Власть и социальные нормы в догосударственный период развития общества.

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    ИГП
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2020-02-10
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Власть и социальные нормы в догосударственный период развития общества.

 

Содержание

Введение. 3

1. Характеристика социальной власти догосударственного периода. 5

1.1. Социальная организация первобытного общества. 5

1.2. Предпосылки возникновения государственности в первобытном обществе  9

2. Социальные нормы первобытного общества. 15

2.1. Возникновение и развитие социальных норм. 15

2.2. Характеристика и значение социальных норм. 19

3. Разложение первобытно-общинного строя и появление государства. Прото-государства  27

Заключение. 33

Список литературы.. 35

 

 

 

Введение

 

В современном мире на данном этапе перед обществом стоит такая проблема понимания происхождения самого человека, становление общественных отношений. Социальные, экономические, политические, религиозные и культурные отношения определили развитие человечества, его основные этапы исторического развития. Именно история первобытного общества определила пути развития человечества, поэтому в ней находят источники процессов и явлений, составляющие содержание культуры человека.

Точных сведений о процессе происхождения государства и права нет. поскольку наука пока не знает достоверно о времени и причинах появления самого человека как социального существа и соответст-вующих общественных отношений, которые должны формироваться с его появлением.

К сожалению, к догосударственно организованным обществам в отечественной теоретико-правовой науке редко обращаются как к теме исследования. Вместе с тем вопросы происхождения, зарождения государства и права не могут быть ни комплексно, ни системно исследованы без обращения к тем формам общественной организации, которые существовали до государств.

Актуальность данного исследования состоит в том, что ритуалы, обычаи, обряды, мифы не утратили в современном мире своей роли и влияния на социальные нормы, в том числе и на правовые. Тема становления регулятивной системы в первобытном обществе остается актуальной на протяжении многих десятилетий. Ученые из разных стран мира на протяжении значительного периода времени разрабатывали концепции, объясняющие процесс появления, развития и функционирования социальных норм, упорядочивающих отношения между членами первобытных коллективов.

Целью работы является анализ зарождения государсва в теории государства и права.

Для достижения этой цели в работе решаются следующие задачи:

1. показывается социальная организация в первобытном обществе;

2. описывается общая характеристика власти первобытного общества;

3. показывается общая характеристика социальных норм поведения в первобытном обществе.

Методами исследования является: системный, общенаучный, анализ и синтез.

 

 

 

 

1. Характеристика социальной власти догосударственного периода

1.1. Социальная организация первобытного общества

 

Социальное управление и нормативное регулирование поведения людей в первобытном обществе - проблемная тема. Существуют различные концепции, рассматривающие закономерности формирования и развития примитивных социальных структур, возникновения в недрах этих структур институтов, способствовавших эволюции. В эту эпоху не было государства и права, бытие которых исчисляется лишь несколькими тысячелетиями. Но их история берёт своё начало именно в сравнительно развитых социальных структурах первобытности

Общеизвестным фактом является то, что общество возникло гораздо раньше государства (если первое возникло около 5 млн. лет назад, то появление второго, по разным данным, варьируется в диапазоне от трех до пяти тысяч лет назад). В период зарождения общества, ещё не существовало привычного государственно-организованного социума[1].

Жизнь людей того периода включала в себя различные аспекты – и социальную организацию первобытных коллективов, и экономическую базу, и организацию власти и нормативное регулирование. Причем все эти аспекты жизнедеятельности не оставались неизменными, они изменялись и эволюционировали со временем. Для целей нашего исследования достаточно будет констатации того, что первобытное общество – это организация, в которой существовала общественная собственность на средства добычи, пропитания. Люди в тех условиях были вынуждены жить и трудиться коллективно, так как невозможно было существовать в одиночку.

Политическая организация первобытного общества характеризовалась отсутствием государства и норм права. В данном типе общества преобладали социальные нормы. Предписания, регулирующие и устанавливающие отношения членов любых социальных групп, которые находились в обществе, называются социальными нормами. В первобытном обществе они служили гарантией существования присваивающей экономики[2]. Общество в своем развитии проходило определенные стадии эволюционного процесса (формации) — первобытное, рабовладель­ческое, феодальное, буржуазное (капиталистическое) и социалисти­ческое. Первобытное общество выступало первой в истории чело­вечества формой жизнедеятельности людей, охватывающей период от появления первых людей до возникновения государства.

Человек умелый  — высокоразвитый австралопитек, или первый представитель рода Ното, существовал на Земле около 2 млн лет назад. Человек разумный появился не позднее 40 тыс. лет назад. Что касается процесса формирования первых государств, то это достаточно долгий процесс. Однако можно сказать, что первые государства на планете стали возникать сравнительно недавно, приблизительно 12 тыс. лет назад. Они зарождаются в разных регионах в разное время. Так, первые государства появляются в конце IV тыс. до н.э. или даже немного раньше в Месопотамии, на юго-западе Ирана, а затем в Египте. На некоторых же территориях его не знали до относительно недавнего времени, например до прихода европейцев государства не было в Австралии, на большей части Америки, во многих районах Африки[3].

Таким образом, достаточно длительное время человечество су­ществовало и развивалось вне государства, в рамках первобытного общества.

Исторически первой формой организации догосударственного общества явилась родовая община. По мнению Р.С. Габидулина, род представлял собой группу (общность) людей, объединенных кровным или иным родством, общей собственностью, совместным трудом и уравнительным распределением. Личная, родственная связь сплачивала в единое целое всех членов рода[4]. Таким образом, род был одновременно древнейшим социальным институтом и самой первой формой организации догосударственного общества. Следует согласиться с Р.С. Габидулиным в том, что власть в первобытном обществе олицетворяла силу и волю рода или союза родов: источником и носителем власти (властвующим субъектом) был род, она была направлена на управление общими делами рода, подвластными (объектом власти) являлись все его члены. Здесь субъект и объект власти полностью совпадали, поэтому она была по своей природе непосредственно общественной, то есть не отделенной от общества и не политической. Единственным способом ее реализации было общественное самоуправление. Высшим органом общественной власти в роду было собрание всех взрослых членов общества – мужчин и женщин. Собрание – столь же древнее установление, как и сам род, оно решало все основные вопросы его жизнедеятельности. Здесь избирались предводители (старейшины, вожди) на срок или для выполнения определенных дел, разрешались споры между отдельными лицами и т. д. Решения собрания были обязательными для всех так же, как указания вождя.В эпоху поздней родовой общины организация власти была первобытно-демократической.

Господствовало братство, связанное узами кровного родства, экономическое и общественное равенство, охраняемое органами управления. Род сохранял самоуправление, осуществлявшееся советом, старейшиной. В совет входили все взрослые члены рода. На время военных столкновений избирались предводители — военные вожди.

Род являлся основной организацией жизни человечества на первобытном этапе развития общества, он был основан на отношениях, которые являлись кровнородственными. Для эффективного управления общиной избирались вожди, которые в повседневной жизни регулировали все общественные отношения. Высшей властной и судебной инстанцией рода являлось общее собрание всего взрослого населения. Межплеменные отношения регулировались советом старейшин на общем собрании представителей всех племен.

Таким образом, особенностью социальной организации в догосударственный период являлось то, что она являлась частью жизнедеятельности людей, обеспечивало социальное единство рода или племени. Эти процессы были тесно связаны с примитивными орудиями труда в первобытном обществе, его низкой производительностью. Поэтому возникала в общественной собственности на средства производства и в равном распределении продуктов и необходимость в совместном проживании всех членов рода. Для социальной власти данного периода были характерны следующие признаки: она была распространена только в рамках рода, выражала его волю и основывалась на кровных связях. Она была общественной, строилась на началах первобытной демократии, самоуправления. Органами власти выступали родовые собрания, на которых решали все основные проблемы, которые возникали в жизни человека в первобытном обществе.

 

1.2.  Предпосылки возникновения государственности в первобытном обществе

 

Родовая община функционировала в полной зависимости от природы. Коллективная практика человека в то время почти соединялась с развитием труда и была направлена в основном на добычу пропитания. Охотясь на диких зверей и занимаясь рыболовством, человек не знал иного разделения труда, чем по полу и возрасту. Такое существование являлось обычным для родовой общины на первой ступени ее функционирования. На следующей ступени родового строя, подъем которого пришелся на неолит, произошел скачок к полеводству и скотоводству, что изменило уклад родовой экономики – он превратился в производящий. Превращение присваивающей в производящую экономику сопровождалось увеличением количества людей и возникновением более крупных поселений, помимо сельского хозяйства человек осваивал и другую работу. В родовой общине возникло простейшее кооперирование (совместный, коллективный труд) как исторически первый вид общественной работы. Вследствие ее и, кроме того, постоянного совершенствования трудовых инструментов, обогащения рабочих знаний и способностей человека шло пусть и замедленное, но целенаправленное улучшение эффективности различного рода работ, что вместе с разграничением труда приводило к возникновению предпосылок для приобретения добавочного товара, появлялись условия для материального разделения в родовой общине. Для этого периода характерно зарождение основ таких институтов, как право и экономика. Кроме того, как известно, древнейшие источники, свидетельствующие о развитии правовых институтов, содержатся в виде надписей на папирусах периода построения египетских пирамид, где археологами обнаружены первые подтверждения попыток регулирования трудовых отношений. Эти данные находят свое подтверждение в ирригационной теории происхождения государственности Карла Августа Виттфогеля. Еще одним важнейшим институтом первобытного общества являлись брачно-семейные отношения, регулирование которых было очень сложным и многоэтапным процессом. Безусловно, существовало множество факторов, влияющих на данный процесс, как объективных (территориальная расположенность и социальная обстановка), так и субъективных (самобытность народов). Брачно-семейным отношениям того периода было посвящено несколько работ различных ученых. Одним из самых подробных является исследование Льюиса Моргана, который полагал, что последовательно возникло пять форм семьи – одна выходящая из другой, которые и сформировали развитие идеи семьи - кровнородственная семья, пуналуальная семья, парная семья, патриархальная семья и моногамная семья[5].

С течением времени развитие властных отношений в первобытном обществе, нормативное закрепление трудовых и брачно-семейных отношений между членами первобытной общины позволяют нам сделать вывод о формировании предпосылок возникновения государственности и первых элементов правовой политики государства, ведь, как мы знаем, правовая политика государства содержит в себе основные принципы, на которых осуществляется взаимодействие личности и власти с точки зрения существующих законов, она отражает властные указания и правовые предписания.

Основными «носителями власти» в первобытном обществе были старейшины и вожди, собрание взрослых членов общины, жрецы. При этом существовала процедура выборности, сменяемости лиц, обладавших властью. Власть в первобытном обществе осуществлялась не только на основе авторитета вождя, но и на возможности использования механизмов жесткого принуждения, она основывалась на семейных отношениях, так как основой организации был род, то есть личный, а не территориальный союз. Кроме того, власть была общественной, основывалась на материальном и социальном равенстве всех членов рода. Нарушитель сложившихся правил поведения мог быть строго наказан, вплоть до лишения жизни. В примитивное время, когда в условиях палеолита появились люди сегодняшнего физиологического вида, возникла и родовая община. К этому периоду человек уже научился находить и охранять пламя, использовать простые орудия различных функций из древесины, кремня, поэтапно переходил от бродяжничества к оседлости. Со временем такие явления, как бродяжничество и отсутствие постоянного места жительства, стали предпосылками формирования правовых норм запретительного характера. Наиболее жестким регулированием таких явлений отмечено советское законодательство, устанавливающее также санкции за бродяжничество и нарушение правил режима проживания как лишение свободы[6].

Одновременность социального и имущественного расслоения, их взаимосвязь привели к формированию племенной знати - родовой аристократии. Знатный человек - имеющий известных предков, которых все знали благодаря их богатству и влиянию. Аристократия в буквальном переводе означает «власть лучших», это знатность по происхождению. Практика перераспределения участков родовой земли каждую весну по жребию усилиями аристократов была прекращена, наделы закрепились в наследственном пользовании. Таким образом к своим и без того значительным участкам земли знатные добавили земли своих должников. Для обработки таких значительных массивов стали широко применять труд рабов — как военнопленных, так и своих собственных сородичей, попавших в долговое рабство. Труд рабов стал очень выгоден, что привело к быстрому развитию самого рабовладения.

Это позволило знати окончательно отстраниться от любого участия в производительном труде. Все важнейшие вопросы жизни племени по-прежнему решались на таких сходках, где могли присутствовать только взрослые боеспособные мужчины. Для последней стадии первобытно-родового строя, предшествующего появлению государства, применяют название период «военной демократии». Демократия - потому что формально, каждый сородич имел право равного голоса в народном собрании. Военная - потому что это была демократия не для всех, а только для мужчин-воинов. Но это демократия на стадии умирания, потому что реально вся власть и в обществе, и на сходках теперь принадлежала только аристократам. Народ становился всё более и более бесправным, а любые проявления недовольства бедных сородичей быстро подавлялись лично пре­данной вождю дружиной[7].

Власть становилась окончательно оторванной от народа и стоящей над ним. Нарастание противоречий в обществе выявило невозможность их разрешения в рамках родовой морали. Возник­новение публичной власти, отделённой от народа, сделала неиз­бежным формирование новых органов управления, соответствую­щих сложившимся новым экономическим и социальным условиям. Так появилось государство, как новый тип социальной организа­ции общества.

В заключение можно сказать, что социальные регуляторы догосударственного периода позволяли первобытным людям создать условия для формирования в первобытном обществе устойчивых и гарантированных социальных отношений.

 

 

 

 

 

 

 

2.  Социальные нормы первобытного общества

2.1. Возникновение и развитие социальных норм

 

Известно, что в племенах регулирование осуществлялось ритуалами, обрядами, обычаями, табу, религиозными нормами. Однако в основном отношения регламентировались обычаями (исторически сложившимися правилами поведения, вошедшими в привычку и не вызывавшими сомнения в их справедливости, в результате их длительного и многократного применения). Они существовали в поведении и сознании людей как правило и обеспечивались в основном силой привычки, а также соответствующими мерами убеждения и принуждения. Обычаи выражали интересы всех членов рода и племени, были преимущественно неписанными, устно передавались из поколения в поколение. С развитием общества возникла потребность ввести право в виде законов. Профессор А.Б.Венгеров считает[8], что нормы поведения в таком обществе не могут быть отнесены ни к категории правовых, ни к категории моральных норм. Они имеют характер «мононорм», т.е. единых, специфических норм первобытного общества. «Мононорма» – это норма, соединяющая в себе правило поведения общесоциального, религиозного и правового характера По мнению В.П. Алексеева и А.И. Першица[9], использование понятия «обычного права», то есть права, источником которого является обычай, применительно к первобытным обществам является неправильным, а допустимо лишь использование понятия «мононормы». Они считают, что обычным правом называют и сами обычаи эпохи классообразования, и социальные нормы в первобытном обществе вообще. Но права в строгом смысле этого слова не могло быть там, где еще не было государства. Профессор Г.В.Мальцев считает, что мононормы – не исчезнувшие явление первобытной культуры, а вполне реальное явление, которые соединяют в себе и религиозную заповедь, и моральный принцип, и правовое требование. Однако есть и другая точка зрения, которая опирается на следующий тезис: где общество, там и право. Такой подход к пониманию проблемы происхождения права используется в западной литературе. Таким образом, существуют различные точки зрения по вопросу становления регулятивной системы первобытного общества[10].

Единственной властью в раннепервобытной общине была общественная воля, которая выражалась в двух формах:

 В унаследованной от праобщины форме табуитета, преграде, возведенной против разрушительных и кровавых стремлений, являющихся наследством человека, полученным от животных. Также ее называют праморалью.

 Табу по меркам современного права являлось негативной нормой, имеющей не предписывающий, а запрещающий характер. Возникновение этого обычая было обусловлено тремя причинами: 1. Глубоким убеждением людей в том, что определенные действия неизбежно приведут к опасности не только самого субъекта, но и весь коллектив. 2. Инстинктивным страхом перед неизведанным, непосредственно связанным с этим действием. 3. Своего рода приверженностью к совершению того или иного поступка. Отсюда и вытекает необходимость в наложении запрета, ограждении человека от опасного деяния. Изначально табу возникли для подавления непосредственно животных инстинктов человека. Данная система регулирования поведения человека не совсем сопоставима с современной моралью, так как не влекла за собой осуждение со стороны общественного мнения как сейчас, а грозила физическим наказанием или даже смертью. Однако в дальнейшем именно из табуитета и выросла мораль. В раннепервобытном обществе экономические отношения основывались на собственности и закреплялись в морали, в которой выражалась воля общества в целом.

Если в раннепервобытном безраздельно господствовало распределение по потребностям, то в позднепервобытном возникло и начало приобретать все большее значение распределение по труду[11], что закономерно влекло за собой становление имущественного и социального неравенства. С возникновением в таком виде экономических взаимодействий избыточного продукта привело к активным контактам людей на основе имущественных интересов. Также одним из основных источников конфликтов стал имущественный ущерб. Принцип талиона распространился теперь не только на нанесение эквивалентного ущерба, но и на его возмещение.

Широко распространялись случаи, в которых не были очевидны виновность одной из сторон и размеры причиненного ей ущерба. Решением таких затруднительных ситуаций стал так называемый третейский суд. Конечно, в первобытные времена он представлял собой примитивные формы посредничества. Третейский суд не был постоянным органом. Иными словами, спорящие стороны сами призывали по своему желанию посредника, решение которого было не обязательно для исполнения, однако же, стороны прислушивались к нему в большинстве случаев, так как этого требовала общественность. В предклассовом обществе экономические отношения собственности стали выражаться и закрепляться не в нормах морали, а в нормах обычного права. Но, конечно, только областью сугубо имущественных отношений имущественное право не ограничивалось. Оно, в частности, регулировало семейнобрачные отношения. И по-прежнему играло важнейшую роль в делах, связанных с убийством, нанесением телесных повреждений, насилием и причинением различного рода других обид[12]. Прагосударство первоначально возбуждало дело по своей инициативе лишь тогда, когда совершалось покушение на власть и особу правителя. В дальнейшем обычай кровной мести исчез по причине приобретения монополии на убийство подданных только государством, все остальное считалось преступлением. Так постепенно формировалось уголовное право. В процессе дальнейшего развития обычное право никуда не исчезло. Оно все еще широко применялось на низших уровнях классового общества, однако уже было значительно ущемлено в потенциале общественного воздействия на других более высоких уровнях. Как видно из вышеизложенного, стадии развития права напрямую связаны и с экономическим развитием отдельных коллективов. Это со временем привело и к государственности, однако нельзя ограничиваться только экономическим аспектом. Важную роль сыграло и усложнение межличностных отношений.

 

 

2.2.  Характеристика и значение социальных норм

 

Приступая к изучению вопроса о социальных нормах в догосударственно организованных обществах, необходимо начинать с ответа на вопрос, что представляет собой норма вообще. Кроме того, потребуется дифференцировать социальные нормы и нормы права. Как нам представляется, в догосударственно организованном обществе право ещё окончательно не выделяется из прочих социальных норм (что привело к появлению концепции мононорм). Так, В. М. Хвостов говорил о том, что правила человеческого общежития могут быть названы социальными нормами. К их числу относятся нормы морали и нормы права. Те социальные нормы, которые подкреплены государственным принуждением, могут быть названы юридическими нормами. Они составляют собой основу права[13]. Другой исследователь – И. А. Ильин – полагал, что в таком случае содержанием нормы права должно было быть понимание справедливого поведения, справедливости. Под последней он понимал не только справедливое внешнее поведение, но также и внутреннее, духовное отношение субъекта права к правовому предписанию, к норме права, его содержащей[14]. В силу сказанного нормы права должны были бы согласовываться с требованиями морали. А те, в свою очередь, могли бы служить определённым ориентиром для правовых норм, вкладывать в содержание норм права глубокое моральное значение. Норма, по мнению И. А. Ильина, должна быть направлена на поддержание равенства и справедливости (скорее, распределяющей, чем уравнивающей) между людьми, субъектами права. Те правовые нормы, которые согласовывались с понятием о справедливом и нравственном, должны быть причислены к естественному праву. Те же нормы, которые полностью не отвечали требованиям справедливого, следовало бы отнести к писаному (позитивному) праву.. Следовательно, нормы права, по мнению И. А. Ильина, должны быть связаны с нормами нравственности, религиозными нормами, которые уже существовали в догосударственном обществе. Кроме того, представляется уместным говорить о наличии норм права, в том числе и в догосударственном обществе, если только не стоять на строго позитивистских позициях. Т. В. Кашанина предлагает в социальных нормах догосударственного общества видеть, во-первых, нормы саморегуляции. Исследовательница полагает, что саморегуляция представляет собой «изобретение» первобытного человека, который научился самостоятельно регулировать своё поведение либо же влиять на поведение другого человека, помимо силового воздействия. При этом среди регуляторов указываются, например, магия, культовые ритуалы и т. д.

Особенностью социальных норм в догосударственный период являлось то, что они, по сути дела, в саму жизнедеятельность людей, выражая и обеспечивая социально-экономическое единство рода, племени. Это было связано с несовершенством орудий труда, его низкой производительностью. Отсюда проистекала необходимость в совместном проживании, в общественной собственности на средства производства и в распределении продуктов на основе равенства.

Названный выше автор считает, что к числу социальных норм первобытного общества следовало бы отнести ритуалы, обряды, обычаи, мифы, религиозные нормы, моральные нормы (нормы нравственности)[15]. Ритуалы как вид социальных норм следует понимать в качестве некоего правила поведения, акцент в котором делается на внешней форме его исполнения, причём данная форма будет представлять собой застывший образец, канон. При этом содержание ритуала становится не столь важным, больше внимания обращается на внешнюю его форму, строгость в соблюдении, повторяемость. В качестве социальных норм ритуалы выполняли, например, регулятивную функцию, которая свойственна всем социальным нормам. Так, человек, попавший в ту или иную ситуацию, придерживаясь ритуала, тем самым регулировал своё поведение, следовал заранее заданному образцу (что происходит и в случае с исполнением нормы права). Обряд, в свою очередь, представляет собой правило поведения, заключающееся в исполнении набора символических действий. При этом связь обряда, по мнению Т. Ф. Кашаниной, с психикой человека теснее, чем у ритуала. Обряд позволял устанавливать связь между относительно большими группами людей, тем самым регулируя их поведение. Кроме того, обряд – более сложная процедура, чем ритуал, а потому требовал восполь- зоваться услугами жреца, шамана и т. д. Как социальная норма ритуал обеспечивал выполнение воспитательной функции. Необходимо отметить, что не только в архаических обществах ритуал играл определённую роль.

 Так, Закон XII Таблиц и шире – раннее римское право смотрели на совершение сделки, отправление правосудия и т. д. как на своеобразный обряд либо же ритуал. Судебный процесс в римском праве сопровождался символическими, ритуальными действиями. Кроме того, на законы (нормы права в целом) смотрели как на сделку с богами. В обмен на благосклонность небожителей римляне обеспечивали соблюдение тех или иных правил поведения. Следовательно, ритуалы и обряды не утратили своей роли и влияния на социальные нормы, в том числе и на правовые. Что касается мифа как социальной нормы, то на представляется следующее: необходимо поставить вопрос о возможности его включения в изучаемую группу. Так, А. Ф. Лосев отмечал, что миф представляет собой целостную картину восприятия мира. В этой связи трудно согласиться с мнением Т. В. Кашаниной по поводу того, что миф – это образный пример, учащий людей тому, что следует делать. Скорее, миф включает в себя как картину мира, так и нормы поведения в нём. Следовательно, социальные нормы – это лишь часть мифа. Вероятнее всего, следует говорить о том, что миф включает в себя ритуалы, обряды, соответствующие мифологии того или иного народа [16]. Указанный список социальных норм дополнили В. П. Алексеев, А. И. Першиц, указав, что в первобытном обществе следует выделить также мононормы, иными словами, нормы поведения, которые не могут быть отнесены только лишь к моральным нормам или только к нормам права. Вместе с тем концепция мононормы подвергается вполне обоснованной критике. В первую очередь, достаточно трудно говорить о том, что только мононорма воспринималась как недифференцированное правило поведения, включающее в себя как нормы права, так и нормы нравственности, ритуалы и т. д. До настоящего времени практически в любом обществе многие граждане не различают в том или ином правиле строго нормативный или строго моральный характер. В большинстве случаев они не задумываются о подобном делении, и только уделом профессионаловюриста является подобная дифференциация. То же самое свойство можно смело приписать древним, догосударственно организованным обществам. Выше мы уже отметили ряд функций социальных норм, которые можно свести как минимум к двум общим функциям. Первая функция сводится к тому, что догосударственные социальные нормы освобождают человека от страха перед окружающим миром, в первую очередь перед другим человеком. Высвободившиеся силы человек мог направить на преобразование окружающего мира, что в конечном счёте сыграло положительную роль. Вместе с тем для реализации данной функции требовалось бы, чтобы и другой человек придерживался соответствующих социальных норм. Среди причин воздерживаться от негативного воздействия на другого человека можно было бы назвать недостаток знаний по вопросам, связанным с тогдашней «магией»: человек просто подчинялся шаману, колдуну и т. д., воспринимая их повеления как должное. Второй функцией, которая исполнялась посредством социальных норм, можно было бы назвать стабилизацию отношений в догосударственном обществе. Представляется, что социальные нормы исключали чисто субъективные моменты, например, мотивы соплеменников, инородцев, и ставили их под внешний контроль. В ином случае интересы борьбы за выживание требовали бы от тогдашних людей – без соответствующих норм – поддерживать состояние войны «всех против всех», так ярко описанное, например, Гоббсом и другими сторонниками доктрины «общественного договора». Представляется, что в чём-то представители указанной концепции были правы. Нам видится необходимым кратко показать, в чём же заключалась противоположность социальных норм – отсутствие понятия о должном. Если для античных философов первобытное состояние представляло собой «Золотой век», то, условно говоря, первобытное состояние в философии Гобсса – это «Железный век», век крови и борьбы всех против всех. Естественное право для Гоббса означало возможность человека претендовать на всё, потребное для своего существования. При этом, конечно же, как мы указывали выше, разные люди претендуют на одно и то же. В связи с этим человек, в силу своей довольно-таки низкой природы, может пойти на всё: обман, убийство, подкуп и т. д. Это ведёт к царству «Железного века», всеобщей бойне, то есть войне каждого с каждым, что, в свою очередь, грозит полнейшим истреблением человеческого рода. Но так как каждый человек хочет жить и продолжать своё существование (как минимум из чувства самосохранения), то каждый человек оказывается заинтересованным в установлении порядка, который подарил бы ему жизнь. А это значит, что значительное число людей однажды придёт к выводу о необходимости установить общественный порядок путём заключения общественного договора. В последнем должны (как минимум теоретически) принять участие все люди – как умершие, так и ещё не родившиеся, в ином случае снова начнётся война на взаимное уничтожение из корыстных целей [17]. Собственно, социальные нормы играли роль, которую представители теории государства и права прошлых веков приписывали общественному договору.

В связи с этим можно прийти к ряду выводов: –Скорее всего, мононорму следовало бы понимать как научную концепцию, а не реальность; – миф включает в себя как картину мира, так и нормы поведения в нём. Следовательно, социальные нормы – это лишь часть мифа. Вероятнее всего, следует говорить о том, что миф включает в себя ритуалы, обряды, соответствующие мифологии того или иного народа; – можно указать как минимум на две функции социальных норм в догосударственно организованных обществах. Первая функция сводится к тому, что догосударственные социальные нормы освобождают человека от страха перед окружающим миром, в первую очередь, перед другим человеком. Второй функцией, которая исполнялась посредством социальных норм, можно было бы назвать стабилизацию отношений в догосударственном обществе.

3. Разложение первобытно-общинного строя и появление государства. Прото-государства

 

Одним из важнейших последствий разложения первобытно-общинного строя, имевшим прямое отношение к генезису государства и права, было развитие межродовых связей и формирование надобщинных структур. Возникновение и эволюция этих структур проходили в значительной степени спонтанно и приобретали под воздействием конкретно-исторических фактов различные формы. Некоторые из них были типичными для одних народов, но не получили развития у других. Особо заметную роль в процессе становления государственности сыграла одна из форм межобщинных связей и организационных структур - племенной строй. Однако в современной литературе его универсальность и значимость иногда ставятся под сомнение. Естественным результатом эволюции общинного строя (особенно при позднеродовой общине) было возникновение множества новых семейноклановых общин, что привело к возникновению более крупных социальных образований - братств (фратрий) и племен, а иногда и к конфедерации племен. Племя, как правило, имело свою территорию, имя, язык (или диалект), свои религиозные и бытовые обряды. Постепенно складываются и органы племенного самоуправления, прежде всего племенной совет, в который обычно входили вожди (старейшины) всех составлявших племя родов. Члены племенных советов, а также вождь племени избирались соплеменниками и могли быть ими смещены. Любой член племени имел возможность выступить на заседании совета и высказать свое мнение по поводу решений или действий вождя. Деятельность племенных органов способствовала организации коллективных работ, расширению связей между семейно-клановыми группами (в частности, межобщинному обмену продуктами), урегулированию межклановых конфликтов, а также отношений с другими племенами. Первоначально эти органы решали лишь те вопросы, которые выходили за пределы интересов отдельных семейно-клановых групп. Так, распределительные (редистрибутивные) отношения долгое время были вне ведения племенных советов и регулировались родовыми, а не племенными обычаями. Но постепенно по мере развития производящей экономики, усложнения внутриплеменной организации центр тяжести в родоплеменном самоуправлении смещается на племенной уровень, что неизбежно подрывает значимость и устойчивость общинной демократии. Все большее значение приобретают также племенные нормы (обычаи, обряды и т.д.), регулировавшие взаимоотношения между родовыми общинами, но неизбежно воздействовавшие и на их внутреннюю жизнь. Важным этапом в предыстории государства и права стало, наряду с образованием сложных надобщинных структур и соответствовавших им механизмов социально-нормативной регуляции, формирование принципиально новых основ управления обществом, являющимся по своей сути предгосударственным. Новый тип управленческой деятельности определялся потребностями общественной жизни, усложнением хозяйственной деятельности и всей системы социокультурных связей людей. Необходимость организовывать и контролировать общественные работы, хранить и распределять продовольственные и иные ресурсы, поддерживать обменные отношения с соседними группами привела к выделению специального слоя организаторов производства, которые обладали необходимыми навыками и умениями и использовали при этом целую систему мифологических и религиозных символов. Наряду с другими видами общественного разделения труда (отделение скотоводства от земледелия и т.д.) происходит выделение управленческой деятельности, которая постепенно превращается в профессиональную[18].

Разделение людей на две неравные по численности группы (управляющих и управляемых) приобретает огромное общественное значение, является последней ступенью в создании государства. Управленческие посты дают их обладателям большие материальные выгоды, позволяют им навязывать свою волю коллективу. Формирующаяся управленческая верхушка не желала расставаться с властью и привилегиями, стремилась закрепить ее за своими семьями и кланами. Организационная деятельность приобретала политический характер, а административно-общинная знать превращалась в государственную. Нередко общинная верхушка, используя свой традиционный авторитет и систему религиозно-мифологических обоснований, стремилась консолидироваться в замкнутую, закрытую для большинства соплеменников группу сословного или кастового характера. Меняется в формирующемся протогосударстве и положение вождя, который все больше опирается на административную иерархию, усиливая тем самым свою власть. Таким образом, протогосударство возникает не как внешняя по отношению к родоплеменной системе сила, а как логическое и естественное продолжение общинных структур. Оно скреплялось общими интересами и потребностями семейно-клановых групп, но отличалось от предшествующих систем социального управления созданием сложной административной иерархии. Венцом этой иерархии становится вождь, власть которого приобрела авторитарный и сакральный характер. В литературе нередко называется ряд факторов, способствующих возникновению первичных надобщинных структур и протогосударства. К числу этих факторов обычно относят экологическую среду (теплый климат, плодородные почвы, водные ресурсы и т.д.), устойчивый уровень производства, дающий сравнительно большой избыточный продукт, демографический оптимум. Важным, хотя и вторичным фактором являются завоевания и войны. Последние не могут повлиять на внутренние процессы эволюции общинных связей, но они ведут к созданию мощных военноорганизационных структур, способствующих ускоренному формированию протогосударств. Немаловажен тот факт, что нередко генезис государства протекал в особо привлекательных по природным условиям регионах, в пределах которых возникало сразу несколько протогосударств. Такие изначальные государственные образования получили название первичных протогосударств. Между этими протогосударствами возникали острые противоречия, которые приводили к военным столкновениям. В конечном счете победу одерживало государство, чья военная организация оказывалась более сильной и эффективной. Это могла быть военная демократия. Однако ее значение и распространенность в течение длительного времени преувеличивались в литературе (начиная с работ известного американского этнографа XIX в. Л. Моргана). Значительно более распространенными были государства, выступавшие в виде военноиерархических структур. В ходе войн и естественного роста возникали также так называемые вторичные государства, которые объединяли несколько небольших первичных протогосударств или включали иногда огромные территории как с родоплеменньми, так и с уже сложившимися государственными структурами. Эти государства, имевшие достаточно сложные организационно-управленческие структуры и выполнявшие самые различные административные функции, имели доклассовый характер. Следует особо подчеркнуть, что протогосударства как ранние и простейшие государственные образования сформировались в эпоху, когда общество еще не знало классового деления. Оно возникает на более высоких ступенях не без активного воздействия самой государственной власти. Таким образом, современные исторические, этнографические и иные данные убедительно свидетельствуют, что ранние государственные образования возникают не на базе классового господства, как долгое время было принято считать в нашей литературе, а складываются спонтанно в ходе естественного развития самого общинного строя из сложных надобщинных структур. Один из наиболее характерных признаков протогосударства - образование сложных организационно-управленческих систем, постепенно становящихся замкнутыми и отрывающимися от породившего их общества. Образование протогосударств - это своеобразный прорыв человечества из предыстории в цивилизацию. На различных континентах и у разных народов в силу неравномерностей самого исторического процесса такой прорыв происходил в разное время, растянулся на века и даже на тысячелетия. Первые цивилизации и протогосударства сложились на Востоке еще в IV-III тысячелетии до н.э. Несколько позднее переход к государственности и к цивилизации происходит в Средиземноморском бассейне, в античном мире. У большинства народов Европы падение первобытнообщинных порядков и становление государственности завершается лишь в средние века. В Африке, Полинезии и в некоторых других регионах земного шара догосударственные семейно-клановые отношения просуществовали вплоть до XIX-XX вв. и уступили свои позиции не в результате естественного развития, а в ходе европейской колонизации. Как свидетельствует материал последующих глав, несмотря на некоторые общие вехи в предыстории государства и права, происхождение и развитие государств (первичных, вторичных и т.д.) у разных народов имеет свои неповторимые черты и особенности.  

 

 

 

Заключение

Таким образом, достаточно длительное время человечество существовало и развивалось вне государства, в рамках первобытного общества.

Исторически первой формой организации догосударственного общества явилась родовая община. Род представлял собой группу (общность) людей, объединенных кровным или иным родством, общей собственностью, совместным трудом и уравнительным распределением. Личная, родственная связь сплачивала в единое целое всех членов рода . Таким образом, род был одновременно древнейшим социальным институтом и самой первой формой организации догосударственного общества.

Особенностью социальной организации в догосударственный период являлось то, что она являлась частью жизнедеятельности людей, обеспечивало социальное единство рода или племени. Эти процессы были тесно связаны с примитивными орудиями труда в первобытном обществе, его низкой производительностью. Поэтому возникала в общественной собственности на средства производства и в равном распределении продуктов и необходимость в совместном проживании всех членов рода.

К социальным нормам догосударственно организованных обществ следует отнести: обряды, ритуалы, моральные нормы, религиозные нормы, правовые нормы (принимаемые не государством, но обладающими авторитетом группами, людьми, либо же обычаи, обладающие силой права); – мононормы вряд ли следует причислять к социальным нормам догосударственно организованных обществ, так как имеется вопрос о возможности их реального существования. Уже в догосударственную эпоху складывается судопроизводство, возможность разбирательства нарушений норм с его помощью является еще одним доводом в пользу правового характера второй части догосударственных норм.

Первые государства на земле возникли на Древнем Востоке и они были рабовладельческими. Древнейшие из них образовались на территории Азии и Африки (регион, охваты­вающий нынешние Египет, Ирак, Израиль, Ливан и ряд других стран), где существовали наиболее благоприятные по тем временам природные условия для развития производственной деятельности и существования самих людей.

Государство может возникнуть только на базе производящей экономики. Поскольку только она обеспечивает излишки и появление избыточного продукта. Цепочка, ведущая к появлению государства: - производящая экономика — избыточный продукт - имущественное неравенство - социальное неравенство — появление частной собственности на средства производства - обра­зование классов — формирование государства.

 

Список литературы

1. Алексеев, В. П. История первобытного общества / В. П. Алексеев, А. И. Першиц. – М.: Астрель, 2015. – 350 с.

2. Авдащенкова, М. В. Томас Гоббс глазами исследователей его творческого наследия XX–XXI веков / М. В. Авдащенкова // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. – 2013. – № 12. – 44 с.

3. Беликов А.П. Первобытное общество [Электронный ресурс] : учебное пособие / А.П. Беликов. — Электрон. текстовые данные. — Ставрополь: Северо-Кавказский федеральный университет, 2017. — 147 c.

4. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. - М.: Новый Юрист, 2017. - 624 c.

5. Жидков О.А. История государства и права зарубежных стран: Учебник: Том 1: Древний мир и Средние века / Н.А. Крашенинникова, О.Л. Лысенко, В.А. Савельев и др. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2017. - 720 с.

6. Захарова Ю.Б. Теория государства и права [Электронный ресурс] : учебное пособие для ССУЗов / Ю.Б. Захарова. — Электрон. текстовые данные. — Саратов: Ай Пи Эр Медиа, 2015. — 135 c.

7. Ильин, И. А. Общее учение о праве и государстве / И. А. Ильин. – М.: Изд-во «АСТ», 2013. – 510 c.

8. Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М.: Высшая школа, 2014. – 325 с.

9. Лосев, А. Ф. Софисты. Сократ. Платон / А. Ф. Лосев. – Харьков: Фолио, 2000. – 801 с.

10. Малахов В.П. Теория государства и права: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / В.П. Малахов, И.А. Горшенёва, А.А. Иванов. — Электрон. текстовые данные. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2015. — 159 c.

11. Оксамытный В.В. Общая теория государства и права: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению «Юриспруденция» / В.В. Оксамытный. — Электрон. текстовые данные. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2015. — 511 c.

12. Семенов Ю.И. О «социологии племени», теоретическом мышлении и многом другом.// Этнографическое обозрение. №5. М., 1999. С. 139-148.

13. Теория государства и права: Учебник для вузов / Отв. ред. В.Д. Перевалов. - 4-e изд., перераб. и доп. - М.: НОРМА: ИНФРА-М, 2011. - 496 с.

14. Хвостов, В. М. Общая теория права / В. М. Хвостов. – М.: Либроком, 2016. – 215 с.

 



[1] Беликов А.П. Первобытное общество [Электронный ресурс] : учебное пособие / А.П. Беликов. — Электрон. текстовые данные. — Ставрополь: Северо-Кавказский федеральный университет, 2017. С.- 78.

[2] Алексеев, В. П. История первобытного общества / В. П. Алексеев, А. И. Першиц. – М.: Астрель, 2015.  с.248

[3] Беликов А.П. Первобытное общество [Электронный ресурс] : учебное пособие / А.П. Беликов. — Электрон. текстовые данные. — Ставрополь: Северо-Кавказский федеральный университет, 2017. С. – 28.

[4] Габидуллин Р.С. Философия права. – М., 2014 с. -37.

[5] Хвостов, В. М. Общая теория права / В. М. Хвостов. – М.: Либроком, 2016 с. -74.

[6] Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М.: Высшая школа, 2014. С. -67.

[7] Беликов А.П. Указ. Соч. С. -29.

[8] Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. - М.: Новый Юрист, 2017.с. 27.

[9] Алексеев, В. П. История первобытного общества / В. П. Алексеев, А. И. Першиц. – М.: Астрель, 2015. С. 29.

[10] Оксамытный В.В. Общая теория государства и права: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению «Юриспруденция» / В.В. Оксамытный. — Электрон. текстовые данные. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2015. С. -104.

[11] Семенов Ю.И. О «социологии племени», теоретическом мышлении и многом другом. Этнографическое обозрение. №5. М., 1999. С. 13.

[12] Семенов Ю.И. указ. Соч.С. 13

[13] Хвостов, В. М. Общая теория права / В. М. Хвостов. – М.: Либроком, 2016. С. 215

[14] Ильин, И. А. Общее учение о праве и государстве / И. А. Ильин. – М.: Изд-во «АСТ», 2013. С. 510

[15] Кашанина, Т. В. Происхождение государства и права / Т. В. Кашанина. – М.: Высшая школа, 2014. с. 323.

[16] Лосев, А. Ф. Софисты. Сократ. Платон / А. Ф. Лосев. – Харьков: Фолио, 2000. с. 801

[17] Авдащенкова, М. В. Томас Гоббс глазами исследователей его творческого наследия XX–XXI веков / М. В. Авдащенкова // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. – 2013. – № 12. с. 44

[18] Захарова Ю.Б. Теория государства и права [Электронный ресурс] : учебное пособие для ССУЗов / Ю.Б. Захарова. — Электрон. текстовые данные. — Саратов: Ай Пи Эр Медиа, 2015.с. 77.

Похожие работы на - Власть и социальные нормы в догосударственный период развития общества.

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!