Психологические особенности лиц, практикующих медитацию

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    310,43 Кб
  • Опубликовано:
    2017-01-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Психологические особенности лиц, практикующих медитацию

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра практической психологии



ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЦ, ПРАКТИКУЮЩИХ МЕДИТАЦИЮ

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретический анализ воздействия практики медитации на психофизическое состояние человека

.1 Теоретические и исторические аспекты медитации, особенности медитативных техник

.2 Анализ психофизиологических исследований медитации: научное обоснование медитации как средства достижения благоприятного психофизического состояния

.3 Психологическое и психотерапевтическое воздействие практики медитации

Глава 2. Эмпирическое исследование психологических особенностей лиц, практикующих медитацию

.1 Программа исследования

.2 Результаты исследования и их анализ

.3 Выводы

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Мы живем так, будто никогда не умрём,

и умираем так, будто никогда не жили.

Пауло Коэльо, «Подобно реке».

Широко известно суждение Зигмунда Фрейда, которое он высказал в письме к своей последовательнице и поклоннице Марии Бонапарт: «Если человек задумался о смысле жизни, значит, он серьёзно болен» [64, с. 5].

По выражению всемирно известного психиатра и психотерапевта, создателя Третьей Венской школы психотерапии Виктора Франкла, «человек - это больше чем психика: человек - это дух» [63, с. 5].

Человек живёт в трёх измерениях: соматическом, психическом и духовном. Духовное измерение не может быть игнорируемым, так как именно оно делает нас людьми.

То, что является наиболее глубоко духовным в человеке - врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, - В. Франкл назвал волей к смыслу.

Эта воля к смыслу - наиболее человеческий феномен, так как животное не бывает озабочено смыслом своего существования. Терапевт, который игнорирует духовную сторону человека, отрицает одно из самых ценных его достоинств.

Утрата смысла собственного существования ведёт к состоянию так называемой экзистенциальной фрустрации, которая в определённых условиях может вести к неврозу или депрессии и суициду. Что интересно, подобные неврозы «экзистенциальной пустоты» составляют до 20% всех случаев неврозов [62].

В данной работе медитация рассматривается как способ достижения благоприятного психофизического и духовного состояний с тем, чтобы оценить влияние медитативных техник на психологические свойства и состояния личности.

По представлению автора данной работы, главная задача, которая стоит перед человеком - обрести духовную опору, найти смысл жизни, понять и реализовать своё «Я». Поиск собственного «Я» - это поиск своего места в мире, поиск ответов на самые главные вопросы: «Кто я?», «Для чего я живу?», «В чём смысл жизни?»

Актуальность исследования состоит в том, что именно медитация тысячелетиями была путём для человека, стремящегося превзойти ограниченные цели повседневного мира, давая возможность получить ответы на эти вопросы. Именно практика медитации может помочь обрести опору в наш век дефицита духовности, «экзистенциальной пустоты» и потери смысла жизни. Тема является очень актуальной для многих людей, интересующихся возможностями человеческой психики и духовного роста.

Ю. Л. Каптен [24] определил духовность как умение в совершенстве управлять своей психикой и умом, быть хозяином, а не рабом своих мыслей и эмоций. Научиться этому непросто, но в наших силах.

Преобразование нашего сознания, перестройка миросозерцания позволяют совместить высочайшие истины, настоящие духовные ценности с обычными рабочими буднями, с конкретной жизнью большинства людей. Так, Л. Н. Толстой писал незадолго до своей смерти: «Что делать?...всегда вопрос о том, что делать с другими, но никто не спрашивает, что мне делать с самим собой» [24, с. 288].

Меняться внутренне, тренируя свой разум, - одно из самых увлекательных приключений в жизни. В этом заключается истинный смысл медитации.

Медитацию иногда называют прекращением внутреннего диалога, промежутком между мыслями, когда прежняя мысль ушла, прибытие новой задерживается… Переживание состояния внутреннего покоя даёт возможность познать самого себя, получить доступ к внутренней мудрости, помогающей найти выход из затруднительной ситуации, дать разрядку накопленным эмоциям или избавиться от назойливого физического дискомфорта. Это и есть самое эффективное средство от стрессов и внутренних проблем. Средство, быть может, самое сложное - и в то же время, самое простое.

Медитация может быть спонтанной, мы можем и не знать, что речь идет о медитации. Например, утром мысли растворяются в аромате свежесваренного кофе. А днем невзначай услышанный шорох кружащихся, поднятых ветром листьев, с лёгкостью уносит вдаль все наши размышления и думы.

У каждого бывали мгновения, когда наступает дезориентация во времени и пространстве, когда обнаруживаешь себя перед входом в иное состояние бытия, мгновения, когда личная точка зрения оказывается тривиальной и ее вытесняет интуитивное чувство великой гармонии со всем мирозданием.

В нашей культуре остаётся всё меньше времени, чтобы заниматься выяснением фундаментальных составляющих счастья. Всё больше людей разочаровываются в современном образе жизни. Они чувствуют, что их жизнь лишена красок, но не видят другого пути. Методы медитации могут изменить наш разум. Нет необходимости прикреплять к ним религиозную этикетку. У каждого из нас есть разум, и, значит, каждый может работать с ним.

В последние годы феномен медитации все больше и больше привлекает к себе внимание учёных по всему миру. Для исследования медитации используются самые современные научные методы, позволяющие получить уникальную информацию о том, как влияет медитация на различные функциональные системы и на организм человека в целом.

На сегодня мы уже можем сказать, что данная тема весьма подробно изучена в научной литературе (это наверняка удивит и заинтересует многих, до настоящего момента уверенных в ненаучности данного метода), в частности, существует достаточно информации о нейрофизиологических исследованиях состояний медитации.

Несмотря на это, на наш взгляд, существует необходимость сравнительных исследований личностной сферы и психологических особенностей людей, занимающихся медитацией. Именно к таким исследованиям относится данная работа, в чем и состоит её научная новизна.

Объект исследования - психологические аспекты медитации.

Предмет исследования - психологические особенности лиц, занимающихся медитативной практикой.

Цель исследования - изучить психологические особенности лиц, практикующих медитацию.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи исследования:

. Провести теоретический анализ литературы по проблеме исследования.

. Подобрать батарею методик, адекватных теме исследования.

. Провести исследование, направленное на выявление психологических особенностей лиц, занимающихся медитативной практикой.

. Проанализировать полученные данные.

Гипотезой исследования является предположение о том, что лицам, практикующим медитацию, присущи определённые психологические особенности. Мы предполагаем, что группа практикующих отличается по следующим психологическим параметрам:

. Имеет более высокие показатели общего уровня самоактуализации, а также её отдельных показателей (ориентация во времени, ценности, взгляд на природу человека, автономность).

. В структуре самоотношения практикующих больше выражены компоненты саморуководства, отраженного самоотношения, самоценности. В то же время им не свойственны закрытость, внутренняя конфликтность, самообвинение.

. В группе практикующих выше показатель позитивного одиночества и ниже показатели субъективного переживания одиночества и зависимости от общения.

. В группе практикующих выше индекс выраженности базовых духовных переживаний.

Теоретической основой исследования стали работы таких авторов как Д. Голмен [10], Ю. Л. Каптен [24] - о практике медитации; Э. Дитрих [18] - о физиологических аспектах медитации; Дж. Гринберг [14] - о медитации как методе борьбы со стрессом, В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко [47, 48], Н.В. Абаев [1], Е. А. Торчинов [58, 59], С. А. Голошейкин [11-13], Т.М. Марютина [36], Н.Н. Любимов [60] - о современных исследованиях психофизиологического воздействия практики медитации на человека, А. Маслоу [37, 38], В. Франкл [63, 64] - о гуманистическом и экзистенциальном подходах к самоактуализации.

Контингент исследования:общее количество испытуемых - 30 человек; из них 15 составили группу 1 (практикующие медитацию) и 15 - группу 2 (непрактикующие). Половозрастной состав - женщины и мужчины 20 - 45 лет, в каждой группе 8 мужчин, 7 женщин.

Испытуемые являются студентами различных образовательных учреждений, в том числе факультета профессиональной переподготовки «Педагогика и психология» ВГПУ. В состав группы практикующих вошли участники проекта «Трансформация» (студия гармоничного развития), студенты классической философской школы «Новый Акрополь» г. Воронежа, а также другие практикующие, занимающиеся медитацией от 1, 5 до 10 лет.

В работе использовался следующий комплекс методов:

I. Теоретические методы: анализ, синтез, сравнение, обобщение и систематизация научных данных по теме исследования, имеющихся в психологической литературе и других информационных источниках.

II. Эмпирические методы - тестирование.

Использовались следующие методики:

1. Модифицированный опросник диагностики самоактуализации личности САМОАЛ (А. В. Лазукин в адаптации Н. Ф. Калиной) - адаптация опросника РOI / Personal Orientation Inventory by Everett Shostrom [37].

. Методика исследования самоотношения (МИС, С. Р. Пантелеев) [55].

. Дифференциальный опросник переживания одиночества (ДОПО-3: Осин, Леонтьев) [45].

. Тест «Инспирит» («Индекс базовых духовных переживаний» Дж. Касса [57] в адаптации Н.В. Груздева, Д.Л. Спивака [55]).

Методы обработки данных: качественный и количественный анализ результатов исследования.

Структура работы включает: введение, две главы (теоретического и эмпирического характера), заключение, список литературы и приложения.

Глава 1. Теоретический анализ воздействия практики медитации на психофизическое состояние человека

.1 Теоретические и исторические аспекты медитации, особенности медитативных техник

медитация психофизиологический техника благоприятный

Начните с медитации, и в вас начнут появляться новые качества - тишина, безмятежность, блаженство, восприимчивость…

Ошо

В словаре «Клиническая психология» [26] дается следующее определение медитации:

Медитация (лат. meditatio - размышление, инд. аналог - дхиана - dhyāna - сосредоточение, созерцание) - интенсивное, проникающее вглубь размышление, погружение умом в предмет, идею и т. п., которое достигается путем сосредоточенности на одном объекте и устранении всех факторов, рассеивающих внимание, как внешних (звук, свет), так и внутренних (физическое, эмоциональное и другое напряжение). В рамках психологической науки медитация характеризуется в целом как прием психической тренировки, принимающий различные формы в зависимости от культурно-исторического окружения.

Однако зачастую западные определения не отображают сущности медитации. По восточным преданиям, медитация представляет собой процесс, посредством которого достигается просветление. Это процесс роста, дающий человеку новый опыт в интеллектуальной, философской и, что важнее всего, в экзистенциальной сфере [66].

Медитация с древнейших времен рассматривалась на Востоке как средство самовыражения человека, позволяющее вместе с тем реализовать скрытые возможности человеческого «Я». Так, озарение и экстаз - не единственные следствия медитации. Другие «плоды» медитации, например, - изменение стереотипов поведения человека или исцеление.

Независимо от пола, возраста и других свойств человека и применяемых им конкретных методов медитации, ее основное назначение связано с познанием Бога, растворением в Нем своего «Я», включая самопознание. Такой аспект является доминирующим во всех восточных учениях - даосизме, буддизме, индуизме, тантризме, включая школы восточных единоборств (ушу, каратэ, айкидо, сумо, дзюдо) [24].

В качестве синонима медитации можно понимать и такое близкое понятие, как «созерцание» или «самосозерцание», или как «мысленное созерцание» какого-либо объекта [7, 23, 30, 31].

В труде «Физиологические аспекты йоги» Э. Дитрих под термином медитация понимает «психическое усилие в состоянии бодрствования, означающее пассивное сосредоточение на внешнем или внутреннем объекте, автоматически ведущее к субъективному ощущению целостности» [18, с.75]. «Пассивное» означает здесь отсутствие какой-либо мыслительной деятельности.

В. Сидоров пишет: «Медитация - собранность внимания необычного рода и силы, когда человек как бы целиком сливается с предметом размышления. Это состояние - по большей части бессознательно - испытывали пишущий стихи и музыку, художник, артист. Но не только они. Каждый из нас, если разобраться, переживал когда-то такие моменты. В процессе медитации человек как бы пробивается к сокровенно-глубинному пласту своего существа, к своему так называемому высшему «Я». Начинают активно работать планы подсознания, вступают в действие механизмы интуиции, и вопросы получают молниеносно-мгновенное и чёткое решение. Мы привыкли называть это озарением, экстазом» [54, с. 33].

История медитации

Медитация как специальный метод познания высших философских истин и религиозных идей существовала с древнейших времен в культуре разных народов. Вопросы о смысле человеческого «Я», его свойствах, происхождении и предназначении естественно должны были возникнуть одновременно с приобретением человеком способности к абстрактному мышлению. Поэтому история становления и развития медитативных практик теряется в глубочайшей древности. Об этом свидетельствуют данные о происхождении йоги. Так в одной из своих публичных лекций садху Свами Васвани сказал, что родиной Хатха-йоги является Лемурия (огромный древний материк-цивилизация, погибшая около 30-50 тыс. лет назад), Лайя-йога произошла от цивилизации Атлантиды, а Раджа-йога была внесена в Индию древними арийскими племенами-завоевателями. Поскольку медитация является единственным методом достижения Истины в Лайя- и Раджа-йоге, следовательно, период формирования медитативных практик можно отнести ко времени не позднее 10 тыс. лет до н. э. [24].

Того, что мы называем «психотехникой», в те времена не существовало как письменный источник, а передавалось из уст в уста, либо было сокрыто от посторонних самым тщательным образом.

Некоторые из самых ранних письменных источников, посвященных медитации, восходят к старым индийским обычаям и относятся примерно к 1500 году до н.э. [66]. Эти источники включают в себя религиозные писания, известные под названием Вед, в которых рассматриваются медитативные традиции древней Индии. Наиболее глубокое развитие медитативные практики получили в буддизме и индуизме.

Медитация в буддизме

Буддисты в целях отвлечения от суеты этого бренного мира и страданий, вызванных привязанностью к нему, а также для дисциплинирования ума и концентрации внимания на трансцендентальных объектах разработали множество практик работы с сознанием и его измененными формами, а также ввели понятия, описывающие эти состояния.

В своих статьях («Психологические аспекты медитации» [48], «Медитация как форма неопосредствованного познания» [47]) В.Ф. Петренко и В.В. Кучеренко говорят о буддизме как о предельно «практичном» и «прагматичном».

«Буддизм утверждает, что каждый человек в потенции способен перейти от состояния страдания к состоянию полной безмятежности, высшего покоя, глубокой мудрости, причем путем собственных волевых усилий и практических действий. Поэтому центральное место в буддийской концепции «спасения» от мирских заблуждений и страданий заняло учение о достижении состояния «просветления» или «пробуждения», которое стало высшей целью всех буддийских школ. Это обусловило важное значение в буддизме практических методов изменения исходного морально-психологического состояния человека», - из монографии Н.В. Абаева [1].

То, что ставили в качестве сверхзадачи отечественные психологи в начале революционного XX в., а именно формирование «нового человека», с иными целями, с большим успехом осуществляли буддийские учителя два с половиной тысячелетия назад. Так что основателем психологии как экспериментально-эмпирической науки о сознании можно считать Будду Шакьямуни, тем самым сдвинув сроки возникновения психологии на две с половиной тысячи лет назад, хотя, конечно, истоки медитативных практик уходят в еще более древнее прошлое.

Будда - не имя собственное и не титул. Будда - тот, кто достиг просветления и пребывает в состоянии нирваны. (Санкскритское слово «нирвана» происходит от глагольного корня «нирва» - успокаиваться, гаснуть, как светильник или как солнце на закате.) Психологически нирвана - особое измененное состояние сознания, характеризующееся внутренним покоем, снятием двойственности (выделенности себя из мира), ощущением интеграции с бесконечным космосом и переживанием единства со всем миром живой и неживой природы [48].

В буддийских практиках существуют различные типы объектов, на которых можно сосредотачиваться в процессе медитации: например, определенный объект, или даже сам ум, процесс мышления. В зависимости от рода объекта мы можем подразделить медитации на «медитации с формой» и «медитации без формы». В первом случае медитирующий направляет сознание на работу с объектом, имеющим определённую форму (цветок, пламя свечи и т.д.), во втором случае объектом медитации становятся не имеющие формы объекты (понятия, идеи и т.д., например, понятие Брахмана).

Другие техники успокоения мыслей связаны с сужением сознания, фиксацией его не на понятийных формах, а на непосредственных ощущениях, поступающих от органов чувств. Например, практика многодневной фиксации внимания на ходьбе, включающая непрерывное осознание каждого движения, или концентрация внимания на процессе вдоха и выдоха ведет к сужению сознания, а затем к переходу к его измененным формам [49]. В соответствии с природой объекта сосредоточения Дж. С. Эверли и Р. Розенфельд [66] выделяют четыре вида медитации:

. Повторение в уме. В этом случае объектом для сосредоточения является какой-либо психический стимул. Классическим примером психического объекта для сосредоточения является «мантра». Мантра - это слово или фраза, повторяемая вновь и вновь, про себя или вслух. В эту категорию попадает и пение. В методике ТМ также используется мантра. Повторение молитвы также можно рассматривать как вид мантры.

. Повторение физического действия. Этот объект для концентрации связан с фокусировкой внимания на каком-либо физическом действии. В древнем йоговском (индуистском) способе медитации внимание сосредотачивается на повторяющихся дыхательных движениях, формах дыхательного контроля подсчета вдохов и выдохов. Некоторые народы Востока используют в практике продолжительные хороводные танцы с повторяющимися движениями. Древние исполнители этого танца получили название «танцующих дервишей». Наконец, распространение бега трусцой в США дало импульс изучению этой деятельности. Одним из эффектов, о которых сообщали некоторые из таких бегунов, являются переживания, подобные медитативным. Причиной этого может быть устанавливающееся во время бега регулярное дыхание или однообразные звуки от соприкосновения ног с землей.

. Сосредоточение на проблеме. Этот объект для концентрации представляет собой попытки решения проблемы, включающей парадоксальные компоненты. Классическим примером являются «коаны» в дзен. В этом случае для размышления дается парадоксальная на вид задача.

. Зрительная концентрация. Здесь объектом для концентрации является зрительный образ. Это может быть картина, пламя свечи, лист дерева, внушающая расслабление сцена или что-то другое. В восточных культурах для зрительной концентрации часто используются мандалы - геометрические фигуры и формы, важные с духовной и философской точек зрения.

Хотя методология может быть различной, суть ее остается той же. Основа медитации включает пассивную концентрацию на некоторых стимулах, будь то слово, образ, собственное дыхание или вообще ничто. Такой раздражитель действует как средство, отводящее, отвлекающее мысли из головы [66].

Традиция дзен

В Китае санскритское слово «дхья́на» трансформировался в слово «чань», а в Японии - «дзен». Большинство Мастеров чань и дзен с уважением признают индийское происхождение этих понятий и сами истоки медитации относят к Гаутаме Будде.

Существует множество специфических практик в различных школах дзен [57]. Предметом концентрации в сходной с раджа-йогой школе дза-дзен (сидячий дзен) прежде всего является дыхание. Для того, чтобы научится контролировать ход мысли, используется постоянный подсчет вдохов (и выдохов), так что далее предметом медитации становится сам процесс дыхания. Здесь также придается огромное значение прямому положению спины.

Дзэнский мастер 14 века Бассуи поучает, что «дза-дзэн - это не что иное, как всматривание в свой собственный ум, без презрения, но и без восхищения теми мыслями, которые в нем возникают». Такое нейтральное положение является и средством, и целью дзэн. Оно должно выйти за пределы времени сидения в дза-дзэне, и должно быть привнесено во всю остальную жизнь [10].

Рус Сасакаи объясняет: «Человек, опытный в практике дза-дзэн, не зависит от того, находится ли он в спокойном месте на своей подушке для сидения. Те состояния сознания, которые вначале достижимы лишь в медитации, постепенно становятся продолжительными, распространяясь на всякую деятельность, в которую он только вовлечен» [10, с.42].

Во многих школах дзен, особенно в школе риндзай-дзен, работают с так называемыми коанами - логическими парадоксами или загадками, найти решение которых невозможно рассудочным путем. Коан является одним из уникальных методов достижения Дхианы.

Чтобы найти «решение», нужно выйти за пределы мышления путем освобождения ума от языковых ограничений. Получив коан наподобие «звук хлопка одной ладони» ученик все время удерживает его в уме. Что бы он ни делал, как только посторонние мысли вторгаются в его ум, он сразу же отпускает их и снова возвращается к своему коану. Когда он обнаруживает, что его рациональный ум не способен решить неразрешимое, его концентрация достигает лихорадочного напряжения, приводящего к осознанию полнейшей безвыходности положения. Когда способность перескакивать с одного на другое совершенно истощается, должен произойти прорыв к цели медитации, состоянию сатори, которое, по-видимому, соответствует индийскому самадхи. При вхождении в самадхи коан «раскрывает все свои секреты» [10].

В Японии дзен связан с различными прикладными формами, по-видимому, вследствие того, что исполнение движений в состоянии целостного восприятия приводит к максимальным двигательным достижениям (так, отсюда происходят самурайское фехтование на мечах, дзенское искусство стрельбы из лука, дзенская живопись, а также известное нам дзюдо) [49].

Медитация в христианской традиции

Первыми христианами, начавшими пользоваться медитацией, были отшельники, жившие в IV веке нашей эры в наиболее удаленных частях бесплодной египетской пустыни. Подобно современным индийским йогам в высокогорьях Гималаев отцы-пустынники искали уединения, чтобы, освободясь от мирских помех, общаться с Богом. Их медитативная практика и правила жизни обнаруживают много общего с практикой и правилами своих индуистских и буддийских собратьев по отречению.

Целью, к которой стремились отцы-пустынники, было то, что Томас Мертон [40] называл «безмыслием вне времени и пространства» - тем состоянием, которое называлось «покой» и достигнув которого, монах утрачивал всякую озабоченность своим эго. В сочетании с аскетической жизнью в пустыне эта практика молитв, по словам Мертона, «давала возможность старому поверхностному «я» уйти, а истинному, тайному «Я», в котором верующий и Христос становились едины в духе, постепенно прийти».

Отцы-пустынники медитировали, повторяя вслух или молча отдельные фразы из писаний, - христианский эквивалент мантры. Самой популярной была молитва «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». В своей сокращенной форме («Господи, помилуй») она повторялась в течение всего дня, пока не становилась столь же естественной и непроизвольной, как дыхание.

Ее повторение соответствует наставлению св. Павла «молитесь всегда». Ранние отцы называли ее «искусством искусств и наукой наук», которая вела человека к наивысшему из доступных для него совершенству.

Практика этой молитвы развивает силу концентрации. Как и в индуистской Бхакти, необходимым условием успеха в этой молитве являются «неподдельная искренность, смирение, выносливость и чистота» [10].

Состояния, подобного медитации, через безмолвное созерцание достигали известные нам из истории христианства святые, в их числе Серафим Саровский. По примеру Святых Отцов - первых христиан IV века, уходивших в египетские пустыни вслед за Иисусом Христом, - он входновлялся примером великих молчальников. «Но молчание уст - это лишь внешнее и необходимое в этом случае, главное - безмолвие ума, заключенного в одном - созерцании Бога, к чему и стремится молчальник, душу свою хотящий возвести на небо» - поучал Серафим Саровский и называл молчание «таинством будущего века».

Святой преподобный Серафим Саровский медитировал часами, погружаясь в себя и приобщая своё сознание Богу, хотя слово «медитация» и отсутствует в описаниях его жизни. Иисусова молитва повторялась им многократно, как и беспрерывное чтение мантр на Востоке (Джапа-медитация) [24].

«Иногда, стоя на молитве, - пишет автор одного из первых Житий Преподобного Серафима Саровского, Елагин Н.В. [20], - старец погружался в продолжительное созерцание Бога, он стоял перед святою иконою, не читая никакой молитвы и не кладя поклонов, а только сердцем созерцал Господа. Высока и глубока это безмолвная, затворническая молитва. … Иной раз он сидел за книгой, не перебирая листов, будучи весь погружен в созерцание чистой, возвышенной мысли Святого духа. Ни один орган тела его не шевелился: очи неподвижно устремлены были на один предмет».

Исихий Иерусалимский, учитель, живший в XV веке и проповедовавший о пользе Иисусовой Молитвы, известной сейчас на Западе, как «исихазм» (от греческого слова «исихия» - «безмолвие»), описывает ее как духовное искусство, приносящее полное освобождение от страстей, греховных мыслей, слов и злых дел, и дающее «безошибочное знание Бога, знание Непостижимого» [10].

В «Добротолюбии» [19] цитируется святой Нил Синайский: «Тот, кто желает увидеть, что из себя в действительности представляет его ум, должен освободиться от всех мыслей: тогда он увидит, что ум подобен голубому сапфиру или небесному свету...». В его инструкциях по успокоению ума отмечается, что нужно сразу после пробуждения сесть в своей уединённой келье и, собрав свой обычно блуждающий где-то вовне ум, направлять его спокойно к сердцу путем дыхания, повторяя молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного»; молитва эта должна быть связана с ритмом дыхания. И когда по мере практики приобретается способность молиться так, сохраняя ум направленным в одну точку, «тогда, отбросив разнообразие, мы должны соединиться с Ним, Единственным и Единым, соединиться непосредственно в единстве, превосходящем разум...». Т.е. имеется в виду, вероятно, дхиана [10].

Молитва не должна ограничиваться определенным временем, отведенным для занятий, но должна непрерывно практиковаться в гуще всякой деятельности. Т. Мертон [40] отмечает, что то, что сегодня практикуется как молитва в христианских церквах, - это не что иное как одна из сохранившихся практик более интенсивного созерцания.

К сравнению, выдающийся духовный учитель наших дней Джидду Кришнамурти [29] определял медитацию как не имеющую техники. Его медитация - наблюдение сознания без сознающего, созерцания без созерцающего: «Если вы изучаете себя, наблюдаете за собой, за тем, как вы едите, как говорите, как вы болтаете, ненавидите, ревнуете, если вы осознаете это все в себе, без выбора, это есть часть медитации».

Похожую мысль транслирует величайший мистик XX века Ошо, уделяя большое внимание тому, как сделать медитацию стилем жизни, замечая, что если обычная жизнь не используется как метод медитации, то медитация становится видом бегства от действительности. Им было создано множество техник медитации различной направленности; хорошим примером служит «Оранжевая книга» [46].

Приход медитации на Запад ознаменовался быстротой и размахом в эпоху хиппи, «детей цветов». В 60-х годах нашего столетия волна медитативной практики охватила США в форме, представляющей западный вариант индуистской традиции. Она была завезена в эту страну Махариши Махеш Йоги и получила название «трансцендентальной медитации» [66]. Простота техники вкупе с эффективной пропагандой организации ТМ сделали ее популярной.

Трансцендентальная медитация (ТМ) - это классическая индусская мантра-медитация в западной упаковке. Исключая санскритские термины и вводя научные, стремясь таким образом привить свою медитацию на почве скептической культуры, Махариши проявил большое искусство и сделал удобной для американцев медитацию, которая была разработана индусами и для индусов [10].

Техника ТМ - это практики дхианы, хотя ее часто рекламируют как уникальную. Как и все адвайтисты, Махариши учит, что «двойственность - это основная причина страданий». Его техника преодоления этой дуальности начинается с повторения мантры, санскритского слова или слога. Сами мантры никоим образом не являются предназначенными специально для ТМ, они происходят из стандартных санскритских источников, используемых сегодня многими индусами. Целью мантры является то, что Махариши называет «трансцендентальное сознание»: когда ум «достигает прямого переживания блаженства, он теряет всякий контакт со внешним миром и довольствуется состоянием трансцендентального Сознания-Блаженства» [10].

В силу того, что многие практикуют ТМ, здесь достаточно испытуемых для научных исследований. На её исследовании основано большинство западных сведений о физиологическом воздействии медитации. Достаточно полный и предметный обзор медитативных техник, психологического воздействия и применения в современной терапии представлен у Kniffki [18].

Большинство современных индийских систем медитации, включая ТМ, признают «Йога сутры» Патанджали единым источником своих методов [2, 10]. Сутры - это указатели пути развития сверхсознания.

Направления медитации

Медитативные методики могут быть сведены к двум основным направлениям: 1) Самадхи (Шаматха) - путь безмятежности и спокойствия и 2) Випассана (Випашьяна) - путь прозрения и осознающей мудрости, трансцендентального анализа и интуитивного созерцания [1]. К этим двум видам медитации, как показал Д. Голмен [10], примыкают большинство медитативных техник в разных культурах.

Санскритский термин «самадхи» в контексте буддийской психологии означает успокоение сознания, прекращение воздействия на психику человека всех возбуждающих и «омрачающих» факторов. Сущность самадхи - концентрация, фиксация внимания на одном объекте. Предварительно сводятся к минимуму все сенсорные ощущения в результате принятия одной из специальных статических поз и дыхательных техник [10].

Самадхи достигается концентрацией внимания и остановкой цепочки вербальных ассоциаций и мыслей («потока сознания», по Джеймсу [16]). Шраддхотпада-шастра [59] дает следующее описание медитации: «Если кто-то хочет практиковать шаматху, он должен обитать в спокойном месте, сидеть прямо, упорядочив мысли (т.е. сконцентрировав их в одной точке). Его внимание не должно задерживаться на том, что он видит, слышит, ощущает или знает. Все мысли, как только они возникают, должны быть отброшены, и даже сама мысль об искоренении мыслей тоже должна быть изгнана».

На ранних стадиях медитации существует напряжение между концентрацией на объекте медитации и отвлекающими мыслями, чувствами, желаниями. Ошеломляющие переживания, которые наступают в результате применения популярных на западе техник трансформации сознания - глубокое расслабление, интенсивные болевые ощущения в теле, живые сновидения наяву - все эти явления наступают и на первой стадии медитации как реакция на ограничение поступающей информации. Однако постепенно мешающие мысли преодолеваются, внимание все больше приковывается к объекту. Поначалу взор, сосредоточенный на объекте, быстро выходит из повиновения. Но в ходе тренировки человек становится способным все дольше и дольше фиксировать свой взгляд [1].

При продолжительном непрерывном фокусировании на объекте медитации наступает момент, который знаменует собой первый разрыв с обыденным сознанием. Это - полное поглощение, растворение - дхиана. Ум внезапно как бы погружается в объект и остается в нем неподвижно, а мешающие мысли полностью исчезают. Нет ни восприятия через органы чувств, ни обычного осознавания своего тела; физическая боль не ощущается. В сознании преобладают восторг, блаженство и однонаправленность.

Второй, не менее распространенный вид медитации - «випассана». Это анализ своего внутреннего мира с помощью интроспективного созерцания и интуитивного постижения. Внимание медитирующего направлено на ощущения, чувства, мысли и реакции, соответствующие им. Медитирующий должен созерцать все происходящее с ним или его окружением, не отвергая что-либо как недостойное внимания, не уделяя чему-либо преимущественное внимание. «Висуддхимагга» [6] считает, что овладение дхианами играет второстепенную роль по сравнению с випассаной, это лишь упражнения в концентрации, которая необходима для продвижения по ступеням випассаны. Ступени постижения, заканчивающиеся «нирваной» и «ниродхи» - «окончательным освобождением», «абсолютным знанием», крайне трудно осмыслить обыденным сознанием, перевести на язык науки. Видимо, на ранних стадиях осознаются многие психические процессы, ранее протекавшие бессознательно. Випассану рекомендуется выполнять всегда, во время любой деятельности, чтобы постепенно просветленное состояние сознания стало обычным; т.е. согласно буддийским источникам, при этом состоянии возможна любая обычная деятельность. Это состояние не проходит даже во сне, коренным образом меняя его характер: сон становится осознанным, управляемым. Все буддийские и индуистские источники утверждают, что на определенных стадиях появляются паранормальные способности, такие как телепатия, ясновидение и др. [10].

Медитация как состояние сознания

В процессе медитации достигается своеобразная «пустота» сознания - состояние, которое не поддается вербализованному описанию.

В. С. Ротенберг [52] определяет сознание в психологическом аспекте как знание о собственном знании объективной реальности, противостоящей познающему субъекту, и о себе как о субъекте познания.

Западный вариант определения сознания таков. Однако в восточном представлении сознание понимается несколько шире. Р. Уолш [51] говорит о том, что сознание в концепции философии понимается как дух, являющийся фундаментальной природой, или субстратом реальности и называемый также Брахманом, Дао или Богом.

Обратимся к словам С.Л. Рубинштейн о сознании: «по самому смыслу и существу сознание - всегда есть осознание чего-то, что находится вне его. Сознание - это осознание вне его находящегося объекта, который в процессе осознания трансформируется и выступает в форме, в виде ощущения, мысли. Этим, конечно, не отрицается различие сознания и его объекта - бытия, но вместе с тем подчеркивается единство сознания, ощущения, мышления и т. д. с их объектом» [53, с. 121].

Состояние медитации - это прежде всего состояние углубленной сосредоточенности психики и ума, которое вызывается и происxодит в определенной последовательности психофизиологических актов, складывающихся в единый, целостный и непрерывный процесс. Первичным этапом во всех вариантах практики является достижение медитирующим состояния расслабленности, пониженной чувствительности к внешним объектам, отрешенности от них, а также - от других, второстепенных внутренних переживаний. Это - общее свойство, присущее всем религиозным, религиозно-философским, психотерапевтическим и другим медитативным практикам. Умение же отрешиться от всего постороннего, реализуемое разными людьми в различной степени, прямо связано со степенью сосредоточенности, и оно является условием, без которого состояние транса остается недостижимым [24].

В состоянии медитации достигается особое состояние сознания, являющееся скорей предметом рассмотрения трансперсональной психологии, нежели общей.

Медитативные техники опираются на своеобразные, во многом схожие учения о сознании, наиболее подробно разработанные в буддизме.

Сознание «обычного» человека рассматривается в единстве двух главных аспектов существования и функционирования [10]:

. «Чистое сознание» - фундаментальный, сущностный аспект, одновременно представляющий собой истинную природу и сущность всех вещей и явлений, является постоянной и неизменной основой сознания;

. «Загрязненное», «омраченное» сознание - преходящий и изменчивый аспект, делающий восприятие иллюзорным, от которого можно избавиться путем психической саморегуляции и тем самым освободить сознание от его омрачающего воздействия. Их комплекс, «сознание-хранилище», рассматривается как постоянно изменяющийся поток сознания. Оно представляет собой взаимодействие и взаимопроникновение двух аспектов, таким образом, что они одновременно не едины и не различны.

«Омраченный» аспект сознания, согласно шастре, формирует «семена» («отпечатки», «следы») всех прошлых событий, поступков, желаний, идей и впечатлений, память о которых сохраняется в «сознании-хранилище». Исходя из этого можно понять идею кармы, как идею обусловленности восприятия, мышления, поведения. Одно из главных таких «омрачающих» формирований - комплекс «Я». Согласно буддийской теории индивидуального «Я», ни сам комплекс, ни элементы, из которых он состоит, никакой конкретной сущностью не обладают и не имеют реального бытия.

Одним из основных факторов, «омрачающих» сознание человека, является логическое мышление, основанное на «различении», выделении отличительных признаков, вербализации и концептуализации вещей и явлений действительности, которые на самом деле свободны от всего этого. «Омрачённое» сознание видит мир расколотым на оппозиции, разделенным на индивидуальные признаки и формы, увешанным ярлыками с наименованиями, принимая все это за истинную реальность. «Все дхармы, - говорится в шастре, - изначально лишены всех вербальных признаков, всех форм описания, обозначения и наименования, всех форм концептуализации» [59, с.64].

Согласно шастре, для достижения «просветленного» состояния необходимо лишь освободиться от ложного мышления, «омрачающего» изначально чистое по своей природе сознание. В шастре поясняется, что под освобождением от ложных мыслей подразумевается непосредственное созерцание того, что находится за пределами мыслей, т.е. вне вербальной реальности. Если предположить возможность восприятия без категоризации, это будет восприятие единства, причем объект восприятия не будет отличен от субъекта. От ситуации «я осознаю нечто» остается только предикат «осознается», который сам по себе смысла не имеет. Поэтому такое состояние сознания характеризуется в буддизме как состояние «ни осознавания, ни неосознавания», в котором «нет ни ощущений, ни их отсутствия». Здесь налицо выход за пределы возможностей языка [23, 59].

Надо заметить: пробуждённые состояния крайне редки. Они никогда не случаются с большинством медитирующих. Их вероятность увеличивается по мере накопления опыта медитации и многих других факторов, таких как глубина концентрации, чистота и спокойствие ума, терпение и энергия. Наши повседневные игры в медитацию - это далеко еще не пробужденные состояния сознания, хотя иногда они приближают к границам нашего обычного сознания. Подлинно пробуждённые состояния сознания радикально отличаются от всех форм обычного сознания.

Основатели и первые последователи каждой из мировых религий имели опыт таких пробуждённых состояний. Моисей, получающий десять Заповедей, сорокадневное пребывание Иисуса в пустыне, видения, ниспосланные Магомету Аллахом, просветление Будды под деревом Бодхи - все это экстраординарные состояния сознания. Эти трансцендентные состояния вдохновляли церкви, монастыри, монашеские ордена и породили теологию, богословие [10].

.2 Анализ психофизиологических исследований медитации: научное обоснование медитации как средства достижения благоприятного психофизического состояния

Духовные упражнения и медитация через последовательные ступени ведут к цели - познанию.

Г. Гессе

Исследование медитации - молодое, но бурно растущее направление. По данным Р. Уолша [51] насчитывается более полутора тысяч публикаций, в которых рассматривается воздействие медитации на человека.

На востоке медитация изучается давно и в большом объёме. С 1920 г. в Японии ведутся экспериментальные исследования психофизиологических процессов в организме под влиянием дзэн. Рассматриваются явления «озарение», «просветление». В 1940-е впервые была сделана попытка научного объяснения методики дза-дзэн (медитация сидя). Психолог Кодзи Сато пропагандировал дзэн как законченную систему воспитания и наиболее эффективную методику самосовершенствования личности [49].

В 50-е годы в ряде стран, прежде всего в США, начались специальные исследования. Наиболее заметными работами стали исследования Э. Мопина («Дзэн-буддизм: психологическое обозрение», «Индивидуальные различия и медитация дзэн»). Практика медитации активно изучается Vigh в Венгрии, Mukerji и Spiegelhoff в ФРГ, Funderburk в США и другими авторами [18].

Медитативная практика относится к методам психофизической саморегуляции.

По Т. О. Зинченко «методы саморегуляции - научно обоснованные способы воздействия на себя с помощью внутренних средств» [22, с.43]. Они ориентированы на обучение человека специальным приёмам управления собственным состоянием, которые в дальнейшей жизни могут использоваться им самостоятельно [5].

А. Б. Леонова и А. С. Кузнецова [32] к числу основных групп методов психологической саморегуляции также относят техники нервно-мышечной релаксации, аутогенную тренировку, идеомоторную тренировку, приёмы сенсорного репродуцирования образов, самогипноз.

Многочисленные исследователи сходятся во мнении: медитация - один из важнейших методов саморегуляции, замечательный способ управления стрессом, а также источник позитивных эмоций у человека. Даже непродолжительные занятия медитативными практиками положительно сказываются на здоровье человека. Продолжительные занятия развивают более устойчивые навыки саморегуляции.

В данной работе мы отметим общепризнанные эффекты медитации.

В первую очередь необходимо отметить, что, вопреки мнению огромного числа скептиков, медитация - не миф, а реальность.

Современные научные исследования неоспоримо доказывают, что медитация - это сложный нейрокогнитивный процесс, вызывающий изменения биоэлектрической активности центральной и вегетативной нервных систем человека, что соответственно отражается на психическом уровне в виде специфических переживаний медитативного опыта. Совокупность этих изменений позволяет классифицировать возникающие медитативные состояния как «состояния измененного сознания», отличающиеся от обычного бодрствования и сна [11].

Физиологическое воздействие

Физиологические эффекты медитации были обнаружены в процессе изучения индийских йогов и мастеров дзэн. В 1946 году Тереза Броссе обнаружила, что индийские йоги могут контролировать биение своего сердца. Другое исследование показало, что индийские йоги могут замедлять дыхание (до шести вдохов в минуту), на 70 % снижать электрическую активность своей кожи (показатель кожно-гальванической реакции), а мозг начинает вырабатывать преимущественно альфа-волны. Частота сердечных сокращений уменьшается на двадцать четыре удара в минуту в отличие от нормы. Последующие изучения йогов и мастеров дзэн подтвердили полученные результаты [14].

В более поздних исследованиях была предпринята попытка проверить обнаруженные ранее физиологические эффекты медитации. Дж. Эллисон сравнил ритм дыхания медитирующего человека с ритмом дыхания смотрящего телевизор и читающего книгу. В процессе медитации дыхание замедлялось с двенадцати с половиной вдохов в минуту до семи. При просмотре фильмов о несчастных случаях сердцебиение людей, практикующих медитацию, приходило в норму быстрее, чем у тех, кто не занимается медитацией. Замедление дыхания в процессе медитации было обнаружено и подтверждено во всех исследованиях на эту тему.

Кожно-гальваническая реакция - способность кожи вырабатывать электрический заряд - у практикующих медитацию отличается от реакции тех, кто ею не занимается. Чем слабее электрический заряд, тем меньшему стрессу подвергается человек. Эти открытия привели ученых к следующему выводу: люди, практикующие медитацию, лучше справляются со стрессом, а их автономная нервная система более стабильная [14].

Группа ученых выявила эффект глубокого расслабления мышц во время медитации. В эксперименте Л. Д. Цайковского и исследовании Р.А.Фи было показано, что степень мышечного напряжения у медитирующих людей гораздо ниже, чем у контрольной группы, не практикующих медитацию. При прогрессивной релаксации Джекобсона и аутотренинге мышечная релаксация является непосредственной целью (посредством внушения), а при медитации достигается автоматически. Поэтому нередко эти методики объединяются понятием «техники расслабления», что, однако, является поверхностным термином, так как по другим признакам эти техники имеют существенные отличия [18].

Согласно представлениям зарубежных и немногочисленных отечественных исследователей, регулярная практика медитации приводит к формированию нового характера физиологического функционирования и вне непосредственного процесса медитации. Исследования лаборатории психофизиологии ИФ СО РАМН [3, 4] подтверждают эту точку зрения. Медитатор представляет собой портрет психоэмоционально стабильной личности. Физиологические же показатели указывают на меньшую «фоновую загрузку» коры головного мозга и меньшую фоновую активированность симпатической нервной системы, что дает хороший ресурс реагирования при появлении на то необходимости. Показатели вариативности сердечного ритма указывают на наличие большего функционального резерва сердца.

Возможно, что физиологически действие медитации связано с понижением уровня возбуждения и увеличением синхронизации полушарий мозга [50].

Физиологическую оценку медитации даёт Э. Дитрих в труде «Физиологические аспекты йоги» [18].

Метод электроэнцефалографии (ЭЭГ)

ЭЭГ, которую впервые в 1929 году зарегистрировал у человека Berger, будучи легко доступным сигналом, оказалась с тех пор в центре исследований деятельности мозга. Метод электроэнцефалографии позволяет обнаружить строго воспроизводимые корреляции характеристик ЭЭГ с состоянием бодрствования, и равным образом, с соответствующими патологическими состояниями, вследствие чего ЭЭГ прочно вошла в клиническую практику. Однако какое-либо функциональное объяснение физиологической основы того или иного вида ЭЭГ до сих пор отсутствует [18].

С помощью ЭЭГ измеряется активность мозга и во время медитации.

В большинстве медитативных практик ЭЭГ замедляется и альфа-волны возрастают как по количеству, так и по амплитуде. У более продвинутых практиков может иметь место большее замедление и появление тета-волн. Это согласуется с состоянием глубокой релаксации.

Волны мозга не только замедляются, но и показывают увеличение синхронизации или когерентности между различными областями коры головного мозга. Исследователи полагают, что это создает основу для повышения креативности и психологического роста.

В результате подробного исследования электрической активности мозга в процессе трансцендентальной медитации Т. М. Марютиной [36] выявлена следующая последовательность событий:

. В начале медитации возрастает амплитуда альфа-ритма, на этом фоне нередко возникает депрессия альфа-ритма.

. По мере углубления состояния возникают тета-разряды, часто перемежающиеся с альфа, особенно у индивидов с ярким медитативным опытом.

. В глубокой медитации (самадхи) наблюдаются высокочастотные бета-разряды 20-40 Гц.

. В конце медитации даже при открытых глазах доминирует альфа-ритм.

В 1963 докторами Акирой Каcаматсу и Томайо Хираи из факультета нейро-психиатрии, Токийского Университета был опубликован уникальный отчёт по исследованию эффекта дзэн-медитации. Он включал результаты десятилетнего исследования электроэнцефалограмм мозга практиков дзэн-медитации. Интересно, что полученная электроэнцефалограмма отличается от тех, которые характеризуют состояния сна, бодрствующего сознания и гипнотического транса. Он не характерен для людей, которые не имели медитативного опыта [43].

Исследования медитации с помощью электроэнцефалографии проводились и в отношении межполушарной асимметрии, что привело к появлению т.н. «правополушарной теории медитации». Согласно этой теории, процесс медитации изменяет состояния сознания тем, что затормаживает познавательные функции, связанные с доминантным (левым) полушарием, открывая большие возможности для правополушарных функций. Так, было показано, что начальная стадия медитации связана с большей дезактивацией левого полушария, чем правого, что предположительно связано с тем, что медитация «выключает» вербальные, логические мыслительные функции и чувство времени, присущие левому полушарию, а взамен начинает доминировать правое полушарие, ответственное за целостное восприятие окружающего, находящееся за пределами языка и логики [36].

Йоги и мастера дзен по-разному реагируют на сенсорную стимуляцию в соответствии с методами и целями их практики. Йогическая практика предполагает концентрацию на внутреннем и отвлечение внимания от внешнего мира ощущений, поэтому для йогов характерна незначительная ЭЭГ-реакция на повторяемые шумы.

Монахи дзен, чья практика предполагает открытую восприимчивость ко всем стимулам показывают постоянную ЭЭГ-реакцию на повторяющиеся звуки, в отличие от привыкания, которое было бы характерно для обычного человека.

Обычный человек с закрытыми глазами генерирует альфа-волны, которые отображаются электроэнцефалограммой. Стимуляция слуха, на пример, громким шумом обычно стирает альфа-волны примерно на семь секунд, и это называют альфа-блокировкой. У практика медитации Дзэн альфа-блокировка, вызванная первым звуком, длится только две секунды. Если звук повторяется с интервалом в 15 секунд, у обычного человека фактически никакой альфа-блокировки не наблюдается уже к пятому звуку. Это снижение альфа-блокировки называют привыканием, и наблюдается у обычных людей, пока звук регулярно появляется в краткие промежутки времени. У практика медитации Дзэн никакое привыкание не замечено. У него альфа-блокировка длится всего лишь две секунды при первом звуке, две секунды при пятом, и две секунды при двадцатом. Это указывает на то, что практик медитации имеет большее понимание окружающей среды, как парадоксальный результат медитативного сосредоточения [36, 43].

Подавление реакции блокады α-ритма у медитирующих йогов означает, что самые различные, а иногда сильнодействующие раздражения не влекут за собой какой-либо кортикальной реакции в противоположность корковым ответам на раздражения у тех же лиц до медитации или у контрольных лиц.

Такое функциональное прерывание афферентных связей, по-видимому, является характерной особенностью концентрирующей медитации (по Naranjo [18]), т.е. отключения от внешнего мира. Что же касается раскрывающих медитаций, где объект пассивной концентрации либо находится вовне (тратака, дзен), либо вообще не определяется (дза-дзен, «истинное внимание»), то внимание здесь просто повышено и одновременно направлено вовне. Наблюдаемый при этом α-ритм может быть блокирован, например, слуховыми раздражениями, поскольку отсутствовало функциональное прерывание афферентных связей. Тот факт, что в случае дза-дзен привыкание реакции «блокады α-ритма» к щелчкам оказалась менее выраженной, чем у контрольных лиц, свидетельствует в данном случае о непрерывном бодрствовании и доступности коры головного мозга для возбуждений, что можно рассматривать как признак «деавтоматизации сознания» [18].

Более того, отсутствие ЭЭГ-привыкания у монахов дзен подтверждено и другими сообщениями. Постоянная свежесть восприятия является характеристикой и самоактуализации А. Маслоу [37], и созерцательных практик, например буддийской «внимательности» или христианской «святости настоящего момента».

Функциональная специализация полушарий головного мозга

Наиболее важной и яркой ЭЭГ-характеристикой медитации является тенденция к внутри- и межполушарной синхронизации ЭЭГ. Более того, высокая степень согласованности билатеральной активности наблюдалась у медитирующих не только в течение самой медитации, но и как медитационный послеэффект. Причем ЭЭГ синхронизация в медитации существенно выше, чем в состоянии сна или дремоты, но в фазе быстрого сна ЭЭГ синхронизация столь же высока, как и при медитации [18].

В начале любой медитативной практики на ум спонтанно приходит множество мыслей, которые предписывается игнорировать. Как предполагают, левое полушарие, которое обслуживает доминирующее в нашей культуре понятийное и последовательное мышление, проявляет спонтанную активность в ситуациях покоя, т.е. господствует в переживании покоя. Медитация тогда, очевидно, нацелена на подавление этой доминантности. Медитативное предписание - не обращать внимание на мысли - представляет собой требование не использовать данный способ мышления.

Типичный для медитации пассивный характер сосредоточения также вписывается в эту концепцию. Ведь левое полушарие это инстанция, управляющая произвольной моторикой, т.е. «действием». Понятийное мышление есть тоже некоторое действие («пробное действие с малыми затратами энергии» - Фрейд). Избегание этого вида деятельности (релаксация и пассивная концентрация) могло бы стать первым шагом к подавлению доминирования левого полушария. На этот же эффект нацелены коаны, используемые в дзенской школе риндзай, - логические парадоксы, напряженные размышления над которыми приводят к «самоисчерпанию» мышления, пока, наконец, не будет признана его несостоятельность [49].

Смысл такого подавления на короткое время левосторонней доминантности можно увидеть в «очищении восприятия».

Восприятие без понятийных категорий представлено в раннем детском возрасте. Для младенцев окружающий мир - это «цветущая и жужжащая неразбериха» (по Ornstein [18]). Такое восприятие находится вне времени. Подлинно правостороннее, целостное восприятие встречается также и у взрослых. Например, неграмотные пастухи, умеющие считать только до 3, одним взглядом окидывают свое стадо и сразу замечают отсутствие особи.

Если медитация подавляет предполагаемую в таком виде доминантность левого полушария, то это может иметь своим следствием гармонизацию целостного и понятийного восприятия. В своих субъективных отчетах испытуемые, практикующие медитацию, фактически говорят о некотором «новом», более осознанном и более погруженном в настоящий момент восприятии окружающего мира, наступающем сразу после медитации. Ornstein называет это деавтоматизацией познания. Определенный тип медитативных практик (раскрывающие медитации по Naranjo) требует этого совершенно явно - предписывается непрерывное продолжительное направление внимания на то, что непосредственно происходит перед глазами. Деавтоматизация означает лишенное времени развертывание восприятия и наличие сознания в данный момент, полное «присутствие в настоящем». Но все это не является функцией левого полушария, поскольку операционный модус левого полушария, выявленный в опытах с расщепленным мозгом, состоит именно в отражении временных структур и логическом упорядочении событий во времени [18].

Роль объекта для концентрации заключается, по-видимому, в том, чтобы дать возможность интуитивному, неэгоцентрическому типу мышления (который соотносят с активностью неокортекста правого полушария) занять в сознании доминирующее место - место, которое обычно занимает аналитический эгоцентрический тип мышления (соотносимый с активностью левого полушария). Объект для концентрации обеспечивает, очевидно, возможность такого сдвига путем монополизации нервной активности левого полушария, что позволяет правому полушарию стать доминантным. Объект для концентрации может монополизировать активность левого полушария, вовлекая его в какую-либо монотонную деятельность (например сосредоточение на мантре, дыхании или на определенных позах). Кроме того, объект для концентрации может приводить в состояние перегруженности и фрустрации левого полушария. Это происходит в том случае, когда медитирующий размышляет над внешне парадоксальной проблемой (как в дзене) или когда он занят интенсивной физической деятельностью, как это практикуется суфистами («танцующими дервишами») [66].

Когда объект для концентрации используется эффективно, характер процесса обработки информации мозгом изменяется. «Когда рациональный (аналитический) ум затихает, интуитивный путь приводит к исключительному познанию» [66, с.112]. Это познание является целью всех медитативных методик, практикуемых их приверженцами.

Состояния самадхи, сатори могут представлять собой результат переключения в сторону доминирования правого полушария. Доминантность же левого полушария означает следующее: те образы и впечатления, которые восприняты или созданы при участии правого полушария, левое полушарие сортирует, проверяет, оценивает, отбирает и логически упорядочивает. Тем самым мир в представлении приобретает логически понятийную структуру. Только при наличии согласованности относительно общих понятий становится возможной коммуникация между индивидуумами, что в социуме является жизненно необходимым [18].

Для правополушарной доминанты отсутствует какая-либо психологическая модель, поскольку правое полушарие не располагает языком, способным адекватно передать что-нибудь из опыта целостного восприятия.

Как же следует называть то состояние, когда доминирует правое полушарие, функция которого состоит в том, чтобы привести все понятия и категории левого полушария в некоторую целостную взаимосвязь? Э. Дитрих считает, что такое «переживание единства» представлено в состоянии просветления [18].

С учетом асимметрии полушарий их взаимное уравновешивание выглядит как движение навстречу: более активное, доминантное полушарие снижает свою активность, противоположное же полушарие, ранее сравнительно пассивное, наоборот, активизируется. Как известно, при стрессе может возникать разобщенность полушарий мозга, когда они перестают согласовывать свои мнения и действия. От того-то в стрессовой обстановке человек действует зачастую импульсивно и необдуманно. Овладев техниками медитации, можно научиться регулировать активность полушарий мозга. Например, одним из способов уменьшить активность доминирующего полушария (у правшей - левого, «сознательного» полушария) является подавление его специфической функции - речи. Имеется в виду не просто обычное молчание, а молчание внутреннее - остановка привычных, словесно оформленных мыслей, прекращение постоянно протекающего внутри нас диалога, так называемая «ментальная пауза», или «внутренняя тишина».

В измененном состоянии сознания при глубокой медитации разница между полушариями - их асимметрия - выравнивается, исчезает. Тогда наступает для человека состояние без времени и пространства, состояние, в котором нет неразрешимых противоречий, когда совмещаются, интегрируются, казалось бы, диаметрально противоположные точки зрения, разрешаются внутренние проблемы организма - и физиологические, и психологические.

Отличие состояния медитации от сна и наркотического опьянения

Когда человек находится в состоянии медитации, кажется, будто он отстранен от внешнего мира; создается впечатление, что он как бы спит. Хотя практикующие, особенно начинающие, могут впадать в дрему, традиции созерцания рассматривают это как специфическую ловушку. Опыт медитации без дремы очень отличен от сна. Наконец, типовая ЭЭГ медитации совершенно отлична от типовой ЭЭГ сна [18].

По поводу сравнения медитации со сном можно указать на обстоятельную и выдающуюся работу Jovanović. Данные ЭЭГ при медитациях в йоге и дзен однозначно указывают на некоторое состояние бодрствования, которое полностью отличается от всех стадий сна и, равным образом, от всевозможных случаев нарушения сознания вследствие органических заболеваний мозга или иных психопатологических процессов [18].

Вообще говоря, данное состояние явственно отличается как от состояния сна (поскольку это состояние бодрствования), так и от бодрствования (поскольку относится к трофотропному состоянию).

Необходимо разъяснить принципиальное отличие ярких эмоциональных переживаний при медитациях с состояниями наркотического опьянения. Находясь в состоянии медитации, практикующий все время сохраняет контроль над собой, в то время как при употреблении наркотиков имеет место утрата самоконтроля вплоть до распада личности. Медитация, таким образом, представляет собой также и тренировку стабильного осознания Я, которое могло бы противостоять разрушительному действию бессознательных сил [18].

.3 Психологическое и психотерапевтическое воздействие практики медитации

Психологическое воздействие

Хотя представление о медитации просто как о релаксации является крайним упрощением, в ходе практики медитативные состояния начинают тяготеть к большему покою, положительным эмоциям, к большей чувствительности в восприятии и интроспекции. Переживания более опытных практиков включают глубокую умиротворенность, концентрацию и радость, сильные положительные эмоции любви и сострадания, глубокое проникновение в природу ума и различные трансцендентные состояния, охватывающие весь диапазон классического мистического опыта [13].

Медитация - способ налаживания диалога между сознанием и подсознанием. Во время медитации содержание подсознания «всплывает», проявляет себя в сознании. Медитативная практика способствует развитию интуиции, пробуждает ее, что может стать важным ресурсом в повседневной жизни, особенно при решении творческих, нестандартных задач.

Повышение способности восприятия дает возможность рассмотреть собственные психологические процессы и привычки. Одно из первых прозрений состоит в обнаружении того, насколько обычное состояние нашего ума бесконтрольно, бессознательно, непробуждённо и наполнено фантазиями. Классическое утверждение, что необученный ум подобен «буйной пьяной обезьяне» и что приручение ума - это «искусство искусств и наука наук», вскоре обретает для начинающего реальный смысл [38].

Интересно изучение (на основе теста Роршаха) восприятия людей, практикующих буддийскую медитацию, - от начинающих до просветлённых мастеров. Начинающие демонстрируют обычные реакции, в то время как испытуемые, обладающие большой степенью концентрации, видят на картах Роршаха не обычные образы животных и людей, а только светлые и темные узоры. Тот факт, что их ум менее склонен к преобразованию этих структур в организованные образы, соответствует утверждению, что концентрация фокусирует ум и уменьшает число ассоциаций.

Отчеты мастеров представляют неподдельный интерес, и вот почему. Во-первых, они рассматривали не только образы, но и само чернильное пятно как проекцию ума. Во-вторых, не проявляли никаких признаков инстинктивных конфликтов, будучи, по-видимому, свободными от конфликтов психологических, считаемых неотъемлемой частью человеческого опыта. Это соответствует классическому утверждению, что на высшей стадии медитации психологическое страдание может быть значительно ослаблено. Третья и четвертая особенности состояли в том, что мастера медитации организовывали свои реакции на все десять карт в последовательное развитие одной темы: учение о природе человеческого страдания и о возможностях его облегчения. Другими словами, они превратили тесты Роршаха в обучение для исследователей [50].

У людей, практикующих медитацию, постепенно снижается склонность к психологическим защитам, они меньше вступают в конфликты. Медитация способна оказывать разнообразное воздействие на людей, в частности, её действие отражается на общем улучшении психического и физического здоровья и саморегуляции.

В 2003 в институте физиологии СО РАМН были проведены системные психофизиологические исследования психоэмоционального состояния у практикующих Сахаджа йога медитацию с использованием методики ЭЭГ (электроэнцефалография - метод исследования функциональной активности мозга). По этой теме С.А. Голошейкиным [11-13] защищена диссертация «Психофизиологический анализ особенностей эмоциональной реактивности у лиц, практикующих медитацию».

Работа посвящена актуальной проблеме изучения влияния регулярной практики медитации на возникновение устойчивых функциональных изменений в психоэмоциональном пространстве у человека.

В результате было показано, что по сравнению с контрольными испытуемыми медитаторы характеризуются более высокой психоэмоциональной стабильностью, что находит свое отражение в более низких уровнях тревожности и нейротизма, расширенном спектре положительных эмоциональных переживаний, более быстром восстановлении после стрессирующих воздействий, а также лучшими способностями к идентификации и выражению эмоций [12].

Нейрофизиологические исследования О. Коёкиной [34] влияния трансцендентальной медитации на состояние сознания и активность мозга показывает, что постепенное развитие изменений в зависимости от продолжительности опыта и объёма практики сопровождается возникновением в активности мозга признаков, характерных для творческой деятельности и развития личности.

Исследования показывают, что людям, продолжительное время и с успехом практикующим медитацию, свойственны некоторые общие черты: повышенный интерес к внутреннему опыту, открытость к необычным переживаниям, самоконтроль, способность к концентрации, уменьшенная склонность к неврозам и большая открытость к принятию неблагоприятных характеристик личности [65].

Терапевтическое действие

Медитативные практики, которые использовались нашими предками несколько тысяч лет назад для оздоровления и долголетия, получают всё больше признания в современной психотерапии.

Исследования показывают, что медитативные техники эффективны при лечении различных психологических нарушений, таких как тревожные состояния и невроз тревоги, фобии, посттравматические стрессы, бессонница, депрессия, пищевые расстройства, наркомания и алкоголизм.

При исследовании клинических показаний доказано, что медитация предотвращает перенапряжение, устраняет болевые ощущения, снижает уровень кортизола. Медитация используется для избавления от мышечного напряжения, тревожности, злоупотребления наркотиками. В результате медитации снижается артериальное давление, ритм дыхания и сердцебиения, электрическая активность кожи, усиливается приток крови к рукам и ногам[14].

В 2002 году Исследовательский центр естественной терапии при Королевской клинике для женщин в Сиднее провел исследования эффективности сахаджа медитации для людей с астмой средней и тяжелой степени, у которых все еще оставались выраженные симптомы. Группа продемонстрировала значительные улучшения в ключевых показателях эмоционального здоровья и качества жизни. Что наиболее важно - медитационный подход произвел значительные изменения в гиперреактивности дыхательных путей, что говорит о том, что этот метод действительно может оказывать воздействие на патофизиологические процессы [35].

В комплексном обзоре психологических эффектов медитации Шапиро и Жибер приводят примеры исследований, в которых обнаружено, что медитация снижает тягу к употреблению наркотиков, силу страхов и фобий [14].

Дж. С. Эверли и Р. Розенфельд [66] на основе своих клинических наблюдений и исследовательской работы делают вывод, что специфический процесс медитации может быть очень эффективным терапевтическим подходом при чрезмерном стрессе.

Эксперимент института физиологии СО РАМН показал, что как и у всех нормальных людей, у медитаторов можно вызвать состояние эмоционального стресса. Однако, медитаторы, как оказалось, имеют дополнительные физиологические механизмы контроля, позволяющие им уменьшить разрушительное воздействие стресса на состояние психического и физического здоровья. Практическую ценность этого, пожалуй, нет нужды объяснять. Таким образом, регулярная практика медитации приводят к усилению психоэмоциональной стабильности, что находит свое отражение на состоянии субъективного эмоционального пространства, а так же характере функционирования центральной и вегетативной нервных систем [4, 12].

В статье «Психологические аспекты медитации» В.Ф. Петренко и В.В. Кучеренко описывают и проводят анализ общности ряда буддийских медитативных практик и современных психотерапевтических методик [48].

В самой Индии медитативные упражнения йоги успешно применяются в психиатрической практике, есть случаи излечения тяжелобольных людей [24].

Эффект дза-дзэн был использован в Японии в психотерапевтических целях. В этом направлении работали профессор Сома Морита (1874-1938) и его ученики из медицинской школы в Дзикэйкай. Впоследствии их идеи были развиты в медицинской школе Токийского университета. Заметный вклад в эту и ряд смежных проблем научного анализа дзэн внес японский психолог Кодзи Сато [49].

В диссертации В. В. Шлахтер [65] упоминается: исследования медитации доказали её положительное влияние на психологию развития человека, улучшение состояния здоровья, решение личных проблем и достижение успехов в избранной деятельности, облегчение обучения эффективному самоконтролю и овладению приёмами духовного саморазвития.

Одно хорошо контролируемое исследование показало положительное воздействие медитации на людей пожилого возраста. Группа престарелых, обслуживаемых на дому, средний возраст которых составлял 81 год, обученная ТМ, показала лучшие результаты по тестам обучаемости и психического здоровья, чем контрольная группа того же возраста, членов которой обучали релаксации, другим психическим техникам, или группа вообще не проходивших специальной подготовки. Наиболее удивительным было то, что по прошествии трех лет все медитирующие были живы, в то время как из не практиковавших ТМ, в живых осталось только 63 процента. В течение тысячелетий йоги утверждали, что практика созерцания способствует долгожительству, и это утверждение теперь невозможно игнорировать [50].

Систематизируя положительное влияние упражнений в медитации на человека, Ю. Л. Каптен [24] выделяет следующие основные аспекты:

1.Повышение интеллектуальных способностей, глубины восприятия действительности и отдельных явлений, развитие аналитических возможностей, облегчение переходов от дедуктивного мышления к индуктивному и наоборот, улучшение памяти.

.Выработка чувства глубинного спокойствия, восстановление нарушенной психики, приобретение повышенных способностей к управлению нервно-психической деятельностью; лечение психических заболеваний, ликвидация бессонницы.

.Общее оздоровление организма, профилактика общих функциональных расстройств; повышение выносливости организма и устойчивости к разного рода заболеваниям.

.Повышение эстетических вкусов, развитие чувства гармонии, красоты.

.Выработка экстрасенсорных способностей, «сверхъестественных» возможностей человека.

После успешного проведения научных исследований по изучению реактивности головного мозга человека под влиянием трансцендентальной медитации в Институте мозга при РАМН и в Европейском Институте Махариши академик Н.Н. Любимов [34] вышел в Правительство России с предложением, обосновывающим применение этой технологии в учебных заведениях для преподавателей и студентов. Н.Н Любимов утверждал, что использование медитации сопровождается у человека улучшением восприятия раздражителей, улучшением интуиции, анализа раздражителей и совершенствованием локомоторных актов. Исследования под его руководством показали неоспоримые возможности этой технологии по мобилизации скрытых резервов мозга человека.

Помимо частных эффектов систематические медитации вызывают то, что принято называть системным эффектом. Он проявляется, прежде всего, в изменениях генеральной линии поведения человека. Его поступки становятся все более и более осмысленными, в мотивации той или иной деятельности начинают проявляться высшие ценности - доброта по отношению к окружающим, доброжелательность даже к малознакомым людям, способность к бескорыстным делам.

Таким образом, мы рассмотрели такие вопросы как теоретические и исторические аспекты медитации, особенности медитативных техник; анализ психофизиологических исследований медитации и научное обоснование медитации как средства достижения благоприятного психофизического состояния; психологическое и психотерапевтическое воздействие практики медитации на человека и пришли к выводу, что психологические особенности лиц, практикующих медитацию, изучены крайне мало. В связи с этим мы разработали собственное эмпирическое исследование, в котором используем следующие понятия:

Медитация - психическое усилие в состоянии бодрствования, означающее пассивное сосредоточение на внешнем или внутреннем объекте, автоматически ведущее к субъективному ощущению целостности; пассивное в этом контексте означает отсутствие какой-либо мыслительной деятельности

(по Э. Дитриху [18]).

Психологические особенности, чувствительные к воздействию практики медитации: самоактуализация, ориентация во времени, ценности, взгляд на природу человека, автономность, гибкость в общении; саморуководство, отраженное самоотношение, самоценность, самопринятие, самопривязанность, закрытость, внутренняя конфликтность, самообвинение; субъективное переживание одиночества, зависимость от общения, позитивное одиночество; выраженность базовых духовных переживаний.

Глава 2. Эмпирическое исследование психологических особенностей лиц, практикующих медитацию

.1 Программа исследования

Объект исследования - психологические аспекты медитации.

Предмет исследования - психологические особенности лиц, занимающихся медитативной практикой.

Цель исследования - изучить психологические особенности лиц, практикующих медитацию.

Задачи исследования:

1. Сформировать выборку исследования.

. Подобрать батарею методик, позволяющих исследовать психологические особенности лиц, занимающихся медитативной практикой.

. Провести эмпирическое исследование по выбранной теме.

. Сравнить результаты выделенных групп испытуемых и сделать выводы.

Гипотезой исследования является предположение о том, что лицам, практикующим медитацию, присущи определённые психологические особенности. Мы предполагаем, что группа практикующих отличается по следующим психологическим параметрам:

. Имеет более высокие показатели общего уровня самоактуализации, а также её отдельных показателей (ориентация во времени, ценности, взгляд на природу человека, автономность).

. В структуре самоотношения практикующих больше выражены компоненты саморуководства, отраженного самоотношения, самоценности. В то же время им не свойственны закрытость, внутренняя конфликтность, самообвинение.

. В группе практикующих выше показатель позитивного одиночества и ниже показатели субъективного переживания одиночества и зависимости от общения.

. В группе практикующих выше индекс выраженности базовых духовных переживаний.

Контингент исследования составили - 30 человек: 15 в основной группе - группе 1 (практикующие медитацию) и 15 - в группе 2 (непрактикующие). Испытуемые являются студентами различных образовательных учреждений, в том числе факультета профессиональной переподготовки «Педагогика и психология» ВГПУ. В состав группы практикующих вошли участники проекта «Трансформация» (студия гармоничного развития), студенты классической философской школы «Новый Акрополь» г. Воронежа, а также другие практикующие, занимающиеся медитацией от 1, 5 до 10 лет.

Половозрастной состав - женщины и мужчины 20 - 45 лет, в каждой группе 8 мужчин, 7 женщин. Выбор широкого возрастного диапазона обусловлен тем, что медитативные практики воздействуют на психологическое и физиологическое состояние людей любой возрастной категории.

Проведено индивидуальное тестирование двух групп испытуемых. Данные обработаны с использованием математико-статистических методов: подсчитывались средние значения и стандартные отклонения, проводился сравнительный анализ данных (по критерию Манна-Уитни). Затем проведена обработка - описание и интерпретация эмпирических данных.

Первичные результаты исследования представлены в приложениях, а среднегрупповые приведены ниже, в таблицах и графиках.

Методики исследования

В данной работе использовались следующие методики:

. Модифицированный опросник диагностики самоактуализации личности САМОАЛ (А. В. Лазукин в адаптации Н. Ф. Калиной) - адаптация опросника РOI / Personal Orientation Inventory by Everett Shostrom [37].

. Методика исследования самоотношения (МИС, С. Р. Пантелеев) [55].

. Дифференциальный опросник переживания одиночества (ДОПО-3, Осин, Леонтьев [45].

. Тест «Инспирит» («Индекс базовых духовных переживаний» Дж. Касса в адаптации Н.В. Груздева, Д.Л. Спивака) [55, 68].

1. Модифицированный опросник диагностики самоактуализации личности САМОАЛ [37] - предназначен для определения уровня самоактуализации личности (данную методику также можно использовать для изучения поведенческого компонента самосознания).

Представление о том, что такое самоактуализация и как выглядит самоактуализирующаяся личность сложилось на основе логического исследования особенностей жизни, ценностей и общения душевно здоровых, творческих и счастливых людей, проведенного А. Маслоу.

Теория самоактуализации А. Маслоу на законном основании входит в число наиболее популярных и влиятельнейших концепций современной психологии. Первую попытку измерить уровень самоактуализации предпринял Э. Шостром, опубликовавший в 1963 году вопросник РОI (Регзопаl Оrientation Inventoгу). Конкретные вопросы этого опросника были отобраны из большого набора поведенческих и ценностных индикаторов. Для выявления этих индикаторов Шостром опросил практикующих психологов, работающих в русле гуманистического подхода в психотерапии, и обобщил их опыт. Работа по анализу и отбору суждений, вошедших в тест, он проводил на протяжении нескольких лет.

Опросник измеряет самоактуализацию как многомерную величину. В него вошли две основные шкалы личностной ориентации: первая (временная), показывающая, насколько человек может жить в настоящем, не откладывая это на будущее и не пытаясь вернуться в прошлое, и вторая (опоры или поддержки), измеряющая способность личности опираться на себя, а не на ожидания или оценки других людей. Кроме того, имелось 10 дополнительных шкал, измеряющих такие качества, как самоуважение, спонтанность, бытийные ценности, позитивность взглядов на человеческую природу и др.

В настоящей работе использовалась адаптация теста РОI, опросник САМОАЛ. Эта методика была разработана с учетом специфических особенностей самоактуализации в нашем обществе. Кроме того, существенным изменениям подверглась структура опросника (типы шкал) и формулировка диагностических суждений. Первый вариант САМОАЛ создавался в 1993-1994 гг. Н. Ф. Калиной, в стандартизации и валидизации принимал участие психолог А. В. Лазукин [39].

Методика включает 100 парных утверждений, из которых в процессе опроса необходимо выбрать одно, распределенных по 11 шкалам, а также предполагает вычисление общего показателя самоактуализации.

2. Методика исследования самоотношения - МИС С. Р. Пантелеева [55] - предназначена для выявления структуры самоотношения личности, а также выраженности отдельных компонентов самоотношения: закрытости, самоуверенности, саморуководства, отраженного самоотношения, самоценности, самопривязанности, внутренней конфликтности и самообвинения. В основу понимания самоотношения положена концепция самосознания В. В. Столина [56], который выделял три измерения самоотношения: симпатию, уважение, близость.

Испытуемым предлагается 110 утверждений. Необходимо отметить + (да) в случае согласия с содержанием суждения, и - (нет) в случае несогласия.

3. Дифференциальный опросник переживания одиночества (Осин, Леонтьев) [45] включает 55 утверждений. Шкалы этого опросника измеряют субъективное переживание одиночества (изоляции, нехватки эмоциональной близости с людьми) и два взаимосвязанных аспекта отношения к нему: зависимость от общения (негативное представление об одиночестве, неспособность выносить уединение, поиск контактов) и позитивное одиночество (умение принимать и ценить ситуации уединения, находить в них ресурс для творчества и саморазвития).

Переживание одиночества представляет собой сложный и многоаспектный феномен. По данным многочисленных эмпирических исследований, одиночество связано с депрессией, тревогой, враждебностью, склонностью к суициду, соматическими проблемами. В то же время, ряд авторов подчеркивают ценность уединения, которое дает человеку возможность для встречи и конструктивного диалога с самим собой, необходимыми для развития личности (П. Тиллих, К. Юнг, А. Маслоу, И. Ялом, В. Франкл, А. Лэнгле, и мн. др.) [33, 38, 45, 64]. Как отмечал П. Тиллих [45], одиночество может победить лишь тот, кто способен вынести уединение: можно предположить, что одиночество является не проблемой, а вызовом, и воздействие одиночества на личность определяется способностью личности совладать с ним.

4. Тест «Инспирит» («Индекс базовых духовных переживаний») Дж. Касса в адаптации Н. В. Груздева, Д. Л. Спивака [55, 68] - предназначен для изучения выраженности базовых духовных переживаний у здоровых людей в условиях стресса. Методика содержит 7 вопросов.

При интерпретации полученных результатов учитывается, что под базовым духовным переживанием понимается как определенное событие и когнитивная оценка этого события, которая привела человека к убеждению о существовании Бога, так и переживание глубокой внутренней связи с Богом (ощущение внутреннего присутствия Бога, единения с Богом). Чем выше индивидуальное значение индекса, тем более зрелыми являются религиозно-психологические представления и установки субъекта (внутренняя религиозная ориентация).

Для анализа результатов исследования выделяем следующие параметры:

1. Общий уровень самоактуализации и её показатели по 11 составляющим шкалам:

) ориентация во времени

) ценности

) взгляд на природу человека

) потребность в познании

) креативность (стремление к творчеству)

) автономность

) спонтанность

) самопонимание

) аутосимпатия

) контактность

) гибкость в общении

. Самоотношение, включающее следующие показатели:

) закрытость

) самоуверенность

) саморуководство

) отраженное самоотношение

) самоценность

) самопринятие

) самопривязанность

) внутренняя конфликтность

) самообвинение

. Особенности переживания одиночеста:

субъективное переживание одиночества

зависимость от общения

позитивное одиночество

. Индекс базовых духовных переживаний.

2.2. Результаты исследования и их анализ

Для обработки результатов использовались методы статистической обработки данных.

Выборочное среднее значение как статистический показатель представляет собой среднюю оценку изучаемого в эксперименте психологического качества. Эта оценка характеризует степень его развития в целом у обследованной группы испытуемых. Сравнивая непосредственно средние значения двух или нескольких выборок, мы можем судить об относительной степени развития у людей, составляющих эти выборки, оцениваемого качества.

Среднестатистическое отклонение как статистическая величина характеризует, насколько частные значения отклоняются от средней величины в данной выборке. Чем больше среднестатистическое отклонение, тем больше разброс данных.

Общая выборка испытуемых разделена на группу 1 - группу практикующих и группу 2 - группу непрактикующих. Для доказательства, что можно сравнивать эти группы, вычисляется U-критерий достоверности Манна-Уитни [21]. Критерий предназначен для оценки различий между двумя выборками по уровню какого-либо признака, количественно измеренного.

В нашем случае каждая группа испытуемых состоит из 15 человек. UКр.= 56 при p≤0, 01; UКр.= 72 при p≤0, 05 (рис. 1).

UКрp≤0.01p≤0.055672Рис. 1. Критические значения критерия (n=15).

Для подтверждения гипотезы о достоверном различии признака UЭмп должен принять значение ниже <56 (это зона значимости). При попадании значения в область между 56 и 72 речь идёт о зоне неопределённости, а при значении выше >72 - различия не подтверждаются (зона незначимости).

Далее приводится сравнительный анализ результатов двух групп по избранным методикам.

1. Самоактуализация и её составляющие.

Для оценки самоактуализации двух групп, а также её составляющих использовался модифицированный опросник диагностики самоактуализации личности САМОАЛ.

Данная методика позволяет определить общий уровень самоактуализации и отдельные показатели по 11 шкалам:

) ориентация во времени

) ценности

) взгляд на природу человека

) потребность в познании

) креативность (стремление к творчеству)

) автономность

) спонтанность

) самопонимание

) аутосимпатия

) контактность

) гибкость в общении

В таблице 1 и на рисунке 2 представлены результаты сравнительного анализа по методике САМОАЛ.

Наглядно видно, что средние показатели группы практикующих медитацию превосходят те же показатели группы непрактикующих по всем шкалам, кроме одной (табл. 1, рис. 2). По шкале потребности в познании данные очень близки друг к другу в пользу группы 2 (54, 7 и 53, 3 соответственно).

В ходе исследования с помощью U-критерия достоверности Манна-Уитни установлены достоверные различия (UЭмп<56) по следующим 5 шкалам:

·Самоактуализация (UЭмп = 34, 5 при p ≤0, 01)

Показатели самоактуализации группы практикующих медитацию достоверно выше показателей группы непрактикующих. Критерий в зоне значимости. Средние значение соответственно равны 67, 3 и 55, 1.

Следует отметить однородность выборки по уровню самоактуализации в группе практикующих (группа 1): в этой группах он имеет высокие значения, а стандартное отклонение принимает наименьшее значение из всех (6, 6).

Таким образом все практикующие характеризуются высокими показателями самоактуализации и, соответственно, характеризуются большим стремлением к возможно более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей. Для них всё более актуальными становятся потребности более высокого уровня: непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т. п., более полное познание и, стало быть, принятие своей собственной изначальной природы, неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности.

·Ценности (UЭмп = 50, 5 при p ≤0, 01)

Показатели шкалы ценностей группы практикующих медитацию достоверно выше показателей группы 2. Критерий в зоне значимости. Средние значение соответственно равны 78, 3 и 65, 3.

Высокий балл по шкале ценностей свидетельствует, что человек разделяет ценности самоактуализирующейся личности, к числу которых А.Маслоу [37, 38] относил такие, как истина, добро, красота, целостность, отсутствие раздвоенности, жизненность, уникальность, совершенство, свершения, справедливость, порядок, простота, легкость без усилия, игра, самодостаточность. Предпочтение этих ценностей указывает на стремление к гармоничному бытию и здоровым отношениям с людьми, далекое от желания манипулировать ими в своих интересах.

Таблица 1. Результаты сравнительного анализа по методике САМОАЛ.

ПоказателиПрактикующиеНепрактикующиеUЭмпСредн.Станд.отклСредн.Станд.откл.Самоактуализация67, 36, 655, 110, 534, 51. Ориентация во времени72196013, 6592. Ценности78, 312, 465, 315, 150, 53. Взгляд на природу человека57, 315, 84214, 7504. Потребность в познании53, 312, 954, 710, 61065. Креативность7215, 961, 321, 682, 56. Автономность69, 811, 950, 723, 1527. Спонтанность65, 413, 756, 416, 7768. Самопонимание53, 325, 848, 724, 21019. Аутосимпатия65, 516, 151, 51464, 510. Контактность66, 711, 1502158, 511. Гибкость в общении66, 710, 553, 313, 551

Жирным шрифтом в таблице обозначены достоверно различающиеся показатели, шрифтом с подчёркиванием - те, критерий по которым попал в зону неопределённости.

Рис. 2. Сравнительная диаграмма уровней самоактуализации и отдельных показателей по методике САМОАЛ.

·Взгляд на природу человека (UЭмп = 50 при p ≤0, 01)

Показатели шкалы взгляда на природу человека группы практикующих медитацию достоверно выше показателей группы непрактикующих. Критерий в зоне значимости. Средние значение соответственно равны 57, 3 и 42.

Взгляд на природу человека может быть положительным (высокая оценка) или негативным (низкая). Эта шкала описывает веру в людей, в могущество человеческих возможностей. Высокий показатель может интерпретироваться как устойчивое основание для искренних и гармоничных межличностных отношений, естественная симпатия и доверие к людям, честность, непредвзятость, доброжелательность.

Показатели шкалы автономность группы практикующих медитацию достоверно выше показателей группы непрактикующих. Критерий в зоне значимости. Средние значение соответственно равны 69, 8 и 50, 7.

Автономность, по мнению большинства гуманистических психологов, является главным критерием психического здоровья личности, ее целостности и полноты. Это понятие тяготеет к таким чертам, как жизненность (aliveness) и самоподдержка (self-support), направляемость изнутри (inner-directed), зрелость (ripeness). Самоактуализирующаяся личность автономна, независима и свободна, однако это не означает отчуждения и одиночества. Автономность - это позитивная "свобода для" в отличие от негативной "свободы от".

По шкале автономность в группе непрактикующих отмечается неоднородность (стандартное отклонение принимает значение >20), что говорит о значительных различиях по данному показателю внутри группы.

·Гибкость в общении (UЭмп = 51 при p ≤0, 01)

Показатели шкалы гибкость в общении группы практикующих медитацию достоверно выше показателей группы 2. Критерий в зоне значимости. Средние значение соответственно равны 66, 7 и 53, 3.

Шкала гибкости в общении соотносится с наличием или отсутствием социальных стереотипов, способностью к адекватному самовыражению в общении. Высокие показатели свидетельствуют об аутентичном взаимодействии с окружающими, способности к самораскрытию. Люди с высокой оценкой по этой шкале ориентированы на личностное общение, не склонны прибегать к фальши или манипуляциям, не смешивают самораскрытие личности с самопредъявлением - стратегией и тактикой управления производимым впечатлением. Низкие показатели характерны для людей ригидных, не уверенных в своей привлекательности, в том, что они интересны собеседнику и общение с ними может приносить удовольствие.

Средние значения следующих 3-х шкал группы практикующих медитацию превосходят значения группы непрактикующих, но критерии попали в зону неопределённости (56<UЭмп<72):

·Ориентация во времени (UЭмп = 59 при p ≤0, 01)

Среднее значение шкалы ориентации во времени группы практикующих медитацию превосходит среднее значение группы 2: 72 и 60. Критерий попал в зону неопределённости.

Шкала ориентации во времени показывает, насколько человек живет настоящим, не откладывая свою жизнь "на потом" и не пытаясь найти убежище в прошлом. Высокий результат характерен для лиц, хорошо понимающих экзистенциальную ценность жизни "здесь и сейчас", способных наслаждаться актуальным моментом, не сравнивая его с прошлыми радостями и не обесценивая предвкушением грядущих успехов. Низкий результат - это люди, невротически погруженные в прошлые переживания, с завышенным стремлением к достижениям, мнительные и неуверенные в себе.

По шкале ориентация во времени в группе практикующих отмечается довольно заметная неоднородность (стандартное отклонение принимает значение 19), в группе встречаются как лица, целиком живущие здесь и сейчас, так и склонные возвращаться к переживаниям прошлого.

·Аутосимпатия (UЭмп = 64, 5 при p ≤0, 01)

Среднее значение шкалы аутосимпатии группы практикующих медитацию превосходит среднее значение группы непрактикующих: 65, 5 и 51, 5. Критерий попал в зону неопределённости.

Аутосимпатия - естественная основа психического здоровья и цельности личности. Низкие показатели имеют люди невротичные, тревожные, неуверенные в себе. Аутосимпатия вовсе не означает тупого самодовольства или некритичного самовосприятия, это просто хорошо осознаваемая позитивная «Я-концепция», служащая источником устойчивой адекватной самооценки.

·Контактность (UЭмп = 58, 5 при p ≤0, 01)

Среднее значение шкалы контактности группы практикующих медитацию превосходит среднее значение группы непрактикующих: 66, 7 и 50. Критерий попал в зону неопределённости.

Шкала контактности измеряет общительность личности, ее способность к установлению прочных и доброжелательных отношений с окружающими. В опроснике САМОАЛ [37] контактность понимается не как уровень коммуникативных способностей личности или навыки эффективного общения, но как общая предрасположенность к взаимно полезным и приятным контактам с другими людьми, необходимая основа синергической установки личности.

Критерии по 4-м шкалам попали в зону незначимости (UЭмп>72), таким образом, достоверных различий по ним не выявлено:

·Потребность в познании (UЭмп = 106 при p ≤0, 01)

Средние значение шкалы потребности в познании групп максимально близки с небольшим перевесом в пользу группы непрактикующих: 53, 3 и 54, 7. Критерий в зоне незначимости.

Эта шкала описывает способность к бытийному познанию - бескорыстную жажду нового, интерес к объектам, не связанный прямо с удовлетворением каких-либо потребностей. А. Маслоу [38] считал такое познание более точным и эффективным, поскольку его процесс не искажается желаниями и влечениями, человек при этом не склонен судить, оценивать и сравнивать. Он просто видит то, что есть и ценит это. Высокая потребность в познании характерна для личности, всегда открытой новым впечатлениям.

·Креативность (UЭмп = 82, 5 при p ≤0, 01)

Среднее значение шкалы креативности группы практикующих медитацию превосходит среднее значение группы непрактикующих: 72 и 61, 3. Критерий в зоне незначимости.

Стремление к творчеству или креативность - непременный атрибут самоактуализации, которую попросту можно назвать творческим отношением к жизни.

По шкале креативности в группе непрактикующих отмечается неоднородность (стандартное отклонение принимает значение >20).

·Спонтанность (UЭмп = 76 при p ≤0, 01)

Среднее значение шкалы спонтанности группы практикующих медитацию превосходит среднее значение группы непрактикующих: 65, 4 и 56, 4. Критерий в зоне незначимости.

Спонтанность - это качество, вытекающее из уверенности в себе и доверия к окружающему миру, свойственных самоактуализировавшимся людям. Высокий показатель по шкале спонтанности свидетельствует о том, что самоактуализация стала образом жизни, а не является мечтой или стремлением. Способность к спонтанному поведению фрустрируется культурными нормами, в естественном виде ее можно наблюдать разве что у маленьких детей. Спонтанность соотносится с такими ценностями, как свобода, естественность, игра, легкость без усилия.

·Самопонимание (UЭмп = 101 при p ≤0, 01)

Среднее значение по шкале самопонимания группы практикующих медитацию превосходит среднее значение группы непрактикующих: 53, 3 и 48, 7. Критерий в зоне незначимости.

Высокий показатель по этой шкале свидетельствует о чувствительности, сензитивности человека к своим желаниям и потребностям. Такие люди свободны от психологической защиты, отделяющей личность от собственной сущности, они не склонны подменять собственные вкусы и оценки внешними социальными стандартами. Показатели по шкалам самопонимания, спонтанности и аутосимпатии, как правило, связаны между собой. Низкий балл по шкале самопонимания свойственен людям неуверенным, ориентирующимся на мнение окружающих.

По шкале самопонимания отмечается заметная неоднородность выборки в обеих группах. Здесь стандартное отклонение достигает своих максимальных значений (25, 8 и 24, 2 соответственно).

2. Структура самоотношения.

Исследование самоотношения проведено по методике исследования самоотношения С. Р. Пантелеева (МИС). В результате была выявлена выраженность отдельных компонентов самоотношения (табл. 2, рис. 3, 4), к которым относятся:

·закрытость

·самоуверенность

·саморуководство

·отраженное самоотношение

·самоценность

·самопринятие

·самопривязанность

·внутренняя конфликтность

·самообвинение

Диаграммы позволяют проследить различия групп по степени выраженности признаков (рис. 5 - 13).

Шкалы, характеризующие самоотношение:

. Закрытость

Шкала "Закрытость" определяет преобладание одной из двух тенденций: либо конформности, выраженной мотивации социального одобрения, либо критичности, глубоко осознания себя, внутренней честности и открытости.

Высокие значения (8-10 стенов) отражают выраженное защитное поведение личности, желание соответствовать общепринятым нормам поведение и взаимоотношений с окружающими людьми.

Таблица 2. Процентное соотношение низких, средних и высоких показателей самоотношения по шкалам.

Шкалы самоотношения% участников с низким (Н), средним (С), высоким (В) показателямиПрактикующиеНепрактикующиеНСВНСВ1. Закрытость3340272740332. Самоуверенность746471334533. Саморуководство013871413734. Отраженное самоотношение753401360275. Самоценность627672027536. Самопринятие76033020807. Самопривязанность2733402060208. Внутренняя конфликтность6027134740139. Самообвинение67627532720

Рис. 3. Результаты сравнительного анализа средних значений шкал по методике МИС.

Практикующие

Непрактикующие

Рис. 4. Диаграмма распределения процентного соотношения показателей низкого, среднего и высокого уровней в группах 1 и 2 (методика МИС).

Человек склонен избегать открытых отношений с самим собой; причиной может быть или недостаточность навыков рефлексии, поверхностное видение себя, или осознанное нежелание раскрывать себя, признавать существование личных проблем. Высокие значения по этому показателю получили 27% испытуемых в группе практикующих и 33% в группе непрактикующих (рис. 5).

Средние значения (4-7 стенов) означают избирательное отношение человека к себе; преодоление некоторых психологических защит при актуализации других, особенно в критических ситуациях. В обеих группах средние значения по шкале имеют 40% испытуемых.

Низкие значения (1-3 стена) указывают на внутреннюю честность, на открытость отношений человека с самим собой, на достаточно развитую рефлексию и глубокое понимание себя. Человек критичен по отношению к себе. Во взаимоотношениях с людьми доминирует ориентация на собственное видение ситуации, происходящего. Низкие значения по данному показателю получили 33% испытуемых в группе практикующих и 27% в группе непрактикующих.

Рис. 5. Результаты сравнительного анализа шкалы "Закрытость" по методике МИС.

Таким образом в группе практикующих больше лиц, характеризующихся глубокой осознанностью Я, повышенной рефлексивностью и критичностью, способностью не скрывать от себя и других даже неприятную информацию, несмотря на её значимость, и меньше тех, кто склонен к закрытости, неспособности или нежеланию осознавать и выдавать значимую информацию о себе.

2. Самоуверенность

Шкала "Самоуверенность" выявляет самоуважение, отношение к себе как к уверенному, самостоятельному, волевому и надежному человеку, который знает, что ему есть за что себя уважать.

Высокие значения (8-10 стенов) характеризуют выраженную самоуверенность, ощущение силы собственного "Я", высокую смелость в общении. Доминирует мотив успеха. Человек уважает себя, доволен собой, своими начинаниями и достижениями, ощущает свою компетентность и способность решать многие жизненные вопросы. Препятствия на пути к достижению цели воспринимаются как преодолимые. Проблемы затрагивают неглубоко, переживаются недолго. Высокие значения по этому показателю получили 47% испытуемых в группе практикующих и 53% в группе непрактикующих (рис. 6).

Средние значения (4-7 стенов) свойственны тем, кто в привычных для себя ситуациях сохраняет работоспособность, уверенность в себе, ориентацию на успех начинаний. При неожиданном появлении трудностей уверенность в себе снижается, нарастают тревога, беспокойство. Средние значения по этому показателю получили 46% испытуемых в группе практикующих и 34% в группе непрактикующих.

Низкие значения (1-3 стена) отражают неуважение к себе, связанное с неуверенностью в своих возможностях, с сомнением в своих способностях. Человек не доверяет своим решениям, часто сомневается в способности преодолевать трудности и препятствия, достигать намеченные цели. Возможны избегание контактов с людьми, глубокое погружение в собственные проблемы, внутренняя напряженность. Средние значения по этому показателю получили 7% испытуемых в группе практикующих и 13% в группе непрактикующих.


Рис. 6. Результаты сравнительного анализа шкалы " Самоуверенность" по методике МИС.

Таким образом группа практикующих уступает второй группе в самоуверенности и высоком самомнении, превосходя в средних значениях по показателю.

В то же время в группе практикующих выше процент испытуемых, неудовлетворённых собой и своими возможностями, склонных к сомнениям и недостаточному самоуважению.

3. Саморуководство

Шкала "Саморуководство" отражает представление личности об основном источнике собственной активности, результатов и достижений, об источнике развития собственной личности, подчеркивает доминирование либо собственного "Я", либо внешних обстоятельств.

Высокие значения (8-10 стенов) характерны для тех, кто основным источником развития своей личности, регулятором достижений и успехов считает себя. Человек переживает собственное "Я" как внутренний стержень, который координирует и направляет всю активность, организует поведение и отношения с людьми, что делает его способным прогнозировать свои действия и последствия возникающих контактов с окружающими. Он ощущает себя способным оказывать сопротивление внешним влияниям, противиться судьбе и стихии событий. Человеку свойствен контроль над эмоциональными реакциями и переживаниями по поводу себя. Высокие значения по этому показателю получили 87% испытуемых в группе практикующих и 73% в группе непрактикующих (рис. 7).

Средние значения (4-7 стенов) раскрывают особенности отношения к своему "Я" в зависимости от степени адаптированности в ситуации. В привычных для себя условиях существования, в которых все возможные изменения знакомы и хорошо прогнозируемы, человек может проявлять выраженную способность к личному контролю. В новых для себя ситуациях регуляционные возможности "Я" ослабевают, усиливается склонность к подчинению средовым воздействиям. Средние значения по этому показателю получили 13% испытуемых в обеих группах.

Низкие значения (1-3 стена) описывают веру субъекта в подвластность своего "Я" внешним обстоятельствам и событиям. Механизмы саморегуляции ослаблены. Волевой контроль недостаточен для преодоления внешних и внутренних препятствий на пути к достижению цели. Основным источником происходящего с человеком признаются внешние обстоятельства. Причины, заключающиеся в себе, или отрицаются, или, что встречается довольно часто, вытесняются в подсознание. Переживания относительно собственного "Я" сопровождаются внутренним напряжением. Низкие значения по этому показателю в группе практикующих не получил никто, в группе непрактикующих - 14% испытуемых.

Рис. 7. Результаты сравнительного анализа шкалы " Саморуководство" по методике МИС.

Таким образом большинство испытуемых в обеих группах отчетливо переживают собственное "Я" как внутренний стержень, интегрирующий и организующий личность и жизнедеятельность, считают, что их судьба находится в собственных руках; чувствуют обоснованность и последовательность своих внутренних побуждений и целей. Тем не менее в группе практикующих процент таких людей выше: 87% против 73% в группе непрактикующих.

Ещё одно существенное различие состоит в том, что для 14 % группы непрактикующих присущи подвластность «Я» влияниям обстоятельств, неспособность противостоять судьбе, плохая саморегуляция, размытый фокус «Я», отсутствие тенденций поиска причины поступков и результатов в себе самом. В группе практикующих таких лиц нет.

4. Отраженное самоотношение

Шкала "Отраженное самоотношение" характеризует представление субъекта о способности вызвать у других людей уважение, симпатию. При интерпретации необходимо учитывать, что шкала не отражает истинного содержания взаимодействия между людьми, это лишь субъективное восприятие сложившихся отношений.

Высокие значения (8-10 стенов) соответствуют человеку, который воспринимает себя принятым окружающими людьми. Он чувствует, что его любят другие, ценят за личностные и духовные качества, за совершаемые поступки и действия, за приверженность групповым нормам и правилам. Он ощущает в себе общительность, эмоциональную открытость для взаимодействия с окружающими, легкость установления деловых и личных контактов. Высокие значения по этому показателю получили 40% испытуемых в группе практикующих и 27% в группе непрактикующих (рис. 8).

Средние значения (4-7 стенов) означают избирательное восприятие человеком отношения окружающих к себе. С его точки зрения, положительное отношение окружающих распространяется лишь на определенные качества, на определенные поступки; другие личностные проявления способны вызывать у них раздражение и непринятие. Средние значения по этому показателю получили 53% испытуемых в группе практикующих и 60% в группе непрактикующих.

Низкие значения (1-3 стена) указывают на то, что человек относится к себе как к неспособному вызвать уважение у окружающих, как к вызывающему у других людей осуждение и порицание. Одобрение, поддержка от других не ожидаются. Низкие значения по этому показателю получили 7% испытуемых в группе практикующих и 13% в группе непрактикующих.

Рис. 8. Результаты сравнительного анализа шкалы " Отраженное самоотношение " по методике МИС.

Таким образом, группа практикующих превосходит группу непрактикующих по количеству лиц, воспринимающих себя принятыми окружающими людьми, уверенных в том, что их личность, характер и деятельность способны вызвать в других уважение, симпатию, одобрение и понимание. Количество же испытуемых, склонных ожидать противоположные чувства по отношению к себе от других, в группе практикующих меньше.

5. Самоценность

Шкала "Самоценность" передает ощущение ценности собственной личности и предполагаемую ценность собственного "Я" для других.

Высокие значения (8-10 стенов) принадлежат человеку, высоко оценивающему свой духовный потенциал, богатство своего внутреннего мира, человек склонен воспринимать себя как индивидуальность и высоко ценить собственную неповторимость. Уверенность в себе помогает противостоять средовым воздействиям, рационально воспринимать критику в свой адрес. Высокие значения по этому показателю получили 67% испытуемых в группе практикующих и 53% в группе непрактикующих (рис. 9).

Средние значения (4-7 стенов) отражают избирательное отношение к себе. Человек склонен высоко оценивать ряд своих качеств, признавать их уникальность. Другие же качества явно недооцениваются, поэтому замечания окружающих могут вызвать ощущение малоценности, личной несостоятельности. Средние значения по этому показателю получили 27% испытуемых в обеих группах.

Низкие значения (1-3 стена) говорят о глубоких сомнениях человека в уникальности своей личности, недооценке своего духовного "Я". Неуверенность в себе ослабляет сопротивление средовым влияниям. Повышенная чувствительность к замечаниям и критике окружающих в свой адрес делает человека обидчивым и ранимым, склонным не доверять своей индивидуальности. Низкие значения по этому показателю получили 6% испытуемых в группе практикующих и 20% в группе непрактикующих.


Рис. 9. Результаты сравнительного анализа шкалы " Самоценность " по методике МИС.

Таким образом группа практикующих превосходит группу непрактикующих по количеству испытуемых, заинтересованных в собственном Я, испытывающих любовь к себе, ощущение ценности собственной личности и одновременно предполагаемую ценность своего Я для других. Так же в группе практикующих меньше лиц, сомневающихся в ценности собственной личности, ответственности, граничащей с безразличием к своему Я, потере интереса к своему внутреннему миру.

6. Самопринятие

Шкала "Самопринятие" позволяет судить о выраженности чувства симпатии к себе, согласия со своими внутренними побуждениями, принятия себя таким, какой есть, несмотря на недостатки и слабости.

Высокие значения (8-10 стенов) характеризуют склонность воспринимать все стороны своего "Я", принимать себя во всей полноте поведенческих проявлений. Общий фон восприятия себя положительный. Человек часто ощущает симпатию к себе, ко всем качествам своей личности. Свои недостатки считает продолжением достоинств. Неудачи, конфликтные ситуации не дают основания для того, чтобы считать, себя плохим человеком. Высокие значения по данному показателю получили 33% испытуемых в группе практикующих и 80% в группе непрактикующих (рис. 10).

Средние значения (4-7 стенов) отражают избирательность отношения к себе. Человек склонен принимать не все свои достоинства и критиковать не все свои недостатки. Средние значения по данному показателю получили 60% испытуемых в группе практикующих и 20% в группе непрактикующих.

Низкие значения (1-3 стена) указывают на общий негативный фон восприятия себя, на склонность воспринимать себя излишне критично. Симпатия к себе недостаточно выражена, проявляется эпизодически. Негативная оценка себя существует в разных формах: от описания себя в комическом свете до самоуничижения. Низкие значения по данному показателю получили 7% испытуемых в группе практикующих и никто в группе непрактикующих.

Рис. 10. Результаты сравнительного анализа шкалы " Самопринятие" по методике МИС.

Группа практикующих заметно уступает группе непрактикующих по количеству лиц, характеризующихся дружеским отношением к себе, согласием с собой, одобрением своих планов и желаний, эмоциональным, безусловным принятием себя такими, как есть, даже с недостатками. Для некоторого количества испытуемых характерно низкое самопринятие, в то время как в группе непрактикующих таких лиц нет. В то же время по средним значениям признака группа практикующих заметно превосходит вторую группу.

7. Самопривязанность

Шкала "Самопривязанность" выявляет степень желания изменяться по отношению к наличному состоянию.

Высокие значения (8-10 стенов) отражают устойчивую "Я"-концепцию, стремление сохранить в неизменном виде свои качества, требования к себе, а главное - видение и оценку себя. Ощущение самодостаточности и достижения идеала мешает реализации возможности саморазвития и самосовершенствования. Помехой для самораскрытия может быть также высокий уровень личностной тревожности, предрасположенность воспринимать окружающий мир как угрожающий самооценке. Высокие значения по данному показателю получили 40% испытуемых в группе практикующих и 20% в группе непрактикующих (рис. 11).

Средние значения (4-7 стенов) указывают на избирательность отношения к своим личностным свойствам, на стремление к изменению лишь некоторых своих качеств при сохранении прочих других. Средние значения по данному показателю получили 33% испытуемых в группе практикующих и 60% в группе непрактикующих.

Низкие значения (1-3 стена) фиксируют высокую готовность к изменению "Я"- концепции, открытость новому опыту познания себя, поиски соответствия реального и идеального "Я". Желание развивать и совершенствовать собственное "Я" ярко выражено, источником чего может быть, неудовлетворенность собой. Легкость изменения представлений о себе. Низкие значения по данному показателю получили 27% испытуемых в группе практикующих и 20% в группе непрактикующих.

Рис. 11. Результаты сравнительного анализа шкалы " Самопривязанность" по методике МИС.

Таким образом, в группе практикующих больше лиц, отличающихся большей привязанностью к Я-образу, нежеланием меняться на фоне общего положительного отношения к себе. Одновременно с этим в ней больше испытуемых, желающих что-то в себе изменить, соответствовать идеальному представлению о себе, склонных к неудовлетворённости собой. Группа непрактикующих превосходит первую группу по количеству средних показателей.

8. Внутренняя конфликтность

Шкала "Внутренняя конфликтность" определяет наличие внутренних конфликтов, сомнений, несогласия с собой, выраженность тенденций к самокопанию и рефлексии.

Высокие значения (8-10 стенов) соответствуют человеку, у которого преобладает негативный фон отношения к себе. Он находится в состоянии постоянного контроля над своим "Я", стремится к глубокой оценке всего, что происходит в его внутреннем мире. Развитая рефлексия переходит в самокопание, приводящее к нахождению осуждаемых в себе качеств и свойств. Отличается высокими требованиями к себе, что нередко приводит к конфликту между "Я" реальным и "Я" идеальным, между уровнем притязаний и фактическими достижениями, к признанию своей малоценности. Истинным источником своих достижений и неудач считает преимущество себя. Высокие значения по данному показателю получили по 13% испытуемых в каждой группе (рис. 12).

Средние значения (4-7 стенов) характерны для человека, у которого отношение к себе, установка видеть себя зависит от степени адаптированности в ситуации. В привычных для себя условиях, особенности которых хорошо знакомы и прогнозируемы, наблюдаются положительный фон отношения к себе, признание своих достоинств и высокая оценка своих достижений. Неожиданные трудности, возникающие дополнительные препятствия могут способствовать усилению недооценки собственных успехов. Средние значения по данному показателю получили 27% испытуемых в группе практикующих и 40% в группе непрактикующих.

Низкие значения (1-3 стена) наиболее часто встречаются у тех, кто в целом положительно относится к себе, ощущает баланс между собственными возможностями и требованиями окружающей реальности, между притязаниями и достижениями, доволен сложившейся жизненной ситуацией и собой. При этом возможны отрицание своих проблем и поверхностное восприятие себя. Низкие значения по данному показателю получили 60% испытуемых в группе практикующих и 47% в группе непрактикующих.

Рис. 12. Результаты сравнительного анализа шкалы " Внутренняя конфликтность" по методике МИС.

Итак, в обеих группах количество испытуемых, для которых характерно наличие внутренних конфликтов, сомнений, несогласие с собой, тревожно-депрессивные состояния, чувство вины, невелико - по 13%.

В группе практикующих больше процент лиц с низким уровнем внутренней конфликтности - две трети испытуемых и меньше лиц со средним уровнем - около трети. В группе непрактикующих участники с низкими и средними показателями по шкале делятся примерно пополам.

9. Самообвинение

Шкала "Самообвинение" характеризует выраженность отрицательных эмоций в адрес своего "Я".

Высокие значения (8-10 стенов) можно наблюдать у тех, кто видит в себе прежде всего недостатки, кто готов поставить себе в вину все свои промахи и неудачи. Проблемные ситуации, конфликты в сфере общения актуализируют сложившиеся психологические защиты, среди которых доминируют реакции защиты собственного "Я" в виде порицания, осуждения себя или привлечения смягчающих обстоятельств. Установка на самообвинение сопровождается развитием внутреннего напряжения, ощущением невозможности удовлетворения основных потребностей. Высокие значения по данному показателю получили 27% испытуемых в группе практикующих и 20% в группе непрактикующих (рис. 13).

Средние значения (4-7 стенов) указывают на избирательное отношение к себе. Обвинение себя за те или иные поступки и действия сочетается с выражением гнева, досады в адрес окружающих. Средние значения по данному показателю получили 6% испытуемых в группе практикующих и 27% в группе непрактикующих.

Низкие значения (1-3 стена) обнаруживают тенденцию к отрицанию собственной вины в конфликтных ситуациях. Защита собственного "Я" осуществляется путем обвинения преимущественно других, перенесением ответственности на окружающих за устранение барьеров на пути к достижению цели. Ощущение удовлетворенности собой сочетания с порицанием других, поисками в них источников всех неприятностей и бед. Низкие значения по данному показателю получили 67% испытуемых в группе практикующих и 53% в группе непрактикующих.

Рис. 13. Результаты сравнительного анализа шкалы " Самообвинение" по методике МИС.

По психологическому содержанию шкала в целом сходна с предыдущей (8) шкалой. Однако если значение 8-й шкалы характеризуется конфликтностью, связанной с недостатком самоуважения (недооценкой своих возможностей, компетентности, знаний и способностей), то значение 9-й шкалы является индикатором отсутствия симпатии, что сопровождается негативными эмоциями в свой адрес, несмотря на высокую самооценку собственных качеств.

В обеих группах лиц с высоким уровнем самообвинения немного, тем не менее наше исследование показало, что для группы непрактикующих характерны средние показатели по шкале самообвинения, в то время как группа практикующих отличается как большим количеством испытуемых с низким уровнем самообвинения, т.е. удовлетворённых собой, так и тех, чьи результаты говорят о самообвинении, готовности поставить себе в вину свои неудачи, собственные недостатки. В целом уровень самообвинения в группе практикующих ниже: здесь больше лиц с низкими показателями по шкале.

3. Особенности переживания одиночества.

При исследовании особенностей переживания одиночества (см. табл. 3, рис. 14) использовался дифференциальный опросник переживания одиночества Осина, Леонтьева (ДОПО). Данная методика позволила измерить:

субъективное переживание одиночества (изоляции, нехватки эмоциональной близости с людьми) и два аспекта отношения к нему:

зависимость от общения (негативное представление об одиночестве, неспособность выносить уединение, поиск контактов) и

позитивное одиночество (умение принимать и ценить ситуации уединения, находить в них ресурс для творчества и саморазвития).

Таблица 3. Результаты сравнительного анализа по методике ДОПО.

ПоказателиПрактикующиеНепрактикующиеUЭмпСредн.Станд.отклСредн.Станд.откл.1. Общее переживание одиночества15, 811, 829, 921, 7722. Потребность в общении21, 620, 550, 331, 4533. Позитивное одиночество57, 224, 93628, 266

Жирным шрифтом в таблице обозначены достоверно различающиеся показатели, шрифтом с подчёркиванием - критерий по которым попал в зону неопределённости.

Рис. 14. Результаты сравнительного анализа средних значения шкал переживания одиночества по методике ДОПО.

Уровень общего переживание одиночества

Шкала «Общее переживание одиночества» (ОО) отражает степень актуального ощущения одиночества, нехватки близкого общения с другими людьми (рис. 15).

Средние значения по шкале общего переживания одиночества в группе практикующих и непрактикующих равны соответственно 15, 8 и 29, 9. Стандартное отклонение по этой шкале в группе практикующих минимально и равно 11, 8. Можно говорить о том, что выборка достаточно однородна по общему переживанию одиночества, которое невелико.

Хотя среднее значение переживания одиночества ниже в группе практикующих, критерий Манна-Уитни здесь попал в зону неопределённости UЭмп=72 при p ≤0, 01).

Рис. 15. Результаты сравнительного анализа общего переживания одиночества по методике ДОПО.

Высокие баллы по шкале ОО связаны с актуальной выраженностью переживания изоляции, нехватки эмоциональной близости или контактов с людьми и осознанием респондентом себя как одинокого, изолированного человека. По результатам эмпирического исследования высоких баллов по шкале общего переживания одиночества не получил никто в обеих группах.

Низкие баллы по шкале ОО свидетельствуют о том, что респондент не испытывает болезненного переживания одиночества, связанного с нехваткой близости или общения, и не считает себя одиноким человеком. Среди практикующих процент людей с низким уровнем переживания одиночества почти вдвое больше: 80% и 47%. Для группы непрактикующих характерен средний уровень общего переживания одиночества (53% испытуемых).

Уровень потребности в общении

Шкала «Зависимость от общения» (ЗО) отражает неприятие одиночества, неспособность оставаться одному (рис. 16).

Средние значения по шкале зависимости от общения в группе практикующих и непрактикующих равны соответственно 21, 6 и 50, 3. По показателю потребности в общении показатели группы практикующих достоверно ниже показателей группы непрактикующих (UЭмп=53 при p ≤0, 01).

Стандартное отклонение группы непрактикующих по данной шкале достигает максимального значения и равно 31, 4, что говорит о сильной неоднородности группы по этому показателю.

Рис. 16. Результаты сравнительного анализа потребности в общении по методике ДОПО.

Высокие баллы по этой шкале свидетельствуют о негативном представлении респондента об одиночестве и его склонности искать общение любой ценой с целью избежать ситуаций уединения, которые связаны с неприятными или болезненными переживаниями. Низкие баллы по этой шкале, напротив, отражают спокойное, толерантное отношение к переживанию одиночества, ситуациям уединения и одиноким людям. Количество испытуемых, получивших низкие баллы по данной шкале, больше чем вдвое больше в группе практикующих: 44 и 20%. Для группы непрактикующих характерен средний уровень зависимости от общения (47%).

Уровень позитивного одиночества

Шкала «Позитивное одиночество» (ПО) измеряет способность человека находить ресурс в уединении, творчески использовать его для самопознания и саморазвития (рис. 17). Средние значения по шкале позитивного одиночества в группе практикующих и непрактикующих равны соответственно 57, 2 и 36. Хотя среднее значение уровня позитивного одиночества в группе практикующих выше, критерий Манна-Уитни здесь попал в зону неопределённости (UЭмп=66 при p ≤0, 01).

Рис. 17. Результаты сравнительного анализа позитивного одиночества по методике ДОПО.

Высокие баллы по этой шкале свидетельствует о том, что респондент испытывает положительные эмоции в ситуациях уединения, умеет ценить их и стремится осознанно уделять время наедине с самим собой в собственной жизни. Группа практикующих превосходит группу непрактикующих по количеству лиц с высоким уровнем позитивного переживания одиночества (27 и 13%), а также со средним уровнем (60 и 47% испытуемых).

Низкие баллы по этой шкале отражают неспособность респондента находить ресурс в ситуациях уединения и отсутствие положительных эмоций в связи с уединением. Показатель позитивного одиночества коррелирует с творческой активностью. В группе практикующих заметно ниже процент испытуемых с низким уровнем позитивного одиночества: 13 и 40%.

4. Выраженность базовых духовных переживаний.

Для изучения выраженности базовых духовных переживаний был использован тест «Инспирит» («Индекс базовых духовных переживаний») Дж. Касса в адаптации Н. В. Груздева, Д. Л. Спивака [55, 68].

Чем выше индивидуальное значение индекса, тем более зрелыми являются религиозно-психологические представления и установки субъекта (внутренняя религиозная ориентация).

Средние значения индекса базовых духовных переживаний в группе практикующих и непрактикующих равны соответственно 3, 3 и 2, 7 (табл. 4).

Индекс выраженности духовных переживаний в группе практикующих достоверно выше индекса группы непрактикующих (UЭмп=55, 5 при p ≤0, 01).

Таблица 4. Результаты сравнительного анализа по методике «Инспирит».

ПоказателиПрактикующиеНепрактикующиеUЭмпСредн.Станд.отклСредн.Станд.откл.Индекс выраженности базовых духовных переживаний3, 3 0, 6 2, 7 0, 7 55, 5

Интерпретация значений индекса выраженности базовых духовных переживаний:

- 2 - низкий

- 3 - средний

- 4 - высокий

Рис. 18. Результаты сравнительного анализа по методике «Инспирит».

По результатам эмпирического исследования группа практикующих характеризуется более зрелыми религиозно-психологическими представлениями и установками. В отличие от группы непрактикующих здесь полностью отсутствуют низкие показатели индекса базовых духовных переживаний. Группа практикующих превосходит группу непрактикующих по количеству лиц с высокими показателями индекса: 73 и 53% (рис. 18).

Под базовым духовным переживанием понимается как определенное событие и когнитивная оценка этого события, которая привела человека к убеждению о существовании Бога, так и переживание глубокой внутренней связи с Богом (ощущение внутреннего присутствия Бога, единения с Богом).

По мнению автора, в результатах теста «Инспирит» находят своё прямое подтверждение идеи А. Маслоу [37, 38] о пиковых переживаниях как об особенности самоактуализирующейся личности. Познание путём пиковых переживаний как средство «острого переживания своей тождественности», равно как и положение о здоровой психике, как о психике, способной «трансцендироваться в окружающий мир», - эти идеи вошли также и в золотой фонд трансперсональной психологии.

2.3 Выводы

В результате проведения эмпирического исследования выявлены психологические особенности у лиц, практикующих медитацию, по сравнению с испытуемыми, не занимающимися данной практикой.

1. По результатам исследования самоактуализации установлено, что группа практикующих медитацию по сравнению с группой непрактикующих имеет более высокие показатели средних значений по всем шкалам за исключением шкалы потребности в познании, где значения очень близки (табл. 1, рис. 2).

При этом наиболее ярко проявляются различия следующих шкал (по ним установлены достоверные различия с помощью U-критерия достоверности Манна-Уитни):

·Общий уровень самоактуализации

Все практикующие характеризуются высокими показателями самоактуализации Для них актуальными становятся потребности более высокого уровня: непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, свершение своей миссии или призвания, более полное познание, принятие своей собственной изначальной природы.

·Ценности

Практикующие разделяет ценности самоактуализирующейся личности, к числу которых А.Маслоу [33, 34] относил такие, как истина, добро, красота, целостность, отсутствие раздвоенности, жизненность, уникальность, совершенство, свершения, справедливость, порядок, простота, легкость без усилия, игра, самодостаточность. Предпочтение этих ценностей указывает на стремление к гармоничному бытию и здоровым отношениям с людьми, далекое от желания манипулировать ими в своих интересах.

·Взгляд на природу человека

Практикующим свойственны естественная симпатия и доверие к людям, честность, непредвзятость, доброжелательность, вера в людей и в могущество человеческих возможностей, что является устойчивым основанием для искренних и гармоничных межличностных отношений

·Автономность

Самоактуализирующаяся личность автономна, независима и свободна. Автономность - это направляемость изнутри, позитивная "свобода для" в отличие от негативной "свободы от".

·Гибкость в общении

Практикующие способны к самораскрытию, ориентированы на личностное, аутентичное взаимодействии с окружающими, не склонны прибегать к фальши или манипуляциям

Менее выражены, но имеются различия по шкалам:

·Ориентация во времени

Практикующим более свойственно жить настоящим, не откладывая свою жизнь "на потом" и не пытаясь найти убежище в прошлом. Понимая ценность жизни "здесь и сейчас", они способных наслаждаться актуальным моментом, не сравнивая его с прошлыми радостями и не обесценивая предвкушением грядущих успехов.

·Аутосимпатия

Аутосимпатия - это хорошо осознаваемая позитивная «Я-концепция», служащая источником устойчивой адекватной самооценки.

·Контактность

Практикующие способны к установлению прочных и доброжелательных отношений с окружающими. Здесь под контактностью понимается общая предрасположенность к взаимно полезным и приятным контактам с другими людьми.

Не выявлено достоверных различий по 4-м шкалам (критерии попали в зону незначимости): потребность в познании, креативность, спонтанность, самопонимание.

. По результатам исследования самоотношения были выявлены различия в выраженности его отдельных компонентов.

В целом для группы практикующих характерны более высокие показатели:

·Саморуководства

Практикующие считают себя основным источником развития своей личности, регулятором достижений и успехов, переживая собственное "Я" как внутренний стержень, который координирует и направляет всю активность.

·Отраженного самоотношения

Практикующие воспринимают себя принятыми окружающими людьми. Они чувствуют, что другие их любят и ценят.

·Самоценности

Практикующие высоко оценивают свой духовный потенциал, богатство внутреннего мира, склонны ценить собственную неповторимость.

·Самопривязанности

Практикующие обнаруживают устойчивую "Я"-концепцию, стремление сохранить в неизменном виде свои качества, требования к себе, а главное - видение и оценку себя.

Для группы практикующих характерны менее высокие показатели:

·Закрытости

Практикующим присуща внутреннюю честность, открытость отношений с самими собой, развитая рефлексия и глубокое понимание себя.

·Самопринятия

Группа практикующих критичнее относится к себе и своим недостаткам.

·Внутренней конфликтности

Практикующие в целом положительно относятся к себе, ощущая баланс между собственными возможностями и требованиями окружающей реальности, между притязаниями и достижениями, довольны сложившейся жизненной ситуацией и собой.

·Самообвинения

Для практикующих не свойственна излишняя выраженность отрицательных эмоций в адрес своего "Я".

По показателю самоуверенности группы оказались равны.

. По результатам исследования особенностей переживания одиночества выявлено, что в группе практикующих средние показатели субъективного переживания одиночества и зависимости от общения ниже, чем в группе непрактикующих, а показатель позитивного одиночества выше.

По показателю зависимости от общения показатели группы практикующих достоверно ниже показателей группы непрактикующих.

4. По результатам изучения выраженности базовых духовных переживаний, индекс выраженности духовных переживаний в группе практикующих достоверно выше индекса группы непрактикующих, что говорит о более зрелых религиозно-психологических представлениях и установках (внутренней религиозной ориентации) группы практикующих медитацию.

Таким образом, полученные нами результаты в целом подтверждают выдвинутую гипотезу.

Заключение

В теоретической части работы рассмотрены вопросы о сущности медитации, истории и особенностях медитативных техник, а также раскрыты теоретические аспекты влияния практики медитации на человека. Существующие русские и зарубежные эмпирические исследования медитации единогласно приходят к выводу, что практика медитации является мощнейшим средством достижения благоприятного психофизического и духовного состояний, чему учёные приводят научное обоснование.

С психолого-педагогической точки зрения медитация представляет собой специальный процесс обучения человека психической саморегуляции и духовному самосовершенствованию.

В. В. Шлахтер в диссертации «Акмеологические и психо-педагогические аспекты медитации как метода самовоспитания личности» называет освобожденную от мистически-иррациональных толкований и религиозных обоснований медитацию самой эффективной и проверенной временем психотехнологией духовного и нравственного самосовершенствования [65].

Проведённое нами эмпирическое исследование позволило выявить психологическую специфику практикующих медитацию.

Для лиц, занимающихся медитативной практикой, характерны более высокие показатели самоактуализации и составляющих её шкал: ценности, взгляд на природу человека, автономность, гибкость в общении, ориентация во времени, аутосимпатия, контактность.

В самоотношении практикующих обнаруживают себя более высокие показатели саморуководства, отраженного самоотношения, самоценности, самопривязанности, одновременно с этим присутствует критичность к себе (показатели по шкале самопринятия ниже, чем в группе непрактикующих).

Практикующим не свойственны закрытость (в том числе как защитное поведение), внутренняя конфликтность и самообвинение.

Практикующие медитацию меньше страдают от одиночества и менее зависимы от общения, при этом они ценят ситуации уединения, находя в них ресурс, стремясь осознанно уделять этому время.

Индекс выраженности базовых духовных переживаний в группе практикующих выше индекса второй группы, что говорит о более зрелых религиозно-психологических представлениях и установках (внутренней религиозной ориентации) группы практикующих медитацию.

Выдвинутая гипотеза нашла подтверждение в данной выпускной квалификационной работе. Поставленная цель достигнута, задачи выполнены.

Хотя экспериментальное изучение медитации уже принесло свои плоды, оно все еще находится на ранней стадии. Сравнительно мало можно сказать об отношениях между традиционными целями медитации и экспериментальными измерениями. По словам Р. Уолша [61, с.212], «частоте сердцебиения уделялось гораздо больше внимания, чем раскрытию сердца. В дальнейших исследованиях нужно будет уделить больше внимания продвинутым практикам и их трансперсональным целям, таким, как повышенная концентрация, этика, любовь, сострадание, великодушие, мудрость и служение. Надежда на взаимообогащение медитации и науки осуществилась лишь частично, однако эта сфера заслуживает дополнительных усилий».

Данной работой я бы хотела возбудить интерес современных психологов и психотерапевтов к медитативным практикам, дающим бесценный опыт соприкосновения с беспредельным и являющим собой неисчерпаемый кладезь психологических знаний.

Западные психологи, начиная с К. Г. Юнга [42, 67] и продолжая в лице лидеров трансперсональной психологии С. Грофа [15], А. Минделла [41], К. Уилбера [60], Р. Уолша [61] и других [48] уже соприкоснулись с бездонной глубиной этих учений и многое взяли в собственные практики и психотехники. В отечественной психологии также имеются яркие исследователи (А.Н. Волкова [9]; И.Н. Карицкий [25]; В.В. Козлов [28]; В.В. Майков [27]; Г.В. Ожиганова [44]), работающие резонансно медитативным практикам.

Список используемой литературы

1.Абаев Н.В. Чань-Буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае / Н. В. Абаев. - Новосибирск: Наук, 1989. - 272 с.

.Айенгар Б. К. С. Йога-сутры Патанджали. Прояснение / Б. К. С. Айенгар. - М.: Альпина, 2013. - 386 с.

.Афтанас Л. И., Голошейкин С. А. Динамика корковой активности в условиях измененного состояния сознания: исследование медитации с помощью ЭЭГ высокого разрешения // Физиология человека. - 2003. - Т.29. - с.18-27.

.Афтанас Л. И., Голошейкин С.А. Влияние длительной медитативной практики на механизмы психоэмоциональной реактивности: корковые и вегетативные корреляты / III Всероссийская конференции с международным участием «Механизмы функционирования висцеральных систем», 2003. - с. 73.

.Большой психологический словарь / под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. - СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. - 672 с.

6.Буддхагхоша. Висуддхимагга (Путь очищения; Way to Purity, a compendium of Theravada teaching)- (<#"justify">20.Елагин Н. В. Житие старца Серафима, Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника с приложением его наставлений и келейного монастырского правила / Н.В. Елагин. - СПб., 1863. - 416 с.

.Ермолаев О. Ю. Математическая статистика для психологов: Учебник / О. Ю. Ермолаев. - 2-е изд., испр. - М.: МПСИ, Флинта, 2003. - 336 с.

.Зинченко Т. О. Методы саморегуляции участников образовательного процесса: учебное пособие для студентов, обучающихся по направлению 050400.62 «Психолого-педагогическое образование», профиль «Психология образования» / Т. О. Зинченко, С. А. Красненкова, Е. В. Лактионова. - Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет, 2012. - 240 с.

.Камалашила. Бхаванакрама (Трактат о созерцании) / Камалашила. - М: Наука, 1963, - 60 с.

.Каптен Ю. Л. Основы медитации: Ввод. практ. курс / Ю. Л. Каптен. - СПб.: Андреев и сыновья, 1991. - 329 с.

.Карицкий И.Н. Теоретико-методологическое исследование социально-психологических практик / И.Н. Карицкий. - М.: Социум, 2002. - 268 c.

.Клиническая психология. Словарь / под ред. Н.Д. Твороговой. - М.: ПЕР СЭ, 2007. - 416 с.

.Козлов В.В. Основы трансперсональной психологии. Истоки, история, современное состояние / В.В. Козлов, В.В. Майков. - М.: Изд-во Института Трансперсональной психологии, 2000.

.Козлов В.В. Психотехнологии измененных состояний сознания / В.В. Козлов. - М.: Изд-во Института психотерапии, 2005. - 544 с.

.Кришнамурти Дж. Первая и последняя свобода. Навстречу жизни / Дж. Кришнамурти. - Харьков: Весть, 1994. - 414 с.

.Кузанский Н. О вершине созерцания / Н. Кузанский. - М: Мысль, 1980. - с. 417-430.

.Кузанский Н. Об искании Бога / Н. Кузанский. - М: Мысль, 1979. - с. 288-303.

.Леонова А. Б. Психологические технологии управления состоянием человека / А. Б. Леонова, А. С. Кузнецова. - М.: Смысл, 2009. - 312 с.

.Лэнгле А. Грандиозное одиночество: нарциссизм как антропологическо-экзистенциальный феномен / А. Лэнгле // Московский психотерапевтический журнал. - 2002. - № 2. - с. 34.

34.Любимов Н.Н. Технологии, основанные на эффектах Трансцендентальной Медитации. Обзор литературы и предварительные данные / Н. Н. Любимов, Е.Н. Истратов, Т. В. Орлова. - (<#"justify">37.Маслоу А. Мотивация и личность /А. Маслоу. - СПб.: Евразия, 1999. - 478с.

.Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы / А. Маслоу. - М.: Смысл, 2011. - 496 с.

.Маслоу А. Психология Бытия: биографический очерк / А. Маслоу. -

(<#"justify">44.Ожиганова Г.В. История психологии: концептуальные подходы и методы исследования / Г.В. Ожиганова // Психол. журн. - 2004. - № 3.

.Осин Е. Н. Внутренняя структура дифференциального опросника переживания одиночества (ДОПО-3) / Е. Н. Осин, Д. А. Леонтьев // Современная психодиагностика в период инноваций: сборник тезисов II Всероссийской научной конференции. - Челябинск: Издат. центр ЮУрГУ, 2010. - с. 132−135.

.Ошо Багван Шри Раджниш. Оранжевая книга. Введение в медитации Ошо / Ошо Багван Шри Раджниш. - СПб.: Весь, 2009. - 192 с.

.Петренко, В. Ф. Медитация как форма неопосредствованного познания / В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко // Вопросы философии. - 2008. - №8. - с. 83-101.

.Петренко, В.Ф. Психологические аспекты медитации / В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко // Вестник Московского университета. - 2008. - №1 январь-март 2008. - с. 68-96.

.Пронников В. А. Японцы. Этнографические очерки / В. А. Пронников, И. Д. Ладанов. - Москва: Наука, 1983. - 270 с.

.Пути за пределы «эго» / под редакцией Р. Уолша и Ф. Воон // Роджер Уолш: Исследование медитации: состояние искусства. - М.: Открытый Мир, 2006. - 392 с.

.Пути за пределы Эго / под ред. Р. Уолша и Ф. Воон. - М.: ТПИ, 1996.

.Ротенберг В. С. Сновидения, гипноз и деятельность мозга / В. С. Ротенберг. - М.: Центр гуманитарной литературы РОН, 2001. - 254 с.

.Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир / С. Л. Рубинштейн. - СПб.: Питер, 2003. - 712 с.

.Сидоров В. Семь дней в Гималаях / В. Сидоров. - М., 1982.

.Справочник практического психолога. Психодиагностика / Под ред. С.Т.Посоховой. - СПб.: Сова, 2005. - 671 с.

.Столин В. В. Самосознание личности / В. В. Столин. - М.: Издательство Московского Университета, 1983. - 288 с.

.Судзуки С. Сознание Дзен, сознание начинающего / С. Судзуки. -

(<#"justify">58.Торчинов Е. А. Введение в буддологию. Курс лекций / Е. А. Торчинов. - СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000. - 304 c.

.Торчинов Е. А. Трактат о пробуждении веры в Махаяну (Махаяна шраддхотпада шастра) / Е. А. Торчинов. - СПб.: Издательство Буковского, 1997.

.Уилбер К. Интегральная психология: Сознание. Дух. Психология. Терапия / К. Уилбер. - М.: ACT, 2004.

.Уолш Р. Основание духовности: семь главных практик для пробуждения сердца и ума / Р. Уолш. М.: АСТ, 2004. - 381 с.

.Франкл В. Доктор и душа / В. Франкл. - СПб.: Ювента, 1997.

.Франкл В. Основы логотерапии. Психотерапия и религия / В. Франкл. - СПб.: Речь, 2000. - 286 с.

.Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник / В. Франкл. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с.: ил.

.Шлахтер В. В. Акмеологические и психо-педагогические аспекты медитации как метода самовоспитания личности: автореф. дис.... канд. психол. наук: 19.00.13 / В. В. Шлахтер - электронная библиотека диссертаций disserCat. -

(<#"justify">66.Эверли Дж.С. Стресс: природа и лечение / Дж. С. Эверли, Р. Розенфельд. - М.: Медицина, 1985. - 224 с.

.Юнг К.Г. Синхроничность / К.Г. Юнг. - М.: Ваклер, 1997.

68.Kass J. D. Health Outcomes and a New Index of Spiritual Experiences / J. D. Kass, R. Friedman, J. Lesserman, P. Zuttermeister, H. Benson. - (<http://www.outcomesdatabase.org/node/617>)

Похожие работы на - Психологические особенности лиц, практикующих медитацию

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!