Организация и социальный состав первых христианских общин

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    54,9 Кб
  • Опубликовано:
    2017-06-27
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Организация и социальный состав первых христианских общин















Организация и социальный состав первых христианских общин

Введение

Христианство зародилось в первой половине I в. н. э. и стало второй по времени возникновения мировой религией. Первоначально возникнув на территории Палестины, новое учение, распространяясь путем проповедей апостолов и миссионеров, как среди иудеев рассеяния, так и новообращенных прозелитов. Уже в середине I века оно проникло в Рим и быстро распространилось по всей территории Римской Империи.

Христианство зарождалась в условиях широкого развития в римском обществе рабовладельческих отношений, значительного социального расслоения, что привлекало в ряды христиан еще больше последователей. Постепенно христианские общины становились все более сплоченными, произошло становление церковной иерархии и клира, в ряды христиан вовлекались все новые категории населения.

Первая христианская община была создана в Иерусалиме и ставилась апостолами в пример остальной церкви, являясь идеалом праведной жизни. Христианские общины создавались во многих крупных городах, среди которых стоит особенно отметить Корнф, Антиохю, Карфаген. Приверженцы учения проповедовали идеи загробного воздаяния, покаяния, скорого конца света, любви к ближнему своему и неизбежности божественного суда

Христианское вероучение вступило в острый конфликт с иудейством, а также с римскими властями. Если первоначально христиане воспринимались римлянами как иудейская секта, то после обвинения их в поджоге Рима отношение к ним резко меняется. Они подвергаются гонениям, их заставляют отрекаться от своей веры. Однако, несмотря на это, христианство постепенно, укрепляется, получая все большее распространение среди всех категорий населения.

Первоначальные христианские общины были слабо связанны между собой и фактически были самоуправляемыми организациями, лишь в некоторых случаях помогая друг другу, но в целом имевшие сходную организацию и социальный состав.

Актуальность данной работы обуславливается тем, что в современной отечественной и зарубежной историографии фактически отсутствуют специализированные работы по данному периоду, рассматривающие изменение организации и социального состава первых христианских общин в их взаимосвязи. Данная проблема рассматривалась односторонне. В дореволюционной историографии основное внимание уделялось религиозному аспекту и организации общин в марксистской же историографии упор делался на классовый подход. Сегодня представляется возможным рассмотреть изменение организации и социального состава первых христианских общин в их взаимосвязи, учитывая различные факторы общественной, экономической и политической жизни.

Объектом данного исследования является организация и социальный состав первых христианских общин.

Предметом исследования является динамика развития организации с социального состава первых христианских общин.

Цель данного исследования - проанализировать организацию и социальный состав первых христианских общин

Достижению поставленной в работе цели будет способствовать решение следующих задач: христианский община церковь

Рассмотреть социальный состав первых христианских общин

Хронологические рамки исследования охватывают период с I века н.э. до Первого Вселенского Собора в Никее (325 г.). Выбор нижней границы исследования объясняется рубежом возникновения христианства. Выбор верхней границы исследования объясняется превращением христианства из гонимой религии в государственную в начале IV века и формирования церковных догматов.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Римской Империи в период I-III веков н.э.

Источниковая база исследования охватывает как источники христианского происхождения, так и произведения нехристианских авторов. Источники, используемые в данной работе, можно разделить на несколько типов.

Во-первых - это книги Нового завета. В данной работе рассматриваются как Евангелия, так и апостольские послания. Они дают наиболее полные сведения по истории развития организации и социального состава ранних христианских общин в I-II веках нашей эры. Отбор новозаветного канона произошел во II веке, но завершился только к концу IV века. В него входит 27 сочинений различных жанров: четыре «Евангелия», «Деяния апостолов», 21 «послание» (поучение в эпистолярной форме), из которых 14 принадлежит или приписывается традицией апостолу Павлу, а остальные - апостолам Петру (два), Иоанну Богослову (три), Иакову и Иуде (по одному), и «Откровение Иоанна Богослова», или «Апокалипсис».

В книгах «Нового завета» содержатся сведения об апостолах, пророках, дидаскалах, возникновении должностей епископов, диаконов и пресвитеров, взаимоотношениях внутри общины, свидетельства о роли рабов женщин в общинах, их социальном составе. Стоит отметить, что авторы Нового завета не пытаются целенаправленно рассмотреть церковную историю, поэтому многие сведения можно извлечь из косвенных свидетельств.

Дискуссионным является вопрос о времени возникновения Евангелий и их достоверности. В богословской литературе возникновение книг Нового Завета датируется I в. н.э, а их изменение со временем не признается. Советские исследователи, в особенности до 60-х гг. К примеру Ленцман, и Виппер считали канонические Евангелия одной из поздних частей нового завета, а «Откровение Иоанна Богослова», помещенное в конце Нового завета, древнейшим произведением. Они полагали, что «Многократные переделки отдельных сочинений продолжались довольно долго, вплоть до IV в. н.э.». С течением времени, накопление нового материала по данному вопросу, в частности кумранские открытия, находки в Египте фрагментов евангелий, относящихся ко II в. н.э., создало основы для более строгого отношения к фактам и евангельской традиции.

Во-вторых, - это церковно-правовые памятники. К этому типу относится «Дидахе» (Дидаскалия) или «Кафолическое учение 12 апостолов». Оно представляет собой руководство для христианских общин и представляет собой важный источник по истории организации христианской церкви. Община, описываемая в «Дидахе», не имеет еще устоявшейся социальной организации и иерархии, что позволяет сделать вывод о том, что этот источник отражает положение, существовавшее в общине в I-II веках н.э. Ранович относит этот источник к началу второй половины II века, так и к более раннему периоду. А. Пастернак полагает, что она была составлена, очевидно в Северо-восточной Палестине или Сирии в III веке.8 . Этот памятник был открыт в 1883 году и в коне XIX начале XX века существенно расширил представления об организации раннехристианских общин.

В-третьих - эпистолярные памятники. В частности, 96-е письмо Плиния Младшего, римского наместника в Вифинии императору Траяну, характеризующее обстановку, сложившуюся в конце I начале II веков н.э. В нем содержится упоминание о христианских общинах в Малой Азии, их социальном составе. По мнению академика А.А. Толстого, поскольку Плиний являлся активным работником современного ему правительственного аппарата, и принадлежал к господствующему классу общества, его свидетельства несут соответствующую социальную окраску.

В-четвертых - это послания мужей апостольских. К началу II века относятся послания Игнатия Антиохийского Поликарпу, епископу Смирнскому, и к Смирнянам. Игнатий Антийохийский - сириец, но его послания написаны на греческом языке и направлены в основном простив современных ему лжеучений. К середине II века относится первое и второе послания к Коринфянам епископа Климента Римского. Они находится в Александрийском кодексе Библии. Поводом для написания посланий, стали раздоры, возникшие в Коринфской церкви, по поводу конфликтов верующих с клиром, поэтому в этих источниках можно найти ценные сведения, свидетельствующие об организации христианских общин того периода. Стоит отметить, что второе послание может вовсе не принадлежать Клименту, возможно получив свое название по ошибке переписчика писаний.

В-пятых - это церковно-исторические источники. Первым произведением этого жанра является «история» Евсевия Кесарийского (ок. 260-340), по праву считающегося «Отцом» церковной истории. Труд охватывает первые три века развития христианского учения, вплоть до правления императора Константина и уделяет внимание преемственности должностей епископов от апостолов, организации церкви того периода, деятельности пророков и учителей.

Из критиков христианства стоит в первую очередь отметить сочинения Цельса, которое является самым значительным произведением древности, направленным простив христиан. Точной информации об авторе «Правдивого слова» нет. Оно дошло до нас в пересказе христианского автора Оригена в его труде из 8 книг «Против Цельса».18 Ориген перефразирует практически всю работу Цельса, критикуя ее, и в таком виде доводя ее до нас. Труд Цельса дает позволяет рассмотреть христиан со стороны язычников, которые отмечали определенные детали, опускаемые в своих работах христианскими авторами.

В пятых - произведения христианских апологетов. Значительным источником являются произведения Квинта Септимия Флоренса Тертуллиана

«Апология», «Послание к Скапуле, Африканскому Проконсулу» и «О проскрипции против еретиков Его произведения относятся к концу II началу III веков н.э. и посвящены защите христианского учения от нападок еретиков. В них упоминается социальный состав и организация ранних общин.

Также следует отметить свидетельства римских историков. Свидетельство об изгнании христиан их Рима Нероном оставил в своих «Анналах» Тацит. Стоит отметить, что по мнению ряда исследователей, данное свидетельство представляет собой фальсификацию «с целью освятить ореолом старины легенду о мучениках».

Также важным источником по истории раннего христианства является сатирическое произведение Лукиана Самосского (ок. 152- ок.192) «О кончине Перегрина». Греческий писатель Лукиан в своих произведениях высмеивал различные общественные явления, в том числе и христианство с язычеством. Перегрин - кинический философ, умерший около 166 года н.э. Лукиан сравнивает Перегрина с морским богом Протеем. По всей видимости Перегрин является исторической личностью, что придает свидетельствам Лукиана еще большее значение. О нем упоминают Тертуллиан, Геллий и Татиан, Филострат.

Степень научной разработанности проблемы. Основной теоретической базой для данного исследования послужили работы отечественных и зарубежных историков, посвященные как истории возникновения и развития

христианского учения в целом, так и подробному рассмотрению интересующих нас вопросов в частности. Однако стоит заметить, что, как отметил еще Гарнак «направление в котором развивалась история церкви, привело к тому, что исследователи и толкователи Нового Завета, в гораздо большей степени заняты были содержащимися в нем догматическими рассуждениями, нежели теми его частями, в которых изображается жизнь древнейших христиан и содержаться нравственные наставления».

Такой проблеме, как организация и социальный состав первых христианских общин посвящено большое количество работ. Сегодня можно сказать, что в историографии сформировалось несколько точек зрения по данному вопросу. В дореволюционной историографии тема организации ранних общин занимала важное место, однако совершенно не придавался вниманию их социальный состав, а многие явления, связанные с эволюцией церковных институтов обосновывались падением морального облика служителей церкви, божественными установлениями и т.д.

В отечественной историографии одним из первых в своей работе «Первые четыре века христианства» затронул интересующий нас вопрос камергер российского императорского двора, православный духовный писатель и историк Церкви Андрей Николаевич Муравьев. Автор касается интересующей нас темы только вскользь и не прослеживает процесс развития должностей епископов, пресвитеров диаконов и диаконис. Только констатирует их наличие и функции. Отмечается только, что «прочие высшие и низшие должности клира образовались впоследствии постепенно, судя по нуждам общества христианского».

Этой темы коснулись Ф.А, и С.А. Тарновские в своей работе «Три первые века христианства: Восемнадцать чтений, составленные преимущественно по Гизелеру и Гагенбаху, с выдержками из первоисточников и с библиографическими примечаниями». Авторы уделяют внимание в основном мученичеству и гонениям, как впрочем и во многих книгах того периода. Но затрагивается тема устройства первой церкви. Вкратце затрагиваются вопросы социального состава общин, роли женщин и рабов, организации раннехристианских общин.

Также стоит отметить труд русского писателя и историка церкви Ефграфа Ивановича Смирнова «История христианской церкви». Подробно освящает в своей работе устройство и управление церкви. В своей работе он касается взаимоотношения клира и мирян, роли апостолов пророков, учителей, дидаскалов, и их служения, отдаленности от остальных мирян. Рассматривает иерархию должностей, установленных апостолами. Однако, автор не критически подходит к взаимоотношениям клира и мирян. Полагает, что клир не имел никаких притязаний на власть над мирянами и «проводил своё служение в духе братской любви». Занимает ярую процерковную позицию, отвергает идею о. Подобную же позицию занимает в своей докторской диссертации Василий Никанорович Мышцин и Михаил Эммануилович Поснов. Митрополит Макарий (Миролюбов), затрагивал в своем труде проблемы отношения христиан к военной службе и занятию административных должностей.

Большой вклад в развитие представлений о организации ранней церкви внес русский историк церкви Алексей Петрович Лебедев своим фундаментальным исследованием «Братья Господни. Исследования по истории древней церкви», а также своим исследованием церковных канонов.

Богословскую традицию рассмотрения данного вопроса в советский период продолжил русский эмигрант, епископ Константинопольской православной церкви Кассиан (Безобразов) (1892-1965). Один из первых исследователей в русской церковной традиции затрагивает в своем исследовании кроме вопросов иерархии общин, их социальный состав. Полагал, что в ранней церкви сами апостолы были носителями епископского служения, считав Иакова первым епископом.

Из зарубежных авторов, занимавшихся данной проблематикой, следует отметить немецкого теолога либерального направления Адольфа фон Гарнака. Он рассматривал церковную историю как часть всемирной, а потому считал, что к истории церкви применимы методы, используемые в исторической науке. В книге «Сущность христианства» он сформулировал свое кредо как ученого- историка и христианина. В работе «Миссионерская проповеди и распостранение христианства в первые три века»Эрнст фон Добшюц в работе «Древнейшие христианские общины. Культурно-исторические картины» касается социального состава коринфской, римской и македонских общин.

Большое значение имеет фундаментальное исследование французского философа и теолога Эрнеста Ренана «История происхождения христианства»состоящая из семи книг. Подробно проблема организации раннехристианских общин освящается в шестой книге «Христианская церковь». Полагает, что возникновение пресвитеров, епископов и диаконов и концентрация власти в их руках есть аристократическая тенденция, отстранившая от власти народ, будучи, таким образом, негативной тенденцией,. Однако в то же время сосредоточение власти на данном этапе развития было необходимо. Христианство пришло бы в упадок, не будь концентрации власти.

Касалась данной проблематики и марксистская историография. Для нее был характерен повышенный интерес к социальному составу, классовым противоречиям внутри общин. В целом, марксистские авторы полагали, что именно социальные причины привели к эволюции церкви. Отход от церковного демократизма первых общин в пользу иерархии воспринимается целиком негативно. Выявлялись социально-экономические и идеологические корни христианства В марксистской историографии главное внимание уделялось социальной стороне рассматриваемого вопроса, а экономическим факторам придавалось решающее значение.

Данную тему в своей работе « О первоначальном христианстве» затронул еще Фридрих Энгельс. Он стремился проследить точки соприкосновения раннего христианства с современным ему рабочим движением, рассматривая пророков как обманщиков, обогащающихся за счет легковерного народа и живущих за счет общины. Основной социального состава общин автор считал бедняков и разорившихся крестьян, основной выход для которых был в религии. Полагал, что и Евангелия и Деяния плод более поздней переработки.

Во многом, этой же позиции, с некоторыми отклонениями, придерживались и другие марксистские авторы. Карл Каутский в своей работе «Происхождение христианства» выдвигает идею о пролетарско-коммунистическом характере раннехристианских общин. Автор отмечает, что община, возникнув первоначально как антипод классового общества, по мере распространения христианства и изменения социального состава христианских общин становится его подобием. Строгую внутрицерковную дисциплину автор считает главной опорой деспотизма и эксплуатации и связывает ее с вытеснением апостолов и пророков и заменой их на епископов.

Советская историография придерживалась взглядов Энгельса на христианскую церковь. Эту проблематику исследовали в 50-60-е годы целый ряд советских исследователей, которые акцентировали внимание на изменениях в социальном составе общин, классовых противоречиях в них. В этом ряду особое место занимает видный советский историк, член Академии Наук СССР Роберт Юрьевич Виппер в своей работе «Рим и раннее христианство». Виппер рассматривает христианство в связи с социальным устройством и мировоззрением существовавшего общества стр5. Полагал, что несмотря на все заявление христианской церкви о любви к ближнему на деле церковь осуществляет «суровое рабовладельческое право». Активно продвигал идею о возникновении христианства только во II веке.

Видный российский ученый, исследователь античности, историк религии Яков Абрамович Ленцман (1908-1967) в совей работе «Происхождение христианства»50. Рассматривал роль клира по пастырским посланиям, социальную программу евангелий. Отвергал идею о христианском коммунизме. Противопоставляет клир и паству, считает что епископы постепенно сосредоточили всю полноту власти в общинах в своих руках.

Советский историк античности, доктор исторических наук, профессор Абрам Борисович Ранович в своих работах «О раннем христианстве» и

«Первоисточники по истории раннего христианства» систематизировал источники и по истории вопроса, и опубликовав их подборку

Советский историк античности Сергей Иванович Ковалев в своей работе «Основные вопросы происхождения христианства» в общем, отстаивал позицию, во многом сходную с позициями Кубланова и Ленцмана. Он акцентирует внимание на усилении в общинах во II веке собственнических элементов, полагая, что это вылилось во внутреннюю борьбу среди христианства, выражением чего стали ереси. Такой же позиции придерживается историк религии , писатель и археолог Михаил Моисеевич Кубланов в своей работе «Возникновение христианства».

Особое место в ряду советских исследователей занимает широко известный исследователь истории раннего христианства, видный советский и российский историк - антиковед Ирина Сергеевна Свенцицкая в своих работах «От общины к церкви» и «Тайные писания первых христиан»,58 «Особенности религиозной жизни народных масс в азиатских провинциях Римской империи (II-III вв.): язычество и христианство» рассматривала связь христианских общин с ессейскими, эволюцию церковных должностей. Полагала, что состав христианских общин в период их формирования был неодинаков и зависел больше от национального и религиозного состава населения того или иного города. В работе «Женщина в раннем христианстве» рассматривается роль женщин в христианских общинах, их социальное положение

Из современных исследователей, к отдельным вопросам данной проблематики обращались: российский историк Е. В. Сергеева в своей статье

«Первые христианские общины в Северной Африке». Рассматривая

социальный состав христианских общин в Северной Африке, автор опровергает устоявшееся в советской исторической науке утверждение, будто бы религия первых христиан была исключительно религией притесняемых классов общества. Доцент кафедры истории древней Греции и Рима Алексей Дмитриевич Пантелеев в ряде статей рассматривает различные вопросы развития раннего христианства, в том числе отношение христиан к римской армии и военной службе, обращение античных актеров в христианство, различные группы христиан в Риме во II-III веках н.э, и их взаимоотношения.

Роль рабов, а вопрос демократизма в ранних христианских общинах рассматривает иерей Алексий Сергеевич Волочков в работах «Рабы в общинах первых христиан» и Элементы демократии в раннехристианских общинах Характеристики служения женщин в церкви посвящен сборник «Служение женщин в Церкви: Источники». Организацию епископских выборов в Северной Африке по посланиям Киприана Карфагенского рассматривает историк Санкт-Петербурского государственного университета Алексей Витальевич Каргальцев.

Из современных зарубежных историков следует отметить работы британского богослова и историка Геза Вермеша, рассматривающего в своей работе «Христианство: как все начиналось» историю возникновения и развития христианства, от деятельности Иисуса, до I Вселенского собора в Никее. Организации общин в период 95-197 годов н.э. уделил внимание Канадский историк Альберт-Гюстав Аман.

Методология: При написании данной работы использовался комплексный подход к изучаемым источникам, историко-сравнительный метод, позволяющий выделить общее и особенное в развитии различных явлений и факторов, а также метод источниковедческого анализа, для сопоставления сведений из различных источников, критики приводимых в них сведений.

Также в исследовании применялся историко-системный метод, который использовался рассмотрения исторических событий и явлений в их взаимосвязи, как целостной системы, а также их изменений.

Новизна работы: На основании рассмотренных источников по организации и социальному составу первых христианских общин была сделана попытка систематизировать сведения, о процессе изменения их социального состава и организации.

Глава I Организация первых христианских общин

.1 Состав и характеристика первых учителей христианской церкви I - III вв.

Апостолы

Переходя к рассмотрению организационной структуры ранней церкви, в первую очередь необходимо рассмотреть институт апостолов, которые играли одну из ключевых ролей в зарождающемся христианстве. Апостол Павел писал:

«И иных Бог поставил в Церкви во-первых апостолами, во-вторых пророками, в-третьих учителями; далее, иным дал силы чудодейственные» (1 Кор. 12:28), приписывая, таким образом, появление апостолов, пророков и учителей божественному промыслу.

Как отмечал А.Б Ранович, древнейшие христианские общины не имели постоянных должностных лиц, служителей культа. Руководили общинами харизматики, одаренные «благодатью» проповедники нового учения, влияние и значение которых определяется их личной одаренностью - апостолы, пророки и учителя, причем ключевое место занимают именно апостолы и пророки, которые отождествляются с проповедниками.

Апостолы выступают в роли принявших безусловное прямое повеление Бога. Так, по словам Климента Римского «Христос был послан от Бога, а апостолы от Христа» (Клим. 1 Кор. XLIII). Это говорит о праве апостолов быть прямыми выразителями Слова Божьего, данного им напрямую от высших сил.

Стоит отметить, что в иудейской религии также существовали подобные учителя. М.Э. Поснов в частности упоминает, что в иудейской церкви, после разрушения Храма, апостолы были чиновниками, сборщиками денег, поддерживающими связь иудеев с Иерусалимом. Однако в то же время он полагает, что не следует ставить христианские служения в зависимость от иудейских, приписывая последним их происхождение, так как иудейские апостолы появились значительно позже. По мнению Поснова, должности

апостолов, пророков и дидаскалов у иудеев никогда не образовывали между собою какой-либо связной триады, и характер этих служении в христианской Церкви был значительно иной.

Первоначально Иисусом Христом было избрано, сначала двенадцать, а затем семьдесят апостолов и посланы на проповедь по двое (Мк. 6:7 и Лк. 10:1). Возможно, избрание двенадцати произошло в параллель к двенадцати коленам Израилевыми (Мф. 19:28),

Апостолы обладали неоспоримым авторитетом в общинах, но не использовали принуждение для продвижения своих идей. Они скорее пытались наставить паству на путь истинный путем убеждения. К примеру, апостол Павел, обращаясь к римлянам говорил « «Итак умоляю вас, братия, милосердием Божием, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего» (Рим. 12:1). Вместе с тем он постоянно призывал задумываться над смыслом его слов: «Я говорю вам, как рассудительным; сами рассудите о том, что говорю» (1 Кор 10:15.). Таким образом можно говорить о том, что апостолы обладали скорее моральным авторитетом среди верующих.

А.Б. Ранович полагает, что несмотря на то, что первоначально апостолы были странствующими проповедниками новой веры, в дальнейшем слово «апостолы» получило новое значение - мнимых непосредственных учеников Иисуса, а проповедников стали обозначать названием «евангелисты». Е. И. Смирнов полагал, что евангелисты были помощниками и опорой апостолов, однако не исключено, что один и тот же человек мог быть одновременно и евангелистом и апостолом. Евангелисты, как и апостолы, служили всей церкви и занимались главным образом распространением христианства и обращением язычников. Поснов полагает, что в Евангелиях Апостолами назывались не только непосредственно апостолы, избранные Иисусом, но также и в широком смысле все проповедники, как, например, Варнава и Силуан. После окончания

определенного дела, на которое они были избранны, прекращалось и их служение.

Однако, несмотря на кажущийся либерализм, структура первой церкви и никогда не была «демократической». По мнению В.Н. Мышцина, эта демократия была ограничена авторитетом апостолов, который лежал вне воли общины, и был от нее независим. Эти апостолы были как бы непосредственными выразителями божественной воли, будучи поставленными непосредственно Иисусом. Таким образом, можно говорить о том, что слушающий апостолов с точки зрения ранних христиан внимал как бы самому господу, отчего и проистекал их авторитет в христианских общинах.

В деяниях говориться, что народ «постоянно пребывал в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян II:42). В.Н. Мышциин полагает, что на апостолах лежала обязанность верно и не превратно излагать то, что они узнали от Господа. В то же время, при малейшем отступлении от основ веры, они подвергались осуждению другими апостолами и всей церковью. По его мнению, выразителями и хранителями предания являются не только апостолы, но и все верующие, в силу чего они могут отценивать поведение самих апостолов и судить о них в вопросах веры

Основной задачей апостолов, безусловно, было возвещение евангелия. Однако, это была отнюдь не основная их функция. По мнению В.Н. Мышцина, апостолы не составляли нераздельной «коллегии» равноправных и равновлиятельных лиц, поскольку они, в большинстве случаев, выступают

раздельно, как самостоятельные деятели и проповедники, причем некоторые апостолы, сначала Петр и Иоанн, а потом и Иаков, приобретают, по его мнению, руководящее значение, по сравнению с другими. По его мнению, авторитет апостола в значительной степени зависел от его личности, а не от его апостольского призвания и таким образом, уже на самой заре развития христианства мы видим отклонение от коллегиальности. Стоит отметить, что это довольно спорный вопрос. К примеру, один из современных исследователей христианства Волочков полагает, что в христианская эклессия была обществом равных, а в жизни ранних общин демократические тенденции играли важную роль.

Марксистская историография безусловно наделяла апостолов имущественными функциями, а особенно пыталась обвинить их в стяжательстве. К примеру, Ранович полагает, что в задачи апостолов входил также и сбор денег в общине. По крайней мере, второе послание к коринфянам он трактует как требования взносов с коринфян на нужды пропаганды.

Характерно, что ранней церкви угрожали некие «лжеапостолы», которых призывает опасаться апостол Павел (2 Кор. 11:13-15). Особый интерес в данном контексте представляет «Дидахе» или «Учение 12 апостолов». Дидахе призывает общины принимать апостолов как Господа.(Дидахе XI.4) Однако, апостол не должен оставаться в общине более двух дней. (Дидахе XI.5). Апостолы также не должны принимать ничего у хозяев, кроме хлеба (Дидахе XI.6) В Дидахе также говориться, как можно определить истинных проповедников. Они не просят денег у верующих и не стремятся пробыть как можно дольше в донной и той же общине, живя за ее счет. (Дидахе XI.4-5) Если апостол решил остаться в общине, более одного дня то он лжеапостол - говорит Дидахе. (Дидахе XI.5). Также, если апостол требует у общины серебро, то он также лжепророк (Дидахе XI.6.). Все это свидетельствует о том, что в жизни ранних общин имели место случаи, от которых предостерегает Дидахе. Однако, стоит отметить, что по мнению Я. А. Ленцмана, в этом сочинении апостолами называются не «ученики христовы», как в евангелиях, а посланцы христианских общин.

Таким образом можно заключить, что апостолы в первых христианских общинах являлись распространителями христианского вероучения, обладая только лишь моральным авторитетом по сравнению с остальными членами общины. Безусловно то, что они не обладали никакими реальными средствами принуждения. Главной их задачей было распространение евангелия. Если первоначально под апостолами понимались только непосредственные ученики Христа, то с течением времени этот титул иногда стал применяться ко всем распространителям христианского вероучения среди язычников. Кроме того, это не была выборная должность, как должности церковного клира. С течением времени, по мере распространения христианства институт апостолов исчезает и с конца II века н.э. упоминания про них перестают встречаться.

Пророки

В отличие от Апостолов, в происхождении института христианских пророков тесно прослеживается связь с иудейской традицией. В ветхом завете пророки играют ключевое значение. По словам Г. Вермеша, в среде евреев господствовали представления о том, что эпоха пророчеств, время харизматиков закончилось, а последними пророками среди евреев были Аггея, Захария и Малахия. Прекращение евреи полагали, что пророчество, колыбель харизматической религии, закончилось в период восстановления Храма и владычества персов (конец VI - V века до н.э.). Однако, также стоит отметить, что среди иудеев также встречалась уверенность, что пророчество возобновиться в времена Мессии.

По мнению Е. И. Смирнова пророки, как и апостолы, занимались главным образом распространением христианства. Однако, они также могли и пророчествовать, причем не только о настоящем, но и о будущем, убеждая, таким образом, обывателей присоединяться к христианской церкви. Пророчествуя о настоящем, пророки могли обличать определенные проблеммы общества.Однако, в то же время Е. И. Смирнов отмечает, что пророками могли быть и сами апостолы, совмещая, таким образом, несколько служений. Они пророчествовали о божественном предопределении Священного Писания новом завете А. П. Лебедев отмечает, что характерной особенностью пророков, отличающих их от апостолов, было то, что пророки не шли с проповедью к язычникам. Их главной обязанностью было распространение христианского вероучения в уже существующих общинах. Также примечательно то, что пророки были наделены особым даром «говорить в духе».

Таким образом, здесь мы можем наблюдать определенную преемственность от иудейской традиции. Деятельность Иоанна Крестителя как бы восстанавливала связь с иудейской традицией, восстанавливая институт пророков, которые получили в христианской церкви широкое распространение. Пророки упоминаются уже в Евангелиях: «кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника». (Мф. 10:41). В деяниях говориться, что в Антиохийской церкви были пророки Варнава, Симеон, Савл, Манил и Луций (Деян 13:1). Упоминаются пророки Иуда и Сила (Деян 15:32), пророк Агав (Деян 21:10). Также среди пророков упоминается женщина - пророчица Анна (Лк. 2:36).

Упоминаются в Новом Завете и лжепророки. В частности лжепророк Вариисус (Деян 13:6) Как и предостережения в отношении лжеапостолов, нередки предостережения в отношении лжепророков «и многие лжепророки

восстанут, и прельстят многих» (Мф 24:11). В частности об этом упоминается в евангелие от Матфея «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных». (Мк 13:22). Лжепророки здесь сравниваются с овцами в овечьей шкуре (Мф 7:15) Предостережение против лжепророков встречается и во втором послании (2 Кор. 2:1), первом послании Иоанна (1 Ин. 4:1)

В.Н. Мышцин полагает, что одни пророки проповедовали только в определенной общине, другие были странствующими проповедниками. При том высоком авторитете, которым пользовались пророки в первых христианских общинах, их служение в церкви не ограничивалось одним учительством. Они, подобно апостолам, оказывали существенное влияние на церковную жизнь. По его мнению общины смотрели на них как на органы Духа Святого и поэтому должны были относиться с уважением к их руководству и мнению по различным вопросам.

Пророки занимались помощью соседним общинам. В частности пророки, пришедшие в Антиохию из Иерусалима, пророчествовали о великом голоде и вдохновили местную общину на помощь Иудее (Деян 11:27-30) Апостолы посылают пророков Иуду и Силу, которых называют «начальствующими между братией» в Антиохию вместе с апостолами после Иерусалимского собора (Деян 15:22). Говоря о пророках, Климент Римский упоминает, что они, одни из первых обратившихся в христианство были избранны Христом для проповеди по различным городам, поставляя в новых общинах епископов и диаконов. (Клим. 1 Кор. XLII). Таким образом мы видим, что в этом по своим функциям пророки, сходны с апостолами, которые также поставляли в новых общинах епископов и диаконов.

Особый интерес в данном контексте представляет «Дидахе» или «Учение 12 апостолов». По сведениям из этого источника, пророки имели право совершать евхаристию (Дидахе X. 7). Пророки называются архиереями, и указывается, что члены общины должны вознаграждать пророков частью своего дохода (Дидахе XIII. 1-7). В Дидахе также содержится предостережение от лжепророков, которые могут угрожать христианским общинам. В нем есть указания, как отличить истинных пророков от ложных, и о том, как общинам следует принимать пророков. Особо указывается, что пророки не могут оставаться в общине, которая их приютила более двух-трех дней (Дидахе XII. 2). Это свидетельствует о том, что пророки, как и апостолы, были в первую очередь странствующими учителями, которые должны были распространять христианское вероучение.

По мнению Я. А. Ленцмана, руководящую роль в христианских общинах, описанных в Дидахе, играют харизматики. Ввиду отсутствия клира связь между общинами осуществлялась через бродячих проповедников, и поэтому обращалось особое внимание на их проверку. В этом отношении, по мнению Ленцмана, советы Дидахе очень схожи с предписаниями в Павловых посланиях.89 В Дидахе указывается, что пророков не следует испытывать и судить, но только тот является пророком, кто «хранит пути Господни» (Дидахе 7-8). В первую очередь настоящий пророк не должен стяжательствовать (Дидахе XII 12.)

Однако А. П. Лебедев отмечает, что пророки в некоторых случаях превращались из странствующих проповедников в проповедников, находящихся долгое время в одной общине. Именно с этим он связывает то, что в Дидахе специально указывается доля, которую члены общины должны отдавать пророкам. Лебедев полагает, что это говорит о том, что пророки вели далеко не такую аскетическую жизнь.90

По мнению А.Б. Рановича функции пророков, вероятно, отличались от апостольских тем, что апостол был прежде всего организатором, пророк - проповедником. Лукиан описывает христианского пророка Перегрина, как проходимца, для которого даже заключение в тюрьме превратилось в источник доходов, за счет помощи, которую оказывали ему христианские общины («О кончине Перегрина» 13.). Лукиан полагает, что Перегрин - обманщик, просто издевается над христианами - простецами, обогащаясь за счет них.

В марксистской историографии, вслед за Энгельсом, это трактовалось как свидетельство стяжательства и низкого морального облика пророков. А.Б. Ранович пишет о том, что «несомненно, что в этом массовом движении известную роль играли всякие проходимцы и шарлатаны».92 Он характеризует образ пророка, выведенного Лукианом, как «ловкого пройдоху, уголовника, преступника, затем философа-киника, христианского проповедника, странствующего пророка и аскета, сжигающего себя на костре».

А. П. Лебедев отмечает, что пророки, существовавшие в I-II веках н.э., по всей видимости, прекратили свое существование в III веке. Все это он связывает с ухудшением морального облика пророков, свидетельства которого он видит в Пастыре Ермы, которое осуждает стяжательство пророков. Возможно, прекращение существования института пророков было связано также с улучшением связей между общинами и формированием должностей церковного клира, в следствие чего необходимость в пророках попросту отпала Подводя итоги можно сказать, что функции пророков, как харизматичных учителей ранней церкви во многом отличались от апостольских. Несмотря на то, что пророки, как и апостолы не избирались общиной, а получали свой пророческий дар через божественное откровение, они не проповедовали христианское вероучение среди язычников, а занимались поддержанием связей между общинами ранних христиан, пророчествуя и разъясняя им христианское вероучение. Учитывая отдаленность общин друг от друга, и относительную малочисленность христиан на ранних этапах развития церкви, функция поддержания связей между общинами становится особенно важной.

В) Дидаскалы

Как уже отмечалось ранее, христианской церковью, появление учителей (дидаскалов), наряду с апостолами и пророками приписывалось божественному проведению. (1 Кор 12:28). Свое начало дидаскалы берут, как и пророки, из иудейской традиции. По мнению В.Н. Мышцина, предшественниками дидаскалов являлись иудейские книжники и учителя, которые со времен вавилонского пленения приобритают у евреев все большее и большее значение. Однако, в то же время он отмечает, что это не были лишь ученые знатоки. Дидаскалы, по мнению В.Н. Мытищина, состояли в самых тесных отношениях с народом, выступая проповедниками в синагогах, в которых, по иуждескому обычаю, имел права слова каждый иудей, образовывая школы и кружки и свободно распространяя учение повсюду.

В Новом Завете дидаскалы прямо отождествляются с книжниками. «Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город» (Мф 23:34). Как отмечает М.Э. Поснов: «Учители, книжники, раввины, дидаскалы пользовались среди иудеев безусловным авторитетом. После Бога их нужно было уважать более всего; их нужно ставить выше родителей. Соответственно этому, и христианские учителя, исторически (хронологически) выступавшие вслед за иудейством, пользовались высоким уважением»

Учителей, как и пророков, Святой Дух мог избрать на апостольское служение, как, к примеру, получилось с Варнавой и Савлом, которые были

дидаскалами в Антиохийской церкви (Деян 13:1). Однако в то же время Иаков предостерегает от того, что бы многие делались учителями. (Иак 3:1). Можно сказать, что Тимофей, который был послан Павлом напомнить «о путях моих во Христе, как я учу везде во всякой церкви», был учителем (1 Кор 4:17). Однако, в послании к Ефесяянам, которое было написано в 60 - х годах, учителя уже отделяются от апостолов, и ставятся в один ряд с пастырями и евангелистами.

«И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями» (Еф 4:11). Отсюда видно, что учителя фактически занимают последнее место в тогдашнем церковном клире, что уже не согласуется со свидетельствами апостола Павла, отводящего в первом послании к коринфянам учителям место, в одном ряду с апостолами и пророками (1Кор 12:28).

Стоит также отметить незначительность упоминаний учителей в Дидахе, по сравнению с апостолами и пророками. Там они упоминаются после пророков, что, естественно, ставит их в церковной иерархии на более низкую ступень

«Рукополагайте себе епископов и диаконов, достойных Господа, мужей кротких и несребролюбивых, и истинных, и испытанных, ибо и они исполняют для вас служение пророков и учителей». (Дидахе XV.1). М.Э. Поснов полагает, что это свидетельство «Дидахе» говорит об учителях так, как будто уже предполагает их начавшуюся службу в отдельных общинах.97 Таким образом, можно заключить, что постепенно из служения всей Церкви учителя переходят на службу к отдельным общинам.

Е. И. Смирнов отмечает, что первые хзарихматические учителя церкви раскрывали верующим особенности христианского учения, рассказывали им об обстоятельстваж жизни и смерти Христа. Однак, в первые три века существования христианства, наряду с лжеапостолами и лжепророками встречались и лжеучителя. К примеру, Игнатий Антиохийсккий призывает не внимать ложным учителям (Игн. Еф IX) Учителя продолжали существовать и

во времена Ермы, который упоминает их в связи с вопросом церковного покаяния. (Ерм. Заповеди IV. 3) и ставит учителей после апостолов и епископов, но перед дьяконами. (Ерм. Видение III. 5.).

А.Б. Ранович полагает, что функции учителей состояли в разъяснении вопросов вероучения, обрядов и догматов, по мере того, как они возникали.99 В.Н. Мышцин полагал, что проповедь христианских учителей существенно отличалась от проповеди апостолов и пророков. В отличие от апостолов, они сосредотачивали свою учительскую деятельность среди уже обращенных, и объяснли христианам спорные места в писаниях и в вопросах веры. Таким образом, они были как бы продолжателями дела апостолов, завершая его. Именно поэтому они могли оставатья долгое время в одной общине и фактически принадлежать только ей.

В этом отношении они сходны с пророками, которые действовали также среди христиан, а не среди язычников и нередко находили с ними в одной общине. Но как отмечает В.Н. Мышцин, между ними была и существенная разница. В то время, как пророки проповедовали, под влиянием святого духа, излагая видения и откровения, учителя наставляли методическим путем, в соответстии с требованиями и степенью понимания слушателей. Направлялась ли их учительская деятельность на целую общину или же на отдельных лиц она ограничивалась уже ранее данными рамками, приспосабливаясь или к священному писанию или к христианскому приданию. Учитель не приносил с собой нового учения, новых откровений, он лишь тщательно излагал, пояснял, систематизировал ранее переданное.

Постепенно, институт дидаскалов, как и остальные харизматические служения отмирает. По мнению Е. И. Смирнова первоначальное разделение верующих на клир и мирян было предопределено еще Христом, а лица, составляющие ее, занимали промежуточное положение между Богом и

мирянами, но в то же время были едины с ними. Первые служения он называет «чрезвычайными», что свидетельствует о том, что они были призваны только для распространения веры в начальный период существования церкви. В.Н. Мышцин полагает, что между разными классами проповедников трудно провести какую-либо разницу, в связи с тем, что в Новом Завете одно и то же лицо может выступать как апостол, пророк или учитель, как например Варнава и Савл. Дидаскалы прекращают свое существование в III веке н.э. просуществовав дольше пророков и апостолов. А. П. Лебедев связывает это со злоупотреблением и стяжательством дидаскалов Таким образом можно сделать вывод, что задачей учителя подобно иудейскому раввину или книжнику, была напоминать христианам об учении изначальной церкви. Учителя стояли в церковной иерархии ниже не только апостолов, но и пророков. Однако, при всем при этом, учителя существовали несколько дольше апостолов и пророков, но как и все харизматические учителя начальной церкви, с течением времени исчезли. На смену же им приходила строго иерархическая система церковного клира.

.2 Первые церковные должности в раннехристианских общинах

Епископы

Перейдем к рассмотрению клира христианских общин. Ключевой должность здесь является должность Епископа, который постепенно стал занимать первенствующее положение в христианской церкви. Первоначально, среди христиан не было четкого разделения таких церковных должностей как епископы и пресвитеры. К примеру, Климент Римский в своем послании сначала говорит о том, что апостолы новообращенных христиан поставляли в епископы и диаконы для будущих верующих, но позднее он снова возвращаясь к этому, называет их уже в место епископов пресвитерами, несмотря на то, что фактически речь идет об одних и тех же людях. (Клим. Коринф. XLII)

Информацию о том, какие требования предъявляются к епископам можно найти в Первом послании к Тимофею апостола Павла. Эти требования во многом схожи. К примеру и епископам и диаконам предписывается быть мужьями одной жены (1 Тим 3:2; 3:12). Епископ должен быть трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, умеющий учить. Не быть пьяницой, драчуном сварливым и корыстолюбивым, но миролюбивым (1 Тим 3:4) Хорошо управлять домом и своими детьми. Епископы не должны были избираться из новообращенных, что бы, не возгордиться и не подпасть к осуждению с дьяволом (1 Тим 3:6). Во многом, такие же требования предъявляются и к дьяконам. Стоит отметить, что в первом послании Тимофея про диаконов говорится о том, что «хорошо служащие приобритают себе высшую стпепень» (1 Тим 3:13). А. П. Лебедев полагал, что под этим

подразумевается их повышение до епископов.Однако, в первых христианских общинах епископ не обладал всеобъемлющей властью. Важной должностью была должность пресвитера - старейшины. Поэтому необходимо рассмотреть эволюцию епископской должности и усиление власти епископата. К примеру, епископ Кассиан полагает, что епископское служение существовало еще в апостольский век. Однако, само оно так еще не называлось, а его носителями были сами Апостолы.

Интересную проблему представляет собой причина возникновения епископской власти. К примеру, Э. Ренан полагает, что создание церковных должностей, как в целом положительное явление, было необходима из за легкости возникновения ересей в ранней церкви, что было связано с борьбой за первенство в ней. Однако, он отмечает, что духовенство, говорящее от имени церкви, становится одновременно и причинной ее будущих крушений. Он определяет раннюю церковь как церковь-клуб, в котором все отказались от своих прав в пользу церковной иерархии. По мнению Ленцмана, наиболее характерной чертой пастырских посланий является наличие клира, резко ограниченного от массы верующих. Мы видим, что епископы признаны не только главами отдельных общин, но и целых объединений. К примеру Титу, епископу Крита, было поручено поставить по всем городам пресвитеров (Тит 1:5) В первом послании к Тимофею подробно перечислены функции епископов, диаконов и пресвитеров - главных чинов церкви. В послании к Тимофею сказано, что обвинение против пресвитера епископ обязан выдвигать не менее чем при двух или трех свидетелях (1 Тим 5:19)

Ленцман полагает, что эта цитата дает основание нам говорить о том, что конфликты в среде верующих были довольно частым явлением. Это могли быть конфликты между клиром и обычными верующими, которых он противопоставляет друг другу. Также в посланиях постоянно говориться о том, что епископы и диаконы не должны быть корыстолюбивыми и сребролюбивыми (1 Тим 3:3; 3:8) (Тит 1:7). Ленцман полагает, что это свидетельствует о столкновениях, возникавших на почве присвоения имущества общины представителями клира.

Игнатий Антиохийский требует от христиан повиноваться епископам, пресвитерам и диаконам (Игн. Тр. II.) Он требует, что бы христиане ничего не делали без епископа и призывает христиан повиноваться епископам как Иисусу Христу, что бы жить по образу Христа (Игн. Тр. II.). D том же послании Игнатий говорит о том, что тот, кто внутри алтаря, тот чист, а кто вне его, тот не чист. То есть тот, кто делает что-нибудь без епископа, пресвитера и дьякона, тот нечист совестью. Также Игнатий призывает быть покорным епископу, как заповеди Божией (Игн. Тр. XIII )

Игнатий упоминает епископов и в послании к Смирянам. Он призывает христиан не делать без епископов ничего, относящегося к церкви. Это касается евхаристии, а также крещения детей и совершения «вечери любви». (Игн. Смир. 8).

В «Дидахе» также упоминаются епископы и диаконы. Говориться, что они исполняют в общине служение пророков и учителей и о необходимости выбирать на эти должности «мужей кротких и несребролюбивых, и истинных, и испытанных» (Дидахе XV.1). Таким образом, можно сделать вывод о том, что должность епископов была выборной.

Ленцман также отмечает, что епископы избираются рядовыми христианами, а не рукополагаются властями, как в последующее время Поскольку автор Дидахе напоминает верующим, что епископами не следует пренебрегать, но что они должны почитаться «наряду с пророками и учителями» Ленцман делает вывод о том, что епископы лишь приравниваются к харизматикам. Притом это достигается при помощи определенного нажима на рядовых христиан. По мнению Ленцмана, основная причина создания церковного аппарата - это, судя по пастырским посланиям, борьба с противниками ортодоксального вероучения. Очень часто в них встречаются утверждения о том, что не надо даже вдаваться в споры с инакомыслящими христианами.

Касается данной проблематики А.Д. Пантелеев. Автор оставляет в стороне вопросы организации и структуры церкви и обращается к систематизации имеющейся информации о различных группах христиан в Риме во 2-3 в и анализе взаимоотношений между правоверными христианами и еретиками. Он приходит к выводу, что в церкви в этот период происходит процесс смены типов элиты - на смену элите интеллектуальной приходит элита «правящая», административная, и римская церковь не исключение. Если в середине II в. самыми яркими фигурами римского христианства являются учителя Юстин, Валентин или Маркион, то позже на первом плане оказываются епископы. Эта смена элит могла привести к конфликтам вроде того, что развернулся вокруг Оригена в Александрии, но римские епископы оставили достаточно большое пространство для деятельности интеллектуалов, и одним из основных ее направлений стала борьба с альтернативными учениями

Еще Ренан отмечал, что в евангелии от Матфея употребляется слово eclessia. Это как бы предполагает избрание церковных властей самой общиной. Однако, с течением времени, рядовые члены общины отказались от своих прав в пользу старшин, а те, в свою очередь делегировали свои права одному председателю, который и мог теперь говорить от лица всей церкви. Пресвитеры и епископы очень скоро сделались единственными представителями церкви. Ренан полагает, что затем совершился еще более важный переворот. Из числа епископов и пресвитеров определенной общины выделился один, который занимал главенствующую позицию, поглотил права других и становился епископом либо пресвитером по преимуществу. Историк обосновывает это тем, что таинство евхаристии могло быть совершено только одним, и это предавало тому, кто его совершил, огромную важность.

Теперь епископ становиться главой всего пресвитерства, а следовательно и всей церкви По его мнению, теперь каждая церковь имеет теперь только одного главного пресвитера, который, в отличие от всех прочих, называется епископом. При этом епископе мы видим диаконов, вводов, совет пресвитеров. Епископ становится единственным приемником апостолов, а верующий совершенно исчезает из управления общиной.

А.В. Каргальцев, рассматривая епископские выборы в Африке в III веке н.э. Рассматривая послания Киприана Карфагенского, он приходит к выводу, что в тот период в северной Африке существовала достаточно отлаженная процедура выборов епископов, которая затрагивала всю общину. Все члены общины - клир, миряне и епископы свидетельствовали о достоинствах и недостатках кандидата. Затем, на основании высказанных мнений приход и клир одобряли или не одобряли выдвинутую кандидатуру. Затем члены общины принимали общее решение по рассматриваемому вопросу, одобряя или не одобряя выдвинутого кандидата. Решение было всеобщем и фактически было овеяно божесвенной благодатью.

Тем не менее А.В. Каргальцев отмечает, что тот пример выборов, который рассматривает Киприан в своих посланиях отражает скорее идеальное положение вещей, не согласующееся с реальным положением дел в общине. Такие выборы вряд ли были повсеместным явлением в тот период. Одной из основных проблем в тот период было подтверждение легитимности сделанного общиной выбора. Процесс избрания был сопряжен с маской проблем. Церковь сталкивалась со многими вполне мирскими проблемами, основным из которых была симония, несмотря на то, что в III в. епископский сан был еще не столь привлекательным для богатых людей, как это будет через столетие. К тому же христианские епископы первыми подвергались преследованию во время гонений. Во фрагментах Ипполита Римского мы сталкиваемся с практикой симонии при епископских выборах, где он говорит о христопродавцах.

Каргальцев приходит к выводу, что несмотря на то, что система выборов, на которой настаивал Киприан была идеалистической, и не могла до конца быть реализованной на практике, благодаря даже частичному ее внедрению африканская церковь становится ведущей, среди существовавших тогда общин, а система выборов, предложенная Киприаном надолго переживает своего создателя и оказывает существенное влияние на дальнейшее формирование церковных институтов.

Таким образом можно заключить, что в первоначальной церкви должность епископа была выборной. Первоначально они были тесно связанны с диаконами и часто упоминались вместе с ними. Однако затем эта должность становится ключевой в церковной иерархии. Связанно это было со становлением церковных институтов и усиления власти клира, исчезновения первоначальных харизматических учителей. Апостольская власть усиливается, оттесняя рядовых членов церкви от управления. Распространяется симония.

Епископы становятся своего рода приемниками апостолов. Однако, если апостолы опирались только на свой авторитет как харизматических учителей, епископы, будучи главами зарождающегося церковного клира, концентрируют в своих руках административную власть.

Диаконы

Уже в апостольский период по мере увеличения количества последователей хозяйственная жизнь общин стала усложняться, возникла необходимость в помощи апостолам в заведовании хозяйственными делами, помощи вдовам. Поэтому в Иерусалимской общине, по предложению Апостолов были выбраны семь диаконов: Стефана, Филипп, Прохор, Никанор, Тимон, Пармен и Николай Антиохиец. (Деян 6:1-5)

Требования, предъявляемые к кандидатам да должность диакона, мало отличаются от таких же требований к епископам. Упоминается, что они должны быть не пьяницами и не корыстолюбивыми, быть примерными христианами (1 Тим 3:8-10). Дьякон должен быть мужем одной жены (1 Тим 3:12) Жены диаконов должны быть «честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем». (1 Тим 3:11) В послании к траллийцам Игнатий призывает повиноваться пресвитерам, так же, как апостолам, всячески угождать диаконам. (Игн. Тр. II) В послании к Смирянам Игнатий призывает почитать диаконов «как заповедь Божию». (Игн. Тр. 3)

Дидахе призывает рукополагать диаконов, которые должны заменить общине пророков и учителей. (Дидахе XV). Стоит отметить, что здесь диаконы указанны вместе с епископами, что указывает на их высокое положение в ранней церкви. Игнатий Антиохийский называет диаконов служителями «таинств Иисуса Христа) (Игн. Тр. 3).

Однако, как отмечают Ф.А. и С.А.Терновские, диаконы, кроме вверенной им заботы о бедных, могли принимать участия в дальнейшем распространении евангелия. Двое из этих семи диаконов - Стефан и Филипп известны, как проповедники евангелия. Из этих семи диаконов один стал мучеником, во время гонения на юную христианскую общину.121 Действительно, Евсевий упоминает, что Филипп, будучи поставлен в диаконы, тем не менее пришел в Самарию проповедовать христианское учение. (Евс. II.1.)

Также сведения об организации и социальном составе общин можно найти в сочинениях Юстина. Рассказывая о христианских собраниях он упоминает о диаконах, имевших попечение в хозяйственных делах общины, и о предстоятеле, ведущим собрание и наблюдающим за деятельностью диаконов. Характерно, что, по мнению Ленцмана, Юстин еще не знает епископата. Он полагает, что предстоятель был выборным лицом.

Э. Ренан полагает, что введение института диаконов сыграло существенную положительную роль в развитии христианской церкви. По его мнению, введением этого института как бы было провозглашено, что социальные вопросы теперь занимают основное место в жизни христианской церкви, поскольку уход за малоимущими теперь приравнивался к религиозной службе. Но самую значительную роль, по его мнению, они сыграли как администраторы, выполняя управленческие функции. Ренан полагает, что диаконы сделали гораздо больше для христианской церкви, постоянно общаясь с паствой, обращая в христианство новых членов, чем апостолы, которые бездействовали в Иерусалиме.

Довольно распространена версия о родстве епископата и диаконата в ранней церкви. Этой версии, в частности, придерживался Лебедев, который указывал на то, что в раннехристианских памятниках эти должности упоминаются вместе. Однако, постепенно функции диакона отделились от функций епископов и они существенно опустились в церковной иерархии раннего христианства. Диаконы упоминаются в Пастыре Ермы. Там они поставлены в самом конце церковной иерархии, после апостолов, епископов и учителей.(Ерм. Видение III. 5.) Климент Римский ставит диаконов ниже епископов и ссылается на упоминания о диаконах в Ветхом Завете (Клим. Кор. 42)

Лебедев связывает ослабление роли диаконов в общинах с тем, что епископы, в отличие от диаконов, стали толкователями слова Божия, что постепенно возвысило их над последними и к концу II века должности епископов и диаконов окончательно разделяются .

Таким образом можно сделать вывод о том, что должность дьякона была первоначально создана как хозяйственная. Дьяконы, как и епископы, были призваны заменить собой апостолов и учителей, которые ранее руководили жизнью общин. Однако, в виду своего положения, дьяконы, на раннем этапе развития христианства, были тесно связаны с епископами, как по функциям, так и по положению в церковной иерархии. Однако, к концу II века диаконы теряют свое положения и опускаются на нижние ступени церковной иерархии. Власть в общинах концентрируют в своих руках епископы.

Пресвитеры

Если о происхождении Диаконов в Новом завете имеется четкая информация, то о происхождении пресвитеров там ничего не сообщается. Они появляются без всякого предварительного пояснения. Всего в Новом Завете пресвитеры упоминаются трижды.

В первый раз, эта должность упоминается, когда верующие Антиохийской церкви посылают помощь в Иерусалим через Варнаву и Савла. В деяниях говориться, что собранное было послано через них к пресвитерам (Деян 11:30) Затем пресвитеры упоминаются как члены иерусалимской общины, во время собора, связанного с вопросом об обрезании новообращенных. «Когда же произошло разногласие и немалое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим» (Деян 15:2). В данном случае

они упоминаются наряду с Апостолами: «По прибытии же в Иерусалим они были приняты церковью, Апостолами и пресвитерами, и возвестили все, что Бог сотворил с ними и как отверз дверь веры язычникам». (Деян 15:4)

Во время собора, они рассматривают вопросы вместе с Апостолами (Деян 15:6). Хотя по этому вопросу голосует вся община, далее упоминается, что установления установлены только апостолами и пресвитерами Иерусалима (Деян 16:4). Таким образом, можно говорить о том, что пресвитеры вместе с Апостолами принимали «определения» по разным вопросам организации иерусалимской общины. Пресвитеры также упоминаются как члены иерусалимской общины в эпизоде возвращения Павла в Иерусалим, где они вместе с Иаковом просят его доказать, что он продолжает соблюдать законны Моисея (Деян 21:18).

По мнению В.Н. Мышцина, пресвитеры, после апостолов, являлись главными руководителями иерусалимской церкви. Он считает, что если апостолы и пресвитеры постоянно называются вместе, они являются коллегией. Но неправильно бы было говорить, что они поступают совершенно таким же образом, как иерусалимский сенидрион, как высшая духовная власть не только для местной общины, но и для всех христианских общин. В данном случае В.Н. Мышцин полагает, что оснований говорить о том, что такая коллегия могла иметь место. Нет никакого основания говорить также о тождестве пресвитеров и диаконов в силу их совершенно различных функций, так как несмотря на то, что пресвитеры заведовали, как и диаконы, материальной стороной жизни в общине, ничто не указывает на то, что диаконы заведовали финансами общины, или ведали дисциплинароной частью управления.

В.Н. Мышцин объясняет отсутствие сведений о возникновении пресвитерства тем, что такого учреждения как акта, привязанного к одному определенному моменту истории иерусалимской общины не было, и что пресвитерий развивался постепенно, а не сразу, вызванный к жизни каким-либо определенным событием в иерусалимской церкви. Появление этого института он связывает с тем, что общине нужны были лица для принятия пожертвований и для обсуждения текущих дел общины. Все собрание верующих, конечно, не могло выполнять всех этих обязанностей. А поскольку большая часть апостолов отсутствовала в Иерусалиме, посвятив себя делу проповеди, постепенно должны были выдвигаться лица, имеющие по сравнению с другими членами общины большее влияние. Оно могло обусловливаться многими причинами: близостью к Иисусу во время его земной жизни, давности принадлежности к общине, более высоким положением среди иерусалимского иудейства и т.д.

Епископ Кассиан выдвинул предположение о том, что в I в.н.э. в Иерусалиме существовал Совет, ведавший церковными делами, в котором ключевое место играли пресвитеры, которые, по его предположению, могли быть членами этого Совета. Кассиан полагал, что, если христианство на заре своего существования было тесно связанно с иудаизмом, то вполне возможно, что христиане копировали определенные иудейские церковные учреждения, и, в частности Синедрион, по образцу которого и был, по предположению Кассиана, организован существовавший в иерусалимоской общине совет. Подобным советом в иудаизме упавлял Первосвященник. Епископ Кассиан же, в должности вероятного христианского первосвященника видит Иакова..

В этой связи можно рассмотреть послание Климента Римского Коринфянам. Он свидетельствует, что члены этой церкви вступили в конфликт с пресвитерами, (Клим. Кор 47), чему, собственно и посвящено послание.

«Блаженны предшествовавшие нам пресвитеры, которые разрешились от тела после многоплодной и совершенной жизни: им нечего опасаться, чтобы кто мог свергнуть их с занимаемого им места». А это действительно случилось в Коринфе (Клим. Кор. XLIII-XLIV). Упоминается, что это отнюдь не новое постановление, Климент ссылается на Ветхий Завет (Клим. Кор. XLII) Таким образом, можно говорить о том, что наличие этих должностей обосновывается тем что они установлены по воле бога и угодны ему. Как в ветхом завете были свои установления, как и в новом от Бога и Христа (Клим. Кор. XLI). В связи с этим можно отметить, что Волочков пишет о том, что христианская должность изначально рассматривалась христианами как пожизненная. По его мнению, община не могла самовольно свергать неугодных служителей. Лебедев полагал, что постепенно пресвитеры эволюционировали в институт приходских священников

Исходя из всего вышесказанного можно сделать вывод, что пресвитеры занимали значительное место в первых христианских общинах. Будучи старейшинами, возможно по примеру иудейского синедриона, они, тем не менее, стояли ниже епископов, и были обязаны подчиняться им. В ранней церкви пресвитеры, наряду с апостолами участвовали в решении спорных вопросов, что свидетельствует о том, что они обладали и моральным авторитетам в общинах, но несмотря на это, источники сохранили сведения о конфликтах паствы с пресвитерами, в частности в Коринфской общине. Постепенно должность пресвитеров эволюционировала в институт приходских священников.

.3.Неиерархические церковные должности

Кроме всех вышеперечисленных церковных должностей, в ранней церкви существовали и более незначительные, второстепенные должности. По свидетельству Евсевия, в ранней церкви, имелись, кроме всего прочего иподиаконы, аколуфы (послушники), заклинатели, чтецы и привратники. Как и диаконов иподиаконов было семь, послушкинов сорок два, чтецов и привратников пятьдесят два человека. Также в церкви было сорок шесть священников. Кроме того, в составе первых общин было «больше полутора тысяч вдов и калек. (Евсевий VI. 43).

Сложным является вопрос возникновения церковной должности чтецов. Эту проблему освещает в своей работе историк церкви А.П. Лебедев. Он отмечает, что многие католические и протестантские ученые полагали, что институт церковных чтецов сформировался из диаконата. В частности Тертуллиан, говоря о порочности еретиков, обвиняет их, в частности, в том, что у них «сегодня один епископ, завтра другой; сегодня диакон тот, кто завтра чтец, священник тот, кто завтра станет мирянином: они ведь и мирянам препоручают священнические дела». (Peaescr, cap 41). Лебедев полагает, что Тертуллиан не причислял чтецов к разряду церковного клира, так как трактует слова Тертуллиана в том смысле, что это является упреком еретикам о том, что у них лицо церковного звания может на следующий день становиться мирянином. На этом основании Лебедевым делается вывод о том, что во времена Тертуллиана т.е. в конце II - начале III века чтец не принадлежал к церковному клиру.

По словам Е. И. Смирнова, эта должность появилась для чтения в богослужебных собраниях священных книг. Первоначально эта обязанность была возложена на другие должностные лица общины: епископов, пресвитеров, диаконов, за которыми и осталось право читать Евангелие. А. П. Лебедев же полагал, что чтецы несли несколько иные функции. В Карфагене эта должность сформировалась в эпоху Киприана, а при Тертуллиане ее еще не было. По мнению Е. И. Лебедева эта должность тесно связана с пресвитерами, так как Киприан называет место, на котором стоит чтец - трибуналом, который в тот период считались закрепленными за пресвитерами. Из этого он делает вывод, что на чтецов смотрели как на кандидатов в пресвитеры. Более того, он полагает, что такой переход был вполне естественным. Вполне возможно, что чтец первоначально относился к так называемым харизматическим учителям, пророкам и дидаскалам. Именно поэтому первоначально он считался не принадлежащим к церковному клир

Что касается функций чтеца, то Лебедев отмечает, что они были обязаны читать все Священное Писание, а не только отдельные книги. Однако, это не значит что эта должность была малозначительной, так как в тот период грамотность не была так распространена, а письмо того периода было довольно трудно для чтения. Также вполне возможно, что чтецы были помощниками епископов и харизматических учителей, так как среди них встречались и неграмотные люди.. они также и Толковали Писание, что приближало их к харизматикам, так как были самыми образованными членами клира

В Canones ecclesiastici указывается, что чтец в общине занимает место евангелиста. Они не должны были быть пьяницами, уметь объяснять прочитанное, не болтливыми, не падкими до смеха и добрые нравом. В общем можно сказать что требования, предъявляемые к чтецу очень значительны, и во многом свидетельствуют о его роде деятельности. Чтец стоит в этом памятнике выше Диакона. Там также нет никакого упоминание про иподиакона, который появляется в рассматриваемый период.

Также в церкви данного периода появляется должность аколуфов, которые осуществляли помощь епископам во время богослужения. Все это также характеризует постепенное усиление епископов, по сравнению с другими церковными должностями. А. П. Лебедев отмечает, что аколуфы первоначально распространяются в западной части церкви, и лишь затем распространяются в восточной. Первоначально они появляются именно в Риме и Карфагене. Отмечается, что их обязанности сходы с обязанностями языческих римских храмовых прислужников. Аколуфы были помощниками жрецов, писцами при них и разносчиками их почты.

Лебедев полагает, что аколуфы произошли из института иподиаконов. Иподиакны первоначально выполняли хозяйственные работы в храме, а также разносили письма.

Появляется должность привратников (пономарей). По словам Смирнова, появление этой должности было «вызвано необходимостью иметь надлежащее попечение о внешности места богослужебных собраний, особенно во время самого совершения богослужения, чтобы не впускать в собрание отлученных от Церкви, еретиков, иудеев и язычников, а во время нападения со стороны правительства или языческой черни извещать собрание об угрожающей ему опасности». Также, как и аколуфы, привратники первоначально распространяются в западной части церкви. Привратники (Aedituus minister) отвечали за поддержания в чистоте святилища, отпирали и запирали храмы.

В некоторых церквях с III века появляется должность певцов. Она особенно распространяется в восточной части церкви, которая состояла по преимуществу из евреев. В их обязанности входило петь при богослужении. Также существовали особые должности заклинателей, в обязанности которых входило изгнание злых духов молитвами, крестным знамением или дуновением из одержимых ими

Таким образом, можно сказать, что в I-III веках в христианских общинах формируются различные второстепенные должности, вызванные к жизни постепенным уходом от харизматического христианства, развития церковной иерархии, как например должность чтецов, которые появились в результате насущной потребности общин в грамотных людях, способных читать и толковать писание. Многие из этих должностей были по преимуществу хозяйственными, как, например, должности иподиаконов, аколуфов и пономарей. Возможно, некоторые из них были созданы по примеру языческих римских храмовых прислужников. Появляются также женские церковные должности, о чем будет сказано ниже.

Глава II. Социальный состав первых христианских общин

.1 Низшие слои

Далее рассмотрим социальный состав ранних христианских общин и его постепенную эволюцию. В церкви первых трех веков состояли люди самого различного социального происхождения, однако в большинстве своем она, состояла из простых людей, прежде всего потому, что христианское вероучение не делало различий между социальным и национальным происхождением человека. Апостол Павел в своих посланиях неоднократно упоминает о том, что различий между иудеями и эллинами, рабами и свободными с точки зрения нового учения не существует, так как верующие, принявшие веру в Иисуса Христа становятся братьями. Павел пишет: «Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех» (Рим 10.12.). «Все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом» (1 Кор 12.13). «Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал 3:26-28).

Одной из отличительных особенностей ранней христианской церкви была общность имущества. В деяниях говориться, что в тот период в Иерусалиме «все верующие были вместе и имели все общее» (Деян 2:44). Их общины имели общее имущество, которое при необходимости продавалось и средства использовалось на нужды всей общины. Так поступил например Варнава продав свое имущество при вступлении в церковь.

Как отмечает Свецицкая несмотря на то, что в этом (общность имущества) раннехристианская община была похожа на кумранитов, основное отличие состояло в том, что в кумранской общине общность имущества была обязательной, а в христианской общине отказ от собственности носил добровольный характер. Однако Свенцицкая полагает, что в. общинах ранних христиан общность имущества отсутствовала. Иерусалимская община, как первая, должна была служить примером всем остальным и вполне естественно, что авторы несколько приукрашивали реальное положение дел. Большинство же описаний реальных общин в Новом Завете характеризуют их как бедные, а перед проведением совместных трапез рекомендуется есть дома. Такой же позиции по данному вопросу придерживается и Кубланов.

В деяниях апостолов упоминается, что Павел, будучи в Коринфе остановился у Акилы и его жены Прискиллы, которые были ремесленниками, занимаясь изготовлением палаток. Этим же занялся и Павел. (Деян 18:2-3) Также упоминается женщина из города Фиатир, торговавшая багряницею (Деян 16:14) Во 2-м послании Павел упоминает, что Македонские общины крайне бедны (2 Кор 8:2) Именно в этой общине к Павлу присоединились знатные женщины.

Виппер полагал, что в среде христиан были преимущественно не земледельцы, крестьяне и рабы, а торговцы и ремесленники, все имущество которых заключалось в движимости. Отмечает, что в евангелиях уделяется много внимания мытарям, которые были главным образом низководными вольноотпущенниками

Свенцицкая отмечает, что христианская проповедь обращалась ко всем обездоленным в широком смысле слова, не нося определенного социального характера. Она обращалась ко всем тем, кто не нашел себе места в рамках существующего социального строя (вдовы, калеки, блудницы, нищие, сироты). Такая проповедь нашла отклик также среди всех тех, кто ощущал к себе презрительное отношение в городах Сирии, Греции, Италии.

В марксистской историографии установилось представления о раннем христианстве как религии исключительно угнетенных классов, религии

«трудящихся» и «обремененных» и религии по преимуществу городской.160

Однако это не до конца правильно. Е.В. Сергеева, рассматривая первые христианские общины в Северной Африке, отвечает на два вопроса: в каких

кругах распространялось христианство этого периода, и каким путем оно пришло в Северную Африку.161 Автор рассматривает сведения Passio Sanctorum Scillitanorum и сведения о мадаврских мучениках. На основании рассмотренных источников, автор приходит к выводу о том, что

господствовавшее в советской исторический науке утверждение, что христианская религия, была, главным образом, религией самых низших, беднейших слоев населения, не соответствует действительности. В составе христианских общин данного периода автор находит не различные деклассированные элементы, а довольно благополучных мужчин и женщин, возможно, римских граждан. Автор приходит к выводу что в данный период в Северной Африке в общинах состояли самые различные романизированного населения данных территорий.

Цельс обвиняет христиан в том, что они могут проповедовать только перед юнцами, рабами или неразумными людьми, но не перед умными и перед женщинами (Против Цельса III. 50). Обвиняя христиан в проповеди перед «грубыми мужланами», он называет в их числе шерстобитчиков, сапожников и валяльщиков (Против Цельса. III. 51-55). Плиний Младшй в письме Трояну называет в числе христиан жителей сельской местности (Плиний Письмо Траяну X. 96)

Свенцицкая особенно отмечает лояльное отношение христиан к обездоленным, калекам, преступникам, людям, совершившим те или иные проступки, в общем ко всем тем, кто отвергались античным обществом. Таким образом христиане шли наперекор господствующей тогда общественной морали, с ее стремлением к красоте и не принятием физически неполноценных людей

Ковалев допускает, что кризис римской империи должен был привлечь к христианам более широкие круги населения. Рассматривая христианское общество Карфагена конца II- начала III века исследователь щаключает, что в

нем практически нет упоминания о рабах и городской бедноте. Обычная христианская среда - это мелкие ремесленники, торговцы. Встречаются даже более зажиточные элементы, фигурирующие в качестве заимодавцев, на основании чего Ковалев делает вывод об усилении в среде христиан к концу II века собственнических элементов.

Само наличие профессии со II века н.э. было для христиан вопросом совести. Как правило, обращенные в христианство продолжали заниматься теми же профессиями, что и до обращения. В христианском учении особо отмечалось, что верующие должны оставаться в том звании, в котором приняли веру (1 Кор 7:20) А войны должны довольствоваться своим жалованьем. (Лк 3:14) О том, что христиане живут бок о бок с язычниками, занимаясь теми же профессиями, что и они, упоминал Тертуллиан (Терт. Апология. XLII, 2-3). Находим мы христиан и среди античных актеров. Наиболие известные подобные примеры, это обращение Порфирия, Гелассия, и Ардалиона.

Особую проблему среди христиан составляло отношение к военной службе. Если касательно несения государственных обязанностей, как отмечает Макарий, христиане в целом, занимают лояльную позицию, то в отношении военной службы такого единства не наблюдалось

У христианских авторов постепенно сформировалась пацифистская система взглядов, которая сосуществует со старым «безразличным» отношением к этому вопросу. В среде христиан формируются представления основанные на пацифизме, недопущении кровопролития. В частности, один из крупнейшх христианских авторов данного периода - Ориген, совершенно определенно высказывался по данному вопросу. Он полагал, что кровопролитие не допустимо, и высказывался против боевых действий. Однако, Пантелеев отмечает, что не все христиане были едины в данном вопросе, среди них существовали и более лояльное отношение к этому вопросу. Исследователь приходит в выводу, что се это свидетельствует об отсутствии единой точки зрения на данную проблему среди христиан и отсутствия единства в Церкви, недостаточная разработанность догматов.

А.Д. Пантелеев показывает, что такая позиция, среди церковных авторов того периода была обусловлена жестокими гонениями, в которых принимала активное участие римская армия. Христиане отвергали идею войны против собственных сограждан. Также негативное отношение к римской армии поддерживало то, что солдаты в большинстве своем были язычниками. Однако, стоит отметить, что христиане проходили службу в римской армии, о чем свидетельствуют жития мучеников христиан, бывших солдатами. Также Пантелеев отмечает, что в этот период ухудшается отношение к армии не только христиан, но и многих слоев античного общества.

Таким образом, нельзя говорить о том, что раннее христианство было исключительно религией униженных и угнетенных. Кроме самых низших социальных слоев античного общества, христианство активно распространялось и среди вполне благополучных городских обывателей, торговцев, ремесленников, людей самого различного социального происхождения. Однако, в связи с гонениями римских властей на христианство, его приверженцы начинают все более негативно относиться к военной службе.

.2 Представители знатных сословий и христианские общины

Кроме представителей низших слоев населения, в христианских общинах также было множество знатных людей. Первые свидетельства об обращении в христианство представителей знатных сословий мы находим уже в деяниях апостолов. В них упоминается об обратившимся в христианство проконсуле Сергии Павле (Деян 13:7-12). Апостол Павел в Фессалоннике обращает в христианство не только иудеев и эллинов, но и множество знатных женщин (Деян 17:4-12). В послании к Римлянам Павел приветствует Ераста, городского казнохранителя, так же являющегося членом христианской церкви. (Рим 16- 23) Добшюц полагает, что в Коринфе Павел опирался на сплоченный пролетариат, однако, не считает, что община состояла исключительно из бедняков. Свое мнение он обосновывает тем, что рабы и матросы не могли вести процессы по имущественным делам, также апостол Павел налагает существенные взносы на общину. Об образованности в этой общине свидетельствует, по его мнению то, что ее члены спорят о преимуществах александрийской аллегористики и безыскусственной проповеди.

Свидетельство того, что христианское вероучение в конце I - начале II века проникло во все слои населения мы находим у Плиния Младшего, который в своем письме к Траяну упоминает, что среди прочего, в числе христиан были римские граждане, которых отправляли в Рим. (Плиний Письмо Траяну X. 96.5) Из его свидетельства следует, что в христианство обращаются люди всех сословий «всякого возраста и всякого звания». (Плиний Письмо Траяну X. 96.10) По всей видимости, здесь упоминаются первые диаконисы. Также он упоминает неких рабынь, называемых прислужницами(Плиний Письмо Траяну X. 96.9).

Свенцицкая отмечает, что с конца I-начала II в. приток к христианам людей из средних и даже высших слоев общества постепенно увеличивается. Рассматривая период правления Марка Аврелия Аман приходит к выводу, что в тот период христианство распространилось и в аристократических кругах. Христиане могли быть в преторианской гвардии. Многие члены семейства Помпониев были христианами

Более поздние памятники, рубежа II-III веков рисуют сходную картину. Тертуллиан обращаясь к Африканскому проконсулу Сапулле спрашивает его

«У кого из вас нет родственника…друга из значительного класса людей , которых бы Христиане не избавляли от демонов. или не исцелили от болезней?» (Послание к Скапуле, Африканскому Проконсулу (4) Приводя затем примеры, свидетельствующие, по крайней мере, о проникновении христианского вероучения в высшие слои общества.

Ориоген упоминает, что среди вступающих в христианство есть богатые люди и даже «несколько высокопоставленных мужей, женщин, известных своей изысканностью и благородством» (Против Цельса IV.9). Иериней пишет про правление императора Комода, что в тот период верующие проникли уже в царский двор.

Как отмечает Аман, многие христиане в Риме носили имена рабов и вольноотпущенников однако после смерти Павла эта тенденция начинает меняться. В общинах становится больше зажиточных людей. Именно благодаря им общинный бюджет стал существенно пополняться.

Цельс полагал, что христиане своими усилиями, считая глупость и невежество достоинствами, могут привлечь на свою сторону только низкородных, необразованных людей и детвору (III, 18.44); Он пишет, что среди христиан было множество необразованных простецов, хотя среди христиан были и образованные люди (сontra Celsum. I, 27.) В среде христиан были и богатые и родовитые люди, к примеру некто Филорм, который занимал должность управляющего царской казной (Евс. VIII. 9-8). Филеас - епископ Тмуитскиой церкиви был, как пишет Евсевий, «человек прославленный и исполнением общественных обязанностей у себя на родине, и своими щедротами, и философским образованием». (Евс. VIII. 9-10).

Поснов отмечает, что в пользу того, что христианство распространилось в высших слоях общества свидетельствует также то, что в христианство обратилось множество врачей, античных софистов, родственники императора Домициана консул Флавий Климент и его жена Домицилла Евсевий в своей «Церковной истории» свидетельствует, что дом императора Александра Севера состоял преимущественно из верующих (Евс. VI. 28), а император Филлип I Араб был христианином (Евс. VI, 34). Евсевий также пишет, что во времен правления Комода, по мере уменьшения гонений в церковь вступали многие богатые и родовитые римляне (Евс. V.21).

Как отмечает Кубланов, постепенно христианство, несмотря на первоначальное пренебрежение земным бытием, по мере своего развития эволюционировало в сторону принятия общественных институтов Рима, что в конечном итоге способствовало его превращению в государственную религию.175

Тертуллиан рассказывает о Маркионе, уроженце Понта Эвксинского, жившего в период Антонина, который, будучи стоиком, первоначально присоединясь к христианской церкви, затем был изгнан из нее, даже несмотря на имевшиеся у него двести тысяч сестерциев (Терт. Прескрипц, 30).

Как отмечает Аман, облик Римской церкви после окончания проповеди апостола Павла сильно изменился. Там начинают преобладать зажиточные слои населения, которые совершали значительные пожертвования на нужды церкви. Лионская церковь также, судя по всему, насчитывало в своем составе богатых людей. Рассматривая лионских мучеников А.-Г. Аман Приходит к выводу, что среди них также были знатные люди, в частности Веттий Эпиграф, а также врач Александр, богатые женщины.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что уже с I века н.э. христианство распространяется среди высших слоев античного общества. Однако, если первоначально такие случаи носили единичный характер, то постепенно эти явления становятся массовыми. В христианство обращаются члены императорской семьи и представители самых высших эшелонов власти. Все это, надо полагать, приводит к существенному

упрочнению христианства в римской империи и принятию его в качестве государственной религии.

2.3 Рабы и христианские общины

Поскольку христианское вероучение обращало свою проповедь ко всем классам общества, и в первую очередь неимущим, вполне естественно, что в него обращались люди самого различного социального происхождения, и в частности, рабы. Здесь уместно вспомнить послание к Галатам, в котором апостол Павел говорит «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Галл 3:28.) Как отмечают Терновские «не удивительно, что они охотно принимали христианство. Религия, призывающая к себе труждающихся и обремененных, возвещающая рабам, что они свободны перед Богом и искуплены Господом, - должна была скоро найти доступ в среду притесненного большинства обитателей римской империи». К примеру Цельс обвиняет христиан в том, что они могут проповедовать только перед юнцами, рабами или неразумными людьми, но не перед умными. (Против Цельса. III, 50), а Плиний Младший в своем письме к Траяну упоминает двух рабынь-христианок.

Анализируя имена, встречающиеся в Посланиях, Свенцицкая отмечает, что там встречается одно совершенно точно рабское имя - Филолог. А поскольку рабы часто носили имена, соответствующие их роду занятий, она предполагает, что он занимался литературой. Также обращает на себя внимание латинское имя Фортунат, которое также, скорее всего, принадлежит рабу. Свенцицкая также отмечает, что наличие рабов было характерно для общин вне Палестины, когда община Иисуса состояла из свободных людей

Наличие большого количества рабов в первых христианских общинах Свенцицкая связывает с тем, что после восстания I в множество иудеев было

продано в рабство. Большинство из них исповедовали иудаизм, но некоторые исповедовали и христианство. Попадая в рабство, они распространяли религию в среде рабов, что облегчало их обращение180.

Однако стоит отметить, что в Новом Завете весьма четко высказывается мысль о том, что рабы обязаны повиноваться своим хозяевам. По мнению, апостолов слуги и рабы должны повиноваться своим господам, каким бы плохими они не были. (1 Пет 2:18) (Еф 6:5) (Кол 3:22).

Рабы не должны прекословить и красть что бы то ни было у своих хозяев. (Тит 2:9-10). В дальнейшем, в марксисткой историографии такая позиция апостолов послужила лишним обвинением в пользу классовой сущности христианства. В частности Ленцман отмечает, что в предыдущих посланиях шла речь о взаимных правах и обязанностях, здесь же не упоминается об обязанностях рабовладельцев. На этом основании он приходит к выводу, что со второй половины II века, решающую роль в христианских общинах и особенно в церкви начинают играть имущие слои населения.

Пастырские послания добавляют к этому один существенный момент. Рабы, находящиеся во владении христиан, не имеют права обращаться небрежно со своими господами и «тем более должны служить им, что они верные и возлюбленные и благоденствуют им» (1 Тим 6:2).

В частности Терновские полагают, что именно рабы часто влияли на хозяев, заставляя их вступать в общины. А общность имущества была только в самом начале: «Дети как известно, сдавались большею частию на руки рабов. Иногда это служило распространению христианства. Люди низшего сословия, оскорбленные униженные и забитые в обществе и даже рабы раньше началами принимать христианство, чем люди образованные и высокопоставленные. Эти рабы и домочадцы, часто принявшие христианство, оказывали незаметное влияние на своих господ особенно через детей.»

Волочков отмечает, что обратившийся раб воспринимался как полноценный брат или сестра, а его статус практически никак не влиял на его жизнь в эклессии. Нигде у христианских авторов нет сообщений о том, что права христианина в общине определялись степенью его свободы. Рабы были участниками всех таинств и в редких случаях могли становиться клириками и даже епископами, к примеру римские епископы Пий (140-155 гг) и Каллист (217-222). Автор полагает, что несмотря на то, что в Апостольских посланиях упоминается о запрещении поставления в клир рабов без согласия их хозяев, это может свидетельствовать о том, что существовала обратная практика, с которой данный канон и боролся. Здесь также стоит вспомнить, что Епископ Каллист (217-222) разрешил знатным христианкам вступать в неофициальные брачные отношения с рабами, при этом считая такую связь полноценным браком.

Христианство не делало различий между рабами и свободными. Павел прямо пишет, что раб христианин ничем не отличается от свободного человека, обратившегося в христианство (1 Кор 7:21). Однако, христианство не стремилось к изменению положения рабов. Прямо указывается, что каждый должен оставаться «в том звании, в котором призван». (1 Кор. 7:20).

Как отмечает А.С. Волочков, положение рабов в христианских общинах было очень разнообразно. Многообразие отношений обуславливалось различным положением рабов-нехристиан, которые могли находиться во владении христиан, либо же христиан, находящиеся во владении нехристианина. Как в свою очередь отмечает Волочков, положение рабов было очень тяжелым, а тело раба фактически считалось собственностью хозяина

Полагает, что политика освобождения рабов целенаправленно осуществлялась церковью того периода. Однако, в то же время отмечает, что церкви было во многом не выгодны освобожденные рабы, так как если ранее

забота об их пропитании лежала на хозяине, то по обретении рабом свободы он должен был обеспечивать себя самостоятельно.

Хозяева-христиане также часто сами имели рабов, но не только язычников, но и христиан. Отмечается, что среди религиозных групп античности только ессеи и терапевты смогли последовательно отказаться от рабовладения Волочков полагает, что это было связанно с тем, что эти секты, в отличие от христиан, ушли из городов, расставшись также и с женщинами, ведя отшельнический образ жизнь.

Часто рабы становились мучениками вместе с хозяевами.В послании к

Тимофею прямо говорится, что рабы, находящиеся в подчинении у христиан, не должны относиться к ним небрежно, только потому, что они являются их братьями по вере, но должны служить им. Лояльное отношение к женщинам выражалось даже в том, что христианам позволялось иметь неверующих жен. (1 Кор. 7:10-7:14)

Волочков приходит к выводу, что Павел и его последователи, между выбором по пути строгого следования богословским принципом о равенстве всех перед лицом Господа и опорой на рабовладельческое хозяйство выбрали последнее. Возможно, такое лояльное отношение христиан к рабам было обусловлено представлениями о временности земной жизни и ожидании конца света.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в христианских общинах указанного периода рабы играли довольно заметную роль, что шло в разрез со всей античной традицией отношения к рабству. Формально, исходя из основ христианского вероучения, рабы должны были быть равны свободным христианам, однако на практике такого часто не наблюдалось. Среди христиан продолжали оставаться рабовладельцы, а христианские авторы довольно лояльно относились к античному рабству, призывая рабов повиноваться своим хозяевам. Однако, несмотря на все это, безусловно то, что по сравнению со всей предыдущей традицией христианство сделало огромный шаг вперед в контексте признания рабов как людей, равных свободным. Естественно, что такая мягкость христиан привлекла в их общины представителей этого социального слоя.

Говоря о социальном составе раннехристианских общин, необходимо рассмотреть также положение женщин. Стоит отметить, что женщины в древнем мире играли особую роль и их положение отличалось от положения мужчин. Таким образом, в данном контексте будет уместно рассматривать женщин как отдельную социальную группу, положение которой отличалось от положения остальных членов общины. Как отмечает Волочков, античном мире женщины не могли быть полноправными участниками современных им гражданских коллективов.

В ранней церкви женщины являлись полноправными членами общины. По мнению Волочкова, никакое свидетельство не позволяет нам говорить о том, что община, принимающая определенное решение , опиралась исключительно на голоса и мнение мужчин. Женщины не просто могли быть полноправными членами христианского микросообщества, но и довольно часто обладали определенными служениями.

Свенцицкая увязывает распространение христианства с изменением самосознания женщин. По ее мнению для эпохи становления христианства был характерен распад семейных связей. Женщины начинают играть все более самостоятельную роль в общественной жизни древнего мира. Женщины представлены во многих сферах жизни античного общества. Они занимаются торговлей, текстильным производством, блудницы, женщины из высших сословий также играют важную роль в жизни общества. Женщины начинают проникать в мужские союзы.

Однако, стоит отметить, что такое положение, когда женщины имели равные права с мужчинами внутри союзов, было скорее исключением. К примеру, как отмечает Свенцицкая, в кумранской общине женщины не могли быть полноправными членами. На этом фоне христианская проповедь, которая лояльно относилась ко всем социальным слоям, находит среди женщин большой отклик.

Наличие среди обращенных в христианство большого количества женщин не подлежит сомнению. Иисуса Христа во время его проповеди и казни сопровождали женщины. (Лк. 23:28) (Мк. 15:40-41). В Деяниях апостолов и в 1- м послании к Коринфянам упоминаются Акилла и его жена Присткилла, которые были ремесленниками, занимаясь изготовлением палаток. Апостол Павел будучи в Коринфе остановился у них, (Деян. 18:21), (Деян. 18:26) (1 Кор. 16:19). Вообще в Деяниях часто упоминаются уверовавшие и крестившиеся женщины. (Деян. 8:12) (Деян. 17:4).

Как отмечает Свенцицкая среди женщин, примкнувших к христианским общинам, судя по именам вполне возможно были вольноотпущенницы и рабыни, а также переселенки, которые: «лишенные традиционных связей, обретали в христианских общинах не только надежду на спасение, но и ощущение разрушенного единения как внутри небольшой реальной группы верующих, так и в братстве всех христиан, которые при всей своей малочисленности почитали себя жителями ойкумены»

Множество авторов, как христианских, так и античных свидетельствуют о служениях женщин в ранней церкви. Апостол Павел говорит о вдовах которые должны быть избираемы на служение. (1 Тим. 5:3-16). Они должны быть не моложе шестидесяти лет и иметь только одного мужа (1 Тим. 5-10). Они должны быть известны по добрым делам, отличаться усердием в добрых делах. (1 Тим. 5:11).

В первом послании к Римлянам апостол Павел к примеру прости принять диаконису Кенхрейской церкви Фиву в Римскую церковь. Говоря о том, что она была помощницей многим, в том числе и самому апостолу Павлу (Рим 16:1-2) До конца непонятно, в чем конкретно заключались ее функции, но последующей христианской традицией она была воспринята как диакониса.195 Павел упоминает жен диаконов (1 Тим 3:8-11),

Важную роль занимает служение женщин в ранней церкви. В Деяниях апостолов упоминается целая община вдов, и ее руководительница - Тавифа (Деян 9:39-41) Игнатий Антиохийский в своем послании приветствует не только своих братьев, с их женами, но и «дев, именуемых вдовами». (Игн. Смир. 6.13.1.) Это может указывать на то, что чин вдов являлся формой женской организации под покровительством епископа. Нельзя пренебрегать вдовами (Игн. Полик. 7.4.1.) Поликарп Смирнский в послании к Филлипийцам призывает вдов удаляться от всякого зла, здраво рассуждать о вере и сравнивает их с жертвенником Божиим. (Полик. Флп. IV. 3-5.)

Плиний в письме к императору Траяну пишет, что среди членов христианских общин были женщины - рабыни, которых он называет служительницами (Плин. X. 96.8.) Это упоминание является единственным упоминанием женщин- служительниц во II веке в Малой Азии. Остается дискуссионным вопрос, можно ли называть их диаконисами.

Упоминает о женщинах в христианских общинах и Лукиан Самосский. От пишет, что после ареста Протея к нему приходили некие старухи, вдовы и дети, которые ухаживали за ним (О кончин. Перегр. 12). Стоит отметить, что после Плиния это последние свидетельство языческих авторов о священнослужительницах.

Однако, в то же время, можно вспомнить апостола Павла. Который совершенно определенно высказывался о роли женщин. Он в частности писал о том, что жены в церквах должны молчать. Им не позволено говорить, но они должны быть покорны, как говорит закон (1Кор.14:34,). Пусть ваши жены соблюдают молчание в церквах, ибо им не позволено говорить; но они должны быть покорны, как говорит и закон ( 1Кор.14:34,). В послании к Тимофею есть такие строки: «Женщина должна учиться в тишине с полной покорностью. Я не разрешаю женщине учить или иметь власть над мужчиной; она должна молчать». (1Тим. 2:11-12).

Как полагает Свенцицкая отмечает, что по мере складывания церковной организации, ко II-III векам женщины переставали играть важную роль в церковной организации. Они были постепенно оттеснены от религиозной и проповеднической деятельности. Однако, еретических христианских течениях они продолжают играть важную роль.

Таким образом, можно заключить, что женщины играли в ранней церкви существенную роль с самого начала ее существования. Такой отклик женщин на христианскую проповедь был обусловлен тем, что в античном мире женщины были вытеснены из общественной жизни. В христианских же общинах они играли существенную роль, даже неся определенные служения. И несмотря на то, что Павел прямо говорил о том, что женщины должны быть покорны и не властвовать над мужчиной, тем не менее, христианство сделало существенный шаг вперед по сравнению со всей предыдущей античной традицией, а женщины играли в христианских общинах гораздо большую роль, чем в обществе в целом.

Заключение

За первые III века своего существования христианское учение прошло долгий путь своего становления, превратись из религии, проповедуемой харизматиками в религиозную организацию, с четкой церковной организацией - клиром. Харизматические учителя, обладавшие только моральным авторитетом и действовавшие, как они сами считали, по Божественному вдохновению, отошли в прошлое. Не выбирались,

Функции этих харизматических учителей, несмотря на некоторые сходства, были, в целом, различны. Апостолы проповедовали христианское учение среди язычников, пророки - поддерживали связь между разрозненными и далеко расположенными друг от друга общинами, пророчествуя и закрепляя влияние христианства на тех территориях, где ранее создали христианские общины апостолы. Они имели право на совершение евхаристии и часто участвовали в жизни общин. Учителя разъясняли верующим спорные вопросы священного писания и христианской веры. Аналоги этих должностей, а особенно должностей пророков и учителей мы можем найти в иудейской традиции, что еще раз подчеркивает тесную связь первоначального христианства с иудаизмом. Как апостолы, так и пророки поставляли в новых общинах епископов и диаконов. Конечно, в виду нерегламентированности функций первых харизматических учителей они часто могли пересекаться, и одни и те же люди могли быть одновременно и пророками и учителями, но неоспоримо то, что они не выбирались путем голосования в общинах, а опираясь на «Божественный дар» выбирали для себя такое служение. Постепенно, по мере все большего распространения христианства, усиления церковного клира, сначала апостолы и пророки во II в. н.э., а затем учителя в III в. н.э. постепенно исчезают. эти должности исчезают,

Уже в I. в.н.э. появляются зачатки церковной иерархии. Появляются первые выборные административные должности церковного клира - епископы и диаконы. Несмотря на то, что в новых общинах епископы и диаконы могли быть поставляемы апостолами и пророками, эти должности также формировались путем голосования самими членами общины, естественно, что в этих условиях серьезной проблемой была и легитимность выборов. Однако постепенно, должность епископа занимает ключевое положение в церковной иерархии, в отличие от должности диаконов, которая превращается в малозначительную, по своим функциям, хозяйственную должность. Причины такого возвышения епископов заключались в их административных функциях. Без епископов нельзя было проводить евхаристию, крещения «вечери любви». Однако, в рассматриваемый период эта должность продолжает оставаться выборной

Также среди ключевых церковных должностей данного периода важное место занимали пресвитеры - первоначально старейшие члены общины. Эта должность, возможно, была создана по образцу иудейского синедриона, для управления делами общины в отсутствие апостолов. В источниках не встречается свидетельств о его установлении, привязанном к какому- либо определенному моменту времени, так что, судя по всему, ее возникновение не было единовременным актом, связанным с постановлением апостолов, как это было в случае диаконов, Она развивалась постепенно. Однако, само наличие большого количества пресвитеров, которые упоминаются во множественном числе, может свидетельствовать о демократических тенденциях в ранних общинах. Все должности церковного клира также обладали авторитетом, но уже не таким безусловным, как апостолы.

Появляются в ранних общинах и различные менее значительные подсобные должности. Чтецы выделяются из других должностей, и в их обязанность входит читать Евангелия. Некоторые должности были тесно связанны с аналогичными хозяйственными должностями в языческих храмах. К примеру аколуфы и привратники (пономари), функции которых были схожи с функциями языческих служителей храма. Поэтому характерно, что эти должности распространяются первоначально в западной части христианской церкви, а уже затем в восточной. Эти должности также были хозяйственными Изменение происходили и. в социальном составе церкви. Несмотря на то, что христианское учение во многом противоречило устоявшейся морали античного мира, признавая калек, женщин, рабов, нищих, как равноправных членов общества, нельзя говорить, что раннее христианство было религией лишь людей униженных и угнетенных. В Иерусалимской общине существовала даже общность имущества, но она, по всей видимости так и не получила распространения, выражая идеал христианского общества.

Уже в первые века своего существования христианство распространилось как среди низших слоев населения, так и среди среднего класса, римских граждан. Христианство постепенно распространялось и в высших слоях населения. Сначала это носило только единичные случаи, но к III веку приняло массовый характер. Христианами стали даже представители высшей римской знати и члены императорской семьи

Важную роль в общинах играли женщины, которые несли даже определенные церковные служения, а именно вдов и диаконис, что было необычно для античного общества, в общественной жизни, а также объединениях которого женщины играли весьма незначительную роль.

Не делало различий христианство и между рабами и свободными, что вовлекло в орбиту христианского учения большое количество рабов, в том числе и благодаря иудеям, многие из которых были проданы в рабство после восстания I в. Однако, отношение христианских авторов не было таким однозначным, они не призывали к революционным изменениям и призывали рабов повиноваться своим начальникам, не выступая, по сути, против порядков античного общества. Христиане продолжали владеть рабами, в том числе христианами.

Усиление церковного клира, связей общин друг с другом, единообразия их организации и по мере обращения в христианство все большего числа богатых и знатных людей, создало предпосылки для принятия христианства в качестве государственной религии, становления христианской ортодоксии и

трансформации христианства от харизматического учения Иисуса Христа в догматическую религию.

Список использованных источников и литературы

Евсевий Кесарийский. Церковная История / Ввод. ст., коммент., библиогр. Список и указатели И.В. Кривушкина. СПб.: Издательство Олега Абышко. 2013. 554 с.

Корнелий Тацит. Сочинения в 2 т. Л.: Наука, 1969. 444 с.

Новый Завет и Псалтирь. Комментарии. М.: Лепта, 2002. 992 с.

Письма Плиния Младшего. М.: Издательство Академии наук СССР, 1950. 408 с.

Писания мужей апостольских - Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2008. 672 с.

Тертуллиан. Апология. М.: ООО Издательство АСТ, 2004. 423 с.

Творение Тертуллиана В 4-х т.. СПб.: Типография военно-учебных заведений. Т.1 1849 204 с.

Хрестоматия по античной литературе / Сост. Дератани Н.Ф., Тимофеева Н.А. В 2-х т. М.: 1965. Т.1. 679 с.

Церковная история Евсевия Памфила. СП б.: Амфора. ТИД Амфора, 2007. 491 с.

Аман А.-Г. Повседневная жизнь первых христиан. М.: Молодая гвардия. 2003. 322 с.

Виппер, Р. Ю. Рим и раннее христианство. М, : Политиздат. 1954 269 с.

Вермеш Г. Христианство: как все начиналось. М.: Эксмо. 2014. 384 с.

Волчков А.С. Рабы в общинах первых христиан // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2010. Вып. 2. С. 160-170

Волчков А.С. Элементы демократии в раннехристианских общинах // Проблемы античной демократии. Санкт-Петербургский государственный университет, исторический факультет; коллективная монография под ред. Проф. Э.Д.Фролова. Спб., 2010. C.453-477

Гарнак. А. Сущность христианства. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ». 2016. 232 с.

Гарнак А. Миссионерская проповеди и распостранение христианства в первые три века. СПб.: Издательство Олега Абышко. 2007. 384 с.

Добшюц Э. Древнейшие христианские общины. Культурно-исторические картины// Раннее христиантсво: В 2-х т. М.: Издательство АСТ. Т.1. 2001. 656 с.

История Древнего мира Упадок древних обществ: в 3-х т., Издание второе/Ред. И.М.Дьяконова, В. Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой- М.:Наука» 1983 Т. 3.

Каждан А. П. От Христа к Константину. М.: Знание. 1965. 304 с.

Кассиан (Безобразов), еп. Христос и первое христианское поколение. М.: ПСТБИ, 2001. 560 с.

Ковалев С. И. Основные вопросы возникновения христианства. М.-Л.: Наука. 1964. 260 с.

Кубланов М. М. Возникновение христианства. М.: Наука. 1974. 216 с.

Каутский К. Происхождение христианства: Пер. с нем. - М.: Политиздат, 1990. 463 с..

Каргальцев А.В. Епископские выборы в римской Северной Африке III в. по посланиям Киприана Карфагенского// Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира / под ред. проф. Э.Д. Фролова. Вып. 10. СПб. 2011. С. 393-406.

Ленцман Я. А. Происхождение христианства. М.: Издательство Академии наук СССР. 1958. 268 с.

Лебедев А. П. Братья Господни. Исследования по истории древней церкви. СПб.: Издательство Олега Абышко, 2010. 348 с.

Лебедев. А.П. Так называемые церковные каноны (Canones ecclesiastici) и их значение в вопросе о церковных должностях в древности // Прибавления к Творениям св. Отцов 1887. Ч.40. Кн 4. С. 375-437.

Мышцын В. Н. Устройство христианской Церкви в первые два века / В. Н. Мышцын. - Сергиев Посад: Тип. Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1909. 475 с.

Макарий (Миролюбов), архиепископ. Поведение древних христиан в отношении к язычникам. Ростов-на-Дону.: Благовест. 1996. 148 с.

Муравьев А. Н. Первые четыре века христианства. СПб.: Терра, 1998. 352

с.

Поснов М.Э. История Христианской Церкви. Брюссель.: Жизнь с Богом.

. 616 с.

Пантелеев А.Д. Религиозная терпимость и нетерпимость в Риме во II-III вв // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира/ под ред. проф. Э.Д. Фролова. Вып. 5. СПб. 2006. С. 405-418.

Пантелеев А.Д. Из мимов в мученики: истории об обращении римских актеров // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира/ под ред. проф. Э.Д. Фролова. Вып.13. СПб. 2013. С. С. 390-402.

Пантелеев А.Д. Христиане и римская армия в первой половине III в.// Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира/ под ред. проф. Э.Д. Фролова. Вып.11. СПб.2012. С. 329-350.

Ранович А. Б. Первоисточники по истории раннего христианства. М.: Политиздат, 1990. 480 с.

Ранович А.Б. О раннем христианстве. М.: Издательство Академии Наук СССР, 1959. 524 с.

Ренан Э. История происхождения христианства. Полное издание в одном томе. - М.: «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2016. 1275 с.

Смирнов Е. И. История христианской Церкви. М.: Храм святых бессребников и чудовотворцев Космы и Дамиана, 2007. 730 с.

Сергеева Е.В. Первые христианские общины в Северной Африке // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира/ под ред. проф. Э.Д. Фролова. Вып. 6. СПб. 2007. С. 421-432.

Свенцицкая, И.С. Раннее христианство: страницы историй. М.: Политиздат, 1987. 336 с.

Свенцицкая И.С. Тайные писания первых христиан. М. Издательство политической литературы. 1980. 198 с.

Свенцицкая И.С. Женщина в раннем христианстве // Женщина в античном мире. Маринович Л.П. и др. (отв. ред.) М.: Наука, 1995. C.156-168.

Терновский Ф.А. Терновский С.А. Три первых века христианства: Восемнадцать чтений, составленных преимущественно по Гизелеру и Гагенбаху, с выдержками из первоисточников и с библиографическими примечаниями. М.: ЛЕНАНД. 2015. 272 с.

Энгельс, Ф. О первоначальном христианстве - М.: изд. полит. лит., 1990

Похожие работы на - Организация и социальный состав первых христианских общин

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!