Преступления против здоровья: проблемы квалификации

  • Вид работы:
    Магистерская работа
  • Предмет:
    Уголовное право
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2018-12-19
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Преступления против здоровья: проблемы квалификации

 

 

 

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

(МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ)

 

на тему:

 

 

«Преступления против здоровья: проблемы квалификации»

 

 

 

 

Допущен (а) к защите

_ _ __________ 2018г.

Зав. кафедрой

__________________

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва 2018

 

Оглавление

 

Введение. 3

Глава 1. История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья и общая характеристика преступлений против здоровья. 7

§1. История возникновения и развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья. 7

§2. Общая характеристика преступлений против здоровья, классификация данных преступлений. 16

Глава 2. Уголовно-правовой анализ преступлений против здоровья личности. 26

§1. Уголовно-правовая характеристика преступлений, причиняющих вред здоровью (ст. 111-115, 118 УК РФ): проблемы квалификации. 26

§2. Уголовно-правовой анализ иных преступлений против здоровья (ст. 116-117, 119-125 УК РФ): проблемы квалификации. 53

Заключение. 79

Список использованной литературы.. 83

 

 

Введение

 

Текущая криминогенная обстановка в Российской Федерации в значительной мере характеризуется посягательствами против собственности, традиционно занимающими наибольший удельный вес среди других видов криминальной активности, а также насильственными преступлениями против личности.

Ежегодно в Российской Федерации регистрируется около 30 тысяч преступлений, связанных с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью (в 2017 году – 25,5 тысяч, в 2016 году — 27,4 тысяч, в 2015 году — 29,8 тысяч, в 2014 году — 32  тысячи, в 2013 году –  30,7 тысяч)[1]. Однако, несмотря на наблюдающийся в последнее время спад криминальной активности этого вида (каждый год регистрируется на 7% меньше преступлений данной категории, чем за аналогичный период прошлого года), общее количество фактов причинения вреда здоровью по-прежнему велико и представляет серьезную угрозу для государства и общества, поскольку речь идет о здоровье, а порой и жизни, граждан.

При этом должностные лица, осуществляющие уголовное преследование  по делам, связанным с причинением вреда здоровью, как на этапе предварительного расследования, так и при поддержании государственного обвинения в суде, зачастую испытывают трудности.

Между тем, эффективность деятельности следователя и государственного обвинителя предопределяется совокупностью факторов, включающих в себя не только знание и неукоснительное соблюдение норм материального права.

Актуальность исследуемого вопроса обуславливается тем, что высшей социальной ценностью общества является здоровье человека. Любое правовое и развитое государство в качестве основной и приоритетной задачи должно рассматривать заботу о здоровье человека и его охрану, что полностью отвечает идеям социальной справедливости и гуманизма.

Современный этап развития российской государственности характеризуется противоречивыми процессами реализации уголовно-правовой политики, инспирирующими необходимость совершенствования национальной системы права, реализации норм уголовного закона, обеспечивающих безопасность жизнедеятельности общества.

Теоретическая значимость исследования заключается в развитии научного понимания проблемы охраны здоровья уголовно-правовыми средствами, обосновании необходимости их совершенствования на законодательном уровне и оптимизации в правоприменительной практике.

Результаты исследования, основные его положения, выводы и предложения могут быть использованы в следующих направлениях: в процессе дальнейшего совершенствования действующего уголовного законодательства в соответствующей его части; в ходе совершенствования правоприменительной практики; в ходе учебного процесса в высших учебных заведениях юридического профиля при преподавании курса Особенной части уголовного права России.

Анализируемая категория преступлений вызывала и вызывает научный интерес, в первую очередь, ученых в области уголовного права. Так вопросы уголовно-правовой и криминологической характеристик преступлений, связанных с причинением вреда здоровью, рассматривались в работах таких авторов, как: Г.И. Антонова, П.Б. Афанасьев, С.Р. Бобушев,  С.И. Думан, П.Н. Левин, Б.Н. Титов, И.А. Шаматульский и другие.

Объектом исследования является система преступлений против здоровья.

Предметом исследования являются отдельные теоретические и практические проблемы, возникающие при квалификации преступлений против здоровья.

Цель работы - осуществить комплексное исследование актуальных проблем квалификации преступлений против здоровья.

Задачи работы:

- проанализировать практику применения статей устанавливающих уголовную ответственность за преступления здоровья;

- выявить и рассмотреть неудачные решения вопросов регламентации уголовной ответственности за преступления против здоровья (пробелы, фикции, противоречия, наличие оценочных понятий и т.д.), которые на практике вызывают сложности в квалификации содеянного;

- проанализировать  существующие в теории и на практике проблемы квалификации составов преступлений устанавливающих уголовную ответственность за преступления против здоровья;

- подтвердить теоретические рассуждения примерами из современной судебной практики.

Методологическую основу магистерской диссертации составляют современная доктрина юриспруденции, общенаучные методы познания, а также специальные методы: логический, исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, конкретно-социологический, статистический и др.

Теоретической основой работы является специализированная юридическая литература таких авторов как: Аниянц М.К., Барабанов П., Баулин Ю.В., Беляев Н.А., Борзенков Г.Н., Боровиков В., Варыгин А.Н., Ильянова О.И., Винник С.В., Власов Ю., Галахова А.В., Горбатова М.А., Глухов А.Е., Гусейнова З.М., Завидов Б.Д., Загородников Н.И., Коробеев А.И., Красиков А.Н., Курилова А., Лебедев В.М., Лунеев В., Мендельсон Г.А., Меркурьев В.В., Мыц Я. А., Надтока Е.С., Наумов А.В., Никифоров А.С., Нуркаева Т.Н., Пионтковский А.А., Побегайло Э. Ф., Понкин И.В., Попов А. Н., Рарог А. И., Рожков А., Князьков М., Смирнова Л. Н., Тараканов И.А., Тасаков С.В., Ткаченко В.И., Читлов Д.С., Шаргородский М.Д., Шестаков Д. и др.

Нормативной основой работы являются: Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральные законы. Эмпирической основой работы явились Постановления Пленума Верховного суда РФ, материалы судебной практики.

Научная новизна исследования заключается в том, что  автором предпринята попытка дать понятие «преступление против здоровья», а также систематизировать преступления против здоровья.

Элементы научной новизны содержит представленный в магистерской диссертации исторический и фрагментарный сравнительно-правовой анализ преступлений против здоровья и выводы из него.

Структура магистерской диссертации определена ее целями и задачами и включает в себя введение, две главы, объединяющие четыре параграфа, заключение, список использованных источников.

 

Глава 1. История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья и общая характеристика преступлений против здоровья

 

§1. История возникновения и развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья

 

 

Прежде чем исследовать исторические аспекты уголовной ответственности за преступления против  здоровья граждан необходимо исследовать историю возникновения ответственности за преступления.

Следовательно, общество всегда старается жить по установленным правилам, однако нет ни одного человеческого сообщества, в котором бы правила не нарушались. Часто они носят мелочный характер, однако иногда являются чрезвычайно опасными. С развитием общества менялось понятие опасного деяния, поэтому научный интерес представляет проследить трансформацию понимания понятия преступления и его видов в разные исторические эпохи.

Во времена Киевской Руси не существовало четкого определения преступления. Оно имело два значения: «обеда», то есть нанесение материального, физического или морального вреда и по церковным законодательством – «грех», то есть нравственное преступление, нарушение Божественного закона[2].

Первые упоминание о преступлениях против здоровья встречаются в договорах русских с греками. Так, Договор Олега 911 г. содержит статью о случаях, когда русский крестьянину или наоборот причинит мучения или иным образом совершит насильственные действия, что свидетельствует об упоминании  причинения вреда здоровью. Тот же Договор в статье 5 предусматривает ответственность за удары холодным оружием (мечом) или иным предметом (сосудом), в виде пяти литров штрафа, ссылаясь при этом на «закон русский».

Аналогичное положение мы находим и в статье 14 Договора князя Игоря с греческими народами  в 945 г. Согласно греческих законов за причинение телесных повреждений  в это время полагалось наказание в виде талиона и  возмещения денег, уплаченных врачу за лечение[3].

Согласно «Русской правде» в XII в. различались следующие виды преступлений: преступления против жизни; нанесение телесных повреждений; преступления против здоровья; преступления против чести, имущественные преступления; уничтожение чужого имущества; преступления против брака и морали; преступления, подлежавшие церковному суду; преступления, подлежавшие суду князя; преступления против государства.

Анализ текста позволяет сделать вывод о том, что Русская Правда предусматривала ответственность за причинение телесных повреждений, синяков и кровоподтеков и нанесение побоев[4].

Краткая редакция Правды как единый кодифицированный акт, по мнению исследователей, появилась в конце XI или в начале XII века[5].  До сих пор остается спорным вопрос, является Русская Правда первым писаным источником права Киевской Руси[6].

Традиционного деления телесных повреждений на виды, в отличие от действующего законодательства Российской Федерации об уголовной ответственности (умышленные и неосторожные, а также легкие, средней тяжести и тяжкие) Краткая редакция Русской Правды не знает. Однако из содержания ст. 5 короткой редакции Русской правды можно предположить, что речь идет именно о тяжких телесных повреждениях, это  также следует из ст. 6, где  предполагается ответственность в виде кровной мести за причинение телесных повреждений ноги[7].

Из исследования содержания ст. 17 Краткой редакции Русской Правды, можно сделать вывод, что рассмотренные случаи уголовного правового регулирования имели отношение только к свободным людям. До холопов и других зависимых людей (рядовичи, смердов, рабов, закупов) в случае причинения ими телесных повреждений свободному человеку применялась кровная месть. Заслуживает внимание то, что кровная месть допускалась в случае, когда кто-либо будет избит до крови или синяков[8].

В оригиналах списки Русской Правды не поделены на пронумерованные статьи, лишь некоторые из них имеют названия отдельных частей документа, и только позже такое разделение было осуществлено с научной целью. Итак, Краткая редакция Русской Правды как первый кодифицированный источник древнерусского права, который сохранился до нашего времени, заложила основы института правовой защиты здоровья человека, что нашло свое дальнейшее развитие в последующих нормативно-правовых актах.

Важный вклад в развитие права внесли древний Рим и Греция. Там уже были классифицированы преступления против личности, кроме причинения смерти (убийств), были отнесены: причинение увечий и нанесение побоев. В начале средних веков, как на Руси («Русская правда»), так и в Западной Европе (салический право (правительство франков), «Кутюми Бовези» во Франции, «Саксонское зерцало»,  «Швабское зерцало», «пандектное право» и «Каролина» в Германии, «Общее право» и «Право справедливости» в Англии, предусматривали ответственность за причинение вреда здоровью[9].

В XVI в. с развитием общественных отношений изменилось понятие преступления. В Литовском Статуте 1566 года вместо «обеды» под преступлением стали понимать вред или злодеяние, нанесенное владельцу или общине. Преступление стало называться «выступлением»[10].

В III литовском уставе также имеются упоминания о преступлениях против здоровья, так наказание предусматривалось за истязание мужчины или женщины[11].

В Судебниках 1497, 1550 гг. за причинение смерти предполагалось наказание в виде смертной казни, а за причинение  телесных повреждений все еще сохранены композиции. Так, статья 26 Судебника 1550 г.  предусматривает ответственность за причинение физического вреда, но с учетом его размера и статуса потерпевшего (крестьянин, человек)[12].

В «Соборном уложении» 1649 года законодатель разграничил раны, увечья, удары и побои. Интересно отметить, что государственным преступлением считалось причинение вреда здоровью на государственном дворе[13].

Что касается Воинского Артикула Петра I, то стоит отметить, что в нем законодатель предусмотрел наказание за увечья или иными словами телесные повреждения, а также за побои (арт.141-149)[14].

В «Правах, по которым судится народ малороссийский» 1743 года также есть упоминание об ответственности за причинение телесных повреждений: «За каждый крик или насилие, от кого бы кому ни учинилось, и правно было доказано, имеет быть плачены обидимому 12 рублей денег»[15].

Отметим, что с момента создания Свода законов Российской империи начинался этап развития кодифицированного российского законодательства.

В «Уложении о наказании уголовное и исправительное» 1885 года появляется понятие преступления и проступка, которые могли быть умышленные и неумышленные. Так, например ст. 5 раздела 1 отмечает, что «зло, сделанное случайно, не только без намерения, но и без всякой со стороны учинившаго оное неосторожности, не считается виною»[16]. В основу данного документа легло Соборное уложение 1649 г., что дает основание утверждать, что данный законодательный акт также относил причинение вреда здоровью к преступлениям. 

Указанная система существовала в уголовном законодательстве до принятия Уголовного уложения 1903 г. Авторы объяснительной записки к Уложению основывались на том, что анатомо-патологический признак отграничивал различные виды повреждений, поскольку они считали, что основным является наступление определенных последствий[17]. Согласно Уложению критерии определения тяжести были такими:

1) соотношение степени повреждений по соотношению их к социальной деятельности пострадавшего и добыванием им средств к существованию;

2) соотношение повреждений со здоровьем пострадавшего.

В XIX в. уже применяется более совершенная классификация преступлений: преступления против веры; преступления против государства; преступления и проступки против порядка управления; преступления и проступки против имущества и доходов казны; преступления и проступки против всеобщего благоденствия и благоустройства; преступления против жизни, здоровья, свободы и чести лиц; преступления и проступки против собственности лиц.

В первом советском Уголовном кодексе - Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. - ответственность за причинение телесных повреждений была предусмотрена пятой главой, в которой содержались нормы об уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Ответственность разработчиками УК РСФСР 1922 г. предусматривалась за тяжкие, менее тяжкие и легкие телесные повреждения[18].

В УК РСФСР 1922 г. под тяжкими телесными повреждениями понимались те, которые повлекли опасное для жизни расстройство здоровья, потерю зрения, слуха или какого-либо органа, душевную болезнь либо причинили неизгладимое обезображивание лица[19]. К менее тяжким были отнесены телесные повреждения, не опасные для жизни, но причинившие расстройство здоровья или длительное нарушение функций какого-либо органа. В уголовном кодексе 1922 года законодателем не дано определения легким телесным повреждениям. Но анализируя текст нормативно-правового акта, можно сделать вывод о том, к легким телесным повреждениям относились повреждения, не опасные для жизни, которые не причинили длительного расстройства здоровья. Такие виды причинения вреда здоровью, как истязания, мучения, нанесение ударов, побоев и совершение иных насильственных действий выделены в отдельные статьи.

В Уголовном кодексе 1926 г. законодатель существенно изменил систему телесных повреждений и их место в уголовном законодательстве. Так, из числа тяжких телесных повреждений исключен такой вид преступления, как нанесение повреждений, повлекших опасное для жизни расстройство здоровья. Вместо него включено деяние повлекшее иное расстройство здоровья, которое соединено со значительной утратой трудоспособности[20], иными словами введен экономический критерий определения тяжести вреда. Одновременно законодателем изменена классификация телесных повреждений, с трехчленной на двучленную: тяжкие и легкие телесные повреждения, при этом легкие телесные повреждения подразделялись на не причинившие и причинившие расстройство здоровья.

Согласно ст. 142 УК РСФСР 1926 г. со и п. 8 Правил для составления заключений о тяжести повреждений 1928 г.[21] тяжкими телесными повреждениями признавались повреждения, опасные для жизни или повлекшие за собой потерю слуха, зрения или другого органа, а также утрата органом его функций, неизгладимое обезображивание лица, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное с потерей трудоспособности более чем на одну треть.

Известно, что отечественная уголовно-правовая наука на протяжении длительного времени развивалась в лоне уголовного права Австро-Венгрии. Но, несмотря на это, она была самостоятельной наукой.

Научное осмысление уголовного права началось в отечественном правоведении именно в XVIII в., о чем свидетельствуют труды Я. Козельского и С. Десницкого. Впоследствии оно было продлено в начале XIX в. в исследованиях п. Лодия, М. Балудянского и В. Кукольника. Но подлинное становление соответствующих отраслей юридической науки произошло после основания университетов в которых были созданы юридические факультеты, в середине XIX века.

В УК 1927 г. статьи, устанавливающие уголовную ответственность за нанесение умышленных тяжких телесных повреждений, практически не были изменены[22].

Новым этапом законодательного закрепления норм преступлений против жизни стало принятие УК РСФСР 1960 г. В нем существенно изменены нормы предыдущих кодексов путем включения дополнительных квалифицирующих признаков или внесения редакционных изменений диспозиций статей, изменения санкций статей, криминализации или декриминализации отдельных преступлений. Положительным с точки зрения юридической техники в УК 1960 г. было введение названий статей, которые позволяют лучше ориентироваться среди преступлений против жизни и короче формулировать тот или иной состав преступления. В этом Кодексе в главе III «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства человека» выделены следующие преступления против здоровья: телесные повреждения - тяжкие, менее тяжкие и легкие телесные повреждения (статьи 101 — 106); побои и истязание (ст. 107).

В отличие от Уголовного кодекса 1926 г. УК РСФСР 1960 г. содержал, четырехстепенную классификацию телесных повреждений (тяжкие, менее тяжкие и две разновидности легких).

Необходимо отметить, что разработанные на основе действующего уголовного закона Правила определения степени тяжести телесных повреждений от 4 апреля 1961 г. отличались от предыдущих (1928 г.) прежде всего тем, что критерии, которые в них предусматривались находились в более точном соответствии с текстом закона, а именно критериями определяющими тяжесть телесного повреждения являлись  опасность повреждения для жизни и последствия повреждений, отражающие различную степень причиненного здоровью вреда[23].

Побои, удары и другие насильственные действия  в отличие от Кодексов 1922 и 1926 гг. не выделялись в отдельный состав и охватывались признаками ст. 112 УК РСФСР 1960 г., которая в своей диспозиции охватывала и побои. Однако, законодатель ввел новый специальный состав преступления, ответственность за который предусматривалась ст.113 – истязание, под которыми понималось систематическое нанесение побоев или совершение иных действий, носящих характер истязаний, и если они не повлекли за собой последствий, предусмотренных в ст.108 -109 УК РСФСР 1960 г.

С 1 апреля 1979 г. определение степени тяжести телесных повреждений производилось согласно Правил судебно-медицинского определения тяжести телесных повреждений, утвержденным Приказом Министра здравоохранения СССР от 11 декабря 1978 г. № 1208.

Что же до тяжких телесных повреждений то здесь необходимо отметить, что, прежде всего, нужно определить, что является телесными повреждениями. Согласно, Общесоюзных правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, утвержденных Приказом Минздрава СССР от 11.12.1978 №1208, телесным повреждением признается противоправное, виновное причинение вреда здоровью другого лица, которой нарушена анатомическая целостность или физиологические функции тканей или органов потерпевшего.

Здоровье - это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. Обладание высшим достижимым уровнем здоровья является одним из основных прав каждого человека независимо от расы, религии, политических убеждений, экономического и общественного положения. Еще в древнем мире преступления против здоровья личности значились одними из самых тяжких преступлений. Правительство брало на себя функции обычаев кровной мести, хотя в странах оставалось такое понятие как денежные выкупы.

Новый этап истории российского уголовного права начался с принятием нового УК в 1996 г. В действующем УК РФ нормы о преступлениях против жизни и здоровья размещены в главе 16 раздела VII особой части «преступления против жизни и здоровья лица». Особенная часть УК Российской Федерации начинается с норм преступлений против жизни и здоровья (глава 16), поскольку, человек, его жизнь являются в России наивысшей социальной ценностью, а не с норм преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, предусмотренные главой 29[24].

Подводя итог, можно сказать, что изучение истории является чрезвычайно актуальным для тех, кто изучает юридические и исторические дисциплины. Ведь для высококвалифицированного специалиста важно знать не только содержание термина, но и его историческую подоплеку.

Исследование истории уголовного права дает возможность проанализировать его развитие в сфере охраны жизни и здоровья. Историю российского права принято делить на несколько периодов. Первым считается период обычного (неписаного) уголовного права. Оно применялось, как правило, в рамках обычаев и традиций. Второй связан с возникновением письменности и появлением законодательства Древней Руси. Третий этап развития связан с уголовным правом централизованного государства. Он начинается принятием воинского артикула Петра І (1715 г.). После его отмены вступило в силу «Уложение о наказании уголовные и исправительные». До четвертого этапа становления уголовного права относят эпоху советского уголовного права. Пятый этап развития уголовного законодательства — принятие первого кодекса Российской Федерации.

Преступления против жизни и здоровья являются одним из самых древних преступлений в уголовном праве. Исключительно высокая степень общественной опасности этого деяния определяется тем, что оно посягает на самое ценное благо — жизнь и здоровье человека.

 

§2. Общая характеристика преступлений против здоровья, классификация данных преступлений

 

 

Статья 20 Конституции РФ провозглашает, что человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Российской Федерации наивысшей социальной ценностью.

Исходя из этого, особого внимания требует анализ преступлений против самых ценных человеческих благ – жизнь и здоровье, поскольку в уголовно-правовом аспекте эти посягательства признаются одними из самых опасных. Уголовная ответственность за совершение таких преступлений предусмотрена главой 16 разделом VІІ Особенной части УК Российской Федерации (статьи 111-125), который имеет название «Преступления против жизни и здоровья лица».

При юридическом анализе преступлений этой группы, следует учесть положения ряда законодательных и подзаконных актов Российской Федерации относительно регулирования вопросов охраны и защиты жизни и здоровья граждан. Например, тщательного изучения требуют такие нормативно-правовые акты: Основы законодательства об охране здоровья граждан, Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 323-Ф, Федеральный закон от 30 марта 1995 г. №38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», Закон от 22 декабря 1992 г. № 4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека», Правила проведения обязательного медицинского освидетельствования на выявление вируса иммунодефицита человека (ВИЧ - инфекции) (утв. постановлением Правительства РФ от 13 октября 1995 г. №1017), Общесоюзных правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, утвержденных Приказом Минздрава СССР от 11.12.1978 №1208, Постановления Правительства РФ от 17.08.2007 №522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной приказом Минздрава РФ от 20 декабря 2001 г. N 460, Порядок установления диагноза смерти мозга человека, утвержденный приказом Минздрава России от 25 декабря 2014 г. №908н; Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий, утвержденной приказом Минздрава РФ от 4 марта 2003 г. №73, Медицинские критерии рождения, утвержденные приказом Минздравсоцразвития России от 27 декабря 2011 г. №1687н, и тому подобное.

Следует также учитывать, что некоторые вопросы обеспечения надежной охраны жизни и здоровья человека урегулирован международным законодательством (в частности, Европейской конвенцией по правам человека от 4 ноября 1950 г., ратифицированной Россией 30 марта 1998 г.; Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, нечеловеческих или таких, что унижают достоинство, видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., ратифицированной СССР 26 января 1987 г.; Европейской конвенцией о предотвращении пыток и бесчеловечном или унижающем достоинство обращении или наказанию от 28 ноября 1987 г., ратифицированной Россией 1 февраля 1998 г., и т. д.).

Специальные вопросы квалификации преступлений против жизни и здоровья лица освещены в Постановлении Пленума Верховного суда Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью» от 8 октября 1973 г. № 15, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1. Преступления против жизни и здоровья личности – это общественно опасные и противоправные деяния, посягающие на жизнь и здоровье человека, разрушают и искажают эти ценные блага, а также подвергают опасности причинения им вреда.

Рассматривая объект этих посягательств, следует помнить, что в главе 16 Особенной части Уголовного кодекса РФ объединены посягательство на два разных родовых объекта – общественные отношения по охране жизни и общественные отношения по охране здоровья человека. Необходимо исходить из того, что каждое преступление против жизни всегда связано с причинением вреда здоровью, однако не каждое посягательство против здоровья вредит жизни. Например, при совершении такого преступления против жизни, как убийство, разрушается и жизнь, и здоровье потерпевшего, однако нанесение лицу побоев, истязаний, умышленного легкого или средней тяжести телесного повреждения не приводит к потере жизни, хотя при этом страдает здоровье. Общественные отношения в сфере охраны жизни и здоровья лица также являются непосредственными объектами соответствующих преступлений.

Жизнь лица – это особая форма существования человека (человеческого организма), характеризующееся целостностью и способностью к самоорганизации; это важнейшее благо, которое, в случае смерти человека, не может быть восстановлено.

Здоровье человека – это состояние человеческого организма, при котором нормально функционируют все его органы и ткани. Термин «лицо» означает отдельный индивид, личность, человека как воплощение индивидуального начала в обществе.

Некоторым преступлениям против жизни и здоровья личности присущи дополнительные обязательные или факультативные непосредственные объекты (например, воля, честь и достоинство лица, установленный законодательством порядок предоставления гражданам медицинской помощи и тому подобное).

Предметом некоторых преступлений против жизни и здоровья лица могут быть:

а) сведения о проведении медицинского осмотра лица на выявление заражения вирусом иммунодефицита человека или другой неизлечимой инфекционной болезни, опасной для жизни человека, или заболевания синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) и результаты такого обследования (ст. 121-122 УК РФ);

б) органы ткани человека (ст. 120 УК РФ);

в) кровь;

г) врачебная тайна и тому подобное.

Потерпевшие от этих преступлений – широкий круг лиц, в частности:

1) заложник, похищенный человек, малолетний ребенок, беременная женщина и т. п.;

2) близкие родственники (например, при совершении тяжкого или средней тяжести телесного повреждения);

3) лицо, находящееся в опасном для жизни состоянии (при неоказании помощи такому лицу);

4) больной (при неоказании ему помощи медицинским работником);

5) пациент (при нарушении его прав) и др.

С объективной стороны рассматриваемые преступления характеризуются преимущественно тремя обязательными признаками:

1) общественно опасным деянием;

2) общественно опасными последствиями;

3) причиной связью между общественно опасным деянием и общественно опасными последствиями.

Отсюда большинство из таких преступлений сконструированы как преступления с материальным составом (все виды телесных повреждений, неоказание помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии; незаконная лечебная деятельность и тому подобное).

Это означает, что следует устанавливать наличие не только общественно опасного деяния (действия или бездействия), но и общественно опасных последствий и причиной связи между таким деянием и его последствиями.

Однако в главе 16 Особенной части Уголовного кодекса РФ есть также преступления с формальным составом (например, угроза убийством, незаконное производство аборта, оставление в опасности), а потому для их квалификации по объективной стороной следует, как минимум, установить содержание самого общественно опасного деяния.

На квалификацию преступлений против жизни и здоровья человека могут влиять такие признаки их объективной стороны:

а) время совершения преступления;

б) способ совершения преступления (например, обман при совершении насильственного донорства);

в) обстановка совершения преступления (например, необходимая оборона при причинении тяжкого вреда здоровью, если превышены ее пределы) и тому подобное.

Диспозиции некоторых статей Уголовного кодекса РФ, описывающих объективную сторону преступлений против жизни и здоровья человека, могут быть бланкетными (например, ч.4 ст. 122 «Заражение ВИЧ-инфекцией в следствии ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей») или отсылочными (например, ст. 112 «Умышленное средней тяжести телесное повреждение»), поэтому для понимания сущности этих преступлений необходимо тщательно анализировать содержание не только других уголовно-правовых норм, но и положение некриминального законодательства, к которому отсылают статьи Уголовного кодекса РФ.

Субъектами этих преступлений могут быть физические вменяемые лица, достигшие 14-летнего (статьи 105, 111, 112 УК РФ) или 16-летнего (остальные статьи) возраста. При совершении некоторых посягательств на жизнь и здоровье лица специальными субъектами преступлений могут быть: а) медицинские, фармацевтические, а также другие работники, что за своими профессиональными обязанностями имеют определенное отношение к больным или к лекарствам (ст. 109, 122 – 125 УК РФ); б) должностное лицо или медицинский работник лечебного учреждения, работник вспомогательного персонала этого заведения (ст. 109, 122-125 УК РФ); в) лицо, не имеет должного образования (ст. 122-125 УК РФ), и тому подобное.

Руководствуясь требованиями Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, следует отметить следующее: в случае, когда к уголовной ответственности привлечены несколько лиц, которые действовали совместно с умыслом, направленным на причинение вреда его здоровью, надлежит выяснять и указывать в соответствующих процессуальных документах характер их действий, степень участия в совершении преступления каждого из них. Действия лиц, которые непосредственно принимали участие в причинении вреда его здоровью, следует квалифицировать по статьям Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью, а действия организаторов, подстрекателей и пособников, которые не были соисполнителями преступлений, – по тем же статьям со ссылкой на соответствующую часть ст. 30 Уголовного кодекса РФ. При эксцессе исполнителя, то есть когда один из соучастников вышел за пределы договоренности относительно объема преступных действий и совершил более тяжкое или иное преступление (например, при договоренности причинить потерпевшему телесные повреждения лишил его жизни), за это преступление должен отвечать только его исполнитель, а другие лица – за преступления, совершенные ими в рамках договоренности.

С субъективной стороны эти преступления характеризуются как умышленные (например, умышленное тяжкое телесное повреждение, угроза убийством), так и неосторожным (например, неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение) формами вины. Некоторые преступления могут совершаться со сложной (смешанной) формой вины (например, доведение до самоубийства, заражение вирусом иммунодефицита человека или вирусом венерической болезни, неоказание помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии).

Мотив и цель, а также эмоциональное состояние виновного в ряде случаев являются обязательными признаками субъективной стороны составов преступлений против жизни и здоровья человека, а поэтому их установка должна быть залогом правильной и точной квалификации этих посягательств.

Например, специальными мотивами, влияющими на квалификацию хулиганские (п.д. ч.2 ст.112 УК РФ) мотивы или мотивы расовой, национальной или религиозной нетерпимости (п. е ч. 2 ст. 111 УК РФ).

Совершение такого преступления, как насильственное донорство (ст. 120 УК) РФ невозможно без цели использования человека как донора. Эмоциональное состояние является обязательным признаком умышленного тяжкого телесного повреждения, причиненного в состоянии сильного душевного волнения (ст. 113 УК РФ).

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, лицо, которое добровольно отказалась от причинения вреда здоровью потерпевшего, подлежит уголовной ответственности лишь при условии, что фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления. В этом случае действия других соучастников преступления (в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 30 УК РФ) следует квалифицировать как приготовление к тому преступлению или покушение на то преступление, от совершения которого добровольно отказался исполнитель. Если же отказ имел место уже после совершения действий, которые лицо считало необходимым выполнить для доведения преступления до конца, но его не было закончено по причинам, не зависящим от его воли, деяние надлежит квалифицировать в соответствии с ч. 1 ст. 29 УК РФ как оконченное покушение на преступление, которое лицо желало совершить. При этом надо иметь в виду, что покушение на преступление может быть совершено лишь с прямым умыслом (когда лицо осознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит его общественно опасные последствия и желает их наступления).

Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, согласно ст. 73 УПК РФ для установления тяжести и характера телесных повреждений назначение экспертизы является обязательным. При этом следует учитывать, что определение наличия признаков особой жестокости, мучения, истязания, пытки, изуродование лица является компетенцией суда. Устанавливать же, есть изуродование лица непоправимым, необходимо с помощью судебно-медицинской экспертизы. Вместе с тем надо иметь в виду, что выводы судебно-медицинских экспертиз содержат только медицинскую оценку последствий преступного деяния и именно в таком понимании они должны оцениваться судами при решении вопроса о доказанности виновности лица в преступлении, обстоятельствах его совершения и о его уголовно-правовую квалификацию. Для выяснения, совершено деяние в состоянии сильного душевного волнения, суды должны назначать психолого-психиатрическую экспертизу.

Также квалифицируя преступления против жизни и здоровья личности необходимо учитывать вопрос следует об их повторности, совокупности и рецидиве (в частности, на это ориентируют положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания». Так, в случае, когда статья или часть статьи Особенной части УК предусматривает в составе преступления совершение другого преступления, не указывая на видовые признаки последнего, совершение лицом таких преступлений предстоит рассматривать как их совокупность с отдельной квалификацией каждого из преступлений. При таких условиях совокупности не образуют лишь преступления, которые соответствуют одному и тому же составу преступления. Если за определенное деяние предусмотрена ответственность общей и специальной (по объекту посягательства, субъекту преступления и т. п.) нормами особой части УК, такое деяние квалифицируется, как правило, по специальной норме особой части УК и дополнительной квалификации по общей норме не требует.

В случае, когда статья или часть статьи Особенной части УК не предусматривает причинение соответствующим деянием гибели человека или иных тяжких (особо тяжких) последствий, причинение таких последствий из-за неосторожности при определенных условиях образует совокупность преступлений и должно квалифицироваться отдельно (например, причинение таких последствий при совершении преступлений, предусмотренных статьями 120 или 122 УК РФ).

В уголовно-правовой теории преступления против здоровья лица делятся на три группы:

1) преступления против жизни человека: доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ) и угрозы убийством (ст. 119 УК РФ);

2) Преступления против здоровья лица: телесные повреждения (статьи 111-115, 118 УК РФ); задачи физических или моральных страданий (статьи 116 и 117 УК РФ); Заражение социальными болезнями (статьи 120 и 121 УК РФ);

3) преступления, которые ставят в опасность жизни и здоровья лица: преступления в медицинской сфере (статьи 122-125 УК РФ); другие преступления (статьи 120, 121 УК РФ).

Вывод.

Российский законодатель при конструировании уголовно-правовых норм главы 16 УК РФ использует самые разные понятия, которые отличаются друг от друга по глубине и широте отражения правовой действительности, по объему и содержанию, по степени абстракции. Однако, несмотря на множество правовых дефиниций, УК РФ не дает определение понятию «преступления против здоровья человека», также, как и не содержит самого этого понятия.

В правовой литературе практически не встречаются определения понятия «преступления против здоровья человека». Предложенные многими правоведами определения носят широкий и расплывчатый характер.

Большинство теоретиков и практиков уголовного права предпочитают оперировать разными смежными категориями: «телесные повреждения», «вред здоровью» и т.д. Таким образом, для современной научной дискуссии является весьма актуальным сам вопрос о необходимости введения понятия «преступления против здоровья человека».

Таким образом, можно сделать вывод, что преступление против здоровья человека представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние, посягающее на здоровье человека, установленное Особенной частью Уголовного кодекса Российской Федерации, выраженное в противоправном причинении повреждений либо вызове патологических состояний, которые значительно ухудшают функционирование организма человека и запрещенное Уголовным Кодексом Российской Федерации под угрозой наказания.

 

 

Глава 2. Уголовно-правовой анализ преступлений против здоровья личности

 

 

§1. Уголовно-правовая характеристика преступлений, причиняющих вред здоровью (ст. 111-115, 118 УК РФ): проблемы квалификации

 

 

Любое преступление характеризуется рядом признаков, связей и опосредствований. Это множество свойств индивидуализирует его как единичное явление. Вместе с тем, в силу действия различных закономерностей, в каждом преступном деянии есть и общие с другими преступлениями черты[25]. Бесспорно, конкретное преступление требует индивидуального подхода при его расследовании. Однако анализ практики и результатов научных исследований сути преступлений показывает, что массив видовых (групповых) преступлений имеет общие, присущие всему виду признаки преступления. Следовательно, обобщенные существенные признаки, выявленные у определенного массива преступлений, возможно рассматривать, как признаки каждого преступления. Наличие общих признаков определяется составом преступления, законом диалектики, повторяемостью предметов, взаимосвязи вещей и явлений.

Исходя из этого, можно говорить, что структура характеристики преступлений сложна, не в полном объеме одинакова для отдельных групп и видов преступлений. В то же время, в зависимости от вида преступления, формы вины, с которой совершается преступление, объекта посягательства и отдельных его особенностей, структурные элементы в характеристиках различных преступлений могут быть различными по значению.

Объектом преступления, связанного с причинением тяжких телесных повреждений является здоровье и жизнь человека. Любое телесное повреждение причиняет вред здоровью человека определенной степени.

Кроме того к объекту состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК  РФ можно отнести социальные ценности, охраняемые этой статьей. А непосредственным носителем этих социальных ценностей является потерпевший.

Здоровье человека как объект причинения тяжких телесных повреждений может выступать с момента начала родового процесса. Закон охраняет здоровье каждого человека, независимо от его физического состояния (безупречно здоровый человек, больной, сумасшедший, лицо, которое находится в безпомощном состоянии вследствие травмы и т. д.), а также от его возраста, моральных качеств, должностного положения и тому подобное.

Родовым объектом причинения тяжких телесных повреждений  являются: умышленное причинение тяжких телесных повреждений, которое причинено в состоянии сильного душевного волнения (ст. 113), умышленное причинение тяжких телесных повреждений в случае превышения границ необходимой обороны или в случае превышения мер, необходимых для задержания преступника (ст. 114), неосторожное причинение тяжкое телесное повреждение (ст. 118).

Объективную сторону преступления образуют:

1) действие или бездействие;

2) последствия в виде тяжкого телесного повреждения;

3) причинная связь между указанными деянием и последствиями.

С медицинской точки зрения, телесные повреждения – это нарушение анатомической целостности органов, тканей и их функций, которые возникают как следствие в результате действия одного или нескольких внешних повреждающих биологических, физических, психических, химических факторов[26]. В юридической литературе дается следующее уголовно-правовое понятие телесного повреждения: это противоправное виновное физическое или психическое воздействие на чужой организм, которое состоит в нарушении анатомической целостности или физиологических функций органов и тканей.

Уголовный кодекс РФ подразделяет телесные повреждения на три степени: тяжкие, средние и легкие.

Характер и степень телесных повреждений на практике определяются по результатам судебно-медицинской экспертизы, на основании, прежде всего соответствующих положений норм УК РФ и Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 №522.

В настоящее время в законодательстве, в теории уголовного права, в судебной медицине и в правоприменительной практике принято использовать 3 критерия для определения степени тяжести телесных повреждений: а) паталого - анатомический (медицинский), который является главным; б) экономический, который является дополнительным; в) эстетический, который также является дополнительным. Телесные повреждения необходимо отграничивать от ударов, побоев, других насильственных действий, пытки, которые причиняют физическую боль, но не влекут за собой телесных повреждений (то есть прямо к ним не относятся).

Общественно опасные действия при причинении тяжких телесных повреждений выражаются в биологическом, химическом, физическом, психическом или другом воздействии на потерпевшего. Бездействие имеет место тогда, когда виновный не совершает определенных действий, которые он должен был и мог совершить в отношении другого человека, что повлекло за собой причинение вреда ее здоровью в виде телесных повреждений[27].

Традиционно одним из элементов характеристики преступления является способ совершения преступления. Отметим, что было высказано мнение, что способ совершения преступления отождествляется с преступным действием[28]. Ученые  считают это приемлемым[29]. На современном этапе большинство теоретиков рассматривают способ преступления как систему действий субъекта преступления. Однако, деятельность лица после совершения преступления нельзя рассматривать как способ преступления, потому что всякое преступление имеет момент начала и окончания.

Рассматривая вопрос о способе преступления, следует руководствоваться уголовно-правовым понятием способа. Целесообразным будет рассмотреть этот вопрос путем анализа структурных элементов способа преступления, за исключением способа сокрытия преступления через ту причину, о которой будет вестись речь далее[30].

В преступлениях об умышленном причинении тяжких телесных повреждений типичными способами приготовления к преступлению являются:

1. Завладение средствами преступления. Следственно-судебная практика свидетельствует, что средства причинения телесных повреждений могут быть самыми разнообразными. Способы завладения ими также разнообразны и многочисленны. Среди них могут быть и противоправные, например, незаконное приобретение огнестрельного, холодного оружия, ядовитых или сильнодействующих веществ. Завладение средством преступления может произойти непосредственно в момент самого события преступления или за некоторое время до этого. При этом характерной для непосредственного завладения средствами в момент события преступления является то обстоятельство, что их оставляют на месте совершения преступления или пользуются ими уже после преступления (если нет стадии сокрытия). Как правило, эти средства имеют хозяйственно-бытовое назначение или это любые предметы окружающей обстановки. Встречаются случаи, когда лицо завладевает ими, принимая (отбирая) у потерпевших или других лиц, оказавшихся участниками события преступления.

Завладение средствами преступления заблаговременно до наступления самого события преступления, представляет большой интерес. Связано это с выяснением вопроса о намерении лица. Завладение средствами преступления до начала события преступления совершают лица, которые ожидают возникновения конфликтной ситуации и намерены действовать определенным образом. Они находятся в ссоре или неприязненных отношениях с другим лицом, жаждут мести, подозревают супружескую измену, или ими руководят корыстные мотивы. Интерес представляют случаи, когда завладение средствами осуществляется для так называемого «виртуального» преступления. Эти средства в течение определенного времени носит с собой или хранит у себя лицо, которое их применило. Об их принадлежности данному лицу могут свидетельствовать друзья, члены семьи и так далее. Характерными в такой ситуации являются показания обвиняемых, которые заявляют, что берегли или осуществляли их ношение с целью самообороны, или на всякий случай.

2. Приспособление средств преступления, как способ подготовки к преступлению, предусматривает какой-либо способ видоизменения, переработки предметов материального мира. Деятельность субъекта направлена на предметы уже имеющиеся у него, он ими владеет, но они не приспособлены, не пригодны для причинения телесного повреждения. Применение таких предметов не даст желаемых результатов, и последствия их применения будут не теми, какими их ожидает увидеть лицо, которое их применяет как средство преступления, именно поэтому, она осуществляет приспособление. Приспособление средств преступления может осуществляться также на двух стадиях:

- непосредственно в момент события преступления (например, отбивание дна стеклянной бутылки;

- заблаговременно до события преступления (заточка ложки или напильника, обнажение электрического кабеля, подпиливание ступенек ступеней и т. п.). Приспособление приводит предмет в такое состояние, которое делает его пригодным для выполнения задумывавшегося преступления.

3. Изготовление средств преступления. Изготовление означает создание предмета в уже пригодном для преступления состоянии, с целью причинения телесного повреждения посредством его применения. Изготовление осуществляется заблаговременно до события преступления. Например, изготовление сильнодействующего вещества, кастета, наладонника, взрывного устройства.

4. Заговор на совершение преступления. Этот способ подготовки имеет место во всех формах соучастия. Чаще всего заговор имеет место на стадии именно события преступления. Она осуществляется без предварительного согласия и без распределения ролей. Редко встречаются случаи причинения телесного повреждения по предварительному согласию, и исключительно - с распределением ролей[31].

5. Создание условий, способствующих совершению преступления. Для этого способа характерны активные действия лица, которая готовится к преступлению. Особенность этого способа заключается еще и в том, что лицо злоупотребляет доверием жертвы преступления, обманывает ее, вводит в заблуждение других лиц[32]. Этот способ подготовки часто имеет целью намерение скрыть преступление. Примерами такого способа могут быть: доведение жертвы до состояния алкогольного опьянения, что в дальнейшем обеспечит ее заторможеное восприятие действительности, слабое сопротивление; заманивание жертвы до безлюдного места, или место, где природный ландшафт (обрыв, яма и тому подобное) или окружающую обстановку (открытый канализационный люк, мостик без перил и т. п.) будут способствовать причинению телесного повреждения; провоцирование жертвы, под каким-нибудь предлогом, выглянуть в открытое окно, облегчив этим для себя ее выталкивания.

6. Ожидание условий, которые способствовали совершению преступления. Этот способ отличается от способа создания условий пассивным поведением лица, готовящего преступление. Лицо выжидает удобного случая без вмешательства в ход событий, заранее зная, или ожидая наступления какого-либо обстоятельства, жизненной ситуации. Выжидательную позицию, в основном, выбирают лица, совершившие преступление по мотивам мести, неприязненных отношений. Примерами этого способа могут быть: ожидание наступления темноты, ожидание момента появления жертвы в каком-нибудь определенном месте, ожидание момента глубокого сна жертвы и тому подобное.

7. Интеллектуально-информационная подготовка может также быть способом приготовления к преступлению. Например, изучение юридической литературы, специальной литературы (фармацевтического справочника для получения информации о химическом составе и свойствах лекарственного препарата), получения консультаций (советов) от осведомленных лиц.

УПК РФ при расследовании преступлений предполагает осуществление такой деятельности, которая бы обеспечила выявление всех обстоятельств преступления. Установление способа приготовления к преступлению имеет важную роль в процессе расследования. Способ приготовления самостоятельно или в совокупности с другими доказательствами, может прямо указывать на субъективную сторону преступления. Выяснение способа приготовления целесообразно осуществлять также с целью выявления дополнительных сведений, касающихся обстоятельств дела, выявления латентного преступления, получение сведений, которые представляют оперативный интерес[33].

Классификация способов причинения тяжкого телесного повреждения:

1. По форме деяния:

а) причинение телесного повреждения путем действия, в том числе ненадлежащего действия;

б) причинение телесного повреждения путем бездействия. Обычно, причинение телесного повреждения осуществляется в активной форме, первым способом.

2. По методу деяния:

а) с использованием климатических условий, особенностей ландшафта, других объективных факторов (например, болезни потерпевшего);

б) с помощью применения различных средств преступления;

в) конечностями, без использования средств преступления, с помощью применения только физической силы;

г) с помощью животного[34].

3. По методу воздействия:

а) непосредственное влияние – способ с применением физического или химического воздействия непосредственно на организм человека;

б) опосредованное влияние – способ с применением психического насилия, косвенно причиняет телесное повреждение. Такие случаи единичны. Они редко встречаются в практике. На пострадавшего осуществляется психическое воздействие, и он самостоятельно совершает действие, которое влечет ему причинение телесного повреждения. Например, принуждение жертвы выпрыгнуть из вагона поезда, движущегося на большой скорости.

4. По характеру вида травматического воздействия: удар, давление, растяжение, разрыв, отрыв, щипание, кручение, крушение, толчок.

Так гражданин В. (отчим) на протяжении 6 месяцев многократно вводил своей несовершеннолетней падчерице внутривенно смесь бутарфанола и димедрола, в результате чего склонил ее к систематическому употреблению одурманивающего вещества. Судебно-токсикологическая экспертиза установила причинно-следственную связь между возникновением у несовершеннолетней А. токсикомании и действиями В. Седствием действия В. квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК РФ, но суд вынес оправдательный приговор в отношении В. с мотивировкой, что действия В. совершал с согласия потерпевшей[35].

Следы преступления являются неотъемлемым элементом характеристики преступления. Как было отмечено М.В. Салтевским: «следы преступления - результат отпечатка прошлого, поданного в действительном. Это идеальные и материальные отражения, которые являются источниками сведений, информации, для познания события преступления»[36].

Как известно, Конституция Российской Федерации провозглашает жизнь, здоровье, честь и достоинство человека высшей социальной ценностью. На охране этой ценности стоит уголовное право, которое предусматривает самую суровую криминальную ответственность за неправомерное посягательство на такие ценности. Уголовно-правовая охрана жизни и здоровья имеет универсальный характер, она не зависит от общественных признаков личности потерпевшего. Уголовный закон в равной степени охраняет здоровье, как юноши, так и безнадежно больного, как героя, так и заядлого преступника[37].

С точки зрения теории уголовного права, повлечь смерть потерпевшему можно лишь путем нанесения ему телесных повреждений. Поэтому телесные повреждения, вследствие которых возникает такое патологическое состояние, как смерть, можно разделить на три группы:

1) все умышленные телесные повреждения, вследствие которых произошла смерть, если виновный предвидел и сознательно желал ли соглашался с ее наступлением, образуют умышленное убийство (ст.ст. 105-108 УК РФ);

2) умышленные тяжкие телесные повреждения, вследствие которых произошла смерть, если умысел виновного был направлен на причинение тяжких телесных повреждений, а по смерти умысла не было, образуют состав преступления, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ;

3) все другие виды телесных повреждений (тяжкие неосторожные, средней тяжести умышленные и неосторожные, умышленные легкие, вследствие которых произошла смерть) могут образовывать убийство по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

При совершении умышленного убийства, умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, и убийства по неосторожности наступает один и тот же преступный результат – смерть потерпевшего.

В то же время наказание за совершение указанных преступлений существенно отличаются. Ошибка в квалификации содеянного может повлечь не только неправильное назначение наказания, но и неприменение или необоснованное применение ряда других мер уголовно-правового воздействия (в частности освобождение от наказания с испытанием, применения или неприменения условно-досрочного освобождения и тому подобное). От правильности квалификации преступления зависит также подсудность и ряд иных процессуальных последствий. В связи с этим вопрос разграничение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего и других преступлений, последствием которых явилась смерть лица, приобретает большое значение[38].

Начнем с проблемы отграничения умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого наступила смерть потерпевшего, от умышленного убийства.

Верховный Суд в постановлении Пленума «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» по этому поводу отмечает, что для отграничения убийства от умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, необходимо тщательно исследовать доказательства, имеющие значение для выяснения содержания и направленности умысла субъекта посягательства.

Соответственно, вопрос об умысле необходимо решать исходя из совокупности всех обстоятельств совершенного деяния, в частности учитывать способ, орудие преступления, количество, характер и локализацию ранений и других телесных повреждений, причины прекращения преступных действий, поведение виновного и потерпевшего, которое предшествовало событию, их отношения. Определяющим при этом является субъективное отношение виновного к последствиям своих действий: при умышленном убийстве наступление смерти охватывается умыслом виновного, а в случае причинения тяжкого телесного повреждения, которое повлекло смерть потерпевшего, отношение виновного к ее наступлению характеризуется неосторожностью. Если виновный действовал с умыслом на убийство, продолжительность времени, прошедшего с момента причинения повреждений до наступления смерти потерпевшего, для квалификации преступления как умышленного убийства значения не имеет.

Специалисты отмечают, что при отграничении умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого произошла смерть потерпевшего от убийства в следственно-прокурорской и судебной практике учитывают поведение виновного после совершения преступления.

В частности, о наличии умысла на убийство свидетельствуют следующие обстоятельства:

во-первых, нанесение ударов и ранений (их локализация) в жизненно важные органы (голову, шею, левую сторону груди, печень, пах и тому подобное);

во-вторых, применение такого орудия или средства совершения преступления, которое изначально способно вызвать смерть (пистолет, нож, кастет, топор, тяжелый предмет и т. п);

в-третьих, интенсивность действий виновного, какова достаточная для нарушения функций или анатомической целостности жизненно важных органов (великая сила нанесения ударов или количество ранений);

в-четвертых, существование враждебных межличностных отношений между потерпевшим и виновным до совершения преступления (прежние угрозы, факты драк между виновным и потерпевшим и т. п);

в-пятых, прерывание преступных действий не добровольно, а по требованию других лиц, под угрозой быть разоблаченными или задержанными;

в-шестых, отрицательное поведение после совершения преступления (например, оставление пострадавшего, который потерял сознание или тяжело ранен без медицинской помощи; создание препятствий для того, чтобы потерпевшее лицо не могло покинуть место преступления, дать себе совет сама или позвать на помощь соседей или прохожих).

Подтвердим вышесказанное следующим примером. Гражданин М. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, действуя умышленно, стал избивать гражданина Ш. нанеся ему пять ударов руками и ногами в область головы и туловища, от чего Ш. упал на тротуарную плитку. Согласно судебно-медицинской экспертизы гражданин М. данными действиями причинил гражданину Ш. открытую черепно-мозговую травму: перелом затылочной кости слева, с переходом на основание черепа, кровоизлияние под мозговые оболочки и в кору головного мозга, три ушибленные раны затылочной области слева, кровоподтеки вокруг глаз, закрытый перелом костей носа; тупую травму грудной клетки и живота: переломы 6-10 ребер слева по лопаточной линии с разрывами париетальной плевры и межреберных мышц, кровоизлияние в левую плевральную полость общим объемом около 650 мл крови, разрыв левой почки в области сосудисто-нервного пучка, кровоизлияние в околосердечную клетчатку слева, массивный кровоподтек задней поверхности грудной клетки слева, которые имеют признаки тяжких телесных повреждений, как опасных для жизни в момент их причинения, от которых гражданин Ш. через три дня умер в больнице. Причиной его смерти явилась вышеуказанная сочетанная травма тела, осложнившейся острой кровопотерей с признаками шока, развитием отека – сдавления головного мозга, отека легких, черепно-мозговой травмы и травмы грудной клетки и живота.

Доказательств, что гражданин М., причинив гражданину Ш. телесные повреждения, имел намерение причинить его смерть, не было, свои преступные действия гражданин М. прекратил по своей воле, и после чего самостоятельно вызвал машину скорой помощи для оказания медицинской помощи гражданину Ш., поэтому действия гражданина М. были квалифицированы как умышленное тяжкое телесное повреждение, то есть умышленное телесное повреждение, опасное для жизни в момент причинения, повлекшее смерть потерпевшего[39].

Относительно отграничения неосторожного убийства от умышленного причинения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, трудности, которые возникают, обусловлены тем, что эти преступления имеют общий признак неосторожного отношения виновного к последствиям в виде смерти потерпевшего.

Если же провести анализ составов преступлений убийства по неосторожности и умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого произошла смерть потерпевшего, то объектами в составе преступления, предусмотренном ст. 109 УК РФ выступает жизнь человека, а в предусмотренном ч. 4 ст. 111 УК РФ – здоровья и жизни человека; объективной стороной в случае убийства по неосторожности есть:

1) деяние – посягательство на жизнь другого человека;

2) последствия в виде ее смерти;

3) причинная связь между указанными деяниями и их последствиями.

Умышленное тяжкое телесное повреждение, вследствие которого произошла смерть потерпевшего, с объективной стороны характеризуется такими признаками:

1) деяние (действие или бездействие), причем действия могут выражаться в физическом, химическом, биологическом, психическом или ином воздействии на потерпевшего, а бездействие имеет место тогда, когда виновный не совершает определенных действий, которые он должен был и мог совершить в отношении другого человека, что повлекло за собой причинение вреда ее здоровью в виде телесных повреждений;

2) последствия в виде тяжкого телесного повреждения, повлекшее смерть потерпевшего;

3) причинная связь между указанными деяниями и последствиями.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 109 УК РФ, характеризуется неосторожностью: преступной самоуверенностью или преступной небрежностью, а в ч. 4 ст. 111 УК РФ причинение телесного повреждения совершается умышленно, а смерть причиняется неосторожно.

По ст. 109 УК РФ субъект преступления является общим (то есть достиг 16-летнего возраста), а за ч. 4 ст. 111 УК РФ субъектом преступления является лицо, с пониженным возрастом ответственности, а именно, достигшее 14-летнего возраста.

Умышленное тяжкое телесное повреждение, вследствие которого произошла смерть потерпевшего, имеет место в случае, когда в результате описанного в ч. 1 ст. 111 УК РФ деяния наступает смерть потерпевшего, причем особенностью этого является то, что наступают два общественно-опасных последствия (первичный – тяжкие телесные повреждения и производный – смерть). Психическое отношение к ним со стороны виновного является различным. Так, причинение тяжкого телесного повреждения он относится умышленно, а к наступлению смерти потерпевшего от такого повреждения – по неосторожности. При этом виновный осознает возможность наступления производного последствия в результате наступления первичного. В случае же убийства по неосторожности, такое осознание отсутствует – виновный не осознает наступления смерти потерпевшего[40].

Ответственность по ч.4 ст.111 УК РФ наступает лишь при условии, что при совершении деяния виновный предвидел причинение тяжких телесных повреждений, а также предвидел возможность наступления смерти, но легкомысленно рассчитывал на ее предотвращение или не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог их предвидеть. А если умыслом виновного не охватывалось причинение тяжких телесных повреждений, а по отношению к смерти потерпевшего в его действиях имеется неосторожная вина, содеянное следует квалифицировать как убийство по неосторожности по ст. 109 УК РФ.

Следует согласиться с утверждением Н. Михайлова и Ю. Милько о том, что квалификация преступления в подобных случаях должна определяться временем наступления смерти (сразу или через некоторое время). Необходимо исходить из того, что неосторожное убийство предполагает отсутствие умысла виновного на причинение тяжких телесных повреждений, а также и на причинение смерти потерпевшему[41].

Надо также отметить, что квалификация по ч. 4 ст.111 УК РФ приемлема только в случае, если тяжкий характер повреждения охватывался умыслом виновного и если виновный предвидел этот результат. Преступление не может быть квалифицировано по ч. 4 ст.111 УК РФ, если смерть потерпевшего произошла в результате неосторожного причинения тяжкого телесного повреждения.

Проиллюстрируем сказанное конкретным примером. Безосновательно по ч. 4 ст.111 УК РФ были квалифицированы действия гражданина А., который ударил гражданина Б. кулаком в лицо, от чего гражданин Б. упал и ударился головой в мостовую. Вследствие этого удара произошел перелом костей черепа, кровоизлияние в мозг, от чего гражданин Б. умер. Как было доказано, смерть гражданина Б. произошла в результате удара головой о мостовую при падении, а не от удара в лицо. Доказательств, что гражданин А., причиняя удар кулаком в лицо, имел намерение причинить тяжкое телесное повреждение, не было, поэтому его действия были квалифицированы как убийство по неосторожности по ст. 109 УК РФ.

Сравнение преступлений, предусмотренных ст. 109 УК РФ и ч. 4 ст.111 УК РФ, следует начать с краткой характеристики этих противоправных деяний. Итак, ч. 4 ст.111 УК РФ устанавливает ответственность за нанесение умышленного тяжкого телесного повреждения, совершенного способом, носящим характер особого мучения, или совершенное группой лиц, а также с целью запугивания потерпевшего или других лиц, или совершенное на заказ, или если оно повлекло смерть потерпевшего.

Телесным повреждением признается противоправное и виновное причинение вреда здоровью другого лица, которой нарушена анатомическая целостность или физиологические функции тканей или органов потерпевшего.

Нанесение тяжкого телесного повреждения, повлекшее смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок от семи до десяти лет.

Убийство по неосторожности может быть совершено как вследствие преступной самоуверенности, так и вследствие преступной халатности.

Для применения ст. 109 УК РФ необходимо установить наличие неосторожной вины относительно преступного следствия-смерти другого человека. Само же деяние, причинившее такой результат, может быть как неосторожным, так и умышленным.

Убийство по неосторожности следует отграничивать от случайного причинения смерти (казуса), когда лицо, причинившее смерть потерпевшему, не предвидела наступления смерти потерпевшего от своих действий (бездействия) и по обстоятельствам дела не должно было или не могло этого предвидеть.

Наказывается убийство по неосторожности ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на тот же срок, а в случае убийства двух или более лиц, – лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Если провести анализ составов преступлений убийства по неосторожности и умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого произошла смерть потерпевшего (согласно ст. 109 и ч. 4 ст. 111 УК РФ), то объектами в ст. 109 выступает жизнь человека, а в ч. 4 ст. 111 – здоровье и жизнь человека; объективной стороной в случае убийства по неосторожности являются:

1) деяние – посягательство на жизнь другого человека;

2) последствия в виде ее смерти;

3) причинная связь между указанными деянием и последствиями, а в случае умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого произошла смерть потерпевшего:

1) деяние (действие или бездействие);

2) последствия в виде тяжкого телесного повреждения, повлекшее смерть потерпевшего;

3) причинная связь между указанными деянием и последствиями.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 109 УК РФ, характеризуется неосторожностью: преступной самоуверенностью или преступной небрежностью, а в ч. 4 ст. 111 УК РФ причинения телесного повреждения осуществляется намеренно, а смерть причиняется неосторожно.

По ст. 109 УК РФ субъект преступления общий, а за ч. 4 ст. 111 УК РФ субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Итак, сравнив эти преступления, мы видим, что они имеют достаточно схожий состав, но уголовным законодательством предусмотрено разную тяжесть вины и степень общественной опасности, о чем можно судить по тому, как различаются санкции за нарушение норм этих двух статей.

Учитывая эти и другие обстоятельства, очень важно в ходе квалификации правильно разграничивать эти два преступления.

Отметим, что различие между двумя общественно опасными деяниями заключается в том, что умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, имеет место тогда, когда в результате описанного в ч. 1 ст. 111 УК РФ деяния наступает смерть потерпевшего, причем особенностью этого является то, что присутствуют два общественно опасные последствия (первичный – тяжкие телесные повреждения и производный – смерть), психическое отношение к которым со стороны виновного является различным. Причинение умышленного тяжкого телесного повреждения он относится умышленно, а к наступлению смерти потерпевшего от такого повреждения – неосторожно[42]. При этом виновный осознает возможность наступления производного последствия в результате наступления первичного.

В случае же убийства по неосторожности, такое осознание отсутствует – виновный не сознает возможности наступления смерти потерпевшего. Следовательно, совершенное деяние следует квалифицировать как убийство по неосторожности.

Также надо отметить, что квалификация по ч. 4 ст. 111 УК РФ приемлема только в случае, если тяжкий характер повреждения охватывался умыслом виновного и если виновный предвидел этот результат. Преступление не может быть квалифицировано по ч. 4 ст. 111 УК РФ, если смерть потерпевшего произошла в результате неосторожного причинения тяжкого телесного повреждения[43].

Убийство или причинение телесных повреждений вследствие преступной самонадеянности необходимо отграничивать от совершения этих деяний с косвенным умыслом (когда лицо предвидело и сознательно допускалао наступления соответствующих последствий, не рассчитывая при этом на конкретные обстоятельства, которые могли бы его отвлечь), а убийство или причинение телесных повреждений вследствие преступной небрежности от невиновного причинения вреда (когда лицо не предвидело наступления соответствующих последствий, не должно было и (или) не могло его предвидеть).

Подводя итоги, отметим, что для отграничения умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого наступила смерть потерпевшего от схожих преступлений нужно тщательно исследовать все обстоятельства, имеющие значение для установления направленности умысла виновного, учитывая предыдущее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, способ и орудие преступления, характер и локализацию ранений, поведение виновного и потерпевшего, которое предшествовало событию, их отношения.

Итак, сравнив вышеуказанные преступления, предусмотренные ст. 105, ч. 4 ст. 111 и ст. 109 УК РФ, мы видим, что они имеют схожие признаки, но уголовное законодательство предусматривает разную степень их общественной опасности, о чем можно судить по тому, как разнятся санкции за нарушение норм  анализируемых трех статей. Учитывая эти и другие обстоятельства, очень важно в ходе квалификации правильно разграничивать эти три преступления.

Определяющим при отграничении умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, от умышленного убийства является субъективное отношение виновного к последствиям своих действий. При умышленном убийстве наступления смерти охватывается умыслом виновного, в случае же причинения тяжкого телесного повреждения, вследствие которого произошла смерть потерпевшего, отношение к наступлению смерти характеризуется неосторожностью.

При отграничении тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, от убийства по неосторожности, надо также обращать внимание на психическое отношение виновного к общественно опасным последствиям, которые наступают в результате его общественно опасных деяний. При квалификации деяния по ч. 4 ст. 111 УК РФ, виновный в причинении умышленного тяжкого телесного повреждения относится умышленно, а к наступлению смерти потерпевшего от такого повреждения – неосторожно. При этом виновный осознает возможность наступления смерти потерпевшего в результате причинения ему тяжких телесных повреждений. В случае же убийства по неосторожности, такое осознание отсутствует – виновный не сознает возможности наступления смерти потерпевшего. Следовательно, совершенное деяние следует квалифицировать как убийство по неосторожности.

Ответственность по ч. 4 ст.111 УК РФ  наступает лишь при условии, что при совершении деяния виновный предвидел причинение тяжких телесных повреждений, а также предвидел возможность наступления смерти, но легкомысленно рассчитывал на ее предотвращение или не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог их предвидеть. А если умыслом виновного не охватывалось причинение тяжких телесных повреждений, а по отношению к смерти потерпевшего в его действиях имеется неосторожная вина, содеянное следует квалифицировать как убийство по неосторожности по ст. 109 УК РФ.

Умышленное средней тяжести телесное повреждение (ст. 112 УК РФ). С объективной стороны данное преступление предполагает следующие признаки:

1) деяния (действия или бездействия);

2) последствия в виде средней тяжести телесного повреждения;

3) причинная связь между указанными деянием и последствиями.

Исходя из ч. 1 ст. 112 УК РФ, умышленным средней тяжести телесным повреждением является умышленное телесное повреждение, которое:

1) не является опасным для жизни и не повлекло за собой последствий, предусмотренных в ст. 111 УК РФ, но

2) такое, что повлекло длительное расстройство здоровья или значительную стойкую потерю работоспособности менее как на одну треть.

Следовательно, умышленное средней тяжести телесное повреждение имеет четыре признака. Из них два, так сказать, «негативных» (т. е. для квалификации содеянного как средней тяжести телесного повреждения следует установить их отсутствие) и два «положительных» (они указаны альтернативно, то есть средней тяжести телесное повреждение имеет место при наличии хотя бы одного из них).

Это следующие признаки:

1) отсутствие опасности для жизни;

2) отсутствие последствий, предусмотренных ст. 111 УК РФ;

3) длительное расстройство здоровья;

4) значительная стойкая утрата трудоспособности менее чем на одну треть.

Таким образом, средней тяжести телесное повреждение имеет место при одновременном отсутствии признаков 1 и 2 и наличии одного из двух: 3 или 4.

Содержание признаков средней тяжести телесное повреждение раскрыто в Правилах судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений.

Длительное расстройство здоровья проявляется в нарушении функций любого органа. Правила относят к такому расстройству ослабление функций органов зрения, слуха, языка, ноги, руки и тому подобное. Статья 112 УК РФ применяется только при условии, что нарушение функций любого органа было длительным. Согласно Правилам под длительным следует понимать расстройство здоровья сроком свыше 3-х недель (более чем 21 день).

Под стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть следует понимать утрату общей трудоспособности от 10 до 33 %. Стойкая утрата трудоспособности на одну треть или более является признаком тяжкого телесного повреждения и его причинение в результате умышленного телесного повреждения следует квалифицировать по ст. 111 УК РФ. Потеря общей трудоспособности до 10 % признается незначительной потерей трудоспособности и является признаком умышленного легкого телесного повреждения, ответственность за которое установлена ст. 115 УК РФ. Процент утраты трудоспособности определяется судебно-медицинской экспертизой.

Примером причинения умышленного средней тяжести телесного повреждения является:

Приговором Автозаводского районного суда г. Тольятти от 9 января 2017 г. А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ и назначено наказание 1 (один) год ограничения свободы...

Установлено, что 19 июня 2016 г. около 20 час. А., находясь в подъезде д. 27 по ул. Карнаухова г. Тольятти умышленно причинил потерпевшему Е. средней тяжести телесные повреждения в виде химического ожога II степени роговицы и слизистой левого глаза, брызнув жидкостью для снятия лака в глаза последнего... Преступление является законченным с момента наступления последствий, указанных в ч. 1 ст. 112 УК РФ[44].

Субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Субъективная сторона этого преступления предполагает вину в форме умысла (прямого или косвенного). О цели умышленного причинения средней тяжести телесного повреждения, то она влияет на квалификацию тогда, когда имеет место запугивания потерпевшего или его родственников или когда происходит принуждение к определенным действиям (ч. 2 ст. 112 УК РФ).

Квалифицирующими признаками преступления (ч. 2 ст. 112 УК РФ) является совершение его с целью:

1) запугивания потерпевшего или его родственников. Особенностью этого квалифицирующего признака при причинении умышленного средней тяжести телесного повреждения является то, что запугивание направляется кроме потерпевшего только на его родственников, и близких лиц;

2) по мотивам расовой, национальной или религиозной нетерпимости.

Анализ практики судов показывает, что при квалификации преступлений об  умышленном причинении вреда здоровью, суды часто сталкиваются с трудностями, к примеру, в определении норм законодательства, регламентирующих квалифицированные признаки содеянного. Так, Басманным судом г.Москвы 19 сентября 2016 г. Д. осужден по ч. 1 ст. 117 и п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ. Д. признан виновным в совершении следующих преступлений: 11 марта около 21 час, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в своей квартире из хулиганских побуждений ударил свою мать по руке доской для разделки овощей, причинив ее здоровью вред средней тяжести, а так же неоднократно в нетрезвом состоянии наносил матери побои, которые повлекли физические и психические страдания последней. Президиум Московского городского суда по протесту председателя Верховного суда РФ признал, что Д. действительно, совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 117 УК (истязание), так как систематически наносил матери многочисленные побои. Вместе с тем в приговор в отношении Д. в части обвинения по  п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ был изменен, поскольку иных причин, кроме алкогольного опьянения, для избиения потерпевшей у осужденного не было. Установлено, что между Д. и его матерью постоянно происходили ссоры на бытовой почве в результате чего между ними существовали неприязненные отношения. При таких обстоятельствах Московский городской суд счел необоснованным вменение Д. признака «хулиганские побуждения», пояснив, что он является основным при совершении деяния, направленного против общественного порядка, на проявление неуважения к обществу и иное[45].

Умышленное тяжкое телесное повреждение, причиненное в состоянии сильного душевного волнения (состояние аффекта) (ст. 113 УК РФ). Потерпевшим от этого преступления является только лицо, которое своими действиями (противозаконным насилием или тяжелым оскорблением) вызвало у виновного состояние сильного душевного волнения.

Объективная сторона этого преступления характеризуется:

1) действиями, характеризуется посягательством на жизнь другого лица;

 2) последствия в виде тяжкого телесного повреждения;

3) причинная связь между указанными действиями и последствиями, а также

4) время (в течение периода наличия у виновного состояния сильного душевного волнения) и определенную обстановку совершения преступления.

Квалификация действий по ст. 113 УК РФ будет правильной только при условии, что умышленное тяжкое телесное повреждение:

во-первых, причиненное в состоянии аффекта (сильного душевного волнения);

во-вторых, такое состояние возникло внезапно;

в-третьих, это произошло в обстановке противозаконного насилия или тяжелого оскорбления со стороны пострадавшего (при этом указание в этой статье на систематическое издевательство со стороны потерпевшего, в отличие от ст. 107 УК РФ, отсутствует).

Обязательным условием для квалификации по ст. 113 УК РФ является внезапность возникновения аффекта, то есть немедленное и неожиданное для самого лица его возникновение, как правило, не должно быть временного разрыва между действиями лица и совершенным преступлением, или разрыв должен быть минимальным. На практике встречаются случаи, когда аффект и преступление возникали через какой-то временной отрезок. Это возможно тогда, когда лицо осознает противоправное поведение, его значимость или ему об этом поведении становиться известно либо в случаях психотравмирующей ситуации, длящейся продолжительное время.

Что же касается квалифицирующего признака - насилие со стороны потерпевшего, то необходимо максимально точно установить цель и мотив субъективной стороны состава преступления.

Проанализируем следующее уголовное дело. Гражданин С. осужден Никифоровским районным судом Тамбовской области за причинение тяжкого вреда здоровью К., совершенное в состоянии аффекта при следующих обстоятельствах. Гражданин С. попросил К. и его брата вспахать на лошади его огород. Братья К. согласились за вознаграждение. С. придя в дом К. подвергся придиркам, нецензурным оскорблениям, а также избиению руками и ногами со стороны К., находившегося в состоянии алкогольного опьянения. Затем К. повалил С. на пол, сел на последнего, ударив коленом ему в лицо, а затем нанес рукояткой ножа удар по голове, затем выдрал клок волос, приставил к горлу нож и угрожал убийством. Гражданин С. выбил из рук К. нож, которым нанес К. два колото-резанных опасных для жизни ранения, после чего скрылся с места происшествия, позже заявив  происшедшем. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда Тамбовской области отменила данное решение с мотивировкой о том, что действия С. были направлены на защиту своей жизни и здоровья, что верно дано судом районной инстанции, но правовая оценка им дана неверная. Поскольку С. в момент совершения инкриминируемого ему деяния находился и действовал в состоянии необходимой обороны и ее пределов не превысил. Таким образом, С. действовал правомерно, дело в отношении него было прекращено на основании п.1 ч.2 ст.24 УПК РФ – за отсутствием в его деянии состава преступления[46].

Умышленное причинение при таких обстоятельствах средней тяжести и легкого телесного повреждения преступлением не признается.

Стоит исходить из того, что такое преступление совершается исключительно при наличии состояния сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие: а) противозаконного насилия; б) систематического издевательства или в) тяжкого оскорбления со стороны потерпевшего.

Отметим, что насилие может быть как физическим (причинение телесных повреждений или побоев, незаконное лишение свободы), так и психическим (например, угроза нанести физический, моральный или имущественный вред), при этом противозаконный характер насилия означает, что потерпевший от преступления не имел по закону права в данном случае применять такое насилие.

Систематическое издевательство – особо циничное глумление, длительное насмешки над лицом относительно ее поведения, пороков, рис (обстоятельств жизни), оскорбление действием или словом, имеющих неоднократный (три и более эпизодов) характер. До тяжелого оскорбления следует относить явно непристойное поведение потерпевшего, особенно унижает достоинство или позорит честь виновного или близких ему лиц.

Под сильным душевным волнением (физиологическим аффектом) понимается кратковременная интенсивная эмоция, которая значительно снижает способность лица осознавать свои действия или руководить ими (от физиологического аффекта следует отличать аффект патологический, который исключает вменяемость субъекта).

Преступление является оконченным с момента причинения тяжкого телесного повреждения.

Субъект преступления должен быть взят до особого внимания в процессе квалификации содеянного, поскольку им является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, и находилась во время совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения, которое внезапно возникло вследствие противозаконного насилия или тяжелого оскорбления со стороны потерпевшего.

Субъективная сторона преступления выиграет одну из решающих ролей при квалификации содеянного, поскольку характеризуется виной в форме умысла (прямого или косвенного), который всегда есть аффективный, таким, который возник внезапно, и эмоциональным состоянием – сильным душевным волнением, что в определенной степени снижает способность лица осознавать свои действия или руководить ими.

Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны или в случае превышения мер, необходимых для задержания преступника (ст. 114 УК РФ). Признаки, касающиеся потерпевшего, а также субъекта и субъективной стороны этого преступления, полностью совпадают с аналогичными признаками преступления, предусмотренного ст. 118 УК РФ.

С объективной стороны это преступление характеризуется:

1) действиями – посягательством на жизнь другого лица;

2) последствиями в виде наступления тяжких телесных повреждений;

3) причиной связью между указанными действиями и последствиями;

4) обстановкой совершения преступления (нахождение виновного при совершении этого деяния в состоянии необходимой обороны, мнимой обороны или в условиях необходимости задержания преступника).

Преступление является оконченным с момента причинения потерпевшему тяжкого телесного повреждения.

Часто при квалификации действий виновного лица не учитывается признак обстановки (необходимая оборона). Примером, может послужить решение Центрального суда г.Читы в отношении М. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ. В материалах дела установлено, что Л. нанес М. не менее 6 ударов в область лица, головы и тела. После чего М., пройдя в кухню, взяла нож и вернулась в комнату, где предупредила Л., что в случае повторения ее избиения, она ударил Л. ножом. Л., удерживая М., нанес не менее одного удара в лицо. После чего М. нанесла Л. один удар ножом в область груди слева. В ходе судебного рассмотрения суда государственный обвинитель переквалифицировал действия М. на ч.1 ст.114 УК РФ, поскольку были установлены причины причинения телесных повреждений Л. – длительный конфликт, а также нанесение М. телесных повреждений потерпевшим. Однако, изучением приговора установлено, что в нем отсутствуют выводы о том, в чем же заключалось превышение пределов необходимой обороны, а также отсутствует анализ явного  несоответствия действий М. характеру и опасности посягательств со стороны Л[47].

Такая ситуация стала возможной в результате невыполнения требований применявшегося на момент постановления приговора Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» в части действий суда в случае усмотрения в действиях М. признаков превышения пределов необходимой обороны, суд обязан обосновать в приговоре свой вывод.

Причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой, мнимой обороны или превышении мер, необходимых для задержания преступника, по неосторожности не является преступлением, а потому оно не квалифицируется ни по ст. 114, ни по ст. 118 УК РФ.

Так, примером может служить постановление Киселевского городского суда Кемеровской области согласно которому, уголовное дело в отношении К. за отсутствием в его действиях признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.114 УК РФ. Следствием установлено, что Д. в ходе ссоры, оторвал железную ножку от гладильной доски и замахнулся на К. Последний, защищаясь от удара, оттолкнул Д., который находясь в алкогольном опьянении, не удержался на ногах и упал на угол дивана, получив тяжкое телесное повреждение.

В судебном заседании подсудимый К. вину в предъявленном обвинении признал, пояснив, что защищался от нападения Д., но превысил пределы необходимой обороны.

Суд, проведя судебное следствие, сделал вывод, что телесные повреждения причинены Д. в силу неосторожных действий К[48].

Умышленное легкое телесное повреждение (ст. 115 УК РФ). С объективной стороны умышленные телесные повреждения бывают двух видов:

1) легкое телесное повреждение  – повреждения, имеет незначительные скоропреходящие последствия, продолжительностью не более шести дней (синяк, царапина и т. п);

2) легкое телесное повреждение, повлекшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную потерю трудоспособности.

Кратковременным следует считать расстройство здоровья продолжительностью свыше 6 дней, но не более 3 недель (21 день). Под незначительной стойкой утратой трудоспособности следует понимать утрату общей трудоспособности до 10 %. Процент утраты трудоспособности определяется судебно-медицинской экспертизой.

Преступление является оконченным с момента наступления последствий, указанных в ст. 115 УК РФ. Субъект преступления – общий.

Субъективная сторона преступления предполагает установление вины в форме прямого или косвенного умысла. Если умысел виновного был направлен на причинение тяжких телесных или средней тяжести телесных повреждений, а в результате его действий потерпевшему был причинен лишь легкие телесные повреждения, содеянное квалифицируется по направленности умысла – по соответствующим частям статей 30 и 111 или 112 УК РФ.

Неосторожное тяжелое телесное повреждение (ст. 118 УК РФ). С объективной стороны преступление характеризуется:

1) действиями или бездействием;

2) последствиями в виде тяжких или средней тяжести телесных повреждений;

3) причинной связью между указанными деянием и последствиями.

Квалифицируя данное преступление, следует обратиться к определению понятия тяжких телесных повреждений. Неосторожное тяжкое телесное повреждение, вследствие которого произошла смерть потерпевшего, квалифицируется по ст. 109 УК РФ как неосторожное убийство. Преступление является оконченным с момента наступления тяжких или средней тяжести телесных повреждений. Субъект преступления – общий.

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме неосторожности (преступной самонадеянности или преступной небрежности). Именно формой вины это преступление отличается от преступлений, предусмотренных статьями 111 и 112 УК РФ.

§2. Уголовно-правовой анализ иных преступлений против здоровья (ст. 116-117, 119-125 УК РФ): проблемы квалификации

 

 

Непосредственным объектом побоев и истязания  (ст. 116, 117 УК РФ) являются общественные отношения, обеспечивающие охрану здоровья человека.

С объективной стороны преступления характеризуются активными действиями:

1) задачей удара;

2) задачей побоев;

3) совершением иных насильственных действий, причинивших физическую боль, и не повлекли телесных повреждений.

Стоит знать, что в понимании ст. 116 -117 УК РФ удар, побои, иные насильственные действия и убийство не относятся к телесным повреждениям и составляют особый тип преступления против здоровья лица.

Основным непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, охраняющие здоровье лица, а дополнительным обязательным непосредственным объектом - общественные отношения, обеспечивающие охрану воли, чести и достоинства лица.

Удар – это единовременный резкий воздействие на тело человека с помощью определенного предмета или части тела (руки, ноги, головы), что причиняет физической боли.

Побои - многократное (два и более раз) нанесение ударов по телу потерпевшего, что не повлекло телесных повреждений.

Другие насильственные действия - это физическое воздействие на человека (кроме удара и побоев), который вызывает болезненные ощущения (выкручивание конечностей, защемление различных частей тела любыми устройствами, вырывание волос и т. д.), однако не вызывает телесных повреждений.

Преступление является законченным с момента нанесения удара, побоев, совершения других насильственных действий. Субъект преступления – общий. Субъективная сторона предполагает установление вины в форме умысла (прямого или косвенного).

В 2016 году побои были частично декриминализованы. С лета 2016 года нанесение побоев посторонними лицами перестало быть уголовным преступлением и перешло в разряд административных правонарушений. Административно наказывать за побои теперь будут только в том случае, если лицо было привлечено за них первый раз. В случае повторного нарушения, которое было совершено в течение года, лицо будет привлечено к уголовной ответственности (ст.116.1. УК РФ).

Соответственно, на сегодняшний день уголовная ответственность по статье 116 УК РФ наступает исключительно в том случае, если они совершены в отношении близких родственников, либо если имеются их квалифицированные признаки.

По мнению многих ученых (к мнению которых мы присоединяемся) новая редакция ст. 116 УК РФ привела к правовым коллизиям, не лишена она и определенных недостатков. Далее проанализируем наиболее существенные недостатки новой редакции ст. 116 УК РФ.

В жизни существует множество ситуаций, когда в интересах защиты здоровья, жизни и нравственного развития ребенка его родители объективно вынуждены применять физическую силу к ребенку, принуждать его к некоторым действиям вопреки его желанию. Но такие ситуации, объективно не образующие общественной опасности, могут быть субъективно произвольно подведены под действие ст. 116 УК РФ в действующей редакции. В силу дефектности рассматриваемой уголовно-правовой нормы таковая может быть применена в неограниченном числе случаев.

Описываемый дефект ст. 116 УК РФ детерминирует ее противоречие фундаментальному принципу уголовного законодательства Российской Федерации: уголовно наказуемыми могут быть лишь общественно опасные деяния (ч. 1 ст. 14 УК РФ).

Дети в силу возраста, когда они бегают, прыгают, иным образом играют, могут совершать падения и получать различного рода травмы, повреждения. Доказать, что к этим событиям не причастны близкие лица (близкое лицо) и что в действиях близкого лица отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, будет крайне затруднительно, поскольку диспозиция статьи в указанной редакции все это охватывает, то есть влечет возможность произвольной оценки и не обеспечивает правовую определенность, стабильность закона.

Соответственно, до принятия данного Федерального закона применение ст. 116 УК РФ не вызывало существенных проблем, выражавшихся в неправомерном привлечении к уголовной ответственности невиновных лиц (такие эксцессы были, но они не являлись многочисленными). В новой редакции статьи 116 УК РФ формулировка диспозиции и смысл нормы в целом существенно и принципиально изменились: побои и «иные насильственные действия, причинившие физическую боль» теперь уголовно наказуемы только при их совершении близкими лицами (в т.ч. близкими родственниками) в отношении потерпевшего.

Одно из следствий этого в том, что теперь побои в отношении малолетнего ребенка, беременной женщины или инвалида, впервые совершенные не близким ему (ей) лицом не будут уголовно наказываться, если не повлекли последствия, предусмотренные другими статьями УК РФ, поскольку такие деяния декриминализированы данным Федеральным законом.

Российский законодатель ввел в УК РФ новую статью - 116.1. «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию». В соответствии с указанной статьей, уголовная ответственность за побои наступит в том случае, если побои были совершены лицом, которое уже ранее привлекалось к административной ответственности по статье 6.1.1 КоАП РФ.

Следствием указанных нововведений Федерального закона № 323-ФЗ является очевидное существенное снижение уровня правовой защищенности от преступных посягательств в отношении значительных категорий лиц, в том числе детей, беременных женщин, лиц, находящегося в беспомощном состоянии. То есть, фактически ст. 116 УК РФ (в новой редакции) будет способствовать совершению побоев посторонними лицами, тем самым предопределяя появление (благодаря усилиям федерального законодателя) нового очевидного значительного криминогенного фактора.

Квалифицирующими признаками преступления (ч. 2 ст. 117 УК РФ) является совершение указанных в ч. 1 ст. 117 УК  РФ деяний:

1) имеющие характер истязания (при этом истязанием следует признавать многократное или длительное причинение боли – щипание, порка, нанесение многочисленных, но небольших повреждений тупыми или колюще-режущими предметами, воздействие термических факторов и другие аналогичные действия);

2) группой лиц;

3) с целью запугивания потерпевшего или его близких (то есть, чтобы вызвать у этих потерпевших чувство страха перед виновным или другими лицами);

4) по мотивам расовой, национальной или религиозной нетерпимости.

5) Пытки – это международное преступление, которое преследуется на основании ряда Конвенций ООН и Европейских конвенций.

При квалификации этого деяния по объективной стороне (ч. 1 ст. 117 УК РФ) следует устанавливать:

1) деяние – нанесение побоев, мучения или иные насильственные действия;

2) последствия, проявляющиеся в причинении сильной физической боли, физического или нравственного страдания;

3) причинная связь между указанным деянием и последствиями.

Побои при пытках - это многократное (два и более раз) нанесение ударов по телу потерпевшего, что не повлекло телесных повреждений.

Мучения (или причинения мучений) – это действия, связанные с длительным лишением человека пищи, питья или тепла, с содержанием в вредных для здоровья условиях (например, в условиях, которые лишают человека любого из его природных чувств – зрения, слуха, пространственной или временной ориентации) и тому подобное.

 К иным насильственным действиям могут быть отнесены угроза оружием, применение противогаза или полиэтиленового пакета для лишением возможности дышать, электрического тока, различные посягательства на половую неприкосновенность лица, действия, характерные для истязания, а также другие подобные действия, среди которых наиболее распространенными являются подвешивание тела, подавлении, обливание холодной водой, натравливание собак, длительная изоляция, воздействие на человека постоянным и громким звуком, принуждение есть несъедобные вещества, инсценировка ампутации какого-то органа или расстрела и тому подобное. Такие действия сопровождаются стрессом, чувством ужаса или беспокойства и способны унизить человека, сломить его морально.

Если указанные действия были соединены с лишением человека свободы, изнасилованием, насильственным удовлетворением половой страсти неестественным способом, то содеянное нужно квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 117 и, соответственно, 131, 132, 127 УК РФ.

 Примером может служить, приговор Сахалинского областного суда в отношении гражданки Ш., которая признана виновной по п.в ч.2 ст.105 УК РФ и п.г ч.2 ст.117 УК РФ по факту избиения малолетней И. и ее избиения до причинения ей смерти. Адвокат в апелляционной жалобе просит оправдать подзащитную Ш. по п.г ч.2 ст.117 УК РФ мотивируя, что избиение было однократным и не носило систематический характер. Апелляционная коллегия Верховного суда РФ оставила приговор без изменения, поскольку суд правильно указал в приговоре учитывая установленные фактические обстоятельства нанесения подсудимой приёмному ребёнку. Умышленные действия Ш., повлекшие причинение И. кровоподтёков и ссадин, обнаруженных на её трупе, являются преступлением, предусмотренным частью 1 статьи 116 УК РФ. Вместе с тем судом установлено, что нанесение малолетней И. побоев имело место непосредственно перед лишением её жизни, было совершено Ш. на той же, что и убийство, почве - внезапно возникшей личной неприязни к приёмному ребёнку. В этой связи, учитывая единство мотива преступных действий и фактические обстоятельства содеянного подсудимой, суд правильно указал, что менее тяжкое преступление - нанесение побоев переросло в более тяжкое - убийство малолетнего[49].

Задача побоев и истязания во время пыток полностью охватывается ст. 117 УК РФ. Вместе с тем, пытки следует отграничивать от преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 (превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось насилием, применением оружия или болезненными и такими, что обижают личное достоинство пострадавшего, действиями) и ч. 2 ст. 302 (принуждение давать показания, соединенные с применением насилия или с издевательством над лицом) УК РФ.

Преступление является законченным с момента, когда пострадавшему причинено сильной физической боли, физической или моральной страданий. Субъект преступления общий.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью – принудить потерпевшего или другое лицо совершить действия, противоречащие их воле, в том числе получить от него или другого лица сведения или признания, или наказать его или иное лицо за действия, совершенные им или другим лицом или в совершении которых он или другое лицо подозревается, а также запугивания или дискриминации его или других лиц.

Заражение вирусом иммунодефицита человека или другой венерической болезни (ст. 121, 122 УК РФ). Непосредственным объектом данных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие здравоохранение лица, а дополнительным обязательным или факультативным - общественные отношения, охраняющие жизнь лица.

Необходимым условием правильной квалификации этого преступления является четкое установление его объективной стороны, которая заключается:

1) в сознательной постановке другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) или вирусом другой инфекционной венерической болезни, опасной для жизни человека; 2) в заражении другого лица ВИЧ или вирусом другой венерической  болезни лицом, знавшим о том, что она является носителем этого вируса;

3) в умышленном заражении другого лица ВИЧ или вирусом другой венерической инфекционной болезни, опасной для жизни человека.

Осуществляя квалификацию этого преступления, следует знать, что ВИЧ – это хроническое инфекционное заболевание, которое может протекать в течение многих лет, поражая иммунную систему человека, которая призвана защищать ее от инфекционных и других болезней.

Конечной стадией ВИЧ является синдром приобретенного иммунодефицита человека (СПИД) – особо опасная инфекционная болезнь, которая из-за отсутствия в настоящее время специфических методов профилактики и эффективных методов лечения приводит к смерти (в организме человека, больного СПИДОМ, происходят глубокие патологические изменения, которые делают человека беззащитным от всевозможных болезней, в т.ч. тех, которые в обычных условиях не представляют опасности для жизни).

К венерическим болезням относятся инфекционные заболевания, передающиеся преимущественно половым путем и поражают в первую очередь органы мочеполовой системы (например, сифилис, гонорея, мягкий шанкр, паховый лимфогранулематоз, трихомониаз и др). Способы заражения другого лица венерической болезнью могут быть различными (половые сношения, удовлетворение половой страсти неестественным способом, поцелуи, нарушение правил гигиены в быту, семье или на работе и прочее) и не влияют на квалификацию. Согласие потерпевшего, например, на половые сношения с лицом, больным венерическим болезнью, повлекшей заражение, не отменяет противоправности деяния.

Способ заражения ВИЧ или вирусом иной венерической инфекционной болезни, не влияет на квалификацию этого преступления (также не берется во внимание и согласие потерпевшего на такое заражение или постановку в опасность такого заражения).

Преступления, предусмотренные ч ч.1 ст.122 УК РФ, являются законченными с момента совершения действий, которые создают реальную опасность заражения другого лица ВИЧ или другой болезни, опасной для жизни человека. Преступление, предусмотренное ч.1 ст. 121 УК РФ или ч. 2 ст. 122 УК РФ, является оконченным с момента фактического заражения ВИЧ-инфекцией или другим вирусом. Совершение с прямым умыслом действий, направленных на то, чтобы заразить другое лицо ВИЧ или вирусом другой венерической инфекционной болезнью, опасной для жизни человека, если фактического заражения не произошло, следует считать покушением и квалифицировать по соответствующей части ст. 30 и ч. ч.1 ст. 121 УК РФ или ч. 2 ст. 122 УК РФ.

На квалификацию содеянного непосредственно влияет субъект преступления, поскольку он является специальным, то есть это физическое вменяемое лицо с 16-летнего возраста, что болеет инфекционной болезнью (ВИЧ включительно) и знает об этом.

Субъективная сторона преступления предусматривает наличие: косвенного умысла или преступной самоуверенности (ч. 1 ст. 121 УК РФ); преступной самоуверенности или преступной халатности (ч. 1 ст. 121 УК РФ); прямого или косвенного умысла (ч. 2 ст. 122  УК РФ).

Примером, может служить обвинительный приговор Московского городского суда в отношении гражданина Ф. в совершении противоправного действия, предусмотренного ч. 2 ст. 122 УК РФ, а именно Ф,  зная, что у него ВИЧ, состоял в т отношениях с гражданкой П., и в период с июня 2012 г. по март 2014 г. заразил ее ВИЧ. Данное преступление, как установлено следствием, Ф. совершил в результате легкомыслия. Гражданин Ф. отрицал факт уведомления его о наличии у него заболевания, однако, судебная коллегия, оставила приговор без изменения, поскольку совокупность доказательств свидетельствовала о осведомленности гражданина Ф[50].

Квалифицирующими признаками преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 121 и ч.3 ст.122 УК РФ, есть заражение:

1) двух или более лиц (как одновременно, так и в разное время, одним или разными способами);

2) несовершеннолетнего (лица, не достигшего 18-летнего возраста).

Если заражение венерической болезнью произошло в результате совершения какого-то другого преступления, например, во время изнасилования (статьи 131) или насильственного удовлетворения половой страсти неестественным способом (132 УК РФ), то все содеянное образует совокупность преступлений. Лица, сами не страдают венерической болезни, но намеренно тем или тем способом заразили другое лицо венерической болезнью, подлежат ответственности, в зависимости от способа действий и формы вины, за телесные повреждения, предусмотренные статьями 111 или 112 УК РФ.

Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей, повлекшее заражение лица вирусом иммунодефицита человека (ч.4 ст. 122 УК РФ).

Объективная сторона этого преступления  характеризуется тремя обязательными признаками:

1) деянием – ненадлежащим выполнением медицинским, фармацевтическим или другим работником своих профессиональных обязанностей вследствие небрежного или недобросовестного отношения к ним (например, использование нестерильных или не продезинфицированных медицинских инструментов и шприцов, переливания крови потерпевшему без проведения лабораторной диагностики на наличие ВИЧ-инфекции тому подобное);

2) общественно опасными последствиями в виде заражение лица вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), являющимся опасным для жизни человека;

3) причинной связью между указанными деянием и последствиями.

Преступление является законченным с момента фактического заражения потерпевшего лица ВИЧ.

При квалификации этого деяния по субъектам преступления, необходимо обратить внимание на то, что он является специальным (это медицинские, фармацевтические и другие работники, которые согласно своим профессиональным обязанностям имеют определенное отношение к больным или к лекарствам).

Медицинские и фармацевтические работники - это лица, имеющие соответствующее специальное образование и отвечающие Единым квалификационным требованиям (врачи независимо от профиля, лица среднего медицинского персонала и т. п.), а также лица, занимающиеся частной медицинской и фармацевтической практикой как разновидностями предпринимательской деятельности (в т. ч. работники народной и нетрадиционной медицины, не имеющие специального образования). Другие работники – это, в частности: работники станций по переливанию крови; работники учреждений исполнения наказаний, которые призваны обеспечивать недопущение контактов ВИЧ-инфицированных с другими осужденными; лица, занимающиеся лабораторными исследованиями на наличие ВИЧ-инфекции в крови и ее компонентах. Из субъективной стороны преступление характеризуется неосторожной формой вины.

Незаконная лечебная деятельность – проведение искусственного прерывания беременности (аборта) (ст. 123 УК РФ). Непосредственный объект этого преступления – общественные отношения, охраняющие жизнь и здоровье лица, а дополнительный обязательный объект  – общественные отношения, обеспечивающие порядок предоставления гражданам качественных и квалифицированных медицинских помощи и услуг. Потерпевшим от преступления является женщина, находящаяся в состоянии беременности.

Субъект преступления является специальным (физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста и не имеющий должного медицинского образования).

Надлежащее медицинское образование предполагает, что лицо имеет такое медицинское образование, дающее ей право заниматься данным видом врачебной деятельности на профессиональном уровне. Под тяжкими последствиями для больного следует понимать причинение ему смерти, причинение тяжкого или средней тяжести телесного повреждения.

Субъективная сторона преступления характеризуется сложной формой вины – умыслом в отношении незаконной лечебной деятельности и неосторожностью в отношении последствий.

Объективная сторона преступления занятием лицом, не имеющим надлежащего медицинского образования, лечебной деятельностью, если это повлекло тяжкие последствия для больного.

Искусственное прерывание беременности (аборт) это избавление от нежелательной беременности с помощью медикаментозных, инструментальных и различных народных средств. Порядок проведения операции искусственного прерывания бере­менности регламентирован в инструкции, утвержденной Приказом Минздрава России от 11.06.96 г № 242, необходимый уровень консультирования и регламентированный объем медицинской помощи женщинам, прерывающим беременность, указан в «Инструкции о медицинских стандартах по планированию семьи», утвержденной Минздравом России 26.03.98 г № 06/13-10. Медицинские стандарты позволяют обеспечить определенный уро­вень выполнения лечебно-профилактической и реабилитационной помощи по планированию семьи с учетом требований обязательного медицинского страхования.

Моментом окончания преступления, по нашему мнению, является время изгнания плода из материнской утробы или гибели плода в утробе. А.К. Романов на этот счет указывает, что преступление окончено даже если последствия в виде гибели плода не наступили, в том случае если действия производятся лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля[51].

Неверность таких суждений подтверждает пример из судебной практики:  Г., заведомо зная, что М. находится на сроке 8-9 недель беременности, которую последняя решила прервать, не имея финансовых возможностей сделать это в специализированном учреждении. 06.03.2010 года в период времени с 16 час. до 16 час.30 мин., Г., находясь по своего жительства, имея умысел на
незаконное производство аборта, не имея высшего медицинского образования
соответствующего профиля, действуя из корысти, ввела в полость матки М. резиновый мочевой катетер для провоцирования самопроизвольного выкидыша. В результате преступных действий Г., М. была госпитализирована в ГКБ, где ей было произведено прерывание беременности по медицинским показаниям.
Суд квалифицировал действия виновной по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 123 УК РФ[52].

Если незаконное занятие такой лечебной деятельностью как предпринимательской было связано с получение дохода в крупных размерах, то действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст.123 и ст.171 УК РФ. Занятия лечебной деятельностью по помощи запрещенных методов или средств квалифицируется по ст. 123 УК РФ и дополнительно, в зависимости от конкретного запрещенного метода или средства, по соответствующим статьям УК  РФ.  Преступление является оконченным с момента наступления тяжких последствий для больного.

Неоказание помощи больному медицинским работником (ст. 124 УК РФ). Потерпевшим от этого преступления является больной (например, лицо, получившее серьезную травму или находящееся в другом явно болезненном состоянии, инвалид и т. п.).

Особенностью объективной стороны этого преступления (ч. 1 ст. 124 УК РФ) является то, что она характеризуется бездействием: медицинский работник, который в соответствии с установленными правилами обязан оказывать помощь больному, без уважительных причин не делает этого.

Поскольку диспозиция ст. 124 УК РФ имеет описательно-бланкетный характер, то для решения вопроса о наличии или отсутствии этого состава преступления следует изучить нормативные акты, определяющие порядок оказания медицинской помощи.

Неоказание помощи больному – это полный отказ медицинского работника от оказания помощи больному или не предоставление ее в объеме, необходимом в конкретной ситуации (например, отказ оказать первую медицинскую помощь раненому или травмированному, неприятие больного человека в лечебное учреждение, неявка врача по вызову больного, поверхностное или формальное обследование больного человека). Под уважительными причинами, которые исключают ответственность за ст. 124 УК РФ, следует понимать непреодолимую силу (стихийное бедствие), состояние крайней необходимости (например, необходимость оказать первоочередную помощь больному, который находится в более тяжелом состоянии), болезнь самого медицинского работника, отсутствие необходимого для конкретного вида помощи квалификации, знаний, оборудования или лекарств и тому подобное (вопрос о наличии или отсутствии уважительных причин решается в каждом конкретном случае отдельно).

Преступление считается оконченным с момента неоказания помощи больному медицинским работником.

Точное установление степени тяжести телесных повреждений, которые получены потерпевшим при падении, и причины его смерти являются определяющими при установлении вины обвиняемого в неоказании помощи больному и квалификации действий обвиняемого.

Подтверждением является определение суда надзорной инстанции ВС РФ от 28.03.2016 N 41-Д06-8 по делу о неоказании помощи больному гражданином М. по ч.2 ст. 124 УК РФ. Уголовное дело было направлено на новое рассмотрение, поскольку судом в приговоре не были исследованы и не были учтены фактические обстоятельства, которые способствовали наступлению смерти потерпевшего[53].

Субъект преступления (это лицо медицинского персонала, обязанным, согласно установленным правилам, оказать помощь больному – врачи, медицинские сестры, фельдшеры, работники службы скорой медицинской помощи и другие).

С субъективной стороны преступление  характеризуется умышленной формой вины. Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 124 УК РФ, совершается по неосторожности в отношении последствий.

Квалифицирующим признаком преступления  (ч. 2 ст. 124 УК РФ) является причинение смерти больного или других тяжких последствий (это, в частности, причинение больному тяжких или средней тяжести телесных повреждений).

Нарушение установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека (принуждение к изъятию) (ст. 120 УК РФ). Непосредственным объектом преступления общественные отношения по охране жизни и здоровья лица, а дополнительным обязательным непосредственным объектом – общественные отношения, обеспечивающие охрану установленного порядка трансплантации органов или тканей человека или торговли такими органами или тканями.

Рассматривая положения ст. 120 УК РФ, нельзя не упомянуть о не совсем корректном изложении данной уголовно-правовой нормы. Как отмечает С.С. Тихонова, из буквального толкования диспозиции ч. 1 ст. 120 УК РФ «принуждение к изъятию органов и тканей» следует, что потерпевшим здесь является лицо, которого принудительно заставляют изымать органы и ткани у донора[54]. Однако подобная трактовка не соответствует законодательству о трансплантации, где речь идет о согласии донора на удаление у него анатомических сегментов. Поэтому ответственность по ст. 120 УК РФ призвана обеспечивать соблюдение указанных положений законодательства о трансплантации.

Предмет преступления – анатомические материалы человека – его органы и ткани, в т. ч. взятые у мертвого человека (стоит учитывать, что не относятся к органам и тканям человека клетки человека, кровь и ее компоненты, искусственно изготовленные заменители органов и тканей человека).

Органы человека – части ее организма с определенным построением, которые выполняют одну или несколько специфических функций (сердце, легкие, печень, почки, поджелудочная железа с 12-палою кишкой, селезенка и др).

Ткани человека – это система преимущественно однородных клеток и без клеточных структур, для которых характерна общность построения и специфических функций (мягкие ткани – твердая мозговая оболочка, перикард; ткани опорно-двигательного аппарата – коленный и плечевой суставы, надколенник, сухожилия мышц, фрагменты ребер; сосуды и клапаны; другие ткани – слуховые косточки, барабанная перепонка, костный мозг, кожа, роговица, зубы, склера, трахея; фетальные материалы – после искусственных абортов и родов).

Объективная сторона преступления предусматривает установление таких его форм:

1) нарушение установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека;

2)изъятие у человека путем принуждения или обмана его органов или тканей;

3) незаконной торговли органами или тканями человека;

4) участие в транснациональных организациях, которые занимаются изъятием у человека путем принуждения или обмана его органов или тканей с целью их трансплантации или незаконной торговлей органами или тканями человека.

Следует знать, что под трансплантацией понимают специальный метод лечения, заключающийся в пересадке одному человеку (реципиенту) органа или другого анатомического материала, взятых у другого человека (донора).

Нарушение установленного законом порядка трансплантации – это невыполнение или ненадлежащее выполнение установленных законодательством  строгих требований относительно трансплантации органов или тканей человека (например, осуществление трансплантации без соблюдения ее четкой процедуры, без надлежаще оформленного согласия живого донора или его законных представителей, пересадка органов и тканей, которые не разрешены к трансплантации).

Изъятие у человека органов или тканей – это их удаление из организма человека или обособление от него через хирургическое или другое вмешательство в организм человека.

Изъятие путем принуждения (применения физического или психического насилия в отношении потерпевшего) или обмана (сообщение потерпевшему ложных сведений о цели, характера и возможных последствий манипуляций).

Незаконная торговля органами или тканями человека – это противоправное купля-продажа органов или тканей человека. Транснациональные организации – это организации, которые действуют в двух или более странах и систематически занимаются изъятием у людей путем принуждения или обмана его органов или тканей с целью их трансплантации или незаконной международной торговлей органами или тканями людей (живых или умерших).

Преступление является оконченным с момента: 1) наличия факта нарушения установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека;

2) завершение действий по изъятию у человека путем принуждения или обмана его органов или тканей (ч. 2 ст. 120 УК РФ); 3) продажи органов или тканей человека; 4) вступления в состав транснациональной организации и выполнения каких-либо действий по изъятию у человека путем принуждения или обмана его органов или тканей с целью их трансплантации или незаконной торговли органами или тканями человека.

Что же касается фактического изъятие органов или тканей у потерпевшего после оказанного на него давления, то изъятие трансплантатов у убитого донора требует дополнительной квалификации по ст. 244 УК РФ (надругательство над телом умершего), а у живого – по п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ, поскольку сама по себе утрата органа относится к категории тяжкого вреда здоровью.

Должное внимание при квалификации этого преступления следует уделить его субъекту, поскольку он является различным: это и лицо, имеющее медицинское образование, и может быть общий субъект – лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Необходимо отметить, что судебная практика по данной статье отсутствует, в 2016-2017 годах судами на территории РФ не осуждено ни одного лица за совершение преступлений предусмотренных ч.1,2 ст.120 УК РФ[55].

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст.119 УК РФ). Объектом преступления является личная безопасность лица.

С объективной стороны преступление выражается в запугивании потерпевшего лишением его жизни или причинением вреда здоровью. Такое запугивание может быть выражено в любой форме: устно, письменно, путем демонстрации оружия и т.д.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью должна быть конкретной и реальной. Реальность угрозы определяется достаточностью оснований опасаться ее осуществления, которые в каждом случае бывают разными.

При определении реальности угрозы значение имеет выяснение формы, характера, места, времени, обстановки ее высказывания, характера предыдущих взаимоотношений между виновным и потерпевшим и т.д.

Особое значение при этом имеет восприятие угрозы самим потерпевшим, а также присутствующими при этом другими лицами. Преступление считается оконченным с момента восприятия угрозы потерпевшим. Субъект преступления общий.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом; виновный осознает, что угрожает убийством, что эта угроза способна вызвать у потерпевшего опасения за свою жизнь и здоровье, и желает этого. Квалифицирующим признаком преступления является совершение его по мотивам ненависти либо вражды.

Оставление в опасности (ст.125 УК РФ). Общественная опасность этого преступления заключается в распространении аморального поведения, содержанием которой является неуважение к праву человека на жизнь и безопасность, пренебрежение моральными и правовыми нормами, которые обязывают оказывать помощь людям, находящимся в опасном для жизни состоянии. Объектом преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ, является жизнь и здоровье лица.

Потерпевшим от этого преступления является лицо, которое характеризуется совокупностью двух признаков. Так, он:

а) находится в опасном для жизни состоянии;

б) лишенное возможности принять меры к самосохранению через малолетство, старость, болезнь или вследствие другого беспомощного состояния.

Опасное для жизни состояние может означать, например, ситуацию, когда лицо во время пожара не может выйти из помещения, альпинист упал в пропасть и повис на страховом шнуре, рыбалка оказался на льдине или в воде, человек, сбитый автомобилем, остался на проезжей части дороги. Причины, по которым лицо попало в опасное для жизни состояние (ее собственная неосторожное или умышленное поведение или причины объективного характера), не имеют значения для квалификации преступления.

Малолетним признается лицо, не достигшее 14-летнего возраста, старым - человек, достигший 75-летнего возраста (но на возможность осознания виновным этого возрастного состояния лица существенно влияют не только фактический возраст, но и внешний вид, рост, состояние здоровья, наличие инвалидности и другие фактические обстоятельства), а больным - инвалид, беременная женщина, лицо, которая получила серьезные травмы или отравлена, лицо, болезненное состояние которой установлено соответствующими документами (медицинским заключением, решением суда о признании лица недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия тому подобное) или лицо, болезненное состояние которой через другие причины есть явным для виновного.

Другим беспомощным состоянием могут быть признаны утрата лицом сознания, нахождение его в состоянии тяжелого наркотического, токсического или алкогольного опьянения, в шоковом состоянии, вызванном, скажем, пожаром, другой стихией или гибелью близкого ему человека, или в состоянии, когда лицо физически не в состоянии исправить ситуацию, в которой оно оказалось (например, безоружный человек, которая находится под охраной, оказался наедине с вооруженным нападающим).

Злостное невыполнение родителями или опекунами установленных законом обязанностей по уходу за лицом, которое лишено возможности принять меры к самосохранению через малолетство, душевную болезнь или слабоумие, что повлекло тяжкие последствия, при отсутствии опасного для жизни состояния квалифицируется по ст. 156 УК РФ.

С объективной стороны преступление состоит в общественно опасном бездействии, которое выражается в оставлении без помощи указанного лица.

Оставление без помощи предусматривает непринятие лицом мер, необходимых для предотвращения опасности для жизни потерпевшего. Преступление считается оконченным с момента уклонения от оказания помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, независимо от того, насколько эффективной могла быть такая помощь. Наступления общественно опасных последствий определенного характера является основанием для квалификации деяния по соответствующей статье УК РФ.

Субъект преступления специальный. Им могут быть только две категории лиц, а именно те, которые:

1) первоначально обязаны были заботиться о потерпевшем и имели возможность оказать ему помощь прямо относит к этим лицам мать новорожденного ребенка);

2) сами поставили потерпевшего в опасное для жизни состояние.

Правовая обязанность заботиться о лицах, находящихся в опасном для жизни состоянии, может быть обусловлена законом или иным нормативным актом, а также гражданско-правовым договором (договором пожизненного содержания, перевозки, морского круиза, на предоставление туристических услуг или услуг по обеспечению личной безопасности лица и тому подобное).

Законодательство Российской Федерации возлагает соответствующие обязанности, в частности, на:

а) родителей, усыновителей, патронатных воспитателей - заботиться о здоровье родных, усыновленных или приемных детей, защищать их; опекунов и попечителей - заботиться о здоровье лиц, находящихся под их опекой или попечительством; детей, совершеннолетних дочь, сына - заботиться о родителях, проявлять о них заботу и оказывать им помощь; внуков, правнуков - заботиться о своих бабу, деда, прабабушку, прадеда; совершеннолетних братьев, сестер, пасынков, падчериц - заботиться о брате, сестре, отчиме, мачеху, которые воспитывали их и оказывали им материальную помощь, других лиц, с кем они проживали одной семьей до достижения совершеннолетия;

б) сотрудников пожарной охраны, аварийных служб и работников некоторых других профессий - осуществлять спасательные работы и оказывать первую неотложную помощь; работников специализированных бригад постоянной готовности службы экстренной медицинской помощи - оказывать помощь гражданам в экстремальных ситуациях (стихийное бедствие, катастрофы, аварии, массовые отравления, эпидемии, эпизоотии, радиационное, бактериологическое и химическое загрязнение и тому подобное);

в) работников полиции и иных правоохранительных органов - независимо от занимаемых должностей, местонахождения и времени в случае обращения к ним граждан с заявлением или сообщением о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, принимать меры для спасения людей, оказывать им помощь;

г) членов экипажа воздушного судна - спасать пассажиров и оказывать им помощь; водителей предоставлять транспортное средство для доставки в ближайшее медицинское учреждение лиц, которые требуют неотложной медицинской помощи, оказывать первую медицинскую помощь пострадавшим вследствие дорожно-транспортных происшествий; капитанов морских судов - идти в ближайший порт, если лицо, находящееся на борту судна, нуждается в неотложной медицинской помощи, которую невозможно предоставить в море;

д) работников поисково-спасательных служб, создаваемых в сфере туристической деятельности, - оказывать помощь туристам и защищать их в экстремальных ситуациях;

е) педагогических и научно-педагогических работников - защищать детей, молодежь от любых форм физического или психического насилия и тому подобное.

Однако, следует учитывать, что указанное деяние влечет ответственность по другим статьям УК РФ, если оставление без помощи совершенное:

а) капитаном судна в случае столкновения с другим судном в отношении экипажа и пассажиров последнего, а также встреченных в море или на другом водном пути лицам, терпящим бедствие, если он имел возможность оказать такую помощь без серьезной опасности для своего судна, его экипажа и пассажиров – 270 УК РФ;

б) медицинскими работниками больным - по ст. 124 УК РФ;

в) должностными лицами, если соответствующий правовой обязанность лежит на них, - по статье 285 УК РФ.

В случае, если лицо, которое было обязано заботиться о другом лице, не имело возможности оказать ему помощь (например, само также находилось в опасном состоянии для жизни), оно не подлежит уголовной ответственности.

Если оказание помощи другому лицу было связано с риском для собственной жизни или здоровья, жизни или здоровья других лиц, то вопрос об уголовной ответственности лица решается с учетом положений ст. 39 УК РФ: оставление в опасности в связи с необходимостью устранить другую опасность, которая угрожает лицу или охраняемым законом правам данного человека или других лиц, а также общественным интересам или интересам государства не является преступлением лишь при условии, что эту опасность можно было в данной обстановке устранить другими средствами и если при этом причинен вред не была более значительной, чем предотвращенный. Например, как совершенные в условиях крайней необходимости следует рассматривать действия охранника, который во время нападения перенес в безопасное место тяжелораненого и оказал ему первую помощь, но в это время другое лицо, которое также находилось у него под охраной, был захвачен в качестве заложника.

Примерами ситуаций, когда виновный сам поставил потерпевшего в опасное для жизни состояние, являются: в результате дорожно-транспортного происшествия по вине водителя пешеходом, пассажиром или водителем другого транспортного средства были получены травмы, турист-любитель пригласил знакомого подняться в горы, где последний потерял сознание в связи с заболеванием, владелец водного мотоцикла катал на нем ребенка, и они оказались в воде далеко от берега и тому подобное. В случае, когда водитель транспортного средства совершил, скажем, наезд на пешехода и скрылся с места происшествия, оставив пострадавшего на проезжей части дороги, он должен нести ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 125 и 264 УК РФ.

Такой подход при квалификации деяний, которые связаны с оставлением в опасности, будет способствовать единообразному применению норм законодательства,  и позволит избежать противоречий в правоприменительной практике.

Так, приговором Горного суда Республики Саха (Якутия) гражданин Г. и С.  осуждены по ст. 125 УК РФ, за преступление совершенное при следующих обстоятельствах: В один из декабрьских дней А., Т., Г. и С. на автомобиле выехали из населенного пункта для перевозки дров. Машина забуксовала в глубоком снегу. Не сумев ее вытащить, они решили идти домой пешком. По дороге все, кроме А., распивали спиртное. А. быстро пошел впереди остальных и дошел до дома. У Т. заболела нога, и, не дойдя до села несколько километров, он не смог идти дальше без помощи Г. и С. Тогда они понесли его на плечах, а затем Г. пошел в село за машиной. С. С потерпевшим Т.  должны были разжечь костер и ждать помощи. Г., не найдя машину, не предпринял все меры к спасению односельчан, пришел домой и лег спать. С. не смог разжечь костер, и они с Т. вышли на дорогу. Услышав шум двигателя автомашины, С. пошел быстрее, надеясь остановить машину. Не увидев машины, дошел до села и лег спать дома, оставив беспомощного Т. на тридцатиградусном морозе, который от переохлаждения умер. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила решение суда, мотивировав том, что Г. не знал, что С. Оставил Т. одного и машина за оставшимися не направлена, поскольку он сообщил о необходимости спасения лиц и Т. он оставил с С., что не является беспомощным состоянием[56].

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом: виновный осознает общественно опасный характер своего бездействия, а именно то, что он оставляет без помощи лицо, находящееся в опасном для жизни состоянии и лишен возможности принять меры к самосохранению, то, что он обязан заботиться о лице и имеет реальную возможность оказать ему помощь, или что он сам поставил потерпевшего в опасное для жизни состояние, и желает поступать именно так.

Отношение виновного лица к последствиям может характеризоваться только неосторожностью (например, приобретатель имущества по договору пожизненного содержания в течение недели не посещает больного отчуждателя, надеясь на то, что болезнь не является тяжелой).

Если лицо, которое само поставило потерпевшего в опасное для жизни состояние, или воспользовались таким ее состоянием, сознательно допускает возможность наступления смерти последнего или других тяжких последствий, и лишь от данного лица зависит наступление или не наступление этих последствий, то его бездействие, которое заключается в заведомом оставлении пострадавшего без помощи, должно квалифицироваться по статьям, предусматривающим ответственность за умышленные убийство или причинение телесных повреждений, в зависимости от конкретных последствий. Это, например, могут быть случаи, когда водитель, который, управляя машиной, сбил пешехода, сознательно ожидает, когда тот умрет и не сможет свидетельствовать против него, или когда спасатель на воде заведомо не оказывает помощь рыбаку, который тонет, выпав из лодки,- скажем, из-за неприязненных отношений с последним или из корыстных побуждений (желая завладеть лодкой или оставленным на берегу мотоциклом и тому подобное). При этом в случаях, когда виновный, желая смерти потерпевшего, руководствовался корыстным мотивом или мотивом мести за выполнение потерпевшим служебного или общественного долга, или целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, его бездействие должно квалифицироваться соответственно по пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Так же, если лицо, которое обязано было заботиться о другое лицо, умышленно создает ситуацию, опасную для жизни последнего (скажем, инструктор по мотивам мести оставляет туриста в горах, откуда он заведомо для него не сможет выбраться), в результате чего наступает смерть потерпевшего, деяние квалифицируется по соответствующими частью и пунктом ст. 105 УК РФ. Если мать сразу же после родов не кормит новорожденного ребенка или выносит ее на мороз и т. п. с умыслом на причинение ей смерти, она несет ответственность по ст. 106 УК РФ.

Наличие же умышленного отношения к указанным тяжким последствиям трансформирует эти преступления в другие (в частности в преступления, предусмотренные статьями 105, 106 или 111 УК РФ).

Оставление без помощи матерью своего новорожденного ребенка влечет уголовную ответственность лишь при условии, что мать при совершении такого деяния не находилась в обусловленном родами состоянии. Новорожденным является ребенок, родившийся живой, до двадцати восьми полных дней после рождения. Состояние родов - это физиологический процесс появления на свет ребенка.

Смерть человека может наступить в результате действия стихийных сил природы (например, лицо, которое работник спасательной службы оставил в шахте, было завалено угольным пластом), общественно опасных действий других лиц (оставленного после наезда на него на дороге пострадавшего переехал другой автомобиль, водитель которого проявил невнимательность), самоубийства потерпевшего (не желая сгореть заживо, потерпевший выбросился из окна многоэтажного дома), его собственной неосторожности (ребенок, за которым не осуществлялся должный надзор, утонул во время купания в море) и по другим причинам (старый или больной человек умер от голода или переохлаждения тому подобное).

Необходимо отметить, что преступления, предусмотренные главой 16 УК РФ, не являются исчерпывающими в списке, где объектом покушения является здоровье граждан. 

Право граждан на охрану здоровья закреплено в ст. 41 Конституции РФ. Положения Конституции РФ развиваются в федеральных законах, среди которых следует указать Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и др. В этом смысле нормы гл. 25 УК РФ представляют собой одну из юридических гарантий конституционного права граждан на охрану здоровья.

Преступления, предусмотренные ст. 230.1, 230.2, 235— 239 УК РФ в связи с тем, что их родовым объектом выступает здоровье населения, относятся к иным преступлениям против здоровья населения.

  Вывод.

В заключение  отметим, что ч. 4 ст. 111 УК РФ, ст. 105 УК РФ, ст. 109 УК РФ отличаются по субъективной стороне, но имеют сходство в объекте и объективной стороне. Ст. 105 УК РФ предусматривает умысел (прямой или косвенный) на лишение жизни, а ч. 4 ст. 111 УК РФ предполагает умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда здоровью. По отношению к смерти, которая наступила в результате умышленных действий, форма вины неосторожная, а ст. 109 УК РФ характеризуется отсутствием умысла и на лишение жизни, и на причинение тяжкого вреда здоровью.

Отметим, что последствия обороны сами по себе не могут и не должны являться основанием для квалификации действий защищавшегося в качестве превышения пределов необходимой обороны по ч. 1 ст. 114 или ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Существуют некоторые проблемы, связанные с квалификацией преступлений, предусмотренных ст. 119 УК РФ. Пленуму Верховного Суда РФ следует рассмотреть вопрос о толковании угрозы и критериях определения реальности угрозы, а также принять постановление о судебной практике по делам об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, что создаст необходимую базу для исключения ошибок и нарушений прав человека при квалификации таких преступлений.

Российское уголовное законодательство устанавливает ответственность за посягательство на жизнь человека, которое было совершено не только активными действиями субъекта, но и путем бездействия (ст.124, 125 УК РФ).

 

 

 


 

Заключение

 

 

Нами было отмечено, что Уголовный кодекс Российской Федерации не дает определение понятию «преступления против здоровья человека», равно как и не содержит самого этого понятия. Следовательно, считаем нужным отметить, что для современной научной дискуссии является весьма актуальным вопрос о необходимости введения указанного понятия - «преступления против здоровья человека».

В результате проведенного исследования мы можем сделать вывод о том, что в Уголовном кодексе необходимо выделить самостоятельную главу, которая была бы посвящена преступлениям против здоровья человека.

Нами был сделан вывод, что преступления против здоровья в своих различных проявлениях весьма широко представлены в Особенной части Уголовного кодекс Российской Федерации, и данное обстоятельство, вне всякого сомнения нельзя признать оптимальным. В то же время отдельные составы никоим образом не могут быть отнесены к таковым, даже невзирая на их близкое расположение к общим преступлениям против здоровья. Мы считаем, что должен существовать исключительно один показатель, который следует из приведенного нами определения «преступление против здоровья человека»: деяние должно состоять только в причинении повреждений либо вызове патологий, которые существенно ухудшают состояние организма человека, то есть вреда здоровью человека. В уголовно-правовой доктрине вызывают определенные затруднения построение системы преступлений против здоровья. Обуславливается это тем, что с принятием УК РФ 1996 г. в главе 16 «Преступления против жизни и здоровья» оказались нормы об ответственности за преступления, которые посягают на не совсем однородные объекты.

В свою очередь, проведя  детальный анализ составов ст. 111 - ст. 125 УК РФ, можно сделать вывод, что общей негативной тенденцией их конструирования явилось, во-первых, отсутствие внутренней связи и системности между различными нормативными правовыми актами, которые регулируют анализируемые уголовные правоотношения, а во-вторых, неполнота, фрагментарность и бессистемность правового регулирования в сфере уголовно-правовой охраны здоровья человека.

Необходимо отметить, что среди насильственных преступлений против жизни и здоровья наиболее опасным после убийства является умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ). До недавнего времени существенной проблемой в деятельности следственных органов и судов являлось определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью, поскольку в судебной медицине не было адаптированного к действующему уголовному закону нормативно-правового акта, регулирующие данные вопросы. Множество проблем у правоприменителей вызывает определение самого характера деяния, описанного в ст. 111 УК РФ.  Проблемой в правоприменении является сложность установления причинной связи между преступным деянием и наступившими последствиями, так как это неотъемлемая часть объективной стороны и основного состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, и причинения тяжкого вреда здоровью с отягчающими и особо отягчающими обстоятельствами.

Значительная часть преступлений против здоровья, совершенных в состоянии аффекта, не получает должной юридической оценки в силу сложности квалификации данных деяний, необходимости проведения ряда экспертиз, наличия трудностей в отличии физиологического аффекта от патологического, отсутствия однозначного понимания конструкции ст. 113 УК РФ правоприменителями и других причин. В ходе исследования мы выяснили, что отдельного внимания заслуживает такой важный для правильной квалификации рассматриваемого преступления  признак, как внезапность возникновения аффекта и умысла причинить тяжкий или средней тяжести вред здоровью.

В итоге, мы можем сделать вывод, что для правильной квалификации по ст. 113 УК РФ решающее значение имеют не приемы, способы, последствия содеянного, а особое (аффективное) состояние виновного субъекта в момент учинения им преступных действий, какую бы форму они при этом ни принимали. По результатам исследования института необходимой обороны можно сделать вывод, что принятые Пленумом Верховного суда РФ меры по формализации, конкретизации, и актуализации толкований оценочных понятий названного института, вне всякого сомнения, произведут благоприятный и положительный эффект, и отчасти решат проблему стабилизации правоприменительной практики. Вместе с тем, гарантией правильного применения оценочных понятий института необходимой обороны является формирование адекватных стандартов оценки, с которыми сопоставляются конкретные обстоятельства  каждого дела.

Полагаем, что в конечном итоге, только на базе всестороннего изучения и комплексного анализа всех обстоятельств дела, обстановки общественноопасного посягательства, личностей посягающего и обороняющегося, их субъективного отношения к содеянному, а самое главное характера и степени общественной опасности посягательства можно определить, имело ли место в действительности превышение пределов необходимой обороны и произвести правильную квалификацию действий обороняющегося по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Нами было отмечено, что существуют некоторые проблемы, связанные с квалификацией преступлений, предусмотренных ст. 119 УК РФ. В результате анализа был сделан вывод, что Пленуму Верховного Суда РФ следует рассмотреть вопрос о толковании угрозы и критериях определения реальности угрозы, а также принять постановление о судебной практике по делам об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, что создаст необходимую базу для исключения ошибок и нарушений прав человека при квалификации таких преступлений.

Российское уголовное законодательство устанавливает ответственность за посягательство на жизнь человека, которое было совершено не только активными действиями субъекта, но и путем бездействия. Состав преступления, установленный ст. 125 и ст. 124 УК РФ  УК РФ, не является новым для российского законодательства. В процессе анализа квалификационных проблем, связанных со ст. 125 УК РФ был сделан вывод, что, невзирая на многолетнюю историю данного состава преступления, нехватка эмпирического материала, которая связана с небольшим удельным весом преступления, установленного ст. 125 УК РФ, является, как мы считаем причиной крайне неоднозначного толкования  отдельных признаков состава этого преступления, что в свою очередь вызывает определенный ряд трудностей в квалификации.

 

Список использованной литературы

 

 

Нормативные правовые акты

1.  Европейская конвенция по правам человека от 4 ноября 1950 г., ратифицированная Россией 30 марта 1998 г.;

2.  Конвенция ООН против пыток и других жестоких, нечеловеческих или таких, что унижают достоинство, видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., ратифицированная СССР 26 января 1987 г.;

3.  Европейская конвенция о предотвращении пыток и бесчеловечном или унижающем достоинство обращении или наказанию от 28 ноября 1987 г., ратифицированной Россий 1 февраля 1998 г.

4.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, № 31, ст. 4398.

5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ, 28.12.2015, № 52 (часть I), ст. 7607. 3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, № 1, ст. 16.

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

7. Федеральный закон от 30.03.1995 № 38-ФЗ (ред. от 23.05.2016) «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» // Собрание законодательства РФ, 03.04.1995, № 14, ст. 1212.

8. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации // Собрание законодательства РФ, 28.11.2011, № 48, ст. 6724.

9. Закон РФ от 22.12.1992 № 4180-1 (ред. от 23.05.2016) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ, 14.01.1993, № 2, ст. 62.

10.  Постановление Правительства РФ от 17.08.2007 № 522 (ред. от 17.11.2011) «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // Собрание законодательства РФ, 27.08.2007, № 35, ст. 4308.

11.  Постановление Правительства РФ от 13 октября 1995 г. N 1017
"Об утверждении Правил проведения обязательного медицинского освидетельствования на выявление вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)"// Собрание законодательства Российской Федерации от 23 октября 1995 г. N 43, ст. 4070

12.  Приказ Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н (ред. от 18.01.2012) «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // Российская газета, № 188, 05.09.2008. - С. 3-7.

13.  Приказ Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 N 1687н (ред. от 02.09.2013) О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи// Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, N 48, ст. 6724

14.  Приказ Министерства здравоохранения РФ от 25 декабря 2014 г.N 908н "О Порядке установления диагноза смерти мозга человека"// Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, N 39, ст. 5289

15.  Приказ Минздрава РФ от 4 марта 2003 г.  73 "Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определени момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий"// журнал «Здравоохранение», 2003 г., N 8

16.  "Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" (утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1) (ред. от 07.12.2011) (утратил силу)

17.  Приказ Министерства здравоохранения СССР  от 11.12.78 № 1208 «О введении в практику общесоюзных «Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» (утратил силу)

18.  Приказ Минздрава РФ от 20 декабря 2001 гN 460 "Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга" (утратил силу)

19.  Правила для составления заключений о тяжести телесных повреждения НКЮ и НКЗ // Вопросы здравоохранения. - 1928. - № 3. - С. 85 – 86

Основная и специальная литература

 

20.  Александров Ю. В. Уголовное право РФ: Общ. часть: Учеб. для студентов высших учебных заведений / Ю. В. Александров, В.A.Клименко – М., 2014, 489 с.

21.  Аниянц М.К. Ответственность за преступления против жизни. - М.: Юридическая литература, 1964. - 212 c.

22.  Баулин Ю.В. Российское уголовное право. Общая часть. СПб.: Питер, 2005. - 780 с.

23.  Безручко Е.В. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2001. – 203 с.

24.  Берзин П. C. Общественная опасность деяния: общая характеристика / П. C. Берзин / / Альманах уголовного права: сборник статей. Вып. 1 / [Соответ. ред. П. П. Андрушко, П. C. Берзин]. - К.: Правовое единство, 2009. - 321с.

25.  Борзенков Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика: учебно-практическое пособие. - М.: ИКД «Зерцало-М», 2013. - 256 c.

26.  Влaдимиpoв В. A. Гocудapcтвенные пpеcтупления /[Влaдимиpoв В.A., Xaн-Мaгoметoв Д. O., Якубoвич М. И. и дp.]. – М.: Выcшaя шкoлa, 1961. – 228 c.

27.  Власов Ю. Отграничение убийства и умышленного вреда здоровью, совершенных путем бездействия, от оставления в опасности // Уголовное право. - 2013. - № 2. - С. 18-23.

28.  Волженкин Б. В. Из истории становления ст. 74 УК / Б.В.Волженкин // Проблема ответственности за разжигание межнациональной розни. – М.: Мемориал, 1993. – 168 c.

29.  Гавриш C. Б. Уголовно-правовая охрана окружающей среды. Проблемы теории, применения и развития уголовного законодательства/C.Б.Гавриш. – К.,2002. – 636 c.

30.  Галюкова М.И. Причинение вреда здоровью в состоянии аффекта // Уголовный процесс. - М.: ЗАО «Актион-Медиа», 2010, № 7. - С. 38-45.

31.  Галюкова М.И. Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью// Социальное и пенсионное право.- 2006.- № 2.- С.30 - 37

32.  Горбунов М.А. Квалификация преступлений против жизни и здоровья: дис.... канд. юрид. наук. М., 2001. - 142 с.

33.  Дaгель П. C. Субъективная сторона преступления и ее установление / П. C. Дaгель, Д. П. Кoтoв. – Вopoнеж, 1974. – 244 c.

34.  Демидов Ю. М. Уголовно-правовая охрана национального равноправия граждан / Ю. М. Демидов // Советская юстиция. – 1993. – № 13. - 230 c.

35.  Джужа O. М., Моисеев Е. М. Проблемы потерпевшего от преступления (криминологический и психологический аспекты): Учебное пособие. – К.:1994. –187 c.

36.  Дьякoв C. В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность / C. В. Дьякoв. – М.: Нopмa, 1999. – 307 с.

37.  Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Автореферат дис. на соискание ученой степени доктора юридических наук. (№ 12.717) / Высш. школа МВД СССР. - Москва, 1970. – 30 с.

38.  Кашепов В.П. О гарантиях уголовно-правовой защиты безопасности личности//Журнал российского права.- 2005.- № 12.- С.40 - 53.

39.  Кисилюк Е. М. Уголовное законодательство в период украинского государства 1917-1921 годов: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Кисилюк Эдуард Николаевич. – К., 2001. – 216 c.

40.  Козлов В.В. Судебно-медицинское определение тяжести телесных повреждений. Саратов, 1976. – 161 с.

41.  Коржанский М. И. Предмет и объект преступления: монография / М. И. Коржанский. - Д.: Юрий. акад. Мин-ва внутр. дел; Лира ЛТД, 2005. – 252 c.

42.  Коржанский М. И. Квалификация преступлений: Учебное пособие. – К.: Юринком Интер, 1998. – 416 c.

43.  Матишевский П. C. Уголовное право: Общая часть: Учеб. для студ. Юрий. вузов и фак / П. C. Матишевский. – К.: A.C.К., 2011.– 352 c.

44.  Михайлов М., Милько Ю. Преступления против личности и прав граждан, совершаемые в среде религиозных групп // Советская юстиция 1964. № 10. С.12-14.

45.  Мыц Я. А. Оставление в опасности в уголовном праве России // Законность. - 2009, № 11. - С. 34-36.

46.  Надтока Е.С. Криминологическая характеристика преступлений против здоровья и их предупреждение: дис...канд. юрид. наук. - Ростов н/Д., 2005. - 163 с.

47.  Немтинов Д.В. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью,
проблемы квалификации // Вестник Тамбовского государственного института,
выпуск 1 (117), 2013. - С. 331-337.

48.  Никифоров А.С. Ответственность за телесные повреждения по
советскому уголовному праву. - М.: Госюриздат, 1959. - 130 c.

49.  Останин В. O. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. Вид. 4-е, переработан. и допол.– К.: Атика, 2008. - 438 с.

50.  Панкевич В. М. Актуальные вопросы уголовно-правовой охраны равноправия граждан зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии // Актуальные проблемы юридических наук в исследованиях ученых. – 2008. – № 10-11. С.46 - 52

51.  Пионтковский А.А., Лаптев А. Преступления против личности. - М.:
Юридическое издательство НКЮ СССР, 1938. - 141 с.

52.  Практикум по уголовному праву России/ Под ред. проф. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан, И.А. Тарханова. – М.: Статут, 2014. – 520 с.

53.  Рарог А. И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской
Федерации.: М: Норма-Инфра-М.- 2015. - 890 с.

54.  Расторопов С.В. Преступления против здоровья человека по УК РФ
1996 г. - М.: Рязань: Русское слово, 2011. - 268 с.

55.  Рожков А., Князьков М. Применение норм о преступлениях против
жизни и здоровья // Российская юстиция. - 2013. - № 11. - С. 45-48.

56.  Романов А. К. Об уголовной ответственности за незаконное производство аборта. //Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2010. № 23 (602)

57.  Салтевский М.В. Собирание криминалистической информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев: КВШ МВД СССР, 1980. – 127 с.

58.  Сердюков А.А., Халявин А.П. Экспертиза и освидетельствование для установления тяжести телесных повреждений. Рязань, 1976. – 28 с.

59.  Судебная медицинапод редА.АМатышева и А.Р., ДеньковскогоЛ., 1985. – 488 с.

60.  Сундуров Ф.Р., Талан М.В. Наказание в уголовном праве: Учебное пособие. – М.: Статут, 2015. – 256 с.

61.  Тараканов И.А. Оставление в опасности при необходимой обороне:
проблемы квалификации // Право, правосудие, исполнение наказаний:
отечественный и зарубежный опыт. - Владимир: ВЮИ ФСИН России, 2014. - С.
349-354

62.  Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие. М., Юрайт, 1999. – 472 с.

63.  Тихонова С.С. Прижизненное и посмертное донорство в РФ. – СПб., 2002. – 321 с.

64.  Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Статут, 2016. – 864 с.

65.  Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. — 2-е изд., исправл. и доп. — М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", ИНФРА-М, 2008. – 742 с.

66.  Учебное пособие. Серия "Юриспруденция". Вып. 13 / Сост. Р.Л. Хачатуров. Тольятти: Волжский университет им. Татищева, 2000. – 234 с.

67.  Хрестоматия по Истории государства и права: в 2-x т. / под ред. В. Д. Гончаренко. – К: Де Юре, 2010. – Т 1. – 816 с.

68.  Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., Госиздат, 1948. – 511 с.

69.  Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2001. – 298 с.

70.  Ярошенко О.Н. Особенности квалификации угрозы убийства:
уголовно-правовая характеристика состава преступления // Инновации в
государстве и праве России. - Нижний Новгород: Изд-во Нижегор. гос. ун-та,
2011. - С. 423-427

 

Материалы судебной и другой практики

 

71.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 (ред. от 03.03.2015) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Российская газета, 09.02.1999.

72.  Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью» от 8 октября 1973 г. № 15// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977, часть 2. - М., "Известия"

73.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Российская газета, № 227, 03.10.2012.

74.  Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело N 41-Д16-8

75.  Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело N 62-Д76-9

76.  Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело № 64-АПУ17-2

77.  Архив Ломоносовского районного суда г. Архангельска за 2014 год

78.  Архив Вологодского городского суда за 2013 год  

79.  Архив Киселевского городского суда Кемеровской   2017 год

80.  Архив Московского городского суда за 2015 - 2016 года

81.  Архив Центрального суда г.Читы за 2015 год

82.  Архив Кировского районного суда г.Астрахани за 2011 год

83.  Никифоровского районного суда Тамбовской области за 2015 год

84.  Портал правовой статистики [электронный ресурс]  доступ: #"all">


[1] Состояние преступности в России за 2013-  2017 г.г. // Официальный сайт МВД России [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://mvd.ru (дата обращения 11.12.2018 г.).

[2] Берзин П. C. Общественная опасность деяния: общая характеристика / П. C. Берзин / / Альманах уголовного права: сборник статей. Вып. 1 / [Соответ. ред. П. П. Андрушко, П. C. Берзин]. - К.: Правовое единство, 2009. - c.72

[3] Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., Госиздат, 1948. - С. 293

[4] Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., Госиздат, 1948. С. 294

[5] Коржанский М. И. Предмет и объект преступления: монография / М. И. Коржанский. - Д.: Юрий. акад. Мин-ва внутр. дел; Лира ЛТД, 2005. – 252 c.

[6] Гавриш C. Б. Уголовно-правовая охрана окружающей среды. Проблемы теории, применения и развития уголовного законодательства/C.Б.Гавриш. – К.,2002. – c.6

[7] Дaгель П. C. Cубъективнaя сторона преступления и ее установление / П. C. Дaгель, Д. П. Кoтoв. – Вopoнеж, 1974.  c.7

[8] Кисилюк Е. М. Уголовное законодательство в период украинского государства 1917-1921 годов: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Кисилюк Эдуард Николаевич. – К., 2001. c.125

[9] Джужа O. М., Моисеев Есть. М. Проблемы потерпевшего от преступления (криминологический и психологический аспекты): Учебное пособие. – К.:1994. – c.8

[10] Хрестоматия по Истории государства и права: в 2-x т. / под ред. В. Д. Гончаренко. – К: Де Юре, 2010. – Т 1. – c.27

[11] Хрестоматия по Истории государства и права: в 2-x т. / под ред. В. Д. Гончаренко. – К: Де Юре, 2010. – Т 1. – c.71

[12] Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие. М., Юрайт, 1999. - С. 44 - 45.

[13] Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2001. - С. 8

[14] Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие. М., Юрайт, 1999. - С.189

[15] Коржанский М. И. Квалификация преступлений: Учебное пособие. – К.: Юринком Интер, 1998. – c.67

[16] Хрестоматия по Истории государства и права: в 2-x т. / под ред. В. Д. Гончаренко. – К: Де Юре, 2010. – Т 1. – c.104

[17] Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., Госиздат, 1948. - С. 325

[18] Безручко Е.В. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2001. - С. 22.

[19] Источники права: Учеб. пособие. Серия "Юриспруденция". Вып. 13 / Сост. Р.Л. Хачатуров. Тольятти: Волжский университет им. Татищева, 2000. - С. 3 - 40.

[20] Учеб. пособие. Серия "Юриспруденция". Вып. 13 / Сост. Р.Л. Хачатуров. Тольятти: Волжский университет им. Татищева, 2000. - С. 42 – 84; Галюкова М.И. Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью// Социальное и пенсионное право.- 2006.- № 2.- С.30; Кашепов В.П. О гарантиях уголовно-правовой защиты безопасности личности//Журнал российского права.- 2005.- № 12.- С.40.

[21] Правила для составления заключений о тяжести телесных повреждения НКЮ и НКЗ // Вопросы здравоохранения. - 1928. - № 3. - С. 85 - 86

[22] Влaдимиpoв В. A. Государственные преступления /[Влaдимиpoв В.A., Xaн-Мaгoметoв Д. O., Якубoвич М. И. и дp.]. – М.: Выcшaя шкoлa, 1961. –c. 128

[23] Козлов В.В. Судебно-медицинское определение тяжести телесных повреждений. Саратов, 1976. - С. 16; Сердюков А.А., Халявин А.П. Экспертиза и освидетельствование для установления тяжести телесных повреждений. Рязань, 1976. - С. 3.

[24] Кисилюк Е. М. Уголовное законодательство в период украинского государства 1917-1921 годов: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Кисилюк Эдуард Николаевич. – К., 2001. – 213 c.

 

 

 

[25] Дaгель П. C. Субъективная сторона преступления и ее установление / П. C. Дaгель, Д. П. Котов – Воронеж, 1974.  c. 5.

[26]   Судебная медицинапод редА.АМатышева и А.РДеньковскогоЛ., 1985.

[27] Панкевич В. М. Актуальные вопросы уголовно-правовой охраны равноправия граждан зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии // Актуальные проблемы юридических наук в исследованиях ученых. – 2008. – № 10-11. c.48

[28]  Дьякoв C. В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность / C. В. Дьякoв. – М.: Нopмa, 1999. c.9

[29] Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Автореферат дис. на соискание ученой степени доктора юридических наук. (№ 12.717) / Высш. школа МВД СССР. - Москва, 1970. с. 27

[30] Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Автореферат дис. на соискание ученой степени доктора юридических наук. (№ 12.717) / Высш. школа МВД СССР. - Москва, 1970. с.5

[31] Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. — 2-е изд., исправл. и доп. — М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", ИНФРА-М, 2008. С.145

[32] Влaдимиpoв В. A. Гocудapcтвенные пpеcтупления /[ВлaдимиpoвВ.A., Xaн-Мaгoметoв Д. O., Якубoвич М. И. и дp.]. – М.: Выcшaя шкoлa, 1961. – 228c.

[33] Сундуров Ф.Р., Талан М.В. Наказание в уголовном праве: Учебное пособие. – М.: Статут, 2015.

[34] Дьякoв C. В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность / C. В. Дьякoв. – М.: Нopмa, 1999. c.27

[35] Архив Ломоносовского районного суда г. Архангельска. Уголовное дело № 1-1058/14

[36] Салтевский М.В. Собирание криминалистической информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев: КВШ МВД СССР, 1980, с.102 

[37] Останин В. O. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. Вид. 4-е, переработан и допол.– К.: Атика, 2008. c.233

[38] Останин В. O. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. Вид. 4-е, переработан. и допол.– К.: Атика, 2008. c.38

[39] Архив Вологодского городского суда. Уголовное дело № 1 - 1847 / 13

 

[40] Александров Ю. В. Уголовное право РФ: Общ. часть: Учеб. для студентов высших учебных заведений / Ю. В. Александров, В.A.Клименко – М., 2014.– c.89

[41] Михайлов М., Милько Ю. Преступления против личности и прав граждан, совершаемые в среде религиозных групп // Советская юстиция 1964. № 10.




[42] Уголовный кодекс РФ 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

[43] Уголовный кодекс РФ 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

[44] Архив Вологодского городского суда. Уголовное дело № 1 - 534 / 13.

[45] Архив Московского городского суда. Уголовное дело № 1 - 15780 / 16

 

[46] Архив Никифоровского районного суда Тамбовской области. Уголовное дело № 1 - 590 / 15.

 

[47]  Архив Центрального суда г.Читы. Уголовное дело №476/15.

 

[48]  Архив Киселевского городского суда Кемеровской области. Уголовное дело №1-41/17

 

[49] Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело № 64-АПУ17-2

 

[50] Архив Московского городского суда.  Уголовное дело № 1 - 13450 / 15

 

[51] Романов А. К. Об уголовной ответственности за незаконное производство аборта.
//Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2010. № 23 (602), с.115.

[52] Архив Кировского районного суда г.Астрахани. Уголовное дело № 1-13/2011

 

[53] Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело N 41-Д16-8

 

[54] Тихонова С.С. Прижизненное и посмертное донорство в РФ. – СПб., 2002 С. 96

 

[55] Портал правовой статистики [электронный ресурс]  доступ: http://crimestat.ru/analytics (дата обращения 5.12.2018)

 

[56] Архив Верховного суда РФ. Уголовное дело N 62-Д76-9

 

Похожие работы на - Преступления против здоровья: проблемы квалификации

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!