Правовое регулирование электронной торговли

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    56,19 Кб
  • Опубликовано:
    2017-10-01
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Правовое регулирование электронной торговли

Содержание

электронный торговля право защита

Введение

. Общая характеристика электронной торговли

.1 Краткая история электронной торговли

.2 Сущность и классификация электронной торговли

.3 Перспективы развития электронной торговли

.4 Деятельность международных организаций в сфере регулирования электронной торговли

. Инфраструктура электронной коммерции

. Электронная торговля в Европейском Союзе

.1 Общие правовые аспекты электронной торговли в Европейском Союзе

.2 Общеевропейский закон купли-продажи

.3 Процессуальные и коллизионно-правовые аспекты защиты прав потребителей в праве Европейского Союза

. Защита персональных данных в Европейском Союзе

. Электронная торговля в России

Заключение

Библиография

Введение

Настоящая магистерская диссертация посвящена вопросу правового регулирования электронной торговли в контексте реформ, проводимых Европейским Союзом с 2010 по 2015 годы. Актуальность данной темы состоит в том, что с развитием технологий возникают потребности в создании новых сред общения людей, так, в свою очередь, начинает развиваться телекоммуникационная сети Интернета. Став основным средством связи, электронная среда становится местом возникновения обширного круга общественных отношений, в данном случае возникают образовательные, социальные, а также экономические отношения. Следует отметить, что стремительное развитие общественных отношений обуславливает необходимость корректного правового регулирования. В настоящее время, регулированием общественных отношений в сети Интернет огромное значение придают международные организации.

Объектом исследования в данной работе являются частноправовые отношения, которые реализуются в рамках электронной сети. В работе рассматривается как материальное, так и коллизионное регулирование ряда вопросов. К ним относятся новая система контрактного права, последние поправки в Регламент № 44/2001 «О юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам» (далее - Регламент Брюссель I), реформа внесудебного разрешения споров, вытекающих из электронных сделок и защита персональных данных участников электронной торговли. Данная проблематика представляется актуальной для настоящего времени, так как в последнее десятилетие наблюдается значительное развитие отношений, связанных с электронной торговлей. Предметом исследования данной работы являются как теоретические, так и практические вопросы, которые появляются в момент реализации частноправовых отношений международного характера.

В настоящей работе были поставлены следующие задачи: изучение истории электронной торговли; определение сущности и классификации электронной торговли; анализ перспектив развития электронной торговли; а также анализ положений современного законодательства в сфере регулирования электронной торговли в рамках Европейского Союза, кроме того была проанализирована законодательная основа защиты персональных данных, а также перспективы развития электронной торговли в России. В итоге, цель исследования состоит в том, чтобы на основании проанализированного материала сделать вывод о том, насколько благотворно реформы скажутся на дальнейшем развитии электронной торговли в Европейском Союзе.

Для выполнения поставленных задач реформы были рассмотрены в следующей последовательности. В первой главе даётся краткое описание электронной торговли как нового этапа в развитии экономики, а также приводится классификация и предположительные перспективы развития данного явления. Во второй главе рассматривается электронная торговля в Европейском Союзе, а также анализируется новое контрактное законодательство Евросоюза после создания Общеевропейского закона о купле-продаже (Common European Sales Law). Кроме того, рассматривается существующее коллизионное регулирование данного вопроса в Регламенте № 593/2008 «О праве, применимом к договорным обязательствам» (далее - Регламент Рим I). Далее в работе следует анализ вопроса определения юрисдикции в договорном праве, освещенный в Регламенте Брюссель I, в который в 2012 году были внесены серьёзные изменения. В третьей главе дается краткое описание инфраструктуры электронной коммерции, а также приводится краткое описание различных институциональных форм электронной торговли. В четвертой главе рассматривается вопрос о защите персональных данных в сети Интернет и основные акты, регулирующие данное явление. В пятой главе идет краткий анализ развития электронной торговли в России и возможные пути совершенствования.

Стоит отметить недостаточность исследования данного вопроса в российской доктрине. По-видимому, связано это с тем, что реформы ещё не завершены, и доктрина не спешит подводить итоги. Тем не менее, существуют статьи, частично освещающие вопросы реформирования электронной торговли. В отечественной литературе, отдельные аспекты, связанные с проблемой электронной торговли, рассматривались такими авторами как А.В. Юрасов, Л.А. Брагин. В зарубежной научной литературе можно выделить таких авторов, как D. Chaffey, H.-W. Micklitz, N. Reich, M.S. Ackerman, и др. В работах данных авторов наиболее полно освещены все аспекты электронной торговли в Европейском Союзе.

Методологической основой работы стали методы, позволяющие достичь целей дипломной работы. В различных сочетаниях и в зависимости от поставленных целей использовались общенаучные и частнонаучные методы, такие как историко-правовой метод, метод системно-структурного анализа и др. Указанными целями и логикой исследования определяется структура работы. Она состоит из введения, пяти глав, заключения, а также списка используемых источников и литературы.

1. Общая характеристика электронной торговли

.1 Краткая история возникновения и развития электронной торговли

Электронная торговля или как еще её принято называть - электронная коммерция, стала развиваться последние два десятилетия, если сравнивать с другими отраслями экономики, то можно сказать, что эта отрасль находится в самом начале своего развития. Самые первые системы электронной торговли обязаны расцвету технологий автоматизации продажи авиабилетов, а также частому использованию пластиковых карт и большому количеству банковских операций.

Точкой отсчета в электронной торговле принято считать 1960 г., год, когда компания American Airlines и IBM ознаменовали созданием автоматической системы резервирования мест на авиарейсы. SABRE, что расшифровывается как: Semi-Automatic Business Research Environment, позволило сделать авиаперелеты доступными для обычных граждан. Такая система помогла гражданам сориентироваться в предложенных ценах на авиабилеты. Подобное нововведение расширило число рейсов на подобном рынке.

В 1962 г. Дж. Ликлайдер в работе «Galactic Network» говорит о возможности развития в будущем глобальной электронной связи между людьми, которая, в свою очередь, позволяла иметь доступ к базам данным из любой точки мира. В США, в 1966 году, Боб Тэйлор получил от властей США финансирование в размере 1 млн. долларов для разработки проекта компьютерной сети ARPA (Advanced Research Project Agency). Основной целью, которую преследовали власти США это, прежде всего, создание такой сети, которая позволяла бы держать связь даже при возникновении ядерной войны между СССР и США.

К концу 60-х годов в Великобритании создается электронная система, которая позволяет проводить обслуживание коммерческого безналичного оборота, в США такая система создается несколькими годами позже. Постепенно в США создается единая система, которая позволяет веси учет банковских чеков. Считается, что компьютеры встали в качестве основы в социальном обеспечении США. Но, в тоже время, выявлены недостатки электронной системы, в частности, был произведен подсчет, что система обсчитала получателей социальной помощи более, чем на 850 млн. долларов в период с 1972 по 1995 гг.

В середине 1970-х гг. начинается использование средства, которые позволяли обмениваться электронными данными, а также системы для перевода финансовых средств. Естественно, что первые системы обладали недостатками, в частности, высокая стоимость таких систем: а также нестандартность программ. Не каждое крупное предприятие, а также не каждый банк могли себе позволить приобретение такой системы.

Еще одной важной датой, которая сыграла огромную роль в развитии электронных ресурсов, является 12 августа 1981 г., именно тогда корпорация IBM представила первый персональный компьютер. Именно с этим днем принято соотносить начало информационной и технологической революций. В середине восьмидесятых годов появляется международный стандарт EDIFACT (Electronic Data Interchange for Administration, Commerce and Transport). Принятие такого стандарта помогло значительно упростить ведение коммерческой деятельности.

Несмотря на это, стоит отметить, что до 1990 года в США использование Интернета в коммерческих целях было запрещено. Позднее, власти США передают административное управление Интернетом из ведения федеральных структур частным лицам. В связи с этим, происходит увеличение числа коммерческих поставщиков, а также потребителей услуг электронной сети. Только в 1992 в США происходит одобрение коммерциализации сети. В 1998 году происходит важное событие, которое укрепляет позиции электронной торговли. Всемирная Торговая Организация освобождает от таможенных пошлин те продукты, которые приобретены при помощи Интернета.

.2 Сущность и классификация электронной торговли

Электронная торговля, или как иногда называют, электронная коммерция принято рассматривать в качестве концепции ведения бизнеса, включающую в себя различные операции, которые направлены, в первую очередь, на получение экономической выгоды при помощи цифровой передачи данных для оказания услуг, либо представления товаров. С другой стороны, такой вид торговли включает в себя любые сделки коммерческого типа, которые совершаются при помощи электронных средств. Такие коммерческие сделки включают в себя несколько элементов, в частности: электронную торговлю; электронный обмен сообщениями, данными, а также передачу данных с компьютера, например, на факс; всевозможные электронные справочники, доски объявления, а также каталоги; электронные бланки.

Следует отметить, что унифицированного определения данного явления не сложилось. Всемирная Торговая Организация, в свою очередь, вкладывает в это понятие как производство, так и распространение товаров с помощью сети. Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле 1996 г. также не раскрывает определения интернет торговли, но между тем, в законе приводится указание на широкое толкование для включения торговых отношений как договорного, так и недоговорного характера.

В последние десять лет электронная торговля становится очень популярной, это обусловлено рядом ее преимуществ. К основным её выгодам относятся: сокращение транзакционных издержек, а также происходит повышение прозрачности рынка, так как и продавцы, и покупатели могут своевременно получать информацию об условиях поставки, которые выдвигаются конкурирующими фирмами.

Электронная торговля происходит непосредственно в сетевой экономике. Удобство ведения такой торговли заключается в том, что стороны могут находиться в разных странах, но при этом легко контактировать друг с другом. Электронные магазины представляют собой основу функционирования электронной коммерции. Такие магазины принято считать представительством в Интернете, главными целями которых является продажа товаров и оказание услуг.

Сфера применения электронной торговли крайне широка, в частности, используется для проведения бизнес-операций, сделок, а также для установления и поддержания контакта между потенциальными заказчиком и поставщиком. Конечно, только данными процедурами сфера применения торговли не ограничивается, к важным деловым сделкам, которые совершаются при помощи электронной торговли, можно также отнести электронную оплату покупки, создание виртуального предприятия, которое состоит из группы независимых компаний, объединяющих свои ресурсы для предоставления продуктов и услуг.

Помимо различных сфер применения, существуют разные уровни функционирования самой системы электронной торговли. Всего выделяют три уровня: региональный, национальный и международный, который иногда называют международным. Принципиальным критерием, по которому проводят это деление выступает законодательная составляющая. На международном уровне значительные сложности для реализации торговли представляют использования разных систем налогообложения, а также принятие неодинаковых соглашений между разными странами, сложность в различных порядках проведения банковский операций.

Стоит отметить классификацию основных видов электронной коммерции, всего выделяют два вида: B2B (Business-to-Business), B2C (Business-to-Customer). Первый вид называют «бизнес для бизнеса», характеризуется он тем, что, например, предприятия устанавливают торговые отношения с предприятиями. Такой вид считается наиболее перспективным, а также быстро развивающимся направлением. Такой вид информационного взаимодействия берет за основу классификацию по типам взаимодействующих субъектов. В западных странах под концепцией «бизнес для бизнеса» понимают деятельность компаний, которые обеспечивают другие компании необходимыми сопроводительными услугами, товарами, которые необходимы для производства других товаров. Предположительно, объем сделок «B2B» больше, чем «B2C».

Второй вид - B2C, который характеризуется обслуживанием юридическими лицами физических. В данной модели предприятие ведет продажу напрямую с юридическим лицом (клиентом). Такое коммерческое взаимоотношение происходит между организацией и «конечным» потребителем. Обычное такое взаимодействие происходит в сфере розничной торговли. Такой способ совершения коммерческой операции считается более простым и быстрым для клиента. Для продавца использование электронной сети также помогает осуществлять свою деятельность, в частности, отслеживать спрос.

Можно выделить еще и третий вид C2C, который предполагает совершение сделок между потребителями, которые не являются предпринимателями. Такая торговля осуществляется в Интернете в рамках аукционов. Главное удобство для покупателей представляет более низкая цена, чем, например, в магазинах. В таких отношениях есть еще и третье лицо, которое непосредственно организует торговую площадку, он может одновременно выступать в качестве гаранта проведения платежа. Но такой вид подвержен риску мошенничества.

.3 Перспективы развития электронной торговли

Последние десятилетия роль информационных технологий в развитии общества, в частности, экономики, сильно возросла. Это обусловлено тем, что электронные ресурсы позволяют облегчить проведение сделок и операций посредствам уменьшения документооборота. В последнее время все больше и больше потребителей пользуются интернетом для совершения покупок, а, покупатели, в свою очередь, разрабатывают новые электронные страницы для продажи своего товара. В связи с этим, многие ученые-экономисты предрекают успешное развитие электронных ресурсов в качестве новой экономической площадки. Но, несмотря на это, есть и те, кто так не считает, в частности, профессор Болонского университета - Энрико Сантарелли высказывается, что: «несмотря на быстрый рост электронной коммерции во второй половине 1990-х гг., в результате которого создавалось впечатление, что электронная коммерция стала самым большим изменением после промышленной революции: произошедшей за два столетия до того, этого вид продаж все еще составляет очень малую долю от всех сделок; фактически электронные сделки как в розничных продажах (B2C), так и в оптовой торговле (B2B), находятся в младенческой фазе».

Естественно, что традиционный рынок намного популярнее, чем электронный. Это обусловлено рядом причин, в частности, такими как: во-первых, недостаточная развитость нормативной базы, которая бы защищала и продавцов, и потребителей, а также обеспечивала должную защиту интеллектуальной собственности. Все эти факторы ведут к недоверию со стороны покупателей, и, как следствие, уменьшению спроса на рынке. Во-вторых, при реализации сделки с помощью сети Интернет у контрагента может возникнуть неуверенность в том, что его партнер существует. Тут же еще и возникает неуверенность в том, что покупаемая услуга или приобретаемый товар надлежащего качества и существует вообще.

Для того, чтобы свести такого рода угрозы к минимум, необходимо разработать такие механизмы, которые позволили бы надежно защитить права обоих контрагентов, а также гарантировать конфиденциальность персональных данных, а также авторизацию и идентификацию. Видится необходимым создание универсальных правил взаимодействия, которые были бы едиными для всех участников сделки. В частности, разработка единых стандартов была бы удобна в случаях, когда участники находясь в разных точках земного шара могли бы иметь равный доступ к сети.

Недостаточная популярность использования сети Интернет в качестве торговой площадки возникает в связи с тем, что появляется сложность относительно вовлечения новых участников. Такая ситуация складывается, прежде всего, из-за того, что отсутствуют опытные логисты, менеджеры, а также маркетологи, которые могли бы привлечь новых клиентов к электронной торговле.

В связи с тем, что в Европейском Союзе проводятся реформы по модифицированию и приведению в соответствие законодательства, регулирующего электронную торговлю, то доля электронной торговли в экономики стран-участниц Союза постепенно будет увеличиваться, что поспособствует появлению новых выгодных возможностей, таких, как: быстрой рост спроса, а также появление новых возможностей для ведения бизнеса, заметное снижение транзакционных издержек, глобальное присутствие и глобальный выбор. План реформ в сфере электронной торговли не оформлялся в форме единого документа. Напротив, существует целый пакет актов, подготовленных Еврокомиссией, которые закрепляют цели, задачи и основные проблемы, которые необходимо решить. Наиболее важными документами являются «A coherent framework for building trust in the Digital Single Market for e-commerce and online services» («Согласованные рамки для укрепления доверия на едином цифровом рынке электронной коммерции и онлайн сервисов»), «Digital Agenda for Europe» («Повестка дня для Европы в области цифровых технологий»), «Communication on e-Commerce and Online Services» («Сообщение об электронной торговле и онлайн услугах»), «Single Market Act II» («Акт Единого рынка II»), так как они содержат детализированные планы Еврокомиссии по реформированию.

Российские ученые выделяют различные факторы, которые способствуют экономическому росту электронной коммерции: «во-первых, это позитивный побочный эффект сетей, которые признаются мотивирующим фактором в сети, в то время как покупатели получают все больше преимуществ от выбора электронной сети в качестве торговой площадки. Во-вторых, комплиментарные отношения между компонентами интернет-технологий, что выражается в использовании конкретных ИТ, которые повышают стоимость других. Ярким примером может служить рост широкополосного Интернета, что вынуждает производителей разрабатывать более мощные мультимедийные приложения. В-третьих, низкие операционные издержки выступают в качестве фактора, способствующего росту популярности электронной коммерции».

«Данные Andersen Consulting свидетельствуют, что, хотя, США пока и лидирует в электронном бизнесе, однако, в Европе отмечается значительный рост данного рынка - 97% европейских фирм в той или иной степени используют возможности электронной коммерции. По мнению аналитиков Andersen Consulting, оживление электронного бизнеса в Европе связано с развитием таких технологий, как мобильный Интернет и цифровое телевидение. Тем не менее, пока европейские компании не создадут на рынке значительного капитала, они по-прежнему будут проигрывать более динамично развивающимся заокеанским конкурентам».

1.4 Деятельность международных организаций в сфере регулирования электронной торговли

Наибольшую роль в регулировании электронной торговли играют международные организации. Перед ними стоит ряд важных задач, такие, например, как: обеспечение охраны прав потребителей, а также защита интеллектуальной собственности; обеспечение защиты интересов лиц, являющихся сторонами трансграничных сделок; приравнивание обычных и электронных документов.

Наибольший вклад в регулирование электронной коммерции вносит Всемирная Торговая Организация, Всемирная организация интеллектуальной собственности, а также Комиссия ООН по международному торговому законодательству, Комиссия Европейский сообществ, Азиатское Тихоокеанское экономическое сотрудничество. Важно отметить, что все ранее упомянутые организации преследуют общие цели, которое заключаются во влиянии на рост мировой экономики и обеспечения регулирования в сфере электронной коммерции, таким образом, обеспечивается стабильность данного явления посредствам разработки правил и рекомендаций для регулирования электронной торговли.

В последние годы, все больше внимания стало уделять развитию новых способов торговли, в частности, электронному. В связи с этим, Всемирная Торговая Организация (далее - ВТО) стала уделять все больше внимания регулированию данного способа. Основные вопросы, которым ВТО уделяет внимание остаются вопросы налогообложения, а также вопрос применения электронных документов и как таковое заключение договоров и сделок в сети Интернет.

Наряду и вместе с ВТО, активное участие в регулировании принимает Всемирная организация интеллектуальной собственности (далее - ВОИС). Основное направление деятельности данной организации заключается в обеспечении охраны интеллектуальной собственности, в том числе, в рамках электронной торговли. В рамках взаимодействия двух организаций было «разработано и реализовано в международной торговой практике «Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности», известное как Соглашение по ТРИПС. Оно устанавливает и позволяет урегулировать в рамках ВТО правила международной торговли интеллектуальной собственностью на мировом рынке».

Комиссия ООН по международному торговому законодательству (далее - ЮНСИТРАЛ) активно проводила реформы в рамках электронной торговли. В рамках своих задач, Комиссия разрабатывает нормативно-правовые акты в сфере электронной торговли, к числу которых относится «Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле», «Типовой Закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях». Наиболее значимым представляется «Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле», который принят большинством стран в качестве базиса по правовому регулированию электронной коммерции. В рамках данного закона устанавливается равный правовой режим как для бумажной, так и для электронной информации и документации, кроме того, согласно условиям данного закона, допускается использование электронных сообщений в качестве доказательств в судебных разбирательствах.

Комиссия Европейских сообщества также принимает активное участие в правовом регулировании сферы интернет коммерции. В рамках своей компетенции, Комиссия занимается разработкой политики государств в отношении электронной торговли. В связи с этим, была осуществлена программа ТЕДИС - система электронного обмена внешнеторговыми данными, которая занимается исследованиями в отношении правовой позиции государств. «В рамках ТЭДИС КЕМ подготовила и опубликовала ряд докладов о правовом статусе электронной торговли и ее государствах - членах, разработала Европейское типовое соглашение по ЭОД и работе о признании в государствах - членах подписей в цифровой и электронной форме».

Следует отметить, что Организация Объединенных Наций, в рамках своей компетенции разрабатывает Рекомендации в отношении Типового договора по обмену электронными данными для использования в международной торговле. Всемирная Торговая Организация разработала и заключило Соглашение по информационным технологиям (СИТ), которое предусматривает снижение тарифов на товары, которые непосредственно связаны с информационными технологиями. Что касается Европейского Союза, то необходимо отметить, что в рамках Союза действуют Директива № 97/7/ЕС от 20 мая 1997 г., а также Резолюция Совета ЕС «Потребительское измерение в информационном обществе». В ранее упомянутых документах указано, что каждый потребитель вправе воспользоваться средствами защиты в стране постоянного места жительства. Кроме того, в странах Европейского Союза принимаются все новые Директивы, регулирующие возникающие вопросы в сфере интернет коммерции, такие как, например: электронно- цифровая подпись, электронные деньги.

Вопросы электронной коммерции регулирует и Гаагская конференция по МЧП, которая разработала Рекомендации, претендующие на становление в качестве основы для разработки правил регулирования интернет торговли. Таким образом, предлагается использовать уже существующие механизмы регулирования, взамен создания новых, предполагается, что будут применимы соответствующие правила, а также процедуры и принципы; в рамках заключения интернет контрактов и применения соответствующих юрисдикций и права, стоит отметить, что нормы международного частного права для данной сферы остаются в силе, в связи с этим, в случае если исполнение договора осуществляется в сети интернет, тогда следует применять в качестве коллизионной привязки - место нахождения каждой из сторон такого договора. Особо стоит отметить, что при реализации сделок в сфере электронной торговли следует применять принцип автономии воли сторон.

2. Инфраструктура электронной коммерции

Одной из ролей государства является регулирующая, которая выступает частью институционализации электронной коммерции. Задача государства заключается в том, чтобы определить какие законодательные нормы и правила присуще электронной коммерции, другую задачу, которое ставит перед собой государство - создание сетевой инфраструктуры. В случае, если инфраструктура электронной коммерции не будет создана в Российской Федерации в ближайшие годы, то российский рынок будет подконтролен зарубежным поставщикам. Развитие электронной коммерции вызывает неизбежные изменения в экономике. В информационной среде происходит формирование так называемых транснациональных кластеров. Ранее упомянутые кластеры существуют вне юрисдикции какого-либо государства, обладая большей конкурентоспособностью по сравнению с традиционными экономическими субъектами. Основная причина кроется в том, что существует большой доступ к рынкам и, при этом, трансакицонные издержки не представляются большими. Можно привести пример, который связан с одной из самых популярных торговых интернет площадок: «продавец из США осуществляет продажи на интернет-аукционе «eBay» с отгрузкой предлагаемых товаров из Гонконга, где находится китайский поставщик, получающий товар с японского завода в Шэньчжэне. Или, например, российская фирма заказывает изготовление партии товара в Китае для последующей прямой поставки своим партнёрам на постсоветском пространстве». При этом, стоит принимать во внимание, что состав мировых экономических лидеров не меняется. Но необходимо помнить о том, что важно разрабатывать и создавать такое нормативно-правовое регулирование, которое бы отразило в себе потребности развивающегося явления. Помимо ранее упомянутых проблем, существует еще одна, которая, прежде всего, состоит том, что «в современном налоговом законодательстве не существует эффективных методов налогового контроля, которые могли бы использоваться в целях выявления субъектов электронной коммерции, уклоняющихся от постановки на налоговый учёт, либо занижающих величину фактически полученных доходов».

Актуальность проблемы оппортунистического поведения налогоплательщиков в секторе В2В не выражается так ярко. Но несмотря на это, в секторе В2С «процент сокрытия фактических сделок может достигать 50-80%». Стоит отметить, что вне рамок налогообложения находится сектор С2С, тогда как большая доля продаж в электронной коммерции осуществляется именно в данном секторе и большая часть сделок происходит именно в этом секторе, где оплата поступает на обезличенные счета, а товар отгружается покупателю другим - третьим лицом.

Считается, что «структурная трансформация экономических отношений ведёт к возникновению четырёх глобальных сдвигов в мировой экономике:

. Рост глобального экономического значения бизнес-сетей, определяющих конкурентные преимущества на рынке.

. Разделение информационных и товарных потоков, когда сделки виртуализуются и совершаются независимо от местонахождения товара.

. Расслоение мировой экономики, благодаря которому формируются новые быстро растущие отрасли с повышенной доходностью.

. Приоритетное развитие экономик с «возрастающими доходами» за счёт глобального перераспределения информационных потоков».

Как отмечает профессор международного маркетинга Высшей школы менеджмента Дж. Л. Келлог при Северо-Западном университете США, Филипп Котлер, такая ситуация считается особенно актуальной «в условиях экономического спада» и падения потребительского спроса, когда, как отмечает Котлер, основной задачей должна стать выработка «мер по сокращению издержек». Оптово-розничная торговля подвержена массовой деградации и трансформации, а трансакционные издержки, связанные с её деятельностью, подвержены перераспределению между потребителями и логистическими провайдерами. В мировой экономике наблюдается то, что Самуэль Боулс, американский экономист и представитель неомарксистской политэкономии назвал «институциональным вытеснением», которое имеет место быть, когда наличие одного института нарушает оптимальное функционирование другого института. По состоянию на 2007 год «начавшаяся электронная торговля в Японии уже оставила без работы более миллиона посредников разного уровня».

В рамках сложившейся тенденции к глобализации возникает вопрос, который заключается в том, в каких странах оседают дивиденды от развития электронной коммерции, а в каких странах возникают убытки от сопутствующей деградации традиционной торговли. Стоит отметить, что многие западные экономисты указывают на то, что электронная торговля на сегодняшний день является таким участком, где бизнес может получить наибольшие преимущества, а также считается местом, где глобальная конкуренция может достигнуть своего пика. Экономисты отмечают, что необходимо разработать информационные системы управления розничной торговлей, которые позволили бы обеспечить глобальные поставки, совершать операции по платежам и выполнять все необходимые банковские операции и необходимые требования.

Что касается развития электронной коммерции на территории Российской Федерации, то Россия создаёт Таможенный союз на территории СНГ, активно вовлекая в него государства содружества. Проблема заключается в том, что Россия не располагает экономическими возможностями Китая и может предложить партнёрам энергоносители и сырьё низкой степени переработки. В связи с этим, для достижения поставленных целей, России потребуется выработать принципиально иной сценарий перехода к рынку в форме резкого скачка. Для того чтобы реализовать такой сценарий, следует определить, какие стратегические направления экономического развития необходимы, а также обозначить цели и пути их достижения. В этой сфере требуется целенаправленная политика государства.

Европейская модель предполагает регистрацию всех субъектов электронной торговли, а также совершаемых этими субъектами сделок. Европейскими странами, такими как Германия, Франция и Швейцария, уже практикуется ведение общедоступного реестра добросовестных продавцов, зарегистрированных в налоговых органах. На различных интернет-площадках с предложениями, продавцы обязаны указывать идентификационный номер своей государственной регистрации. «Нельзя сказать, что европейская модель оправдывает себя, так как, например, в сфере С2С европейская торговая инфраструктура не является мировым лидером в электронной коммерции из-за институциональных ограничений. Выигрывают от неё в основном крупные традиционные товаропроизводители и розничные торговые сети за счёт ограничения внешней конкуренции».

В рамках инфраструктуры интернет коммерции, необходимо выделить классификацию институциональных форм электронной коммерции, которая может принимать следующие формы:

I. Интернет-магазины - такие электронные ресурсы, которые сосредоточены на торговле товарами, осуществляемой от имени владельца. Интернет-магазины были первой формой электронной торговли, пройдя некий эволюционный путь от прайс-листов с наименованиями и изображениями товаров до торговых систем с автоматизированным приёмом платежей и обработкой заказов. Отличительной особенностью интернет торговли является то, что на электронных площадках представлен полный цикл торговых услуг, оказываемых покупателям: от приёма заказов до отгрузки продукции. Интернет-магазины также можно разделить на несколько уровней, в частности, по уровню внутренней организации:

. интернет-витрина, где представлено описание всех товаров, а также условия их продажи и поставки, и необходимые контактные данные продавца;

. независимые интернет-магазины с предварительной регистрацией покупателей, а также возможностью отбора товаров и автоматизированной оплаты посредствам использования электронных платёжных систем. Отличительной чертой таких магазинов является то, что далеко не все операции осуществляются виртуально, в частности, продажи происходят в Интернете, а управление товарными запасами, а также отгрузка товара осуществляется как при обычной торговле;

. интегрированные интернет-магазины, которые являются составной частью крупных сетей. Такой вид является наиболее конкурентоспособным видом интернет-магазинов, который обладает следующими преимуществами например, высоким уровнем доверия покупателей, а также разветвлённой сетью пунктов выдачи товара и слабой зависимостью от поставщиков.

II. Интернет-аукционы - представляют собой такие электронные ресурсы, которые дают пользователям возможность осуществлять покупки и продажи различных товары в формате аукционах. В традиционной торговле аукционы проводятся для целей реализации торговли эксклюзивными товарами и организации государственных закупок, а в сети Интернет эта форма электронной коммерции только начинает обретать популярность.

Стоит отметить, что основная доля товаров на интернет-аукционах не обладает какими-либо уникальными свойствами. Главной целью интернет-аукционов считается получение прибыли за счет аукционных сборов с большого числа автоматизированных продаж. Основным источником прибыли здесь считаются объёмы продаж. В случае традиционного аукциона получается, что товар должен быть в наличие у продавца и пройти соответствующую экспертизу, в то время, как интернет-аукционы только предоставляют место и различные инструменты для совершения онлайн-продаж и покупок. Таким образом, наблюдается особый тип посредников в электронной сети, который, в свою очередь, разделен на несколько групп:

1. Скандинавские интернет-аукционы - представляют собой вид интернет-аукциона, который заключается в повышении цены с оплатой за каждую ставку. В некоторых странах такие аукционы приравниваются к категории азартных игр и требуют наличия специальной лицензии, связанной с организацией игорной деятельности. В России, до настоящего времени, не определен законодательный статус скандинавских аукционов.

Система торгов заключается в том, что участники вносят денежные суммы за право делать ставки - за каждый шаг аукциона в отдельности. Начальная ставка минимальна, а результаты торгов отображаются на сайте интернет-аукциона в режиме реального времени. После того, как будет сделана очередная ставка, торги продляются на определенное время. Выигрывает тот, чья ставка была последняя до истечения контрольного времени аукциона.

Старейшим в России скандинавским аукционом является «Gagen», который существует с 2008 года. Отличительной чертой российских «скандинавских» аукционов является наличие в их структуре интернет-магазинов, где можно приобрести выставляемые на торги товары.

2. Еще одну группу представляют обратные интернет-аукционы - суть проведения такого аукциона заключается в понижении стартовой цены. На обратном аукционе покупатель самостоятельно устанавливает неизвестную продавцам минимальную цену, а продавцы, в свою очередь, соревнуются - кто быстрее достигнет этой цены. В рамках данного аукциона возможны два варианта: во-первых, торги могут завершится по достижении желаемой цены продавца, во-вторых, время торгов фиксировано, но сделка состоится только при достижении желаемой цены покупателя.

В качестве наиболее типичного российского аналога обратных аукционов можно привести Портал государственных закупок РФ. Портал действует по схеме «G2B» (Government to Business). Государственные органы размещают условия закупок, а участники аукционных торгов соревнуются, предлагая наиболее выгодные варианты.

В рамках данной категории, можно рассмотреть «голландские аукционы», которые основаны на торгах с постепенным понижением цены. Торги начинаются после внесения регистрационного взноса определенным заранее числом участников. Аукционер (реальный или виртуальный) постепенно понижает цену, и товар достаётся тому, кто первый согласился купить товар по текущей цене.

3. Классические интернет-аукционы - представляют собой еще одну категорию, и напоминают обычные аукционные торги на повышение цены. Покупатели самостоятельно продают лоты на торгах через заполнение специализированных автоматизированных форм на сайте аукциона. Далее торги происходят в автоматическом круглосуточно режиме. Длительность торгов, условия поставки и оплаты определяет продавец в соответствии с правилами аукциона.

Преимуществом традиционных интернет-аукционов среди других форм электронной коммерции является то, что торги доступны для участников. Любой желающий может выставить товар на торги или купить выставленный товар. Таким образом, классические аукционы объединяют
в себе блошиный рынок, комиссионный магазин и доску объявлений.
Необходимо затронуть институциональное развитие классических интернет-аукционов, которое включает в себя несколько стадий. На первой стадии интернет-аукцион представляется в качестве рынка
и отличается от электронной доски объявлений лишь системой рейтингов и несколько большей защищенностью покупателей. С учётом того, что в рамках такого аукциона отсутствует комиссия за выставление лотов и установлена низкая комиссия с продаж, все эти факторы привлекают большое количество участников. На второй стадии интернет-аукцион устанавливает плату за выставление товара и повышает сборы с продаж. Это позволяет оставить только тех продавцов на площадке, которые действительно заинтересованы в продаже своего лота. Третья стадия связана с институциональным переходом от классического интернет-аукциона к торговой интернет-площадке с профессиональными продавцами.
3. Электронная торговля в Европейском Союзе

.1 Общие правовые аспекты электронной торговли в Европейском Союзе

Еще с конца двадцатого века начинается новая эра, которая характеризуется изменениями в экономике. Такие изменения, прежде всего, связаны с появлением информационных технологий и появлением электронной торговли. В последнее время наблюдается переход стран к информационному обществу. Несмотря на удобство электронной торговли, возникают и некоторые трудности, связанные с ее применением, в частности, возникают сложности с её урегулированием. Это происходит потому, что ранее электронная торговля была неизвестным объектом общественных отношения. Выделяют два основных подхода, которые используются законодателями при разработке актов, во-первых, это частая и быстрая смена технологий, во-вторых, «крайне высокий уровень глобализации экономических отношений в области «новой экономики».

Отдельные аспекты электронного бизнеса попадают в сферу регулирования некоторых наиболее экономически развитых стран, таких как Соединенные Штаты, Канада, Австралия, а также некоторых европейских государств. Необходимо отметить, что в Европейском Союзе разработана программа «Электронная Европа», направленная на внедрение информационных технологий, а также на всевозможное распространение доступа к электронным ресурсам. Такая программа направлена на формирование нового законодательство на уровне Европейского Союза. Стоит отметить, что развитие электронной торговли расширяет не только возможности розничной торговли, но также влияет на характер как горизонтальных, так и вертикальных взаимодействий между различными фирмами.

Как правило, внимание уделяется «горизонтальным» аспектам взаимодействий между фирмами, то есть основное внимание сосредоточено на воздействии Интернета на изменении характера рыночной конкуренции. Одно из огромных преимуществ электронной торговли является значительное снижение издержек для дистрибутора.

В современной научной литературе не уделено достаточное внимание воздействию электронной коммерции на вертикальные взаимодействия в случаях, когда товары, продаваемые продавцами через интернет приобретаются или у традиционных ритейлеров. С 01 июня 2010 года, в Европейском Союзе вступили в действие нормы регулирования Vertical Block Exemption Regulatuion. Важно отметить, что основной целью антимонопольной политики Европейского Союза является оказание содействия в создании условия для развития европейского рынка. Именно такие ограничительные меры антимонопольного законодательства Европейского Союза способствуют созданию рынка.

Проанализировав основные принципы и задачи Европейского Союза, а также проведя параллель между целями и задачами программы «Электронная Европа», автором были выявлены несколько схожих задач: во-первых, необходимость реализации принципов внутреннего рынка, что осуществляется посредствам обеспечения свободы движения услуг в информационном обществе; во-вторых, необходимость соблюдения и уважения основных прав и свобод человека в условиях применения электронных ресурсов (свобода слова, право на получение информации); в-третьих, необходимость обозначения и установления некой правовой определенности в электронной торговле; в-четвертых, необходимость решения постоянно-существующих задач, в частности, увеличение занятости населения, которое может быть выполнено посредствам создания и развития числа рабочих мест в «новой экономике».

Работы в сфере законодательного регулирования электронной торговли в Европейском Союзе были начаты в 1996 году. Европейской комиссией, после широкой дискуссии, была принята «Директива о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества и, в частности, электронной торговли на внутреннем рынке» (далее - Директива). К кругу вопросов, который охватывает Директива, прежде всего, относится установление рамок регулирования. Такие рамки определяются при установлении характера правоотношений и субъектного состава.

К субъектному составу правоотношений, которые регулируются Директивой, применяется критерий получения услуг информационного общества. В связи с этим: выделаются: сервис-провайдеры, в качестве которых могут выступать как физические, так и юридические лица, которые оказывают услуги информационного общества. Директива понимает под сервис-провайдером - учрежденного в том случае, если он осуществляет деятельность в течение неопределенного времени с применением фиксированного места учреждения. Также, Директива выделяет вторую сторону - получателя услуг - в качестве которого может выступать физическое или юридическое лицо, которое пользуется услугами информационного общества. Потребителем будет считаться такой получатель, который использует информацию не для целей экономической деятельности, в частности, не использует её для торговли, в бизнесе и для целей деятельности, которая относится к профессии такого лица.

Данная Директива не устанавливает дополнительные нормы права, а также не имеют своей целью вторжение в судопроизводство Судов. Необходимо отметить, что принятый акт способствует развитию внутреннего рынка Европейского Союза в сфере электронной торговли. Под услугами информационного общества понимаются «услуги, оказываемые по индивидуальному запросу клиента на расстоянии, обычно за вознаграждение, посредством электронной передачи и хранения данных». Такие услуги предоставляются с использованием электронных средств, а также оказываются дистанционно и за вознаграждение.

Общий, он же и основной принцип, которые отражен в Директиве, провозглашает, что члены сообщества не могул ограничивать осуществление услуг информационного общества, которые адресованы за территорию национальной границы, но в пределах Союза. К этом принципу добавляется принцип ответственности, который возлагает ответственности на государство, где произошла услуга. Директива распространяется только на те услуги, которые произведены в рамках Европейского Союза, но не применяется в отношении третьих стран. Вопрос определения государства, в связи с появлением такого принципа, становится очень важным. Директива опирается на практику, сложившуюся в Суде Европейских сообществ, где место учреждения поставщика услуги считается действительным местом осуществления экономической деятельности.

Недостатком Директивы является то, что этот акт не охватывает некоторые вопросы, такие, как налогообложение, защита интересов клиента в суде, обработка персональных данных, а также соглашение и практика, регулируемые антимонопольным законодательством, а также игорный бизнес. Исключения по налогообложению и обработке персональных данных связаны с тем, что в европейском праве созданы такие документы. Директива, вступившая в силу, является обязательной для исполнения стран-участниц сообщества, а также государства обязаны принимать законы, в случаях, если их нет, а также приводить в соответствие настоящие действующие законы с Директивой.

Данный акт предусматривает положение, по которому возлагается обязанность на государства-участников - обеспечить возможность заключения договоров с применением электронных средств. Несмотря на такое положение, предусмотренное актом, есть некоторые исключения в отношении категорий договоров: во-первых, договоры, с заключением которых возникают и передаются права на недвижимое имущество, но не входит в это исключение право аренды; во-вторых, договоры, которые требуют вовлечения органов государственной власти, а также судебных органов; в-третьих, договоры, которые содержат предоставление поручительства, а также залог ценных бумаг, который производится лицами, не имеющих отношения к торговле; в-четвертых, договоры, которые регулируются наследственным и семейным правом.

Директива не только устанавливает общие положения относительно электронной торговли, но также определяет порядок разрешения споров в данной области. Акт отдает приоритет внесудебным механизмам разрешения споров. Директива возлагает на страны- участницы некоторые требования, которые должны соблюдаться в законодательстве, а именно: во-первых, не могут быть созданы препятствия для применения внесудебных процедур урегулирования споров между получателем и провайдером; во-вторых, органы, которые создаются для внесудебного урегулирования обязаны обеспечивать процессуальные гарантии для участников правоотношений, кроме того, государства должны поощрять деятельность внесудебных органов, а также создавать «контактные пункты», которые будут доступны при использовании электронных средств как провайдерами, так и получателями услуг, где обе стороны смогут получить сведения о правах и обязанностях, о механизме обжалования споров, а также получить информацию об органах, организациях, а также ассоциациях, которые предоставляют практическую помощь.

Следует отметить, что если спор передается в официальные судебные органы, то государство должно обеспечивать эффективное разбирательство с учетом особенностей услуг, которые оказываются информационным обществом, такое положение закрепляется в ст. 18 Директивы.

3.2 Общеевропейский закон о купле-продаже

Ещё в 2001 году Евросоюз озадачился вопросом создания унифицированного контрактного права. В перспективе оно позволит расширить заключение трансграничных сделок, сделать его более дешевым для обеих сторон, избежать коллизий при разрешении дел в судах. Как писала сама Еврокомиссия, единое контрактное право позволит преодолеть проблему фрагментарности законодательства, в особенности, в онлайн-среде. Были предложены различные варианты создания единого европейского контрактного права, например, в виде рекомендаций Еврокомиссии по европейскому контрактному праву, в виде регламента, содержащего общие положения по контрактному праву, в виде Гражданского кодекса Европы. Наиболее перспективным оказалось предложение по созданию Общеевропейского закона о купле-продаже - Common European Sales Law (далее - CESL). 22 октября 2011 года Еврокомиссия опубликовала проект CESL. Окончательно он был принят Парламентом 26 февраля 2014 года. Закон был предусмотрительно принят в форме Регламента. Это означает, что через 6 месяцев он начнет действовать на всей территории Евросоюза без какой-либо имплементации со стороны национальных властей. Для того чтобы оценить, насколько этот закон соответствует потребностям современного бизнеса, необходимо проанализировать его основные положения.

Закон рассматривается в качестве дополнительного положения, которое взаимодействует вместе с национальным законодательством в области продажи товаров и услуг, а также положения, связанных с электронными контентами. Закон состоит из 186 статей, которые применяются параллельно с положениями действующего национального законодательства. Положения Закона применяются к трансграничным контрактам, а также к контрактам, которые затрагивают третьи стороны. Предметом CESL является продажа товаров и услуг, а также положения, применимые к поставке и использованию цифрового контента ( например, электронные книги, а также скачивание музыки). Внесение электронных товаров в предмет регулирования - это доказательство развития электронной торговли. Как утверждают некоторые ученые, распространение регулирования на электронные товары делает электронные сделки стандартным явлением наравне с традиционными формами торговли. Однако закон не применяется в отношении сделок, предметом которых являются исключительно услуги, не связанные с товарами. Положения данного Закона не будут распространяться на финансовые или юридические услуги. Тем не менее, можно сказать, что сфера применения закона является достаточно широкой по сравнению с другими актами.

Положения дают продавцам возможность продать свою продукцию гражданам других государствам-участникам на основе единого договора, который будет представляться в качестве альтернативы наряду с национальным договорным правом. Этот закон открывает новые возможности для бизнеса, что, несомненно, дает потребителям возможность выбирать больше продукции, чем предложено в настоящее время. Данный акт полезен с той точки зрения, что он помогает уменьшить существующие барьеры и предоставить потребителям больше выбора и более высокий уровень защиты.

Общеевропейский закон о купле-продажи разрушает барьеры и максимизирует выгоды как для потребителя, так и для продавца. Проанализировав законодательство, можно разделить преимущества, гарантированные продавцу, а также преимущества, которые даются потребителю.

Необходимо начать с преимуществ продавца. Согласно данному акту, предоставление общего режима договорного права, который является одинаковым для всех государств-членов, позволяет продавцам бороться с той неопределенностью, которая возникает в ходе необходимости взаимодействия с различными национальными системами. Согласно данным опроса Евробарометра, европейские компании заявили, что при наличие выбора использования национального договорного права или единого режима договорного права, 73% опрошенных компаний выбирают второй вариант.

Следующим несомненным преимуществом для компаний является сокращение транзакционных издержек для тех, кто осуществляет торговлю за рубежом, что происходит в результате отказа от адаптации ко всем национальным контрактным законам. Экономия в данном случае происходит за счет того, что продавцам необходимо прибегать к услугам зарубежных юристов, с целью приведения в соответствие текста контрактов.

Важно отметить не только преимущества для продавцов, но также для потребителей. Данный законодательный акт предполагает высокий уровень защиты покупателей во всех странах-участницах. Потребители смогут рассчитывать на общеевропейский закон как на своеобразный знак качества. Например, закон предлагает потребителям свободный выбор средств защиты в случае, ели они покупают некачественный продукт, даже если продукт куплен несколько месяцев назад. Это значит, что потребители могут расторгнуть договор, а также попросить ремонта товара или его полной замены, а также снижения цен. Свободный выбор средств правовой защиты существует во Франции, Греции, Литвы, а также Португалии.

Отмечается, что важным преимуществом является предоставление широкого выбора продуктов по более низким ценам. Важным шагом является предоставление определенности в отношении прав потребителей в трансграничных сделках. До принятия этого акта, покупатели отмечали, что неопределенности в отношении их прав препятствовала совершению ими сделок в других странах Европейского Союза. Повышение прозрачности и потребительской уверенности позволяет потребителям всегда быть четко проинформированными об их правах. Кроме того, изложение прав потребителей на их языке позволит лучше ориентироваться в совокупности прав и корреспондирующих обязанностях.

Говоря о преимуществах, важно затронуть и недостатки, которые связаны с потребительскими средствами защиты. Так, потребители могут расторгнуть контракт, но не во всех случаях. Вводятся некоторые исключения, в частности: согласно статье 114 CESL, потребители не могут расторгнуть договор, в случае выявления незначительных дефектов товара. Считается, что это может оказать негативное воздействие на потребителей в Чешской Республике, а также Португалии и Великобритании. Поправка 192 говорит о том, что потребители не могут расторгнуть договор в качестве первого средства, если дефектный продукт был персонифицирован. Такого рожа ограничения не действую в Соединенном Королевстве и Греции. Право расторгнуть договор ограничено в случае, когда есть частичное неисполнение в порядке, которые установлен статьей 117 (3). Такого ограничения не существует в Великобритании. Исходя их этого, можно сделать вывод, что не все страны Европейского сообщества находятся в равном положении, что в некоторых странах ограничения, установленные документом сообщества не действуют вовсе. Для потребителей заявленное право на расторжение договора также не является не ограниченным, наоборот, это средство защиты претерпевает ряд ограничений, которые направлены, скорее всего, на защиту продавцов.

Общеевропейский закон о купле-продаже будет применяться только в том случае, если обе стороны согласны добровольно использовать его. Применимо данное законодательство будет и к тем международным контрактам, при заключении которых возникает большинство проблем дополнительных затрат по сделке, в данном случае, государства-члены будут иметь возможность выбора: применять национальное законодательство или же общеевропейский закон купли-продажи.

Контракты имеют важное значение для ведения бизнеса. Компании используют различные контракты, которые регулируются национальным законодательством. Естественно, что приведение в соответствие контракта с 28 различными национальными системами не может не привести к транзакционных издержек, а также к отсутствию правовой определенности для бизнеса и отсутствие доверия со стороны потребителей. Такого рода издержки ведут к тому, что малые и средние предприятия не могут поддерживать уровень, так как они наиболее восприимчивы в высокому уровню транзакционных издержек.

Комитет по правовым вопроса Европарламента предложил ограничить сферу CESL до трансграничной, а также дистанционных контрактов (в том числе и онлайн контракты). Новая концепция приведет к увеличению фрагментации единого рынка. Ассоциации потребителей и индустрии электронной коммерции огласилась с тем, что меры такого масштаба будут создавать некоторые сложности, связанные с путаницей, а также дискриминации между покупкой онлайн за рубежом, а также покупкой онлайн в собственной стране и совершению покупок в обычных магазинах. Также необходимо отметить, что инструмент, который ограничивает трансграничные контракты приведет к тому, что в дальнейшем усложниться нормативно-правовая база. Кроме того, потребители бы столкнулись с четырьмя различными договорными сценариями: во-первых, онлайн контракты между различными государствами в рамках CESL; во-вторых, международные контракты, регулируемые национальным законодательством; в-третьих, онлайн контракты внутри одного государства, которые регулируются национальным законодательством; в-четвертых, так называемые офф-лайн контракты, которые регулируются в соответствии с национальным законодательством.

Распространение правовых режимов станет запутанным для потребителей, так как будут возникать различные права, которые будут возникать как из CESL, так и из договоров, которые заключены по национальному законодательству. Так, например, различными будут положения в отношении средств правовой защиты, а также сроков исковой давности в случае юридической гарантии. Правила будут рассматриваться как обязательные, так как это, в первую очередь, необходимо, для защиты наиболее слабо стороны. При данном соотношении, возникает вопрос, на который сложно ответить, как могут сосуществовать два различных набора обязательств в рамках Европейского Союза, а также в рамках национального законодательства? Исходя из этого, для граждан Европейского Союза возникает сложность в интерпретации и выполнении прав и обязанностей, которые на них возложены.

Недостатком данной системы является и то, то малым и средним предприятиям будет сложно адаптироваться к различным правилам. Увеличение нормативных затрат будет являться для них в качестве следствия. Предприятия должны будут контролировать и следить за несколькими режимами одновременно, даже если они его и не используют, а для некоторых малых и средних предприятий необходимо разработать различные виды контрактов, применение которых будет решаться с клиентом на индивидуальной основе по случаю в каждой отдельной сделке.

Проблематичным видится еще и использование, а точнее, дублирование законодательства ЕС, так как в CESL продублированы некоторые уже существующие законы, такие, например, как Директива прав потребителей 2011 г. (CRD), которая была создана, в основном, для электронной коммерции потребительских договоров. Некоторые положения были продублированы в CESL, что, как полагается, создает большой риск несоответствия между двумя текстами и в будущем, может привести к различному толкованию. Для того, чтобы избежать этого, в текст были добавлены различные положения, которые раскрывают и добавляют CESL.

Наиболее острой проблемой остается дискриминация, что означает, что двойной режим будет создавать в некоторых случаях дискриминацию в отношении потребителей, которые не пользуются услугами магазина. Продавцы, которые не имеют онлайн магазинов не смогут воспользоваться данным положением. Такое положение создает неравную конкурентную ситуацию в отношении предприятий, который пользуются информационными технологиями для торговли на внутреннем рынке, и тех, кто осуществляет экономическую деятельность на внутреннем и внешнем рынках.

Договорное право является обязательным прежде всего потому, что оно призвано защищать менее защищенную сторону. Это своего рода новый инструмент, который позволит продавцам обойти национальные обязательные стандарты по защите прав потребителей. Если уровень защиты национальных законов страны ниже, чем CESL, то продавцам не будет предлагаться такой стандарт, но если он выше, то трейдеры будут стараться его применять.

В целом, стоит согласиться с мнением Рейнера Шульца, который утверждает, что Закон имеет колоссальное значение для ЕС, так как это первый европейский сборник правил, который предлагает все преимущества кодифицированного договорного права. При этом, он решает проблему выбора применимого права. Как отметил Клаус-Гейнер Лейхн, сейчас выбор права при заключении сделки в Интернете является своего рода лотереей. С принятием закона эта проблема будет решена.

Однако, при всех достоинствах данного закона, для объективной оценки необходимо учитывать и его недостатки. Во-первых, необходимо принимать во внимание, что CESL включает лишь основную часть положений национальных законов по защите прав потребителей. Во-вторых, проблемы могут возникнуть при применении CESL в судах стран общего права, которые основывают свои решения в большей степени на судебной практике. Можно предположить, что в делах, где стороны заключают пророгационные соглашения, лучше выбирать в качестве применимого права lex fori, так как, например, английские суды успешнее разрешают дела, основанные на английском праве. В-третьих, несмотря на то, что европейский законодатель стремился создать альтернативу существующим правилам и предоставить сторонам выбор, по факту выбор имеет только продавец. Он размещает на сайте предложение о применении CESL, при заключении договора. Покупатель с таким предложением выступит не может. Он может лишь принять предложенные условия или найти другого продавца.

Заметим, что в целом, CESL соответствует духу законодательства ЕС: он не ущемляет суверенитет стран в отношении принятия национальных законов и при этом унифицирует контактное право в 28 странах. Кроме того, закон является лишь альтернативным методом регулирования, так как он не отменяет положения национального законодательства, а применяется параллельно с ним. В связи с этим, можно сослаться на решение ECJ, в соответствии с которым, европейский законодатель имеет дискрецию в вопросах способа достижения поставленной цели, если она соответствует европейскому праву.

.3 Процессуальные и коллизионно-правовые аспекты защиты прав потребителей в праве Европейского Союза

Защита прав потребителей в странах Европейского Союза осуществляется посредствам суда, а также в соответствии с общим законодательством Союза о судебных спорах, юрисдикции и применимом праве. В качестве основных законодательных актов, которые регулируют аспекты процессуального характера относятся: Регламент N 1215/2012 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам» (Регламент N 1215/2012) , а также Директиву 2009/22/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О запретах для защиты интересов потребителей» (далее - Директива 2009/22/ЕС). Данные документы принято считать в качестве основополагающих в рамках договорного права Европейского Союза.

Нельзя ограничиваться только этими документами для регулирования данного вопроса. Важными документами являются те, которые закрепляют правила разграничения подсудности в отношении споров с участием потребителей. Несмотря на то, что такие правила больше относятся к материальному праву, нормы применяются при осуществлении судебной защите прав потребителей для верного выбора компетентного судебного органа, который непосредственно будет заниматься рассмотрением дела.

Разграничение подсудности в Европейском Союзе регулируется Регламентом N 593/2008 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам» (Рим I). Этот Регламент создает коллизионные нормы, которые разделяют сферы применения национального договорного права к различным по субъектному составу сделкам. Необходимо отметить, что данный акт разрешает коллизионную проблему в отношении обязательств частно-правового характера, то есть таких обязательств, которые появляются на основе гражданско-правовых или коммерческих договоров, также в сферу применения попадают договоры, посредствам которых оформляются трудовые договоры (индивидуальные трудовые договоры).

Принятие данного документа позволяет достичь некоторых целей, в частности: расширить и усовершенствовать сферу применения единообразных коллизионных норм Союза в отношении договорного права. Так, например, уточняется какому именно законодательству будет подвластен договор, при составлении которого его стороны не пользовались предоставляемой свободой выбора применимого права; во-вторых, акт позволяет не только упростить, но и демократизировать процедуру внесения изменений и дополнений, которая направлена на своего рода совершенствование коллизионных норм Европейского Союза. Необходимо подчеркнуть, что изменения и дополнения в «Рим I» вносятся в соответствии с законодательной процедурой совместного принятия решений, где необходимо согласие Европейского Парламента, выступающего в качестве института Европейского Союз, который избирается всеобщим прямым голосованием, а также Совета Европейского Союза, в состав которого входят представители национальных правительств, решения которых принимается путем достижения квалифицированного большинства. Регламент создан для того, чтобы создать прецедентное право на основе решений Суда Европейского Союза, которые, в свою очередь, дают нормативное толкование Регламента. Стоит учесть, что Регламент является юридически обязательным, а также имеет прямое действие в тех странах, которые являются участниками Европейского Союза.

Непосредственно положений, которые касаются потребительских сделок, то стоит обратиться к статье 6 «Рим I», где устанавливается правило, в соответствии с которым, применяется право страны происхождения, в случае соблюдения всех нижеперечисленных условий: во-первых, если предприниматель, составляя и заключая контракт с потребителем, осуществляет предпринимательскую деятельность, во-вторых, если при условии, что предпринимательская деятельность имеет своей целью продажу товаров, а также оказание услуг на территории страны происхождения потребителя. Существует исключение, которое установлено в преамбуле к Регламенту, которое распространяется куплю-продажу или аренду недвижимого имущества, кроме случаев аренды недвижимого имущества. Если объектом сделки выступает недвижимое имущество, то применяется право той страны, в которой непосредственно находится это имущество. В исключение также входят отношения, которые возникают при присоединении потребителя к эмиссии или оферте, считается, что контракты должны рассматриваться единообразным способом для всех сторон присоединяющихся к отношениям, которые возникают из-за присоединения к контракту потребителя - будут регулироваться по праву той страны, откуда происходит эмитент, либо оферент. В статье 6 Регламента «Рим I» «устанавливаются следующие изъятия: во-первых, договоры об оказании услуг при условии, что предоставление услуг предполагается в стране, которая является отличной от страны происхождения потребителя; во-вторых, договоры по оказанию перевозки, а также исключение составляют права и обязанности, которые относятся к финансовым инструментам; в -четвертых, договор, который заключен в многосторонней системе, посредствам которой обеспечивается согласи между интересами продавца и покупателя. В остальных случаях, которые не являются исключением, статья 6 Регламента устанавливает следующие положения: во-первых, страной обычного места жительства для потребителя принято считать страну происхождения потребителя, во-вторых, принято считать в качестве страны происхождения потребителя, если нет оговорок или исключений, страну применимого к контракту права, а также важным положением является то, что оговорки, которые делаются в отношении применимого права не должны влиять на возможность потребителя защищать свои законные права и интересы.

Немного ранее отмечалось, что Регламент N 1215/2012 выступает в качестве основного законодательного акта, целью которого выступает регулирование процессуальных аспектов защиты потребителей в Европейском Союзе. Раздел 4, который носит название «Юрисдикция в отношении потребительских договоров», а также состоит из трех статей, которые устанавливают общие правила относительно рассмотрения споров, которые возникают на основании потребительских договоров. Изменения, которые были внесены в Регламент, прежде всего, конкретизировали сферу его применения, так, в частности, в предыдущей редакции Регламента сфера действия распространялась на арбитраж, сейчас же п.12 преамбулы сделал сферу более узкой, то есть сделано указание на то, что акт не применяется к «искам или производствам, связанным, в частности, с вопросами формирования состава арбитров и их полномочий, проведения арбитражного разбирательства или любых иных его аспектов, а также к искам или решениям, связанных с отменой, пересмотром, признанием или приведением в исполнение арбитражного решения». Была выдвинута идея об исключении положения об арбитраже для приведение в соответствие взаимоотношений между государственными судами и арбитражем. В ходе публичных обсуждения такая идея была подвергнута критике. Профессор Э. Гайар отметил: «данное предложение крайне разрушительно для будущего арбитража в ЕС как в краткосрочной, так в долгосрочной перспективе. […] Оно полностью противоречит идее арбитража». В Регламенте, в частности, в статье 18, заложен принцип, который позволяет защищать более слабую сторону по договору, что означает, что потребителю предоставляется право выбора подсудности спора.

Стоит отметить, что норма, закрепленная в статье 18 не является императивной, потому что законодатель учитывает своеобразную возможность, в соответствии с которой, потребитель может проживать в третьей стране-участнике в момент совершения сделки. В связи с таким обстоятельством, законодатель устанавливает возможность применения договорной подсудности.

Не обделяют вниманием иностранные компании, которые имеют иностранные филиалы, а также представительства в странах-участницах Европейского Союза, так, согласно пункту 2 статьи 17 Регламента N 1215/2012 , если потребительский договор заключается ни с кем иным, как с предпринимателем, который не обладает постоянного места нахождения ни в одном из государств-членов Европейского Союза, но у них есть представительство или филиал в одном из государств Европейского Союза, то в целях выполнения положений Регламента, место нахождения филиала будет считаться в качестве постоянного места нахождения предпринимателя.

Европейский союз предоставляет возможности для минимизации препятствий для потребителей в доступе к правосудию. Для реализации существует система альтернативного разрешения потребительских споров, правовое регулирование которой осуществляется при помощи Директивы Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2013/11/ЕС от 21 мая 2013 года «Об альтернативном рассмотрении споров потребителей и об изменении регламента (ЕС) 2006/2004 и Директивы 2009/22/ЕС» (далее - Директива 2013/11/ЕС).

До принятия Директивы вопрос об альтернативном разрешении споров также рассматривался и был урегулирован Рекомендациями Европейской Комиссии 98/257/ЕС от 30 марта 1998 г. «О принципах, применимых к органам, ответственным за внесудебное урегулирование потребительских споров» и Директивой 2001/320/ЕС от 4 апреля 2001 г. « О принципах для внесудебных органов, осуществляющих разрешение потребительских споров», но стоит отметить, что эти акты не носили законодательного характера. Отмечается, что поскольку эти акты не имели достаточной силы, то не был достигнут необходимый уровень развития альтернативного разрешения споров, что несомненно влияло на разрешение трансграничных споров - оно не было эффективным.

Как уже упоминалось ранее, Директива 2013/11/ЕС регулирует реализацию альтернативного разрешения споров, кроме того, объектами правового регулирования данного документа является те общественные отношения, которые возникают между потребителями-гражданами ЕС и резидентами ЕС на двух уровнях: национальном и трансграничном уровне. Важно отметить, что в настоящее время система альтернативного разрешения споров закрепляется в гармонизирующем акте Европейского Союза. До июля 2015 года все нормы об урегулировании споров должны быть имплементированы в национальное законодательство стран-членов ЕС.

Выделяют еще одно нововведение в сфере урегулирования потребительских споров, которое получило название On-line dispute resolution. Данная возможность урегулирования споров получила правовое регулирование наряду с альтернативным разрешением спора, законодательно закреплена в Регламенте 524/2013 от 21 мая 2013 г. «Об интерактивном разрешении потребительских споров» (далее - Регламент 524/2013) и изменении Регламента 2006/2004 и Директивы 2009/22/ЕС.

Интерактивное разрешение споров (далее - ИРС) может применяться к тем спорам, регулирование которых может осуществляться с помощью альтернативной системы, но все же, распространяется только на сделки, которые были заключены интерактивным способом, то есть, можно сказать, что применяется данная система только к тем отношениям, которые имеют место в сети Интернет. Интерактивное разрешение неразрывно связано с альтернативной системой, первое - часть второго.

ИРС представляет собой специализированную процедуру альтернативной системы в сфере электронной торговли. Для того, чтобы правильно функционировала ИРС, Европейская Комиссия создает платформу - On-line dispute resolution. Созданная платформа представляет интерактивный сервис, который позволяет направить жалобу, а также уведомить вторую сторону о том, что есть жалоба, а также позволяет распределить жалобы по организациям альтернативной системы. Платформа, для правильного и своевременного функционирования, должна соответствовать некоторым требованиям: во-первых, платформа должна быть максимально удобной для её пользования, во-вторых, необходимость содержания доступной и актуальной информации об использовании платформы, такое положение содержится в статье 5 Регламента.

Так как в состав Европейского Союза входят различные государства, с целью устранения ошибок в области функционирования ИРС создается специализированный контактный пункт, либо ассоциация потребителей, либо потребительскому центру предоставляют определенные полномочия (для этого в каждом государстве-участнике Союза создается такой орган). Контактные пункты образуют своеобразную сеть, организованную для сотрудничества государств-членов ЕС по внесудебному урегулированию потребительских споров. Получателем информации о контактных пунктах является Европейская Комиссия. Необходимо отметить, что упомянутые выше системы разрешения споров, функционирующие в Европейском Союзе, применяются не только в конкретной сфере защиты прав потребителей, но и в иных.

4. Защита персональных данных в Европейском Союзе

Для Европейского союза вопрос сохранения персональных данных представляется вдвойне актуальным: во-первых, право на частную жизнь является одним из основных для граждан Евросоюза, а во-вторых, без достаточного уровня охраны данных невозможно заслужить доверие потенциальных покупателей, а значит, прибыли, получаемые от электронной торговли, пойдут на спад. Между электронной торговлей и защитой персональных данных существует прямая зависимость. Связано это с тем, что, прибегая к электронным услугам, пользователи вынуждены давать доступ продавцам к своим персональным данным, однако далеко не все продавцы беспокоятся об их неразглашении. В то время как пользователи рассматривают неприкосновенность их частной жизни как неотъемлемое право, многие продавцы находят способы обогатиться за счет продажи чужих персональных данных.

Существуют различные подходы, которыми руководствуются законодатели при написании законов, в частности, существуют два основных направления, во-первых, это максимальная неприкосновенность персональных данных, во-вторых, это полнейшее отрицание анонимности в сетях Интернет. Необходимо особо отметить, что персональные данные все чаще становятся связанными с интеллектуальной собственностью. В частности, предоставление персональных данных, а точнее, их раскрытие является инструментом защиты интеллектуальных прав. Использование персональных данных позволит разработать экономические системы защиты прав на объекты интеллектуальной собственности, но с другой стороны, раскрытие собственных персональных данных может нарушить право человека - право на неприкосновенность личной жизни, а также на свободу распространения информации и свободу слова.

Действующее законодательство, существующее в Европейском Союз, закрепляет, что все данные граждан стран-участниц, охраняются в соответствие с едиными принципами союза, вне зависимости от того, в какой стране хранятся персональные данные гражданина. Передача данных другому государству, которое не является участником Европейского Союза, строго запрещена.

Основными актами, которые регулируют вопрос охраны персональных данных в Европейском Союз являются: Директива 95/46/ЕС Европейского Парламента и Совета от 24 октября 1995 г. «О защите прав частных лиц применительно к обработке персональных данных и о свободном движении таких данных» (далее- Директива 95/46/ЕС). Основными целями, которые преследует этот акт - кооперация стран-участниц для совместной реализации защиты персональных данных граждан Союза. В тексте Директивы 95/46/ЕС предусмотрено, что на территории государств создаются специальные контролеры, которые осуществляют контроль за соблюдением законодательства. В случаях, когда одна из сторон уклоняется от выполнения своих обязательств по закону, контролер имеет право на принятие мер, в целях принуждения к выполнению своих обязательств. В Директиве 95/46/ЕС закрепляются принципы, в соответствии с которыми должны обрабатываться персональные данные, во-первых, данные должны быть обработаны законно и корректно, во-вторых, они должны собираться в строго законных целях, в-третьих, данные такого рода должны быть точными, и в некоторых, случаях, если это требуется, быть актуальными. Необходимым является и форма хранения данных, которая бы позволяла идентифицировать субъектов данных. Контроль за выполнением этих принципов осуществляет контролер.

Легитимной обработка данных будет считаться в случаях, когда: субъект дает четкое согласие на обработку персональных данных, а также в случаях, когда обработка необходима для исполнения или заключения контракта, а также в случае необходимости выполнения стороной своего обязательства, в целях защиты интересов субъекта, а также интересов контролера и третей стороны (ст. 7 Директивы 95/46/ЕС).

Законом установлена особая категория персональных данных, которая включает в себя, прежде всего, информацию, касающуюся «расовое и этническое происхождение, политические взгляды, вероисповедание или философское воззрение, членство в профессиональном союзе, а также обработку данных, касающихся здоровья или интимной жизни», такое положение закреплено в статье 8. Статьей вводятся условия, при которых подобная информация может быть раскрыта, в частности, когда субъект дает согласие на обработку подобной информации, когда обработка необходима для защиты интересов и т.д.

Обработка персональных данных обязательно должна быть безопасной. Обработка не может производиться без распоряжения контролера. Данных, которые получены от субъекта должны быть защищены от утраты или передачи лицам, которые не имеют полномочий для пользования данными. Должна обеспечиваться защита от неправомерного раскрытия данных в сети Интернет.

Важным документом для регулирования обработки персональных данных в сети Интернет является Директива N 2002/58/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза «В отношении обработки персональных данных и защиты конфиденциальности в секторе электронных средств связи» (далее - Директива N 2002/58/ЕС). Целью Директивы является дополнение национального законодательства стран-участниц Европейского Союза с целью защиты прав и свобод граждан. «Настоящая директива должна применяться в отношении обработки персональных данных в связи с предоставлением общедоступных услуг электронной связи в сетях связи коллективного доступа в Сообществе, в том числе в сетях связи коллективного доступа, поддерживающих сбор данных и устройств идентификации» - такое положение содержится в статье 3 - «Услуги, на которые распространяется настоящая Директива».

Доступ к информации предоставляется провайдеру общедоступных услуг электронной связи иногда совместно с провайдером сети общего доступа. Эти же лица должны гарантировать, что они являются уполномоченными лицами и имеют право на доступ к такого рода информации, а также они обязаны применить все меры для обеспечения безопасности при обработке персональных данных, а также защищать полученную ими информацию от утраты. На национальном уровне государства-участники обязаны гарантировать конфиденциальность передаваемых сообщения. Также, государства должны обеспечить запрет прослушивания, а также несанкционированного использования,, хранения и перехвата информации. Не вся запись сообщения запрещена, не разрешается только та, которая не производиться в соответствии с законом.

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2002/22/ЕС от 7 марта 2002 г. «Об универсальных услугах и правах пользователей в отношении сетей электронных коммуникаций и услуг» (далее - Директива 2002/22/ЕС). Согласно ст. 1, Сфера действия и цели: «В Рамках действия Директивы 2002/21/ЕС (Рамочная Директива), настоящая Директива касается внедрения электронных коммуникационных сетей и предоставления услуг конечным пользователям. Целью настоящей Директивы является обеспечение доступности качественных общедоступных услуг на всей территории Сообщества в условиях эффективной конкуренции и наличия свободы выбора, а также разрешения ситуаций, при которых рынок услуг не удовлетворяет потребности конечных пользователей. Директива 2002/22/ЕС также включает положения, касающиеся применения терминального оборудования, в том числе положения, предназначенные для облегчения доступа конечных пользователей с ограниченными возможностями к услугам связи»- статья 1 Директивы 2002/22/ЕС. Данная Директива предоставляет возможность установления договорных отношения, то есть предоставляется право на договор. Право на договор означает, что при подписке на оказание услуг электронных коммуникаций, пользователи могут заключить договор непосредственно с поставщиками подобной услуги. В документе содержаться определенные требования, предъявляемые к содержанию договора. Во-первых, договор должен быть составлен в доступной, а также понятной и полной форме, а также содержать минимальные положения, установленные рассматриваемой Директивой. В договоре должно быть строго указано то, что сети и услуги не могут использоваться в незаконной деятельности, а также не могут быть использованы для распространения информации, содержащую опасную информацию. Важным положением договора является указание на способы защиты персональных данных. Директивой 2002/22/ЕС предусматривается защита персональных данных, которая осуществляется посредствам соблюдения законодательства и защиты частной жизни. Закон предусматривает, что пользователи должны быть проинформированы относительно целей использования информации, а также, в случае разработки и публикации публичных справочников, пользователи, чьи данные будут там публиковаться, должны быть оповещены о целях, которые преследуются публикацией такого справочника, что закреплено статьёй 12. Следует отметить, что абоненты могут самостоятельно решать: включать ли собственные персональные данные в справочники, доступ к которым свободно открыт, а также имеют право вносить изменения в свои данные.

Таким образом, в законодательстве Европейского Союза можно выявить несколько тенденций, во-первых, все поправки, которые вносятся в законы, можно разделить на несколько категорий. К таким категориям относятся поправки, которые направлены на укрепления прав человека, то есть, в первую очередь, это прозрачность при обработке персональных данных, а также принятие мер, которые направлены на защиту прав человека. Во-вторых, законодатели принимают такие поправки, которые направлены на усиление контроля за обращением персональных данных, в частности, у пользователей, которые предоставляют свои данные, появляется возможность их изменения, а также исправление и полного удаления информации. В-третьих, поправки принимаются для защиты конфиденциальных сведений, к которым относится информация о политических убеждениях, а также информация о религии. Несомненно, многие изменения, которые дополняют Директивы, направлены на разработку новых средств правовой защиты и ужесточение санкций.

Что же касается связи между международным частным правом и охраной персональных данных, то на первый взгляд кажется, что между ними мало общего, однако, как верно отмечает Lee Bygrave, эти сферы тесно взаимосвязаны. Тем не менее, отношения между ними осложняются несколькими факторами. Во-первых, защита персональных данных связана не только с частным, но и с публичным правом. В связи с этим её сложно отнести к какому-то конкретному разделу МЧП, а значит, сложно определить коллизионные привязки. Во-вторых, сложности возникают в связи с природой информационных систем, находящихся под защитой закона об охране персональных данных. Чаще всего, сложности возникают с определением местоположения системы по охране, обработке и передаче данных. Это, в свою очередь, вызывает проблемы с определением применимого права.

5. Электронная торговля в России

Популярной электронная торговля становится не только в странах Европейского Сообщества, но и в России. Укрепление позиций электронной торговли на Российском рынке было также связано с модернизацией российской правовой системой.

В России создается большое количество нормативных актов, которые фрагментарно регулируют те или иные вопросы, связанные с электронной торговлей. Например, в банковской системе создаются ведомственные акты центрального Банка Российской Федерации об организации электронных межбанковских расчетов. Основным актом, который может безоговорочно применяться к электронной торговле, это Конституция Российской Федерации, в частности, статья 8, которой гарантируется единство экономического пространства, а также свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Важными актами в сфере регулирования данного вопроса выступает Гражданский Кодекс Российской Федерации от 30.11. 1994 № 51-ФЗ (далее - ГК РФ), а также Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 05.05.2014) «О Защите прав потребителей» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2014)и Федеральный закон от 27.12.2002 N 184-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О техническом регулировании» (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.12.2014). В связи с тем, что популярность электронных сделок растет, увеличивается и в связи с этим, все большее количество организаций переходят на электронный товарообмен. Несмотря на это, возникают некоторые проблемы с электронными сделками, в частности, уровень безопасности таких сделок. Для того, чтобы обезопасить участников товарообмена, необходимо ввести такие меры, которые бы полностью защитили обе стороны: продавца и покупателя, но, в тоже время не ограничивать их права.

По некоторым данным, в 2013 году объем рынка электронной коммерции превысил 2 триллиона рублей, что на 23% больше, чем в 2012 г. Основными товарами, которые приобретают россияне посредствам интернет технологий, являются электроника и бытовая техника. К зарубежным интернет-магазинам россияне прибегают в случае покупки одежды. В рамках предмета исследования, электронной коммерции, необходимо выделить отраслевые принципы регулирования данного явления. К таким принципам, прежде всего, относятся:

)принцип свободы сетевого договора, который заключается в свободе сторон к заключению соглашений, и в таком случае, любое навязывание и побуждение другой стороны к вступлению в договорные отношения - запрещается;

)еще одним крайне важным принципом выступает принцип соразмерного государственного воздействия на отношения/ возникающие в ходе электронной коммерции. Такой принцип предполагает использование государством только тех мер, которые действительно необходимы для разрешения неотложных задач, предполагается, что при таком подходе, применение запретов и всевозможных ограничений признается крайней мерой, применение которой оправдывается только в том случае, когда все остальные меры уже были предприняты;

)приоритетное использование диспозитивных методов правового регулирования. В данном случае, императивные нормы применяются только в случае, когда действительно необходима защита важнейших прав и интересов государства, личности и общества в целом;

)одним из важнейших принципов признается принцип свободного развития электронной торговли, который заключается в разработке такой нормативной базы, которая не создает препятствия для развития конкуренции на глобальном информационном рынке товаров и услуг;

)принцип гармонизации законодательства, который состоит в стремлении национального законодателя создать все необходимые условия для того, чтобы Российская Федерация вошла в состав глобального информационного рынка товаров и услуг и в состав международной системы электронной торговли, при этом, необходимо принимать во внимание то, что выработанные нормы должны соотносится с теми подходами, которые применимы в международной практике, учитывая особенности правовой системы России;

)и наконец, принцип гласности тех решений, которые применяются в сфере электронной коммерции, что означает обязательное опубликование решений государственных органов при условии соблюдения режима конфиденциальности в отношении особо важных сведений (например, с учетом применения режима конфиденциальности в отношении персональных данных пользователей).

Главной задачей российских законодателей является защита прав и законных интересов лиц, которые участвуют в подобных сделках. Важно создать такой механизм, при котором законные интересы сторон нарушались как можно реже, или же, не нарушались вообще. В случае, когда все-таки нарушение имеет место быть, важно предоставить стороне возможность обращения в суд.

Кажется необходимым обратиться к проекту Федерального Закона N 310163-4 «Об электронной торговле» (ред., внесенная в ГД ФС РФ) (далее - Проект ФЗ), целью которого является защита прав и законных интересов как физических, так и юридических лиц, а также государственных органов власти Российской Федерации, субъектов, местного самоуправления. Положения Проекта ФЗ будут охватывать любые сделки, которые предусмотрены ГК РФ: поставка, заем и кредит, банковский вклад. Важно отметить, что сделки не ограничиваются только тем перечнем, который дан в ГК РФ. Законопроект предусматривает такое положение, по которому электронные документы могут быть предоставлены в суд в качестве доказательств. Это означает, что документы, которые подписаны при помощи электронной цифровой подписи могут быть предоставлены в суд в качестве доказательств. Нельзя не оценить вклад Европейского Сообщества в развитие законодательства Российской Федерации. На основании Директивы Европейского Союза «О правовых основах сообщества для использования электронных подписей» 1999 г., был написан Федеральный Закон от 06.04.2011 N 63-ФЗ (ред. от 28.06.2014) «Об электронной подписи» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.04.2015) ( далее - ФЗ «Об электронной подписи»). Под электронной подписью, согласно статье 2 ФЗ «Об электронной подписи», понимается: «информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию.

Рассмотреть необходимо и специализированные законодательные акты, которые посвящены электронному документообороту, таким актом является Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 24.11.2014) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее - ФЗ N 149-ФЗ) . Настоящий ФЗ N 149-ФЗ дает определения многим основополагающим явлениям в сфере электронной торговли. Статья 2 ФЗ N 149-ФЗ определяет основные понятия, среди которых, видится необходимым выделить следующие понятия: «Информация - сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления; информационная система- совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств».

Кроме упомянутых ранее Федеральных законов, в России действует ГОСТ Р 52292-2004 «Информационная технология. Электронный обмен информацией. Термины и определения». Данный документ определяет ряд терминов, которые являются наиболее значимыми для электронного обмена информацией. По указанному ГОСТу электронным документом принято считать «это форма представления документа в виде множества взаимосвязанных реализаций в электронной среде и соответствующих им взаимосвязанных реализаций в цифровой среде».

Электронная коммерция необходима для обеспечения развития как малого, так и среднего предпринимательства, так как наблюдается значительно снижение издержек сбыта, а также расходов на персонал, аренду магазинов и т.д. Но наряду с этим, она остается малоприбыльной в России для физических лиц. Самым главным является обеспечение юридическим рамок безопасности для потребителей, путем разработки всевозможных средств защиты. Для этого необходимо следующее:

в рамках положения Правил продажи товаров дистанционным способом, утвержденных постановлением Правительства РФ от 27.09.2007 № 612, необходимо принятие закона «Об электронной торговле», в котором бы содержались основные правила, необходимые для корректного и безопасного функционирования электронной торговли;

необходимо обеспечить оформление кодексов профессиональной этики. Это необходимо для того, чтобы было законное закрепление, они имели нормативный и общеобязательный характер. Крайне важно принимать те нормы, которые представляются эффективными, таким образом, необходимо формализовать уже действующие нормы, и разработанные практикой электронной коммерции;

видится необходимым способствовать выработке проформ контрактов для целей интернет торговли, при этом, такие контракты должны быть разработаны специализированными профессиональными организациями. Именно такой практикой руководствуется Французская ассоциация по коммерции и электронному обмену;

внедрение практики по разрешению спорных ситуаций третейскими судами;

принятие международного соглашение, которое относится к установлению налогообложения в рамках совершения электронных сделок;

создать совещательные органы, которые могли бы осуществлять контрольную функцию за развитием электронной торговли и вырабатывать необходимые рекомендации.

При анализе действующего законодательства Российской Федерации, можно сделать вывод о том, что оно может быть применимо к Интернету. Внесение изменений в некоторые нормативно-правовые акты необходимо, прежде всего, для того, чтобы прояснить область применения специального законодательства.

Торговля по сети является достаточно специфичным видом товарообмена. Это происходит потому, что оплата товара осуществляется путем электронной передачи денежных средств. Покупатели могут расплатиться при помощи расчетных банковских карт международной платежной системы. Для того, чтобы банковская карты была принята, продавец, в данном случае интернет-магазин, должен быть зарегистрирован на сайте системы электронных платежей. Но есть и иной способ расчета- непосредственный расчет через платежные системы самой сети Интернет. Основной валютой, которой рассчитываются стороны при такой системе - это электронные деньги, хранящиеся в электронных кошельках.

Электронная коммерция обладает достаточно высокой эластичностью. По оценке И.А. Стрелец, применение к электронной коммерции существующих в России налоговых ставок приведёт к сокращению числа покупателей в ней на 20-25%, а объёмов продаж - на 25-30%, тогда как «влияние сетевых сделок на поступления в бюджет может оказаться несущественным».

Это, прежде всего, связано с тем, что сегодня в России «удельный вес неуплаченных субъектами электронной коммерции налогов составляет величину в пределах 0,2% от совокупных налоговых поступлений», включая составляющий львиную долю продаж сектор В2В. С другой стороны, как отмечается в Плане деятельности Министерства связи и массовых коммуникаций РФ на период 2013-2018 гг., «Благодаря интернету развивается малый бизнес, электронная коммерция, растет производительность труда и эффективность бизнес-процессов предприятий … Каждые 10% проникновения быстрого и качественного интернета могут дать экономике рост ВВП на 1,4% в год».

Решение задачи налогообложения субъектов электронной коммерции в России усложняется неспособностью налоговых органов контролировать соблюдение законодательства о налогах и сборах, а также правильность исчисления и уплаты налогов. При этом действующее законодательство Российской Федерации регулирует электронную коммерцию крайне противоречиво и далеко не всегда адекватно:

. закон Российской Федерации от 28 декабря 2009 г. № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» вообще не содержит ни одного упоминания об электронной коммерции, исключая её из сферы розничной торговли;

. cогласно п. 2 ст. 309, пп. 3 и 8 ст. 306 и ст. 146 Налогового Кодекса РФ, доходы, полученные иностранной организацией от продажи товаров, имущественных прав, работ и услуг на территории Российской Федерации, не приводящие к образованию постоянного представительства, обложению налогами (НДС, налогом на прибыль и т.д.) у источника выплаты не подлежат;

. cогласно инструктивным письмам Министерства финансов РФ
№ 03-11-02/86, № 04-05-12/20 и № 04-05-11/50 торговые предприятия при переносе продаж в Интернет не вправе использовать режим единого налога на вмененный доход и должны вести раздельный учет. Это означает, что издержки электронной коммерции у продавцов гораздо выше, чем при осуществлении стационарных продаж, не говоря уже о том, что зарубежные продавцы вообще освобождены от всех налогов.
Действующее законодательство рассматривает электронную коммерцию в качестве обычной предпринимательской деятельности, применяя к ней соответствующие нормы, не имея физической возможности обеспечить их соблюдение на просторах Интернета. В результате «российская практика налогообложения … не учитывает уникальные особенности электронной коммерции в экономике РФ. Большинство представителей электронного бизнеса активно используют пробелы гражданского и налогового законодательства и с лёгкостью обходят основные положения НК РФ».

Предпринимательская деятельность, связанная с электронной коммерцией, способна стать ещё одной немаловажной сферой обеспечения альтернативной занятости населения в России. Тем более что закон РФ от 19.04.1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации», в отличие от Трудового кодекса РФ, предоставляет для этого максимум возможностей:

cт. 5 определяет поддержку трудовой и предпринимательской инициативы граждан, осуществляемой в рамках законности, в качестве одного из направлений государственной политики содействия занятости населения;

ст. 7 относит к полномочиям федеральных органов государственной власти координацию деятельности по созданию экономических условий занятости населения, развития предпринимательства и самозанятости;

ст. 7.1 выделяет содействие самозанятости безработных граждан в качестве одной из государственных услуг, обязательных для оказания органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

ст. 10 подтверждает право граждан на профессиональную деятельность за пределами территории Российской Федерации, легализуя тем самым электронную занятость с регистрацией вне юрисдикции Российской Федерации.

Здесь особенно может быть полезен опыт зарубежных стран, осуществляющих государственные программы помощи безработным на основе стимулирования самозанятости и создания индивидуальных рабочих мест. Это позволяет им «во время циклических депрессий смягчить социальные последствия возрастающего уровня безработицы путём реализации ряда учебных предпринимательских программ, направленных на помощь безработным в создании собственных индивидуальных предприятий без наёмных работников».

Отдельно следует упомянуть набирающую сегодня популярность в Европе датскую модель институционального регулирования рынка труда флексикьюрити («flexicurity»). Суть её заключается в активной государственной политике занятости, подразумевающей гибкость и приспособляемость труда к меняющимся условиям рынка, а также социальную защиту, направленную на смягчение негативных последствий структурных изменений в экономике.

В связи с тем, что электронная коммерция набирает обороты в России, все чаще возникают вопросы о том, можно ли считать переписку по электронной почты в качестве доказательства при разбирательстве в суде, а также следует ли считать ее в качестве доказательства исполнения сделки. Необходимо принимать во внимание, что в рамках электронной торговли существуют свои особенности заключения договора - в частности, считается, что договоры могут быть заключены по почте, что будет считаться простой письменной формой. Позиция суда в отношении признания электронной переписки весьма различна. Как правило, суд признает исполненным договор только в том случае, когда результаты работ переданы на материальном носителе. Но в тоже время, судебные инстанции оценивают переписку на двух этапах, во-первых, ведется оценка переписки как на этапе согласования самого договора, так и, во-вторых, во время непосредственного оказания услуг, являющимися предметом договора. В связи с этим, необходимо рассмотреть Постановление Арбитражного суда Московского округа (кассационная инстанция) от 11.07.2016 по делу №А41-56647/2015 <#"justify">С каждым днем рынок электронной коммерции в России растет. Все новые и новые товары и услуги предлагаются для продажи на электронном рынке, следовательно, необходима законодательная база для защиты прав сторон сделки. Постепенно в России создается такая база, но это не просто проследить и нормативно покрыть все аспекты электронного рынка.

Стоит отметить, что в рамках сети Интернет популярна в России не только электронная коммерция, но и размещение рекламной информации, которая способствует развитию электронной торговли и является, так называемой причиной торговли. Федеральный закон «О рекламе» от 13.03.2006 N 38 - ФЗ не содержит упоминания в отношении особенностей размещения рекламы в Интернете, несмотря на то, что такая реклама, на сегодняшний день, имеет свои отличительные черты, а также ряд особенностей и проблем. В рамках данного закона предлагается рассмотреть судебную практику.

Одно из разбирательств, которое заслуживает отдельного внимания является Решение АС Новосибирской области от 25.09.2015 г. по делу № A45-12842/2015, в рамках которого был привлечен застройщик, разместивший контекстную рекламу на портале Google, где содержалось название микрорайона, застраиваемого совершенно другим застройщиком - ЖК «Оазис». Дело в том, что данный микрорайон является достаточно известным в Новосибирске, и пользователи, которые искали информацию о недвижимости, видя ссылку с названием такого района- переходили на сайт, который содержал информацию о совершенно другом жилом комплексе. Таким образом, первый застройщик использовал рекламу и чужой жилой комплекс для введения в заблуждение потенциальных покупателей, и таким образом нарушал запрет на недостоверную рекламу.

Другое Решение, которое также вынесено в Новосибирской области - Решение АС Новосибирской области от 07.11.2015г. по делу № А45-13590/2015. Московское Управление федеральной антимонопольной службы оштрафовало компанию «Брокеркредитсервис» за недобросовестную рекламу, дело в том, что данная компания, в рамках своей контекстной рекламы использовала девиз «крупнейший игрок на рынке», основанием признания такой рекламы некорректной явилось то, что компания некорректно сравнивала свои товары с аналогичными товарами других компаний, а также суд указал на то, что объективного подтверждения того, что данная компания является «крупнейшим игроком на рынке»- нет.

Примечательный случай уличения известнейшего Московского ЦУМа, который был также уличен в ненадлежащей рекламе. В связи с тем, что ЦУМ разместил рекламу о скидках как на фасаде, так и на сайте, потенциальные покупатели делали вывод о том, что на весь товар Торгового дома были сделаны скидки, что не соответствовало действительности, так как предложение было действительно только для предыдущих коллекций.

Таким образом, несмотря на то, что реклама размещена в сети, на нее распространяются положения Федерального закона «О рекламе», кроме того, реклама должна содержать всю необходимую информацию, а также представленные сведения должны быть достоверными.

Заключение

Важную роль в экономике, в последние несколько лет, стала занимать электронная торговля. Особое значение она приобрела в Европейском Союзе. Для того, чтобы обеспечить правильное и законное функционирование механизма электронной торговли, необходимо урегулировать данное новшество на законодательном уровне. Разработка законодательной базы ведется каждый день. Появляются все новые и новые аспекты, которые необходимо учитывать при написании законов. Так, в частности, законодательное урегулирование электронной торговли начинается с принятия различных Директив, такой, в частности, как Регламент N 44/2001 Cовета ЕС о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам, а также других актов законодательства, которые позволяют урегулировать вопросы, связанные с применением законодательства стран, которые участвуют в правоотношениях, а также механизм урегулирования споров, в частности, судебный и внесудебные порядки.

Самым важным этапом в правовом регулировании электронной торговли на территории Европейского Союза, стало разработка и принятие Общеевропейского закона о купле-продаже. Этот закон действует вместе с национальными законодательствами стран-участниц Союза. Предметом закона является продажа товаров и услуг не только на обычном рынке, но и при использовании сети Интернет. Анализ данного акта позволил сделать следующие выводы: во-первых, обеспечивается большая защита прав потребителей, во-вторых, применение на практике такого закона позволит снизить транзакционные издержи за счет экономии денежных средств на привлечение национальных юристов.

Кроме того, важное значение уделяется защите персональных данных. Данный вопрос важен по двум основным причинам: во-первых, для стран Европейского Союза огромное значение играет защита прав и свобод граждан, а во-вторых, повышая уровень безопасности хранения персональных данных, повышается уровень доверия потребителей к электронной торговле. Особо стоит отметить то, что электронная торговля, её правовое регулирование, а также защита персональных данных играют основную роль в кооперации государств, в частности, страны объединяются и создают специализированных контролеров, которые следят за исполнение законодательства.

В России популярность электронной торговли ни чуть не меньше, чем в странах Европейского Союза. Разрабатывается большое количество нормативных актов, которые регулируют вопросы нового вида торговли, в частности, России действует ГОСТ Р 52292-2004 «Информационная технология. Электронный обмен информацией. Термины и определения». Данный акт дает определения ряду терминов, которые относятся к наиболее значимыми для электронного обмена информацией. Стоит отметить то, что в рамках законодательства разрабатываются специализированные акты, как, например: Федеральный закон № 149 от 27 июля 2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Данные примеры актов отражают достаточную заинтересованность законодателей в урегулировании и развитии нового вида торговли, а также явлений, которые непосредственно сопровождают развитие коммерции. В работе приведены примеры из судебной практики, которые наглядно демонстрируют, как реализуются отношения в сети, и как происходит защита законных прав и интересов сторон, вовлеченных в торговлю.

Проанализировав различные Директивы, а также иные нормативно-правовые акты, можно сделать вывод о том, что с каждой новой поправкой усиливается защита потребителей, а также защита их персональных данных, что сказывается положительно на развитии электронной торговли. С каждым днем, все больше и больше законодатели обращают внимание на защиту сторон в процессе электронного заключения сделок, так, например, разрабатываются такие положения, которые позволяют максимально защитить покупателя и продавца, а также средства правовой защиты.

Библиография

Нормативно-правовые акты:

1.Directive No. 2000/31/EC (OJ 2000, L 178).

2.Direcrive No. 98/34,art. 1 (2) (OJ 1998, L 204).

3.Regulation of the European Parliament and the Council on a Common European Sales Law [Electronic resource] // Brussels, 11.10.2011, COM(2011) 635 final, Mode of access: <http://ec.europa.eu/justice/contract/files/common_sales_law/regulation_sales_law_en.pdf> - Title of screen.

.Regulation of the European Parliament and of the Council on the protection of individuals with regard to the processing of personal data and on the free movement of such data (General Data Protection Regulation) [Electronic resource]// Brussels, 25.1.2012, COM(2012) 11 final, Mode of access: <http://ec.europa.eu/justice/data-protection/document/review2012/com_2012_11_en.pdf> - Title of screen.

.Regulation (EU) N 1215/2012 of the European Parliament and of the Council of 12 December 2012 on jurisdiction and the recognition and enforcement of judgments in civil and commercial matters. URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2012:351:0001:0032:en:pdf.

6.Common European Sales Law backed by legal affairs [Electronic resource]// European Parliament press release, 17/09/2013, Mode of access: http://www.europarl.europa.eu/news/en/news-room/content/20130916IPR20025/html/Common-European-Sales-Law-backed-by-legal-affairs-MEPs - Title of screen.

7.Регламент N 593/2008 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам» (Рим I) // Journal officiel de lUnion europeenne L 177 du 4.7.2008, p. 6; Official Journal of the European Union L 177, 4.7.2008, p. 6. Amstblatt der Europaischen Union L 177 vom 4.7.2008, S. 6.

8.Регламент 524/2013 от 21 мая 2013 г. «Об интерактивном разрешении потребительских споров».

9.Directive 95/46/EC of the European Parliament and the Council on the protection of individuals with regard to the processing of personal data and on the free movement of such data [Electronic resource]//Official Journal Of European Communities, 24/10/1995, Mode of access: <http://www.dutchdpa.nl/downloads_wetten/dir1995-46_part1_en.pdf> - Title of screen.

.Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза 2009/22/ЕС «О запретах для защиты интересов потребителей» // Официальный Журнал N L 110, 1.5.2009, стр. 30-36.

.Директива Европейского Союза «О правовых основах сообщества для использования электронных подписей» 1999 г. Принята в г. Брюсселе 13.12.1999., с изм. и доп. от 22.10.2008.

.Федеральный Закон от 06.04.2011 N 63-ФЗ (ред. от 28.06.2014) «Об электронной подписи» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.04.2015.

.Федеральный закон N 149 от 27.07.2006 года « Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Опубликован в «Российской газете» N 165, 29.07.2006.

.Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. 21.07.2014) « Об информации, информационных технологиях и защите информации».

.ГОСТ Р 52292-2004 «информационная технология. Электронный обмен информацией. Термины и определения». Режим доступа: http://vsegost.com/Catalog/50/5028.shtml <http://web.snauka.ru/goto/http://vsegost.com/Catalog/50/5028.shtml>.

.Типовой закон ЮНСИТРАЛ «Об электронной торговле и руководство по принятию, 1996 год / ООН. Нью-Йорк: ООН, 1997. VII. 73 c.

Литература:

.Архипов В. В., Килинкарова Е. В., Мелащенко Н. В. Проблемы правового регулирования оборота товаров в сети Интернет: от дистанционной торговли до виртуальной собственности // Закон. 2014. № 6.

2.Беликова Е. А. Тенденции использования интеллектуальной собственности в международной торговле / Е.А. Беликова. URL: http://www.iissi.ru/privatedata/inform.methods.result.1.htm.

3.Глинских А. Электронный бизнес: состояние и перспективы развития // Jet info. 2001. № 4(95).

4.Загашвили В. С. Всемирная торговая организация перед лицом новых вызовов // Российский внешнеэкономический вестник. 2016. № 7.

5.Сантарелли Э. Природа электронной коммерции: имеют ли значение транзакционные издержки? // Российский журнал менеджмента. 2004. № 3.

6.Кобелев О. А. Проблемы развития электронной торговли в России / О.А. Кобелев. URL:http://old.nasledie.ru/fin/6_1/6_1_1/article.php?art=101.

7.Электронная коммерция: Учеб. пособие / под общ. ред. Л.А. Брагина. М.: Экономист, 2005.

8.Юрасов А. В. Электронная коммерция: Учеб. пособие. М.: Дело, 2003.

9.Ackerman M.S., Davis D.T. Privacy and Security Issues in E-Commerce [Electronic resources] // Review chapter for the New Economy Handbook, 2006, Mode of access: <http://econ.ucsb.edu/~doug/245a/Papers/ECommerce%20Privacy.pdf> - Title of screen.

.An optional common European Sales Law: advantages and problems [Electronic resource]// Advice to the UK Government from the Law Commission and the Scottish Law Commission, P.1-9 (P.2), Mode of access: <http://www.scotlawcom.gov.uk/law-reform-projects/contract-law-in-light-of-the-draft-common-frame-of-reference-dcf/the-proposed-common-european-sales-law-useful-links/> - Title of screen.

.Bygrave L. Determining Applicable Law pursuant to European Data Protection Legislation [Electronic resource] // Computer Law & Security Report, 2000, Vol. 16, P. 252-257 (P.252), Mode of access: <http://folk.uio.no/lee/oldpage/articles/Applicable_law.pdf> - Title of screen.

.Chaffey D. E-Business and E-Commerce Management», 2007.

.Electronic Commerce in Europe: the present situation, by R. Verrue, Director-General of the Information Society DG, Brussels, 20.01.1999.

.Micklitz H.-W., Reich N. The Commission Proposal for a 'Regulation on a Common European Sales Law (CESL): Too Broad or Not Broad Enough? [Electronic resource] // EUI Working paper, European Regulatory Private Law Project, P. 1-87 (P.14), Mode of access: <http://cadmus.eui.eu/bitstream/handle/1814/20485/LAW_2012_04_ERPL_03.pdf?sequence=3> - Title of screen.

.Sandhusen Richard Marketing. Hauppauge, N.Y: Barrons Educational Series, 2008.

.Schulze R. What Scholar say: A commentary on CESL [Electronic resource]//Speech, Brussels, 17/12/2012, Mode of access: <http://www.ccbe.eu/fileadmin/user_upload/document/CESL_conference/Schulze_speech.pdf> - Title of screen.

Информационные письма:

1.Communication from the Commission to the Council and to the European Parliament on European contract law [Electronic resource]// Brussels, 11.07.2001, COM(2001) 398 final, Mode of access: <http://ec.europa.eu/consumers/cons_int/safe_shop/fair_bus_pract/cont_law/cont_law_02_en.pdf> - Title of screen.

.Communication from the Commission to the Council and to the European Parliament and Social Committee and the Committee of Regions on Digital Agenda for Europe [Electronic resource]// Brussels, 19.5.2010, COM(2010)245 final, Mode of access: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2010:0245:FIN:EN:PDF - Title of screen.

.Letter sent to the EP/ JURI Committee Ref.: L2013_321/UPA/ARE/rs - 21/11/2013.

.Emmanuel Gaillard. Letter to European Commission.

<http://ec.europa.eu/justice/newsroom/civil/opinion/files/090630/civil_society_ngo_academics_others/mr_emmanuel_gaillard_en.pdf>.

5.Сообщение Европейской Комиссии для Европейского Парламента: Совета, Экономического и Социального Комитета и Комитета регионов. 04.11.2010. «Всесторонний обзор защиты персональных данных в Европейском Союзе».

Судебная практика:

1.Case C-341/04 <http://curia.europa.eu/juris/liste.jsf?language=en&num=C-341/04> [Electronic resource] // Judgment of the Court (Grand Chamber) of 2 May 2006, Mode of access: http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?docid=56603&doclang=EN&mode=&part=1#Footnote* <http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?docid=56603&doclang=EN&mode=&part=1> - Title of screen.

.Постановление Арбитражного суда Московского округа (кассационная инстанция) от 11.07.2016 по делу №А41-56647/2015, http://kolosov.info/kommentarii/elektronnaya-perepiska-kak-dokazatelstvo.

3.Решение АС Новосибирской области от 25.09.2015 г. по делу № A45-12842/2015, <http://docs.pravo.ru/document/view/73122785/84525843/>.

4.Решение АС Новосибирской области от 07.11.2015г. по делу № А45-13590/2015. <http://kad.arbitr.ru/Card/fd1b8271-e98a-4d44-89fe-ec5284321290>.

Похожие работы на - Правовое регулирование электронной торговли

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!