Польское изобразительное искусство XVII–XX вв. в музейных собраниях Республики Беларусь

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    77,92 Кб
  • Опубликовано:
    2017-08-28
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Польское изобразительное искусство XVII–XX вв. в музейных собраниях Республики Беларусь

Содержание

Введение

1. Историография и источники

2. Историко-культурные условия появления предметов польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Беларуси

3. Крупнейшие собрания произведений польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Беларуси

3.1 Польское изобразительное искусство 18 - 20 вв. в собрании Национального художественного музея Республики Беларусь

3.2 Польская живопись в собрании музея "Дом Ваньковичей"

3.3 Польское изобразительное искусство в собрании Гродненского государственного историко-археологического музея

3.4 Польское изобразительное искусство 18-20 вв. в собрании Гомельского дворцово-паркового ансамбля

3.5 Несвижская коллекция произведений польского искусства

3.6 Собрания Радзивиллов в замковом комплексе Мир

3.7 Произведения польского изобразительного искусства 18-20 вв. в собрании музея Ружанский дворцовый комплекс Сапег

3.8 Произведения польского изобразительного искусства 18-20 вв. в собрании Слонимского районного краеведческого музея имени И.И. Стабровского

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы дипломной работы обусловлена рядом факторов. Польша и Беларусь имеют давние исторические связи, уходящие корнями во времена Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, одним из результатов которых было культурное взаимодействие. Итогом этого стало формирование представительных коллекций польского изобразительного искусства в музеях Республики Беларусь. Данные процессы продолжают развиваться и в настоящее время: произведения польского изобразительного искусства широко представлены в выставочной деятельности Республики Беларусь в конце 20 - начале 21 в. При этом сам процесс формирования музейных коллекций польского изобразительного искусства в музеях Республики Беларусь, его количественные и качественные характеристики в настоящее время остаются малоизученными. Исследование данной темы позволит лучше понять особенности историко-культурного развития Беларуси, будет содействовать дальнейшему укреплению культурных связей между Республикой Беларусь и Польшей на современном этапе.

Цель данной работы: охарактеризовать особенности польское изобразительное искусство 18-20 вв. в музейных собраниях Республики Беларусь.

Данная цель предполагает постановку следующих задач:

. Проанализировать источники и историографию

. Проследить историко-культурные условия появления предметов польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Беларуси

. Рассмотреть крупнейшие собрания произведений польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Республики Беларусь.

Объект дипломной работы: музейные собрания Республики Беларусь.

Предмет дипломной работы: произведения польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Республики Беларусь.

При написании дипломной работы использовались историко-генетический, историко-системный, сравнительный методы исследования. Историко-генетический позволяет проанализировать как формировались коллекции в музеях Беларуси, откуда поступали предметы. Историко-системный метод позволяет рассмотреть данный аспект в системе общественных, культурных, политических и других отношений того времени. Сравнительный метод позволяет проанализировать крупнейшие собрания польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музеях Беларуси.

В дипломной работе под изобразительным искусством понимается вид художественного творчества, целью которого является воспроизводство окружающего мира. Данное понятие объединяет различные виды живописи, графики и скульптуры [10].

На протяжении столетий, в эпоху Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, в 19 - начале 20 вв. белорусские земли находились под сильным влиянием польской культуры. Это отразилось на самосознании и культурном самоопределении себя как поляков у многих уроженцев Беларуси, в том числе и занятых в сфере изобразительного искусства. Многие представители белорусских шляхетских фамилий, имея с течением времени становились видными представителями польского дворянства. В первую очередь речь идет о Радзивиллах, собравших большую коллекцию ценностей и хранивших произведения польского искусства в резиденции в Несвиже. Большие коллекции произведений изобразительного искусства хранились также у Сапегов, Цехановецких, Паскевичей. Все эти коллекции отличались богатством и разнообразием, что привлекало к ним внимание.

На современном этапе в Беларуси в ряде случаев достаточно сложно однозначно определить польскую национально-культурную принадлежность художников и скульпторов - местных уроженцев и, соответственно их произведений. Поэтому под польским искусством в дипломной работе понимаются произведения авторов, которые родились и работали на польских территориях, а так же те, которые традиционно относятся к польскому искусству музеологами и искусствоведами Беларуси.

В работе рассматривались произведения польского изобразительного искусства 18-20 вв., находящиеся в собраниях Национального художественного музея Республики Беларусь и его филиале музее "Дом Ванькавочей", Гродненского государственного историко-археологического музея, музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, Национального историко-культурного музея-заповедника "Несвиж", замкового комплекса "Мир", музея "Ружанский дворцовый комплекс Сапег", Слонимского районного краеведческого музея имени И.И. Стабровского.

В коллекциях музеев Республики Беларусь содержатся произведения польского изобразительного искусства. Большая часть произведений хранится в Национальном художественном музее Республики Беларусь, куда они поступили из более мелких музеев нашей страны. Значительная часть польского изобразительного искусства, находящая в Гомельском дворцово-парковом ансамбле, представлена произведениями живописи. Наиболее богатыми коллекциями произведений польского изобразительного искусство являются собрания Радзивилов и Сапег, находящиеся в ведущих музеях нашей страны, но несмотря на это и областные музеи располагают собраниями произведений польского изобразительного искусства.

польское изобразительное искусство беларусь музейное собрание

1. Историография и источники

При рассмотрении темы дипломной работы использовалась разноплановая литература, связанная с музееведением и историей искусств.

Для рассмотрения изучаемой темы необходимо понимать условия формирования, историческую судьбу музейных собраний. Данная проблема рассматривается в работах К.Я. Шишигиной "Музы Несвижа" [1] и "Несвиж и Радзивиллы" [2], Н.Ф. Высоцкой "Радзивиллы. Несвиж. Замок" [3], коллектива польских исследователей "Radziwiłłowie herbu Trąby" [4]. Условия формирования и история собраний Мирского замка рассматривается в работах В.В. Калнина "Мірскі замак" [5] и "Зняволенне і пакаранне ў Вялікім княстве Літоўскімў 16-18 стст. Мірскі замак" [6]. Работа М. Ткачева "Замки и люди" освещает историю военного дела частновладельческих поселений Беларуси 14-18 вв. что позволяет с другой стороны рассмотреть частновладельческие города Радзивиллов и организацию их защиты, а так же структуру и организацию защиты поселений во владениях Сапегов. Работа основана на комплексе разнообразных источников, среди которых преобладают архивные документы из хранилищ страны, а также Республики Польши, которые ранее не публиковались. Однако архивные источники, дополненные археологическими и иконографическим материалом, позволяют раскрыть основные аспекты проблемы истории военного дела в средневековых частновладельческие городах Беларуси [7].

Для характеристики видов и жанров изобразительного искусства в работе были использованы публикации по искусствоведению И.И. Свириды "Польская художественная жизнь конца XVIII - первой трети XIXвека" [8], Л.Н. Уразовой "Польские художники - реалисты: творчество группы реалистов" [9], а также работы Л.И. Тананаевой "Польское изобразительное искусство эпохи Просвещения: живопись, рисунок" [10] и "Сарматский портрет: из истории польского портрета эпохи барокко" [11]. Работа Л. Н Уразовой "Польские художники-реалисты" помогает проанализировать работы живописцев, скульпторов и графиков Варшавы, Лодзи, Гданьска, Познани, Катовице. В книге даны монографические очерки о таких известных мастерах, как Ю. и X. Краевские, В. Закшевский, А. Карны, М. Вельтер, Г. Земла и другие. А особенности политических и социальных условий, в которых развивалось польское искусство, те новые явления в общественной жизни, которые определили и новые тенденции в художественном творчестве освещены в работе И.И. Свириды "Польская художественная жизнь конца 18 - первой трети 19 века". Тема сарматского портрета рассмотрена в работах такого автора как Л.И. Тананаева "Польское изобразительное искусство эпохи Просвещения: живопись, рисунок" и "Сарматский портрет". История же изучения сарматского портрета коротка. Открытием его можно считать большую выставку 1947 г., по материалам которой была написана первая работа на эту тему - книга Т. Добровольского "Портретная живопись в Польше в 17-18 вв". Едва ли не самой существенной стороной книги Л.И. Тананаевой является то, что наряду с углубленным анализом материала здесь последовательно проводится принцип его системного изучения, с привлечением параллелей из других областей культуры и в сопоставлении со сходными явлениями в истории культуры соседних с Польшей стран. Благодаря этому польский портрет эпохи барокко оказывается органичным пластом в истории европейского искусства. К сожалению, искусство славянских стран долго оставалось как бы за бортом истории европейской культуры. Косвенно игнорировалась роль стран Центральной Европы, искусство которых сформировалось на водоразделе двух культурных регионов - западного и византийского. Польша здесь занимает особо важное место, как и культурно связанные с ней в 16-18 вв. Украина, Беларусь и Литва.

В дипломной работе использовались материалы о польских художниках, работавших как в нашей стране, так и за рубежом. Они изложены в работе "Slownik artystów polskich i obcych w Polsce działających" [12] и работе В. Баженовой "Фамільныя партрэты князёў Радзівілаў: з гісторыі даследавання архіўнага рарытэта: альбом партэтаў ХVIII-XIX стагодзя" [13].

Условия функционирования и развития музеев Беларуси в 20 в., а также наличие произведений польского изобразительного искусства 18-20 вв. в собраниях музея, описаны в работах А. Гужаловского "Музеи Беларуси 1918-1941" [14] и "Музеи Беларуси 1941-1991" [15]. Так, в работе "Музеи Беларуси 1918-1941" имеются главы посвященные Государственным музеям БССР и музеям Западной Беларуси, где подробно описывается их музейные собрания, а также передача культурных ценностей музеям Беларуси, и Польше культурных ценностей (согласно Рижскому договору 1921г.) из собраний Радзивиллов и Сапег которые находились в музеях РСФСР. В работе "Музеи Беларуси 1941-1991гг." дается материал о положении музее в годы Великой отечественной войны и послевоенном времени. Так излагается материал что многие произведения польского изобразительного искусства из музеев Беларуси были вывезены в Германию. Часть собраний в неполном своём составе были возвращены из ряда ленинградских музеев в музее Беларуси. Поиски которых продолжаются до сих пор. Работа Г. Пашкова "Музеи Беларуси" [16] рассказывает об основных собраниях музеев Республики Беларусь, а также об истории их создания и функционирования. С одной стороны, можно отметить основательный характер книги, где рассмотрена деятельность всех музейных учреждений страны. С другой стороны, для исследования темы произведений польской живописи, находящихся в фондах данных учреждений, информации в этом издании очень мало. Так же отдельного внимания заслуживают путеводители по музеям, "Гродненский государственный историко-археологический музей: Путеводитель по залам" [17] и "путеводитель по залам Белорусского музея истории Великой Отечественной войны" [18] в которых представлена не только информация о музее, но и перечисление произведений искусства, в том числе и польского.

При написании дипломной работы использовались следующие группы источников: статьи сборников "Вяртанне" и периодических изданий, каталоги выставок, интернет-ресурсы.

В первой группе источников основное внимание исследователей посвящено утраченным ценностям, вывезенным с территории нашей страны в разное время.

Первым в этой череде был сборник "Вяртанне", который вышел еще в 1994 г., это был сбор документов и архивных материалов по проблеме поиска и возвращения национальных ценностей, находящихся за пределами Республики Беларусь [19].

Статьи сборника "Вяртанне - 2" "Кубэ пацвердзіў факт вывазу беларускіх музейных каштоўнасцей з Мінска ў Германію" [20] и статья Л. Яницкой "Спачатку нашы каштоўнасці вывезлі ў Расію, а потым - у Польшчу" [21] посвящены проблемам возвращения национальных культурных ценностей, а в случаях наличия юридических оснований (согласно международным нормам права) - физического возвращения в Беларусь ценностей, которые в различное время были вывезены за границу. Большинство документов печаталось впервые, одновременное в этот сборник были введены разделы: "Из печатных источников", в котором собраны материалы, посвященные проблемам вывезенных с территории Беларуси произведений искусства; "Возвращенные ценности", где давалась информация о том, что было возвращено в нашу страну; и "Переписка и комментарии к ней".

Вышеперечисленные проблемы были раскрыты и в другом сборнике "Вяртанне-3" в статьях Г. Кнатько "Воры из шайки Розенберга" [22], Я. Сулыги"Хто абрабаваў Белую Русь?" [23], Л. Яницкой "Што напаткала "Сапяжанскі збор" [24] и Ю. Пискуна "Лёсы беларускіх каштоўнасцей у Маскве" [25]. Где кроме всего прочего, были представлены материалы Международного круглого стола, посвященного потерям Беларуси во время Второй мировой войны, сведения о белорусских экспонатах и архивных материалах в хранилищах Москвы, Петербурга и других российских городах.

Тема реституции затрагивается в сборнике "Вяртанне-4" в статье Н. Высоцкой "Ценности, переданные из Музея истории Великой Отечественной войны в Минске в 1950 г. Польской Народной Республике" [26] и "Вяртанне-6" в статье Н.Ф. Высоцкой "Документы о ценностях Несвижского замка в Эрмитаже" [27]. А также статье Т.М. Мармыш "Рэстытуцыя культурных каштоўнасцей, якія апынуліся за межамі Беларусі" [28].

О судьбе собраний Радзивиллов, - их формирование, историческая судьба, сегодняшнее местонахождение, - мы можем узнать из публикаций сборника "Вяртанне-7", а именно статей А. Голубович, А. Михальченко "Основное содержание виртуального архива князей Радзивиллов" [29], Н. Высоцкой "О каталоге несвижских портретов 1928г., хранящемся в Центральном Государственном историческом архиве Украины в Киеве" [30], "Инвентарь XVIII в. коллекции Радзивилловских портретов, опубликованных Т. Сулежицкой в 1962г." [32], "Несвижская коллекция портретов по архивным документам 16-20 вв." [33], Н. Высоцкой и А. Михальченко "О Несвижской коллекции по документам ЦК КПБ 1939-1941гг." [31], Н. Высоцкой "Инвентарь XVIII в. коллекции Радзивилловских портретов, опубликованных Т. Сулежицкой в 1962г." [32], А. Михальченко Принципы создания научно-справочного аппарата к Несвижскому архиву [34].

Второй группа источников представлена статьями в тематических газетах и журналах, таких как "Мастацтва", "Літаратура і мастацтва", "Роднае слова", "Беларускі гістарычны часопіс", "СБ. Беларусь сегодня". Данная группа источников отличается и как по содержанию материала, так и по его информативности. Это могут быть как короткие заметки [35], так и подробные статьи [36-39], в которых детально характеризуются предметы польского изобразительного искусства 18-20 вв. представленные в музеях Беларуси.

Значительная часть источниковой базы посвящена теме нахождения белорусских историко-культурных ценностей (преимущественно в результате военных действий) на территории сопредельных, западноевропейских стран. Данному вопросу посвящены публикации А. Мальдиса в газете "Советская Белоруссия. Беларусь сегодня" в разные годы. Также А. Мальдису принадлежит подробный перечень стран, куда были вывезены белорусские произведения искусства с перечислением последних [40]. В работе А. Мальдиса "Вывезено за Буг" [41] содержится информация о белорусских материальных и духовных ценностях, оказавшихся на территории Польши. О других белорусских музейных, архивных и библиотечных ценностях, разбросанных по всему миру, содержится информация в исследовании "Где и что еще следует искать" [42; 43].

Работа "Портреты Немцевичей оказались в Калуге" [44] затрагивает проблему возвращения национальных культурных ценностей, оказавшихся за рубежом. Произведения искусства, вывезенные с территории нашей страны во Францию, перечислены в исследовании "притягательная сила Парижа" [45; 46].

О бывшей усадьбе Цехановских, располагавшейся в д. Бочейково Бешенковичского района Витебской области и о проблеме поиска вывезенных оттуда ценностей рассказывает статья "Три вагона ценностей, вывезенных в Москву" [47].

Информация о том, что могло оказаться на территории России в результате военных действий изложено в статьях "Трофеи военные и мирные: мысленное путешествие белоруса по некоторым зарубежным хранилищам" [48], "Трофеи военные и мирные: тайны закрытых фондов" [49], "Дар или депозит: судьба библиотеки Иоахима Литавора Хрептовича, последнего канцлера Великого княжества Литовского" [50], "Музей древностей" [51], "Немецкий след" [52], "Поле для поисков" [53], "Портреты коронованных особ" [54], "Сапеги и их собрания ценностей" [55; 56], "Судьба коллекции" [57], "Тайна портрета." [58].

К еще одной группе источников относятся каталоги выставок. В каталогах представлены наиболее значительные работы польских художников - "Шедевры Национального художественного музея Республики Беларусь", "Выставка произведений из фондов музея", "Польское изобразительное искусство второй половины 18-20вв." [59 - 61].

Последней группой источников, но не по значимости являются интернет-ресурсы. Многие сайты содержат информацию о своих собраниях, в том числе и предметов польского изобразительного искусства. На ряде сайтов размещены фотоматериалы, на которых представлены произведения польского изобразительного искусства. В данной группе источников необходимо отметить портал "Музеи Беларуси" [62], сайты Национального художественного музея Республики Беларусь [63], Гомельского дворцово-паркового ансамбля [64], музея "Замковый комплекс "Мир" [65], Гродненского государственного историко-археологического музея [66], Белорусский Государственный музей Великой Отечественной войны [67], Национальный историко-культурный музей-заповедник Несвиж [68], Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины 19 века [69], Слонимский районный краеведческий музей имени И.И. Стабровского [70], а также Muzeum w Nieborówiе i Arkadii [71], Muzeum Narodowe w Warszawie [72].

Таким образом, данная тема является малоизученной. Как уже было сказано, что если какие-то аспекты в белорусской историографии и затрагивались, то основное внимание исследователей посвящено возвращению утраченных ценностей на родину. Отдельные выводы исследователей приводятся лишь в контексте более широких проблем. Почти нет в современной исторической науке работ, которые бы рассказывали о произведениях польского искусства, принадлежащих музеям Беларуси на современном этапе.

2. Историко-культурные условия появления предметов польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Беларуси

Судьба белорусского народа была неразрывно связана с историей польского народа на протяжении конца 16 - начала 20 вв., поскольку оба этих народа жили в одном государстве: сначала это была Речь Посполитая, потом - Российская империя. Поэтому когда возникает вопрос о исключительно польском или исключительно белорусском изобразительном искусстве тех времен, возникают трудности в определении национальной принадлежности некоторых художников, поскольку многие из них, родившись на территории одного государства, могли провести свою жизнь в другом регионе Речи Посполитой или Российской империи. В связи с этим при анализе произведений польского искусства, хранившихся в музеях Беларуси, возможны упоминания как польских, так и белорусских имен.

Частное коллекционерство, начиная со средних веков, определило зарождение музейного дела в Беларуси. Первыми собирателями двигало чувство престижа, стремление укрепить свое могущество и положение. Восточнославянские князья создавали сборы, на составление которых выделялись значительные денежные средства. Полоцкие князья комплектовали атрибуты власти. В Полоцке собирались государственные сокровища, сюда свозили дань, пожертвования, военные трофеи и т.д. Представители феодальной верхушки также создавали свои коллекции художественных и исторических ценностей. Ефросинья Полоцкая собирала ценные книги, создала библиотеку.

Возникновение сокровищницы ВКЛ связывается с именем князя Миндовга. А точнее с его последними десятилетиями жизни (середина 13 в.). В сокровищнице содержались архив ВКЛ, канцелярские книги, важные государственные документы, военные трофеи, подарки, другие ценные предметы. Одновременно она выполняла функцию главного арсенала. Значительно уменьшились сокровища при Ягайле.

В силу своего геополитического положения, Беларусь оказалась под влиянием государств с музейными традициями. Одной из первых и наиболее значимых была коллекция Радзивиллов в Несвиже. Радзивилловские "скарбы" и "кабинеты" формировались прежде всего из семейных реликвий (архив, библиотека, художественные произведения, рыцарские доспехи, оружие, нумизматические и геральдические знаки и т.д.).

Радзивиллы сделали первый шаг в коллекционировании на территории Беларуси. Будучи достаточно образованными и богатыми они много путешествовали, воевали, учились в европейских университетах. Увлеклись музейным делом, нашли свой путь его развития. Изначально была проведена своеобразная инвентаризация наследственно-родовых ценностей.

Первым радзивилловским коллекционером считается Николай Януш Радзивилл Черный (1515-1565 гг.). При нем стали собираться коллекции произведений искусства и монет. В соответствии с привилегиями Сигизмунда II, Николай Радзивилл Черный получил право на сохранение в Несвиже государственных актов ВКЛ. Постепенно сформировался "кабинет". Продолжил его дело сын Николай Криштоф Радзивилл Сиротка (1549-1616 гг.). Именно он сделал Несвиж своей резиденцией, построил известный замок. Из всех несвижских собраний на сегодняшний день лучше всего упорядочены архивные сборы. Они тоже разбросаны военными событиями по разным странам и городам. Значительные их части оказались в Германии, Литве, Польше, России, где остаются и поныне. Тем не менее они наиболее "возвращены", наиболее доступны для исследователей благодаря электронным информационным средствам.

Путешествую по странам Европы, он знакомился с коллекциями и музеефикацией фамильных реликвий итальянских аристократов. И дома Сиротка использовал это при создании своих собрании, которые размещались в Гетманской, Королевской, Золотой, Мраморной залах. Интерьер в Несвиже украшали военные фигуры. Каждая коллекция занимает свое место: стекло, гобелены, килимы, нумизматика и др. Там находилась очень экзотическая кунсткамера. Радзивиллы гордились своей "збраёўней", которая включала оружие, рыцарские доспехи, военное обмундирование. Важное место занимал богатый архив.

Наиболее ценные в несвижских собраниях - музейные коллекции, а в них - картинная галерея, собравшая немало произведений живописи и графики из разных стран. Ну а в галерее главное - портреты. В свою очередь, они делятся на портреты королей (преимущественно польских) и представителей несвижской ветви Радзивиллов. Портреты королей, часто имеющиеся во многих копиях, не являлись и не являются брендом Несвижа, поэтому в крайнем случае могут быть использованы для обмена [31, с.8-9].

Радзивиллы имели много коллекций. Они перевозили оригиналы портретов (и их многочисленные копии) из одних замков в другие в Беларуси, Литве, Украине, Польше, Франции, Италии, Германии и т д. В каждом замке им присваивались свои инвентарные номера (и в документах, и на произведениях). Из-за этого в номерах, что стоят на самих произведениях, можно разобраться только при пристальном изучении разновременных описей отдельной коллекции и всех известных инвентарей замков. Одной из самых серьезных проблем является также выявление оригиналов, копий и авторов произведений.

Изучение инвентарей имеет огромное значение при атрибуции портретов и прежде всего в определении самих персон. Нередко установить изображенную личность позволяет только сведение номеров в инвентарях с номерами на переднем или задней стороне полотен.

Инвентари также указывают масштаб и характер художественных собраний Радзивиллов как в Беларуси, так и далеко за ее пределами. Поскольку Радзивиллы одновременно с архивными документами, книгами, собирали свои родовые ценности, в том числе и портреты, представляется необходимым изучение инвентарей многочисленных дворцов, которые им принадлежали. Все ветви рода Радзивиллов имели свои коллекции в Варшаве, Вильнюсе, Несвиже, Белостоке, Париже, Риме, Берлине и многих других резиденциях.

Радзивилловский сбор был закрыт для публики. Ценности замка неоднократно конфисковались.

Наиболее убыточным для радзивилловских собраний стал 1812 г., когда значительная часть коллекции была вывезена в Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге, Успенский собор в Москве, в Харьковский национальный университетимени В.Н. Каразина в Украине (нумизматическая коллекция).

Вторым по количеству и богатству коллекций был сбор Сапегов. Основателем его был Лев Сапега (1557-1633 гг.), канцлер ВКЛ, гетман, воевода. "Сапежинский сбор" формировался в Ружанах, достиг своего расцвета и популярности в 17 в., объединял множество разных коллекций и галерею, библиотеку, архив, предметы археологии. В двух отдельных залах Ружанского дворца размещалась коллекция оружия, которая по инвентарю 1793 г. насчитывала 150 единиц оружия, произведенного в разных европейских странах. По разновидности коллекций и по их историко-культурной ценности "Сапежинский сбор" уступал только несвижскому.

Сапаги как и Радзивиллы много путешествовали по Западной Европе где приобретали произведения живописи и скульптуры, а также декоративно-прикладного искусства. Среди последних большую ценность имели произведения начала 16 в.: кубок с гербами князей Шуйских и два кубка из горного хрусталя, названные чисто по-белорусски: Иван и Иваниха, наподобие того, как называются танцоры в народном белорусском танце: Лявон и Лявониха. Кубки были сделаны в 1591 году в память погибшего Ивана Сапеги, витебского воеводы, и его жены.

Ценности Сапегов состояли, кроме упомянутых семейных реликвий, ружья, щиты - амуницию средневековых воинов, различные военные трофеи, полученные в час битвы у шведов и турков, а также отличнейшие ковры.

Как раз потому, что многие из Сапегов были воеводами и гетманами, они коллекционировали оружие и различную военную амуницию значительной художественной ценности. Имеются в виду амуниции для покрытия коней. Кроме упомянутой коллекции древних художественных тканей, у Сапегов находилась серия французских гобеленов, посвященных Александру Великому. Честь коллекции делали 48 экземпляров очень редких мозаических картин, множество мраморных и бронзовых скульптур, портретов и барельефов, художественная бронза, стекло и мебель, коллекция западноевропейской живописи и живописные работы местных художников.

"Декабрь 1832г. Милостивый государь Алексей Николаевич! Господин министр императорского двора объявил о сдаче в Императорскую Академию Художеств показанных в приложенном реестре картин и вещей, о чем извещая Ваше Превосходительство прошу назначить с Вашей стороны приемника и приказать ему явиться к завед…ающему 2-м Отделением Эрмитажа Действительному Статскому советнику Лабенскому, а кто же будет назначен меня умедомить. С совершенным почтением и преданностью имею честь быть Вашего Высокопревосходительство покорнейший слуга Кирилл Нарышкин [52, с.185].

Часть художественных собраний из Дереченского дворца перевезли в Белостокский дворец, но там эти собрания долго не задерживались. После приспособления Белостокского дворца под российский педагогический институт (1837-1847 гг.) российские власти отправили дереченские сокровища в Петербург и Царское Село, прихватив при этом и художественные ценности Я.К. Бранского. В это же время они вывезли белостокские парковые статуи и установили в Летнем саду Петербурга.

Гродненская палата переслала властям Петербурга списки конфискованных собраний из Дереченского дворца на 70 страницах текста. На 22 из них были перечислены произведения живописи. Речь шла о 287 картинах (преимущественно крупных полотен) известных западноевропейских художников.

Кроме того, были конфискованы портреты: Яна III, Августа II, Фридриха ІІ, два ценных портрета Ф. Потоцкого и его жены Софии, 185 картин и 48 мозаических картин перевезли в Эрмитаж, 55 - в Императорскую академию художеств; 72 картины в 1917 году оказались в Гатчинском дворце (под Петроградом).5 портретов Николай І приказал сжечь - именно тех деятелей Великого княжества Литовского, которых считал польско-литовскими патриотами. Несколько портретов позже уже вернул Сапегам Александр ІІ. В Эрмитаж попали и 22 дереченские мраморные скульптуры, в том числе 10 мифологических фигур больших размеров, таких, как "Орфей" работы Кановы, "Ганимед" и др., а также несколько бюстов известных исторических персонажей древности.

Художественные изделия из серебра попали в музей древностей при Петербургском монастырском дворе, который в 1824 г. подчинили Эрмитажу, причем список этих произведений размещался на 18 страницах. Одновременно были переданы очень ценные коллекции художественного стекла, мебели и графических произведений в виде эстампов с картин западноевропейских художников, альбомы по искусству и архитектуре, изданные в Западной Европе редкие книги и карты; планы городов, а также чертежи различных технических инструментов, архив из 287 индексов, которые содержали древние документов рода Сапегов, переплетенные как книги. Кодексы поделили между Министерством иностранных дел и Публичной библиотекой в Петербурге. Между прочим, 87 таких кодексов все же остались в Гродно, позже их передали в Библиотеку Виленского университета. Именно в петербургских хранилищах осталась часть архива, имеющего ценную для Беларуси научную информацию про ткацкую мануфактуру Сапегов, которая действовала в 18 в.

Необходимо отметить, что были конфискованы и ценности Сапегов, которые они спрятали в имении Юндиловичи. Чтобы узнать, где были спрятаны ценности, особенно сапеговские, россияне даже пытали управляющего Деречинского дворца. Пытки применили и в отношении управляющего Несвижского дворца Бургельского. Этот факт стали известен после суда над управляющим.

Вообще же сокровища Сапегов значительно пополнили царские собрания в Петербурге и Москве.

Коллекции 18 в. (Хрептовичей, Тызенгаузов и др.) имели элементы музейного характера, отличаются своей открытостью. Интересной была частная коллекция И. Хрептовича (1729-1812 гг.) в Щерсах, основанная в к.18 - начале 19 в. Там была уникальная библиотека книг, напечатанных в Беларуси и в других странах, были рукописи, архивы (в т. ч. документы, которые касались Агинских, Лукомских, Тяпинских и самих Хрептовичей). Подобные сборы имелись при дворах Вишневецких, Тызенгаузов, Войниловичей, Саковичей, Потоцких, Браницких. Активным собирателем древностей бал М.П. Румянцев (1754-1825 гг.), организатор кружка историков и археографов в Гомеле.

В 19 в. по-прежнему притягивал внимание несвижский музей. И хоть большая часть его материалов была поделена между культурно-просветительными и научными учреждениями России и Украины, тем не менее он еще оставался и даже пополнялся. Значительную работу по изучению несвижской коллекции в средине 19 в. провёл краевед Э.М. Котлубай.

Невозможно не сказать о сокровищах Логойского музея им.К. и Я. Тышкевичей. Знаменитых логойские братья Тышкевичи, оба стояли у истоков белорусской археологии, являлись членами отечественных и зарубежных академий и научных обществ, оба собирали в своем имении музейные, библиотечные, архивные ценности. Разница заключалась, пожалуй, в том, что младший, Евстафий (1814 - 1873 гг.), был более усидчив, занимал разные, скорее почетные, должности в Борисовском и Минском уездах, а потом в Вильно, а старший, Константин (1806 - 1868 гг.), - более подвижен. В итоге сегодня Константин вышел на первый план, а Евстафий остался как бы в тени. Между тем он совершил не менее великое дело: понимая, что собранные в Логойске богатейшие коллекции посмотрят в лучшем случае десятки людей, он решил перевезти их в Вильно, некоронованную столицу литовско-белорусских земель, резиденцию виленского, гродненского, ковенского и минского генерал-губернатора.

В 1855 году император разрешил создать на основе логойских коллекций Виленский музей древностей. А Евстафий Тышкевич, возглавивший его, стал еще и председателем Виленской археологической комиссии. Основатель открыто говорил и писал, что в условиях, когда закрыт Виленский университет и даже Медико-хирургическая академия, оба общественных учреждения должны взять на себя функции организатора научной и культурной жизни всего края. Вскоре музей пополнился новыми дарами. Из Постав поступила знаменитая орнитологическая коллекция Тизенгаузов. Михаил Тышкевич пожертвовал часть своего собрания египетских древностей. Участники морского путешествия вокруг света прислали из Кронштадта богатейшие этнографические коллекции. К 1865 году музей насчитывал уже 67 тысяч экспонатов, сгруппированных в семи отделах.

В. Сырокомля передал коллекции нумизматики, геральдики, книг. Личные произведения, рукописи, редкие исторические предметы пожертвовали А. Киркор, И. Ходько, Т. Нарбут, И. Крашевский и др. В музее формировались самые разные коллекции. Художественные полотна, произведения мелкой пластики и изобразительного искусства могли бы составить самостоятельную галерею. Составленный в 1858 г.А. Киркором каталог включал более 10 тыс. единиц хранения.

Сначала отношение царских властей к музею было скорее благосклонным. Ведь, прежде всего, собирались здесь вещи и книги, свидетельствующие об отличии земель Великого княжества Литовского, скажем, от Царства Польского. Но ситуация резко изменилась после подавления восстания 1863 г., которое широко распространилось в Белоруссии и Литве, но считалось здесь не народным делом, а "польской интригой". В музее началась "чистка" всего того, что хотя бы косвенно было связано с этой "интригой", печаталось латинским шрифтом. Председателем соответствующей комиссии стал генерал Аркадий Столыпин. В итоге 39 ящиков "крамольных" экспонатов - а среди них портреты, скульптуры, 203 "различные исторические картины" - отправили в Московский публичный музей и Музей Румянцева, где их не только не выставили, но даже толково не описали. В Вильно остался и, более того, увеличился лишь археологический отдел как самый "нейтральный".

Расстроенный Евстафий Тышкевич (все-таки в основном погибли его личные собрания) выехал в Ригу, потом в Краков, где вскоре и умер. После распада Российской империи поляки и литовцы попробовали претендовать на собрания Виленского музея древностей, но ничего не получили, ибо Вильно был отнесен к "спорным территориям".

В 1915 г. к ценностям, вывезенным из Вильно в муравьевское время, присоединилось то, что еще оставалось от музея древностей как чисто литовское и чисто белорусское, то есть не имеющее отношения к "польской интриге". Добавились целые вагоны с семейными ценностями Гуттен-Чапских из Станькова, Цехановецких из Бочейкова, Немцевичей из Скоков и так далее, и так далее. Все это посылалось на временное и даже оплаченное хранение на вокзалах до тех пор, пока не исчезнет немецкая угроза, - и все в Москве растворилось как утренний туман.

В третьем (35-й) номере квартальника "Przegląd Wschodni" ("Восточное обозрение") есть статья московской исследовательницы Наталья Мизернюк "Из истории Виленского музея древностей". К статье было приложено Приложение (22 страницы текста), которое называется "Выписки из передаточно-приемных актов, касающихся экспонатов Виленского музея древностей, перевезенных в Московский публичный и Румянцевский музей".

Конечно же, большинство экспонатов связано с Вильнюсом и этнической Литвой. Есть здесь и "польская интрига" в виде нескольких портретов Барбары Радзивилл - пусть родилась и выросла она на белорусской земле, но все-таки стала на короткий срок польской королевой. Но одновременно всплывает и множество музейных вещей, логойское происхождение которых не вызывает сомнений. Скажем, "Знамя, отнятое у шведов Стефаном Чарнецким и хранящееся в Логойске", "Костел доминиканов в Минске", "Памятник в Новогрудской фаре, посвященный Георгию Рудомине и 8-ми рыцарям, убитым при Хотине", "Явление образа Жировицкой Богородицы". Или вот это: "Въезд воеводы витебского Храповицкого в Витебск.1671 г.", "Образ чудотворного Спасителя в костеле Чушницком (наверное, Чашницком) в Белоруссии", "Образ Минской Божией Матери", "Памятник Льву Сапеге", "Две деревянные дощечки с польскими печатными этикетками на память о фаре в г. Слуцке" и так далее, и так далее. И наконец, "Сабля Костюшки с латинской надписью: "Америка своему другу и пр.", "Перстень Костюшки".

Из статьи Натальи Мизернюк можно узнать, что потом экспонаты, вывезенные из Вильно в Москву, путешествовали по самым разным музеям (вернее, их запасникам). Последнее пристанище - Государственный исторический музей и Государственный музей искусств имени Александра Пушкина в Москве. Оттуда только "в 1956, 1966 и 1967 годах Литовский национальный музей в Вильнюсе, исторический наследник Музея древностей вернул из России часть экспонатов" [19, с.22-23].

Необходимо также отметить, что проблема музейных ценностей Беларуси неразрывно связана с проблемой их реституции в учреждения культуры нашей страны.

Вывоз с оккупированных территорий материальных и духовных ценностей был органической частью политики германского нацизма. На восточнославянских землях эту политику осуществляло рейхсминистерство оккупированных территорий. Руководил им один из идеологов нацистской партии Альфред Розенберг.

Наиболее полным и достоверным источником для определения белорусских военных потерь являются "Сведения о памятниках культуры, исчезнувших из Государственной картинной галереи БССР во время фашистской оккупации в 1941-1944 гг." ("Вяртанне 1"), Составлены они директором этой галереи с 1944-го года Еленой Аладовой, человеком компетентным, опиравшимся, как она сама пишет, не только на письменные источники (в их числе несомненно были довоенные каталоги, о чем свидетельствуют указания на размеры картин), но и на воспоминания современников.

Все "Описи" были в послевоенное время прокомментированы в короткой справке начальника управления по делам искусств при СНК БССР известным белорусским прозаиком Пилипом Пестраком. Он перечислил наиболее известных художников, чьи произведения были представлены в Государственной картинной галерее БССР.

В "Справке", составленной П. Пестраком, внимания заслуживают несколько утверждений.

Первое: "После освобождения Западной Белоруссии галерея была пополнена экспонатами из Радзивилловского замка и г. Мира, которые также находились в помещении галереи".

Второе: "Цифровые данные по памяти приблизительны: скульптуры - 250 экспонатов, графики - около 1500 экспонатов, живописи - 2000 экспонатов, прикладного искусства - фарфор, мебель и др. - 2500 экспонатов".

"После захвата немцами г. Минска Картинная галерея БССР полностью сохранилась, за исключением мелких экспонатов, которые были расхищены первыми военными немецкими частями и самими жителями, как, например, работы палехских мастеров, шкатулки, ковры, белорусские постилки и др.". А о действиях команды Розенберга в 1944-м году сказано: "При упаковке немцами экспонатов Картинной галереи БССР на ящиках адрес надписывался - г. Кенигсберг. По слухам также подтверждалось, что Картинную галерею увозят в Кенигсберг".

В 1992-1993-х годах доктор искусствоведения Надежда Высоцкая и кандидат искусствоведения Майя Яницкая как сотрудницы (по договору) Национального научно-просветительного центра имени Ф. Скорины выполнили работу "Белорусские произведения искусства, исчезнувшие в ветрах Второй мировой войны".

Всего Н. Высоцкой и М. Яницкой прослежены судьбы 116 произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства - белорусского, русского, западноевропейского. Среди них - 74 иконы, 8 скульптур.

Многих произведений искусства, названных в каталогах Е. Аладовой, Н. Высоцкой и М. Яницкой, суммарно упомянутых П. Пестраком, нам уже не увидеть никогда. Основой для такого пессимистического вывода служит письмо гауляйтера Кубе рейхсляйтеру Розенбергy, датированное 29 сентября 1941-го г. [16, с.135]

"Сегодня я, наконец, после долгих поисков обнаружил остатки произведений в Минске (в Государственной картинной галерее) и смог обеспечить их сохранность. Минск имел большую, отчасти очень ценную, коллекцию картин и произведений искусства, которые почти все были вывезены из Минска. По приказу рейхсфюрера СС, рейхсляйтера Хайнриха Гиммлера, большинство картин (.) упакованы СС и отправлены в рейх. Речь идет при этом о миллионных ценностях, которых был лишен генеральный округ Белоруссии. Картины якобы направлены в Линц (в Австрии) и Кенигсберг в Восточной Пруссии. И прошу эти ценные коллекции, если таковы не нужны в рейхе, снова возвратить в распоряжение Генерального округа Белоруссии или же, на всякий случай, компенсировать министерству по занятым восточным областям материальную стоимость" [14, с.241].

Грабеж белорусских ценностей был беспрерывным. Как во время пребывания у власти Кубе, так и после того, как гауляйтера ликвидировали. Об этом свидетельствуют материалы, обнаруженные в начале 1990-х годов в Национальном архиве Республики Беларусь, а также переданные комиссии "Вяртанне" названным уже доктором Бернхардом Кьяри. Из них видно, что 15 марта было заключено соглашение с директором Краеведческого музея в г. Инстербург (нынче Черняховск Калининградской области) Вальтером Гронау о временном размещении там экспозиции Минского краеведческого музея (трое его сотрудников собирались переехать туда работать). А уже 20 марта 1944-го года недалекий от фронта Инстербург был заменен на Гэхштадт, маленький городок с замком в Баварии. Из берлинского отдела научно-культурных ценностей доисторического и раннего периодов, подчиненного тому же министерству Розенберга, профессор Райнерт послал в Минск радиограмму начальнику штаба главной рабочей группы "Центр"Лангкопфу: "Прошу вашей помощи в немедленной отправке ценностей государственного музея в г. Минске. Ответственной за отправку назначается д-р Хаупт".

Через три дня последовал ответ: "Ценности государственного музея г. Минска 1944 г. будут отгружены в Инстербург, так как между генеральным комиссаром (генералом СС Готбергом) и городом Инстербург велись переговоры и заключен договор о размещении и хранении доставленных музейных ценностей. Поскольку все мероприятия по отгрузке музейных ценностей идут полным ходом, отгрузка их в г. Гэхштадт из Минска уже невозможна".

Наконец, 24 апреля "образцовый национал-социалист" Хюлле сообщил Лангкопфу в Минск: "Три (!) вагона музейных ценностей уже прибыли в Гэхштадт. Указание генеральному комиссару отправить туда же и остальные (!) вагоны с музейными ценностями уже направлено Восточным министерством. Я надеюсь, что генеральный комиссар выполнит и это указание министра. Как только этот вопрос будет разрешен, мы дадим второе задание, чтобы дальнейшие (!) работы по отправке осуществлялись под руководством госпожи д-ра Хаупт, которая благодаря вам проделала плодотворную работу в Минске".

Из документов, обнародованных В. Скалабаном, наиболее интересна справка "Основные музейные коллекции и собрания, возвращенные из Германии Советской военной администрацией в ноябре 1947 года", подписанная начальником отдела музеев Комитета по делам культпросветучреждений при Совете Министров БССР В. Венюковым, в которой идет описание и перечисление вывезенных музейных ценностей [22, с.8-9].

Cреди возвращенных из Баварии ценностей почти не было экспонатов бывшей Государственной картинной галереи, скрупулезно перечисленных Е. Аладовой. Да их там и не должно было быть. Судя по переписке вельможных нацистов Кубе и Розенберга, их вывезли в Кенигсберг (там они вряд ли остались) и Линц (а вот там могло хоть что-нибудь остаться). Но, к сожалению, этими следами никто (в том числе и комиссия "Вяртанне") серьезно не занимался. Просто не было и не видно пока наводящих нитей. Они исчезли в хаосе первых дней оккупации Минска, когда эсэсовцы хватали все, что попадет под руку, что взять с бандитов.

Из Минска в Гехштадт Хаупт отправила 4 вагона, а потом еще не меньше одного, из Берлина же прибыло только 2. Остальное имущество отправилось из Берлина прямо в Пушкин. И были в тех вагонах, если рассуждать логически, произведения русского и западноевропейского искусства. Ведь в списке, составленном Н. Высоцкой и М. Яницкой, их есть немало, а в документах 1947-1948-х годов уже не видно совсем [16, с.140-146].

Особое внимание хотелось бы уделить тем художественным ценностям, которые были возвращены Польской Народной Республике. Данный аспект рассматривается в статье Н. Высоцкой "Ценности, переданные из Музея истории Великой Отечественной войны в Минске в 1950г. Полькой Народной Республике".

При посещении Н. Высоцкой великолепного дворцово-паркового ансамбля в Неборове в 1990г. Её внимание привлекает "Портрет Барбары Радзивилл" особого типа "в лавровом венке", который был разработан придворными художниками Радзивиллов в Несвиже в начале XVII в. Безусловно, позднее он мог появиться в любом из многочисленных резиденций Радзивиллов, в том числе и в Неборове, как авторское повторение, реплика и т.д. При более тщательном изучении оказалось, что данное предположение подтвердилось: действительно - этот портрет происходил из Несвижской галереи [52, с.112-114].

Сразу же возник вопрос, когда же это творение было привезено в Неборов из Несвижа, были ли из Несвижа переданы портреты в другие музеи Польши.

Поиски пошли в двух направлениях. Прежде всего необходимо было обнаружить ещё другие портреты несвижской галереи в польских собраниях. И действительно: в Национальном музее в Варшаве в экспозиции имеется ещё одно произведение этого типа - "Портрет Януша Радзивилла", который в 1950 г. "поступил из Несвижа". Репродукция его была опубликована в 1967г.

К сожалению, ничего не добавила к этим сведениям и такая представительная выставка портретов личностей давней Речи Посполитой 1576-1763 гг., которая состоялась в Национальном музее в Варшаве с 22 мая по 31 июля 1993 г.

Затем пришлось обратиться к изучению учетно-хранительской документации Музея истории Великой Отечественной войны, особенно 1950-х годов, когда в Варшавский музей поступил "Портрет Януша Радзивилла" - якобы из Несвижа. Но он не мог поступить из самого Несвижа, ибо коллекции портретов в Несвиже в этот период уже не было.

Оказалось, что чудом обнаруженные в Германии и спасенные советскими воинами уникальные ценности поступили в Центральное хранилище музейных фондов пригородных дворцов Ленинграда, а от туда в 1948 г. - в разрушенные и разграбленные города Беларуси Минск и Гродно [52, с.122-115].

Но уже в 1950г.89 произведений из названных поступлений 1948г. были переданы Польской Народной Республике, что очень обеднило и без того уже до невероятности разграбленный музейный фонд Беларуси [51, с. 194].

Вполне возможно, что в ближайшее время портреты рода Радзивиллов окажутся в Несвижском замке, только, к сожалению, на непродолжительный промежуток времени. Всё дело в том, что история коллекции достаточно сложная: в 1939 году, когда произошло воссоединение Западной и Восточной Беларуси, полотна были переданы в музейное собрание; во время военных лет их вывезли, а спустя время доставили опять в Минск. Но вот в 1950-х годах сохранить коллекцию не удалось: Москва выступила с инициативой передать часть коллекции Польше, что Минск и вынужден был сделать. Нынче же представилась возможность организовать совместную выставку портретов представителей великого рода.

Как отметил заместитель Минкультуры Республики Беларусь Тадеуш Стружецкий, выставка такого плана стала бы очень значительным культурным событием. Тем более что собирать полотна будут не где-либо, а в обновлённой резиденции Радзивиллов в городе Несвиж. Это как раз тот пример, когда исторические ценности вернутся на своё место, пускай только на время.

Следует отметить, что частное коллекционерство, начиная со средних веков, определило зарождение музейного дела в Беларуси. Первыми собирателями этих коллекций двигало чувство престижа, стремление укрепить свое могущество и положение. Создавались сборы на составление которых выделялись значительные денежные средства. Необходимо сказать что пополнение музейных собраний шло различными способами. В частности за счет путешествий, государственного заказа художниками, здесь необходимо отметить главного придворниго живописца Ксаверия Доминика Геского. Также пополнение собраний шло за счет вступления в брачные союзы, так Франтишек Сапега увеличил свою собрания за счет своей невесты дочери Щасного-Потоцкого, в 1793 году получил множество произведений искусства, в том числе и гобеленов.

Следует сказать, наиболее губительным для музейных собраний оказались многочисленные войны. Музейные собрания неоднократно конфисковывались, вывозились за пределы страны, многие были утрачены бесследно. После войны значительные силы были направлены на поиски утраченного. Происходил обмен художественных произведений между странами, а также перераспределение между ведущими музеями Беларуси.

Говоря о современности, необходимо сказать, что ведется сотрудничество между ведущими музеями Польши и Беларуси. Происходит обмен опытом, а также проводиться выставки польского изобразительного искусства, после которых польская сторона дарит в фонд музея Беларуси несколько произведений. Что в свою очередь пополняет фонд Республики Беларусь произведениями польского изобразительного искусства.

3. Крупнейшие собрания произведений польского изобразительного искусства 18-20 вв. в музейных собраниях Беларуси

3.1 Польское изобразительное искусство 18 - 20 вв. в собрании Национального художественного музея Республики Беларусь

Собрание произведений польской художественной школы занимает немаловажное место в коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь. В его составе работы как всемирно известных, так и мало изученных мастеров живописи, скульптуры и графики второй половины 18-20 в. Произведения, экспонируемые на выставке, позволяют говорить о самобытности и оригинальности польского искусства этого периода.

С искусством польского классицизма второй половины 18 века знакомят произведения Шимона Чеховича (?) (1689-1775) и Тадеуша Кунца (?) (1733-1793). Оба мастера получили художественное образование в Италии, в стенах римской Академии св. Луки. Традиции европейского классического искусства приобретают в их творчестве определенную камерность. В частности, это находит свое выражение в религиозных и аллегорических сценах - "Благовещение" (Ш. Чехович (?)) и "Минерва - покровительница науки и искусства" (Т. Кунц (?)).

Потеря независимости в результате третьего раздела Речи Посполитой в 1795 г., поражение восстаний 1830-1831 и 1863-1864 гг. и последовавшие за ними репрессии, оказали глубочайшее влияние на развитие польской культуры, которой отныне предстояло существовать в чрезвычайно трудных условиях и стать неотъемлемой частью процесса борьбы за освобождение и объединение Польши.

Гражданское восприятие исторических и современных событий придало особое звучание польскому изобразительному искусству. Художники ищут темы для своих работ в историческом прошлом, в произведениях национальной литературы.

Вероятнее всего, сюжетом для небольшого полотна "Жанровая сцена" Юзефа II Бродовского (1828-1900) стал некий литературный источник, повествующий о жизни польской шляхты, либо событие из польской истории [см. приложение А]. Все персонажи картины объединены внутренней драматургией, в этой полной эмоциональной напряженности сцене каждому из них отведена определенная роль. Этим объясняется и "театральность" поз, жестов героев. Исторической достоверности художник достигает верным знанием внешнего облика героев, точностью бытовых деталей.

Стремление рассказать о жизни и быте современников было той характерной чертой, которая прямо или опосредованно преобладала в произведениях польских художников середины - второй половины 19 века. Большой популярностью пользуется в это время пейзаж, в котором присутствуют люди, животные. Они являются неотъемлемой частью воссоздаваемой художественной картины современной жизни. Примером такого рода работ на выставке служат небольшой "Пейзаж" живописца Казимира Беньковского (1863-1918) и "Гололедица" Альфреда Веруша-Ковальского (1849-1915) [см. приложение Б]. Для того чтобы достигнуть наиболее полного выражения жизненности изображенного мотива, Веруш-Ковальский стремится наполнить картину движением, включает в композицию быстро несущуюся пару лошадей, запряженных в повозку.

Среди работ мастеров польской живописи рубежа 19-20 вв. наибольший интерес в собрании музея представляет полотно "Пейзаж с мельницей" Юзефа Рапацкого (1871-1929) [см. приложение В]. В пейзажном мотиве художник сумел выразить своё драматическое ощущение современной действительности - взволнованность и напряжённость в состоянии природы глубоко созвучны полному тревог и ожиданий времени.

Важную роль в польском искусстве играл жанр портрета. Если в 18 в. предпочтение отдавалось парадному портрету, главной задачей которого было подчеркнуть социальный статус модели, то в конце 18 - 19 столетии преобладает интерес к камерному портрету, к передаче внутреннего мира портретируемого. На выставке это "Портрет Урсулы Мнишек" Констанция Александровича и "Портрет Бенедикты Антонины Софии Барбары Оссолиньской" неизвестного живописца, а также "Портрет З.И. Дивовой" Ксаверия Яна Каневского. "Портрету неизвестной" кисти Болеслава Яна Чедековского (1885-1969) присуща некоторая рафинированность, характерная для искусства Арт-нуво. Главной доминантой живописного решения является здесь сочетание розовых и жемчужно-серебристых тонов.

Собрание польской графики в коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь включает репродукционную гравюру, авторский эстамп и оригинальную графику мастеров 19 - первой половины 20 столетия.

Творчество Франтишека Костецкого (первая половина 19 века) теснейшим образом связано со Школьным Литографическим Институтом в Варшаве. Именно в литографской мастерской этого Института была осуществлена печать альбома "Portrety królów polskich i ludzi sławnych z opisem krótkim ich życia" ("Портреты королей польских и людей славных с кратким писанием их жизни", Warzsawa, 1829-1830), из которого происходит представленная на выставке литография "Портрет Яна Кароля Ходкевича".

Мягкость литографской техники, сочность тональных отношений придают гравюре необычайную живописность.

Персонажи и события польской истории воссоздаёт и Генрих Редлих (1838/1840 (?) - 1884) в гравюре "Люблинская уния 1569 года (Сигизмунд Август в Люблине)", созданной по заказу Общества изящных искусств в Вене по оригиналу знаменитого живописца Яна Матейко (1838-1893). На ней изображены участники сейма польских и литовских феодалов, проходившем в 1569 году в Люблине и принявшем Люблинскую унию - соглашение об объединении Польши и Великого княжества Литовского в одно государство - Речь Посполитую. Выполненная в технике офорта с проработкой резцом гравюра демонстрирует всё богатство тонального языка этих графических техник.

Излюбленной темой произведений живописца и графика Юлиана Фалата (1853-1929) были сцены охоты. В 1886 году по приглашению Антония V Фридриха Вильгельма Радзивилла (1833-1904) художник приехал в Несвижский замок - резиденцию князей Радзивиллов, где создал ряд живописных и графических работ, в дальнейшем украсивших отдельный кабинет в замке - "Комнату Фалата". К этой серии относятся экспонируемые на выставке "Портрет егеря" (карандаш) и "Портрет Станкевича" (акварель).

Игнатий Врублевский (1858-1953) - художник, чьё имя было незаслуженно забыто, - в основном работал как портретист. В конце 1880-х-1890-е годы им были выполнены портреты родственников - Ельских (Александра Ельского (1888), Ксаверия Павла Ельского (1894), Леона Ельского (1910?)). К их числу принадлежит и экспонируемый на выставке акварельный "Портрет Людвига Ельского" - внука родного брата деда Врублевского.

Творчество известного пейзажиста Тадеуша Нартовского (1892-1971) представлено в музейном собрании графической работой "Зимний пейзаж". В ней художник сочетает разные техники - акварель и гуашь, строя живопись на их контрасте.

Важную роль в развитии польской скульптурной школы играло медальерное искусство. Особую популярность искусство рельефа приобретает во второй половине 19 - первой четверти 20 века.

Бронзовым барельефом известного польского писателя Юзефа Игнатия Крашевского представлено на выставке творчество Леопольда Cтейнманна (Штейнманъ) (1848-1897). Изображая видного польского общественного деятеля уже после его смерти, Стейнманн стремился не столько точно передать портретное сходство, сколько выявить сдержанно-мудрую внутреннюю силу, философскую самоуглубленность, значительность и величие этого человека. Авторству Л. Стейнманна приписывается и экспонируемый на выставке барельеф - портрет Адама Мицкевича - польского и белорусского поэта.

Портреты политика Владислава Неголевского и польского историка Казимира Яроховского представляют творчество Владислава Марцинковского (1858-1947). По всей вероятности эти барельефы входили в состав серии, представляющей видных деятелей Польши. Об этом свидетельствуют идентичность композиционного решения, сходство размеров, характера надписей, а так же близость времени их создания.

В портретных композициях Чеслава Маковского (1873-1921) запечатлены его современники - известные деятели культуры Польши конца XIX - первой четверти ХХ столетия. К их числу относится и "Портрет Михала Федеровского" [39].

Родившийся в местечке Тулигловы, около Львова, Ю. Фалат учился в 1869-1875 годах в краковской Школе изящных искусств, позже - в 1879-1880 - в мюнхенской Академии художеств у Александра Штраубера (1814-1882) и Георга Рааба (1821-1885). С 1881 года художник жил и работал в Варшаве. В 1895-1905 годах занимал пост директора краковской Школы изящных искусств (с 1900 - Академии изящных искусств), в 1905-1909 годах был ректором. В 1919-1920 жил и работал в Торуни. В 1921-1922 годах Ю. Фалат являлся директором Департамента искусства Министерства народного образования и вероисповедания Польши. С 1922 года жил и работал в Быстре (Силезия), где и скончался.

Художник много путешествовал: в 1880 году он посетил Италию (Рим), в 1883 - Литву, в 1884 - Францию (Париж), 1885 - Испанию, совершил кругосветное путешествие.

Ю. Фалат рано стал популярен, его работы экспонировались на многочисленных выставках: Общества любителей изобразительных искусств в Кракове (1874, 1886, 1909, 1925), Общества поощрения изобразительных искусств в Варшаве (1878, 1883, 1885, 1904, 1909, 1926), Салона Александра Крывулты в Варшаве (1880-1905), Салона Чеслава Гарлиньского в Варшаве (1922, 1923, 1925). Художник принимал участие в коллективных выставках в Париже (1880, 1900, 1921), Льеже (1880), Берлине (1886, 1895, 1898) и в берлинском Салоне Шульта (1889, 1891, 1893, 1896, 1911, 1913), Мюнхене (1892, 1894, 1909), Вене (1898, 1902, 1908, 1928), Дюссельдорфе (1904), Венеции (1910, 1914). Персональные выставки Ю. Фалата состоялись в Познани (1910, 1927), Львове (1926), Катовицах (1930). На протяжении многих лет он был членом и участником выставок Общества польских художников и Общества распространения польского искусства за границей.

Художник писал пейзажи, портреты, но всё же излюбленной темой его произведений были сцены охоты.

В феврале 1886 года Юлиан Фалат присоединился к свите прусского принца Вильгельма, будущего прусского кайзера Вильгельма II, отправившегося в Несвижскую ординацию князей Радзивиллов для участия в княжеской охоте. Художник получил официальное приглашение сопровождать высокопоставленных охотников в качестве художника-документалиста. В Несвиже Фалат создал множество зарисовок и акварелей, многие из которых в дальнейшем легли в основу крупноформатных композиций. В своих воспоминаниях, опубликованных в 1935 году (J. Fałat. Pamiętniki. - Warszawa, 1935), художник так вспоминает время княжеской охоты и своё пребывание в радзивилловских владениях: "Днём 13 марта я оставлял Несвиж, собравшись в обратную дорогу. Четыре недели в пуще, занесённой глубоким снегом, среди морозов, которые достигали восемнадцати градусов, отстреляно восемнадцать медведей; сценические декорации, которые всё время изменялись, живописные леса, толпы загонщиков, множество охотников, характерных необычных фигур - всё это воплотилось в моих картинах, набросках, в которых я показал свой полный размах… Месяц тому назад я был в Несвиже чужим человеком, которого осматривали (как мне потом рассказывал пан Обламович) с подозрительностью; теперь при отъезде прощались со мной, как со старым другом, выпивая за моё здоровье не одну рюмку высокоградусной старки. А князь Матей простился со мной словами: "Милый пане Юлиане, Бог тебя сюда послал - люби Несвиж, как Несвиж тебя полюбил". Я возвратился в Варшаву другим художником… Теми годами обучения живу до дня сегодняшнего, осваивая и обрабатывая всё время наново неисчерпаемые темы - впечатления от полюбившейся мне страны…".

В дальнейшем принц Вильгельм пригласил художника в Берлин, где тот работал около десяти лет. Фалат ещё не раз приезжал на Полесье, на Гродненщину, в Несвиж, продолжая изображать красоты местной природы, вновь и вновь возвращаясь к сценам медвежьей охоты, свидетелем которой он был. В его произведениях появляется новый мотив - изображение красавца лося и сцен охоты на него. Именно этот сюжет лежит в основе акварели "Охотники на реке с убитым лосем" из коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь, которую Фалат исполнил во время своего визита в Несвиж, о чём свидетельствует надпись под подписью художника.

Надо отметить, что аналогичная композиция или её варианты не раз встречаются в творчестве Ю. Фалата. Так, в коллекции Верхнесилезского музея в Бытоме (Польша) хранится полотно "Возвращение с охоты на лося" (холст, масло, 78х158 см). Можно с большой долей вероятности утверждать, что акварель из коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь является первоначальной по отношению к бытомской картине. Композиция из Бытома оказывается словно "вторым кадром": скользящая по сонной воде лодка чуть сдвигается вправо, видимые на дальнем плане деревья скрываются в дымке предрассветного тумана, охотники вновь погружают шесты, толкая лодку к берегу. В этой утренней идиллии создаётся впечатление, будто лесной красавец мирно спит, убаюканный плеском воды. Мотив переправы увлёк Ю. Фалата. Помимо этих двух композиций, нам удалось встретить ещё одну картину - "После охоты на лося" (1907, холст, масло.29х115 см, лот 52), которая была продана на торгах польского аукционного дома Agra-Art в мае 2007 года и является своего рода вариацией данного композиционного решения.

Акварель "Охотники на реке с убитым лосем" [см. приложение Г] поступила в музей в 1964 году из Павловского дворца-музея в составе 30 экспонатов живописи и графики, которые, как отмечено в примечании к акту передачи, "возвращены из Берлина в 1947 г. и принадлежащие Государственному Музею БССР". Сохранившаяся на тыльной стороне подрамника наклейка свидетельствует о том, что данная работа уже до 1941 года принадлежала Государственной Картинной Галерее БССР. Можно лишь строить догадки об источнике поступления акварели в собрание Картинной галереи. Известно, что в замке Радзивиллов в Несвиже существовала "Комната художника Фалата", где на момент описи произведений искусства, хранящихся в Несвижском замке, составленной в 1939 году (НА РБ. Ф.4, оп.27, д.116, лл.2-4, 11-29), насчитывалась 21 работа художника и одна копия с его картины. Среди них были акварели, гуаши, рисунки карандашом, представлявшие сцены охоты, портреты, пейзажи. Большинство произведений приводятся в описи с указанием размеров, что облегчает их идентификацию, одна работа упоминается без указания размера и техники исполнения.

Из перечисленных в описи рисунков два в настоящее время хранятся в коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь: "Портрет егеря" (бумага, свинцовый карандаш) и "Портрет Станкевича" (бумага, акварель). Обе композиции имеют на тыльной стороне надписи "Neswiez - zamek", что подтверждает их происхождение из коллекции Радзивиллов. Принадлежность же композиции "Охотники на реке с убитым лосем" к радзивилловскому собранию вызывает сомнение. Известно, что произведения Фалата в начале ХХ века находились в частных коллекциях на Гродненщине. Его работы имелись в Массолянах Берестовицкого района в имении графов Биспингов, в Берестовице в имении графов Коссаковских, в имении Олешевичи графа Карла Константиновича Незабытовского (1865-1952), в собрании помещика Слизеня (Барановичский район Брестской области). К сожалению, местонахождение этих произведений в настоящее время неизвестно. Мы можем лишь утверждать, что акварель "Охотники на реке с убитым лосем" является одним из немногочисленных сохранившихся экспонатов довоенной коллекции Картинной галереи, что само по себе является чрезвычайно значимым [9].

Национальный художественный музей Республики Беларусь постоянно ведёт работу по поиску и экспонированию художественных и исторических ценностей, имеющих отношение к белорусской истории, но находящихся за рубежом. Когда в 2012 г. в Литовском художественном музее (Вильнюс) с большим успехом прошла выставка "Портреты Великих князей литовских и вельмож Великого Княжества Литовского из украинских музеев", у руководства НХМ РБ возникло естественное желание показать её в Минске. Ибо в эпоху ВКЛ сложилась территория нынешней Республики Беларусь, сформировались белорусский язык, письменность и книгопечатание, культурные традиции, прекрасная архитектура (достаточно вспомнить замки в Мире и Несвиже), достигло расцвета самобытное искусство - иконопись, культовая скульптура, гравюра, портрет.

Для выставки в НХМ РБ предоставили свои произведения крупнейшие и старейшие музеи Львова: Исторический музей и Национальная галерея искусств, сохранившие собрания ещё 19 - начала 20 в., а также Волынский краеведческий музей, основанный в 1928 г. Значительная часть портретов представляет высших деятелей Речи Посполитой и Великого Княжества Литовского в 14-18 столетиях, связанных с белорусскими землями не только государственными делами, но и важными событиями личной жизни. Например, Владислав Ягелло (Ягайло) обвенчался с Софьей Гольшанской в Новогрудке, Стефан Баторий построил королевскую резиденцию в Гродно и намеревался перенести сюда из Кракова столицу Речи Посполитой. Владислав Ваза в свое время посещал Несвиж, Ружаны и Жировичи. Поклониться чудотворной Жировичской иконе приезжал Ян Собеский с сыном. Из магнатских родов на выставке наиболее обширно представлены Радзивиллы. Причем восемь портретов происходят из замка в Олыке на Волыни (Радзивиллы - "князья Священной Римской Империи на Олыце и Несвиже"). Большинство портретов Сапегов, Тышкевичей, Сангушек, Поцеев, происходящие, вероятно, из их семейных галерей, впервые станут известны белорусским исследователям. Особо следует указать на ряд изображений из серии, находившейся в поместье Радзивиллов (Моравских) - Заушье (возле Несвижа), кисти львовского художника Константина Александровича [17,18].

В конце 2014 г. Открылась выставка посвященная К 140-летию со дня рождения художника Фердинанда Рущица (1870 - 1936).

Представленная на настоящей выставке картина - "У костела. Воскресный день" - была написана в Богданове в 1899 году. Художник неоднократно обращался к теме местного храма, изображал его с разных ракурсов. Представленный на полотне костел - архангела Михаила - являлся прекрасным примером белорусского деревянного зодчества второй половины 17 в. К сожалению, до нашего времени памятник архитектуры не сохранился - сгорел во время II мировой войны. Но, благодаря фотографиям друга Рущица, Яна Булгака, мы имеем возможность видеть этот костёл, а через картину художника ещё и ощутить настроение весеннего теплого дня, почувствовать единение земли, света, людей, небес, гулкими звуками льющихся с полотна.

Яркая голубизна весеннего неба, полосы теплых лучей солнца на деревянных сооружениях исполнены особой пронзительной любви и благодати. Виден притвор старенького вросшего в землю костела. В него вползают согбенные старушечьи фигурки будто череда долгих десятилетий, что прошли перед его взором; старики степенно стоят поодаль. На ожившей земле праздник - вновь вернулась весна и жизнь.

Полотна Рущица неоднократно экспонировались в Петербурге, Москве, Варшаве, Вильне, Париже. В 1921 г. во Франции художник был награжден орденом Почетного легиона за вклад в культуру.

Критики отмечали его исключительный дар колориста, а современные искусствоведы вполне заслуженно называют художника "мастером четырех стихий".

Помимо успеха в станковой живописи, Ф. Рущиц снискал себе славу прекрасного оформителя спектаклей, книжного графика, иллюстратора журналов; он делал эскизы медалей, штандартов, театральных костюмов, афиш и мн. др. Культурную жизнь Вильны 1910-20 гг. невозможно представить без фигуры Рущица, вклад его поистине огромен. Помимо этого наш земляк являлся председателем комиссии по охране памятников древностей, много ездил по Беларуси, делал зарисовки старинных замков и их руин.

Также Ф. Рущиц сохранился в памяти современников в качестве прекрасного педагога. Работал в Школе изящных искусств в Варшаве, в Краковской академии искусств, активно участвовал в возрождении Виленского университета.

Его полотна являются настоящим украшением музеев Польши, Литвы, России, а также европейских и американских собраний, в том числе и частных. В Беларуси хранится одно полотно Фердинанда Рущица [19]

3.2 Польская живопись в собрании музея "Дом Ваньковичей"

Валентий Вильгельм Ванькович - один из немногих белорусских художников 19 в., не только оставивший след в культуре своего Отечества, но и получивший известность далеко за его пределами. Он родился 12 мая 1800 г. в имении Калюжицы Игуменского уезда Минской губернии в семье потомственного уездного судьи М. Ваньковича и С. Горецкой, сестры опального после 1830 г. поэта Антона Горецкого. Семья Ваньковича связана родственными узами со многими шляхетскими родами Беларуси - Ордами, Корсаками, Малевскими, Мицкевичами, Монюшками, Товяньскими.

Как и многие местные молодые дворяне начала 19 в.В. Ванькович учился в Полоцком иезуитском коллегиуме (1811-1818) (с 1813 - факультет свободных наук Полоцкой Академии), затем на отделении литературы и изящных искусств (1818-1824) Виленского университета.В. Ванькович копирует картины старых мастеров, пишет портреты близких и друзей по университету, впоследствии известных поэтов и общественных деятелей - Т. Зана, Э. Ромера, А.Э. Одинца, Ю. Корсака, А. Мицкевича, Г. Кислинга, Ф. Малевского, А. Товяньского. За выдающиеся успехи решением Совета Виленского университета на средства университета он направлен в Императорскую Академию художеств в Петербурге.1828 год приносит Ваньковичу известность - на выставке в Академии художеств он показывает портрет Адама Мицкевича ("Мицкевич на скале Аю-Даг"), который стал впоследствии хрестоматийным, намного пережив своего создателя.

В Петербурге В. Ванькович близок со многими русскими и польскими деятелями культуры. Пишет портреты пианистки М. Шимановской, поэтов А. Пушкина, П. Вяземского, В. Жуковского.

В феврале 1829 г. Ванькович возвращается на родину в Минск. У него две мастерские - в Малой Слепянке и в Минске, где он работает вместе с другом Чеславом Монюшко. Пишет портреты отца, сестры Станиславы Горновской, Доминика Монюшко, жены Анели с детьми, дяди Антона Горецкого, слонимского предводителя дворянства Войцеха Пусловского и членов его семьи. Сложная политическая обстановка после 1830 г. и желание увидеть современное состояние европейского искусства побуждают Ваньковича в июле 1839 г. покинуть Минск. Он работает и выставляется в Берлине, Дрездене, Мюнхене, а 15 сентября 1841 г. приезжает в Париж и останавливается в семье Мицкевичей. Он болен, но, несмотря на болезнь, продолжает работать. Художник успел написать множество произведений, из которых сохранилась лишь небольшая часть в музеях и частных собраниях Англии, Франции, Италии, Польши, Литвы, России - и ни одного на родине.

В 2000 г. к 200-летию со дня рождения художника В. Ваньковича на бывшей Волосской улице Верхнего города в Минске был открыт филиал Национального художественного музея Республики Беларусь "Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины 19 века".

В 2009 г. Дом Ваньковичей пополнился и новыми репродукциями произведений художника. Их передали из Национального музея Польши, сделав копии специально для минского музея. Дело в том, что варшавский музей обладает одной из самых больших и интересных коллекций картин Валентия Ваньковича. Директор этого музея Фердинанд Рущиц откликнулся на просьбу белорусских коллег глубже познакомить минчан с творчеством художника. В результате для репродукций были отобраны работы, разные по манере, технике, времени создания. И вот теперь в филиале Национального художественного музея можно увидеть автопортреты Ваньковича, портреты его близких и друзей, императора Наполеона Бонапарта, скрипача Кароля Липинского, которого называли польским Паганини.

По словам директора Польского института в Минске Петра Казакевича, несколько произведений Ваньковича есть и в Варшавском музее литературы. Репродукции этих картин также будут переданы в музей художника.

Также в музее экспонируются также живописные копии (например, "Автопортрет" Ваньковича, ок. 1840 г., польского художника Ришарда Примке). Кроме этого экспонируются подлинные живописные произведения других художников первой половины 19 в., современников Ваньковича: портреты "Александра Монюшко" (1816) Яна Рустема, "Марии Мицкевич" (1856) Тадеуша Горецкого, "Зинаиды Дивовой" (1841) Ксаверия Каневского; натюрморты 1830-х гг. Ивана Хруцкого, картины "Вербное воскресенье" (1847) Канутия Русецкого, "Павел I освобождает Тадеуша Костюшко" (1820-е) Яна Дамеля и предметы декоративно-прикладного искусства (книжный шкаф, люстра и мраморные часы 18 - начала 19 в.). В дополнении к экскурсионному ряду в 1990 г.А.М. Кашкуревичем созданы две гравюры - "Окрестности Вильно. Снипишки" (с хромолитографии И.Ф. Хруцкого) и "Париж. Опера" (с офорта Эрнста Лефевра).

Ваньковичи и многие их друзья коллекционировали произведения декоративно-прикладного искусства, живопись европейских и местных художников. Гарнитур орехового дерева 1830-х гг. - уютный уголок гостиной. Зеркало позволяет расширить пространство зала. Все предметы в гостиной - произведения искусства: наборного дерева комод и овальный столик, лампа 19 в., мраморные скульптуры: "Данте Алигьери" работы итальянского мастера начала 19 в. и "Поцелуй Амура", свободная реплика французского ваятеля середины 19в. со знаменитого творения Антонио Кановы. Эта скульптурная группа имеет непосредственное отношение к убранству дома Ваньковичей, так как она была обнаружена (1950-е годы 20 в.) в земле на территории усадьбы. В остальных комнатах господского дома, и мемориальных и тех, в которых демонстрируются усадебные портреты.

В трех залах жилой части господского дома разместилась портретная галерея, включающая 20 усадебных портретов, предназначенных исключительно для родных, для своих потомков. Представители разных слоев шляхты - от магнатов до мелкопоместной, их жены и дети навсегда застыли на этих полотнах. Портреты логично встроены в концепцию музея и существенно дополняют представление о костюме, прическах, быте конца 18 - первой половины 19 в.

Путевые зарисовки Канутия Русецкого (1800-1860), 22 цифровые копии графических работ (акварель и рисунок карандашом) составили выставку, которая с 29 августа 2014 г. экспонировалась в филиале Национального художественного музея Республики Беларусь музее "Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины 19 в.". Выставка в расширенном формате летом 2013 г. демонстрировалась в музее "Замковый комплекс "Мир". Сотрудники комплекса сформировали её благодаря сотрудничеству с библиотекой Литовской академии наук имени Врублевских. В 1844-1846 гг. виленский художник Канутий Русецкий путешествовал по Литве и Новогрудчине с альбомом, в который зарисовывал виды костёлов, местечек, замков, крестьянский типаж. Листы из этого альбома и составили настоящую выставку.

Значительная часть альбома представляет пейзажи родной земли, изображения исторических мест, объектов архитектуры. В первую очередь в этой серии работ стоит выделить изображение Мирского замка, по которому потом были выполнены две литографии; одна из них попала в издание Франтишка Максимилиана Собещанского, посвящённое истории польского искусства, а вторая появилась в книге Владислава Сырокомли в 1853 г.

Акварельное изображение Новогрудка с полуразрушенным храмом на переднем плане перекликается с итальянскими зарисовками художника. В Несвиже Канутий Русецкий выполнил два рисунка замка, акварельный и графический, а также костёла Божьего тела. Ещё одним примером графической работы являются изображения дворца Рдутловских в Снове и костёла в Ивье. К этому же ряду работ стоит добавить изображение костёла в Геранёнах, также представленное на выставке. [20].

Сегодня главное богатство Дома Ваньковичей - портретная галерея, куда вошло множество репродукций работ мастера. На картинах изображены его современники, мелкая шляхта, служащие судебных ведомств, их жены и дети

Дворянские усадьбы, как и магнатские резиденции, сыграли большую роль в развитии белорусской культуры 18 - первой половины 19 в. При слабом развитии городов, усадьбы с их многотысячными библиотеками, огромными архивами, любительскими театрами, оркестрами, семейными галереями, с коллекциями художественных произведений европейских и местных мастеров выполняли функции культурно - просветительских центров. Таких центров на территории Беларуси было немало.

3.3 Польское изобразительное искусство в собрании Гродненского государственного историко-археологического музея

Гродненский государственный историко-археологический музей был основан в 1920 г. В 1922 г. Музей был открыт для посетителей в доме бывшего вице-губернатора по инициативе и под руководством выдающегося историка, археолога и краеведа Юзефа Ядковского. Он заложил основу внушительной музейной коллекции, проведя археологические раскопки Нижней церкви 12 в., собрав уникальные предметы искусства, старинные книги и монеты. Через два года магистрат передал музею помещения Старого замка.

В марте 1920 г. Комиссия опеки над памятниками искусства и культуры при Гродненском уездном управлении начала поиск и сбор памятников истории и культуры для фондов государственного музея. Музейное собрание был очень разнообразен: древняя кафель, изделия гродненских мануфактур, портреты королей и магнатов, живопись на религиозную тематику, иконы, ковры в технике двойного ткачества и народные пояса, документы 15-17 вв., книги 15-19 вв. Своей значимостью уже тогда выделялась археологическая коллекция.

Во время Второй мировой войны часть коллекций была разграблена. Отдельные материалы и коллекции были переданы в Белостокский областной краеведческий музей [58].

В сентябре 1944 г. начались работы по восстановлению Областного исторического музея в Гродно. Постановлением СНК БССР от 2 августа 1945 г. он был переименован в Государственный историко-археологический музей, что поднимала его официальный статус до республиканского. Структурно музей состоял из:

) Старого замка;

) подземного музея на месте археологических раскопок;

) Коложской церкви;

) естественнонаучного музея;

) дома писательницы Э. Ожешко. [54, с.29-30].

В 1950-е годы портретная живопись (16 портретов), произведения графики и декоративно-прикладного искусства, о чём свидетельствует список музейных экспонатов Гродненского государственного историко-археологического переданных музеям Польши и Государственному музею БССР. Ряд редких изданий - Государственной библиотеке имени В.И. Ленина [52, с.122].

В начале своей истории ГГИАМ назывался "Историко-художественный музей" и обладал довольно значительной коллекцией светского и религиозной живописи, в том числе западноевропейского. К сожалению, коллекция была передана музеям Польши и России. Изменив не только название, но и профиль, историко-археологический музей не занимался целенаправленным сбором художественных коллекций. Только с 1991, со времени создания художественного отдела, расширяется тематика художественных коллекций, осуществляется планирование их комплектования.

Коллекция живописи насчитывает свыше 500 единиц хранения. Интерес представляют отдельные произведения В. Мазуровского, Ю. Клевера, Л. Лагорио, Р. Фалька, К. Малевича.

Коллекция графики довольно значительная (2734 единицы). Прежде всего следует сказать о гравюре изображающей заседание Любленского сейма 1569 г., на которой королевство Польское и великое княжество Литовское объединились в одно государство - Речь Посполитую. Также имеется литография Мирского замка, построенного в 15 веке и гравюра Цюндта, изображающей общий вид города Гродно. На переднем плане гравюры изображен приезд русского посольства в Гродно для заключения перемирия с польским государство [55, с.30-32].

Коллекция скульптуры насчитывает 177 единиц. В основном это произведения белорусских скульпторов. Отдельного внимания заслуживает бюстр короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского (1764-1795).

Бюст относится к стилю "станиславовский классицизм", существовавшем в искусстве Речи Посполитой в 1760-1790-е гг. и выделяется своеобразным сочетанием элементов классицизма (героичность и индивидуальность образа) и барокко (сильная экспрессия и динамизм формы). Голова короля повернута вправо относительно плечевого пояса и немного приподнята. Голова покрыта париком. Король одет в доспехи, из-под которых около шеи видно кружевное жабо; на плечи накинут плащ с горностаевой подшивкой. На груди находится орденская звезда (вероятнее всего - Святого Станислава, учреждена Станиславом Августом Понятовским 7.05.1765 г.). Бюст размещается на круглом постаменте.

Автором бюста был Ле Брун Андре-Жан (Le Brun Andre-Jean, 1737-1811), придворный скульптор короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского.

Бюст был поставлен в 1784 г. в Доминиканском костеле в Гродно, где простоял до 1874 г. В 1924 г.Ю. Ядковский, с 1920 г. правительством Польши утвержденный руководителем бюро государственной опеки над памятниками истории и культуры в Гродно и Гродненском повете, в статье "По-доминиканская гимназия в Гродно"описал бюст следующим образом: " С левой стороны от входа находился омбон, а напротив его памятник Станислава Августа, выставленный отцами доминиканцами в 1784 г. Памятник украшал бронзовый бюст короля, а на таблице с черного мрамора была вырезана надпись: "Найсветлейшему Королю Польши, Великому князю Литовскому, Станиславу Августу, самому великому в преданности Богу, религиозности, любви к подданным, скромности и справедливости, который чтобы и далее живет и правит счастливо не для себя, а для Отечества, самому ласковому Пану Доминиканская семья возвела этот памятник в 1784 г. от благодарного сердца за высказанную королевскую опеку монастырю этого ордена и за наделение его вечными привилегиями". После кассации костела памятник перенесли в помещение директора гимназии. В 1908 г. гродненский декан ксендз Эллерт обратился к школьному руководству с просьбой о передаче памятника в фарный костел в Гродно. Куратор виленского округа приказал перевезти памятник в Вильно, где он должен был находиться в университетских стенах. Акварель, которая представляет памятник Станислава Августа в костеле Доминиканцев в Гродно, мы нашли в Румянцевском музее в Москве среди гравюр, вывезенных из музея Е. Тышкевича в Вильно. Теперь, следует надеяться, что этот памятник вернется в Гродно и найдет место в здешнем музее.

В следующем году Ю. Ядковский в "Музей в Гродно. Ежегодник ІІ за 1924 г." писал: "В 1918 по распоряжению оккупационных властей (немецких), а именно куратора Научного округа в Вильно, вывезен из Гродно в Вильно бронзовый бюст Станислава Августа с памятника, поставленного доминиканцами в их костеле в Гродно. Усилия музея, поддержанные вмешательством господина Старосты и господина Президента города Гродно, до конца 1924 г. не имели успеха: бюст Станислава Августа до этого времени находится в университетской библиотеке в Вильно".

В 1925-1930-е гг. бюст был передан в Государственный музей в Гродно из Университета имени Стефана Батория в Вильно.

Впервые был опубликован в 1924 Ю. Ядковским вместе с репродукцией акварели "Памятник Станислава Августа в костеле Доминиканцев в Гродно (согласно акварели, которая находится в Румянцевском музее в Москве)".

Местонахождение бюста (по годам): 1784-1874гг. - Гродно, Доминиканский костел; 1874-1918гг. - Гродно, Мужская гимназия в по-доминиканском монастыре; 1918-1920-е гг. - Вильно, Университет имени Стефана Батория; не раньше 1925г. - Гродно, Государственный музей [58].

Музейное собрание, насчитывающие свыше 200 тысяч единиц хранения, интенсивно пополняется материалами археологических исследований, произведениями изобразительного искусства, редкими изданиями. Фондовые коллекции охватывают весь спектр краеведческой тематики. Кроме того сохраняются памятники истории и культуры Центральной и Западной Европы.

Гродненский музей сохраняет большое количество уникальных и интересных экспонатов каждый из которых имеет свою неповторимую историю.

3.4 Польское изобразительное искусство 18-20 вв. в собрании Гомельского дворцово-паркового ансамбля

В состав Музейного фонда Беларуси входит собрание Музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, основу которого составляет уникальная художественная коллекция князей Паскевичей, которые владели Гомельским дворцом в 1834-1917 гг. В ней были представлены почти все жанры искусства, сохранялись произведения известных художников 19 в.

Самым продуктивным в отношении архитектурной реорганизации дворца и собрания в нем коллекции произведений искусства были 1830-1856 гг., когда ими владел Иван Федорович Паскевич, известный российский военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал, граф Эриванский, князь Варшавский. Вместе с мебелью, коврами, осветительными приборами, часами и другими произведениями декоративно-прикладного искусства дворцовые залы и комнаты украшали произведения искусства, графики и скульптуры. Их приобретали уже или заказывали в престижных магазинах или мастерских Санкт-Петербурга или Варшавы, которые обслуживали царский двор.

Для исследования и атрибуции произведений изобразительного искусства, которые были написаны по заказу И.Ф. Паскевича для Гомельского дворца художниками, проживавшими в Польше, использовались произведения, которые сохранились в музейных собраниях, документы Национального архива Беларуси, описи имущества дворца за различные годы.

В первой половине 19 в. в польском искусстве интенсивно развивалось романтическое направление, которое оказывало влияние на национальную культуру, что объясняется ее специфическим характером, основанном на идее возрождения польской нации. Одним из основателей польской романтической живописи считается художник Александр Орловский (1777-1832 гг.). В описях Гомельского дворца вспоминаются его картины с изображениями "татарина в чалме", башкир, киргизов, "казаков верхом", мужские портреты, картины польской жизни 18 в. Практически все произведения А. Орловского с фондов музея Гомельского парково-дворцового ансамбля в 1939 г. были переданы в Минск для картинной галереи, которая организовывалась в то время.

Картины "Башкир на коне", "Автопортрет" в современном собрании Национального художественного музея Республики Беларусь позволяют сформировать некоторое впечатление об уникальности паскевичевой коллекции картин А. Орловского - виртуозного рисовальщика, колориста и баталиста-романтика.

Видным представителем романтизма в польской живописи был Мартин Залесский (1796-1877). В сборе Музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля находится картина "Изображение Тифлиса" с надписями на обратной стороне картины. Слова "записал Залесский" не раз вспоминаются на страницах описей дворцовой принадлежности как в отношении авторских работы, так и копий произведений других авторов. Заместитель Царства Польского И.Ф. Паскевич заказал М. Залесскому копии с картин итальянского художника Бернарда Берлота (Канолета), который был известен своими многочисленными картинами с видами Варшавы. Произведения Б. Берлота украшали королевский замок в Варшаве, в котором находилась резиденция И.Ф. Паскевича. В Гомеле картины М. Залесского, которые отражали разнообразие варшавских архитектурных пейзажей и интерьеров, находились в башне дворца вместе с другими произведениями, которые посвящались деятельности фельдмаршала в Польше.

При помощи И.Ф. Паскевича М. Залесский получил государственный заказ на исполнение картин с видами крепостей и укрепленных мест западной части Российской империи. В связи с этим в 1839-1848 гг. художник много путешествовал, посетил и Гомель, где написал картину "Вид Гомельского дворца", которая согласно дореволюционным описям находилась в дворцовой башне. Панорама башни позволяет составить впечатление про его вид в 1840-е гг. Точный и выразительный силуэт дворца с пышными фрагментами пейзажного парка нарисованы на фоне колоритного, с облаками неба. Подробно читаются скрупулезно выписанные архитектурные детали строения, парковые аллеи и посадки. От яркого голубого неба в верхней части композиции и осветленного дворцового фасада в центре художник делает переход к темному, почти черному, затененному переднему плану. Это характерный прием в живописи М. Залесского - символиста, который стремился подчеркнуть борьбу света и тьмы. Как правило, в его композициях присутствуют статические фигуры, как в гомельском пейзаже, где показаны дамы с кавалерами, которые едут в карете, дворовые люди, которые идут и стоят.

Среди многочисленных произведений искусства портретного жанра в гомельском художественном собрании И. Ф, Паскевича находились работы Яна Ксаверия Каневского (1805-1867). За парадное изображение И.Ф. Паскевича, написанное в 1845 г., художнику было присвоено звание академика живописи. Исполненная им в 1849 г. копия находится в Государственном Русском музее, другая была в Академии наук в Санкт-Петербурге. Во дворце И.Ф. Паскевича находился написанный Я. Каневским "Портрет митрополита Антония", подаренный фельдмаршалу.

"Портрет Зинаиды Сергеевны Дивовой" с фондов Национального художественного музея Республики Беларусь красноречиво свидетельствуют о внимании и старании, которые проявлял этот художник к своим моделям.

В описях дворца есть информация о наличии в собрании Паскевичей различных по материалу и технике исполнения портретной миниатюре.11 акварельных портретов на кости, которые сохранились в собрании Музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, представляют членов семьи Паскевичей. Среди них - 5 работ, которые принадлежат руке крупнейшего польского миниатюриста первой половины 19 в. Станислава Маршалкевича (1789-1872), который пользовался большой популярностью среди своих современников и написал около 1000 миниатюрных портретов. Однако ранее не было известно про наличие его произведений в Гомельском дворце. Среди перечисленных в различных публикациях миниатюр этого художника вспоминается и портрет И.Ф. Паскевича, который находится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. В гомельском варианте фельдмаршал показан в генеральском мундире, с орденской лентой, наградами и знаками отличия, руки скрещены на груди, в правой он держит фельдмаршалский жезл. За основу работы был взят фрагмент композиции картины Ф. Крюгера из Фельдмаршалского зала Эрмитажа, что дает основания датировать портрет после 1834 г. Остальные миниатюры семьи Паскевичей - его жены Елизаветы, дочери Анны, сына Федора 3 как подписанные С. Маршалкевичем, так и те, что, как считается, исполнены им, также демонстрируют виртуозную манеру художника и характерные особенности жанра портрета первой половины 19 в., которые заключались в "демократизации типажа, внимании к индивидуальным чертам изображенных людей, более реалистической трактовке из образов".

Многие критики 19 и 20 вв. отметили, что в работах Я. Суходольского прослеживается сильное влияние творчества А. Верне. Характерный для него точный рисунок батальных сюжетов с массовым участием войск, определенные позы, эффекты были заимствованы А. Суходольским, а затем использованы им как готовые шаблоны в других произведениях. В их числу относится манера рисования коня, как правило, арабского скакуна, с расправленной грудью, раздутыми ноздрями и хвостом, который развивается. Художник позаимствовал у А. Верне и эффект осветления сцен в картинах двумя источниками света: огня и луны.

На полотне "Штурм крепости Ахалцых" выразительно прочитывается последняя схема. Тут показан захват российской армии турецкой цитадели ночью. Преодолев наполовину разрушенную городскую стену (на переднем плане), российские войска двигаются к центру бастиона, где светит яркое пламя, освещающее поле битвы. Средний план выделен группой солдат. Над ней возвышается фигура их офицера с поднятой саблей и флагом в руках, закликающего атаковать врага. Заметно применение известного романтического мотива Э. Делакруа с картины "Свобода, ведущая народ".Я. Суходольский нарисовал картины, посвященные другим битвам кавказской кампании И.Ф. Паскевича для Зимнего и Гомельского дворцов. Его картины "Снятие Карса в 1828 г." и "Взятие Арзерума в 1829 г." находились в Фельдмаршальском зале Эрмитажа около парадного портрета И.Ф. Паскевича. Подобные названия картин можно найти и в описях имущества Гомельского дворца. В наше время в Музее Гомельского дворцово-паркового ансамбля, кроме картин "Штурм крепости Азалцых" сохранились также и другие произведения художника - картины "сдача крепости Абас-Абады", "Сдача крепости Эрзерум 27 июня 1829 г.", другие произведения исторического жанра, которые могут быть приписаны авторству Я. Суходольского.

Картина с фондов Музея гомельского дворцово-паркового ансамбля "Паскевич на биваке", приобретенная в Санкт-Петербурге в 1867 г., несправедливо приписывается в музейной документации М. Залесскому. Сцены с лагерем на привале не раз встречаются в творчестве Я. Суходольского. В этой картине читается описанный выше художественный прием художника, который использовал два вида осветления: холодный голубой свет луны и оранжево-горячее свечение костра. В Гомельском дворцово-парковом дворце сохранилась картина, в названии которой отражены любимый сюжет Я. Суходольского "Ночь, освещение лунным огнем, писала Я. Суходольский" и которая не сохранилась до наших дней. При сравнении картины "Паскевич на биваке", которая сохраняется в Музее Гомельского дворцово-паркового ансамбля с картиной "Бивак польских уланов под Вагрой" (Национальный музей в Варшаве, 1859), который принадлежит перу Я. Суходольского, не возникает сомнений, что оба произведения как композиционно, так и колористически задумывались им. Это значит, что автором "Паскевича на биваке" мог быть Я. Суходольский, а М. Залесский, вероятно, сделал только копию картины.

Авторство живописного произведения "Взятие в плен Гаки-Паши 20 июля 1829 года", которое находится в фондах Музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, ранее также приписывали М. Залесскому. Однако в его творчестве, в том числе когда он копировал картины других художников, батальные сюжеты не встречаются совсем. Возможно, ее автором является Тадеуш Брадовский (1821-1848). По заказу И.Ф. Паскевича он исполнял в Варшаве копии с картин Я. Суходольского, за что получал стипендию для обучения за рубежом, в Риме и Париже.

Т. Брадовский писал в основном батальные произведения и, находясь под воздействием творчества А. Орловского, часто рисовал конников. Некоторые картины на тему турецкой и персидской кампаний И.Ф. Паскевича в собрании Гомельского дворца могут быть копиями произведений Я. Суходольского, которые исполнил Т. Брадовский. Что касается "Взятия в плен", то картину с таким же названием удалось найти в перечне произведений Т. Бродовского в "Словаре польских художников", составленном Э. Растовицким, и в "Словаре художников, скульпторов" Е. Бенези, что может доказать авторство Т. Бродовского в отношении к отмеченной картине, которая находится в музее Гомельского дворцово-паркового ансамбля.

В Музее гомельского дворцово-паркового ансамбля находится нарисованная также в историческом жанре картина из собрания князей Паскевичей "Получение военной контрибуции русскими от персов". Ее характеризуют жесткая манера живописи, стаффажные фигуры персонажей и гладкая лесировочная техника. В литературе, посвященной польскому искусству, хранятся сведения о польском художнике Альфреде Шупе (1812-1899), который в своем творчестве прошел путь от историзма до реалистического искусства. И.Ф. Паскевич выделил ему стипендию для учебы в Академии св. Лукаша в Риме. Через несколько лет после ее окончания, по заказу заместителя Царства Польского художник выполнил указанную выше картину "Выплата персами военной контрибуции русским" (вариант перевода с польского языка). В 1845 г. она вместе с другими работами А. Шупе экспонировалась на Публичной выставке в Варшаве. По оценке, которую критики дали картине, работа была робкой, статической и нечеткой, с неудачной композицией. Вместе с тем, за выставленный одновременно итальянский пейзаж А. Шупе получил серебряную медаль выставки.

В этой картине у художника проявилось явное отсутствие вдохновения в показе русского победителя поляков И.Ф. Паскевича. Другая написанная А. Шупе картина "Сдача флагов при Джаван-Булаке после битвы 5 июля 1827 г." из фондов музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля демонстрирует несколько насмешливое отношение автора к событиям, что проявляется в выявлении фигур русских офицеров и фельдмаршала, которые напоминают игрушечных оловянных солдатиков и похожи друг на друга. Скорее всего, художник таким образом выразил свое негативное отношение к И.Ф. Паскевичу и царской политике в Польше.

Наряду с произведениями живописи, в Гомельском дворце находилось большое количество скульптурных произведений. В парке, на площадке с южной стороны башни, была установлена конная статуя князя Юзефа Понятовского работы датского скульптора Б. Торвальдсена. В коллекции художественной бронзы музея Гомельского дворцово-паркового комплекса хранится миниатюрная бронзовая модель этого памятника. Скульптурное изображение помещено на прямоугольном пьедестале, на сторонах которого размещены надписи на польском и немецком языках "Князь Юзеф Понятовский" и родовой герб Понятовских. Овальное клеймо "Warszawa Trouv? 1840" на фундаменте постамента принадлежит бронзавщику Жану Труве.

В 1822 г. он приехал в Варшаву из Франции, а в 1827 г. стал обладателем бронзолитейной мастерской. Эта мастерская прославилась созданием вещей, которые производились "по образцу парижских, отличались тщательной обработкой и хорошей позолотой" и экспонировались на Всероссийских художественно-промышленных выставках 1839, 1841 и 1857 гг. Сделанная мастерской Ж. Труве в 1840 г. модель памятника Ю. Понятовскаму также отмечено качественным исполнением, нюансировкой деталей, комбинарованием зеленовато-коричневой патины с золочением мелких элементов. Полководец представлен в одежде римского воина, с приподнятым мечом в правой руке, который некуда указывает. Образцом для этого произведения стал древнеримский монумент императора Марка Аврелия. Эта скульптура представляла для Паскевичей особую ценность, поскольку была внесена в "Каталог собраний Ф.И. Паскевича", где находились лишь чуть более 2 тыс. произведений из огромной семейной коллекции художественных произведений.

В собрание художественного металла музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля входит еще одна скульптура - фельдмаршала И.Ф. Паскевича на коне, отлитая в чугуне. Расшифровка надписи на ее постаменте позволило интерпретировать ее создателей. Автором модели являлся Юзеф Майнерт (1813-1879) - известный медальер и гравер Варшавского монетного двора. Несмотря на то, что среди его работ не встречается круглая скульптура, несомненно, что выполнил конную статую И.Ф. Паскевича именно он. Произведение было отлито в варшавской мастерской Яна-Короля Древса. Фабрика Древса на протяжении второй четверти 19 в. не имела себе равных во всей Польше. В это время чугунное литье приобрело особую популярность как в архитектурном отделке зданий, изготовлении предметов обихода, так и в отливе скульптуры, в том числе монументальной и кабинетной. На выставке 1841 г. в Варшаве фирма Древса была обильно представлена статуарным литьем, в том числе и конной скульптурой заместителя Царство Польского И.Ф. Паскевича. По мнению заместителя директора Национального музея в Варшаве Ричарда Боброва, в Гомеле находится именно экспозиционный экземпляр скульптуры, который мог быть приобретен И.Ф. Паскевичем непосредственно на выставке. Он аргументировал это наличием расширенной латино-язычных надписях на произведениях, благодаря которому были получены сведения о ее авторах.

В сборе изобразительного искусства Гомельского дворца, как видно из описей имеющихся вещей, находилось большое количество графических работ. Одним из раритетных произведений считалось гравюра, на которой И.Ф. Паскевич был представлен на белом коне с фельдмаршальским жезлом в руке. Она была создана в 1847 г. на основе картины художника Я. Суходольскага варшавским гравером Фридрихом Адольфом Дитрихом (1817-1860) по заказу императора Николая I. Всего было сделано только три отпечатки этого портрета: для Зимнего дворца, в коллекцию гравюр сенатора Д.А. Равинскага и в дворец И.Ф. Паскевича, после чего медная доска была уничтожена самим автором. Местоположение гравюры в наше время неизвестно.

В период проживания фельдмаршала в Польше начал формироваться и его библиотечный сбор, который затем собирали его сын и невестка в Гомеле. По персональному заказу И.Ф. Паскевича книги переплетались в высокохудожественные обложки в Варшаве. Здесь же печатался и специально разработанный знак "Ex libris" библиотеки заместителя. Экслибрис И.Ф. Паскевича выполнен в виде герба Паскевичей и имеет двойную линейную рамку. Поиски сведений об авторе завершились успешно. Также, либо "J. Herkner Lit.", подписывался варшавский медальер и гравер Юзеф Херкнер (1802-1864). Он прошел курс обучения на отделении изобразительных искусств Варшавского университета, с 1827 по 1856 г. был старшим гравером в мастерской Варшавского монетного двора. В 1837 г. основал собственное литографическое предприятие, где печатались иллюстрации книг и журналов, портреты, карты и, как видно из подписи Ю. Херкнера, выполнялись отпечатки экслибриса библиотеки Паскевичей.

Таким образом можно отметить, что произведения художников из Польши, которые находились в Гомельском дворце И.Ф. Паскевича, составляли достаточно целостный комплекс, и в первую очередь отражали желание владельца увековечить события, связанные с его военной карьерой. Проживая в Варшаве и имея практически неограниченную власть и средства, заместитель пользовался услугами местных мастеров, которые получали от него значительную финансовую поддержку как в качестве вознаграждения за выполненные заказы, так и в виде стипендий для обучения за рубежом. Таким образом, путем привлечения мастеров из Польши, которые находились под влиянием передовой художественной мысли Европы, к оформлению Гомельского дворца И.Ф. Паскевича, сюда проникали самые последние тенденции в искусстве, которые проявились в этот период чертами позднего классицизма и романтизма [15, с.29-35].

3.5 Несвижская коллекция произведений польского искусства

Как хорошо известно, Николаем Радзивиллом Сироткой (1549-1616) было положено начало созданию коллекции портретов в Несвижском замке. На протяжении 16-20 вв. неоднократно проводилось ее описание. Инвентари 18-19 вв. дают нам представление о масштабе и составе этого собрания: в 1779 г. - 989 произведений, в 1857 г. - 211 памятников, в 1928 г. - 256 экспонатов. В результате вышеназванных перепроверок на самих памятниках (с лицевой или обратной стороны) появились многочисленные номера, соответствующие определенным описям.

Наличие номеров на каждом произведении свидетельствует о включении его в разные инвентари. Но тут возникает вопрос: в какие именно? Сведение номеров произведений с номером конкретного инвентаря чрезвычайно важно для установления личности портретируемого - основополагающего элемента при атрибуции памятников [63, с.43].

Публикация инвентаря коллекции радзивилловских портретов имеет огромное значение. Нередко только соединение номеров инвентарей с номерами на самих произведениях позволяет установить личность портретируемых. Зная, что Радзивиллы, одновременное концентрацией архивных документов, собирали свои родовые ценности, в том числе и портреты, представляется необходимым изучение и публикация инвентарей принадлежавших Радзивиллам дворцов. Все ветви Радзивиллов: гонендзко-медельская (просуществовала до середины 14 в.), биржско-дубинская (была до второй половины 17 в.) и несвижско-олыкская имели коллекции. Для многочисленных дворцов Радзивиллы заказывали изображения своих предков. Портреты их можно было видеть в Неборове, Варшаве, Вильно, Несвиже и других резиденциях.

В самом же Несвиже работало немало художников в 16-18 вв.: Дышкевич, Зашковень Андрей, Миколаевский Станислав, Лютницкий Казимеж, Петракович Константин с тремя "хлопцами", Циоли Доминик, Фильхи де Ян, Марцин, Тыц, Малаховский Эстко, Новицкий Александр, Ясиньский Самуэль, Мортельман Альберт и мн. др.

Усилиями польских, литовских, русских, украинских, белорусских исследователей, как А. Каменецкая, Т. Карпович, М. Матушакайте, Е. Петрус, Е. Рущиц и многие другие, доказано, что портреты несвижской коллекции создавали художники Италии, Фландрии, Голландии, Франции, Германии. [5, с.83-86].

Необходимость популяризации портретов рода Радзивиллов привела к созданию специального альбома в Несвиже в 1758 г. Ретушью этих гравированных изображений персон занимался в 1747 г. Кеавернй Доминик Гески (умер в 1764 г.). Весьма интересным является то, что эти гравюры (еще даже неизданные) были востребованы художником Казимиром Лютницким, который использовал их для написания 166 портретов для Мирского замка [56]. Этот факт примечателен и еще раз показал, как необходимо цельно изучать все портретное наследие Радзивиллов. Важную роль в этом процессе имеют подлинные инвентари определенных коллекций [64, с.101].

В интересующем нас каталоге Несвижской коллекции 1928 г. из 256 произведений 100 оказались пропущенными. Итак, из 256 номеров Несвижского инвентаря 1928 г. (при опущенных в нем 100 номерах осталось 156 произведений) только 15 портретов найдено в Беларуси. Где же остальные - 141 памятник? Остро встала необходимость поисков материалов о передаче коллекции несвижских портретов в 1939 г. из замка в Минск, в Государственную картинную галерею БССР. Вывезенная в 1941 г., во время Великой Отечественной войны, в Германию, она частично вернулась в Беларусь. По акту 24/286 из Центрального хранилища фондов пригородных дворцов Павловска в 1948 г. в Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны были переданы 73 произведения. Гродненский государственный историко-археологический музей получил из довоенных фондов 18 памятников. А 13 августа 1950 г. из фондов этих двух музеев в Польскую республику, вероятно, из Несвижской коллекции было передано 89 экспонатов.

Поэтому для дальнейшего "оживления" номеров каталога портретов Несвижской галереи 1928 г., значение которого для исследователей трудно переоценить, необходимо включение большего числа памятников музеев Беларуси и Польши.

На современном этапе так же идет пополнение фондов музейного собрания. В 2009 г. представитель магнатского рода Радзивиллов Мацей Радзивилл, который приехал в Беларусь из Варшавы, передал национальному историко-культурному заповеднику "Несвиж" ряд изобразительных материалов. В их числе - копии гравюр 17 в. с изображением основателя Несвижского замка князя Николая Криштофа Радзивилла Сиротки, а также государственного и военного деятеля Великого княжества Литовского Януша Радзивилла. Кроме того, заповеднику вручены 162 копии графических листов придворного художника Гершки Лейбовича с портретами представителей рода Радзивиллов. Альбомы 18 столетия с оригиналами этих гравюр хранятся в Национальном историческом архиве Беларуси и в Национальной библиотеке Беларуси. Мацей Радзивилл также передал в дар заповеднику цифровую цветную копию на холсте иконы Божьей Матери из дворцовой часовни Несвижского замка - памятника архитектуры 16-18вв., внесенного во Всемирный список природного и культурного наследия ЮНЕСКО и ныне находящегося на реставрации. Оригинал этой иконы находится в семье Радзивиллов в Варшаве.

Передача материалов состоялась в рамках однодневной международной научно-практической конференции "Несвижский дворец Радзивиллов: история, новые исследования, опыт создания дворцовых музейных экспозиций", которая проходит в Несвиже. Участниками конференции являются 36 исследователей из Беларуси, Литвы, Польши и России.

3.6 Собрания Радзивиллов в замковом комплексе Мир

Впервые поселение Мир упоминается в 1434 г., когда становится частным имением господарского маршалка Сеньки Гедыгольдовича. По составленному им завещанию в 1451 г. Мир переходит к Анне Бутримовне, его приёмной дочери. В 1476 г. Анна передаёт Мир в пожизненное владение жене Сеньки Гедыгольдовича - Милохне, а после её смерти - двоюродному брату Юрию Ильиничу, при котором в 20-е гг. 16 вв. началось возведение замка. [6, с.150]

Немало важное значение при описании феодальных владений 17-18 вв. на Беларуси имели инвентари. Одним из такого рода описаний Мирского замка является инвентарь 1688, который находится в Радзивилловском архиве, поскольку Мир в 16-18 вв. был сердцевиной радзивилловской латифундии, носившей название Мирского графства согласно одному из титулов Радзивиллов "граф на Мире".

Говоря о собраниях Мирского замка следует сказать, что о произведениях, находившихся в Несвижском замке, а теперь хранящихся в зарубежных собраниях, известно больше. Образцы живописи, декоративно-прикладного искусства, миниатюры входят в коллекции национальных музеев и королевских замков Варшавы и Кракова, Львовского исторического музея, Литовского художественного музея в Вильнюсе.

В коллекции Королевского замка Варшавы находятся три портрета-миниатюры, не вошедшие в каталог выставки 1993 г. "Где Восток встречается с Западом": изображения Доминика Радзивилла (или Кароля Моравского?) 1810 г., Яна Доброгоста Красинского, последняя четверть 17 в. и портрет неизвестного мужчины, ок. 1640 г., выполненный в технике резьбы по камню. Наибольший интерес представляет золотой медальон с портретом Доминика Иеронима Радзивилла (1785-1813), приехавшего в Несвиж из Европы в 1808 г., 11 ордината, владельца Мира. Сражавшийся в 1812 г. на стороне Наполеона, он отличался редкой отвагой и преданностью родине. Впоследствии, в 1813 г., умер от ран во Франции. Его дочь Стефания унаследовала несвижские и мирские владения.

Эти три произведения, как и четыре миниатюры, входили в число предметов, вывезенных из сокровищницы Радзивиллов П. Чичаговым в 1812 г. и возвращенных княгине Марии де Кастеллан из Эрмитажа в 1905 г. По сохранившимся музейным описям ценностей 1812 г., вывезенных из Несвижа, значатся 14 портретов-миниатюр и 5 резных портретов. Упомянутые выше миниатюры поступили в собрание Королевского замка как единая коллекция, закупленная в 1990 г. через аукцион Сотби.

Необходимо сказать, что из этой коллекции было опубликовано около десяти произведений. 17 портретов находятся в постоянной экспозиции филиала Национального музея Варшавы - Музее в Неборове и Аркадии. Временно экспонировались только 16 портретов в 1996 г. в музее Ловича (Польша).

Картинная галерея в Несвиже наиболее изучена. О существовании портретов в Мирском замке сведений немного и относятся они, в основном, к середине 18 в. В 1706 г. замок разорили шведские войска. Отстроили его только к 1738 г. Белорусский искусствовед О. Баженова приводит данные о работе художника Казимира Лютницкого в 1750-е гг. по копированию 166 портретов для Мирского замка. Она оговаривает, что работа, видимо, не была закончена. Во всяком случае, по инвентарю 1805 г. числится только 16 больших поврежденных портретов и 6 меньших, целых. Возможно, вещи были разграблены во время 15-летнего вынужденного отсутствия Кароля Станислава Радзивилла "Пане Коханку" на родине во второй половине 19 в. На это время его владения были отданы кредиторам и значительно пострадали. Сейчас нет достаточных оснований для идентификации портретов, находившихся в Мире. О. Баженова приписывает кисти К. Лютницкого портрет Теофилии Вишневецкой из Несвижского замка. Возможно, и его копия украшала интерьеры Мира.

Можно предположить, что в Мире, главным образом, находились портреты магнатов - владельцев замка и их близких. В собрание Национального музея Варшавы входят несколько изображений князей Радзивиллов, наиболее тесным образом связанных с Миром. По определению польских коллег, они относятся к 17-19 вв., по большей части созданы неизвестными мастерами в различных стилевых манерах. Портреты рассматриваются нами по хронологии. Большинство работ представляют собой тип "портрета в венке" из серии копий, выполненной по заказу Анны Катажины Радзивилл в первой половине 18 в.

К семье первых владельцев Мира - Ильиничей - имела отношение Софья из Радзивиллов, дочь Яна II Николая Бородача, жена Щасного (Феликса) Юрьевича Ильинича. Также сохранился портрет Эльжбеты из Шидловецких, Радзивилл (1533-1562), жены Николая VI Радзивилла Черного, матери его четырех дочерей и сыновей, в том числе Николая VIII Криштофа "Сиротки". Благодаря ее богатому приданому, Радзивиллы получили Шидловец. Современники с восхищением отзывались о достоинствах Эльжбеты. Польский поэт Ян Кохановский посвятил ей поэму "Сусанна".

Каждое из двух изображений самого "Сиротки" выдержано в строгом соответствии со временем своего создания. Это оригинальный портрет "в венке" первой половины 17 в. [см. приложение Д] и романтический образ путника-пилигрима начала 18 в.

В собрании находятся портреты сыновей Николая "Сиротки", наследников Мира и Несвижа в начале 17 в. - Альбрехта Владислава, участника войны со шведами и похода на Москву в период "Смутного времени" и Александра Людвига. Первый воевал с турками под Хотином (1621), сопровождал королевича Владислава в путешествии по Италии. Впоследствии стал заботливым хозяином радзивилловских владений. При нем Владислав IV Ваза подтвердил несвижские привилеи, освободил город от пошлин и налогов.

Имеется в коллекции портрет знаменитой Анны Катажины Радзивилл [см. приложение Е] матери Михаила Казимира по прозвищу "Рыбонька", основателя производства слуцких поясов.

Три изображения сына М.К. Радзивилла - Кароля Станислава "Пане Коханку" (1734-1790). Одна из работ - кисти К. Александровича, другая - копийная. Кароль поселился в Мирском замке в 1754 г., после своей женитьбы. Сложности политической обстановки вынудили его временно покинуть родину.

Каждый из упомянутых представителей рода сыграл свою роль в истории замковых владений в частности и истории Великого княжества Литовского в целом. У нас нет достаточных оснований говорить о бытовании этих портретов в Мирском замке, но в формировании будущей экспозиции их воспроизведения займут важное место.

В результате поисков собраны изображения и каталожные данные о произведениях, которые в том или ином виде могут быть использованы в качестве экспозиционного материала. Это 5 произведений художественного металла и шитье, 5 шпалер, 17 живописных портретов и 7 миниатюр в музеях Польши, Литвы, Украины. Портреты в современных условиях воспроизводят в виде репродукций на холстах, либо копируют в технике масляной живописи. По поводу миниатюр есть возможность оговорить систему депозита из Королевского замка Варшавы. Изделия из металла и шитье целесообразно демонстрировать в виде голограмм или крупноформатных слайдов с подсветкой. В настоящее время многие музеи успешно используют информационные компьютерные системы в экспозиционных залах.

В 2014 г. в Мирском замке открылась выставка старинных портретов Радзивиллов [66]. Портреты привезли из немецкой Баварии, где хранились у князя Константина Гогенлоэ во дворце Шиллингcфюрст. На выставке в Мире будет представлена большая часть коллекции: два больших портрета в полный рост и 16 маленьких произведений. Последняя работа 1884 г. написана виленским художником Викентием Слезинским. Авторство остальных работ неизвестно. На портретах изображены все самые значительные представители рода Радзивиллов, в том числе их мифический предок Войшунд. Все они писались специально для одного большого парадного зала. Целостная коллекция хорошо вписывается в интерьеры Портретного зала Мирского замка, в котором будет проходить выставка. Старинные работы еще в 2012 г. разыскали специалисты музея "Замковый комплекс "Мир". Эту коллекцию привезла в Германию в конце 19 в. княгиня Мария Гогенлоэ, потомок Радзивиллов по женской линии. Сейчас портреты принадлежат князю Константину Гогенлоэ.

Мирский замок, построенный в начале 16 в., пережил целый ряд исторических эпох, насыщенных политическими, экономическими и культурными событиями и является не только отличным примером замкового зодчества Беларуси 16-20 вв., но и знаковым символом национального наследия независимого государства Республики Беларусь.

3.7 Произведения польского изобразительного искусства 18-20 вв. в собрании музея Ружанский дворцовый комплекс Сапег

Местечко Ружаны (сегодня Пружанский район, Брестская область) впервые упоминается в письменных источниках в конце 15 в. Известно, что до 1552 г. оно принадлежало роду Тышкевичей.

В 1598 г. имение Ружаны купил знаменитый магнат и политический деятель, канцлер, один из авторов уникального свода законов - Статута Великого княжества Литовского - Лев Сапега. Именно по его приказу в начале 17 в. здесь началось грандиозное строительство. В 17 в. Ружанский замок был значимым центром политической жизни Великого княжества Литовского. Здесь решались многие государственные вопросы, проходили приемы послов и королей.

Один из родоначальников династии Ян Сапега принимал в Ружанах короля Речи Посполитой Сигизмунда Старого. Бывали здесь король Жигимонт III Ваза, королевич Владислав (Владислав IV Ваза).

В огромных двухэтажных подвалах замка хранились государственная казна Великого княжества Литовского, арсенал, государственные документы и архив рода Сапегов, запасы продовольствия и бочки с вином.

Во второй половине 17 в. дворец пережил не лучшие времена, был разграблен и полуразрушен. Причиной стали междоусобицы среди местной шляхты и Северная война.

При Александре Михале Сапеге Ружаны стали настоящей магнатской усадьбой, средоточием великосветской жизни для всех окрестных земель. Сюда, по пути в Петербург и обратно, зачастили иностранные гости, в том числе и король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский. После Александра Сапеги Ружаны унаследовал его сын Франтишек. Вскоре он переселился в Деречен, куда и были перенесены все накопленные в Ружанах коллекции. Из "Воспоминаний о Свислочи Тышкевичей, Деречине и Ружанах" аристократа Леона Потоцкого, "из Ружан Франтишек Сапега забрал бесценный семейный архив, часть библиотеки, а также наиболее ценные предметы из собрания художественных произведений и семейные памятные вещи, как, например, оружие, войсковое снаряжение, исторические палаши, маршальские булавы, хоругви, штандарты и бунчуки, захваченные у турков, шведов и татар, седла, предметы, украшенные дорогими камнями, шатры и куски парчи, привезенные из венского похода. Кроме того, из столовых сервизов переместили в Деречин двенадцать отлитых из серебра мифологических существ, предназначенных для декорирования столов, высотой больше локтя, старые чаши, бокалы, сосуды, кувшины, блюда, тарелки, подсвечники и другую посуду из серебра и золота". Много путешествуя по Европе и обладая тонким вкусом, Франтишек Сапега привозил с собой "немало картин самых знаменитых мастеров" и так создал "одну из самых известных тогда в стране галерей полотен, скульптур, старой мебели и т.д.".

После восстания 1831 г. большая часть собраний была конфискована. Конфискованные в Деречине бесценные богатства были отправлены не прямиком в Петербург, а сначала в Белосток - во дворец Браницких. И только спустя десятилетие конфискованные коллекции перенаправлено в Петербург и Царское Село. Польский историк Роман Афтанази утверждает, что туда перевезли: "22 скульптуры, из них 10 мифологических фигур - мраморный "Орфей" работы Кановы, большую мраморную фигуру "Весталка", дальше "Аполлон" и "Генимед", три статуэтки, определенные как "египетские"-все также из белого мрамора, "Геба", "Меркурий" и "Гладиатор" из бронзы и "Лара" из меди. Бюсты небольших размеров изображали Александра I и его жену, также были "Аполлон" из белого мрамора и "Адам и Ева" из мрамора серого. Количество конфискованных в Деречине картин выражалось, согласно с официальным протоколом, 287 пунктами. Во многих случаях это были предметы очень большой стоимости. В Петербург их перевезли в ноябре 1832 г. в 25 ящиках. Кроме картин, в ящиках были мозаики, гравюры и библиотечные собрания с присоединенными каталогами".

По приказу Николай I были вскрыты "17 ящиков с картинами". Наиболее ценные полотна отправили в Эрмитаж, Академию художеств и дирекцию императорского театра, другие же - в музейные запасники. Менее ценные экземпляры приказали распродать, а некоторые, будто бы патриотические по содержанию, было высочайше решено тут же уничтожить. Как следует из документов, точный реестр всех ценностей, перевезенных из Деречина через Белосток в столицу империи, так и не составили. После заключения Рижского договора 1921 г., поскольку имения Ружаны и Деречин, точнее, уже их развалины, оставались на территории Западной Белоруссии, возник вопрос о возвращении сапеговских собраний во II Речь Посполитую. Но прибывшая в Российскую Федерацию специальная комиссия столкнулась с множеством трудностей: четких каталогов не существовало, вся документация оказалась будто нарочно запутанной. Тем не менее членам комиссии удалось в Петрограде визуально обнаружить несколько десятков полотен, принадлежавших ранее Сапегам. В перечне произведений, подлежащих возврату, в первую очередь назывались полотна "голландской, итальянской и французской школ". Представители советской власти "дали согласие вернуть из Эрмитажа два "Пейзажа" Мушерона, "Пейзаж" Ван дер Нира, "Букет" Дрекслера, "Бог Отец" Лафранко" и еще несколько картин. Среди деречинских произведений, обнаруженных в Академии искусств, передаче подлежали "Св. Иероним в пуще" Франческо Барбиери, "Поклон трех волхвов", "Свадьба в Канне Галилейской" и "Между пророком и фундатором" Паоло Веронезе, "Предательство", "Волшебник и волшебница" венецианской школы, "Апостол Петр" и "Давид" болонской школы, "Вечер" Людвига Кабелла, "Шьющая голландка" Габриела Метсу, "Дама во время туалета" Каспара Нетчера, "Пустая кружка" Адриана ван Остаде, "Ветряная мельница" Саломона ван Рейсдела, два "Пейзажа" и "Утро" Якоба ван Рейсдела и так далее. Вместо некоторых полотен советская сторона соглашалась выдать только эквиваленты. Во время работы комиссии обнаружилось, что часть деречинских картин, преимущественно портретов, в том числе изображения самих Сапегов, была в свое время отправлена в запасники, а 23 полотна либо уничтожены, либо проданы по очень низким ценам: за княжну, танцующую с тамбурином, - пять рублей, за изображения представителей мужской части рода Сапегов - рубль, а то и 25 копеек.

На протяжении более 20 всей комиссией "Вяртанне" при Белорусском фонде культуры упорно исследуются следы тех ценностей, которые где-то в 1924 г. должны были перевезти из Петрограда в Варшаву.

В 1933 г. стараниями министра иностранных дел Польши Я.К. Сапеги Ружаны вернулись семье. Во дворце появился сын министра Ян, который начал восстанавливать его, а виленский консерватор С. Лоренц выполнил фрагментарную исследовательскую фотофиксацию ансамбля.

В конце 80-х годов 20 в. началась реконструкция дворца, но из-за недостатка средств в 1995 г. была остановлена. Только в 2008 г. начались восстановительные работы. В итоге: 2009 г. - проведена реставрация въездной брамы южного корпуса, 2011 г. - готов к эксплуатации восточный флигель, в котором был открыт музей "Ружанский дворцовый комплекс Сапегов".

Музей "Ружанский дворцовый комплекс Сапегов" в марте 2013 г. конце пополнился новыми уникальными экспонатами 18-19 вв.

Около 40 предметов по 23 позициям займут свои места в пяти экспозиционных и выставочных залах музея. Наиболее ценные из них будут экспонироваться в гостиной канцлера. Об этой новости сообщил на официальном сайте директор музея Руслан Книга.

Все предметы - историко-культурные ценности. Они были задержаны на Брестской таможне в числе других раритетов в апреле 2012 г. Владелец груза пытался вернуть уникальную коллекцию, но Брестский областной суд оставил решение суда первой инстанции без изменений.

Специальная комиссия Министерства культуры Беларуси по сохранению историко-культурных ценностей распределила конфискованный товар по трем музеям страны. И теперь все предметы пополнят коллекции замкового комплекса "Мир", национального историко-культурного музея-заповедника "Несвиж" и музея "Ружанский дворцовый комплекс Сапегов".

Среди новых экспонатов много мебели из красного дерева, ореха и дуба - стол, кресла, стулья. Люстры, бра, канделябры, картины, фарфор также украсят залы музея.

Уникальную книгу церковных песнопений в кожаном переплете 17-18 вв. вскоре также можно будет увидеть в одном из залов музея "Ружанский дворцовый комплекс Сапегов".

Экспонатов в музее пока не много. Многие предметы музей приобрел у брестского коллекционера. В Музее храниться кубок из которого пил король Жигимонт I. Этот кубок, прозванный "Иван", хранился в Ружанах более двух столетий, а потом был вывезен на восток - в Россию. Следует заметить, что в музее в последнее время появилось много других раритетов.

На сегодняшний день в старинной резиденции Сапегов идут реставрационные работы и исторические раскопки.

3.8 Произведения польского изобразительного искусства 18-20 вв. в собрании Слонимского районного краеведческого музея имени И.И. Стабровского

Слоним называют городом-музеем за гармоничное сочетание в его облике старины и современности. Благодаря множеству памятников разных периодов многовековой истории, город ещё именуют археологическим заповедником. За холмистые пейзажи с великолепными видами местных окрестностей белорусский географ Аркадий Смолич назвал эту землю "Слонимской Швейцарией".

Слоним многие знают не понаслышке, причём не только белорусы, но и иностранцы. "Полесские Афины", "Усадьба муз" - такие комплименты делали этому городу современники Михала Агинского, и не безосновательно.

Со второй половины 13 в. город принадлежал Великому княжеству Литовскому (ВКЛ). Как важный стратегический пункт Слоним имел деревянные укрепления, земляной вал, ров и др. Древним центром города был Слонимский замок. Через несколько столетий на месте деревянного дворца возник каменный.

В 1586 г. старостой Слонима стал великий литовский канцлер Лев Сапега (1557-1633). Именно на годы его правления пришелся первый взлёт Слонима. Построенный магнатом Львом Сапегой деревянный дворец с укреплениями использовался в 1631-1635 годах для заседаний сеймиков Великого княжества Литовского, проводившихся накануне вальных сеймов Речи Посполитой. 4 января 1591 г. был официально утверждён герб Слонима "Лис", который отображает принадлежность города тогдашнему владельцу - Льву Сапеге. Войны середины 17 - начала 18 веков погубили Сапежинский дворец, архив, библиотеку и многие исторические ценности.

Небывалый расцвет Слонима в 70-х годах 18 столетия связан с именем Михала Казимира Огинского (1728-1800). В 1795 г. этот город вошёл в состав России. В 1795 и 1796 годах по указам Екатерины II объявлялось создание Слонимской губернии. С 12 декабря 1797 г. Слоним находился в составе Литовской губернии, а с 1801 г. в Гродненской.

В первой половине 1915 г. Слоним стал прифронтовым городом. По мирному договору, подписанному в Риге 18 марта 1921 г., Слоним вместе с другими городами и районами Западной Беларуси отошёл к Польше, в составе которой находился до 17 сентября 1939 г. После объединения Беларуси прошло мало времени, и мирную жизнь слонимчан прервала Великая Отечественная война. За годы немецкой оккупации были утрачены богатейшие коллекции Сапег.

Слонимский районный краеведческий музей имени И.И. Стабровского один из старейших среди районных музеев в области. Основан музей археологом и краеведом, уроженцем хутора Орловичи Слонимского уезда Иосифом Иосифовичем Стабровским. Потомственный дворянин, полковник русской армии, участник I Мировой войны, он всю жизнь свою посвятил изучению и сбору истории своей родины. Именно его этнографические, нумизматические, минералогические и другие коллекции составили основу первой музейной экспозиции в Слониме. Впервые музей открыл свои двери для посетителей 20 сентября 1929г.

Когда старостами Слонима были Лев Сапега (16-17 в. в.) и Михаил Казимир Огинский (2-я пол. 18 в.), то Слоним расцвёл и во времена М.К. Огинского современники называли город "Полесскими Афинами". В собрании музея представлено много интересных и уникальных материалов, рассказывающих о том периоде: клад польско-литовских монет 16-18 в. в., Статут Великого княжества Литовского 1588 г. (издание 1647 г. в переводе на польский язык). Уникальна и гравюра польского художника Яна Матейко "Люблинский сейм 1569 г.", представлены предметы религиозного культа (вотивы, кадило, чаша для причащения 18 в.), деревянный пеликан 18 в. работы крепостного мастера из имения Новые Девятковичи графа Слизня, план Слонима конца 18 в., фрагмент деревянного водопровода, проложенного в Слониме в 18 в. старостой М.К. Огинским, акты Слонимского земского суда (издание 1895 г.).

Отдельно внимание в собрании музея заслуживают предметы посвященные Слонимщине находящейся в составе Польского государства 1921-1939 гг., где представлено много фотодокументов, личных вещей активистов революционного подполья, борцов за национальное и социальное освобождение, деятельность Белорусской крестьянско-рабочей Громады, деятельность товарищества белоруской школы. В экспозицию включены книги и личные вещи писателя Слонимщины Валентина Тавлая, бюст В. Тавлая, выполненный белорусским скульптором, уроженцем Слонимщины Иваном Миско, картины Антона Карницкого, написанные в 30-е годы 20 века, переписка белорусского писателя Гальяша Левчика.

Город Слоним - город с богатой историей, которая прекрасно отображена в Слонимском районном краеведческом музей имени И.И. Стабровского.

Заключение

История Беларуси непосредственным образом связана с историей Польши, поскольку в течение двух столетий входила в состав Речи Посполитой. Многие представители белорусских шляхетских фамилий, имея с течением времени становились видными представителями польского дворянства. В первую очередь речь идет о Радзивиллах, собравших большую коллекцию ценностей и хранивших произведения польского искусства в резиденции в Несвиже. Большие коллекции произведений изобразительного искусства хранились также у Сапегов, Цехановецких, Паскевичей. Все эти коллекции отличались богатством и разнообразием, что привлекало к ним внимание.

Собрание произведений польской художественной школы занимает немаловажное место в коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь. В его составе работы как всемирно известных, так и мало изученных мастеров живописи, скульптуры и графики второй половины 18-20 вв. Произведения, находящиеся в собрании музея, а также экспонируемые на выставках, позволяют говорить о самобытности и оригинальности польского искусства этого периода.

Главное богатство музея "Дом Ваньковичей" - портретная галерея, куда вошло множество репродукций работ мастера. На картинах изображены его современники, мелкая шляхта, служащие судебных ведомств, их жены и дети.

Дворянские усадьбы, как и магнатские резиденции, сыграли большую роль в развитии белорусской культуры 18 - первой половины 19 в. Усадьбы с их многотысячными библиотеками, огромными архивами, любительскими театрами, семейными галереями, с коллекциями художественных произведений европейских и местных мастеров выполняли функции культурно - просветительских центров. Таких центров на территории Беларуси было немало.

Следует отметить, что произведения художников из Польши, которые находились в Гомельском дворцово-парковом ансамбле, составляли достаточно целостный комплекс, и в первую очередь отражали желание владельца увековечить события, связанные с его военной карьерой. Проживая в Варшаве и имея практически неограниченную власть и средства, заместитель пользовался услугами местных мастеров, которые получали от него значительную финансовую поддержку как в качестве вознаграждения за выполненные заказы, так и в виде стипендий для обучения за рубежом. Таким образом, путем привлечения мастеров из Польши, которые находились под влиянием передовой художественной мысли Европы, к оформлению Гомельского дворца И.Ф. Паскевича, сюда проникали самые последние тенденции в искусстве, которые проявились в этот период чертами позднего классицизма и романтизма.

На современном этапе пополнение фондов музейного собрания продолжается. В 2009 г. представитель магнатского рода Радзивиллов Мацей Радзивилл, который приехал в Беларусь из Варшавы, передал национальному историко-культурному заповеднику "Несвиж" ряд изобразительных материалов. В их числе - копии гравюр 17 в. с изображением основателя Несвижского замка князя Николая Криштофа Радзивилла Сиротки, а также государственного и военного деятеля Великого княжества Литовского Януша Радзивилла. Кроме того, заповеднику вручены 162 копии графических листов придворного художника Гершки Лейбовича с портретами представителей рода Радзивиллов.

Список использованных источников

1. Шишигина, К.Я. Музы Несвижа / К.Я. Шишигина. - Минск: Полымя, 1986. - 141 с.

. Шышыгiна-Патоцкая, К. Я Нясвiж i Радзiвiлы / К.Я. Шышыгiна-Патоцкая. - Минск: Беларусь, 2002. - 239 с.

. Высоцкая, Н.Ф. Радзивиллы. Несвиж. Замок / Н.Ф. Высоцкая. - Минск: Беларусь, 2014. - 348 с.

4. Radziwiłłowie herbu Trąby / Sławomir Górzyński, Jolanta Grala, Włodzimier Piwkowski, Violetta Urbaniak, Teresa Zielińska / Wydawnictwo DiG. - Warszawa, 1996. - 73 s.

. Калнін, В.В. Мірскі замак - TheMirCastle / В.В. Калнін. - Минск: Беларусь, 2005. - 159 с.

. Калнін, В.В. Зняволенне і пакаранне ў Вялікім княстве Літоўскім ў 16-18 стст. Мірскі замак. Канцэпцыя рэстаўрацыі і праблемы музеефікацыі: Рэсп. навук. - практ. канф., 16 чэрвеня 2007 г., г. п. Мір Гродзен. вобл. / Навук. рэд.А.У. Карпенка. - Минск: ТАА "Бел - прынт", 2008. - 168 с.

. Ткачоў, М.А. Замкі і людзі / М.А. Ткачоў. - Минск: Навука и тэхніка, 1991. - 182 с.

8. Свирида, И.И. Польская художественная жизнь конца XVIII - первой трети XIX века / И.И. Свирида. - М.: Наука, 1978. - 271 с.

. Уразова, Л.Н. Польские художники - реалисты: творчество группы реалистов / Л.Н. Уразова. - М.: Изобразительное искусство, 1979. - 238 с.

. Тананаева, Л.И. Польское изобразительное искусство эпохи Просвещения: живопись, рисунок / Л.И. Тананаева. - М.: Наука, 1968. - 147 с.

. Тананаева, Л.И. Сарматский портрет: из истории польского портрета эпохи барокко / Л.И. Таранаева. - М.: Наука, 1979. - 303 с.

12. Słownik artystów polskich i obcych w Polsce działających: 8 t. T5 - Warszawa: Instytut Sztuki PAN, 1993. - 153 s.

. Бажэнава, В. Фамільныя партрэты князёў Радзівілаў: з гісторыі даследавання архіўнага рарытэта: альбом партэтаў ХVIII-XIX стагодзя / В. Бажэнава // Мастацтва. - 2011. - № 6. - С.52-55

. Гужалоўскі А.А. Музеі Беларусі (1918-1941 гг.) / А.А. Гужалоўскі. - Минск: НАРБ, 2002. - 176 с.

. Гужалоўскі, А.А. Музеі Беларусі (1941-1991 гг.) / А.А. Гужалоўскі. - Минск: НАРБ, 2004. - 192 с.

16. Музеі Беларусі - Музеи Беларуси / рэд. Г.П. Пашкоў, Л.В. Календа, М.Г. Нікіцін. - Минск: Беларус. Энцыкл. iмя П. Броўкi, 2008. - 559 с.

. Соболь, Н.И. Гродненский Государственный историко-археологический музей: путеводитель по залам / Н.И. Соболь. - Минск: Государственное издательство БССР, 1963. - 121 с.

. Белорусский музей истории Великой Отечественной войны. Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны: путеводитель по залам / Белорусский музей истории Великой Отечественной войны. - Минск: Полымя, 1978. - 143с.

. Рэестр. Частка сбораў Е. Сапегi з архіва Санкт-Петербурга /Вяртанне-1: Дакумента і архіўныя матэрыялы па праблемах пошуку и вяртання нацыянальных каштоўнастей, якія знаходзяцца за межами Рэспублікі Беларусь. - Минск: Нацыянальны навукова-асветныцентр культуры ім.Ф. Скарыны, 1994. - С.185-189.

. Кубэ пацвердзіў факт вывазу беларускіх музейных каштоўнасцей з мінска ў Германію // Вяртанне-2: зб. артыкулаў і дакументаў. - Минск: Беларусскі фонд культуры, 1994. - С.241-243.

. Яніцкая, Л. Спачатку нашы каштоўнасці вывезлі ў Расію, а потым - у Польшчу / Л Яніцкая // Вяртанне-2: зб. артыкулаў і дакументаў. - Минск: Беларусскі фонд культуры, 1994. - С.166-176.

. Кнатко, Г. Воры из шайки Розенберга / Г. Кнатко, С. Крапивин // Вяртанне-3: зб. артыкулаў і дакументаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 1996. - С.241-244.

. Сулыга, Я. Хто абрабаваў Белую Русь? / Я. Сулыга // Вяртанне-3: зб. артыкулаў і дакументаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 1996. - С.248-250.

. Яніцкая, Л. Што напаткала "Сапяжанскі збор" / Л. Яніцкая // Вяртанне-3: зб. артыкулаў і дакументаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 1996. - С.237-241.

. Піскун, Ю. Лёсы беларускіх каштоўнасцей у Маскве / Ю. Піскун, Л. Яніцкая // Вяртанне-3: зб. артыкулаў і дакументаў / Беларус. фонд культуры. - Минск: Беларускі фонд культуры, 1996. - С.29-67.

. Высоцкая Н. Ценности, переданные из Музея истории Великой Отечественной войны в Минске в 1950 г. Польской Народной Республике / Н. Высоцкая // Вяртанне-4: рэстытуцыя культурных каштоўнасцей. - Минск: Нацыянальны навукова-асветныцентр культуры ім.Ф. Скарыны, 1997. - С.112-133.

. Высоцкая, Н.Ф. Документы о ценностях Несвижского замка в Эрмитаже / Н.Ф. Высоцкая // Вяртанне-6. - Минск: Беларускі фонд культуры 1999. - С.180-252.

. Мармыш, Т.М. Рэстытуцыя культурных каштоўнасцей, якія апынуліся за межамі Беларусі, - стратэгічная ўмова сцвярджэння нацыянальнай ідэнтычнасці / Т.М. Мармыш. - URL: #"justify">. Голубович А. Основное содержание виртуального архива князей Радзивиллов / А. Голубович, А. Михальченко // Вяртанне-7. Нясвіжскія зборы Радзівілаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 2002. - С.12-42.

. Высоцкая Н. О каталоге несвижских портретов 1928г., хранящимся в Центральном Государственном историческом архиве Украины в Киеве / Н. Высоцкая // Вяртанне-7. Нясвіжскія зборы Радзівілаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 2002. - С.43-72.

. Высоцкая, Н. О несвижской коллекции по документам ЦК КПБ 1939-1941 гг. / Н. Высоцкая, А. Михальченко // Вяртанне-7. Нясвіжскія зборы Радзівілаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 2002. - С.73-101.

. Высоцкая Н. Инвентарь XVII в. Коллекции Радзивилловских портретов, опубликованных Т. Сулежицкой в1962 г. / Н. Высоцкая // Вяртанне-7. Нясвіжскія зборы Радзівілаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 2002. - С.101-124.

. Высоцкая Н. Несвижская коллекция портретов по архивным документам XVI-XX вв. / Н. Высоцкая // Вяртанне-7. Нясвіжскія зборы Радзівілаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 2002. - С.125-131.

. Михальченко А. Принципы создания научно-справочного аппарата к Несвижскому архиву / А. Михальченко // Вяртанне-7. Нясвіжскія зборы Радзівілаў. - Минск: Беларускі фонд культуры, 2002. - С.7-11

. Дудзюк, З.І. Леў: гістарычны нарыс / З. Дудзюк. - Минск: Літаратура і Мастацтва, 2011. - 192 с.

. Высоцкая, Н.Ф. Архіўныя матэрыялы пра экспанаты замка Радзівілаў у Нясвіжы / Н. Высоцкая // Роднае слова. - 2015. - № 1. - С.74-76.

. Высоцкая, Н.Ф. Архіўныя матэрыялы пра экспанаты замка Радзівілаў у Нясвіжы / Н. Высоцкая // Роднае слова. - 2015. - № 2. - С.83-86.

. Карпович, Т.А. Судьба Несвижской коллекции в первой половине ХІХ века / Т.А. Карпович // Бюлетэнь Нацыянальнага мастацкага музея Рэспублікі Беларусь. - 2002. - № 2. - С.15-17.

. Літвінава, Т.Ф. Творы мастакоў з Польшчы ў Музеі Гомельскага палацава-паркавага ансамбля / Т.Ф. Літвінава // Беларускі гістарычны часопіс. - 2009. - № 12. - С.29-35.

. Мальдис, А. Список белорусских музейных, библиотечных и архивных ценностей, оказавшихся за границами Белоруссии / А. Мальдис. - 2007. - URL: #"justify">. Мальдис, А. Вывезено за Буг: о белорусских материальных и духовных ценностях, оказавшихся в Польше / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 7 июня. - С.18-19.

. Мальдис, А. Где и что еще следует искать? / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - № 171 (12 сентября). - С.10.

. Мальдис, А. Где и что еще следует искать? / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - № 172 (13 сентября). - С.22-23.

. Мальдис, А. Портреты Немцевичей оказались в Калуге. / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2009. - № 133 (21 июля). - С.8-9.

. Мальдис, А. Притягательная сила Парижа: о духовных ценностях земли белорусской, оказавшихся во Франции / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 1 августа. - С.8-9.

. Мальдис, А. Притягательная сила Парижа: о духовных ценностях земли белорусской, оказавшихся во Франции / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 2 августа. - С. 20-21.

. Мальдис, А. "Три вагона ценностей, вывезенных в Москву" / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2010. - 9 окт. - С.18-19.

. Мальдис, А. Трофеи военные и мирные: мысленное путешествие белоруса по некоторым зарубежным хранилищам / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 15 апреля. - С.8-9.

. Мальдис, А. Трофеи военные и мирные: тайны закрытых фондов / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 16 апреля. - С.12.

. Мальдис, А. Дар или депозит?: судьба библиотеки Иоахима Литавора Хрептовича, последнего канцлера Великого княжества Литовского / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 25 апреля. - С.8-9.

. Мальдис, А. Музей древностей / А. Мальдис // СБ. Беларусь сегодня. - 2007. - URL: #"justify">. Мальдис, А. Немецкий след / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - № 126 (11 июля). - С.8-9.

. Мальдис, А. Поле для поисков / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2010. - 6 февр. - С.12.

. Мальдис, А. Портреты коронованных особ / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 24 мая. - С.18-19.

. Мальдис, А. Сапеги и их собрания ценностей / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2011. - 22 января (№ 13). - С.30-31.

. Мальдис, А. Сапеги и их собрания ценностей / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2011. - 15 января (№ 8). - С.30-31.

. Мальдис, А. Судьба коллекции / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2008. - 16 мая. - С.8-9.

. Мальдис, А. Тайна портрета княгини-"холопоманки" / А. Мальдис // Советская Белоруссия. - 2011. - № 71 (16 апр.). - С.24-25.

. Шедевры Национального художественного музея Республики Беларусь: Каталог выставки в Гос. Третьяк. галерее (Москва, май - июль 2004 г.) / [сост. Н.Ф. Высоцкая, Т.А. Резник, О.С. Коваленко; авт. вступ. ст.В.И. Прокопцов; под общ. ред.В.И. Прокопцова]. - Минск: Белпринт, 2004. - 23 с.

. Выставка одного произведения из фондов музея. Акварель "Охотники на реке с убитым лосем". С 5 декабря 2014 г. по 5 января 2015 г. - URL: #"justify">. Польское изобразительное искусство второй половины 18-20века. - URL: #"justify">. Музеи Беларуси. - URL: #"justify">. Национальный художественный музей Республики Беларусь. - URL: #"justify">. Гомельский дворцово-парковый ансамбль. - URL: #"justify">. Замковый комплекс "Мир". - URL: #"justify">. Гродзенскі дзяржаўны гісторыка-археалагічны музей. - URL: #"justify">. Белорусский Государственный музей Великой Отечественной войны. - URL: #"justify">. Национальный историко-культурный музей-заповедник Несвиж. - URL: #"justify">. Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины 19 века. - URL: #"justify">. Слонимский районный краеведческий музей имени И.И. Стабровского. - URL: #"justify">71. Muzeum w Nieborów i Arkadia. - URL: #"justify">. Muzeum Narodowe w Warszawie. - URL: #"justify">73. Польское изобразительное искусство второй половины XVIII - первой половины XX века // Национальный художественный музей Республики Беларусь. - 2009. - 9 октября. - URL: #"justify">. "Портреты властителей и магнатов Великого Княжества Литовского из собраний музеев Украины и Беларуси" (из музеев Львова и Луцка) // Портал "Музеи Беларуси". - 2013. - 13 мая. - URL: #"justify">. "Портреты властителей и магнатов Великого Княжества Литовского из собраний музеев Украины и Беларуси" (из музеев Львова и Луцка) // Нацыянальны мастацкі музей Рэспублікі Беларусь. - URL: #"justify">. Фердинанд Рущиц (1870 - 1936). К 140-летию со дня рождения художника // Нацыянальны мастацкі музей Рэспублікі Беларусь. - URL: #"justify">. Путевые зарисовки Канутия Русецкого (1800-1860) // Музей "Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины XIX века". - 2014. - 29 августа. - URL: http://www.artmuseum. by/ru/vyst/proshedshie-vyistavki/putevyie-zarisovki-kanutiya-ruseczkogo (дата обращения 26.05.2015).

Похожие работы на - Польское изобразительное искусство XVII–XX вв. в музейных собраниях Республики Беларусь

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!