в контексте осуществления внешнеторговой энергетической политики  РФ с Китаем через призму изменения международных экономических отношений в условиях выстраивания стратегического партнерства.

Структура выпускной работы. Работа состоит из введения, трех  глав, заключения, списка источников и литературы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1. Методологический подход к анализу экономических отношений России и Китая


1.1 История и этапы развития экономических отношений РФ и КНР

 

В конце холодной войны мало кто мог бы предсказать прочные российско-китайские отношения в XXI веке. Обе страны имеют долгую, сложную и спорную историю, уходящую в 1800-е годы, когда экспансия России на восток через Сибирь и Дальний Восток привела к тому, что Китай уступил имперской России более 1,5 миллиона квадратных километров территории. Потрясенные войной и революцией в двадцатом веке, обе страны стали краткими союзниками после захвата коммунистической партией в Пекине в 1949 году, когда Москва направила техническую помощь, финансовую помощь и политических советников в Китай. В то время Москва была твердым лидером мирового социалистического движения и считала себя гораздо более сильным партнером в китайско-советских отношениях. Тем не менее, две страны идеологически раскололись в эпоху Никиты Хрущева, став противниками на время  холодной войны 1960-х года с очень военизированной и спорной границей, которая простиралась  на 4380 километров. В результате серии пограничных столкновений в 1969 году погибли в основном китайские солдаты[1]. Наряду с большой дозой антикитайской пропаганды эта история напряженности в холодной войне вдоль советско-китайской границы помогла укоренить синофобские стереотипы среди широких слоев населения бывшей советской Центральной Азии и российского Дальнего Востока - тенденции, которые все еще сохраняются в сознании населения.

В эпоху Михаила Горбачева Россия и Китай начали нормализовать отношения, хотя распад СССР в конце 1991 года поставил две страны на разные траектории. При бывшем президенте Борисе Ельцине Россия двинулась навстречу Западу в поисках совета от Соединенных Штатов и Европы о том, как протолкнуть демократические реформы - процессы, которые в основном провалились, когда страна погрузилась в ранний постсоветский экономический, политический и социальный хаос. Хотя Организация Североатлантического договора (НАТО) первоначально приняла Москву в качестве партнера в начале 1990-х годов, она расширилась и включила бывшие страны Варшавского договора, проводила операции на Балканах против воли Москвы и в конечном итоге увеличила свой военный потенциал по всей Евразии. Все эти факторы не могли не сказаться на взаимоотношениях России и США.

Траектория развития отношений Китая и США в это время была несколько иной. Изолированный после разгона демонстрантов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, у Пекина не было стимулов для запуска программ политической либерализации, установления партнерских отношений с Западом или обращения за помощью к Европе или США. Будучи свидетелями политического хаоса в 90-х в Советском Союзе,  и в начале постсоветской России, Китай выбрал другой путь. Сохраняя политическую систему закрытой, Китай либерализовал рынки, привлек иностранных инвесторов и превратился мировой завод по с дешевой рабочей силой. Выбранная Китаем стратегия постепенных перемен привела к успеху, результаты которого проявились в широкомасштабной урбанизации, развитию инфраструктуры и экономическому рост, сохранив при этом централизованное управление коммунистической партии[2]. С тех пор Китай вырос во вторую по величине экономику мира, которая тем не менее в значительной степени зависит от свободного потока торговли с ключевыми рынками в Европе и Северной Америке. Эта зависимость обеспечила стабилизирующий балласт в отношениях Китая с Западом, придав ему большую заинтересованность в существующей международной системе и предотвратила ту турбулентность, которая по сей день сохраняется в отношениях США и РФ.  Тем не менее, несмотря на свою относительную независимость от Запада, Пекин опасается гегемонии США как в сфере экономики, так и в сфере безопасности

После распада СССР Китай и Россия начали работать над разрешением пограничного спора и развитием экономических связей. Несмотря на их различные пути развития, растущее разочарование России в отношениях с Западом в сочетании с растущими международными амбициями Китая ускорило китайско-российское сближение. В 2001 году Россия и Китай подписали Договор о добрососедстве и дружественном сотрудничестве, который устанавливает двусторонние отношения, основанные на «взаимном уважении суверенитета и территориальной целостности», невмешательстве во внутренние дела, равенстве и взаимной выгоде. Годы переговоров по границам завершились в Китае, который получил почти 340 квадратных километров спорной территории России.

На данный момент времени РФ гораздо больше беспокоит отсутствие безопасности на ее западном фланге, где она сталкивается с НАТО, или угрозы, приходящие в Россию с Ближнего Востока или Афганистана через Кавказ или Центральную Азию. Пекин, также обеспокоен нестабильностью, которая идет через границу из Афганистана и Центральной Азии, и он сосредоточен на укреплении своей позиции в условиях территориальных споров в Южно-Китайском море и Восточно-Китайском море[3].

Для описания этих двусторонних отношений использовались многочисленные недостаточно определенные и контрастные термины. С середины 1990-х годов китайско-российские отношения стали именоваться «партнерствами» - просто «партнерством», «ограниченным партнерством», «стратегическим партнерством» или «ограниченным оборонительным стратегическим партнерством»- и различными «осями»- «осью удобства», «осью необходимости» или «осью незащищенности».В дополнение к лексической путанице термин «альянс» также часто служил ориентиром в научных дискуссиях о китайско-российских отношениях.

Ни один из этих или каких-либо других применяемых терминов не был определен таким образом, чтобы сделать их предметом систематического эмпирического исследования. Было проведено множество описаний и исследований различных эмпирических аспектов стратегического взаимодействия Китая и России.  Однако попытки разработать аналитическую основу для оценки степени согласованности между двумя странами были скудными и не имели объективных измерений.  На фоне обострения российско-американского соперничества после украинского кризиса и китайско-американской конкуренции в Восточной и Юго-Восточной Азии, а также новых оружейных сделок и совместных военных учений Москвы и Пекина все большее внимание стало уделяться всестороннемусотрудничеству между двумя странами.  Некоторые наблюдатели поднимали прямолинейные вопросы, такие как «существует ли китайско-российский альянс?» и «являются ли китайско-российские отношения альянсом или нет?». Аналитики пока не пришли к единому мнению относительно того, что такое партнерство [Китай-Россия], почему оно развивается, что оно означает и насколько прочным оно, вероятно, будет[4].

При оценке китайско-российского сотрудничества особенно важно учитывать экономические и дипломатические аспекты сотрудничества, которые оказывают взаимное влияние друг на друга.

В сфере дипломатического сотрудничества Китай и Россия совместно противостоят попыткам Запада силой свергнуть непокорные режимы или оказать экономическое давление на государства, которые США и их западные союзники считают виновными в нарушении прав человека. Так, в 2007 году китайско-российское совместное вето поставило ООН в тупик из-за Мьянмы. В 2008 году аналогичное вето было наложено, чтобы защитить Зимбабве Мугабе от осуждения. Наиболее показательным примером является совместное ветирование Китаем и Россией четырех поддерживаемых США резолюций по Сирии-4 октября 2011 года; 4 февраля 2012 года; 19 июля 2012 года; а 22 мая 2014 года-это помешало возглавляемым США усилиям, объединенным с Францией, Великобританией, Германией и Португалией, свергнуть режим Асада. Соединенные Штаты и их союзники резко осудили вето и обвинили Москву и Пекин в том, что они выиграли время для президента Асада, чтобы разгромить оппозицию.  Сьюзен Райс, посол США в ООН, заявила, что Соединенные Штаты были «возмущены».

Хиллари Клинтон указала, что Россия и Китай «заплатят цену» за поддержку Асада.  По словам постпредов ООН, усилия США и их союзников по введению санкций в отношении Сирии были встречены «ожесточенным сопротивлением» со стороны России и Китая.  Однако на встрече в Пекине в 2014 году российские и китайские лидеры, по-видимому, поздравили друг друга с предотвращением вмешательства Запада, которое, с их точки зрения, значительно ухудшило бы ситуацию и подорвало бы любые шаги к мирному урегулированию конфликта[5].

В табл.1 представлены записи о наложении вето в СБ ООН с 1991 года, что свидетельствует о появлении в ООН силовой оси Китай-Россия.

Таблица 1- Отчеты о вето Совета Безопасности ООН (1991-2017 годы)[6].

Всего

США

Россия

Китай

Китай-Россия

37

15

(13 до 2007 года)

12

(3 до и 9 после 2007 года)

2

(обадо 2007 года)

8

(всепосле 2007 года)

 

В начале 1990-х годов не было никаких совместных китайско-российских вето, однако после 2007 года половина российских и все китайские вето в СБ ООН были совместными китайско-российскими вето. В дополнение к СБ ООН, в период 2006-2012 годов (после первых шести лет работы в Совете ООН по правам человека Китай должен был покинуть совет через шесть лет в соответствии с правилом, которое было установлено советом для каждого государства-члена), из общего числа 120 случаев голосования Китай никогда не был на одной стороне с США. Однако между Китаем и Россией было достигнуто соглашение на уровне 99%[7].

Россия и Китай также активизировали сотрудничество в рамках многосторонних форматов, таких как ШОС и БРИКС. 15 июля 2014 года обе страны учредили повестку дня для Банка Развития БРИКС (NewDevelopmentBank) с резервным валютным пулом, который получил название механизм условных резервов (CRA) и был равен 100 миллиардам долларов США. Банк со штаб-квартирой в Шанхае представляет собой попытку сломать доминирование доллара США в мировой торговле, а также финансируемые долларом институты, такие как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, оба из которых являются ведомыми США институтами, в которых страны БРИКС имеют мало влияния.

Такое институциональное сотрудничество двух стран сопровождается сближением оценок внешних угроз в Москве и Пекине. Анализ протоколов встреч в ходе китайско-российских консультаций по вопросам безопасности свидетельствует о растущей обеспокоенности «американским фактором» в мировой политике и согласии с необходимостью совместной реакции Китая и России. Например, в ходе ежегодных стратегических консультаций между начальниками Генштаба 24 мая 2016 года обе стороны подтвердили свою общую обеспокоенность попытками Америки усилить свое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а китайская сторона заявила, что Китай готов стратегически быть «на одной волне»с Россией. В ходе консультаций 2015 года в рамках ШОС было подчеркнуто, что экономические санкции без санкции Совета Безопасности ООН неприемлемы.

В нескольких китайско-российских диалогах по вопросам безопасности в Северо-Восточной Азии в течение 2016 и 2017 годов подчеркивалось, что американская терминальная высокогорная зона обороны (THAAD) в Южной Корее подорвет безопасность в Северо-Восточной Азии; что THAAD является продолжением односторонней стратегии Вашингтона по всемирному развертыванию и попыткой склонить региональный баланс сил в свою пользу; и что Китай и Россия должны консолидировать взаимную координацию, чтобы лучше реагировать на новые угрозы.

Вполне вероятно, что критика и осуждение политики США в Азии и других странах видится как «все более угрожающей», а также демонстрация намерений противостоять растущей американской угрозе стали неотъемлемыми нормами в отношениях безопасности между Китаем и Россией. Именно здесь китайско-российские отношения резко контрастируют с китайско-американскими отношениями: во взаимодействии с Соединенными Штатами (или любой другой страной) Китай никогда не называет Россию «угрозой». Точно так же в своих официальных контактах с другими странами Россия не называет Китай угрозой. Риторика, по общему признанию, является второстепенным индикатором, но она указывает в том же направлении, что и другие вышеупомянутые индикаторы.

1.2 Механизмы межгосударственного сотрудничества

 

 Китайско-российское двустороннее энергетическое сотрудничество оказалось чрезвычайно важной, но чрезвычайно трудной областью для ориентирования китайского и российского руководства. Как и в других сферах китайско - российского взаимодействия, с конца 1990-х годов предпринимаются серьезные попытки институционализации двустороннего сотрудничества в энергетической сфере. Когда в 1997 году была сформирована китайско-российская комиссия по подготовке регулярных встреч глав правительств (комиссия вице-премьеров), в числе первых трех подкомиссий, созданных в ее рамках, была создана подкомиссия по сотрудничеству в области атомной энергетики, которая впоследствии стала ключевым каналом двусторонних переговоров по всем вопросам, связанным с торговлей и использованием атомной энергии. Через два года, в 1999 году, была создана подкомиссия по сотрудничеству в области энергетики, опять же в качестве подчиненного органа Комиссии вице-премьеров. В формальном плане эта подкомиссия стала важнейшим форумом для управления и координации двустороннего энергетического сотрудничества. Вместе с созданным впоследствии механизмом китайско-российского энергетического диалога, частью которого она официально стала в 2008 году, энергетическая подкомиссия является центральным направлением этого тематического исследования[8].

С момента своего создания подкомиссия по энергетике действовала с большой последовательностью и регулярностью, проводя одну официальную сессию в год. Его первая сессия состоялась в январе 1999 года, а двенадцатая и заключительная сессия состоялась в августе 2010 года, установив модель упорядоченного обмена мнениями в рамках двусторонних энергетических переговоров. Однако эта регулярность не была полностью свободна от произвольных прерываний. Например, пятая ежегодная сессия подкомиссии, которая должна была состояться в конце августа 2003 года, была отменена в срочном порядке по просьбе российской стороны - весьма необычный шаг в двустороннем институциональном взаимодействии.

В силу особой важности энергетической сферы для двусторонних отношений ежегодные заседания энергетической подкомиссии были более продолжительными, чем заседания большинства других двусторонних подкомиссий, и обычно растягивались на несколько дней. Относительно продолжительная сессий свидетельствует о том, что они включали предметные и, скорее всего, спорные переговоры между делегациями. Организационная структура подкомиссии включала три подчиненные ей рабочие группы (по нефти и газу, по электричеству и по угольной промышленности). В отличие от других двусторонних подкомиссий (таких, как подкомиссия по торговле и экономическому сотрудничеству), подчиненные которым рабочие группы зачастую действовали весьма автономно, рабочие группы энергетической подкомиссии, как представляется, имели очень мало институциональной автономии, если вообще имели ее. Их деятельность ограничивалась сессиями, непосредственно совпадающими с сессиями подкомиссии (и в основном с участием одних и тех же лиц). Как и в случае других двусторонних подкомиссий, организационная структура энергетической подкомиссии также включала постоянный рабочий секретариат (который с российской стороны возглавлял начальник отдела Департамента международного сотрудничества Министерства энергетики Российской Федерации)[9].

Структура институционализированного энергетического сотрудничества между Китаем и Россией в конечном итоге была радикально изменена в 2008 году. Во время первого президентского визита Дмитрия Медведева в Китай в мае 2008 года было официально принято решение о создании нового сверхординарного двустороннего механизма в энергетической сфере- «китайско-российского энергетического диалога». Как сообщается, предложение о формировании такого механизма поступило с китайской стороны еще во время визита Медведева.  Решение об обновлении институциональной базы для двустороннего обмена в энергетической сфере, возможно, хотя бы отчасти было продиктовано предшествующей сменой руководства в России и намерением обеспечить новый старт  в двусторонних энергетических отношениях. Вполне вероятно, что Китай инициировал энергетический диалог в ответ на различные проблемы, ранее возникшие в области нефтегазового сотрудничества между двумя странами (особенно крайне проблематичное развитие трубопроводного проекта ВСТО), с целью создания наконец подотчетного и авторитетного форума для регулярного обмена мнениями по энергетическим вопросам. Примечательно, что все встречи в рамках нового механизма проходили в Китае, в отличие от других двусторонних институциональных механизмов, которые строго придерживаются правила, согласно которому места проведения ежегодных сессий должны чередоваться между обеими странами.

После своего официального учреждения в июле 2008 года Энергетическая подкомиссия и подкомиссия по сотрудничеству в области ядерной энергетики были официально переведены из административной структуры комиссии вице-премьеров в структуру вновь созданного энергетического диалога.  Это стало самой существенной реструктуризацией китайско-российских двусторонних институтов с 2000 года. Двенадцатая сессия подкомиссии по энергетике в августе 2010 года оставалась ее последним официальным заседанием; подкомиссия была официально распущена в конце 2012 года, и все ее функции были переданы комиссии по энергетическому диалогу[10].

В то время как подкомиссия по энергетике до своего роспуска достигла высокого уровня структурной последовательности и регулярности, вновь созданный Энергетический диалог действовал с весьма нерегулярными интервалами. Первые два раунда переговоров состоялись в 2008 году, затем последовали три раунда в 2009 году, один раунд в 2010 году, один раунд в 2011 году и снова два отдельных раунда в 2012 году. Каждый раунд встреч обычно растягивался на несколько дней. Помимо этих официальных заседаний, в ноябре 2010 года и октябре 2011 года состоялись по меньшей мере две нерегулярные встречи председателей энергетического диалога с китайской и российской сторонами. На практике заседания энергетического диалога проходили очень нерегулярно, adhoc, что, по-видимому, по большей части было продиктовано теми вопросами, которые возникали и должны были решаться в рамках двусторонней энергетической политики в тот или иной момент времени.

Энергетический диалог в конечном итоге, в декабре 2012 года, претерпел еще одну радикальную перестройку, когда он был преобразован в официальную комиссию по энергетическому сотрудничеству. После смены руководства в Китае и России толчком к этой перестройке могло вновь стать желание «начать все заново» в самой важной сфере двустороннего взаимодействия. Комиссию по-прежнему возглавляют чиновники в ранге вице-премьера (ее первое заседание провели те же лица, которые ранее возглавляли Энергетический диалог). Был создан рабочий секретариат и установлены четкие сроки организации ежегодных сессий комиссии.

В 2013 году всеобъемлющее стратегическое партнерство по координации между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией продолжало продвигаться вперед с новой исторической отправной точки. Их политическое взаимное доверие было еще более укреплено, обмены и сотрудничество в различных секторах дали важные результаты, а стратегическая координация была еще более усилена[11].

Две страны тесно обменивались мнениями на высшем и других уровнях. В 2013 году президенты двух стран провели пять встреч, три телефонных разговора и 16 обменов посланиями, что совместно вывело китайско-российское всеобъемлющее стратегическое партнерство на новый этап. С 22 по 24 марта председатель КНР Си Цзиньпин посетил Россию с государственным визитом. 5 сентября председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин провели двустороннюю встречу на полях восьмого саммита G20 в Санкт-Петербурге. Санкт-Петербург, Россия, где состоялся углубленный обмен мнениями по вопросам развития китайско-российских отношений и сотрудничества в различных отраслях. 7 октября президенты двух стран встретились на полях 21-й встречи лидеров экономик АТЭС в индонезийском городе Бали, где состоялся углубленный обмен мнениями по вопросам развития двусторонних связей и сотрудничества по целому ряду направлений[12].

Обмен мнениями между законодательными органами двух стран в 2019 году происходил довольно часто. 28 января Председатель СНК У Банго встретился с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко на полях 21-го Ежегодного заседания Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума во Владивостоке, Россия.

Министры иностранных дел двух стран также поддерживали тесную связь. С 20 по 22 февраля министр иностранных дел Ян Цзечи посетил Россию и встретился с президентом Путиным и министром иностранных дел Лавровым. Министр иностранных дел Ван И и министр иностранных дел Лавров неоднократно встречались на международной арене, вели телефонные переговоры и обменивались корреспонденцией для обмена мнениями и согласования позиций по основным региональным и международным проблемам. Обе страны оказывали друг другу еще более твердую поддержку по вопросам суверенитета, безопасности, территориальной целостности и другим ключевым интересам. Китай поддержал Россию в борьбе с терроризмом и обеспечении ее суверенитета и безопасности. Россия поддерживает принципы и позиции Китая по тайваньскому вопросу, вопросам, связанным с Тибетом и Синьцзяном, а также по другим вопросам[13].

Прагматичное сотрудничество оказалось плодотворным. Обе стороны активно расширяли и углубляли свое деловое сотрудничество, а также ускоряли инвестиционное сотрудничество. Китайско-российский инвестиционный фонд действовал слаженно. Энергетическое сотрудничество развивалось всесторонне. Значительный прогресс был достигнут в рамках комплексного сотрудничества в области добычи и переработки нефти и газа. Была достигнута договоренность о том, что Россия увеличит поставки сырой нефти в Китай по нефтепроводам и морским перевозкам. Продолжалось расширение сотрудничества в области угля, электроэнергии и новой энергетики. Сотрудничество в области атомной энергетики дало положительные результаты, так как было успешно начато строительство генераторного блока 3 и блока 4 второй очереди Тяньваньской атомной электростанции. Обе стороны достигли прогресса в подготовке предварительного технико-экономического обоснования совместных НИОКР дальнемагистральных и широкофюзеляжных пассажирских самолетов, а также активно обсуждали совместные НИОКР тяжелых вертолетов. Далее было расширено научно-техническое сотрудничество. Обе стороны предприняли солидные шаги по реализации соглашений о сотрудничестве, подписанных Центром развития высокотехнологичной промышленности Министерства науки и технологий КНР «Факел» и научным парком «Чжунгуаньцунь» с российским инновационным центром «Сколково», которые касались обменов и сотрудничества в области научного парка, инкубатора предприятий, трансфера технологий и финансирования инноваций. Сотрудничество на субнациональном уровне осуществлялось по различным направлениям. Стороны официально запустили механизм сотрудничества между верхним и средним течением реки Янцзы и Приволжским федеральным округом-первый механизм сотрудничества между несмежными регионами двух стран.


1.3 Нормативно-правовая основа сотрудничества между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой

 

Для того чтобы развивать энергоэффективность, Китай должен был подготовить фундаментальные основы законов и нормативных актов.В основе продвижения энергоэффективности в Китае лежат два основных закона:

Закон «Об энергосбережении Китайской Народной Республики», принятый Постоянным Комитетом Всекитайского собрания народных представителей в 1997 году и измененный в 2007 году, состоит из семи глав и шести разделов. Закон уточняет, что энергосбережение должно значительно повысить энергоэффективность в энергопотребляющих секторах (промышленном, строительном, транспортном и государственном секторах) за счет наиболее эффективного использования энергии[14].

Закон «О поощрении использования возобновляемых источников энергии», принятый в 2005 году и усовершенствованный в 2009 году, как полагают, имеет центральное значение для дальнейшего развития возобновляемых источников энергии в Китае. Закон подчеркивает цели страны по увеличению поставок энергоносителей, диверсификации поставщиков энергоносителей и улучшению условий окружающей среды в связи с быстрым ростом потребления ископаемой энергии.

За последние годы Китай в полной мере продемонстрировал несколько важных взаимосвязей между показателем ВВП и растущим потреблением энергии; между растущим потреблением энергии и растущим углеродом (Денисова, 2019; Денисова и др., 2019). Помимо этих парных ассоциаций, правительством Китая была создана еще одна искусственная пара. Эта связь регулируется китайским правительством внутренней ценой на энергоносители и темпами потребления энергии в стране.

Нормативно-правовая база для рынка электроэнергии в России состоит из значительного количества законодательных актов. Основное регулирование содержится в следующих законах:

Федеральный закон № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» от 26 марта 2003 года (Закон об электроэнергетике)[15], который обеспечивает общую основу для регулирования рынка электроэнергии в России.

Федеральный закон № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергии в переходный период и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»[16] от 26 марта 2003 года, в котором излагается, как должен функционировать рынок электроэнергии в период перехода энергетического сектора от государственный контроль за регулированием рынка.

Российский рынок электроэнергии разделен на два отдельных уровня, оптовый и розничный. Оптовый рынок в первую очередь предназначен для торговли электроэнергией между генерирующими компаниями и поставщиками, а также некоторыми крупными конечными потребителями. Участники оптового рынка также торгуют мощностью (которая отделена от торговли электроэнергией). Основное регулирование оптового рынка электроэнергии регулируется постановлением Правительства № 1172 «Об утверждении Правил оптового рынка электроэнергии и мощности и о внесении изменений в некоторые акты правительства» от 27 декабря 2010 года, в котором содержатся правила и  процедуры для функционирования оптового рынка электроэнергии и мощности[17].

На розничном рынке электроэнергия продается поставщиками потребителям (как промышленным, так и жилым). Основное регулирование розничного рынка предусмотрено Постановлением Правительства № 442.

Операции по передаче в основном регулируются постановлением Правительства № 861 «Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии» от 27 декабря 2004 года, в котором определяется порядок получения доступа к средствам и услугам передачи[18].

Ценообразование в той степени, в которой оно регулируется государством, регулируется Постановлением Правительства № 1178 «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) на электроэнергию» от 29 декабря 2011 года.

Государственная поддержка производства возобновляемой энергии регулируется Постановлением Правительства № 449 «О порядке подстрекательства к использованию возобновляемых источников энергии на оптовом рынке электроэнергии» от 28 мая 2013 года[19].

Существуют также многочисленные правила, которые применяются к другим аспектам рынка электроэнергии, таким как атомная энергетика и гидроэнергетика, энергоэффективность и так далее. Существует также несколько стандартных форм соглашений, которые были подготовлены органами инфраструктуры и широко используются на рынке электроэнергии, и которые во многих случаях являются обязательными.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Межгосударственное сотрудничество России и Китая в отрасли энергетики


2.1. Направления энергетического сотрудничества между РФ и КНР на современном этапе

 

Особенно важными с точки зрения формирования экономической взаимозависимости сотрудничества двух государств являются долгосрочные проекты, такие как Китайско-Российское энергетическое сотрудничество. В 1990-е и начале 2000-х годов эти две страны не были значимыми для энергетических секторов друг друга. Взаимодействие в этой сфере было спорадическим, маломасштабным и часто нераскрытым. Сильно зависимая от экспорта минеральных ресурсов и восстанавливаясь после распада СССР, РФ пыталась расширить свой экспорт нефти и газа в азиатские страны, но до недавнего времени она в значительной степени не желала повышать уровень энергетического сотрудничества с Китаем.

К концу второго срока В.В. Путина ситуация начала существенно меняться, и Китайско-Российское энергетическое сотрудничество еще больше продвинулось вперед в контексте последующей российской стратегии «переориентации на Азию». Новые проекты вышли далеко за рамки простых торговых сделок и создали долгосрочное энергетическое сотрудничество, которое включает в себя создание крупномасштабной наземной энергетической инфраструктуры, пересекающей китайско-российскую границу и, таким образом, соединяющей две страны в обозримом будущем. Россия стала крупным поставщиком нефти и газа для Китая, а китайский энергетический рынок стал одним из основных направлений российского экспорта энергоносителей[20].

 

 

Таблица 2- Торговля Китай-Россия (1992-2017 гг.)

Года

 

Общий объем китайско-российской торговли (млрд долл. США)

доля Китая во внешней торговле России (%)

доля России во внешней торговле Китая (%)

1992

5.86

4,81

3,54

1993

7.68

5,67

3,92

1994

5.08

3,59

2,15

1995

5.46

3,39

1,94

1996

6.85

4,34

2,36

1997

6.12

3,74

1,88

1998

5.48

3,71

1,69

1999

5.72

4,28

1,59

2000

8.00

4,52

1,68

2001

10.67

5,06

2,09

2002

11.93

6,04

1,92

2003

15.76

6,05

1,85

2004

21.23

5,77

1,84

2005

29.10

5,97

2,05

2006

33.40

6,53

1,89

2007

48.17

7,31

2,21

2008

56.83

7,61

2,22

2009

38.80

8,42

1,76

2010

55.45

9,52

1,86

2011

79.25

10,17

2,18

2012

88.16

10,4

2,28

2013

89.21

10,54

2,15

2014

95.28

11

2,21

2015

68.06

11,9

1,72

2016

69.53

14,76

1,89

2017

84.72

-

-

 

Первым проектом, изменившим Китайско-Российское энергетическое сотрудничество, стало строительство нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО), который включает в себя трубопровод протяженностью 1056 км от Сковородино (Россия) до Дацина (Китай) и был совместно построен российской компанией «Транснефть» и Китайской национальной нефтяной корпорацией. Строительство было завершено в 2010 году, и с 1 января 2011 года трубопровод начал плановые поставки нефти в Китай. Трубопровод ВСТО оказал значительное влияние на экспорт российской нефти в Китай, который с 2010 по 2015 год более чем удвоился и в отдельные месяцы 2016 года превысил 800 000 баррелей в сутки (в 2000 году экспорт российской нефти составлял всего 88 000 баррелей в сутки). В 2014 году в связи с увеличением пропускной способности трубопровода ВСТО Россия стала третьим по величине поставщиком нефти в Китай и составила 11% от общего объема импорта нефти в Китай. Однако в 2015 и 2016 годах Россия продолжала занимать рыночную долю у других экспортеров нефти и сумела на несколько месяцев обогнать Саудовскую Аравию как крупнейшего экспортера сырой нефти в Китай[21].

Еще один важный сдвиг в Китайско-Российском энергетическом сотрудничестве произошел в 2013 году, когда Пекин получил доступ к российским газовым месторождениям, о чем всегда предупреждал Кремль. На саммите «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге 5 сентября 2013 года в присутствии Си Цзиньпина и Владимира Путина Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) и НОВАТЭК (крупнейший независимый производитель природного газа в России) заключили соглашение о покупке CNPC 20% акций крупного проекта «Ямал СПГ». Проект предусматривает строительство крупного завода СПГ мощностью 16,5 млн тонн в год на базе сырьевых ресурсов Южно-Тамбейского месторождения близ Сабетты на полуострове Ямал, а также строительство транспортной инфраструктуры, включающей морской порт для крупнотоннажных СПГ-перевозчиков и аэропорт.

Энергетическое сотрудничество с Китаем резко возросло с подписанием в 2014 и 2013 годах мегаданных на $400 млрд газа и $ 270 млрд нефти. Некоторые аналитики утверждали, что практические договоренности о поставках российского природного газа в Китай по - восточному и западному (через Алтай) маршрутам относятся к числу основных успехов Китайско-Российского торгово-экономического сотрудничества в 2014 году. Например, газовая сделка предусматривает ежегодные поставки российской государственной газовой компанией «Газпром»38 млрд кубометров газа в течение 35 лет по газопроводу«Сила Сибири», строительство которого также является частью подписанной сделки.

Эти проекты резко контрастируют с осторожностью России по отношению к Китаю в энергетической сфере в 1990-е и начале 2000-х гг. Российский вице-премьер Аркадий Дворкович, курирующий российскую газовую и нефтяную промышленность, заявил в феврале 2015 г., что в сфере энергетического сотрудничества между Китаем и Россией больше нет психологических барьеров или политических препятствий. Китай является самым сильным партнером России в Азии, и Россия рассмотрит вопрос о том, чтобы позволить Китаю иметь больше контрольных пакетов акций в стратегически важных энергетических проектах[22].

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, в свою очередь, заявил, что важные двусторонние решения “прокладывают путь к энергетическому альянсу между Россией и Китаем». Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует значительное увеличение поставок российского трубопроводного газа в Китай и прогнозирует, что к 2040 году он достигнет 80 млрд куб. м и составит 30% от общего объема российского экспорта газа. В энергетическом секторе Китай и Россия становятся все более зависимыми друг от друга, причем Россия готова терпеть большую степень экономической уязвимости перед Китаем.

Во-первых, чтобы понять озабоченность китайского правительства растущим потреблением энергии, статистические данные показывают основные тенденции в китайском производстве/потреблении энергии с российским (табл.3).Производство / потребление нефти в обеих странах показывает, что добыча нефти в России почти равна потреблению нефти в Китае. Тогда как внутренняя добыча нефти в Китае несколько выше, чем потребление российской нефти.Во-вторых, Китай является вторым по величине потребителем нефти в мире после США. Следующая первая таблица показывает, что, несмотря на то, что китайский импорт сырой нефти был увеличен с 2015 по 2018 год, внутренняя добыча сырой нефти показала тенденцию к росту.

Таблица 3 показывает, что китайский экспорт энергии меньше, чем импорт энергии:

Таблица 3- Китайское и российское производство/ потребление энергии[23]

 

2018

Добыча нефти

Потребление нефти

Китай

4155

10221

Россия

10643

3174

 

Таблица 4- Внутренняя Добыча Сырой Нефти В Китае[24]

 

Внутреннее производство нефти, млн б / с

Чистый импорт нефти, млн баррелей в сутки

2018

4.5

5.7

2017

4.2

5.4

2016

4.1

5

2015

4.1

4.7

 

Источник: CIA World Factbook BP Statistical Review 2019

В-третьих, стратегический нефтяной резерв (СПР) рассматривается как мощный ответ на любые чрезвычайные ситуации в сфере коммерческих поставок энергоносителей, которые могут угрожать экономике страны.

В контексте энергетического сотрудничества и для анализа спроса на энергию и энергоснабжения необходимы дополнительные данные о запасах сырой нефти в мире, России и Китае (табл.5-7).

Таблица 5-Экспорт и импорт нефти[25]

Китай 2018

Сырая нефть

экспорт-импорт

экспорт-импорт

33,000 bbl/day

5.664 million bbl/day

 

Мировые доказанные запасы нефти по итогам 2012 года достигли отметки в 1668,9 млрд баррелей. Согласно соотношению R/P (reserves - to-productionratio) Китай может использовать доказанные запасы нефти в течение чуть более 11 лет. Использование мировых резервов может продолжаться менее 53 лет.

Таблица 6- Мировые доказанные запасы нефти[26]

 

2012

2018

1,668.90

1,878.70

 

В-четвертых, было отмечено, что в соответствии с 12-м пятилетним планом китайское правительство стремится увеличить потребление природного газа на 11,2%. По данным ChinaDataOnline (2014), в 2013 году Китай произвел 117,1 млрд кубометров природного газа; потребил больше-150 млрд кубометров. Китай экспортировал меньше, чем импортировал, 2,4 млрд кубометров и 53 млрд кубометров соответственно (табл.6).

Таблица 7-Доказанные  запасы нефти в России и Китае[27]

Доказанные запасы нефти 2018

Россия

Китай

Миллиардов баррелей

 

87.2

17.3

Доля от общего числа

 

5.2%

1%

Соотношение R/P

 

22.4

11.4

Что касается поставленной правительством цели по увеличению потребления природного газа, то следует упомянуть следующие газовые ресурсы Китая.

Таблица 7-Производство/потребление природного газа в Китае; экспорт и импорт[28]

Китай 2018

Природный газ

Производство

Потребление

117,1 млрд кубометров

150 млрд кубометров

Экспорт

Импорт

2,4 млрд кубометров

53 млрд кубометров

 

Существует шесть нефтегазовых месторождений: газовое месторождение Datianchi Сычуань, Changging поля ФАС, шельфовое месторождение в Бохайском море, Восточно-Китайское море, Южно-Китайское море. Нефтегазовые месторождения расположены на Севере, Западе и северо-востоке Китая, и их общая добыча составляет 90% от общего объема добычи природного газа в стране.

В 2009 году запасы природного газа достигли отметки в 2,5 трлн кубометров.Тем не менее, соотношение R/P было почти на том же уровне-28,8.

Обе страны-Россия и Китай-разработали свои государственные программы по повышению энергоэффективности. Российская программа называется «Энергосбережение и повышение энергоэффективности до 2020 года», а китайские цели обозначены в 12-й Пятилетке.Согласно этим двум программам, страны должны решить проблемы энергоемкости (табл. 9-10) в течение 10 лет в России и в течение 5 лет в Китае. Несмотря на то, что сроки реализации программ различны, предполагаемые энергетические инвестиции для достижения поставленных целей практически одинаковы.

Таблица 9-Снижение энергоемкости в России и Китае и оценка инвестиций для России и Китая[29]

 

Россия к 2020 году

Китай к 2015 году

Снижение энергоемкости

40%

16%

Инвестиции в экономию энергии (долл. США)

320 миллиардов долларов

372 миллиарда долларов

 

Таблица 10-Доля потребления энергии по видам топлива в России и Китае[30]

Доля потребления энергии по видам топлива

Россия %

Китай%

Газ

55

4

21

18

Атомная энергия

6

1

Гидроэлектроэнергия

2

7

Уголь

15

70

Потребление электроэнергии (на душу населения) 2011 г.

6.000kWh

3.000kWh

Китай является крупнейшим производителем и потребителем угля в мире (BP StatisticalReviewofWorldEnergy). Однако Китай использует не только уголь для производства энергии, растущий спрос на энергоносители заставляет Китай импортировать сырую нефть и природный газ из Африки, Ближнего Востока, Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Используя традиционные источники энергии, Китай становится важным игроком на мировом энергетическом рынке. Глобальный энергетический рынок состоит из зависимых и независимых энергетических ресурсных стран, которые могут столкнуться с проблемами в процессе рационального управления энергетическими ресурсами.

Сегодня существенно повышается роль вертикально интегрированных проектов. Российские компании - «Газпром» и «Роснефть» -относятся к категории госкомпаний или вертикально интегрированных. Как показывает анализ эти две российские компании и китайские государственные энергетические компании, такие как CNPC и Sinopec, являются основными игроками в газовом бизнесе и энергетических сделках между Россией и Китаем.

Примером вертикально интегрированного проекта является подписанная Россией и Китаем газовая сделка (табл.11).

Таблица 11-Группы интересов в любых проектах[31]

Группа интересов

Вариант поставки природного газа

Передача технологии

Знания

Разногласия

Китайская Национальная энергетическая стратегия

Национальная энергетическая стратегия России

Правительство

Сепаратистская деятельность не может быть перенаправлена в другое русло

С запада на восток

Перемещение

 

Разнообразие

Энергетические месторождения Западной Сибири

должностные лица

Более выгодно для развития окружающих городов

Китай

E&D в Китае

Цена за НГ

Энергетическая безопасность

Экспорт энергоносителей по трубопроводам

Группа интересов

Трубопровод

Из России в Китай

E&P в Китае

Наличие

Покупайте больше энергии

Экспорта энергоносителей через

Правительство

СЖИЖЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ГАЗ

Из Китая в Россию

Пса в

поставка ПГ

ресурсы по возможности из богатых ресурсами стран

СЖИЖЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ГАЗ

должностные лица

 

Россия

офшорный

Объем НГ

Скупайте энергетические месторождения в богатых ресурсами странах

Энергетические месторождения Восточной Сибири

 

Становится очевидным, что российские и китайские энергетические компании являются примером сращивания государства и бизнеса. Полученные результаты свидетельствуют о том, что в условиях управления стратегическими ресурсами такие виды энергетического бизнеса неизбежны. В большинстве случаев, особенно в странах с централизованной властью, таких как Россия или Китай, за формированием энергетической политики стоят президент и правительство.

В свете последних событий, произошедших на Украине, формирование энергетической политики России ставит во главу угла развитие энергетического сотрудничества с азиатскими партнерами, что позволит снизить зависимость от экспорта энергоносителей в Европу.

 

2.2 Основные проекты двухсторонних соглашений, реализуемые в рамках Российско-Китайского диалога

 

В 2018 году между РФ и Китаем в экономических отношениях произошел прорыв: двусторонний товарооборот достиг 100 миллиардов долларов.  Ближайшие перспективы видятся в увеличении торговли до 200 мллрд. долларов.

По словам вице-премьера России Дмитрия Козака, энергетическое сотрудничество «находится на историческом пике и имеет большой потенциал для развития». Два последовательных двусторонних российско-китайских энергетических бизнес-форума, первый из которых состоялся в Пекине в ноябре 2018 года, а второй-в Санкт-Петербурге в июне 2019 года, привели к подписанию 33 соглашений, свидетельствующих о готовности обеих сторон к дальнейшему развитию энергетического сотрудничества. Россия также пообещала в будущем проводить более активную политику поддержки промышленности для создания более стабильной, прозрачной, единой и удобной деловой среды для российско-китайского энергетического сотрудничества[32].

В настоящее время ключевые китайско-российские энергетические проекты включают:

-два китайско-российских нефтепровода между Мохэ и Дацином;

-китайско-российский газопровод между Хэйхэ и Шанхаем;

- проект Ямала по сжиженному природному газу с инвестициями из России, Китая.

С прошлого года сотрудничество между двумя сторонами в таких крупных проектах, как энергетика, неуклонно развивается. Проект газопровода «Восточный маршрут» и проект сжиженного природного газа (СПГ) «Ямал» осуществляются гладко, а проект природного газа «Западный маршрут»находится в стадии переговоров. Трубопровод начинается в российском городе Сковородино на Дальнем Востоке Амурской области и входит в Китай в уезде Мохэ, прежде чем продолжить движение в Дацин, нефтехимический хаб на северо-востоке Китая.Этот трубопровод является частью двусторонней сделки по предоставлению займа в обмен на нефть, достигнутой в феврале 2009 года между двумя странами. В рамках этой сделки Китай предоставляет России долгосрочный кредит в размере 25 миллиардов долларов, а Россия поставляет Китаю 300 миллионов тонн нефти по трубопроводам с 2011 по 2030 год[33]. Строительство 999-километрового газопровода началось в 2009 году. Около 927 километров трубопровода находится в Китае, а 72 километра-в России.

Второй китайско-российский нефтепровод сырой нефти. Трубопровод, проходящий через китайско-российскую границу, имеет длину 941 км и диаметр 813 мм, а его пропускная способность составляет 15 млн тонн сырой нефти в год. Трубопровод  начал свою работу 1 января 2018 года.

Трубопровод природного газа по восточному маршруту Китай – Россия Трубопровод имеет протяженность 3968 км и имеет название «Китай-Россия-Восток», который проходит от газовых месторождений на Дальнем Востоке России до Восточно-китайского Шанхая. Он рассчитан на транспортировку 38 миллиардов кубометров природного газа из России в Китай ежегодно. Российская часть совместного газопровода, начавшаяся на Ковыктинском и Чаяндинском газовых месторождениях, проходила по существующим трубопроводам в Восточной Сибири и заканчивалась в Дальневосточном портовом городе Владивостоке.

Газопровод«Китай-Россия восточный маршрут» был построен совместно Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) и российским «Газпромом», причем последний отвечал за строительство этого участка в пределах российских границ.

Российская часть газопровода, официально именуемая «Сила Сибири», имеет проектную мощность передачи 61 млрд кубометров природного газа в год. Согласно контракту CNPC- «Газпром», российская сторона будет ежегодно экспортировать по этому трубопроводу в Китай 38 миллиардов кубометров газа в течение 30-летнего периода, начиная с 2019 года.Ожидается, что с 2018 года по этому трубопроводу в Китай будет ежегодно направляться до 38 миллиардов кубометров газа.

Расположенный на российском полуострове Ямал в Арктике, проект принадлежит Новатэку (50,1 %), французской Total (20 %), Китайской национальной нефтяной корпорации (20 %) и китайскому Фонду Шелкового пути (9,9 %).

Проект будет состоять из трех производственных линий, каждая из которых будет иметь мощность 5,5 млн тонн в год. Первая производственная линия начала свою работу в декабре 2017 года, а третья, как ожидается, будет введена в эксплуатацию в 2019 году.

Доля России на мировом рынке СПГ к завершению проекта «Ямал» вырастет с 4% до более чем 8%. По договоренности, ежегодно в Китай будет поставляться не менее 4 млн тонн СПГ.

8 июня 2018 года Китайская национальная ядерная корпорация (CNNC) и российская государственная ядерная компания «Росатом» договорились построить в общей сложности четыре ядерных реактора ВВЭР-1200 на Тяньваньской АЭС в восточно-китайской провинции Цзянсу и АЭС Сюдапу в северо-восточной китайской провинции Ляонин в рамках ядерной сделки стоимостью 20 миллиардов юаней.

Российская ядерная технология третьего поколения ВВЭР-1200 вскоре выйдет на китайский рынок, после того как будет подписана сделка между китайскими и российскими компаниями.

Как видно из приведенного выше перечня ключевых проектов, обе страны сотрудничают в области нефти, газа и энергетики. Если взять в качестве примера нефть, то обе страны дополняют друг друга: Китай является крупнейшим импортером/потребителем нефти, а Россия-крупнейшим экспортером/добычей нефти. В 1996 году российская нефть составляла лишь 1,4% от общего объема импорта сырой нефти Китаем, но в 2017 году она составляла 11% при среднесуточном предложении 3 млн баррелей в день, что ежегодно увеличивалось на 18%[34].

В 2006 году во время своего визита в Пекин президент России Владимир Путин настаивал на создании совместных предприятий, которые привели к созданию компании VostokEnergy в России, с Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) и российским ОАО «Роснефть», владеющим 49% и 51% акций соответственно. Однако в статье, опубликованной Китайской ассоциацией нефтяных предприятий, подчеркивалось, что, несмотря на растущее участие китайских компаний в нефтяной промышленности России, их уровень инвестиций, доля участия в акционерном капитале и производственные возможности остаются ограниченными.Китай имеет рычаги влияния только в плане торговли нефтью в российской нефтяной промышленности, что делает Китай уязвимым и ненужным субъектом, который сталкивается с высоким уровнем неопределенности.

По данным CNPC, в 2018 году коэффициент зависимости Китая от иностранной нефти составлял 69,8%, а от иностранного газа-45,3% внешняя энергетическая зависимость Китая является довольно ощутимой.

В марте 2020 года началась эксплуатация газопровода Китай-Россия по восточному маршруту, который призван содействовать двустороннему сотрудничеству в энергетическом секторе, обеспечивая значительный импульс обеим сторонам.Газопровод на восточном направлении является знаковым проектом китайско-российского энергетического сотрудничества и парадигмой глубокого сближения интересов обеих стран и взаимовыгодного сотрудничества.Планируется, что газопровод обеспечит Китаю 5 миллиардов кубометров российского газа в 2020 году. Ожидается, что с 2024 года объем будет увеличиваться до 38 миллиардов кубометров в год в соответствии с 30-летним контрактом на сумму 400 миллиардов долларов США, подписанным между ChinaNationalPetroleum. Корпорация и российский газовый гигант Газпром в мае 2014 года.Трубопровод имеет 3000-километровый участок в России, известный как «Сила Сибири», и 5111-километровый участок в Китае[35].

Сила Сибири позволяет России достичь многих целей: создать новую ресурсную базу, построить инфраструктуру, способствующую социально-экономическому развитию, реализовать крупные инвестиционные проекты в области переработки газа и получить возможность производить химические продукты. Проект позволит России расширить поставки природного газа на самый динамично развивающийся рынок в мире.Это также позволит Китаю получить доступ к стабильным российским трубопроводным поставкам и удовлетворить растущие потребности, добавил он.

Трубопровод будет диверсифицировать российский газовый рынок, предоставляя Китаю альтернативного стабильного поставщика газа.

Что касается сотрудничества России и Китая в области энергетики, китайские компании уже приняли участие в проекте по сжиженному природному газу (СПГ) на Ямале в арктической России и в проекте LNG-2 в Арктике, двух крупнейших в своем роде в России. Научно-техническое сотрудничество также продолжается.

Обе страны могут совместно использовать потенциальные рынки, и «российские компании могли бы также построить газотранспортные сети и подземное хранилище газа в Китае с их уникальным опытом в этой области

В последние годы Китай активно участвует в российских газовых проектах, став крупнейшим иностранным акционером российских проектов по сжижению газа в Арктике, Ямалского СПГ и планируемого Арктического СПГ-2. Китай также все еще ведет переговоры с «Газпромом» о двух дополнительных газопроводах: «Сила Сибири 2», которая будет поставлять 30 миллиардов кубометров в год к западной границе Китая с Россией; и еще один меньший трубопровод от острова Сахалин.


2.3 Место энергетического сотрудничества в развитии экономических отношений стран

 

 

Энергетическое сотрудничество России и Китая играет огромную роль в развитии экономики обеих государств. В частности, если рассматривать экономику РФ, то до сих пор она продолжает оставаться сыревой, что говорит о том, что экспорт ресурсов играет существенную роль в пополнении государственного бюджета.

В 2017 и 2018 годах они обеспечили 40 и 46 процентов доходов федерального бюджета (см. Рисунок 1). Эта доля значительно ниже той суммы, которая наблюдалась в 2011-2014 годах, когда она составляла около 50 процентов, но все же значительно выше, чем в начале 2000-х годов, когда доходы от углеводородов составляли менее 10 процентов федерального бюджета. Кроме того, на долю энергетического сектора приходится более 65
процентов общих экспортных поступлений и 25 процентов ВВП страны[36].

 

Рисунок 1- Нефтегазовые доходы в федеральном бюджете России[37]

С начала 2000-х годов российский экспорт энергоносителей демонстрировал уверенный рост, а мировой спрос, обусловленный быстро растущим потреблением энергии Китаем, резко возрос и привел к резкому росту цен на нефть и газ. Россия сумела ответить на этот всплеск спроса увеличением предложения благодаря инвестициям, сделанным в конце 1990-х-начале 2000-х годов частными компаниями нефтегазового сектора России, а также наличию новых технологий. С 2000 по 2005 год экспорт вырос на беспрецедентные 56 процентов, превысив общий объем экспорта энергоресурсов СССР (Рис.2),обеспечив невероятный толчок национальной экономике и укрепив позиции страны на международной арене как “энергетической сверхдержавы”[38].

Однако, когда в 2008 году разразился мировой финансово-экономический кризис, экспорт энергоносителей перестал расти[39]. в посткризисные годы 2011-2014 гг. наблюдались очень высокие цены на нефть, но стагнирующие объемы экспорта, а отсутствие нефтедолларовых доходов привело к стагнации ВВП, что является признаком глубоких структурных экономических проблем[40].

В 2014 году Россия столкнулась с целым рядом серьезных вызовов: обвалом цен на нефть, международными санкциями и стагнацией экономики. Стресс-тест низких цен на нефть на экспортных рынках оказал наиболее существенное влияние на доходы государства от экспорта российской нефти и газа. Это привело к сокращению подушки безопасности низкозатратного устаревшего производства и снижению инфраструктурных затрат в нефтегазовой отрасли России. Общая антикризисная политика России в 2015-2017 годах шла по пути государственного дирижизма, испытанного во время предыдущего падения цен на нефть в 2009 году. Она сопровождалась некоторыми элементами неолиберальной макроэкономической политики, особенно в том, что касается политики обменного курса и усилий по сдерживанию инфляции. Однако реализация этой стратегии оказалась гораздо более сложной, чем в 2009 году, из-за длительности низкой фазы цикла цен на нефть и общей негативной международной конъюнктуры.

После падения на 3,7 % в 2015 году ВВП России также оставался на отрицательной территории в 2016 году, снизившись на 0,2 %. Возврат к положительному росту в 1,5 % произошел в 2017 году, но большую тревогу в ближайшем будущем вызывает низкий процент роста для России по сравнению со средним мировым экономическим ростом и темпами роста среди развитых мировых экономик, а также среди стран с формирующимся рынком и развивающихся экономик. Это означает, что при отсутствии высоких мировых цен на сырьевые товары в течение ближайших нескольких лет Россия будет отставать от своих ключевых международных партнеров.




 

Рисунок 2. Общий объем российского экспорта энергоносителей, 1991-2030 гг., млн т нефтяного эквивалента[41]

Ответные меры российской антикризисной политики по дефолту былинаправлены на управление дефицитом бюджета путем резкого обесценивания рубля. Это позволило правительству не только сбалансировать бюджет, но и повысить конкурентоспособность российских экспортеров энергоресурсов, так как 70-80 процентов их затрат фиксируются в рублях. Этот внезапный ускоренный удар помог всем российским экспортерам сырьевых товаров и привел к очередному раунду впечатляющего увеличения экспорта энергоносителей в 2015-2017 годах.

Даже экспорт нефти, который сокращался в течение десятилетия, резко вырос, показав семипроцентный рост за последние три года. Экспорт природного газа достиг исторического рекорда в 2017 году[42], показав 30-процентный рост за последние три года. Очевидно, что более высокие объемы экспорта должны были компенсировать более низкие цены. Таким образом, в целом картина была менее позитивной. Но российская энергетика выполнила важнейшую стратегическую задачу: бюджет получил необходимые доходы.

Подписанное в ноябре 2016 года соглашение между ОПЕК и Россией об управлении мировой добычей сырой нефти стало одним из самых примечательных последних событий на мировом энергетическом ландшафте.Перспектива тесного сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией, решающей силой в ОПЕК, поначалу казалась сомнительной, но трудные времена делают странными постельные отношения.15 в течение 2016 года министры энергетики стран Халид аль-Фалих и Александр Новак, провел несколько совещаний на уровне министров и создал платформу для обсуждения вопросов технического сотрудничества. Сделка, по-видимому, была основана на понимании того, что саудовцы обеспечат соблюдение соглашения между членами ОПЕК, а Россия будет управлять соблюдением своих нефтедобывающих компаний при осуществлении согласованных сокращений добычи. Коллективные действия производителей стали серьезным сдвигом от двухлетней ценовой войны к возвращению на управляемый рынок. Ключевая цель этой сделки состояла в том, чтобы начать процесс размывания рекордных уровней запасов сырой нефти и подталкивания фьючерсной кривой от контанго к отсталости. Но ОПЕК+ также начала разрабатывать концепцию долгосрочного сотрудничества между производителями, основанную на максимизации доходов, а не на разрушительных битвах за долю рынка.

До ноября 2018 года сделка ОПЕК+ работала относительно хорошо. Это помогло ускорить восстановление равновесия на нефтяном рынке и привело к восстановлению цен на нефть. Но в конце 2018 года мировые цены на нефть рухнули. Несмотря на 40-процентное падение в ноябре-декабре, среднегодовая цена на нефть марки Brent в 2018 году составила $70 за баррель. За коррекцией цен стояло несколько факторов: наращивание добычи ОПЕК+ в ожидании резкого сокращения иранского экспорта было преждевременным; новая уверенность американских нефтедобытчиков в экспансии на фоне роста цен и массовых спекулятивных игр на бумажном рынке, которые подпитывались временным наращиванием запасов (Рис. 3). В 2019 году цены на нефть несколько восстановились, и Brent торговалась на уровне более 60 долларов за баррель.


 

Рисунок 3-Нефтяные котировки

Более того, участники сделки извлекли выгоду не только из роста цен, но и сумели изначально вывести свою продукцию на предсогласованные уровни (Рис.4). Это произошло из-за стремительно ухудшающейся ситуации с добычей нефти в Венесуэле и возобновления санкций США против Ирана, что привело к быстрому снижению международных заказов на иранскую сырую нефть. Однако в 2019 году Саудовской Аравии пришлось нести балансирующее бремя и снова сокращать свою добычу на фоне роста добычи нефти в США и ухудшения цен.

 




 

Рисунок 4- Постепенное изменение объемов добычи с начала сделки ОПЕК+[43]

Для России слабый рубль добавил еще один бонус. Учитывая ослабление рубля, в 2018 году Россия заработала больше рублей за баррель нефти, чем когда-либо в своей истории (Рис.5). Рекордные номинальные цены за баррель в национальной валюте помогают восстановить бюджетный и внешний дефицит, а также восстановить валютные резервы. Более того, российские власти продолжают поддерживать слабую рублевую политику, несмотря на недавний отскок цен на нефть, стремясь продлить амортизационные дивиденды для российской экономики[44].

 

 

 

 

 




 

Рисунок 5- Цены на нефть в рублях[45]

Несмотря на эту адаптацию, последние изменения на основных экспортных рынках России привели к стабилизации. После 2023-2025 годов эти мутации могут даже привести к снижению абсолютных объемов общего экспорта энергоносителей, в частности экспорта нефтепродуктов на внешние рынки. Это связано в первую очередь с влиянием внутренних факторов (стабилизация и последующее падение производства, на фоне роста внутреннего спроса на жидкое топливо), а также с негативными сигналами со стороны европейского рынка, с его снижением спроса на жидкое топливо.

Помимо котировок цен и ситуации с ОПЭК, на развитие сотрудничества существенную роль оказывает политика ЕС. Экспорт нефти и газа по-прежнему является основой российской экономики. В 2018 году они составили 59% от общей стоимости российского экспорта и составили 46 % от общего объема федеральных доходов России. С другой стороны, в 2018 году 70 % российского экспорта природного газа шло в ЕС, а 15 % российского экспорта нефти-в Китай. Для Китая и ЕС импорт энергоносителей из России является значительным. В 2018 году, по данным Евростата, 27,3 % от общего объема импорта нефти в ЕС и 40,2 % от общего объема импорта газа поступили из России. Между тем, на российскую нефть приходится 15,4 % от общего объема импорта нефти Китаем (доля России в общем объеме импорта газа Китаем составляет всего 1%).

В ЕС существует опасение, что расширение сотрудничества между Россией и Китаем в области энергетики может нанести ущерб энергетическим интересам ЕС. Например, если Россия станет менее зависима от ЕС в качестве пункта назначения для своего экспорта энергоносителей, Россия может стать более настойчивой в переговорах по энергетике, а также в политических переговорах. Российское руководство неоднократно подчеркивало растущее значение Китая для российского энергетического сектора. Только около 10 % российского экспорта нефти идет по прямым трубопроводам в ЕС. Еще 10 % идет уже по трубопроводам в Китай. На нефтяном рынке Россия в значительной степени может поставлять всю свою нефть в Китай морским путем. Но это повлечет за собой высокие транспортные расходы, а нефтеперерабатывающие заводы в Китае не оптимизированы для российских марок нефти. В то же время воздействие на ЕС будет управляемым, поскольку Китаю тогда придется импортировать меньше нефти из других стран, что позволит ЕС покупать ее в других странах, хотя и с более высокими транспортными издержками и с некоторыми внутриевропейскими нарушениями (нефтеперерабатывающие заводы на Востоке могут стать менее конкурентоспособными по сравнению с нефтеперерабатывающими заводами на побережье). Таким образом, это представляется относительно симметричным сценарием проигрыша без особой стратегической ценности для обеих сторон.

Для газа эта история гораздо сложнее. Российская трубопроводная инфраструктура по - прежнему в значительной степени ориентирована на ЕС-и это будет меняться лишь медленно. Из российского экспорта газа 68 % идет по трубопроводам в ЕС. В настоящее время у России есть только один газопровод в Китай. А что касается строящихся проектов, то проекты «Газпрома» по поставкам в ЕС («Северный поток-2» - 55 млрд кубометров, «Турецкий поток» - 31 млрд кубометров) имеют большую мощность, чем проекты, ориентированные на Китай («Сила Сибири» - 38 млрд кубометров). Европа продолжает оставаться гораздо более привлекательным рынком для России с существующей трубопроводной инфраструктурой (345 млрд куб. м в год (EIA, 2019)), более развитыми ресурсами и более высокими ценами. Подключение западно-сибирских месторождений к Китаю было бы очень дорогим и трудоемким делом. Следовательно, представляется вероятным, что основная часть экспорта газа в Китай, если он увеличится, не будет поступать с месторождений Западной Сибири. Кроме того, Китай до сих пор не давал проектам по импорту газа из России никаких преференций, но, похоже, коммерчески использовал стремление России диверсифицировать свой экспортный портфель, продвигая очень низкую цену на газ.

Ожидается, что к 2040 году спрос Китая на импорт газа - в настоящее время он составляет примерно пятую часть от импорта ЕС - резко возрастет, несмотря на значительное увеличение внутреннего производства. Согласно сценарию новой политики МЭА (2018 г.), китайский спрос будет эквивалентен более чем половине спроса ЕС на импорт газа к 2040 г. (Рис .1), в то время как согласно сценарию BP (2019 г.) китайский импортный спрос даже превысит импортный спрос ЕС. В этом контексте на самом деле еще более удивительно, что Россия продолжает наращивать свои в настоящее время недоиспользуемые мощности по доставке газа в ЕС более быстрыми темпами, чем трубопроводы в Китай.

 

Рисунок 6-Спрос на импорт газа из ЕС/Китая, млн тонн нефтяного эквивалента[46]

Центральная Азия обладает значительными запасами газа, в частности в Туркменистане (19 000 млрд куб. м), Азербайджане (2100 млрд куб. м), Казахстане (1000 млрд куб. м)и Узбекистане (1200 млрд куб. м)[47]. Россия, Китай и ЕС заинтересованы в использовании этих ресурсов. В прошлом Россия была единственной страной, соединенной трубопроводом с Центральной Азией. Она использовала свой исключительный доступ для управления ценами и объемами экспорта из региона. Китай нарушил эту монополию, построив в 2009 году газопровод Центральная Азия-Китай протяженностью 55 млрд кубометров в Туркменистан. В настоящее время Узбекистан и Казахстан обеспечивают почти 40 % общего объема импорта газа Китаем по этому трубопроводу. В 2013 году было объявлено о строительстве дополнительного трубопровода из Туркменистана в Китай («линия D» в обход Казахстана через Кыргызстан)[48]. Но в 2019 году российский «Газпром» начал закупать газ у Туркменистана, обеспечив себе объемы газа, которые Туркмения в противном случае могла бы экспортировать в Китай[49].

ЕС также пытается получить доступ к ресурсам региона, избегая при этом опоры на существующие или планируемые российские трубопроводы. Транскаспийский трубопровод доставит Центральноазиатский газ в Азербайджан, откуда он потенциально может поступать в ЕС по Южному газовому коридору. До сих пор России удавалось блокировать этот проект. Один из главных камней преткновения – правовой статус Каспийского моря-был разрешен в 2018 году, но Россия и Иран продолжают указывать, что им будет нелегко быстро продвигать такой проект.

Таким образом, представляется более вероятным, что любое столкновение энергетических интересов в Центральной Азии будет связано с Россией и Китаем, а не с Китаем и ЕС (которые с точки зрения инфраструктуры будут в значительной степени исключены из региона, если только на момент написания статьи не произойдет каких-то маловероятных событий в отношениях Ирана и ЕС). Поскольку Россия в принципе обладает достаточными запасами для удовлетворения как китайских, так и европейских импортных потребностей на протяжении многих десятилетий, конкуренции за российские запасы не будет. Кроме того, все более ликвидный рынок поставок сжиженного природного газа (СПГ) будет противодействовать любой будущей российской стратегии по лишению рынка ЕС газа и перенасыщению китайского рынка[50]. Что касается нефти, то результатом будет не дефицит в ЕС, а дорогостоящая переориентация международных маршрутов СПГ, что в равной степени повредит и России, и ЕС.

Россия является доминирующим поставщиком газа и нефти в ЕС. На газовом рынке Россия использовала свою рыночную власть различными способами, чтобы предотвратить конкуренцию и добиться более высоких цен. Меры включают различные интервенции (включая экспортные налоги, экспортную монополию, доминирование государственных предприятий, контроль над иностранными инвестициями и предотвращение независимого транзита по трубопроводам из Центральной Азии), конкретные инфраструктурные инвестиции (в трубопроводы и хранилища) и стратегии ценообразования (такие как ценовая дискриминация между странами и хищническое ценообразование).

На нефтяном рынке Россия сыграла важную роль, позволив Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) координировать сокращение поставок для стабилизации мировых цен на нефть с 2016 года. Российское правительство, например, смогло убедить компании соблюдать ограничения на добычу. Такой подход предполагает более высокие цены на нефть и газ (по сравнению с надлежащим конкурентным рынком) как для ЕС, так и для Китая, и, таким образом, передачу благосостояния от импортеров к экспортерам. Таким образом, ЕС и Китай заинтересованы в ослаблении влияния России на рынке нефти и газа.Если бы Китаю и ЕС удалось убедить Россию открыть свой сектор разведки и добычи для иностранных компаний и разрешить им осуществлять экспорт на недискриминационной основе, то затраты на энергоносители для Китая и ЕС могли бы быть существенно снижены. Трансферт благосостояния из России мог бы быть смягчен недискриминационными экспортными налогами, в то время как истинная конкуренция на производственной стороне могла бы снизить издержки производства и полностью устранить пагубное влияние неэффективных государственных компаний.

ЕС, Россия и Китай экспортируют энергетические технологии друг в друга и в другие страны мира (Рис.2). Китай очень успешно экспортирует угольные электростанции.

Рисунок7-Экспорт энергетических технологий, доля в мировом экспорте (2018 г.)[51]

С 2010 года она инвестировала $ 45,5 млрд в угольный сектор и $3,8 млрд-в солнечный сектор за рубежом. Индустрия фотоэлектрических панелей также играет важную роль для Китая: в 2018 году общая стоимость экспортируемой фотоэлектрической продукции составила $ 16,1 млрд.[52]. Этот успех сопровождался иностранными жалобами на недобросовестную торговую практику – и даже побудил ЕС ввести временные защитные меры на фотоэлектрических панелях[53]. До сих пор ветряная и нуклеарная промышленность Китая по-прежнему ориентирована на растущий внутренний рынок[54].

Россия остается одним из крупных игроков в экспорте атомных электростанций. Россия даже обеспечила себе важные проекты в ЕС (Венгрия)и Китае[55]. С момента распада СССРСоветский Союз, Россия построили девять атомных электростанций за рубежом: в Украине (2), Иране  (1), Китай (4) и Индия (2) (всемирная ядерная ассоциация, 2019). Еще семь находятся в стадии строительства, а 11 были заключены контракты (всемирная ядерная ассоциация, 2019 год). В других энергетических технологиях Россия остается в значительной степени ограниченной постсоветскими рынками.

Экспорт энергетических технологий ЕС очень разнообразен. Ветряные и газовые турбины, сетевая инфраструктура и системы энергоменеджмента-вот некоторые из сильных сторон ЕС. Но ЕС стал менее конкурентоспособным на мировых рынках угля, ядерных и фотоэлектрических установок.

Следовательно, конкуренция между Россией, Китаем и ЕС на мировом рынке технологий электроснабжения-это не столько конкуренция за то, откуда берется определенный тип технологии (например, фотоэлектрические панели) (как правило, Китай), сколько за выбор того, какая технология установлена (например, российский ядерный реактор или Европейский ветропарк).

Россия в 2018 году экспортировала около четырех тераватт-часов (ТВтч) в страны Балтии, восемь ТВтч-в Финляндию и три ТВтч-в Китай . Вместе взятые, этот экспорт составлял лишь немногим более 1 % российского производства электроэнергии (1100 ТВтч) .

Одной из захватывающих перспектив сотрудничества Китая, России и ЕС могла бы стать возможность передачи электроэнергии с одного конца Евразийской суши на другой. При высокой доле возобновляемых источников энергии было бы в принципе очень привлекательно, если бы ветроэнергетика с Атлантического и Тихоокеанского побережий, солнечная энергия из Центральной Азии и гидроэнергетика из Сибири могли быть объединены вместе для обеспечения более стабильного электроснабжения.

Российская энергосистема уже охватывает 10 часовых поясов и взаимосвязана с 15 странами (образуя единую энергосистему). Объединение этой огромной сети в синхронном или асинхронном режиме с континентальной энергосистемой ЕС (Entso-E) обсуждалось и изучалось в прошлом (UCTE, 2008), но в настоящее время представляется более вероятным, что страны ЕС (Прибалтика) и страны, не входящие в ЕС (Украина, Молдова), которые все еще связаны с интегрированной энергосистемой, будут синхронизироваться с европейской энергосистемой. На востоке обсуждаются высоковольтные соединения постоянного тока (т. е. без синхронизации) между Китаем и его северными соседями.

Анализ ситуации на энергетических рынках Китая, Кореи, Японии и других стран Северо-Восточной и Восточной Азии показывает, что в этих странах существует ниша для российских энергоресурсов. Россия готова обеспечить эти страны на взаимоприемлемых условиях следующими энергоресурсами из восточных регионов:

-нефть- до 75-80 млн т в 2030 г.;

- природный газ- до 50-60 млрд м3 в 2030 г.;

- до 75-85 млн т в 2030 г.;

-электроэнергия - до 45-50 млрд кВт * ч в 2030 году.

Современное состояние и перспективы развития энергетики на Востоке России (по двум сценариям) представлены в Таблице 12.

Таблица 12-  Добыча энергоресурсов на Востоке Российской Федерации

Индекс

 

Прогноз

2025

2035

Производство энергии, млн ТС, всего

360-405

420-475

включая:

 

 

- Восточная Сибирь

190-215

230-260

- дальний Восток

170-190

190-215

Нефть, млн т, всего

85-95

100-110

- Восточная Сибирь

45-50

55-60

- дальний Восток

40-45

45-50

Природный газ, млрд кубометров, всего

95-115

115-135

- Восточная Сибирь

35-45

50-60

- дальний Восток

60-70

65-75

Уголь, млн тонн, всего

153-165

170-190

- Восточная Сибирь

90-100

105-115

- дальний Восток

63-65

65-75

Гидроэнергетика, ТВтч, всего

130-136

151-157

- Восточная Сибирь

110-112

118-122

- дальний Восток

20-24

33-35

 

Развитие энергетики Восточной Сибири и Дальнего Востока до 2030-2035 годов требует огромных инвестиций: стоимость некоторых прогнозных стратегий развития энергетики на востоке России оценивается в $200-250 млрд только для новых энергетических предприятий, в том числе $80-85 млрд будет инвестировано в развитие нефтегазодобычи, магистральных нефте-и газопроводов. Такая стратегия развития энергетики Восточной Сибири и Дальнего Востока вряд ли будет реализована без привлечения иностранных инвестиций, что предполагает тесное энергетическое сотрудничество России и Китая.

Российское правительство, региональные власти и компании приступили к масштабному освоению энергоресурсов на востоке страны. В настоящее время материальные ресурсы восточного вектора энергетической политики России базируются на нескольких крупных топливно-энергетических проектах, ориентированных на рынки Центрально-Азиатского региона. В первую очередь-это строительство нефтепровода “Восточная Сибирь-Тихий океан” мощностью 80 млн т в год с ответвлением нефтепровода до Сковородино в сторону Китая мощностью до 15-20 млн т нефти в год.

Во-вторых, российские электроэнергетические компании проводят технико-экономическое обоснование крупномасштабных поставок электроэнергии в Китай, Японию и другие страны СВА.

Для России, стоящей перед новыми глобальными и региональными вызовами, принципиально важно не только сотрудничество со странами СВА и торговля энергоресурсами, но и проведение активной технологической и инновационной политики.

Нефтяные и газовые месторождения Сибирской платформы уникальны по содержанию гелия и этана. Природный газ с месторождений Сибирской платформы содержит до 0,3-0,5% гелия и 4,6-7,2% этана. Запасы гелия (категория С1+С2) на нефтегазовых месторождениях Сибирской платформы оцениваются в 8,5 млрд м3, или около 30% мировых запасов.

В перспективе Россия может стать крупнейшим экспортером гелия.

Минэнерго России разработало план развития нефтегазохимии в России до 2030 года. Данный план был утвержден правительственной комиссией по топливно-энергетическому комплексу 28.12.2011 г., а его реализация (II этап) утверждена Приказом Минэнерго России от 01 марта 2012 г. № 79.

План предусматривает создание к 2030 году в России 6 новых нефтегазохимических кластеров:

-   Северо

-   Каспийский

-   Волга

-   Западносибирский

-   Восточносибирский

-   Дальневосточный.

Россия заинтересована во взаимовыгодном сотрудничестве с зарубежными компаниями по созданию новых нефтегазохимических кластеров на востоке страны, а также в совместной реализации производимых полимеров на российском и зарубежном рынках.


2.4 Возможности эффективности союза как ответ на санкционную политику со стороны Западных стран

Россия и Китай становятся все более близкими партнерами на мировой арене, стремясь работать вместе, чтобы изменить международную систему, в которой доминирует Запад, формируя в противовес ему многополярный мир. Эти общие взгляды способствовали укреплению их двусторонних отношений, усилия, которые только ускорились с начала украинского конфликта в 2014 году. Наибольшая угроза интересам Запада со стороны растущего стратегического партнерства между Россией и Китаем исходит не от одного из трех регионов, о которых говорилось выше. Она вытекает из общих усилий двух стран по адаптации международной системы к своим преимуществам. Это включает их сотрудничество с международными институтами и их стремление изменить глобальное управление - через Интернет, через финансовые системы и банки развития - чтобы ускорить перемещение власти из трансатлантического пространства на Восток. Тем не менее, Китай высоко ценит Европу и Соединенные Штаты как ключевых торговых партнеров; если отношения между Пекином и Вашингтоном ухудшатся из-за торговли, как это возможно при администрации Трампа, важность Европы как ключевого рынка для Китая будет расти, что может смягчить подход Китая к решению проблемы нынешней международной системы или, по крайней мере, места Европы в ней. Это может создать потенциальные трещины в китайско-российском «стратегическом партнерстве»[56].

Совместимые экономики двух стран лежат в основе их отношений. Для России Китай является ключевым рынком и источником финансирования. В отличие от Запада, Пекин не требует каких-либо политических реформ и не требует изменений в политике Москвы на Украине в качестве предварительного условия для партнерства или инвестиций. В свою очередь, экономический и промышленный успех Китая зависит от доступа к устойчивым поставкам российских углеводородов и других ресурсов. Поскольку Россия отчаянно нуждается в внешних источниках капитала после своей изоляции от Запада и экономического спада, Пекин смог пробиться в секторы российской экономики, где он ранее сталкивался с барьерами, особенно в добывающих нефтяных, газовых и других проектах в области природных ресурсов по всему миру. Российский Дальний Восток и Арктика[57].

Растущее экономическое присутствие Китая внутри России признанный факт. Это особенно заметно в инфраструктуре, в то время как Китай также недавно обогнал Германию в качестве основного экспортера машин в Россию.

В сочетании с санкционной политикой Запада, которая сделала Россию менее привлекательным местом для ведения бизнеса, растущее влияние Китая в России позволяет предположить, что китайские компании способны подорвать западных конкурентов в России. На российском Дальнем Востоке Huawei обошла Nokia в ходе открытого тендера 2017 года на прокладку интернет-кабеля к Курильским островам, согласившись завершить проект по цене, которая была на 9 % ниже заявленной максимальной контрактной цены Ростелекома. Хотя в отношении тендера на Курильские острова не поступало никаких конкретных жалоб, инвестиции Китая в Россию порой не соответствуют рыночным принципам - проблема, вызывающая обеспокоенность Запада, учитывая давнюю критику со стороны США и Европы несправедливых китайских торговых и инвестиционных практик. Ранее ЕС не соглашался с предоставлением Китаем крупномасштабных субсидий для Huawei, но растущая роль Китая в российской экономике, вероятно, будет и впредь способствовать тому, что китайские компании смогут превзойти своих глобальных конкурентов в проектах, связанных с Россией. С ростом присутствия Huawei и ChinaTelecom в Арктике и других странах Евразии западные телекоммуникационные компании, вероятно, столкнутся с растущей конкуренцией с востока.Последние три года разрыв России с Западом закрепил за Пекином роль более мощного партнера в российско-китайских двусторонних отношениях. Китайские политические элиты, однако, были искусны в управлении этой асимметрией - они по-прежнему уважают интересы России в более широком регионе и чувствительны к озабоченности России тем, что Пекин одерживает верх в отношениях. Китайские компании инвестировали или обещали инвестировать в ключевые сектора экономики, которые важны для российского руководства: Ямал, Роснефть, Газпром и СМП. Китай высказался в поддержку экономического развития российского Дальнего Востока и до сих пор не пытался создать значительное присутствие в сфере безопасности в Центральной Азии. Эта тактика принесла Пекину доброжелательность в Кремле и опосредовала некоторые опасения по поводу смены власти в отношениях. Тем не менее, китайские инвестиции в компании, сектора или регионы, имеющие меньшее значение для Кремля, боролись.

Санкции побудилиРоссию  активизировать взаимодействие с Пекином, рассматривая Китай в качестве ключевой части своей позиции в области безопасности, особенно в связи с тем, что Запад в целом выходит из Евразии. Это еще больше снизило влияние России в Центральной Азии и помогло расширить влияние Пекина. Общие цели Китая и России по минимизации влияния Запада и его присутствия в Центральной Азии уменьшили трения и привели к довольно стабильной договоренности между двумя странами.

Глава 3. Перспективы и риски развития российско-китайского энергетического сотрудничества по всей производственной цепочке

3.1 Перспективы двусторонней кооперации в области энергетики

 

Отношения всестороннего партнерства и стратегического взаимодействия Китая и России в настоящее время распространяются практически на все сферы политической жизни, и во всех из них достигнуты значительные результаты. В ближайшие годы обе страны продолжат развивать сотрудничество по всем направлениям, одновременно акцентируя внимание на следующих пяти приоритетных направлениях:

1. Укрепление взаимного политического доверия. Китай и Россия будут в двустороннем контексте соблюдать нормы международного права и международные отношения, проводить справедливую и дружественную политику. Пекин и Москва будут поддерживать усилия друг друга по защите своего суверенитета, обеспечению своей безопасности и осуществлению других мер, отвечающих их жизненным интересам. Обе страны должны также поддерживать тесные контакты на высшем уровне, развивать ведущую роль глав двух государств в двустороннем сотрудничестве, расширять диалог между правительствами двух стран через различные коммуникационные механизмы, обеспечивать взаимопонимание и устранять сомнения, активизировать диалог и сотрудничество между законодательными органами двух стран, развивать двусторонние региональные и неправительственные обмены, содействовать развитию дружбы между китайским и российским народами.

2. Углубление делового сотрудничества, содействие неуклонному росту китайско-российской торговли и совершенствование структуры этой торговли. Важно наращивать взаимные инвестиции, реализовывать масштабные совместные проекты, стимулировать малый и средний бизнес к активному участию в кооперационных инициативах, развивать финансовое сотрудничество в целях обеспечения гарантий экономического и технологического партнерства. Также необходимо развивать сотрудничество на всех уровнях в нефтегазовой, угольной, электроэнергетической и атомной отраслях;

-укрепление китайско-российского стратегического партнерства в энергетической сфере;

- содействие реализации транспортных и инфраструктурных проектов;

-дальнейшее улучшение условий грузовых перевозок между двумя странами;

-развитие связей в области сельского хозяйства, промышленности, науки и техники, авиации, космической техники и других областях.

3. Укрепление сотрудничества по глобальным и региональным вопросам. Постоянный обмен мнениями по глобальной ситуации и актуальным международным проблемам необходим для того, чтобы Китай и Россия выработали общую позицию и развили внешнеполитическое взаимодействие. Необходимо, чтобы Китай и Россия продолжали согласовывать свои позиции и сотрудничать в продвижении многополярного мира и ключевой роли ООН в международных делах;

- совместно противодействовать развертыванию систем противоракетной обороны в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе;

-обеспечивать глобальную и региональную стратегическую стабильность;

-совместно содействовать многосторонней безопасности и развитию торгово-экономического партнерства в рамках Шанхайской организации сотрудничества, усиливая тем самым ее влияние на международной арене;

-налаживать плодотворное внешнеполитическое сотрудничество по северокорейской и иранской ядерной проблематике, а также по Сирии, Афганистану, борьбе с терроризмом, информационной безопасности и другим глобальным проблемам через многосторонние механизмы, такие как БРИКС, G20 и Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС).

Реальные возможности для двустороннего сотрудничества в перспективе видятся в следующих направлениях:

1. Китай и Россия уже достигли политического консенсуса по вопросу интеграции инициативы«Пояс и путь»и Евразийского экономического союза. Китай и Евразийский экономический союз завершили переговоры по существу соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве. Государства-члены ЕАЭС принимают активное участие в строительстве инициативы «Пояс и дорога». Взаимодействие китайских и российских транспортно-коммуникационных компаний уже дало свои результаты. Таким образом, совместные усилия двух стран по согласованию инициативы «Пояс и путь» и Евразийского Экономического Союза выглядят многообещающе.

2. Китайская экономика продолжает демонстрировать умеренно высокие темпы роста. Проводимая им структурная реформа создает благоприятные условия для развития торгово-экономических отношений с Россией. Ожидается, что Китай и Россия будут и далее расширять двустороннее торгово-инвестиционное сотрудничество, выходя на новые направления.

3. Российская экономика восстанавливается. Владимир Путин выделил экономический рост и развитие инновационной экономики в качестве приоритетных направлений внутренней политики России на свой четвертый президентский срок. Экономическая и политическая ситуация в России будет способствовать позитивному развитию торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Россией. Ожидается, что российское правительство расширит строительство транспортно-инфраструктурных объектов, в том числе трансевразийского транс-портового маршрута, с тем чтобы увеличить международные перевозки через Россию. Это также положительно скажется на торгово-логистических контактах между Китаем и Россией.

4. Китай и Россия планируют активизировать свои экономические связи. Активная политическая координация и упорядоченный торговый режим позволят Пекину и Москве упростить торговые и инвестиционные процедуры, тем самым выведя двусторонние торгово-экономические отношения в новую эру. Постепенная либерализация торговли и инвестиций между двумя странами будет играть все более важную роль в двустороннем экономическом сотрудничестве.

5. Потребности Китая в энергии растут, и особенно востребован импорт природного газа. В то же время доля России на европейском рынке поставок газа сокращается. Это создает прекрасные условия для того, чтобы Китай и Россия активизировали свое сотрудничество в этой сфере. Строятся новые газопроводы, увеличиваются поставки по существующим трубопроводам между Китаем и Россией. Развитие энергетического партнерства между двумя странами на всех уровнях будет и впредь способствовать укреплению стратегического сотрудничества в этой области.

3.2 Финансовое и политическое содействие энергетическому сотрудничеству

 

Общие цели и направления социально-экономической модернизации России - макроэкономическая стабильность и экономический рост; переход к инновационной модели развития; региональное развитие; повышение качества жизни - во многом схожи с китайскими. На самом деле эти цели упоминаются в долгосрочных планах развития обеих стран.

После введения первых санкций визит Путина в Китай рассматривался как изменение положения страны на мировой политической арене. Визит Путина в Шанхай в мае 2014 года, сопровождаемый еще семью визитами с президентом Китая Си Цзиньпином в течение следующих 14 месяцев, продемонстрировал желание России расширять сотрудничество во многих областях. Эти усилия должны были предоставить российским энергетическим компаниям возможность заключать новые сделки со своими китайскими коллегами. В ходе этих визитов был реализован долгожданный проект между российским «Газпромом» и Китайским национальным нефтяным кооперативом (CNPC), а также подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве между «Роснефтью» и CNPC. Кроме того, CNPC приобрела 20-процентную долю в одном из крупнейших и самых сложных проектов СПГ в мире, проекте Ямал СПГ, с договором купли-продажи сроком на 20 лет. По возвращении из Китая генеральный директор Газпрома Алексей Миллерв передать контракт на сумму 400 миллиардов долларов США.

Финансовые институты Китая, такие как Эксимбанк Китая, Банк развития Китая и Фонд Шелкового пути, согласились поддержать российские инвестиции. Тот факт, что эти институты были менее связаны с международной финансовой системой, позволил им пойти на больший риск, несмотря на санкции. Например, Банк Китая предоставил «Газпрому» кредит на 2 млрд долларов на пятилетний период в 2016 году. В следующем году российская «Роснефть» получила кредит в размере 15 млрд долларов от CNPC, что помогло компании стабилизировать свое финансовое положение. Несмотря на длительные переговоры, проект Новатэка по Ямал СПГ также получил средства от китайских финансистов. Другие крупные финансовые институты в Китае, однако, оставались осторожными и решили соблюдать санкции и воздержались от вызова США.

Политическая динамика, созданная в результате украинских кризисов, дала Китаю некоторую рыночную власть. Введение санкций США и ЕС заставило Кремль искать новые экспортные маршруты. Следовательно, Китай воспользовался этой возможностью, чтобы договориться с Россией о весьма конкурентоспособных ценах на закупку восточно-сибирских углеводородов, основываясь на том факте, что углеводородные активы в Восточной России могут оказаться в затруднительном положении без наличия китайского рынка для отправки.

 

Китай неоднократно использовал свою более сильную позицию в переговорах, намеренно откладывая финансирование проект илив подписании сделки, пока она не заключила более выгодную сделку от российских коллег. Разочарованный неопределенностью «Газпрома» и настойчивостью в связи с высокими ценами на природный газ, CNPC использовала эту нерешительность как возможность создать конкуренцию между «Газпромом» и «Новатэком», что в конечном итоге укрепило позиции CNPC за столом переговоров. «Новатэк» подписал соглашение с CNPC и продал 20-процентную долю в проекте «Ямал СПГ» в 2014 году. В другом соглашении, подписанном между CNPC и «Газпромом», стороны договорились о 38 миллиардах кубометров природного газа, по крайней мере, с 20-летним соглашением о продаже по ценам намного ниже, чем ожидала Россия. 

В РФ, экспортная составляющая в значительной степени контролируется Разделом «Цели кредитно-денежной политики»  Стратегии России до 2030 года  и предусматривает возможность направления бюджетных доходов от использования природных ресурсов на экономический рост и макроэкономическую устойчивость.

Также, Россия и Китай подписали меморандум о сотрудничестве в области модернизации экономики, в котором перечислены конкретные отрасли стратегической направленности для обеих стран, такие как энергосбережение и энергоэффективность, мирное использование атомной энергии, транспорт, космические технологии, информационные технологии и связь, нанотехнологии, биотехнологии, охрана окружающей среды и новые материалы.

Энергетические проекты поддерживаются финансовым сотрудничеством и инфраструктурными проектами. Для стимулирования реализации проектов были созданы два инвестиционных фонда. Это российско-китайский инвестиционный фонд на сумму 68 млрд юаней (около 10 млрд долларов) в 2017 году и китайско-российский фонд на 5 млрд юаней (около 750 млн долларов) в 2019 году.

Кроме того, центральные банки двух стран подписали соглашение о валютном свопе. Этот шаг позволил облегчить финансовые операции и увеличил долю платежей в национальных валютах до 15%.


3.3 Потенциальные риски российско-китайских взаимоотношений

Экспорт российских природных ресурсов экономически важен для РФ. По данным Федеральной таможенной службы, за период с августа 2018 года по сентябрь 2019 года на их долю пришлось 65,38 % от всего объема экспорта. Экспорт природных ресурсов также является важной составляющей государственного бюджета России. В 2018 году на нефтегазовый сектор приходилось 46,35 % доходов бюджета, что является резким увеличением по сравнению с 39,57 % в 2017 году, что в основном связано с ростом цен на нефть и вводом нового нефтепровода в Китай в январе 2018 года[58].

Россия является крупнейшим мировым экспортером природного газа с более чем 247 млрд куб.  в 2018 году. Основным получателем является европейский рынок с поставками или около 200 млрд куб. в течение прошлого года.

Китай, тем не менее, является крупнейшим мировым рынком для импорта природного газа, и Международное энергетическое агентство ожидает, что на китайский рост будет приходиться более 40 процентов мирового спроса на газ до 2024 года, что обусловлено политикой правительства, направленной на улучшение качества воздуха и сокращение использования газа. уголь в производстве электроэнергии (сейчас около 58 процентов). Ключевым элементом реализации Трехлетнего плана действий по переходу с угля на газ  на 2018–2020 годы, опубликованного в июле 2018 года, является ускорение перехода промышленных предприятий и бытовых приборов с использования угля на природный газ, особенно в северном Китае. Как следствие политики Пекина, в 2018 году потребление природного газа увеличилось на 17 процентов по сравнению с предыдущим годом, а импорт вырос на 30,8 %.

Россия должна извлечь выгоду из этого растущего спроса. Например, торговая война между Вашингтоном и Пекином прекратила весь китайский импорт сжиженного природного газа (СПГ) из США с мая прошлого года. Президент PetroChina, входящий в список государственных принадлежащих CNPC, заявил в августе прошлого года, что «если бы не было торговой войны, США были бы очень многообещающим источником роста поставок газа для Китая»[59].

Развитие новой сети газопроводов и добыча на новых месторождениях, расположенных на российском Дальнем Востоке, рассматривается в качестве краеугольного камня для развития этих регионов РФ. После распада Советского Союза население сократилось в среднем на 20 процентов, достигнув ошеломляющих цифр в 70 процентов в некоторых регионах, так как многие переехали в центральную Россию.

В настоящее время в Дальневосточном федеральном округе, который является крупнейшим, но и наименее населенным в Федерации, охват газопроводной сетью составляет в среднем 13 процентов, в то время как Сибирский федеральный округ, регион более чем в 7 раз превышающий размер Франции, покрыт на уровне около 6,8 %. В целом по России уровень составляет 67,2 %.

 

Поэтому развитие инфраструктуры на российском Дальнем Востоке не просто направлено на улучшение доступа к азиатским рынкам, но и рассматривается Правительством как необходимая инициатива для промышленного и социального развития всего региона. В 2015 году Путин подтвердил, что будущее Дальнего Востока остается «ключевым центром социально-экономического развития России и регионом, который должен быть эффективно интегрирован в развивающийся Азиатско-Тихоокеанский регион в целом».

Действительно, развитие Восточной Сибири и российского Дальнего Востока тесно связано с интеграцией Российской Федерации с рынками Северо-Восточной Азии. Это означает не только Китай, но также Японию и Южную Корею, которые, возможно, простираются в сторону Юго-Восточной Азии.

Растущая энергетическая взаимозависимость между Москвой и Пекином является ключом к пониманию долгосрочных отношений между двумя правительствами. Однако энергетическое партнерство не ограничивается державой Сибири, поскольку Пекин является выдающимся партнером в усилиях Москвы по развитию своей арктической ресурсной базы. Инвестиции и технологии, предоставленные Китаем, сыграли ключевую роль в завершении проекта «Ямал СПГ» с опережением графика. Китайские компании вместе с французским Total и японским консорциумом также присоединились к проекту Arctic LNG-2, управляемому российским НОВАТЭКом, игнорируя американские и европейские санкции против российского энергетического сектора.

Несмотря на ожидания многих, Сила Сибири была завершена на 18 дней раньше запланированного срока. Сейчас Москва и Пекин ведут переговоры о строительстве нового газопровода от месторождений «Газпрома» на полуострове Ямал в сторону Китая, возможно, проходящего через территорию Монголии.

Однако, следует отметить следующие риски в среднесрочной перспективе. Российско-китайские отношения могут столкнуться как минимум с тремя серьезными проблемами: китайско-американское соперничество, возможный внутренний кризис в России после окончания четвертого президентского срока В.В. Путина и приграничное управление Россией, которое угрожает интересам Китая.

Все более открытое китайско-американское соперничество приносит больше рисков, чем выгод для России. Москва может предложить дипломатическую и политическую поддержку Китаю, однако она не может компенсировать экономические потери Пекина. Даже политическая поддержка может оказаться дорогостоящей для России. Экономическая привязка Китая к США ограничит возможности Москвы для маневра, а не приведет к равенству в отношениях. Отказ от поддержки Китая может, в свою очередь, испортить отношения.

Внутренние события в России могут иметь еще более далеко идущие последствия для отношений с Китаем. Эволюция политико-экономической системы России во второй половине 2020-х годов, т.е. после окончания четвертого президентского срока Путина в 2024 году, остается крайне неопределенной. Это имеет значение для российско-китайских отношений, потому что все более тесные отношения частично обусловлены внутренними факторами. В некоторых областях, например, в сфере энергетики, Россия «заперта» в сотрудничестве с Китаем, и даже далеко идущие внутренние изменения не замедлят это сотрудничество. Однако есть определенные аспекты сотрудничества, которые остаются привязанными к специфическим особенностям российской политики и экономики, и они могут быть изменены.

В взаимосвязанном энергетическом мире односторонние действия и двусторонние отношения оказывают влияние на третьи стороны. В энергетическом сотрудничестве между ЕС и Россией по-прежнему доминирует экспорт российского газа и нефти в ЕС. Появление Китая кардинально не изменит эту картину. Зависимость России от экспорта нефти и газа в ЕС и Китай продолжает расти. Однако, учитывая огромные ресурсы России, глобализирующийся энергетический рынок и тенденцию отказа от ископаемого топлива, конкуренция между ЕС и Китаем за российские ресурсы невелика. Это означает, что российский поворот в сторону Азии в плане экспорта энергоносителей, скорее всего, продолжится, но с ограниченными негативными последствиями для ЕС. Однако и ЕС, и Китай заинтересованы в снижении Российской ценовой власти над нефтью и газом. Поскольку рынки углеводородов по существу являются глобальными, ЕС и Китай находятся на одной стороне.

Экономические возможности в настоящее время более ограничены в плане подключения энергосистем. Для этого необходимо преодолеть значительные технические и политические трудности, а выгоды остаются ограниченными, поскольку отдельные системы уже сегодня достаточно велики и разнообразны.

На мировом рынке энергетических технологий существует сильная конкуренция между Россией, Китаем и ЕС. В настоящее время эта конкуренция заключается не столько в том, кто из трех поставляет определенный тип оборудования (например, угольный завод), сколько в том, используется ли одна технология, в которой хорошо разбирается Европа, или другая, в которой хорошо разбирается Китай. Существует конкуренция между ЕС и Китаем за российский энергетический рынок. Китай до сих пор оставался относительно сдержанным и в основном сосредоточился на проектах по добыче нефти и газа.

Для России существует риск того, что изолированные инвестиции китайских госкомпаний усилят тенденцию превращения России в простого поставщика ресурсов. Напротив, инвестиции европейских компаний, скорее всего, привели к гораздо более позитивным побочным эффектам в плане передачи ноу-хау, закрепления реформ, улучшающих деловой климат и диверсифицирующих экономику. Но некоторые из этих преимуществ были утрачены в результате отката в России в последние годы более либеральной рыночной среды, в которой европейские компании могли бы работать конкурентоспособно.

Экономические отношения уже сейчас сложны, потому что ЕС, Россия и Китай следуют совершенно разным экономическим, правовым и регулятивным моделям. Эти различия усиливаются политически мотивированными экономическими санкциями ЕС и России и контрсанкциями, озабоченностью по поводу использования Россией финансовых и энергетических ресурсов в политических целях, а также беспокойством по поводу политически мотивированных инвестиций китайских компаний в стратегические секторы ЕС и России.

Таким образом, инструменты экономической политики, включая торговые и инвестиционные соглашения или гармонизацию регулирования, сталкиваются со своими ограничениями в более широком политическом ландшафте. Эти вопросы выходят за рамки настоящего документа. В этих политических условиях у ЕС нет четких причин отказываться от эгоистичной энергетической политики, ориентированной на снижение цен на импорт углеводородов, экспорт энергетических технологий ЕС и осуществление выгодных инвестиций. Из-за меняющегося и неопределенного спроса и предложения в энергетическом секторе -это будет в значительной степени основываться на транзакционном подходе, а не на долгосрочных стратегических альянсах.

 

Заключение

 

Перед устойчивым экономическим партнерством России с Китаем стоят серьезные задачи. Переговоры и договоренности, согласованные или осуществляемые в среднесрочной или долгосрочной перспективе, свидетельствуют о трудностях, препятствиях и медленном прогрессе, а также о решимости обеих сторон двигаться вперед. В значительной степени это реакция на торговую политику, открыто проводимую против них мировыми державами. Интересы не совпадают. Тем не менее две страны движутся в сторону кооперативного поведения  разными путями:

-от межгосударственных соглашений для компаний к совместным предприятиям;

-от дорогостоящих сделок в сфере энергетики и доступа Китая к стратегическим отраслям;

-от координации на инфраструктурных проектах для совместного участия в финансировании новых транспортных маршрутов в отсталых районах,

-от зависимости от доллара к национальной платежной системе и увеличения использования собственных валют во взаимных сделках.

В Евразии Россия и Китай являются конкурентами. Однако, процесс политического диалога налажен и осуществляется параллельно с параллельными инициативами в рамках Шанхайской организации сотрудничества и ОДКБ, направленными на повышение безопасности в регионе. Китай, возможно, предпочел бы остаться в одиночестве, чтобы вести переговоры в своих интересах о торговле, инвестициях и инфраструктуре со слабой Центральной Азией в содействии ее пути на европейские рынки, но Россия стремиться в данном регионе соблюдать и свои интересы, которые к тому же исторически обусловлены и страны связывают длительные вековые  отношения. По проекту «Один путь-Один пояс» должен быть достигнут компромисс с Россией, который учитывал бы интересы России в регионе.

Исходя из проведенного ситуационного исследования необходимо еще раз подчеркнуть, что Китай на сегодняшний день — главный и наиболее важный партнёр РФ на международном пространстве, что обусловлено не только ухудшением отношений России с Западом, но и сложившейся международной ситуацией в целом на мировой арене.

В качестве закрепления торгово-энергетического сотрудничества в сфере энергетики, предлагается придерживаться следующих позиций:

 

1. Поддерживать практику проведения взаимных визитов и двустороннего диалога, устранять недопонимания и укреплять стратегическое доверие между двумя странами.

2. Активизировать контакты между аналитическими центрами, академическим сообществом и соответствующими ведомствами Китая и России. Средства массовой информации обеих стран должны объективно освещать договоренности, достигнутые между двумя сторонами в различных сферах. Они также должны помочь избежать недоразумений и сплотить общественную поддержку сотрудничества в согласовании инициативы «Пояс и путь» и Евразийского экономического союза.

3. Расширить роль рыночных механизмов в китайско-российском торгово-экономическом сотрудничестве. Необходимо усилить регулирующую роль рыночных механизмов, развивать сотрудничество в развитии производственных мощностей, высоких технологий, сферы услуг и других отраслей, расширять масштабы и повышать качество торгово-экономического партнерства.

4. Совместно содействовать практическому развитию многостороннего партнерства в рамках Шанхайской организации сотрудничества в области безопасности, торгово-экономических отношений с целью повышения сплоченности в рамках ШОС и расширения ее влияния.

5. Укреплять стратегическое взаимодействие в целях поддержания стратегической стабильности в глобальном масштабе, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в самой Азии, а также противодействовать “экспорту демократии” Соединенными Штатами. Учитывая негативное влияние Соединенных Штатов на финансовое и инвестиционное сотрудничество между Китаем и Россией, обе страны должны реагировать рационально и искать подходящие пути для сотрудничества.

6. Приоритетное внимание уделяется практическому сотрудничеству по конкретным проектам, а не дорожным картам «в рамках плана согласования инициативы» Пояс и путь « и Евразийского экономического союза, в том числе планируемым совместным проектам в рамках соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Китайской Народной Республикой и ЕАЭС.

7. Увеличить долю высокотехнологичной продукции и оборудования в китайско-российской торговле и оптимизировать структуру этой торговли.

8. Совместная работа по расширению открытости китайского и российского рынков, расширению агропромышленной торговли и обмена услугами.

9. Развивать сотрудничество в области таможенного регулирования и логистики, а также содействовать развитию трансграничной электронной торговли.

 

 

 

 

 

 

 

 

Список источников литературы

 

1.   Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. – 2014. - № 31. – Cт. 4398.

2.   Об охране окружающей среды: Федеральный закон РФ от 10 января 2002 г. № 7- ФЗ // СЗ РФ. – 2002. - № 2. – Ст. 133.

3.   Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ (ред. от 27.12.2019) «Об электроэнергетике» // СЗ РФ. 2003. № 13. ст.1177; 2010. № 31. Ст. 4156.

4.   Федеральный закон от 23 ноября 2009 г. № 261-ФЗ (ред. от 27 июля 2010 г.) «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. № 48. Ст. 5711; 2010. № 31. Ст. 4160.

5.   Федеральный закон «Об особенностях функционирования электроэнергетики и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 N 36-ФЗ//Информационно-справочная система Консультант Пюс: #"#">#"#">#"https://www.fmprc.gov.cn/rus/wjb/zzjg/dozys/dqzzywt/t709788.shtml">https://www.fmprc.gov.cn/rus/wjb/zzjg/dozys/dqzzywt/t709788.shtml

22. Переговоры с Китаем зашли в тупик, 2017. URL: https://www.pravda.ru/economics/1337242-siberia_gaz/

23. Российская газета [Электронный ресурс]: От локальных проектов к трансграничной кооперации. URL: https://rg.ru/2017/12/29/kitaj-realizuet-nadalnem-vostoke-28-proektov-na-4-mlrd-dollarov.html

24. Россия в глобальной политике [Электронный ресурс]:Что съезд КПК говорит о будущей внешней политике Китая – 2017. URL: https://globalaffairs.ru/globalprocesses/Chto-sezd-KPK-govorit-o-buduschei-vneshnei-politike-Kitaya-19093

25. Россия в глобальной политике [Электронный ресурс]:Что съезд КПК говорит о будущей внешней политике Китая – 2017. URL: https://globalaffairs.ru/globalprocesses/Chto-sezd-KPK-govorit-o-buduschei-vneshnei-politike-Kitaya-19093

26. Россия и Китай: равноправные партнеры? 2017. URL: https://www.bbc.com/russian/features40483614

27. Сибирь. Реалии [Электронный ресурс]: «Китайцы сразу говорили: извините, нам этот газ не нужен». 2018. URL: https://www.sibreal.org/a/29045444.html

28. Суходолов Я.А. Современное состояние и перспективы развития внешней торговли России с Китаем / Я.А. Суходолов // Российско-китайские исследования. — 2017. — Т. 1, № 1. — С. 43–49.

29. Современные российско-китайские отношения / под ред. С.Г. Лузянина (отв. ред.), А.Г. Ларина (сост.), Е.И. Сафроновой, И.В. Ушакова, Е.В. Белилиной. – М.: ДеЛи плюс, 2017

30. Сысоева А.В. Место и роль Китая в системе современных международных отношений / А.В. Сысоева // Евразийская экономическая конференция / отв. ред. Г.Ю. Гуляев. — Пенза, 2018. — С. 177–179

31. Торговое представительство Российской Федерации в Китайской Народной Республике. ???????????????????. [Электронный ресурс]: План российско-китайского инвестиционного сотрудничества. URL: #"https://www.reuters.com/article/us-oil-opec-russia/russian-oil-output-down-in-february-misses-global-deal-target-idUSKCN1QJ04T">https://www.reuters.com/article/us-oil-opec-russia/russian-oil-output-down-in-february-misses-glob-al-deal-target-idUSKCN1QJ04T.

35. Georg Struver, “International Alignment Between Interests and Ideology: The Case of China's Partnership Diplomacy,” GIGA Working Papers 283 (March 2016),

36.  Global Construction Review, ‘Russian reactors in China: Rosatom signs deal to deliver two VVER units in Liaon­ing, 10 June 2019, available at #"#">tom-signs-deal-deliver-/.

37. JRC (2017) noted: “One such initiative is the Northeast Asia Power Grid Interconnection (NEAG) which aims at link-ing the north-eastern Asian countries by a high voltage power grid. The planned network consists of 12 EHV/UHV DC interconnections sized at 800 kV and 8-10 GW with distances of 200-2300 km.”

38. ChinaModernRu — Современный Китай [Электронный ресурс] :информ. портал о Китае. — Режим доступа: http://www.chinamodern.ru.

39. China so far has not exploited Russia's political commitment to the pivot by seeking commercial concessions and negotiating a gas contract that would arguably allow the Power of Siberia-pipeline only to break-even at oil-prices above $100/barrel (see https://www.europeangashub.com/wp-content/uploads/attach 688.pdf).

40. Liu Yuanyuan, ‘Chinese Solar Manufacturers Increased Production, Export in 2018 While Domestic Installations Fell' Renewable Energy World, 2 April 2019, available at https://www.renewableenergyworld.com/2019/02/04/chi- nese-solar-manufacturers-increased-production-export-in-2018-while-domestic-installations-fell

41. Luzianin S.G. Russian-Chinese Dialogue: the 2017 Model: Report No.33/2017/ [S.G.Luzianin (head); Zhao Huasheng (head)]; Russian International Affairs Council (RIAC). – Moscow, 2017

42. Michael S. Chase, Evan S. Medeiros, J. Stapleton Roy, Eugene B. Rumer, Robert Sutter, and Richard Weitz. Russia-China relations. Assessing Common Ground and Strategic Fault Lines. – Washington, 2017. – P. 64.

43. Michael Lelyveld, ‘China's Gas Supplies Shadowed By Stalled Pipeline - Analysis, Eurasia Review, 25 June 2019, available at sis/.

44. Western money is not doing the talking in Moscow these days, so it seems, paradoxically, that by imposing sanctions on Russia the U.S. and its allies may have whittled away an instrument of leverage they once had.” See Nicholas Trickett, ‘Russia's FDI Outlook Grim, with No Chinese Rescue in Sight', Russia Matters, 11 July 2019, available at

45. Zhong E Liang Jun di ShibaLunZhanlueCuoshangZai Jing Juxing [The Eighteenth China-Russia Inter­Military Strategic Negotiations Take Place in Beijing], Ministry of National Defense of the PRC, 24 May 2016,

46. South China morning Post [Электронныйресурс]: China and Russia seek closer economic ties to counter US pressure as Xi Jinping prepares to meet Vladimir Putin. URL: https://www.scmp.com/economy/global-economy/article/3013190/china-andrussia-seek-closer-economic-ties-counter-us


[1]Лихачев В. Россия и Китай: вектор международного права // Международная жизнь. - №10. 2015, С. 132

 

[2] Лихачев В. Россия и Китай: вектор международного права // Международная жизнь. 2015. №10.С148-149.

 

[3] Лихачев В. Россия и Китай: вектор международного права // Международная жизнь. 2015. №10.С151.

[4] Морозов И. Год 2015-й: итоги и вызовы будущего // Международная жизнь. 2015. №12. С 8.

 

[5]Georg Struver, “International Alignment Between Interests and Ideology: The Case of China's Partnership Diplomacy,” GIGA Working Papers 283 (March 2016), 8.

 

[6]Note: 2007 is the year of the first China-Russia joint veto in the UNSC

[7]Zhong E Liang Jun di ShibaLunZhanlueCuoshangZai Jing Juxing [The Eighteenth China-Russia Inter­Military Strategic Negotiations Take Place in Beijing], Ministry of National Defense of the PRC, 24 May 2016,

[8] Современные российско-китайские отношения / под ред. С.Г. Лузянина (отв. ред.), А.Г. Ларина (сост.), Е.И. Сафроновой, И.В. Ушакова, Е.В. Белилиной. – М.: ДеЛи плюс, 2017.

[9]Азнагулова У.У. Цели и принципы внешнеторговой политики России / У.У. Азнагулова // Экономика и социум. — 2018. — № 6. — С. 72–75.

[10] Корнева М.А. Внешняя торговля России. Вопросы стратегического развития / М.А. Корнева // XX Всероссийская студенческая научно-практическая конференция Нижневартовского государственного университета. — Нижневартовск, 2018. — С. 256–258.

[12] Сысоева А.В. Место и роль Китая в системе современных международных отношений / А.В. Сысоева // Евразийская экономическая конференция / отв. ред. Г.Ю. Гуляев. — Пенза, 2018. — С. 177–179

[13] Мировая экономика в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития : материалы Междунар. науч.-практ. конф. : в 2 т. / ред. И.А. Айдрус. — М. : Изд-во РУДН, 2018. — Т. 2. — 276 с.

[14]ChinaModernRu — Современный Китай [Электронный ресурс] :информ. портал о Китае. — Режим доступа: #"Об особенностях функционирования электроэнергетики и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике" от 26.03.2003 N 36-ФЗ//Информационно-справочная система Консультант Пюс: #"Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям"// Информационно-справочная система Консультант Плюс: #"О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии на оптовом рынке электрической энергии и мощности" (вместе с "Правилами определения цены на мощность генерирующих объектов, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии")// Информационно-справочная система Консультант Плюс: #"https://www.eurasiareview.com/25062019-chinas-gas-supplies-shadowed-by-stalled-pipeline-analysis/">https://www.eurasiareview.com/25062019-chinas-gas-supplies-shadowed-by-stalled-pipeline-analy-sis/.

[49]Vladimir Soldatkin, ‘Russian oil output down in February, misses global deal target,' Reuters, 2 March 2019, available at al-deal-target-idUSKCN1QJ04T.

 

[50] Liu Yuanyuan, ‘Chinese Solar Manufacturers Increased Production, Export in 2018 While Domestic Installations Fell' Renewable Energy World, 2 April 2019, available at https://www.renewableenergyworld.com/2019/02/04/chi- nese-solar-manufacturers-increased-production-export-in-2018-while-domestic-installations-fell

[51]Global Construction Review, ‘Russian reactors in China: Rosatom signs deal to deliver two VVER units in Liaon­ing, 10 June 2019, available at #"#">tom-signs-deal-deliver-/.

[52]These are net exports. See SO-UPS (2019).

[53]Currently, electric power is transmitted from Russia to China through three alternating current lines (two 220 and one 110 kV lines) and one direct current line (500 kV).

[54] JRC (2017) noted: “One such initiative is the Northeast Asia Power Grid Interconnection (NEAG) which aims at link-ing the north-eastern Asian countries by a high voltage power grid. The planned network consists of 12 EHV/UHV DC interconnections sized at 800 kV and 8-10 GW with distances of 200-2300 km.”

[55] Western money is not doing the talking in Moscow these days, so it seems, paradoxically, that by imposing sanctions on Russia the U.S. and its allies may have whittled away an instrument of leverage they once had.” See Nicholas Trickett, ‘Russia's FDI Outlook Grim, with No Chinese Rescue in Sight', Russia Matters, 11 July 2019, available at

[56] Суходолов Я.А. Современное состояние и перспективы развития внешней торговли России с Китаем / Я.А. Суходолов // Российско-китайские исследования. — 2017. — Т. 1, № 1. — С. 43–49.

[57] Россия в глобальной политике [Электронный ресурс]:Что съезд КПК говорит о будущей внешней политике Китая – 2017. URL: https://globalaffairs.ru/globalprocesses/Chto-sezd-KPK-govorit-o-buduschei-vneshnei-politike-Kitaya-19093

[58] World Energy Outlook 2019, International Energy Agency, available at https://www.iea.org/ weo2019/ JRC (2017) A Chi

[59]ОтчетофункционированииЕЭСРоссиив 2018 году, СистемныйоператорЕдинойэнергетическойсистемы (System Operator of the United Power System), available at https://so-ups.ru/index.php?id=tech_disc2019up

Похожие работы на - Международное сотрудничество Китая и России в сфере энеретики

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!