Эволюция праздничной культуры русского города в первой четверти ХХ века (на материалах Вологды)

  • Вид работы:
    Магистерская работа
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    6,48 Мб
  • Опубликовано:
    2017-11-14
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Эволюция праздничной культуры русского города в первой четверти ХХ века (на материалах Вологды)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СРЕДА В 1917-1929 ГОДЫ

.1 Агитация и пропаганда как метод формирования новой культуры

.2 Средства массовой информации и воздействие на общественное мнение

ГЛАВА 2. СОВЕТСКАЯ ПРАЗДНИЧНАЯ ОБРЯДНОСТЬ

.1 Изменение обрядности традиционных праздников

.2 Новые революционные праздники

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

В современной науке одной из наиболее важных проблем является изучение социокультурных процессов происходящих в XX веке. Для российской культуры особое значение имеет переходный период 1917-1929 гг. В период формирования новой государственности, экономического порядка и новой культурной традиции праздник стал одной из форм, через которые осуществлялись преобразования.

К началу XX века в обществе бытовал сформированный уклад жизни с определённым комплексом обрядов, основанных на традиционном мировоззрении, передававшемся из поколения в поколение. Обрядовая праздничная деятельность охватывала все аспекты жизнедеятельности людей - от хозяйственной, до психологической. Смена культурной парадигмы подразумевала отказ от традиционной обрядности в пользу советской.

Под праздничной обрядностью мы понимаем формализованный тип социокультурной регуляции, совершаемый в определённом месте и в положенное время по специальному поводу, в нашем случае - непосредственно комплекс действий в день праздника или пред- пост- праздничный период.

Изучение перемен, произошедших после Октябрьской революции в праздничной обрядности, позволяет увидеть, как изменилась повседневная жизнь человека, имеющая непосредственное влияние на культуру в целом.

Актуальность исследования. До 1917 года культура носила преемственный характер, заключавшийся в наследовании традиционной обрядности. Коренной перелом после революции привёл к изменению мировоззрения и жизненных устоев и, следовательно, во многом преемственность исчезла. В настоящее время происходят процессы, связанные и с возрождением преемственности и продолжением введения новой праздничной культуры. В связи с этим, изучение изменений произошедших после смены культурной политики советской власти позволит более глубоко понять социокультурную среду нашего времени.

Хронологические рамки затрагивают период с 1917 по 1929 гг. В 1917 г. в России произошла революция, и начался новый виток в жизни государства и общества. 1929 г., называемый «годом великого перелома», характеризуется окончанием «новой экономической политики» и началом индустриализации и коллективизации, ставших завершением одного из периодов в жизни советского общества. В исследуемый нами период проводилась социокультурная политика, направленная на введение нового календаря и трансформацию традиционной праздничной обрядности, и оказавшая наибольшее влияние на последующее развитие праздничной культуры.

Территориально границы исследования ограничены пределами Вологодской губернии, существовавшей до 1929 года (далее область).

Объектом исследования является праздничная культура губернии в период с 1917 по 1929 гг. Внутри губернии для изучения можно условно выделить два направления: город и сельская местность.

Предметом - элементы традиционной и новой праздничной обрядности

Целью работы является исследование советской праздничной обрядности Вологодской губернии после Октябрьской революции.

Исходя из цели, можно выделить следующие задачи:

·Изучение влияния политики агитационно-пропагандистского отдела Вологодского РКП (б) на возникновение советской праздничной сферы;

·Определение роли средств массовой коммуникации в формировании общественного сознания (на примере газеты Красный Север);

·Исследование судеб традиционных праздников, существовавших в Вологодской губернии;

·Выявление и анализ новых праздников, возникших после революции.

Степень научной разработанности проблемы. В историографии темы можно выделить несколько направлений. Это литература связанная с исследованием советской культуры, праздничной обрядности, организации агитации и пропаганды, а так же повседневной жизни в период с 1917 по 1929 годы.

Праздничная культура после революции и до 30-х гг. XX в. достаточно хорошо изучена. Работы исследователей целесообразно разделить на 3 части в соответствии с хронологическими этапами.

Первый этап изучения начинается в период с 20-х гг. XX в. и включает в себя труды современников, являвшихся очевидцами и участниками происходящих в то время событий. Сюда мы можем отнести таких авторов как, П. М. Керженцев, B. И. Ленин, А. В. Луначарский, О. Цехновицер, Н. К. Крупская, В.В. Вересаев, Л.Д.Троцкий, Б.Н. Гланн. Особое внимание авторы уделяли раскрытию официальной позиции в отношении революционных и религиозных праздников, приводили рекомендации по проведению советских торжеств и подчеркивали необходимость использовать праздники в агитационных и пропагандистских целях. Кроме того, затрагивались вопросы оформления места проведения и содержательного наполнения мероприятия. Необходимо отметить, что многие из авторов занимали государственные должности и состояли в РКП (б), что придавало их работам политическую направленность и идеологическое содержание.

В первую очередь необходимо выделить труды В.И.Ленина, как основоположника направлений советской культуры. В своих выступлениях и публикациях главный идеолог страны объяснял цели новой культурной политики, её задачи и варианты претворения в жизнь.

А.В. Луначарский с 1917 по 1929 год занимал должность Первого наркома просвещения РСФСР и был одним из главных теоретиков советских искусства и культуры на этапе их формирования. Его статьи, очерки и высказывания касательно основных проблем организации массовых зрелищ, театров малых форм и эстрады собраны в сборнике «О массовых празднествах, эстраде, цирке». Для нашего исследования работа важна тем, что в ней рассматриваются основные формы праздничной культуры и эстрадные жанры (танец, песня, театральная миниатюра, звучащее слово и клоунада). Кроме того, А.В. Луначарский показал связь культуры и агитации, уделяя особое внимание ораторскому искусству, как одному из наиболее влиятельных инструментов агитаторов в работе с общественностью.

Вопросы культуры и быта подробно освещаются в работах Л.Д. Троцкого. В сборнике статей «Проблемы культуры. Культура переходного периода» были рассмотрены аспекты перестройки быта по советским правилам, изменения семьи как основной ячейки общества, организация праздников и роль церковных обрядов в жизни общества.

Проведению культурной политики среди детей, молодёжи и женщин особое внимание уделяет Н.К. Крупская в педагогических сочинениях, охватывающих выступления с 1917 по 1936 гг.

В 1926 г. в газете «Красная Новь» был опубликован доклад В.В. Вересаева, прочитанный на пленуме Государственной Академии Художественных Наук 30 ноября 1925 г, «К художественному оформлению быта (Об обрядах старых и новых)». Автор подробно описывал гражданское бракосочетание, октябрины (советский вариант крестин) и похоронную обрядность. В.В.Вересаев разъяснял важность введения новых советских обрядов. По его мнению, обрядовая деятельность давала возможность направить человеческие чувства, вызванные тем или иным событием, в организованное художественное русло.

Б.Н. Глан была членом комиссии Московского Государственного Комитета ВКП (б) по проведению общегородских праздников и в дальнейшем (с 1929 г.) директором и художественным руководителем Центрального парка культуры и отдыха им. Горького. Воспоминания, отраженные в книге «Праздник всегда с нами», затрагивают более поздний, чем изучаемых нами период, однако играют важную роль в рассмотрении проведения конкретных праздничных мероприятий (1 Мая) в определённом месте - ЦПКиО им. Горького.

В послевоенный период происходит новый виток в государственной политике в области праздничной культуры. Победа в Великой Отечественной Войне способствовала возникновению нового этапа, охватывающего 1945-1985 гг. Этап характеризовался поиском новых форм проведения мероприятий и расширением праздничной тематики, а так же возникновением интереса к народному творчеству. Особый интерес представляют работы данного периода в том, что авторы уделяют внимание исследованиям соотношения традиционной и советской культуры, основываясь на праздничной обрядности.

Историографию данного периода можно разделить на группы по проблематике.

Основной пласт представляют работы по исследованию новой советской обрядности. Это работы В.И Брудного, Н.М. Заковича, Н.Д. Угриновича, Ю.В Бромлея.

Аспекты организации и постановки массовых действ исследованы в работах Д.В. Тихомирова, И.М. Туманова, Ю.А. Дмитриева, Д.М. Генкина.

Комплексное изучение праздника как феномена культуры и социокультурного института представлено Я.П. Белоусовым, А.В. Бенифандом, В.А. Рудневым, А.В. Соколовым, И.В. Сухановым, А.И. Мазаевым, К.М. Жигульским, Л.И. Емелях.

Начиная с 1980-х гг. происходило обобщение и систематизация материалов экспедиций, в том числе и по Русскому Северу. В связи с этим стали появляться публикации, в которых рассматривались различные региональные аспекты праздничной культуры. Среди наиболее значимых исследований можно выделить: «Русский Север: этническая история и народная культура» и коллективную монографию «Русские».

Издавались и отдельные работы, в которых были обобщены экспедиционные материалы по Северу. Среди данных работ особое место занимают труды И.В. Власовой, Т.А. Бернштам, И.С. Слепцовой, Н.С.Полищук и Л.А.Тульцевой. Главная ценность исследований данного периода заключается в исследовании факторов влияющих на формирование советской праздничной обрядности.

В отдельную группу необходимо выделить работы и исследования современных российских авторов с 2004 года и по настоящее время: М. К. Декановой, И. Н. Котылевой, С. Ю. Малышевой, М. А. Мордасовой, А. В. Фроловой, С. Н. Шаповалова, которые отличаются новизной научных подходов к анализу советской праздничной культуры. В отличие от работ советского периода, главным образом концентрировавших внимание только на столичных празднествах, они сосредоточены на рассмотрении региональных праздников, в том числе соотношении традиционных и советских. Работы А. Фроловой и И. Котылевой представляют для нас особый интерес, так как территориальные границы исследования охватывают Русский Север и часть Вологодской области. К этой же группе можно отнести работу А.Н. Кормашовой, исследовавшей бытование новых революционных праздников. В своей работе автор проводит социо-культурный анализ советских праздников, основываясь на сравнении массовых торжеств в больших городах и в Вологодской губернии.

Рассмотрение обрядов жизненного цикла в сопряжении с православным миропониманием стало частью исследования И.В Спасенковой. Автор исследует взаимоотношения государства и церкви, в тот числе и влияние антирелигиозной политики на праздничную обрядность.

Одной из наиболее значимых для нашей работы книгой оказалась «Традиционная культура русского народа в период 1920-х - 1930-х годов: трансформации и развитие» под редакцией В.А. Липинской. Издание представляет материалы по комплексному изучению культуры русского народа в 1920-е - 1930-е годы и деятельности государственных структур по формированию нового образа жизни. Публикация основана на уникальных материалах, полученных в результате непосредственных наблюдений народного быта, опроса современников и их потомков, анализа архивных документов и литературных источников. Разделы монографии освещают преобразования, происходившие в поселениях и в хозяйственной деятельности, изменения в материальном и семейном быте, в старых и новых обрядах и праздниках, а также отражение исторических событий в памяти представителей различных поколений.

Во всех вышеуказанных работах затронут еще один важный для нашей работы аспект: агитационно-пропагандистская работа советской власти и её влияние на формирование праздничной обрядности. Изучением агитации и пропаганды занимались А.С.Бочкарёва, С.Г. Кара-Мурза, Г.В. Грачёв. Для нас наиболее важным является труд С.В. Кизиной, рассматривающей данный феномен на территории Вологодской губернии.

Важную роль для нашего исследования играют работы авторов, занимающихся изучением повседневной жизни советского человека. В работах С.В. Журавлева и А.К. Соколова показана история производственной и бытовой повседневности советских людей в годы НЭПа и индустриализации. Авторы затрагивают многие важные факторы формирования новой повседневности: экономические аспекты повседневности (заработок, жилище, питание, одежда и т.д.), проблемы мотивации труда у советских рабочих, социокультурные изменения в жизни людей и проблемы советской ментальности.

Описание источников. В диссертации использованы документы Государственного архива Вологодской области (ГАВО) и Вологодского областного архива новейшей политической истории (ВОАНПИ). Всего нами просмотрено 60 дел касающихся культурной и антирелигиозной политики в Вологодской губернии.

К первой группе относятся законодательные и нормативные акты государственного и местного значения: Конституции 1918 и 1924 гг.; декреты СНК и партии связанные с антирелигиозной и культурной политикой; директивные указания и положения Вологодского ГубКома; циркуляры и инструкции Агитационно-пропагандистского (АПО) отдела Вологодского ГубКома.

Вторую группу источников составляет делопроизводственная документация. Сюда входят: хроника событий за прошедший год; планы и отчёты работы АПО Губкома РКП (б) и РайКомов и УКомов; доклады и отчётные листы агитаторов; переписка с УКомами и РайКомами, а так же с редакцией газеты «Красный Север»; протоколы заседаний агитпропколлегии и совещаний АПО.

Третья группа - статистическая информация: списки агитаторов и сотрудников АПО; месячные сводки о работе красных уголков. Сюда же можно отнести сводные таблицы тиража периодических изданий в период с 1919 по 1929 гг.

К четвертой группе источников относится периодическая печать, включающая в себя информацию, разнообразную по жанру, происхождению и характеру: официальные сообщения и документы, законодательные акты, публицистику, письма, хронику, репортажи, заметки-отчеты, объявления, - что позволяет судить о малейших изменениях в культурной политике государственных и местных властей как прямо, так и косвенно. Основным источником является губернская газета «Красный Север» (до 1919 года - «Известия»).

Четвёртая группа источников - материалы личного происхождения, позволяющие наиболее полно изучить атмосферу происходящих социокультурных событий. К ним можно отнести автобиографию революционеров М.К. Ветошкина, Г.М. Шаршавина и прозаика В.Т. Шаламова.

Пятая группа - визуальные источники. К ним относятся фотографии с праздничных мероприятий и иллюстрации из периодических изданий.

При написании исследовательской работы применялись следующие методы: структурно-функциональный, историко-сравнительный, нарративный и микроисторический.

Структура ВКР обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и источников и приложений.

Введение раскрывает актуальность, определяет степень научной разработки темы, объект, предмет, цель, задачи и методы исследования, раскрывает теоретическую и практическую значимость работы.

В первой главе рассматриваются факторы, повлиявшие на формирование социокультурной среды изучаемого периода. Глава состоит из двух параграфов. Первый параграф посвящен изучению агитационно-пропагандистской работы Вологодского АПО РКП (б), в частности антирелигиозной наиболее повлиявшей на изменение праздничной обрядности. Во втором параграфе исследуются средства массовой информации (Вологдская газета «Красный Север», радиовещание и частично кинематограф), как инструмент власти для влияния на мировоззрение общественности.

Вторая глава так же состоит из двух параграфов и посвящена непосредственно праздничной культуре. В первом параграфе рассмотрены традиционные праздники и их судьбы. Акцент сделан на крупные праздники, имевшие значение для крестьян - Рождество, Пасху, Троицу и Покров Богородицы. Во втором параграфе исследовано бытование в Вологодской губернии праздников «Красного календаря».

В заключении подводятся итоги исследования, формируются окончательные выводы по рассматриваемой теме.

Список литературы показывает теоретическую часть исследования, источники - практическую. Приложения помогают более подробно раскрыть некоторые моменты основной части.

Предполагаемые результаты исследования: привлечение новых источников позволило комплексно изучить методы культурной политики со стороны власти, инструменты воздействия на мировоззрение общественности, а так же трансформацию праздничной культуры и помогло составить наиболее полную картину происходящих в исследуемый период изменений в праздничной обрядности.

Апробация работы: основные положения данной магистерской работы изложены в 4-х публикациях. Материалы исследования были озвучены на международных, региональных и всероссийских конференциях проходивших в Вологде.

ГЛАВА 1. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СРЕДА В 1917-1929 ГОДЫ

1.1 Агитация и пропаганда как метод формирования новой культуры

В результате большевистского восстания в 24-25 октября 1917 г. в России было свергнуто Временное правительство и установлена Советская власть. Решением II Всероссийского съезда Советов 26 октября 1917 г. был официально подтвержден переход всей полноты власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. С установлением советской власти было связано и образование Советского государства - Республики Советов (РСФСР). За период с 25 октября 2017 г. по 11 февраля 2018 г. советская власть была установлена в 90 крупных губернских городах, в том числе и в Вологодской губернии. Советский государственный аппарат развивался периодами, каждому из которых была свойственна своя система высших, центральных и местных органов власти и управления.

Первый период - с 1917 по 1922 годы, характеризовался процессом формирования советской политической системы. Происходила смена аппарата управления, упразднявшая основную массу дореволюционных органов. Всё происходившее закреплялось в правовых актах, принимавшихся новой властью. Одним из приоритетов Советской власти было создание закона, закреплявшего положение нового государства. В результате была принята Конституция Российской Социалистической Федеративной Советской Республики на V Всероссийском съезде Советов в заседании от 10 июля 1918 г. Согласно Конституции высшими органами до 1922 г. являлись: Всероссийский съезд Советов - верховный орган государственной власти; Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) - исполнительный орган съезда и носитель высшей власти в период между съездами; Совет Народных Комиссаров (СНК) - правительство, исполнительно-распорядительный орган управления; народные комиссариаты - центральные органы управления отдельными отраслями государственной жизни; Советы на местах - местные органы государственной власти и управления.

Началом второго периода можно считать официальное образование Союза Советских Социалистических Республик (СССР) 30 декабря 1922 г. Прямым следствием образованного союзного государства стали подготовка и принятие первой Конституции СССР, принятой второй сессией ЦИК СССР первого созыва 6 июля 1923 года и в окончательной редакции II съездом Советов СССР 31 января 1924 года. В соответствии с Конституцией в СССР: были созданы общесоюзные органы власти: всесоюзные съезды Советов и Центральный исполнительный комитет (ЦИК) СССР. В союзных и автономных республиках высшими органами власти явились республиканские съезды Советов и ЦИК.

Поскольку СССР объединял уже сложившиеся республики, у него не было необходимости создавать новую систему политической власти. Данная система в союзном государстве строилась с учетом опыта, накопленного республиками, в особенности РСФСР.

Однако «связующим скелетом» государства являются общественные организации, главной из которых с 1918 г. являлась Российская коммунистическая партия (большевиков) (с 1925 - Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)). РКП (б) обладала непререкаемым авторитетом, следовала общегосударственным установкам и критериям и была включена во все Советы, что давало возможность состоящим в ней членам влиять на государственную политику. Кроме того, Советы соборного типа не могли быть быстрыми органами управления, в связи с этим во многих ситуациях решение принадлежало именно партии.

Таким образом, после революции в государстве сложилось двоевластие: в руках Советов и РКП (б) сосредоточилась и законодательная и исполнительная власть.

Необходимо отметить, что важным фактором при становлении государства, является создание новой культурной среды. До революции в России традиционная культура во многом основывалась на религии, отражавшей объективные условия бытия и являвшейся составной частью жизни общества. Однако такая позиция противоречила научному материализму, находящемуся в основе Марксизма - государственной идеологии. В связи с этим власть стремилась в корне изменить существовавшее в то время культурное пространство и создать собственное, основанное на естественнонаучном мировоззрении. Еще в 1909 году в газете «Пролетарий» было напечатана речь В.И. Ленина, вызванная выступлением социал-демократа П.И. Суркова при обсуждении сметы расходов Синода на заседании Думы 14 апреля 1909 года. В статье любая религиозная идея называется «невыразимейшей мерзостью, гнусной заразой», а почитание Бога «трупоположеством».

По этой причине вопрос о регулировании взаимоотношений государства с церковью был одним из первостепенных после прихода Советской власти к правлению. В политике государства в отношении религии можно выделить три этапа.

Первый этап начался в 1917 г., после издания Временным правительством постановления «О свободе совести», согласно которому, пользование гражданскими и политическими правами не зависело от вероисповедания. Однако в 1917 году правительство еще не решилось отделить церковь от государства

Вскоре после свершения социалистической революции был разработан проект декрета Совета народных комиссаров «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», который с поправками В.И. Ленина был принят в качестве декрета СНК 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Декрет вошёл в Конституцию 1918 г., был опубликован в разделе «Общие положения Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» и в дальнейшем стал основой Советского законодательства в области религии и церкви. Принятый СНК декрет регулировал государственно-конфессиональные отношения в соответствии с новыми для страны принципами. Запрещались местные постановления, законы, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали, какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан. Каждый гражданин имел возможность исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Таким образом, впервые провозглашалась свобода атеизма.

Вторая Программа РКП (б) (март 1919г.) уточняла дальнейшие, намерения партии в области государственно-религиозных отношений. В ней провозглашалось стремление партии «к полному разрушению связи между эксплуататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, содействуя фактическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков и организуя самую широкую научно-просветительную и антирелигиозную пропаганду. При этом необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма».

Вопросами в сфере культуры, начиная с этого периода, занимались: специальные отделы партии - агитационно-пропагандистский (далее агитпроп или АПО) и культурно-просветительский (далее культпросвет); Наро́дный комиссариа́т просвеще́ния РСФСР (далее Наркомпрос РСФСР) - орган государственной власти РСФСР контролировавший образование, науку, библиотечное дело, театры и кино, музеи и т.д. На первый план выходили вопросы антирелигиозной политики, затронувшие и праздничную обрядность, претворением которых в жизнь на общегосударственном уровне занималась Антирелигиозная комиссия - созданная при отделе пропаганды Агитпропотдела Центрального Комитета (далее ЦК) РКП (б). В состав комиссии входили чиновники из Агитпропа, Московского комитета РКП(б), VIII ликвидационного отдела Народного комиссариата юстиции, союза коммунистической молодёжи, а также Народного комиссариата просвещения и Главного политического управления. В обязанности комиссии входило управление деятельностью всех органов власти по борьбе с религией: государственных, партийных и правоохранительных.

В Вологодской губернии основную роль по отношению к религии играл именно АПО. Отдел был создан в 1918 г. путём объединения отделов губисполкома, губкомитета и губвоенкома. Изначально в него входили пять подотделов, среди которых агитация среди гражданского населения и среди красноармейцев, экспедиция, информационно-статистический и отчётно-финансовый. Наш интерес вызывает подотдел экспедиций, так как в первое время велась работа по сбору информации и положении религии в губернии и результаты фиксировались агитаторами в отчётах. Несомненно, отчёты представляют собой субъективное видение ситуации, однако, с их помощью, можно видеть первоначальную реакцию на антирелигиозную политику партии на местах.

В течение всего первого периода в стране длилась Гражданская война между различными политическими группами. Результатом стало разрушение экономики и сельского хозяйства в стране, что привело к голоду в отдельных губерниях. С этого момента начинается второй этап в проведении антирелигиозной политики.

Под предлогом оказания срочной помощи в борьбе с голодом в Поволжье в 1920-1921 годах, возникла потребность в материальной поддержке, которую против своей воли должна была оказать церковь. Согласно постановлению ВЦИК от 26 февраля 1922 г., должны были быть изъяты предметы имеющие ценность (золото, драгоценные камни), но, не затрагивая при этом интересы самого культа. Однако после данного постановления, было выпущено множество секретных писем и циркуляров, из которых становилось ясно, что под прикрытием борьбы с голодом, государство пытается получить максимальную собственную материальную выгоду и подорвать церковные устои.

В письме членам Политбюро от 19 марта 1922 года В. И. Ленин писал: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления… Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр)… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

В Вологодской губернии серьезных столкновений церкви с властью не наблюдалось, что могло быть вызвано качественной работой АПО среди населения, но при этом методы проведения политики часто были грубыми и бесцеремонными. Кампания проводилась в важное для верующих время - период Великого Поста и Пасхи, что не могло не вызывать негативной оценки с их стороны. Результатом кампании стало нанесение значительного материального ущерба многих религиозным организациям и показало готовность власти применять силовые методы воздействия.

В 1923 году в газете «Известия ЦК РКП (б)» было напечатано постановление «Об антирелигиозной компании во время Пасхи», в котором ЦК предлагает обратить максимальное внимание на пропагандистскую сторону антирелигиозной компании во время антирелигиозных праздников. Необходимо отметить, что за 6 лет после революции это первое постановление, касающееся непосредственно традиционной праздничной культуры.

В этот же период, в 1924 г., происходит создание антирелигиозного общества «Общество друзей газеты «Безбожник» (далее - ОДГБ), направленного на атеистическое воспитание, как детей, так и взрослых. Газета «Безбожник» выпускалась с 1922 г. и вокруг неё сложился определённый круг корреспондентов и читателей, в дальнейшем ставших основой кружка. I съезд ОДГБ, который состоялся в апреле 1925 года, постановил создать единое всесоюзное антирелигиозное общество, получившее название «Союз безбожников». В том же году появился ежемесячный научно-методический журнал «Антирелигиозник», который стал органом Центрального Совета СоюзаБезбожниковСССР.

Так же в 1925 г. 30 января выходит секретный циркуляр №78 подписанный секретарём ЦК РКП (б) В. Молотовым «О сектантском движении и об антирелигиозной пропаганде». В Вологодском губкоме данный циркуляр находится в секретных директивах агитпропотделу за 1924-1925 годы. Основной целью циркуляра было донесение важности антирелигиозной пропаганды. В документе говорилось о росте сектанства в деревнях и о пагубном влиянии его на молодёжь, в связи с этим ЦК дало указание всем парткомам предоставить в комиссию ЦК по антирелигиозной пропаганде суммарные сведения об имевшихся в каждой губернии сектах и о состоянии антирелигиозной пропаганды. В Вологодской губернии на 1925 г. насчитывалось 39 Тихоновских, 4 Обновленческих и Евангелистская секта (с 10 активистами) религиозных общины, деятельность которых Вологодский АПО пытался по мере возможностей уменьшить или использовать в своих интересах. Считалось, что среди общин имеются значительные хозяйственно-культурные элементы, которые следует использовать, добиваясь того, чтобы направить их в русло советской работы.

Третий этап в антирелигиозной политике начинается после заседания Оргбюро ЦК ВКП (б) 10 декабря 1928 г. На заседании присутствовали Н.К. Крупская (с 1929 года занявшая должность заместителя наркома просвещения РСФСР), Л. М. Каганович (секретарь ЦК ВКП (б)), В.М. Молотов (Первый секретарь Московского городского комитета партии) и Е.М. Ярославский (председатель Антирелигиозной комиссии ЦК ВКП (б)).

Результатом стало секретное циркулярное письмо ЦК ВКП(б) «О мерах по усилению антирелигиозной работы» (Утверждено ЦК ВКП(б) 24 января 1929 г.). Кульминацией периода можно считать Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», после которого любые религиозные действия находились под контролем власти. Так же постановление стало одним из первых официально совместно принятых решений Советов и партии.

Каждый из периодов имел свои особенности в проведении государственной антирелигиозной политики отражавшиеся, как в общегосударственных, так и в документах АПО РКП (б) (ВКП (б)) Вологодской губернии.

Необходимо отметить, что агитация и пропаганда были одними из основных инструментов влияния партии на массы. При правильном проведении такая политика нередко достигала успеха. «...Успехи агитационной работы партии объясняются тем, что партия всегда органически и крепко была связана с рабочими массами, ее задачи и лозунги - правильно понятые и отчетливо формулированные интересы рабочих масс. Глубокая историческая правда нашей агитации и пропаганды, отвечающая величию тех исторических и мировых по значению задач, которые ставит себе партия - этот авангард пролетариата: вот в чем сила агитационной работы партии и разгадка ее мощного, организующего миллионы трудящихся масс, характера. Ясность агитации есть основное условие. Если наши противники говорили и признавали, что мы сделали чудеса в развитии агитации, то это надо понимать не внешним образом, что у нас было много агитаторов, и было истрачено много бумаги, а это надо понимать внутренним образом, что та правда, которая была в этой агитации, пробивалась в головы всех. И от этой правды отклониться нельзя…».

В первый этап, начиная с 1921 года, агитации и пропаганде уделяется особое внимание. В резолюции X съезда РКП (б) в марте 1921 года сказано, что одной из существенных задач Главполитпросвета являлась широкая постановка, руководство и содействие в деле антирелигиозной агитации и пропаганды среди широких масс трудящихся. И сделать это было необходимо при помощи естественно-исторического знания, упрощенного для понимания и размещенного в периодической печати, а также при помощи лекций. В дальнейшем это постановление значительно отразилось на формировании печатного дела в Вологодской губернии.

В этой же резолюции в пункте 7 было указано дать директивы всем партийным организациям антирелигиозную пропаганду устраивать только после тщательной подготовки докладчика. Кроме того, особое внимание требовалось уделить изучению всех изменений, происходящих в крестьянских массах, а также исследованию прогрессивных религиозных групп и сект с зачатками коммунистического взгляда с целью дальнейшего развития в данном направлении.

В Вологодской губернии подготовке агитаторов изначально не придавалось значения, в связи с этим нередко были случаи некорректного поведения по отношению к общественности. Как пример можно привести цитату из доклада агитаторов: «На собрании затронули вопрос об отделении церкви от государства. Мужики настроены враждебно и на вынос икон из школ грозят репрессиями. Завтра снова поеду по школам для выноса икон». Подобные случаи являлись нарушением предписаний VIII отдела Народного Комиссариата Юстиции, разъяснявшего нюансы поведения агитаторов при проведении церковной политики. В пунктах 4 и 5 говорилось о корректном отношении к религиозным чувствам представителей религии.

Однако постепенно вопросам подготовки уделяется больше внимания: докладчикам предписывается пройти курс лекций на антирелигиозную тематику, ознакомиться с историей церкви, а так же более углублённо изучать психологию. Немногим позже, 9-го июня 1920 года в партийной школе был организован отдел наробраза по циркуляру от внешкольного отдела наркомпроса. В цикл лекций входила такая тема, как «Происхождение мира, религия и земной строй коммунизма», прочитанный товарищем Перовым. В 1923 г. АПО РКП (б) в Вол.губернии дало директивное указание выделить из числа серьёзно подготовленных товарищей 4-5 человек и подробно ознакомить их с историей развития религии. Так же необходимо было провести серьезную подготовку по вопросам показа массовых инсценировок.

Массовые инсценировки были одной из форм агитации в первый период антирелигиозной политики. Кроме того, формы могли принимать и выездной характер. В документе «Инструкция о характере и плане агитповозок» говорится, что агитация в деревнях проводилась посредством создания специальных повозок, украшенных плакатами и сопровождающихся 1-2 агитаторами и конюхом.

На XII съезде РКП (б) в апреле 1923 года дважды затрагивался вопрос об усилении агитации и пропаганды. В пункте 48 выдержки «О пропаганде, печати и агитации» дается указание усилить работу с печатью на языках «нерусских национальностей» и создании особых антирелигиозных кружков. Второй вопрос касался непосредственно работы в сельской местности. Предписывалось распространять сеть политико-просветительских учреждений, в частности изб-читален, а также систематическое снабжение деревни советской газетой и литературой.

В 1924 г. в Вологодской губернии было организовано «Общество друзей газеты Безбожник» (далее ОДГБ) являвшееся основной организованной формой проведения антирелигиозной пропаганды. Кружок был создан на основе общероссийского одноимённого кружка. Основу кружка составляли партийные работники, участники Комсомола и безпартийные рабочие, заинтересованные в работе в данной области (но не более 4-5 человек). Общее количество участников одного кружка не должно было превышать 20 человек, так как именно такое количество позволяло донести информацию до каждого участника. В программу кружка входили 3 дисциплины: естествознание (происхождение и строение мира, неорганическая и органическая природа, теория Дарвина и устройство мозга и души человека), исторический материализм (базис и надстройка, теория классовой борьбы и диалектика) и религия (возникновение религии, наука и религия, мораль и религия, церковь и государство). Еще одной задачей кружков был сбор информации о состоянии антирелигиозной пропаганды в уездах.

Можно сделать вывод, что в течение первого этапа в Вологодской губернии происходило формирование антирелигиозной пропаганды, завершившееся созданием кружка «ОДГБ».

Во время второго этапа особое внимание стало уделяться подготовке сотрудников агитпропотдела. Были созданы «Курсы - совещания для переподготовки агитпропработников Губкомов при Агитпропе ЦК». Курсы состояли из двух частей. Первая часть была общей, в ней рассматривались вопросы взаимоотношений рабочих и крестьянства, а также выделялись задачи партии в деревне. Вторая часть касалась непосредственно агит.-проп. работы. Подробно разбирались организация и методика проведения политической агитации, художественная агитации, анализ запросов масс, работа через новейшие технические средства массовой информации (радио и кино), культшефство над деревней. 6 часов было выделено непосредственно на антирелигиозную пропаганду и 10 часов на изучение вопросов печати

Так же в АПО было принято решение улучшить связь между городом и деревней.

По многим причинам антирелигиозная политика имела большее воздействие на городских жителей. В связи с этим власть считала, что необходимо городу взять главенствующую роль над деревней и попытаться помочь избавиться от «старого мировоззрения». Для воплощения данной тенденции в жизнь, была выпущена инструкция по культшефству города над деревней. Основной целью являлась смычка пролетариата с крестьянством и установление дружеских отношений. Шефами могли быть городские ячейки РКП (б) и РКСМ в губернском городе, уездных городах, рабочие (Сухона) и профсоюзы. Шефство можно было взять над волостью, крупными отдельными сёлами и деревенскими ячейками РКП и РКСМ. После выбора подшефного, проходило подробное его изучение. В первую очередь обращалось внимание на экономическое положение, степень расслоения в классовом отношении, положение школ и культ.просвет.работы. В результате изучения разрабатывался план систематической работы. Работа культшефства не принесла ожидаемых результатов, особенно в антирелигиозной и сельскохозяйственной пропаганде и в дальнейшем два данные вида будут объединены с целью внесения передовых городских технологий в деревне.

Вторым направлением этого этапа была «борьба с религиозными предрассудками мерами административными, вроде закрытия церквей». Вовремя XIII съезда партии принята резолюция, в которой речь идёт «о работе в деревне» с верованиями крестьян. Например, материалистическое объяснение явлений природы и общественной жизни. Центром такой пропаганды рекомендовалось сделать школы и избу-читальню.

Уже 6-го февраля 1925 года на 10-м заседании Бюро Вологодского Губкома РКП (б) было принято постановление о партийных организациях в деревне. Речь шла о недостаточной подготовке партийных ячеек в проведении антирелигиозной пропаганды, что приводило к оскорблению чувств верующих и вызывало неправильное представление о политике партии в религиозном вопросе. В связи с этим всем укомам категорически запрещено местным ячейкам вести пропаганду за закрытие церквей и прекратить устройство антирелигиозных диспутов пока не будут подготовлены специалисты в данной области. На заседании агитпропколлегии горрайкома в этом же году было выдвинуто мнение, что укреплению религиозного настроения способствует наличие религиозных общин. В связи с этим необходимо использовать борьбу между группировками для усиления антирелигиозной работы. Зав. АПО Васильев отреагировал на данное предложение фразой: «Вы видите сучок в глазах брата, а в своём не замечаете бревна. Равнодушие клубов к антирелигиозной работе, затрудняет её развитие…Необходимо усиливать их работу».

-го марта 1925г. выходит очередной циркуляр от агитпропотдела для всех укомов и райкомов. В нём Зав. АПО Губкома Гуляев-Зайцев резюмирует постановление, принятое на XIII съезде: «Всесоюзный съезд обратил серьезное внимание на постановку анти-религиозной пропаганды вообще и, главным образом, в деревне, дав по этому вопросу основную директиву: полное руководство анти-религиозной пропагандой со стороны партийных организаций; решительная ликвидация административных мер борьбы с религией; научно-материалистическое обоснование пропаганды; увязка её с общей работой партии в деревне; необходимость избегать оскорбления религиозного чувства верующего...Однако несмотря на директиву, антирелигиозная пропаганда является одним из слабых мест нашей партийной работы. Основными недостатками здесь являются: отсутствие на местах плана работы; никто не несёт ответственность за пропаганду в деревне; порой она ведётся самостоятельно комсомолом, учительством, пионерами, избами-читальнями и т.д.; проводящиеся диспуты сводятся к выпадам против попов и церкви в целом, в Шуйской и Вологодской волостях ведется кампания за закрытие церквей. Все эти недочёты ведут не к раскрепощению крестьянства, а наоборот, вселяют в них весьма отрицательное отношение к этой форме работы».

Губком предложил изменить политику проведения пропаганды, сделав её более аккуратной и выверенной методически. В частности, предлагалось агитаторам в деревне сосредоточиться на кружках «Друзей газеты Безбожник» в избах-читальнях, где заниматься изучением газеты «Безбожник» и знакомством с антирелигиозной литературой. Кроме того, последовал запрет устройства карнавалов и открытых выступлений Комсомола около церквей во время Пасхи. Празднование советовали свести исключительно к докладам о происхождении. Диспуты так же запрещалось устраивать без ведома Укома или Райкома. На съезде Вологодского уездного совета был поднят вопрос о необходимости запрещения празднования религиозных праздников, за которое фракция беспартийных проголосовала полностью. Но так как это противоречит распоряжениям советской власти о запрете административных методах борьбы, то было решено усилить культпросветработу.

Основными условиями правильной антирелигиозной пропаганды, по мнению АПО, являлись: «а) Правильное понимание самой природы религии. б) Оценка, как объективной роли, так и субъективной стороны. в) Правильный учёт условий момента, в которых развивается антирелигиозная пропаганда и тесная увязка её с политическими и хозяйственными условиями. Объективная роль религии заключается в роли классового орудия кабалы и угнетения эксплуататорами трудящихся. Сама же религия представляет собой особое мистическое настроение, культ обрядности и религиозную мораль. И между этими двумя сторонами существует неразрывная связь. В связи с этим основной целью антирелигиозной пропаганды является объяснение того, что через систему религиозных представлений и религиозных правил житейского поведения в быту, религия становится опасным орудием в руках эксплуататоров. Если не придать значения данной информации, то обязательно произойдёт непоправимое и религиозные представители вновь окажутся у власти».

Местами для проведения агитационно-пропагандистских мероприятий стали общественные организации: избы-читальни, школы и клубы.

О состоянии изб-читален, одно из основных мест проведения пропаганды в деревне, можно судить по примеру Устьпеченьги: «Книги были сложены горкой в углу, висели разорванные плакаты, старые диаграммы, пол и стены грязные, в углах паутина, организация Красного уголка оставляла желать лучшего, не хватало стульев и скамеек. Всё это не способствовало интересу крестьян к агитационно-пропагандистской работе. Встречались и обратные случаи, но в населённых пунктах приближённым к городам».

Одной из основных организаций по борьбе с религиозными пережитками была школа. Задачей учителя была научная пропаганда атеизма среди школьников. Учитель должен был быть образцом для подражания, и несоответствие образцу могло повлечь негативные последствия. Так в протоколах заседания агитпропа за 1926 год можно встретить обсуждение религиозно настроенной учительницы в одной из деревень, где предлагалось снять её с должности, так как она подает дурной пример учащимся. По отношению к учительству были так же выделены отдельные задачи: борьба с религиозным дурманом, лекции на тему вреда религии.

Основными формами антирелигиозной политики в данный период являлись: кружки; антирелигиозная работа в школах политграмоты и совпартшколах (доклады и лекции, диспуты, антирелигиозные вечера, инсценировки), в частности комсомольское рождество и пасха; уголки безбожника; использование стенгазет, кино, диапозитивов; распространение литературы (центральной, местной, периодической и непериодической).

Слоем населения, которое было охвачено антирелигиозным движением, являлась молодёжь и мужчины до 35 лет, прошедшие службу. По мнению Л.Д. Троцкого, мужчины на гражданском фронте проникались идеями революции, переживали внутренний духовный переворот и уже не хотели возвращаться к традиционному укладу жизни. Для молодёжи происходящее было во многом игрой, что активно поддерживалось властью. Карнавалы, шествия, возможность выразить себя в постановках и конкурсах, фактическое отсутствие серьезного наказания за «непристойные выходки» не могли не привлечь данный слой населения.

Отдельно необходимо выделить работу среди женщин. Считалось, что именно женщина способствует закреплению религиозных предрассудков в силу своей приверженности традициям. Упоминаются случаи, когда женщины не только сами записывались в религиозную общину, но и записывали туда супругов и детей, иногда против их воли. До 1927 года планомерной работы по «антирелигиозному воспитанию» женщин не проводилось, за исключением нескольких докладов и бесед. В дальнейшем, среди женщин проводились специальные вечера, на которых разъяснялись религиозные заблуждения, проводились различные конкурсы и разучивались революционные формы литературных произведений. Кроме того, особое внимание уделялось празднования «Международного дня Работницы и Крестьянки», более известного, как «8 марта».

Реакция общественности на проводимую политику была неоднозначной.

После выхода циркуляра ЦК «О сектантском движении и об антирелигиозной пропаганде». ЦК указывало всем парткомам предоставить в комиссию ЦК по антирелигиозной пропаганде суммарные сведения об имеющихся в каждой губернии сектах и о состоянии пропаганды. Выполнить работу по сбору информации рекомендовалось быстро, секретно и с привлечением самых надёжных сил, в связи с тем, что для борьбы с сектанством требовался осторожный, гибкий и применяющийся к местным условиям подход, прежде всего с предварительным ознакомлением.

Схемы о том, какую информацию и в каком виде необходимо предоставить находятся в приложении к циркуляру. Для нашей работы особый интерес вызывает схема №2 «О состоянии антирелигиозной пропаганды». В ней прописаны 5 пунктов, затрагивающих различные вопросы, касающиеся религии.

Антирелигиозную комиссию ЦК интересуют массовые появления обостренных религиозных настроений, наблюдавшиеся в течении последнего года («чудотворные» иконы, источники и т.п.), случаи применения административных мер борьбы с религиозными предрассудками, вроде арестов и закрытия церквей. Так же необходимо предоставить общую информацию об антирелигиозном движении: какие слои оно охватывает, в каких формах проявляется (кружки безбожников, их связь с партией и комсомолом), формы и содержание работы, ведущейся в городе и в деревне.

О результатах политики можно судить на основе отчётов о состоянии религии в Вологодском, Свердловском, Каргопольском, Кадниковском и Тотемском уездах, созданных на основе вышеуказанной инструкции.

В Вологодском уезде к числу массовых обострённых инцидентов можно отнести случай со Спасо-Прилуцким монастырём, когда из помещений выселялись монахи с целью предоставления этих помещений под дом инвалидов. Выселение монахов вызвало недовольство со стороны жителей, однако удалось избежать конфликта путём разъяснения происходящего. Также к инцидентам относят борьбу между Тихоновцами и Обновленцами. Административные меры по борьбе с религиозными предрассудками не предпринимались. Два постановления о закрытии монастыря в Сяме и церкви в Тошне-Емской волости, были приостановлены укомами. Зав. АПО РКП (б) Аверьянов отмечал, что многие хотели принять участие в проведении диспутов, однако не было хорошо подготовленных докладчиков, и поэтому у слушателей нередко возникало разочарование.

Движение принимало формы кружка под названием «Общество друзей газеты Безбожник», при центральных избах-читальнях в каждой волости. Численность кружка составляет от 15 до 30 человек, которые состоят в РКП и РЛКСМ. Способ проведения занятий - «громкое чтение газеты Безбожник». Однако Аверьянов писал, что проработка тем еще далеко не удовлетворительна, в основном из-за отсутствия хорошо подготовленного руководителя. Кроме того, лиц ведущих антирелигиозную пропаганду в уезде нет, и только интеллигенция принимает более-менее активное участи, особенно агрономы и учителя, которые на 25% состоят в кружке «Безбожников».

В Свердловском уезде ситуация почти полностью совпадает с Вологодским. Кроме того, постепенно появляются организации «безбожников», в частности на таких крупных предприятиях как Свердловский целлюлозный комбинат и фабрике «Сокол».

Фактически противоположная ситуация наблюдалась в Кадниковском, Каргопольском и Тотемском уездах. Из острых ситуаций в Кадниковском уезде отмечается хождение с чудотворной иконой по волости, а затем подготовке ко второму пришествию Иисуса Христа и Антихриста, которое должно было произойти в Пасху или Троицу. Подготовка выражалась в усиленном молении, продаже имущества и в проведении «пирушек». Несмотря на директиву Губкома о запрете административных наказаний, были проведены аресты верующих с дальнейшим их медицинским освидетельствованием на предмет психических отклонений. В результате арестов были убиты двое арестантов и другие верующие жители расценили это как «гибель братьев за Христа». Антирелигиозное движение не носит каких-либо организационных форм и заключается в частном выписывании газеты «Безбожник».

Отчёт Каргопольского уезда представлен наиболее подробно. Согласно отчёту, рост религиозного настроения в уезде укреплялся. Основной причиной служило нахождение в нём мощей «Прокопия Праведного», что вызывало поток паломников не только с Вологодской губернии, но и из Архангельской и Северо-Двинской. Закреплению религиозных предрассудков способствовало и наличие представителя духовенства, имеющего значительный авторитет среди населения (известна только фамилия - Россов). Помимо этого, в волости не имелось достаточного количества подготовленных антирелигиозных работников, только некоторые представители интеллигенции старались собственным примером вступления в кружок безбожников привлечь крестьянство. Но также отмечены и ситуации, из-за которых мог бы возникнуть серьёзный конфликт и оскорбление чувств верующих. Так группа комсомольцев сначала заперла в бане религиозного служителя вместе с женщиной, а затем наполнила полынью для купания на Святки и паперть церкви естественными испражнениями. Согласно отчёту, представители комсомола не были наказаны, а только получили выговор за хулиганские выходки.

Похожая ситуация сложилась и в Тотемском уезде. Комсомольцы позволяли себе ломать иконы через колено, стрелять в иконы деревенских часовен, намеренно поджигать храмы, а также вызывать священнослужителей на диспуты и. При этом ввиду отсутствия антирелигиозной подготовки, на диспуте отпор дать не могли.

Работники АПО признавали в отчётах, что не умели вовлекать людей в массовые мероприятия, составлять работающие планы и не было нужной сработанности в организации праздников. Начиная с 1928 года основной задачей АПО было искоренение недочётов в работе. Искоренение заключалось в разработке новых, работающих на практике планов. Выполнение каждого пункта поручалось отдельной группе лиц, предварительно продумывавшей все нюансы: проводили учет сил и средств, подбирали помещение, разрабатывали программу дня, находили докладчиков, устроителей агит-судов, продумывали музыкальное сопровождение и декорации.

Естественно - научная пропаганда ушла на второй план и даже фактически запрещалась, так как это могло привести к неправильному восприятию происходящего. Приоритетным направлением деятельности становится практическое внедрение новых технологий и внимание к конкретным фактам. Донесение информации должно проходить в формате спокойной беседы и углублённого воздействия на сознание слушателей.

В докладе о работе АПО Каргопольского уезда в тезисах о массовой работе говорилось: «Можно с полной уверенностью сказать, что теперь и рабочему и крестьянину не нужны трескучие доклады с громкими заграничными словами, он просто гонит таких докладчиков и требует фактов, примеров и предложений того, как и чем, например, рабочий может помочь снизить цены, как улучшить свое производство, повысить качество продукции…Рабочий, как и крестьянин, хочет толкового практического разъяснения…Поэтому нам требуется в агитационной работе обратить на это внимание и продолжить использовать метод агитации, который хоть и изжил себя, но продолжает оставаться главным методом».

Агитацию рекомендовалось проводить не только массово, на собраниях, но и индивидуально, в повседневной жизни, в ходе бесед, на работе в перерывах на чай, за обедом и в кругу друзей и семьи. Кроме того, все случаи соблюдения «старых привычек» осуждались, а отказ от них и переход к новым, наоборот, поощрялись. Именно этим объясняется увеличение публикаций отзывов о происходящих антирелигиозных событиях в деревне и повсеместное распространение праздника «День Урожая».

Артёмова О.В. в своей статье о выполнении религиозных обрядов членами ВКП (б) в Вологде отмечает, что, несмотря на то, что еще в 1920-е встречались случаи присутствия верующих в партии, то уже к 1926 году проверка подобного не зафиксировала. Достигнуть подобного результата удалось при помощи бесед с семьями партийцев, на которых настойчиво советовали перевоспитывать родных в духе атеизма, а если подобного не происходило, то доходило до разводов членов партии с религиозно-настроенными женами и даже исключением из партии. В конце автор делает вывод, что подобным образом, через чистки в партии подготавливалась почва к серьезному наступлению власти на церковь и религиозные традиции православного населения.

Однако, несмотря на активную работу АПО, антирелигиозная пропаганда в деревне, по сравнению с городом, очень медленно шла к успеху. Фактически за каждый год в отчётах встречаются данные о том, что работа ведётся плохо, отсутствуют подготовленные работники и кружки «Безбожников» не справляются со своими задачами. Обследование ячеек в 1928 году показало, что денег на клубную работу не отпускается вообще, так же как и выделения соответствующих сил. Со стороны Комсомола участие выражалось только в проведении мероприятий на Рождество и Пасху. Среди основных форм работы к 1929 году преобладали: митинговая речь-агитка (часто длительная и утомительная); шествие с флагами и знамёнами (без пения, так как никто не знал революционных песен до конца); вечера и летом и зимой заполнялись постановками спектаклей, скучными и несложными пьесками, концертами с парой музыкальных номеров и декламациями парой-тройкой заученных в школе стихов.

Главными причинами были большие расстояния между населёнными пунктами, нехватка антирелигиозных материалов и отсутствие харизматичных и подготовленных агитаторов, способных переубедить человека отказаться от традиционного уклада жизни и полностью сменить мировоззрение

1.2 Средства массовой информации и воздействие на общественное мнение.

В целях формирования новой советской государственности идеология стала важным инструментом влияния на общество. Подтверждение этому можно найти в высказываниях В.И. Ленина: «Развитие сознания масс остается, как и всегда, базой и главным содержанием всей нашей работы». Советское правительство искало поддержку в народе. Необходимо было привлечь массы на свою сторону и донести до них свои идеи так, чтобы человек загорелся и захотел стать последователем идеологии.

Основным способом донесения идей и привлечения общественности, по-мнению В.И. Ленина являлись агитация и пропаганда. Сразу необходимо отметить, что в данные понятия вкладывался совершенно разный смысл. Принцип действия агитации - призыв к радикальной смене позиции, игра на эмоциях, донесение определенной идеи путём простой аргументации и созданием ярких привлекательных лозунгов, призванных воздействовать на народные массы. Пропаганда - постепенное внедрение нового знания, при помощи логичного убеждения в «правильной» точке зрения. Здесь предполагалась работа с каждой личностью, обращение к её интеллектуальным способностям и здравомыслию.

Оппозиция также признавала высокую эффективность пропагандистской работы большевиков. Так, участник белого движения В. М. Левитский, посвятивший вопросам пропаганды отдельную книгу «Коммунистическая пропаганда и борьба с нею», дал следующую характеристику: «Советское государство возникло, развилось, держится и живет невиданной в мире по размерам организацией политической пропаганды и агитации, и на ту же пропаганду и агитацию опирающейся партийной организацией... Вся работа коммунистов на русской земле - непрерывная пропаганда и агитация. Сознаемся - с невиданным успехом, небывалыми размерами, с колоссальным размахом».

Как известно, одним из основных способов влияния на общественность являются средства массовой информации. К 20-м годам XX века главным способом передачи информации являлись печатные издания, однако ситуация затруднялась тем, что достаточно большая часть населения была безграмотна - всего 37,2 % в той или иной степени могли читать и писать. В тоже время большевики комплексно подошли к решению проблемы, стараясь одновременно принимать меры и по повышению уровня грамотности (к примеру, в дальнейшем будут созданы избы - читальни) и по изменению содержательной части идей, делая их наиболее понятными для населения.

Насколько важна роль средств массовой информации, можно судить по первым декретам Советской власти. Согласно «Декрета о печати», изданному 27 октября 1917 года, который был одним из первых законодательных актов, подлежали закрытию все контрреволюционные органы печати. Это постановление положило начало ограничениям в отношении "классово чуждых" газет, издательств, журналов. Однако контрреволюция яростно сопротивлялась и нужны были самые радикальные меры, поэтому, для борьбы контрреволюционной пропагандой декретом от 28 января 1918 года был создан Революционный трибунал печати.

Его задачей было рассматривать преступления отдельных лиц и органов печати, совершающих их против народа, посредством использования печати, другими словами «сообщения извращенных или ложных о явлениях общественной жизни». Это принесло плоды - к июлю 1918 года в Петрограде были закрыты практически все буржуазные газеты. В то же самое время при Советах были созданы первые органы централизованного руководства печатью - комиссариаты пропаганды, агитации, и печати. Первыми комиссарами по делам печати были - при Петросовете - В. Володарский, при Моссовете - В. Подбельский.

Имея целью как можно сильнее ограничить полномочия и доходы буржуазной печати, 8 ноября 1917 года публикуется «Декрет о введении государственной монополии на объявления», сокращается количество периодических изданий, вводится максимально строгая экономия бумаги. Декрет об авторском праве постановил признать достоянием Советского государства любое литературное произведение, будь то художественное или научное, как ныне живущего, так и умершего автора. Это положило начало монополии госиздательств на произведения русской классической литературы.

Еще один декрет, обнародованный в 1918 году «О государственном издательстве», в подробностях регулировал вопросы издательского дела, массовыми тиражами начали выходить сочинения классических русских писателей, а немного спустя - собрания их сочинений в научных изданиях и массовая учебная литература. Организацией их выпуска заведовала Государственная комиссия по народному просвещению, постановившая создать Литературно-художественную комиссию и Литературно-издательский отдел. С первых же дней работы комиссии, разгорелись жаркие дебаты по вопросу внедрения новой орфографии. Несмотря на сопротивление многих литераторов, воспринявших ее как посягательство на язык Пушкина и Толстого, новая орфография в декабре 1917 была введена. Новые тексты со старым правописанием теперь рассматривались как «уступка контрреволюции». В связи с этим в издательствах остро встал вопрос переиздания дореволюционных изданий классиков, объем предстоящей работы был огромен, поэтому к ней привлекались литераторы, для которых на первом месте стоял профессиональный долг, а не политические амбиции. Стараясь максимально закрепить свои позиции в печатной отрасли, и взять под контроль все средства пропаганды, большевики провели революционные преобразования в книготорговле и издательской отрасли, что в мировой практике было впервые.

В 1918 году Совнарком издал Постановление «О буржуазной печати и положении типографского дела в Москве», согласно которому, началась национализация в типографском производстве, а изъятое оборудование шло на нужды советских издательств. Их задачей было издавать лучшие образцы русской и мировой художественной литературы и заниматься выпуском агитационной продукции, которая в правильном ключе, освещала бы текущую политическую ситуацию.

Организованный в середине 1919 года Госиздат взял под свой контроль отделы печати, а деятельность частных издательств была максимально централизована. В него вошли все литературные и общественно-политические издательства при всех комиссариатах, а также при ВЦИК, Московском и Петроградском Советах, Наркомпроса и «Коммунист» Компартии России. Издательства на кооперативных началах объединил вокруг себя Кооперативный отдел Госиздата. В итоге, Госиздат централизовано охватил все общественные и государственные издательства, в то же время, для некоторых проектов, в частности для выпуска научной и учебной литературы приходилось привлекать предприятия дореволюционного аппарата, для выполнения заказов им предоставлялся кредит финансовых средств или бумаги.

Задачами Госиздата были регистрация издательств, выдача разрешений на производство печатной продукции, предварительный ее контроль и централизованное распределение и печатных средств и бумаги.

Советское книжное дело зародилось в горячую пору 1917-1921 годов, когда в стране проходили перемены грандиозных масштабов, затронувшие и книжную сферу - основной продукцией издательств в то время стала агитационно-пропагандистская - плакаты, листовки, брошюры.

В самые краткие сроки большевики, понимая насколько важно удержать свои идеологические завоевания и значение силы слова, создают собственные книгоиздания, образовавшие разветвленную сеть.

Большое влияние на печатное дело оказала и Гражданская война, печатная продукция той поры мало отличалась от дореволюционных изданий, напечатанных в подполье - тот же плохой шрифт, убористая печать, отсутствие иллюстраций. Несмотря на то, что брошюрная литература выходила большими тиражами, ее качеству внимания почти не уделялось. В большой степени здесь сыграла роль дефицита бумаги и типографских материалов. Часто книги издавались на бумаге разного качества с трудночитаемым и нечетким, шрифтом, в первую очередь это было характерно для печатной продукции антибольшевистского лагеря. В книгах и брошюрах времен гражданской войны почти исчезли иллюстрации, в ходу был разве что скромный орнамент и концовки. Многокрасочная печать в оформлении книг то время почти не применяется, а цветные иллюстрации тем более были большой редкостью. Большей частью книги и брошюры выпускались малоформатными, редко какая из них была в переплете, случалось, что их печатали вообще без обложки, чтобы сэкономить дефицитную бумагу.

Плакат занимал особое место среди изданий того времени. В деле выпуска плакатов с большевистской агитацией, новатором стало издательство ВЦИК в 1918 году, немного спустя, их начал выпускать Госиздат и его отделения на местах, потом подключились ВЦИК, Центропечать и российское телеграфное агентство «РОСТА». Плакаты впечатляли зрителя не только силой своего содержания, но и внушительными размерами, до трех метров в высоту. В РОСТА выпускались плакаты большими тиражами для того времени, будучи размноженными вручную по трафаретам. За 1917-1920 годы было выпущено около 1500 политических плакатов. Самые яркие примеры обоюдной агитации - «Так хозяйничают большевики в казачьих станицах», «Бесчинства большевиков в церкви», «Жертвы Колчака в Омске», «Колчаковские зверства в Сибири», «Зверства большевиков. Ужасы Харьковской Чрезвычайки».

Центропечать сосредоточила все свои усилия лишь на агитационной продукции на злобу дня, вызвав тем самым у книгоиздателей недовольство. В свзи с этим, уже в 1919 году при ее аппарате был организован Отдел учета и распределения литературы, а в 1920 году - Центральная учетно-распределительная комиссия (ЦУРК), которая ведала распределением и учетом всех национализированных книжных фондов республики. С целью комплектации библиотек организовали Центральный библиотечный коллектор, а рассылку книг стали осуществлять различные учреждения, роль Центропечати к концу гражданской войны заметно снизилась.

С наступлением мира и началом восстановления народного хозяйства, возникает острая необходимость в учебной, научной, технической, детской и прочих книгах. Госсектору не по силам была задача справиться с этим в одиночку, поэтому с наступлением НЭПа началось возрождение кооперативных и частных издательств. Над выпуском и распространением продукции издательств политический контроль был ослаблен. Это, главным образом, коснулось свободной продажи книг, которая пришла на смену распределению эпохи военного коммунизма. Была допущена деятельность частных собственников в сфере книгоиздания.

Новая экономическая политика ставила целью при участии частных предпринимателей, восстановить полиграфическую промышленность, увеличить объем издаваемой печатной продукции государственных издательств. Издание и распространение книг - это сферы не только экономики, но и также идеологии.

Советская республика не допускала безраздельной монополии частных издательств на рынке, стремясь ограничить их экономическую самостоятельность посредством различных регулирующих постановлений, декретов и документов. В экономической науке того времени укоренилась мысль, что частная книготорговля предполагалась только на первом этапе развития книгоиздания, а затем при переходе к плановой социалистической экономике, роль частников должна была становиться все меньше. Такая теоретическая установка на практике в сфере книгоиздания выражалась в более выгодных условиях кредитования и финансирования для государственных предприятий, позволяющих им производить печатную продукцию не беспокоясь о последующем сбыте. При этом, цены на нее снижались не за счет улучшения экономических показателей деятельности, а в административном порядке, путем их регулирования.

декабря 1921 года был опубликован декрет СНК РСФСР "О частных издательствах" за подписью А. Цюрупы и Н. Горбунова, который, предоставлял дополнительные права предприятиям частной и кооперативной формы - им предоставлялось право иметь собственные или арендованные склады, типографии, магазины. Также им было разрешено продавать книги, изданные на собственные средства без субсидий со стороны государства, печатать книги за границей.

Таким образом, государство проводило свою политику в сфере печати с командных высот. В 1927 году на долю Госиздата, занимавшего ведущее положение в книгоиздательской отрасли, приходилось 75 процентов всей печатной продукции. В период НЭПа в стране насчитывалось около двух тысяч издательств, а объем печатной продукции уже превысил немного уровень 1913 года. В феврале 1921 года было зарегистрировано 143 частно-кооперативных издательства, а всего в 1922-1929 годы появилось более пятисот издательств негосударственной формы собственности

В 1924 году XIII съезд партии принял постановление продолжить работу по развитию национального издательского дела и дальнейшей типизации издательств. Было рекомендовано содействовать объединению издательств, как в центре, так и на местах с целью усиления влияния партийных органов на издательское дело и согласования издательских планов.

Именно в это время происходят изменения в характере и типах издаваемой продукции. Если до этого около 40% всего объема книжного рынка занимала брошюра, то теперь ей на смену приходит объемная полноценная книга - учебная, научная, художественная. Тиражи книг начали достигать 100 тыс. экз. Помимо Госиздата работали многие издательства, специализирующиеся на отдельных литературных отраслях, дополняя тем самым, универсальную книжную продукцию Госиздата.

Основная часть литературы, которую издавал Госиздат, имела политический характер. Руководствуясь идеологическими причинами, в первую очередь был налажен выпуск социально-экономической литературы и классиков марксизма-ленинизма.

В течение 1928-1929 годов книгоиздательская сфера продолжала работать в организационных формах, сложившихся в период новой экономической политики. Госиздат оставался крупнейшим советским издательством, который контролировал всю систему книгоиздательскую отрасль. Одновременно, работали сотни других партийных, советских, кооперативных, общественных, ведомственных и частных издательств, которые имели свои торговые аппараты. Была создана широкоразветвленная сеть книжной кооперативной торговли, как в городах так и селах. Такое многообразие издательско-книготорговых предприятий и организаций не способствовало осуществлению задач, стоявших перед руководством страны на рубеже 20-30-х годов. Такая ведомственная многоформатность мешала единому государственному планированию, правительство воспринимало как «ведомственная разделенность» и препятствие на пути к эффективному управлению.

Иллюстрацией к тому, как менялась политика партии в отношении печатных изданий, можно проследить благодаря газете «Красный Север», которая издавалась в Вологодской губернии. 1 мая 1919 года президиумом Губисполкома принял решение переименовать газету «Известия» в «Красный север». Издательством газеты занимались Губисполком, Губком РКП, и Губпрофсовет.

Борьба на идеологическом фронте для РКП (б) как и для рабоче-крестьянских масс имела первостепенное значение. Одним из самых сильных орудий этой борьбы являлась рабочая печать, поэтому губернская газета «Красный Север» должна была найти самое широкое распространение среди рабочих крестьян. Между тем в 1921 году тиражи очень были низки.

Малое количество подписок на газету было вызвано не только низким уровнем грамотности, но и отсутствием качественной транспортной связи. Дороги между населёнными пунктами если были, то, по большей части, в плохом состоянии. Кроме того, движение осложнялось и погодой в осеннее-весенний период. В межсезонье начинались дожди, приводившие к окончательному разрушению связи по суше между городом и деревней.

В связи с этим, одними из первых постановлений АПО в области печати были связаны с вопросом об увеличении количества подписчиков и решением проблемы доставки печатной продукции в деревню, совместно с почтампом. Зам. Агитпропотдела Губкома РКП Стениловский в 1921 году писал: «В целях улучшения газеты красный север и увеличения подписчиков его, все уездные газеты в губернии положено закрыть, о чем сделано постановление к августу». С этого же года подписка на газету Красный Север была обязательной.

Одной из первых ликвидированных газет, была «Вологодская жизнь» . Освободившиеся силы после ликвидации были объединены с Красным Севером. После объединения газету увеличили до 6 столбцов. Так же был поднят вопрос о выделении отдельной типографии и передачи части шрифтов.

В 1922 году установлен постоянный штат сотрудников и были введены следующие отделы: общественно-политический, экономический, хроники местной жизни и фельетон. По-мнению АПО, необходимо было освободить газету от ведомственного официозного материала, который в большинстве случаев был не интересен на обще-губернском уровне, а так же был увеличен формат газеты до четырех полос. В целях улучшения и расширения газеты «Красный Север» редакция подготавливала материал проработав его предварительно с агит.проп.коллегией.

Проведенная работа принесла определённые результаты. Увеличение количества подписчиков дало возможность увеличить размер газеты в полтора раза и довести ее до размера газеты «Петроградская правда». В дальнейшем перед агитпропотделом снова стояла задача увеличения подписчиков. По результатам доклада Зав. АПО тов. Кузьмина, конференция постановила выделить от каждого месткома корреспондента, регулярно дававшего корреспонденцию о жизни предприятия или учреждения в газету. Так же газета Красный Север была расширена посредством замены крупных шрифтов более мелкими и путем увеличения её формата.

Согласно отчётам АПО, начиная с 1922 года по 1924, тираж ежедневных экземпляров возрос с 3 000 газет до 7 000. Количество подписчиков увеличивалось не столь быстрыми темпами и к 1-му мая 1927 года достигло 5012 человек в сельской местности. Газета не окупалась: печатный номер продавался по цене 4 коп. при себестоимости в 4,8 коп.

В 1924 году проводилась специальная кампания за выписку «Красного Севера» в крестьянской массе, были использованы для проведения этой кампании парт. ячейки, ячейки РЛКСМ, работников просвещения, участников школ, избы-читальни, кружки селькоров, сельсоветы, кооперативы, агробазы, государственные торговые органы, почтовые учреждения, организации культурных работников волости. Для достижения наибольших результатов практиковалось соревнование между этими организациями по количеству подписчиков.

Распространением газеты на местах, а также основными информаторами служили рабочие и сельские корреспонденты, в 1924 году их количество составляло 153 человека, к январю 1925 - 253.

Будние дни корреспондентов были весьма насыщенными. Каждое утро в 9 часов начиналось с собрания в редакции с уже готовым заданием, и получения нового. Затем следовал получасовой перерыв для обсуждения текущих новостей и просмотра ежедневного выпуска газеты, называемого в проф.сфере «перекурками». После обмена мнениями, корреспондент отправлялся на сбор материала для следующего задания. Темы могли быть разными, но всегда затрагивающими важные для политики вещи: жизнь рабочих, улучшение промышленности, жилищный вопрос, социальное страхование, судебные дела, перевыборы месткомов, сельскохозяйственные вопросы, режим экономии и другие проблемы города и губернии. В вечернее время, уже дома, материал обрабатывался корреспондентом для последующей сдачи в редакцию. Столь эффективная работа корреспондентов позволяла узнавать обо всех произошедших событиях в кратчайшие сроки и давала власти возможность своевременно отреагировать тем или иным указанием.

В более позднее время важную роль в агитационно-пропагандистской работе стало играть радиовещание. 5 марта 1927 года, АПО постановило всем парткомам и ячейкам РКП (б), на территории которых есть радиоустановки, выделить специально обученного человека, который отвечал за установку и правильную работу радиоприёмника. Кроме того, работник должен был следить за тем, чтобы радио максимально использовалось в организации агитационно-пропагандистской работы и докладывать непосредственному руководству.

По мнению Зам. Уполномоченного «Радиопередача» Ваганова, одним из самых ценных видов радиопередач, которые наиболее интересуют слушателей, являлись радиогазеты. В 1927 году выпускалось две еженедельные радиогазеты: «Крестьянская жизнь по радио» и «Ленинская молодёжь по радио», редактором которых, являлась редколлегия газеты «Красный север». Газета освещала проблемы из жизни губернии, города и деревни. Так же поднимались вопросы международного положения СССР, его внутренней жизни, популярные разъяснения декретов Центральной и местной власти, жизнь и быт рабочих и крестьян, агропропаганда, а так же голоса рабкоров и селькоров. С целью привлечения внимания к газете использовали стихотворения, фельетоны и художественные рассказы. Каждый выпуск сопровождался музыкальным оформлением. Для установления контакта с общественностью, вводилось чтение «писем с мест».

Особое внимание власти к радиовещанию, вызвало с их стороны поддержку кружков радиолюбителей, т.к. трансляция радиопередач технически трудновыполнимое дело. В Вологде главная радиостанция находилась в Доме союзов, а затем в квартире Логовского, где связь была лучше.

В месяц радиостанция вырабатывала 120 часов, основную часть занимали местные радиопередачи. Вещание охватывало расстояние до 300 верст. Важную часть в передачах занимала антирелигиозная пропаганда, заключающаяся в чтении докладов, около 5 в месяц.

К началу 1929 года кино еще не было распространено в губернии в качестве средства влияния на сознание публики. Но уже постепенно не только в городе, но и в уездах начинали проводиться киносеансы, которыми отвлекали людей от посещения церкви. Например, в одном из уездов накануне Пасхи была возможность получить абсолютно бесплатные билеты на один из сеансов.

Социокультурная среда - культура и состояние общества, в котором живёт человек. Её формирование происходит под влиянием множества факторов, включающих различные поля жизнедеятельности. К ним можно отнести политическую и общественную деятельность, духовно-нравственную и социально-психологическую атмосферу.

Марксистская идеология, ставшая государственной, несла в себе идеи естественнонаучного материализма и атеизма, противоречащие лежащей в основе традиционной социокультурной среды религиозной составляющей. В связи с этим одной из главных задач, стоявших перед Советской властью и РКП (б), стало уменьшение влияния церкви на общество и искоренение традиционной обрядности. Нормативно-правовые акты, принимаемые СНК, дискредитировали церковь в политической и экономической сферах. РКП (б) действовала на более глубоком уровне, и стремилась разрушить церковный авторитет среди общества.

Борьба проходила в двух направлениях: в центре, под которым понимался город, и на периферии - сельской местности, обобщенно называемой деревней. Город изначально считался как проводник инноваций, способный быстро адаптироваться к кардинальным культурным и социальным преобразованиям. Деревня, по мнению власти, наоборот была носителем старого быта и пагубных религиозных пережитков таких как «пьянство, вера в сверхъестественные силы, небрежность, неряшливость, безразличие, неаккуратность, неисполнительность, личная распущенность, бесхозяйственность и расточительное озорство». Именно смычке города с деревней и пролетариата с крестьянством власть уделяла много внимания.

Основными способами борьбы были агитация и пропаганда, направленные на распространение идеологических идей среди общественности. Агитация началась с первого периода (1918) антирелигиозной политики и заключалась в распространении печатной информации (плакаты, листовки, стенгазеты), организации выездных групп в деревню (агитповозки), декларировании стихов и речевок. Пропаганда появилась позже, когда власть поняла, что агитации недостаточно для привлечения общественности на свою сторону. Появление было вызвано переходом ко второму этапу (1924-1925 г.) и основными задачами стало постепенное внедрение нового знания в рабоче-крестьянскую среду при помощи качественно подготовленных докладов и бесед.

Каналом для донесения информации стали средства массовой информации. Сразу после революции были печатные издания, затем радио и телевидение. СМИ играют важную роль в создании образа идеальной ситуации происходящих событий. В связи с этим РКП (б) принимала участие в выборе публикаций создающих содержание газет: количество статей и фельетонов на заданную тематику, размещение официальных документов, сценариев праздников и особенностей ведения нового быта.

Подобная политика затрагивала все сферы жизни, влияющие на формирование нового мировоззрения общества и постепенно приводила к изменению социокультурной среды.

ГЛАВА 2. СОВЕТСКАЯ ПРАЗДНИЧНАЯ ОБРЯДНОСТЬ

2.1 Изменение обрядности традиционных праздников

Первые годы после установления советской власти, на традиционные праздники фактически не обращалось внимания. Партии было необходимо укрепить свое положение на государственном уровне и решить более важные вопросы. Но уже в скором времени построение нового, безрелигиозного быта, снова занимает лидирующие позиции в списке важных вопросов.

Необходимо отметить, что еще в 20-х годах еще сохранялись традиционные взгляды на жизнь, на способы ведения сельского хозяйства, на обычаи и праздничную обрядность. Традиционная общественная психология была весьма устойчива, в том числе и старая семейная обрядность. Под семейной обрядностью мы понимаем комплекс деятельности, по большей части, основанной на выполнении религиозных действий в тот или иной момент жизни, например - венчание, крещение, праздники и похороны по церковному чину.

Несомненно, на уровень сохранения праздничной обрядности влияло территориальное расположение. Агитационно-пропагандистская работа в городе была поставлена на порядок лучше, чем в деревне. Так как именно город первым реагировал на инновации и часто положительно, усваивая их за достаточно короткий промежуток времени.

Изначально советская власть пыталась изменить уже существующую праздничную обрядность. Интересно проследить реакцию массовых изданий на постановления властей. Редакции «Красного Севера» каждый месяц давалась информация о кампаниях, проводимых АПО Вол. Губкома РКП (б). Информацию активно распространяли через газету, количество подписчиков которой с каждым годом увеличивалось. Из газеты можно узнать о формах и методах изменения двух главных праздников православной церкви. Однако, изначально большее внимание уделяется именно Рождеству.

Первые заметки о Рождестве появляются 7 января 1919 года. Автор под псевдонимом «Дядя Саша» (А.А. Пугачёв) в газете «Красный север» критикует церковь, которая, по его словам, «втоптала Христа в грязь» приходит к выводу, что надо почитать нового бога «Спаса закованного сталью» и призывает почтить Рождество. Ровно через год празднику выделена уже целая страница, где в статьях «На земле мир», «Великий дурман», критикуют религию за неправильное толкование истории Христа. Статьи написаны сухим языком и с использованием неологизмов, достаточно сложных для восприятия.

В этом же, 1921 году, вышел циркуляр «о газетах», в котором говорится об улучшении газетного дела. «Меньше длинных статей, больше коротких заметок. Крестьянам неинтересно международное положение и интеллигентничание на отвлеченные темы». И уже в 1922-1923 годах речь в газете идёт только о «Красном Рождестве» и появляются заметки о «Красной Пасхе».

Начиная с 1923 года в директивах АПО Вологодского Губкома РКП (б) появляются указания и инструкции о проведении «Комсомольских» Рождества и Пасхи. Необходимо отметить, что именно с этого года у праздников появляется другое название - Комсомольские. Шмелёв С.А. предполагает, что такое название могло произойти от попыток власти показать, что такие праздники «не были спущены сверху», а являлись непосредственно инициативой молодёжи. И как пример приводит материалы из газеты «Правда». Как известно, первые материалы о проведении антирелигиозных демонстраций последовали из Минска и Кременчуга в 1922 году. Скворцов-Степанов И.И., входивший в состав комиссии по отделению церкви от государства при ЦК РКП (б), под псевдонимом И.Степанов опубликовал статью под названием «Комсомольское Рождество» или почему бы нам не справлять религиозные праздники». Уже этот факт позволяет сделать выводы, что именно эта статья послужила толчком к введению «новых старых» праздников.

Как известно, праздничная обрядность включает в себя не только основной день, но еще и пред- и пост - праздничный период, занимающие до нескольких дней. Поэтому информацию начинают размещать за несколько дней, предваряя грядущие основные события.

Так, например, в апреле 1923 года дано указание, начать печатную агитацию по вопросам Комсомольской Пасхи, которая проводится с 1-го по 15 апреля.

В 1924 году уже встречаются и подробные описания порядка действий в праздничный день. Всем УКомам и РайКомам. необходимо было продолжать проводить антирелигиозные праздники, которыми являлись Комсомольские Рождество и Пасха. Во избежание ошибок прошлых лет предлагалось отказаться от карнавалов и демонстраций и центр всей работы сосредоточить на серьезной естественно-научной антирелигиозной пропаганде. Губком рекомендует провести беседы в отрядах «Юных пионеров». Пионеры перед Рождеством организовали клубный вечер. В беседах с ними подчеркивали вопрос «Церковь и школа: раньше и теперь». Особое значение придавалось проведению кампании в деревне.

Основной проблемой было отсутствие товарищей способных провести качественную беседу. Губком рекомендовал привлечь для естественно-научных бесед в деревне силы учительства и шествующих ячеек. В деревне были проведены следующие беседы: «Стоит ли земля на трёх китах» и «Долой старый быт и религиозные праздники». Рекомендовалось в середине декабря, для освещения вопроса о празднике, созвать совещание секретарей деревенских ячеек, хотя бы близлежащих к городу и шефствующих над ними городских. Задачей ячеек была организация в Рождество клубного вечера, с привлечением в деревню силы города. Всем укомам и райкомам рекомендовалось поддержать Комсомол в проведении «Комсомольского Рождества» посредством распространения газеты «Безбожник», «Атеист» и другой литературы.

Также в эти дни проводилось внеочередное заседание имеющихся кружков «Общества Друзей Газеты Безбожник». В тех ячейках, где было невозможно провести клубный вечер в Рождество, рекомендовалось приглашать во время Святок, изобилующих гулянками и пьянством. Программа вечеров должна была быть живой и веселой: с хороводами, баснями и стихами Демьяна Бедного. Кроме того, в программе учитывались моменты, связанные с невежеством и самогоном: «Ввиду предстоящих Рождественских праздников в деревнях предстоит приготовление для «праздника» самогона, что приведёт к возникновению драк в сами праздники». Во избежание подобной несознательности народных масс были выделены специальные люди для борьбы с самогонщичеством и хулиганством. После проведения праздника, в организации должна была постоянно проводиться естественно-научная работа. Ячейки должны были сами проявить инициативу и найти добавочные материалы для проведения вечера, так как у Губкома не было возможности высылать всем информацию. Интересен факт, что документ подписан и Секретарем Губкома Чекулаевым и Заведующим Политпросветом Калачёвым.

Сценарии и Красного Рождества, и Пасхи во многом совпадали. В праздничный день в клубах устраивали вечера, направленные на отвлечение молодёжи от посещения церкви. Ход вечера делился на две части: официальную и художественную.

К официальной части относили выступления партийных активистов. Большей частью доклады соотносились с тематикой вечера, например «Нужно ли молодёжи Рождество» или «Новые формы праздничного досуга молодёжи». К художественной части - различные инсценировки, пение и танцы. За несколько дней до праздника публиковалось в газете постановление Губкома о концепции проведения праздничного вечера. Например, в 1924 году даны следующие указания: «Порядок проведения «Комсомольского Рождества»» предписывает обязательное участие рабочих, молодежи и пионеров в шествии с факелами и музыкой по городу и в последующем антирелигиозном вечере. Однако такой формат мероприятия в основном использовался только в городах.

Формой проведения праздничного вечера в деревне достаточно часто был измененный формат традиционного досуга молодёжи - посиделки, когда ребята собирались в избе-читальне, пели советские песни, читали антирелигиозную литературу с последующим её обсуждением. «Начинает широко практиковаться проведение посиденок. При хорошей постановке таковые проходят оживлённо. Взрослое население говорит, что красные посиденки лучше, чем старые». Нередко девушки говорили родителям, что пойдут в церковь, а сами приходили на подобные собрания. В Вытегорском уезде на Пасхальный вечер девушки приходили с куличами, прятали их, а затем возвращались домой с якобы водосвятного молебна.

Однако на первых порах внедрение новой праздничной обрядности не всегда проходило гладко. Долгое время праздники сохранялись и даже праздновались с размахом. Например, в деревне Раменье Устьвельской волости продолжалось празднование «Спаса». 1-го августа по старому стилю на реке собирались «богомольцы». Привозили много скота и часть вещей домашнего быта для передачи в церковный бюджет. Затем происходило массовое купание в реке без одежды (в отчёте особо выделено, что раздевались совместно и мужчины, и женщины), которое влекло за собой давку и травмы. В отчёте отмечено, что в годы революции масштабы праздника уменьшились, но черты обрядовой деятельности сохранились. Необходимо отметить, что в дальнейшем случаи проведения праздников продолжались. В Вытегре в 1928 г. «пивной праздник Масленица повлёк отток жителей в другие деревни и помешал проводимой кампании».

На фотографии М.Б. Едемского изображен крестный ход на праздник «Преображения Господня» в Кокшеньге в 1924 году. Люди в традиционной праздничной одежде активно принимали в нём участие. Наличие у людей особого праздничного костюма так же способствовало сохранению традиционного менталитета.

На одном из вечеров «красных посиденок» деревенские ребята сманили приезжих комсомольцев играть в «Воробьюшки». Суть игры заключалась в установлении близкого контакта между парнями и девушками. Случай стал известен в АПО и вызвал серьезный диспут на очередном совещании, где обсуждалось «развратное» поведение деревенской молодёжи.

В дальнейшем формат посиделок не потерял актуальности. В 1927 году в Кенорецкой волости Ершиловская ячейка выбрала совет, которому поручено следить за порядком на посиделках. Под порядком подразумевалось отсутствие матерщины, курения табака и пьянства. Первыми инициаторами совета были девушки, которые так же являлись инициаторами и другой работы, например, зачитывали новые песни и способствовали выпуску «живой газеты». Кроме того коллективом была поставлена пьеса, вырученные деньги за которую пошли на выписку газет для вечерины.

Вечерины проводились в основном в дни религиозных праздников, чаще всего в избах-читальнях. В программе были уже известные игры, танцы, кадриль и песни. В Почезерской волости вечерины проводились в течение целой недели и были призваны привлечь молодёжь, идущую на лесозаготовки. В Кензере крупная вечеринка была устроена в ночь на Новый Год с номером живой газеты. В общей сложности собралось около 100 человек молодёжи, которые встретили полночь пением «молодой гвардии».

Помимо внедрения новых форм традиционной праздничной обрядности, власть стремилась сформировать негативный образ религиозного праздника в газетах. До 1925 года публиковались объявления и заметки о качественном проведении «Комсомольских праздников», давались игровые элементы новой праздничной обрядности: частушки и песни о «Красном рождестве», а также игра «Красная коляда» высмеивающих религию и церковнослужителей.

Антирелигиозный контекст проходит тонкой нитью сквозь все номера газет в праздничные дни. В основном авторы высмеивают религию в стихотворной саркастической форме, либо кратких фельетонах. Например «Маленький фельетон» о переименовании Иисуса в безбожники по собственному желанию. Высмеивание происходит и на материальном уровне. В одном из номеров в 1924 опубликованы 3 заметки П. Смурова, под общей темой «Новый Год в Грязовце» в которых церковь, представленная бледной как мертвец, сравнивается с ярким и веселым клубом. Нередко встречаются и псевдонаучные статьи. В одном из Пасхальных номеров Красного Севера приводят доказательства того, что Христос является олицетворением таких богов как Адонис, Мардух и Озирис.

Начиная с 1927 года усиливается антирелигиозная пропаганда, которая достигает своего пика в 1929 г. после опубликования письма Л. М. Кагановича «О мерах по усилению антирелигиозной работы».

С этого времени в газете увеличивается количество публикаций посвященных традиционным праздникам. Однако власть уже не пытается изменить существующую обрядность, а старается искоренить. Для этого используется приём сравнения «старого и нового». Так в 1927 году перед Рождеством опубликована мини-заметка в разделе «Новое в деревне» под названием «Вместо праздников - машина». Крестьяне из д. Жуково Новленской волости решили отказаться от религиозных праздников, а на сэкономленные деньги приобрести автомобиль. В 1928-1929 годах в разделе «Ленинская молодежь» в теме «На стыке старого и нового» размещены две противоположные заметки. Первая «Там, где царит старый порядок» анонимна (автор - «Заезжий») повествует о молодежи принимавшей участие в вечерках, на которых царит пьянство и хулиганство. В противоположность ей приводится заметка Е. Пищениной об организации кружка кройки и шитья. Кроме того, из публикаций становится очевидным проведение параллелей «старое - плохо», а «новое - хорошо». В качестве судей выступает общественность, поощряемая за вынесение категоричных суждений. Нередко авторами заметок выступают сами рабочие: «от рабочих с 5 лесозавода» под названием «Старая привычка» информирующая о неявке на работу 10 рабочих празднующих Рождество. Наоборот, отказ от «старых привычек» восхвалялся, даже если событие было совсем незначительным. Например, объявления «Не празднуют рождество» в разделе «из деревни обо всем», несло информацию о том, что деревня Паново Новленской волости и несколько соседних деревень решили не праздновать Рождество и заметка «Рабочие не празднуют Рождество» об уменьшении прогулов на заводах. Вероятно, самой показательной заметкой в газете является «Куда пойдёт вечером Иванов?» отражающая идеальную модель происходящих событий на Пасху: « - Эх ты, печаль какая, прислуга у меня перед пасхой ушла. - Говорит тов. Иванов. - А что у тебя припасов так много, жена не справляется? - Нет, вечером ребят не с кем оставить. - К заутрене, не иначе, собираешься? - Куда там к заутрене. Есть где интереснее время провести - на вечер с женой в клуб иду - безбожники устраивают».

Усиление антирелигиозной пропаганды сказывается и на постановлениях АПО. В директивных указаниях, начиная с 1927 года, был выделен отдельный раздел «массовая работа», в котором даются развернутые указания по борьбе с религиозными праздниками. Помимо Рождества и Пасхи, внимание уделялось и менее крупным праздникам, например Троице. В отчёте было сказано: «Хорошо были использованы местные праздники (Троица и т.д.), в эти дни были организованы массовые мероприятия, конкурсы и живые газеты». В 1929 году, АПО постановило использовать «абсолютно все религиозные праздники» для проведения форм антирелигиозной пропаганды. Под «абсолютно всеми» понимались Пасха, Троица, Рождество и Благовещение. На Пасху были проведены кустовые собрания, поставлен массовый вечер в доме Революции, обслужено около полутора тысяч человек. Накануне праздника было организовано кино, стоимостью 10 копеек за сеанс, который посетили более 165 человек. Непосредственно в сам день мероприятия крестьянская ячейка организовала субботник, на который явились почти все жители Раменской волости. Данный факт говорит о том, что все-таки крестьяне отходили от религиозной обрядности, так как работать в праздничный день считалось одним из грехов. В 1928 во время Рождества проводились клубные вечера с антирелигиозными докладами, которых было не более 14 и из них 6 - на производстве. Инструктивное совещание докладчиков было проведено на Троицу, а так же доклады по радио и в газетах - соответствующие статьи. Необходимо отметить, что с данного периода начали активно применять возможности радиовещания. Кроме того, в каждый праздник печатались антирелигиозные листовки и выпускались специальные стенгазеты.

Отдельно стали выделять в массовой работе летний и зимний периоды, а так же отдельные кампании в межсезонье.

Во время летнего периода проводились «красные гулянья», приуроченные к Троице. В проведение гуляний включались следующие мероприятия: краткий митинг, инсценировка, конкурс затейников, пение песен, спортивные игры, книжный киоск с антирелигиозной литературой и красными песенниками. Для привлечения населения, в красном углу был поставлен граммофон, взятый у одного из крестьян. Всего приняли участие около 5 тысяч человек.

Работа в зимний период основывалась на проведении продолжавших бытовать «Красных посиделок». Программа в себя включала небольшие инсценировки, пение, декламации, чтение рассказов и анекдотов, «современные» игры, политлоттереи, игры в шашки и шахматы и проведение конкурсов затейников и плясунов. Среди девушек велась работа по превращению посиделок в курсы кройки и шитья, на которых разучивались революционные песни и проводились беседы. Посиделки проводились не только среди молодого поколения. В 1929 году в отчётах Вытегорского укома по работе среди женщин, встречаются упоминания о проведении конкурса «лучшая пряха» на «красных посиделках», в дальнейшем превратившихся в «Вечера Крестьянок». Однако известен случай, когда мероприятие было сорвано в связи с желанием крестьян отметить Масленицу и участники комсомола жаловались, что им ничего не оставалось, кроме как принять участие в увеселительных мероприятиях.

В межсезонье основными мероприятиями были так называемые «Пасха-дни» и «День Урожая», о котором речь пойдёт ниже. Во время Пасхи АПО требовал перейти «от рассказа к показу» и основную часть занимало проведение художественных спектаклей, постановок драм. кружков, но меньше внимания уделялось докладам, в отличие от других традиционных праздников.

Особое внимание было обращено на внедрение спортивных мероприятий в праздничные дни. Проводились коллективные прогулки с использованием солнца, воды и воздуха, массовые игры, футбол, спортивные выступления и состязания по стрельбе. Постепенно вершиной празднования стал «День физкультурника».

Центрами массовой культуры в городе являлись «Профсоюзы» и «Юнсекции», а в деревне избы-читальни и красные уголки. Основными организаторами являлись участники Комсомольской организации, которые отвечали за проведение антирелигиозных кампаний в деревне.

К проведению пропаганды в религиозные праздники активно привлекались работники политпросвета, целью которых было привлечь к участию в мероприятиях как можно больше слоёв населения: бедняков, батраков, середняков, а так же членов РЛКСМ и партийных рабочих.

Одним из результатов совмещения антирелигиозной и сельскохозяйственной пропаганды стали аграрные праздники, проводимые в дни народного земледельческого календаря. Самым ярким примером является «День урожая», призванный заменить праздник «Покрова Богородицы». В народном календаре Покров считался праздником окончания земледельческих работ и начала зимнего периода. Впервые упоминание «Праздника урожая» встречается в 1923 году в извещении АПО ГубКома о заседании агитпропколлегии по вопросам организации данного праздника. В дальнейшем происходит привязка праздника к красному календарю: «Указов от ЦК ВКП (б) о проведении Дня Урожая нет. В волостях сейчас проводится масса всяких компаний, поэтому было бы лучше приурочить проведение мероприятия к празднованию 10-й годовщины Октябрьской революции».

Празднику уделялось особое внимание в связи с его ролью в деревне. Агропропаганда занимала важное место в политике государства. 25 ноября 1927 года вышло постановление АПО о том, что одной из первоочередных задач является увязка антирелигиозной пропаганды в деревне с работой по социалистическому переустройству сельского хозяйства. Считалось, что бытование религиозной обрядности среди крестьянства по сравнению с рабочими было связано с отсутствием прогрессивной техники ведения хозяйства, зависимостью от природных условий, недостаточностью машинной техники и просветительской антирелигиозной работы.

Деревня, по мнению советской власти, являлась препятствием на пути внедрения нового быта. К 20-м годам XX века у власти сформировался комплекс определённых стереотипов о крестьянстве, одним из которых было девиантное поведение населения во время традиционных праздников. Этим стереотипом не преминул воспользоваться АПО РКП (б). В антирелигиозной пропаганде приводились аргументы, что именно с помощью подобного поведения, а именно пьянства, церковь помогала помещикам и капиталистам контролировать народ. Не случайно, что многие постановления относительно традиционных праздников были связаны именно с осуждением употребления алкогольных напитков.

2.2 Новые революционные праздники

Вторым направлением в работе советской власти по формированию новой праздничной обрядности, стало внедрение революционных праздников. Считалось, что новые праздники за короткий период смогут вытеснить традиционные и занять основное место в жизни общественности. И.И. Шангина в своей работе объясняет данное мнение уверенностью большевиков в том, что для крестьян важна любовь к зрелищам, карнавалам, игровой обрядности, пышности и демонстративности.

По-мнению Л.Д. Троцкого и Л.В. Луначарского, главных идеологов новой праздничной культуры, стоило только предложить крестьянам новые праздничные формы, как те сразу же откажутся от традиционных праздников в пользу революционных.

Введение нового, «Красного календаря», началось уже в 1918 году и со временем количество праздничных дат увеличивалось.

М.Рольф выделяет три порядка революционных праздников, сложившихся к 1929 году. В первую группу или «первый порядок» входили наиболее важные государственные даты, которые являлись нерабочими днями: День международной солидарности трудящихся (1 мая), день смерти Ленина (22 января) и Годовщина Октябрьской революции (7-8 ноября). Такие праздники характеризовались массовостью и развернутостью праздничных действий. Ко «второму порядку» относились День Конституции (6 июля), Международный Женский день (8 марта), День революции 9 января 1905 года, День Красной армии (23 февраля), День урожая и коллективизации (октябрь). Данные праздники были значимыми событиями, но являлись рабочими днями. Праздники, имеющие региональную специфику и узкую направленность, относились к «третьему порядку». К таким праздникам можно отнести День леса, День кооперативов и День Печати (5 мая). В период с 1918 по 1929 годы, в разное время, к этим категориями относились следующие праздники: День низвержения самодержавия, день Парижской коммуны, годовщина гибели Розы Люксембург и Карла Либкнехта, День Рождения Ленина и др.

За некоторое время до начала мероприятия разрабатывался типовой сценарий при помощи Главполитпросвета, Наркомпроса РСФСР и Агитпропа при ЦК РКП (б). В Вологодской губернии планы проведения утверждались на заседаниях Вол. АПО РКП (б) и в уменьшенном масштабе повторяли столичные праздники.

Праздники после революции состояли из двух частей. Первая -официальная, сопровождалась парадом или организованным массовым шествием и торжественным открытием с приветственными речами официальных лиц. Например, начальника губисполкома и представителями профсоюза. Вечером все собирались в неофициальной обстановке, в теплое время года - на улице, в садах или парках, в зимнее - в народном доме или избах-читальнях. Нередко устраивались карнавалы и представления.

Несомненно, праздникам «первого порядка» уделялось особое внимание: развернутые массовые гуляния, украшение помещений тематическими плакатами, митинги и официозность. Заблаговременно перед праздником создавалась специальная группа людей, под названием «Майская» или «Октябрьская» комиссия. Революционные мероприятия хорошо финансировались государством. Так, например, на 1-е мая 1926 года Вологодский губисполком выделил 9 тысяч руб, в тот период данная сумма являлась достаточно крупной. На эти деньги, было проведено мероприятие с 8 тысячами присутствующих. Календарный план мероприятия подробно расписан в газете «Красный север». Празднование проводилось в течение трёх дней (1-3 мая) согласно строго выверенному плану. Перед мероприятием устанавливались громкоговорители на балконах Дома Искусств, Гомха и Дворца Труда. Построение на площади проводилось вдоль Советского проспекта в пять колонн. Участие в построении принимали: железнодорожники, металлисты, деревообделочники, строители, рабпрос, швейпром, местранс, рабис, полиграфисты, химики, бумажники, пищевики, нарпит, землес, нарсвязь, медсантруд, комунначальники. Параллельно улице Володарского (сов. Пушкинская) располагались воинские части, затем кружки физкультуры, совторгслужащие и уездные организации. Колонные выстраивались по 4 человека в ряд и на каждые 40 человек выделялся руководитель. Демонстрация двигалась от Дворца Труда по Советскому проспекту до улицы Лассаля (сов. Зосимовская), затем до улицы Герцена и Винтеровского моста, по Золотушной набережной к дому Партии и возвращалась к Дворцу Труда. После митинга состоялось приведение красноармейцев к Красной присяге. В этот день особое внимание уделялось детям, детдомовцев катали на автомобилях, а для всех остальных детей проводились бесплатные сеансы в кино. Для взрослых вечером проводились концерты в Доме Искусств, и была открыта выставка посвященная разгрому Пушкинского дома черносотенцами. Вечерние киносеансы сопровождались игрой духового оркестра. Заканчивался праздник фейерверком, который запускался с балкона Дворца Труда. 2-го мая проводились карнавальные шествия и семейные вечера. Необходимо отметить, что семейные вечера нередко сопровождались распитием спиртных напитков, что безуспешно пыталось пресекаться агитпропотделом. На третий день в обед проводился бесплатный киносеанс и вечером в клубах показывали художественные постановки.

В 1929 году в газете «Красный Север» опубликованы «Впечатления на празднике», в которых автор описывает ход проведения 1-го Мая. Уже с утра на площади выстроились шеренги из рабочих, профсоюзов, красноармейцев, комсомольцев, пионеров и школьников. Под звуки оркестра участники несли плакаты и лозунги. На лозунгах нередко размещались надписи, связанные с призывом к новым свершениям и победам: «Соревнование фабрик и заводов, мастерских и цехов - мощное орудие социалистического соревнования масс». Кульминацией праздника была встреча на площади с представителями архангельских рабочих.

«Вторая категория» не была столь популярна. Согласно протоколам заседаний Райкомов РКП (б) по Вологде отмечалось, что в 1926 году широких компаний не проводилось. Праздничные дни проводились в клубах, читальнях, красных уголках, школах и профсоюзах. Мероприятия проходили как в день праздника, так и могли длиться неделю. Основными формами проведений мероприятий были: литературное утро и чтение докладов в школах; на заводах - митинги с докладами, спектакли; в профсоюзах - концерты, доклады, собрания и постановки.

Наиболее известным праздником в данной категории является «Международный женский коммунистический день» или «Международный день работницы и крестьянки». «Да здравствует раскрепощение трудящихся женщин во всём мире!» и «Да здравствуют работницы и крестьянки СССР активно участвующие в строительстве социализма!» - подобные лозунги сопровождали первые полосы газет 8 марта и призывали отдать дань уважения советской женщине. В Вологде 8 марта считалось основным днём по борьбе с пережитками прошлого. В отчётах по работе среди женщин отмечается: «8-го марта в день работницы и крестьянки уже вошёл в быт как женский праздник, замечалось, что в этот день уже не пряли, а только по хозяйству. Вечером женщины участвовали на торжественном заседании при избах читальнях и красных уголках».

Особый интерес представляет «третий порядок», так как этот вид праздников в дальнейшем перерастёт в категорию профессиональных, которые будут сопровождаться уникальной обрядностью, сохранившейся в чем-то и до наших дней. К таким праздникам в Вологодской губернии можно отнести празднование частей особого назначения Красной армии, праздник Комсомольцев, День печати, День кооперации, День Физкультурника и день Урожая (относился к переходным праздникам).

Проведение праздников «третьего порядка» было рассмотрено на примере «5-й годовщины Красной армии». Сценарий был предварительно размещён в газете «Красный Север».

Программа празднования «годовщины частей особого назначения Республики» в городе Вологде 23 июля 1923 года:

)Накануне празднования здания Губштаба и 18 батальона украшаются хвоей.

2)Во время парада совершаются полёты аэроплана над городом.

)Произвести фотографические снимки происходящего.

)В день парада все комунары и мильсостав прибывают в Духов монастырь к 10 часам утра, получают винтовки и построившись отправляются на Советскую площадь, куда прибывают не позднее 11 часов имея шефское знамя.

)Прочие воинские части и другие организации прибывают на Советскую площадь и строятся. Имеют при себе знамена и плакаты.

)После приветственных речей Секретаря Губкома, Предгубисполкома, Комчонгуба, Представителя Губпрофсовета и Начгарнизона, войска проходят церемониальным маршем, за ними следуют все организации.

)О порядке празднования объявить в местных газетах 2 раза в порядке приказа, который должен быть выполнен беспрекословно.

Мероприятие так же сопровождалось торжественным заседанием пленума горсовета с чествованием героев и инвалидов, а так же историческим докладом о красной армии.

Следующим мероприятием является праздник Комсомольцев. Каргопольские комсомольцы в 1925 году праздновали трехлетний юбилей своего существования. Построившись рядами, под звуки оркестра, отправились в народный дом на торжественное заседание. Торжественное заседание открылось речами представителя исполкома, компарта, профсоюза и других организаций. Вечером состоялось открытие сада Комсомольцев на берегу реки Онеги с песнями и танцами.

Одним из праздников был международный день кооперации в деревне, отмечаемый 3-го июля. Заблаговременно подготавливался план проведения. Так в 1927 году, перед мероприятием проводились беседы с крестьянами о значимости кооператива и его работы. Помещения изб-читален, клубов, а так же непосредственно самих кооперативов, украшались плакатами-лозунгами. Непосредственно в день праздника созывался Пленум сельсовета совместно с общественными организациями села, повесткой дня которого было обсуждение Конституции и международного положения СССР, а так же снижение цен местным кооперативом. Вечером организовывались бесплатные спектакли на кооперативную тему.

Отдельно необходимо выделить праздник «День Печати». День рабочей печати впервые был установлен в России газетой «Правдой» 5 мая 1914 года, в целях пропаганды и популяризации в широких рабочих массах идеи революционной большевистской рабочей печати и её задач. В 1925 году АПО РКП (б) постановил подготовить широкое проведение по губернии «Дня печати» с тем, чтобы «День» дал осязательные результаты и в отношении корреспондентского и расширения выписки газет и журналов. В период со 2-го по 5-е мая в газете «Красный Север» активно публиковалась информация о достижениях печатного дела в Вологодской губернии за предыдущее время, размещались благодарственные статьи от подписчиков и органов власти. В клубах в вечернее время проходило громкое чтение номеров и инсценировки живой газеты на «печатную» тематику.

Всё вышеизложенное подтверждает, что все праздники проходили по схожему сценарию, отличалась лишь доминирующая тематика.

Важную роль играет непосредственное наполнение концертной деятельности. Одним из ярких феноменов советского периода являются молодёжные агитбригады, из которых в дальнейшем образуются танцевальные и вокально-инструментальные коллективы.

Одной из таких агитбригад был коллектив «Синяя Блуза» - отголосок столичной группы с одноименным названием, появившийся 2-го июня 1925 года в губернии . Коллектив под предводительством Бориса Южанина (Гурев Борис Семёнович) был создан в 1923 году в Московском институте журналистики на базе «живой газеты». Название дала спецодежда - свободная синяя блуза и чёрные брюки (или юбка), в которой стали выступать артисты, что соответствовало традиционному облику рабочего на агитплакатах. Артисты театра носили значки: один - символическое изображение рабочего, который был и на печати театра, и на его афишах, а другой - в виде знамени. В дальнейшем, близкие по духу артисты других театров и эстрады, общественные деятели награждались значком с присуждением звания «синеблузника».

В репертуаре московской "Синей Блузы" имелось около двух тысяч номеров. Каждая программа состояла из 10-12 номеров и продолжалась полтора часа. Агитбригады «синеблузников» выступали с пропагандистскими художественными стихами, хоровыми декламациями, физкультурными сценками, спортивными танцами. Выезжали на заводы, фабрики, в клубы, ездили по городам и сёлам страны, некоторые группы гастролировали даже за рубежом. Обычно представление начиналось маршем - парадом (антре). В дальнейшем основываясь на репертуаре Московской группы, были выпущены специальные методические разработки, призванные помогать коллективам в небольших поселениях.

В Вологде коллектив «Синяя Блуза» состоял из 16 человек и организовался при клубе совторгслужащих. По социальному положению это были крестьяне, из которых 7 комсомольцев и один партиец. Уже через месяц коллектив подготовил первый номер «живой газеты». За полгода своего существования «Синяя Блуза» провела: занятий физкультурой - 4, репетиций - 28 и 3 собрания. Первый номер живой газеты был поставлен 5 раз. В Вологде - 3 раза и 2 - на Сухонских фабриках.

Руководителями коллектива в разное время являлись А.В. Волоцкой и Г.И. Смельницкий. Выступления проходили в красных уголках заводов, в парках, на улицах сёл или городских окраинах. Программа выступления включала в себя как «тематически направленную часть», так и обычные номера. «Тематически направленная часть» состояла из речёвок, мелодекламаций, лирических песен под гармонь, фельетонов и злободневных частушек освещавших события политической жизни и местных новостей. Обычные номера подразумевали песни, танцы и физкультурные построения. Но и эти номера могли быть наполнены определенным смыслом. Так, участниками коллектива выстраивались замысловатые пирамиды, которые рушились на глазах у публики. Чаще всего это означало крушение старого мира.

Открывался концерт общим выходом участников на сцену, так называемым парадом-антрэ, когда около двадцати молодых парней и девушек в одинаковых просторных синих блузах выстраивались в шеренгу и декламировали строки следующего содержания:

«Мы синеблузники, мы профсоюзники

И всё мы знаем обо всём.

И вдоль по миру свою сатиру,

Как факел огненный несём»

Далее следовали короткие броские номера, сочинённые самими участниками группы. Например, популярностью пользовались «деревенские фельетоны» под авторством В. Ситова, Вологодского корреспондента. Важную роль играло музыкальное сопровождение. Согласно воспоминаниям Ю.В. Добрякова, они с Н. Воронковой переделали некоторые сцены из «Кармен», с целью посмеяться над известной «буржуазной оперой». В 1929 году АПО в резолюции после собрания постановил отметить особые успехи Вологодского коллектива «Синяя Блуза» на октябрьских торжествах и поощрить дальнейшие выезды с постановками в деревню. Несомненно, яркий, веселый и юный коллектив привлекал молодёжь и способствовал внедрению новых форм праздничной обрядности.

И всё же новые праздники достаточно долго и сложно приживались в культурной среде губернии. Стереотипы, бытовавшие среди власти, не позволяли дать объективную оценку ситуации. Существовала версия, что крестьяне устали от гнёта религиозно настроенной «буржуазии» и революционная культура будет для них «лучиком света в тёмном царстве». В связи с этим, первые годы внедрение новой обрядности проводилось путём навязывания общественности новых взглядов. Однако спустя пару лет стало очевидно, что подобная политика не принесла плодов. В результате, к 1929 году количество праздников уменьшилось почти вдвое, но улучшилось качество организации. Во время официальной части подчёркивалась значимость происходившего события, а зачем, на контрасте, проходили вечерние мероприятия. Подобное сочетание придавало праздничной культуре особую атмосферу, свойственную только новым революционным праздникам.

Культурная политика во многом была направлена на отказ от старых традиций и создание нового быта, соответствующего идеям новой идеологии. Главным направлением была выбрана праздничная обрядность, прежде всего из-за её важной роли в жизненном укладе. Изменения происходили по тщательно разработанной программе. В неё входили изменение мировоззрения общественности с целью добровольного отказа от выполнения традиционных праздничных обрядов и введение нового революционного календаря.

Политика, связанная с традиционными праздниками, была всесторонней и проходила в несколько этапов. Первый этап заключался в попытках придания нового смысла, главным православным праздникам, таким как Рождество и Пасха, и не увенчался успехом. Второй этап характеризовался полным запретом выполнения обрядов. Власти увидели, что добровольных отказов от праздников почти не наблюдаются и организовали кампанию так, как будто инициатива шла именно снизу, от рабочих и крестьян. О количественных результатах второго этапа сложно судить ввиду отсутствия достоверных сведений о реакции общественности на подобную политику, но можно сделать вывод что, к 1930-м годам в сельской местности еще сохранялась традиционная обрядность.

Вторым направлением было введение революционного календаря с советскими праздниками. Новые праздники, по мнению власти, должны были сразу убедить крестьян отказаться от традиционной культуры и поверить в прекрасное социалистическое будущее. Изначально праздники не отличались широким масштабом и заключались в проведении демонстраций с основными рабочими предприятиями. Однако постепенно происходил переход на качественно новый уровень организации праздничных мероприятий: стали выделяться значительные денежные средства и создаваться продуманные сценарии.

Необходимо отметить, что культурная политика в праздничной сфере имела различие и в местах проведения. Введение новых праздников более активно проходило в городе, в связи с тем, что основными участниками были рабочие. В деревне, где религиозная традиция была сильней, в основном происходила дискредитация праздничных обрядов путём замены и принудительного отказа.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Советская праздничная обрядность, сложившаяся к 1929 г., стала результатом проводимой культурной политики после революции. Для комплексного исследования было изучено влияние органов власти на происходящие события, применяемые ими формы и методы воздействия, а так же основные направления, по которым проводилась политика.

После революции власть в стране номинально принадлежала Советам, на практике же основную роль играла партия большевиков. В связи с этим, вопросами в сфере культуры, начиная с этого периода, занимались: со стороны партии - агитационно-пропагандистский и культурно-просветительский отделы, со стороны Советов - Наро́дный комиссариа́т просвеще́ния РСФСР. Главной целью проводимой политики было внедрение советского мировоззрения, основанного на государственной идеологии. Советская идеология базировалась на положениях марксизма - на первый план выходили атеизм и естественнонаучная пропаганда, идущие в разрез с традиционной религиозной культурой. Уже с 1917 года власть пыталась создать новую социокультурную среду, снизив уровень влияния религии на общественное сознание. Борьба проходила в несколько этапов и проводилась методом разрушения церкви как социального института и введением нового, безрелигиозного быта.

Основным инструментом влияния партии на массы были агитация и пропаганда. Претворением идеологии в жизнь занимались специально подготовленные специалисты-агитаторы, а так же учителя и агрономы. Местами для проведения агитационно-пропагандистских мероприятий стали общественные организации: избы-читальни, дома крестьянина, школы и клубы. Основными формами являлись: кружки, доклады и лекции, диспуты, антирелигиозные вечера, инсценировки, уголки безбожника. Активно использовались стенгазеты, кино, диапозитивы; распространение литературы (центральной, местной, периодической и непериодической). Работа проводилась со всеми слоями населения. Наиболее податливыми в силу социально-возрастных особенностей оказались молодёжь и мужчины до 35 лет, прошедшие службу. Необходимо отметить, что основная работа велась среди детей и молодёжи, так как именно они в будущем стали носителями советской идеологии. Для школьников проводились уроки атеизма и организовывались внеклассные мероприятия, такие как праздник «День леса» и «День птиц». Главной партийной организацией по работе с подростками и молодыми людьми был «Союз Коммунистической Молодёжи».

Намного сложнее проходила работа среди женщин. По мнению власти, именно женщины являлись носителями традиционного старого быта и замедляли культурный прогресс. Для распространения идеологии среди женщин были созданы специальные комиссии «по работе среди женщин» и усиленное внимание уделялось организации праздника «Международного дня работницы и крестьянки» или «8 марта».

Культурная политика находила отражение в средствах массовой информации, являвшихся основным каналом донесения идеологических идеей до общественности. Благодаря СМИ власть могла манипулировать фактами и формировать в сознании людей идеальные образы нового быта. Кроме того, благодаря широко развернутой сети корреспондентов информация быстро поднималась вверх по иерархической лестнице, позволяя власти быстро реагировать на протекающие в жизни общества процессы.

Но всё же главную роль в культурной политике играло изменение праздничной обрядности. Новая культурная политика подразумевала отказ от традиционной и переход к советской культуре. Праздники занимали важное место в системе ценностей и во многом определяли ритм жизни. Они позволяли отдохнуть от каждодневных забот и тяжелого труда, привнести в размеренный ход событий радость и веселье. Кроме того, важной задачей праздника было формирование чувства общности у людей, именно в эти дни происходила культурная самоидентификация и утверждение основных ценностей. В традиционной культуре, сложившейся к началу XX века, бытовал религиозно-земледельческий календарь, основывавшийся на обрядах жизненного и годового цикла и оказывающий влияние на мировоззрение людей и бытовой уклад.

Работа с праздничной обрядностью делилась на антирелигиозную политику, направленную на изменение традиционных праздников и на политику «красного календаря» - введение новых.

Политика различалась в городской и сельской среде. Необходимо отметить, что у власти существовал определённый набор стереотипов о крестьянах, проживающих в сельской местности. Считалось, что деревня живёт прошлым и находится в плену буржуазных пережитков и религиозных предрассудков. По-мнению партии, праздники были основным инструментом в руках церкви по отвлечению людей от построения нового быта. После неудачной попытки преобразования традиционных праздников в советские, власть перешла к решительным мерам и стала действовать методом «кнута и пряника»: выполнение обрядов строго пресекалось, а отказ, наоборот, поощрялся. Основная борьба проводилась с Рождеством Христовым и Св. Пасхой, как главными православными праздниками. Особое внимание уделялось активному проведению антирелигиозной пропаганды в СМИ в предпраздничный и праздничный период.

Необходимо отметить, что, несмотря на активные попытки внедрения советских праздников, традиционная обрядность сохранялась до 1930-х гг. Недостаток партийных ячеек во многих населённых пунктах и качественно подготовленных агитаторов, а также фактическое отсутствие наказания за выполнение обрядовой деятельности повлияли на уровень сохранения традиционных праздников. Кроме того, основной хранительницей традиций оставалась семья, на которую власть имела меньшее влияние. Поэтому часть праздника, связанная с гостеванием и традицией совместного застолья с родственниками сохранилась в большей степени.

В городе антирелигиозная политика проходила успешнее, и основное внимание уделялось проведению революционных праздничных мероприятий. Организация советских праздников зависела от их значимости. Такие праздники как «День международной солидарности трудящихся» и «Годовщина Октябрьской революции» проводились с широким размахом, продуманной организацией, большим количеством народа и обязательно они были выходными днями. На второй план выходили «Международный Женский день» и «День Конституции», являющиеся рабочими. Наименьший приоритет был у узкоспециализированных праздников, к которым можно отнести школьные и профессиональные.

Отдельно необходимо выделить изменение семиотической составляющей праздника. Каждая культурно-историческая эпоха создает свои символы, старые или уходят в небытие или сливаются с новыми. Благодаря символике формировалась праздничная атмосфера. К графическим символам можно отнести плакаты, агитационные листовки, лозунги и стенгазеты; к аудиальным - новые революционные песни, стихи и речевки; к жестовым - танцы и акробатические номера; к предметным - оформление помещений для праздничных мероприятий и салют.

В зависимости от типа символ мог выполнять определенные функции. В первую очередь необходимо отметить информационное значение - через символ человек получал знание, которым ранее не обладал. Психологическое воздействие оказывалось через эмоциональную функцию, например кинофильмы оказывали сильное влияние на психику в связи с удивлением от необычности происходящего события. Одной из основных функций была преобразующая. Символ способен придавать реальности праздничную атмосферу и воздействовать на духовный мир человека через идейно-эстетические формы.

Содержание советских праздничных мероприятий основывалось на уже привычных общественности формах проведения.

Как и в крупных православных праздниках, в советских мероприятие делилось на три части. Первая - торжественная, традиционно заключалась в проведении литургии, затем происходил объединяющий людей крестный ход и в вечернее время были массовые гуляния. На смену литургии пришли доклады официальных лиц, крестному ходу - демонстрации с портретами вождей вместо икон, и заканчивался праздник танцами и посиделками в парках и клубах. Главные праздники, проходили в несколько дней, так же как и традиционные. Вместо выполнения религиозных обрядов дома, предлагалось ходить всей семьёй в театр и кино, где нередко организовывались в пред- и пост - праздничные дни бесплатные сеансы.

Таким образом, на основе выше изложенного, можно сделать вывод, что в Вологодской губернии в 1917-1929 гг. происходило формирование новой культуры состоящей из сохранившейся традиционной праздничной обрядности и новой советской.

праздничный обрядность идеологический революция

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Список источников.

I. Опубликованные источники

.Документ №8: «Из стенограммы обсуждения вопроса о мерах по усилению антирелигиозной работы на заседании Оргбюро ЦК ВКП (б)»//«НАРКОМПРОСУ НЕОБХОДИМО ВЗЯТЬ БОЛЕЕ РЕШИТЕЛЬНЫЙ КУРС...»// Документы ГАРФ и РГАСПИ о введении антирелигиозного воспитания в советской школе в 1928-1929 гг.- [Электронныйресурс]-

2.URL: #"justify">.Документ №10: «Из циркулярционного письма ЦК ВКП (б) «О мерах по усилениюа нтирелигиозной работы»» // «НАРКОМПРОСУ НЕОБХОДИМО ВЗЯТЬ БОЛЕЕ РЕШИТЕЛЬНЫЙ КУРС...»//Документы ГАРФ и РГАСПИ о введении антирелигиозного воспитания в советской школе в 1928-1929 гг. - [Электронныйресурс]- URL: #"justify">4.Кукушкин Ю.С. Конституция РСФСР от 10 июля 1918 года // Ю.С.Кукушкин, О.И. Чистяков. Очерк истории Советской Конституции.- Москва: Политиздат, 1987.

5.Кукушкин Ю.С. Конституция РСФСР от 10 июля 1924 года // Ю.С.Кукушкин, О.И. Чистяков. Очерк истории Советской Конституции. -Москва: Политиздат, 1987.

.О свободе совести, церковных и религиозных обществах: декрет СНК от 20 января 1918 г.// Декреты Советской власти. -Т.1. -Москва: Гос. Из-во политической литературы, 1968.

.О введении западноевропейского календаря: декрет СНК от 24 января 1918 // Декреты Советской власти. -Т.І.- Москва: Гос. Из-во политическая литературы, 1957.

.Постановление Временного правительства «О свободе совести» 14 июля 1917 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа: #"justify">II. Архивные источники

.ВОАНПИ (Вологодский обл. архив новейшей политической истории)

10.Ф.1853. Агитационно-пропагандистский отдел Вологодского ГубКома РКП (б) (ВКП (б))

1918 г.

11.Оп.2. Д.55. Протоколы засед. агитпропколлегии при Губкоме РКП (б).

12.Оп.2. Д.56 Отчетные листы агитаторов и протоколы агитпропотдела.

.Оп.2. Д.61. Списки агитаторов и доклады агитаторов о работе.

.Оп.2. Д.68. Хроника событий за 1918 год.

1919-1920 гг.

15.Оп.3. Д.70.Протоколы совещаний и планы работы агитпропотдела Губкома РКП (б).

16.Оп.3. Д.73. Отчётные листы агитаторов.

.Оп.3. Д.74. Отчёты агитаторов по агитпропработе.

.Оп.3. Д.75 Отчеты агитаторов о работе и переписка агитпропотдела по вопросам агитпропработы.

.Оп.3. Д.77. Хроника событий за 1919 год.

.Оп.3. Д.80. Переписка агитпропотдела с укомами, волкомами и ячейками РКП (б) по вопросам агитационно-массовой работы.

1921-1922 гг.

21.Оп.4.Д.87. Директивные указания, положения, программы по политобразованию агитпропотдела Губкома РКП (б).

22.Оп.4. Д.88. Отчёты агитпропотделов о работе.

.Оп.4. Д.89. Списки агитаторов и сотрудников агитпропотделов по уездам.

1923-1924 гг.

24.Оп.5.Д.115. Директивы и инструкции ЦК РКП (б) по вопросам агитпропработы.

25.Оп.5. Д.116. Директивные указания агитпропотдела губкома РКП (б).

.Оп.5. Д.121. План работы агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.5. Д.125. Переписка с редакцией газеты Красный Север.

.Оп.5. Д.127. Переписка с Укомами.

.Оп.6. Д.126. Директивы ЦК РКП (б) по вопросам агитпропработы.

.Оп.6. Д.127. Циркуляры, инструкции и положения агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.6. Д.134. Отчет о работе агитпропотдела РКП (б).

.Оп.7. Д.135. Переписка агитпропотдела с уездными волостными комитетами РКП (б) и советскими учреждениями по вопросам агитпропработы.

.Оп.7. Д.136. Планы работы и отчёты агитпропотдела Губкома РКП (б).

1924-1925 гг.

34.Оп.8. Д.177. Директивные указания ЦК РКП (б) по вопросам агитпропработы.

35.Оп.8. Д.178. Директивы ЦК РКП (б) по агитпропработе.

.Оп.8. Д.180. Циркуляры агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.8. Д.182.Планы и отчёты работы агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.8. Д.198.Планы работы и протоколы заседаний агитпропколлегии Тотемского РКП (б).

.Оп.8.,Д.204. Отчёты о работе агитпропотдела Тотемкого Укома РКП (б).

.Оп.8. Д.184. Протоколы заседаний агитпропколлегии Губкома РКП (б). Отчеты отделов Губкома РКП (б) о работе.

.Оп.8. Д. 206. Месячные сводки о работе Красных уголков.

.Оп.8. Д.208. Доклады о работе агитпропотдела первого райкома РКП (б).

1925-1926 гг.

43.Оп.9. Д.137.Директивы ЦК РКП (б) по агитпропработе.

44.Оп.9. Д.138. Директивы ЦК РКП (б) по агитпропработе.

.Оп.9. Д.139. Планы работы и циркуляры агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.9. Д.140.Протоколы заседаний агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.9. Д.149. Отчёты о работе агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.9. Д.154. Переписка Губкома РКП (б) с укомами и горкомами РКП (б).

.Оп.9. Д.156. Антирелигиозная пропаганда.

.Оп.9. Д.157. Директивы ЦК РКП (б) по печати.

.Оп.9. Д. 158. Отчёты о работе п/отдела печати и переписка с ЦК РКП (б) по вопросам печати.

.Оп.9. Д.159. Директивы и переписка подотдела печати Губкома РКП (б).

.Оп.9. Д.160. Отчёты о работе агитпропотдела Губкома РКП (б).

1926-1927 гг.

54.Оп.10. Д.157. Директивы ЦК ВКП (б) по агитпропработе.

55.Оп.10. Д.158. Планы работы и циркуляры агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.10. Д.159.Протоколы заседаний агитпропколлегии при агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.10. Д.161. Протоколы заседаний укомов и райкомов.

.Оп.10., Д.166. Сводки о работе красных уголков и дома крестьянина.

.Оп.10. Д.169. Переписка агитпропотдела Губкома ВКП (б) с агитпропотделом ЦК ВКП (б).

.Оп.10. Д.170.Переписка агитпропотдела с укомами и райкомами.

.Оп.10. Д.172.Директивные указания и переписка подотдела печати.

1927-1928 гг.

62.Оп.11. Д.144. Директивы ЦК ВКП (б) по агитпропработе.

63.Оп.11.Д.145. Протоколы заседаний Губбюро агропропаганды при агитпропотделе Губкома ВКП (б).

.Оп.11. Д.146. Протоколы заседаний Агитпропколлегии укомов и райкомов ВКП (б).

.Оп.11. Д.149. Доклад о работе АПО Каргопольского укома ВКП (б).

1928-1929 гг.

66.Оп.12. Д.143. Директивы и инструкции ЦК ВКП (б) по агитпропработе.

.Оп.12. Д.145. Протоколы заседаний агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.12. Д.146. Протоколы заседаний агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.12. Д.147. Протоколы заседаний агитпропотдела Губкома РКП (б).

.Оп.12. Д.148. Отчёты укомов и райкомов ВКП (б) по агитпропработе.

.Оп 12. Д.149. Отчёты укомов и райкомов ВКП (б) по агитпропработе.

1929-1930 гг.

73.Оп.13. Д.96 Переписка агитпропотдела с укомами ВКП (б) по вопросам агитпропработы.

74.Ф.2264. «Работа среди женщин».

1928 г.

75.Оп.1. Д.38. Отчёты Вытегорского УКома о работе среди женщин.

III.Публикации в периодических изданиях

.1 мая - календарный план проведения мероприятия на 3 дня // Красный Север.-1926.-№96. - С.2.

2.1 мая - пролетарии всех стран объединяйтесь! // Красный Север.-1925.-№99. - С.1.

.1 мая - смотр ударных батальонов международной революции // Известия Вологодского Губернского Исполнительного Комитета.-1919.-№1.-С.2

.1 мая // Красный Север.-1929.-№100.-1 мая. - С.1.

.11 лет власти советов // Красный Север.-1928.-№260. - С.1.

.А все же безбожники побеждают // Красный Север.-1929.-№7.-С.5.

.А.С. Красный Север перестраивает деревню // Красный Север.-1926.-№100. - С.2.

.Адонис-Мардух-Осирис-Христос // Красный Север.-1925.-№90. - С.4.

.Бог и человек // Красный Север.- 1923.-№4. - С.3.

.В День Печати - лицом к деревне // Красный Север.-1925.-№100. - С.1.

.В клубы, на вечера, на лекции. Что будет в клубах на выходные? // Красный Север.-1928.-№98. - С.1.

.Васильева В. Еще о доказательствах существования Христа // Красный Север.-1929.-№7.- С.5.

.Великий дурман // Красный Север.-1920.-№4.-С.1

.Ветошкин М.С. Новым Годом! // Известия Вологодского Губернского Исполнительного Комитета.-1919.-№1.-С.1

.Вместо праздников - машина // Красный Север.-1927.-№6.-7 января.-С.6.

.Да здравствует 10 годовщина Октябрьской революции! // Красный Север.-1926.-№256. - С.1.

.Да здравствует 8-я годовщина Октябрьской революции! // Красный Север.-1925.-№256. - С.1.

.Да здравствует международный женский коммунистический день 8-е марта! // Красный Север.-1928.-№37. - С.1.

.Два праздника сразу. Сумей их встретить // Красный Север.-1926.-№197. - С.2.

.День урожая - день коллективизации / / Красный Север.-1929.-№237. - С.1.

.День Урожая в совхозах (беседа с директором Губсельтреста В.А.Чечулиным) // Красный Север.-1924.-№241. - С.3.

.Дети готовятся встретить Октябрь. Предпраздничные хлопоты // Красный Север.-1926.-№197. - С.2.

.Долой Пасху. Из всех религий понемногу // Красный Север.-1924.-№96. - С.2.

.Завтра антипасхальный и протвоалкогольный карнавал // Красный Север.-1929.-№01. - С.1.

.Заезжий. Там, где царит старый порядок // Красный Север.-1929.-№6.- С.6.

.Иисус Безбожник // Красный Север.- 1924.-№5.- С.3.

.Красносеверская семья // Красный Север.-1926.-№99. - С.3.

.Куда пойдёт вечером Иванов? // Красный Север.-1927.-№93. - С.2.

.Легенда воскресенья/ Красный Север.-1920.-№79. - С.1.

.Лесницкий Н. Религия враг женщины! // Красный Север.-1928.-№98. - С.1.

.На земле мир // Красный Север.-1920.-№4.-С.1

.На празднике (впечатления) // Красный Север.-1929.-№101. - С.2.

.На празднике у шефов / Красный Север.-1927.-№255. - С.1.

.Не празднуют рождество // Красный Север.-1929.-№7.- С.5.

.Новый быт в деревне. День Урожая в Кадникове и Грязовце // Красный Север.-1928.-№240. - С.4.

.Новый быт в деревне. Октябрины // Красный Север.-1928.-№240. - С.4.

.Новый Год в Грязовце // Красный Север.- 1923.-№4.- С.5.

.Октябрьская комиссия. Порядок празднования 7-й годовщины Октябрьской революции // Красный Север.-1924.-№257. - С.1.

.От февраля к октябрю // Красный Север.-1928.-№61. - С.3.

.Партия и печать// Красный Север.-1925.-№87. - С.2.

.Пасха и посев (материалы для бесед) // Красный Север.-1925.-№87. - С.2.

.Пасха христова // Красный Север.-1928.-№89. - С.2.

.Пестюхин А. О вологодской «Синей блузе» // Красный Север. - 1925. - №67.-С.7.

.Пищенина Е. Об организации кружка кройки и шитья // Красный Север.-1929.-№6.-С.6.

.Поедем в подшефную деревню. Предпраздничные хлопоты // Красный Север.-1926.-№258. - С.2.

.Порядок проведения «Комсомольского Рождества // Красный Север.- 1923.-№4.-С.3.

.Пугачёв А.А. (Дядя Саша) Заметки Рождественские в стихах // Известия Вологодского Губернского Исполнительного Комитета.-1919.-№5.-С.2

.Пугачёв А.А. (Дядя Саша) Святочное стихотворение // Красный Север.- 1925.-№5. - С.2.

.Пьянство в праздники - пережиток церковных предрассудков // Красный Север.-1928.-№239. - С.5.

.Рабочие не празднуют Рождество // Красный Север.-1929.-№5. - С.3.

.Рабочие с 5-го лесозавода. Старая привычка // Красный Север.-1929.-№7.- С.5.

.Религиозный дурман рассеивается. Колхозники - передовые застрельщики в борьбе с религией // Красный Север.-1928.-№260. - С.2.

.Религия и «сивуха» - враги культуры // Красный Север.-1928.-№98. - С.1.

.Религия и «сивуха»-враги культуры // Красный Север.-1928.-№98. - С.3.

.Ригин И. Праздник Урожая. Основные задачи // Красный Север.-1928.-№239. - С.5.

.Рождество или карнавал // Красный Север.- 1923.-№4. - С.4

.Смуров П. Ничего себе праздничек // Красный Север.- 1923.-№4 - С.4.

.Соколов В. Будни репортёра // Красный Север.-1926.-№98. - С.3.

.Тихая «сапа» церковников // Красный Север.-1928.-№98. - С.3.

.Трудящиеся, все на улицы, все под ленинские знамёна ВКП (б)! // Красный Север.-1927.-№98. - С.1.

.Февральская годовщина // Красный Север.-1929.-№59. - С.2.

.Февральская революция - первый акт рабочее-крестьянского октября // Красный Север.-1927.-№58. - С.1.

.Что надо помнить на елке // Красный Север.- 1923.-№4.-6 января.- С.4

IV.Материалы личного происхождения

.ГАВО (Государственный архив Вологодской области)

2.Ф. 4527. Личные фонды.

.Оп.1. Арх.2. Воспоминания Шаршавина Григория Матвеевича.

V. Визуальные источники

ВОАНПИ

.Ф.9332. Фотоматериалы.

2.Оп.1. Д.2055., Л.1

.Оп.1. Д.2056.,Л.1

.Оп.1. Д.2059.,Л.1

.Оп.1. Д.2060.,Л.1

.Оп.1. Д.2062.,Л.1

.Оп.1. Д.2070.,Л.1

.Оп.1. Д.2072.,Л.1

ГАВО

.Ф.1753. Фотоматериалы.

10.Оп. 4. Ед.хр.34. Разные фотодокументы по краеведению, собранные В.М. Малковым.

Литература

1.Алексеев Л.С. Современные праздники и обряды в деревне.- Москва: Сов. Россия, 1968. - 95 с.

2.Артемова О. В. Исполнение религиозных обрядов членами ВКП(б) в 1920-е гг. (По материалам ВОАНПИ) // Региональные аспекты исторического пути православия. - Вып. 7. - Вологда, 2001. - С. 438-441

3.Архивы Кремля. Политбюро и церковь, 1922-1925 гг.: В 2 кн. / Подгот. Н. Н. Покровский, С. Г. Петров. - Москва: РОССПЭН, 1997-1998.- 597 с.

.Байбурин А.К. Календарь и трудовая деятельность человека. Русский народный традиционный календарь. - Ленинград: Знание, 1987. - 32 с.

5.Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре: Структурно-семантический анализ восточно-славянских обрядов. - Санкт-Петербург: Наука, 1993. - 242 с.

.Белоусов А.Я. Праздники старые и новые: некоторые философские аспекты проблемы празднования.- Алма-Ата: Казахстан, 1974. - 198 с.

.Бенифанд А.В. Праздник. Сущность, история, современность. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986. - 140 с.

.Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья в XIX-начале XX в.: Этногр. очерки / АН СССР, Ин-т этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. - Ленинград: Наука.Ленингр.отд-ние, 1983. - 231 с.

. Бернштам Т.В. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX в.- Ленинград: Наука, 1988. - С. 202-260.

.Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. - Москва, 1971. - 544 с.

11.Бочкарева А. С. Политическая пропаганда и агитация партийно-советских органов власти на Кубани в 20-е гг. XX в.: диссертация кандидата исторических наук.- Краснодар, 2007.- 212 с.

.Бромлей Ю.В. Традиционные и новые обряды в быту народов СССР. - Москва: Наука,1981 - 233с.

13.Брудный В.И. Обряды вчера и сегодня. - Москва: Наука, 1968. - 200с.

.Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства: в 2 т. - Санкт-Петербург, 1861. - 662с.

15.Бюллетень Центрального статистического управления Союза ССР. № 71. 31 янв. - Москва, 1923

.Введение христианства на Руси / под ред. А.Д. Сухова. - Москва: Мысль, 1987. - 302 с.

17.Вересаев В.В. К художественному оформлению быта (об обрядах старых и новых) // Красная новь. -1926. - №1.-С.6.

18.Вересаев В. В. Полное собрание сочинений .- 16 Т. - Москва: Недра, 1929.

. Ветошкин М.К. Революция и Гражданская война на Севере : очерки по истории борьбы за власть, организацию советской власти и коммунистической партии на Севере / Изд. истпарта Вологод. губкома ВКП(б). - Вологда: Северный Печатник, 1927. - 209 с.

.Власова И.В. Брак и семья у севернорусского сельского населения //Русский Север. Рос. акад. наук, Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. - Москва: Наука, 2001. - С. 425-472

.Воловикова М.И. Психология и праздник: Праздник в жизни человека/ Воловикова М.И., Тихомирова С.В., Борисова А.М. - Москва: Пер Сэ, 2003.- 143 с

.Генкин Д.М. Массовые праздники. - Москва: Просвещение, 1975. - 140 с.

23.Глан Б.Н. Праздник всегда с нами. - Москва: Союз театр, деятелей, 1988. - 191 с.

. Голомшток, И.Н. Тоталитарное искусство. - Москва: Галарт, 1994. - 269 с.

25.Грачёв Г.В. Манипулирование личностью/ Г.В. Грачёв, И.К.Мельник.-Москва,2003.-153 с.

.Григорьев В.М. Народные игры и традиции в России. - Москва: Просвещение, 1994. - 92 с.

27.Григорьев С. В. Психология субъекта традиций: проблемы идентификации и развития в пространстве празднично-игровой культуры.- Москва, 1996. - 389 с.

.Громыко М. М. Мир русской деревни. - Москва: Молодая гвардия, 1991.-445 с.

.Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. - Москва: Искусство, 1981. - 359 с.

30.Деканова М. К. Трансформация российской праздничной культуры в конце XIX - первой трети XX в.: центр и провинция: диссертация кандидата исторических наук.- Самара, 2009.- 244 с.

.Декреты Советской власти. - Москва: Госполитиздат. Т.1. - 1957. - 626с., Т.1.- 1959.-689 с.

32.Декреты Советской власти. - Москва: Госполитиздат. Т.1. - 1957. - 626с., Т.2.- 1959.-688 с.

.Дмитриев Ю.А. Гулянья и другие формы массовых зрелищ // Русская художественная культура конца XIX начала XX века (1895 - 1907). -Москва: Наука, 1968. - 261 с.

34.Емелях Л.И. Происхождение христианских таинств. - Москва: Сов.Россия, 1978. - 125 с.

.Ерасов Б.С. Социальная культурология // Пособие для студ. высш. уч. зав. - Москва: Аспект-Пресс, 1994. - 355 с.

36.Жигульский К. Праздник и культура. - Москва: Прогресс, 1985. -336 с.

37.Журавлев С. В. Крепость социализма: повседневность и мотивация труда на советском предприятии, 1928-1938 гг. / Журавлев С. В., Мухин М. Ю.; РАН ИРИ. - Москва: РОССПЭН, 2004. - 239 с.

.Закович Н. М. Советская обрядность и духовная культура / АН УССР, Ин-т философии. - Киев: Наукова думка, 1980. - 221 с.

.Зуев Ю.П. Роль социалистической обрядности в формировании нравственного облика советского человека/ Зуев Ю.П., Трусова Н.В. - Москва: Мысль, 1976 - 231 с.

.Иванов А. Б. История отечественного государства и права (советский период): учебное пособие. - Ярославль: ЯрГУ, 2013.- 32 с.

41.. Кара-Мурза С.Г. История государства и права России: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / С. Г. Кара-Мурза, В. М. Курицын, С. А. Чибиряев. - Москва: Былина, 2000.-246 с.

. История книги: Учебник для вузов/ под ред. А.А. Говорова и Т.Г. Куприяновой. - Москва: Издательство МГУП Мир книги, 1998.-346 с.

43.Кантор В.К. Стихия и цивилизация: два фактора «российской судьбы» // Вопросы философии. - 1994. - № 5. - С.27-46.

.Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. - Москва: Эксмо : Алгоритм, 2006. - 830 с.

.Карпова Г.Г. Праздник в контексте социальных изменений: диссертация кандидата социологических наук. - Саратов, 2001. - 156 с.

46.Касьянова К.Р. О русском национальном характере. - Москва: Ин-т нац. модели экономики, 1994. - 365 с.

.Кащеева Е.В. Городские формы досуга: московское мещанство // Сохранение и возрождение фольклорных традиций. - Вып. №5. - Москва: Российская академия наук, 1994. - С. 156-185.

. Керженцев П. М. Культура и советская власть.- Москва, 1919.

49.Кизина С.В. Агитация и пропаганда 1920-1930-х гг. (на материалах Вологды): выпускная квалификационная работа специалиста.- Вологда,2015.-81 с.

.Кислицына А.Н. Массовые праздники в Петрограде в 1917-1922 гг.: история организации и проведения. - Санкт-Петербург: ФГБОУВПО СПГУТД, 2013. - 176 с.

51.Колинько И.В. Роль народной праздничной традиции в нравственном и эстетическом формировании личности (опыт применения культурно-исторического подхода: автореферат дисертации кандидата исторических наук. - Москва, 1995. - 16 с.

52.Кормашова А.Н. Советские праздники в 1920-1930-гг: социокультурный анализ: выпускная квалификационная работа специалиста. - Вологда,2015. - 81 с.

53.Котылева И. Н.. Праздничная культура Европейского Северо-востока России в 1918 г. - начале 1930-х гг.: диссертация кандидата исторических наук.- Сыктывкар, 2005. - 216 с.

54.КПСС. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов,конференций и пленумов ЦК. Т. 14. 1980-1981. - 8-е изд.,доп. - Москва: Политиздат, 1982. - 542 с.

55.Крупская Н. К. Педагогические сочинения: в 11-ти т. / Под ред. Н. К. Гончарова. - Москва: Академия пед. наук, 1957-1963.

56.Кузнецов И. В. История отечественной журналистики (1917-2000) - Москва: Флинта: Наука,2003 г.-301 с.

.Лаптева Л.С. Социально-эстетическая природа и функции массовых праздников: автореферат диссертации кандидата философских наук. - Москва, 1975. -22 с.

58.Левинсон А.Г. От древнего ритуала к городским гуляниям // Сохранение и возрождение фольклорных традиций. - Москва: Российская академия наук, 1994. - Вып. №5. - С.62-100.

.Левкович В.П. Обычай и ритуал как способы социальной регуляции поведения // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. - Москва: Наука, 1976. - С. 212-236.

60. Ленин В. И. Полное собрание сочинений-1893 - 1894 // Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. - Изд. 5-е. - Москва: Госполитиздат, 1967.-674 с.

.Луначарский А.В. О народных празднествах // Избранные статьи: В 2-х т. - Москва: Сов. Россия, 1958. - 345 с.

62.Мазаев А.И. Праздник как социально-художественное явление.- Москва: Наука, 1978. - 392 с.

.Мазур В.А. История России 1917 - 1940: хрестоматия / под ред. М.Е. Главацкого.- Екатеринбург: Благотворит. фонд Урал. лицей 1993. - 548 с.

.Макейкина Н.Ю. Власть и культура: проблемы воздействия на массовое сознание: автореферат кандидата философских наук. - Пенза: Пенз. пед. ун-т, 2000. - 21 с.

65.Максютин Н.В. Культурологические аспекты праздника: Учеб. пособие по курсу «История массового праздника» для студентов ин-тов культуры. - Казань: Медицина, 2001.- 91с.

66.Малышева С. Ю. Советская праздничная культура в провинции: пространство, символы, исторические факты (1917-1927). - Казань: Рутен, 2005. - 398 с.

67.Миллер В. Русская масленица и западноевропейский карнавал. - Москва: Наука, 1984. - 43с.

.Мордасова М. А. Праздничная культура Южного Урала в 1917-1941 гг.: диссертация кандидата исторических наук. - Челябинск, 2005.- 210 с.

.Морозов И.А. Круг игры: праздник и игра в жизни севернорусского крестьянина (XIX-XX вв.) / И. А. Морозов, И. С. Слепцова. - Москва: Индрик, 2004. - 920 с.

70.Народный театр /сост. А.Ф. Некрылова. - Москва: Сов. Россия, 1991. - 544 с.

.Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. - Ленинград: Искусство, 1984. -190 с.

.Никольский Н.М. Христианские праздники // Избранные произведения по истории религии. - Москва: Мысль, 1974. - С. 206-261.

73.Общество и власть: 1930-е годы. Повествование в документах/отв. ред. Соколов А.К. - Москва: РОССПЭН, 1998. - 352 с.

.Одинцов М. И. Русская православная церковь в XX веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. - Москва: ЦИНО, 2002. - 310с.

75.Организация и методика художественно-массовой работы: Учеб. пособие для студентов ин-тов культуры / под. ред. Д.М.Генкина. - Москва: Просвещение, 1987. - 192 С.

.Орлов О.Л. Праздничная культура России. - Санкт-Петербург.: КультИнформПресс, 2001. - 160 с.

.Панкеев И.А. Обычаи и традиции русского народа. - Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 1999.-542 с.

.Панкеев И.А. Русские праздники игры. - Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 1999. -223с.

.Паршин Ю.М. Народный календарный обрядово-праздничный цикл как средство развития социально-культурной активности населения по месту жительства: диссертация кандидата педагогических наук. - Ленинград, 1989. -251 с.

80.Платонов Сергей Федорович. Полный курс лекций по русской истории. - 3-е изд. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. - 572 с.

.Плахов В.Д. Об образовании традиций и обычаев // Философские и социологические исследования. - Ленинград, 1973. -235 с.

82.Полищук Н.С. Развитие русских праздников // Русские /// отв.ред. В.А.Александров, И.В.Власова, Н.С.Полищук. - Москва: Наука, 1999. - 832 с.

83.Попова В. Н. Трансформация форм праздничной культуры: игровой аспект / В. Н. Попова, Л. А. Шумихина // Известия Уральского государственного университета. - 2008. - № 55. - С. 25.

.Потебня А. А. Слово и миф / сост. А. Л. Топоркова. - Москва: Правда, 1989. - 622 с.

85.Праздничная культура Вологодского края. Ч.1 Святки и Масленица/ И.А. Морозов, И.С. Слепцова // Этнологический альм. /// под. ред. Ю.Б.Симченко. - Москва:Центрприкл.этнографииин-та этнологии и антропологии, 1993. - 319 с.

.Пропп В.Я. Русские аграрные праздники . - Ленинград: ЛГУ, 1986.-344 с.

.Российский этнограф. 8. Праздничная культура Вологодского края. Ч.1 Святки и Масленица / И.А.Морозов, И.С. Слепцова: этнологический альм. - Москва: Центр прикл. этнографии ин-та этнологии и антропологии, 1993. - 319 с.

.Руднев В. А. Праздники и обряды как способы передачи духовных ценностей, накопленных предшествующими поколениями / В. А. Руднев // Основные формы и методы культурно-просветительной работы. - Ленинград: Лениздат, 1977.-287 с.

.Руднев В.А. Советские праздники, обряды, ритуалы. - Ленинград: Лениздат, 1979. - 206 с.

.Русские / отв.ред. В.А.Александров, И.В.Власова, Н.С.Полищук. - Москва: Наука, 1999. - 832 с.

.Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. - Москва: Наука, 1987.-782 с.

.Салмин А.К. Этнология религии и народный обряд // Этногр. обозрение. - №2. - 1994. - С. 107-110.

.Смирнов-Сокольский Н. П. Сорок пять лет на эстраде.- Москва: Искусство, 1976. -326 с.

.Снегирев, И.М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. - Москва: Сов. Россия, 1990. - 158 с.

95.Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. - Москва, 1918. № 18. - С. 272.

96. Рольф М. Советские массовые праздники/ пер. с нем. В. Т. Алтухова. - Москва: РОССПЭН, 2009.- С.141.

97.Советские традиции: праздники и обряды / под. ред М.А. Орлика. - Москва: Профиздат, 1986. - 336 с.

98.Современный словарь по культурологии / сост. Юрчук В.В. - Минск: Современное Слово, 1999. - С. 550-551.

. Соколов, Э.В. Культура и личность. - Ленинград: Наука, 1972. -228 с.

.Сорокин, П. Современное состояние России // Новый мир. -Прага,1992. - №4. - 112 с.

101.Спасенкова И. В. Православная традиция русского города в 1917-1930-е гг. (на материалах Вологды): диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - Вологда: Легия, 1999. - 291 с.

.Степанюк Л. И. Творческая целостность празднично-обрядовой культуры: автореферат кандидата культурологических наук.- Москва, 1999. - 19 с.

.Суханов И.В. Обычаи, традиции и преемственность поколений.- Москва: Политиздат, 1976, - 216 с.

104.Суханов И.В. Обычаи, традиции, обряды как социальные явления. - Горький: Наука, 1973.- 256 с.

105.Суханов И.В. Обычаи, традиции, обряды как социальные явления. - Москва: Политиздат, 1976. - 216 с.

106.Терещенко А.В. Быт русского народа. - Москва: Русская книга, 1997. - 348 с.

.Тихомиров Д.В. Беседы о режиссуре театрализованных представлений. - Москва: Сов. Россия, 1977. - 126 с.

108.Традиционная культура русского народа в период 1920-х - 1930-х годов: трансформации и развитие / отв. ред.: В.А. Липинская; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - Москва: Индрик, 2016- 453 с.

.Традиционная народная культура / Сб. инф.-анал. материалов. -Москва: ГИВЦ, 1995.- 88 с.

110.Традиционные и новые обряды в быту народов СССР / Сб. ст. АН СССР. - Москва: Наука, 1981. - 184 с.

.Трофимова Т.А. Роль народных праздников, обрядов в творческом развитии личности // Организация воспитательного процесса в детском доме семейного типа в условиях эксперимента / Вологодский институт развития образования. - Вологда, 2001. - С. 24-28

112.Троцкий Л.Д. Проблемы культуры. Культура переходного периода. - Москва-Ленинград, 1927.

.Тульцева Л. А. Современные праздники и обряды народов СССР / отв. ред.Ю.В.Бромлей. - Москва: Наука, 1985. - 191 с.

114.Туманов И.М. Режиссура массовых зрелищ. - Москва: Просвещение, 1963.-214 с.

115.Угринович Д.Н. - Обряды за и против. - Москва: Политиздат, 1975. -175с.

.Успенский Б.А. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры // Избранные труды. В 2-х тт. - Москва: Гнозис, 1994. - Т.2. - 253 с.

117.Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4-х т. - Москва: Прогресс, 1971. - Т. 3. - С. 353.

.Филатов А.Н. О новых и старых обрядах.- Москва: Профиздат, 1967.- 112 с.

.Фомицын А.С. Скоморохи на Руси. - Санкт-Петербург: Алетейя, 1995. - 535 с.

120.Фролова А.В. Праздники русских Архангельского Севера в XX - начале XXI века (традиции и инновации): диссертация кандидата исторических наук.- Москва, 2007.-231 с.

.Фурсин И.И. О природе обрядовой символики. //Традиционные и новые обряды в быту народов СССР.- Москва: Знание, 1981.- С. 56-65.

.Фурсин И.И. Обрядность и ее место в социалистическом образе жизни. - Москва: Знание, 1977. - 48 с.

123.Цехновицер О. Демонстрация и карнавал. К десятой годовщине Октябрьской революции. - Москва, 1927.

124.Чекулаева Е.О. 100 Великих праздников - Москва: Вече, 2009. - 431 с.

.Чередниченко Т.В. Типология советской массовой культуры. - Москва: РИК Культура, 1993. - 190 с..

126.Черный Г.П. Педагогическая технология массовая праздника / Г.П. Черный. - Москва: Молодая гвардия, 1990. - 158 с.

.Чичеров В.И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI-XIX вв.- Москва: Изд. Академии наук СССР, 1957. -235 с.

.Шаламов В.Т. Четвёртая Вологда. - Вологда: Грифон,1994.- 192 с.

.Шангина И. И. Русские традиционные праздники.- Санткт-Петербург.: Азбука-классика, 2008. - 336 с.

130.Шаповалов С. Н. Историческая трансформация российских (советских) государственных праздников в 1917-1991 гг.: на материалах Краснодарского края и Ростовской области: диссертация кандидата исторических наук. - Краснодар, 2011.- 241 с.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Иллюстрация 1. Антирелигиозная демонстрация в Вологде в 1923 г.

Иллюстрация 2. Изба-читальня 1925 г.

Иллюстрация 3. Агит-повозка на праздник «1 мая» 1922 г.

Иллюстрация 4. Карикатуры в газете «Красный Север»

Иллюстрация 5. Карикатуры размещаемые в Рождество

Иллюстрация 6. Дискредитация церкви путём размещения в СМИ иллюстраций

Иллюстрация 7. Дворец Труда 1925 г.

Иллюстрация 8. Дом Искусств 1926 г.

Иллюстрация 9. Манифест в честь Февральской революции

Иллюстрация 10. Манифест на праздник «Первое мая» на Дворянской улице

Иллюстрация 11. Сценарий проведения праздника «Первое мая»

Иллюстрация 12. Демонстрация на праздник «Первое мая»

Иллюстрация 13. Праздник «Первое мая» у стен Спасо-Прилуцкого монастыря

Иллюстрация 14. Демонстрация посвящённая Октябрьской революции.

Иллюстрация 15. Октябрьская демонстрация в Вологде 1918 г.

Иллюстрация 16. Девушки и парни в праздничной одежде.

Деревня Княжиха Усть-Печенгской волости Тотемского уезда.

Похожие работы на - Эволюция праздничной культуры русского города в первой четверти ХХ века (на материалах Вологды)

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!