Условия развития альтернативных источников энергии

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Физика
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    3,04 Мб
  • Опубликовано:
    2017-01-08
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Условия развития альтернативных источников энергии

Курсовая работа

УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ

ИСТОЧНИКОВ ЭНЕРГИИ

Содержание

1. Создание институциональной базы в арабских странах

. Инвестиционные возможности для развития возобновляемой энергетики

. Стратегическое планирование развития возобновляемых источников энергии

.1 Общие цели

.2 Технологически ориентированные цели

.3 Планируемые проекты по развитию возобновляемой энергии

. Стратегии развития ядерной энергии

Библиография

Приложения

1. Создание институциональной базы в арабских странах

По причине того, что Ближний Восток очень разнообразен в использование различных видов топлива, следует искать инструменты, которые позволят странам создать благоприятную почву для развития альтернативной энергетики в стране. В целом инструменты можно разделить на 2 вида: законы, которые будут устанавливать рамки использования возобновляемой и альтернативной энергетики в стране, и институты, которые будут осуществлять контроль над исполнением законов, а также планировать политику страны по развитию альтернативной энергетики.

Лишь немногие страны в регионе позаботились о принятии закона, который бы определил рамки использования и производства альтернативной энергии в стране. Рассмотрим зачем нужны такие законы. По причине того, что использование альтернативной энергии, в частности возобновляемой энергетики, сопряжено с большим риском для частных инвесторов, законы, которые определят рамки действий в этой области, смогут уменьшить риск для частных инвесторов, поскольку с принятием закона на сферу альтернативной энергетики начинает действовать вся закона и ответственности за его несоблюдение в частности в достижении целей и стратегий. К сожалению на данный момент закон был принят лишь в 7 арабских странах: Алжире, Иордании, Марокко, Палестине, Сирии, Тунисе и Египте. Лишь в двух странах - Алжире и Иордании - этот закон гарантирует приоритетный доступ к сети возобновляемой энергии. Однако, несмотря на такую ситуацию некоторые страны стремятся к принятию закона. Таким образом, на данный момент Судан и Йемен находятся в процессе разработки закона о возобновляемой энергии.

Несмотря на присутствие или отсутствие законодательного акта, многие арабские государства применяют различные политики для поддержки проектов по возобновляемой энергетике. Такие политики требуются для стимулирования позитивного развития альтернативной энергетики, поскольку создают благоприятный инвестиционный климат для частных инвесторов. Существует две основных категорий таких государственных политик по возобновляемой энергетике: государственные субсидии, которые можно разделить также на 2 вида: поддержка крупных производителей, и субсидии частных и малых проектов по возобновляемой энергетике, и государственные инвестиции в проекты по возобновляемой энергетике через гранты, кредиты на лояльных условиях или предоставление активов для исследования и развития (R&D).

Для создания благоприятного климата для дальнейшего стимулирования и поддержки развития альтернативных источников энергии требуется не только финансовая помощь, но также и создание государственной базы для сокращения рисков инвесторов. Ранее был рассмотрен законодательный фундамент, который требуется для развития альтернативной энергетики. Однако, как уже было обращено внимание, закон, который содействует развитию альтернативной энергетике был принят лишь в 7 странах. Рассмотрим, институциональную базу, которая создаётся в арабских странах для контроля соблюдения закона, а также построения дальнейших стратегий развития в сфере альтернативной энергии.

Так, институциональная система, касающаяся сферы альтернативной энергетики достаточно сильно отличается от одной арабской страны к другой, в зависимости от того какое количество органов она включает, вовлеченность министерства энергетики в дела альтернативной энергетики, а также такие факторы как политический режим. На самом деле, несмотря на внешние различия в большинстве случаев различия лишь формальные, поскольку часто встречается что разные институты в разных государствах выполняют одни и те же функции. Так, например, в Алжире тендерные торги по возобновляемой энергетике проводит Комиссия по регулирования электричества и газа (CREG), в то время как в Иордании Министерство энергии и минеральных ресурсов также проводит тендерные торги по возобновляемой энергетике. В Марокко ведомство Национальный Офис по делам электричества и питьевой воды (ONEE) проводит тендеры по ветряной энергии, в то время как другой орган - Марокканское Агентство по Солнечной энергии (MASEN) проводит торги по солнечной энергии.

Таким образом, несмотря на то, что в большинстве арабских стран так или иначе присутствуют государственный органы, которые занимаются альтернативной энергией, лишь шесть арабских стран создали специализированные органы по альтернативной энергетике, в обязанности которых в частности входит продвижение и реализация программ и проектов по альтернативной энергетике. Такие органы были созданы в Алжире, Марокко, Египте, Ливии, Палестине и ОАЭ. Похожий на эти органы был создан также в Саудовской Аравии, который носит название Город по Атомной и Возобновляемой Энергии Короля Абдаллы (K.A. CARE). Однако следует сделать важное замечания. K.A. CARE - имеет более широкие полномочия в отличие от ведомств, которые были созданы в Алжире, Марокко, Египте, Ливии, Палестине и ОАЭ, поскольку в его обязанности входит также ядерная энергия, в то время как другие ведомства занимаются лишь частным случаем альтернативной энергии - возобновляемыми источниками энергии. В некоторых странах правительство решило не создавать отдельного органа по альтернативной или возобновляемой энергии, а ограничится расширением полномочий уже существующих органов. Так было решено сделать в Тунисе, где Тунисское Национальное Агентство по Энергетическому Взаимодействию (ANME) стало обязано заниматься возобновляемыми источниками энергии. Такая же процедура была сделана в Сирии и Ливане с Ливанским Центром по Энергетическому Взаимодействию (LCEC) и Сирийским Национальным Исследовательским Центром (NERC).

Рассмотрим ситуацию в остальных арабских странах. Бахрейн не создал отдельного органа по делам альтернативной энергетики и ее продвижения, однако уже существующая Администрация по Электричеству и Воде занимается всеми проблемами, связанными с энергией и водой, включая альтернативную энергию. Похожую ситуацию можно наблюдать в Султанате Оман, где обязанности по делам альтернативной энергетики делятся между двумя ведомствами: Государственной Администрацией по Воде и Электричеству (PAWE) и Администрацией по регулированию электричества (AER).В Катаре ситуация обстоит сложнее, поскольку там отсутствует специализированное ведомства, занимающееся делами альтернативной энергии, потому обязанности по решению проблем в этой области делиться между тремя органами: национальным органом Кахрамаа, Катарской нефтяной компанией и Национальным Исследовательским Институтом по Экологии и Энергии, который, в частности, занимается развитием научной базы для консультирования правительства по вопросам стратегического планирования развития энергоресурсов в стране В Судане обязанности по продвижению возобновляемой энергии попали под юрисдикцию Министерства Воды и Электричества, где в 2010 г. было создано Управление по делам возобновляемой энергии, которое в свою очередь делиться на 4 подразделения: управления по делам солнечной энергии, - ветряной энергии, - геотермальной энергии и - альтернативной энергии. В Йемене в 2002 г. Министерство Электричества и Энергии (MEE) создало Департамент по Возобновляемой энергии, который впоследствии в 2009 г. был поделён на 2 департамента: департамент солнечной энергии и департамент ветряной энергии.

К сожалению на данный момент другие арабские государства не имеют ни специализированных органов, ни расширили обязанности уже существующих органов до полномочий заниматься делами по возобновляемой и альтернативной энергетике.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что арабские страны в большинстве своём сделали первый шаг, а некоторые страны, которые создали специальные ведомства и приняли специализированные законы, касающиеся сферы альтернативной энергетики, подготовили благоприятные условия для развития альтернативной энергетики в стране. Более того, такая база дальнейшем позволит снизить риски, связанные с использованием альтернативных источников энергии и реализации программ по их продвижения, что станет хорошим подспорьем для стимулирования инвестиций, которые в свою очередь позволят развиваться альтернативной энергии более быстрыми темпами.

По причине того, что ранее была рассмотрена институциональная база, которая формирует благоприятные условия для развития альтернативной энергетики, следует перейти к рассмотрению государственных политик субсидирования, которые также напрямую влияют на развитие альтернативной энергии в арабских странах.

Несомненно для развития возобновляемых источников энергии недостаточно лишь инициативы частных компаний, поэтому как и во всем мире на Ближнем Востоке для развития альтернативных видов топлива требуется субсидирование со стороны государства. Проблема заключается в том, что, как уже было сказано ранее, использование альтернативного топлива имеет ряд положительных черт по большей части лишь в долгосрочной перспективе, именно поэтому многие государства не спешат вкладывать ресурсы в развитие этого вида топлива, и на данный момент во всем мире субсидирование возобновляемых энергоресурсов достигло отметки около 66 млрд. долл. США. В тоже время стоит заметить, что на настоящий момент 86% субсидирования энергоресурсов используется именно для развития невозобновляемых источников энергии, что составляет 349 млрд. долл. США против 66 млрд. долл. США, которые используются для развития возобновляемых ресурсов. Субсидирование невозобновляемых источников энергии, в противоположность субсидированию в сферу возобновляемых энергоносителей, имеет в целом негативные результаты в долгосрочной перспективе, поскольку единственных объяснением такого распределения субсидий является то, что они направлены на улучшение экономического благосостояния, с отрицательным экологическим эффектом, что в долгосрочной перспективе может привести к глобальным катаклизмам. Однако на данный момент наблюдаются некоторые изменения в политике субсидирования, и эксперты предполагаю, что в ближайшие 20 лет субсидирование возобновляемых энергоресурсов увеличится в 4-5 раз, и будет составлять около 250 млрд. долл. США.

Субсидирование возобновляемых энергоресурсов направлено на то, чтобы снизить их цену для потребителя и компенсировать разницу с невозобновляемыми ресурсами, делая тем самым альтернативные виды энергоносителей конкурентоспособными и привлекательными для потребителя. Такая стратегия направлена на то, чтоб заинтересовать как можно больше потребителей в альтернативных видах энергии, тем самым постепенно вводя ее в использование. С увеличением количества потребителей будет наблюдаться снижение цены возобновляемых ресурсов, что впоследствии приведёт к тому, что возобновляемые ресурсы, обладая большим количеством положительных качеств в ряду которых отсутствие негативного влияния на природу, а также неисчерпаемость, будут даже без субсидирования со стороны государства конкурентоспособны и экономически привлекательны для потребителей. Более того, эксперты предполагают, что потенциал для снижения цены на возобновляемые источники энергии намного выше, чем на традиционные невозобновляемые энергоносители. Таким образом, поскольку субсидирование государства так или иначе ограничено, при достижении цели - конкурентоспособности возобновляемых ресурсов, субсидирование прекратится. В то же время следует понимать, что субсидирование возобновляемых источников энергии - вклад, которые делает государство для улучшения экономической ситуации не только внутри своей страны, но и улучшение экологической ситуации во всем мире.

Таким образом, первым шагом для начала развития возобновляемых источников энергии на Ближнем Востоке - увеличение субсидирования возобновляемых источников энергии зачёт уменьшения субсидий традиционных видов топлива, поскольку единственным фактором, препятствующим развитию альтернативных видов энергии, является экономический фактор, который выражается в том, что в краткосрочной перспективе использования возобновляемой энергии невыгодно для потребителя, поскольку существуют более дешёвые аналоги в виде традиционной энергии. Таким образом, задача государства - минимизировать разницу между различными видами энергии, субсидирую возобновляемые источники зачёт невозобновляемых, что приведёт к тому, что выгодней для потребителя будет использовать возобновляемые источники энергии.

Рассмотрим политику государственного субсидирования и стимулирования развития альтернативных источников энергии для малых масштабов производства и частных производителей.

Так, существуют несколько возможных инструментов субсидирования среди которых субсидии, основанные на цене - льготные тарифы (FIT), субсидии основанные на качестве - TGC (tradable green certificate scheme).

Ключевая проблема развития возобновляемой энергии заключается в высоких рисках. Производство возобновляемой энергии нуждается в определённых гарантиях, который позволят снизить риск, в частности одним из вариантов гарантов может является FITs, которые гарантируют покупку всей произведённой электроэнергии. На данный момент наиболее благоприятная обстановка для реализации FITs в регионе Северной Африки, поскольку сельскохозяйственный банки, которые так распространены на севере Африки могут создать инвестиционную базу для проектов возобновляемой энергии. Так, например банки могут выдавать кредиты на льготных условиях для установки фотоэлектрических модулей солнечной энергии (PV), что позволит сделать возобновляемую энергию доступной и выгодной для граждан. Также в исследуемом регионе такой инструмент как сукук является потенциальным способом инвестирования в развитие возобновляемых источников энергии, который впоследствии может дать возможность воспользоваться схемой TGC. На данный момент такая стратегия с использованием сукук реализуется в Марокко и Иордании , что впоследствии может трансформироваться в использование TGC на государственном уровне.

Рассмотрим каждый из видов субсидирования отдельно. Государство может ввести льготные тарифы на использование возобновляемой энергии. Тарифы гарантируют компаниям, постоянный доступ к электросети, а также стабильный спрос на энергию. Компании, которые использую льготный тариф обязаны покупать энергию, произведённую из возобновляемых источников энергии у производителей по определённой цене, которая не должна колебаться. Таким образом, если компания или индивидуум использует технологию производства электричества, которая основана на возобновляемых ресурсах, например таких как солнечные фотоэлектрические модули (PV) или ветряные мельницы, он может продавать эту энергию по фиксированной цене другим крупным компаниям-поставщикам электричества, что даёт возможность во-первых снизить плату за электричество, поскольку не используется электричество сторонних компаний-поставщиков, а используется собственное. Во-вторых, в случае, если производится излишек энергии, возможна продажа электричества, которая также даст дополнительный доход. Также государство помогает в строительстве солнечных батарей, будь то крупные солнечные батареи, концентрированной солнечной энергии, либо частные фотоэлектрические модули солнечной энергии (PV), выдавая кредиты на льготных условиях под низкий процент. Такая схема на данный момент используется в 61 стране мира. Такая схема субсидирования уже используется на Мальте, а также существуют стратегии внедрения нового льготного тарифа на развитие фотоэлектрической солнечной энергии (PV) в Египте. Так, в сентябре 2014 года был введён новый льготный тариф в Египте, который предполагал 4 ценовые категорий продажи электроэнергии, произведённой из возобновляемых источников, в зависимости от объёма продаваемой энергии. Таким образом, минимальная цена $0.117/ kWh за объемы меньше 10kW; $0.125/ kWh за объемы до 200 kW; $0.136/kWh за объёмы между 200 kW и 20 MW. Для проектов, объем производства электроэнергии которых колеблется между 20MW и 50MW, тариф - $0.143/kWh. Согласно заявлению Вахида Фатухи, президента и основателя Ассоциации производителей солнечной энергии Ближнего Востока, такой тариф открывает колоссальные возможности для 87 миллионов людей. Изменение тарифа требовалось, поскольку на данный момент в Египте производится 28 GW энергии, а нуждается в 32 GW. Именно для увеличения энергии был введён новый тариф, который позволит удерживать объем производства электроэнергии на уровне 2300 MW.

Некоторые районы Египта на данный момент имеют высокий интерес к использованию солнечной энергии, и более того планируют строить свои собственные солнечные электростанции. Так, например в районе Сива - одном из самом изолированном районе Египта в губернии Матрух, предполагается строительство $20 млн. солнечной электростанции 10MW, финансирование которой будет исходить из организации ОАЭ Abu Dhabi's Enviromena. Также на юге Египта в Луксоре, планируется строительство 2MW солнечной электростанции на $3 млн. А также в Вади Гедид планируется совместный Саудовский- Южнокорейский проект строительства станции на $6 миллиардов.

Другим инструментом субсидирования является TGC (the tradable green certificate ) или RPS (renewable portfolio standard). Используя TGC, поставщики электрической энергии обязаны поставлять определённое количество электричества вместе с энергией, полученной из возобновляемых источников. Компании, производящие электричество, которые хотят использовать TGC должны производить часть энергии путём собственных средств производства возобновляемой энергии либо через приобретение сертификатов, позволяющих использовать часть энергии компаний, которые производят энергию из возобновляемых источников, либо покупать возобновляемую энергию у других компаний. В отличие от FIT, который гарантирует покупку всей произведённой энергии вне зависимости от цены, TGC предполагает соревнование по цене за различные виды возобновляемой энергии, что делает спрос на возобновляемую энергию не фиксированной переменной. Такая ситуация устанавливает соревнование по цене на рынке, что приводит к инновациям и увеличению продуктивности возобновляемых энергоресурсов для снижения их цены, которая позволит увеличить спрос. Таким образом, такая схема привод к тому, что цена возобновляемых энергоресурсов стремительно падает в отличие от схемы FIT, что делает ее конкурентоспособной с традиционными видами энергии.

Во всем мире FITs и TGC - самые распространённые инструменты субсидирования возобновляемых источников энергии. Эксперты предполагают, что, схема TGC в долгосрочной перспективе покажет более успешные результаты чем FITs, поскольку из-за фиксированного спроса FITs предполагают очень слабую ценовую конкуренцию среди различных возобновляемых источников энергии и их производителей, в то время как TGC предполагает отсутствие конкретной цены, а фиксирует лишь обязательное количество или долю возобновляемого электричества, которую можно продать, что даёт свободу рыночным законам экономики, и постепенно снижает цену на возобновляемые ресурсы, что впоследствии сделает их конкурентно-способными с традиционными не возобновляемыми ресурсами. Однако существуют и риски, ведь производители энергии, которые избрали TGC берут весь риск по цене энергии и ею сбыту на себя, что делает на данный момент TGC менее популярной схемой нежели FIT, где производителю энергии не надо заботиться о сбыте энергии, ведь государство или крупные компании-производители энергии гарантируют покупку всей лишней электроэнергии, произведённой из возобновляемых источников.

К настоящему времени многие страны Ближнего Востока уже установили определённые цели по использованию возобновляемой энергии, однако большая часть стран не предприняла никаких конкретных шагов и стратегий на пути достижения этих целей. Почти все государства региона так или иначе имеют потенциал для развития возобновляемой энергии. Как уже было рассмотрено Египет предпринял определённые шаги для достижения цели в 32 GW в год, что является около 12% от общего объёма электроэнергии. Алжир также планирует к концу 2015 получать 6% от общего объёма электроэнергии в стране из возобновляемых источников. Однако большинство стран в отличие от Египта, который в этом году предпринял определённые конкретные шаги в виде нового льготного тарифа (New Feed-in tariff) не избрали никаких конкретных стратегий или проектов для достижения своих поставленных целей. Отчёт от 2010 года гласит, что «Большая часть государств Ближнего Востока и Северной Африки не имею адекватных стратегий для работы с возобновляемой энергией и ее поддержания».

2. Инвестиционные возможности для развития возобновляемой энергетики

возобновляемый альтернативный энергетика ядерный

До сегодняшнего дня большинство инвестиций, которые направлялись на развитие альтернативной энергетики были финансированы правительством, международными фондами по содействию развития возобновляемой энергии и региональными банками развития. Однако на сегодняшний день ситуация изменилась, поскольку для поддержки миссии Международного Агентства по Возобновляемой Энергии (IRENA), Объединённые Арабские Эмираты используя Фонд развития Абу Даби (ADFD) подписали концессионное финансирование в размере 350 млн. $ для развития возобновляемой энергии.

Более того, для развития возобновляемой энергии Алжир, Египет, Иордания, Марокко и Тунис создали национальные фонды для развития возобновляемой энергии. Такие фонды позволяют инвестировать в проекты по развитию возобновляемой энергии, а также предоставлять гранды на развитие подобных проектов. Говоря о ОАЭ и Саудовской Аравии, следует заметить, что создание подобных фондов находится на стадии планирования.

Следует заметить, что в различных странах фонды по содействию развитию возобновляемой энергетики находятся на разном уровне зрелости и дееспособности. Так, например, капитализация Марокканского Фонда по содействию энергетическому развитию была установлена в 1 млрд. $. Фонд состоит из государственных вложений, а также вложений Саудовской Аравии и ОАЭ. Другим примером является Национальный Фонд Алжира по Возобновляемой Энергии, который был создан к 2009 г. как часть Министерства Энергии и Минералов. Капитализация фонда на данный момент не установлена, однако известен механизм его пополнения. Фонд пополняется зачёт 0,5% сбора от налоговых поступлений от продажи нефти и нефтепродуктов В противоположность этому, не совсем ясен механизм пополнения и капитализация такого фонда, как Иорданский Фонд Возобновляемой Энергии и Энергетической Эффективности. Предполагается, что фонд будет пополняться зачёт иностранных взносов.

В июне 2012 г. в Египте был создан фонд по содействию развитию возобновляемой энергии, который был утверждён правительством. К сожалению, на данный момент определение источников его пополнения и процедуры инвестирования находятся на стадии обсуждения.

Некоторые Арабские страны создают частные компании с государственной поддержкой для того, чтобы направлять ресурсы фондов в отечественное и международное развитие возобновляемой энергии. Ярким примером такой организации является Масдар в ОАЭ, который рассчитан так то, чтобы направлять часть национального благосостояния страны в развитие возобновляемых источников энергии как внутри страны, так поддерживая международные проекты. Следует заметить, что Масдар является одним из ключевых инвестиционных источников для развития "чистой энергии" на Ближнем Востоке.

В то же время похожую организацию можно обнаружить в Марокко, которая носит название SIE. SIE - частная инвестиционная компания по возобновляемой энергии.

Некоторые арабские страны вместо создания новых организаций используют уже имеющиеся каналы финансирования для развития возобновляемой энергии. Так, например, Ливия выделила часть государственного бюджета на финансирование проектов по развитию возобновляемой энергии. Такая ситуация сложилась поскольку "все энергетические компании в Ливии остаются государственными. Производство энергии до сих пор закрыто для частных инвесторов". Если говорить о Кувейте, то Инвестиционное управление Кувейта, которое является фондом национального благосостояния страны, объявил, что собирается в ближайшее время инвестировать неопределённую сумму в отечественное развитие возобновляемой энергии.

Таким образом можно сделать вывод, что в исследуемом регионе присутствует институциональная база, которая позволяет направлять денежные потоки в развитие альтернативных источников энергии. Более того, особенно следует выделить такое частное образование как Масдар, которые не только направляет денежные ресурсы на развитие не только отечественной возобновляемой энергии, но возобновляемой энергии в соседних арабских странах, но и проводит соответствующие исследования, которые повышают энергетическую эффективность альтернативных источников энергии, что делает эту организацию одной из ведущих в исследовании возобновляемой и альтернативной энергии не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире.

Рассмотрев создание институционального базиса для формирования благоприятного инвестиционного климата, рассмотрим какие возможности для инвестирования существуют в регионе. Для анализа возможностей инвестирования будем использовать специальный Атлас по инвестиционным возможностям на Ближнем Востоке, который был подготовлен Международным Агентством по Возобновляемой Энергии (IRENA). Использование этого атласа обусловлено рядом важных факторов. Во-первых, Международное Агентство по Возобновляемой Энергии, создавая этот интерактивный атлас использовала инновационную методологию расчёта инвестиционной привлекательности проектов в зависимости от ряда факторов, в том числе местоположение планируемого объекта в зависимости от дистанции к электросети, анализ топографии, расстояние до наиболее густонаселённых районов страны, интенсивность источниками энергии (интенсивность ветра или инсоляция), а также защищённость местности и т.д. При использование алгоритма агрегации данных Международное Агентство по Возобновляемой Энергии удалось выявить наиболее благоприятные для инвестирования районы.

По причине того, что IRENA имеет доступ не ко всем данным, собрать информацию по инвестиционной привлекательности удалось лишь по некоторым странам, сконцентрированных в Персидском Заливе: Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман, Кувейт и Катар. Рассмотрим ситуацию в Саудовской Аравии.

Инвестиционные возможности в Саудовской Аравии

Рассмотрим инвестиционные возможности по двум видам возобновляемой энергии, поскольку именно на них делает упор Саудовская Аравия в своем стратегическом планировании

В целом можно сказать, что Саудовская Аравия имеет высокий потенциал развития солнечной энергии, что сказывается на инвестиционных возможностях региона, такой вывод можно сделать из интенсивности инсоляции в регионе. Для этого проанализируем следующую карту инсоляции:


Обратим внимание насколько высокая степень инсоляции на западе Саудовской Аравии в районе Джедды, Мекки и Медины. Однако, не только этот показатель учитывается при построении карты инвестиционных возможностей в Саудовской Аравии, поэтому не только запад является наиболее привлекательным районом с точки зрения инвестирования.

Можно выделить несколько наиболее привлекательных районов в различных частях страны. Так, на севере Саудовской Аравии можно выделить 3 наиболее привлекательных района для инвестирования

1.       Район между городами Шарма, Дуба и Шувак, который имеет 90-100% привлекательность


2.       Район между городами Табук и Тайма.


3.       Район Аль-Уляим.


На западе Саудовской Аравии - два района, которые обладают одной из самых высоких степеней инвестиционной привлекательности в Саудовской Аравии

1.       Район Медины и близлежащих городов.


2.       Район Мекки, Джедды и Таифа.


На севере страны также можно выделить два района, которые являются наиболее благоприятными для инвестирования в строительство электростанций:

1.      
Район Бишах


2.       Район Найран.


Центр Саудовской является также привлекательным для инвестиций регионом

1.       Район Ар-Рияда, который является самым большим районом с высокой привлекательностью для инвестирования.


2.       Район Хаил и Бурайда.


Таким образом, рассмотрев данные выше можно сделать вывод, что Саудовская Аравия обладает высокой инвестиционной привлекательностью, поскольку в этой стране можно обнаружить большое количество районов с высокой привлекательностью для размещения солнечных электростанций.

В случае с развитием ветряной энергии можно заметить, что ситуация похожа на привлекательность размещения солнечных станций, однако в данном случае доминирует восток Саудовской Аравии район Аль-Хасы. Однако также можно выделить высокую привлекательность центра Саудовской Аравии в районе Ар-Рияда и Бурайды.


Инвестиционные возможности Султаната Оман

Рассмотрим инвестиционную привлекательность районов Омана.


Так можно выделить, что наиболее привлекательным районом Омана для размещения солнечных станций находятся в районе Маската, а именно район Ибри, Барка и Аль-Камель-валь-Вафи.На севере страны на границе с Йеменом также можно выделить привлекательные районы для развития солнечной энергии. К таким районам относиться район между городами Тумраит и Хайма


Наиболее привлекательным районом для размещения ветряных станций является северо-западная часть Омана, которая начинается от города Тумраит, идет к г. Амал, и заканчивается г. Хайма. Остальные районы страны имеют лишь 60-70% привлекательность для развития ветренных станций.


Инвестиционные возможности ОАЭ. Наиболее привлекательным районом для развития солнечной энергии в ОАЭ является район Шарджа, где можно особенно выделить область между городами Мадэм, Масафи и Рас-эль-Хайма, которая обладает 100% привлекательностью и является наиболее перспективной областью в ОАЭ.


С точки зрения развития ветряной энергии ОАЭ обладает низкой привлекательностью в целом по сравнению с другими странами персидского залива, однако так или иначе можно выделить наиболее перспективный район страны, а именно район г. Тарак и г. Хамим, который обладает 90% привлекательностью с точки зрения развития ветряной энергии.


Инвестиционные возможности Катара

В целом говоря о Катаре с точки зрения инвестиционной привлекательности для развития ветряной энергии, то можно заключить, что по большей части все районы страны обладают одинаковым потенциалом для развития, за исключением непосредственно района столицы - Дохи. Так, страна обладает высокой привлекательностью, однако север страны остаётся более привлекательным для развития ветряной энергии нежели юг.

Если рассматривать ситуацию в Катаре относительно развития солнечной энергии, то можно заключить, что лишь прибрежные районы страны подходят для развития этого вида альтернативной энергии.


Инвестиционные возможности Бахрейна. Бахрейн по причине небольшой площади территории страны имеет относительно низкий потенциал развития возобновляемой энергии, однако также можно выделить несколько районов, которые обладают наибольшей привлекательностью. Для развития ветряной энергии можно выделить юг страны, который наиболее подходит для развития этого вида энергии.


В то же время особого внимания заслуживает район, который располагается на отдельном острове - Ум-эль-Наасан, который подходит как для развития солнечной энергии, так и ветряной. В целом же можно сказать, что страна обладает низкой привлекательностью для инвестирования в развитие возобновляемой энергетики.

Инвестиционные возможности Кувейта. Говоря о Кувейте следует сказать, что страна больше подходит для развития ветряной энергии, чем солнечной. Поскольку наиболее привлекательными районами для развития солнечной энергии являются южные прибрежные районы страны в районе г. Фахахиль.


В то время как для развития ветряной энергии привлекательной является подавляющая территория страны, за исключением района столицы.

Таким образом, исходя из рассмотренных данных можно сказать, что наибольшим потенциалом в регионе для развития солнечной и ветряной энергии обладает Саудовская Аравия, которая имеет большое количество привлекательных районов для инвестирования в развитие обоих видов энергии. Возможно именно по этой причине, как будет рассмотрено далее, Саудовская Аравия имеет самые амбициозные планы по развития альтернативных источников энергии.

 

3. Стратегическое планирование развития возобновляемых источников энергии

 

.1 Общие цели


Учитывая тот факт, что арабские страны имеют большой потенциал развития возобновляемой энергии, однако на данный момент эта сфера остаётся все ещё слабо развитой, большинство арабских стран анонсировали цели для будущего развития возобновляемой энергии. Эти цели представляют собой долю, которую должна составлять электроэнергия произведённая из альтернативных источников энергии от всей произведённой энергии.

Так, наиболее амбициозная цель была поставлена Марокко, установив, что к 2020 году доля альтернативных источников энергии должна составлять 42%. За ним следует Египет, Алжир, Катар, Саудовская Аравия и Тунис, которые установили, что доля электроэнергии, произведённой из альтернативных источников должна составлять в среднем 20%.

Рассмотрим отдельно каждую страну. К сожалению по большинству стран нет данных по целям, однако даже имеющиеся данные смогу охарактеризовать современную ситуацию с перспективами развития альтернативной энергии в арабских странах. Так, Алжир планирует, что к 2020 году доля энергии, произведённой из альтернативных источников будет составлять 6%, в то время как к 2030 году планируется, что альтернативная энергия будет составлять 40% от общей энергии, произведённой в стране. Египет и Мавритания установили , что к 2020 году доля альтернативной энергии в стране должна составлять 20%, однако в случае с Мавританией из этого числа исключается энергии, произведённая из биомассы. Ирак и Иордания установили, что доля энергии произведённой из альтернативных источников должна составлять около 10% к 2020г. Такую же цель, но уже к 2030 году установил Кувейт, в то время как доля в 2020 году должна достигнуть отметки в 5%. Йемен к 2025 г. установил цель, производить 15% электричества из возобновляемых источников энергии. Саудовская Аравия установила цель на 2032 г. достигнуть доли альтернативной энергии в ТЭБ страны 30%. Агрегированные данные по целям стран можно увидеть в диаграмме ниже.

Доля альтернативной энергии в ТЭБ.

3.2 Технологически ориентированные цели


Помимо общих целей на достижение определённой доли альтернативной энергии в ТЭБ стран, некоторые страны, а именно 14 установили цели на развитие определённых технологий получение электроэнергии со спецификацией мощностей, производимых тем или иным видом технологии.

Так, цели указывают на то, что регион больше ориентирован на развитие солнечной энергии больше чем на развитие энергии, получаемой при помощи силы ветра. Суммарно цели, ориентированные на технологии получения солнечной энергии PV и CSP, которые были рассмотрены ранее, вдвое превосходят по мощностям цели, ориентированные на технологии получения энергии при помощи силы ветра. Среди технологий, ориентированных на солнечную энергию, целей связанных c CSP на 40% больше, чем с использованием PV. Если говорить о целях, связанных с другими альтернативными источниками энергии, такие как геотермальная энергия и энергия биомассы, то они гораздо меньше, чем цели связанные с солнечной и ветряной энергией.

Итак, рассмотрим более подробно цели стран ориентированные на развитие определённых технологий.

Рассмотрим разницу в технологиях и сложности, с которыми сталкивается эксплуататора. Для примера возьмём обслуживание солнечных станций в ОАЭ, как в одном из наиболее развитых с точки зрения альтернативной энергии государств в мире. Главная сложность, как показала практика обслуживания солнечных станций заключается в песке. Частицы песка вызывают значительное уменьшение производительности станции, поскольку создают тень, а следовательно вызывают падения уровня DNI. Во-вторых, засаливание и грязь на зеркалах и солнечных панелях, приводит к тому, что они нуждаются в постоянной чистке, что требует ресурсов. В сравнении с технологией PV, CSP имеет больший потенциал по мощности, однако имеет и больше недостатков, поскольку требует более сложных операций по обслуживанию. Однако, самое главное преимущество CSP станций заключается в возможности аккумулировать электроэнергию через параметры теплового носителя.

Фотоэлектрические модули (PV) намного более просты в эксплуатации. Более того, главное преимущество этой технологии заключается в возможности использовать рассеянный свет, что позволяет использовать PV не только в районах наиболее благоприятных для развития солнечной энергии, что было рассмотрено ранее, но и в районах, где из-за пыли и песка формируется не концентрированный солнечный свет, а рассеянный. Также эта технология позволяет использовать модули не только в промышленных масштабах, но и в качестве личного источника питания, что запускает в действие такие инструменты как FIT’s и TGC.

Таким образом, рассмотрим планы на развитие той или иной технологии в различных странах.

Если на данный момент Алжир имеет около 35 MW мощности концентрированной солнечной энергии, то через 2 года планируется увеличение мощностей в 13 раз - до 325 MW. К 2020 году планируется увеличение мощностей в 4 раза, достигнув отметки в 1500 MW, а к 2030 г. планируется беспрецедентное увеличение мощностей концентрированной солнечной электроэнергии - до 7200 MW.

В то же время если рассматривать Египет, то его планы более скромные: к 2020 г. планируется увеличение мощностей до 1100 MW, а к 2027 Г. планируется увеличить это число почти втрое, достигнув мощности в 2800 MW.

В Марокко так же планируется увеличение мощностей концентрированной солнечной электроэнергии, где к 2020 г. планируется достигнуть результата в 2000 MW.

Наиболее амбициозные планы по увеличению мощностей электроэнергии, выделяемой при помощи технологии CSP, можно обнаружить в Саудовской Аравии, которая планирует к 2032 г. увеличить мощность до 25 000 MW, что почти в 3,5 раза больше мощностей, которые стремиться достигнуть Алжир к тому же времени.

В остальных арабских странах, данные о которых были обнаружены, планы остаются скромными. В Кувейте к 2030 г. планируется увеличить мощность CSP электроэнергии до 1150 MW. В то же время в Тунисе планируется увеличение мощностей до 500 MW до 2030 г., в Иордании - к 2020 г. 300MW, а Судане и Сирии - до 50 MW к 2030 г.

Таким образом, можно сделать вывод, что далеко не все страны в регионе стремятся к развитию этого вида альтернативной электроэнергии. Выделяются лишь 3 лидера: Саудовская Аравия, Алжир и Египет.

Рассмотрим планы по получению электроэнергии из солнечного излучения путём фотоэлектрических элементов для установления суммарных мощностей, которые планируется достичь к 2030 г в арабских странах.

Планируемая мощность CSP.

Также как и в случае с энергией CSP в этой категории Саудовская Аравия также планирует самое крупное увеличение мощности в регионе: к 2032 г. Королевство планирует увеличить мощности концентрированной солнечной энергии до 16 000 MW, что является крупнейшим проектом среди всех арабских стран.

Так, в Алжире, если говорить о получении солнечной энергии с использованием технологии фотоэлектрических элементов (PV), то в данном случае Алжир так же планирует амбициозное увеличение мощностей, считая, что удастся увеличить мощности с 182 MW до 831 MW до 2020, и до 2800 MW до 2030г.

В то же время в Египте планы относительно развития этого вида энергии достаточно скромные: к 2020 г. достигнуть мощностей в 220 MW, а к 2027 г. - 700 MW.

Лишь 2 страны на арабском востоке планирует пропорциональное развитие CSP и PV. Так, Марокко, как и в случае с CSP, планирует увеличение мощности электроэнергии с технологией PV до 2000 MW к 2020 г. В Иордании ситуация более скромная - увеличить к 2020 г. мощность до 300 MW. Таким образом, можно наблюдать пропорциональное развитие обоих технологий в Марокко и Иордании, что является исключением среди арабских стран, где упор делается лишь на одну из технологий. Так, если обратиться к таким странам как Сирия и Судан, планы по развитию CSP которых были скромными, можно наблюдать упор на развитие технологии PV: к 2020 г. в Сирии планируется увеличить мощности до 380 MW, а уже к 2030 г. достигнуть отметки в 1750 MW; в Судане планируется достигнуть результата в 667 MW к 2030 г, что в 10 раз больше результата, который страна собирается достигнуть с CSP. Похожую ситуацию можно наблюдать в Тунисе и Кувейте, где упор так же сделан на технологию PV. Так, в Тунисе планируется увеличение электроэнергии с 140 MW до 1500 MW к 2030 г., что в 3 раза больше результата по CSP. В Кувейте планируется увеличить мощности до почти 3000 MW к 2030 г., что также в 3 раза больше того же результата по CSP.

В Катаре, который не планирует развитие CSP технологий, наблюдаются планы по развитию технологии PV. Так, к 2020 г. планируется увеличение мощностей PV с 100 MW до 640 MW.

Рассмотрим суммарный показатель по производству солнечной энергии по двум технологиям: PV и CSP в различных странах для сравнения с мощностями других альтернативных источников энергии.

Таким образом, разделив результаты по времени их достижения, получим следующие данные: К 2020 г. Алжир планирует достичь совокупную мощность электроэнергии, производимой из солнца в размере 2331 MW. В два раза меньше показатель в Египте - 1320 MW.

По причине того, что не все страны указывают промежуточные результаты, на этом этапе можно сказать, лидером по мощности производимой возобновляемой электроэнергии из солнца является Марокко, мощность которого планируется около 4000 MW.

Остальные страны, которые предлагают свой прогноз до 2020 г. имеют более скромные планы. Так, Катар, Иордания и Ливия планируют достигнуть мощностей в 640 MW, 600 MW и 469 MW соответственно.

Таков прогноз до 2020 г. Однако следует заметить что он не учитывает тех стран, которые указывают лишь конечную цель к 2030 или в случае с саудовской Аравией к 2032. Поэтому рассмотрим конечный результат суммарного показателя солнечной энергии , который страны планирую достичь к 2030 году.

Так, абсолютным лидером по планируемым к 2030 г. мощностям является Саудовская Аравия, показатель которой равен 41 000 MW, что в 4 раза больше следующего за ней Алжира, мощность электроэнергии, полученной из солнца которого к 2030 г. должен достигнуть 10 000 MW. За ним следует 2 страны: Кувейт -4150 MW и Марокко - 4000 MW. Египет к этому времени планирует достигнуть мощностей в 3500 MW. В Тунисе и Сирии к этому времени мощности должны достигнуть 2000 MW и 1800 MW соответственно. В Йемене планируется достичь мощностей в 104 MW в 2030 г.

Таким образом, можно заметить, насколько сильно разделяются страны по своим планам по развитию солнечной электроэнергии. Однако для полноты картины следует рассмотреть планы на другие виды альтернативных источников энергии, чтобы установить, какие страны планируют развивать альтернативные источники энергии, и какой доминирующий возобновляемый источник энергии выбирает та или иная страна.

Планируемая мощность PV.

Рассмотрим планы арабских стран на развитие альтернативной энергетики, получаемой из энергии ветра. Лидером, как и в случае с развитием солнечной электроэнергии, в данном случае является Саудовская Аравия, которая планирует к 2032 г. осуществить увеличение мощностей ветряных станций до 9000 MW. Следом за ней следует Египет, где планируется увеличение мощностей ветряных станций до 7200 к 2020 г. Таким образом, можно заметить, что несмотря на то, что Саудовская Аравия планирует сделать своё производство альтернативной энергии более мощным, Египет, уступая в мощности 1800 MW, планирует сделать это на 12 лет раньше, чем Саудовская Аравия, что также является показательным. За Египтом и Саудовской Аравией следуют 3 страны: Алжир, который планирует увеличить мощность электроэнергии, получаемой из силы ветра, c 50 MW до 270 MW к 2020 г., и увеличить это же число в 7,5 раз за последующие 10 лет, достигнув показателя в 2000 MW; Сирии, которая уже к 2020 году планирует достичь мощности в 1000 MW, увеличивая мощности на 500 MW каждые последующие 5 лет, достигнув к 2030 г. мощности в 2000 MW; Тунис планирует увеличивать мощность к 2030 году до 1700 MW. За этой тройкой следует Иордания, которая к 2020 г. планирует увеличить мощности до 1200 MW. Остальные страны имеют более скромные планы на развитие энергии ветра. Так, в Судане планируется развитие электроэнергии, получаемой от силы ветра, с прогнозом увеличения мощностей до 2031 г. до 680 MW. В Ливии к 2020 г. планируется увеличение мощностей до 600 MW, а в Йемене до 2025 г. Планируется достичь мощности в 400 MW.

Планируемая мощность ветреных станций.

Поскольку, как уже ранее было замечено, большинство проектов по развитию альтернативной энергетики в арабских странах приходятся именно на развитии двух видов альтернативной энергетики: солнечной, которая подразделяется на PV и CSP, а также ветряной энергии. Несмотря на тот факт, что по планируемое увеличение мощностей электроэнергии, производимой из солнца, практически вдвое превосходит планы по увеличению мощностей ветряных станций, можно проанализировать ориентированность стран на определённый вид альтернативной электроэнергии.

В данном случае рассмотрим те страны, где превалирует увеличение мощностей именно в сфере ветряной энергии. Так, наиболее ярко такое развитие событий предполагается в Египте, где к 2027 г. планируется увеличение суммарных мощностей, энергии получаемой от инсоляции с использованием двух технологий: PV и CSP в размере 3500 MW. В то же время обратим внимание на то, что уже 2020 г. Египет планирует достичь мощностей ветряных электростанций в 7200 MW. Похожую ситуацию можно наблюдать в Иордании, где к 2020 г. солнечная энергия суммарно должна достигнуть показателя в 600 MW, а мощности ветряной к этому же времени 1200 MW. Таким образом, можно сделать вывод, что Египет и Иордания в отличие от большинства стран ориентированы на развитие именно ветряной энергии, что является скорее исключением из правил среди арабских стран. Большинство же стран ориентированы на пропорциональное развитие обоих видов альтернативной энергии. Так, такие страны как Ливия, Марокко, Судан, Сирия и Йемен планируют развивать оба вида альтернативной энергии в практически равных пропорциях по мощности. Рассмотрим некоторые примеры. В Судане планируется к 2031 г. суммарно увеличить мощности электроэнергии, получаемой при помощи солнца до 717 MW, а ветряная энергия должна достигнуть мощности в 680 MW. Таким образом, можем наблюдать, что дельта планируемых мощностей составляет лишь 37 MW, что является небольшим показателем, и можно сказать, что оба вида энергии будут развивать практически пропорционально. Похожую ситуацию можно наблюдать в Сирии, где суммарно планируется развить солнечную энергию до мощности в 1800 MW к 2030 г., а ветряную до 2000 MW. Зеркальную ситуацию можно обнаружить в Тунисе, который также планирует развивать оба вида энергии пропорционально. Так, к 2030 г. планируется увеличение мощностей солнечной электроэнергии до 2000 MW, а ветряной до 1700. Можем заметить, что дельта в случае Сирией и Тунисом примерно равна и достигает 200 MW, что относительно случая этих стран является скромным показателем.

Также рассмотрим 2 страны, где абсолютно доминирует развитие солнечной электроэнергии. Наиболее ярким примером такого развития является Саудовская Аравия, которая к 2032 г. планирует увеличить мощности электроэнергии солнца до 41 000 MW, что является самым большим показателем среди арабских стран. В то же время планируется, что мощности ветряной энергии достигнут лишь 9000 MW, что само по себе является большим показателем в сравнении с другими арабскими странами, однако относительно солнечной энергии в Саудовской Аравии, мощности ветряной в 4,5 раза меньше. Также можно обнаружить зеркальную ситуацию относительно развития ветряной энергии в Египте. Таким случаем является пример развития солнечной энергии в Алжире, где к 2030 г. планируется достигнуть показателя в 10000 MW солнечной энергии и лишь 2000 MW ветряной.

Таким образом, из рассмотренных выше данных можем сделать вывод, что далеко не все арабских страны равномерно развивают все технологии получения электроэнергии из альтернативных источников. Однако даже на этом уровне можно сказать, что далеко не во всех странах альтернативная энергетика станет хорошим подспорьем для отказа от традиционного топлива. Можно выделить лишь несколько стран, которые предположительно смогут себе позволить осуществлять постепенный переход. Так, безусловно следует выделить Саудовскую Аравию, суммарная мощность альтернативной энергии которой планируется в 50 000 MW, что в 5 раз больше современного суммарного показателя гидроэнергии во всех арабских странах, который равен 10 000 MW. Также следует выделить Алжир и Египет, суммарные планируемые мощности которых равны 12 000 MW и 10 700 MW, что также в сравнении с современным суммарным показатели гидроэнергии, которая является доминирующей в регионе, может стать хорошим подспорьем для дальнейшего перехода. Также конкурентоспособной может оказаться альтернативная энергетика в Марокко, Кувейте, Сирии и Тунисе. Так, в Марокко планируется достичь к 2030 г. суммарной мощности в 6000 MW, в Кувейте к 2030 году можно дать только примерный показатель, поскольку точные данные по планам отсутствуют, что мощности к 2030 г. составят 4277 MW, в Сирии 3800 MW к 2030 Г., в Тунисе 3700 MW к тому же периоду времени

Сравнение планируемой мощности ветряной энергии и солнечной.

Также на стадии технико-экономических расчётов находится фотоэлектрическая солнечная электростанция Dubai Solar Power Plant в ОАЭ, однако поскольку на данный момент проект находится на стадии разработки конкретные данные о возможной мощности станции и сроках окончания проекта отсутствуют. Ещё одна крупная фотоэлектрическая солнечная электростанция Maan Solar Power Plant была построена в 2013 г. в Иордании. Мощность станции оценивается в 100-120 MW.

На стадии заявочного процесса находится станция Al Kamshah в Иордании, мощность которой как предполагается будет равна 30-50 MW.

Также на стадии строительства на данный момент находится крупная солнечная электростанция Уарзазат, мощность которой оценивается от 120 MW до 150 MW. В процессе строительства на данный момент находится станция Айн Аль Алак в Марокко, мощность которой оценивается в 140-160 МW. Также строительство ветряных станций развивается в Тунисе, где в 2013 г. был подписан контракт на строительство станции Metline and Kchabta Wind Farm, мощность которой оценивается в 120MW, о конкретных сроках окончания строительства ничего не известно. Таким образом, в некоторых странах региона можно наблюдать реализацию стратегии развития возобновляемых источников энергии, в частности развития солнечной энергии, которая обладает наибольшим потенциалом в данном регионе и энергии ветра. Однако, следует заметить, что полноценный переход возможен лишь в долгосрочной перспективе, поэтому как дополнительное топливо на электростанциях используется природный газ.

Программы развития ядерной энергии в арабских странах.

4. Стратегии развития ядерной энергетики


Несмотря на высокий потенциал развития возобновляемой энергии в арабских страна, некоторые страны анонсировали программы развития ядерной энергии. В целом программы развития можно увидеть на следующей карте:

Так, можно заметить, что многие арабские страны планируют развивать ядерную энергию. Однако большинство из них заморозили свои программы в связи с катастрофой на Фукусиме. Несмотря на этот факт, рассмотрим программы развития четырёх стран: ОАЭ, Египет, Саудовская Аравия и Иордания.

В 2008 г. ОАЭ объявили о своей инициативе развивать ядерную энергию. Так, к 2020 г. планировалось построить АЭС с совокупной мощностью в 5GW, а к 2032 г. увеличить эту мощность до 20 GW. Для выполнения поставленной задачи совместно с Энергетической компанией Кореи было избрано место Барака в 30 км западней Абу Даби. На данный момент программа находится на первой стадии выполнения, а именно на стадии строительства первых единиц с учётом опыта Фукусимы для предотвращения возможных катастроф.

В 2009 г. при поддержке Центра Ядерной и Возобновляемой Энергии короля Абдаллы в Саудовской Аравии была объявлена программа по развитию ядерной энергии. Планируемая совокупная мощность к 2032 г. должна достигнуть 100 GW. Для решения поставленной задачи совместно с Китаем и Аргентиной планируется построить 2 реактора к 2020 г. и 16 к 2032г.

В связи с 10% импорта электроэнергии в Иордании было решено анонсировать программу по развитию ядерной энергии, что позволит экономить на импорте энергоресурсов. Так, в Иордании к 2020 г. в сотрудничестве с Китаем планируется строительство первой станции. На данный момент неизвестна точная спецификация станции, однако к 2030 г. планируется достижение 30% доли ядерной энергии в ТЭБ Иордании. Иордания подписала международные соглашения с Россией, Францией и Канадой для сотрудничества в сфере развития ядерной энергии. Так, в 2009 г. было подписано соглашение с консорциумом Корейских университетом и компанией Daewoo на строительство 5 MW реактора для исследования ядерного синтеза, начало строительства которого было начато в 2012 г. Окончание строительства планируется на 2017 г.

В Египте в сотрудничестве с Россией и Китаем в 2004 г. была восстановлена программа по исследованию ядерного синтеза. В 2006 г. было анонсировано строительство АЭС «Аль-Даба» мощностью 1000 MW в 250 км от Александрии. В 2008 г. было решено увеличить планируемую мощность станции до 1,2 GW, которую планировалось закончить к 2017 г. Однако, в 2010 г. было решено увеличить совокупную мощность АЭС в стране до четырех станции по 1,2 GW, окончание строительства которых планируется к 2025. Таким образом, Египет к 2025 г. планирует в сотрудничестве с Россией и Китаем увеличить мощности АЭС в стране до 5 GW.

Так, рассмотрев планы по развитию ядерной энергии в арабских странах можно сделать вывод, что даже учитывая опыт Фукусимы, некоторые арабские страны рискнули развивать ядерную энергию. Для большинства основной причиной такого решения была диверсификация источников энергии, поскольку в большинстве рассмотренных стран высока зависимость от традиционных энергоносителей. Таким образом, решением данной проблемы является переход к возобновляемым источникам энергии, что было рассмотрено подробно в планах по развитию до 2032 г., а также переход к использованию энергии ядерного синтеза, которая позволит арабским странам освободиться от зависимости от традиционных источников энергии. Более того, выбрав подобную стратегию, арабские стран решают и вторую задачу - сохранение экологии, поскольку как возобновляемые источники энергии, так и ядерная энергии имеют низкий уровень эмиссии двуокиси азота, а также имеют в отличие от нефти низкий уровень загрязнения окружающей среды.

Библиография


1.     MVV decon & Wuppertal Institut, 2010.

2.       Müller-Steinhagen H.. Solar thermal power plants. -Stuttgart.: Institute for Technical Thermodynamics, German Aerospace Centre (DLR), 2010.

.        Nuclear new build: insights into financing and project management. NEA No. 7195.- OECD, 2015.

.        Pan-Arab Renewable Energy Stratedy 2030.- IRENA, 2014.

5.       Quality Infrasructure for Renewable Energy Technologies. - IRENA, 2015.

.        Renewable energy benefits: Measuring the economics.- IRENA, 2015/

.        Renewable energy market analysis. The GCC region.- IRENA,2015/

8.     Renewable Energy Prospects: United Arab Emirates.- Masdar Institute of Science and Technology, 2015.

9.       Schlager, N. Weisblatt. J. Alternative energy in 3 vols.- Thomson Gale, 2006

10.   Stewart C. F..The Changing Middle East Market. // Journal of Marketing. Vol. 25. No. 3, 1961.

11.     Stewart D. J. Geography and the Middle East.// Geographical Review, Vol. 95, No. 3, 2005

12.     Technology Roadmap. Nuclear Energy.- OECD/IEA&OECD/NEA, 2015

.        Oil and Gas Journal. 13.12.1999.

Интернет-ресурсы

1.     Abu Dhabi Fund for Development. Фонд Развития Абу Даби (#"903551.files/image026.gif">

Потребление энергии на Ближнем Востоке и в Северной Африке

Приложение 2

Потребление энергии на Ближнем Востоке и Северной Африке в расчете на душу населения

Похожие работы на - Условия развития альтернативных источников энергии

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!