Могольский изумруд

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    2,2 Мб
  • Опубликовано:
    2017-08-23
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Могольский изумруд

Оглавление

Введение

Глава I. Изумруд в индийской культуре

Глава II. Могольский изумруд в Европе

Глава III. Анализ изделий с могольским изумрудом

3.1 Шкатулки

3.2 Часы

3.3 Серьги

3.4 Броши

3.5 Шейные украшения

3.6 Браслеты

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложения

могольский изумруд культура индийский

Введение

Искусство обработки драгоценных камней и создания прекрасных ювелирных изделий всегда привлекало к себе огромное внимание, особенно со стороны правящих и состоятельных элит. Оно нашло полное выражение на индийском субконтиненте и достигло своего апогея во время правления Великих Моголов (1526-1858), известных своим богатством и любовью к драгоценностям, граничащей с безумием. Известно, что у императора Акбара (г.пр. 1556-1605) к 1590 году было двенадцать сокровищниц и одна из них была целиком заполнена исключительно драгоценными камнями, важное место среди которых занимали изумруды. У моголов они ценились даже больше алмазов потому, что не добывались в стране, а импортировались европейскими торговцами из Новой Гранады (совр. Колумбия). Кроме того, эти зелёные кристаллы имеют особое значение в исламской традиции и в истории Индии в целом, им приписывались целительные и божественные свойства.

Безупречные и прекрасные образцы минералов столетиями собирались императорами, бережно хранились и передавались по наследству, становясь источником легенд о богатстве этих земель - всё это создавало вдохновляющую картину экзотического великолепия в глазах европейцев, и она не могла не получить отражение в декоративно-прикладном искусстве. В конце XIX-первой половине XX века европейскими ювелирами разрабатывался «экзотический стиль», его популярность порождала всё новые и новые интерпретации. Флагманом развития этого стилистического направления стал Луи Картье. Начиная с 1910-х, особенно сильное влияние на его творчество оказывают Египет, Китай и Индия, где он побывал в 1911 году. В процессе изучения памятников у него родилась идея использовать древние предметы или их отдельные фрагменты в современных изделиях - могольский изумруд оказался идеальным для этой цели. Индийское влияние на европейское ювелирное искусство, в рамках которого стало возможно использование могольского изумруда, пришлось на расцвет стиля ар деко, располагавшего к яркости и экспериментам.

Однажды Михаил Борисович Пиотровский назвал драгоценные украшения «точными документами смены эпох, стилей, культур и вкусов». В данной работе мы обращаемся к проблеме бытования восточного драгоценного камня в западной культуре. Мы задаемся следующими вопросами: как и почему добытый в копях Новой Гранады изумруд попадал ко двору Великих Моголов, какую обработку он там получал, кто способствовал его проникновению в Европу и каким образом члены разных обществ и стран участвовали в истории редкого зеленого минерала и формировании его ценности. Также мы обращаемся к вопросу о соотношении драгоценного камня и его оправы.

В настоящей работе мы понимаем «могольский изумруд» как добытый в Новой Гранаде (совр. Колумбия) крупный минерал, на который в мастерских при дворе Великих Моголов был нанесен резной орнамент (глиптика) в соответствии с принятыми мотивами и традициями. Лучшие образцы могольских изумрудов датируются XVII веком, тогда придворные мастера достигли небывалых высот в искусстве обработки твердых драгоценных камней и цветочные орнаментальные мотивы получили наибольшее раскрытие. Отметим, что название империи «Великие Моголы» было введено в обиход западными учеными в XX веке. Важно уточнить, что южноамериканская страна, где добывались изумруды в XVI веке, имела название Новая Гранада вплоть до XIX века, когда она стала Колумбией. В этой работе, как и в большинстве литературных источников, для простоты восприятия, говоря об изумрудах, добытых там с XVI века, мы считаем уместными определения колумбийский или южноамериканский. В рамках данной работы мы будем использовать термин глиптика, который Борис Виппер в книге «Введение в историческое изучение искусства» определяет как «пластическая обработка дорогих каменных пород, горного хрусталя и стекла; не столько даже резьба, сколько шлифовка алмазным порошком различных изображений».

Диана Скарисбрик, специалист в области истории европейского ювелирного искусства, называет резной орнамент колумбийских изумрудов искусством могольского двора, берущим начало в конце XVI века и пришедшим в упадок в 1858-м. Куратор отдела юго-восточной Азии музея Виктории и Альберта Сьюзан Строндж обращает внимание на то, что «изумруд, выполненный в могольском стиле» не равносилен «могольскому изумруду», и первый может быть создан и нашими современниками, так, одна из задач нашей работы - идентифицировать все известные на данный момент изделия европейских ювелиров именно с могольскими изумрудами. В свою очередь, «могольский стиль» в ювелирном искусстве характеризуется обилием растительного орнамента, золотом, техникой кундан и меенкари, крупными цветными камнями, использованием эмали. Термин ар деко, заимствованный из названия Международной выставки современных декоративных искусств и художественной промышленности в Париже в 1925 году,  в качестве названия стиля в искусстве вошел в употребление лишь в 1960 годах. Направление ар деко черпало вдохновение во всех культурах и эпохах, от классицизма до историзма, от примитивного искусства до массового производства, от узоров органики до геометрических конструкций.

В современном обществе интерес к Востоку с годами не только не угасает, а даже растет, это подтверждает открытие целых отделов в музеях, включение в постоянную экспозицию ювелирных изделий в восточном стиле, выпуски каталогов по восточному искусству и подготовка новых выставок. Новаторские ювелирные изделия с использованиям драгоценных камней и дорогих материалов неизменно притягивают внимание людей - тех, кто может их себе позволить, и тех, кто хочет на них посмотреть. Например, сейчас (весна-лето 2017 года) в Париже проходит выставка богатейшей коллекции исламского ювелирного искусства Аль Тани. Большую популярность в 2014 году в Москве имела выставка в Музее Московского Кремля «Индия. Драгоценности, покорившие мир», кураторы которой пытались проследить индийское влияние на европейское ювелирное искусство. Европейские ювелирные фирмы продолжают включать могольский изумруд в свои произведения: в 2012 году ювелирная фирма Картье вставляет в платиновую оправу с бриллиантами исторический могольский изумруд из коллекции Аль Тани, в 2016-м её же дизайнеры представляют коллекцию украшений с изумрудами в стилистике тутти фрутти. Известнейшая ювелирная фирма Бушерон в 2014 году выпускает коллекцию, вдохновленную путешествиями Луи Бушерона, в которой подвеска с могольским изумрудом посвящена его поездке в Индию в 1927-28 гг. Актуальность объясняется и потребностью осмысления этого явления.

Ежегодно проходят аукционы, на которых фигурируют лоты с индийскими камнями. Так, в 2012 году на аукционе Сотбис в Нью-Йорке брошь Картье с могольским изумрудом, заключенным в платину, была продана за $482,500. Особое внимание хотелось бы обратить на следующий лот. В 1998 году на аукционе Филлипс в Женеве из коллекции частного клиента была выставлена на продажу миниатюрная шкатулка с крышкой из могольского изумруда, подписанная одним из ведущих мастеров Фаберже Михаилом Перхиным. На данный момент изделие хранится в Музее исламского искусства в Дохе, Катар. В настоящей работе впервые происходит включение Фаберже, наряду с Картье и другими фирмами, в контекст европейских ювелиров конца XIX - первой половины XX века, использующих в своих работах могольский изумруд. На арт рынке время от времени появляются новые, неизвестные произведения ювелирной мастерской Фаберже, порой эклектичные и нетипичные. Как сказал в интервью директор ювелирного дома Вартски Киран МакКарти, Фаберже был коллекционером редких драгоценных камней, однако, по словам исследовательницы этой ювелирной компании Уллы Тилландер-Гуденйелм, случаи использования «экзотических» камней мастерами довольно редки, что не исключает обнаружение в частных коллекциях других образцов в будущем. Потенциально возможно появление ранее не известных изделий с могольским изумрудом и других фирм, английских, французских, итальянских: Бушерон, Ван Клиф, Булгари, а также неизвестных мастеров. По частично опубликованным архивам фирм и единичным упоминаниям известно, что подобные заказы были. В этой работе мы предпринимаем попытку максимально реконструировать контекст и упомянуть все фирмы, работа которых так или иначе была связана с могольским изумрудом. В этом исследовании впервые будет опубликована иллюстрированная подборка изделий с ним, выполненных европейскими ювелирами.

Несмотря на привлекательность темы, она недостаточно исследована. На русском языке нет статей, посвященных отдельному драгоценному камню - изумруду, нет анализа взаимовлияния западных и восточных традиций в ювелирном искусстве. Новизна исследования обусловлена кросс-культурным контекстом.

Объектом данного исследования являются ювелирные изделия с использованием могольского изумруда, выполненные европейскими ювелирами в конце XIX - первой половине XX века. Заметим, что драгоценный камень сам по себе не является ювелирным изделием в настоящем смысле, пока ювелир не применил к нему свое мастерство, или не закрепил его.

Линия поиска объектов исследования представляет особый интерес. Подавляющая часть памятников находится в частных коллекциях, что существенно затрудняет исследовательскую работу, этим же объясняется ограниченный доступ к иллюстративному материалу. В некоторых источниках встречаются единичные упоминания заказов с резным изумрудом времен Моголов, но найти его следы или визуальный источник не удается. Главным критерием в формировании эмпирической базы был подтвержденный провенанс изумруда. Изучив частные коллекции в открытом доступе, собрания музеев, научную литературу, каталоги прошедших и будущих аукционов, удалось выделить двадцать три объекта с использованием могольского изумруда. В третьей главе было принято решение не делать акцент на фирме-изготовителе, так как Картье, имевший прямой доступ к индийским камням и наибольшее количество заказов, действительно создал максимальное, относительно других ювелиров, количество изделий с изучаемым драгоценным камнем.

Предметом исследования выступает специфика использования могольского изумруда европейскими ювелирами конца XIX - первой половины XX вв.

Степень изученности темы. Ювелирные изделия являются сложной темой исследования. Как и в случае с другими декоративными искусствами, научный вопрос заключается в том, что большая часть письменных материалов в этой области порождается дилерами и собственниками, которые хорошо разбираются в вопросах качества и аутентичности, но менее заинтересованы в освещении социальных и культурных вопросов, которые интересны историкам. Работы по ювелирным изделиям, как правило, очень специфичны и посвящены только одному периоду (большинство текстов слишком общие) или одному производителю или конкретной компании (многочисленные книги о Фаберже, Картье и т.д.). Исследование на заявленную тему - сложная и многоплановая работа, потребовавшая обращения к различным группам исследовательской литературы.

Изумруды, циркулировавшие на рынках субконтинента до шестнадцатого столетия, главным образом имели египетское происхождение. Впоследствии большинство роскошных камней, которые стали пользоваться большим спросом при королевских дворах, доставлялись из Новой Гранады. Особый интерес для настоящей работы представляет книга «Цвет рая: изумруд в эпоху пороховых империй» Криса Лэйна. Он исследует историю изумрудов с доколумбовой эпохи до восемнадцатого века. Лэйну удалось реконструировать социальную и экономическую историю зеленого берилла и убедительно доказать, что изумрудные рыночные потоки связывали Южную Америку, Европу, Восток и участвовали в создании мировой экономики.

В издательстве Теймс & Хадсон была выпущена книга «Изумруд: двадцать один век драгоценного великолепия и силы», где авторы наряду с богатым иллюстрированным каталогом рассказывают о ключевых украшениях, заказчиках и рынке этих редких драгоценных камней.

Различные книги и статьи о ювелирном искусстве Индии встречаются достаточно часто. Оппи Унтрачт в своей книге «Традиционные ювелирные изделия Индии» приводит классификацию драгоценных камней, принятую в Индии в XVI веке, в которой выделяется пять великих камней (махаратнани): алмазы, рубины и шпинели из Бирмы, сапфиры из Шри-Ланки, изумруды из Новой Гранады, жемчуг из персидского залива. В книге «Танец павлина. Ювелирные традиции Индии» авторы Уша Кришна и Меера Кумар пишут, что из-за отсутствия каких-либо документов о дизайне, символике и терминологии в индийском ювелирном искусстве мы вынуждены полагаться на литературные свидетельства, хроники, мемуары, на такой материал, как скульптуры и различные визуальные источники.

В подготовке издания, приуроченного к выставке в Музее Московского Кремля «Индия. Драгоценности покорившие мир», приняли участие многие специалисты и на основе экспонируемых объектов были написаны основательное исследование, в котором можно выделить раздел «Индия и Европа. Взаимовлияние ювелирных традиций».

Специфика исследования ювелирных изделий заключается в том, что они сосредоточены в частных коллекциях, поэтому редкие выпущенные состоятельными коллекционерами-меценатами издания очень полезны для работы. Пример такого издания - книга Мануэля Кина «Сокровищница мира. Ювелирное искусство Индии в эпоху Великих Моголов» представляет собой первую публикацию лучших образцов из фонда богатой коллекции индийского ювелирного искусства шейха Нассера Сабах аль-Ахмад аль-Сабах и его жены, шейхи Хуссах Сабах аль-Салим аль-Сабах. Кин также обозначает важную проблему в изучении истории развития ювелирного искусства на индийском субконтиненте - фрагментарность данных. Кроме указанной выше, стоит упомянуть книгу-каталог «Драгоценные сокровища: коллекция Аль Тани», написанную в соавторстве Сьюзан Строндж, Джоанной Уолли и Анной Феррари, в которой прослеживается эволюция стиля в индийском ювелирном искусстве и его влияние на европейских мастеров на примере коллекции Аль Тани.

Такие документы, как травелоги, мемуары, хроники и написанные на их основе работы, позволяют проследить процесс взаимосвязи Запада и Востока, установление моды на Индию, в рамках которой могольский изумруд мог получить распространение. В начале XX века под редакцией Уильяма Фостера вышел сборник о путешествиях англичан в Индию, из которого можно сделать вывод, что камни приобрели и политическое значение как популярный предмет обмена подарками между исламскими руководителями и гостями двора. В книге «Дары султанов: искусство дарения при исламских дворах» затрагивается тема культуры дарения.

Множество людей, посетивших Индию, приобретали драгоценные камни в качестве памятного сувенира о путешествии для семьи или же как диковинку, чтобы показать соотечественникам. Возможно, многие из таких предметов скрыты в церковных, королевских и частных коллекциях по всему миру, в основном в Европе, они скорее всего неизвестны и даже владельцы могут не знать об их ценности - говорится в разделе, посвященном Индии, в книге «Встречи Азии и Европы, 1500-1800». 

Исследованием восточного влияния на европейские ювелирное искусство занимается куратор музея Виктории и Альберта Сьюзан Строндж. В рамках этой работы важна её статья «Индийские ювелирные изделия и Запад: стилистический обмен 1750-1930». Произведения искусства, выполненные в конце XIX-первой половине XX веков на протяжении длительного времени привлекают внимание европейских искусствоведов. Большое внимание при этом уделяется не только живописи, скульптуре, архитектуре, но и декоративно-прикладному искусству: выявляются основные закономерности развития стилевых направлений этого времени, проводятся монографические исследования творчества представителей разных видов искусства. О стилеобразующем значении ювелирного искусства говорится, например, в работах Вивьен Беккер.Крупным исследованием, в котором обрисовывается общий контекст развития ювелирного искусства, является книга «Ювелирное искусство: мотивы, история, техники» авторов Джека Оджена, Патрисии Бауэр, Дианы Скарисбрик и других. Согласно ей, начиная с XVIII века стало заметно усиливаться внимание людей к камням в украшениях, а не к их оправе. Для верной оценки художественных качеств украшений надо учитывать и техническую сторону ювелирного дела. О его специфике, технологиях и материалах можно узнать из книг «Словарь драгоценных камней и геммологии» Мохсена Манутчехра-Данайа, «Ювелирное дело» Клиффорда Смита.

Для исследования шкатулки Фаберже мы обратились к книгам, позволяющим воссоздать контекст, в котором в России стало возможно использование такого редкого и драгоценного камня, как могольский изумруд. Одними из первых исследователей Фаберже стали Генри Чарльз Бэйнбридж (в 1906-1915 гг. руководитель Лондонского филиала фирмы) и Кеннет Сноуман, отец которого закупал изделия Фаберже в России. Используя материалы архива Фаберже и сведения, полученные от Агафона Фаберже, Бэйнбридж и Сноуман ввели в научный оборот обширный фактологический материал по истории развития предприятия. В книге Сноумана «Фаберже, утерянный и обретенный» представлены дизайнерские книги и редкие проекты мастеров известнейшей русской ювелирной компании. Подчеркивается, что мастерам фирмы Фаберже свойственно новое понимание природы камня, мастера пытались выделить живую красоту камня. Важные документы, касающиеся Михаила Перхина и фирмы Фаберже, можно найти в архиве Валентина Скурлова. Среди трудов современных исследователей интересны работы Уллы Тилландер-Гуденйелм.

Мария Краснокутская призывает рассматривать ювелирные изделия в первую очередь как произведения искусства, чья ценность заключается не только в использованных материалах, но и в заложенной идее. В её книге «Украшения ар деко» говорится: «На путь развития, по которому после первой мировой войны пошло искусство, повлияли в разной степени рафинированный венский Сецессион, колористическое буйство Великих Моголов, сдержанный минимализм Дальнего Востока, выразительный примитив Черной Африки, упоение механизацией процесса». Фирма Картье, основанная в 1847-м, достигла головокружительных высот ар деко под руководством Луи Картье. Он смог проявить смелость, диктуя новую моду. Одним из главных исследователей этой ювелирной компании считается Ханс Надельхоффер. Он отмечает важную роль, которую сыграли Русские балеты и декорации к ним Леона Бакста в установлении моды на Восток, как в моде, так и в ювелирных украшениях. Джуди Рудоэ в книге «Картье 1900-1939» пишет, что Всемирная выставка 1925 года в Париже стала ключевой в установлении моды на ар деко и важной вехой в развитии всего ювелирного искусства, так как подстегнула конкуренцию и борьбу за заказчиков. Изделия в стилистике ар деко характеризуются использованием цветных камней, восточных, египетских, африканских мотивов, смешиванием разных техник, из-за чего итоге получили название «варварские». Применение различных поделочных камней для создания украшений выделяется многими исследователями (например, Барбарой Картлидж, Эвелин Поссеме) в качестве одной из основных характеристик (наряду с геометрическими формами) стиля ар деко в ювелирном искусстве.

Диана Скарисбрик в книге, посвященной ювелирному дому Шоме, также отмечает всеобщий отход от принятых традиций. Как и многие люди искусства того времени, Бушерон был увлечен мифическим востоком, пишет Жиль Нере в книге «Бушерон. Четыре поколения всемирно известного ювелира».

Большинство из исследователей отслеживали ювелирные изделия в довольно узком радиусе, с особым интересом к производству и дизайну ювелирных изделий. В этой работе мы постараемся проследить мотивы использования европейскими мастерами именно изумруда, столь ценимого на Востоке. Cледует отметить, что, несмотря на разнообразие литературы как по индийскому, так и по европейскому ювелирному искусству в целом, на данный момент ощущается нехватка работ, объединяющих эти темы.

В процессе поиска и классификации материалов и информации по теме цель работы была сформулирована следующим образом: определить позицию могольского изумруда в европейском ювелирном искусстве.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

Изучить значение, приписываемое изумруду в Индии

Выделить основные пути проникновения изумруда в Европу

Обобщить материал по распространению моды на Индию в Европу

Очертить круг ювелирных фирм, которые включали могольский изумруд в изделия

Идентифицировать все существующие изделия европейских мастеров с могольским изумрудом изучаемого периода

Исследовать материалы и техники, использованные европейскими мастерами в различных типах изделий

Хронологическими рамками исследования являются конец XIX - первая половина XX века. Исходная точка отсчета связана с созданием мастерской Фаберже шкатулки, а также концом эпохи историзма (1880-е). При этом следует отметить, что четкую дату создания коробочки установить невозможно, поэтому нижняя временная граница, определяемая 1880 годами, может рассматриваться как объективно обусловленная. Основной массив ювелирных изделий с могольским изумрудом, выполненных европейскими мастерами, приходится на первую половину XX века, время расцвета стиля ар деко. С его угасанием интерес к изумрудам также сходит на нет. Конечно, существуют изделия с могольским изумрудом, выполненные европейскими ювелирами и XVIII и XXI вв., но это нельзя назвать тенденцией.

В качестве методов исследования мы выделили формально-стилистический анализ, типологический метод, а также экспертные интервью. Для работы с литературными и научными источниками были использованы методы синтеза и обобщения.

Основой исследования стали архивные материалы, изученные через публикации вследствие их недоступности, научные труды (монографии, сборники статей, материалы конференций), каталоги музейных экспозиций, аукционов, ювелирные изделия из государственных собраний и частных коллекций. Визуальное исследование памятников ювелирного искусства стало возможным благодаря их фотосъемке в музее Виктории и Альберта, Британском музее в Лондоне, Метрополитен музея в Нью-Йорке. В ходе работы над диссертацией полезными оказались электронные ресурсы: официальные интернет-сайты музеев, аукционных домов (Сотбис, Кристис и др.).

Композиция диссертации строится по хронологическому принципу. Первая глава «Изумруд в индийской культуре» позиционируется как вводная. Она необходима, так как в ней изучается культурный контекст возникновения, обосновывается значимость камня. Помимо геммологических особенностей камня, рассматриваются способы обработки, мотивы и типология традиционных индийских изделий. Это необходимо для того, чтобы определить основные характеристики «индийского стиля» и найти элементы, заимствуемые в XX веке. Также в этой главе дается ответ на вопрос, как изумруд попал из Новой Гранады в Индию, а оттуда в Европу. При этом не остаются без внимания международные отношения, неизбежно сопровождающие эти крупные перемещения.

Во второй главе мы подробно останавливаемся на бытовании камня в Европе, начиная с XVII века. Необходимо проследить, как рос интерес к «экзотике», который привел к формированию целой группы уникальных изделий с могольским изумрудом, выделить характеристики господствующего стиля ар деко, назвать основные ювелирные дома и заказчиков.

В третьей главе мы анализируем отдельные изделия с использованием могольского изумруда по выделенным критериям, классифицировав их по типам.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии и приложения-каталога с иллюстрациями.

Глава I. Изумруд в индийской культуре

Начиная с самого раннего периода истории Индийского субконтинента, ювелирное искусство было там широко распространено, развито и отличалось высоким уровнем мастерства. Также большую роль там играла ведическая астрология, согласно ей, девять видов камней (наваратна) считались могучими оберегами, способными объединять энергию планет и направлять её на благо человека: изумруд, жемчуг, алмаз, рубин, желтый сапфир, сапфир, гессонит, кошачий глаз, коралл. Каждый камень имел своё значение: например, сапфир, связанный с планетой Сатурн, мог приносить неудачи, его носили редко и по рекомендациям астролога. Изумруду же, напротив, приписывали успокаивающие и целительные свойства. Кроме того, для мусульман зелёный является цветом рая, он также считался цветом плаща пророка Мухаммеда, поэтому изумруд приобрел ауру божественного происхождения.

Воцарение Могольской династии во главе Индийской империи в 1526 году знаменует новую эпоху в истории исламской культуры. Среди многих черт, которые Бабур (г.пр.1526-1530), наследник Тамерлана и основатель династии, и его преемники получили от своих предков, была любовь к искусству. Ритуалы и церемониальная часть при дворе в могольской Индии были сформированы из иранской культуры, к которой принадлежали правители, персидский был культурным и административным языком империи. Из Персии же пришла традиция художественной резьбы по драгоценному камню. Значительное количество резных изумрудов очень высокого уровня оформления и отделки появляется со второй половины XVI века. С материальной точки зрения это стало доступно благодаря появлению камней колумбийского происхождения в общемировом обороте под эгидой испанского колониализма в XVI веке. Завоевав Новую Гранаду, испанцы нашли тщательно скрывавшиеся от них индейцами месторождения изумрудов Чивop (1537) и Музo (1564). Несмотря на богатство месторождений, хороший камень попадался весьма редко, из добычи в несколько сот штуфов выбиралось обычно один или два хороших камня. Считается, что лучшие из поступавших колумбийских изумрудов оседали в Европе, а низкосортные продавались на восток. Однако обилие и качество изумрудов в сокровищнице Великих Moголов позволяют не согласиться с таким мнением.

Изумруд с древности сохранял выдающееся положение на рынке драгоценных камней, особенно на Востоке. Огромный запрос на зелёные минералы высокого качества, значительных размеров и насыщенного зеленого цвета шел от могольского двора.

Европейская колония Гоа, основанная в 1510 году, стала впоследствии главным коммерческим центром португальской колонии; она тянулась от Северной Африки до Японии. Важность торгового центра Гоа на Востоке в XVI-XVII вв. объясняется не только центральным положением, но и его относительной близостью к ряду источников драгоценных камней (Шри-Ланка, Бирма, Деккан). С конца XVI века колумбийские изумруды доставлялись в Европу, а оттуда через Гоа к Моголам, которые присылали за камнями целые посольства. Некоторые ювелирные торговцы путешествовали напрямую к ним, успех португальских коммерсантов отражен в дневнике Томаса Роу.

Однако, нельзя оставлять без внимания утверждение французского торговца Жана Батиста Тавернье о том, что изумруды поступали в Индию от испанцев через Тихий океан и Филиппины. Побывавший несколько позднее на Востоке Жан Шарден (вторая половина XVII века) также полагал, что изумруды на индийские рынки идут через Филиппины, хотя и признавал, что в более ранние периоды портом их ввоза был Гоа. При существовании нескольких путей доставки, колумбийское происхождение большинства изумрудов в ювелирных изделиях Великих Моголов не вызывает сомнения, тем более что в XVI - начале XVIII вв. нигде, кроме Южной Америки, и не добывались изумруды такого качества и в больших количествах. С древности известные копи Клеопатры (Египет) и Хабаxталь (современная Австрия) к этому времени были заброшены, а изумрудные копи Урала еще не открыты.

Колумбийские изумруды легко идентифицировать. Научный сотрудник Эрмитажа В. Чистякова, изучая коллекцию музея, пишет: «Среди изумрудов редко бывают камни чистой воды. Это объясняется тем, что образование их почти всегда связано с подвижками в земной коре, во время которых минерал разбивается многочисленными трещинами. В дальнейшем эти трещинки в большинстве своем залечиваются, но следы их остаются в виде «сетей» и «вуалей», состоящих из мельчайших газово-жидких включений. Они пересекают камень в различных направлениях, уменьшая его чистоту и прозрачность. Кроме того, изумруд почти всегда содержит крошечные включения разных минералов, редко различимых простым глазом, но хорошо видимых под микроскопом. Среди них в изумрудах из вещей Великих Моголов обнаружены кристаллы золотистого пирита, белого альбита, скопления черно-углистого вещества. Все эти признаки заставляют считать, что большинство из них - колумбийские».

Технические приемы обработки ювелирных камней и оправ для них развивались в Индии рано и довольно быстро. Примерно на границе VIII и IX веков здесь была освоена обработка рубинов, сапфиров и изумрудов. Что касается огранки камней, в Индии, как и во всех странах Юго-Восточной Азии, предпочтительной считалась обработка, при которой сохранялась большая часть камня: индусы верили, что так камень не утратит свои магические силы. Самые характерные формы для могольских изумрудов - шестигранные и восьмигранные пластины, чьи верхняя и нижняя плоскости параллельны друг другу. Чтобы сохранить первоначальные размеры камней, искусные индийские мастера после чистки шлифовали крупные изумруды неправильной формы, а потом разрезали в соответствии с природной структурой кристалла и наносили грани лишь по кромке для более насыщенного зеленого цвета. Естественная симметричная шестиугольная форма превращалась в восьмиугольник с минимальными потерями - убирались два противоположных угла шестиугольника.

Изумруды с нанесенной гравировкой и резьбой, вероятно, являются самыми впечатляющими достижениями могольских камнерезов, установивших очень высокий стандарт, который никогда не был превзойден в Индии. В результате обработки каждый изумруд становился уникальным объектом, вызывающим чувство исторической и культурной самобытности. К царствованию Джахангира (г.пр.1605-1627), например, относится важнейший изумруд в 98,74 карат (3,4 × 2,8 см). Помимо размеров он примечателен выгравированными именем императора и датой создания -1609 год. Это единственный известный изумруд с датой и именем в годы его правления. Выгравированное на драгоценном камне имя императора воспринималось как знак оценки качества камня.

Характерной чертой изумрудов с рельефной резьбой являются симметричные композиции, зачастую растительного типа, отличающиеся тонкостью и красотой исполнения. Мастера изображали на изумрудах цветы как символ плодородия и творческого начала (встречаются лотос, пальмовые листья, бутоны, абстрактные лепестки и т.д.). Главными в таких композициях являются принципы гармонии, в силу этого резные изумруды зачастую воплощают в себе каноны красоты, присущие большей части исламского искусства. Фундаментальная связь между исламским и индийским стилями заключалась именно в тяге обоих к декоративности.

Украшение изумрудов с помощью нанесения глиптики было широко принято среди могольских ремесленников по нескольким причинам: во-первых, их крупный размер и правильная форма кристаллов замечательно подходили для неё. Характерные для изумруда вкрапления в структуре закрывались глиптикой и надписями, чтобы рассеять отражение поверхностного света и сделать недостатки изумруда менее заметными. Эти же многочисленные вкрапления, делая камень полупрозрачным, увеличивают видимость резного узора, который подчеркивается глубоким зелёным цветом. Во-вторых, в эпоху Великих Моголов считалось, что натуральная сила изумруда могла быть усилена религиозной надписью - цитатой из Корана. Согласно исламским верованиям, религиозные надписи представляют собой форму законной магии, допустимой, потому что она используется для добрых целей. Возможные периоды ношения изумруда для владельца и время, в которое изумруд мог быть обработан, регулировались астрологическими законами и положением планет. Такие ограничения добавляли камням еще больше ценности и сакральности.

Глиптика выполнялась как на лицевой поверхности, так и с обеих сторон изумруда. Относительно количества всех изумрудов, камни с цветочным и другими орнаментами были довольно редки. Сохранение веса было важным фактором в формировании ценности камней, поэтому в целом избегали огранки и резьбы: так, рубины, изумруды и сапфиры часто оставляли в их естественной форме.

Расцвет ювелирного искусства, в частности обработки и декорирования изумрудов, пришелся на первую половину XVII века во время царствования Джахангира и Шах-Джахана (г.пр.1627-1658), именно тогда были сделаны лучшие из доступных образцов резных изумрудов. Исследователь Нуньо Вассала э Сильва пишет, что создание развитию глиптики в империи во многом способствовали искуснейшие европейские изделия, подаренные послами или торговцами. Однако, большинство специальных вопросов, связанных с историей различных видов индийского ювелирного искусства едва ли не всех периодов домогольской эпохи остается без ответа из-за отсутствия в Индии традиции документировать. Группы артефактов изолированы друг от друга, и не только во времени и пространстве, на сегодняшний день их трудно связать каким-либо способом, найти поддающуюся интерпретации историческую цепь стилистических изменений.

С XVII века европейские державы сражались друг с другом, чтобы привлечь внимание императоров Могольской Индии. В этом преследовании несколько послов, дилеров драгоценных камней и торговцев прибыли в Индию из разных частей Европы. Стоит упомянуть культуру дарения, принятую при дворе моголов, благодаря которой множество драгоценных могольских камней попало в Европу.

Давняя традиция дарования королевских подарков имела большое значение среди Великих Моголов. В хрониках могольских императоров тщательно фиксируется безостановочный процесс дарения и получение подарков. Как отметила немецкий релиоговед Аннемари Шиммель, дары были предназначены для демонстрации и выявления статуса. Конечно, практика дарить подарки суверену гарантировала постоянное наличие денег и ценностей в казне. Однако и император в свою очередь преподносил дары - регулярное вручение подарков с его стороны требовало постоянного наличия подобающих драгоценностей под рукой. Изумруды, жемчуг, рубины, алмазы и даже слоны были необходимы, потому что они служили символами власти, экзотическими, красочными маркерами великодушия и божественности. Это была возможность измерить религиозное благочестие, нести диктат милосердия Ислама к неслыханным крайностям, которые могли быть засвидетельствованы публично и записаны. Дары в виде изумрудов от самого шаха символизировали лучше любого другого материального дара божественное происхождение императора. По ценности превосходящие алмазы, резные изумруды ручной работы были желанным подарком для любого иностранного гостя. Одним из них был сэр Томас Роу - посол, отправленный королем Англии Джеймсом I (г.пр. 1603-1625) ко двору Джахангира в 1614 году для обсуждения сотрудничества.

Итак, важное значение имели сарпеши (или эгреты) - украшения для тюрбана. Тюрбанные броши часто имели форму пера или же могли фиксировать настоящее перо. В Индии короны и украшения для тюрбана подобного типа являлись символом верховной власти. Их могли носить только правители государств и члены их семей, а также высшая знать, находящаяся под их покровительством. Внушительных размеров резные изумруды служили как центральный элемент тюрбанного украшения. Они же могли быть пряжкой ремня. Женщины также носили ювелирные украшения, но крупные камни были в большинстве своём были прерогативой для мужчин как проекция их сил и власти. Императоры часто носили кольца-печати, сделанные из алмазов или изумрудов с выгравированным текстом или собственным именем - это был своеобразный амулет. Такие камни могли носиться как подвеска, брошь, браслет на плечо (базубанд), также их вшивали в одежду. Обычно сторона камня с текстом касалась кожи, а видимая другим поверхность была украшена рельефом с цветочным и растительным рисунком.

Индийское ювелирное искусство - это некий сплав самобытных национальных приемов и способов изготовления украшений и ювелирных предметов с мусульманскими и европейскими традициями. Уникальна, например, техника Кундан, когда сверхочищенное золото плющится в узкие полоски фольги так, что оно становится липким при комнатной температуре. Она может применяться на любой жесткой поверхности (так как нет пайки) и дает почти полную свободу - эту технику использовали в самых разных конструкциях ювелирных изделий. Традиционный вид закрепки, когда много камней крепятся вокруг одного центрального, называется талап. Если же камни идут в один ряд без разделения - это рельсовая (или канальная) закрепка. Великие Моголы активно привлекали мастеров Старого Света к своему двору, а местные ювелиры осваивали их техники. Эмали - часть европейской традиции, привезенной на Восток в XVI веке. Изделия в технике выемчатой эмали выглядят словно усеянными камнями, такой эффект достигается, когда эмаль вкладывается в предварительно выгравированные области и обжигается ровными слоями до тех пор, пока её поверхность на сравняется с поверхностью металла.

При всем многообразии и богатстве техник, сочетаний цветов, форм и конструкций, стоит принимать во внимание, что у ювелирных изделий в мусульманском ювелирном искусстве есть неотъемлемая черта - любование роскошью и красотой как отражением небесного рая, обещанного верующему. В прекрасных изделиях сохраняется память об их бытовом использовании, но они предназначаются в первую очередь для того, чтобы любоваться ими. Могольские изделия имели ярко выраженную единичность и предназначались для аристократической знати и императорского рода.

Из принципиальных характеристик могольского стиля в ювелирном искусстве нужно упомянуть использование золота, крупных камней, смелые сочетания ярких цветов (например, коралл и изумруд, рубин и алмаз), растительные мотивы даже в формах изделий. Известны, например, коробочки в форме манго, однако число действительно старых украшений ничтожно мало.

Империя Великих Моголов формально завершила свое существование в 1858 году, когда британцы официально отменили титул Императора. С упадком династии покровительство ремесленников также сошло на нет. Они бежали в разные части страны, где локальные традиции и предрассудки привели к вырождению мастерства, развившегося при Великих Моголах. Угасание «стиля Великих Моголов» (и множества сосуществовавших параллельно с ним индийских традиций) можно объяснить лишь новой волной европейской культуры и соответствующего ей художественного вкуса, волной, которая совпала по времени с преодолением политического контроля со стороны европейцев. Политическое и культурное влияние перешло к местным князьям. Это было время показного блеска и невероятной пышности. Накопленные сокровища пускались в обращение, многие из них оказались рассеяны по всем странам света, немало утеряно.

Часть богатств осталась в Индии, и около шестисот княжеских домов разделили их. Другая часть теперь принадлежит англичанам - после подавления индийского восстания 1857 года британские войска вошли в Дели, и большинство украденных ювелирных украшений в конечном итоге попали в Лондон и другие столицы Европы. Большой кусок от сокровищницы захватил и персидский шах Надир (г.пр.1736-1747), который преподнес дар в виде драгоценных камней из неё русскому императорскому двору. Автор «Записок о России, 1727-1744» Кристоф Герман Манштейн пишет, что в июле 1741 года персидский посол привез в Петербург значительное число крупных алмазов и других драгоценных камней без огранки в подарок правительнице Елизавете Петровне (г.пр.1741-1761). И в речи, произнесенной в день аудиенции сказал, что повелитель его Надир-шах пожелал разделить добычу от победы над Моголом со столько добрым союзником, каков император России. Так, в Эрмитаже с XVIII века хранится одно из лучших собраний могольского ювелирного искусства.

Изысканный стиль империи Великих Моголов оставил яркий след в истории ювелирного искусства. Ювелирные тюрбаны, колье-ошейники с каскадом драгоценных камней, браслеты на запястья и предплечья из золота и эмали, подвески с жемчугом в оправе из рубинов, изумрудов, сапфиров и бриллиантов - драгоценные символы верховной власти, подчеркивающие роскошь и великолепие императорского двора. В этой главе мы изучили иконографию индийского ювелирного искусства, которая характеризуется явным преобладанием камня над материалом оправы. Что касается мотивов, обнаруживается связь индийской, персидской и исламской традиций. В империи был большой спрос на крупные и качественные изумруды родом из шахт Новой Гранады, и императоры, истинные ценители сокровищ, поддерживали развитие придворных мастеров в обработке этих драгоценных камней. Проникнутые религиозным значением и всё более и более втянутые в систему обмена дарами, изумруды ушли из мира обычных товаров, чтобы стать изысканными объектами священного искусства. Это больше, чем что-либо ещё, отличает их от серебра, например. Изумруды также оторвались от своего южноамериканского происхождения - в Европе было принято считать, что они пришли с Востока.

При огромном количестве драгоценных камней в императорских сокровищницах резные изумруды представляли редкость по нескольким причинам. Во-первых, любое уменьшение веса камня (даже вследствие его обработки) не приветствовалось, во-вторых, глиптика наносилась на самые выдающиеся камни, в-третьих, для её нанесения мастеру были важны астрологические факторы и положение планет.

Как было упомянуто выше, тысячи изумрудов могольских императоров из коллекции Надира-шаха хранятся сейчас в Тегеране: в основном, это незакреплённые и отполированные камни, некоторые с просверленной дыркой, и только небольшое количество имеет выгравированный орнамент. Из всей коллекции Низама Хайдарабада Османа али Кхана Бахадура есть только два изумруда с глиптикой. Коллекция Аль-Сабах насчитывает порядка десяти изумрудов с цветочным резным декором и нанесенным текстом. Специалист Аукционного дома Кристис Дэвид Уоррен рассказал, что за всю свою карьеру он был свидетелем продажи десяти могольских изумрудов с резным орнаментом. Он также отметил, что художественная обработка таких камней, как изумруд, приводит к большому количеству поломок и потерь, поэтому резные изумруды хорошего качества встречаются довольно редко и продаются за очень большую сумму.

Сокровища Моголов после падения империя оказались рассеяны по миру. Во все эпохи металл переплавлялся, камни вставлялись в новые оправы, сокровищницы грабили и следы шедевров терялись. Традиционные могольские изумруды с глиптикой, хранившиеся в частных европейских коллекциях как незакреплённые, так и в конструкции традиционных индийских украшений, в XX веке подверглись процессу переогранки и вставки в новую оправу. Индийские фамильные драгоценности также переделывались по новой европейской моде: украшения для тюрбанов превращали в ожерелья, украшения на плечо - в броши, амулеты - в браслеты, но доподлинно проследить раннюю и новую оправу не представляется возможным. Об этих преобразованиях пойдёт речь в следующих главах.

Глава II. Могольский изумруд в Европе

Предположив, что включение могольских изумрудов в изделия европейских ювелиров связано с возросшим интересом к Индии, мы считаем необходимым в этой главе проследить процесс установления моды и описать общий контекст, связанный с европейским ювелирным искусством.

В XVII веке во вкусах европейцев на ювелирные изделия начали происходить изменения: появлялись новые формы, в моду вошли крупные украшения, броши для пышных платьев с большим количеством драгоценных камней, возникло разделение украшений на повседневные и вечерние. С открытием алмазных месторождений Голконды, расширением рынка драгоценных камней, а также публикацией записей французских путешественников Жана Батиста Тавернье, Жака Шардена об их странствиях на Восток, дающие более точное представление о качестве и ценности продуктов оттуда, интерес к драгоценным камням и изделиям с ними сильно возрос.

Как было упомянуто в первой главе, одним из традиционных путей проникновения могольского изумруда в Европу являлось получение его европейцем в подарок от индийского правителя или высокопоставленного лица. «Подарочные» ювелирные украшения часто представляли из себя аксессуары для тюрбанов. Изначально ношение подобных украшений было эксклюзивным королевским правом, и император преподносил их наследным принцам, тем, кто входил в королевские семьи через женитьбу, а также иностранным правителям или их делегатам. Например, в 1798 году королю Великобритании Георгу III (1738-1820) из Индии прислали в подарок ювелирные украшения, состоящие из 233 бриллиантов, рубинов, изумрудов с глиптикой, большую жемчужину в оправе из бриллиантов и изумрудов. Подарки такого уровня, конечно, не могли преподноситься без мотива. К концу XVIII века Ост-Индская компания представляла из себя силу, которую боялись. С этим связан еще один путь изумруда в Европу - украшения были трофеями. Генерал-майор Джордж Харрис, например, за победу в битве в Серингпатаме в 1799 году был вознагражден большим количеством изумрудов.

Сложно посчитать объем рынка драгоценных камней из Индии в XVII-XVIII вв. Камни легко переносились и прятались, они служили простым средством обмена, накопления и инвестиций - именно так огромное количество индийских драгоценностей попало в Европу. Всё большее число дипломатов и чиновников Ост-Индской компании вкладывали накопленное в Индии состояние в драгоценные камни и ювелирные украшения. Одним из них был Элайху Йель (губернатор Мадраса в 1684-1685 и 1687-92). Он прибыл в Англию с солидным запасом камней, переогранил, отполировал и вставил в европейскую оправу. Известно, что он любил цветные камни, и все, кроме сапфира, заказал в огранке из бриллиантов, чтобы подчеркнуть их яркий цвет. Это же сделал позже британский генерал, сотрудник Ост-Индской компании, губернатор Бенгалии барон Роберт Клайв. Изумруд темно-зеленого цвета шириной в 2,5 см с глиптикой в виде тюльпанов унаследовала внучка Клайва, и в 1829 году придворные ювелиры фирмы Ранделл, Бридж и Ранделл изготовили из этого камня, окружив его бриллиантами Голконды, брошь (см. Прил. 3.1).

У генерала-губернатора Ост-Индской компании Джо Хона Шора было кольцо с изумрудом, на котором были выгравированы его имя и арабский стих - европейские мужчины носили индийские платья и кольца-печатки для писем, в конце XVIII-начале XIX вв изумруды использовались для копирования стиля моголов.

В 1837 году королева Виктория (г.пр.1837-1876) вступила на престол Англии. В связи с этим, она получила многочисленные подарки от индийских правителей, а в 1851, после присоединения Пенджаба, конфискованные Ост-Индской компанией сокровища. Украшения в индийском стиле стали модными в аристократичных кругах во многом благодаря королевской симпатии к тем. Британские женщины в Индии нечасто носили местные ювелирные украшения, но было бы неправдой сказать, что их вкус не подвергся индийскому влиянию. Индийские украшения воспринимались как неописуемо иностранные/чужие, а английские леди покупали ювелирные украшения как забавную новинку. Так, например, попав в Индию, писательница Эмили Иден приобрела серебряные серьги «на туземный манер», а её путешествия по Индии, описанные в книге «По стране», создали еще больший интерес к экзотическим краям. Это было то время, когда эстетические вкусы европейцев заметно менялись в сторону нестандартных, необработанных камней.

Представители индийской элиты свободно путешествовали по Европе и экспериментировали с тем, что она может им предложить для реализации их артистических и чувственных пристрастий. Европейцев же Индия покоряла своей эксцентричностью и экзотической красотой. Счастливым обстоятельством в этом плодотворном альянсе оказалось то, что со второй половины XIX века мода тяготела к необычным предметам, расширявшим обыденность эстетических представлений и расширяющих воображение. Автор книги «Английская женская одежда XIX века: руководство» Сесиль Каннингтон отмечает возрастающий экстраординарный вкус к «варварским» украшениям - серьги-кольца из золота с длинными подвесками, золотая цепочка, подвески с большими камнями, цветные бусы. Общая тенденция заключалась в направлении использования цветных камней, популярных в древности: топаз, перидот, аквамарин вместе с драгоценными камнями, такими как изумруды, рубины, сапфиры, бриллианты, жемчуг. Последние, как правило, предназначались только для самых роскошных украшений, но иногда использовались в сочетании с драгоценными камнями меньшей стоимости.

С середины XIX века значительное количество изделий отсылались из Индии на крупные международные выставки - именно они оказали наибольшее влияние на рост интереса публики к индийским драгоценностям. Выставку 1851 года организовала Ост-Индская компания, на ней были представлены изделия как из Индии (со двора Моголов), так и личные украшения королевы Виктории. Индийский павильон имел невероятный успех у публики, 25-30 тысяч человек приходили смотреть выставленную экспозицию ежедневно. В последующие годы ювелирное искусство Индии неизменно было представлено на подобных международных событиях и неизменно пользовалась популярностью. Большая выставка драгоценностей 1872 года в Южно-Кенсингтонском музее (сейчас музей Виктории и Альберта) включала ряд индийских экспонатов, которые принадлежали королеве Виктории, её семье, архитекторам, коллекционерам, семьям служивших в Индии. В этом году также была выставлена экспозиция изделий декоративно-прикладного искусства со всей Британской Индии.

Популяризации индийской культуры также способствовало то, что индийское ювелирное искусство впервые стало субъектом серьезных исследований: в 1870 году важную серию заметок об индийском орнаменте в опубликовали в Журнале Индийского искусства.

У европейцев также появилась возможность приобрести изделия, в том числе «исторический изумруд», на аукционах. В 1862 года в Кристис состоялись следующие публичные торги: «Индийские драгоценности государственного секретаря по делам Индии», «Сокровища индийского двора со Всемирной выставки», «Драгоценности офицера, служившего на востоке». Среди покупателей было много последователей эстетического движения, вдохновленных идеями Джона Рёскина, который убеждал: «Носите свои камни без огранки. Так они в двадцать раз интереснее». Со временем индийские ювелирные украшения стали воплощать то, чего не хватало западным - блеск цветов, внимание к деталям украшения, сбалансированный орнамент.

Европейские ювелиры прошли путь от подражания и копирования индийских образцов до адаптации их под западные формы. Возникший в Великобритании интерес к Индии распространялся и на другие страны Европы, однако во второй половине XIX века создание изделий в «индийском» стиле, с использованием «экзотических» камней носило эпизодический характер и не определяло художественную тенденцию, что позволяло трактовать немногочисленные образцы как «индийские», «персидские» и просто «восточные». Должно было пройти полвека, чтобы концепции индийских аристократов и европейских ювелиров обогатились, дав мощный импульс ювелирному ар деко.

В период Прекрасной Эпохи художественная парадигма XIX века, направленная на археологическое изучение древностей и этнографических материалов, менялась. Она не отрицалась, но вливалась в общую эмоциональную атмосферу чувственных впечатлений, связанных с Востоком. Произведения прикладного искусства отличались разнообразием дизайна. В их основе лежали бесчисленные этнические прообразы, сплетенные вместе - стиль, названный «персидским». Лишь японцы и китайцы избежали включения в эту категорию. Артистическая жизнь Европы оказалась пропитанной атмосферой безудержного ориентализма и индийские махараджи являли собой живое воплощение легенды.

В первые десятилетия XX века между Индией и Западом произошёл удивительно плодотворный художественный обмен. Индия сильно повлияла на европейский дизайн ювелирных украшений, а европейское влияние привело к тому, что некоторые индийские аристократы начали отказываться от многовековых традиций индийского ювелирного искусства. Это было время Встречи Востока с Западом. Индийские принцы посещали Европу, чтобы впитать западную культуру, они оказались воодушевлены ей и настроились обновить свои впечатляющие коллекции ювелирных изделий, однако их уже не удовлетворяли произведения индийских ювелиров, поэтому они обращались в лондонский Гаррард, парижские Картье, Бушерон, Шоме, чтобы заново огранить старинные фамильные камни и затем вставить их в изящные оправы из платины. Многие из этих камней были сначала просверлены и сглажены, другие были вырезаны в форме листьев, плодов и цветов. Заказанные махараджами драгоценности сохранили восточный колорит и при этом хорошо смотрелись как с европейским костюмом, так и с парадным сари или тюрбаном.

В 1906 году Жак Картье стал директором лондонского отделения ювелирной фирмы, что открывало ему дверь к самой щедрой британской территории: Индии, которая была источником сырья, вдохновения в дизайне и огромного потенциального рынка. В мае 1909 г. два лучших продавца фирмы Картье, Глезнер и Прие, отправились в семимесячную поездку в Сиам, Гонконг, Сингапур и Индию. Там они поняли, что посредники непомерно завышают цену на драгоценные камни, познакомились со вкусами индийской аристократии, любящей роскошь и яркие цвета. Существует версия, что торговцы драгоценными камнями вынуждали европейских покупателей приобретать большое количество маленьких изумрудов, если они хотят получить доступ к более ценным, крупным и редким камням, однако мода на них никогда ещё не была так сильна.

Яркие цветовые сочетания индийских изделий вдохновляли ювелиров из Европы. Момент для появления нового стиля был самый подходящий: европейскому миру искусства и моды наскучила классическая элегантность XVIII века, он искал новые ощущения в самых различных сферах, и поэтому пришел в восторг от индийской экзотики. Как подчеркивает шотландский историк Уильям Далримпл, экзотичность дает возможность отвлечься от реальности, предлагает взглянуть на другие модели жизни и поведения, перейти границы родного и иностранного, реальности и фантазии.

Не остались в стороне российские ювелиры: на рубеже веков ювелирное искусство России развивалось целиком в контексте западноевропейских художественных традиций, появились дизайнеры в современном понимании этого слова. Развитие ювелирного дела поддерживалось реформами правительства, а изменившееся отношение потребителей привело к оценке творчества ювелиров с художественных позиций. Ювелиры были свободны в своем творчестве, вдохновляясь разными культурами, мотивами - Карла Фаберже, например, очень привлекала восточная эстетика: он собирал восточные рукописи и персидские миниатюры, сейчас в Эрмитаже хранятся арабская бронза и восточные ковры, конфискованные на даче ювелира. Стоит отметить, что такие известные французские ювелиры, как Луи Картье и Андре Вевер тоже владели коллекциями восточных рукописей и миниатюр, которые и их вдохновляли их на создание подлинных шедевров.

В крупные выставки по искусству мусульманского мира в Париже в 1903  и Мюнхене в 1910 году также были включены страницы из персидских рукописей, написанных в Иране и в пределах империи Великих Моголов, представляя сложные сопоставления насыщенных цветов.

Катализатором, создавшим из многочисленных разрозненных вспышек интереса к индийской культуре повсеместную романтизированную моду на ориентализм, стало прибытие «Русских балетов» Сергея Дягилева в Париж в 1910 году. Четвертого июня давали «Шехерезаду» - «за одну ночь парижские дизайнеры убедились, что в поисках вдохновения надо обращаться к Востоку». В интерпретациях балета не было этнографической идентичности, были использованы элементы из разных культур, однако при этом образ оставался целым. Декоратор и художник по костюмам Леон Бакст синтезировал свои представления об искусстве Востока: взяв основные цвета иранских миниатюр XVI века (синий, красный, зелёный) он сделал их интенсивными и полнозвучными. В его сценическом оформлении и костюмах присутствуют мотивы не только индийского искусства, но также персидского, турецкого, китайского - это ярко-красные тона и оранжевые, сине-фиолетовые, зелёные и золотые цвета. Бакст разработал формы жемчужных поясов, украшений для тюрбанов, тканевые вставки с драгоценными камнями, подвески и многое другое, что скоро появилось в парижских салонах. «Вымышленный Восток» русских балетов дал мощный импульс к развитию индустрии - ювелиры не могли не отреагировать на эту мощную волну. Первую коллекцию украшений по мотивам «Шехерезады» уже в ноябре 1910 создал Роберт Линцелер по дизайну Поля Ириба. В одиннадцати разных изделиях он воплотил эстетику и декоративные мотивы мира восточной сказки.

В 1911-м Жак Картье в возрасте 26 лет поехал в Индию сам. Его личные контакты и связи с влиятельными правителями стали главным результатом поездки. Жак привез с собой ювелирные украшения Картье для женщин, но вскоре понял, что огромный потенциал этого рынка заключается в ювелирных изделиях для мужчин - принцы покупали в основном для себя.

Некоторые встречи были организованы через очень успешного венгерского дилера Имре Швайгера: Картье и он, подружившись, установили тесные деловые отношения. Швайгер снабжал фирму драгоценными камнями, купленными на рынках драгоценных камней и в княжеских семьях, а также ценными предметами индийского искусства, которые потом могли продаваться Картье без изменений по высокой цене. Ювелир не только заложил вектор успешного развития, но и получил возможность импортировать большое количество ценных материалов. Как отмечает правнучка Жака, Франческа Картье-Брикелл, грандиозность индийского наследия в декоративных искусствах поразила Картье. Возвратившись в Лондон с купленными в Индии восточными драгоценными камнями, он и главный дизайнер компании Шарль Жакко создали экзотические ювелирные изделия, которыми всё высокое общество, от Вандербильтов до Рокфеллеров, хотели владеть.

Пресса хвалила «персидские и индийские орнаменты Картье». В своих собственных записях Картье всегда использовал следующие обозначения: «арабский», «персидский декор». Стили редко описывались как «индийский» или «могольский» и никогда как «исламский», хотя Персия (современный Иран), могольская Индия и большая часть арабского мира - это ислам. 

Итак, в 1910-е становятся все более заметными изделия чистых геометрических форм, украшения с неканоническими по тем временам цветовыми сочетаниями, в частности, зеленого и синего, а также произведения, обладающие необычным дизайном и нетрадиционным подбором камней.

В 1912 году Жак Картье устроил выставку «Восточные драгоценности и предметы искусства, собранные недавно в Индии». В 1913 году в отделении Картье в Нью-Йорке прошла выставка «Коллекция драгоценностей, созданная под влиянием индийского, персидского, арабского, русского и китайского искусства». На ней было представлено несколько брошей и сотуаров с могольскими изумрудами.

Фирма Картье, рискуя, вкладывала большой капитал в выставочные произведения, выполненные без заказа. Таким риском было, например, ожерелье «Береника» с исключительными могольскими изумрудами с глиптикой, выполненное к «Международной выставке декоративных искусств» в Париже в 1925 году. Она дала название целому направлению ар деко, в рамках которого могольский изумруд получил наибольшее использование (1920-30 гг). В этот период использовались цветные драгоценные камни четкой геометрической формы - дорогой индийский камень, будучи ценным историческим артефактом с заключенной в нём символикой, соответствовал требованиям граней и декоративности.

Ар деко характеризуется свободой от традиций и эклектизмом, источниками вдохновения были экзотические страны: Китай, Япония, Индия, Африка, Египет. Египетская тема более столетия будоражила публику, усиливаясь шквалом публикаций о сокровищах и жаждой визуальных впечатлений. Любопытно, что лотос, произрастающий как в водах Ганга, так и Нила, является священным растением и в Индии, и в Египте. В изделиях европейских ювелиров смешиваются и индийская, и египетская культуры с целью создать единый экзотичный образ.

Если в украшениях 1920-х преобладали цветные камни и их яркие контрастные сочетания, то первая половина 1930-х стала временем «белых украшений» из платины и бриллиантов, причём в них драгоценных камней было больше, чем в изделиях предыдущего десятилетия. Это связано с важной функцией ювелирного изделия в 1930-е - инвестиционной. В годы тяжелого экономического кризиса ювелирное изделие, несмотря на малый размер, стало одним из самых надежных капиталовложений. В то же время, не все покупатели в Европе и Северной Америке имели капитал для таких покупок. Именно индийские правители оставались ключевыми меценатами европейских ювелиров и домов высокой моды. После краха 1929 года на Нью-йоркской фондовой бирже, они были важны для поддержания известных ювелирных фирм в период Великой депрессии. В России в эти годы наблюдается прямая зависимость российских ювелиров от вкусов покупателя и неспособности к самостоятельному развитию. Они практически не имели никакой возможности творчески интерпретировать современные западноевропейские художественные тенденции. И тем более они не могли создавать художественные объекты, что отличает уникальные ювелирные произведения французского ар деко.

Вкус к привезенным из Индии украшениями достиг пика в 1934-36 годах. В 1937-м в парижском журнале Вог было опубликовано: «Индийские драгоценности навсегда завладели воображением Запада, и теперь, когда камни должны быть побольше, а оправа - побогаче, спрос на них высок как никогда». В общественном сознании Индия постепенно перестала быть «экзотикой». Это было время повального увлечения индийскими драгоценными резными камнями, именно в этот период было создано множество из изучаемых объектов с могольским изумрудом. Заказы на них поступали один за другим. Их получали не только Картье, но и Бушерон, Шоме, Ван Клиф & Арпельс, Мобуссен и др., однако путешествие Жака Картье обеспечило то, что именно его фирма получала львиную долю иностранных заказов. Также его наследие и архивы являются более изученными, чем документы других фирм.

В отличие от ювелирного дома Картье, широко известного своими роскошными украшениями с использованием резных драгоценных камней индийского происхождения, в созданных фирмой Ван Клиф & Арпельс (дата основания 1906) произведениях в стиле ар деко резные камни использовались чрезвычайно редко. Но, например, в 1960-е эта ювелирная фирма создаёт корону для императрицы Ирана с резным изумрудом весом 150 карат.

Старейший из всех упомянутых ювелирный дом Шоме открылся в 1780 году. В начале XX века Жозеф Шоме на Вандомской площади принимал не только британских и французских аристократов, но еще и индийских князей, промышленников из Бомбея. Ожерелья, броши и серьги, упомянутые в его учетных книгах, сочетали традиционные индийские мотивы с современной огранкой камней и платиновой оправой. Использовались сапфировые, рубиновые и изумрудные листья и ягоды, большие резные изумруды, предназначенные для подвесок. Стоит отметить, что нередко ювелирные фирмы покупали драгоценные камни друг у друга: в 1930 годы Шоме продал индийские бриллианты огранки груша ювелирному дому Мобуссен.

Первое изделие ювелирного дома Мобуссен, основанного как семейное дело, появилось в 1827 году. В период ар деко материалы, используемые его дизайнерами, отражают аппетит к экзотике: от нефрита с Дальнего Востока до перламутра, жемчуга, коралла и лазурита с Ближнего Востока и цветных камней, декорированных в Индии. Золотая оправа существовала наравне с белым металлом (серебро, платина), из камней отдавалось предпочтение сапфирам, рубинам, изумрудам, жемчугу; в изделия включалась эмаль как подражание индийским традициям. Мобуссен получил главный приз на французской выставке в Нью-Йорке в 1924 году, а затем золотую медаль на выставке декоративных искусств в Париже в 1925 году. Его уникальное творчество было также признано на выставке Галлиера в Париже в 1929 году и Колониальной выставке в 1931 году. Мобуссен активнее, кажется, чем Картье, включает в свои произведения стилистику тутти фрутти, характеризующуюся множеством различным форм, фактур, цветов, а также пластичностью. Одним из заказчиков и постоянных клиентов дома был махараджа Индора.

Фамильные драгоценности индийских князей были многочисленны: в их преобразовании в современные украшения участвовала и французская ювелирная фирма Бушерон, основанная в 1858 году Фредериком Бушероном. Луи Бушерон, как никто преуспевший в сочетании инноваций и лучших из консервативных подходов, был убежден, как и его отец Фредерик, что репутация великого ювелира основывается на красоте и качестве камней. В 1905 году махараджа Капуртхала заказал у Бушерона бриллиантовый эгрет, украшенный камнем в 22 карата. Его сын покупал у ювелира браслеты, сразу по четыре или пять штук. Махарани Индора в каждый свой приезд в Париж посылал свое колье к Бушерону, чтобы перенизать его. Щедрость и капризы индийских махараджей вошли в легенды, поэтому Бушерон постоянно старался привлекать к себе их внимание. Зимой 1926-27 гг Луи Бушерон организовал путешествие в Индию, чтобы представить махараджам последние новинки своих мастерских. Успех был триумфальным: в книгах заказов появились правители Патиала, Барода, Мисора. Заказ Патиала 1928 года занимает больше десятка страниц, в нём можно увидеть колье-ошейник с могольским изумрудом и бриллиантом, ожерелье с изумрудами и др., однако иллюстрации отсутствуют. Для изготовления новых изделий махараджа привез Бушерону 7571 алмаз весом 566 карат, разнообразные комплекты рубинов, жемчуг и 1432 изумруда (весом 7800 карат). Совокупная стоимость камней по тем временам составляла два миллиарда франков. В короткий срок мастерские дома Бушерон создали 148 украшений, по существу, это была изумрудная коллекция. Со времени второй мировой войны эти вещи больше никто и никогда не видел.

Конечно, не только во Франции используется могольский изумруд. Например, в встречается упоминание работы с ним итальянской фирмы Булгари. В различных источниках упоминается название, однако подтвердить это документально и подкрепить визуальными источниками не представляется возможным. Среди таких фирм - лондонские Гаррард, Аспри, Мэппин & Вебб, Сибил Данлоп. История увлечения Запада живописными индийскими украшениями не закончилась с началом Второй мировой войной и провозглашением Индии республикой в 1947-м, хотя оно уже не было таким, как раньше. В коллекциях парижских ювелиров 1950-60 годов в оправах чаще использовалось теплое золото нежели платина.

Итак, индийский стиль в работе европейских ювелиров первой половины XX века проявлял себя в следующих четырех важных аспектах: во-первых, заказы от индийских клиентов влияли на дизайн других украшений; во-вторых, ювелиры использовали изумруды с глиптикой, импортированные из Индии. В-третьих, они выкупали индийские ювелирные изделия (старинные и современные) и перепродавали их без изменений, и, наконец, европейские ювелиры активно создавали моду на ювелирные изделия в индийском стиле среди неиндийских клиентов. В этом были задействованы буквально все виды искусства, от литературы до балета, и выставочный сектор. В процессе делового и творческого сотрудничества взгляды мэтров ювелирной индустрии Европы и индийской аристократии взаимно обогащались, а подчинение восточной пышности геометрическим формам ар деко привело к созданию самых впечатляющих произведений ювелирного искусства XX века. Когда речь идет о ювелирных произведениях, созданных в 1920-30-х европейскими домами для индийских принцев, выражение «легендарная драгоценность» не является преувеличением: уникальные украшения и камни, связанные с ними и с их владельцами драматические события зачастую воспринимаются как исторические предания.

В этой главе мы проследили, как в начале XX века стечение множества обстоятельств привело к тому, что могольский изумруд стал важным элементом европейского ювелирного искусства, хотя изделия с ним были прерогативой узкой прослойки очень обеспеченных людей из Европы и Индии. Во многом использование могольских изумрудов зависело от личных связей ювелира с индийцами, которые могли сделать заказ, принеся свои драгоценности, или продать их.

Количество изделий с могольским изумрудом и наличие у них схожих характеристик позволяет нам объединить ряд ювелирных объектов 1890-1940 гг в отдельную группу. В следующей главе мы типологизируем и проанализируем их.

Глава III. Анализ изделий с могольским изумрудом

В XVIII веке появляется разделение на повседневные и вечерние украшения, и изделия с могольскиим изумрудом в силу своей ценности и обрамления всегда относится к последним. На званый обед или другие приемы надевали вечерний туалет, чудесные творения из шелка, бархата, кружев и блесток. Именно так предметы ювелирного искусства воспринимались во всем своём великолепии. В начале XX века, в период расточительной роскоши и благополучия создавались самые изысканные и элегантные изделия.

Главным критерием, которым мы руководствовались при составлении выборки объектов для анализа, стал провенанс изумруда. Мы сосредоточились на тех изделиях, для которых представляется возможным установить место и время создания глиптики - Могольская Индия. Такая информация представлена на сайтах музеев, имеющих свою коллекцию в оцифровке, пояснениях к лотам в каталогах аукционов и музейных выставок, в научных работах, а также в редких каталогах частных коллекций. В эмпирическую базу вошло двадцать три изделия с использованием могольского изумруда, два из которых выходят из хронологических рамок исследования. Одно демонстрирует предпосылку формирования моды на изделия с могольским изумрудом, второе, современное, определяет универсальность использования изумруда.

Художественная ценность ювелирного произведения определяется не только заложенной в нём идеей и оригинальностью её интерпретации автором, но и технологическим совершенством обработки. Имея дело с дорогим, исторически ценным камнем, перед ювелиром встаёт непростая задача - предельно раскрыть и подчеркнуть красоту камня. Нас интересуют способы ювелиров начала двадцатого столетия добиться этого. Известно, что правильная переогранка в некоторой степени может увеличить стоимость изумруда и улучшить эстетическое восприятие. Мы задаемся вопросом, в какой степени могольские изумруды подверглись ей в стремлении ювелиров включить камни в стилистику ар деко. Также важно выделить наиболее характерное для могольского изумруда обрамление, типичное для того времени сочетание драгоценных камней и, по возможности, выделить разницу в заказах индийских и европейских заказчиков.

Силуэты костюмов, стремящиеся к свободным формам, короткие прически, использование косметики, а главное ускоряющийся темп жизни XX века требовали эволюции традиционных типов украшений. Разделы настоящей главы представляют собой классификацию выбранных изделий по типам, что сразу позволит определить специфику изделий, в которых используется могольский изумруд. Разделение было сделано в соответствии с общепринятой классификацией, например, в справочнике Даниэллы Маскетти и Дэвида Беннетта изделия классифицируются по назначению в зависимости от их использования: практического назначения (шкатулки, часы, футляры, портисигары, предметы туалета, столовые и письменные принадлежности и др.) и личные украшения (кольца, броши, подвески, ожерелья, браслеты, бусы, колье, тиары и др.). Мы начали с предметов практического назначения, а дальше продолжили личными украшениями. Заметим, что Раздел 3.1. называется «Шкатулки», так как под этим обобщенным термином мы понимаем предмет в виде ёмкости различной геометрической формы с крышкой, предназначенный для хранения драгоценностей, ценных бумаг, каких-либо мелких предметов.

В каждом разделе соблюдается хронологический порядок расположения объектов, что дает возможность проследить закономерности и тенденции изменения украшений.

.1 Шкатулки

Такие предметы практического назначения, как коробочки, таблетницы, шкатулки, несессеры и различные футляры представляют интерес для исследователя. Декоративность утилитарных предметов - это показатель роскоши. Только самые богатые и требовательные заказчики могли позволить себе подобное изделие с камнем, принадлежащим древней цивилизации.

В этой работе впервые исследуется миниатюрная эмалированная шкатулка с могольским изумрудом, созданная в России известнейшим ювелирным домом Фаберже, основанным в 1842 году. Изобилие различных стилей, влиявших на искусство российской столицы, стало характерной чертой последних двух десятилетий XIX века, это было время соперничества, в ходе которого один стиль быстро вытеснялся другим. Мастера и члены семьи Фаберже черпали вдохновение в Возрождении и искусстве Франции XVIII века, искусстве Китая, Японии, Арабского Востока, Персии, Индии.

При творческом переосмыслении наследия прошлого, вновь оказалось востребовано камнерезное искусство с применением разнообразных материалов и техник, возрождение забытых технических приемов, таких как гильошированная эмаль. Киран МакКарти называет Карла Фаберже великим художественным и историческим «вором», который заимствовал разные эпохи и культурные элементы, который сочетал эмаль и поделочный камень для создания самых разных предметов. Изучаемая шкатулка подписана старшим мастером Фаберже Михаилом Евлампиевичем Перхиным. Сначала он был подмастерьем Эрика Коллина, затем получил звание мастера и в 1884 году открыл свою мастерскую. Через два года сменил Коллина в должности главного мастера фирмы Фаберже и проработал там до конца жизни. Он принял участие в развитии области изделий практического назначения и создал множество новаторских произведений, среди которых были папиросницы, шкатулки, звонки, рамки и др.  Работы с клеймом М.П. (Михаил Перхин) высоко ценятся на крупнейших аукционах мира.

Изучаемая шкатулка датируется XIX веком, резной восьмигранный изумруд на крышке можно отнести к XVIII веку. (Приложение 1.1). Она аккуратно оформлена и украшена драгоценными камнями: изумрудом, бриллиантами, жемчугом и золотом. Она, вероятно, использовалось для таблеток или порошков, сам Карл Фаберже называл все маленькие шкатулки «бонбоньерками». Изделие можно разделить на два отдела. Нижний - корпус, выполненный в технике гильошированной эмали, датируется концом XIX века. Верхний отдел, крышечка - это изумруд с тонкой цветочной резьбой. Качество глиптики изумруда дает основания отнести его к XVIII веку, концу династии Великих Моголов. 72 бриллианта окружают центральный изумруд, также бриллианты вписаны в геометрический рисунок корпуса, в качестве металла закрепки используется золото. Ножки сделаны из четырех жемчужин. Улла Тилландер-Гуденйелм отмечает, что форма коробочки была определена формой камня, и что ножки из жемчужин не свойственны мастеру Перхину и в целом стилистике дома.  Киран МакКарти сказал: «Это единственный изумруд с глиптикой, о котором я знаю в работе Фаберже, и коробочка может быть уникальной».

При всей ограниченности провенанса изучаемого изделия мы дали обзор потенциальным способам, как его важный компонент - могольский изумруд - мог попасть в Россию, вследствие чего была сделана шкатулка. Художественный дизайнер фирмы Фаберже Франц Бирнбаум писал: «Долгое время клиентами фирмы были члены императорского дома и придворные круги. Лишь в 1890 годы прошлого столетия к ним присоединилась финансовая и коммерческая аристократия». Однако, как отметила Тилландер-Гуденйелм, шкатулка вряд ли была заказана императором, так как отсутствуют императорские эмблемы: коронованная монограмма или двуглавый орёл.

Драгоценности играли не последнюю роль в дипломатических связях русской правящей династии: как упоминалось ранее, в 1739-м Надир-Шах разграбил сокровищницу, в 1741-м дары отправлены Елизавете Петровне. Алмаз Шах (88,7 карат), например, был привезен императору Николаю I (г.пр. 1825-1855) внуком правителя Персии принцем Хозрев-Мирзой как «искупление» за убийство в Тегеране Грибоедова в 1829 году. Зимой 1890 года император Николай II (г.пр.1894-1917) совершает длительный сухопутный поход по Индии. Он встречался с местными правителями раджами, охотился, осматривал достопримечательности, приобретал сувениры и получал подарки. Николай II или кто-то из членов его делегации могли получить в подарок исторический камень и заказать для него новую оправу в Санкт-Петербурге.

Главный хранитель музея Минералогического Музея им. А.Е. Ферсмана Генералов М.Е. считает заказ восточной элиты более вероятной версией происхождения этой шкатулки. По словам Уллы Тилландер- Гуденйелм: «Мы знаем, что у него [Фаберже] были тесные контакты с Индией, поскольку он использовал тонны небольших розовых бриллиантов для своего производства, определенно импортированных из индийских гранильных мастерских. Фаберже действительно внимательно следил за искусством всех культур и эпох. Вполне возможно, что он мог найти камень в одном из антикварных магазинов за границей или в частной коллекции».

Хотя Фаберже выполнял частные заказы, а также был поставщиком императорского двора, большая часть деятельности его фирмы ориентировалась на производство готовых изделий для свободной продажи. Известно, что он собирал интересные и экзотические камни, которые могли быть впоследствии использованы в производстве. До 1900 года, когда была организована международная торговля, многие изделия фирмы вывозились за границу случайными путями - в виде подарков, покупок, совершенных в России, или через комиссионеров.

Случай использования могольского изумруда в изделии не позволяет связать напрямую ювелирные фирмы, очевидно, что ювелирное искусство фирм Фаберже и Картье не существовали в вакууме. Интересно, что современник Фаберже, известный российский ювелир Алексей Кузьмич Денисов-Уральский был одним из поставщиков ювелирного дома Картье. Он снабжал парижскую фирму поделочным камнем и изделиями из него, способствовал обращению французских мастеров к этому материалу, что позволило им в дальнейшем создавать предметы с большими цветными плоскостями. Раннее, по сравнению с конкурентами, накопление опыта работы с разными породами цветного камня позволило фирме Картье стать одним из первых и ведущих авторов стиля ар деко в ювелирном искусстве.

Карл Фаберже способствовал развитию новой философии дизайна ювелирных изделий, они освободились от обильного декора и обрели четкие формы. В Западной Европе этот стиль завоевал признание гораздо позже, когда страны вернулись к нормальной после Первой мировой войны. В то время фирма Фаберже уже не существовала.

Шкатулки, несессеры, папиросницы, зажигалки создавали и Картье, и Бушерон, и Ван Клиф, и Булгари, и Шоме. Они были инкрустированы камнями, иногда выложены внутри плоскими рубинами, в декоре этих изящных предметов отражена полифония художественных течений и творческих методов ар деко, основанных на адаптации и интерпретации многочисленных заимствованных форм и мотивов. Несмотря на практическое назначение, эти предметы являются бесспорными предметами ювелирного искусства.

3.2 Часы

Часы ар деко 1920-1950 гг. также предлагают гораздо больше, чем просто функциональность. Они представляют собой элегантные произведения искусства, предназначенные для украшения своего носителя. Часовщики в эпоху ар деко испытывали полную свободу в дизайне, поэтому трудно найти пару одинаковых часов, однако можно выделить схожие черты в стилистике: геометрический корпус, геометрические формы мельчайших деталей оформления. Примерно в 1925 году возникла мода на карманные часы круглой или прямоугольной формы с крышкой, усыпанной драгоценными камнями.

В 1923-м в мастерской Картье создаются часы-кулон (Приложение 2.1). Это шарнирные часы с поворотным механизмом, которые носили, прикрепив к цепочке, ленте или элементу одежды. Качество глиптики на крупном могольском изумруде заметно выше, чем на многих исследуемых изделиях. Это позволяет определить время его создания как конец XVII века. Для усиления цвета он был покрыт серебряной пленкой. Другой изумруд дынной огранки также является повторно используемым индийским камнем. Для отделки использовались эмалированное золото, черная эмаль, жемчужины, бриллианты и платина. Изумруду была придана круглая форма уже в XX веке в процессе создания часов. Белый циферблат имеет двойной набор цифр, который не имеет никакой специальной цели и, судя по всему, является исключительно конструктивной особенностью. Начиная с 1988 года это изделие экспонируется на выставках - Лондон, 1988, Париж 1989, Рим 1990. Токио, 1995 год, Лозанна 1996. Хранится в коллекции Картье. Нужно заметить, что фирмой Картье было создано множество часов, дизайнеры не ограничиваются включением цветных камней. Например, в 1929 году в Париже представляются часы в стиле тутти фрутти с использованием резных рубинов, сапфиров, изумрудов-кабошон, а прозрачное стекло, обычно закрывающее циферблат, заменено на тончайший слой из изумруда.

3.3 Серьги

Мода на короткие стрижки в 1920-е вдохновляла на создание удлиненных серёг с подвесками. В их дизайне использовались прямые и волнистые линии, обыгрывались геометрические формы. Серьги с использованием двух могольских изумрудов - очень редкое явление, нам удалось выделить одну пару. Это объясняется, в первую очередь, уникальностью, формой и размером минерала. Гораздо предпочтительнее было носить крупный камень на шее или в виде броши.

В паре серёг 1920 годов использованы два шестигранных могольских изумруда (Приложение 4.1). Верхняя часть каждой серьги представляет собой небольшой изумруд-кабошон, к которому на раздваивающейся платиновой цепи прикреплены бриллианты и подвешен крупный изумруд шестиугольной формы. Эти камни украшены резным диагональным геометрическим узором по краю и повернутым вниз изображением с цветами, однако в декоре двух изумрудов есть существенные отличия. На обеих сторонах одного из них помещён искусно выполненный резной орнамент в виде вазы с вьющимся растением. На лицевой стороне другого камня, более низкого качества, выгравирован четырехлепестковый цветок, а на обратной - многолепестковая цветочная розетка. Хотя этот изумруд и декорирован в могольском стиле с использованием традиционных мотивов, сама гравировка выполнена грубо, что особенно заметно в сравнении с глиптикой на другом камне. Скорее всего, гравировка была нанесена на него в 1920 годы в процессе создания этой пары серёг. Конечно, вследствие уникальности каждого изумруда, сложно было найти похожие камни, и европейские ювелиры XX века для создания единого комплекта вынуждены были подражать могольским ремесленникам, имитировать традиционную глиптику. Из-за отсутствия необходимого опыта это было почти невозможно.


3.4 Броши

Своими размером и формой могольские изумруды во многом определяли тип изделий, в которые они были помещены, крупные броши, отлично сочетающееся с вечерними платьями, стремительно набирали популярность.

Брошь (Приложение 3.1), изготовленная в 1829 году, не входит в хронологические рамки, заявленные в теме исследования, но является важным примером первого широко известного использования индийского камня в европейском ювелирном искусстве. Изумруд XVII века при весе 55,84 карат был украшен двусторонней глиптикой с изображениями цветов и изначально принадлежал очень важному члену двора моголов. Скорее всего этот изящный камень, закреплённый в оправе с помощью просверленных отверстий с двух сторон, был частью крупного сарпеша (традиционного индийского украшения на голову). В XVIII веке он был собственностью Роберта Клайва. Впоследствии в 1829 году в английскую ювелирную компанию Ранделл, Бридж & Ранделл поступил заказ переогранить его и установить в платиновую оправу для герцогини Нортумберлендской Шарлотты Флоренции. Изумруд приобрел круглую форму. Он обрамлен бриллиантами, брошь дополняет подвеска с изумрудом грушевидной огранки. В 1978 он был продан на аукционе Сотбис в коллекцию Аль Тани, где его он хранится без европейской оправы.

В броши/эгрете по дизайну Поля Ириба (Приложение 3.2) ювелир Роберт Линцелер использовал изумруд с двусторонней зеркальной глиптикой с мотивами цветов и изогнутых листьев, а также бриллианты, сапфиры, жемчужины, платину. Эгрет Линцелера является первым из опубликованных памятников раннего периода ар деко, выполненных в индийском стиле и с использованиям могольского изумруда. Впервые в предмете высокого художественного статуса де люкс официально декларировалось нетрадиционное сочетание чистых цветов - синего и зеленого, изумруда и сапфира. Брошь представляет собой шестигранный камень, по граням обрамленный двумя рядами бриллиантов в оправе «милльгрен» и калиброванными сапфирами в закрепке «борт к борту». От трёх верхних граней расходятся бриллиантовые, сапфировые и жемчужные лучи. На данный момент брошь хранится в одной из самых больших коллекций исламского искусства Аль Тани. Это раннее произведение, как и другие эскизы Ириба, оказали сильное влияние на Луи Картье, который купил эгрет почти сразу после создания. Благодаря эгрету Ириба, одна из самых рискованных, с канонической точки зрения, комбинация синего и зеленого цветов стала называться Картье «стилем павлина», превратилась в знак фирменного стиля и источник вдохновения для других фирм. До 1931 года эгрет хранился в лондонском отделении фирмы. Потом его следы пропали почти на сто лет, и только в 2011 году это уникальное украшение с могольским изумрудом из разряда камней-талисманов было обнаружено и атрибутировано галереей Лукас Раритис в Лондоне.

В 1913 году леди Виктория Сэквилл купила у Картье в Париже изумрудную брошь с могольским изумрудом (Приложение 3.3). Её дочь, писательница Виктория Мэри Сэквилл-Уэст, утверждала, что этот драгоценный камень первоначально использовался Моголами в упряжи для лошадей. Эмили Иден в уже упомянутой книге «По стране» так описывает частную конюшню махараджи Ранджита Сингха (1837 год): «Первая из пятидесяти лошадей, проведенных мимо нас, имела упряжь с изумрудами, колье, закреплённое на шее и между ушами, перед седлом было два огромных изумруда размером почти два дюйма, декорированные и установленные в золотых оправах, как маленькие очки». Изделия для леди Сэквилл представляют собой слияние восточного великолепия и богатого цвета с западной модой. Шестигранный изумруд с смягченными краями закреплён крапанами и обрамлен бриллиантами в канальной закрепке, посередине установлен крупный каплевидный бриллиант. Форму капель повторяют и симметричные элементы верхней части броши: бриллианты, платина и каплевидные изумруды-кабошоны составляют симметричные капли с подвешенным камнем, что повторяет во многом традиционную для моголов тюрбанную брошь с подвешенной жемчужиной.

В 1920 году фирма Картье создает брошь с сапфирами (Приложение 3.4). Большой восьмиугольный изумруд украшен глиптикой в виде цветущего лотоса и четырьмя листовыми стеблями, простирающимися в разных направлениях. Хотя естественная форма могольских изумрудов - шестиугольник, этот камень был заново огранен Картье в процессе превращения его в брошь. Первоначально в Индии камень скорее всего был центральным элементом базубанда (традиционный индийский браслет на плечо). По краям восьмиугольника квадратные сапфиры-кабошоны чередуются с изумрудными арками, под которыми расположен трилистник из трёх круглых сапфиров-кабошонов. Края изумрудной «арки» заканчиваются изумрудными волютами, перехваченными с каждой стороны двумя сапфирами. Брошь, возможно, была сделана для одного из американских клиентов Картье. В 2015 году Шейха Амна бинт Мохаммед Аль Тани подарила это украшение Метрополитен музею, Нью Йорк, США.

Брошь на плечо (Приложение 3.5) с использованием семи разных изумрудов считается одним из лучших творений Картье в индоевропейском стиле. Марджори Мерривезер Пост (1887-1973), единственная наследница зерновой империи Пост, филантроп и коллекционер произведений искусства, приобрела эту брошь вместе с подвеской, изготовленной лондонским отделением Картье, в 1928 году. Резной изумруд датируется началом XVII века: на его краю есть выгравированная фраза «служащий Шаха Аббаса». Плечевая брошь была разработана для украшения легких струящихся платьев 1920 годов, ткань которых не могла выдержать тяжелое украшение. Дизайн этой броши с центральным круглым камнем и двумя меньшими боковыми элементами напоминает основную часть индийского базубанда. Грушевидные бриллианты, примыкающие к центральному изумруду, закреплены в технике Кундан как дань традиционным индийским украшениям. Изумруды установлены в платину, которая, кажется, только усиливает важность камней из-за иллюзии отсутствия металла. Миссис Пост носила брошь с множеством нитей жемчуга, чтобы подчеркнуть её цвет, писал Ханс Надельхоффер. С изменением моды висящие элементы броши могли быть удалены, оставляя относительно небольшую брошь, которую можно было прикрепить к платью или на шляпу.

Марджори Пост была истинной ценительницей ювелирных изделий. Другая важная драгоценность, ранее принадлежавшая ей - впечатляющая брошь, изготовленная Оскаром Хейманом и проданная фирмой Маркус & Ко. в 1929 году (Приложение 3.8). Центральный резной изумруд середины XVII века был куплен агентом компании в Бомбее в 1920 годах. 60-каратный могольский изумруд овальной формы окружен бриллиантами ординарной и багетной огранок, а также каплевидными изумрудами-подвесками в крапановой платиновой закрепке. Форма броши является очень интересной - изумруд подвешен за верхнюю часть, он подвижен, а полоска воздуха между бриллиантовой оправой и ним позволяет платью, с которым её носили, добавить или оттенить цвет камней. Теперь изделие является частью коллекции ювелирных изделий в Бостонском музее изящных искусств.

Идеальное украшение 1920-х годов должно было подходить к конкретному наряду и быть изготовлено либо по специальному заказу определенной женщины, либо подобрано в точном соответствии с её вкусами, образом жизни и внешними данными. Рыночная стоимость и качество работы лишь дополняли художественную ценность изделия. Именитые ювелирные дома и художники-ювелиры отказались от массовых, повторяющихся орнаментов.

Так, другая брошь Картье (Приложение 3.6.) имеет необычную конструкцию, которая вероятнее всего была позаимствована у индийских брошей XIX века - в них неподвижная булавка выходит из незамкнутого круга. Огранка могольского изумруда также нестандартна - ювелиры вырезали эту форму специально для броши в 1920 годах. Изумруд крепится крапанами к платиновому постаменту с бриллиантами закрепки паве. В его основе закреплён небольшой резной изумруд с вырезанным цветком, от него в разные стороны расходятся кривые, в конце которых также закреплён изумруд огранки принцесса. В следующее десятилетие были созданы похожие броши с использованием полудрагоценных материалов: оникс и коралл и др.

Картье, безусловно, был новатором в технической области, он не боялся кардинально менять форму изумруда и, тем самым, уменьшать его вес и стоимость. Его брошь 1925 года с использованием изумрудов разной огранки, бриллиантов огранки багет и черной эмали (Приложение 3.7) можно назвать экспериментом ювелира, игрой форм, цвета и фактуры. Центральный элемент - шестиугольный могольский изумруд с симметричным узором. В середине, по сути, закрывая его половину, закреплён с помощью черной эмали резной круглый изумруд, окруженный овальными изумрудами-кабошонами. По нижнему и верхнему краям в канальной закрепке бриллианты-багеты, по боковым - изумрудные бусины кабошон, закреплённые на пины, и между ними находятся бриллианты огранки принцесса. Геометрическое многообразие завершают четыре платиновых квадрата с круглыми бриллиантами внутри. Брошь, наряду с колье Береника, входила в комплект, созданный для выставки 1925 года. Двумя годами позднее дизайнеры Картье внесли в неё незначительные изменения.

Картье часто подчеркивал, что приоритетом в работе для него является раскрытие красоты драгоценного камня. Поэтому единственная и главная задача оправы по мнению Картье заключается в том чтобы оттенять блеск и чистоту камня. Платина лучше всего подходила для этих целей, но плохо подвергалась литью из-за своей тугоплавкости. Вследствие этого украшения стали проектироваться таким образом, что его можно было отливать по частям, а затем собирать воедино.

В крупных массивных украшениях 1930-х годов чаще всего использовались бриллианты, и если 1920 годы можно считать годами контрастных цветов, начало 1930-х было временем «белых» драгоценностей. Яркие цветовые сочетания камней 1920 годов уступили место поверхностям, полностью усыпанным бриллиантами разных форм и огранок, в которые иногда включались цветовые изумрудные акценты. К числу серьезных изобретений этого периода относится новый тип украшения - брошь-клипса, которая благодаря системе крепления могла украсить любую часть туалета. К 1930 она стала самым универсальным аксессуаром. Брошь Картье с зажимом 1935 года (Приложение 3.9) выполнена из платины, центральный могольский изумруд с двусторонней глиптикой обрамлен бриллиантами круглой и багетной огранки, которые вместе образуют цветок лотоса. На лицевой стороне драгоценного камня выполнен декор в виде двойной многолепестковой розетки. На оборотной стороне вырезан трилистник в окружении листвы. Геометрическая природа цветка на передней стороне камня позволяет заключить, что изумруд, вероятно, был вырезан в конце династии Великих Моголов. У него нет шевронного рисунка по граням, обычно встречающихся на ранних камнях моголов, однако это может также означать, что в XX веке его форма и размер были немного изменены. С двух сторон в типичной могольской манере просверлены отверстия для подвески. На оборотной стороне броши находится двойной вертикальный штырь, так что её можно закрепить в любом месте костюма или даже в шляпе. Украшение хранится в Британском музее.

Различные изделия на Парижской выставке 1925 года охарактеризовали бесконечные возможности комбинации бриллиантов и цветных камней. Там был представлен «Изумруд Тадж-Махала» (Приложение 3.10), тогда он в составе трёх больших могольских изумрудов входил в колье Береника от Картье, эффектное украшение с жемчугом, бриллиантами и черной эмалью. Это изделия было выполнено не на заказ, что было рискованно, однако уже в 1940-е годы центральный изумруд по заказу был превращен в брошь с почти невидимой платиновой закрепкой - в этом случае практичность и коммерческий успех играли важную роль при выборе оправы. Выгравированные края являются особенностью ранних изумрудов, дата создания изумруда Тадж-Махал - 1630-1650 годы. Изумруд с шестиугольной огранкой весит около 141,13 карат, на него нанесена глиптика со стилизованными цветами хризантемы, лотоса и мака и асимметричный лиственный орнамент. Камень имеет гладкую обратную сторону и скошенный край. Изумруд c особенно замысловатым узором относится к небольшой группе камней, заказанных при могольском дворе, возможно, во время правления императора Шаха Джахана. Название изумруда происходит от его сложной глиптики с лотосом, цветами мака и другой листвой, которая отражает убранство Тадж-Махала.

Платиновая брошь 1946 года выполнена в форме цветка, и могольский изумруд является его центральным элементом (Приложение 3.11), а в качестве «лепестков» выступают бриллианты круглой огранки и жемчужины в канальной закрепке, из них же сделан стебель цветка. Стоит отметить бриллианты огранки багет в листиках платинового цветка. Натуралистическая конструкция оправы, как и в предыдущем изделии, обыгрывает флористическую глиптику и является удачной находкой Картье. Броши в форме цветка - не редкость для ювелиров первой половины XX века, однако чаще в них использовалась россыпь мелких драгоценных камней в закрепке паве.

Помимо геометризированного рисунка в эпоху ар деко было и принципиальное новшество - бриллианты огранки багет. До 1925 года эта огранка не пользовалась популярностью, однако потом пришло осознание формотворческих возможностей, которые она в себе таит. Ювелир Жорж Фуке отмечал: «Теперь эти бриллианты [багетной огранки] можно рассматривать как цветные камни, потому что эффект игры света на них, и тем более в ансамбле, подобен радуге».

Броши с могольским изумрудом формируют довольно крупную группу во всем массиве брошей ар деко. Камень своим ярким цветом, формой, геометрическим узором настолько вписался в стилистику ар деко, что происхождение камня отходит на второй план. В то же время он представляет собой уникальное явление - это маленькое и дорогое произведение искусства с долгой историей, которое можно превратить в личное украшение.

3.5 Шейные украшения

В стремлении отказаться от форм предыдущих десятилетий художники периода ар деко предлагали ювелирные изделия, поражавшие смелостью дизайна и яркостью цветовых решений. Традиционные индийские украшения для тюрбанов, часто имевшие шелковую кисточку, европейцы стали воспроизводить в сотуарах, а в типичные для Индии ожeрелья из трёх видов камней (сапфиров, изумрудов, рубинов) они добавили плашки из платины и бриллиантов. Шелковые кисточки превратились в кисточки на сотуарах, набранные из жемчуга, бусин коралла и других камней, опускающиеся ниже уровня талии. Удлиненные силуэты пользовались популярностью, такой тип украшений акцентировал внимание на крое платья и декольте, а также благодаря форме и длине он визуально вытягивал фигуру. Существовало несколько способов носить сотуар: на груди, на спине или обернув несколько раз вокруг шеи.

Упоминание и фото подвески Шоме 1920 года создания встречаются в книге Дианы Скарисбрик. Восьмигранный изумруд со сглаженными углами просверлен насквозь и крепится к подвеске из платины и бриллиантов в закрепке паве (Приложение 5.1). Крепление цепочки герметично, звенья платиновой цепочки чередуются с бриллиантами в ободковой закрепке.

Для создания следующего объекта, подвески 1920 годов неизвестного автора (Приложение 5.2), задействованы бриллианты общей сложностью 50 карат. Могольский изумруд установлен в золотую оправу и окружен 58 круглыми бриллиантами огранки кушон в рельсовой закрепке и подвешен к ожерелью, состоящему из двух рядов бриллиантов. На сторонах изумруда имеются небольшие отверстия, позволявшие ему некогда быть центральным элементом сарпеша. Кулон крепится к двухрядному бриллиантовому колье треугольным креплением, инкрустированным 14 круглыми бриллиантами. Двухрядное бриллиантовое ожерелье состоит из сотен маленьких круглых бриллиантов, установленных на платиновой основе. В 2001 году украшение было куплен на аукционе Кристис, Нью Йорк, за 2 200 000 $. В 2007 году Мадлен Х. Мердок завещала этот замечательный ранний образец изделия с изумрудом национальному музею естественной истории Смитсоновского университета.

Барон Юджин Даниэль Ротшильд в 1924 году заказал у Картье колье (Приложение 5.3). Кулон состоит из трёх важных могольских камней с цветочной глиптикой: шестиугольный изумруд, сапфир овальной огранки и грушевидный изумруд, отделенные друг от друга круглой бусиной, выложенной бриллиантами с закрепкой пaве. Самый крупный изумруд обрамлен лазуритом, его удерживают две пары крапанов с бриллиантами и сапфирами. Нить состоит из 41 сапфира и 80 бусин из лазурита и бриллиантовых ронделей. Одна нить при помощи бусин-ронделей переходит в кулон, а конец второй выполнен в форме петли с бриллиантами в канальной закрепке. В украшении сочетаются элементы индийских и персидских декоративных традиций. Созданный главным дизайнером Картье Шарлем Жакко, лидером смелой ар деко эстетики, этот драгоценный камень прекрасно сочетает в себе восточные и западные мотивы, модернизируя сине-зеленое сочетание. Длина ожерелья (79 см) идеально подходила к платьям 1920 годов. Скорее всего её носили, обернув несколько раз вокруг шеи. Подвеска была продана на аукционе Сотбис за рекордные 2 590 000 $.

В колье по заказу Лиллиан Тимкен (Приложение 5.4) ювелиры Картье включили три редких изумруда с двусторонней глиптикой. Нить колье составлена из бусин сапфиров-кабошонов овальной и барочной формы, которые чередуются рифлёными изумрудами и помещёнными между ними небольшими плоскими с двух сторон бусинами-poнделями, выложенными бриллиантами. Концы нити выполнены в виде двух вытянутых петель, украшенных бриллиантами, которые крепятся к центральной подвеске состоящей из трёх крупных украшенных резьбой изумрудов и одного сапфира. Верхний изумруд в подвеске имеет треугольную округлую форму и весит 29,21 карат. Он закреплён в платиновой оправе с помощью трёх зубцов, расположенных по углам камня и украшенных бриллиантами с закрепкой паве. Два верхних зубца имеют петли, декорированные калиброванными сапфирами с канальной закрепкой. Центральный изумруд листовидной формы весом 30,27 карат отделен от верхнего камня круглой бусиной, выложенной бриллиантами с закрепкой пaве. Самый крупный нижний шестиугольный изумруд весом 71,91 карат, отделённый круглой сапфировой бусиной от центрального камня, закреплён в аналогичной бриллиантовой оправе, охватывающей его по всему периметру. Вверху и внизу камень дополнительно удерживают две пары стреловидных крапанов с плоскими сапфирами канальной (рейсовой) закрепки. Помимо крупных драгоценных камней подвеску украшают 18 сапфировых и изумрудных бусин, 34 сапфира с дополнительными гранями и 652 бриллианта. Синий цвет округлых сапфиров слегка неправильной формы смягчает зелень изумрудов. Картье всегда был внимателен по отношению к могольским изумрудам - они всегда выступали центральным элементом изделия, и его ювелиры следили за тем, чтобы не затмить их, поэтому использовались бледные сапфиры, добытые из редких месторождений в Кашмире или на Цейлоне. В большинстве случаев отсутствие сапфиров, т.е. уменьшенная цветовая палитра, предполагает, что заказчик был из Индии. Сапфир - несчастливый камень в индийской традиции. В заказанных махараджами украшениях встречаются скорее такие сочетания: красные/зеленое, белое/зеленое, красное/белое. Однако, например, Мухаммад-шаха Ага-Хана III, который привозил свои драгоценные камни и заказывал множество украшений в западной стилистике, не останавливало включение значительного количества сапфиров. Можно предположить, что западное влияние распространилось и на отношение индийской элиты к символическим значениям камней. Ожерелье Картье для Ага-хана 1927 года (Приложение 5.5) состоит из сапфирово-изумрудных бус, двух переограненых могольских изумрудов разной формы и платиновой закрепки.

Стоит отметить, что последние три объекта для разных заказчиков похожи друг на друга - барочные сине-зелёные бусы, идентичные сочетания камней и закрепок. Образцами для мастеров стали индийские ювелирные изделия XVI-XVII вв, отличавшиеся использованием чрезвычайно крупных камней и изобретательными цветовыми вариациями. Графичность, присущая искусству ислама, характерная для него стилизация натуралистических мотивов, комбинации основных цветов полностью отвечали художественным идеалам ар деко, однако ювелиры в дизайне шейных украшений заимствовали только те элементы индийской культуры, которые потенциально были способны вписаться в европейскую традицию.

Сотуар Картье 1925 года (Приложение 5.6) со стилизованной подвеской из изумрудов-кабошонов был выполнен по специальному заказу. Шестиугольный могольский изумруд 85,60 карат с тонкой глиптикой в виде цветка и листьев закреплён с помощью платиновых крапанов с бриллиантами ординарной огранки. Для создания украшения было использовано 50 дольчатых изумрудных бусин общей сложностью 517 карат и натуральный жемчуг.

В 1927 году ювелиры фирмы Мобуссен создают сотуар в стилистике тутти фрутти (Приложение 5.9). Сотуар представляет собой вазу с цветами, где ваза - это могольский изумруд с двусторонней глиптикой в обрамлении черной эмали и бриллиантов. Из горшка растет ромбовидный стебель, от которого расходятся рубиновые и сапфировые цветы и изумрудные листья. Как дань геометрической парадигме того периода, по обе стороны букета цветов находится ступенчатый контур из бриллиантов. Небольшая черная сфера оникса на каждой вершине смягчает чисто линейную конструкцию. Этот сотуар является отличным примером изделия Мобуссен в стилистике тутти фрутти, в котором гравированные драгоценные камни включены как в подвеску, так и в цепочку. Последняя присоединяется кольцом из черного оникса и состоит из чередующихся звеньев - рубиновый цветок с изумрудами, сапфирами и бриллиантами, ониксовое кольцо, бочкообразное звено из мелких изумрудов, сапфиров и бриллиантов. Тутти фрутти - сложнейший стиль с технической точки зрения. Ювелирам приходилось не только гранить камни, но и работать в технике гравировки по камню, они вырезали листья и другие детали: из камней они составляли мозаики, разбавляя цвет белыми бриллиантами. При этом украшение оставалось подвижным. Хотя маленькие драгоценные камни не были столь же ценными, как крупные идеально выгравированные камни, их полихромные эффекты были настолько поразительны, что они быстро стали востребованы у состоятельных заказчиков.

В 2014 году ювелирная фирма Бушерон выпускает коллекцию украшений, посвященную путешествиям семьи Бушерон и её связи с далекими странами. Подвеска (Приложение 5.10) не входит в хронологические рамки исследования, однако достойна упоминания как оммаж к стилю ар деко, в рамках которого могольский изумруд получил признание. Хрестоматийное ожерелье с подвеской-кисточкой из белого золота и платины с бесцветными бриллиантами разной огранки (классической бриллиантовой, багетной и огранки принцесса общим весом около 33 карат) и центральным колумбийским изумрудом в 188,79 карат. Для создания этого украшения креативный директор Бушерон Клер Шуан изучала архивы, и хотя известно, что глиптика на изумруде датируется XVII веком, доподлинно неизвестно, где он был куплен или найден.

3.6 Браслеты

Широкие гибкие браслеты были очень модным украшением в первой половине XX века. Обычно они состояли из узких пластин, звеньев геометрической формы или рядов камней контрастных цветов.

В 1930 в парижском отделении Картье для султана Мухаммад-шах Ага-Хана III создается браслет в стилистике тутти фрутти. Стоит заметить, что глава парижского филиала фирмы Картье Луи Картье одним из первых стал производить украшения с вырезанными из рубинов, сапфиров, изумрудов фруктами и цветами, положив начало так называемому стилю тутти фрутти, одному из немногих фигуративных направлений в ювелирном искусстве ар деко. Он нанимал исключительно индусов для огранки драгоценных камней.

Браслет (прил. 6.1) включает единственный в нашей исследовательской выборке могольский изумруд с выгравированным священным текстом из Корана. Могольский изумруд нестандартной прямоугольной формы весом в 76 карат с двух сторон крепится парой стреловидных крапанов с бриллиантами, между которыми вставлено три сапфира-кабошона.

В области ювелирных металлов, начиная с 1900-х, ведущая роль была у платины. В отличие от серебра она не подвержена окислению, а её высокая прочность позволяет использовать меньше металла для оправы камня. Из платины стали производить тонкую, но очень прочную проволоку. На примере этого браслета наглядно видно преимущество платины, с помощью которой драгоценный камень закреплялся на металле так, что невооружённым глазом было практически невозможно увидеть место их соединения. Сапфиры и изумруды, ограненные в форме листьев, бочковидные бусины из оникса с изумрудами, листики из изумруда с закрепкой паве, места их соединений практически незаметны. Кроме того, платина, благодаря своему цвету, приглушённому блеску и свойствам благородного металла, служила наилучшим фоном для бриллиантов, акцентируя внимание на их игре и визуально исчезая под их сверканием.

Браслет представляет собой любопытный экземпляр смешения традиций. С одной стороны, этот браслет с изумрудом напоминает амулет, который в индийской традиции носился, непременно касаясь кожи. Это изделие явно дает такую возможность. С другой, оправа XX века содержит сапфиры, ношение которых было ограничено астрологическими правилами.

Итак, перед европейскими ювелирами XX века, у которых появился доступ к историческим драгоценным камням, стояла непростая задача: выразить красоту древних образов современным языком, придать восточной эстетике современное звучание, не утратив уникальности. Из-за своей цены и ограниченной области распространения изделия с могольским изумрудом оставались прерогативой богатых и творческих людей, которые во многом определяли пути развития искусства и новые тенденции в нём - это и индийские махараджи, которые сами приносили камни и хотели вставить их в европейскую оправу, и европейская элита, которая не довольствовалась классикой и желала видеть на себе украшения под стать своему статусу.

Форма камня во многом определяет тип конструкции, вместе с тем большую роль играла и задумка дизайнера. Можно отметить достаточно многообразный характер стилистики произведений с могольским изумрудом - шкатулка, подвески, серьги, броши, часы, но явное преимущество у брошей, которые, будучи на пике моды, являются наиболее удачным вариантом демонстрации дорогого камня на себе. Могольский изумруд везде является центральным элементом, под который подстраивается оправа, по ценности соответствующая ему. Стоит отметить, что обнаруживаются сходные с традиционными могольскими способы закрепки камней. Во всех двадцати трёх предметах ювелирного искусства рядом с изумрудом неизменно присутствуют бриллианты в разной огранке - контрастное сочетание бриллиантов и изумрудов является классическим образцом эстетики нового стиля. В то же время в украшениях 1920 годов активно вводится цвет - для западных глаз именно сочетание полихромных драгоценных камней в одном изделии наделяло его неким экзотизмом. Камни, которые считались не самыми благоприятными в индийской культуре, такие как сапфиры, теперь соединились с изумрудами, бриллиантами, рубинами в элегантных подвесках, но едва ли изделия с резным сапфиром можно объединить в одну группу. У Индии европейские ювелиры позаимствовали не только яркие краски, но и технику резьбы по драгоценным камням. Попытки имитации могольской техники и подражания могольскому стилю были, однако европейская глиптика XX века груба, не имеет деталировки и узнаваема (как в случае с серьгами).

Три украшения на шею, очень похожие между собой, имеют одинаковый паттерн: сапфирово-изумрудные бусы, крупные сборные подвески, бриллиантовые крепления. Они подтверждают, что сине-зеленое сочетание было любимым у Картье в 1920-е. В сотуаре Мобуссен в стилистике тутти фрутти задействовано пять цветов. Колористические сочетания при этом усиливают соединения разнофактурных резных камней разных размеров, даже черного оникса. Такое же сочетание фактуры встречается в броши-трансформере Картье и шкатулке Фаберже. Изумруды с глиптикой способствовали живописно-пластическому богатству, способ их закрепки тоже способствовал этому.

Во всех анализируемых изделиях используется белый металл, почти во всех платина. Интересно, что в индийской традиции золото всегда занимало позицию выше любого другого, оно было не просто символом достатка и силы, но редкости и ценности. Золото было частью важного религиозного ритуала в исламском и других религиозных обществах. Несмотря на это, в период с 1910-1930 гг, элиты свергли золото с любимого металла востока. Платина обеспечила несравненную комбинацию высокой ценности и силы, которая позволила создать незаметные оправы для драгоценных камней.

Удивительно, что именно «индийская ветвь» ар деко в измененном варианте существует до сих пор, сотуар Бушерон является этому подверждением. Такая устойчивость эстетики сохранялась во многом благодаря «кочующим» драгоценностям махараджей. Время от времени появляющиеся на аукционах камни позволяют атрибутировать другие украшения, ранее демонтированные.

Изделия с могольским изумрудом чаще всего выполнялись на заказ. Соперничество в роскоши было характерно для высшего света Европы, предполагая, что изумруд для заказчиков имел какой-то смысл, можно утверждать, что он сильно отличался от приписываемого значения в исламском мире. С эволюцией общественных взглядов на Индию и развитием ювелирного искусства, можно сказать, что камень «ассимилировался» в Европе - он превратился из могольского изумруда в изумруд ар деко. Это заметно в украшениях 1930 годов, где он вписан в форму цветков, где он является акцентом среди бриллиантов разной огранки. Ювелирные изделия подобного типа всегда социально привлекательны и визуально значимы. Только наличие красивых камней было уже недостаточным условием для создания современного изделия. Украшения должны были подчёркивать статус, состоятельность и тонкий вкус заказчика.

В рассмотренных изделиях передана тонкая гармония этнической достоверности (того, что называлось «варварским») и удивительная рафинированность европейского мышления. Оставаясь в пределах неоклассической эстетики, использование могольского изумруда в изделиях придавало произведению необычный ассоциативно-образный оттенок -оправа обеспечивала принадлежность изделия больше к европейской стилистике, чем к индийской.

Специалист аукционного дома Кристис Дэвид Уоррен сказал, что могольские изумруды сами по себе имеют огромную ценность, главным образом благодаря их историческому, «легендарному» происхождению. Оправа от известной ювелирной фирмы, конечно, добавляет стоимость. Европейские ювелиры находились под влиянием сочетаний необычных цветов, но если бы не могольские изумруды, многие из их творений никогда бы не материализовались. Эти камни занимали особую нишу и не имели аналогов.

Заключение

История ювелирного искусства, насчитывающая более семи тысяч лет цивилизации, отражает последовательную реакцию поколений мастеров на проблему преобразования редких и ценных материалов в ювелирные изделия, которые выражают господствующий в то или иное время стиль. В этой магистерской диссертации мы исследовали многовековой путь могольского изумруда, уникального камня, добытого в шахтах Южной Америки, обработанного в Индии и нашедшего общемировое признание и собственную нишу в европейском ювелирном искусстве первой половины XX века.

В первой главе мы выяснили, что в XVI веке одновременно с появлением новой правящей династией, Великих Моголов, мировой рынок драгоценных камней радикально расширился. Произошло это благодаря открытиям изумрудных месторождений в Южной Америке, а португальская колония Гоа стала входом в для драгоценных камней на индийский субконтинент, откуда они затем попадали в сокровищницу императоров. В придворных мастерских потом на них наносилась глиптика, основные мотивы которой - растительные, но также встречаются и цитаты из священных текстов. Моголы верили, что резьба на изумрудах усиливает магические свойства камня. Произведения индийских ювелиров отличает деталировка форм и тонкая отделка. Мы изучили традиционные техники индийской ювелирной индустрии и типы изделий, чтобы понять, на чём впоследствии в Европе базировался «индийский стиль», оценить степень заимствования и влияния.

Во второй главе мы отвечаем на вопрос, как могольские изумруды попали в Европу. В XVIII-XIX вв для дипломатов это был легкий способ конвертировать наличные деньги в быстро реализуемые средства, чтобы отправить их домой; они могли быть подарены человеку индийским правителем или высокопоставленным лицом, а также представлять собой военные трофеи. Растущая мощь Британской империи в XIX веке привела к усилению западного влияния на ювелирное искусство Индии, в свою очередь, для Европы экзотическая Индия стала неисчерпаемым источником не только камней, но и вдохновения. «Великие ювелиры» (Бушерон, Картье, Шоме, Мобуссан, Ван Клиф & Арпельс) обзавелись богатой клиентурой и создали для этого прибыльного рынка ряд моделей, сочетавших индийские цвета, формы и мотивы с европейскими техниками и изяществом. Но не только во Франции создавались изделия с могольским изумрудом - в этой работе впервые происходит включение Фаберже в контекст европейского опыта работы с могольским изумрудом. Мастер Михаил Перхин создал эмалевую шкатулку с крышкой из этого камня в конце XIX века, в период наивысшего расцвета русского ювелирного искусства. Мы выделили то, что способствовало распространению интереса к Индии, в рамках которого первоначально изумруд получил свое признание. Безусловно, общая информационная среда - мировые выставки, публикации путешественников, развитие путешествий, синтетический образ Востока в Русских балетах - способствовала знакомству европейцев с очаровавшими их экзотическими странами.

Как писал Мануэль Кин, синтез и динамичное развитие ювелирного искусства возможны в атмосфере просвещенного меценатства, всеобщей открытости, увлеченности и культурного подъема, который характеризовал эпоху великих Моголов во времена её наивысшего расцвета. Такой же подъем свойственен и 20-30 годам XX века. В это время происходит непрерывная стилевая эволюция ювелирного искусства, которая подготовила почву для появления в двадцатых годах XX века нового стиля - ар деко, соединившего в себе и экзотизм неевропейских культур, и строгую геометричность классического искусства, и природные формы, и яркие краски. «Варварские» украшения стали предметом желания европейцев и атрибутом роскоши. В Европе нельзя было найти изумрудов такого качества и размера, как в индийских коллекциях, поэтому они пользовались большим спросом. Изделия с могольским изумрудом были ценны, уникальны и ограничены в количестве - только самые богатые люди Европы и США могли обладать ими. В 1920-30 годы Индия перестала быть в глазах европейцев экзотикой, могольский изумруд превратился в «изумруд ар деко». Очарование экзотическими мотивами привело множество ювелиров к созданию красочных изделий из резных изумрудов, рубинов, сапфиров, а также бриллиантов разной огранки. Фирма Картье наиболее активно использовала старинные могольские драгоценные камни в своих ювелирных творениях, демонстрируя яркие сопоставления цвета и фактуры.

В третьей главе при анализе шкатулки Фаберже мы, столкнувшись с ограниченностью провенанса, выделили наиболее вероятные пути, как камень мог попасть в Россию: как частный заказ, как подарок, как личная находка Фаберже. На настоящий момент это единственный образец использования камня этим ювелирным домом.

Могольские резные изумруды использовались в брошах, подвесках, удачно сочетавших художественные традиции запада и востока. Драгоценным камням отводилась важная роль в украшениях, а их исключительное качество лежало в основе репутации фирм, однако для создания произведения ювелирного искусства наличия камня было недостаточно. Оправа была не менее важна, она обеспечивала принадлежность изделия к европейской эстетике. При этом уникальность и «историчность» камня остаётся важным фактором формирования ценности изделия.

Ювелирное искусство напрямую зависит от разработки и внедрения в производство новых технологий. Мы пришли к выводу, что платина дала новые возможности для воплощения смелых задумок ювелиров. Переделка ювелирных украшений из сокровищниц махараджей привела к революционной инновации в индийской традиции, а именно - к замене золота платиной. Восток и Запад считали друг друга экзотичными и эта привлекательность формировала культуру обоих.

Изделия с могольским изумрудом редки и являются желанным экспонатом в частных и музейных коллекциях. Однако, во время работы с источниками мы заметили, что нередко коллекционеры из восточных стран воспринимают эти украшения как эволюцию индийской ювелирной традиции, в то время как западные теоретики ювелирного искусства относят их к европейской ветви. Эти вопросы идентификации требуют более детального изучения, в перспективе было бы интересно изучить, как включение разных драгоценных камней влияет на восприятие изделия, а также сосредоточиться на принципах формирования и экспонирования коллекций ювелирных изделий.

В заключение, изделия с могольским изумрудом вызывают ассоциации с Востоком, но всё же остаются в рамках европейской эстетики с её строгостью и принципиальностью в выборе оправы. Этому драгоценному камню в ювелирном искусстве Европы первой половины XX века отведено особое место - его использование наиболее ярко демонстрирует точку пересечения индийского влияния и стиля ар деко. Ювелиры до сих пор продолжают создавать изделия с могольским изумрудом, который является уникальным произведением искусства и имеет высокую художественную ценность.

Список использованных источников и литературы

Источники

Опубликованные

.        Архив Валентина Скурлова / Blogspot.ru [Электронный ресурс] URL: #"903864.files/image001.gif">

Фото: Музей Исламского искусства.

Приложение 2

Часы

.1. Часы Картье, 1923

Сделаны Jaeger for Cartier Paris Stock

Могольский изумруд конец XVII века, платина, золото, черная эмаль, бриллианты, оникс, жемчуг.

9,33 × 4,04 см

Хранится в коллекции Картье.

Фото: Emerald. Twenty-one centuries of jewelled opulence and power. Joanna Hardy, London, 2014, P. 278.

Приложение 3

Броши

. Брошь Ранделл, Бридж, Ранделл, 1829

Могольский изумруд XVII века, изумруд, брилианты, платина

9 × 3 см


Фото: A magnificent and historic emerald and diamond pendant brooch // Christie's URL: #"903864.files/image004.gif">

Фото: Stronge S., Ferrari A., Whalley J. Bejewelled Treasures: The Al-thani Collection. London: Victoria and Albert museum, 2015. 176

. Брошь Картье, 1913

Могольский изумруд XVII века, бриллианты, платина, золото

4 × 4,6 см

Коллекция Фреда Лейтона.

Фото: архив Дианы Скарисбрик

4. Брошь Картье, 1920

Могольский изумруд XVII-начала XVIII вв, сапфиры, платина

5 × 5,5 см

Подарок Шейхи Амна бинт Мохаммед Аль Тани Метрополитен музею, 2015

Фото: Brooch with Carved Emeralds and Sapphires by Cartier // The Metropolitan Museum of Art URL: #"903864.files/image007.gif">

Фото: Brooch // Hillwood Estate, Museum and Gardens URL: #"903864.files/image008.gif">

Фото: Nadelhoffer H. Cartier: Jewelers extraordinary. New York, 1984. P. 141.

7. Брошь Картье, 1925

Изумруды, бриллианты, платина, эмаль

Изменена в 1927

6,7 × 4,4 см

Коллекция Аль Тани.

Фото: Prudence Cuming Associates Ltd.

8. Брошь Оскар Хейман, 1929

Могольский изумруд середины XVII века, изумруды, бриллианты, платина

5,3 × 5,4 см

Музей Бостона, Бостон, США

Фото: Boston Museum of Fine Arts jewelry collection

9. Клипса-брошь Картье, 1935

Могольский изумруд XVII века, платина, бриллианты

4,8 × 2,6 см

Британский музей, Лондон, Англия.

Фото: Clip brooch // British Museum URL: #"903864.files/image012.gif">

Фото: Taj Mahal Emerald // The Metropolitan Museum of Art URL: #"903864.files/image013.gif">

Фото: An emerald, pearl and diamond flower brooch by Cartier // Christie's URL: #"903864.files/image014.gif">

Фото: Индия. Драгоценности, покорившие мир. / Р. Балакришнан, Вечерина О., Пешехонова Л., Скарисбрик Д., составитель каталога Щербина Е..; под ред. Вечериной О. - М.: Индийско-российский ювелирный фонд, 2014. - С. 141

Приложение 5

Украшения на шею

. Подвеска Шоме, 1920-е

Могольский изумруд XVII века, бриллианты, платина

5 × 3,9 см

Частная коллекция.

Фото: Scarisbrick D. Chaumet: Master Jewellers (Jewelers) Since 1780. Paris: Alain de Gourcuff, 1995. P. 147.

2. Подвеска неизвестного автора, 1920-е

Могольский изумруд XVI века, бриллианты, светлый металл

5,2 × 4,6 см

Подарок Меделин Мердок Национальному музею естественной истории.

Фото: Smithsonian, Photography by Ken Larsen // Mogul Emerald Necklace // Smithsonian National Museum of Natural History URL: #"903864.files/image017.gif">

Фото: Elegant and Rare Platinum, Emerald, Sapphire, Lapis Lazuli and Diamond Pendant-Necklace, Designed by Charles Jacqueau for Cartier, Paris // Sotheby's URL: #"903864.files/image018.gif">

Фото: Siegelson, New York.

5. Колье Картье, 1927

Могольский изумруд XVI века, изумруды, сапфиры, бриллианты, платина

42 × 4,4 × 3,4 см

Коллекция Ага-Хана

Фото: Nadelhoffer H. Cartier: Jewelers extraordinary. New York, 1984. P. 142.

6. Сотуар Картье, 1925

Могольский изумруд XVII века, жемчуг, бриллианты, платина

75,05 × 4,4 см

Коллекция Картье

Фото: Nadelhoffer H. Cartier: Jewelers extraordinary. New York, 1984. P. 141.

7. Сотуар Мобуссен, 1927

Могольский изумруд XVII века, рубины, изумруды, сапфир,платина, бриллианты, эмаль, оникс

53 × 6,7 см


Фото: An art deco diamond, multi-gem and enamel sautoir by Mauboussin // Christie's URL: #"903864.files/image022.gif">

Фото: Fleur des indes // Boucneron URL: https://us.boucheron.com/en_us/the-creations/high-jewelry/reves-d-ailleurs/fleur-des-indes.html

Приложение 6

Браслеты

. Браслет Картье, 1930-е

Могольский изумруд XVI века, сапфира, изумруды, бриллианты, оникс, платина

20 × 5 см

Коллекция Ага-Хана.

Фото: Nadelhoffer H. Cartier: Jewelers extraordinary. New York, 1984. P. 150.


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!