Метафора в публицистическом тексте

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Русский язык культура речи
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2019-06-05
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Метафора в публицистическом тексте

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………...4

Глава I. ЯЗЫКОВАЯ МЕТАФОРА В ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ЯЗЫКА…………………………………………………………….18

2.1. История изучения метафоры в отечественной лексикологии………18

2.2. Механизм метафоризации. Основа метафорического переноса…….20

2.3. Типы регулярных метафорических переносов………………………..22

2.4. Метафора и сравнение…………………………………………………….24

2.5. Классификация метафор………………………………………………….24

2.5.1. Антропоморфная метафора…………………………………………….27

2.5.2. Природоморфная метафора…………………………………………….28

2.5.3. Социоморфная метафора……………………………………………….28

2.5.4. Артефактная метафора…………………………………………………29

2.6. Метафора в публицистике………………………………………………..30

Выводы по первой главе………………………………………………………31

Глава II. СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТАФОРИЧЕСКИХ ЗАГОЛОВКОВ ГАЗЕТ РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ………………………………………………………………..…..33

3.1. Антропоморфная метафора в газетных заголовках…………………..35

3.2. Природоморфная метафора в газетных заголовках…………………..38

3.3. Социоморфная метафора в газетных заголовках……………………..41

3.4. Артефактная метафора в газетных заголовках……………………….45

Выводы по второй главе……………………………………………………...48

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...50

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………….53

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………...60

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Данная работа посвящена изучению метафорических моделей в публицистических текстах (на материале газетных заголовков).

В создании языковой картины мира метафоры играют особую роль. Они выполняют множество разнообразных функций, и в разных типах дискурса доминантными выступают их различные функции. Природа значения метафор неразрывно связана с фоновыми знаниями носителя языка, с культурными и историческими традициями того или иного народа, а также с практическим опытом отдельной личности.

Выбор объекта исследования обусловлен рядом причин. Во-первых, метафора, являясь психолингвистической категорией, уникальна как форма проявления имплицитных текстовых смыслов и способов устранения хаотичности в структурах знаний индивидуума. Во-вторых, она является неотъемлемой частью публицистического текста: средства массовой информации находятся в непосредственном контакте с категориями экспрессивности, эмоциональности и оценочности, связанными с культурой языкового общения. Метафора делает газетную речь более доступной, эффективной и активно влияет на сознание читателя.

Актуальность данного исследования обусловлена современными тенденциями в лингвистике, общим направлением научных изысканий в области анализа дискурса. Анализ метафорических моделей публицистических текстов позволяет проследить определённые тенденции в сфере общественного сознания.

Целью данной выпускной квалификационной работы является комплексное изучение особенностей создания и функционирования метафорических моделей в структуре публицистических текстов.

В соответствии с поставленной целью сформулированы следующие задачи:

1)   рассмотреть свойства публицистического текста, его структуру, лингвистические и когнитивные особенности;

2)   проанализировать функции газетных заголовков;

3)   изучить механизмы метафоризации;

4)   выявить роль метафоры в публицистических текстах;

5)   изучить особенности создания и частоту употребления метафор отдельных тематических групп в газетных заголовках.

Для достижения намеченной цели использовались следующие методы исследования:

· описательный;

· статистический;

· контекстный анализ.

Объект данного исследования представляют метафоры различных тематических групп в заголовках публицистических текстов местной печати.

Предметом исследования являются общие и специфические закономерности метафорического моделирования реальности в газетных заголовках Республики Калмыкия.

В качестве практического материала выступили газетные заголовки, в составе которых использованы метафоры. Для исследования были выбраны такие издания местной печати, как «Известия Калмыкии», «Калмыцкая правда», «Парламентский вестник Калмыкии», «Современная Калмыкия», «Степная мозаика», «Элистинский курьер», «Элистинская панорама» (выпуски последних пяти лет – с 2013 по 2018 год).

В качестве гипотезы исследования выдвигается предположение о том, что метафоры являются одним из наиболее универсальных средств придания заголовку экспрессии. При этом в заголовках с метафорическим переносом на передний план выступает функция воздействия на массы, заключающаяся в стремлении автора публикации оказывать влияние на читателя с целью достижения практических социальных результатов.

Научная новизна работы заключается в попытке впервые комплексно рассмотреть метафорические модели как функциональную единицу в структуре заголовков печатных периодических изданий Республики Калмыкия.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в том, что в нём определяются особенности создания и функционирования метафорических моделей в публицистических текстах.

 Практическая значимость исследования определяется возможностью использовать её результаты в процессе преподавания в высших учебных заведениях ряда научных дисциплин, при написании дипломных и курсовых работ.

Структура работы: настоящая  работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

 

 

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава I. ЯЗЫКОВАЯ МЕТАФОРА

В ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ЯЗЫКА

Как объект научного исследования метафора со времён античности и до наших дней пользовалась вниманием ученых-гуманитариев. За сотни лет наука накопила огромные запасы знаний о метафоре и её роли в языке и речи.

Термин «метафора» принадлежит Аристотелю и связан с его пониманием искусства как подражания жизни. Метафора Аристотеля практически неотличима от уподобления и сравнения, гиперболы (преувеличения), синекдохи и простого сравнения, поскольку во всех этих случаях подразумевается перенесение смысла с одного явления на другое [Аристотель, 1997: 110].

Изучением метафоры занимались многие отечественные учёные.

1.1. История изучения метафоры в отечественной лексикологии

При определении роли поэтической метафоры как способа познания мира С.Р. Левин разграничивает два способа выражения знания: когниции, которые стремятся приблизиться к объективной истине и основываются на реальных фактах, и концепции, которые характеризуются как «проекции» поэтических метафор [Левин, 1965: 293-299].

Н.Д. Арутюнова выделила тип когнитивной метафоры, которая функционирует в сфере признаковой лексики и является средством создания вторичных языковых предикатов, обозначающих процессы и признаки непредметного мира. В своей работе «Метафора и дискурс» она отмечает: «Метафора выводит наружу один из парадоксов жизни, состоящий в том, что ближайшая цель того или другого действия (и в особенности творческого акта) нередко бывает обратна его далёким результатам: стремясь к частному и единичному, изысканному и образному, метафора может дать языку только стёртое и безликое, общее и общедоступное»  [Арутюнова, 1990: 296-297].

Э.А. Лапиня подчёркивает, что термин «метафора» после выполнения своей когнитивной роли на этапе становления научной гипотезы и формирования научного понятия теряет двуплановость и, как следствие, статус метафоры. Если такой термин закрепился в своей подсистеме, то уже в роли самостоятельной номинативной единицы, результата разведения нового, переосмысленного значения и значения первоначального, послужившего основой для переосмысления [Лапиня, 1998: 134-145].

Период второй половины 80-х и 90-е годы XX века в целом отмечается осторожным подходом к когнитивным возможностям метафоры и к её способности «наводить» на объективное значение. Это связано с более скептическим отношением к возможности науки постигать объективную истину. Однако в работах этого периода прослеживается стремление к обоснованию того, что метафора является способом поиска и выражения особого типа знания, который может быть соизмерим с личным и коллективным опытом, эмоциями, интуитивным и поэтическим познанием.

А.Н. Баранов и Ю.Н. Караулов при исследовании политических метафор русского языка, представленных в жанре политической дискуссии, акцентируют внимание на способах «оживления» стёртых метафор. Разграничиваются два типа «стёртости» метафоры: один из них связан с индивидуальными, часто воспроизводимыми языковыми единицами, а второй – с употребительностью метафорических моделей [Баранов, Караулов, 1991: 330].

Достойна внимания  работа А.П. Чудинова «Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры», в которой выделены основные подходы учёных-лингвистов к функционированию метафоры. «Во-первых, метафора понимается как основная метальная операция, способ познания и категоризации мира: в процессе мыслительной деятельности аналогия играет не меньшую роль, чем формализованные процедуры рационального мышления» [Чудинов, 2003: 1]. Кроме того, в данной работе метафора понимается как своеобразная сетевая модель, части которой связаны между собой отношениями различной природы. И, наконец, метафора здесь определяется как целая группа слов с однотипными метафорическими значениями (например, военная метафора, зооморфная метафора, метафора в медицинском дискурсе и т.д.).

Двойственность функционирования метафоры в сфере науки отмечает С.С. Гусев. Метафора, с одной стороны, важна как когнитивный инструмент при разработке гипотез, а с другой – при её буквальном прочтении метафора является логической ошибкой [Гусев, 2004: 102-103].

По мнению В.Н. Телии, существование метафоры обусловлено существованием метафоричности понятийной системы человека (метафоричности его мышления): «антропоцентричность метафоры даёт её возможность служить средством создания языковой картины мира изначально в высказываниях о нём, а затем в тезаурусе носителей языка» [Телия, 2006: 2].

Среди работ последних лет, посвящённых различным аспектам изучения метафоры в русском языке, стоит обратить внимание на такие работы, как «Метафора в публицистическом тексте: на материале произведений А.Н. Толстого» Л.Г. Рамазановой [Рамазанова, 2004], «Метафора как способ постижения реальности» Н.В. Пшеничниковой [Пшеничникова, 2006], «Метафора как форма выражения философских идей» Е.О. Акишиной [Акишина, 2009], «Метафора как средство вербализации авторской концепции: когнитивно-дискурсивный аспект» Е.Ю. Глотовой [Глотова, 2010], «Метафора в художественной репрезентации мира» О.В. Тимофеевой [Тимофеева, 2011], «Метафора в аспекте лингвокультурологии» Е.Е. Юркова [Юрков, 2012] и другие работы.

1.2. Механизм метафоризации. Основа метафорического переноса

В настоящее время в западной и отечественной лингвистике популярной является интеракционистская концепция М. Блэка, согласно которой метафоризация протекает как процесс, в котором взаимодействуют два объекта и две операции. С помощью этих операций осуществляется взаимодействие. Один из объектов обозначается метафорически, а второй является вспомогательным и соотносится с обозначаемым уже готового языкового наименования. При этом второй объект используется в качестве фильтра при формировании представления о первом [Блэк, 1990: 153-172].

Идеи М. Блэка разрабатываются в рамках понятийной теории и другим известным западным исследователем метафоры И. Ричардсом, который предпочитает моделирование метафорического процесса как взаимодействия «двух мыслей о двух различных вещах». Эти мысли возникают одновременно и выражаются с помощью одного слова или выражения, значение которого является результатом их взаимодействия [Ричардс, 1990: 44-67].

Поскольку при метафорическом переносе связь между главным и вспомогательным субъектами возникает произвольно и концептуально опирается на несущественные понятийные признаки, справедливо сделать вывод о том, что метафора формируется по закону комплексного мышления, основу которого составляет опытно-практическое чувственное восприятие действительности. В связи с этим Л.С. Выготский писал: «В комплексе, в отличие от понятий, отсутствует иерархическая связь и иерархические отношения признаков. Все признаки принципиально равны в функциональном значении» [Выготский, 1982: 145].

Н.В. Телия выделяет в качестве самого характерного для метафоры параметра её антропометричность, которая выражается в том, что сам выбор того или иного основания для метафоры связан со способностью человека соизмерять всё новое для него по своему образу и подобию или по пространственно воспринимаемым объектам, с которыми человек сталкивается в практическом опыте.

Метафора, с точки зрения Н.В. Телии, должна рассматриваться как модель смыслопреобразования на основе лингвологической грамматики с привнесением в эту модель трёх компонентов, дополняющих её сведениями о гипотетичности метафоры и антропометричности самой интеракции, в процессе которой появляется новое значение [Телия, 1988: 190-197].

Размышляя над базисом процедур тождества и подобия, Н.Д. Арутюнова приходит к выводу, что сходство обеспечивается впечатлениями, в то время как тождество имплицирует отсылку к сфере фактических знаний. Именно поэтому «подобие может быть преходящим, тождество только константным». Так же, как и тождество, метафора не нуждается в эксплицитном представлении признаков, послуживших своего рода основой для сближения предметов по значению.  А в отличие от тождества метафора субъективна (интуитивна), так как истинность метафорического выражения не может быть установлена в категориях логических операций, а лежит в точке схождения двух компонентов: основного и вспомогательного субъектов [Арутюнова, 1999: 275-282].

По мнению М.В.Никитина, суть процесса метафоризации сводится к интеракции концептуальных оснований. При этом первый концепт начинает своё существование до метафоры и «вызревает» вместе с ней. Сама метафора при этом уподобляется поиску достаточной аналогии с целью пояснения первого концепта посредством второго. Затем из второго концепта отбираются те признаки и свойства, которые следует «проявить, прояснить или выразить в размытом образе». Такое взаимодействие концептов имеет характер направленного сопоставления, а не смешения механической интеграции [Никитин, 2002: 256].

В.П. Москвин даёт несколько иное определение этим компонентам: он выделяет слово-параметр, компарант (компаратор) и слово-аргумент. При этом слово-параметр, как и лежащее в его основе сравнение, указывает на второй субъект сравнения, компаратор [Москвин, 2006: 46-47].

1.3. Типы регулярных метафорических переносов

Все явления реального мира, отражающие и материальные, и идеальные сущности, вовлечены в процесс метафоризации. При этом в определённых направлениях метафорический перенос совершается в достаточно жёсткой последовательности. Такие переносы называются регулярными. За каждой семантической сферой в большей или меньшей степени закреплён определённый тип регулярных метафорических значений.

 Г.Н. Скляревская [Скляревская, 1993: 80-95] выделяет несколько типов регулярных метафорических переносов:

1) с предмета на предмет («гора книг», «водопад слёз», «лавина писем»);

2) с предмета на человека («поток посетителей», «волна демонстрантов», «море школьников»);

3) с предмета на физический мир (град ударов, волна света, поток звуков);

4) с предмета на психический мир (звезда удачи, болото невежества, остров доброты);

5) с предмета на абстракцию (гора времени, море проблем, жемчужина музыки);

6) с животного на человека (змей – в значении «коварный, злой, хитрый человек»; индюк – в значении «глупый, заносчивый, надменный человек»; баран – в значении «глупый, бестолковый человек);

7) с человека на человека (барин – человек, уклоняющийся от работы, перекладывая её на других; клоун – человек, кривляющийся с целью вызвать смех; коновал – невежественный врач);

8) с физического мира на психический мир (весна любви, закат жизни, огонь ярости).

Л.В. Балашова [Балашова, 2014: 457-459] к числу наиболее регулярных метафорических переносов относит следующие:

1) перенос с физических действий и состояний живого существа на интеллектуальный и эмоциональный план человека (например, «мысль рождается/ гложет», «страх терзает/ грызёт»);

2) перенос с физического состояния живого существа на состояние общества (например, «здоровое/ больное общество»);

3) перенос с физических характеристик предметов на эмоциональный и социальный план человека (например, «горькое/ тёплое/ тяжёлое/ светлое чувство»).

Таким образом, в процесс формирования метафорических переносов так или иначе вовлечены все явления реального мира, отражающие как материальные, так и идеальные сущности. При этом метафорические переносы основываются на самых разнообразных сходствах этих сущностей друг с другом – на  сходстве формы, цвета, месторасположения, производимого впечатления, функций и т.д.

1.4. Метафора и сравнение

Традиция противопоставления сравнения и метафоры уходит своими корнями ещё во времена Аристотеля, который утверждал, что различие этих структур незначительно, однако отдавал своё предпочтение второй: «Сравнение – это та же метафора, но отличающаяся присоединением; поэтому она не так приятна, ибо длиннее» [Аристотель, 1978: 194].

Выяснение природы метафорических конструкций и сравнения – чрезвычайно сложный процесс. Во многих работах намечено разграничение этих структур, но очевидно, что оно нуждается в более детальном исследовании. Наиболее убедительной, на наш взгляд, является точка зрения, согласно которой сравнения являются частью метафорических конструкций, обладающих структурными и семантическими особенностями выражения метафорического значения.

Несмотря на безусловное сходство между сравнением и метафорой, отождествлять их не совсем правильно, поскольку сравнение всего лишь входит в состав обширной сферы средств метафорической интерпретации окружающей действительности.

1.5. Классификация метафор

Обзор научной литературы позволяет сделать вывод, что имеющееся разнообразие типологий метафоры основывается на ограниченном наборе признаков, лежащих в основе метафоризации как процесса. Так, В.П. Москвин выделяет «четыре основных обстоятельства, определяющих систему параметров классификации: своеобразие плана содержания (1) и выражения (2), сильная зависимость от контекста (3), а также функциональная специфика метафорического знака». В соответствии с выбранным параметром выделяются семантическая, структурная и функциональная классификации [Москвин, 2000: 66].

Семантическая (содержательная) классификация основывается на оперировании такими параметрами, как субъект переноса (основной и вспомогательный) и формула (тип) переноса. При классификации по субъекту В.П. Москвиным выделяются антропоморфная (луна улыбается), анималистическая (завывание ветра), машинная (аппарат управления), флористическая (ветви власти) и пространственная (широта души) метафоры [Москвин, 1997: 82].

Обращает на себя внимание и вариант классификации по типу (формуле) метафорического переноса, предложенный Г.Н. Скляревской. Речь идёт в том числе и о регулярных для русской картины мира типах переноса, о которых было сказано выше: перенос с предмета на предмет, с предмета на человека, с предмета на физический мир, с предмета на психический мир, с предмета на абстракцию, с животного на человека, человека на человека, с физического мира на психический мир [Скляревская, 1993: 80-95].

Кроме того, известна типология процессов метафоризации В.Г. Гака, построенная по типу переноса [Гак, 1972: 350-353], и расширенная классификация метафор З.Ю. Петровой, состоящая из 77 подтипов и разработанная по тому же принципу [Петрова, 1989: 7].

Концепция Ю.И. Левина предлагает в качестве типичного образца структурной классификации рассматривать вариант, опирающийся на формальный признак – наличие или отсутствие опорного слова. Исходя из этого, выделяются следующие разновидности метафор:

1)    метафоры-сравнения, являющиеся двучленным вариантом, при котором второй член метафоры стоит в родительном падеже и может трансформироваться в сравнение (колоннада рощи);

2)   метафоры-загадки, в которых описываемый объект или назван именем другого объекта, или описывается перифрастически (клавиши-булыжники);

3)   метафоры, которые приписывают объекту свойства другого объекта (ядовитый взгляд) [Левин, 1965: 293].

Функциональные классификации опираются на такой признак, как цель, с которой метафора используется в речи. Эти классификации различаются между собой в зависимости от количества выделяемых функций (от 3 до 15).  К примеру, Н.Д. Арутюнова выделяет следующие четыре типа метафор:

1)   номинативная (предикативная), состоящая в замене одного деспкриптивного значения другим;

2)   образная, рождающаяся вследствие перехода идентифицирующего значения в предикативное и имеющая своей целью дать характеристику предмету);

3)   когнитивная, возникающая в результате сдвига в сочетаемости предикативных слов;

4)   генерализующая, являющаяся конечным результатом когнитивной метафоры и стирающая границу в лексическом значении слова межу логическими порядками [Арутюнова, 1999: 366].

Широко известная классификация метафоры В.Н. Телии также опирается на функциональный критерий. При этом функция идентифицирующей (индикативной) метафоры состоит в описании объекта как такового, а образная (образно-художественная) метафора выполняет эстетическую функцию [Телия, 1988: 176-181].

На рубеже XX-XXI столетий наиболее продуктивно развивающейся является когнитивная теория метафоры. Американские исследователи Дж. Лакофф и М. Джонсон считают метафору инструментом познания окружающей действительности. Они выделяют три типа метафор:

1)   ориентационная, основанная на ориентации в пространстве;

2)   онтологическая, опирающаяся на отсылку к номинации, на количественную оценку;

3)   структурная, выраженная в систематических корреляциях между явлениями, зафиксированными в опыте [Лакофф, 2004: 177-183].

Всё вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что метафоры могут классифицироваться по различным принципам. Тем не менее, каждая из известных классификаций так или иначе основывается на функциях метафоры или на её структуре.  

1.5.1. Антропоморфная метафора

Метафорическая картина мира, создаваемая человеком, в значительной степени антропоцентрична: человек наделяет субъекты деятельности наиболее близкими и понятными ему свойствами и характеристиками, и в результате действительность может представать в виде человеческого тела с его физиологией и анатомией [Чудинов, 2003: 77-78].

Н.В. Телия считает, что принцип антропоцентризма реализуется при создании эталонов, стереотипов, которые могут выступать ориентирами при восприятии действительности. Выбор источника метафорической экспансии определяется универсальной способностью человека воспринимать и соизмерять всё новое для него по своему образу и подобию или по пространственно воспринимаемым объектам, с которыми сталкивается человек в практическом опыте. Иными словами, тело человека и его части являются не только мерой всех вещей, но и составляют основу концептуализации внешнего и внутреннего мира человека [Телия, 1988: 197].

В работах некоторых исследователей  антропоморфная метафора рассматривается как разновидность природоморфной, поскольку человек является неотъемлемой частью природы, однако в настоящей работе эти структуры разграничиваются.

1.5.2. Природоморфная метафора

Природоморфную метафору можно классифицировать на следующие подвиды:

1)   фитоморфную, в основе которой лежат базовые метафоры, связанные с архетипическим восприятием мира (всё имеет корни и плоды, происходит из каких-либо семян и зёрен);

2)   зооморфную, основывающуюся на переносе свойств и признаков животных на свойства и признаки человека или неодушевлённого предмета.

В настоящее время фитоморфная метафора также широко распространена в русской языковой картине мира. Обращает на себя внимание методика анализа фитоморфной метафорической модели А.П. Чудинова, включающаяся в себя характеристику сферы-источника (мира растений) и сферы-мишени (души), выявление фреймов, которые относятся к данной модели, и определение компонентов, связывающих первичные и вторичные значения единиц, охватываемых данной моделью [Чудинов, 2001: 45].

Зооморфная метафора – это результат метафорического переноса, при котором свойства того или иного животного приписываются человеку или неодушевлённому предмету. В качестве зооморфизмов могут выступать различные зоонимы: названия зверей, пресмыкающихся, насекомых, птиц и рыб.

Стоит отметить, что одни и те же зоонимы в разных языках могут характеризовать абсолютно разные качества человека, иногда даже противоположные. Например, зооним «обезьяна» в русском языке обозначает человека, подражающего или передразнивающего других, а во французском – хитрого и лукавого человека, способного на обман [Солнцева, 2004: 60].

1.5.3. Социоморфная метафора

Социоморфные (социальные) метафоры – это метафоры, так или иначе связанные с различными явлениями общественной жизни. Данный тип метафоры широко функционирует в политическом дискурсе.

Одной из самых известных классификаций метафорических моделей является классификация, предложенная А.П. Чудиновым, который выделяет антропоморфную, природоморфную, артефактную и социоморфную метафоры. Последняя основывается на том, что различные составляющие социальной картины мира непрерывно взаимодействуют между собой в человеческом сознании [Чудинов, 2003: 36-38]. В случае социоморфной метафоры исследуются, к примеру, концепты, относящиеся к понятийным сферам «преступность», «театр» (зрелищные искусства), «война», «игра и спорт».

А.Р. Мухтаруллина, рассматривая метафору как орудие познания и изучающая её с позиции когнитивного терминоведения, среди прочих метафорических моделей (антропоморфные метафоры, природные метафоры, артефактные метафоры) выделяет и социальные метафоры. Данная группа включает в себя метафоры, связанные с общественной жизнью, основанные на взаимосвязи людей, отношении человека к обществу и наоборот [Мухтаруллина, 2012: 1629].

Е.А. Долматова, исследуя метафорические модели в политическом дискурсе США и Испании, приводит в качестве примера социоморфной метафоры в метафорической модели «Экономический кризис – это война». Эта модель посвящена ситуации мирового финансового кризиса и сходит в число частотных метафор. Подобные метафоры концептуализируют экономический кризис как угрозу извне, представляя его в качестве всеобщего врага мирового масштаба. Стоит отметить, что метафора войны является достаточно распространённым способом осмысления и восприятия политических реалий [Долматова, 2013: 846-848]. 

1.5.4. Артефактная метафора

Артефактная метафора – ещё один тип метафоры, прибегая к которому человек реализует себя в создаваемых им предметах. В качестве примеров концептов, содержащих артефактную метафору, можно назвать такие концепты, как «дом», «одежда», «книга», «пища» и т.д.

Рассмотрим значения слова «артефакт», представленные в различных словарях. «Словарь иностранных слов» Н.Г. Комлева определяет артефакт как «предмет (объект), являющийся продуктом человеческого труда (в отличие от природных предметов) [Словарь иностранных слов, 2000: 79]. «Большой толковый словарь по культурологии» даёт следующее определение термину «артефакт»: «в обычном понимании любой искусственно созданный объект, продукт человеческой деятельности». При этом отмечается, что в культуре под артефактом понимается любой искусственно созданный объект, обладающий и определёнными физическими характеристиками, и знаковым или символическим содержанием [Большой толковый словарь по культурологии, 2003: 68].

1.6. Метафора в публицистике

Публицистическая метафора, как и художественная, характеризуется употреблением некоего слова, которое было переосмыслено автором на основе образно-ассоциативного сходства, возникающего при субъективном впечатлении, ощущении, эмоциональном восприятии. Такое употребление, с одной стороны, является отражением реального мира и объективного знания о нём, закреплённого в языке, а с другой – средством создания уникального образного мира журналиста.

Опираясь на приём ассоциативности, журналист получает возможность в ярких красках передать реальность, которую он видит, посредством слова. Д.Н. Шмелёв подразделяет газетно-публицистические метафоры на две группы:

1) общеупотребительные (тиражируемые журналистами);

2) индивидуально-авторские [Шмелёв, 1977: 55].

Поскольку метафора воспринимается как нечто, свойственное художественному тексту, но не публицистике, существует некое недоверие к публицистическим метафорам. Некоторые исследователи считают, что метафора в публицистике часто проходит путь «метафора – штамп – ошибка». Эта универсальность формирует объективные условия появления метафоры в газете.

В.Г.Костомаров полагает, что «непродуманные стилистически, а часто и логически неоправданные метафоры» проходят подобный путь. Он называет такие метафоры «бичом печатного слова» и отмечает, что они подтверждают мнение об утилитарности метафоры в газете, где они используются в качестве экспрессемы с целью «перебить стандарт».

Напротив, А.В. Калинин обращает внимание на то, что художественная литература и газета имеют разные задачи и выполняют разные функции. Однако этот факт, по его мнению, не является основанием для «принижения газетной метафоры, низведения её функции до чисто утилитарной». Иногда в газетах встречаются яркие и интересные метафоры, помогающие читателю увидеть новые связи, через которые «раскрывается мир» [Калинин, Костомаров, 1971: 33].

Изучением метафор в публицистических текстах в разное время занимались такие известные исследователи, как И.Д. Бессарабова [Бессарабова, 1975], Н.Д. Арутюнова [Арутюнова, 1990], Л.Г. Рамазанова [Рамазанова, 2004], С.В. Ляпун [Ляпун, 2008] и другие.

Выводы по первой главе

Обзор научной литературы показал, что имеющееся разнообразие типологий метафоры основывается на ограниченном наборе признаков, лежащих в основе процесса метафоризации. Обобщая все эти признаки, можно выделить следующие основные типы метафор:

1)   антропоморфная, основанная на подсознательном стремлении человека создавать действительность в виде собственного подобия, собственных физиологических действий и потребностей и т.д.;

2)   природоморфная, опирающаяся на связь действительности с растительным и животным миром;

3)   социоморфная (социальная), связанная с различными явлениями общественной жизни;

4)   артефактная, связанная со стремлением человека реализовать себя в создаваемых им предметах.

Метафоры находят широкое применение в газетно-публицистическом стиле.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава II. СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТАФОРИЧЕСКИХ ЗАГОЛОВКОВ ГАЗЕТ

РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

Современные средства массовой информации не ограничиваются выполнением лишь информативной функции, они зачастую манипулируют общественным сознанием, формируют общественное отношение к определённым событиям. Этот процесс был бы невозможен без использования разнообразных лексических средств, подбору которых отводится ключевая роль, так как они обладают яркой коннотативной силой и могут воздействовать на читателя не путём прямой оценки, навязываемой  автором, а с помощью ассоциативных образов, имеющих положительную или отрицательную окраску.

Целью настоящей главы является анализ наиболее типичных метафорических моделей в газетных заголовках. Материалом исследования послужили заголовки таких изданий местной печати, как «Известия Калмыкии», «Калмыцкая правда», «Парламентский вестник Калмыкии», «Современная Калмыкия», «Степная мозаика», «Элистинский курьер», «Элистинская панорама» (выпуски последних пяти лет – с 1 апреля 2013 года по 31 марта 2018 года). Для достижения поставленной цели необходимо обосновать методику сопоставительного описания метафорических моделей, выделить модели, описание которых позволит судить о закономерностях метафорического моделирования заголовков.

В современной теории метафорического моделирования не существует определённой единой классификации метафорических моделей. Если сопоставить существующие описания метафорических моделей, то можно сделать вывод, что во всех них   представлена характеристика наиболее частотных моделей, но почти в каждом перечне есть модели, не затронутые в работах других авторов.

В данной работе используется семантическая классификация метафор,   предложенная А.П. Чудиновым, в которой выделено четыре основных вида метафоры:

1)   антропоморфная метафора, обусловленная подсознательным стремлением человека воспринимать действительность в виде собственного подобия, собственных физиологических действий и потребностей;

2)   природоморфная метафора, основанная на связи действительности с растительным и животным миром;

3)   социоморфная метафора, опирающаяся на связь действительности с различными явлениями общественной жизни;

4)   артефаткная метафора, связанная со стремлением человека связать действительность с создаваемыми им предметами  [Чудинов, 2003: 36-38].

В ходе данного исследования был выделен 171 заголовок, содержащий в своей структуре ту или иную метафору. Из них 37 заголовков содержали антропоморфную метафору, 23 заголовка – природоморфную, 65 заголовков – социоморфную, 46 заголовков – артефактную.

Процентное соотношение разрядов метафор, фигурирующих в газетных заголовках, представлено в таблице 1.

Таблица 1

Частота функционирования основных видов метафор  в структуре газетных заголовков

Вид метафоры

Количество употреблений

Процент употреблений, %

Антропоморфная метафора

37

21,6

Природоморфная метафора

23

13,5

Социоморфная метафора

65

38,0

Артефактная

метафора

46

26,9

 

Подводя итоги рассмотрения различных разрядов метафорических моделей в структуре газетных заголовков, нужно отметить, что наиболее частотными представляются заголовки, содержащие социоморфные метафоры. Иными словами, социоморфная метафора оказалась наиболее продуктивной и востребованной. Наименее употребляемой оказалась природоморфная метафора.

Рассмотрим каждый из разрядов метафор в структуре газетных заголовков более подробно.

2.1. Антропоморфная метафора в газетных заголовках

Соответствующие разряду антропоморфной метафоры концепты относятся к таким исходным понятийным сферам, как «Анатомия и физиология», «Болезнь», «Семья и родство». В данном случае человек моделирует реальность исключительно по своему подобию.

Практический материал данного исследования – издания местной печати, освещающие актуальные политические, социальные, экономические и иные проблемы Республики Калмыкия и события, происходящие в этих сферах. Было выявлено, что антропоморфные метафоры, фигурирующие в структуре заголовков данных изданий можно разделить на группы в зависимости от того, какие исходные понятийные сферы в них отражены.

Антропоморфная метафора, относящаяся к понятийной сфере «Анатомия  и физиология» (физиологическая метафора) – один из наиболее традиционных и структурированных типов метафор в газетных заголовках. Её принцип заключается в том, что человек наделяет субъекты деятельности наиболее близкими и понятными ему свойствами и характеристиками, в результате чего действительность предстаёт в виде человеческого тела, с его физиологией и анатомией. Субъекты деятельности, подобно живому организму, выступают как существа, обладающие когнитивными способностями, эмоционально-волевой сферой, способные испытывать и проявлять чувства [Чудинов, 2003: 77-78].

В соответствии с антропоморфной метафорой, относящейся к понятийной сфере «Болезнь» (морбиальной метафорой) образно используется лексика, обозначающая болезни, которые необходимо лечить, признаки и симптомы заболеваний, их последствия. В общественном сознании здоровье человека является величайшей ценностью, которую необходимо беречь. При метафорическом переосмыслении лексика со значением биологического здоровья или болезни способна характеризовать особенности развития и состояния отдельных субъектов деятельности.

Суть антропоморфной метафоры, относящейся к понятийной сфере «Семья и родство», заключается в том, что отношения, описываемые с её помощью, могут концептуально представляться как отношения в семье, члены которой имеют кровную связь между собой и душевную привязанность друг к другу.

В соответствии с этими принципами газетные заголовки, содержащие антропоморфные метафоры, были разделены на следующие группы:

1)   заголовки с метафорами тематической группы «Анатомия и физиология»: «Лишний рот на медийном пространстве» («Степная мозаика», 25.05.2013), «Лицей меняет лицо» («Степная мозаика», 31.08.2013), «Город в добросовестных руках» («Элистинская панорама», 28.01.2017), «Олимпиада для рабочих рук» («Элистинская панорама», 16.02.2017), «Сердечных дел мастер» («Элистинская панорама», 16.03.2017), «Голоса моей родины» («Элистинский курьер», 17.04.2013), «Иранская нефть и нож в спину рубля» («Элистинский курьер», 21.01.2016), «Пульс региона в событиях четверга» (Парламентский вестник Калмыкии», 05.09.2015), «Женские лица Победы» (Парламентский вестник Калмыкии», 11.03.2015), «Сердце чёрных земель» (Парламентский вестник Калмыкии», 29.04.2015), «Вечная память в сердцах» (Парламентский вестник Калмыкии», 11.05.2016), «Стоим на одной ноге» («Элистинский курьер», 17.03.2016), «Спорт – в надёжных руках» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.01.2016), «Голос любви» («Элистинский курьер», 27.10.2016), «Протянуть руку помощи» («Элистинский курьер»,16.02.2017), «Вожатское сердце» (Парламентский вестник Калмыкии», 05.03.2016), «Анатомия провала» («Элистинский курьер», 01.02.2018), «Рука помощи Крыму» (Парламентский вестник Калмыкии», 07.03.2015), «Живучий конкурс» (Элистинский курьер, 20.11.2014), «Дыхание кризиса» («Элистинский курьер»,15.10.2015);

2)   заголовки с метафорами тематической группы «Болезнь»: «Я болен театром» («Степная мозаика», 25.05.2013), «Агония обречённых» («Степная мозаика», 10.09.2014), «Аллергия к гимну» («Элистинский курьер», 21.05.2015), «Глухонемая власть» («Элистинский курьер», 28.09.2017), «Вирус вседозволенности» («Элистинский курьер», 28.05.2015), «Протез для души» («Степная мозаика», 10.08.2013);

3)   заголовки с метафорами тематической группы «Семья и родство»: «Пасынки отечества» («Степная мозаика», 08.06.2013), «Братья по перу» («Элистинский курьер», 22.10.2015), «Мой отец  сын своего времени» («Калмыцкая Правда», 14.01.2015), «Володя Косиев. Сын народа» (Парламентский вестник Калмыкии», 20.02.2016), «В честь славного сына калмыцкого народа» (Парламентский вестник Калмыкии», 08.05.2015), «Мы – дети Великой степи» (Парламентский вестник Калмыкии», 19.09.2015), «Дети прозрачного гранта» («Известия Калмыкии», 18.08.2015), «Внуки Джангара» («Известия Калмыкии», 19.11.2015), «Дети войны» (Парламентский вестник Калмыкии», 25.02.2015), «Потому что я сын степи» (Парламентский вестник Калмыкии», 14.04.2018), «Братство воинов» (Парламентский вестник Калмыкии», 09.12.2017).

В общей сложности было выделено 37 заголовков, содержащих в своей структуре антропоморфную метафору. Процентное соотношение антропоморфных метафор различных тематических групп, фигурирующих в газетных заголовках, представлено в таблице 2.

Таблица 2

Частота функционирования антропоморфных метафор различных тематических групп в структуре газетных заголовков

Тематическая группа метафоры

Количество употреблений

Процент употреблений, %

«Анатомия и физиология»

20

54,1

«Болезнь»

6

16,2

«Семья и родство»

11

29,7

Таким образом, наиболее частотными представляются заголовки, в структуре которых присутствуют метафоры тематической группы «Анатомия и физиология» (54,1%), то есть наиболее продуктивной и востребованной оказалась физиологическая метафора. Очевидно, что принцип сравнения различных явлений действительности с физиологическими признаками и свойствами человека при выборе газетных заголовков является ведущим.  Наименее употребительными являются метафоры тематической группы «Болезнь» (16,2%), т.е. те или иные явления действительности отождествляются с различными болезнями не столь активно.

2.2. Природоморфная метафора в газетных заголовках

Высокая употребительность и обширные возможности для развёртывания природоморфной метафоры, очевидно, связаны с тем, что мир природы в сознании людей традиционно являлся важным источником концептуализации общественной жизни. Человек чувствовал себя частью природы, в которой искал образцы для осмысления общественной жизни и своего отношения к ней. Иными словами, принцип природоморфной метафоры заключается в наличии связи окружающей действительности с растительным и животным миром.

Природоморфную метафору можно разделить на фитоморфную, в основе которой лежит архетипическое восприятие мира, заключающееся в осознании того, что всё имеет корни и плоды, происходит из каких-либо семян и зёрен, и зооморфную, основывающуюся на переносе свойств и признаков животных на свойства и признаки человека или неодушевлённого предмета. Кроме того, в процессе исследования были выявлены метафорические модели, основанные на сходстве различных явлений общественной жизни с явлениями природы.

Растительная лексика обладает способностью характеризовать бытие и развитие различных сфер непредметного мира, этапы жизни человека, связь поколений внутри рода, внешность человека и его внутренний мир. Значит, включение знаний о растительном мире в систему способов характеристики человека является закономерным [Богуславский, 1994: 190].

С давних времён распространённым являлось представление о связи отдельных компонентов внутреннего мира человека, в том числе души, с растительным миром. Например, у славян бытовало представление души в образе цветка, существовали мотивы прорастания души в виде цветов и деревьев, поверья о том, что души умерших людей живут в деревьях, ветвях, цветах и листьях [Толстая, 1999: 166].

Н.Д. Арутюнова разделяет метафоры, основанные на переносе с животного на предмет, на два типа:

1) номинативная метафора (собственно перенос названия), заключающаяся в замене одного значения другим и служащая источником омонимии (например, утка в значении «ложная сенсация»);

2) образная метафора, рождающаяся вследствие перехода идентифицирующего значения в предикатное и служащая развитию фигуральных значений и синонимических средств языка (например, дуб в значении «глупый человек» [Арутюнова, 1999: 366].

Кроме того, в процессе данного исследования было установлено, что в газетных заголовках метафорический перенос достаточно часто основывается на переносе различных явлений общественной жизни на явления природы.

В соответствии с этими принципами газетные заголовки, содержащие природоморфные метафоры, были разделены на три группы:

1)   заголовки с фитоморфными метафорами: «На стыке ветвей власти» («Калмыцкая Правда», 30.12.2014), «Обретённые корни» (Парламентский вестник Калмыкии», 19.03.2016), «Под самый корешок» («Элистинский курьер», 06.03.2014), «О калмыцких корнях знаменитостей» («Известия Калмыкии», 14.11.2015), «Знать свои корни» (Парламентский вестник Калмыкии», 04.06.2016), «Элистинские джунгли» (Парламентский вестник Калмыкии», 01.03.2017), «Не знаем корней» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.03.2016);

2)   заголовки с зооморфными метафорами: «Быть скотом куда как проще» («Степная мозаика», 13.04.2013), «Когда Калмыкия расправит крылья» («Степная мозаика», 13.04.2013), «Ворон ворону глаз не выклюнет («Степная мозаика», 25.05.2013), «На крыльях исторической памяти» («Калмыцкая Правда», 06.12.2014), «В честь крылатой пехоты» (Парламентский вестник Калмыкии», 05.08.2015), «На крыльях успеха» («Калмыцкая Правда», 18.12.2014), «Финансовые паразиты» («Элистинский курьер», 01.05.2013), «Крылатые красавицы» («Элистинский курьер», 15.12.2016), «Окрылённые теплом и любовью» («Известия Калмыкии», 06.08.2015), «Бараны учатся в университете» («Элистинский курьер», 03.08.2017);

3)   заголовки с природоморфными метафорами тематической группы «Явления природы»: «В ожидании денежного дождя» («Степная мозаика», 27.04.2013), «Рассвет калмыцкого скота» («Калмыцкая Правда», 24.01.2015), «Наша землячка – гроза знаменитого хоккеиста» (Парламентский вестник Калмыкии», 05.03.2016), «Сеющие ветер, пожнут бурю» («Элистинский курьер», 10.12.2015), «Гром уже грянул» («Элистинский курьер», 09.02.2017), «Деловой климат» («Элистинская панорама», 11.02.2017).

Таким образом, было выделено 23 заголовка, содержащих в своей структуре природоморфную метафору. Процентное соотношение природоморфных метафор различных тематических групп, фигурирующих в газетных заголовках, представлено в таблице 3.

Таблица 3

Частота функционирования природоморфных метафор различных тематических групп в структуре газетных заголовков

Тематическая группа метафоры

Количество употреблений

Процент употреблений, %

«Растения»

7

30,4

«Животные»

10

43,5

«Явления природы»

6

26,1

По итогам рассмотрения природоморфной метафоры в структуре газетных заголовков можно сделать вывод, что наиболее частотными представляются заголовки, в структуре которых присутствуют зооморфные метафоры (43,5%), то есть они оказались наиболее продуктивными и востребованными. Наименее употребляемыми являются фитоморфные метафоры (30,4%) и метафоры тематической группы «Явления природы» (26,1%).

2.3. Социоморфная метафора в газетных заголовках

Принцип социоморфной метафоры заключается в том, что различные составляющие социальной картины мира непрерывно взаимодействуют друг с другом в человеческом сознании. В случае софиоморфной метафоры часто исследуются концепты, относящиеся к понятийным сферам «война», «преступность», «театр» (зрелищные искусства), «игра и спорт». Именно поэтому социоморфная метафора является достаточно частотной в газетных заголовках, связанных с политическими, экономическими и социальными событиями.

В соответствии с этими принципами газетные заголовки, содержащие социоморфные метафоры, были разделены на следующие группы:

1)   заголовки с метафорами тематической группы «Война»: «Наступление на мусорном полигоне» («Калмыцкая Правда», 26.11.2014), «Грипп начинает атаковать» («Элистинская панорама», 14.01.2017), «Кредитные войны» («Элистинская панорама», 18.02.2017), «Бабушка – надёжный тыл» («Элистинская панорама», 23.02.2017), «Новый фронт работы» (Парламентский вестник Калмыкии», 27.07.2016), «Зелёный щит» (Парламентский вестник Калмыкии», 22.06.2016), «За интересы Элисты буду драться» («Элистинский курьер», 16.10.2014), «Вневедомственная охрана – надёжный щит, убережёт и защитит» (Парламентский вестник Калмыкии», 28.10.2015), «О борьбе с коррупцией из первых уст» (Парламентский вестник Калмыкии», 06.12.2014), «Борьба со стихией (Парламентский вестник Калмыкии», 01.04.2015), «Покорители «Великой степи» (Парламентский вестник Калмыкии», 04.07.2015), «Борьба нового уровня» (Парламентский вестник Калмыкии», 12.12.2015), «Тюльпан и лотос: «битва» символов» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.07.2014), «Новогодний набат» («Элистинский курьер», 14.01.2015), «Битва за «Малую землю» («Элистинский курьер», 08.10.2015), «Борьба за жизнь» (Парламентский вестник Калмыкии», 26.03.2016), «Кто завоюет первый Кубок» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.04.2016), «Как отвоевать подвал» (Парламентский вестник Калмыкии», 02.09.2015), «Газовая осада» («Элистинский курьер», 30.06.2016), «Пионерский бастион» («Элистинский курьер», 27.10.2016), «В зоне поражения» («Элистинский курьер», 26.01.2017), «Мина замедленного действия» («Элистинский курьер», 28.09.2017), «Олимпиада под угрозой» («Известия Калмыкии», 17.05.2014), «Бег мира» («Элистинский курьер», 08.10.2015), «Полиграфический конфликт» («Элистинский курьер», 19.05.2016);

2)   заголовки с метафорами тематической группы «Закон и криминал»: «Заложники подземного монстра» («Элистинский курьер», 13.10.2016), «На суд зрителей» (Парламентский вестник Калмыкии», 05.04.2017), «Нефть вне закона» Парламентский вестник Калмыкии», 22.01.2014), «Александр Дикалов: Мы действуем в рамках закона» (Парламентский вестник Калмыкии», 20.03.2013), «Директор – под суд, мэрия – в кусты…» («Известия Калмыкии», 13.04.2018), «На радость зрителей и суд педагогов» (Парламентский вестник Калмыкии», 09.02.2013), «На суд столичного зрителя» (Парламентский вестник Калмыкии», 19.03.2014), «По законам, а не по понятиям» («Элистинский курьер», 24.11.2016);

3)   заголовки с метафорами тематической группы «Театр и зрелищные искусства»: «Подарил праздник души» («Степная мозаика», 06.04.2013), «Предвыборные смотрины» («Степная мозаика», 25.05.2013), «Здоровье задаёт моду» («Элистинская панорама», 19.01.2017), «Ярмарка вакансий» («Элистинский курьер», 13.02.2014), «Вальс победы» («Известия Калмыкии», 08.05.2014), «Комедия ошибок» в Калмыкии» (Парламентский вестник Калмыкии», 02.12.2017), «Снова шоу овец» («Известия Калмыкии», 17.05.2014), «Пляски на костях» («Известия Калмыкии», 06.08.2015), «Пойдёт плясать губерния» («Известия Калмыкии», 13.08.2015), «Парад талантов» (Парламентский вестник Калмыкии», 01.04.2017), «Вальс цветов» («Известия Калмыкии», 20.08.2015);

4)   заголовки с метафорами тематической группы «Игры и спорт»: «Калмыцкая рулетка» («Элистинский курьер», 28.11.2013), «Высокие ставки» («Элистинский курьер», 12.02.2015), «Фальстарт безответственности» («Элистинский курьер» , 15.10.2015), «Победа малого бизнеса» («Элистинский курьер», 05.11.2015), «Воскресные старты» (Парламентский вестник Калмыкии», 27.07.2016), «Стартовала подготовка к голосованию» (Парламентский вестник Калмыкии», 20.02.2016), «Эстафета консультаций» (Парламентский вестник Калмыкии», 04.06.2016), «Перед финишем» (Парламентский вестник Калмыкии», 02.07.2017), «Игра в поддавки» («Элистинский курьер», 18.08.2016), «Эстафета поколений» (Парламентский вестник Калмыкии», 04.04.2015), «Акция стартовала» (Парламентский вестник Калмыкии», 14.10.2015), «Калмыкия принимает эстафету ЮРПА» (Парламентский вестник Калмыкии», 13.06.2015), «Об «Эстафете памяти» (Парламентский вестник Калмыкии», 04.04.2015), «О финише стригальной кампании» (Парламентский вестник Калмыкии», 29.07.2015), «Эстафета «Леса Победы» (Парламентский вестник Калмыкии», 23.05.2015), «Сев стартует в начале апреля» (Парламентский вестник Калмыкии», 31.03. 2018), «Игры разума» (Парламентский вестник Калмыкии», 08.04.2015), «Эстафета поколений» пришла в Элисту» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.04.2014), «Политические игры» (Парламентский вестник Калмыкии», 27.01. 2018), «На финишной прямой» («Элистинский курьер», 15.12.2016), «Пассажирские перевозки не в проигрыше» («Известия Калмыкии», 06.08.2015).  

Всего было выделено 65 заголовков, содержащих в своей структуре социоморфную метафору. Процентное соотношение социоморфных метафор различных тематических групп, фигурирующих в газетных заголовках, представлено в таблице 4.

Таблица 4

Частота функционирования социоморфных метафор различных тематических групп в структуре газетных заголовков

Тематическая группа метафоры

Количество употреблений

Процент употреблений, %

«Война»

25

38,5

«Закон и криминал»

8

12,3

«Театр и зрелищные искусства»

11

16,9

«Игры и спорт»

21

32,3

Подводя итоги рассмотрения социоморфной метафоры в структуре газетных заголовков, нужно отметить, что наиболее частотными представляются заголовки тематической группы «Война» (38,5%), то есть наиболее продуктивной и востребованной оказалась милитарная метафора. Наименее употребляемой в структуре заголовков является метафора тематической группы «Закон и криминал» (12,3%).

2.4. Артефактная метафора в газетных заголовках

В основе артефактной метафоры лежит принцип, связанный со стремлением человека связать действительность с создаваемыми им предметами. В процессе создания вещей человек стремится усовершенствовать мир, сделать его отвечающим собственным потребностям. Результаты физического и интеллектуального труда находят отражение в самых разнообразных понятийных сферах. В процессе данного исследования были выделены артефактные метафорические модели, соответствующие понятийным таким понятийным сферам, как «Механизм», «Транспорт», «Здания и сооружения», «Одежда и украшения» и «Предметы быта».

А.П. Чудинов, выделяя артефактную метафору среди других типов метафор, отмечает, что человек реализует себя в создаваемых им вещах – артефактах. Создавая эти вещи, человек стремится к усовершенствованию мира, пытается сделать его в полной мере отвечающим собственным потребностям. Иными словами, созидательный труд – это деятельностная концептуализация мира. Артефактная метафора имеет трёхуровневую структуру: механизмы, строение и личностные артефакты [Чудинов, 2003: 145-147].

В соответствии с этими принципами газетные заголовки, содержащие артефактные метафоры, были разделены на следующие группы:

1)   заголовки с метафорами тематической группы «Механизмы»: «По обратной спирали» («Элистинский курьер», 28.07.2016), «Пенсионный калькулятор» (Парламентский вестник Калмыкии», 21.04.2018);  

2)   заголовки с метафорами тематической группы «Транспорт»: «Капитан семейного корабля» («Элистинская панорама», 04.02.2017), «Наука как мост дружбы» («Степная мозаика», 27.08.2013), «Архангельск-Хулхута: дорогами памяти» (Парламентский вестник Калмыкии», 21.04.2018), «Путь к Кубку России» (Парламентский вестник Калмыкии», 25.03.2017), «Военные дороги лейтенанта Даваева» («Калмыцкая Правда», 04.12.2014), «Дорогами Великой победы» (Парламентский вестник Калмыкии», 17.01. 2018), «Владимир Путин: АПК – это уже не «чёрная дыра», а локомотив развития экономики» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.12.2017);

3)   заголовки с метафорами тематической группы «Здания и сооружения»: «Платформа неудач» («Степная мозаика», 10.08.2013), «На пороге весны» («Элистинская панорама», 21.02.2017), «Враг у ворот» («Элистинский курьер», 22.11.2013), «С порога прямо в сказку» («Элистинская панорама», 10.01.2017), «Неродные стены» (Парламентский вестник Калмыкии», 18.06.2016), «Между нами забор» («Элистинский курьер», 21.07.2016), «Последний приют солдата» (Парламентский вестник Калмыкии», 26.12.2015), «Площадка отбора кадров для страны» (Парламентский вестник Калмыкии», 14.02. 2018), «Заслон нарушителям» (Парламентский вестник Калмыкии», 14.03.2018), «Левокумские лабиринты» («Элистинский курьер», 21.09.2017), «Долговой шлагбаум» (Парламентский вестник Калмыкии», 07.02. 2018);

4)   заголовоки с метафорами тематической группы «Одежда и украшения»: «Он шёл по жизни с открытым забралом» («Степная мозаика», 27.07.2013), «Зелёное ожерелье Элисты» («Элистинская панорама», 21.01.2017), «Зелёный пояс» - столице и райцентрам» (Парламентский вестник Калмыкии», 11.05.2016), «Зелёный пояс для столицы» (Парламентский вестник Калмыкии», 05.04.2017);

5)   заголовки с метафорами тематической группы «Предметы быта»: «Для инвалидов закон – для чиновников – дышло» («Степная мозаика», 13.07.2013), «Ключи от счастья» («Степная мозаика», 31.08.2013), «Ступень на новый уровень» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.07.2016), «Глава Ергенинского СМО Баатр Саджаев: «Нашему посёлку без очага культуры нельзя никак» (Парламентский вестник Калмыкии», 02.09.2015), «Судьбы её простое полотно» («Калмыцкая Правда», 14.01.2015), «В блокнот фермеру» (Парламентский вестник Калмыкии», 18.03.2015), «В зеркале истории» (Парламентский вестник Калмыкии», 11.11.2017), «Ветеринарный заслон» (Парламентский вестник Калмыкии», 26.03.2016), «О продуктовой корзине» (Парламентский вестник Калмыкии», 21.10.2015), «В копилке семь медалей» (Парламентский вестник Калмыкии», 7.11.2015), «О пенсии через сеть» (Парламентский вестник Калмыкии», 23.03.2016), «Инструмент противодействия коррупции» (Парламентский вестник Калмыкии», 18.06.2016), «Инвестиционный портфель республики стабильно увеличивается» (Парламентский вестник Калмыкии», 28.05.2014), «Учебник жизни» (Парламентский вестник Калмыкии», 25.10.2017), «О новых очагах чумы» (Парламентский вестник Калмыкии», 01.11.2014), «В копилке калмыцких пилотов пять медалей» (Парламентский вестник Калмыкии», 24.09.2014), «Окно в мир Востока» (Парламентский вестник Калмыкии», 04.10.2017), «Из копилки памяти» (Парламентский вестник Калмыкии», 30.12.2017), «Связующая нить истории» (Парламентский вестник Калмыкии», 08.04.2015), «Ключи от города» («Элистинский курьер», 16.11.2013), «Круглый стол короля» («Элистинский курьер», 04.02.2016), «В блокнот перевозчикам» (Парламентский вестник Калмыкии», 28.03. 2018).

Таким образом, было выделено 46 заголовков, содержащих в своей структуре артефактную метафору. Процентное соотношение артефактных метафор различных тематических групп, фигурирующих в газетных заголовках, представлено в таблице 5.

Таблица 5

Частота функционирования артефактных метафор различных тематических групп в структуре газетных заголовков

Тематическая группа метафоры

Количество употреблений

Процент употреблений, %

«Механизмы»

2

4,4

«Транспорт»

7

15,2

«Здания и сооружения»

11

23,9

«Одежда и украшения»

4

8,7

«Предметы быта»

22

47,8

По итогам рассмотрения артефактной метафоры в структуре газетных заголовков можно сделать вывод, что наиболее частотными представляются заголовки тематической группы «Предметы быта» (47,8%). Очевидно, это связано со стремлением человека связать различные явления действительности с предметами, окружающими его в повседневной жизни. Наименее употребляемой в структуре заголовков является метафора тематической группы «Механизмы» (4,4%).  

Выводы по второй главе

Все основные метафорические модели используются в структуре газетных заголовков выбранных печатных изданий. Заголовки, в которых употребляются метафоры, относятся ко всем сферам жизни, освещаемым в газетных статьях. При этом наиболее частотной является социоморфная метафора (38%). Чуть менее употребляемыми оказались артефактная (26,9%) и антропоморфная (21,6%) метафоры. Наконец, наименее употребляемой выступила природоморфная метафора (13,5%). В рамках каждой из этих групп метафор были выделены основные тематические группы.

Антропоморфная метафора представлена такими тематическими группами, как «Анатомия и физиология», «Болезнь», «Семья и родство». Наиболее употребляемой оказалась метафора тематической группы «Анатомия и физиология» (54,1%). Менее востребованной выступила метафора тематической группы «Семья и родство» (29,7%). Наконец, наименее употребляемой оказалась метафора тематической группы «Болезнь» (16,2%).

Наиболее употребляемой в рамках природоморфной метафоры является метафора тематической группы «Животные» (43,5%). Чуть менее употребляемыми, но также достаточно частотными оказались метафоры тематических групп «Растения» (30,4%) и «Явления природы» (26,1%).

Среди социоморфных метафор наиболее употребляемой оказалась метафора тематической группы «Война», или милитарная метафора (38,5%). Также достаточно частотной выступила метафора тематической группы «Игры и спорт» (32,3%). Наконец, наименее употребляемыми в рамках социоморфной метафоры являются метафоры тематической группы «Театр и зрелищные искусства» (16,9%) и «Закон и криминал» (12,3%).

Артефактная метафора представлена метафорами таких тематических групп, как «Механизмы», «Транспорт», «Здания и сооружения», «Одежда и украшения» и «Предметы быта». При этом наиболее употребляемой в рамках артефактной метафоры является метафора тематической группы «Предметы быта» (47,8%). Менее употребляемыми оказались метафоры тематических групп «Здания и сооружения» (23,9%) и «Транспорт» (15,2%). Наконец, наименее частотными выступили метафоры тематических групп «Одежда и украшения» (8,7%) и «Механизмы» (4,4%).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Газетно-публицистический стиль отличается рядом лексических особенностей. В нём широко используются многозначные слова, общественно-политическая лексика, иноязычные вкрапления, аббревиатуры, авторские неологизмы, узкоспециализированная лексика и терминология, фразеологические обороты и метафоры. Важным элементом публицистического текста является его заголовок, который выполняет ряд функций: номинативную, информативную, рекламную или экспрессивно-апеллятивную.

В структуре газетных заголовков, наряду с другими лексическими средствами, широко употребляются метафоры. Публицистическая метафора, так же как и художественная, характеризуется употреблением некоего слова, переосмысленного автором на основе образно-ассоциативного сходства, возникающего при субъективном впечатлении и эмоциональном восприятии. Такое употребление является не только отражением реального мира и объективного знания о нем, но и средством создания уникального мира журналиста.

Обзор научной литературы позволил установить, что всё имеющееся разнообразие типологий метафоры основывается на ограниченном наборе признаков, лежащих в основе процесса метафоризации. Обобщая эти признаки, можно выделить антропоморфные, природоморфные, социоморфные и артефактные метафоры.

В структуре газетных заголовков таких печатных изданий, как «Известия Калмыкии», «Калмыцкая правда», «Парламентский вестник Калмыкии», «Современная Калмыкия», «Степная мозаика», «Элистинский курьер», «Элистинская панорама», используются все вышеназванные типы метафоры. При этом наиболее частотной представляется социоморфная метафора (38%), наименее употребляемой – природоморфная (13,5%).  

Антропоморфная метафора представлена метафорами таких тематических групп, как «Анатомия и физиология», «Болезнь», «Семья и родство». Наиболее употребляемой оказалась метафора тематической группы «Анатомия и физиология» (54,1%), наименее  – метафора тематической группы «Болезнь» (16,2%).

Природоморфная метафора в структуре газетных заголовков представлена метафорами тематических групп «Растения» (фитоморфная метафора), «Животные» (зооморфная метафора) и «Явления природы». При этом наиболее употребляемой в рамках природоморфной метафоры является метафора тематической группы «Животные» (43,5%). Чуть менее употребляемыми, но также достаточно частотными оказались метафоры тематических групп «Растения» (30,4%) и «Явления природы» (26,1%).

В случае социоморфной метафоры были выявлены метафоры таких тематических групп, как «Война» (милитарная метафора), «Закон и криминал», «Театр и зрелищные искусства», «Игры и спорт». Наиболее употребляемой оказалась метафора тематической группы «Война», или милитарная метафора (38,5%), наименее – метафоры тематических групп «Театр и зрелищные искусства» (16,9%) и «Закон и криминал» (12,3%).

Артефактная метафора представлена метафорами такихтематических групп, как «Механизмы», «Транспорт», «Здания и сооружения», «Одежда и украшения» и «Предметы быта». При этом наиболее употребляемой в рамках артефактной метафоры является метафора тематической группы «Предметы быта» (47,8%), наименее – метафоры тематических групп «Одежда и украшения» (8,7%) и «Механизмы» (4,4%).

Результаты проведенного исследования позволяют сделать следующие выводы:

1)   особенности газетных заголовков определяются, прежде всего, такими факторами, как тенденция языка к экономичности выражения, экспрессии, речевому творчеству. В связи с этим в них активно употребляются различные метафорические модели;

2)   метафоры различных тематических групп широко используются в газетных заголовках. Они способствуют реализации функций заголовка, к которым относятся номинативная, информативная, рекламная и экспрессивно-апеллятивная функции;

3)   вследствие своих семантических, структурных и функциональных особенностей метафорические единицы в газетных заголовках реализуют целый ряд функций и обладают прагматическим  когнитивным потенциалом;

4)   в структуре газетных заголовков наиболее частотной является социоморфная метафора, опирающаяся на связь действительности с различными явлениями общественной жизни, наименее употребляемой – природоморфная, основанная на связи действительности с растительным и животным миром и различными природными явлениями.

На передний план в заголовках с метафорическим переносом выступает функция воздействия на массы, заключающаяся в стремлении автора публикации оказывать влияние на читателя с целью достижения практических социальных результатов.

Несмотря на достаточно большое количество научных работ, посвящённых изучению функционирования метафорических моделей в структуре газетных заголовков, данная тема представляется нам перспективной и актуальной, поскольку наблюдается появление новых печатных изданий, меняется направленность уже существующих, происходят постоянные изменения в политической, экономической, социальной и других сферах общественной жизни. В связи с этим процесс функционирования метафор различных тематических групп в структуре газетных заголовков требует дальнейшего непрерывного изучения.

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.   Акишина Е.О. Метафора как форма выражения философских идей: дисс. … канд. филол. наук/ Е.О. Акишина. – Новосибирск, 2009. – 172 с.

2.   Алещанова И.В. Цитация в газетном тексте (на материале современной английской и российской прессы): автореф. дисс. … канд. филол. наук/ И.В.Алещанова. – Волгоград, 2000. – 22 с.

3.   Аникина А.Б. Лексика устной речи в современной публицистике// Публицистика и информация в современном обществе. – М., 2000. – с. 129-149.

4.   Аристотель. Об искусстве поэзии. – М., 1997. – 183 с.

5.   Аристотель. Риторика (Книга III). В кн.: Аристотель и античная литература. – М.: Наука, 1978. – с. 164 – 229.

6.   Арутюнова Н.Д. Метафора// Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – с.296-297.

7.   Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс. Вступительная статья к сб.: Теория метафоры, – М.: Прогресс, 1990. – с. 5-32.

8.   Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1999. – 896 с.

9.   Балашова Л.В. Русская метафорическая система в развитии: XI – XXI вв. – М.: Рукописные памятники Древней Руси: Знак, 2014. – 632 с.

10. Баранов А. Н., Караулов Ю. Н. Политическая метафора как объект лингвистического исследования// Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Русская политическая метафора. Материалы к словарю. – М.: Ин-т русского языка АН СССР, 1991. – с. 12-16.

11. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1963. – с. 261.

12. Бельчиков Ю.А. Язык СМИ: от первой российской газеты до электронных медиа// Журналистика и культура русской речи. (№4). – М., 2002. – с. 5-7.

13. Бердышев С.Н. Рекламный текст. Методика составления и оформления. – М., 2008. – 252 с.

14. Бессарабова Н.Д. Из метафорического фонда (Предисловие к словарю)// Журналистика и культура русской речи. Вып. 4. – М.,1997. – с. 12.

15. Бессарабова Н.Д. Метафора в газете// Вестник Московского университета. Сер. Журналистика. – М., 1975. – №1. – с. 53-58.

16. Блэк М. Метафора// Теория метафоры. – М., 1990. – с.153-172.

17. Богуславский В. М. Человек в зеркале русского языка, культуры и литературы. – М.: Космополис, 1994. – 238 с.

18. Большой толковый словарь по культурологи/ Б.И. Кононенко. – М.: Вече, АСТ, 2003. – 512 с.

19. Васильева А.Н. Газетно-публицистический стиль речи: Курс лекций по стилистике русского языка для филологов. – М., 1982. – 198 с.

20. Винокур Г.О. Культура языка. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Федерация, 1929. – 335 с.

21. Вомперский В.А. К изучению синтаксических структур газетного заголовка: учебное пособие/ В.А. Вомперский. – М.: Искусство публикации, 1966. – 4 с.

22. Выготский Л. С. Мышление и речь// Проблемы общей психологии: собр. соч. в 6 т. – М.: Педагогика, 1982. – с. 6-361. 

23. Гак В.Г. Высказывание и ситуация// Проблемы структурной лингвистики. 1972. – М.: Наука, 1973. – с. 349–372.

24. Галкин С.И. Оформление газеты и журнала. – М.: Изд. Московского ун-та, 1984. – 152 с.

25. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.: Наука, 1981. – 144 с.

26. Глотова Е.Ю. Метафора как средство вербализации авторской концепции: когнитивно-дискурсивный аспект: дисс. … канд. филол. наук/ Е.Ю. Глотова. – Ростов-на-Дону, 2010. – 218 с.

27. Гусев С.С. Наука и метафора. – Л., 2004. – 152 с.

28. Даль В.И.Толковый словарь живого великорусского языка. Т.1. – М.,1978. – 675 с.

29. Долматова Е. А. Метафорическое моделирование политической ситуации в США и в Испании на момент экономического кризиса (на примере публичных выступлений американских и испанских политиков)// Молодой ученый. – 2013. – №12. – с. 846-848.

30. Дускаева Л.Р. Диалогичность газетных текстов 1980-1990 гг.: дисс. … канд. филол. наук/ Л.Р. Дускаева. – Пермь, 1994. – 185 с.

31. Зильберт Б.А. Социопсихолингвистическое исследование текстов радио, телевидения, газет. – М., 1986. – 211 с.

32. Ильясова С.В. Словообразовательная игра как феномен языка современного СМИ: дисс. … канд. филол. наук/ С.В.Ильясова. – М., 2002. – 432 с.

33. Какорина Е.В. Трансформации лексической семантики и сочетаемости (на материале языка газет)// Русский язык конца XX столетия (1985-1995). – М., 1996. – с. 67-89.

34. Калинин А., Костомаров В. Зачем корить зеркало? (О специфике языка газеты. Диалог лингвистов)// – Журналист, № 1. –1971. – с. 33.

35. Клушина Н.И. Язык средств массовой информации: Учебное пособие для вузов/ под ред. М.Н. Володиной. Раздел «Особенности публицистического стиля». – М.: Академический проспект. – 2008. – 760 с.

36. Клушина Н.И. Языковые механизмы формирования оценки в СМИ// Публицистика и информация в современном обществе/ под ред. Г.Я. Солганика. – М., 2000. – с. 94-106.

37. Комаров Е.Н. Ценностные ориентиры в заголовках французских и российских средств массовой информации: дисс. … канд. филол. наук/ Е.Н. Комаров.- Волгоград, 2003. – 210 с.

38. Костомаров В.Г. Русский язык на газетной полосе: некоторые особенности языка современной газетной публицистики. – М.: Изд. Московского университета, 1971. – 267 с.

39. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа/ В.Г. Костомаров. – СПб.: Златоуст, 1999. – 174 с.

40. Лазарева Э.А. Заголовок в газете. – Свердловск: Изд. Урал. ун-та, 1989. – 84 с.

41. Лакофф Дж. Метафоры, которыми мы живем: пер. с англ. / под ред. и с предисл. А. Н. Баранова/ Дж. Лакофф,  М. Джонсон. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.

42. Лапиня Э.А. Метафора в терминологии микроэлектроники: На материале англ. яз.// Метафора в языке и тексте. – М., 1998. – С. 134-145.

43. Левин Ю.И. Структура русской метафоры // Труды по знаковым системам. Т. 2. – Тарту, 1965. – с. 293-299.

44. Лысакова И.П. Язык газеты: социолингвистический аспект. – Л., 1983.  – 103 с.

45. Ляпун С.В. Метафорическая оценочность в аналитическом газетном тексте// Вестник ТГУ. – 2008. – №7. – с. 141-147.

46. Манькова Л.А. Специфика заголовков в различных газетных текстах// Учёные записки СГУ. Вып. 6. – 1997. – с. 45-46.

47. Мельник Г., Тепляшина А. Функции заголовочного комплекса// Основы творческой деятельности журналиста. – СПб., 2004. – 272 с.

48. Москвин В. П. Русская метафора: Очерк семиотической теории. – М.: ЛЕНАНД, 2006. – 184 с.

49. Москвин В.П. Русская метафора: параметры классификации // НДВШ. Филол. науки, 2000. – № 2. – с. 66.

50. Москвин В.П. Русская метафора. Семантическая, структурная, функциональная классификация: учеб. пособие к спецкурсу по стилистике. – Волгоград: Перемена, 1997. – 91 с.

51. Мужев В.С. О функциях заголовков/ В.С. Мужев// Учёные записки. Вопр. Романно-германской филологии (№55). – М.: МГИПИИЯ им.М. Тореза, 1970. – с. 86-120.

52. Мухтаруллина А.Р. Термины-метафоры в компьютерном дискурсе// Вестник башкирского университета. – Уфа: Издательство: Башкирский государственный университет, 2012. – с. 1628-1631.

53. Никитин М. В. Метафора: уподобление vs. интеграция концептов// С любовью к языку: сб. научных трудов. – М., 2002. – с. 255-269.

54. Николина Н.А. «Скорнение» в современной речи// Язык как творчество. – М.: Наука, 1996. – 396 с.

55. Одинцов В.В. Стилистика текста. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 416 с.

56. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1952. – 843 с.

57. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1992. – 847 с.

58. Панов М.В. Из наблюдений над стилем сегодняшней периодики// Язык современной публицистики. – М., 1988. – с. 22-39.

59. Петрова З.Ю. Регулярная метафорическая многозначность в русском языке как проявление системности метафоры// Проблемы структурной лингвистики. 1985–1987. – М.: Прогресс, 1989. – 139 с.

60. Пшеничникова Н.В. Метафора как способ постижения реальности: дисс. … канд. филол. наук/ Н.В. Пшеничникова. – Барнаул, 2006. – 192 с.

61. Рамазанова Л.Г. Метафора в публицистическом тексте: на материале произведений А.Н.Толстого: дисс. … канд. филол. наук/ Л.Г. Рамазанова. – Махачкала, 2004. – 172 с.

62. Ричардс А. Философия риторики// Теория метафоры/ пер. с англ., общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. – М.: Прогресс, 1990. – с. 44-67.

63. Свистельникова С.А. Воздействующая функция заголовка газетной статьи// Журналистика и медиаобразование – 2008: сб. трудов III Междунар. науч.-практич. конф.(Белгород, 25-27 сентября 2008 г.): в 2 ч. Ч. II. – Белгород: БелГУ, 2008. – с. 166-170.

64. Селищев А.М. Язык революционной эпохи: из наблюдений над русским языком последних лет (1917-1926)/ А.М. Селищев. – М.: Работник просвещения, 1928. – 248 с.

65. Сиротинина О.Б. Соотношений кодифицированного и разговорного в средствах массовой информации// Журналистика на пороге XX века: исторический опыт, современное развитие. Вып. 2. – Владикавказ, 1997. – с. 299-310.

66. Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка/ – СПб., 1993. – 153 с.

67. Сковородников А.П. Язык СМИ: от первой российской газеты до электронных медиа// Журналистика и культура русской речи. (№4). – М., 2002. – с. 12-17.

68. Словарь иностранных слов/ Н. Г. Комлев. – М.: Эксмо-Пресс, 2000. – 1308 с.

69. Солганик Г.Я. Общие особенности языка газеты/ Г.Я. Солганик; под ред. Д.Э Розенталя// Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды. – М., 1980. – с. 5-35.

70. Солганик Г.Я. О закономерностях развития языка газеты в XX в.// Вестник Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика (№2). – 2002. – с. 39.

71. Солганик Г.Я. Стилистические ресурсы языка// Культура русской речи: энциклопедический словарь-справочник. 2-е изд. – М.: Флинта; Наука, 2009. – 560 с.

72. Солнцева Н. В. Сопоставительный анализ зоонимов русского, французского и немецкого языков в этносемантическом аспекте: дисс. … канд. филол. наук/  Н.В.Солнцева. – Омск, 2004. – 220 с.

73. Суворов С.П. Особенности стиля английских газетных заголовков. Язык и стиль: учебное пособие/ С.П.Суворов. – М.: Просвещение, 1965. – 27 с.

74. Телия В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира / В. Н. Телия// Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Б. А. Серебренников, Е. С. Кубрякова, В. И. Постовалова [и др.]. – М.: Наука, 1988. – с. 173-204.

75. Телия Н.В. Послесловие. Замысел, цели и задачи фразеологического словаря нового типа// Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006. – с. 776-782.

76. Тертычный А.А. Заголовок – слово главное// Журналист (№1). – 2004. – с. 81.

77. Тимофеева О.В. Метафора в художественной репрезентации мира: дисс. … канд. филол. наук. – М, 2011. – 158 с.

78. Толстая С. М. Душа// Славянские древности. Этнолингвистический словарь. Т.2.  – М.: Международные отношения, 1999. – с. 162-167.

79. Тураева З.М. Лингвистика текста: структура и семантика: учебное пособие/ З.М. Тураева. – М.: Просвещение, 1986. – 54 с.

80. Чудинов А.П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации: Монография/ Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2003. – 248с.

81. Чудинов А. П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры/ А. П. Чудинов. – Екатеринург: Урал. гос. пед. ун-т, 2001. – 238 с.

82. Шмелев Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях// Д.Н. Шмелёв. – М.: Наука, 1977. – с. 1–78.

83. Шостак М.А. Сочиняем заголовок// Журналист (№3). – 2004. – с. 81.

84. Юрков Е.Е. Метафора в аспекте лингвокультурологии: дисс. …канд. филол. наук/ Е.Е. Юрков. – СПб, 2012. – 348 с.

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

1.   «Агония обречённых» («Степная мозаика», №1, 10.09.2014).

2.   «Акция стартовала» (Парламентский вестник Калмыкии», №77 (867), 14.10.2015).

3.   Александр Дикалов: Мы действуем в рамках закона (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (615), 20.03.2013).

4.   «Аллергия к гимну» («Элистинский курьер», №19,21.05.2015).

5.   «Анатомия провала» («Элистинский курьер», №4,01.02.2018).

6.   «Архангельск-Хулхута: дорогами памяти» (Парламентский вестник Калмыкии», №28 (1111), 21.04.2018).

7.   «Бабушка – надёжный тыл» («Элистинская панорама», №23, 23.02.2017).

8.   «Бараны учатся в университете» («Элистинский курьер», №30,03.08.2017).

9.   «Битва за «Малую землю» («Элистинский курьер», №39, 08.10.2015).

10. «Борьба за жизнь» (Парламентский вестник Калмыкии», №20 (909), 26.03.2016).

11. «Борьба нового уровня» (Парламентский вестник Калмыкии», №93 (883), 12.12.2015).

12. «Борьба со стихией» (Парламентский вестник Калмыкии», №20 (810), 01.04.2015).

13. «Братство воинов» (Парламентский вестник Калмыкии», №90 (1076), 09.12.2017).

14. «Братья по перу» («Элистинский курьер», №41,22.10.2015).

15. «Быть скотом куда как проще» («Степная мозаика», №14, 13.04.2013).

16. «Вальс победы» («Известия Калмыкии», №№56-57,08.05.2014).

17. «Вальс цветов» («Известия Калмыкии», №№117-118,20.08.2015).

18. «В блокнот перевозчикам» (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (1104), 28.03. 2018).

19. «В блокнот фермеру» (Парламентский вестник Калмыкии», №13 (803), 18.03.2015).

20. «В зеркале истории» (Парламентский вестник Калмыкии», №83 (1070), 11.11.2017).

21. «В зоне поражения» («Элистинский курьер», №3,26.01.2017).

22. «В копилке калмыцких пилотов – пять медалей» (Парламентский вестник Калмыкии», №72 (765), 24.09.2014).

23. «В копилке семь медалей» (Парламентский вестник Калмыкии», №92 (882), 7.11.2015).

24. «В ожидании денежного дождя» («Степная мозаика», №16, 27.04.2013).

25. «В портфеле министра» (Парламентский вестник Калмыкии», №8 (995), 28.01.2017).

26. «В честь крылатой пехоты» (Парламентский вестник Калмыкии», №57 (847), 05.08.2015).

27. «В честь славного сына калмыцкого народа» (Парламентский вестник Калмыкии», №31 (821), 08.05.2015).

28. «Ветеринарный заслон» (Парламентский вестник Калмыкии», №20 (909), 26.03.2016).

29. «Вечная память в сердцах» (Парламентский вестник Калмыкии», №31 (920), 11.05.2016).

30. «Вирус вседозволенности» («Элистинский курьер», №20,28.05.2015).

31. «Владимир Путин: АПК – это уже не «чёрная дыра», а локомотив развития экономики» (Парламентский вестник Калмыкии», №96 (1083), 30.12.2017).

32. «Вневедомственная охрана – надёжный щит, убережёт и защитит» (Парламентский вестник Калмыкии», №89 (879), 28.10.2015).

33. «Внуки Джангара» («Известия Калмыкии», №№166-167 (5999-6000),19.11.2015).

34. «Военные дороги лейтенанта Даваева» («Калмыцкая Правда», №№217-218, 04.12.2014).

35. «Вожатское сердце» (Парламентский вестник Калмыкии», №14 (903), 05.03.2016).

36. «Володя Косиев. Сын народа» (Парламентский вестник Калмыкии», №10 (899), 20.02.2016).

37. «Ворон ворону глаз не выклюнет» («Степная мозаика», №14, 25.05.2013).

38. «Воскресные старты» (Парламентский вестник Калмыкии», №53 (942), 27.07.2016).

39. «Враг у ворот» («Элистинский курьер», №46,22.11.2013).

40. «Высокие ставки» («Элистинский курьер», №5,12.02.2015).

41. «Газовая осада» («Элистинский курьер», №25,30.06.2016).

42. «Глава Ергенинского СМО Баатр Саджаев: «Нашему посёлку без очага культуры нельзя никак» (Парламентский вестник Калмыкии», №65 (853), 02.09.2015).

43. «Глухонемая власть» («Элистинский курьер», №38,28.09.2017).

44. «Голос любви» («Элистинский курьер», №42,27.10.2016).

45. «Голоса моей родины» («Элистинский курьер», №15,17.04.2013).

46. «Город в добросовестных руках» («Элистинская панорама», №9, 28.01.2017).

47. «Грипп начинает атаковать» («Элистинская панорама», №3, 14.01.2017).

48. «Гром уже грянул» («Элистинский курьер», №5,09.02.2017).

49. «Деловой климат» («Элистинская панорама», №15, 11.02.2017).

50. «Дети войны» (Парламентский вестник Калмыкии», №7 (797), 25.02.2015).

51. «Дети прозрачного гранта» («Известия Калмыкии», №116,18.08.2015).

52. «Директор – под суд, мэрия – в кусты…» («Известия Калмыкии», №4 (6021),13.04.2018).

53. «Для инвалидов закон – для чиновников – дышло» («Степная мозаика», №26, 13.07.2013).

54. «Долговой шлагбаум» (Парламентский вестник Калмыкии», №9 (1092), 07.02. 2018).

55. «Дорогами Великой победы» (Парламентский вестник Калмыкии», №3 (1086), 17.01. 2018).

56. «Дыхание кризиса» («Элистинский курьер», №40,15.10.2015).

57. «Женские лица Победы» (Парламентский вестник Калмыкии», №11 (801), 11.03.2015).

58. «Живучий конкурс» (Элистинский курьер, № 46, 20.11.2014).

59. «За интересы Элисты буду драться» («Элистинский курьер», №41,16.10.2014).

60. «Заложники подземного монстра» («Элистинский курьер», №40,13.10.2016).

61. «Заслон нарушителям» (Парламентский вестник Калмыкии», №17 (1100), 14.03.2018).

62. «Здоровье задаёт моду» («Элистинская панорама», №5, 19.01.2017).

63. «Зелёное ожерелье Элисты» («Элистинская панорама», №6, 21.01.2017).

64. «Зелёный пояс для столицы» (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (1008), 05.04.2017).

65. «Зелёный пояс» - столице и райцентрам» (Парламентский вестник Калмыкии», №31 (920), 11.05.2016).

66. «Зелёный щит» (Парламентский вестник Калмыкии», №43 (932), 22.06.2016).

67. «Знать свои корни» (Парламентский вестник Калмыкии», №40 (929), 04.06.2016).

68. «Игра в поддавки» («Элистинский курьер», №32,18.08.2016).

69. «Игры разума» (Парламентский вестник Калмыкии», №22 (812), 08.04.2015).

70. «Из копилки памяти» (Парламентский вестник Калмыкии», №96 (1083), 30.12.2017).

71. «Инвестиционный портфель республики стабильно увеличивается» (Парламентский вестник Калмыкии», №40 (732), 28.05.2014).

72. «Инструмент противодействия коррупции» (Парламентский вестник Калмыкии», №42 (931), 18.06.2016).

73. «Иранская нефть и нож в спину рубля» («Элистинский курьер», №2,21.01.2016).

74. «Как отвоевать подвал?» (Парламентский вестник Калмыкии», №65 (853), 02.09.2015).

75. «Калмыкия принимает эстафету ЮРПА» (Парламентский вестник Калмыкии», №42 (832), 13.06.2015).

76. «Калмыцкая рулетка» («Элистинский курьер», №47,28.11.2013).

77. «Капитан семейного корабля» («Элистинская панорама», №12, 04.02.2017).

78. «Ключи от города» («Элистинский курьер», №45,16.11.2013).

79. «Ключи от счастья» («Степная мозаика», №32, 31.08.2013).

80. «Когда Калмыкия расправит крылья» («Степная мозаика», №14, 13.04.2013).

81. «Комедия ошибок» в Калмыкии» (Парламентский вестник Калмыкии», №88 (1074), 02.12.2017).

82. «Кредитные войны» («Элистинская панорама», №18, 18.02.2017).

83. «Круглый стол короля» («Элистинский курьер», №4,04.02.2016).

84. «Кто завоюет первый Кубок?» (Парламентский вестник Калмыкии», №27 (916), 30.04.2016).

85. «Левокумские лабиринты» («Элистинский курьер», №37,21.09.2017).

86. «Лицей меняет лицо» («Степная мозаика», №32, 31.08.2013).

87. «Лишний рот на медийном пространстве» («Степная мозаика», №14, 25.05.2013).

88. «Малому бизнесу большую дорогу» («Калмыцкая Правда», №10, 24.01.2015).

89. «Между нами забор» («Элистинский курьер», №28,21.07.2016).

90. «Мина замедленного действия» («Элистинский курьер», №38,28.09.2017).

91. «Мой отец сын своего времени» («Калмыцкая Правда», №2, 14.01.2015).

92. «Мы – дети Великой степи» (Парламентский вестник Калмыкии», №70 (860), 19.09.2015).

93. «На крыльях исторической памяти» («Калмыцкая Правда», №219, 06.12.2014).

94. «На крыльях успеха» («Калмыцкая Правда», №226, 18.12.2014).

95. «На пороге весны» («Элистинская панорама», №19, 21.02.2017).

96. «На радость зрителей и суд педагогов» (Парламентский вестник Калмыкии», №9-10 (603-604), 09.02.2013).

97. «На стыке ветвей власти» («Калмыцкая Правда», №234, 30.12.2014).

98. «На суд зрителей» (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (1008), 05.04.2017).

99. «На суд столичного зрителя» (Парламентский вестник Калмыкии», №20 (712), 19.03.2014).

100.   На финишной прямой» («Элистинский курьер», №49,15.12.2016).

101.   «Наступление на мусорном полигоне» («Калмыцкая Правда», №211, 26.11.2014).

102.   «Наука как мост дружбы» («Степная мозаика», №31, 27.08.2013).

103.   «Наша землячка – гроза знаменитого хоккеиста» (Парламентский вестник Калмыкии», №14 (903), 05.03.2016).

104.   «Не знаем корней» (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (910), 30.03.2016).

105.   «Неродные стены» (Парламентский вестник Калмыкии», №42 (931), 18.06.2016).

106.   «Нефть вне закона» (Парламентский вестник Калмыкии», №4 (696), 22.01.2014).

107.   «Новогодний набат» («Элистинский курьер», №1,14.01.2015).

108.   «Новый фронт работы» (Парламентский вестник Калмыкии», №53 (942), 27.07.2016).

109.   «О борьбе с коррупцией из первых уст» (Парламентский вестник Калмыкии», №93 (785), 06.12.2014).

110.   «О калмыцких корнях знаменитостей» («Известия Калмыкии», №165 (5998),14.11.2015).

111.   «О новых очагах чумы» (Парламентский вестник Калмыкии», №83 (775), 01.11.2014).

112.   «О пенсии через сеть» (Парламентский вестник Калмыкии», №19 (908), 23.03.2016).

113.   «О продуктовой корзине» (Парламентский вестник Калмыкии», №79 (869), 21.10.2015).

114.   «О финише стригальной кампании» (Парламентский вестник Калмыкии», №54 (844), 29.07.2015).

115.   «Об «Эстафете памяти» (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (811), 04.04.2015).

116.   «Обретённые корни» (Парламентский вестник Калмыкии», №18 (907), 19.03.2016).

117.   «Окно в мир Востока» (Парламентский вестник Калмыкии», №74 (1061), 04.10.2017).

118.   «Окрылённые теплом и любовью» («Известия Калмыкии», №№109-110,06.08.2015).

119.   «Олимпиада для рабочих рук» («Элистинская панорама», №17, 16.02.2017).

120.   «Олимпиада под угрозой» («Известия Калмыкии», №61,17.05.2014).

121.   «Он по жизни шёл с открытым забралом» («Степная мозаика», №27, 27.07.2013).

122.   «Парад талантов» (Парламентский вестник Калмыкии», №20 (1007), 01.04.2017).

123.   «Пассажирские перевозки не в проигрыше» («Известия Калмыкии», №№109-110,06.08.2015).

124.   «Пасынки отечества» («Степная мозаика», №21, 08.06.2013).

125.   «Пенсионный калькулятор» (Парламентский вестник Калмыкии», №28 (1111), 21.04.2018).

126.   «Перед финишем» (Парламентский вестник Калмыкии», №46 (935), 02.07.2017).

127.   «Пионерский бастион» («Элистинский курьер», №42,27.10.2016).

128.   «Платформа неудач» («Степная мозаика», №29, 10.08.2013).

129.   «Площадка отбора кадров для страны» (Парламентский вестник Калмыкии», №11 (1094), 14.02. 2018).

130.   «Пляски на костях» («Известия Калмыкии», №№109-110,06.08.2015).

131.   «По законам, а не по понятиям» («Элистинский курьер», №46,24.11.2016).

132.   «По обратной спирали» («Элистинский курьер», №29,28.07.2016).

133.   «Победа малого бизнеса» («Элистинский курьер», №43,05.11.2015).

134.   «Под самый корешок» («Элистинский курьер», №9,06.03.2014).

135.   «Подарил праздник души» («Степная мозаика», №13, 06.04.2013).

136.   «Пойдёт плясать губерния» («Известия Калмыкии», №№113-114,13.08.2015).

137.   «Покорители «Великой степи» (Парламентский вестник Калмыкии», №48 (838), 04.07.2015).

138.   «Полиграфический конфликт» («Элистинский курьер», №19, 19.05.2016).

139.   «Политические игры» (Парламентский вестник Калмыкии», №6 (1089), 27.01. 2018).

140.   «Последний приют солдата» (Парламентский вестник Калмыкии», №97 (887), 26.12.2015).

141.   Потому что я сын степи» (Парламентский вестник Калмыкии», №26 (1109), 14.04.2018).

142.    «Предвыборные смотрины» («Степная мозаика», №19, 25.05.2013).

143.   «Протез для души» («Степная мозаика», №29, 10.08.2013).

144.   «Протянуть руку помощи» («Элистинский курьер», №6,16.02.2017).

145.   «Пульс региона в событиях четверга» (Парламентский вестник Калмыкии», №66 (854), 05.09.2015).

146.   «Путь к Кубку России» (Парламентский вестник Калмыкии», №19 (1006), 25.03.2017).

147.   «Рассвет калмыцкого скота» («Калмыцкая Правда», №10, 24.01.2015).

148.   «Рука помощи Крыму» (Парламентский вестник Калмыкии», №16 (708), 07.03.2015).

149.   «С порога прямо в сказку» («Элистинская панорама», №1, 10.01.2017).

150.   «Связующая нить истории» (Парламентский вестник Калмыкии», №22 (812), 08.04.2015).

151.   «Сев стартует в начале апреля» (Парламентский вестник Калмыкии», №22 (1105), 31.03. 2018).

152.   «Сердечных дел мастер» («Элистинская панорама», №25, 16.03.2017).

153.   «Сердце чёрных земель» (Парламентский вестник Калмыкии», №28 (818), 29.04.2015).

154.   «Сеющие ветер, пожнут бурю» («Элистинский курьер», №48,10.12.2015).

155.   «Снова шоу овец» («Известия Калмыкии», №61,17.05.2014).

156.   «Спорт – в надёжных руках» (Парламентский вестник Калмыкии», №4 (893), 30.01.2016).

157.   «Стартовала подготовка к голосованию» (Парламентский вестник Калмыкии», №10 (899), 20.02.2016).

158.   «Стоим на одной ноге» («Элистинский курьер», №10,17.03.2016).

159.   «Ступень на новый уровень» (Парламентский вестник Калмыкии», №54 (943), 30.07.2016).

160.   «Судьбы её простое полотно» («Калмыцкая Правда», №2, 14.01.2015).

161.   «Тюльпан и лотос: «битва символов» (Парламентский вестник Калмыкии», №57 (749), 30.07.2014).

162.   «Учебник жизни» (Парламентский вестник Калмыкии», №79 (1066), 25.10.2017).

163.   «Фальстарт безответственности» («Элистинский курьер», №40,15.10.2015).

164.   «Финансовые паразиты» («Элистинский курьер», №17,01.05.2013).

165.   «Элистинские джунгли» (Парламентский вестник Калмыкии», №16 (1003), 01.03.2017).

166.   «Эстафета консультаций» (Парламентский вестник Калмыкии», №40 (929), 04.06.2016).

167.   «Эстафета «Леса Победы» (Парламентский вестник Калмыкии», №36 (826), 23.05.2015).

168.   «Эстафета поколений» (Парламентский вестник Калмыкии», №21 (811), 04.04.2015).

169.   «Эстафета поколений» пришла в Элисту (Парламентский вестник Калмыкии», №№32-33 (724-725), 30.04.2014).

170.    «Я болен театром» («Степная мозаика», №14, 25.05.2013).

171.    «Ярмарка вакансий» («Элистинский курьер», №6,13.02.2014).

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Похожие работы на - Метафора в публицистическом тексте

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!