Использование положительного образа христианства в литературе как способ управления религиозным сознанием

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    69,28 Кб
  • Опубликовано:
    2017-06-04
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Использование положительного образа христианства в литературе как способ управления религиозным сознанием

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические основы формирования положительного образа средствами современной литературы

.1 Понятие, сущность и содержание религиозного сознания

.2 Понятие и этапы формирования положительного образа

.3 Методики формирования положительного образа христианства в целях манипуляции религиозным сознанием

.4 Особенности формирования положительного образа в произведениях литературы

Выводы по первой главе

Глава 2. Формирование положительного образа христианства в литературных произведениях на примере английского фэнтези

.1 История становления жанра фэнтези, его понятие и характерные особенности воздействия на массовое сознание

.2 Жанр фэнтези в контексте современной культуры. Феномен популярности жанра фэнтези и характеристика возможностей жанра в рамках современной имиджелогии

.3 Реализация принципов формирования положительного образа христианства в английском фэнтези на примере произведений "Хроники Нарнии" и "Властелин колец"

.4 Перспективы развития литературных произведений в качестве канала управления религиозным сознанием

Выводы по второй главе

Заключение

Введение

Актуальность темы исследования. Создание положительного образа какого-либо объекта в массовом сознании средствами литературы является достаточно развитым механизмом формирования определенных общественных стереотипов. В современных условиях активного развития различных некоммерческих структур, в том числе, в процессе формирования новой парадигмы развития религиозных организаций, актуальными являются вопросы применения технологий воздействия на религиозное сознание в сфере массовой культуры, искусства, в целях продвижения религиозных ценностей, формирования положительного образа религиозных организаций или религии в целом.

Массовая культура как важное явление современного общества, выраженное в произведения различного характера, в том числе, литературных произведениях, является сильным каналом влияния на массовое сознание, а значит, может эффективно использоваться в рамках управления религиозными убеждениями.

Проблема формирования и корректировки образа христианства достаточно актуальна для современных крупных религиозных организаций. Поэтому представляется, что оценка формирования положительного образа христианства в управлении религиозным сознанием в произведениях литературы позволит определить важные направления развития применения современных технологий в продвижении некоммерческих организаций и структур, в том числе, религиозных объединений.

Объектом исследования выступает реализация методов формирования положительного образа христианства в произведениях литературы на примере произведений английского фэнтези ("Хроники Нарнии" К. Льюиса, "Властелин колец", "Сильмариллион" Дж. Р.Р. Толкина). Предметом исследования является исследование формирования положительного образа христианства в произведениях литературы.

Целью данного исследования является изучение управления религиозным сознанием на примере формирования положительного образа христианства в литературных произведениях.

Для достижения поставленной цели были определены следующие основные задачи исследования:

− исследовать понятие, содержание и сущность религиозного сознания;

− изучить понятие формирования положительного образаи этапы этого формирования;

− проанализировать актуальные технологии формирования положительного образа;

− выявить особенности формирования положительного образа в произведениях литературы;

− исследовать историю становления жанра фэнтези, его понятие и характерные особенности воздействия на массовое сознание;

− охарактеризовать жанр фэнтези в контексте современной культуры, проанализировать феномен популярности жанра фэнтези и определить возможности жанра в рамках воздействия на религиозное сознание;

− провести оценку реализации принципов формирования положительного образа христианства в английском фэнтези на примере произведений "Хроники Нарнии" и "Властелин колец";

− выявить перспективы развития литературных произведений в качестве канала воздействия на религиозное сознание.

Методы и методология исследования. В ходе исследования были использованы методы общефилософского познания, анализа, синтеза, индукции и дедукции, сравнительный метод, метод аналогии, использованы методы лингвистического и культурологического анализа. В ходе исследования были задействованы нормативно-правовые акты, в частности, Конституция Российской Федерации. Также в ходе исследования были использованы труды отечественных и зарубежных ученых:

− в сфере менеджмента культуры: Е.С. Артамонова, И.Ф. Буйдина, С.А. Варкута, В.Г. Горчакова, Т. Гринберг, М.О. Кошлякова, Ю.В. Кудашова, Н.Н. Летина, Т.В. Путехова, О.Н. Степанова, Р.С. Шамриков и др.;

− в сфере культурологического, религиозного, лингвистического и жанрового анализа: А.О. Ахов, И.В. Близнец, Е.С. Бондина, И.Д. Винтерле, С.А. Гоголева, В.В. Громова, Т.В. Жаданова, Н.Н. Изотова, Е.Ю. Кармалова, Е.Н. Ковтун, В.В. Кожинов, А.В. Костина, С.В. Шамякина и др.

Также в ходе исследования были проанализированы произведения художественной литературы, в частности, литературной основой для данной дипломной работы являются: "Властелин колец", роман "Сильмариллион" Дж. Р.Р. Толкина, серия "Хроники Нарнии" Клайва С. Льюиса, а также Библия.

Научная новизна исследования заключается в оценке эффективности применения нетипичных средств формирования положительного образа христианства в религиозном сознании на примере формирования положительного образа христианства в литературе.

Структура работы обусловлена логикой и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

Глава 1. Теоретические основы формирования положительного образа средствами современной литературы

.1 Понятие, сущность и содержание религиозного сознания

Разнообразие социальных процессов в современном обществе, провоцируемое воздействием социальных технологий, ведет к возникновению зон социального напряжения в наиболее важных сферах общественной жизни. Религия и ее основные атрибуты (в том числе, в виде символики) нередко становятся средством манипуляции в целях достижения определенных экономических, политических интересов отдельных социальных групп и общностей[56,311]. Происходит это как в локальном масштабе, так и в геополитическом. Все это обосновывает значимость противодействия данным процессам в виде формирования положительного образа религии. Противодействие в манипуляции массовым сознанием обеспечивается через управление массовым сознанием в направлении формирования положительного образа религии через формирование определенных характеристик религиозного сознания общества.

Под религиозным сознанием С.А. Храпов и И.М. Колесниченко понимают "духовный феномен, выражающий интенциональную ценностную сопричастность верующих с Абсолютом, конкретной религиозной системой, определяющий на индивидуальном уровне бытие человека, а на макроуровне - социокультурную динамику"[53,210].

Говоря о сущности и признаках религиозного сознания, Л.Д. Битехина отмечает, что "человек является субъектом развития, который взращивает в своей душе эквиваленты того, что внешне существует. То же самое касается и книги, читая, через внутренние акты индивидуум получает то содержание, которое позволяет сформировать вехи развития собственного сознания"[4,176].

В традиционных религиях выделяются два вида религиозного сознания: догматическое и обрядовое[45;31]. Догматическое религиозное сознание включает в себя согласие с концепцией конкретного учения о Боге, обществе, человеке, других религиях, государстве, взаимодействии между ними и т.д. Обрядовое религиозное сознание включает в себя также понятие о последовательности и составе культовых действий, понимание религиозной терминологии, назначение обрядов и традиций. В целом, догматическое сознание формируется чаще всего через тексты, как правило, вероучительные. В рамках применения художественной литературы при формировании религиозного сознания необходимо отметить, что произведения художественной литературы могут быть использованы для формирования как догматического, так и обрядового религиозного сознания, как по отдельности, так и в совокупности. К примеру, художественный текст может содержать описание обрядов и обычаев, традиций, тогда он участвует в формировании определенных вех обрядового религиозного сознания индивидуума. Также художественный текст может содержать основные догматические положения о религии, следовательно, данный текст является каналом формирования догматического религиозного сознания.

Религия, развиваясь в достаточно большом промежутке времени, так или иначе участвует в формировании культурного пласта каждого этапа социально-культурного развития, а также непосредственно впитывает в себя определенные особенности каждого этапа[46;159]. Следовательно, религиозное сознание подвержено воздействию массовой культуры(в том числе), даже при условии замкнутого развития[18;59].

О.С. Борисов отмечает, что религиозное сознание характеризуется диалогичностью, то есть любой носитель религиозного сознания должен постоянно вести внутренний диалог, развивая тем самым свой культурно-религиозный уровень[6;211].

Применение художественных текстов в управлении религиозным сознанием является достаточно разработанным методом воздействия на массовое сознание. В отечественной практике данный подход применялся, в том числе, и в антирелигиозной пропаганде.

Механизм воздействия художественного искусства на религиозное сознание можно охарактеризовать, если обратиться к подходам Луначарского к культовому искусству. В частности, Луначарский главным критерием определяет наличие народных традиций (языческих верований) и эстетическую значимость. Так, основой для охраны архитектурных памятников была их красота, и Луначарский признавал необходимость уничтожения религии и обязанность "уберечь красоту прошлого"[29;196].

С. Булгаков отмечал, что красота является критерием, по которому можно определить уровень религиозности неверующего человека, объясняя свои выводы тем, что во времена упадка религиозной веры повышается именно интерес к эстетической стороне жизни, которая и есть проявление "замерших религиозных сил души человека". Таким образом, даже в условиях упадка культуры человек, через восприятие красоты, бессознательно ищет божественные проявления, и тогда "искусство становится для него своеобразной средой религиозного питания"[8;409].

Теологические подходы к пониманию красоты изучал также У. Эко, сделав вывод о том, что художественные произведения обращены ко всем, без исключения, и имеют "дидактическую нагрузку и через наслаждение красотой" транслирует в сознание "научную и религиозную истину"[58;148-149]. У. Эко также отмечает коммуникативное воздействие художественных произведений на личность.

Взгляды на культовое искусство как оболочку, позволившую зашифровать и сохранить древние верования о человеке как божестве, представляют собой парафраз теории Л. Фейербаха о религии как объекте самопознания человека.

Фейербах рассматривал исторический прогресс христианской религии в постижении ее человеческой природы, а само христианство определял как "отношение человека к самому себе"[52;Т.2]. Религию во взглядах Фейербаха С. Булгаков определял как религию "человекобожия" с ее идеей очеловечивания религии, сведения ее с неба на землю и заменой Бога человеком.

Таким образом, произведения культуры, даже без прямого указания на религиозный подтекст, так или иначе формируют религиозное сознание индивидуума на социальном и психологическом уровне, чем обусловлена высокая взаимосвязь религии и культуры.

В целом, современные тенденции развития религиозного сознания в условиях глобализации характеризуются формированием различных противоречий, в том числе происходит отождествление религиозного сознания с этической или культурной средой, происходит унификация сознания верующих в рамках одной религиозной системы. Эти противоречия формируются в результате разнонаправленного воздействия на религиозное сознание социальных массовых коммуникаций.

Проведенное исследование сущности, типов, содержания религиозного сознания показало, что в современных условиях вопросы управления религиозным сознанием достаточно актуальны. В результате разнонаправленного воздействия на религиозное сознание современной массовой культуры, социальных медиа, происходит подмена религиозных образов различными стереотипами, являющимися результатом антирелигиозной пропаганды. Таким образом, современная ситуация развития религии, как пласта культуры, свидетельствует о необходимости формирования положительного образа религии в массовом сознании через управление религиозным сознанием.

Выводы: существует догматическое и обрядовое религиозное сознание; художественная литература может развивать оба направления данного вида духовного мышления и, следовательно, влияет на него; художественное творчество часто пропагандирует теологические подходы к пониманию красоты; массовая культура может положительно влиять на формирование религиозного сознания в социуме.

1.2 Понятие и этапы формирования положительного образа

Изучение феномена образа в современном культурологическом поле управления массовым сознанием обусловлено расширением актуальных на современном этапе коммуникативных методов и средств. При этом способы функционирования и реализации современной культуры предопределяют достаточно массивный объем циркулирующей невербальной и вербальной информации. Образ формирует общественное массовое сознание, выстраивает и направляет конструкцию оценочных суждений и взглядов о различных социально-культурных явлениях[57;301].

Под положительным образом многие исследователи также понимают имидж. В современном мире различные каналы массовых коммуникаций зачастую применяются не только и не столько для передачи определенного сообщения, сколько для осуществления воздействия на массовое сознание, в некоторых случаях с применением техник манипуляции общественным и индивидуальным сознанием. Как отмечает М.С. Шамриков, имидж - это, в широком смысле, одно из средств реализации коммуникации или ее результат, который представляет наиболее эффективный, обобщенный тип сообщения, который чаще всего реализуется в условиях отсутствия времени или дефицита информации[55;280].

Чтобы дать определение термину "имидж" исследователи зачастую применяют такие понятия, как стереотип массового сознания, репутация, образ. В целом, все это не позволяет точно и достоверно определить понятие и сущность имиджа, так как в научной литературе дается множество различных по своему содержанию определений. Поэтому обратимся к происхождению термина "имидж" в русском языке.

Следует заметить, что термин "имидж" сформировался от латинского imago, связанного с латинским словом imitari, которое по существу означает "имитировать"[48;64]. Некоторые авторы дают такое определение имиджа: "Имидж является искусственной имитацией или преподнесением внешней формы какого-либо лица или объекта. Имидж представляет собой мысленное представление об общественном институте, товаре или человеке, которое формируется в массовом сознании целенаправленно, с помощью пропаганды, рекламы или паблисити"[28;52-57].

В издании "Маркетинг. Большой толковый словарь", например, представлено следующее определение данного термина: "Имидж (от англ. image - "образ", "изображение", "отражение") - искусственный образ, формируемый в общественном или индивидуальном сознании средствами массовой коммуникации и психологического воздействия"[32;149]. Подчеркивается также, что имидж создается в первую очередь с применением средств пропаганды. Цель такой деятельности заключается в формировании в массовом сознании определенного отношения к продвигаемому объекту.

Также отмечается, что имидж может включать в себя реальные свойства, характерные для продвигаемого объекта, а также и приписываемые, несуществующие свойства.

В частности, в 60-х годах XX века американский экономист Болуинг ввел в деловую практику понятие имиджа и обосновывал полезность формирования делового имиджа, репутации, для продвижения в какой бы то ни было сфере. В работах У. Липпмана впервые в деловую практику было введено понятие стереотипа, и доказана значимость общественного мнения, как важного инструмента формирования образа личности, которая обладает определенным набором качеств, что в итоге формирует определенный набор ожиданий от этой личности.

В качестве науки имиджелогия была сформирована в середине 90-х годов XX века, по сути, данная наука является учением об имидже и способах формирования имиджа. Среди отечественных исследователей, проводивших анализ в данном направлении, необходимо выделить, в частности, работы М.О. Кошляковой [24;19], И.Ф. Буйдиной[7;22], В.Г. Горчаковой[14;13], а также ряда других исследователей.

Помимо уже рассмотренных определений понятия имидж в современной литературе можно встретить следующие виды трактовок данного термина. В частности, М.О. Кошлякова отмечает, что имидж, по сути, является обращенным вовне "Я" человека, то есть представляет собой некое публичное "Я". При этом, публичное "Я" выступает в качестве коммуникативного ограждения, за которым может скрываться истинное "Я"[24;34]. Такое определение в целом больше соответствует психологическому и социологическому подходу. В рамках же связей с общественностью, представляется, что имидж, по сути, является сознательно сформированным образом, с определенным набором характеристик, который позволяет объекту достигать каких-либо поставленных целей.

Тезис одного из ведущих специалистов в области имиджелогии И.Ф. Буйдиной о том, что "имидж есть создаваемый образ, то есть образ, возникающий в результате определенной деятельности, работы"[7;29], еще более конкретизируется в определении В.Г. Горчаковой: "имидж - это не что иное, как специально сконструированный психологический образ, создаваемый с вполне определенными целями"[14;42]. Исследователь О.Н. Степанова также подчеркивает: "Образ объекта возникает всегда, когда появляется субъект, воспринимающий данный объект. Имидж как феномен возникает тогда, когда некто не просто осознает, что объект кем-то воспринимается, но и ставит перед собой задачу корректировать это восприятие"[48;66].

Следовательно, поскольку имидж переводиться на русский язык как образ, то данные понятия тесно связаны друг с другом. Представляется, что эти термины можно считать фактически синонимами. В современной научной периодической печати можно найти много разнообразных точек зрения по поводу того, являются ли понятия "образ" и "имидж" тождественными. В частности, следует также обратить внимание на дискуссии в области определения имиджа через репутацию, или стереотипы массового сознания. К примеру, ряд исследователей, в том числе и Ю.В. Кудашова, полагают, что понятия "образ" и "имидж" являются тождественными[25;84-86].

Следует также подчеркнуть, что в массовом сознании закрепилась мысль о том, что понятия "имидж" и "образ" не что иное, как синонимы. Это подтверждается, в том числе, высказываниями различных известных личностей, к примеру, министр иностранных дел России в своем выступлении отметил, что "образ - это то же самое, что имидж, но по-русски"[61].

В западной профессиональной литературе, посвященной теме имиджа, термин "image" используется в значении образов объектов, отражающихся в нашей психике на основании их характеристик. Как следствие, под термином "image" подразумевается что-то более широкое нежели просто образ объекта, совокупность не только его видимых (внешних) характеристик, но и невидимых (идеальных) характеристик.

В свою очередь исследователь И.Ф. Буйдина также считает, что "образ" нельзя считать полным синонимом термина "имидж". Правильнее определить имидж как разновидность образа, а именно такой образ, прообразом которой является не любое явление, а субъект[7;76].

В научной литературе наряду с термином "имидж" также широко применяется термин "репутация". Некоторые исследователи полагают, что репутация является важнейшей составляющей имиджа, неотделимым от него компонентом. Другие исследователи подчеркивают, что репутация, по сути, является именно следствием имиджа, а не его составляющим элементом.

Т. Гринберг считает, что репутация - это характеристика поведения предприятия или иного субъекта, которая формируется в течение достаточно продолжительного периода времени[15;8].

Имидж, напротив, создается и изменяется относительно быстро.

Имидж в большей степени отражает эмоциональное восприятие, и может складываться без непосредственного опыта взаимодействия с субъектом.

"Стереотип" является еще одним ключевым понятием в определении термина "имидж". Как правило, имидж опирается на стереотипы массового сознания. Нельзя не согласиться с утверждением о том, что стереотипы "готовят восприятие имиджа, корректируют его и создают феномен мгновенного узнавания"[7;77].

Е.С. Артамонова относительно подробно осветила различия между данными понятиями. По ее словам, функция стереотипов сводится к облегчению восприятия человеком сложных, запутанных отношений, царящих в окружающем его мире; также они помогают мгновенно ориентироваться в нем, определять свое отношение к событиям и явлениям. То есть имидж обладает схожими функциями[1;284].

Однако между имиджем и стереотипом массового сознания существует определенная разница. Если стереотип сводит различные явления к "общему знаменателю", то есть находит нечто общее во множестве частных случаев, то имидж, наоборот, ориентирован на индивидуализацию, выделение одного объекта из массы ему подобных. Кроме того, стереотипы имеют весьма устойчивый характер, с трудом поддаются изменениям и внешним воздействиям и существуют практически независимо от сознания людей, тогда как имидж более гибок и может быть относительно легко скорректирован путем осознанного, направленного воздействия.

Таким образом, нельзя с полной уверенностью утверждать, что понятия репутация и стереотип массового сознания являются полными синонимами термину имидж. Так как репутация складывается на основе достоверных сведений и личного опыта взаимодействия с субъектом. И если имидж воздействует на эмоциональную сферу, то репутация оказывает влияние на рациональные факторы принятия решения. Что касается стереотипа массового сознания, то он более устойчив во времени, в то время как имидж может меняться как в положительную сторону, так и в отрицательную. Однако, при этом, образ является важнейшей составляющей имиджа, и в целом является и может использоваться в качестве синонима данному определению.

При формировании положительного образа или имиджа необходимо учитывать, что все элементы имиджа работают в совокупности и формируют либо положительное, либо отрицательное отношение к субъекту. Имидж и объект продвижения в сознании реципиента неразделимы, поэтому важно обеспечить грамотное формирование положительного имиджа.

Среди основных этапов формирования имиджа религии или религиозной организации можно выделить следующие:

. Формирование имиджевых целей. Необходимо четко сформулировать послание, которое должно содержаться в образе, к которому стремится объект продвижения.

. Проведение анализа имиджевой аудитории. На данном этапе необходимо осуществить качественной и количественное исследование имиджевой аудитории.

. Прорисовка имиджевых характеристик. Составляется список характеристик, качеств, которые необходимо транслировать имиджевой аудитории. Соотнесение желаемых и фактических характеристик. Такой анализ позволяет сформировать список характеристик, а также сгруппировать их (характеристики, которые разрушают или снижают создаваемый имидж; характеристики, которые необходимы для создания выбранного имиджа, но отсутствуют у объекта; характеристики, которые присутствуют у объекта и работают на создаваемый имидж).

. На четвертом этапе проводится выбор средств самопрезентации. Подбираются конкретные техники по формированию имиджа, технологии достижения имиджевых целей.

. Пятый этап характеризуется воплощением имиджа объекта в реальной жизни.

Что касается образа религии в целом и христианства, в частности, то его формирование в современном культурном и медиапространстве также осуществляется по общим правилам имеджелогии, формируя, в конечном итоге, индивидуальные и социальные ожидания. Так как образ (имидж) является конструктом сознания, то именно образ, являясь способом протекания психической жизни и способом восприятия мира, определяет ту систему значений, в которой реализуется не только видение феноменов, но и само мышление. Исследование форм и особенностей управления механизмами формирования положительных образов необходимо для обеспечения соответствия культурной деятельности современной социальной действительности и раскрытия алгоритмов создания новых мифологем, которые направлены на искажение или изменение традиционных образов, в том числе тесно связанных с феноменом религии[6;209].

В.И. Семенова сравнила медиаобраз с "плотиной", а любая плотина регулирует поток, прерывая естественное течение[46;160]. Функция медиаобраза, как и функция плотины - удерживать и пропускать, в данном случае, удерживать и пропускать поток информации. Образ не существует вне медиапространства, но в самой материальности медиа есть нечто, что, помимо интерпретаций, вызывает чувственный резонанс. Образ эмоционально закрепляет информацию, схватывая нарратив содержания. Следовательно, образное видение с опорой на аффект, выстраивающееся в структурах тела и понятийное мышление с опорой на логику, выстраивающееся в структурах языка, формирует двухрежимное восприятие.

Образ - это конструкт индивидуального и общественного сознания, манифестированный в медиапространство. В этом качестве образ является не только средством социальной коммуникации, он функционирует в мире социальных норм, чувств, переживаний.

Таким образом, проведенный анализ понятия положительного образа (имиджа) позволяет заключить следующее: имидж представляет собой сложную социологическую и психологическую характеристику объекта, и по сути является образом объекта, сформированным в сознании. Таким образом, формирование положительного образа представляет собой формирование имиджа.

Выводы: любой положительный образ - имидж - создается путем массовокультурных манипуляций. Особенность религиозного образа (имиджа религии) в массовом сознании заключается не в функциях, которые реализуются религией, а в рамках менеджмента культуры, который призван обеспечить соответствие культурной деятельности современной социальной действительности. Формирование позитивного образа традиционных религий несет социальную значимость: это идеологические устремления, аксиология, воспитание и системао бразования.

Рассмотрим основные существующие технологии формирования положительного образа.

.3 Методики формирования положительного образа христианства в целях манипуляции религиозным сознанием

Проведенное исследование сущности терминов "имидж" и "образ" позволило определить, что по своей сути эти понятия фактически идентичны, хотя и имеют некоторые отличия. Формирование имиджа и образа, в итоге, тесно связаны. В современном менеджменте культуры все шире применяется теория позиционирования, но при этом многие специалисты и исследователи упускают из виду тот факт, что теория позиционирования имеет не только маркетинговую, но и психологическую, нейрофизиологическую, культурологическую составляющую[50;221].

Поэтому, при формировании положительного образа в целях манипуляции и управления религиозным сознанием необходимо учитывать ряд особенностей формирования положительного образа продвигаемого явления или процесса.

К формированию положительного образа в современной теории и практике менеджмента культуры предлагаются различные подходы, в частности, российские и западные специалисты предлагают различные подходы к данному процессу. Однако, при этом, фактически все предлагаемые технологии содержат в себе схожие, а порой и идентичные, методы и направления, предопределяя последовательную реализацию основных этапов и техник формирования положительного образа объекта. Среди них, в частности, можно выделить ряд этапов.

В первую очередь, это исследование, диагностика и анализ объекта, для которого необходимо сформировать положительный образ. Необходимо выявить индивидуальные особенности объекта, провести конкурентный анализ, оценить преимущества, достоинства, а также выявить возможные недостатки, которые нуждаются в нейтрализации.

Далее необходимо оценить стартовые условия, охарактеризовать определенные цели и задачи по формированию положительного образа объекта. Необходимо создать перечень пожеланий и требований, которым должен отвечать создаваемый положительный образ объекта.

Необходимо отдельно сформулировать качества, которые в дальнейшем будут активно пропагандироваться. Имидж, который, по сути, может быть не только позитивным, но и эпатажным, или даже иметь яркую негативную окраску, с включенными в него элементами скандальности, создается по определенным направлениям. Поэтому, при формировании положительного образа религии необходимо исходить из стереотипов массового религиозного сознания, определить положительные качества, которые ожидают увидеть в религии реципиенты. Ключевые компоненты положительного образа, которые необходимо донести до религиозного сознания массовой аудитории, должны носить ярко выраженную положительную окраску, (в том числе, применительно к религии: добродетель, отрицание наживы; добросердечность; милосердие; жертвенность и др.).

Большую роль в формировании положительного образа играет технология визуализации образа. В частности, она включает в себя разработку перечня внешних характеристик, которые необходимы для успешного создания образа того или иного объекта. К примеру, относительно священнослужителя к таким внешним характеристикам необходимо отнести внешнюю худобу, отсутствие предметов роскоши в одежде и обиходе, особенности поведения. Данная технология предполагает построение или корректировку визуальных факторов положительного образа объекта в соответствии с культурологическими и психологическими рекомендациями.

При формировании положительного образа важно определить тип и специфику массовой коммуникации с аудиторией, которые будут иметь место. Это могут быть публичные обращения, личные выступления, ведение блогов в социальных сетях, формирование положительного образа посредством произведений искусства и культуры, в том числе литературных произведений, кинематографа. При этом важно определить эмоциональный посыл сообщения, особенности реализации технологии связи с аудиторией.

Далее осуществляется создание и распространение разнообразных материалов, которые должны обеспечить продвижение сформированного положительного образа, в частности, это могут быть статьи в СМИ, полезный и интересный контент, различные новости, видеоролики, создание определенных специальных событий и т.д. В рамках продвижения положительного образа объекта через художественные произведения и современную литературу: это могут быть критические статьи в журналах и газетах, статьи-обзоры книги, а также аналогичная деятельность в сети интернет на различных площадках для продвижения книги, ведение сообществ о создании и выходе литературной серии, организация встреч с автором и т.д.

Построение имиджа состоит из элементов задач менеджмента культуры. Целям управления религиозным сознанием отвечают такие задачи, как позиционирование объекта, возвышение положительного образа и отстройка от конкурентов.

Позиционирование объекта при формировании положительного образа заключается в непосредственном создании и поддержании положительного образа и разъяснении аудитории четкой диспозиции относительно продвигаемого объекта. Объект, у которого нет определенной позиции, является непонятным для целевой аудитории, в результате чего продвижение положительного образа такого объекта является затруднительным.

Стоит также дополнительно отметить, что позиционированный положительный образ является не стихийным, а планомерно созданным, поэтому управляемым, в его построении заключается задача профессионалов менеджмента культуры. Возвышение положительного образа, как важнейшая технология построения положительного образа, является второй технологией управления религиозным сознанием, которая должна применяться непосредственно после проведения качественного позиционирования объекта.

Отстройка от конкурентов осуществляется в качестве сочетания оптимизации положительного образа при уменьшении другого или выставлении своего продвигаемого положительного образа объекта на фоне "конкурентов".

Чаще всего при построении положительного образа объекта в рамках формирования имиджа применяется метод присоединения клиента к уже осуществляемому действию, или к ранее совершенному им же действию. Эффект реализуется за счет "психологического заряжения", в период действия которого массовая аудитория, вовлеченная в событие, на уровне подсознания усваивает эмоциональное состояние группы или пользующегося авторитетом для него лица. Также при формировании положительного образа целесообразно применять способ "вложенного действия". Данный метод заключается в том, что аудитории предлагается совершить знакомое ей действие, желаемое или просто имеющее взаимосвязь с действием, которое необходимо для формирования положительного образа объекта.

Если выбранные методы и технологии формирования положительного образа не оказали необходимого воздействия на формируемый образ объекта, то необходимо, в первую очередь, осуществить смену технологии формирования положительного образа, либо осуществить выбор другого канала трансляции положительного образа. Затем, как правило, следует реализовать смену места или времени воздействия на аудиторию и реализовать программу параллельного формирования положительного образа объекта по нескольким каналам воздействия на религиозное сознание.

Некоторые авторы подчеркивают эффективность применения так называемой модели экспериментального невроза, когда по каналам трансляции образа намеренно передается рассогласованное воздействие, формируется сознательная или намеренная ошибка, парадокс, вносится дисгармония в восприятие и дается некоторый неопределенный намек, который позволяет аудитории самостоятельно сделать выводы о характере транслируемого образа.

При формировании положительного образа достаточно эффективным методом считается внедрение образа чуда и последующее продвижение его посредством рассказов: рекордные достижения и нереально большие объекты; заведение клиента в тупиковую ситуацию с последующим чудесным избавлением; одоление или нарушение запретов, норм поведения (реальное или мнимое)[14;182].

Следует также отметить, что современный менеджмент культуры насчитывает достаточно большое количество технологий и методов формирования положительного образа. Однако, в каждом отдельном случае наблюдаются свои особенности и требования к конструированию положительного образа объекта, тогда технологии формирования положительного образа складываются из различных компонентов и формируются в единую систему, которая будет идеальна для формирования положительного образа определенного объекта. В частности, необходимо знать психологические особенности аудитории, и на основе этих знаний вырабатывается специальная стратегия формирования положительного образа.

В зависимости от целей управления массовым сознанием техники формирования положительного образа можно подразделить на три основные группы:

− техника возвышения образа; целью данной техники является повышение значительности, силы, авторитетности, а также общей убедительности образа;

− техника создания узнаваемого образа; целью данной техники является привлечение внимания, затем образ должен запомниться, стать узнаваемым;

− техника формирования позитивного отношения; целью данной техники является формирование положительных ассоциаций и чувств: интерес, симпатия, доверие.

К техникам формирования позитивного отношения относятся:

. повышение внешней привлекательности. Формирование внешней привлекательности осуществляется при работе с личностью, которая представляет и формирует образ продвигаемого объекта. В рамках формирования положительного образа религии этой личностью выступает, в первую очередь, религиозный служитель, а также главное лицо (как пример - Папа Римский). Внешняя привлекательность формирует некоторую идентичность и имеет огромное значение для формирования позитивного отношения к религиозной организации: благообразные, привлекательные виды, скромные и позитивные одеяния - все это формирует положительный образ религиозной организации;

. позитивный настрой. Формирование позитивного настроя при продвижении религиозной организации является необходимым. Позитивное отношение различных групп общественности формирует и позитивное мышление относительно продвигаемого объекта. Для священнослужителей непозволительны хамство, невнимание, черствость, распущенность в поведении.

. создание безупречной репутации - обеспечивается конструктивной и планомерной деятельностью, выполнением своих важнейших задач и функций, в том числе относительно религиозных организаций - по реализации благотворительности;

. позитивные послания группам общественности - выражения благодарности, проявления уважения, поздравления и т.п.;

. личное участие - проявление искреннего интереса к людям, оказание поддержки и реальной помощи;

. дистанцирование от негативных символов (компрометирующих факторов, фигур, групп). Данный метод в отношении религиозных групп часто необходимо применять тогда, когда были реализованы какие-либо неблаговидные поступки одним или несколькими участниками религиозной группы. В отношении религиозных организаций, даже один единственный такой факт может разрушить годами формируемый положительный образ. В этих случаях необходимо действовать быстро; сокрытие информации не приведет к результату, поэтому необходимо выступить с осуждением подобных действий, продемонстрировав, что религиозная система в целом не приемлет такого поведения, и данный поступок полностью лежит на плечах совершившего его. Такое позиционирование позволит отмежеваться от негативных имиджевых фигур.

Техники создания яркого и узнаваемого образа также порой могут быть использованы при формировании образа религии или религиозной организации в литературных произведениях. Для этого необходимо осуществить подбор подходящего имени, названия для персонажей, организаций - очень важен, так как несет информацию о миссии организации. Затем реализуется стилизация и типизация имиджа - выбор стиля, оформления, внешнего образа, соответствующего целям и миссии организации. После этого возможно использование имиджевой символики в литературных произведениях: герб, логотип, слоган - также в емкой форме выражают цели и ценности организации. Еще одним инструментом является мифологизация образа - создание мифологического контекста с привлечением архетипических образов коллективного бессознательного, довольно часто применяются при формировании положительного образа религий в литературных художественных произведениях[7;55].

Один из популярных архетипов при формировании положительного образа - архетип "героя". Данный архетип несет достаточно мощный эмоциональный заряд, что делает его применение в формировании положительного образа одним из наиболее востребованных инструментов и оказывает магнетическое влияние на аудиторию.

Элементы мифодизайна можно и необходимо использовать как при создании образа руководителя религиозной организации, так и при разработке общего положительного образа религии. Для этого в личную историю персонажа или историю создания и развития религии в художественном произведении привносятся элементы мифа.

Типичными чертами первичного мифа о герое являются: благородное происхождение героя; угроза жизни при рождении; чудесное спасение; серьезные жизненные испытания; подвиги, победы; заслуженное возвышение. Можно также актуализировать архетип, включая во внешний облик персонажа элементы облика мифологического героя: широкие мускулистые плечи, волевое выражение лица и т.п.

Наконец, к техникам возвышения образа относятся:

) продвигаемый образ присоединяют или спаивают с безусловными социальными ценностями, которые разделяются основными социальными группами в обществе;

) важную роль играет также усиление личной власти;

) повышение ряда физических характеристик, в том числе и физической силы (или внешних ее атрибутов);

) повышение внутренней энергии и уверенности в себе;

) активная демонстрация наград, достижений, заслуг;

) возложение безусловных обязательств в решении важнейших социальных задач, актуальных на данном этапе продвижения (спонсорство, благотворительность и т.д.), также носит название миссионерства, данный метод рационально применять при продвижении религиозных организаций и их деятелей;

) возвышение образа возможно также за счет присоединения к общеизвестным авторитетам (демонстрация близких, дружественных отношений с известными организациями, личностями и т.д.)[7;108].

Подбор техник для каждой конкретной ситуации необходимо проводить индивидуально, так как все компоненты положительного образа находятся во взаимосвязи и влияют друг на друга.

При этом необходимо также понимать, что создание положительного образа наиболее эффективным способом возможно только при условии правильного выбора каналов управления массовым сознанием.

В одних случаях, к примеру, при формировании положительного образа политика, наиболее эффективным будет применение телевидения, так как оно охватывает большую аудиторию, действует мгновенно. Но при этом необходимо обеспечивать реализацию выбранной имиджевой стратегии и по другим каналам формирования положительного образа (в сети Интернет, на радио, в прессе, в произведениях массовой культуры и искусства и др.). В том случае, если один канал будет транслировать положительный образ, а другой канал - негативный, то аудитория охотнее воспримет именно негативный образ, а формирование противоречивой информации, по сути, способно полностью уничтожить созданный положительный образ.

Выводы: к методам формирования в художественной литературе положительного образа христианства можно отнести факторы внешней привлекательности христианина, позитивный настрой общественности, безупречную репутацию, позитивное взаимодействие с общественными организациями, добрые личностные качества, дистанцирование от компрометирующих факторов.

1.4 Особенности формирования положительного образа в произведениях литературы

Художественная литература давно стала предметом исследования не только культурологов, историков, музееведов, искусствоведов, но и специалистов сферы менеджмента культуры. Во многом это связано в первую очередь с тем фактом, что использование художественной литературы в контексте менеджмента культуры позволяет решать такие задачи и цели, достигнуть которые традиционными методами продвижения зачастую не только не целесообразно, но порой и полностью невозможно. К примеру, формирование положительного образа христианства в долгосрочной перспективе решить традиционными методами представляется достаточно трудной задачей.

Однако при этом стоит отметить, что литературные художественные произведения в качестве инструмента стимулирования спроса, пропаганды, агитации, формирования общественного мнения являются весьма и весьма специфичными, и требуют особого понимания сущности самого художественного произведения, особенностей его восприятия целевой аудиторией, а также требований к выбору целевой аудитории, на которое будет направлено имиджевое сообщение по формированию положительного образа с использованием художественных средств.

Анализ конкретного эмпирического материала, демонстрирующего практический опыт формирования положительного образа христианства в произведениях литературы и его использование в управлении религиозным сознанием, будет приведен во второй главе данного исследования. В данном же параграфе рассмотрим суть художественных литературных произведений в рамках применения их как инструмента управления массовым сознанием, а также проанализируем основные формы использования произведений в рамках такого подхода.

Прежде чем перейти непосредственно к формальной и целевой составляющей процесса применения литературных произведений в управлении религиозным сознанием, обозначим общие черты и существенные различия художественного и медиа-образа (а также выделим некоторые особенности медийного образа).

В целом, различия между образами в данном контексте сводятся к ряду моментов. В первую очередь, художественный образ всегда связан с автором и реальностью, в то время как в медиауправлении визуальный образ значительно абстрагируется от реальности, в результате чего происходит дистанцирование его от автора. Во-вторых, необходимо подчеркнуть, что художественный образ, создаваемый в литературном произведении, зачастую является эманацией, проявлением таланта автора, который вне графика и плана реализует свой замысел. При этом, образ в социокультурных медиа является результатом реализации четкого временного плана, а творческий процесс при создании такого образа существенно ограничен рамками брифа. При этом некоторые авторы полагают, что массовое тиражирование художественного образа является верным средством уничтожения положительного образа в массовом сознании, тогда как в рамках менеджмента культуры массовое тиражирование образа выступает одной из важнейших форм существования такого образа.

Представляется, что это мнение характерно именно для коммерческой сферы культуры, но в рамках изучаемой темы механизм формирования положительного образа религии и положительного художественного образа, а также их закрепление в массовом сознании, идентичны, в виду совпадения многих характерных для рассматриваемых понятий черт. В частности, художественный образ от времени не зависит, он существует вне времени. Религия, как часть культуры, также стремиться к такому существованию, разве что адаптируясь к современным реалиям. Коммерческий же образ актуален в довольно ограниченных пространственных и временных рамках.

В литературном художественном произведении художественный образ и само произведение, в рамках которого протекает его существование, конкретной аудитории зачастую не имеет. Как отмечал И. Шишкин, искусство создается для людей, то есть для народа в целом, и конкретной целевой аудитории выделить нельзя. Однако, представляется, что такое мнение верно только отчасти. В том числе, к примеру, у жанра фэнтези существует вполне определенная целевая аудитория. Пусть она и состоит из различных социальных групп, но в рамках современных технологий менеджмента культуры аудитория фильмов и книг жанра фэнтези характеризуется как высоко ориентированная на целевой сегмент, то есть на конкретную целевую аудиторию. В социально-культурных медиа образ всегда должен быть направлен на конкретную целевую аудиторию. В частности, если образ никак не воспринимается целевой группой, то он фактически прекращает свое существование. Таким образом, для социально-культурных коммуникаций важным является попадание образа в сферу ценностей, желаний, интеллектуальных способностей и сферу интересов конкретного коллективного объекта, на который необходимо оказывать то или иное воздействие. В то же время, образ, сформированный в произведениях жанра фэнтези, направлен на конкретную целевую аудиторию, в результате чего данный жанр представляет большой интерес в рамках применения его в качестве канала трансляции положительного образа религии в рамках управления религиозным сознанием.

Важнейшей общей чертой образа в художественном произведении и образа в менеджменте социально-культурных коммуникаций является условность их отражения в реальности, в чем, собственно, и заключается природа любого образа, как такового. Ни образ в социально-культурной коммуникации, ни образ художественного произведения не тождественны действительности, так как являются творческими продуктами и представляют собой определенного уровня условность.

При этом, образ в художественном литературном произведении часто апеллирует к художественным категориям, таким, как ассоциации, метафора и т.д. В социально-культурной коммуникации образы применяют метафоры, и именно наличие метафоры делает образ эффективным. Это связано в первую очередь с тем, что человеческому мышлению свойственна метафоричность во всех формах ее проявления.

Следующая общая черта образа в социально-культурной коммуникации и в произведениях художественной литературы заключается в том, что художественные образы реализуют функции осмысления творения и бытия человека, а воспроизводство технологичного характера медиа-образов формирует отношение общественности. Именно указанное сходство во многом и позволяет применять художественные образы, в частности, формируемые в произведениях художественной литературы, в качестве инструмента управления религиозным сознанием.

Различают, при этом, несколько разнообразных форм применения литературных художественных произведений в управлении религиозным сознанием. Представляется, что в рамках данного исследования их необходимо косвенно упомянуть.

. Иллюстративно-сопроводительное применение художественного образа из художественной литературы в управлении религиозным сознанием. Уже созданное произведение литературы применяется как сопутствующий материал, раскрывающий или подтверждающий рекламное сообщение. В этом случае, произведение литературы выступает своеобразным фоном, укрепляющим социально-культурное воздействие.

. Убеждающе-эмотивное применение: произведение художественной литературы вызывает определенные эмоции, которые проецируются при передаче рекламного сообщения или образа на целевую аудиторию. Также возможна ситуация, когда художественный образ так или иначе апеллирует к ассоциациям, и черты художественного образа переносятся на реальный объект, который и является объектом продвижения. Здесь может формироваться технология прямой проекции (ассоциация переносится зеркально), или применяться принцип обратной проекции (когда действует принцип "от противного").

. Аттрактивно-эпатирующее применение: когда художественное литературное произведение применяется в рамках активного привлечения внимания к положительному образу продвигаемого объекта[17;61].

Формы реализации художественного литературного произведения в качестве канала управления религиозным сознанием могут быть разнообразными. В частности, все зависит от уровня переноса образа в художественное произведение, а также от различных оснований применения художественной литературы в рамках управления религиозным сознанием.

Классификация форм реализации художественного произведения в качестве канала управления религиозным сознанием по основанию "очевидность цели использования произведения литературы в медиапослании" предполагает разделение на очевидные формы и не очевидные.

Очевидные формы реализации художественного произведения в качестве канала продвижения предполагают, что образ в произведении угадывается абсолютно точно и идентифицируется с реальным, либо прямо формируется в произведении под собственным наименованием и воспроизводится с типичными характерными чертами. Реципиент в этом случае считывает образ без каких-либо затруднений, и смысловые связи между художественным образом и его реальным прототипом воспринимаются как понятная и уместная форма реализации художественного образа;

В свою очередь, скрытые формы предполагают, что образ в художественном произведении носит иное наименование, имеет некоторые отличные черты от прототипа, но при этом прототип, тем не менее, на уровне ассоциаций, может быть выделен реципиентом.

При классификации форм реализации художественного произведения в качестве канала по основанию "степень доминирования продвигаемого положительного образа в художественном литературном произведении" необходимо выделить несколько степеней: доминантную и рецессивную. Доминантная степень: в данном случае формируемый положительный образ занимает центральное место в художественном повествовании, играет важную роль, и, вероятно, транслируется через главных персонажей; Рецессивная степень: тот случай, когда продвигаемый образ выступает в качестве фона для повествования в художественном литературном произведении.

При классификации форм реализации художественного произведения в качестве канала управления религиозным сознанием по основанию "степень сохранения оригинальности продвигаемого образа при использовании его в художественном литературном повествовании" необходимо выделить копирование и трансформацию. Копирование − полное, стопроцентное перенесение всех элементов продвигаемого образа, без каких-либо искажений, дополнений или переработок. Трансформация − видоизменение продвигаемого образа объекта при сохранении его общей узнаваемости. Данный момент может быть принципиальным, так как полная переработка образа может привести к тому, что целевая аудитория просто не узнает его и не произведет идентификацию художественного образа и реального. Поэтому трансформация подразумевает частичные, зачастую едва уловимые изменения образа, отражаемые в художественном литературном произведении[40;1834].

Таким образом, проведенное исследование позволило установить, что применение художественной литературы в качестве канала управления религиозным сознанием обладает достаточно большим потенциалом, так как механизм работы художественного произведения с созданием и рациональной сферой реципиента основан на визуальном воздействии, которое функционирует по психологическим законам восприятия информации, в частности, на законах "переключения" и "проекции". Их суть заключается в том, что в ситуации пространственно близкого расположения двух и более объектов (в нашем случае положительного образа продвигаемого объекта и художественного образа), общий эмоциональный фон восприятия одного из них (в данном случае положительное восприятие известного произведения художественной литературы) подсознательно "проецируется и на другого (образ продукта или компании в целом)" [28;56].

Таким образом, современные массовые коммуникации оказывают существенное влияние не только на отдельных индивидуумов, но и на общество в целом. В связи с этим, посредством массовых коммуникаций и могут быть реализованы механизмы положительного воздействия на социальные, политические, общественные группы. Формирование положительных стереотипов является важным направлением влияния на массовое сознание. Проведенное исследование позволило установить, что применение имиджевых технологий при формировании положительного образа объекта в произведениях художественной литературы является перспективным направлением в рамках продвижения социально значимых объектов, в том числе традиционных общественных устоев, религии, религиозных организаций. Управление религиозным сознанием играет важную роль в формировании и поддержании имиджа религии в целом и религиозных организаций в частности.

Выводы: литература, как и другие виды искусства, способна манипулировать массовым сознанием при помощи иллюстративного материала, художественных образов, убедительных положительных эмоций, активного привлечения внимания к положительно-религиозному сознанию.

Правильное применение методов и технологий, а также стратегий формирования положительного образа, правильность выбора каналов трансляции эстетического феномена играют существенную роль в общем эффекте деятельности по управлению религиозным сознанием.

Выводы по первой главе

Художественная литература, как и другие виды искусства, способна пропагандировать любое социальное, общественное и философское явление посредством своего основного инструмента: эстетики художественного образа. Создавая положительный образ религиозной красоты, литература манипулирует массовым сознанием в области идеологии, аксиологии, воспитания и образования, пользуясь специфическими методами формирования в художественной литературе положительного образа христианства, создавая иллюстративно-словесный художественный материал. Применяя свои специфические методы, литература умело манипулирует массовым религиозным сознанием, - как догматическим, так и обрядовым.

Глава 2. Формирование положительного образа христианства в литературных произведениях на примере английского фэнтези

.1 История становления жанра фэнтези, его понятие и характерные особенности воздействия на массовое сознание

Становление фэнтези как жанра происходило непросто, поэтому в настоящее время среди ученых существуют разногласия относительно возникновения рассматриваемого жанра.

Так, О.К. Кулакова связывает зарождение жанра фэнтези с именем американского писателя Р. Говарда, жившего и творившего в 1906-1936 гг.[26;71] Действительно, в 1932 г. Р. Говард опубликовал рассказ о Кононе, герое-варваре, который, по мнению некоторых исследователей, положил начало американской "школе фэнтези"[13;86].

В свою очередь, Т.Е. Савицкая находит истоки жанра фэнтези в рыцарских романах, последним из которых стал роман М. Сервантеса "Дон Кихот", утверждая, что "…роман, обросший множеством нравоучительных вставных новелл, обстоятельной затейливостью напоминающий бронзовый портал готического собора, был полностью опубликован в 1615 году и подвел, казалось бы, окончательный итог напитанным средневековыми аллюзиями фантастическим повествованиям о рыцарях "без страха и упрека", страждущих принцессах и коварных волшебниках, открыв дорогу глубоко индивидуализированному жанру психологического романа"[67]. Однако позже рыцарский роман отчасти вернулся в обличье фэнтези - исторически нового жанра.

Концептуальные и стилевые основы жанра фэнтези, по мнению Т.Е. Савицкой, зародились в творчестве ранних английских романтиков, в частности, романтиков так называемой "озерной школы" (П.Б. Шелли и др). Позже основы жанра фэнтези проявились в творчестве викторианских эстетов-неоромантиков (А. Теннисон, У. Моррис и др.) и писателей, которых автор причисляет к представителям раннего фэнтези (лорд Дансени, Э. Эдисон и др.)[68].

Еще более глубокие истоки рассматриваемого жанра находит С.В. Шамякина, которая приводит последовательность "…литературно-эстетических явлений, во многом происходящих последовательно друг из друга и приведших в конце концов к появлению фэнтези"[71]. Данную последовательность автор выражает следующим образом: миф - сказка - средневековый героический эпос и рыцарские романы - романтизм, готический роман, литературная сказка и приключенческий роман - неоромантизм и научная фантастика - фэнтези. Соответственно, к своего рода "предтечам" жанра фэнтези можно отнести Э.Т.А. Гофмана, Э. По, Л. Кэрролла, Р. Говарда, Г.Ф. Лавкрафта и др.

Подобной точки зрения придерживается и С.А. Гоголева, считающая основными источниками жанра фэнтези скандинавский и кельтский фольклор, а также героический эпос, волшебная сказка, рыцарский и готический роман и т.д.[13;85].

На наш взгляд, вполне очевидно, что истоки жанра фэнтези кроются в мифе и сказке, повлиявших на появление иных жанров - средневекового героического эпоса, рыцарских романов, готических романов и т.д. Иными словами, в рамках данного исследования и его части, посвященной истории становления жанра фэнтези, наиболее адекватной представляется точка зрения С.В. Шамякиной и С.А. Гоголевой, отражающая весь путь исторического развития рассматриваемого жанра.

Стоит заметить, что, несмотря на некоторые разногласия, исследователи единогласно приходят к выводу о том, что основоположником фэнтези как самостоятельного жанра является Дж. Р.Р. Толкин, в творчестве которого рассматриваемый жанр окончательно сформировался[cм.:26;72]. Более того, некоторые ученые утверждают, что его трилогия-эпопея "Властелин колец" является своеобразной исходной моделью для произведений в жанре фэнтези (прототипическим текстом)[71;72]. Действительно, дальнейшее развитие жанра фэнтези во многом происходило в рамках именно этой исходной модели (У. Ле Гуин, К.С. Льюис, Т. Пратчетт и др.).

Таким образом, вполне очевидно, что истоки жанра фэнтези можно обнаружить в литературе разных времен и народов, однако говорить о нем как о самостоятельном жанре можно лишь применительно к XX веку, а именно - к его середине.

Как справедливо отмечает И.В. Близнец, "…фэнтези как самостоятельный жанр искусства был выделен сравнительно недавно"[60]. Отсюда следует, что в настоящее время теоретическое обоснование рассматриваемого жанра находится на стадии становления, что обуславливает ряд проблем, связанных с определением жанра и его характерных особенностей.

Прежде всего, стоит заметить, что в научной литературе существует две основные точки зрения относительно того, чем именно является фэнтези - жанром или же направлением: фэнтези как один из литературных жанров[20;308] и фэнтези как одно из литературных направлений[36;320].

При рассмотрении первой точки зрения представляется целесообразным обратиться к определению литературного жанра. Согласно одному из классических определений жанра, "…всякий жанр есть целостная форма литературного произведения, единая система композиционных, образных и языковых свойств"[21;7-8]. При этом данная форма возникает в процессе освоения нового содержания, вбирает его в себя и становится его концентрированным выражением. Иными словами, изучение какого-либо жанра предполагает необходимость "…исследовать то конкретное художественное содержание, открытие и освоение которого создает жанр как определенную форму словесного искусства"[21;8]. Иными словами, жанр представляет собой сочетание специфической формы и специфического содержания художественного произведения.

Рассматривая вторую точку зрения, следует обратиться к определению литературного направления. Литературное направление представляет собой "…произведения ряда писателей определенной страны и эпохи, которые отличаются какими-то ясно выраженными особенностями своего содержания и формы, получившими к тому же соответствующее принципиальное, программное обоснование, а отсюда и общее принципиальное обозначение"[42;20]. Иными словами, литературное направление - это определенная группа произведений, создаваемых в конкретную историческую эпоху и характеризующихся специфическими особенностями содержания и формы.

Таким образом, на наш взгляд, для того чтобы определить, чем именно является фэнтези - литературным жанром или литературным направлением, необходимо охарактеризовать его основные особенности.

Прежде всего, следует обратиться к характеристике фэнтези, данной его основоположником в эссе "О волшебных сказках". В данной работе Дж. Р.Р. Толкин определяет фантазию в двух ипостасях, говоря о фантазии как способности человека к неограниченному творческому вымыслу и фантазии как основном средстве создания волшебной сказки. Однако и в той, и в другой своей ипостаси фантазия выводит человека из повседневности, и он "…вольно или невольно порождает "вторичный мир", неизбежно схожий с "первичным", но живущий по собственным и не обязательно рациональным законам. Этот вторичный мир вполне может помещаться где-то в сказочном прошлом мира "первичного", а иногда и соседствовать с ним в настоящем - как миры народных сказок и героических сказаний древности"[69].

Вполне очевидно, что волшебная сказка рассматривалась писателем в качестве своеобразного средства освобождения, побега от повседневности или неблагополучной реальности. Примечательно, что Дж. Р.Р. Толкин работал над романом "Властелин колец", являющимся ключевым произведением в его творчестве и ключевым произведением для фэнтези в целом, в годы Второй мировой войны. И.В. Близнец отмечает, что тем самым писатель позволял своим детям "…укрыться от ужасов войны в вымышленном мире эпической фантазии"[60].

Таким образом, ключевой особенностью жанра фэнтези, по мнению Дж. Р.Р. Толкина, является его эскапистская направленность, то есть склонность к побегу из реального мира в мир иллюзий или фантазии.

Современные исследователи отмечают и иные особенности рассматриваемого жанра. Так, О.К. Кулакова, проанализировав понятия жанра фэнтези, содержащиеся в отечественной и зарубежной литературе, выделяет следующие характерные его особенности:

. соотнесенность жанра фэнтези с вторичными (вымышленными) мирами;

. иррациональность жанра фэнтези, проявляющаяся в существовании миров, которые нельзя объяснить логически, применении героями магии и т.д.;

. сращение в рамках жанра фэнтези различных жанров (сказка, миф, фантастика и т.д.)[26;77-81].

В конечном счете, О.К. Кулакова приходит к выводу о том, что охарактеризовать жанр фэнтези можно посредством его принадлежности к художественным произведениям, принадлежности к фантастическим мирам и наличия интертекстуальной связи с мифом[26;81].

И.В. Близнец, в свою очередь, относит к характерным особенностям жанра фэнтези следующие особенности, выражающиеся в приемах создания произведения фэнтези:

. создание пространственно-временной определенности, не относящейся к современной реальности, но имеющей конкретное описание (вымышленный мир);

. восприятие субъектами вымышленного мира его явлений как одушевленных предметов (анимизм);

. наличие у одушевленных предметов и сущностей вымышленного мира черт антропо- или зооморфизма;

. наличие в вымышленном мире неразрывной связи реального и сверхъестественного (пантеизм);

. обращение взгляда персонажа, автора и читателя сквозь ход событий к самой сущности мироздания (космоцентризм);

. наличие у человека места, роли и предназначения, определенных судьбой, фатумом и т.д.[60].

Интерес представляют также и особенности жанра фэнтези, выявленные И.Д. Винтерле:

. незавершенность, в общих чертах выражающаяся в построении вымышленного мира, способного к постоянному развитию;

. мультимедийность, выражающаяся в возможности трансформации фэнтези как литературного жанра в иные явления культуры[10;10] (более подробно данные особенности будут рассмотрены в следующем параграфе).

На наш взгляд, между рассмотренными точками зрения относительно особенностей жанра фэнтези прослеживается четкая параллель, выражающаяся, прежде всего, в том, что для него характерно построение вымышленного мира по законам мифологического мышления. Отсюда следует, что фэнтези обладает специфическими особенностями содержания и формы. Возвращаясь к вопросу определения родовой принадлежности фэнтези, на основании этого можно сделать вывод о том, что фэнтези является литературным жанром, а не литературным направлением, поскольку оно обладает специфическими особенностями содержания и формы и не связано рамками принадлежности к определенной стране и эпохе, программными основаниями и т.д.

Таким образом, фэнтези можно определить как литературный жанр, для которого характерно построение в рамках художественного текста вымышленного мира по законам мифологического мышления, а также ряд характерных особенностей (незавершенность, мультимедийность и т.д.).

Однако стоит заметить, что фэнтези следует отличать от таких литературных жанров и направлений как альтернативная история, научная фантастика, фольклорная сказка, магический реализм и т.д.[71], что вполне возможно сделать путем применения рассмотренных выше характерных особенностей жанра фэнтези к "спорному" произведению.

Фэнтези как литературный жанр характеризуется наличием определенной типологии, базирующейся на различных критериях классификации.

Так, Е.С. Бондина предлагает классифицировать произведения, относящиеся к жанру фэнтези, по следующим основаниям:

. по проблемно-тематическим особенностям фэнтези может быть героическим, готическим, оккультным, христианским и т.д.;

. по жанрово-стилистическим особенностям фэнтези может быть высоким (когда действие происходит в полностью вымышленном мире) и низким (когда вымышленное привносится в существующую реальность)[5;136].

С.А. Гоголева, в свою очередь, предлагает следующие классификации жанра фэнтези:

. по "территориальному" признаку фэнтези может быть американским (Г.Л. Лавкрафт и др.), британским (Дж. Р.Р. Толкин, К.С. Льюис и др.) и т.д.;

. по тематическому признаку фэнтези может быть эпическим, героическим, детским, юмористическим, философским, историческим, христианским и т.д.;

. по гендерному признаку фэнтези может быть мужским (Дж. Р.Р. Толкин, К.С. Льюис и др.) и женским (У. Ле Гуин, А. Нортон, Дж. К. Роулинг и др.)[12;86-88].

Для целей нашего исследования наибольшее значение имеют такие критерии классификации фэнтези, как "территориальный" и проблемно-тематический, поскольку в рамках данной работы рассмотрению подлежит английское христианское фэнтези.

Говоря об английском фэнтези, прежде всего, стоит отметить, что у истоков рассматриваемого жанра стояла именно так называемая британская школа фэнтези в лице К.С. Льюиса, Ч. Уильямса и Дж. Р.Р. Толкина - трех писателей, прочно связанных дружескими и духовными узами[12;86]. Однако, как вполне обоснованно отмечает О.В. Павлухина, английское происхождение фэнтези "…не сводится к тому факту, что первые произведения фэнтези принадлежали перу англоязычных авторов"[38;14]. Речь идет о том, что рассматриваемый жанр впитал в себя черты, присущие английской литературе в целом, использовал английскую мифологию и элементы культуры и т.д.

. уважение к природе, близость к ней, а также отсутствие резкой границы между культивированной и дикой природой;

. распространенность сказаний о волшебниках и волшебных существах и их антропоморфизм;

. уважение к дохристианским верованиями и сосуществование их с христианскими[38;14-25].

Иными словами, английское фэнтези не только лежит в основе становления жанра, но и во многом определяет его содержание и характерные особенности (уважительное отношение к природе, распространенность сказаний о волшебниках, уважение к дохристианской культуре и т.д.).

Говоря о христианском фэнтези, стоит заметить, что оно не является радикально отличным от других видов фэнтези, выделяемых в соответствии с проблемно-тематическим критерием. Христианский подтекст в подобных произведениях является неочевидным, проявляясь в наличии отдельных христианских идей и аллюзий.

Так, М. Мочкодан утверждает, что, несмотря на то, что в основе многих произведений в жанре фэнтези находится дохристианская мифология, идеалы таких произведений коррелятивны ключевым идеям христианства. В подобных произведениях "…образная форма произведений приобретает облик мифологемы, однако содержание нередко наполняется светом учения Христа, выраженного символической аллегорией авторского истолкования"[65]. При этом произведения, которые можно отнести к христианскому фэнтези, как правило, не содержат явной проповеди, очевидных отсылок к христианским священным текстам и т.д. Христианские идеи в них проявляются как "…светлое присутствие христианского духа, фундаментом которого является идея всесилия добра, благородства и всепрощения"[65].

Кроме того, зачастую "…борьба положительных героев с отрицательными сводится к борьбе христианских совершенств с по-христиански понятыми пороками, многие персонажи являются ходячими аллегориями"[67] (например, Горлум во "Властелине колец" олицетворяет жадность и т.д.). Иными словами, христианство в христианском фэнтези не всегда очевидно и "…колеблется на грани трансформации"[62;24]. В рамках данной работы более подробно этот вопрос будет рассмотрен во второй главе.

Таким образом, истоки жанра фэнтези можно обнаружить в мифе, сказке, героическом эпосе, рыцарском романе, готическом романе и т.д., то есть в литературе самых разных времен и народов. Тем не менее, становление фэнтези как самостоятельного жанра произошло лишь в середине XX в., что связано с именем Дж. Р.Р. Толкина и публикацией в 1954-1955 гг. ключевого произведения в творчестве писателя и в литературе фэнтези вообще - романа "Властелин колец". Дальнейшее развитие жанра фэнтези во многом происходило в рамках этой исходной модели.

Поскольку фэнтези как самостоятельный жанр был выделен сравнительно недавно, в настоящее время теоретическое обоснование рассматриваемого жанра находится на стадии становления и потому характеризуется наличием ряда нерешенных проблем. Так, например, дискуссии в научной литературе вызывает вопрос о том, чем именно является фэнтези - литературным жанром или направлением.

На наш взгляд, данный вопрос может быть разрешен посредством выявления характерных особенностей фэнтези и соотнесения их с определениями литературного жанра и литературного направления. Выявление характерных особенностей фэнтези позволило нам сделать вывод о том, что фэнтези - это литературный жанр, для которого характерно построение в рамках художественного текста вымышленного мира по законам мифологического мышления, а также ряд характерных особенностей (незавершенность, мультимедийность и т.д.).

Фэнтези как литературный жанр характеризуется наличием определенной типологии, основанной на различных критериях классификации. Для данного исследования наибольшее значение имеют такие критерии классификации фэнтези, как "территориальный" (английское фэнтези, то есть фэнтези, принадлежащее перу английских писателей и использующее английскую мифологию, культуру и т.д.) и проблемно-тематический (христианское фэнтези, то есть фэнтези, для которого характерно неочевидное наличие христианских идей и аллюзий).

Выводы: истоки формирования жанра фэнтези кроются в мифах и сказках. В рамках этого жанра писатель строит параллельный вымышленный мир на основе мифологического мышления, для которого свойственны, например, незавершенность и мультимедийность. Из классификации жанра наиболее актуальным для данного исследования является "территориальный" класс (английское фэнтези) и проблемно-тематический (христианское фэнтези).

.2 Жанр фэнтези в контексте современной культуры. Феномен популярности жанра фэнтези и характеристика возможностей жанра в рамках современной имиджелогии

В предыдущем параграфе мы определили фэнтези как литературный жанр, отличающийся построением в рамках художественного текста вымышленного мира по законам мифологического мышления, а также рядом иных характерных особенностей (незавершенность, мультимедийность и т.д.). В настоящее время рассматриваемый жанр становится все популярнее и даже "…выходит за рамки литературы, охватывая сферу кинематографа, живописи, музыки, ролевых и компьютерных игр"[26;73], занимая тем самым особое место в современной культуре и превращаясь в один из ее феноменов. Тем не менее, рассмотрение жанра фэнтези в контексте современной культуры ставит перед учеными ряд вопросов, наиболее важными из которых являются вопросы о соотношении данного жанра с массовой и элитарной культурой, о признаках, определяющих "феноменальность" данного жанра и о феномене его популярности, в том числе, среди детей. На наш взгляд, попытка дать ответы на данные вопросы в рамках данного исследования позволит оценить степень влияния жанра фэнтези и популяризуемых в его рамках идей на общественное и индивидуальное сознание.

Отвечая на вопрос о том, каким образом соотносится жанр фэнтези с массовой и элитарной культурой, прежде всего, следует дать определить содержание данных понятий. На основании анализа трактовок массовой и элитарной культуры, предложенных в научной литературе[238-10], можно сделать вывод о том, что:

. элитарная культура - это культура, создаваемая профессиональными творцами для узкого круга людей, хорошо разбирающихся в тонкостях искусства и, как следствие, трудная для понимания неподготовленного человека и не ставящая целью получение коммерческой выгоды;

. массовая культура - это культура, не выражающая изысканных вкусов, понятная и доступная широким слоям населения и обладающая низкой культурной ценностью, основной целью которой является получение коммерческой выгоды.

Как отмечает Ю.В. Романова, традиционно фэнтези относится исследователями к массовой культуре[44;8]. На наш взгляд, отнесение фэнтези к массовой культуре, безусловно, является вполне обоснованным. Однако при этом фэнтези обладает также рядом черт, позволяющих отнести его к элитарной культуре. Представляется целесообразным более подробно рассмотреть, как решается данный вопрос в научной литературе.

Так, Ю.В. Романова, по нашему мнению, приводит наиболее полную характеристику жанра с позиций массовой и элитарной культуры (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Соотношение жанра фэнтези с элитарной и массовой культурой [44;7-15]

Особенности элитарной культуры, которые можно отнести к произведениям в жанре фэнтезиОсобенности массовой культуры, которые можно отнести к произведениям в жанре фэнтези1. Стремление к культурному освоению особенных, неординарных предметов, подразумевающее обращение к глубинным пластам культуры и т.д. 1. Занимательность, то есть обращение к сторонам жизни, вызывающим неизменный интерес и понятным большинству людей.2. Включение своего предмета в неожиданные ценностно-смысловые контексты и создание его новой интерпретации, то есть неожиданная трактовка известных идей, поиск новых образов.2. Общедоступность, то есть доступность и узнаваемость в плане содержания.3. Личностная окраска произведений в жанре фэнтези, то есть наличие своеобразного диалога автора с читателем, проявление автором своей позиции.3. Пассивность восприятия, то есть отсутствие необходимости затрачивать интеллектуальные или эмоциональные силы для восприятия произведения в жанре фэнтези.4. Сложность образного мира и художественного языка, то есть.4. Тиражируемость, то есть выпуск произведений в жанре фэнтези в больших количествах, рассчитанных на массовое потребление (сюда же можно отнести серийность).5. Коммерческий характер, то есть восприятие произведения в жанре фэнтези как товара, предназначенного для массовой продажи, и придание ему ряда характерных черт (демократичность и т.д.)[49;161].

Таким образом, вполне очевидно, что жанру фэнтези присущи черты как массовой, так и элитарной культуры. Ю.В. Романова, подводя итог, утверждает, что "возможности жанра фэнтези таковы, что он может относиться и к массовой, и к элитарной литературе"[44;15]. Мы же склонны считать, что жанр фэнтези находится на стыке двух рассмотренных форм культуры и может относиться и к массовой, и к элитарной литературе одновременно. Ярким примером такого соотношения жанра фэнтези с массовой и элитарной культурой является серия романов Дж. Роулинг о Гарри Поттере, которой присуще обращение к глубинным пластам культуры, сложность образного мира и в то же время - занимательность, общедоступность, тиражируемость и т.д.

Близкой, но не столь явно выраженной точки зрения придерживается и О.В. Павлухина, утверждающая, что "…восприятие литературы фэнтези и массовой культуры в целом носит двоякий характер"[39;51], что проявляется следующим образом:

. пренебрежение к массовой культуре, поскольку она не требует ни специального образования, ни какой-либо подготовки, привлекая при этом все более широкую аудиторию;

. осознание условности понятия "массовая культура" применительно к фэнтези, поскольку "…если тот или иной жанр отражает экзистенциальные проблемы и чаяния современных поколений, вряд ли возможно им пренебрегать"[39;51].

Примечательно, что второе положение основывается на идее К. Леви-Стросса о том, что не существует "низких" религий, так как все религии являются равноценными при условии владения "кодом" или "ключом".

Г.Л. Тульчинский также отмечает черты элитарной культуры, проявляющиеся в произведениях жанра фэнтези, к которым относится "…типичное и по своей сути постмодернистское многоуровневое раскавыченное цитирование других текстов, эхолалия образов и значений, игра со смыслами и введение неограниченного числа интерпретаций традиционных и известных сюжетов, героев"[51;82].

Помимо этого, некоторые исследователи утверждают, что для современной культуры характерно слияние массовой и элитарной ее форм.

Так, О.С. Мончаковская отмечает, что современная массовая культура "…резко отличается от прежних низовых форм тем, что она опирается на достижения самой передовой технологии даже в большей степени, нежели элитарные формы искусства XX века"[34;232]. Такое положение вещей связано с использованием в рассматриваемом жанре мощного потенциала социологии, психологии и иных общественных наук (об этом упоминает также и С.А. Гоголева[13;43-44]). Кроме того, автор полагает, что современная культура представляет собой место встречи элитарного и массового, некое слияние серьезного и развлекательного начал.

Подобной точки зрения придерживается и М.А. Черняк, полагающий, что в переходные эпохи, какими и являются рубежи столетий и тысячелетий, становится очевидным синтез массовой и элитарной культуры[54;341].

Таким образом, жанр фэнтези находится на стыке массовой и элитарной культуры, зачастую одновременно обладая чертами, присущими каждой из указанных форм культуры.

Однако "феноменальность" рассматриваемого жанра обусловлена не только его нахождением на стыке массовой и элитарной культур и, как следствие, особым местом в современной культуре, но присущими только ему характерными особенностями. Речь идет об упоминавшийся ранее незавершенности и мультимедийности жанра фэнтези.

Как отмечает И.Д. Винтерле, "…принцип незавершенности в фэнтези отражается в построении особого Вторичного мира, способного к постоянному развитию, своеобразии игровой природы жанра, обуславливает стремление жанра к сериальности и цикличности"[10;10]. Парадокс, но в то же время принципиальная незавершенность подчеркивает и отражает общую целостность, а именно целостность художественного мира в тексте, целостность отдельного произведения или целостность всего творчества автора.

Принципиальная незавершенность фэнтези как жанра влечет за собой его мультимедийность, то есть возможность трансформации в новые, мультимедийные, явления культуры. И.Д. Винтерле полагает, что проявления мультимедийности в фэнтези есть не что иное как "…особая упорядоченность комплекса внетекстовых реализаций фэнтезийных произведений, их взаимовлияние друг на друга и объединение в единую индустрию"[11;10]. Действительно, жанр фэнтези, как уже было отмечено, не ограничивается рамками литературы, проявляясь также в кинематографе, живописи, музыке, компьютерных играх и т.д.

Так, наиболее яркими проявлениями жанра фэнтези в кинематографе являются экранизации и фильмы по мотивам таких произведений, как "Властелин колец" Дж. Р.Р. Толкина (П. Джексон), "Лев, колдунья и платяной шкаф" и "Принц Каспиан" из цикла "Хроники Нарнии" К.С. Льюиса (Э. Адамсон) и т.д. По мнению И.Д. Винтерле, "…рост интереса обусловлен как успехом литературного жанра, так и тем фактом, что прежде всего фильмы-фэнтези активно осваивают наиболее привлекательные для аудитории возможности современного кинематографа: компьютерные спецэффекты, а в последнее время - 3D-формат"[11;827].

Фэнтезийная живопись также максимально тесно связана с литературными произведениями в жанре фэнтези, поскольку в ее развитии огромное место занимает творчество художников, иллюстрировавших такие произведения (Т. и Г. Хильдебрандт и Дж. Хоу, иллюстрировавшие произведения Дж. Р.Р. Толкина, и др.).

Мотивы литературных произведений в жанре фэнтези зачастую используются и музыкальными группами, в частности играющими фолк и металл ("Blind Guardian", "Battlelore", "Мельница" и т.д.).

Жанр фэнтези проявляется также в многочисленных ролевых и компьютерных играх, пользующихся большой популярностью (разнообразные полевые ролевые игры, серия компьютерных игр "The Elder Scrolls" и т.д.).

Иными словами, можно согласиться с мнением Т.Е. Савицкой и признать, что "…время явно работает на фэнтези"[67]. Сегодняшний этап развития культуры в целом и такого ее феномена как фэнтези в частности характеризуется большой ролью мультимедийных явлений, чем успешно пользуется жанр фэнтези, благодаря этому становясь все популярнее. Более того, "…эскапистко-виртуальный потенциал фэнтези настолько велик, что некоторые из них даже порождают целые субкультуры (например, толкинисты), выходящие за пределы национальных культур"[51;82].

Стоит заметить, что относительно феномена популярности рассматриваемого жанра в научной литературе также есть разные точки зрения.

Так, Т.Е. Савицкая связывает популярность жанра фэнтези с требованиями времени, утверждая, что рассматриваемый жанр "…расцветает в эпохи общественного надлома, пониженной пассионарности"[67] и тем самым "…выполняет социальный заказ общества на эскапизм, замену реальности искусственным, более понятным миром"[67]. Подобной точки зрения придерживается также И.В. Близнец[60]. О.С. Мончаковская развивает данную позицию, отмечая, что популярность фэнтези связана как с желанием отгородиться от реальности в тяжелые моменты, так и со скукой, пресыщенностью, поисками остроты ощущений[35;345]. Помимо этого, об эскапизме как причине популярности фэнтези пишет и Е.Ю. Кармалова[19;320].

О.В. Павлухина, в свою очередь, полагает, что "…современный интерес к фэнтези обусловлен потребностью в новых ценностях, немыслимой ранее возможностью формулировать эти ценности в любой, в том числе и игровой, форме, относительной свободой от предписаний религии либо идеологии"[39;50]. Вполне очевидно, что данная точка зрения имеет право на существование, поскольку отражает реалии современной общественной жизни.

В.В. Громова, изучая популярность жанра фэнтези у детей, обуславливает ее жанровой спецификой подобных произведений, хорошими рекламными кампаниями, серийностью книг и интересом к ним кинорежиссеров [16;75]. Отмечает автор также и то, что одной из причин популярности жанра фэнтези является эскапизм, что подтверждается результатами анкетирования.

На наш взгляд, все перечисленные причины популярности жанра фэнтези имеют право на существование. Иными словами, в содержательном отношении популярность жанра фэнтези обусловлена возможностью эскапизма и потребностью в новых ценностях. Помимо этого, популярности рассматриваемого жанра способствуют грамотные рекламные компании, серийность произведений, их экранизации и т.д.

Таким образом, в настоящее время жанр фэнтези приобретает все большую популярность, выходя за рамки литературы и охватывая кинематограф, живопись, музыку, ролевые и компьютерные игры.

Соотнесение черт указанных форм культуры с характерными особенностями жанра фэнтези позволило охарактеризовать место рассматриваемого жанра в контексте современной культуры и сделать вывод о том, что он находится на стыке массовой и элитарной культуры, зачастую одновременно обладая чертами, присущими каждой из указанных форм культуры. Помимо уникального места в современной культуре, "феноменальность" жанра фэнтези обусловлена присущими только ему характерными особенностями - незавершенностью и, как следствие, мультимедийностью.

Популярность жанра фэнтези обусловлена возможностью эскапизма и потребностью в новых ценностях, а также проведением грамотных рекламных компаний, серийностью произведений, экранизациями произведений и т.д.

Выводы: жанр фэнтези имеет черты как элитарной, так и массовой культуры, но феноменальным жанр делает мультимедийная незавершенность: продолжение в сериалах, живописи, музыке, компьютерных играх, рекламных кампаниях. Популярность жанра фэнтези обусловлена возможностью эскапизма и потребностью в новых ценностях. Жанр фэнтези и популяризуемые в его рамках идеи способны оказывать значительное влияние на общественное и индивидуальное (в том числе и религиозное) сознание.

.3 Реализация принципов формирования положительного образа христианства в английском фэнтези на примере произведений "Хроники Нарнии" и "Властелин колец"

Дж. Р.Р. Толкин и К.С. Льюис вдохнули в фантастическую литературу новую жизнь, они стояли у основания жанра, которое сегодня принято называть "фэнтези". Их творчество не только переводилось на десятки языков, но и впоследствии было экранизировано. Талантливейшие произведения, легшие в основу киноленты, огромные бюджеты, а, соответственно, лучшие режиссеры, сценаристы и др. работали над созданием фильмов, в результате львиная доля человечества знает героев "Властелина Кольца" и "Хроник Нарнии". Кинематограф привел к новому всплеску интереса к печатным изданиям.

Примечательно, что оба автора были яркими христианами-католиками, что нашло свой отклик в произведениях и они стали "своеобразным "знаменем" христианской традиции в британской литературе", именно эти религиозные убеждения послужили "отправной точкой для описания красоты воображаемых миров, и христианское мировоззрение сыграло здесь ведущую роль"[64].

"Властелин Колец" - книга, над которой Дж. Р.Р. Толкин работал более 12 лет, начав работу в 1937 году, увидела свет только 1954 - 1955 гг. Из-за больших объемов, работа была выпущена в виде трилогии. Несмотря на то, что многие исследователи творчества этого писателя видят в ней лишь попытку, довольно удачную, обобщить индоевропейскую мифологическую традицию, в этой работе есть множество отсылок к христианской католической религии. И именно эти мотивы выступают и истины, как основные, и для того, что бы их выразить наиболее четко и прозрачно, Толкин использовал в творчестве язык мифа.

Библейские образные и сюжетные элементы проявляются в произведении столь очевидно, что без труда прослеживаются. Так образ Потерянного Рая описан в падении королевства Нуменор, дарованного валарам (первым людям), и правителей которого обольстил своими дарами Саурон, после чего этот город был потоплен в пучинах морских, лишь некоторые жители смогли спастись на кораблях. Здесь можно проследить "следы сразу двух сюжетов - собственно библейского повествования о Великом Потопе (сходство усиливается еще и тем, что оставшиеся верными валарам люди спаслись на нескольких кораблях) и легендой об Атлантиде"[64].

Опять же Ветхозаветная история о потере людьми Рая, перекликается и с историей о Неувядающих Землях эльфов, куда те надеются вернуться и откуда были изгнаны в свое время.

Кроме этого, сильны мотивы и другого христианского образа - образа падшего ангела. Во "Властелине Колец" это в первую очередь Черный Владыка Саурон, который изначально, по словам эльфа, Элронда был добр, так как в мире, на заре его существования, зла не было. Далее, упоминаемый Мелькор, чья история более подробно изложена на страницах "Сильмариллиона", и по своей сути это вольный переложенный пересказ о падении Сатаны. Так же происходит "падение" и мага Сарумана, который изначально нес свет и добро, был "белым", но в попытках завладеть Кольцом Всевластия перешел на "темную сторону", в результате был изгнан из Светлого Совета.

Другой, один из самых важных христианских символов - образ Христа, так или иначе проступает в мотивации действий и образе одного из главных героев - хоббите Фродо. Именно он, по замыслу Дж. Р.Р. Толкина, должен своей миссией во имя искупления грехов Средиземья, взять на себя непосильную ношу, и именно его действия в итоге снимают проклятие со всего мира, дарят ему возможность переродиться, обновиться, а не исчезнуть в пучине Апокалипсиса, вызванного становлением Черного Властелина. Не обходит стороной писатель и мага Гэндальфа Серого, который защищая своих друзей, жертвует собой, погибает в неравной схватке со страшным чудовищем, явившимся из глубин Мории, а затем воскресает, перерождается, и после этого обретает иное имя - Гендальф Белый. Даже в самих названиях существует посыл, так белый цвет символизирует чистоту. Серый же находится на грани. Грани между светом и тьмой, грани между Добром и Злом. Таким образом, после перерождения и ввиду самопожертвования, одного из главных христианских мотивов, он получает больше, чем имел до этого.

Таким образом, можно смело говорить, что христианские мотивы, присущие ей моральные нормы и принципы, довольно четко отображены в творчестве Толкина и его самой известной работе "Властелин Колец", благодаря же тому, что это произведение стало культовым и международным. Таким образом, роль трилогии "Властелин Колец" в формировании положительного образа христианства во многом превосходит эффект от целенаправленной деятельности христианской общины по продвижению религии.

Клайв Льюис с циклом "Хроники Нарнии" пошел той же дорогой, что и его близкий друг Дж. Толкин. В сюжете "Хроник" В сюжете "Хроник" присутствуют элементы сказочности: мотив борьбы добра и зла, есть там и добрые и злые волшебники, говорящие животные и пр. Точно так же, как во "Властелине Колец", в процессе исследовании нарнийского цикла довольно ярко выражены христианские аллюзии, являющиеся ничем иным как интерпретацией Библии.

Сам цикл "Хроники Нарнии" представлен семью книгами, что изначально обращает свое внимание сакральностью цифры "7" в христианской религии, за семь дней Бог создал мир, за семь книг творит свой выдуманный мир К. Льюс.

В самой работе творцом параллельного мира выступает лев Аслан. Это один из ключевых персонажей и архетипов на протяжении всех семи книг. При этом, что примечательно, в первой книге по хронологическому порядку - "Племянник чародея" Аслан в виде золотого льва предстает перед детьми и создает новый мир из тьмы и пустоты, используя довольно нетривиальный метод песнопения: "Далеко во тьме кто-то запел. Слов не было. Не было и мелодии. Был просто звук, невыразимо прекрасный…<…> Лев ходил взад и вперед по новому миру и пел новую песню" [cм.:31;58].

Впрочем, если провести сравнительную характеристику данного эпизода с сотворением вселенной, описанной святым Василием Великим, в VI веке: "Представь себе, что по малому речению холодная и бесплодная земля вдруг приближается ко времени рождения, и как бы сбросив с себя печальную и грустную одежду, облекается в светлую ризу, веселится своим убранством и производит на свет тысячи растений"[27;236], то становится очевидной аллюзия с библейским текстом: "И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя и дерево плодовитое. И произвела земля..."[3;1991].

Пятая книга, под названием "Покоритель Зари, или Плавание на край свет", главные герои Эдмунд и Люси совершают долгий переход по водной глади, где достигают края мира Нарнии, именно там, по мнению жителей этого выдуманного мира, находилась родина льва Аслана, творца.

"- В мое царство есть пути изо всех миров, - сказал Ягненок; он говорил, становясь из ослепительно белого огненно-рыжим, стал больше ростом, и тут дети увидели перед собой Аслана, который возвышался над ними, от его гривы исходило сияние. <…>- Ты, ты там тоже есть? - спросил Эдмунд.- Есть, - ответил Аслан. - Но там меня зовут по-другому. И вам нужно запомнить то, другое мое имя. Это самое главное, из-за чего вы оказались в Нарнии, потому что, познакомившись со мной здесь, там вы сможете еще лучше узнать меня"[30;554-556].

Опираясь на данный отрывок, можно сделать вывод, что К. Льюис приравнивает Аслана к божеству. Изображение же льва в данном случае в виде ягненка, есть ни что иное, как обращение читателя к агнцу Божьему, и вполне очевидно, что к христианской религии. Тут вполне очевидны и другие параллели. Так, Аслан - сын Императора-За-Морем, который никому не ведом, но в молве могуч невероятно, а Иисус - Сын Божий. Лев в фольклоре и мифологии народов Западной, Восточной и Южной Азии, а также ряда народов Африки символизирует высшую божественную силу, власть и величие. Также в некоторых древних языках Ближнего Востока (к примеру, в хаттском) роль Льва выражалась в символе царя-бога, или божественного героя. В христианстве Лев начинает олицетворять отшельничество; одиночество, созерцание и становится эмблемой Иисуса Христа (при этом, необходимо также отметить, что Лев в Ветхом Завете применяют как эмблему ветхозаветного Иуды, из рода которого происходит Иисус Христос) и многих святых (Евфимии, Адриана, Игнатия, Иеронима, Марка и др.). Многие авторы в своих произведениях, так или иначе, обыгрывают образ Льва как символа Иисуса Христа, к примеру, Достоевский в "Идиоте", называя богочеловека Мышкина именем Лев. Точно также и К. Льюис формирует образ Аслана как Иисуса Христа. На это указывает, в частности, тот факт, что у Аслана девять имен, но прямо называются не все. Недаром, в своем письме к Хиле от 3 июля 1953 года К. Льюис пишет: "Что до другого имени Аслана, постарайся угадать сама. Разве не было в этом мире того, кто бы (1) появился в Рождество; (2) говорил, что Он - сын Великого Императора; (3) за чужую вину отдал себя злым людям на осмеяние и смерть; (4) вернулся к жизни; (5) его ещё иногда называют ягненком или агнцем (смотри конец "Покорителя Зари"). Наверняка ты знаешь, как зовут Его в нашем мире. Подумай и напиши мне свой ответ!"[30;143].

Кроме того, К. Льюис неоднократно акцентирует внимание на то, что Аслан "источает свет", что также отсылает нас к Библии: "…Золотой свет падал сбоку на голову лошади"[30;348]. Нечто похожее существует в описании апостолом Иоанном прихода Иисуса Христа: "Он пришел, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него. Он не был сам светом, но сиял…"[3;1991].

И если рассматривать более тщательно эту аллюзию, то в данном случае лев Аслан не что иное, как архетип Сына Божьего. Особенно это очевидно, когда речь идет о добровольном самопожертвовании. Так, Иисус Христос пострадал и был распят в искупление за людские грехи, он добровольно пошел на страшную муку ради спасения всего человечества. И Аслан точно так же, пусть и "по законам древней магии" за совершенное предательство "сыном Адама". Однако смерть в данном случае не конечна, в итоге, лев воскресает и обретает, подобно Иисусу, бессмертие. Данный эпизод, - что в Библии, что в книге Льюиса - показывает, что жертвенность, особенно добровольная, вознаграждается; в данном случае, дарует вечную жизнь: " <…> если вместо предателя будет казнена добровольная жертва, невинная, не совершившая никакого предательства, то Каменный Стол расколется, и сама Смерть отступит назад"[30;184].

В библейском тексте Воскресение Христа было явлено женам-мироносицам. Во второй книге "Хроник Нарнии" "Лев, Колдунья и платяной шкаф" при первом солнечном луче Люси и Сюзен - девочки-сестры - становятся свидетелями воскрешения льва Аслана.

Не обходит стороной К. Льюис в своем произведении главную христианскую ценность и дар Божий - саму жизнь.

Еще один характерный эпизод показан писателем в книге "Племянник Чародея", где опять же для сохранения собственной жизни на страницах Вечности, нужно суметь пожертвовать самым дорогим, что у тебя есть, и не просто так, но ради другого. Именно в этом заключается смысл и поступок мальчика, отдавшего яблоко с Древа-жизни(тоже в своем роде архетип Эдемского сада и растущих там плодов) Аслану, а на забрав его себе, хотя от этого зависело многое. Как оказалось, это было испытание и лев одаривает мальчика заветным яблоком, чтобы он смог вылечить им больную мать. Этим самым как бы подчеркивается идея христианства - жертвенности, то есть, чем больше ты готов отдать и отдаешь ближним, тем больше тебе возвращает Бог.

Можно так же отметить и следующее, что К. Льюс не допускает использование в своем повествовании библейских имен, то есть соблюдает литературную корректность, а исключительность обращения льва Аслана к детям: "сын Адама" и "дочь Евы", не только подчеркивает это, но и привносит глубоко сакральный смысл именно христианского образа, сам же подтекст кроется значительно глубже, и кроется в том понимании свободы, как ее можно трактовать.

Таким образом, ответ на этот вопрос, вроде бы очевиден. Так, Зло не есть нечто самостоятельное, зародившееся самопроизвольно и самостоятельно же эволюционирующее, нет, зло появляется на свет по вине людей, пусть и изначально они не хотели совершить ничего плохого, но в итоге именно действия людей и служат появлению Зла, и только при наличии человека оно способно прогрессировать. Например, диакон А. Кураев так пытается прояснить этот момент с точки зрения богослова: "Человек приходит в мир, который еще добр, но в который уже прокралось зло. Само зло не живет - оно паразитирует на жизни и добре"[27;387].

Точно так же в цикле "Хроник Нарнии" Колдунья - олицетворение Зла - не появляется на свет в процессе создания мира Асланом песней, она появляется из другого мира. Точно так же, как и в Библии, сама природа Зла, его паразитирующие свойства, проявляются и раскрываются по вине, пусть и несознательной, человека. Именно дети перенесли Колдунью в чистый мир Нарнии. Примечательно, что Зло в данном случае получает власть над человеком только после совращения и искушения последнего, так Колдунья может действовать, только после взятия в соучастники человека. И, несмотря на то, что от самого автора К. Льюиса не исходит объяснения о природе зла, но его герои сражаются с ним.

Здесь можно обратиться и к богословию, так и А. Кураев в своей работе "Неамериканский миссионер" не берется пояснить природу зла, более того, он утверждает, что христианские заповеди не объясняют этого в силу того, что так легче противостоять ему. Именно движущая сила мысли человека - объяснить каждое явление, сделать его логичным и понятным, может привести к катастрофе. Так как, понимая причины легче принять и простить, а так же смириться с таким явлением.

Точно так же и К. Льюс показывая, что Зло не дремлет и может в любой момент проникнуть в наши сердца, в наши души, в наши мысли, когда мы испытываем негативные эмоции, не объясняет читателям его суть.

Всемогущество льва Аслана все время подтверждается способностью переносить людей из одного мира в другой, творить чудеса. На базе анализа данного фрагмента и, исходя из евангельского текста, мы можем выявить еще одно доказательство того, что лев Аслан - архетип Христа. В Евангелии было сказано, что влияние Иисуса было настолько большим, что у людей оставалось всего два пути: либо встать рядом с Ним, либо пойти против Него. "Оставаться к Нему безразличным было невозможно. В Коране Его называют величайшим в этом мире и в грядущем"[63]. Кроме того, в вышеуказанном отрывке (книга "Племянник чародея") говорится о двух способов попадания героев в волшебный мир. Первый уходит корнями в фольклорную сказку: волшебные кольца по своей природе очень близки к сказочным аналогам, например, сапогами-скороходами.

Однако кольца в первой истории К. Льюиса были созданы искусственно: материал для их создания был взят из другого параллельного мира, что подтверждает близость данной книги к фэнтезийной истории: "Пыль, из которой он их изготовил, когда-то лежала тут, в промежуточном месте…Словом, желтые колечки переносили в этот лес, а зеленые - в любой из других миров"[30;26].

Второй способ - сам Аслан переносит героев из Лондона в мир Нарнии. Это уже чистый элемент фэнтези, где действуют магические законы. Магия является неотъемлемой частью фэнтезийного мира, как считает Н.В. Будур: "основным отличием жанра фэнтези <…> является то, что центральным компонентом сюжета выступает магия и волшебство"[47;451].

Нельзя также не отметить, что К. Льюис вводит в свою фэнтезийную реальность персонажей мифологии и фольклора: кентавров, дриад. Необходимо пояснить, почему именно эти существа привлекли писателя. Дриадами в греческой мифологии считались души деревьев, в которых они рождались и погибали, если дерево срубали. Считалось, что сажающие деревья и ухаживающие за ними пользуются особым покровительством дриад. Одушевление или очеловечивание объектов животного или растительного мира является одним из проявления анимизма. Анимизм относится к важнейшим дифференцирующим характеристикам мифа и представляет собой учение о душе вообще, которое включает в себя верования в существование богов, духов, в загробную жизнь, в наличие души у различных природных явлений. Получается, что, вводя в свой "вторичный мир" дриад, К. Льюис напоминает своим читателям, что в древности наши предки считали природу живой, и что нам следует относиться к ней с почтением.

Кентавры - в греческой мифологии дикие существа, полулюди-полукони, обитатели гор и лесных чащ. Отличаются буйным нравом и невоздержанностью. Однако некоторые кентавры (например, Хирон) воплощают мудрость и благожелательность, воспитывают героев греческих мифов. В "Хрониках Нарнии" писатель возрождает в кентаврах упомянутую "функцию", но она заключается не столько в воспитании героев (Питера и Эдварда), сколько в обучении их военной стратегии.

Сам образ льва выбран К. Льюисом, на наш взгляд, также не случайно. В фольклорных традициях лев является царем зверей. В Библии о нем сказано: "Лев - силач между зверями, не посторонится ни перед кем"[3;1991].

Следовательно, благодаря введению в художественный текст "Хроник Нарнии" льва Аслана, в цикле гармонично переплетаются фольклорные и религиозные мотивы.

Не менее важным религиозным архетипом в "Хрониках" является аллюзия на Всемирный потоп, который происходит в конце седьмой книги цикла "Последняя битва".

"…Неведомый звук широкой волной разорвал тишину: сначала будто шепот, потом шум, потом рев. Это была стена бурлящей воды. Поднялось море… высочайшие горы с грохотом и плеском осыпались, сползли в бушующие волны; вода, бурля, подошла к самому порогу Двери, но не проникла за него и теперь пенилась у самых передних лап Аслана. И вот от порога, где они стояли, сколько хватало глаз, простерлась ровная гладь воды до самого горизонта, где она сливалась с небом…."[30;866].

Напрашивается логический вопрос: что это за Дверь, за которую не может проникнуть вода? И К. Льюис дает нам ответ - это архетип Небесных врат, куда не сможет пройти тот, кто творил беззаконие, угнетал слабых и тиранил свой народ.

"…Дети стояли рядом с Асланом, справа от него, и смотрели в открытую Дверь. И наконец, из-под деревьев опрометью выбежали тысячи, миллионы всевозможных созданий - говорящие звери, гномы, фавны, сатиры… <…> оказавшись перед Асланом, каждый замирал и глядел прямо на него, и с каждым происходило одно из двух. У некоторых лица менялись поразительно: их искажали страх, и ненависть…<…> они исчезали в его огромной черной тени. <…> Другие же глядели в лицо Аслану любовью, хотя многие при этом ужасно боялись. И все они проходили в Дверь, справа от Аслана"[30;865].

Из данного фрагмента мы можем выявить аллюзию на основную догму христианской религии - в конце жизни каждый получает по своим поступкам (грехам). Введение в последней книге "Хроник" антипода Аслана - богини тьмы и ужаса Таш - показывает нам вечную борьбу добра и зла, только она происходит в душах людей. С детства человек знает, что за днем приходит ночь - время, когда зрение дает сбой, - и мы становимся уязвимее, слабее.

Тьму не любят, потому что зачастую она несет в себе страх. Страх - это и есть инструмент в руках Таш для достижения своих целей. Все привыкли считать, что цель Таш - погубить как можно больше людей. Но ей, хозяйке Тьмы, смерть как таковая не нужна. Необходимо подчинение, рабы, которые будут трепетно возносить молитвы в ее честь и исполнять все приказы. А для этого Таш нужна власть безграничная и жесткая и деспотичная.

Однако мало кто задумывается, что сама впускает в себя Таш. Ведь если она является воплощением тьмы, а тьма - это только отсутствие света, - то и зла как такового тут нет. Но вот страх, рождающийся в душах людей, их неблаговидные поступки, которые они вершат под покровом ночи, - все это дает силу Таш.

Но главным, на наш взгляд, религиозным архетипом (наравне со Львом) является превращение Нарнии в Рай.

Некоторые исследователи творчества К. Льюиса (например, М.И. Мещерякова и О.В. Виноградова) полагают, что религиозный аспект его книг мешает действительно объективному анализу "Хроник Нарнии" как обычного цикла детских рассказов. Но в том-то и дело, что "Хроники Нарнии" - не обычный детский рассказ. К. Льюис создавал свой цикл для детей, в школьное время ознакомившихся с "Законом Божьим". Соответственно, в книгах "Хроники Нарнии" они легко могли увидеть библейские аллюзии (с Книгой Бытия, заключительными главами всех четырех Евангелий и Откровением Иоанна Богослова).

Тем не менее, писатель вовсе не хотел быть проповедником Библейских истин в нравоучительной, суровой школьной манере. Главным для К. Льюиса являлся контакт с читателем, а для этого необходимо было добиться доверия к себе, чтобы ребенок был заинтересован в развитии повествования не меньше автора. Если судить по популярности цикла "Хроники Нарнии", цель писателя была достигнута. Его книги завораживают волшебным миром, дети начинают сопереживать персонажам и незаметно для себя впитывают те самые христианские истины, что хотел донести К. Льюис.

Однако это вовсе не означает, что писатель изначально хотел создать произведение о христианском учении. В одном из интервью он сказал: "Некоторые люди, кажется, думают, что я начал с того, что спросил себя, как бы рассказать детям о Христианстве; затем, использовал сказку как инструмент, составил список основных христианских истин и выработал аллегории, чтобы описать их. Это - чистая фантазия. Все начиналось с образов: фавн, несущий зонтик, королева на санях, великолепный лев. Изначально не планировалось ничего, связанного с христианством, этот элемент проявился как бы сам по себе и я рад за тех, кто его правильно понимает"[66].

Следовательно, можно сделать вывод, что по жанру "Хроники Нарнии" - это не только детская фэнтезийная литература, но и религиозная притча, подготавливающая детей к восприятию христианских истин.

Несомненно, и о Толкине, и о Льюисе можно сказать, что каждый из них подводит и своих персонажей, и читателей "к горизонту, за которым - трансцендентное бытие, метафизическая реальность. Он переходит эту грань, выходя из профанного в сакральное. Его произведение - это "путевые заметки, вехи, намеченные для того, чтобы и читатель совершил это мистическое восхождение и прошел процесс сакрализации, открыв в себе священный миф"[47;495].

Выводы: Дж. Р.Р. Толкин и К.С. Льюис - основатели жанра фэнтези - являются по своим убеждениям христианами-католиками, что явилось отправной точкой пропаганды христианской культуры в британской литературе: образы потерянного рая, падшего ангела, литературный образ Христа, тема его воскресенья - присутствуют на страницах их произведений неизбежно. Произведения изобилуют и сказочными мифологическими образами. Но библейские аллюзии (например, превращение Нарнии а Рай) - очевидны. Книги Толкина и Льюиса - своеобразная подготовка детей-читателей к восприятию религиозной философии.

.4 Перспективы развития литературных произведений в качестве канала управления религиозным сознанием

Таким образом, проведенный анализ современных технологий управления религиозным сознанием через формирование положительного образа в культуре свидетельствует о том, что применение традиционных методов управления сознанием при формировании положительного образа религии носит весьма неоднозначный характер. Связано это, в первую очередь, с особенностями и характером института религии, его значимостью и местом в современном обществе. Традиционность, длительная история развития религиозных сообществ, большой объем исторического и культурного пласта, а также присущие любой религии особенности, в части отрицание материального, воззвание к духовному - все это делает наиболее популярные коммуникационные технологии трудно применимыми в практической деятельности при продвижении положительного образа религии.

Религия является особой формой осознания мира, а религиозные организации есть общность верований и обрядности, они представляют собой неотъемлемый общественный институт. Таким образом, любая религия предполагает некий культурный фундамент. При этом целью религиозного дискурса является создание особой картины мира.

В современном обществе достижение этих целей невозможно без применения актуальных технологий, к которым относится управление массовым сознанием.

Проведенное исследование показало, что формирование положительного имиджа религии в целом или религиозной организации в частности имеет ряд своих особенностей. Современная практика формирования положительного образа религии сосредоточена в применении коммуникационных технологий в следующих основных сферах деятельности:

− религиозные деятели выступают центральными фигурами во всей системе продвижения религии в массовом сознании. Применяют технологии продвижения религиозных деятелей, центральных фигур христианства, ислама, буддизма, иных религий. В этом направлении могут использоваться фактически все возможные технологии. К данному направлению деятельности могут быть отнесены харизматические лидеры, священнослужители и их деятельность; специфика формирование положительного образа религиозного лидера в разных религиях и объединениях. Главной целью является создание и закрепление положительного образа религиозного деятеля, как главного представителя религии.

− религии сегодня активно применяют традиционные формы массовых коммуникаций. Разрабатываются механизмы реализации внешних и внутренних церковных коммуникаций, изучаются новые инструменты массовых коммуникаций и их возможности в реализации коммуникационной политики религиозной организации. Стоит также отметить, что одним из важнейших инструментов реализации массовых коммуникаций в религии является использование миссионерства.

− формирование и развитие эффективного взаимодействия между религиозной организацией и СМИ. Формирование религиозных СМИ, как собственного канала трансляции необходимых методов продвижения. Религиозные СМИ выступают в качестве собственных каналов осуществления массовых коммуникаций, а также в качестве эффективного инструмента религиозной пропаганды. Вторым важным направлением в этой сфере является взаимодействие религиозной организации с другими СМИ мирового и регионального уровней.

В частности, современные христианские религиозные организации осуществляют формирование положительного образа христианства посредством реализации в социальной коммуникации своих прямых функций:

− социально-просветительская функция;

− коммуникативная функция;

− функция религиозной пропаганды.

Именно функция религиозной пропаганды и является основной функцией по самораспространению религии. Данная функция существуют у религий еще с момента их возникновения. На современном же этапе необходима реформация применяемых инструментов и техник религиозной пропаганды.

Нельзя не отметить существование и антирелигиозной пропаганды. Ее источником выступают как атеисты, так и представители "конкурирующих" конфессий. Среди методов антирелигиозной пропаганды можно выделить следующие:

− тактика искажения представлений о религии, ее содержании;

− тактика выявления отдельных религиозных представителей, не отвечающих требованиям морали, и самой религии, и склеивание их негативного образа с образом всей религиозной организации;

− подмена понятий, подтасовка фактов;

− смешивание образа религии с образами, потенциально вызывающими антипатию;

− поддержание сложившихся негативных мифов и стереотипов о религии в массовом сознании;

− игра на обострении внутренних религиозных противоречий.

Ярко иллюстрирует эффективную работу по управлению религиозным сознанием реформация образа Ватикана и Франциска (Папы Римского). В 2013 году журнал "Time" назвал папу Франциска "самым талантливым менеджером", который "мастерски использует инструменты XXI века". Папа Франциск откровенно говорил о необходимости реформации имиджа Ватикана, в частности, "…вместо Церкви карающей он хочет видеть Церковь сострадающую - сострадающую человеку. "Двери Церкви, - пишет папа, - должны быть открытыми, она должна быть местом милосердия, а не осуждений"[68]. При этом сам Папа Римский также подавал примеры милосердного подхода к важным болезненным общественным вопросам. Современные тенденции развития религии таковы, что религиозные организации вынуждены обращаться к современным актуальным инструментам продвижения собственных идей в массы.

Некоторые религиозные организации вынуждены идти на частичную смену парадигмы, к примеру, Папа Римский, в рамках реализуемой Ватиканом программы по смене имиджа сделал заявление о том, что он не может судить людей нетрадиционной ориентации. Этим глава Ватикана показал изменения, которые происходят в идеологии католичества. Таким образом, на фоне кардинальных изменений, которым подвергаются религиозные организации на современном этапе, применение актуальных технологий управления религиозным сознанием является достаточно разумной мерой эффективного продвижения религии в массовом сознании.

В частности, отмечается, что Франциск не хотел бы проводить каких-либо дополнительных реформ в церковной католической доктрине, но при этом были созданы соответствующие органы, нацеленные на кардинальное обновление образа церкви в обществе.

Таким образом, применение технологий управления религиозным сознанием в религиозной сфере обладает рядом особенностей. Их учет является обязательным при выборе канала трансляции положительного образа христианства или применении других технологий.

Большую роль играет также не столько привлечение к религии или обращение в нее, сколько просто создание толерантного и терпимого отношения к верующим силами коммуникационных технологий, влияния посредством различных каналов воздействия на массовое сознание. В современном обществе необходимо создавать положительный образ религиозной организации, чтобы обеспечивать снисходительное, уважительное отношение со стороны светского общества к деятельности любого религиозного института. Это также характерно и для христианства в целом.

Деятельность религиозных организаций сегодня сопряжена с конкуренцией в данной сфере. Не смотря на то, что звучит это несколько странно, все же, приходится признавать: современные религиозные организации борются за прихожан. У современного человека есть выбор, в какую религию ему верить, при этом государство давно дистанцировалось от религиозных институтов. В России же, как и во многих цивилизованных странах, функционирует принцип мультикультурализма, свободы вероисповедания (статья 13 Конституции РФ - в стране признается идеологическое разнообразие; статья 14 Конституции РФ - Россия признается светским государством; статья 28 Конституции РФ - гарантия свободы вероисповедания)[22]. Все это привнесло в деятельность религиозных организаций элемент конкуренции.

Именно поэтому в современных условиях развития общества вопросы поиска и применения наиболее эффективных методов продвижения положительного образа религии в массовом сознании, а также вопросы обеспечения эффективного коммуникационного сопровождения деятельности современной религиозной организации, в том числе и христианства, являются достаточно перспективными. Так или иначе, но крупные религиозные институты будут осуществлять поиск и находить наиболее действенных методов формирования положительного образа религии в массовом сознании. Поэтому, как представляется, выявленная в ходе данного исследования перспективность применения художественной литературы при формировании образа религии, как одного из самых эффективных методов долгосрочного укрепления религиозных позиций, будет реализована на практике в ближайшем будущем.

Нельзя также не отметить современные тенденции развития рынка художественной литературы, как канала трансляции образов при социально-культурной коммуникации. Современные технологии позволяют широко распространять художественную литературу. В частности, использование цифровых книг и их аналогов позволяет избежать лишних затрат на производство и реализацию печатной продукции; виртуальная система сбыта цифровых книг позволяет, во-первых, сократить непродуктивные расходы на аренду зданий, наем работников, оплату транспортных расходов, и снизить конечную потребительскую стоимость художественного произведения, при этом прибыльность основных правообладателей никак не пострадает.

Цифровые книги дают также широкие форматные возможности развития литературы. В частности, новые методы оформление гипертекста, возможности применения интерактивных технологий - все это может найти отражение в современных произведениях в ближайшем будущем. В частности, С.В. Юдин, М.Л. Шуб отмечают, что "…сегодня литература перестает довольствоваться вербальным языком и начинает говорить на языке искусства, используя все многообразие его семиотических кодов. Включение графики, мультипликации, кино и прочего в арсенал средств текстопорождения может редуцировать вербальный компонент произведения. Но эта тенденция, тем не менее, не делает собственно текст "бесполезным", поскольку лаконизм в данном случае становится формой экспрессивной выразительности"[59;62].

Но, несомненно, что, не смотря на трансформацию технологий, изменение формата, а также иные изменения, происходящие в этой отрасли, главной и наиболее важной характеристикой любого литературного произведения по-прежнему будет оставаться его художественная ценность и читательский спрос.

В целом же, представляется, что, как и при изобретении книгопечатного станка, когда наблюдался рост количества производимых книг, появление электронной литературы обеспечит увеличение потребления читателями художественной литературы. В частности, представляется, что удешевление технологий распространения информации, в том числе это касается и электронной литературы, позволит обеспечить рост спроса у населения за счет снижения цены. Книгопечатная продукция при этом продолжит свое существование, однако будет представлять интерес больше в качестве объекта материальной культуры или коллекционирования. Хотя на современном этапе 59,8% читателей используют оба формата: как цифровой, так и бумажный.

Проведенное исследование, однако, позволило установить, что применение не столь востребованных в современной социально-культурной коммуникации каналов транслирования образа, в частности, использование массовой культуры, литературы, позволяет обеспечить максимальное достижение общих долгосрочных целей в позиционировании религии. Внедрение положительного образа христианства в продукт культуры, в литературное художественное произведение, не всегда может обеспечить быстрый эффект. Например, трилогия Дж. Р.Р. Толкина была написана окончательно в 1949 году, впервые издана в 1954 году. Однако, до сих пор продолжается переиздание данного произведения, в XXI веке были сняты фильмы, получившие большую популярность, а следовательно, весь этот период продолжалась трансляция положительного образа христианства, заложенного в произведения Толкина; продолжалось формирование положительных ассоциативных черт религии и мифологии, отраженной в трилогии, а также в "Сильмариллионе", которые были рассмотрены в предыдущей главе. Большая часть из выявленных аллюзий была перенесена и в экранизации, в результате, канал трансляции положительного образа христианства, пусть и в несколько трансформировавшемся виде, был расширен до киноиндустрии.

То же самое характерно и полностью справедливо для серии "Хроники Нарнии" Клайва Льюиса, в частности, первая книга из серии "Лев, Колдунья и Платяной шкаф" была издана в 1950 году. Как нами было проанализировано, в "Хрониках Нарнии" содержатся весьма прямые и понятные (как для детей, так и для взрослых) намёки на христианство; в целом проведенный анализ свидетельствует о том, что в произведениях Клайва Льюиса формируется положительных образ христианства в той мере, в которой он должен быть заложен, по мнению автора, в детском возрасте.

При этом уже по истечение столь длительного периода, созданные автором положительные характеристики, отраженные в произведениях, в настоящий момент тиражируются и распространяются посредством театральных постановок, переизданий книг в различных, в том числе, подарочных, форматах, радиопостановках, киноэкранизациях, телеэкранизациях и в компьютерных играх. Таким образом, созданный и отраженный в художественном произведении Клайва Льюиса положительный образ христианства в настоящий момент был широко растиражирован в полном соответствии со всеми традиционными методами применения технологий управления массовым религиозным сознанием.

В частности, без всякого воздействия, произведение, получившее популярность, стало объектом для самовоспроизведения в других форматах, при этом инвестиции, организационный аспект реализации всего этого процесса не контролировался "заказчиком" − религиозной организацией, а происходил стихийно, сам собой. Это говорит о том, что религия обладает рядом черт, которые способны сами себя продвигать в массовом сознании. В том числе, психология человека такова, что идеи добра, морали, справедливости, милосердия, которые во многом отражены и пропагандируются в христианстве, и, соответственно, активно применялись Дж. Р.Р. Толкином и К. Льюисом при создании положительного образа христианства в их произведениях, находит большой отклик у массовой аудитории. И, по сути, формируется ситуация, когда в художественном тексте формируется положительный образ христианства, а с другой стороны наблюдается спрос именно на такой образ, возможно, не прямо транслирующий идеи христианства, но в целом, очень похожий на него. В результате, литературное произведение, получив широкий резонанс, оставляет существенный отпечаток в массовом сознании, а продвижение созданного в данном литературном произведении положительного образа продолжает осуществляться уже автоматически.

Что же касается развития перспектив именно жанра фэнтези в качестве канала ретрансляции положительного образа христианства, христианских организаций, то прогнозы весьма оптимистичны. В частности, С.В. Юдин, М.Л. Шуб в своем исследовании осуществили анализ потребительских предпочтений читателей на современном рынке, в том числе и среди электронной (цифровой) литературы. Авторы отмечают, что "…кроме того, мы просили респондентов указать количество прочитанных книг за последний год. Данные показывают, что молодежь по-прежнему читает литературу. Большинство респондентов прочли в среднем по одиннадцать и более книг в течение последних двенадцати месяцев. Основным жанром является фантастика (фэнтези) - 27,22 %, детективы и триллеры занимают второе место (20,87 %), на третьем месте расположились научная и научно-популярная литература (16,70 %), классика, как зарубежная, так и отечественная заканчивает список (14,70 %.)"[59;61].

Таким образом, не смотря на существенные отличия института религии от коммерческих и политических структур, современные тенденции свидетельствуют о необходимости применения актуальных методов продвижения института религии в обществе. Среди таких инструментов важную роль играют технологии социально-культурной коммуникации, в том числе технологии формирования и продвижения положительного образа религии в массовом сознании. Проведенное исследование показало, что художественная литература жанра фэнтези представляет наибольший интерес в рамках формирования положительного образа религий, в том числе и христианства.

Популярность жанра фэнтези обусловлена также изначальной ориентацией жанра на молодежную аудиторию. Второй аспект во многом связан с тем фактом, что киноиндустрия держит данный жанр в фокусе пристального внимания. Наиболее популярные художественные произведения жанра фэнтези экранизируются; экранизация, в свою очередь, одновременно популяризирует художественное произведение, увеличивая объемы продаж книг, как в бумажном формате, так и в цифровом. К примеру, телесериал, созданный по циклу книг Дж. Мартина "Игра престолов" обеспечил прирост читательской аудитории данных книг с 3 тысяч до 12 тысяч в день. Еще одним важным аспектом популярности жанра является тот факт, что современный читатель воспринимает книги как средство получения эмоциональной разрядки, которая, порой, не требует интеллектуальной рефлексии.

Таким образом, на фоне изменившихся потребительских предпочтений в жанровой составляющей, а также на фоне современных тенденций развития литературы, новых ее форматов, становится очевидным, что применение технологий управления религиозным сознанием посредством художественной литературы, а именно, при помощи жанра фэнтези, представляется весьма перспективным направлением для продвижения, формирования и корректировки положительного образа и имиджа таких устоявшихся организаций, как религиозные. Тем более, что автор произведения в жанре фэнтези не руководствуется в создании выдуманного мира ничем, кроме своей фантазии и некой логической составляющей присущей его миру, то есть, таким образом, можно работать, как неявно, показывая христианские мотивы в виде аллюзий, так и практически на грани, когда может рисоваться погрязший в безбожии мир, где десять смертных грехов становятся моральной нормой, и что из этого получится. При этом писателю не нужно уподобляться проповеднику, он может лишь задеть эту тему вскользь, как, например, Толкин, но пытливый читатель сам поймет намек и откроет для себя новую форму существования "христианского мифа".

Выводы: факт формирования положительного образа религии при помощи фантастических художественных произведений нельзя трактовать однозначно. Технологий формирования религиозного и атеистического сознания множество, но главная задача данного процесса - достижение межрелигиозной толерантности. Перспективность применения художественной литературы при формировании образа религии - один из самых эффективных подходов решения последней задачи, при котором положительный образ христианства начинает становиться одним из эстетических продуктов культуры, в том числе и массовой. Дж. Р.Р. Толкин и К.С. Льюис, пропагандируя идеи добра, морали, справедливости, милосердия, которые отражены и в христианстве, создали в своих произведениях положительные религиозные посылы. Применение технологий управления религиозным сознанием посредством художественной литературы, а именно: при помощи жанра фэнтези, рассчитанного на детей и молодежь, - весьма эффективно. Можно утверждать, что жанр британского фэнтези - новая форма существования "христианского мифа".

Выводы по второй главе

Истоки жанра фэнтези находятся в мифах и сказках, из которых он берет незавершенность и мультимедийность; из христианства этот жанр заимствует тематическую проблему христианской морали. Жанр английского фэнтези, выступая феноменом массовой и элитарной культуры одновременно, активно влияет на общественное и индивидуальное (в том числе и религиозное) сознание. Дж. Р.Р. Толкин и К.С. Льюис внедрили в британскую литературу религиозные образы потерянного рая, падшего ангела и воскресшего Христа, осветили нравственный подход к понятию "грех" и указали нравственные пути его искупления. Своими произведениями английские писатели подготавливают читателей всего цивилизованного мира к восприятию религиозной философии. Формирование положительного образа религии через произведения художественной литературы, в которых пропагандируются идеи добра и справедливости, совпадающие с моралью христианства, - один из самых эффективных приемов религиозной пропаганды. Жанр британского фэнтези - новая форма существования "христианского мифа".

Заключение

христианство религиозный сознание литературный

Современные тенденции развития религии таковы, что религиозные организации вынуждены обращаться к современным актуальным инструментам продвижения собственных идей в массы.

Проведенное исследование позволило установить, что применение не столь востребованных в современной массовой коммуникации каналов транслирования образа, в частности, использование массовой культуры, литературы, позволяет обеспечить максимальное достижение общих долгосрочных целей в позиционировании религии.

В работе была исследована реализация методов формирования положительного образа христианства в произведениях литературы на примере произведений английского фэнтези ("Хроники Нарнии" К. Льюиса, "Властелин колец", "Сильмариллион" Дж. Р.Р. Толкина). Предметно анализировались методы формирования положительного образа христианства в названных произведениях с целью выявления и обобщения механизма управления религиозным сознанием при создании положительного образа христианства в литературе.

Несомненно, и о Толкине, и о Льюисе можно сказать, что каждый из них подводит и своих персонажей, и читателей "к горизонту, за которым - трансцендентное бытие, метафизическая реальность. Он переходит эту грань, выходя из профанного в сакральное. Его произведение - это путевые заметки, вехи, намеченные для того, чтобы и читатель совершил это мистическое восхождение и прошел процесс сакрализации, открыв в себе священный миф"[47;451].

Установлено, что внедрение положительного образа христианства в продукт культуры, в литературное художественное произведение не всегда может обеспечить быстрый эффект. Однако, если художественное произведение обладает высоким художественным смыслом, прекрасным сюжетом, и находит отклик в массовом сознании, то воздействие произведения будет продолжаться в течение длительного периода, и, как в случае с произведениями Дж. Р.Р. Толкина и К. Льюиса, будет осуществляться воспроизведение и тиражирование сформированного образа в кинематографе, компьютерных играх, спектаклях и т.д.

Среди современных особенностей развития художественной литературы жанра фэнтези можно выделить следующие:

− развитие цифровых форматов книгоиздания;

− снижение себестоимости цифровой книги по сравнению с печатной;

− рост читательского спроса на литературу, в том числе жанра фэнтези;

− 22% читателей предпочитают жанр фэнтези;

− тенденции развития массовой культуры и киноиндустрии таковы, что наиболее популярные художественные литературные произведения экранизируют, создавая дополнительную стоимость самого литературного произведения и ретранслируя заключенные в ней образы;

− современный читатель воспринимает художественную литературу данного жанра как способ получения эмоциональной разрядки, т.е. при прочтении произведений жанра фэнтези читатель максимально расслаблен и открыт к воздействию текста на сознание.

Таким образом, художественные произведения, особенно актуального жанра, способны осуществлять положительное воздействие по продвижению социально значимых направлений. В данном исследовании на примере религии доказано, что использование технологий управления религиозным сознанием посредством формирования и продвижения положительного образа религии в массовом сознании через художественную литературу жанра фэнтези обеспечивает положительное влияние на нравственно-духовное развитие аудитории. Проведенное исследование показало, что художественная литература жанра фэнтези представляет наибольший интерес в рамках формирования положительного образа религий, в том числе и христианства.

Список использованных источников

Печатные источники

1.Артамонова Е.С. Проблема разграничения понятий: имидж, образ, репутация, стереотип массового сознания // В сборнике: Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики Материалы XIII Международной научно-практической конференции: В 5 томах. 2016,- С. 281-285.

2.Ахов А.О. Формирование образа приемлемого поведения: генезис долга и ответственности // Юридическая мысль, 2015. Т. 92. № 6. С. 20-23.

.Библия. Книга Притчей Соломоновых. 30:30 // United Bible Societies - 1991.

.Битехтина Л.Д. Религиозное сознание - различительные особенности и специфические признаки // Мир науки, культуры, образования. 2011. № 3. - С. 175-177.

.Бондина Е.С. К типологии жанра фэнтези // Пограничные процессы в литературе и культуре: Сборник статей по материалам Международной научной конференции, посвященной 125-летию со дня рождения Василия Каменского (17-19 апреля 2009 г.). - Пермь, 2009. - -С. 136.

.Борисов О.С. Философско-психологические аспекты современного религиозного сознания (фрагменты монографии "Религиозное сознание") // Научно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики. 2006. № 24. С. 201-212.

.Буйдина, И.Ф. Имиджелогия. Часть I [Электронный ресурс]: учебное пособие / И.Ф. БУйдина. - М.: РИО МГУДТ, 2013. - 194 с.

.Булгаков С.Н. Религия человекобожия в русской революции // Два града. - СПб., 2008, С. 409.

.Варакута С.А. Связи с общественностью: Учебное пособие / С.А. Варакута. - М.: НИЦ Инфра-М, 2013. - С.32.

.Винтерле И.Д. Феномен незавершенности в раннем творчестве Дж. Р.Р. Толкина и проблема становления концепции фэнтези: Автореф. дис. канд. филол. наук. - Нижний Новгород: НГУ им. Н.И. Лобачевского, 2013. - С. 10.

.Винтерле И.Д. Роль кинематографа в развитии современной литературы фэнтези // Вестник НГУ им. Н.И. Лобачевского. - 2010. - № 4. - С. 827.

.Гоголева С.А. Другие миры: традиции и типология жанра фэнтези // Наука и образование. - 2006. - № 3. -С. 86-88.

.Гоголева С.А. Философия жанра фэнтези // Наука и образование. - 2014. - № 3. - С. 43-44.

.Горчакова, В.Г. Имиджелогия. Теория и практика: учеб. пособие для студентов вузов // М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. - 335 с.

.Гринберг Т. Коммуникации в управлении имиджем и репутацией: корреляция понятий // МедиаАльманах. 2013. № 2. С. 6-12.

.Громова В.В. Феномен популярности жанра фэнтези в современной массовой литературе для детей // Вестник Череповецкого государственного университета. - 2012. - № 4. - С. 75.

.Изотова Н.Н. Традиционные ценности как фактор формирования культурного образа // Лингвострановедение: методы анализа, технология обучения. 2015. № 12-2. -С. 54-64.

.Кажарова И.А. Религиозное сознание как аспект реализации идеалов социалистической действительности // Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2013. № 49. -С. 58-62.

.Кармалова Е.Ю. Жанр фэнтези и рекламный дискурс // Вестник Санкт-Петербургского университета. - 2008. - № 2. - С. 320.

.Ковтун Е.Н. Поэтика необычайного: художественные миры фантастики, сказки, утопии, притчи и мифа (на материале европейской литературы первой половины XX века). - М., 1999. - 308 с.

.Кожинов В.В. Происхождение романа. - М., 1963. - С. 7-8.

.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)

.Костина А.В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. - М.: Издательство ЛКИ, 2011. - С. 24-87.

.Кошлякова М.О. Социальное пространство имиджа: Монография / М.О. Кошлякова. - М.: НИЦ ИНФРА-М, 2013. - 152 с.

.Кудашова Ю.В. "Бренд" и "имидж": научный подход к анализу понятий в теории связей с общественностью // В сборнике: Университетский комплекс как региональный центр образования, науки и культуры Материалы Всероссийской научно-методической конференции (с международным участием). 2015. С. 1984-1986.

.Кулакова О.К. Интертекстуальность в аспекте жанрообразования (на материале жанра фэнтези): Дис. канд. филол. наук. - Иркутск: Иркутский государственный лингвистический университет, 2011. - С. 77-81.

.Кураев А. Неамериканский миссионер. - Саратов: Издательство Саратовской епархии, 2005. - С. 387.

.Летина Н.Н. Имидж в культурологическом дискурсе // Ярославский педагогический вестник,2015. Т. 1. № 2. -С. 52-57.

.Луначарский А.В. Почему мы охраняем церковные ценности // Об искусстве. Т. 2. Русское советское искусство. - М., 1982, -С. 196.

.Льюис К.С. Хроники Нарнии. Письма детям. Статьи о Нарнии../Пере. с англ. О.Б. Бухина, Г.А. Островская, Н.Л. Трауберг, Т.А. Шапошникова, Е. Доброхотова-Майкова, Н. Будина; Предисл.: С.Л. Кошелев.; Посл.: диакон А. Кураев − М.: СП "Космополис", 1991. − 688 с.

.Льюис К.С. Хроники Нарнии / Пер. с англ. А.Б. Троицкой-Фэррант. - 2-е изд., испр. - М.: Захаров, 2005. - С. 58.

.Маркетинг: Большой толковый словарь. 3 издания / Под общ. ред. А.П. Панкрухина. М.: Омега-Л, 2008-2010. 256 c.

.Метелева С.С. Феномен "массовая культура", определение и генезис представлений в западной и отечественной традиции // Культура и цивилизация. - 2012. - № 1. - С. 8-10 и др.

.Мончаковская О.С. Феномен фэнтези и критерии оценки жанра в эпоху постмодерна // Проблемы истории, филологии, культуры. - 2008. - № 19. - С. 345.

.Мончаковская О.С. Фэнтези как разновидность игровой литературы // Знание. Понимание. Умение. - 2007. - № 3. - С. 232.

.Осипов А.Н. Фэнтези // Фантастика от "а" до "я": краткий энцикл. справочник. - М., 1999. - С. 320.

.Особенности осуществления PR-взаимодействия между религиозными организациями и обществом/ Сборник материалов X Всероссийской научно-практической конференции "Реклама и PR в России",- СПб, 2013 г., - С. 145-147.

.Павлухина О.В. Литература фэнтези в контексте современной культуры: предпосылки, особенности жанра, читательская аудитория // Вестник Волжского университета им. В.В. Татищева. - 2013. - № 4. - С. 50.

.Павлухина О.В. Мифическое и магическое в современной британской детской литературе: Дис. канд. филос. наук. - СПб: Санкт-Петербургский государственный университет, 2014. - С. 14-25.

.Петухова Т.В. Социокультурный имидж как маркер общественных представлений // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 6. - С. 1834.

.Поселенова Е.Ю. Паломнический текст как образец взаимодействия художественного и религиозного сознаний // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2012. № 3 (118). - С. 142-146.

.Поспелов Г.Н. Взаимодействие литературных направлений и художественных методов // Творческие методы и литературные системы / Под ред. П.А. Николаева, И.Ф. Волкова, С.В. Калачевой. - М., 1987. - С. 20.

.Пудовкина И.М. Религиозное искусство как канал влияния на религиозное сознание // Власть. 2013. № 10. - С. 135-138.

.Романова Ю.В. Фэнтези: между массовой и элитарной культурой //Вестник Томского государственного университета. - 2015. - № 1.-С.15.

.Семенова В.И. Религиозные движения и управление сознанием // Миссия конфессий. 2015. № 6 (10). - С. 30-36.

.Семенова В.И. Религиозный тоталитаризм и управление сознанием в новых религиозных движениях // Этносоциум и межнациональная культура. 2015. № 12 (90). С. 157-162.

.Сказочная энциклопедия / под ред. Н.В. Будур. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. - С. 451.

.Степанова О.Н., Галактионова В.М. Имидж: понятие, компоненты, основные функции // Научный поиск. 2016. № 1.- С. 64-69

.Татарникова Л.Р. Основные параметры и функции современной массовой литературы // Гуманитарный вектор. - 2010. - № 4. - С. 161.

.Терентьев Ю.В. Эмоционирование как эмоциональное наполнение позиционирования торговой марки // В сборнике: Современное коммуникационное пространство: анализ состояния и тенденции развития материалы Международной научно-практической конференции: в 2 частях. Под редакцией И.В. Архиповой; Министерство образования и науки РФ, Новосибирский государственный педагогический университет. 2016. -С. 221-228.

.Тульчинский Г.Л., Щекова Е.Л. Маркетинг в сфере культуры. - СПб.: Издательство "Лань", 2009. - С. 82.

.Фейербах Л. Сущность христианства // Сочинения. - М.,1995, т. 2.

.Храпов С.А., Колесниченко И.М. Концептуализация категории "религиозное сознание" в иторико-философском и культуро-философском дискурсах // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 7-1 (33). -С. 207-210.

.Черняк М.А. Новейшая литература и вызовы массовой культуры: к вопросу о синтезе "высоких" и "низких" жанров // Вестник НГУ им. Н.И. Лобачевского. - 2014 - № 2 - С. 341.

.Шамриков Р.С. Экономическое содержание понятия "имидж" // Новая наука: Опыт, традиции, инновации. 2015. № 6. -С. 280-283.

.Шаронова С.А. Теологическая методология социальных технологий - почва для манипуляции религиозным сознанием // В сборнике: Соцология религии в обществе позднего модерна, сборник статей по материалам IV Международной научной конференции. 2014. -С. 307-312.

.Эко У. Искусство и красота в средневековой эстетике. - СПб., 2003, -С. 148-149.

.Юдин С.В., Шуб М.Л. Перспективы цифрового формата книг: общие замечания // Молодежный научный форум: гуманитарные науки. 2015. № 9 (27). С. 61-65.

Электронные издания

60.Близнец И.В. К проблеме определения жанра фэнтези в современном искусстве. Эл. ресурс: http://repository.buk.by:8080/jspui/bitstream

61.Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопросы СМИ на пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2010 году Москва, 13 января 2011 года. Эл. ресурс: http://archive.mid.ru//brp_4.nsf

.Жаданова Т.В. Христианская фэнтези в XX веке. Эл. ресурс: http://sevntu.com.ua/jspui/bitstream

.Макдауэл Дж. Неоспоримые свидетельства. Эл. ресурс: http://bibliaonline.narod.ru/M/tom64.html

.Малков П.Ю. Сотворение мира в мифе и сказке современности. Эл. ресурс: http://www.kulichki.com/tolkien/arhiv/.shtml

.Мочкодан М. Мотивы религиозного возрождения в литературе жанра фэнтези. Эл. ресурс: http://eprints.oa.edu.ua/2854/1/44.pdf

.Отрощенко А. Для старших дошкольников // Православный портал о благотворительности и социальной деятельности. Эл. ресурс: http://www.miloserdie.ru/articles/doshkolnikov

.Савицкая Т.Е. Фэнтези: становление глобального жанра. Эл. ресурс: http://infoculture.rsl.ru/NIKLib/althome/news/KVM_archive/articles

.Соборность как путь Церкви третьего тысячелетия: Речь Франциск, папа Римский. папы по случаю 50-летия учреждения Синода Епископов. Эл. ресурс: http://ru.radiovaticana.речь_папы_по_случаю

.Толкин Дж. Р.Р. О волшебных сказках. Эл. ресурс: Жд. Толкин. Эл. ресурс: http://lib.ru/TOLKIEN/fairyt.txt

.Тульчинский Г.Л. Динамика рынка и стилистическая интеграция массовой литературы. Фэнтези и персонологический брендинг. Эл. ресурс: http://ecsocman.hse.ru/data/2013/02/11/1251419307

.Шамякина С.В. Литература фэнтези: дифференциация понятия и жанровая характеристика. Эл. ресурс: http://www.bsu.by/Cache/pdf/209023.pdf

Похожие работы на - Использование положительного образа христианства в литературе как способ управления религиозным сознанием

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!