Психология внутреннего мира профессионала

  • Вид работы:
    Статья
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    11,74 Кб
  • Опубликовано:
    2017-08-11
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Психология внутреннего мира профессионала

Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского











Психология внутреннего мира профессионала


В.А. Мазилов, доктор психологических наук,

профессор, заведующий кафедрой общей и социальной психологии

Аннотация

Специалисты отмечают, что в современной психологической науке решение вопросов профессионального развития тормозится из-за неразработанности методологических проблем. Констатируется, что существует явная недооценка роли методологии психологии.

Статья посвящена анализу двух методологических проблем, которые являются общепсихологическими, но их нерешенность сказывается и на исследованиях и разработках в области психологии труда. Обсуждается проблема факта, предлагается уровневая трактовка этого феномена. Показано, что более конструктивно использовать в исследованиях понятие внутренний мир профессионала, продемонстрированы его преимущества перед понятием профессиональное сознание.

Ключевые слова: методология, методологические проблемы, факт, сознание, внутренний мир, профессиональное становление, предмет психологии

V.A. Mazilov, Doctor of Psychology, Professor, Head of the Department of General and Social Psychology, Yaroslavl State Pedagogical University named after K.D.Yshinskiy OF THE INNER WORLD OF A PROFESSIONAL

Abstract. Experts note that the modern psychological science professional development issues is hampered because of the undeveloped methodological problems. It is stated that there is a clear underestimation of the role of psychology methodology. This article analyzes two methodological problems, which are the general psychological, but their failure to resolve an effect on research and development in the field of occupational psychology. The problem of fact, it is proposed tier interpretation of this phenomenon. It is shown that a more constructive use in the research the concept of the inner world of a professional, demonstrated its advantages over the concept of 'professional identity.

Keywords: methodology, methodological problems, the fact, consciousness, inner peace, professional development, the subject of psychology

Вопросы, связанные с личностью и ее профессиональным развитием, сохраняют высокую степень актуальности в современной психологии труда. Профессиональное развитие личности является одним из наиболее значимых разделов этой отрасли психологической науки.

Авторитетный исследователь проблематики профессионального развития Ю.П. Поваренков полагает, что в этой области в настоящее время существуют проблемы, имеющие методологический характер. «Одной из наиболее актуальных проблем на современном этапе разрабатывалась и продолжает разрабатываться специалистами разной концептуальной направленности: одни исследователи ориентируются на психологию развития, другие - на психологию труда и организационную психологию, третьи - на психологию жизненного пути, четвертые - на психологию кадрового менеджмента и т.д.» [11:121].В целом с данной констатацией можно согласиться. К вышеизложенному можно добавить, что, на наш взгляд, в методологическом плане понятийный аппарат и собственно общей психологии проработан недостаточно. Поэтому ниже мы остановимся на анализе двух методологических проблем, которые являются общепсихологическими, но их нерешенность сказывается и на исследованиях и разработках в области психологии труда. Прежде, чем мы перейдем к обсуждению анонсированных проблем (общих как для фундаментальной психологии, так и для отраслей), обратим внимание еще на одну характерную особенность исследований по профессиональному развитию личности.

Обратим внимание на то, что существует явное несоответствие между количеством исследований, посвященных профессиональному развитию в разных «измерениях»: личности, деятельности и сознания. Представляется, что развитие сознания в профессиональном становлении изучено гораздо хуже, чем другие стороны. Можно смело сказать, что в настоящее время мы не имеем развернутой теории профессионального сознания. Видимо, для этого есть причины. Ниже будут высказаны некоторые соображения о том, почему так происходит. Забегая вперед, отметим, что, как можно полагать, причина может заключаться в том, что понятие сознания (при многовековых традициях исследования и колоссальном накопленном опыте) не является достаточно конструктивным: возможно, стоит использовать другое понятие (этот вопрос будет обсуждаться ниже).

Нам уже неоднократно приходилось писать о том, что в современной психологической науке существует явная недооценка роли методологии психологии. Это заключение может показаться ошибочным: налицо интерес к методологии психологии, методологические идеи интенсивно обсуждаются на научных конференциях, издается довольно значительное число книг

статей по методологическим вопросам и проблемам. По нашему мнению, в современной психологической литературе имеет место устойчивая недооценка роли методологических аспектов психологического знания в целом. Попробуем показать это на примере проблемы психологического факта.

Термин «факт» активно используется в современной психологии, что является абсолютно естественным, поскольку психология позиционирует себя как эмпирическая дисциплина. Не подлежит сомнению, что отношение к фактам на разных этапах развития психологии существенно различалось.

Если воспользоваться известной периодизацией М.С. Роговина, то окажется, что факты становятся значимы только на этапе научной психологии: в донаучной психологии говорить о фактах можно лишь условно, в философской психологии фактам не уделялось сколь-нибудь существенного внимания [12].

Научная психология заявила о себе как эмпирическая дисциплина, наука «о фактах». Сыграл свою роль и позитивизм, в котором «факт» был одним из ключевых понятий. На авансцену научной психологии «факт» вышел в тех версиях психологии, которые использовали субъективный метод. Очень скоро обнаружилось, что для получения «настоящего» (то есть соответствующего ожиданиям исследователя) «факта» стихийного самонаблюдения недостаточно, необходимо выполнение особых процедур, позволяющих зафиксировать именно то, что необходимо. В школе В. Вундта, в Вюрцбургской школе, в Корнелле у Титченера использовались специальные процедуры, позволявшие вычленять те аспекты опыта, которые полагались значимыми в данной школе.

Отметим принципиальное отличие: в направлениях, исповедующих объективный подход, проблеме факта традиционно отводили существенно меньшее внимание.

Если в психологии проблеме факта «не повезло», то на основных ролях она оказалась в философских направлениях, в первую очередь тех, которые продолжали традиции позитивизма. Через логический позитивизм проблема факта в качестве предмета исследования попала в философию науки, где успешно и продуктивно разрабатывалась многими исследователями. В отечественной философии проблема факта оказалась в значительной степени «вытесненной» из исследовательского пространства категориями «явления» и «сущности», соотношением эмпирического и теоретического уровней познания.

Итак, обратимся к психологии и попробуем выяснить, в чем именно состоит проблема факта.

Обратимся к популярному Большому психологическому словарю, который сообщает, что факт «в обыденном смысле синоним понятия «истина», т. е. знание, достоверность которого несомненна, в более узком смысле - результат наблюдения (в том числе измерения) и эксперимента, не допускающий нескольких истолкований» [1:586].

Подчеркнем, что в современной психологии отсутствуют специальные исследования, посвященные факту в психологии. Этот момент достоин акцентирования, поскольку оказывается, что структура психологического факта, отражающая специфику психологического исследования, до настоящего времени по сути не раскрыта и не изучена.

Это касается и зарубежных психологических исследований.

В понимании природы факта в современной философии науки выделяются две основные тенденции: фактуализм и теоретизм. Эти тенденции выступают одной из форм проявления старой дилеммы эмпиризм - рационализм. Если первая подчеркивает независимость и автономность фактов по отношению к различным теориям, то вторая утверждает, что факты полностью зависят от теории и при смене теорий происходит изменение всего фактуального базиса науки [9:157-158]. А.Л. Никифоров справедливо отмечает: «В настоящее время все шире распространяется убеждение в том, что неверно как абсолютное противопоставление фактов

теории, так и полное их растворение в теории. Факт является результатом активного взаимодействия субъекта познания с объектом и обладает сложной структурой, одни элементы которого детерминируются теорией и, следовательно, зависят от нее, а другие - особенностями познаваемого объекта. Зависимость фактов от теории выражается в том, что теория формирует концептуальную основу фактов: выделяет изучаемый аспект реальности, задает язык, на котором описываются факты, детерминирует средства и методы экспериментального исследования. В то же время полученные в результате эксперимента или наблюдения данные определяются свойствами изучаемых объектов. Они заполняют содержанием концептуальную схему. Таким образом, научный факт, обладая теоретической нагруженностью, в то же время сохраняет автономность по отношению к теории, ибо его содержание не зависит от теории. Именно благодаря этой относительной независимости факты способны противоречить теории и стимулировать развитие научного познания» [9:158]. В другой работе А.Л. Никифоров развивает новое представление о научном факте как о некотором сложном целом, состоящем из нескольких элементов, связанных определенными отношениями: можно констатировать, что научный факт включает в себя три компонента: лингвистический, перцептивный и материально-практический, каждый из которых в равной мере необходим для существования факта» [10:75-76]. «Три компонента факта теснейшим образом связаны между собой, и их разделение приводит к разрушению факта» [10:76]. А.Л. Никифоров дает достаточно подробную характеристику компонентам факта. «Всякий факт, прежде всего, связан с некоторым предложением… Будем называть это предложение лингвистическим компонентом факта. Лингвистический компонент, очевидно, необходим, так как без него мы вообще не могли бы говорить о чем-то как о факте» [10:73]. «Вторым компонентом научного факта является перцептивный компонент. Под этим я подразумеваю определенный чувственный образ или совокупность чувственных образов, включенных в процесс установления факта. Перцептивный компонент также необходим. Это обусловлено тем обстоятельством, что всякий естественнонаучный факт устанавливается путем обращения к реальным вещам и практическим действиям с этими вещами. Контакт же с внешним миром осуществляется только через посредство органов чувств. Поэтому установление всякого научного факта неизбежно связано с чувственным восприятием и перцептивная сторона той или иной мере необходимо присутствует в каждом факте [10:73]. «Не столь очевидно наличие в факте третьего, не менее важного компонента - материально-практического. Под «материально-практическим компонентом» факта мы имеем в виду совокупность приборов и инструментов, а также совокупность практических действий с этими приборами, навыки, умения, используемые при установлении факта» [10:74].

Представляется важным выделение и описание структуры научного факта, проделанное в работах А.Л. Никифорова. Для психологии, возможно, более важным является то, что факт (по крайней мере, факт психологический, но, представляется, что данная характеристика достаточно универсальна) имеет не только «горизонтальное», но и «вертикальное» строение. Иными словами, психологический факт имеет и уровневое строение.

Как свидетельствуют положения когнитивной методологии, восприятие факта всегда определяется предтеорией исследователя. Если речь идет о другом человеке, то, очевидно, восприятие факта определяется релевантным сегментом его профессионального опыта. Таким образом, казалось бы, «простая» проблема факта выводит нас на глобальные вопросы профессионального сознания.

Не имея возможности дать в рамках настоящего текста развернутого анализа, напомним только характеристику предтеории, так как она чрезвычайно важна для понимания психологической структуры факта. Предтеория представляет собой комплекс исходных представлений ученого, являющихся основой для проведения эмпирического (и даже теоретического) психологического исследования. Предтеория, таким образом, предшествует не только теории как результату исследования, но и самому эмпирическому исследованию. Предтеория имеет сложную детерминацию (образование исследователя, научные традиции, идеалы научности и т. п.). Может быть описана структура предтеории: проблема, "опредмеченная" проблема, базовая категория, моделирующее представление, идея метода, объясняющая категория, способ (вид) объяснения

Вернемся к проблеме факта. В структуре факта могут быть выделены следующие уровни: идеологический, предметный, процедурный. Идеологический уровень связан с трактовкой предмета психологии, предметный и процедурный, соответственно, с базовой категорией и моделирующими представлениями. Не имея возможности здесь останавливаться на анализе уровней научного факта, сделаем лишь одно замечание, важное для истории психологии [4]. Скажем, возьмем классическое исследование М. Вертгеймером «фи»-феномена. Иногда замечают, что стробоскопический эффект был известен до этого, факт не был новым. Это правильно, но лишь по отношению к процедурному уровню. Ценность этого научного факта - в идеологическом и предметном уровнях. На предметном уровне была доказана целостность гештальта («видимого движения»), на идеологическом Вертгеймер показал наличие феноменального поля. Поэтому уровневая трактовка факта, на наш взгляд, открывает новые перспективы в намеченном направлении.

Интеграция структурного и уровневого подходов к анализу факта возможна, но представляет собой самостоятельную исследовательскую задачу (этого аспекта в настоящем тексте мы касаться не будем). Отметим, что такая трактовка факта позволяет по-новому решить ряд традиционных психологических проблем и объяснить известные факты: почему разными учеными одни и те же факты воспринимались и оценивались принципиально по-разному. С нашей позиции, ответ очевиден: в этих случаях факты воспринимались так потому, что оказались по-разному теоретически нагруженными, так как оценивались с позиции разных предтеорий. Итак, предварительный анализ проблемы факта свидетельствует, что психологический конструкт «факт» нуждается в специальной методологической проработке.

Как нам представляется, этот момент является ключевым для организации дальнейшего исследования. Поскольку для понимания факта столь важна соответствующая предтеория, важно понять, каким образом происходит эта интерпретация. Таким образом, неизбежно актуальным становится исследование более общей структуры, в которую включены разного рода предтеории, имеющиеся в наличии у того или иного субъекта. В этом случае логично говорить о профессиональном сознании, в котором должны быть представлены такого рода структуры. Вероятно, не стоит специально говорить о том, что названные нами структуры исследованы чрезвычайно слабо. Можно сказать, что они вообще не исследованы. Здесь мы сталкиваемся с одной из острейших проблем психологии. Действительно, психологами исследовано много различных видов профессиональной деятельности, в частности, выявлена информационная основа многих видов деятельности. И, вероятно, никто не станет утверждать, что, то же самое, можно сказать о деятельности самого психолога. Похоже, очередной случай, когда сапожник оказывается без сапог. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и то, что изучение профессионального сознания связано с большими проблемами. Не будем в данном тексте их обсуждать. Как представляется, более конструктивно рассматривать обсуждаемые вопросы в другом контексте. Речь идет о понятии внутреннего мира человека. Применительно к нашей проблематике, можно говорить о внутреннем мире психолога. Таким образом, ставится задача исследования внутреннего мира психолога-профессионала. Осознавая сложность предстоящей задачи, тем не менее, приступаем к эмпирическим исследованиям структуры этого мира.

Теперь несколько слов о второй обозначенной проблеме. О предмете психологии написано много, но на наш взгляд, в данном аспекте чрезвычайно важным представляется понимание предмета психологии как уровневого образования. В свое время нами было опубликовано несколько статей, где были сформулированы требования к трактовке предмета, выявлены основные функции, которые предмет науки призван выполнять [6, 5, 4]. Но вместе с тем есть аспекты проблемы предмета, которые до сих пор не получили необходимой разработки.

К числу таких значимых аспектов проблемы предмета психологии относится концепт «совокупный предмет». Совокупный предмет, несомненно, является производным от реального предмета, который характеризует сущность понимания психического, но вместе с тем выполняет важнейшую функцию определения пространств психической реальности. Иными словами, совокупный предмет определяет собой рамки и границы психологии. Следует специально подчеркнуть, что это важнейший для психологии вопрос. Дело в том, что предметное пространство психологии должно представлять собой целостность, позволяющую организовать конструктивную исследовательскую работу. Далеко не каждое широкое психологическое понятие может претендовать на то, чтобы представить собой совокупный предмет.

Примером крайне неудачного определения совокупного предмета психологии, как хорошо известно из истории психологии, может явиться «сознание». При этом причины неудач на этом исследовательском пути часто остаются без методологического анализа.

На наш взгляд, обращение к трактовке предмета психологии как внутреннего мира позволяет удовлетворительно разрешить эти проблемы. Биологической основой, реализующей структуру внутреннего мира, является физиологическая функциональная система поведения, в которой выделяются и морфологически фиксируются раздельные отделы нервной системы человека, и прежде всего головного мозга [13]. И если внутренний мир человека может существовать относительно самостоятельно от внешнего мира, то он не может быть отделен от человека.

Обратим внимание, что такие идеи не вполне соответствует представлению философии науки об однозначной отнесенности психологии к классу социогуманитарных дисциплин. Стоит подчеркнуть, что в настоящее время мы наблюдаем чрезвычайно бурный рост числа исследований в области так называемых нейронаук. Нейронауки, как известно, представляют собой междисциплинарную область знаний, занимающуюся изучением нейронных процессов. В настоящее время нейронауки включают в себя ряд таких областей как когнитивная наука, химия, информатика, инженерия, лингвистика, медицина, психология и др.

Конечно, здесь не время и не место обсуждать эту глобальную проблему сколь-нибудь подробно. Отметим как итог настоящей статьи, что перспектива развития психологии видится в использовании категории внутренний мир человека как предмета современной психологии. По нашему мнению, это дает возможность сопряженного исследования внутреннего мира человека и мира человеческой жизни. Как можно полагать, возможно создание принципиально новых методов исследования психического, основанных на идеях юнговской амплификации.

В заключение статьи отметим, что, по нашему мнению, перспективно использование понятия внутренний мир профессионала. Возможность использования общих законов функционирования и развития внутреннего мира, многочисленных закономерностей, установленных в психологических исследованиях внутреннего мира, создает, на наш взгляд, хорошие перспективы для дальнейшей разработки проблематики профессионального развития личности.


Библиографический список

Еникеев Б.Н. Факт [Текст] / Б.Н.Еникеев // Большой психологический словарь / Под ред В.П.Зинченко и Б.Г.Мещерякова. − СПб, 2008. − С. 586

Леонтьев Д.А. Личность как преодоление индивидуальности: контуры неклассической психологии личности [// Психологическая теория деятельности: вчера, сегодня, завтра / Под ред.

Леонтьева. − М., 2006, − С. 134-147

Мазилов В.А. Методология психологии.− Ярославль, 2007. − 360 с.

Мазилов В.А. Научная психология: проблема объяснения // Методология и история психологии. − 2008. − Т. 3. − № 1. − С. 58-73;

Мазилов В.А. Стены и мосты. − Ярославль, 2004. − 243 с.

Мазилов В.А. Теория и метод в психологии. − Ярославль: МАПН, 1998. − 356 с.

Мазилов В.А. Методологические проблемы истории психологии // Ярославский педагогический вестник. − Т.2. − Вып. 1., 2015. − С. 91-97

Мазилов, В.А. Актуальные методологические проблемы современной психологии // Ярославский педагогический вестник. − 2013. − Т. 2. − № 2. − С. 149-155.

Никифоров, А.Л. Факт // Новая философская энциклопедия. Т. 4. − М., 2010. −С. 157-158

.Никифоров, А.Л. Философия и история науки. − М.: Идея-Пресс, 2008. − 264 с.

Поваренков Ю.П. Структурно-уровневый подход к психологическому анализу профессионализации личности // Системогенез учебной и профессиональной деятельности.

Похожие работы на - Психология внутреннего мира профессионала

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!