Психология криминальной агрессии

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    64,14 Кб
  • Опубликовано:
    2017-05-24
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Психология криминальной агрессии

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ КРИМИНАЛЬНОЙ АГРЕССИИ

1.1 Теоретическое обоснование типов агрессии

.2 Психологический механизм криминальной агрессии

2. ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЛИЧНОСТИ

2.1 Субъект и объект криминальной агрессии

2.2 Отграничение состояния аффекта от криминальной агрессии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования построена на анализе современного развития России и процессах, меняющих положение человека в стране. Происходящие изменения касаются непосредственно всех сфер жизни, как отдельных граждан, так и общества в целом. Изменения в политической, экономической, социально-бытовой сфере неизбежно порождают расцвет социального неравенства, что в свою очередь ведет к увеличению конфликтности. Фанатизм религиозности и национализма находят свое отражение в войнах. Агрессия становится основным способом урегулирования многих конфликтов.

Суть агрессии заключена в способности совершенствоваться и меняться качественно. Агрессивность возникает на биологической основе, а затем проявляется уже в социальной сфере. Порожденное психологическое напряжение в массах, преобразуется в агрессивность, а она в свою очередь в жестокие убийства и иные тяжкие насильственные преступления. Именно поэтому возрастает необходимость всестороннего и тщательного исследования сущности криминогенного феномена криминальной агрессии со стороны психологии личности.

Целями исследования были поставлены личные субъективные и ситуативные объективные факторы детерминации насильственной и ненасильственной формы криминальной агрессии.

Чтобы достичь эту цель, нужно ответить на задачи данной работы, которые заключаются в изучении феномена агрессивности личности, в сочетании с ее природными и социальными качествами; выявить и исследовать факторы детерминации в процессе происхождения агрессивности и их воплощение в криминальной агрессии.

Объектом исследования в данной работе представлены внешние закономерности социальной действительности, т.е. целевые и мотивационные проявления криминальной агрессии.

Предметом исследования выступили детерминирующие факторы и формы проявления криминальной агрессии, в совокупности с личностью агрессивного преступника и его жертвы.

Диалектический метод познания окружающей действительности, послужил методологической основой этой работы. На его основе применялись методы формально-логический, сравнительно-правовой, социологический и другие. В ходе сбора и обработки эмпирического материала использовался статистический метод, изучались архивные уголовные дела.

Для теоретической основы были взяты труды и положения юридической психологии, криминологии, уголовного права, виктимологии, социологии, судебной психиатрии и правовой статистики. Данные получены из работ Сафуанова Ф.С., Пирожкова В.Ф., Кудрявцева И.А., Антоняна Ю.М., Бэрона Р., Побегайло Э., Берковиц Л., Познышева С.В., Бреслав Г., Дризлих Г., Дроздова А.Ю., Назаретяна А.П., Старшикова Ю.В., Урнова М.Ю., Штефан Е.Ф.

Научная новизна представленной работы сводится к аспектам криминальной агрессии, которые находят свое отражение в насильственной преступности, человеческой жестокости, а так же все проблемы, которые осложняют предупреждение и противодействие данному феномену, которые изучались и изучаются многими учеными-психологами и криминологами. Реализация агрессии одним субъектом или же это массовая агрессивность, частью которой является что-то личностное, что-то природное, а что-то и социальное можно назвать генетикой криминальной агрессии. Этот феномен в настоящее время всесторонне еще не исследован, как в социальном и психологическом, так и в криминологическом аспектах.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что выводы и предложения по рассматриваемым вопросам могут быть использованы в процессе нормотворчества в целях совершенствования действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в том числе в качестве превентивных мер, а так же в практической деятельности исполняющих наказание органов для прогноза развития агрессивности и корректировке поведения лиц, с высоким показателем агрессивности в их обыденной жизни.

Работа включает в себя цели и задачи исследования, состоит из введения, двух глав, объединяющих четыре пункта, заключение, список библиографических источников и приложения.

1. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ КРИМИНАЛЬНОЙ АГРЕССИИ

1.1 Теоретическое обоснование типов агрессии

При изучении понятия агрессии мы сталкиваемся с интересным фактом: не сложно, наблюдая за человеком, отличить его поведение как агрессивное и неагрессивное, но при формулировке исчерпывающего понятия феномена агрессии возникают проблемы. В зарубежной и отечественной литературе существует огромное количество дефиниций на этот счет. Одни ученые не разделяют агрессию и агрессивность, где первое форма поведения, а второе свойство личности, а другие сужают подобный круг понятий и форм агрессии, и вследствие не происходит детального исследования агрессии как явления. Многие ученые привыкли изучать агрессии в соответствие с ее типом, такими в настоящее время являются агрессии косвенные и прямая, физическая, инструментальная, конструктивная, деструктивная, реактивная.1Раскрытые горизонты феномена криминальной агрессии позволили включить в его состав даже те криминальные поступки, которые нельзя рассматривать как агрессивные, к примеру, неосторожные преступления и невиновное причинение вреда, или действия лиц, у которых есть психические расстройства. Уместно считать, как большинство авторов, что невозможно дать исчерпывающего понятия данному феномену, поскольку любое из таких будет раскрывать одну сторону, при этом нанося ущерб в объяснение другой.2 Во всех существующих ныне понятиях прослеживается единственная закономерность феномена, которая открывает три обязательных составляющих: позиции наблюдателя, объекта и субъекта.

Всегда суждения наблюдателя об увиденной агрессии являются интерпретацией его собственного жизненного или профессионального опыта, если он является психологом. Субъект агрессии непосредственно переживает испытываемые намерения, и в некоторых случаях может оценивать их искаженно, не осознавая собственных мотивов и целей, и, естественно испытываемые намерения выбранной жертвы он может только интерпретировать. У объекта агрессии собственные мысли и чувства основываются на внутренних переживаниях, возникающих логическим путем, либо под влиянием сильных эмоций, возникших в результате намерений агрессора. Неверно считать, что агрессии выражается в любой форме изъявления человеческого поведения, которая преследует главной целью оскорбить или нанести вред другому существу, который, по сути, не желает такого обращения с собой. Согласиться буквально - невозможно. Проблемы восприятия агрессии наблюдателем и объектом узко раскрыты. Более подробно нас интересуют намерения и желания самого субъекта в момент проявления его побуждений к совершению агрессии и их детальное исследование. Если мотив и цель совпадают, то такие побуждения носят прямой личностный характер, с целью причинения ущерба или вреда, если цель агрессивная, а мотив нейтральный, то здесь у побуждений опосредованный характер как при заказном убийстве, или же как при обоснованном риске, во всех случаях нельзя исключать эмоциональное и психическое состояние субъекта в момент совершения преступных деяний. Существуют особенные случаи, которые подлежат более глубокому и детальному исследованию, например случаи эвтаназии и убийство матерью своих детей, и более тяжкие случаи как убийство матерью своих детей, а следом ее самоубийство. Углубленное исследование необходимо при патологических мотивациях, так как их смысл носит неадекватный характер. В случаях индуцированного психоза мотивация изначально является непроизвольной, т.е. данный психоз навязан собственнымвоспроизведением субъекта тех чрезмерно ценных идей, которые овладели другим человеком - тем, с которым субъект состоит в личностных отношениях. В таких случаях имеют место преступления на религиозной почве, которые полны различных культов и традиций. В настоящее время такие преступления имеют ярко выраженный характер. Объект воспринимает подобные действия выраженной агрессией, а со стороны самого субъекта подобные действия являются нормой поведения и у специалистов должны вызывать особый интерес к изучению личности субъекта и ее внутренней оценки совершаемых действий.

Предметом данной работы является криминальная агрессия, действия которой охватывают более узкий круг явлений, и попадают под признаки преступлений с наличием прямого и косвенного умысла, которые находят свое отражение в причинении вреда здоровью и смерти людям. Уголовный кодекс раскрывает их в ст.ст. 105-108 УК РФ - убийства, ст. 110 УК РФ - доведение до самоубийства, ст.ст. 111-115 УК РФ - умышленное причинение разной тяжести вреда здоровью, а так же все те признаки преступлений, которые содержат в себе насилие и угрозы, унижение личности, а также способы совершения преступлений с особой жестокостью. Приведенные признаки преступлений и преступления имеют место во враждебной, инструментальной, конструктивной, рациональной, непосредственной и реактивной формах агрессии. Психология относит к понятию «криминальная агрессия «действия точки зрения науки психологии к действиям, относящимся к понятию «криминальная агрессия» прямую, физическую и активную агрессию.

Исследуя возникающие дефиниции и проблемы с таким феноменом как агрессия, логично остановится на понятии, предложенным Сафуановым Ф.С. который говорит, что криминальная агрессия - конкретная форма поведения субъекта, который стремится реализовать свое внутренне побуждение, направленное в отношении объекта, либо связанное определенным смыслом и отношением, объективно направленным на причинение ущерба или жизни и здоровью объекта.. Это понятие исключает из агрессивных преступлений, те действия, которые не направлены против жизни и здоровья личности, и действия не связанные с прямым умыслом на причинение вреда по отношению к жертве. Так же нет оснований для исключения из этого круга действий, обусловленных неагрессивными мотивами, в том числе и психопатологическими, а так же действиями, направленными на приготовление к преступлению и покушения на преступление. Следует, искомое понятие внимает к себе и общественные опасные деяния невменяемых лиц с формами психических расстройств, которые нарушают уголовный закон формально, т.к. в соответствие со ст. 14 УК РФ определенной категории лиц невозможно вменить уголовно-правовую вину. Следовательно, агрессия и общественно опасное деяние как понятия пересекаются, но вовсе не тождественны.

Сафуанов Ф.С., используя опыт зарубежных коллег, направленный на изучение психологии личности и признаков агрессии выделяет психологическую типологию криминальной агрессии.

Инстинктивистская теория агрессии исходит из представления о поведении человека, как реализации его внутренних побуждений опирающихся на личностные факторы и мотивацию его деятельности, где феномен агрессивных действий выступает как свойство личности, в которой высокий уровень собственной агрессивности, которая исключает все переменные ситуации. Невозможно дать исчерпывающий список всех типов агрессии, ее образования и развития как черты личности, нет способа выявить все виды криминального агрессивного поведения, но возможно изучать те действия, которые существует сейчас и есть возможность наблюдения за ними на уровне субъекта. Такая теория подталкивает нас к дихотомии низкой и высокой агрессивности.

Многие исследования позволили связать фрустрацию и агрессию. Такая теория, как фрустрационная дали возможность к изучению нового фактора агрессии и агрессивного поведения, как ситуационный. Тут агрессия будет вызванной реакцией на фрустрацию. На практике такие агрессивные правонарушения встречаются довольно часто, и уголовное законодательство выделяет такие преступления, обращая внимание на те, факторы и события, которые предшествовали проявление агрессивного поведения. Список таких признаков приведен в ст. 61 УК РФ, в которой указаны некоторые возможные ситуации как аморальность поведения потерпевшего, противоправность его действий, либо стечение тяжелых обстоятельств.3 Изучение предложенных типологий позволяет изучать и различать нейтральные ситуации от ситуаций психотравмирующих, а введение такого признака как ситуационный, указывает на изучение феномена агрессивности не только в виде черты личности, а по определению ситуации в каждом отдельном случае.

Анализ взаимодействия субъекта и его личности с ситуацией, послужил первоочередным способом для изучения мотивации преступного поведения, которым естественно владеют и оперируют эксперты при изучении конкретного случая. Можно выделить такие черты личности, которые приравниваются к общему уровню агрессии. Эти черты послужили основой для рассмотрения теории социального научения, протекающей через наблюдение и подражания субъекта наблюдаемого им объекта. Данная теория предполагает закрепление определенной формы поведения у личности, которая так же и предостерегает ее от отрицательного поведения.1 Путь развития подобных личностей, их позитивные и негативные подкрепления, преобразуются и принимают внутреннюю сторону личности, приобретая субъективность, и становятся внутриличностным механизмом поведения. Развитие агрессивных действий в сложившейся ситуации прямо зависит личностных структур, являясь, как облегчающими, так и преградными смыслами.

На современном этапе развития психология более углубленно рассматривает мотивационные теории личностых факторов агрессивного поведения. Агрессивные тенденции наряду с противоположными тенденциями подавления агрессивности, рассматриваются как мотивы торможения агрессивного поведения. Внедрение к уровню агрессивности еще одной черты, характеризующейся как тенденция к торможению агрессивных побуждений, несет в себе глубокий психологический ключ. При исследовании мотивации субъекта, которая движет его поведением, вниманию поддается принцип связь личностных и ситуационных факторов, а так же принцип полного системного анализа личностных структур и разных сторон личности.

Исследуемые переменные личности в представленных типологиях агрессии открывают процесс индивидуального развития личности. Еще в младенчестве ребенок способен проявить агрессию, обусловленную биологическими потребностями, в виде дискомфорта, тогда как основным методом регуляции поведения является переменные, в различных ситуациях, таких как наказание или поощрение личности. Подобные действия, источником которых являются ситуативные факторы, преобразуются во внутриличностные регуляторы агрессивного поведения, в результате социализации субъекта, перерастающие в способность личности к самопоощрению и самонаказанию.

Часто, феномен агрессивности выступает как мотив, внутренне побуждение к осуществлению агрессивных действий, и закрепленный в процессе жизни субъекта как обычный способ реагирования на различные ситуации, преобразуется в черту личности. Когда агрессивность не находят свое проявление в обыденной повседневности, а только выступает при фрустрирующих и психотравмирующих ситуациях, она будет реактивной. Реактивную агрессивность, возможно, вычленить лишь как черту личности, потому что выявление агрессии как тенденции мотивов требует специальных мер и методов, которыми обладают эксперты, однако даже так, есть вероятность в их ненадежности по разнообразным причинам.

Более широким представляется круг структур тормозящих прямое проявление агрессивных побуждений личности. Рассмотрим некоторые группы тормозящих тенденций.

Ценностные тормозящие тенденции человека, связанные с социальными установками (религия, гуманность). Являются содержательной частью личности и ее мотивов, проще - внутренний мир человека. Структуры данного вида подавляют агрессивные побуждения на первоначальных стадиях их проявлений. Численность пациентов, у которых, выявлен бред преследования высок, но такие лица не способны на совершение общественно опасных действий, так как у них присутствуют положительные социальные установки, которые осуществляют препятствие к подобным проявлениям. Однако, нельзя упускать из внимания тот факт, что лица с заболеванием шизофрении, не страдающие при ней бредом и галлюцинациями, являются источником социальной опасности, так как у них искажена ценностная сфера.1 Особое внимание привлекают сексуальные преступления лиц, с расстройством сексуального предпочтения, где хорошо видно проявление личностных качеств по преодолению сексуального влечения. Сексуальные действия при садизме реализуется прямо через личностные структуры, а при некоторых других формах садизма, субъекты осознают свою аномальность и противоправность действий и относятся к ним критично. В подобных случаях в сознании субъекта происходит борьба его мотивов и социальных ценностей с биологическими потребностями, которые будоражат сознание субъекта эмоциональными переживаниями.

Социальные и нормативные течения находят отражение в личности субъекта. Основой таких черт является моральные, этические и социальные нормы, которые осуществляют контроль за поведение субъекта, а так же расширяют его деятельность в отношениях с окружающими. Сдерживающими факторами агрессию выступают интересы субъекта, связанные с социальными потребностями, а так же одобрением окружающих, что толкает субъекта на выстраивание своего поведения согласно правовым предписаниям. При конформизме в тоталитарных и религиозных группах у субъекта возможно отклонение от функции контроля агрессии.

Различные заболевания, связанные с психопатиями, умственной отсталостью и личностной незрелостью могут снизить уровень личностного противостояния к внушаемости, из чего последует уменьшение способности к контролю агрессии.

Препятствующими структурами агрессивного возбуждения являются и такие черты личности, как диспозиционные. С подобного угла рассмотрения видны черты альтернативные чертам агрессивного возбуждения и его мотивы, проявляющиеся в одни и тех же ситуациях. Эти черты не сложно выявить с помощью опроса и анкет. Такими способами было выявлено умение подавлять склонность в эмоциональной напряженности в настоящем поведение.1 Такие же результаты были выявлены у лиц с повышенной тревожностью и повышенным чувством вины. Такой способ в изучении развития агрессии полезен в особенности для лиц с пограничной психической патологией.

Эмоциональное переживание влияет на развитие агрессивных мотивов у субъекта. Эксперименты выявили, что чувство страха, вызванное перед фактом наказания за совершенные противоправные действия, способен к снижению уровня агрессивных побуждений. Гнев, вызванный фрустрацией, повышает вероятность агрессивного поведения, но если взыграет чувство страха, то вероятность субъекта к побегу от сложившейся ситуации будет увеличена. Страх, чувство вины, как субъективное последствие, и высокая тревожность способны снизить уровень агрессивного возбуждения.

Общительная, коммуникативная личность способна к самоконтролю агрессивного побуждения. У таких субъектов присутствует чувство страха перед наказанием, а так же обнаружена способность к сопереживанию и эмпатии, что свойственно альтруистическому складу характера, в противовес антисоциальному поведению.

Развитый интеллект, интересы к познаниям оказывают значительное влияние на подавление агрессивного поведения. Такие черты оказывают влияние на формирование представления или образа ситуации, что позволяет субъекты произвести анализ ситуации, разобраться в происходящем более глубоко, что позволит уменьшить уровень возбуждения.

При значительно высоком уровне эмоционального возбуждения, а так же при провокации субъекта, не исключены сбои в когнитивном контроле агрессии. Пробуждению криминальной агрессии способствуют так же непредвиденность и длительность сложившейся ситуации.Практикой

комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы установлено значение социальной ситуации, такой как армия или семья, в которой находится или находился субъект. Такая изоляция способна к формированию у личности ощущения безысходности в психотравмирующих ситуациях, повышая вероятность возникновения состояния аффекта, если при этом источником такого эмоционального возбуждения является фрустрация, конфликт с другим человеком. В итоге мы узнали, что агрессия как свойство личности многогранна и всестороння со всеми своими психологическим переменными, которые между собой отличаются, и строятся с учетом цели и характера совершаемого субъектом криминала.

1.2 Психологический механизм криминальной агрессии

Исследуемые типологии криминальной агрессии и многочисленные проведенные психологические экспертизы сумели выстроить классификацию противоправных действий вменяемых лиц на восемь групп. Подчеркнуть необходимо то, что выделенные черты основываются на социальных, демографических, индивидуальных, психологических и криминологических данных субъектов.

Криминальная агрессия впервой группе свойственна субъектам, действия которых характерны низкому уровню тормозящих структур. У субъектов присутствуют органическое заболевание головного мозга и психопатий. Им характерна высокая агрессивность, импульсивность, сниженный самоконтроль, эмоциональная нестабильность в сочетании с возбудимостью, эгоцинтризмом, доминантностью и асоциальностью. Субъекты женского и мужского пола, возраст от 20 до 50 лет. Средний уровень образования, наличие квалификации. Основная часть подлежала воспитанию в неполной семье, либо без таковых вообще, или же, наоборот - в условиях гипоопеки с двумя родителями, при наличии у них зависимости от алкоголя.1 Агрессивность таких субъектов не поддается управлению даже в нейтральных ситуациях, что приводит к тяжким последствиям в виде убийств, грабежей, разбоев и изнасилований, часто в состоянии алкогольного опьянения. Так же, здесь высокий уровень склонности к рецидивам и попыткам скрыть следы преступлений. Встречаются преступления, совершенные группой лиц, с исследуемыми субъектами в роли лидеров или инициаторов правонарушений.

Во вторую группу входят агрессивные действия, которые совершались вне психотравмирующих ситуациях, где субъект с низким уровнем личностной агрессии и способностью к ее подавлению. У исследуемых лиц в характере присутствуют черты эмоциональной неустойчивости и эгоцентризм в сочетании с неготовностью к изменчивости ситуации и реактивной агрессией. Из этого сочетания вытекает импульсивность и склонность немедленной реализации потребностей с высокой побудительностью, которую сложно побороть. Данные черты характерны лицам мужского пола, от 20 до 40 лет, с низким уровнем образования, не имеющих рабочей специализации. Половина исследуемых воспитывались одним родителем, страдающим алкоголизмом или вне семьи. В воспитание входила гипоопека и эмоциональное отвержение. Представители этой группы подвержены заболеваниям, которые связны с дисфункциями головного мозга, осложненными хроническим алкоголизмом.1 Признаками преступлений характерны причинение вреда здоровью разной тяжести, разбои, грабежи. Нередки случаи совершения преступлений в группе лиц, в роли исполнителей. Низкий уровень попыток сокрытия преступлений и склонностью к рецидивам по отношению к первой группе.

Третья группа объединила в себе нейтральные ситуации с неагрессивными личностями в комплексе тормозящих структур агрессии. Имеем как лиц женского пола, так и мужского, от 20 до 50 лет, с высоким образованием и профессиональной квалификацией. Рассматриваемые лица психически здоровы, редко с органическим поражением головного мозга.

Ярко выражены тормозящие агрессию структуры, являющиеся личностной особенностью, в сочетании с эмоциональным, интеллектуальным, коммуникативным контролем собственного поведения. Дополнительными чертами выступают высокий интеллект и наличие склонности чувствовать вину. Этим субъектам характерны убийства с посягательством на чужое имущество.2 Свои противоправные действия они направляют на малознакомых и вообще незнакомых им лиц. Почти всегда преступления совершаются группой лиц с разными ролевыми функциями.

В четвертую группу входят преступления совершенные в нейтральных ситуациях, субъекты которой обладают высокими уровнями, как тормозящих структур, так и самой агрессии. Лица, имеющие неполное среднее образование рабочую специальность, воспитанные в неполных семьях, с одним родителем. Объектами своей агрессии выбирают знакомых себе людей, как правило в соучастии, исполняя роль лидера. Исследуемые субъекты характеризуются агрессивностью, как чертой личности, при наличии реактивной агрессии, где происходит слияние социального и нормативного контроля поведения, опираясь на эмоциональную и интеллектуальную поддержку, без эмоциональной устойчивости.

Пятая группа. Данная группа включает лиц, с агрессией, проявляющейся при взаимодействие личности и психотравмирующей ситуации. Здесь почти всегда имеют место аффекты, в сочетании с невыраженными тормозящими механизмами. Лица мужского и женского пола, от 20 до 30 лет, имеют среднее образование, рабочую специальность. В большинстве случаев воспитывались без одного родителя. Здесь родители не страдали алкогольной зависимостью, но часто использовали порочные школы воспитания детей, в виде сверхопеки и эмоционально отвержения. Субъекты данной группы страдают психопатическим расстройством личности, совершая убийства и причинения разной степени тяжести вреда здоровью. Деяния в большинстве случаях совершались под воздействием алкогольного опьянения, и были направлены против родственников и знакомых.

Шестая группа объединяет действия лиц при наличии невыраженной агрессии с подавлением тормозящих структур, возникающих в ответ на психотравмирующую ситуацию. Для таких лиц характерна высокая импульсивность, реактивность в связке с интровентированностью, при претворении в жизнь своих агрессивных действий в психотравмирующих ситуациях. Одинаково могут быть лица мужского и женского пола, в возрасте от 20 до 50 лет, у которых имеется среднее образование и рабочая специальность. Психическое развитие субъектов проходило вне семьи, или в неполных семьях, где если и были отца, то они страдали алкоголизмом. Тут есть субъекты со здоровой психикой, наравне с субъектами, у которых органическое психическое расстройство и алкоголизм Таким субъектами совершаются убийства своих близких и родственников.

Седьмая группа. Субъекты со структурами, тормозящими агрессию, возникающую в ответ на психотравмирующую ситуацию. Преобладающее число женщин с неагрессивными чертами личности. Возрастной диапазон от 18 до 60 лет. Имеют среднее образование и высокую профессиональную квалификацию. Воспитание, полученное в семье благополучное, при наличии двух родителей. В эту группу включены лица психически здоровые, иногда встречаются и с дисфункциями головного мозга. Гармоничная личностная структура с развитым ценностным поведением, которая вполне осуществляет контроль за своими эмоциональными и коммуникативными навыками, а также следит за интеллектуальным и диспозитивным уровнем своих действий, с осторожностью и интравертированностью. Преступления совершаются преимущественно против своих родственников, в виде причинения смерти и вреда разной степени тяжести здоровью, а так же его знакомых, и новорожденных детей. Рецидивы и прочие правонарушающие поступки, в состоянии опьянения алкогольными напитками под низким уровнем.

У субъектов из восьмой группы агрессия является чертой личности и проявляется при психотравмирующей ситуации, тогда как в обычных условиях над ней осуществляется контроль тормозящими структурами личности. Представителями данной группы почти всегда являются женщины, от 18 до 50 лет, имеющие среднее образование и рабочую специальность. Психическое развитие и воспитание личности осуществлялось в благоприятной обстановке. Им характерны такие личностные структуры, как мозаичность и противоречивость их тенденций агрессивности к чертам личности как стеничекого и астенического характера, склонных к самовзвинчиваемости, сочетающейся с психопатией склонностью к возбудимости. Подлежат обвинению в причинение смерти своим близким и родственника.

Криминальная агрессия в первых четырех группах проявляется в преимущественно нейтральных ситуациях, а оставшиеся четыре группы охватывает агрессию, возникающую в психотравмирующих и фруструтрирующих ситуациях.

Особое внимания в судебной психиатрии и психологии уделяется изучению нарушений мотивации поведения при наличии психических расстройств. Вниманию подлежат содержание поведений, где ситуативные факторы, присутствуют не только в плане их проявления в структуре мотивации, но и в плане их побудительности к действию, его контролю и регуляции. Исследование механизмов преступного поведения субъектов имеет значение для учета криминальной агрессии в виде взаимодействия личности со сложившейся ситуацией, в которой очень хорошо себя проявляют психические расстройства субъекта, и его смысловое восприятие своего положения.

Существует механизм сложения агрессивности субъекта и его выраженности личностных структур, которые осуществляют торможение агрессивных побуждений, оценка характера сложившейся ситуации, выделяя характерные механизмы агрессивных действий, которые в свою очередь конкретизируются в отдельных видах психологической мотивации. Определенным типам агрессии характерны собственные механизмы, рассмотрим их:

Прямая реализация агрессивности, в которой собраны обвиняемые из первой группы. Характеризуются высокой агрессивностью и низким самоконтролем, всесторонним механизмом агрессии в стремление к собственной агрессии, являясь мотивирующим значением. Обвиняемым в групповых преступлениях присуща роль лидера. При таком виде агрессии высок уровень рецидива и применение мер для сокрытия преступления. Выделяется три класса источников мотивации подобных субъектов.

В первом субъекты с антисоциальными ценностями, или устойчивой способностью подниматься над уровнем требования ситуации, где выраженные черты личности субъекта ищут детали ситуации, чтобы выразить себя в полной мере, которая рассматривается и как характерологическое, отражающие стилевое, инструментальное, экспрессивное свойство поведения.

Во втором типе представлены субъекты с обостренными биологическими потребностями, в виде сексуальных влечений, без их собственного опосредования ситуативными факторами вместе с социальными ценностями. В третьем, феномен агрессии обусловлен алкогольным опьянением.

Во второй типологической группе девять из десяти личностей совершают преступления, находясь с состояние алкогольного опьянения, при этом, у них, отсутствует агрессивность, но она не сводит механизм агрессивных действий к непосредственной реализации в нейтральных ситуациях, в отличие от реактивной агрессии в психотравмирующих условиях. Объяснить влияние алкогольного опьянения на поведение субъекта помогает модель психофармологического растормаживания в физиологическом и психодинамическом вариантах. Обе модели снижают контроль над поведением и анализ таких моделей, даже если он и теоретический, демонстрирует их недостаточную состоятельность и крайнюю упрощенность. Модель такого объяснения пригодна для объяснения некоторых случаев проявления агрессии, которым характерна высокая база устойчивой агрессивности, как характерной черты личности субъекта с представлением тормозящих психологических структур. Субъекты, находящиеся под воздействием алкогольного опьянения, реализуют свои агрессивные побуждения как следствие субъективного восприятия ситуации более угрожающей, чем она является на самом деле.

Агрессия, совершенная под влиянием лиц, состоящих в преступной группе, осуществляется субъектом в форме подчинения воли лидера. В преступных группах, субъект не осознает, что является лишь подчиненным лидера, и, не имея собственных корыстных целей, попадает под психологическое влияние лидера, в зависимость от него. Здесь вниманию поддается взаимодействие одного лица на другое, где последний является пассивным и не обладает какой-либо психической активностью и свободной волей, что называется суггестивной мотивацией.

Когда агрессия выступает из-за неверной оценки ситуации субъектом, который является неагрессивным, то здесь криминальная агрессия связана с не укомплектованностью личностных структур субъекта, которые должны сдерживать его агрессивное побуждение, которое естественно развивается по собственному, индивидуальному механизму, который расходится с внешними ситуационными механизмами. Субъект обнаруживает у себя отсутствие способности к выбору всех возможных неагрессивных действий и вариантов правомерных решений в определенной ситуации (группа 2). Корнем данного феномена является недостаточная сформированность смысловой и познавательной отзыв ситуации, при наличии недостаточной самооценки, что заранее определило агрессивные формы разрешения ситуации с внезапным упадком контроля действий и прогноза их возможных последствий.

Инструментальная агрессия соответствует приведенным субъектам в группе 3, с низким уровнем выходящей агрессивности, в совокупности с теми структурами, которые направлены на ее торможение в нейтральных ситуациях. Тенденция тормозящих структур сдерживает непроизвольные и не прямые действия субъекта, относительно нейтральный характер ситуации приглушает реактивную агрессию. Агрессия в этих случаях может быть только осознанной и реализующей определенные намерения, не всегда носящие агрессивный характер. Враждебная и инструментальная агрессии расходятся в связи с необходимостью противопоставлять агрессивным действиям, действия подчиненным намерениям неагрессивного характера.

Примеры отсроченной агрессии рассмотрены в группе четыре и восемь, со случаями убийства при ином механизме тормозящих структур агрессию. Подобное тормозящее влияние препятствует прямому осуществлению агрессивных намерений, возникающих в конфликтной ситуации с близкими субъекту личностями.

Изучая механизм криминальной агрессии, необходимо исследовать физическое и психическое состояние субъекта не только в момент реализации преступного деяния, но и на протяжении формирования его личности, среды в которой она воспитывалась до момента свершения преступного деяния.

2. ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЛИЧНОСТИ


Преступление и преступника связывают две составляющие, одна из которых является внутренним проявлением личности преступника, а вторая внешним. Элементы, из которых состоит внутренний мир субъекта можно назвать эндогенными, а элементы, которые характеризует его внешнюю сторону и толкают на совершение преступных действий - экзогенными. В генезе каждого преступления присутствуют оба элемента, но не в равной мере. Утверждение о том, что какие-то преступления совершаются на почве только экзогенных факторов, а другие эндогенных, является неверным. Любая цепь событий состоит как из внешних признаков, так и из внутренних. Если исключить признаки какой-то одной стороны вовсе, т.е. у человека отсутствует возможность выбора для использования внешних и внутренних факторов, то все вытекающие последствия нельзя определить как преступление. Такие явления можно считать несчастными случаями, т.к. преступление всегда предполагает наличие вины. Вина есть результат влияний обстоятельств на субъекта со стороны окружающей среды, и его собственным психическим отношением к совершаемому деянию. Преступление всегда заключается в том, совершил ли человек то, что запрещено уголовным законом, либо не сделал того, что уголовный закон предписывал, и это всегда волевой акт духовной стороны личности. Перед совершением преступления человек выбирает модель поведения. Действуя умышленно, человек осознает всю противоправность своих действий. Именно для правильной и точной квалификации совершенных действий необходимо изучить личность субъекта и модель его поведения, как со стороны внешних обстоятельств, так и его внутренние побуждения и мотивацию. Соотношение этих двух понятий определит степень опасности, созданной личностью для общественного правопорядка.

Одной из основных целей уголовного законодательства является удаление преступника с противоправного пути. Для достижения лучших результатов необходимо глубокое изучение всех сторон личности субъекта совершившего преступление, а так же необходимое психологическое воздействие для изменения его личности в лучшую сторону.

Исследуя классификацию личностей на эндо и - экзопсихику можно разделить всех субъектов на представителей двух типов преступников, это будут соответственно экзо и эндо преступники.

Исследуя какое-либо преступление, в первую очередь необходимо заострить внимание на то, почему именно к такому решению пришел человек, что подыграло его настроению, произошло это в силу его собственных стараний, его наклонностей или же в силу внешних условий из сложившейся ситуации. Перед нами встает тип субъекта, у которого в сознании преобладает влечение к совершению преступления, объясняемое его свойствами личности, и второй тип, чье влечение к совершению преступления лежит под натиском внешних условий. Первый с предрасположением к преступной деятельности, а второй с отсутствием такого предрасположения, но со слабым моральным тонусом, который не обнаруживает достаточной активности для устранения неблагоприятных условий неприступным путем. Различие между двумя этими типами особо важно, с какой стороны не смотреть, в особенности с практической. Тут кроется большая значимость для правильного представления наказуемости в законе.

У эндогенного преступника в сознании появляется комплекс, с криминогенными чертами, в виде манящего желания совершить преступление, которое так же сопровождается известным эмоциональным фоном, вытекающими из него взглядами и наклонностями. Под влиянием внутренних впечатлений, личность испытывает неприятное состояние, и естественно, предпринимаются попытки избавления себя от такого состояния. В соответствие с внутренним укладом личности, ее мысли могут встретиться с образом того или иного преступления, и приять его как средство. В сознании субъекта появляется представление этого преступления и желание его совершить. Для развития такого желания есть прочный фундамент, состоящий из ассоциаций, поддерживающих и подкрепляющих стремление к совершению данного преступления. У каждой личности есть определенные взгляды и склонности в характере, родственные представлению преступления, которые оправдывают совершаемые действия и подпитывают мысли антиципациями приятных чувств.

Если мысль о преступлении возникает у человека, в сознание которого существует своя галерея комплексов, и их сутью встало представление о данном преступлении, то следом за мыслью возникает волевой компонент к его совершению. К примеру, человек предрасположен к кражам, то вместе с мыслью о таковой, появляется ряд представлений о техническом выполнении преступления, перспектива получения денег, с помощью которых можно удовлетворить собственные потребности, в виде чувственных удовольствий. Мысли субъекта о социальной и моральной стороне его поступка не будут обладать достаточной моторной силой, хотя вызовут некоторые колебания.

Для установления эндогенного преступника необходимо выявлять признаки предписывающих и оправдывающих взглядов данного преступления, а так же черты и склонности в характере к таким действиям, которые внутренне связывают их с целью и отсутствие признаков в действиях субъекта, вызванных не внешним давлением неблагоприятных условий. Существует типология эндогенных преступников:

Идейные преступники. Целью совершения преступления является служение известным общим моральным и социальным идеям в обществе, к которым они относят собственную личность и мысли.

Резонеры. Для обоснования своих корыстных стремлений используют искусственные, софистические идеи. Отсутствие внутренней нравственной борьбы.

Расчетливо-рассудочные преступники. Основной целью является, причинение вреда себе и своим близким или общества для достижения якобы более широких целей, изменяющих действующее положение себя и окружающих лиц. После установления цели, которая толкает субъекта на совершение и расположения субъекта к преступлению, его нравственная борьба прекращает свое существование.

У тех субъектов, чья мотивация выступает в роли толчка к удовлетворению сильных развитых чувств, называются эмоциональными преступниками.

У импульсивных преступников комплекс основных целей упирается в получении приятных ощущений, получаемых в результате какого-либо действия или обладания чем-либо.

Эндогенные преступники обладают некоторыми специфическими склонностями к совершению действий определенными способами. Скрытно- хищнический (эксплуатация лиц без прямого воздействия на них), плутовской (средство - ложь и обман), насильнический (физическое или психическое принуждение), оскорбительный (элементы оскорбления, надругательства).

Преступление, совершенное под тяжестью угрожающих субъекту событий, с причинением ему каких-либо страданий, склонен совершить экзогенный преступник. Подобные события служат толчком для преступной деятельности. В устранение создавшегося затруднительного положения легальными способами такой субъект сталкивается с неспособностью в достаточной активности. Важно установление факта, что субъект предварительно делал попытки устранения неприятностей непреступным путем, и обратить внимание на то, чем было вызвано принятие такого решения. Группа экзогенных преступников включает в себя те личности, которые были вынуждены встать на тропу преступной мира из-за внешних обстоятельств, которые оказывали на них давление, но могли быть преодолимыми, но и не превышали обычные жизненные ситуации, и не оказавших в них, они прожили бы, не сталкиваясь с уголовным законом. Для повседневной жизни они обладают достаточно стойкой нравственностью. При попадании в серьезные затруднения они теряют равновесие, падает уровень их сопротивления к соблазнам, тянущим на преступный путь. Нередко, они видят в себе самих жертву обстоятельств, снижаю уровень нравственной и моральной планки своего поведения, считая это приемлемым. Такое отношение не к себе не способно оказать должного влияния на волю.

Среди экзогенных преступников можно выделить две разновидности:

Первая, которые с недостаточной ясностью видели не преступные пути решения, либо ошибочно предполагали, что они недостаточно надежны. Такое отношение может быть обусловлено умственной недостаточностью субъекта, или же сильной взволнованностью и подавленностью, мешавшим ясно рассуждать. Это могут быть личности интеллектуально не развиты, поверхностные, легкомысленные и растерявшиеся, легко впадающие в уныние.

Во второй группе субъекты, которым было известно о других вариантах, не запрещенных законом выходов из ситуации, но они не обладают должной энергией, чтобы использовать непреступный способ. Это могут быть трудно преодолеваемая пассивность субъекта, низкий уровень способностей к длительным и волевым усилиям, которые способствовали бы легальному выходу из ситуации, недоразвитое альтруистическое качество (безучастие, бессердечие), а так же низкий уровень честности и уважение к общественным интересам.

Рассматривая данную типологию преступников, важно не акцентировать внимание именно на представленной типологии, т.к. многообразие типологий еще раз напоминает о том, что личность во всех своих проявлениях так и остается до конца неизученной.

Исследуя субъекты агрессии, исследованию подлежат объекты криминальной агрессии, жертвы, потерпевшие, на которых были обращены преступные действия субъекта. Жертвой принято считать человека, утратившего собственные ценности в результате воздействия на него агрессивных действий субъекта или группы лиц.

Наука виктимологии изучает некую связь, возникающую между преступником и жертвой, где жертва неким образом направляет преступника. Обращаясь к истории, можно узнать, что древнегреческие философы развивали идеи влияния на преступность при помощи должного воспитания, считая, что путем должного воспитания можно обезопасить человека и его имущество от преступных посягательств. Существует условное деление жертв по их ролям:

Индивидуальные или личные - характеризуются личностными качествами или своеобразным поведением, не исключающим как аморальность, так и правомерность. Ролевая или профессиональная жертва характеризуется в зависимости от социального статуса и рода деятельности. Отличительная черта таких жертв в том, что они могут быть виктимными к разным видам преступных посягательств. Ситуативные жертвы оказались в ненужное время в ненужном месте. Их виктимность не зависит ни от рода деятельности, ни от личных качеств. Перечисленные виды являются не исчерпывающие, и могут дополнять или пересекаться друг с другом.

Представленные роли жертв можно разделить на две группы: виновные и невиновные. Виновные в адрес преступника посылаются завуалированные призывы к совершению преступления. Нередко, такое поведение включено в психологический механизм преступления и влияет на квалификацию преступления. Иногда, вина жертвы заключена в провоцирующем поведение, в излишних доверительных отношениях, либо в ее неосмотрительности. Тут речь должна идет о вине потерпевшего, что подразумевало свободу выбора для предотвращения совершения преступления, либо полного избегания подобной ситуации.

Исходя из практического соображения особое внимание необходимо уделять именно жертве, т.к. чаще всего преступник скрывается, а жертва известна. Каждый человек является потенциальной жертвой, но некоторые личности, а порой и группы, становятся жертвами преступлений чаще остальных. Подобные ситуации связанны с личностью и поведением жертвы, а так же с группами жертв, которые обладает наибольшей притяжательностью для субъектов преступного мира, и, как правило это люди с ограниченными возможностями разного характера, люди пожилого возраста и женщины, приезжие или же с другим вероисповеданием, а так же дети и различные меньшинства.

Открыт и подлежат изучению случаи, когда в зависимости от ситуации субъект может стать преступником или жертвой, в последовательности и наоборот, а так же одновременно и тем и тем. Отдельное место отведено прирожденной жертве с ее патологическим состоянием, порождающим преступные ситуации. Прирожденной жертве противопоставлены самые значимые черты человека, которые в процессе формирования личности могут оказать давление на формирование собственной виктимности, однако, заметив такое превращение, человек может остановить процесс и снизить уровень виктимности.

Возможно соотношение патологической виктимности и страха перед преступностью, выделяя его особую роль перед преступностью. Страх - это эмоция, которая проявляется в результате угрозы человеку, а так же его биологическому и социальному существованию, которая направлена своим носителем на источник опасности, не имея значения, действительный он или воображаемый.

Такая эмоция, как страх, являются частью биологических и социальных существ, и она прямо связана с душевным и соматическим развитием людей. Страх находит свое проявление и сопровождает личность всегда, когда она совершает новый шаг к преодолению своего привычного состояния и окружения, требуя решимости к переходу от привычного, к новому и неизвестному. Эмоция страха отражается в своеобразных формах боязни различного рода ситуаций, объектов, таких как незнакомый человек или темнота, в форме определяемого обществом и ближайшим коллективом опыта виктимизации в виде общей боязни преступности в целом, массовой паникой и терроризмом.

Чувство страха непосредственно связано внутренними и психическими установками субъекта, его физически состоянием, чувствами, ценностями и жизненным опытом, сложившимся в результате социального общения. К числу психических отклонений виктимного характера относятся различного рода расстройства психики, оказывающее затруднительное воздействие к социальной адаптации субъекта. Интериоризация определенных канонов в поведение виктимной и преступной субкультуры в совокупности с внутриличностными конфликтами оказывают существенную партию в становлении провоцирующего поведения. Подобное поведение непосредственно связано с принятием и реализацией в жизнь различного рода виктимных стереотипов, и поведения себя самого как жертвы преступления. Такие проблемы в виктимологии являются не редкостью, и связаны они неспособность к нормальной адаптации в обществе, а так же наличием у личности внутриличностного конфликта.

В настоящее время вопрос внутриличностных конфликтов не получил должного отражения в виктимологии. Специалисты исследуют данный конфликт в рамках психоанализа и когнитивной психологии, определяя его как дезинтеграцию приспособительной деятельности, возникающее из-за пререкания ценностей и внутренних побуждений.2 Внутриличностые конфликты являются переживаниями субъекта, на почве пересечения личностных структур внутреннего мира субъекта, может вызвать снижение самооценки, стресс и эмоциональное напряжение. Конфликты, вызванные стремлением к собственной безопасности и обладанием желаемого, конфликты между моральными принципами и неадекватной самооценки, вызванной расхождением между притязаниями субъекта и реальностью своих возможностей, невротические конфликты, порождающие истерию и прочие психические расстройства. Конфликты на межличностной основе могут формировать ряд специфических виктимных комплексов, которые при стечении обстоятельств реализуются в деструктивное поведение: комплекс жертвы дитяти характеризуется депрессивным состоянием, при наличии межличностных конфликтов, спровоцированных самой жертвой, от нежелания исправлять собственные ошибки, а лишь выдавать себя за жертву в любых отношениях; комплекс жертвы как подкаблучника, характеризуется с начала беспомощностью и несостоятельностью, перерастающими в депрессивные состояния; комплекс безвинной жертвы начертан собственным самооправданием и предписанной невинностью, способных у окружающих вызывать чувство вины и осуществлять над ними контроль.

Виктимологическая значимость к таким внутреличностным конфликтам обращена тогда, когда они способны к видоизменению во внешние жизненные. Если развитие таких жизненных ситуаций указывает на неспособность личности справиться с ними, подчеркивая ощущение слабости и беспомощности, имеющих функцию к накапливанию в сознание, и скрываясь там, оказывая влияние при разного рода реакциях личности, вроде стрессов и неадекватных действиях в схожих ситуациях. Опасность таких конфликтов заключается в том, что ни способны менять психические и физиологические процессы организма, вследствие чего у субъекта формируются виктимные комплексы мнимой жертвы, которой характерны паникерство и трусость, постоянное чувство об угрозе безопасности со стороны общества; Комплекс притворной жертвы притягивает своим страхами и постоянным нытьем беду. Развивая собственные навыки, способствующие самостоятельному избавлению от неблагоприятных ситуаций, а так и при помощи близкого окружения способно укрепить личность и направить на нравственное совершенствование. Основной цепью признаков у жертв выстраиваются эмоционально- установочные расстройства, которым характерны бессмысленный риск, необузданное стремление к завышенной безопасности, что затмевает реальные нормы должной безопасности.

Жертвы дитяти, супруги подкаблучники и супруги насильники имеют особенностями патологические страсти к приключениям и оценивания всего окружающего, как враждебного.

Чувство страха, которое активируется при осознании преступности, является сигналом о надвигающейся угрозе личности, детерминирующая черта, похожая на острое состояние страха перед взглядом со стороны культура о факте преступности в целом.1Игнорирование правил безопасного поведения, в сложившихся различных ситуациях, оценивая их с интеллектуально-волевого уровня и практического, является следствием комплекса неполноценности, возникшим на фоне соматической нестабильности организма с психическими дисфункциями и заболеваниями, в добавок к этому, и испытываемым жертвой отторжением со стороны ближайшего окружения, служит основой для возникновения и формирования комплекса мнимой жертвы. Такие отклонения как мазохизм, садизм, нимфомания и виктимные девиации в виде проституции и алкоголизма, отягощенные социальными, демографическими, культурными особенностями личности являются в виде поведения жертв преступлений. Исследования личности жертвы и преступника необходимы для установления виновности лица, а так же тех событий, которые предшествовали совершению преступления.

2.2 Отграничение состояния аффекта от криминальной агрессии

В основе заключений комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы лежат многочисленные анализы, которые показывают, что основной чертой психических состояний является ограничение способности субъекта в должной, осознанной и волевой мере осознавать характер собственных действий, а так же их контролировать. Притупление такой способности может быть вызвано как психопатологическим, так и психологическим фактором. Значительную роль играют в совокупности психические аномалии и особенности личности, а иногда алкогольная интоксикация. Во взаимодействие субъекта и ситуации факторы психологического механизма поведения играют разную роль в истоках мотивации поведения обвиняемых. Механизм агрессивного поведения может быть оценен по-разному: в одних случаях у обвиняемого будет сохранена способность к осознанию своего поведения и волевого управления им, а в других такая способность будет ограничена.

Однако, те действия, которые совершены субъектом невиновно, не позволяют привлечь его к уголовной ответственности (ст. 21 УК РФ, ст. 28 УК РФ). Когда рассматривается случай невменяемости, в психологическом смысле действия обвиняемого нельзя признать адекватными, и направленными на реализацию цели, как на осознанный образ желаемого результата. На практике такое деяние не контролируется сознанием и волей. В других случаях деяния являются и мотивированными и целесообразными, но сама цель формируется под наплывом бреда и переживаний, вызванных галлюцинациями, либо из-за перестроенного болезненного мышления.

Вменяемость является совсем другим делом. Общественно опасные действия всегда является целенаправленными и осознанными. В зависимости от случая видно адекватную, но не всегда целенаправленную и достаточную, а так же о достаточном осознании противоправности совершаемых действий. Такое поведение и ограниченная свобода в действиях является результатом мотивации в совершении преступления. Именно наличии этих признаков и черт, ограниченных влиянием эмоционального и психопатологического факторов, в совокупности с психическим развитием субъекта, взаимодействием сложившейся ситуации и ограничения контроля своих действий, т.е. ограничение свободы воли, преломление которой в уголовном законодательстве приводит к смягчению наказания. Процесс свободы выбора при решении о совершаемом поступке, может быть уже нарушен на стадии инициации. Данное явление характерно при чрезмерном доминировании в сознании специфических побуждений (сила мотива, побуждения, влечения) и намерений (ценности, источники мотива). Результатом становится сужение выбора целей в конкретных ситуациях, и, как правило, к безальтернативной инициации, которые представляются единственными возможными для субъекта, без учета осознанности их фактического характера. Когда происходит внешнее изменение деталей ситуации происходит затруднение изменение уже реализуемого действия, либо затруднения при полном отказе от совершаемого действия (обратная связь между субъектом и ситуацией). Часто происходит изменение динамики ситуации за счет изменения поведения других людей, которые влияют действия субъекта, требуя их коррекции, но его психическое состояние обусловлено игнорированием внешних обстоятельств и препятствует должному контролю и коррекции поведения. Нарушения свободы выбора действий, либо полное их прекращение зависят от множества факторов, которые находят свое выражение в способностях и возможностях личности, в зависимости от ситуации. Субъект будет совершать действия, которые с его точки зрения и оценки собственных способностей и навыков кажутся ему возможными, и отвергать другие действия, которые с его стороны кажутся невыполнимыми. Ситуации, в свою очередь устанавливают ограниченный лимит вариантов поведения. Такие обстоятельства имеют место в современном уголовном законодательстве, например необходимая оборона, когда единственным способом для самозащиты является устранение субъекта агрессии.

Осуществлять руководство своих действий и иметь возможность руководить ими, а так же здраво оценивать их реальный характер и опасность, на психологическом уровне можно раскрыть лишь несколькими положениями. Данные способности дают понять о наличии у субъекта способности к осознанию совершаемых действий, оценки своего поведения на социальном и общественно-нормативном уровне при попадании в криминальную ситуацию. Наличие ограниченной вменяемости у обвиняемого лица не позволяет представить полный отказ к осмыслению фактического характера своих действий. Любой тип ограниченной способности к осознанию и оценки криминальных ситуаций позволяет субъекту понять, что он все равно совершает агрессивные по характеру действия, за исключением о выявленном при другом психологическом анализе интеллектуальном критерии вменяемости, который позволяет субъекту осознавать общественную опасность и агрессивность своих действий, но здесь речь пойдет об ограниченной способности к осознанию криминальных действий. Наличие подобных способностей, проявившихся в какой-либо криминальной ситуации позволяет осмыслить субъектом свои действия, уловить промежуточную цель и сопоставить ее со своими ценностями, смыслами в жизни, мировоззрением, а так же суметь составить прогноз своих поступков.

Данная способность проявляется исключительно на смысловом уровне. Если невменяемый субъект совершает убийство, при этом он осознает, что результатом его действий будем именно убийство, но из-за влияния на его сознание бредовых и галлюцинаторных переживай, он уверен, что совершает убийство во блага человечества. В таком случае происходит осознание фактических действий, но нет осознания общественной опасности.

Вменяемые лица в полной мере обладают такой способностью, однако если происходит нивелирование смысла общественно опасного действия со смыслом более значимым для субъекта, такая способность притупляется. Способность к волевому регулированию собственных действий в постоянной динамике ситуации проявляет способность к обратной связи, где особое место в наблюдении занимает волевое управление субъектом своих действий. Когда субъект осознанно ставит себе цели, у него остается смысловое регулирование выбранного поведения, а так же возможность выбора других способов для достижения поставленных целей. Агрессивное поведения и действия субъекта в таких случаях является конкретной смысловой позицией, а не затрудненным выбором поведения. Подобный феномен служит для эксперта установленным фактом в оценки и фиксации субъективной способности субъекта к осознанному и волевому поведению, а если такая способность у него ограничена, то смысловое регулирование своих действий в момент совершения опасных деяний становится недоступным, и агрессия выступает как вынужденная и не до конца осознанная. психологический криминальный агрессия аффект

Для свободного поведения субъекту необходимо осознание и осмысление своего поведения и своих смыслов, что откроет пути для выхода из неблагоприятных ситуаций и отношений. Так непростой процесс осознанности собственных помыслов необходимо дополнить осмыслением и оценкой последствий. Основной самой важной чертой для свободного выбора действий выступают имеющиеся ресурсы у субъекта, образованные внешними обстоятельствами в совокупности с личностными особенностями. Эффективными возможностями личности и эффективные возможно, которые можно извлечь из окружающей обстановки могут быть намерения и побуждения субъекта, его мотивация, способности (интеллектуальные), которые в случае состояния аффекта могут быть недоступны. Эффективные возможности, представляемые окружением предопределяют возможное поведение и действия субъекта, но если ситуация является психотравмирующей, то весь спектр возможностей и действий существенно уменьшается. Для того чтобы эксперты установили ограниченную способность к осознанию субъектом своих действий необходимы анализы ситуации, и особенно важно, анализ субъективного восприятия ситуации, с учетом личностных характеристик и психического состояния субъекта, а так же установление причин, вызвавших сужение спектра возможностей. Органами предварительного расследования подсудимый Котов обвиняется в совершении убийства Малкина, в состоянии аффекта при следующих обстоятельствах: к подсудимому Котову подошли Малкин и Пешкин. В ходе разговора между подсудимым Котовым и Малкиным произошла словесная ссора, переросшая в драку, в ходе которой Малкин нанес удар кулаком по лицу подсудимому Котову, в результате чего они оба упали на землю, продолжив наносить друг другу удары в область головы и конечностей. Далее подсудимый Котов в ходе драки с Малкиным учитывая темное время суток, физическое превосходство над ним Малкина, присутствие рядом знакомого Малкина - Пешкина, опасаясь за свое здоровье и жизнь, не оценив правильно сложившуюся ситуацию, находясь в состоянии внезапно возникнувшего сильного эмоционального возбуждения, душевного волнения (аффекта), вызванного внезапной психотравмирующей ситуацией, связанной с указанным выше противоправным поведением Малкина инициировавшего конфликт и последующую драку, решил совершить его убийство.

Реализуя свой преступный умысел, направленный на лишение жизни Малкина подсудимый Котов вооружился находившимся при нем ножом и, действуя умышленно, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно-опасного последствия в виде смерти потерпевшего и желая этого, нанес Малкину один удар клинком указанного ножа в область грудной клетки слева, то есть в место расположения жизненно-важных органов человека. После совершения убийства Малкина, подсудимый Котов скрылся с места происшествия. В результате умышленных действий подсудимого Котова Малкин скончался на месте происшествия. Эксперт Урусова, пояснила суду, что на момент

Иванов, П. А. Стратегии совладания со стрессом у лиц, совершивших агрессивные преступления в условиях длительной психотравмирующей ситуации : автореф. дис. канд. психолог. наук : 19.00.06 / П. А. Иванов. - совершения вмененных обвинением деяний, Котов находился в состоянии неполного физиологического аффекта, о чем свидетельствует не целенаправленность его действий, сужение сознание обусловленное страхом в связи с противоправными действиями третьих лиц. Давая заключение о состоянии аффекта у Котова, она исходила из его показаний, что он на тот момент выпил одну кружку пива, признавая это легкой степенью алкогольного опьянения. Действия подсудимого Котова государственным обвинителем в судебном заседании переквалифицированы с ч. 1 ст. 107 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ - как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Суд, считает необходимым Котова оправдать по части.1 статьи. 108 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Если при каких-либо рефлексиях, использующихся как решение поставленной задачи, и смысл их направлен к принятию ценностных и мотивационных действий субъекта лично, а его самооценка направлена на возможность осуществления в сложившейся ситуации, то оценка именно ситуации обращена на осмысление границ этой ситуации, которые представляют спектр возможных действий.

Существует виды ограниченной способности субъектов к волевому и осознанному поведению при наличии разного психологического механизма криминальных агрессивных действий.

Претворение личной агрессивности всегда наполнено осознанием и возможностью регулирования собственных действий. Выбор способа для претворения собственной агрессии и антисоциальных взглядов, вместе с сексуальными предпочтениями не определяется в виде каких-либо нарушениях к пониманию совершаемых действий, что свидетельствует о вменяемости субъекта.

Исследуемое органическое психическое расстройство у субъекта, встречается при проявление агрессивных действий, после употребления алкоголя, и оказавшись под его влиянием. Оценки экспертов-психологов и психиатров сводятся к выявлению факта ограниченного выбора действий из-за личностных черт субъекта индивидуально-психологических и психических расстройств. Наличие формы опьянения алкоголем является непосредственным фактом установления ограниченной способности к осознанному и волевому поведению. Влияние угрожающего смысла ситуации в состоянии алкогольного опьянения у таких личностей усиливается из-за особенностей смыслового восприятия личности и порождает ситуативную агрессию. Способствующими факторами являются обидчивость таких лиц, придирчивость, склонность все сказанное людьми интерпретировать в обидном для себя смысле. Такой выбор поведения и действий носит порывистый и непредвиденный характер. На начальной ступени происходит инициация действий, оценка которых искажена. Выступает оценка ситуации или действий, как угрожающих, оскорбительных. Изменение действия в происходящей ситуации, либо полный отказ от агрессивных действий возможно, однако у субъекта они затруднены его мотивацией, возникшей на фоне алкогольного опьянения. Внешние ресурсы субъекта, так же как и его действия не ограничены, однако внутренние ресурсы не только ограничены, но и являются искаженными из-за смыслового восприятия, факторами эпилептоидности и неэластичности мотивов при состоянии алкогольного опьянения, всем этим управляет диспозиционная логика действий. Волков умышленно причинил смерть Птицыну. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. В указанный день в период времени Волков, Лапухин, Зверева и Птицын совместно распивали спиртные напитки в квартире. В процессе распития спиртного между находившимися в состоянии алкогольного опьянения Волковым и Лапухиным, Зверевой и Птицыным произошла ссора, в ходе которой у Волкова на почве личных неприязненных отношений возник преступный умысел на убийство Лапухина, Зверевой и Птицына, для реализации которого Волков вооружился находившимся в квартире ножом. Умышленно, с целью причинения смерти, Волков нанес клинком Птицыну не менее 59-ти ударов и иных режущих воздействий по туловищу, шее и голове, а также по конечностям потерпевшего, при этом Волков удерживал потерпевшего и нанес ему многочисленные удары руками по туловищу, конечностям, шее и голове. Продолжая свои преступные действия, направленные на убийство трех лиц, Волков, вооруженный указанным ножом, умышленно, с целью причинения смерти, нанес Зверевой своим клинком не менее 21 удара по туловищу, шее и голове потерпевшей, то есть в места расположения жизненно важных органов, а также режущее воздействие по верхней левой конечности потерпевшей, при этом Волков удерживал потерпевшую руками и нанес ей многочисленные удары руками по туловищу и шее.

В завершение своих преступных действий, направленных на убийство трех лиц, Волков умышленно, с целью причинения смерти, нанес Лапухину клинком указанного ножа не менее 15 ударов и иных режущих воздействий по туловищу, шее и голове, то есть в места расположения жизненно важных органов, при этом Волков удерживал потерпевшую и нанес ей многочисленные удары руками по туловищу, лицу и нижним конечностям. В результате преступных действий Волкова Птицын, Зверева и Лапухин скончались на месте происшествия.

Повышенная импульсивность, взрывной характер агрессивных реакций, недостаточная терпимость к мнению других установлена и при проведении стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Волкова, который, как отмечено экспертами, страдал в момент совершения инкриминируемого деяния и страдает в настоящее время психическим расстройством: «Эмоционально-неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип, осложненное синдромом зависимости от алкоголя средней стадии».

Вместе с тем, как следует из указанного заключения, Волков в момент совершения преступления мог и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В тот период у него не отмечалось признаков галлюцинаторно-бредового состояния или помраченного сознания, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, вне какого-либо временного психического расстройства, в том числе патологического алкогольного опьянения. Измененное состояние внутреннего сознания из-за влияния алкогольного опьянения опосредовано органическим психическим расстройством, с местами эпилептоидности, оказывающей существенное влияние на агрессивное поведение, является решающим фактором в выборе механизма криминальной агрессии. Выводы экспертов о подобных случаях феномена агрессии должны иметь виду ограничение способности в осознанному и волевому поведению субъекта при наличии психического расстройства, заключения об индивидуальных и психологических качествах должны быть перенесены в заключение об ограниченной вменяемости.

Инструментальной агрессии характерны агрессивные намерения, соподчиненные неагрессивным, а корыстным мотивам, где действия осознанны и поддаются контролю субъектом. В нейтральных ситуациях выбор агрессивного способа решения своих мотивов является свободным актом субъекта. При данном механизме все субъекты признаются вменяемыми.

Отсроченная агрессия характеризуется ограниченной вменяемостью. В основном ограниченно вменяемыми признаются субъекты, у которых есть органическое психическое расстройство или психопатия личности. Общие признаки таких лиц включают самовзвинчивость, возбудимость не без присутствия самоконтроля. Здесь агрессивное возбуждение наступает спонтанно. Ситуации с такими лицами разделим на этапы. Первый этап - тормозящие личностные структуры обусловлены осмыслением ситуации, где происходит воздержание от агрессивных действий. На втором этапе осознание своего поведения и волевая регуляция поведения. Последующий этап характерен резким увеличением эмоционального напряжения субъекта, которое связано с не реализацией его агрессивного побуждения, результатом которого бывает противоправное деяние.

В момент совершаемых субъектом опасных преступных деяний, его поведению характерно сохранение смысловой и побудительной связи с агрессивным мотивом, где происходит потеря контроля со стороны волевой регуляции. Выбор действий сужается, даже без опосредования промежуточных целей, и выявленные обстоятельства оказывают препятствующее действие, направленное на корректировку своего поведения. Нарушается осмысление действий субъекта, в сознании происходит обрывки эмоциональных переживаний, оценка ситуации становится неадекватной, и контроль над действиями становится не практическим, а формальным. Прогноз субъектом своих поступков и результатов становится практически незначимым, данная способность утрачивается, подчиняясь разрядке эмоционального напряжения, а имеющаяся черта к самовзвинчиванию способствует росту внутреннего эмоционального напряжения, не влияя на ситуативные факторы.

Отличие обвиняемых с признаками самоконтроля от лиц, способных реализовывать свою самовзвинчивость в конфликтных ситуациях, эксперты признают вменяемыми, без каких-либо ограничений, так как они не противодействуют ее влиянию на свое поведение, где отчетливо видно осознанное игнорирование самоконтроля при известных психических недостатках. Субъекты с ограниченной вменяемостью предпринимают попытки к контролю собственной самовзвинчивости, где на некоторое время им это удается, однако образовывающаяся вследствие такого состояния разлад приводит к полной потере самоконтроля. Действия таких лиц регулируются по логике диспозиций, препятствуя переходу на смысловой уровень регулирования поведения. При ограничивающих действиях отсроченной агрессии значимость имеет фактор эмоциональной напряженности. Его рост связан тормозящими агрессию структурами личности, а так же наличием самовзвинчивости как устойчивой чертой личности. Выявленные дисгармоничные личности имеют психические расстройства в форме психопатий, что служит основанием для признания субъекта ограниченно вменяемым.

Непосредственная и ситуативная агрессия схожи, и там и там все реализующиеся агрессивные действия субъекта являются осознанным желанием их исполнения, в ответ на ситуации с психотравмирующими обстоятельствами. Субъекты клоны к самопринятию своей агрессивности, считают дозволенным ее проявление в ситуативной форме. Экспертами не выявлено способности у таких субъектов в должной степени осознавать фактический характер и опасность своих действий, а так же осуществлять контроль и руководство ими, при инкриминируемым ему деяниям. Эмоциональная взбудораженность, возникшая в ответ на психотравмирующую ситуацию, немедленно перерастает в агрессию, обусловленную неполным сужением сознания субъекта и неполноценному осознанию собственных действий, а так же их непроизвольной регуляции. Тут важное значение имеет квалификация и установление физиологического аффекта, возникшего сразу в ответ на противоправное или аморальное поведение, или же такие действия потерпевшего. Физиологический аффект и агрессивное возбуждение формируется в ответ на психотравмирующие или экстремальные действия. Принятое решение субъектом и выбранные им действия происходит спонтанно, без выбора.

Оценка субъектом ситуации, а так же его самооценка на стадии формирования побуждения агрессии и выбора действий грубо раздвоены на страх и гнев, на избегание ситуации и ее преодоления, но основную роль для мотивации играет двойная эмоция успеха-неуспеха. Агрессия во время физиологического аффекта является эмоционально обусловленным решением, в сознании не актуализируются иные выходы из психотравмирующей ситуации и субъект переживает безысходность. Психологический механизм физиологического аффекта говорит об автоматизированной мотивации, а не об автоматизированных действиях. Стеснение действий сливается с их выбором и субъект это воспринимает как импульс к действиям. У субъекта нет времени на осознание своего поведения, и чаще всего на следующей стадии наступает субъективное непринятие криминального действия, т.е. лица не могут поверить, что они смогли совершить агрессивные действия, так как в такой ситуации происходит частичное сужения сознания субъекта и его рефлексия нарушается. В момент совершения деликта невозможно осознать в полной мере реальность окружающей обстановки. Восприятие субъекта характеризуется фрагментарностью. Вследствие истощения аффективного возбуждения происходит окончание криминального действия, изменение ситуации значения не имеет. Испытываемое чувство и вызванные им действия не поддаются никакому контролю со стороны субъекта, но есть возможность предвидения результата, который разграничен: в прогнозе установлены возможность не длительной психотравмирующей ситуации : автореф. дис. канд. психолог. наук : 19.00.06 / П. А. Иванов. - Москва, 2010. - 26 с. предвидения результата действий, отсутствие оценки этих действий и их последствий, а избавление от психотравмирующей ситуации, что характерно для физиологического аффекта с полностью ситуационным характером. Отсюда видно, что физиологический аффект сопровождается полностью ограниченными внутренними и внешними ресурсами, осуществляющими контроль за действиями субъекта.

Наряду с состоянием физиологического аффекта становится ограниченная вменяемость, характеризующаяся криминальными агрессивными действиями, вызванными эмоциональным возбуждением субъекта, осложненная употреблением спиртосодержащих напитков в осложненной психическим напряжением ситуации, в которой оказался субъект. Установить у субъекта наличие ограниченной вменяемости возможно при диагностике у них органического поражения головного мозга, с эпилептическим радикалом и аффективной ригидностью личности, склонной к зацикливанию у себя отрицательных эмоциях, непоколебимым характером и подозрительностью со злопамятством. Правонарушения у таких субъектов основаны на возникающую психотравмирующую ситуации и воздействия со стороны потерпевших, с которыми субъект совместно употреблял спиртные напитки.

Выраженное агрессивное поведение субъекта характерно интенсивностью и частичным сужением сознания, которое в данной ситуации выражено заполненостью сознания переживаниями, связанными со сложившейся ситуацией, и имеющими устойчивый характер. Все действия являются импульсивными и слитыми с принятым решением, без возможного их изменения, со сниженным контролем и нечетким прогнозом возможных последствий. Импульсивный порядок действий слит с принятием решения без его возможного изменения, контроль и возможный прогноз своих действий снижен в связи с последствием принятия решения. Ограничителем контроля является эффект всех в совокупности факторов: психотравмирующей ситуации, алкогольного опьянения и личностных черт субъектов. Полностью обоснованным является вывод экспертов о неспособности субъектов осознавать фактический характер и общественную опасность осуществляемых действий и осуществлять руководство над ними в полной мере, в результате психического расстройства.

Состояние и развитие психического состояния личности схоже с развитием эмоциональной реакции как у физиологического аффекта, но разница здесь в том, что после совершения субъектом своих агрессивных действий не способствует его эмоциональному разряжению, к жертве его действий остается такое, же пренебрежительное отношение, как и перед осуществлением агрессии.

Все однотипные механизмы подлежат квалификации по ст. 22 УК РФ, являясь феноменом ограниченной вменяемости. Экспертам известны случаи совершения преступления субъектом, у которого имелись признаки психического состояния как аффекта, которые подходили к нескольким типам психологических механизмов криминальной агрессии. Физиологический аффект всегда имеет место при непосредственной реакции субъекта на психотравмирующее воздействие со стороны. Такое психическое состояние свойственно субъектам со здоровой психикой, или же у субъектов с органическим поражением головного мозга. Отличительным свойством подобных лиц является низкий уровень агрессивности, как свойства личности.

Для субъектов абсолютно здоровой психикой характерны кумулятивные аффективные, но не исключены случаи с лицами, имеющими органические расстройства, и редко психопатическим личностям. Общие признаки характеризуются способностью продолжительное время удерживать проявление агрессии, либо ее побуждения (группы 7 и 8 психологической типологии). Выделенные признаки, наряду с психотравмирующим характером ситуации, играют особую роль в кумуляции эмоционального напряжения. Они сдерживают агрессивные побуждения, неизбежно возникающие в ответ на постоянные психогении.

Эксперты судебной психолого-психологической экспертизы не редко принимают решение о наличии состояния аффекта у субъекта, который подвержен психическому расстройству в совокупности с ограниченной вменяемости. Ученые и врачи считают такие решения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы ошибочными, полагая, что практика синхронного заключения является несостоятельной, т.к. в обоих случаях происходит обоснование понятий разных как по существу, так и с точки зрения права, при ответе на вопрос о вменяемости субъекта. Признание субъекта ограниченно вменяемым при наличии признаков, хватающих для выявления аффекта будут лишними и ошибочными. Выраженное эмоциональное напряжение и ограниченная вменяемость, которые давили на сознание и поведение субъекта, оказавшее так же влияние на его контроль при совершаемых им криминальных действий, по мнению экспертов, является разрядкой эмоционального напряжения, как один из механизмов агрессии. Влияние личностных черт на поведение будет выявлено, тогда когда субъект не понимает и не осознает меру и контроль собственных действий, которые наши свое проявление на психотравмирующие ситуации, которые оказали воздействие на лиц с эпилепсией в состоянии алкогольного опьянения без психических расстройств. Если у субъекта выявлено психическое органическое расстройство личности, а так же эпилепсия и алкогольная зависимость, не исключающие вменяемости, то здесь будет иметь место ограниченной вменяемости. Заключение экспертов, возможно ограничить констатацией лишь влиянием индивидуальных психологических особенностей субъекта, оказавшим существенное влияние на его поведение, или же дополнить решение экспертов обоснованием об отсутствие способности к осознанию в полной мер своих действий и характер общественной опасности, которые возникли, вследствие психического расстройства, не мешающего вменяемости.

Субъекты, у которых диагностирована пограничная психическая патология, отличаются от субъектов со здоровой психикой отсутствием агрессивной черты личности в совокупности черт, отвечающих за тормозящие структуры агрессивного побуждения.

Психотравмирующая ситуация, возникающая у матерей после родов обусловлена эмоциональным напряжением, которое способствует совершению ими преступления, убийством своего новорожденного ребенка, квалифицируемого по ст. 106 УК РФ. При такой квалификация нужно устанавливать определенные сроки для применения ст. 22 УК РФ, которая указывает на ограниченную вменяемость. Данная статья имеет смысл, если субъект совершила убийство своего ребенка по истечению тридцатидневного срока после родов, а если оно было совершено в течение тридцати дней после родов, то здесь эксперт устанавливает у субъекта наличие поражений и дисфункции головного мозга, которое не исключает вменяемости, что позволит применить ст. 109 УКРФ. Криминальные действия субъекта, с элементами агрессии, совершенные при неполном осознании субъектом их, в совокупности с ограниченной волей, осуществляющей регулирование поведения говорит о наличии накопленного эмоционального напряжения при условие психотравмирующей ситуации, которая подходит под описание в ст. 107 и ст. 113 УК РФ, а если эти признаки совмещаются с неспособностью достаточного осознания собственных действий и общественной опасности в результате психического расстройства субъекта, не исключающего его вменяемости для квалификации по ч. 1 ст. 22 УК РФ.

Отстроченная агрессия с ситуативным торможением агрессии, но с ее последующей реализаций встречается у лиц с признаком самовзвинчивости, при органическом поражение головного мозга вместе с психопатией и расстройством личности субъекта. Олигофрения и органический инфантилизм вызывают у субъекта сужение возможностей и правильной оценки ситуации, что влияет на ограничение выбора правомерного способа решения конфликта и вызывает агрессию. Алкогольное опьянение лиц в момент совершения преступных действий и другого проявления агрессии однозначно оказывает влияние на их психическое состояние.

Исследуемые механизмы агрессии имеют психологический характер, и соответствуют диагностике механизмов при вынесении решений комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Эти решения подлежат особому вниманию, если в них сказано о том, что у субъекта установлена декомпенсация личностных черт в совокупности с психическим инфантилизмом и умственной отсталостью. В таких решениях описывается вид и причины ограничения способностей у субъектов, осознававших полную меру и угрозу своих действий, и при этом все равно осуществляли свою цель, руководя ими, несмотря на психическое расстройство, которое не исключало вменяемость. 21 ноября 2014 года в период времени с 12 часов 00 минут до 15 часов 10 минут Уткин, находясь в состоянии алкогольного опьянения в доме, будучи вооруженным ножом, хозяйственно-бытового назначения, держа его в правой руке, на почве личных неприязненных отношений к Гусеву, возникших в связи с ранее произошедшим конфликтом, умышленно с целью лишения жизни Гусева, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий в виде смерти потерпевшего и желая их наступления, нанес клинком указанного ножа один удар со значительной силой в область живота Гусеву, то есть в место расположения жизненно-важных органов человека. От полученных телесных повреждений Гусев скончался в БУЗ Вологодской области «Вологодская областная клиническая больница». Согласно заключению судебно-психиатрического эксперта установлено, что Уткин страдает хроническим психическим расстройством в форме легкой умственной отсталости, однако, имеющее место нарушение психической деятельности не лишало Уткина в момент совершения инкриминируемого деяния и не лишает в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается, по состоянию своего психического здоровья способен правильно воспринимать об- стоятельства, имеющие значение для дела, давать о них показания, а также уча- ствовать в следственных действиях. Анализ собранных по делу доказательств позволяет суду прийти к выводу, что действия подсудимого Уткина правильно квалифицированы по ст.105 ч. 1 УК РФ, так как он совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. Взгляд на субъектов с точки зрения общей психологии, выделяет у них заболевания на фоне наибольшей социальной опасности. К таким заболеваниям следует отнести различные виды органических расстройства, связанных с дисфункциями мозга, расстройства форм сексуальных предпочтений, психопатии и хронический алкоголизм, в совокупности с абсолютно противоречащими социальным устоям общества целями, которые осуществляют внутренне руководство своего криминального поведения в желаемой форме. Представленные патологии в большинстве случаев могут вообще не проявляться в криминальной ситуации, не оказывая влияния на способности к осознанию и волевому управлению поведения субъекта в момент совершения деяний, но может оказать влияние на способность к должной адекватной оценки восприятия субъектом смысла уголовного наказания. Динамика психического состояния таких лиц в момент совершения преступных деяний говорит о их вменяемости, и гарантирует что это психическое состояние вновь не толкнет субъекта на совершение повторного общественно-опасного деяния.

Выявленная агрессия и разная форма психической незрелости субъекта определяет его уровень интеллектуального развития, как достаточно низкий, и точно такое же личностное развитие из-за психического расстройства. Такими расстройствами могут быть олигофрения и психический инфантилизм. Подобные недоразвитые возможности и суженная оценка возникающих ситуаций могут приводит к проявлению агрессии даже если ситуация является абсолютно нейтральной, не говоря о психотравмирующих моментах, которым свойственны повышенные запросы к личностным ресурсам субъекта. При констатации умственной отсталости у субъекта, вероятность, что они совершат повторные опасные действия, увеличивается. Вероятность повторного совершения повышается при психоподобной оформлении опасных действий субъектов с умственной отсталостью. Достоверно оценить результаты влияния всех факторов личности на ее психическое состояние, так как вопрос о взаимодействие предпатологического фона эмоционального состояния и различных психологических причин позволяет судебная психолого- психиатрическая экспертиза, так как этот вопрос остается актуальным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время агрессия прочно закрепилась в сознании людей. Ее рост установлен не только на индивидуальном, но и на массовом уровне. Исследование преступного поведения выявило разнообразные проявления противоправной агрессии, перерастающую в криминальные формы, что позволило выделить наказуемую уголовным правом агрессию в качестве одного из феноменов. Феномен криминальной агрессии в настоящее время исследуется всесторонне. Данное понятие подразумевает под собой поведение, мотивы, намерения субъекта агрессии по отношению к объекту, а также связанные с этими намерениями определенные смысловые отношения, направленные на причинение ущерба или жизни и здоровья объекта. Оно позволяет отнести к криминальной агрессии те действия, которые попадают под признаки преступлений, наказуемых уголовным законом. Данный феномен позволяет отделить субъект криминальной агрессии, имеющий умысел на то, чтобы осуществить свои неправомерные желания от тех лиц, у которых умысел отсутствует, но небрежные и легкомысленные действия которых нарушают уголовный закон. Вместе с этим, наш объект рассмотрения содержит в своей сути общественно-опасные действия, на практике выглядят формально нарушающие уголовное право, но эти действия невозможно квалифицировать как преступления, потому что таким субъектам нельзя вменить вину.

Исследование научной литературе, посвященной криминальной агрессии и ее феномену, мы пришли к выводу об отсутствие исчерпывающего понятия криминальной агрессии. Понятие агрессии и общественно опасных действий пересекаются, но не тождественны. Поэтому мы попытались исследовать субъективные и объективные факторы детерминации проявления агрессивности и ее перевоплощение в криминальную агрессию. Из рассмотренных типов агрессии понятно, как велико криминально- психологическое представление личности преступника. Ее исследование позволит установить, как и какими способами возможно противостоять

агрессивному поведению лиц, у которых есть склонность и желания к совершению преступлений. Основной задачей в этом направлении нужно считать исследование факторов влияющих на предрасположение и силу личности, способности к противостоянию агрессии. Подробному изучению подлежит обстоятельства совершения преступления субъектом, особенно мотивы и побуждения, прошлая жизнь субъекта и какое она оказала влияние на его психическое и эмоциональное состояние в настоящем.

Изучение прошлой жизни субъекта должно начинаться с подбора сведений о его родителях, которые позволят узнать о его природе наследственности, а так же в какой среде формировался его характер, и какое складывалось мировоззрение. Установлению подлежит уровень интеллектуального, волевого и эмоционального развития. Запас знаний укажет на наличие или отсутствие умственных интересов, которые открывают идеи, подвигнувшие субъекта на совершение определенной категории преступления. Следует обратить серьезное внимание и на личное отношение субъекта к своему детству. С этой целью необходимо исследовать его семейное, социальное и служебное положение на момент противоправного деяния. Эти данные помогут выявить цель совершаемого преступления, преследуя которую, субъект решает, что ему следует делать и от чего следует воздержаться в той или иной ситуации. По цели можно проследить ход принимаемых субъектом решений, установить те свойства личности, которые укажут на взгляды, суждения и понятия субъекта, которыми он руководствовался для оценки совершаемого им преступления. По общему складу характера можно установить степень проявления социальных и антисоциальных наклонностей. При исследовании личности субъекта, который посягает на жизнь и здоровье других людей нужно установить наклонности в межличностных отношениях, а при имущественных преступлениях нужно узнать степень заинтересованности субъекта в трудовой занятости, либо его пренебрежительное отношение к труду и приоритет корыстной мотивации. Все это поможет нам для представления и создания психологических портретов опасных лиц в составлении психологического портрета преступника, которые определят направления их поиска, а также осуществит прогнозирование их дальнейшего поведения.

Криминальная агрессия включает в себя, как известно не только насильственные преступления. Сегодня предупреждение преступности стоит на вершине всех направлений в совместной деятельности общества и государства в пределах борьбы с антисоциальным и негативным явлением во всех его проявлениях. Противостояние этому феномену необходимо начинать с устранения и ослабления причин агрессивного поведения масс. Все меры должны направляться, в первую очередь, на профилактику и устранение всех криминогенных факторов, повышение уровня благоприятных условий для социальной жизни граждан, процветание личности, на первых этапах ее становления и социализации. Для такой политики необходимо укрепление и усовершенствование общественных отношений, наряду с уравниванием материального положения граждан и укрепления их духовности.

Для поддержания целей, направленных для контроля удержания агрессивности в обществе на возможно низком уровне, нужно осуществлять справедливое уголовное и правовое принуждение по каждому отдельному случаю с признаками насильственных и любых агрессивных действий.

Эксперты комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы открывают нам скрытые структуры личности, а так же раскрывает структуру личности субъекта для более глубокого исследования, с целью выявления у последнего выявить суть мотивационных образований, представляет возможность определить роль соматических заболеваний в механизме криминальной агрессии. Глубокий и всесторонний подход к феномену агрессивного преступника дает возможность увидеть его индивидуальные и личностные особенности, черты характера, что в дальнейшем откроет широкий спектр профилактических мер.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.Абельцев, С. Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия: учеб. пособие / С. Н. Абельцев. - Москва: ЮНИТИ, 2014. - 206 с.

2.Адельханян, Р. Агрессия как преступление против всеобщего мира / Р. Адельханян // Законность. - 2003. - № 6. - С. 33-34.

3.Антонян, Ю. М. Криминальная патопсихология: учеб. пособие / Ю. М. Антонян. - Москва : Наука, 1991. - 243 с.

4.Антонян, Ю. М. Криминальная мотивация: учебник / Ю. М. Антонян, В. В. Гульдан, В. Н. Кудрявцев. - Москва : Наука, 1986. - 302 с.

5.Афанасьева, О. Понятие и содержание криминального насилия / О. Афанасьева // Уголовное право. - 2014. - № 5. - С. 13-15.

6.Багмет, А. М. Насилие как конструктивный признак объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 212 УК РФ / А. М. Багмет, Т. И. Розовская // Российский следователь. - 2014. - № 24. - С. 21-25.

7.Башкатов, И. П. Психология асоциально-криминальных групп подростков и молодежи: учебно-метод. пособие / И. П. Башкатов. - Москва: НПО "МОДЭК", 2002. - 415 с.

8.Берковиц, Л. Агрессия : причины, последствия и контроль / Л. Берковиц. - Санкт-Петербург : Прайм-Еврознак, 2001. - 510 с.

9.Бреслав, Г. Ненависть как предмет психологического исследования / Г. Бреслав // Вопросы психологии. - 2011. - № 2. - С. 138-148.

10.Букреев, В. И. Человек агрессивный : истоки международного терроризма: учеб. пособие / В. И. Букреев. - Москва : Флинта : Московский психолого- социальный институт, 2007. - 334 с.

11.Бэрон, Р. Агрессия: учеб. пособие для вузов / Р. Бэрон, Д. Ричардсон. - Санкт-Петербург : Нева, 2001. - 351 с.

12.Васильев, А.В. Юридическая психология : учебник / А.В. Васильев.- Санкт-Петербург : Питер, 2012. - 608 с.

13.Войцех, В. Ф. Соотношение суицидальности и криминальной агрессии в амбулаторной психиатрической практике / В. Ф. Войцех // Социальная и клиническая психиатрия. - 2008. - № 3. - С. 13-20.

14.Дмитриева, Т. Б. Критерии ограниченной способности к осознанию и регуляции криминально-агрессивных действий обвиняемых (по материалам комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы) / Т. Б. Дмитриева, Ф. С. Сафуанов // Российский психиатрический журнал. - 2001. - № 3. - С. 48-57.

15.Дризлих, Г. Об инстинктах вообще и об агрессии в частности / Г. Дризлих // Знание-сила. - 2014. - № 11. - С. 91-95.

16.Дризлих, Г. Об инстинктах вообще и об агрессии в частности / Г. Дризлих // Знание-сила.- 2014. - № 12. - С. 106-111.

17.Дроздов, А. Ю. Агрессивное поведение молодежи в контексте социальной ситуации / А. Ю. Дроздов // Социологические исследования. - 2003. - № 4. - С. 95-98.

18.Думанская, Е. И. Природа мотивации поведения преступника: биологический подход / Е. И. Думанская // Российский юридический журнал. - 2010. - № 1. - С. 103-106.

19.Ениколопов, С. Н. Агрессия в обыденной жизни: политическая энциклопедия / С. Н. Ениколопов, Ю. М. Кузнецова, Н. В. Чудова. - Москва : РОССПЭН, 2014. - 492 с.

20.Жигарев, Е. С. Криминологическая теория преступного поведения: иллюзии и реальность / Е. С. Жигарев // Российский криминологический взгляд. - 2012. - № 3. - С. 318-328.

21.Жмуров, Д. В. Криминальная агрессия несовершеннолетних : автореф. дис. канд. юридич. наук : 12.00.08 / Д. В. Жмуров. - Иркутск, 2009. - 22 с.

22.Иванов, П. А. Стратегии совладания со стрессом у лиц, совершивших агрессивные преступления в условиях длительной психотравмирующей ситуации : автореф. дис. канд. психолог. наук : 19.00.06 / П. А. Иванов. - Москва, 2010. - 26 с.

23.Ильин, Е. П. Эмоции и чувства : учебное пособие / Е. П. Ильин. - Санкт- Петербург: Питер, 2011. - 782 с.

24.Ильюк, Е. В. Связь психических расстройств и криминального поведения у лиц с серийными агрессивными сексуальными опасными действиями / Е. В. Ильюк // Российский следователь. - 2015. - № 11. - С. 33-37.

25.Качаева, М. А. Влияние социальных факторов на агрессивное криминальное поведение женщин с синдромом зависимости от алкоголя / Качаева М. А., Русина В. В. // Наркология. - 2009. - № 5. - С. 51-55.

26.Крупнов, И. В. Социально-психологические аспекты криминальной агрессии в воинском коллективе : дисс. канд. юридич. наук: 12.00.08 / И. В. Крупнов. - Москва, 2003. - 249 с.

27.Лоренц, К. Агрессия (так называемое "зло") : научная литература / К. Лоренц. - Санкт-Петербург : Амфора, 2001. - 347 с.

28.Мальцева, М. М. Психопатологические механизмы общественно опасных действий и проблема невменяемости /М.М. Мальцева, В.П. Котов // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. - 1991. № 1. С. 107-110.

29.Манойлова, С. А. Юридическая психология : психология личности преступника, преступной группы и преступного поведения : (криминальная психология) : учеб. пособие / С. А. Манойлова. - Вологда : ВГПУ, 2011. - 69 с.

30.Михайлова, О. Ю. Психологические механизмы криминальной сексуальной агрессии : дис. докт. психолог. наук: 19.00.01 / О. Ю. Михайлова. - Ростов-на- Дону, 2001. - 545 с.

31.Можгинский, Ю. Б. Агрессия подростков: эмоциональный и кризисный механизм : учеб. пособие / Ю. Б. Можгинский. - Санкт-Петербург: Санкт- Петербургский университет МВД России, 1999. - 127 с.

32.Назаретян, А. П. Агрессивная толпа, массовая паника, слухи : учеб. пособие для вузов, обучающихся по направлению и специальностям психологии / А. П. Назаретян. - Санкт-Петрбург : Питер, 2003. - 189 с.

33.Образцов, В. А. Серийные убийства как объект психологии и криминалистики : учебно-практическое пособие / В. А. Образцов. - Москва : Омега-Л, 2003. - 206 с.

34.Овчинский, С. С. Преступное насилие; Преступность в городах: монография / C. C. Овчинский. - Москва : Инфра-М, 2009. - 406 с.

35.Ошевский, Д. С. Психологические факторы риска агрессивного поведения у несовершеннолетних осужденных: монография / Д. С. Ошевский, Н. Г. Назарова // Юридическая психология. - № 4. - 2013. - С. 15-19.

36.Пирожков, В. Ф. Криминальная психология: учеб. пособие / В. Ф. Пирожков. - Москва : Ось-89, 2001. - 702 с.

37.Побегайло, Э. Психологические детерминанты криминальной агрессии / Э. Побегайло // Уголовное право. - 2002. - № 1. - С.101-107.

38.Познышев, С. В. Криминальная психология ; О психологическом исследовании личности как субъекта поведения вообще и об изучении личности преступника в частности : преступные типы : монография/ С. В. Познышев. - Москва : ИНФРА-М, 2009. - 300 с.

39.Ратинов, А. Р. Правовая психология и преступное поведение : монография / А. В. Ратинов, Г. Х. Ефремовна. - Красноярск : Краснояр. ун-та, 1988. - 253 с.

40.Русина, В. В. Клинические и социальные факторы риска агрессивных действий женщин с личностной патологией, направленных против жизни и здоровья. Судебно-психиатрический анализ / В. В. Русина, Е. В. Повалюхина // Независимый психиатрический журнал. - 2012. - № 1. - С. 68-73.

41.Русина, В. В. Криминологическая и судебно-психиатрическая характеристика женщин, совершивших убийство своих детей / В. В. Русина // Российский следователь. - 2012. - № 10. - С. 30-32.

42.Сафуанов, Ф. С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза обвиняемых в криминально-агрессивных действиях : психологический аспект : дисс. докт. психолог. наук: 19.00.04 / Ф. С. Сафуанов. - Москва, 2013. - 362 с.

43.Сафуанов, Ф. С. Психология криминальной агрессии: монография / Ф. С. Сафуанов. - Москва : Смысл, 2012. - 299 с.

44.Сафуанов, Ф. С. Психологическая типология криминальной агрессии / Ф. С. Сафуанов // Психологический журнал. - 2007. - Т. 20, № 6. - С. 24-35.

45.Сидорова, О. А. Нейропсихология эмоций: монография / О. А. Сидорова. - Москва : Наука, 2001. - 145 с.

46.Смирнова, И. П. Исследование особенностей взаимосвязи личностных ценностей и агрессивности современной молодежи : реферат / И. П. Смирнова. - Самара : Аврора, 2012. - 2 с.

47.Смирнова, С. В. Социально-психологическая профилактика молодёжной криминальной агрессивности : дисс. канд. психолог. наук: 19.00.05 / С. В. Смирнова. - Кострома, 2006. - 208 с.

48.Старшиков, Ю. В. Стилевые детерминанты противоправного агрессивного поведения личности : дисс. канд. психолог. наук: 19.00.01 / Ю. В. Старшиков. - Сочи, 2004. - 156 с.

49.Сухов, А. Н. Социальная психология преступности : учеб. пособие / А. Н. Сухов. - Москва : МПСИ, 2007. - 572 с.

50.Урнов, М. Ю. Динамика массовой агрессивности в сообществах с различным уровнем достижительного поведения / М. Ю. Урнов // Общественные науки и современность.- 2008. - № 4. - С. 132-146; № 5. - С. 137-151.

51.Фастовцов, Г.А. Клинико-психопатологические предпосылки криминальной агрессии у ветеранов локальных войн / Г. А. Фастовцов //Социальная и клиническая психиатрия. - 2007. - № 3. - С. 20-25.

52.Хекхаузен, Х. Мотивация и деятельность: монография - Москва: Смысл, 1986. - 860 с.

53.Чистова, Э. Е. Криминальная агрессия и ее предупреждение : дисс. канд. юридич. наук : 12.00.08 / Э. К. Чистова. - Санкт-Петербург, 2005. - 258 с.

54.Шабалин, О. М. Агрессивное отношение к людям и правонарушающее поведение как опосредующие звенья во взаимосвязях психодинамических и личностных характеристик индивидуальности : на материале подростков- правонарушителей : дисс. канд. психолог. наук: 19.00.01 / О. М. Шабалин. - Пермь, 2004. - 159 с.

55.Шостакович, Б. В. Психические расстройства и преступность / Б.В. Шостакович // Механизмы человеческой агрессии: Сборник научных трудов. - 2000. - С. 150 - 159.

56.Штефан, Е. Ф. Агрессивное поведение осужденных мужского пола с длительными сроками лишения свободы и пути его коррекции : монография / Е. Ф. Штефан . - Вологда : ВИПЭ ФСИН России, 2013. - 179 с.

57.Юревич, А. В. Проявления агрессивности в современном российском обществе как психологическая проблема / А. В. Юревич // Психологический журнал. - 2014. - Т. 35, № 3. - С. 68-77.

ПРИЛОЖЕНИЕ

(справочное) Отслеживаемое агрессивное действие

С - субъект (агрессор)

О - объект (жертва агрессии) Н - наблюдатель


Соотношение понятий «агрессия» и «общественно опасные действия»: Окружность с лева - общественно опасные действия;

Окружность справа - агрессия;

Центр пересечений - криминальная агрессия: А - агрессивные преступления вменяемых

Б - общественно опасные агрессивные действия невменяемых


Одномерная и двумерная типологии агрессии: А+ - высокая агрессивность

А- - низкая агрессивность

Н - нейтральная ситуация

П/Т - психотравмирующая ситуация

Похожие работы на - Психология криминальной агрессии

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!