Становление двухпартийной системы в Великобритании.

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    68,61 Кб
  • Опубликовано:
    2018-05-26
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Становление двухпартийной системы в Великобритании.

Содержание

 

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………......3

1. ФОРМИРОВАНИЕ ПАРЛАМЕНТСКОЙ ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ…………………………………………………………….7

1.1. Роль партий в эволюции политической системы и парламента Великобритании………………………………………………………………….7

1.2. Становление механизма партийного правления в Великобритании……15

2. ОФОРМЛЕНИЕ ДВУХПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ…………………………………………………………...23

2.1. Предпосылки становления двухпартийной системы в Великобритании…………………………………………………………………23

2.2. Организационное оформление партий консерваторов и либералов……29

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….46

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК…………………………………………..48

ПРИЛОЖЕНИЯ………………………………………………………………….51

Введение

 

Британия уже два с половиной столетия не переживает серьезных политических потрясений Конфликта в других сферах» в той числе экономической и социальной, так «е не выливались в экстраординарные ситуации. Этот феномен ярко выделяется на фоне постоянных потрясений, свойственных континентальной Европе на протяжении XIX века. Действительно» ближайший сосед Британии - Франция» вступившая в полосу революций и контрреволюций в 1789 году, не выходила из нее целое столетие. Серьезные революционные столкновения переживали и другие европейские стран». Англии эти революционные бури обошли стороной. В XX веке Европа вновь испытывает социально-политические катаклизмы. Массовое коммунистическое движение» поставившие под сомнение сами основы существования демократии во многих европейских государствах, вновь почти не оставили следа на Британских островах.

Такая стабильность политической системы, высокая степень ее адаптивности к изменяющимся условиям без доведения ситуации до необходимости применения крайних мер, уже не одно десятилетие привлекает внимание исследователей из многих стран мира. Объяснения этого явления на основании анализа различных сфер и процессов в жизни общества» в той числе менталитета британцев» англо-саксонской культуры, особенностей экономики и т.д. Так не менее, главное влияние на развитие государства по столь бесконфликтному пути оказывает само построение политической системы. Ее основе были заложены в 70-80-е годи XIX века. Именно рассмотрению политической системы Британии» и особенно ее главного элемента - партийной системы, посвящена данная работа.

Актуальность изучения английского опыта для нашей страны не вызывает сомнений, особенно во время переходного периода от тоталитаризма и авторитаризма к демократии. Сейчас у нас закладывался основы демократической политической системы. Сходные процессы шли на британских островах в течении многих десятилетий и достигли кульминации в XIX веке. На острие политической жизни в это время выдвигается политические партии. Их появление - свидетельство достаточно высокого уровня развития политической системы. С их приходом изменяется весь ее облик. Отражая мнения широких слоев населения» они вносят элемент состязательности» создает цивилизованный политический рынок, где каждый может найти то» что соответствует его потребностям. Для России, где партии находятся еще в зачаточном состоянии и эволюционируют главным образом методом проб и ощибок» было бы полезно» с учетом нашей специфики» обратиться к опыту английских либералов и консерваторов» их деятельности на выборах и при выработке политики» чтобы избежать многих провалов» часто возникающих из-за некомпетентности руководства» неумелого планирования и отсталой, беспомощной организации.

Предмет исследования составляют изменения в идеологии, политической тактике и социальной базе праворадикальных партий и движений Великобритании во взаимосвязи с тенденциями в развитии основных политических партий.

Объект исследования являются партийно-политическая система Великобритании.

Цель исследования – проанализировать процесс становление двухпартийной системы в Великобритании.

Задачи исследования:

1)   Выявить роль партий в эволюции политической системы и парламента Великобритании;

2)   Изучить процесс становление механизма партийного правления в Великобритании;

3)   Проанализировать предпосылки становления двухпартийной системы в Великобритании;

4)   Рассмотреть организационное оформление партий консерваторов и либералов.

Исследовались главные события истории Великобритании первой трети XIX века, проблемы происхождения и становления партий тори, вигов. В работах Н.А.Ерофеева[1], К.Н.Татариновой[2], Л.Е.Кертмана[3], Г.Р.Левина[4] исследованы процессы формирования английской политической системы в первой трети XIX века.

Верхние временные границы данной работы заканчиваются серединой 1880-х годов, причем основное внимание уделяется 1860-1880-м годам. Основанием для этого служит то, что, по мнению автора, английские партии в этот период достигли уровня, позволяющего причислить их к типу современных; в этот период были заложены основы современной британской партийной системы, и именно в это время она функционировала в варианте, наиболее близком к классическому. Таким образом, этот период можно считать ключевым в партийной истории.

Основной акцент в этой работе предполагается сделать на организационные проблемы. В отечественной историографии они менее всего исследованы, хотя роль партийной организации с 1870-х годов была очень большой. В связи с этим некоторые достаточно важные вопросы, такие, как влияние экономики, религиозного фактора на программы партий, социальный состав электората и т.д. будут затронуты лишь в контексте их значения для партийной организации и развития партийной системы. Другие вопросы, например развитие рабочего класса или колониальная политика, будут почти полностью обойдены вниманием, поскольку хорошо изучены.

Методологической базой является принцип историзма, предполагающий исследование предметов и явлений во всем их многообразии и в конкретно-исторических условиях происхождения и развития до перехода их в другое состояние, а еще в взаимосвязи с иными явлениями. Принцип объективности предусматривает глубочайший анализ источников, их сравнение, а еще системный подход – привлечение разных видов документов.

В процессе работы были применены разные методы исторического исследования. Историко-генетический метод использовался для уяснения природы исследуемых проблем в их исторически предшествующем состоянии.

Практическая значимость работы вышла в составление конспекта урока по всеобщей истории для 8 класса(см. Приложение)

Структура работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

 

 

1. ФОРМИРОВАНИЕ ПАРЛАМЕНТСКОЙ ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

 

1.1. Роль партий в эволюции политической системы и парламента Великобритании

 

В истории эволюции политической системы Великобритании XVIII век занимает особое место. На смену потрясениям прошлого века пришла относительно спокойная эволюция. Однако, несмотря на достаточные знания периода, исследователи не пришли к единому мнению о характере политических изменений, произошедших в то время.

Обычно подчеркивается, что в конце XVII века в стране существовала конституционная монархия. В данном случае политическая история Великобритании в XVIII веке рассматривается как совокупность прецедентов, которые способствовали формированию современных конституционных механизмов взаимодействия монархии, парламента и Кабинета Министров, а также институтов политического участия, эволюции партийной системы и возникновению движения за реформу политического представительства, нашедшего свое наиболее яркое выражение в событиях 1832 года[5].

Более осторожный подход к проблеме основан на том, что после славной революции монархия поздних стюардов оставалась личной. Описание трансформации политических институтов в период событий 1688-1689 гг. как перехода от абсолютной монархии к конституционной рассматривается как некоторое упрощение. Подчеркивается, что источником легитимности монархии Вильгельма III и Марии был парламентский акт. Это само по себе весьма необычно для английской конституционной практики, которая всегда рассматривает законодательство как чрезвычайную меру. Монархия оставалась личной в том смысле, что пределы королевской власти устанавливались не парламентом, а Королевской прерогативой, закрепленной в ее границах парламентскими актами, в которых она затрагивала права и свободы субъектов. Основой английской политической системы является общее право, а верховенство права является формой Конституции. Поэтому монархию в начале XVII века можно охарактеризовать как конституционную с теми же основаниями, что и ее наследника после 1689 года. Английский парламент в это время не обладал никакими исключительными полномочиями, которые были бы неизвестны средневековым ассамблеям. Осторожные сторонники этой точки зрения считают, что следует обращать внимание не столько на то, как часто собирается парламент, сколько на то, какую роль он играет в отношениях с монархией при обычных королевских прерогативах. Кроме того, важно учитывать, какие из преимущественных прав английской короны были постепенно ограничены парламентом, став в конечном итоге его полномочиями.

Поскольку парламентская монархия обычно относится к той форме правления, в которой процесс Министерского назначения предполагает механизмы консультаций между монархией и парламентом, а контроль за надлежащим исполнением своих обязанностей относится к сфере парламентских полномочий, такая система во время славной революции не была создана. Поэтому более осторожные историографический взгляд исходит из того, что эволюция политической системы страны в XVIII веке можно охарактеризовать как постепенное превращение институтов власти и политического участия в направлении от личного к парламентской монархии[6].

Основным элементом эволюции политической системы в этом направлении стал постепенный переход ряда полномочий монархии в руки парламента, связанный с формированием принципа ответственности правительства. Кроме того, прекращение использования короной исключительного права вето и использование парламентского большинства в качестве прочной основы для достижения желаемого результата в решении различных вопросов стали важными аспектами этой эволюции. Появление в парламенте прототипов политических партий, оформленных в виде аристократических фракций, использующих влияние суда как одного из ключевых инструментов современной политики, дополнило картину эволюции английской политической системы в XVIII веке.

Формирующиеся политические партии начинают играть важную роль в процессе формирования консенсуса между различными коалициями политических элит в парламенте XVIII века. Не может быть сомнений в том, что уже в этот период Тори и Виги были одним из механизмов формирования консолидированного мнения по ключевым вопросам текущей политики в условиях, когда политическое представительство оставалось корпоративным и не было связано с современными демократическими механизмами и конституционными ограничениями. Следует также иметь в виду, что ассоциации Тори и Виги играет важную роль в процессе принятия политических решений, когда и власть, и оппозиция представляют интересы одной социальной группы.

Однако существуют различные мнения относительно того, насколько эффективным был партийный механизм для управления электоратом и поддержания фракционной дисциплины в парламенте. Также спорным является вопрос о том, какими были партии в XVII веке, их организационная структура и политическая идеология.

Современная историография проблемы берет свое начало в середине прошлого века. До тех пор основное внимание исследователей было сосредоточено на парламентской и административной истории. Сейчас в центре внимания-историческая эволюция Британской партийно - политической системы и ее основных участников - Тори и вигов в XVIII-первой трети XIX века. Именно в этот период, задач исследования формируются, которые затрагивают такие вопросы, как формирование партийно-политической системы и основные этапы ее развития, характер политических партий и особенности их организационной структуры в различные исторические периоды, а также оценка влияния партийной системы на процесс государственного управления. Характерно, что проблема разработки и научного обоснования периодизации истории партийно-политической системы Великобритании не заняла самостоятельного места в историографии в силу узкой профессиональной специализации. И все же можно выделить несколько принципиальных этапов в развитии партийно-политической системы этой страны. Примерная периодизация, сложившаяся к настоящему времени, выглядит следующим образом:

-   1689-1714 годы - зарождение партий вигов и тори;

-   1715-1760-е годы - период возвышения вигов, поглощения ими тори, а затем кризиса и упадка самой вигской партии;

-   1770-1820-е годы - возрождение и усиливающаяся консолидация вигов и тори, переживающих переход от фракций к партиям[7].

Серьезные разногласия характерны для современной историографии при оценке первых двух этапов формирования партийно-политической системы. Значительная часть британских историков приходит к выводу, что на первом этапе, в период пребывания у власти последних Стюартов, Вильгельма оранского и королевы Анны, Тори и Виги занимали различные позиции по принципиальным политическим и религиозным вопросам[8]. Но некоторые Британские эксперты, наоборот, соглашаются с профессором Уорчестерского колледжа при Университете штата Огайо р. Волькотт, считается, что парламент и политическая элита в целом были разделены в XVIII веке на многие фракции, связанные, профессиональными, официальными и другими отношениями[9]. Уолкотт выделил три политические группы в парламенте: "интересы суда", "семейные узы" и "независимая сельская шляхта" - которые были основаны на личных отношениях, а не на общих целях в отстаивании политических принципов и общем политическом курсе.

Близкий историографический интерес к проблемам становления и развития партийно-политической системы Великобритании во второй половине прошлого века сформировался под влиянием развитой либеральной историографии, ведущей из трудов т. Б. Маколея и Дж. Тревеляна идеи о британском государственном устройстве как партийном правлении[10]. В настоящее время традиционная либеральная оценка несколько модернизированная. Принципиально важная в этом отношении позиция Ф. Форман, который был убежден, что понятие классической либеральной историографии о Центральной роли парламента в Британской политической истории относится только к узкому, хотя, несомненно, важному периоду 1832-1867 годов. Во второй половине XVIII века, в эпоху парламентской монархии, значительную роль в государственном управлении играл короны и кабинета, а вслед за ним лидирующие позиции в политической системе вступил в партию[11].

Такого рода "консервативный ревизионизм" во многом определил развитие Британской историографии в середине 60-х - конце 80-х годов XX века, способствуя постепенному сближению позиций представителей либеральных и консервативных течений. Показательны в этом отношении суждения известного либерального историка А. Бриггса и его коллеги, ведущего исследователя консервативной партии Н. Разрез. Оба ученых, несмотря на значительные расхождения во взглядах на методологию изучения истории политических партий и политического процесса, сходятся во мнении, что к политической риторике британских государственных деятелей XVIII - первой трети XIX века необходимо подходить гораздо более критически. По их мнению, необходимо проявлять больший интерес к недостаткам и несовершенствам Ганноверской Англии, оценивая гораздо более скромные преобразования того периода[12].

Исходя из критического отношения современной историографии к проблеме, следует признать, что роль политических партий в обеспечении политического консенсуса, управлении электоратом и поддержании фракционной дисциплины в парламенте была весьма скромной. Ни один британский монарх в восемнадцатом веке не рассматривался с партиями. Королева Анна не позволила парламентскому большинству выдвинуть свою кандидатуру на пост министра. В управлении страной с помощью партий Анна видела ущемление своих прерогатив и стремился лично участвовать в заседаниях Кабинета Министров[13].

Мало что изменилось в середине XVIII века. Георгий III вступил на престол, призванный положить конец вековому противостоянию Вигов и Тори как явлению, нежелательному для английской политики. Крайне раздражает Британская политическая сцена, представляющая 60-е годы XVIII века, многочисленные фракции изредка собираются вместе, чтобы добиться власти и получить контроль над патронажем для распределения должностей и пенсий. Из-за юного Георгия III был далек от тонкостей английской политической системы, но его отношение к политическим союзам внутри парламента не стало менее значительным[14].

Только в 1990-е годы партии в парламенте создавались более или менее регулярно, но в. Питт-младший, даже будучи премьер-министром, не признавал их и никогда не пытался таким образом объединить своих сторонников. Показательный пример: в парламентах 1781, 1784 и 1788 годов политический "водораздел" лежал не между париком и Тори, а между сторонниками Пита, с одной стороны, и последователями Фокса и Севера (позже Фокса и Портленда) - с другой[15]. Во всяком случае, идея партии как формы политического участия и механизма, необходимого для достижения политического консенсуса и основанного на конкретном наборе идей по ключевым вопросам текущей политики, была неизвестна Британской политической практике до начала 30-х годов XIX века[16].

Единственным надежным столпом политической власти в восемнадцатом веке было Королевское милосердие. Исследователи обычно игнорируют двор Ганноверской династии, считая, что главным центром власти в рассматриваемый период был парламент. Это справедливо лишь отчасти: превращение личной монархии в парламентскую не исключало действия личных основ Королевской прерогативы. Парламент-лестницу к власти в этом плане не следует путать с парламентом-резиденцией власти. Министры, пользующиеся доверием короля, имели в своем распоряжении моральные стимулы и материальные средства для управления парламентским большинством. Правительства редко проиграла в парламентских дебатах, и почти никогда в выборах[17].

Как правило, они назначались до, а не после всеобщих выборов. Редкие неудачи монархов Ганноверской династии в угодном им заявлении Министров свидетельствовали о тактических просчетах грузин, а не о силе парламентского большинства. Так, в 1744 году Георг II был вынужден расстаться с Ж. картере, поскольку коллеги Министерства были против его кандидатуры. Тринадцать лет спустя Уильям Питт старший был назначен на свой пост, потому что никто из членов Кабинета не хотят работать без него. В любом случае парламент не имел к этому никакого отношения, поскольку практика опоры на парламентское большинство не была установлена сразу[18].

Подъем в 20-х годах XVIII века поста премьер-министра не освободил от бремени укрепления единства Кабинета Министров, в котором Королевская доброжелательность играла не последнюю роль. Во время акцизного кризиса 1733 года реальной угрозой премьер-министру Р. Уолполю была не парламентская оппозиция, а собственные недальновидные министры-Д. Кобэм и Ф. Честерфилд. Победа в придворной интриге стала решающей для карьеры Р. Уолпола. Точно так же У. Шелбурн, один из фаворитов Георга III, был свергнут C.J. Фокс, его политический оппонент[19].

Власть, возложенная на Министров, фактически принадлежала короне. Министры редко использовали свое влияние в парламенте для навязывания политических решений монарху, потому что считали себя ответственными перед королем, а не перед парламентом. Личный выбор монарха оставался решающим для политиков. Характерным является тот факт, что во времена правления королевы Анны источником власти для С. Годольфина и р. Харли был ее личный нрав: ни один из этих Министров не имел большинства в палате общин. Дебаты в парламенте могли иметь последствия для р. Уолпола и Уильяма Питта старшего, однако основные политические партии оспаривались в кабинете монарха. Еще в 60-х годах XVIII века граф бьют смог в течение двух лет занять пост премьер-министра только благодаря царской должности и той роли, которую он сыграл в становлении молодого монарха[20].

Таким образом, период конца XVII-начала XIX века стал важным моментом в эволюции британских политических партий. Именно тогда произошел постепенный переход от личной монархии к парламентской, и были заложены предпосылки для превращения политических партий в конституционные механизмы и структуры политического участия современного типа. Многие аспекты политической истории этого периода приобретают особую эвристическую ценность, если признать, что переход от абсолютной монархии к конституционной был не одномоментным актом, а достаточно длительным процессом.

Однако роль политических партий в обеспечении политического консенсуса, управлении электоратом и поддержании фракционной дисциплины в парламенте была скромной. Ни один британский монарх в восемнадцатом веке не рассматривался с партиями. Только в конце века партии в парламенте создавались более или менее регулярно, но понятие партии как механизма политического участия, необходимого для достижения консенсуса и основанного на ряде идеологических убеждений, оставалось неизвестным Британской политической практике до первой трети XIX века.

Элементы современного конституционного механизма, постепенно кристаллизующиеся в системе парламентской монархии во второй половине XVIII века, не могли играть ключевой роли, поскольку представительство в парламенте еще не было связано с современными демократическими механизмами. Парламентский контроль за деятельностью кабинета еще не означал, что сам парламент зависит от избирателей. Политические партии Великобритании в XVIII века больше напоминали аристократические политические клубы, нежели являлись институтами политического участия в современном смысле этого слова.

 

1.2 Становление механизма партийного правления в Великобритании

 

Великобритания - это государство с уникальной политической историей, имеющее устойчивые традиции гражданского общества и государственного устройства. Основы современной партийно-политической системы Великобритании сформировались в Новое время.

Английский конституционализм имел революционные импульсы для своего развития только в XVII веке. В последующем его эволюция связана уже исключительно с реформами. В истории английского конституционализма XIX век занимает особое место, так как именно в это время была произведена полномасштабная модернизация государственного строя Великобритании. Важнейшими ее компонентами явились три избирательные реформы (1832, 1867 и 1884-1885 гг.).

С эволюцией английского конституционализма в XIX веке тесно связано развитие партийной системы Великобритании. Возникшая во второй половине XVII века, она именно в XIX веке в результате модернизационных процессов приобрела современные черты.

Парламентские группировки трансформировались в политические партии, изменились формы, методы предвыборных кампаний, черты партийной структуры, появилась кабинетная система управления. В то же время реформирование государственного строя представляло собой важный сегмент политики реформизма либеральных и консервативных кабинетов в последней трети XIX века.

В 1832 г. в Великобритании была проведена первая реформа избирательного права, положившая начало переходу от средневекового избирательного принципа равного представительства от корпоративных единиц к новому демократическому принципу представительства от количества населения. В результате реформы было произведено перераспределение мест в палате общин и увеличен электорат.

Следствием парламентской реформы 1832 г. явилось изменение форм и методов ведения кандидатами предвыборной кампании. У представителей парламентских группировок возникла необходимость бороться за голоса избирателей. Это привело к созданию политических клубов, игравших роль «партийных» организаций, которые осуществляли руководство избирательной кампанией. Появились «партийные» списки. Получили распространение предвыборные поездки депутатов и предвыборные митинги. Большую роль в проведении предвыборной кампании играла печать. Именно с этого времени начинается настоящая предвыборная «война памфлетов». Причем либеральная публи-цистика была гораздо активнее и острее консервативной. Однако консерваторы гораздо щедрее финансировали свои избирательные кампании, что способствовало лучшей организации выборов[23].

В последней трети XIX века либералами и консерваторами была осуществлена демократизация государственного строя Великобритании, достигнутая в результате реформирования избирательной системы, местного управления и судебной системы. Так, на этот период приходится проведение второй и третьей избирательных реформ, две реформы местного управления, а также принятие законов, касающихся процедуры голосования и избирательных кампаний.

В 1866 г. Б. Дизраэли сумел провалить билль В. Гладстона. Однако когда Консерваторы пришли к власти, Б. Дизраэли провел реформу, которая в конечном итоге оказалась более далеко идущей, чем билль В. Гладстона. В 1867 г. была проведена вторая избирательная реформа. Отныне избирательными правами стали пользоваться не только собственники жилья, но и наниматели (арендаторы) квартир, если стоимость найма превышала 10 фунтов стерлингов в год, а ценз оседлости составлял не менее 12 месяцев[24]. Акт также предусматривал перераспределение мест. Но оно не устраняло диспропорции английской представительной системы.

В последней трети XIX века партийная структура приобрела примерно тот вид, который она сохраняет по сей день, причем параллельно возрастала роль партийного руководства и механизма.

Закономерным итогом избирательной реформы 1867 г. является реорганизация английских партий. Значительно увеличившийся после 1867 г. электорат практически исключал индивидуальную работу с каждым избирателем, как это было раньше. Утратили свою эффективность и традиционные приемы привлечения голосующих на свою сторону - давление на них или подкуп. Необходимость новых методов агитации, рассчитанных на массового избирателя, стала особенно настоятельной после введения в 1872 г. тайной подачи голосов. Для этого была нужна хорошая организация и аппарат специально подготовленных работников[25].

Консерваторы начали упорядочение партийной структуры под руководством Б. Дизраэли. В 1867 г. были основаны Национальный союз консерваторов и Конституционные ассоциации; после неудачи на выборах 1868 г., которую Б. Дизраэли приписал плохой организации, создается центральное бюро консерваторов.

Национальная федерация либералов была учреждена в 1877 г., и это вскоре привело к строгой централизации всей предвыборной деятельности партии. С 1880 г. местные ассоциации выдвигали кандидатов только при условии их согласия с партийной программой.

Первый секретарь Национальной федерации либералов Ф. Шандхорст, проводивший линию инициатора партийной организации Дж. Чемберлена, заявил в 1891 г., что делегаты собираются не для того чтобы выразить свое мнение, а для того чтобы выслушать, какие меры может принять руководство партии.

Консерваторы, убедившись в эффективности новшеств Чемберлена, стали их перенимать. Это привело к тому, что политику партии стали определять лидеры, консультирующиеся с Центральным бюро[26].

После проведения второй избирательной реформы курс на демократизацию государственного строя был продолжен.

В 1871 г. была проведена первая серьезная реформа армии Великобритании - реформа Кардвелла[27]. Был отменен обычай продавать офицерские должности в армии. Теперь их замещение зависело от успешно сданных экзаменов и выслуги лет.

Реформированию подверглась и организация судебной системы.

Следует отметить проведенные реформы избирательной системы. В соответствии с законом 1872 г. в Великобритании было введено тайное голосование при выборах в палату общин. В законе был закреплен механизм контроля соблюдения тайны голосования и предотвращения фальсификации во время проведения выборов посредством вбрасывания дополнительных бюллетеней[28].

В 1883 и 1889 гг. были приняты законы, ограничивавшие расходы на проведение избирательных кампаний; была осуществлена квалификация избирательных преступлений и усилена ответственность за них[29]. Считается, что именно в Великобритании в 1883 г. был сделан первый шаг в деле установления предельного размера избирательных расходов[30].

Третья избирательная реформа (1884-1885 гг.) представляла собой наиболее значительный результат работы второго кабинета В. Гладстона (1880-1885 гг.). Она устанавливала единую систему получения права голоса. На жителей графств были распространены те же условия, которые предусматривались вто-рой избирательной реформой (1867 г.) для населения городских округов. Согласно закону о народном представительстве (1884 г.) избирателями становились владельцы, арендаторы и квартиросъемщики, подпадавшие под имущественный ценз в 10 фунтов стерлингов, уплатившие все налоги за год, предшествующий их регистрации в качестве избирателей и прожившие не менее 12 месяцев в городе или графстве. Численность электората возросла в стране в 1,5 раза: с 3 млн. 110 тыс. до 5 млн. 708 тыс. человек, процент избирателей увеличился с 25 до 58 всего взрослого мужского населения[31].

В 1885 г. был принят закон о перераспределении избирательных округов.

Третьей избирательной реформе, в отличие от реформ 1832 г. и 1867 г., не предшествовало общественное движение так называемого «давления извне».

Местное управление в Великобритании XIX века было реорганизовано на основании законов 1835 г., 1888 г. и 1894 г. По закону 1888 г.[32], принятому в период нахождения у власти консервативного кабинета Р. Солсбери, прежняя система графств была пересмотрена. Были введены местные представительные органы для графств, а также для городов-графств - как новой единицы управления.

Либералы завершили реформирование местного управления. В марте 1894 г. была проведена реформа приходов - низшей административной единицы сельской местности. Для решения нецерковных, гражданских дел в приходах создавались приходские собрания (parish meeting), в которых имели право участвовать все местные плательщики налогов. Закон определял структуру приходских собраний и советов, права и обязанности приходских советов и собраний приходов[33]. До этого в церковных приходах функционировали церковно-приходские советы, возглавляемые священниками официальной (англиканской церкви); последние фактически действовали по указке местного помещика (сквайра). В целом реформа 1894 г. нанесла серьезный удар по влиянию духовенства и земельной аристократии.

Политическая борьба, сопровождавшая избирательные реформы XIX века, привела к окончательной консолидации двух основных партий Великобритании. Оформились их руководящие центры. Возникла практика принятия партийных программ. Начали складываться местные партийные организации. Установилось понятие постоянного партийного членства. Была централизована и усовершенствована предвыборная деятельность.

Демократизация государственного строя Великобритании стала результатом осознанного стратегического выбора в правительственной политике. Несмотря на то что избирательная система сохраняла ряд недостатков, политика реформизма и либералов и консерваторов способствовала дальнейшей эволюции английского конституционализма.

2. ОФОРМЛЕНИЕ ДВУХПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

 

2.1. Предпосылки становления двухпартийной системы в Великобритании

 

Британия уже два с половиной столетия не переживает серьезных политических потрясений. Конфликты в других сфе­рах, в том числе экономической и социальной, также не выли­вались в экстраординарные ситуации. Этот феномен ярко выделяется на фоне постоянных потрясений, свойственных континентальной Европе на протяжении XIX века. Значительное влияние на развитие государства по столь бесконфликтному пути оказывает само построение политической системы и ее важного элемента – партийной организации. Условия исторического развития диктуют особенности формирования этого важного института. Британский опыт парламентаризма считается классическим, британская двухпартийная модель стала образцом для других стран мира.

Английские партии прошли в своем развитии большой и сложный путь. Они возникли в процессе эволюции и развивались вместе с политической системой. Историю английских партий начинают с восьмидесятых годов XVII века. Именно в это время появились группировки «тори» и «вигов» и сам термин party[34]. Тори были сторонниками англиканской церкви и сильной коро­левской власти, виги – нонконформистами и сторонниками силь­ного парламента. Ничто, кроме идейной близости, не объединя­ло этих людей ни в парламенте, ни в стране. Голосование в парламенте опре­делялось не партийными, а личными мотивами. Выборы также проходили на строго персонифицированной основе. Партии и не могли возникнуть в это время, так как им не было места в той политической системе. Судьба министерства мало зависела от парламента, избирательное право было крайне узким. Партии были просто не нужны. Политика вершилась путем личного или «тайного» влияния, без опоры на партии.

Следующий этап в развитии партий был связан с большими изменениями в политической системе при Георге III. В это время появился собственно кабинет министров со своим главой – премьер-министром. Юридически главой исполнительной власти продолжал оставаться король, а на деле решающая роль перехо­дит постепенно к премьер-министру. От его выбора стал зави­сеть состав министерства. В 1783 году вводится в качестве конституционной традиции принцип парламентской ответственности кабинета. Из этого следовало, что потерявший доверие парламента министр вынужден был подавать в отставку. Король оказался бессилен противостоять здесь мнению парламента.

Эти изменения в политической системе послужили толчком к началу образования парламентских фракций. Из принципа парламентской ответственнос­ти кабинета следовало, что правительство должно иметь твер­дое парламентское большинство, а также, что это большинство должно иметь своих политических лидеров, которые и составят кабинет. Эти новые требования, в сочетании с уже имевшейся идейной близостью, породили первые партийные фракции в парламенте. Внутрипартийное единство уже начинает играть заметную роль на политической сцене, особенно в выборе премьер-министра.

Говорить, что это уже были партии, нельзя, хотя бы потому, что они не выполняли ни одну из партийных функций, внутренней струк­туры или организационного единства у них не было. Это были не фракции партий в парламенте, а фракция парламента, замкнутая внутрь себя, представляющая только собственные интересы, тогда как партийная фракция представляет интересы партии, а через них и интересы значи­тельной части общества.

В 20-е годы начинается перегруппировка внутрифракционных политичес­ких сил. Образуются, казалось, ранее невозможные политичес­кие блоки, особенно среди вигов, долго лишенных власти. Центральным конфликтом эпохи было противоречие между аристократией и джентри, с одной стороны, и средними слоями – с другой[35]. Прогрессивное крыло вигской партии входит в союз с канингитами и радикалами. Этот блок в будущем стал основой либеральной партии. Твердые и умеренные тори находят под­держку со стороны старых вигов. Однако этот альянс, хотя и послужил основой консервативной партии, не мог сохраниться надолго[36].

Избирательная реформа 1832 года имела огромное значение для развития британской политической системы и создания пар­тий. Она увеличила избирательный корпус на 51%[37]. Электорат качественно изменился. К участию в политической жизни были допущены новые слои общества, со своими экономическими, религиозными и политическими взгляда­ми. Это повлияло на мотивацию деятельности членов парламен­та. Если раньше их борьба определялась в основном личными симпатиями и антипатиями, то теперь начинает выдвигаться на первый план экономический и социальный интерес.

В 30–50 годы XIX века появились парламентские партии со своими управляющими структурами, партийными финансами и членством. Партия выходит на политическую арену в качестве самостоятельной силы. Были сделаны попытки поставить избирательное дело на постоянный профессиональный уровень. Особую роль начинают играть вспомогательные, внепарламентские органы партий, не являющиеся частью фор­мальной партийной структуры. В 30-40-е гг. XIX века о всей стране создавались многочисленные ассоциации, общества, клубы, что свидетельствовало о возрастании роли общественного мнения, о политизации широких слоев населения. Они устраивали регулярные обеды, собрания, собирали средства. Основным направлением их деятельности была подготовка и проведение выборов. Общества подбирали кандидатов, оказывали им материальную поддержку[38].

Большое развитие получили политические клубы. Клубы стали использоваться для политических целей и организации избирательной кампании. Партийно-политические клубы в Англии можно разделить на два типа: элитарные центральные клубы и рабо­чие клубы. К центральным элитарным относятся такие как Карлтон, Брукс, Реформ и некоторые менее заметные лондонские клубы[39]. Их членство лимитировано и строго определено тем положением, которое их члены занимают на политической лестнице и в пар­тийной иерархии. Клубы служили официальными партийными штабами, занимались обсуждением парламентских проблем, регистрационной и другой избирательной работой, вопросами пропаганды и т.д. Финансировались эти клубы за счет членских взносов. Кроме того, централь­ные клубы, были важным источником пополнения партийных фондов.

Второй тип клубов – рабочие клубы – получил наибольшее развитие сначала у консерваторов, а потом у либералов. Их цель – привлечение рабочих к поддержке консервативной пар­тии. Рабочие клубы отличались как по источникам финансирования, так и по методам работы. Эти клубы организовались и содержались на средства партии. Там, где клубное движение было сильно, предпринимались попытки создать такой клуб в каждом квартале. Их успех зависел от финансового положения окружной партии. Под клубы использовались помещения пивных. Часто такие клубы посещались лекторами, приглашенными окружным агентом или ассоциацией.

На дальнейшее развитие партийной организации повлияла избирательная реформа 1867 года. Борьба за рас­ширение избирательного права велась достаточно долго, однако насущным этот вопрос стал лишь к концу 1860-х годов. Предло­женный либералами под давлением их радикального крыла зако­нопроект был отвергнут и послужил причиной отставки правительства. Консерваторы, неожиданно оказавшиеся у власти, вынуждены были взять на себя груз ответственности за подготовку билля. В результате, он оказался даже более демократичным, чем либеральный. Избирательное право было предоставлено всем домовладельцам в городах и арендаторам, платившим не менее 12 фунтов аренды в графствах[40]. Как и в случае с избирательной реформой 1832 года, главным был не количественный рост электората, хотя это так же имело значе­ние, а расширение его качественного состава.

Ко второй половине 1860-х годов процесс организационного оформления британских партий в основном завершился. Партии приобрели современную структуру и в том смысле, что она сохранилась по сей день, и в том, что она стала полностью отвечать требованиям политической системы. В 60-70-е гг. XIX в. создаются центральные органы партий. У консерваторов это была Федерация местных консервативных организаций – Национальный союз консерваторов и Конституционные ассоциации. Ассоциации взаимодействовали с центральными органами партии и местными отделениями. Организационная структура либеральной партии сложилась позже, к 1877 г[41].

В последней четверти XIX в. происходят изменения в политической системе Великобритании. Консервативная партия начала превращаться в партию крупных промышленных и финансовых собственников. Либеральная партия, состоящая в основном из средних слоев, постепенно лишалась социальной базы и теряла политические позиции, что ускорило образование в 1906 г. новой партии – лейбористов. Лейбористская партия возникла как результат подъема рабочего движения и появления в Англии социалистических групп и организаций.

В конце XIX – начале XX в. английский парламент превращается в орудие правительства, располагающее большинством голосов в палате общин. Лидер был главной фигурой в партии. В своих решениях он был независим от кого бы то ни бы­ло. Изменились методы агитации и про­паганды, но их организационное обеспечение осталось прежним. Не претерпели значительных изменений и концепции партий, сложившиеся к концу XIX века. В официальных до­кументах консерваторов говорится, что «принципы, высказан­ные Дизраэли, также актуальны сейчас, как и в то время». Здесь имеется в виду концепция Дизраэли и «национальной пар­тии», партии для всех[42]. Ориентация консервативной партии на все слои населения, как основа избирательного успеха, была заложена именно в 70–80-е годы XIX века и перенята большинством ведущих современных партий Европы. Основы двухпартийности, сформировавшиеся в XIX веке, не были серьезно поколеблены и в ХХ веке. Несмотря на то, что существовали три сильные партии, вся техника действий государственной машины предоставляла им лишь один выбор: либо две из трех партий сольются в одну, либо одна из них уйдет с ведущих ролей.

В целом во второй половине XIX века сформировалась двухпартийная система, которая становится принципом британского конституционного строя. Формирование двухпартийной системы не всегда шло гладко: менялся состав партий; в кризисные моменты ни одна из партий не набирала такого количества голосов, которые были необходимы для наличия парламентского большинства и формирования правительства, вследствие чего вопреки сложившимся обычаям формировались многопартийные правительства. Однако эти причины вызваны лишь положением на вершине айсберга, вся же его подводная часть, свидетельствует об успешной эволюции и функционировании с последней трети XIX – начала XX века в Англии именно двухпартийной системы.

 

2.2. Организационное оформление партий консерваторов и либералов

 

Великобритания по праву считается колыбелью идеологии и практики либерализма, ведущей современной идейно-политической доктрины Запада. Именно с английской земли либерализм начал свое победное шествие по странам и континентам. Идейные основы либерализма были разработаны выдающимися британскими мыслителями Дж. Локком, А. Смитом, Д. Рикардо, И. Бентамом, Дж. Миллем и др. На протяжении двух последних столетий он является самой авторитетной и чаще всего применяемой на практике доктриной. В своем развитии британский либерализм преодолел несколько этапов, каждый из которых обнаруживал тесную связь с общеисторическими изменениями в Великобритании. По справедливому замечанию известного отечественного исследователя В.В. Согрина, наиболее активное обновление либерализма, смена его доктрин и программ происходили в период обострения взаимоотношений между классами, социально-политической напряженности . Одним из таких периодов был XIX в., когда в связи с завершением промышленной революции явственно проявился рост политических амбиций промышленной буржуазии и рабочего класса, выразившийся в оформлении ряда социально-политических движений (движение в поддержку проведения парламентской реформы, за отмену «хлебных законов» и, наконец, чартизм). В середине XIX в. Великобритания фактически оказалась на грани революционного взрыва, потрясшего, кстати, именно в это время многие европейские страны. И лишь способность правящей элиты страны вовремя перейти к политике либеральных преобразований позволила ей преодолеть серьезный кризис, стабилизировать ситуацию в государстве, а у простых англичан появилась реальная возможность увидеть результаты практического применения либеральных концепций. Поэтому можно согласиться с утверждением В.В. Согрина: «Поистине середина XIX в. ознаменовалась триумфом буржуазного либерализма» .

Промышленный переворот вызвал резкое изменение социальной структуры в Великобритании первой половины XIX в. Одним из главных социальных результатов промышленной революции стало укрепление экономических позиций и обогащение промышленной буржуазии. Миллионные состояния предпринимателей в эти годы не были уже редкостью. Состояние семьи Р. Аркрайта, который начал свое прядильное дело еще в конце XVIII в. с нескольких станков, в 1843 г. оценивалось более чем в 1 млн ф. ст. По официальным данным британской статистики, в 1833 г. 29 семей получили наследство на сумму более чем 4 820 млн ф. ст. Общая сумма таких состояний за 40 лет, с 1797 по 1837 г., возросла с 28 до 1 015 млн ф. ст. Этот прирост в значительной степени относился к промышленной буржуазии, которая постепенно начинала претендовать на ведущую роль в экономической жизни страны, оттесняя торговцев и финансистов.

Стремительное обогащение буржуазии привело к сближению образа жизни и социальных приоритетов промышленников и земельной аристократии. Крупные промышленники, обладая солидным капиталом, покупали землю и титулы, вливаясь таким образом в ряды земельной аристократии.

В свою очередь многие крупные землевладельцы стали усиленно заниматься капиталистическим предпринимательством, как, например, один из наиболее радикальных лидеров вигов лорд Дарем, происходивший из старинной аристократической семьи, члены которой традиционно поддерживали вигов. На землях, принадлежавших семье лорда, были богатые месторождения каменного угля, разработка которых активно велась наемной рабочей силой .

На рубеже ХVШ и XIX вв. в состав земельной аристократии постоянно вливались новые люди, назначавшиеся пэрами и получавшие от правительства и короля земли за успехи в развитии промышленности и торговли, а также за военные заслуги. В конце XVIII в. премьер-министр У. Питт значительно увеличил численность пэров, за что подвергся сокрушительной критике со стороны аристократов. Б. Дизраэли позже писал, что У. Питт создал «плебейскую аристократию и смешал ее с патрицианской олигархией... Он (У. Питт. - М. Ж.) нашел их (плебейских аристократов. - М. Ж.) в аллеях Ломбард-Стрит и вытащил из контор Корнхилла (Ломбард-Стрит и Корнхилл - улицы в лондонском Сити, где располагались конторы ведущих банков и торговых компаний Великобритании. - М. Ж.)» . Некоторые неофиты, такие, как Роберт Смит (лорд Каррингтон) и Питер Теллусон (лорд Рендлшем), получив почетные титулы, прекратили активную предпринимательскую деятельность и приобрели земли .

Вышеуказанные процессы закладывали прочную основу для будущего либерального компромисса между вигской частью аристократии и промышленниками.

Однако, несмотря на заметное сближение социальных позиций этих общественных сил, в конце XVIII - начале XIX в. в социально-политической жизни Великобритании доминировал объективный процесс размежевания интересов промышленной буржуазии и земельной аристократии. Причинами этого явления были: введение У. Питтом в конце XVIII в. подоходного налога, который вызвал в предпринимательских кругах серьезное недовольство; дополнительные налоги, введенные в период наполеоновских войн, которые тяжелым бременем легли в основном на низшие и средние слои общества; борьба за парламентскую реформу, в результате которой сформировались политические требования буржуазии. В этих условиях промышленники начали осознавать свои собственные интересы, отделяя их от интересов других собственнических слоев Великобритании.

Возрастающую роль буржуазии в общественно-политической жизни Великобритании заметили лидеры партии вигов. В 1812 г. впервые виги повернулись лицом к буржуазии, обратившись к ней за поддержкой в проведении ряда намечавшихся второстепенных реформ. Налаживанием контактов с буржуазными кругами занимался Г. Брум, работавший в парламентской комиссии по изучению положения дел в промышленности. Симпатии к предприимчивым промышленникам этот виднейший вигский политический деятель сохранил надолго, став ревностным защитником интересов британской промышленной буржуазии в вигской, а затем и либеральной партии. Один из лидеров вигов лорд Грей был вынужден апеллировать к «средним классам, которые составляют действительную и реальную часть общественного мнения, без которого влияние джентри ничего не стоит» . Такие же высказывания были характерны и для других руководителей партии вигов .

Однако экономически окрепшая британская буржуазия далеко не сразу была допущена к политической власти, которая все еще продолжала осуществляться альянсом землевладельческой аристократии и финансистов на основе компромисса, заключенного этими социальными группами накануне «Славной революции» 1688-1689 гг.

Английская промышленная буржуазия рассматривала политическую деятельность как привилегию аристократов, имевших для этого необходимое образование, семейные традиции. Она предоставляла аристократической олигархии монополию управления страной и право замещения государственных должностей в обмен на незначительные уступки. «В целом, - пишет английский историк Дж. Мингей, - она (британская промышленная буржуазия. - М. Ж.) в это время не была очень заинтересована в политическом представительстве и не ощущала отрицательных последствий существующего положения», поскольку всегда имела возможность изложить свои требования в форме петиций в адрес правительства и парламента, а также через отдельных депутатов. Буржуазия «предпочитала заниматься своими делами и предоставляла управление землевладельцам, имевшим больше свободного времени. В те времена господствовало мнение... что управление страной - прерогатива землевладельцев...»

В 1815 г. в Великобритании произошло резкое столкновение интересов буржуазии с интересами землевладельческой аристократии из-за введения так называемых «хлебных законов», устанавливавших высокие протекционистские пошлины на импорт зерна в Великобританию. Это сократило его поступление на внутренний рынок и обеспечило землевладельцам огромные доходы ввиду резкого снижения конкурентоспособности поставщиков иностранного зерна. Значительно выросли цены на хлеб, что тяжело отразилось на материальном положении народа. Возросли цена рабочей силы и стоимость сельскохозяйственного сырья, необходимого для промышленного производства. Таким образом, интересы британских промышленников и народа были принесены в жертву. Введение протекционистских законов вызвало у промышленников бурные протесты и осознание необходимости вести самостоятельную борьбу для защиты своих экономических интересов. Возникла потребность создания политической организации буржуазии.

Особенность британской политической жизни в то время заключалась в том, что промышленники не пошли по пути создания отдельной парламентской партии. Не чувствуя себя в достаточной степени политически окрепшими, они предпочли формировать свои партийные структуры в рамках традиционной политики, действуя через «старую» вигскую партию. Таким образом, в 30-х гг. ХТХ в. в Великобритании наметились предпосылки создания нового либерального буржуазно-аристократического блока, формировавшегося уже на условиях, предъявляемых буржуазией. Это было начало становления нового либерального политического движения, несколько позже оформившегося в либеральную партию.

Либеральное движение Великобритании начало активно формироваться в начале 30-х гг. в ходе напряженной борьбы вокруг вопроса об изменении системы парламентского представительства.

Дореформенная парламентская система в Великобритании была весьма запутана и хаотична. Она во многом зависела от традиций и прецедентов. Порядок выборов в высший представительный орган страны существовал в почти неизменном виде с начала ХVII в. Земельная и финансовая аристократия с помощью устаревшей избирательной системы успешно сохраняла в своих руках власть.

Наиболее одиозной была система так называемых «карманных», или «гнилых местечек», которые давно уже потеряли свое былое значение, но продолжали обладать правом посылать в парламент одного или даже двух депутатов. От них избиралась почти половина депутатов палаты общин. Процветали патронаж, подкуп депутатов, продажа депутатских мест. Так, цена парламентского места к 20-м гг. XIX в. возросла до 7 тыс. ф. ст. Подобное состояние избирательной системы соответствовало интересам крупной землевладельческой аристократии, продолжавшей удерживать в своих руках всю полноту государственного управления, но явно не удовлетворяло политических устремлений средних классов.

Поэтому политическая борьба буржуазии против аристократии сконцентрировалась в движении за принятие новой парламентской реформы. Во главе движения встала партия вигов. Виги в течение долгого времени находились в оппозиции (с 1807 г.). Ранее они уже пытались выдвинуть лозунг о парламентской реформе в качестве политического оружия в своей борьбе за власть против торийской аристократии. Будучи очень популярным среди широких слоев британской общественности, этот лозунг был впервые использован ими в середине ХУТП в. Но, по мнению Е.Б. Черняка, «ни состав сторонников реформ, ни цели преследовавшиеся ими не имели часто даже налета демократизма или либерализма» .

В годы Великой французской революции и наполеоновских войн вопрос о реформе отошел на второй план. Страх перед якобинством, перед неизбежным вовлечением в политическую борьбу широких народных масс Великобритании, а также войны против революционной, а затем наполеоновской Франции заставили вигов на время отвернуться от этого лозунга.

Виги отказались от своих старых обязательств и перестали поддерживать даже самые умеренные проекты парламентской реформы . Интерес их к проведению парламентской реформы усилился на рубеже 20-30-х гг. XIX в. Главными причинами такого поворота были начало экономического кризиса, усиление в связи с этим общественного недовольства и активизация демократического движения в стране. Как справедливо утверждает Е.Б. Черняк, «вигская партия была чутким барометром оппозиции в среде господствующих классов; ее отдельные группировки выражали различную степень (выделено автором. - М. Ж.) этого общественного недовольства. Ее левый фланг, центр и правый фланг служили нередко рупором настроений разных слоев “средних классов”, от мелкой буржуазии до финансовой аристократии. На протяжении всего полуторавекового существования партия выработала свою идеологию, долголетнее пребывание в оппозиции к тори, отражавших р е акционные (выделено автором. - М. Ж.) тенденции блока господствующих классов, наложило отпечаток буржуазного либерализма на взгляды и убеждения» .

Экономический кризис обострил и без того тяжелую ситуацию в стране и сделал более актуальным вопрос о политической власти. Вопросы о «хлебных законах», налоговой системе и т.п. в связи с кризисом встали более остро . Буржуазия понимала, что решать эти вопросы в свою пользу при недостаточной политической власти, при существующем парламенте она не сможет, и была готова начать активную борьбу против господства аристократии, используя усилившееся во время кризиса недовольство народных масс. Социальное напряжение в стране на рубеже 20-30-х гг. XIX в. было очень сильным. Английский ученый У. Ростоу в своей «Диаграмме социального напряжения» за время с 1790 по1850 г. называл этот период высшей точкой, временем «непрерывного сильнейшего возбуждения, неизвестного с 1641 г.» .

В политическую борьбу между буржуазией и аристократией активно вторгаются рабочие. В январе 1830 г. в городе Бирмингеме, одном из главных фабричных центров страны, радикал Т. Аттвуд создал «Политический союз для защиты народных прав», большинство членов которого составляли рабочие. Своей главной целью он провозглашал «добиваться всеми справедливыми и законными средствами такой реформы палаты общин, которая могла бы обеспечить действительное представительство низших и средних классов народа в палате, содействовать миру и согласию между всеми классами общества, организовать такое выражение общественного мнения, которое могло бы оказывать справедливое и значительное влияние на развитие законодательства страны» . Общество предлагало также влиять и на парламентские выборы, содействуя избранию честных и способных народных представителей. Основными средствами своей борьбы бирмингемская организация считала подачу петиций королю и парламенту, участие в митингах и демонстрациях в поддержку парламентской реформы. Программа политического союза подчеркивала единство интересов «низших и средних классов» британского общества. Т. Аттвуд писал о необходимости совместных действий этих классов: «Целесообразно создать Всеобщий политический союз, включающий низшие и средние классы народа» . Один из лидеров британского радикального движения У. Кобетт, который далеко не во всем соглашался с Аттвудом, тем не менее также считал такую тактику необходимой: «Мы видим, наконец, что средние классы соединились с трудящимися классами. Везде, где бы я ни был, я стремился доказать необходимость такого союза. Покровители “гнилых местечек” долгое время ухитрялись разделять эти два класса в известных всем целях. Наконец средний класс начинает осознавать, что он окажется в полном проигрыше, если не будет сопротивляться, а сопротивляться он не может без поддержки низших классов» .

В начале XIX в. шел постепенный процесс трансформации «традиционной» политической программы вигов, менялся сам характер партии. Она становилась более либеральной. В прошлое уходил образ «старого вигизма» - образованного и богатого клана аристократов. Усиливалось радикальное крыло партии за счет менее родовитых, но блестящих политиков вроде Г. Брума. В среде этих «новых» вигов было много верных сторонников проведения либеральной парламентской реформы.

В начале 1830 г. лидеры вигов еще не ставили прямо вопрос о парламентской реформе как части своей официальной программы. Они предпочитали полемизировать с торийским правительством по вопросам, глубоко не затрагивающим политические и экономические интересы аристократии (например, о финансовой и судебной реформах, об отмене протекционистских пошлин и др.). Вопрос о парламентской реформе казался им слишком радикальным. Виги не желали ликвидировать власть крупных лендлордов, к числу которых многие из них принадлежали. Они были очень осторожны и осмотрительны, опасаясь излишней демо-кратизации избирательной системы страны. Лорд Грей уверял своего зятя молодого лорда Дарема: «Реформа придет, но не в мое и, возможно, не в твое время» . А в палате общин он уже решительно отвергал «неожиданные и непродуманные перемены», доказывая, что британский парламент и так является «защитником народных прав и свобод» . Еще в январе 1830 г. Грей назвал отношение вигов к торийскому правительству герцога Веллингтона «дружественным нейтралитетом».

Почему же в середине 1830 г. виги поддержали буржуазно-либеральную идею проведения парламентской реформы? Виги как «новые», так и «старые», были довольно тесно связаны с промышленной буржуазией. Многие из них сами были вовлечены в предпринимательскую деятельность (Дарем, Фицуильям и др.). И, например, виг граф Фицуильям активно защищал интересы промышленной буржуазии в графстве Уэст-Райдинг . По существу, виги становились политическими представителями буржуазных слоев Великобритании, пока последние не приобрели достаточного парламентского опыта. Виги учитывали возрастающее могущество буржуазии и понимали, что политические изменения неизбежны. Они проявляли способности в политике компромисса и уступок, справедливо полагая, что их собственная безопасность и сохранение их собственности, а также политическая стабильность зависят от немедленного проведения реформ. К тому же, находясь в оппозиции, виги хотели использовать движение за парламентскую реформу для возвращения к власти. Как верно заметил Е.Б. Черняк, «либерализм вигской аристократии - это отражение не ее классовых интересов, а ее политической роли парламентской оппозиции» . Подъем массового народного движения за реформу и активная деятельность радикальных политических союзов заставили лидеров вигов включить вопрос о реформе в свою программу. Они считали, что лучше возглавить борьбу за парламентскую реформу, нежели ждать, пока движение «снизу» принесет непредвиденные результаты.

С начала 1830 г. обострились столкновения политических группировок, что отразилось в «памфлетной войне» в британской прессе. В ходе полемики уточнялись позиции и программы, происходило размежевание политических сил, шла борьба за влияние на избирателей - настоящих и потенциальных. Газеты и журналы запестрели разоблачительными статьями и памфлетами. Журнал «Эдинборо ревью», главный орган либеральной оппозиции, опубликовал острый антиторийский памфлет под названием «Страна без правительства, или Простые вопросы о несчастном положении нынешней администрации», в котором подробно излагалось отношение оппозиции к правительству Веллингтона. Анонимный автор памфлета обвинял кабинет тори в том, что правительство великой нации явно неспособно распоряжаться вверенной ему властью, что люди, находящиеся во главе британской политики, не обладают знаниями и опытом, необходимыми для выполнения обычных обязанностей гражданской жизни. Неспособность правительства управлять, как указывал автор, «наполняет всех мыслящих людей мрачными предчувствиями».

Серьезное влияние на либерализацию британского общества и политическую систему в середине XIX в. оказало радикальное движение. Радикалы не были сильны в парламенте, но обладали большим влиянием на народные массы и на формирование общественного мнения. Среди них наиболее известными были умеренные, или, как они сами себя называли, «философские», радикалы во главе с И. Бентамом и Дж. Миллем.

Система политических взглядов «философских» радикалов была достаточно сложна. Они отрицали революционный путь развития общества и провозглашали себя верными последователями традиций «Славной революции» 1688 г. Радикальные сторонники Бентама считали себя наследниками умеренно-эволюционистских идей французских энциклопедистов. С энтузиазмом восприняв Июльскую революцию во Франции, оценив ее умеренность, они полагали, что являются предвестниками подобных изменений в Англии . По существу, умеренные радикалы являлись левым краем британского либерального движения. Бентами- сты имели собственные рекомендации того, как можно избежать социальную революцию. Для этого, по их мнению, необходимо лишь «растворить» социальные противоречия в политической борьбе, перевести классовую борьбу в локальные партийные конфликты. Отчасти этим можно объяснить их небезуспешные попытки привлечь народные массы на сторону буржуазии в борьбе за парламентскую реформу. По их замыслу размах народных выступлений должен был напугать правителей страны и заставить пойти на некоторые уступки. Дж. Милль писал по этому поводу в своей работе «Свобода прессы» (1820): «Там, где народ не имеет силы легально и мирно сместить своих правителей, он в состоянии достичь определенного улучшения управления при помощи сопротивления, применив физическую силу по отношению к своим правителям, или, по крайней мере, при помощи правдоподобных угроз, напугав своих правителей и принудив их к уступчивости» .

«Философские» радикалы активно выступали за демократизацию избирательной системы Великобритании, неоднократно внося в парламент предложения по её реформе. Они требовали радикального изменения избирательной системы страны, что предполагало утверждение так называемого «народного» избирательного права, централизацию управления и т.д. «Народное» избирательное право отнюдь не означало всеобщего избирательного права для мужчин. Радикалы были горячими защитниками прав собственности. А принцип всеобщего избирательного права ассоциировался с возможностью нарушения «священного» права частной собственности. Они боялись, что при системе всеобщего избирательного права неимущие слои объединятся для защиты собственных интересов, что представлялось весьма опасным как для британской буржуазии, так и для аристократии. Поэтому буржуазные радикалы выступали за высокий имущественный ценз, который закрывал дорогу в парламент низшим слоям общества.

Радикалам удалось убедить «осторожных и колеблющихся» вигов в необходимости проведения парламентской реформы. Впрочем, как было показано выше, виги были вполне готовы к этому. Радикалы и виги составили оппозицию «непреклонным и несгибаемым» тори. Виги-аристократы, составившие правый край либерального движения, допускали возможность уступить буржуазии некоторые политические права, пытаясь при этом сохранить старый социальный порядок в неизменном виде и не допустить революции. Им особенно импонировало то, что умеренные радикалы постоянно напоминали о своей решимости защищать право собственности и существующий социальный строй.

Умеренные радикалы дали «шумному и неорганизованному» массовому движению за парламентскую реформу «теоретическую целостность, столь ему не достававшую» . Они поддержали вигскую программу парламентской реформы, придав ей радикальный оттенок. Таким образом, в 1830 г. сложился компромиссный союз вигов и радикалов в борьбе за парламентскую реформу. Этот союз, по существу, положил начало успешному распространению политических принципов либерализма в Великобритании, главным из которых было признание необходимости реформирования избирательной системы, и соответственно оформлению либеральной партии. По мнению Дж.С. Шапиро, «великое историческое значение» философского радикализма заключалось в том, что он создал «альтернативные методы методам французской революции (имелась в виду французская революция конца XVIII века. - М. Ж.) в деле уничтожения старого социального порядка и создания нового» .

Политическая ситуация в Великобритании существенно изменилась после принятия нового избирательного закона в 1832 г. В тексте закона содержалось положение о регистрации избирателей, сторонников той или иной партии. Уже в том же 1832 г. появились первые регистрационные общества: у либералов - Рочдейльская ассоциация реформ, у консерваторов - Ливерпульская консервативная ассоциация. Лидеры либералов прекрасно понимали важность создания региональных регистрационных ассоциаций в каждом населенном пункте Великобритании, однако сеть подобных организаций развивалась очень медленно. Одной из главных причин такой ситуации являлось то, что в большинстве избирательных округов выборы членов парламента были безальтернативными. Борьба между кандидатами от партий являлась редким случаем вплоть до 80-х гг. XIX в. Регистрационные ассоциации представляли собой временные объединения избирателей либеральной партии и создавались лишь на период предвыборной кампании и самих выборов. В 1861 г. была создана Либеральная ассоциация по регистрации, взявшая на себя поддержку местных объединений. Это был серьезный шаг по пути создания национальной либеральной партии.

Парламентская реформа 1867 года значительно расширила избирательный корпус страны, что потребовало изменения форм и методов партийной работы на местах. Старая система временных регистрационных ассоциаций стала уже неэффективной. Возникла потребность в создании постоянно действующих партийных организаций в избирательных округах для ведения действенной партийной пропаганды. Пионерами в реорганизации партийной системы стали либералы Бирмингема. Их лидер - известный предприниматель и политик Джозеф Чемберлен - к парламентским выборам 1868 г. создал постоянные местные отделения партии во всех приходах города (приход - низшая административная единица города). Во главе местной партийной организации стоял избираемый комитет, созданный с целью повышения ответственности за проведение избирательной кампании и предвыборной агитации. Городской комитет руководил всей деятельностью партии в городе. Бирмингемская организация либералов не исчезла после окончания избирательной кампании, а продолжила свою деятельность и в периоды между выборами. Новая система придала либералам в Бирмингеме огромную силу и организованность, что позволило им с большим преимуществом выиграть уже выборы 1868 г. Вскоре по «бирмингемскому образцу» были созданы локальные партийные организации либералов в других городах Великобритании.

В 1877 г. в Лондоне была создана Национальная либеральная ассоциация, которая объединила локальные организации либералов. Таким образом, реорганизация либеральной партии на местах была доведена до конца в общенациональном масштабе и была образована постоянно действующая, строго централизованная партийная система.

У представителей либералов и консерваторов возникла необходимость бороться за голоса избирателей. Это привело к созданию политических клубов, которые осуществляли руководство избирательной кампанией, появилась необходимость регистрировать избирателей, формировать избирательные списки. Большую роль в проведениипредвыборной кампании играла печать. Печатным органом либералов стал журнал «Эдинборо ревью», консерваторов - «Куотерли ревью»[43].

Следует отметить, что проведенная реформа 1832 года оказалась ограниченной и не удовлетворила своими результатами интересы трудящихся. В парламент была допущена только верхушка буржуазии, в результате чего вспыхнуло чартистское движение. Началась борьба за более демократическую избирательную реформу, что способствовало дальнейшему партийно-политическому развитию Великобритании. Обе партии, напуганные народным движением, понимали необходимость проведения новой реформы представительства и оспаривали друг у друга инициативу ее осуществления. В 1866 г. консерваторам во главе с Б. Дизраэли при помощи перебежчиков из либеральной партии удалось провалить билль либерала Гладстона, несмотря на его умеренный характер. В 1866  г. к власти пришел консервативный кабинет, движение за реформу начало приобретать угрожающий характер. В условиях нарастания внутриполитического кризиса консервативное правительство Дерби-Дизраэли вынуждено было пойти на уступки. «Акт о народном представительстве» 1867 г. все-таки был сформулирован консерваторами, он не создавал качественно новой избирательной системы, а лишь изменял и совершенствовал институты избирательного права страны[44].

Парламентская реформа 1867 г. предусматривала новое перераспределение депутатских мест, освободившееся мандаты были переданы крупнейшим промышленным городам и графствам. Значительно изменилось избирательное право жителей городов, в избирательные списки попадали не только домовладельцы, но и все их жильцы, а также избирательные мелкая буржуазия, ремесленники и рабочие. В результате реформы 1867 г. общее число избирателей увеличилось больше чем на миллион. Кроме того, закон устанавливал принципиально новый институт избирательной системы. В округах, посылавших в парламент трех членов, ни одно лицо не должно было голосовать более, чем за двух кандидатов, а в Лондоне, избирающем четырех депутатов – не более, чем за трех[45].

В 1884-1885 гг. была проведена третья избирательная реформа, призванная исправить недостатки прежних двух. Законом 1884 г. имущественный ценз в городах был отменен, а в графствах право голоса получили мелкие арендаторы на условиях предъявляемых городским жителям реформой 1867 г. Следует отметить, что в результате данной реформы число избирателей увеличилось вдвое. Закон 1885 г. произвел новое перераспределение мест в парламенте, были ликвидированы «гнилые» местечки[46]. Произошли также существенные изменения в социальном составе партий. Если до реформы палата общин состояла почти исключительно из землевладельцев, крупных фабрикантов и высокопоставленных представителей свободных профессий, то после 1885 г. происходит существенная демократизация парламента. Вместе с тем, у реформы были и недостатки: женщины так и не получили избирательные права (всеобщее избирательное право было введено в Великобритании в 1918 г.); существовала запутанная система регистрации избирателей; принцип множественной подачи голосов; сохранялась диспропорция между числом избирателей и числом мандатов.

Таким образом, становление и развитие партийно-политической системы в ХIХ веке во многом связано с парламентской борьбой за реформы, борьбой за расширение избирательного права. Избирательные реформы привели к постепенному превращению палаты общин из элитарного клуба в действенный орган народного представительства, что повысило престиж политических партий и самого парламента. Предоставление возможности участия в выборах широких слоев населения способствовало формированию правового, национального и гражданского самосознания; постепенному вовлечению городского и сельского населения в обсуждение политических и государственных дел.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Идейное становление и структурное оформление либеральной и консервативной партии происходило в условиях парламентской и общественной борьбы за избирательные реформы на протяжении всего ХIХ столетия. В течение века были проведены три парламентские реформы 1832 г., 1867 г. и 1884-1885 гг., которые изменили английское общество, способствовали модернизации партийно-политической системы Великобритании и ее демократическому развитию.

В конце ХVIII- начале ХIХ века в Великобритании начались активные социально- экономические изменения. Произошло ускорение процесса формирования буржуазных слоев британского общества, включавших в себя собственнические круги и городскую интеллигенцию. Неминуемо начали нарастать противоречия между динамично развивающейся экономикой страны, прочно вставшей на путь утверждения буржуазных отношений, и архаичной политической системой. Буржуазия, обладая серьезной финансовой силой, все чаще начала заявлять о своих политических правах. ХIХ век стал временем серьезных перемен, совершенствования двухпартийной системы Великобритании, включения в политическую жизнь новых социальных слоев, периодом борьбы за реформы избирательного права.

Борьба за первую избирательную реформу 1832 года стала важной вехой в формировании партийно-политической системы Великобритании, оформлении социальной основы и политической идеологии партий. В марте 1832 года, по инициативе вигов, был принят Акт о народном представительстве, который ликвидировал 56 «гнилых» местечек,которые ранее посылали по 2 депутата в парламент; тридцати двум городам с населением менее 4 тыс. человек вместо двух теперь разрешалось посылать одного депутата.

Освободившиеся же места были распределены между графствами и городами. Избирательное право расширилось за счет некоторых категорий фермеров и арендаторов земли, оно предоставлялось мужчинам, достигшим 21 года. В городах право голоса получили владельцы домов и нежилых строений, которые приносили доход не менее 10 ф.ст., либо те, кто арендовал помещение и уплачивал не менее 10 ф.ст. арендной платы в год. Вводилась обязательная ежегодная регистрация избирателей, которая предусматривала внесение каждый раз незначительной суммы. В итоге, реформа 1832 года увеличила избирательный корпус в 1,5 раза.

Важным ее итогом стало то, что в процессе борьбы партии превратились в мощные политические силы, перестали именоваться виги и тори, а превратились в либеральную и консервативную партию соответственно. Сменились не только названия, но и их структура.

Новая партийная система оказалась чрезвычайно эффективной. Она помогла либералам доминировать на британской политической арене вплоть до конца XIX в. Вскоре ее переняли и консерваторы. По существу, британские либералы в конце 60-70-х г. XIX в. создали такую партийную систему, которая в своих основных чертах существует в развитых демократических государствах до сих пор.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

1.   Акт о народном представительстве 1832 г. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: в 2 т. Т. 1 / отв. ред. Н.А. Крашенинникова. М.: Норма, 2003. – С.43-45.

2.   Акт о народном представительстве 1867 г. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: в 2 т. Т. 1 / отв. ред. Н.А. Крашенинникова. М.: Норма, 2003. – С.45-47.

3.   Айзенштат М.П. Власть и общество Британии 1750-1850 гг. М., 2009.

4.   Айзенштат М. П. Британия Нового времени. Политическая история. М., 2007.

5.   Барлова, Ю. Е. «Гнилые» местечки в истории Англии / Ю. Е. Барлова // Вопросы истории. - 1999. -№ 6. - С. 150-155.

6.   Гелла Т.Н. У. Гладстон, либералы и Британская империя в последней трети XIX в. Орел, 2008.

7.   Ганюкова Е. В. Т. Б. Маколей и идейно-политическая борьба в Великобритании в 30-40 годы XIX века // Очерки политической истории Великобритании / под ред. Н. А. Акимкиной. Ростов н/Д, 1992.

8.   Ерофеев Н.А. Очерки по истории Англии 1815–1917 гг. М.: ИМО, 1959. – 263 с.

9.   Ерофеев Н.А. Промышленная революция в Англии и идея классов // История социалистических учений. М., 1981.

10. Жолудов М.В. К вопросу о политических последствиях парламентской реформы 1832 г. в Великобритании // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Том 1. Часть 1. Нижневартовск: Нижневарт. гос. ун-т, 2015. – С.112-116.

11. История Европы: в 8 т. Т. 5. М.: Наука, 2000. – 667 с.

12. Киселев А. Проблема формирования английской двухпартийной системы в историографии // Власть. 2011. № 7. – С.162-164.

13. Мирошников А. В. Великобритания от Георга I до королевы Виктории (1714-1901). Воронеж, 1998.

14. Острогорский, М.Я. Конституционная эволюция Англии в течение последнего полувека / М.Я. Острогорский // Вестник Европы. - 1913. - № 9. - С.174-205.

15. Потапов, И. В. Роль электоральных реформ в преобразовании Великобритании в парламентскую монархию в ХIХ в. / И. В. Потапов // Управленческое консультирование. - 2008. - № 4. - С. 184-193.

16. Романова, М. И. Борьба за парламентскую реформу в английском обществе конца ХVIII столетия /

17. М. И. Романова // Вопросы истории. – 2004. - № 5. - С. 135-139.

18. Романова, М. И. Парламентская реформа 1832 г. в Англии и ее последствия / М. И. Романова // Новая и новейшая история. – 2005. - № 4. – С. 58-68.

19. Согрин В. В. История партийно-политической системы в Великобритании: анализ немарксистских концепций // Новая и Новейшая история. 1988. № 5.

20. Хеншелл Н. Миф абсолютизма. Перемены и преемственность в развитии западноевропейской монархии Раннего Нового времени. СПб., 2003.

21. Якубовская И.В. Либеральная партия Великобритании в 1860-1880 гг. в английской историографии ХХ века // Вестник НовГУ. 1998. № 4. URL: #"2">

Планируемый результат.

Предметные умения:

 

Учебно- творческие умения:

 

Речевые умения:

 

 

Личностные  УУД:

уважение к прошлому своей страны,воспринимаемое сквозь призму всемирного цивилизационного процесса , аргументированное оценивание поступков, с опорой на общечеловеческие нравственные ценности

Регулятивные  УУД:

определять цель, проблему в деятельности

 

Познавательные  УУД:

устанавливать причинно-следственные связи; строить логически обоснованные рассуждения; критически оценивать поступающую информацию; систематизировать её и представлять в виде плана урока.

 

 

 

 

 

 

 

Технология изучения

 

 

Этапы урока

Формируемые умения

Цели этапа

Деятельность обучающегося

1.Организационный

(этап мотивации).

Метапредметные  УУД:

регулятивные:

-осуществлять самоконтроль;

- овладевать умением прогнозировать;

коммуникативные:

обобщения на тему урока

 

Познавательные  УУД:

- действия исследования, поиска, отбора необходимой информации,

моделирование изучаемого материала;

- самостоятельное создание способов решения проблем творческого характера.

Подготовка учащихся к работе на уроке:

выработка на личностно-значимом уровне внутренней готовности выполнения нормативных требований

1.Добрый день ребята!

 

Я прошу вас проверить как организованно ваше рабочее место.

Здороваются.

Приготавливаются к уроку, присаживаются за рабочие места.

 

2. Актуализация опорных знаний и умений.

Метапредметные  УУД:

регулятивные:

-осуществлять самоконтроль;

- овладевать умением прогнозировать;

коммуникативные:

-обсуждать задание

- находить в иллюстрациях  и таблицах презентации ответы на  заданные вопросы

 

 

Активизация мыслительных операций(ана-лиз,обобщение,классификация и т.д.) и  познавательных процессов(внимание, память).

 

- обсуждение

Вспомните, что такое революция?

Виды революций?

Что такое реформа?

Виды реформ?

Чем они отличаются друг от друга?

Революция – коренное, качественное изменение проводится «снизу». 

кратковременные и долговременныеРеформа – это какая-либо степень усовершенствования какой-либо сферы общества, проводимая через ряд постепенных преобразований проводится «сверху».

прогрессивные и регрессивные

революции проводятся снизу, реформы сверху

3.Постановка учебной проблемы.

Познавательные УУД - действия по исследованию, поиску и отбору необходимой информации,

моделированию изучаемого материала;

- самостоятельное создание способов решения проблем творческого характера.

Метапредметные УУД

регулятивные:

- отличать различные виды объектов выполняемого задания;

-осуществлять самоконтроль;

познавательные:

- осуществлять анализ учебного материала;

предметные:

- правильно владеть художественными терминами;

- сравнивать образцы;

-находить общее и разное;

коммуникативные:

- слушать и понимать речь других;

-умение грамотно ( точно , понятно и развёрнуто)выражать свои мысли с помощью разговорной речи ,во время ответов.

 

Обеспечение мотивации для принятия цели учебно-позна-вательной деятельности творческого характера учащимися

 

 

В каких странах в начале 19 века произошли революции?

Каковы были итоги революций первой половины 19 века в Европе?

Дети высказывают своё мнение в ответах на заданные вопросы учителя.

 

Дети, под руководством учителя, анализирует задания, определяют их сложность, выделяют каждый уровень сложности  карандашом определенного цвета.

регулятивные:

- определять и формулировать цель деятельности на уроке;

- определять правила работы по художественно- дидактической таблице;

- сравнивать  предлагаемые образы, находить в них  общее и различное( 

-под руководством учителя планировать свою деятельность на уроке .

Личностные УУД

Устанавливать связь между целью и мотивом(зачем?) учебной деятельности, обсуждать здание;

-создание творческого и реалистичного  объекта. Задания;

- уметь выражать в своей работе  отношение к создаваемому объекту.

Создание условий для формулировки цели урока и постановки учебных задач

Политические традиции в Великобритании

Ярким примером страны.  В которой политическая борьба велась мирным путем, является Великобритания.

Здесь еще в 1679 г. был принят закон «Хабеас корпус акт», в 1689 г. – «Билль о правах». Власть короля была ограничена законами и парламентом.

В стране действовал принцип парламентаризма:

•Ответственность исполнительной власти перед законодательной

•Формирование кабинета министров на основании парламентского большинства

•Граждане Великобритании пользовались широкими правами и свободами

Британское правительство несло ответственность перед парламентом, выражающим общественное мнение.

Слушают, делают краткие записи, задают вопросы.

5.Открытие нового знания

познавательные:

- ориентироваться в своей системе знаний( определение границ знания-незнания);

коммуникативные:

-слушать и понимать речь других;

- ориентироваться в учебнике и тетради;

-находить ответы на вопросы  с помощью своего жизненного опыта,  имеющихся в наличии иллюстраций и таблиц презентации;

- уметь точно и в полном объёме воспринимать и осознавать получаемую информацию;

-владеть опытом обобщения по теме урока;

регулятивные:

 

-уметь планировать свою деятельность на уроке под руководством учителя и определять её последовательность;

-анализировать свою творческую деятельность;

- определять критерии  сравнения изучаемого и усвоенного в правильном восприятии материала( знаний) на уроке и проводить его.

 

Установление правильности  и осознанности усвоения учебного материала, выявление пробелов и неверных представлений

, их коррекция.

Парламентская реформа: каково было содержание избирательной реформы 1832 г. и какое значение она имела в политической жизни страны?

Выполняют записи в тетрадь в виде.

 

(реформа не касалась устройства и полномочий парламента, а только порядок выбора депутатов. Был снижен имущественный ценз, дающий гражданам возможность участия в выборах. Число избирателей увеличилось вдвое. Упразднилось 143 гнилых местечка. Вместо них создавалось столько же новых округов в местностях с большим количеством избирателей).

6. Первичная проверка понимания

регулятивные:

- определять и формулировать деятельность на уроке;

- под руководством учителя, планировать свою деятельность на уроке и определять последовательность своих действий;

-проводить анализ творческой деятельности ;

- определять критерии  сравнения изучаемого и усвоенного в правильном восприятии материала( знаний) на уроке и проводить его.

 

 

 

Установление правильности  и осознанности усвоения учебного материала, выявление пробелов и неверных представлений

, их коррекция.

Уточняем, правильность понимания задания, выявляем наличие вопросов по ходу ведения работы.

В начале 19 в. в Великобритании зародились два движения, выступающие за проведение реформ:

Что такое имущественный ценз?

 

Отвечают на вопросы

1.Избирательная реформа (снижение имущественного ценза, ограничивающего участие граждан в выборах в палату общин).

2.Свободная торговля (расширение экономических прав граждан)

Основной формой борьбы являлась подача петиций в палату общин с требованием депутатам принять соответствующий закон.

Петиция  - обращение граждан. (записать).

7.Применение новых знаний.

регулятивные:

- определять и форму-лировать  цель дея-тельность на уроке;

- определять последовательность своих действий на уроке;

предметные:

-первичные умения видеть конструкцию.

Метапредметные УУД

регулятивные:

- анализировать правильность выполнения задания;

-осуществлять самоконтроль;

- проводить анализ своей деятельности;

-проводить сравнение объясняя его критерии;

коммуникативные:

-

 

слушать и понимать речь других;

- умение развёрнуто и точно( понятно и доступно) выражать свои мысли во время ответов.

 

 

Обеспечение усвоение новые знаний и способов действий на уровне применения в изменённой ситуации.

Выпишите, в чем состоит значение либеральных реформ начала 19 века.

1. Преодоление устаревших порядков в странах Европы.

2. Удовлетворение интересов народа

 

Дети, соблюдая определённый план своих действий, работают с учебником выполняют практическую работу, рассказывая друг другу о приобретённых  на уроке знаниях

8.Рефлексия учебной деятельности

Личностные УУД

- установление связи между целью  деятельности и её результатом;

- обсуждать творческие работы одноклассников и давать оценку своей деятельности на уроке;

- уметь критически оценивать творческие работы  ( свои и одноклассников), определять лучшие и  разделять их по уровню качества;

Метапредметные УУД

регулятивные :

- осуществлять самоконтроль;

-давать оценку деятельности на уроке( совместно с учителем и одноклассниками);

коммуникативные:

-уметь точно, развёрнуто и грамотно выражать свои мысли.

Анализ и оценка успешности достижения цели. Выявление качества и уровня овладения знаниями.

Подводит итоги урока.

В конце урока выставка  результатов с обсуждением  работ.

 

 

 

 

 


[1] Ерофеев Н. А. Очерки по истории Англии 1815 - 1917 гг. М., 1959.

[2] Татаринова К.Н. Очерки по истории Англии 1640-1815гг. М., 1959.

[3] Кертман Л.Е. География, история и культура Англии. М.,1979.

[4] Очерки по истории Англии //Под.ред. Левина Г.Р. М., 1959.

[5] Айзенштат М. П. Британия Нового времени. Политическая история. М., 2007. С.40-41.

[6] Хеншелл Н. Миф абсолютизма. Перемены и преемственность в развитии западноевропейской монархии Раннего Нового времени. СПб., 2003. С.118-132.

[7] Evans E. J. The Forging of the Modern State, 1783-1870. L., 1995.Р.3.

[8] Bulmer-Thomas I. The Growth of the British Party System, 1640-1923. L., 1967. Vol. I. Р.98.

[9] Wallcott R. English Politics in Early Eighteen Century. Cambridge, 1956. Р.69.

[10] Forman F. N. Mastering British Politics. L., 1985. Р.3-18.

[11] Horwitz H. Parliament, Policy and Politics in the Reign of William III. Manchester, 1977. Р.3-12.

[12] Briggs A. The Age of Improvement, 1783-1867. L., 1995. Р.3-5.

[13] The Letters of Queen Anne / ed. by B. C. Brown. L., 1968. Р.3.

[14] Айзенштат М. П. Британия Нового времени. Политическая история. М., 2007. С.70-71.

[15] Согрин В. В. История партийно-политической системы в Великобритании: анализ немарксистских концепций // Новая и Новейшая история. 1988. № 5. Р.3.

[16] O’Gorman F. The Emergence of the British Two-Party System. L., 1982. Р.130.

[17] Хеншелл Н. Миф абсолютизма. Перемены и преемственность в развитии западноевропейской монархии Раннего Нового времени. СПб., 2003. С. 131.

[18] Bulmer-Thomas I. The Growth of the British Party System, 1640-1923. L., 1967. Vol. I. Р.39.

[19] Хеншелл Н. Миф абсолютизма. Перемены и преемственность в развитии западноевропейской монархии Раннего Нового времени. СПб., 2003. С. 134.

[20] Мирошников А. В. Великобритания от Георга I до королевы Виктории (1714-1901). Воронеж, 1998. С.222.

[21] Айзенштат М.П. Власть и общество в Британии 1750-1850 гг. М.: ИВИ РАН, 2009. С. 251.

[22] Айзенштат М.П. Британия нового времени. Политическая история. М.: КДУ, 2007. С. 129.

[23] Романова М.И. Парламентская реформа 1832 года в Англии и ее последствия // Новая и новейшая история. 2005. № 4. URL: http:// vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/REFORM.HTM (дата обращения: 28.04.2018).

[24] Акт о народном представительстве 1867 г. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. В 2 т. / Отв. ред. Н.А. Крашенинникова. М.: Норма, 2007. С. 45-46.

[25] Узнародов И.М. Политические партии Великобритании и рабочие избиратели (50-е - начало 80-х годов XIX века). Ростов-н/Д: Изд-во Ростов. ун-та, 1992. С. 103.

[26] История буржуазного конституционализма XIX в. / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. М.: Наука, 1986. С. 48.

[27] Ерофеев Н.А. Английская колониальная политика и закон о флоте 1889 г. // Проблемы британской истории. 1972. М., 1972. С. 179.

[28] Закон о тайном голосовании 1872 г. // Сборник документов по истории нового времени. Экономическое развитие и внутренняя политика стран Европы и Америки (1870-1914) / Сост. П.И. Остриков, П.П. Вандель. М.: Высшая школа, 1989. С. 123-124.

[29] Кучма В.В. Государство и право Нового времени (XVII-XIX вв.). Курс лекций. Волгоград: Изд-во Волгоградского гос. ун-та, 2002. С. 63.

[30] Маклаков В.В. Предисловие // Финансирование политических партий во Франции: правовое регулирование. М., 2010. С. 10.

[31] Колмаков С.А. Идеология и политика либеральной партии Великобритании в 80-е годы XIX века. М.: Изд-во МГУ, 1985. С. 94.

[32] Закон о местном управлении (1888 г.) // Сборник документов по истории нового времени. Экономическое развитие и внутренняя политика стран Европы и Америки (1870-1914 гг.) / Сост. П.И. Остриков, П.П. Вандель. С. 133-135.

[33] Закон о местном управлении (1894 г.) // Там же. С. 136-137.

[34] Киселев А. Проблема формирования английской двухпартийной системы в историографии // Власть. 2011. № 7. – С.162-164.

[35] Якубовская И.В. Либеральная партия Великобритании в 1860-1880 гг. в английской историографии ХХ века // Вестник НовГУ. 1998. № 4. URL: http://www.admin.novsu.ac.ru/uni/vestnik.nsf/All/D92F25FF079D6278C3256727002E7B4F (дата обращения: 29.04.2018).

[36] Ерофеев Н.А. Очерки по истории Англии 1815–1917 гг. М.: ИМО, 1959. С.32.

[38] История Европы: в 8 т. Т. 5. М.: Наука, 2000. С.220

[39] Жолудов М.В. К вопросу о политических последствиях парламентской реформы 1832 г. в Великобритании // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Том 1. Часть 1. Нижневартовск: Нижневарт. гос. ун-т, 2015. С.114.

[40] Акт о народном представительстве 1867 г. // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: в 2 т. Т. 1 / отв. ред. Н.А. Крашенинникова. М.: Норма, 2003. – С.46.

[41] История Европы: в 8 т. Т. 5. М.: Наука, 2000. С.379.

[42] История Европы: в 8 т. Т. 5. М.: Наука, 2000. С.384.

[43] Барлова, Ю. Е. «Гнилые» местечки в истории Англии / Ю. Е. Барлова // Вопросы истории. - 1999. -№

6. - С. 150.

[44] Потапов, И. В. Роль электоральных реформ в преобразовании Великобритании в парламентскую

монархию в ХIХ в. / И. В. Потапов // Управленческое консультирование. - 2008. - № 4. - С. 184-193.

[45] Острогорский, М.Я. Конституционная эволюция Англии в течение последнего полувека / М.Я.

Острогорский // Вестник Европы. - 1913. - № 9. - С.174-205.

[46] Барлова, Ю. Е. «Гнилые» местечки в истории Англии / Ю. Е. Барлова // Вопросы истории. - 1999. -№

6. - С. 152.

Похожие работы на - Становление двухпартийной системы в Великобритании.

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!