Антихристианство Фридриха Ницше и его причины

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Философия
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    23,4 Кб
  • Опубликовано:
    2017-05-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Антихристианство Фридриха Ницше и его причины















Курсовая работа

Предмет: История философии

Антихристианство Фридриха Ницше и его причины

Введение

Актуальность исследования: В наше время недостаточно проповедовать Христа только лишь с Евангелием в руках. Я считаю, что Ницше так же можно и нужно изучать потому, что его философия есть проповедь от обратного. Отказавшись от Бога, он в итоге пришёл к шокирующим умозаключениям. Ницше должен знать каждый хотя бы для того, чтобы убедиться в том, что путь атеизма есть путь в ничто, путь неправильный.

Объект исследования: Философия Ф. Ницше.

Предмет исследования: Антихристианство Фридриха Ницше и его причины.

Проблема исследования: Метафизика в философии Ницше в контексте его атеизма.

Цель исследования: Показать слабые моменты в его философской концепции.

Задачи исследования:

) Показать предпосылки философии Ницше и их развитие.

) Описать проблемные последствия, вытекающие из его философии.

) Попытаться уточнить его негативное отношение к христианству.

1. Введение в философию Ф. Ницше

философия ницше христианство метафизика

Ницше, не смотря свой атеизм, на всю свою неприязнь ко всему метафизическому, потустороннему, вполне можно было назвать религиозным мыслителем. Основным стремлением его ума и сердца заключалось в поиске смысла жизни, безусловных идеалов и ценностей, что по своей сути является религиозным поиском. В своих исканиях подлинного он готов отправить на свалку всё обыденное и общепринятое, словом, всё то, что ограничивает, засоряет и затупляет остроту нашего зрения. Вооружившись молотом, философ принимается нещадно крушить всех кумиров и идолов общества. И первым «врагом народа» объявляется метафизика. Ницше как бы говорит: «Небо опустело, боги мертвы. Вот, я один с олимпийской вершины наблюдаю, как бездыханные трупы богов скатываются по склонам горы, разрушая алтари и капища современного человечества. Что всё это значит? К чему приведёт? Нужно всё переосмыслить, необходима переоценка всех ценностей, нужны новые «скрижали», новые смыслы». Атеизм становится отправной точкой для его долгих и утомительных философских скитаний, которые завершились тотальным отрицанием действительности, отрицанием человека. Человек ему противен - он ищет идеал «истинного человека», жаждет подлинного, он жаждет истины. «Я, - говорит Ницше, - жажду успокоения, но жажда истинного не допускает меня к этому. Я должен вечно идти далее».

Отвергнув старую иерархию мироустройства, он столкнулся лицом к лицу с бескрайней, пугающей бездной. Какое мужество должен иметь человек для того, чтобы отважиться на такое дальнее плавание по этому бескрайнему океану? Не все на это могут решиться: страх перед бурями и прочими опасностями многих приковывает к берегу. Люди добровольно себя ослепляют, чтобы ничего не видеть, они себя опьяняют, чтобы ничто их не мучило, им сладок сон неведения, не имея ни малейшего желания к пробуждению.

Ницше как атеист решает вывести из своего неверия все логические последствия. Он гнушается такого общества, которое отвергло Бога, но сохранило христианскую мораль. Их безверие поверхностно; необходима генеральная уборка: семена христианства за два тысячелетия слишком глубоко засели в сознании людей. Бог умер, но они об этом ещё не слышали. Мы не до конца осознали весть о Его смерти. Тень Бога продолжает жить в сознании общества. И Ницше все свои усилия бросает на борьбу с этой тенью.

Говоря о смерти Бога, он не имеет в виду, что где-то кто-то умер. Речь не о буквальной, а о фигуральной смерти. «Смерть Бога» - это прежде всего уход общества от всего традиционного и сакрального. Человек поменял свои экзистенциальные ориентиры: он отвернулся от Бога. В этом смысле «убийство Бога» замыслилось ещё во время возрождения, оно совершалось в эпоху нового времени и окончательно свершилось в эпоху Ницше. Общество стало светским, а религиозность носит внешний, факультативный характер. Всё сводится к выполнению ритуалов без глубокого содержания.

В своей «Весёлой науке» Ницше описывает случай, как человек вышел с фонарём на площадь в поисках Бога. Над ним стали смеяться и, увидев, что не понимают народ о чём он говорит, разбил фонарь о землю и сказал, что: на самом деле он ищет Бога не потому, что Он потерялся, а потому, что «Бог умер». Более того, - добавил он, - Бог не просто умер, Его убили. Кто Его убил? - спрашивают они этого безумного. Его убили мы, вы и я. Кто нам давал такое право и могущество? Никто не давал, просто трак получилось; мы сами даже не понимали, что мы делали, но мы Его в итоге убили. А те храмы, которые вы построили - ничто иное, как надгробие Бога. Несмотря на то, что Бог умер, само событие ещё находится в пути. Весть эта не дошла до них. Солнце погасло, но остаточный свет ещё создаёт видимость его присутствия. Что нам теперь делать, если Бог умер? Какие искусительнице жертвы нам принести? Как нам очиститься убийцам из убийц? Не должны ли мы сами обратиться в богов, чтобы быть достойными своего преступления? В ином случае мы рискуем быть раздавленными этой трагедией.

И вот христианство как раз оказывается тем орудием, которое слабый человек использует, чтобы подчинить себе сильного. С точки зрения Ницше, Христа необходимо вырвать из истории христианства. Христа он рассматривает просто как человека, который проповедовал весть о том, что царствие небесное находится в его сердце. Но что действительно вызывает резкое негодование со стороны Ницше - это то, что весть Христа была искажена жречеством. Церковь, по его мнению, стала механизмом благодаря которому человек оказался подчинён жречеству. Теперь от церковных установлений зависит то, на сколько этот человек будет признан достойным царствия небесного.

Но церковь, по мнению Ницше, не была полностью бессмысленна. Не смотря на все свои недостатки, Ницше благодарит церковь за то, что она сформировала аскетический идеал. Идеал аскезы сделал возможным переживать человеком бессмысленные страдания. Аскетический идеал научил человека переносить страдания.

В «Антихристе» Ницше сопоставляет христианство с буддизмом. На западе в это время философы хорошо были знакомы с восточными учениями. Это пик популярности восточных учений. Сопоставляя, Ницше выражает больше симпатии к буддизму. Он говорит, что аскетика - то, что их объединяет. Но чем христианство уступает буддизму? Христианство уступает именно в том, что институт жречества добился того, что идею декаданса (упадничества, безволие человека) возвёл на некий пьедестал благодаря которому эта слабость человека была представлена как его высшее достоинство.

Не смотря на свою анафему религии, Ницше говорит о важности роли, которую религия сыграла в истории. Это роль заключается в том, что именно благодаря религии была спасена воля. Религия научила человека желать нечто несуществующее. Религия, по мнению Ницше, выразила волю к ничто. И несмотря на то, что эта воля была направлена в ничто, на самоуничтожение, тем ни менее была сохранена сама воля. Человек по-прежнему жил волей. И это - главное, за что Ницше, проклиная религию, говорит ей спасибо.

В «Заратустре» Ницше пишет: «Бог умер, чтобы здравствовал человек. И это не поэтическое выражение и даже не констатация факта. Это императив, связанный с переоценкой ценностей. Откуда берутся ценности? Ницше уверен, что ценность проистекает из самого человека. Никто никогда человеку никаких ценностей не давал. Человек всегда создаёт ценности сам. Даже те ценности, которые были установлены не человеком, они были даны свыше, - это тоже чисто человеческие установления. Он говорит о том, что ценность исторична. А человек даёт ценности в результате аффективного истолкования. Он испытывает аффекты и истолковывает то или иное объективно существуете явление. В результате его истолкование обретает ценность. Так были всегда, но старые ценности создавались самим человеком, он под этими ценностями подписывался не своим именем. Он подписывался именам высших сил, именем Бога. Эти ценности были вырожденческими, декадансными. Это ценности упадничества, ценности слабого человека, который свою слабость возводит в ценность для того, чтобы защититься от сильного. Больше ничего, кроме своей хитрости, он сильному ничего противопоставить не может.

Сама по себе мораль для человека была важна, пока человек вставал на ноги. Ницше не говорит, что мораль всегда была бессмысленной, не смотря на свою вредоносность теперь. Она, точно так же, как и религия, была важна. Но сегодня мораль является исторически устаревшей. Из подпорок она превратилось в тяжёлое бремя, которое должен тащить человек. Потому, что, по мнению Ницше, сам человек уже вырос. Ключевым моментом в истории ценностей является переоценка этих ценностей. Человек и раньше занимался переоценками ценностей, но раньше он это делал именем того или иного божества. Теперь впервые, в связи с «смертью Бога», нет того, с чьим именем можно было производить переоценку ценностей. Если Бог умер, то не должен ли я сам занять Его место? Кто теперь создаст тебе ценности, кроме тебя? Теперь человек вынужден подписываться своим именем. Но теперь он несёт огромную ответственность за свои ценности.

«Так говорит Заратустра» начинается с того, что Заратустра уходит в горы, уединяясь от людей. Уединение ему необходимо для того, чтобы найти некую новую истину. Что же это истина такая, что ради неё необходимо уединиться в горах? Видимо, это была такая истина, которую среди людей найти было нельзя. Каким образом он надеется найти истину в горах? Вариант божественного откровения исключён. Читая дальше, становится понятно, что эта истина о сверхчеловеке. Сверхчеловека ещё не было на земле и поэтому эту истину нельзя найти у умных людей или в библиотеке. После долгих годов уединения Заратустра спускается с гор и начинает проповедовать сверхчеловека.

Как человек меняется? Смерть Бога - это событие по своей онтологической значимости колоссального масштаба, после чего человек уже не может быть прежним. В «Заратустре» Ницше говорит о трёх превращениях духа. Сначала человек становится верблюдом, который для него является воплощением добродетели, а его добродетель заключается в выносливости. Верблюд живёт, не будучи господином самому себе, живёт так, как ему говорят жить, исполняя волю человека. Он не выбирал себе хозяина, не выбирал ношу и не выбирал себе путь, по которому его нужно идти. Верблюд не выбирал те ценности, по которым он живёт. Он проявляет свою добродетель, требуя ещё большей ноши. «Навьючьте мене ещё больше и я справлюсь» - говорит верблюд. Верблюд бросает вызов самому себе. Вот в этом заключается величие духа верблюда.

Потом мы наблюдаем второе превращение духа: дух превращается в льва. Лев уходит в пустыню, где желает быть сам себе господином. Но там он встречает дракона, которого звали «Ты должен». Каждая чешуя этого дракона - символизируют тысячи разных ценностей. На все эти «ты должен» лев отвечает своим «я хочу». После чего, сразившись с драконом, лев его побеждает.

Дальше Ницше говорит о третьем превращении духа. Третье превращение - это ребёнок. Для Ницше ребёнок похож на некое наивное самокатящееся колесо. Ребёнок говорит: «да», в отличии от льва, который говорит: «нет». Зачем нам нужен ребёнок? Есть противопоставление отрицания льва, который отрицает старые ценности, и утверждение ребёнка, который говорит: «да» новым ценностям. Появилась необходимость создать новые ценности потому, что старые уже не работают. Они не работают потому, что они подписаны от имени того, кто уже совершенно не занимает никакого места в жизни людей.

Нужно создавать новые ценности. Верблюд не может создавать их потому, что он живёт по старым ценностям. Он видит себя служителем старым ценностям. Лев же с одной стороны борется с драконом, он разрушает старые ценности, но почему он не может создавать новые ценности? Потому, что тот, кто разрушает не может создавать. Поэтому нужен «ребёнок». Лев не может создавать новые ценности: он всю свою жизнь положил на то, чтобы бороться с ними, лев не свободен от них. Если даже лев будет что-то создавать, то это будут те же самые ценности, перевёрнутые наоборот. Это будут старые ценности со знаком минус. Он от них зависим через их отрицание. Поэтому создавать новые ценности призван только новый сверхчеловек.

Кто такой сверхчеловек? Заратустра рассказывает собравшимся людям об этом сверхчеловеке. Люди не понимают о чём он говорит и ничего не хотят слушать. Он определяет человека как некий канат, который натянут между обезьяной и сверхчеловеком. Человек есть нечто, необходимо превзойти. Человек сам по себе своей ценностью не обладает. Человек - это мост. В человек есть одна ценность - его гибель. Человек должен погибнуть, чтобы здравствовал сверхчеловек. Этот сверхчеловек может появится из самого человека, а не откуда-то извне. Человек должен в себе убить человеческое, чтобы освободить место для сверхчеловеческого. В человеке слишком много человеческого и это его слабость и желание потакать своим слабостям. И самым презренным он называет «последнего человека» по той причине, что этот человек не способен будет презирать самого себя. Человек презреннее потому, что он не может презирать самого себя. Если ты, будучи порочным, не способен себя презирать, то действительно такой человек является самым презренным. И девизом последнего человека станут слова: «Счастье найдено нами».

Тут Ницше обращает внимание на различие того счастья, к которому должен стремится весь человеческий и ничтожное счастье, которое было уже якобы обретено этими презренными людьми. Поистине, это люди самые никчёмные и мелкие из всех живых существ, и они превращает в маленькое всё, к чему прикасаются.

Верблюд постоянно хочет навалить на себя ещё больше, чтобы преодолеть самого себя. А последний человек не видит смысла в преодолении самого себя. Что движет этим духом, который постоянно хочет преодолеть самого себя? Ницше говорит, что это воля к власти. Нет, не воля к истине, а именно воля к власти. Человек желает истины для, чтобы понять этот мир. Только тогда он может им управлять. То есть, человек желает истины не ради самой истины, а ради власти. Ему не нужна истина сама по себе, нужна лишь та истина, которая даст власть над сущим. Истина как средство для могущества. Ницше так же критикует Шопенгауэра, который в своей книге «Мир как воля и представление» пишет, что человеком движет воля к существованию. Ницше смеётся над ним, говоря: каким образом я могу желать существование, если я уже существую, а если я не существую, то исчезает сам желающий субъект. Если ты существуешь и чего-то желаешь, то ты желаешь точно не существование. Желать можно только того, чего у тебя нет. Может ты желаешь большего существования? И это опять же по своей сути есть воля к власти.

Этого принципа придерживаются не только люди, но все живые. Принцип заключается в распространении своей власти на окружающую реальность, на сущее. Воля к власти стремится к бесконечному росту. Воля к власти не знает покоя, не знает остановки. Это постоянное отталкивание от самого себя и преодоление себя. Воля к власти присуща всем живым существам: человеку обычному и сверхчеловеку. Но обычный человек, который привык потакать своим слабостям, будет стремиться к власти, чтобы потешить своё тщеславие, чтобы удовлетворить через эту власть свои слабости, чтобы улучшить своё социальное положение и т.д. Но сверхчеловек, прежде чем стремиться к власти над другими людьми научится сначала властвовать самим собой. Поэтому сверхчеловек будет стремиться властвовать другими людьми не для того, чтобы потакать собственным слабостям, а совершенно из других побуждений.

Какой вывод можно сделать читателю после всех этих слов. Что мы должны вынести из его умозаключений? Ницше хочет сказать, что после смерти Бога мир больше не будет прежним. Нельзя жить так, как прежде. Раньше человек жил под Богом, который не только наказывал, но и заботился о человеке. Человек был под отцовским крылом. При таких условиях человек мог позволить себе быть слабым. Он оставался слабым, потому что источник силы был вне человека. Человек боялся кары свыше, и его воля была направлена этой силой. Смерть Бога стала поворотным моментом и теперь, если человек останется таким же слабым, как раньше, то он становится «последним человеком», который достоин всякого осмеяния и презрения. «Последний человек» тоже будет создавать новые ценности, но это будут ценности самопотакание для постоянного удовлетворение собственной прихоти. Так будут созданы новые ценности общества потребления. Если мы хотим иметь будущее, то единственная альтернатива «последнему человеку» является именно тот, кто будет постоянно преодолевать себя - сверхчеловек.

. Мораль и христианство

Отбросив Бога, перед лицом Ницше открывается бездна, проглядывается ничто, пустота. Мы не должны не замечать пустоту, не должны маскировать это ничто, мы должны героически принять его. Мы должны осознать и принять своё одиночество в этом мире. Должны иметь смелость не испугаться пустоты, должны принять вызов ничто, не отворачивать взгляда от столь удручающего зрелища, которое может подкосить все наши душевные силы. Только сильный сможет принять эту истину, окажется способным понести это бремя на своих слабых плечах, а слабый предпочтёт добровольную и счастливую слепоту. Весть о смерти Бога невыносима, она сводит с ума. Бог умер - да здравствует нигилизм, власть ничто. Человек пытается прикрыть бездну такими самодельными декорациями, как гуманизм, либерализм, прогресс, демократия, мораль. Мораль - основной непримиримый враг Ницше. И вовсе не потому, что ему был свойственен гедонизм. Он был чужд к чувственным утехам. Сам Ницше иронизировал над собой: «В благословенные времена Средневековья такого отшельника как я признали бы святым».

Ницше ненавидит мораль из-за того, что она подобна облаку пыли, которое закрывает собой солнце, создаёт преграду между человеком и источником бытия, заглушает и затуманивает духовную тревогу; всё это может привести к катастрофе. Поэтому мораль была объявлена злейшим врагом жизни и истины. Она прикрывает бездну, создаёт иллюзию безопасности, усыпляет нас перед опасностью, защищает слабых и сдерживает волю к истине и к жизни. Он объявляет себя имморалистом. Его душа жаждет непреходящего, безусловного. Всё, что можно подвергнуть сомнению, он отбрасывает. В итоге своих поисков Ницше приходит к софистическому отрицанию истины. Нет никакой истины.

Воля к истине раскрыла перед ним бездну, она дышит ему в лицо, она у него внутри, и давит его, как скала. С ней жить невозможно - он бросает вызов этой бездне. Пытается её чем-нибудь наполнить. Ницше разрушил шаткие идолы богов, но теперь он хочет разрушить само разрушение.

В центре всякой философии стоит некая мораль. Ницше хочет разобраться в человеческих ценностях. Говорить о каком-либо нравственном долге можно лишь тогда, когда перед человек стоит некая безусловная объективная цель. Какая цель у нравственности? Развитие и сохранение человечества? Развивать куда и от чего сохранять? А если цели нет, то глупо говорить о том, что я что-то должен. Должен для чего, зачем и для какой цели? Есть ли в мире такая цель, которая имела бы значение для каждого человека и для всего космоса? Ницше отвечает на этот вопрос отрицательно. Нет истины и не существует в мире истинного пути. Заратустру спрашивали: где же истинный путь? Он отвечал: „Таков мой путь, а где же ваш путь? Того пути, о котором вы спрашиваете, нет вовсе.

Ницше понимает, что его философия расшатывает землю под его собственными ногами. Ставит под сомнение сами основополагающие принципы его существования. Всё его философия отрицает цель жизни, он отрицает конечную цель. В этом он видит уловку, тень Бога. Но как можно ставить под сомнение то, что определяет практически всю нашу жизнь? Всё наши желания и действия обсловнены какими-либо целями. Всякая цель в своём логическом продолжении доходит до цели конечной, безусловной. Однако сама форма философствования Ницше по сути своей является искание той самой цели и смысла, которых он отрицает. Вся его философия есть отрицание самого себя. Мы знаем, чем это закончилось в итоге для самого Ницше. В этом плане Ницше являет собой очень яркий, показательный пример того, отрицание Бога чревато серьёзные онтологическими и экзистенциальными последствиями, суть которых можно описать один словом „ничто. Ницше смеётся над современными учителями нравственности. Он считает, что христианство - это единая и целостная система. Отвергнув Бога, мы автоматически должны отказаться от христианской морали, иначе мы развалим целое.

Любая критика морали есть отрицание альтруистического поведения. Шопенгауэр учил о том, что нужно быть милосердным и сострадательным. Ницше отвергает это учение. Альтруизм не естественен для живого человека. Сострадание ведёт к стиранию личности. Сострадание - это дань нашему внутреннему "мучителю" для того, чтобы он нас не трогал. Мы сострадаем, чтобы самим не испытывать мук совести. Человек никогда не сможет по-настоящему сострадать другому человеку, не сможет чужую бальей сделать своей. Ницше утверждает, что мы испытываем огромное моральное удовлетворение и нравственное наслаждение от своего сострадания. Сама трагедия доставляет нас наслаждение. Тем самым мы лишь утверждаем самих себя. Это не имеет ничего общего с истинным состраданием, оно неврзможно.

Мы никогда не смогли бы вынести тех страданий людей, если бы мы испытывали их как свои. Мы сошли бы с ума. Поэтому любые благодетели, которые не понимают нашей скорьби, наносят нам большую обиду и оскорбляют нас больше, нежели это могли бы сделать враги. Поэтому сострадание лишь увеличивает боль в этом мире. Сострадая другим, мы стремимся заглушить своё страдание. Мы никогда не сможем проникнуть в страдание чужого человека, поэтому сострадание есть удвоение страдания. Часто мы истолковываем страдание чужого очень поверхностно, не замечая самих глубин этого страдания.

Поэтому, когда мы делаем сострадание основным принципом нашей жизни, то оно начинает действовать в ней деструктивным образом. Оно мешает обновлению, оно сохраняет и поддерживает то, что созрело умереть. Ницше пишет, что, если бы сострадание стало бы доминирующим чувством на всей земле хотя бы на один день, то человечеству пришёл бы конец. Страдание есть умаление жизни, а сострадание удваивает его и поэтому оно враждебно жизни вдвойне. Никто никогда откровенно не признается, что страдание есть отрицание самой жизни, оно есть разрушение. Ницше пишет, что в основе христианской морали стоит принцип всеобщего уничтожения, который прикрывается Богом, вечной жизнью и т.п.

Человек стал слаб, он жалок для Ницше. Человеку трудно самостоятельно поддерживать своё существование и вот он нуждается в помощи, в сострадании ближнего. Всё это - признаки упадка. Мы стали слишком мягкотелыми, больными. Весь мир для Ницше сумасшедшим домом умалишенных. Он пишет, что история человечества - история болезней. Тот, кто занимается историей, тот прогуливается в доме умалишённых. Не находит он в этом мире такого человека, который оправдал бы существование человечества.

Он отвергает не только сострадание, но всю мораль полностью, потому, что она несёт на себя печать альтруизма. Мораль всегда связана с оценкой, она стремится иерархически упорядочить стремления и желания человека: есть в человеке духовные стремления, душевные и плотские. Чему мы отдадим предпочтение? Это зависит от степени нашей нравственности. Мораль определяет место человека в стаде, задаёт человеку определенную функцию, даёт ему такие ценности, которые полезны для стада, а не для самого человека. Мораль выгодна стаду, а не для индивида. Моральный человек не видит своей ценности вне стада, его ценность заключается именно в том, что он исполняет роль, отведённая ему стадом. Вот человек ежедневно работает на заводе, вредит своему здоровью и тем самым удостаивается похвалы от общества, который питается его жизненной энергией. Мы готовы принести на алтарь процветания общества бесчисленное количество людей. Для этого нужно воспитать у этой личности психологию жертвенного животного. Человек, который решил пожить для себя воспринимается обществом негативно. Обществ ныне много, условия выживания в этих обществах различаются, поэтому мы встречаемся моральным плюрализмом. Если одна модель поведения может считаться достойной в одном общество, то в другом она является постыдной.

Ницше приходит к выводу, что альтруизм не является никаким вечным принципом бытия, это всего лишь стадия в развитии человека. Альтруистический настрой общества говорит об упадке, о загнивании. Ницше позиционирует себя как имморалиста, поэтому упадок для него не является нравственной категорией. Он называет упадком и порчей то, что умаляет жизнь, когда организм, вопреки своему стремлению к жизни, выбирает путь добровольного суицида, когда человек называет благом то, что для его процветания крайне вредоносно. Каждая душа стремится к увеличению своего могущества, в этом заключается его польза. Когда она лишается своего влияния, то это для неё вредно. Итак, Ницше отметает альтруизм на свалку истории: эта парадигма утверждает вредоносные для жизни ценности и осуждает то, что полезно для человека. Называет проповедь альтруизма проповедью смерти. Христианство достойно осуждения за свою проповедь смерти, за пропаганду таких ценности, которые ведут к сковыванию внутреннего зверя, который рвётся жить.

Ницше приходит к выводу, что мораль сдерживает развитие общества. Он утверждает, что зло в такой же мере необходимо для созревания достойных образцов человечества, как и добро. Всё великое рождается в испытаниях и в опасностях. Действительно, самые прогрессивные образцы человеческого рода не были лишены злости; они могли пробуждать в людях те самые мощные страсти, ту энергию, которые люди рабской психологии задушили в себе своей моралью. Эти гиганты духа нарушали губительную спячку общества, они разрушали и разоряли алтари человечества. Они несли новое слово, которое не могло ужиться со старым. Всё новое стремится разрушить, заменить прежнее, осквернить святое. Поэтому масса всегда враждебна ко всему новому.

Ницше убеждён в том, история доказала положительное влияние зла на человека, тем самым раскрыла несостоятельность морали. Люди договорились между собой добром называть то, что полезно, а злом стало именоваться то, что для человека вредоносно. Нравственным мы считаем то, что соответствует общепринятым поведенческим нормам, а злом стали считать всё новое, необычное, непредвиденное. Победить зло - означает сделать обычай вечным и заморозить процесс развития. И все великие страницы в истории начинались с того, что зло лишалось своих негативных окрасок. Нет ничего великого в том, чтобы прилежно исполнять правила, предписанные обществом в виде нормативно-правовых актов и обычаев. Всё великое стоит по ту сторону добра и зла. Здесь философ явно созвучен с идеями Раскольникова.

Зло и страдание полезны, не нужно их бояться. Нужно желать, чтобы зла и страданий было побольше, чем, когда бы то ни было. Только в страдании может родиться великая, изобретательная, хитрая, глубокая, таинственная личность. Комфорт, благополучие, сытость делает человека смешным, достойным презрения, мелким и ничтожным. Главный двигатель развития есть опасность; мораль окрашивает мир в розовые тона, делает его безопасным. Всё это сдерживает развитие личности, воспитывает его мягкотелым. Общество признало добром то, что сохраняет его спокойствие и безопасность. Мы отполировали наш мир, даже округлые логотипы призваны внушить нам чувство безопасности. Понятно, что при таких условиях человек мельчает, как песок на берегу моря. Всё это оказывает для нашего философа удручающее зрелище.

В былые времена, когда человека со всех сторон окружала опасность в виде врагов, природных стихий, диких животных, в обществе больше ценились такие качества, как алчность, мстительность, злость, жажда к власти, коварство. Потом внешние угрозы постепенно начали исчезать: человек построил для себя внешнюю защитную среду. Человек оказался один на один с человеком. В этих новых условиях модной стало иное качество - любовь и сострадание к ближнему. Теперь основная опасность исходит не от внешнего мира, а от твоего соседа. Поэтому христианские добродетели обрели большую популярность. Всем хочется жить по соседству с травоядным животным, нежели с хищником. На помощь пришла христианская мораль, которая превратила людей в стада травоядных. Любой хищник объявляется вне закона и изгоняется из стада. Христианская мораль есть «мораль стадных животных». Нет былого величия, человек для Ницше омерзителен.

Всё смирение, вся кротость исходит из слабости. Человек вынужден притворяться добрым, чтобы скрыть свою слабость. Он больше не способен на злость, на месть, на страстные порывы - свою дряблость он прикрывает христианскими добродетелями. В этом Ницше усматривает фальшь и лицемерие, которое проистекает от бессилия.

Личность поглощена обществом. Нет личности, она превратилась лишь в маленькую функцию общества, и живёт в его интересах. Мораль жертвы отличается от морали хищного животного. Ницше разделил людей на хищных аристократов и на стадо ягнят с рабской психикой. Хищник считает правильным то, что устанавливает иерархию, подчёркивает его статус и власть, что отделяет высших от низших, создаёт дистанцию между ними. Всё аристократическое - благородно, всё рабское - низко и презрительно. Поэтому высшая раса презирает все проявления рабской низости: трусость, ложь, мелочность, жалость и т.д. Мораль высших сводится к прославлению самих себя. Им чуждо сострадание, но свойственна щедрость, которая исходит от богатства и власти.

А какая мораль комфортна для расы рабов? Что бы вышло, если бы мы предоставили рабам право составить для себя свой нравственный кодекс? Какой характер имели бы эти нормы? Мы бы увидели там осуждение того, что почитается у аристократии и прославление того, что облегчает нелёгкую рабскую жизнь. «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное», «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» - вот с чем Ницше не может смириться. Христианство, оказывается, в основе своей имеет корни рабского самосознания. Раб больше всего ценит сострадание, милосердие, прилежание, смирение, терпение. Без этих ценностей раб не вынес бы своего существования. Их мораль базируется на понятии пользы. Сила опасна и страшна для плебея - поэтому она есть зло. Зло есть то, чего я боюсь, с чем мне не справиться, то, что непредсказуемо, что меня бьёт, что лишает меня спокойного сна.

. Христианство и Ницше

К христианству у Ницше было особое отношение, которое ярко выражается в следующих словах: «Что вреднее любого порока? - сострадать слабым и калекам - христианство». Многим он известен своими довольно резкими высказывания в адрес христианства. Достаточно прочитать его книгу «антихристианин», чтобы проникнуться этой особой «любовью» в адрес христианской веры, которую он поносит по всем статьям, обвиняя во всех бедах современного общества, возлагая на неё ответственность за то, что человек превратился в жалкое существо, которое отклонилось от своих нормальных инстинктов. Животные правдивы, они никогда не изменяют тому, кем они являются, всегда попадают в цель. Промахом здесь нужно считать ведение неестественного образа жизни. Если человек един с природой, то Ницше безусловно прав, но христианство исходит прежде всего из того, что человек - это гибрид, «кентавр», который имеет в себе животное и духовное начало. Ницше пишет, что любое существо, которое не стремится к увеличению своего могущества, деградирует. Христианство со своей проповедью кротости и смирения делает человека болезненным животным. Мораль, - говорит Ницше, - необходимо спустить с неба на землю.

Ницше обвиняет христиан в том, что они совершенно не ведут себя соответствующе их моральным предписаниям. Всё их христианство внешне, для создания настроения. Здесь надо сказать, что Ницше за несовершенством христиан не смог разглядеть красоту Христа. Почему нагорная проповедь плохо прижилась в сознании людей? Почему она превратилась в примитивные формы религиозности? Ницше вырывает Христа из последующей христианской истории, к которому Он не имеет никакого отношения. Ницше утверждает, что христианство умерло на кресте, а всё остальное переврали, извратили ученики Христовы, в особенности Павел, на которого обрушивается целый шквал критики.

Популярность христианства Ницше объясняет тем, что человек стал слаб, поэтому ему нужен слабый бог, который учит подставлять щёку, прощать, любить. Сильный народ нуждается в сильном и злом боге, который убивает и насилует. Когда народ дряхлеет, то ему по душе больше милосердный Бог. «Страх перед болью ведёт к религии любви». Христианство посягнуло на хищных зверей, захотело овладеть их волей и сделать их послушным стадом. Вся энергия человека раньше шла на развитие своего могущества, на то, чтобы жить; сейчас христианство похитило эту энергию, направила её на борьбу с непонятным призрачным грехом. Ницше называет иудаизм фальшью, отрицанием природы, а христианство есть продолжение иудаизма. Бог, - говорит Ницше, - это формула хулы на чувственный мир и формула лжи о трансцендентном. Идеал покинул землю, все взоры обращены на небо, в ничто; и проповедником этого «ничто» является христианство. Христианство украло ценность у земли. Священник умалил ценность природы, свёл её в ничто. Действительно, заслуга десакрализации космоса принадлежит именно к христианству, разделив мир на духовный и профанный, материальный.

. Метафизика Ф. Ницше

Читая Ницше, мы можем заметить, что не до конца он последователен в своём разрушении. Некоторых кумиров он стесняется столкнуть с олимпийской вершины. Прежде всего он позиционирует себя как крайнего виталиста, жажда жизни прослеживается во всех его сочинениях. А с какой кстати? Почему я должен поверить в то, что жизнь представляет для меня хоть какую-то ценность? Почему мы должны отказываться от одних ценностей, а другие оставлять? Он писал о том, что человек не лжёт, он не объективен: человек пользу назвал истинной, а вред назвал злом. Именно эту ложную изначальную осуждает Ницше.

Христианство - враг жизни и проповедник смерти? Почему для тотального нигилиста это должно быть нечто негативным. Тому, кто находится по ту сторону добра и зла и нравственных оценок жизнь должна равняться смерти и наоборот. Между ними не должно быть никакой разницы. В последовательной атеистической философии жизнь не должна представлять из себя абсолютно никакой ценности. Почему? Потому, что не существует безусловного оценщика всех вещей. Если Бога нет, то мерой всех вещей становится человек. Тогда ни о какой безусловности не может быть и речи. Сама жизнь для Ницше является кумиром, которого не сверг. Откуда такая жажда к бессмертию? Жизнь - та самая ценность, которая пришла к нам из премодерна, от которого не откажутся никогда. Какая же тут переоценка всех ценностей? А как же бытие, бессмертие, вечность, жизнь, истина? Желать чего-то - значит думать, что есть где-то что-то безусловно ценное. Он должен оправдать жизнь, оправдать весомыми домоводами, которые убедили бы не только меня одного, но всех людей. В ином случае ценность жизнь - дело вкуса каждого. Жизнь сама по себя для него просто невыносима. Только искусство может хоть как-то обмануть меня, скрасив мои страдания минутой наслаждения. Поэтому вместе с Карлом Ясперсом смело можем утверждать, что в философии Ницше прослеживаются христианские метафизические импульсы.

Ницше не считает человека венцом творения. Никакой существенной разницы между человеком и природой не существует. Человек - часть, явление природы. Но если это так, то от человека нельзя ничего требовать. Зачем человеку необходимо стремиться к чему-то? Почему Ницше не требует этого же от остальной природы. Зачем требовать от него возвращения к природе, когда он и так есть часть природы? Зачем вообще чего-то от кого-то требовать и осуждать, если в основе мира не лежит никакой цели? Гнушаться человеком - значит признавать целью нечто такое, что выше этого человека - сверхчеловека. Сверхчеловек - это надстройка Ницше на руинах разрушенных храмов. Сверхчеловек - это новый бог, который призван стать на место старых. Но чем он принципиально будет отличаться от старых?

Философия имморализма отрицает всякое долженствование и какого-либо идеала. Всякая мораль, идеал или цель носит лишь рекомендательный характер. Но тем ни менее, имморалисты - это люди долга, который должны любить правду и бороться с архаическими воззрениями. Действительно, модерн есть отрицание премодерна, суть которого заключается в Боге.

Заключение

Ницше понимает, что те новые ценности, которые он проповедует по сути ничем не отличаются от скрижалей, которых он разбил. «Мы окрасили вещи новыми красками, и мы непрестанном продолжаем нашу живопись; но что значит наше искусство в сравнении великолепий красок старого мастера, - я разумею старое человечество». У христианства есть своё оправдание жизни, с которым Ницше не может согласиться, считая это обольстительной ложью, но что он предлагает нам взаимен? Ложь искусства? Меня не удовлетворяет красота, которая меня обманывает. Как только мы перестаём верить в подлинность этой красоты, то наши чувства быстро остывают. Как только мы понимаем, что та красота, которую мы видели, явилась нам во сне, мы тут же разочаровываемся в ней.

Ницше пишет, что мысль о самоубийстве для него является большим самоутешением, благодаря которому он перенёс многие мучительные ночи. Тут и становится понятно, что это утешение опровергает другие, оно не работает. У Ницше, скорее всего, не найдётся ни одно утешение в жизни, над которым он сам бы не посмеялся. Например, об утешение красотой вселенной он говорит следующее: мы любуемся красотой этого мира, забывая о том, что мы сами придаём красоту этому миру. Красота живёт в нас, а сам мир нейтрален, он не красив и не уродлив. Человек любуется собственной красотой. Ему кажется красивым то, что отражает его самого. В разговорах о красоте он видит лишь тщеславие человека. Ницше осознаёт, что эта философия отрицает само его существование. Все его несостоятельные «оправдания жизни» лишь подчёркивают его бессилие.

Е. Трубецкой пишет, что философия Ницше говорит об упадке философской мысли. Ницше поражает нас глубиной поставленных вопрос и своим художественным талантом. У него много вопросов и очень мало ответов. Отвергнув человеческое, философия Ницше заговорила по-звериному, пошёл по пути одичания.

Весь ум и талант этого гениального мыслителя лишь доказывает то, что он потерпел поражение в своём философствовании по причинам, которые от него не зависели. Нас поражает его предельная честность и объективность, которые привели его к честному признания своей неудачи. Одно это заслуживает уважение и стоит того, чтобы зачитываться им.

Устами безумного Ницше непрерывно твердит, что «Бог умер». Он это делает так часто, что невольно думается, что «тень Бога» - это некий кошмар, который преследовал его всю жизнь. Он пытается убедить окружающих и прежде всего себя в том, что Бог - это бред, плод больного рассудка, а не реальность. Но он задыхается потому, что отрицает тот воздух, которым дышит.

Мы вынуждены признать, что его философия оказала неоценимую заслугу христианству. Теперь мы имеем пример того, к чему приводит полное и последовательное отречение от Бога. Кто захочет пойти таким же путём? Кто захочет назваться учеником того, завершил свою жизнь в безумии? С уверенностью можно сказать, что его философия есть самая красноречивая похвала христианству, чем все панегирические произведения вместе взятые. Всю свою жизнь он пытался оправдать своё отчаяние, бессилие и безысходность. Нужно отдать ему должное, что он сам признаёт своё поражение: «я вечный жид с той только разницей, что я не жид и не вечный».

Список источников и литературы

1. Библия. Книги Священного писания Нового Завета. М., 2000.

. Ницше Ф. «Так говорил Заратустра» - СПб., 2015.

. Ницше Ф. сочинения в 3-х т., т 2. - «Антихрист» - М., 1990.

. Ницше Ф. «Веселая наука» - М., 2010.

. Ницше Ф. Ecce Homo, как становятся самим собой. М., 2015.

. Ницше Ф. Сочинения в 2-х томах. Том 1, М., 1990.

. Ницше Ф. Падение кумиров, или О том, как можно философствовать с помощью молотка. - СПб., 2015.

. Ницше Ф. Генеалогия морали. СПб., 2015.

. Ницше Ф. сочинения в 2-х т., т 2. - «Утренняя заря или мысли о моральных предрассудках» - М., 1990.

. Ницше Ф. Малое собрание сочинений. «По ту сторону добра и зла» - СПб. Эксмо, 2015.

. Кн. Трубецкой Е. Философия Ницше. М., 1904.

. Ф.Г. Юнгер. Ницше. - М., 2001.

. М. Хайдеггер. Европейский нигилизм. - М., 1992.

. К. Ясперс. Ницше и христианство. - М., 1994.

Похожие работы на - Антихристианство Фридриха Ницше и его причины

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!