Специфика эффективности в общении студентов с алекситимией

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    72,2 Кб
  • Опубликовано:
    2017-07-24
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Специфика эффективности в общении студентов с алекситимией

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования

«Гомельский государственный университет

имени Франциска Скорины»

Факультет психологии и педагогики

Кафедра социальной и педагогической психологии







Дипломная работа

Специфика эффективности в общении студентов с алекситимией


Т.И. Горбачёва






Гомель 2017

Содержание

Введение

. Феномен алекситимии в свете психологической науки

.1 Проблема эмоционального благополучия и эмоционального здоровья в современном обществе

.2 Психологическое содержание феномена алекситимии и характеристики алекситимической

.3 Анализ основных подходов к изучению алекситимии

.4 Проблема алекситимических проявлений у студентов

. Анализ проблемы общения в психологии

.1 Понятие «общение», его виды и функции

.2 Проблема общения в советской и зарубежной психологии

.3 Эффективность общения и свойства личности, влияющие на его эффективность

. Эмпирическое исследование специфики эффективности в общении студентов с алекситимией

.1 Организация, методы и методики проведения исследования

.2 Исследование специфики эффективности в общении студентов с алекситимией

.3 Рекомендации для студентов с алекситимией

Заключение

Список литературы

Приложение А

«Торонтская шкала алекситимии (20 пунктов)» Дж. Тейлор

Приложение Б

«Диагностика коммуникативного контроля» М. Шнайдер

Приложение В

«Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении» В.В. Бойко

Приложение Г

«Диагностика коммуникативной толерантности» В.В. Бойко

Введение

В настоящее время отмечается рост нарушений эмоционального здоровья современного человека. С одной стороны, это связано с возрастанием частоты и интенсивности эмоциональных нагрузок, чему способствует ряд современных условий: стремительное изменение социальной и физической среды, повышение темпов жизни и ее стоимости, разрушение традиционных семейных структур, экологические катаклизмы. С другой стороны, как отмечают советские (C.B. Воликова, Н.Г. Гаранян, В.В. Николаева, А.Б. Холмогорова) и западные исследователи (Г. Кристал, П. Куттер, X. Кэхеле, X. Томэ, К. Хорни), значительная часть современных людей негативно относится к эмоциям, которым приписывается деструктивная, дезорганизующая роль, как в политической, так и в личной жизни отдельного человека.

Алекситимия - это сложный психологический феномен. Несмотря на многолетнюю историю его изучения представителями различных научных дисциплин, до настоящего времени нет единой научной концепции, позволяющей объяснить причины и механизмы развития алекситимии. Первоначально алекситимию, как неспособность человека воспринимать или выражать свои чувства, многие исследователи рассматривали в качестве специфического признака так называемой психосоматической личности. Разработке концепции алекситимии предшествовали более ранние наблюдения, установившие, что многие пациенты, страдающие классическими психосоматическими болезнями и характеризующиеся «инфантильной личностью», проявляют трудности в вербальном символическом выражении эмоций.

В настоящее время алекситимию понимают как психологическую характеристику индивида, характеризующуюся затруднением или полной неспособностью человека точно описать собственные эмоциональные переживания и понять чувства другого человека, трудностями определения различий между чувствами и телесными ощущениями, фиксацией на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям. Широкая распространенность данного психологического нарушения не только среди больных, но и среди здоровых людей, его отрицательное влияние на становление личности и на здоровье человека, оставляет этот вопрос актуальным. алекситимия психология общение студент

Изучение алекситимии, как фактора, препятствующего осознанному контакту человека со своей эмоциональной сферой, создающего затруднения в коммуникативной сфере личности, становится важным и значимым. Общение является главным условием бытия и взаимодействия людей, без которого неосуществимо полноценное образование не только определенных психических функций, процессов и свойств человека, но и гармоничной личности в целом. Ведущее значение общения в жизнедеятельности человека состоит в том, что оно является средством организации совместной деятельности людей и способом удовлетворения потребности человека в другом человеке. Эффективность в общении рассматривается как система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективной коммуникации в определённой сфере ситуаций личностного взаимодействия. Эффективность в общении предполагает готовность и умение строить контакт на различной психологической дистанции - и отстранённой и близкой. Трудности могут быть связаны с инерционностью позиции - владением какой-либо одной из них и её реализацией повсеместно, независимо от характера и особенностей партнёра, своего внутреннего состояния и специфики ситуации.

Цель: изучить эффективность в общении у студентов с алекситимией.

Задачи:

раскрыть психологическое содержание феномена алекситимии;

рассмотреть психологические характеристики алекситимической личности;

определить эффективность в общении у студентов с алекситимией.

Актуальность исследования складывается из того, что эмоциональный мир личности в рамках современного общества зачастую находится вне его поля внимания. Недооценка важности и действенности эмоциональной стороны жизни, ее игнорирование приводят к утрате навыков психогигиены в эмоциональной жизни, ослаблению и потере эмоционального здоровья, что в свою очередь приводит к серьезным неблагоприятным последствиям для качества жизни личности. Алекситимия в силу своих разнообразных проявлений, становится серьезным препятствием на пути решения основных возрастно-психологических задач юношества, связанных с профессиональным самоопределением, личностным становлением и развитием, возросшей потребностью в общении, в том числе и глубинном межличностном общении.

Научная новизна заключается в том, что в рамках проведенного исследования расширены, дополнены и систематизированы знания о психологическом содержании феномена алекситимии и психологических характеристиках алекситимической личности, а также раскрыта специфика эффективности в общении у студентов с алекситимией.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты позволят дополнить, расширить и обогатить теоретические разделы психологии, касающиеся специфики эффективности в общении у студентов с алекситимией. Результаты могут использоваться в практике психологического консультирования и при проведении психологических тренингов, направленных на подержание эмоционального здоровья личности, а также в психопросветительской деятельности по вопросам психологии личности, социальной психологии, общей психологии и медицинской психологии. Полученные данные позволят педагогам-психологам системы образования более эффективно организовать процесс поддержания эмоционального здоровья, а также станут теоретическим основанием для разработки рекомендаций по проблеме алекситимии у студентов.

1. Феномен алекситимии в свете психологической науки

1.1 Проблема эмоционального благополучия и эмоционального здоровья в современном обществе

Согласно З. Фрейду, благополучие человека во взрослой жизни определяется его способностью любить и трудиться. Большинство психологов пользуются иными терминами в своих определениях, но смысл последних остается неизменным. Так, Э. Эриксон указывает на достижение близости и генеративности как на вехи благополучной взрослости. Другие исследователи говорят о принадлежности к какой-то группе и личных достижениях, третьи - об общественном признании и компетентности в каком-либо деле. Таким образом, успешность жизненного пути взрослого человека самым тесным образом связана с его семейными отношениями, трудовой деятельностью и эмоциональным состоянием [1, с. 333].

Важнейшая задача, встающая перед человеком в юности и ранней взрослости, установление своей идентичности в близких отношениях с другими людьми и в трудовой деятельности. Самоактуализируясь, человек приобретает свою идентичность, что служит источником эмоционального благополучия. Состояние гармонии между представлениями человека о себе, его потенциалом («ядро» Я-концепции) и Я-образом (непосредственно тем, что человек являет собой и те чувства, которые это вызывает) - конгруэнтность Я-концепции, достигается посредством самоактуализации. Именно ощущение баланса, гармонии, соответствия между потенциалом человека и реальной действительностью является условием эмоционального благополучия [2, с. 448].

В определении понятия «здоровье» в качестве одного из его основных элементов включено состояние психического благополучия. Психическое состояние человека оказывает существенное влияние на многие стороны его здоровья, оно определяет умственную и физическую активность, и работоспособность, так как непосредственно влияет на функции организма, на способность человека адаптироваться к изменяющимся условиям среды обитания.

Неотъемлемой составляющей общего здоровья является психическое здоровье. Исследователь Б.С. Братусь выделяет следующие уровни психического здоровья:

осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я»;

чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;

критичность к себе и своей собственной психической деятельности и ее результатам;

адекватность психических реакций силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;

способность управлять своим поведением в соответствии с социальными нормами (правилами, законами);

способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать ее;

способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств [3, с. 155].

Важным проявлением психического благополучия является состояние эмоциональной сферы человека. Эмоциональная устойчивость в полной мере проявляется в психической уравновешенности.

Эмоциональные переживания - это внешние проявления психического состояния человека и в то же время они оказывают существенное влияние на внутренние физические функции. У психически здорового человека доминирует хорошее (оптимистическое) настроение.

Эмоциональные реакции проявляются в виде субъективных переживаний, своего отношения ко всему, что человек познает и делает, к тому, что его окружает. Эмоциональные реакции могут иметь различную окраску: радость или печаль, восторг или разочарование, жалость или агрессивность, боль или стыд. Эмоциональное здоровье, это что-то большее, чем просто отсутствие психических расстройств. Это состояние благополучия, при котором человек может реализовывать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества.

Эмоциональные реакции людей на одинаковую ситуацию различны (субъективны): разные люди по-разному переживают и выражают свои эмоции. Это детерминировано, как минимум, двумя причинами: с одной стороны, генетической обусловленностью, а с другой - приобретенным жизненным опытом [2, с. 566].

Длительные негативные неотреагированные эмоции могут истощить организм человека до крайней степени, вызывая неблагоприятные последствия для здоровья человека. Но вместе с тем их полное отсутствие также вредно для организма. Все зависит от интенсивности и продолжительности эмоциональных переживаний [4].

Для здоровой психики характерно положительное эмоциональное состояние как устойчивый характер откликов на различные события, факты. Преобладающее эмоциональное состояние - это настроение, тот эмоциональный фон, на котором идет жизнь человека со всеми его компонентами. Именно эмоциональное состояние оказывает мощное влияние на психическое здоровье и является его надежным индикатором эмоционального благополучия, поэтому негативное эмоциональное состояние - показатель ухудшения психического здоровья и здоровья в целом.

Из всех эмоциональных феноменов настроение является самым неопределенным. В обыденном сознании оно часто понимается как хорошее или плохое «расположение духа», настрой человека в данный момент общаться, чем-то заниматься, соглашаться, или не соглашаться. Настроение предрасполагает человека к переживанию определенных эмоций. Настроение может быть обусловлено биохимическими сдвигами в организме, тогда как внутренние биохимические изменения сами по себе не способны вызвать такие специфические эмоции, как ревность и гордость [5, с. 125].

Некоторые авторы предпочитают не говорить о настроении, вместо этого используют термин «эмоциональный фон», который отражает общее глобальное отношение человека к окружающей ситуации и к себе самому.

Настроение в большинстве характеризуется: слабой интенсивностью; значительной длительностью; неясностью его причины. Слабая интенсивность и связанная с этим плохая осознаваемость являются характеристиками настроения. Настроение может осознаваться не только как нерасчлененный общий эмоциональный фон, но и как четко идентифицируемое переживание (скука, тоска, печаль, радость). Таким образом, настроение может осознаваться как отчетливо, так и неотчетливо. Настроение связано со всеми переживаниями личности и определяется как сочетание отдельных психических состояний, одно из которых, как правило, доминирует и придает психической деятельности человека определенную окраску.

Эмоциональный компонент характеризует доминирующая эмоция. В формировании актуального и относительно устойчивого состояния объединяют различные чувства и переживания с разным влиянием на чувственный тон. Возникает эмоциональная доминанта, т.е. эмоциональный компонент настроения. В него входят также переживания телесного благополучия - физического комфорта и дискомфорта. Таким образом, получается, что эмоциональный компонент настроения является интегральной характеристикой испытываемых человеком на протяжении определенного временного периода эмоций, как положительных, так и отрицательных.

Таким образом, эмоциональное здоровье и благополучие личности обсуждается как конструкт и новый предмет социально-психологических исследований, как системообразующий фактор бытия человека и функциональное проявление его социально-психологической зрелости, потенциальная устремленность жить в согласии с собой и вместе с другими людьми. Критерии эмоционального здоровья человека представлены его включенностью во взаимодействие со средой, в различные виды отношений и содержат осмысленность эмоций, эмпатию, модальность эмоциональных образов других, интерес к делу, переживание взаимности, чувство принадлежности группе.

1.2 Психологическое содержание феномена алекситимии и характеристики алекситимической личности

Алекситимия - относительно новое понятие в изучении эмоций и личностных характеристик. Термин «алекситимия» дословно означает отсутствие слов для описания чувств (а - «отсутствие», lеxis - «слово», thуmоs - «эмоция»). В научный оборот данный термин введен в 1973 г. французским ученым П. Сифнеосом для обозначения ведущего, по его мнению, психического расстройства, лежащего в основе психосоматических заболеваний - ограниченной способности индивида к восприятию собственных чувств и эмоций, их адекватной вербализации и экспрессивной передаче [6].

Термин «алекситимия» подвергался критике, в том числе за отсутствие релевантности, однако прочно занял свое место в литературе, посвященной психосоматическим заболеваниям, а связанная с ним концепция алекситимии приобретает все большую популярность, что отражается в постоянно возрастающем числе публикаций в разных странах. Алекситимия в различных формах встречается у 5 - 25 % условно здоровых людей. Расхождения в оценке распространенности связаны с использованием различных диагностических методик выявления и определения уровня этого психологического расстройства.

Алекситимия, являясь психологической характеристикой, определяется следующими когнитивно-аффективными особенностями:

трудностью в определении (идентификации) и описании собственных чувств;

трудностью в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями;

снижением способности к символизации, о чем свидетельствует бедность фантазии [7].

Одним из важных признаков алекситимии является дефицит рефлексии, то есть осознания собственной человеческой сущности, потребностей и мотивов деятельности, и, следовательно, невозможности управлять своими побуждениями, гибко перестраивать их в соответствии с требованиями ситуации, меняя при необходимости «жизненный замысел» в целом или, находя новые внутренние средства для сохранения прежнего. Неустойчивость или узость мотивационной иерархии, несформированность потребности в саморегуляции, неусвоенные в процессе онтогенетического развития средства рефлексии составляют предпосылки для возникновения алекситимии.

Из-за затруднений, испытываемых при словесном описании эмоций и ощущений, у алекситимиков наблюдается дефицит внешних проявлений эмоциональных реакций, что не означает бесчувственности в целом. Ощущения и чувства, не всегда осознаваемые, не имея выхода, подавляются и могут трансформироваться в телесно-вегетативные реакции и болезненные явления во внутренних органах, вызывая психосоматические болезни [8, с. 43].

Поскольку алекситимия может встречаться и у здоровых людей, и у больных с различными заболеваниями, то следует иметь в виду, что алекситимия - это не «мотивированное забывание», которое может объясняться простым вытеснением или отрицанием и которое можно обнаружить в оговорках, распознаваемом переносе. Ее следует отличать от такого рода психической нечувствительности, которая может развиваться как активный мотивированный процесс вследствие массивной психической травмы, угрожающей изоляцией, дезинтеграцией и депрессией; ее следует отличать также от тех видов познавательной деятельности и экспрессии, которые характеризуют сходные виды таких психиатрических синдромов, как привычные аффективные нарушения при вялотекущей шизофрении, а также от того типа операционального мышления, которое характерно для малограмотных или когнитивно-неразвитых людей. То, что квалифицируется как алекситимия, в некоторых случаях может оказаться культуральной или субкультуральной характеристикой [7].

По происхождению и механизму развития рассматривают несколько типов алекситимии: педагогическую, психологическую и лингвистическую Психологическая алекситимия делится на: психотравматическую и ситуативную алекситимию. Психотравматическая алекситимия обусловлена психотравмирующей ситуацией, при которой блокируется переживание чувств из-за их высокой интенсивности. Она может также возникать из-за «социального запрета» на определенное выражение чувств, из-за их несоответствия Я-концепции, или из-за боязни не справиться со своими эмоциями. Защита от переживания чувств, возникающих в психотравмирующей ситуации, приводит к «вытеснению» этих чувств из сферы осознавания и к невозможности их последующего вербального описания и выражения [9, с. 76]. Постоянное подавление чувств и эмоциональных реакций на стрессовые факторы может стать привычным, в результате чего чувства даже вне стрессовой ситуации становятся менее выраженными.

Ситуативная алекситимия обусловлена ситуативными и коммуникативными факторами, такими как стеснение, стыд, недоверие, отсутствие гарантий психологический безопасности, боязнь быть непонятым. Алекситимические проявления часто бывают вызваны повышенной личностной тревожностью. Застреваемость на негативных ощущениях способствует соматизации тревоги, развитию психосоматических и аутоиммунных заболеваний.

Педагогическая алекситимия развивается в том случае, если человек в детстве не приобретает опыта обозначения чувств, имеет скудный запас эмотивной лексики. Этот тип алекситимии наиболее характерен для мальчиков, что связано с определенными гендерными педагогическими стереотипами (с мальчиками редко говорят об их чувствах, одобряется их подавление). Алекситимия может быть следствием неправильных подходов в воспитании (отвергающее, противоречивое, гиперопека, гипоопека) и находится в прямой зависимости от характера отношений в системе «мать-ребенок» в раннем детстве [9].

Лингвистическая алекситимия связана с невозможностью подобрать адекватные языковые средства для описания внутреннего опыта. Людям с выраженной алекситимией трудно классифицировать негативные возгласы, выражающие печаль, грусть, уныние [9, c. 79]. В некоторых случаях лингвистическая алекситимия может быть обусловлена отсутствием правильной словесной культуры и образования.

Канадский исследователь H. Krуstаl выделяет в структуре психологических характеристик алекситимической личности три основных компонента, каждый из которых характеризуется некоторой дефицитарностью:

особенности структуры эмоциональной сферы;

особенности когнитивной сферы (бедность);

особенности личности [10, с. 68].

При этом особенности структуры эмоциональной сферы характеризуются недифференцированностью телесных проявлений и эмоциональных: алекситимик не может сказать отчетливо, устал он или депрессивен, тревожен или испытывает боль. Сами по себе эмоциональные состояния также плохо дифференцируются. Люди с алекситимией не понимают, не вербализуют, а следовательно, не осознают собственное эмоциональное состояние. Эти люди иногда испытывают некоторую ущербность от недоступности этой дифференциации и пытаются произвольно научиться этому распознанию, теряя качество непосредственности самого переживания. Лицам с выраженной алекситимией трудно оценить модальность переживаний, им сложно понять огорчены они, встревожены или раздражены, в стрессовых ситуациях у них могут возникать аффективные срывы.

Если алекситимичные личности не осознают характера эмоциональных состояний других людей, то, следовательно, при общении могут быть неадекватны или бестактны, могут провоцировать конфликт. А если сложно понять конфликт, можно вызвать повторные конфликты или аффект у самого себя (внезапно возникающее эмоциональное состояние, богато оснащенное телесными проявлениями) с повторением, с хронизацией этих состояний, с риском соматизации [11].

Особенности когнитивной сферы характеризуются бедностью понятийного аппарата, заземленностью, некоторой конкретностью, тенденцией к оперированию житейскими понятиями, недостаточной сформированностью системы абстрактных понятий. Также наблюдается: недостаточность воображения, ограниченность способности фантазировать, недостаточная способность к творчеству, слабость функции символизации и категоризации в мышлении, преобладание наглядно-действенного над абстрактно-логическим мышлением, тип мышления в целом «конкретный», «механистический». А ведь творчество - это проявление самовыражения, своей собственной индивидуальности, нестандартности восприятия, радости существования. Отсутствие радости приводит к ощущению серости жизни, «непонятному» чувству, что «вроде все в порядке, но что-то не так», к конкретно не обоснованным неудовольствию и неудовлетворенности жизнью. Сложно посмотреть на себя со стороны, осознать смысл собственной жизни и деятельности, увидеть их во временной взаимосвязи, осуществить смысловое связывание настоящего с прошлым и будущим, что позволяет человеку создавать и сохранять внутреннюю гармонию, необходимым образом изменять свой внутренний мир и не оказываться всецело во власти ситуации. Хотя все это не достигает степени снижения мышления, как в патопсихологии. Следовательно, у алекситимиков наблюдается малая доступность символических процессов, знакового опосредования деятельности и поведения [12, с. 129].

В личностном профиле алекситимичной личности наблюдается инфантильность, эго-центризм. Инфантильность выражается в недостаточной способности к рефлексии, осознанию себя самого как личности, своих поступков, причин этих поступков; эгоцентризм - в концентрации на себе. Алекситимики часто грубы в отношении окружающих. Они не могут понять точку зрения другого человека. В личностном профиле алекситимика преобладают черты, направленные скорее на реализацию социальной роли, а не на личностное совершенствование. Таким образом, личностный профиль алекситимика характеризуется некоторой примитивностью жизненной направленности, недостаточностью функции рефлексии. Совокупность перечисленных качеств приводит к чрезмерному прагматизму, невозможности целостного представления о собственной жизни, дефициту творческого отношения к ней, а также к трудностям и конфликтам в межличностных отношениях. Последнее усугубляется еще и тем, что на фоне низкой эмоциональной дифференцированности в ряде ситуаций с легкостью возникают кратковременные, но чрезвычайно резко выраженные аффективные срывы, причины которых плохо осознаются людьми. Ограниченные возможности в понимании себя, связанные с дефицитом рефлексии, становятся препятствием в психотерапевтической работе [13].

Из-за трудности в вербализации чувств и в дифференциации различных эмоциональных состояний у пациентов с алекситимией психоэмоциональные изменения, не имея другого способа разрядки, переходят на соматический уровень. Единственным доступным для алекситимиков языком выражения своего эмоционального состояния становится язык тела [14].

Таким образом, алекситимия - это ограниченная способность индивида к восприятию собственных чувств и эмоций, их адекватной вербализации и экспрессивной передаче. Неустойчивость или узость мотивационной иерархии, несформированность потребности в саморегуляции, неусвоенные в процессе онтогенетического развития средства рефлексии составляют предпосылки для возникновения алекситимии. К очевидным характеристикам алекситимической личности можно отнести:

бедность языка в самоописаниях и общении;

малую представленность в настоящем событий прошлой жизни;

недостаточную инициативу и активность в поиске средств решения возникающих проблем;

неустойчивость и недифференцированность самооценки, в ряде случаев полная;

неустойчивость и неадекватность целеполагания при исследовании уровня притязаний;

неопределенность или полное отсутствие перспективы будущего;

трудность в определении аффекта, идентификации и определения собственных чувств;

затруднения в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями;

сниженная способность к символизации, о чем свидетельствует отсутствие склонности к мечтам и фантазиям;

фокусирование в большей степени на внешних событиях, чем на внутренних переживаниях.

1.3 Анализ основных подходов к изучению алекситимии

В настоящее время не существует единой концепции, объясняющей причины и механизмы развития алекситимии, однако, можно выделить три основные теории происхождения этого психологического расстройства (С.В. Малыхина, В.В. Николаева):

биологическую теорию;

теорию травматической соматизации;

теорию социального научения [15, с. 174].

Биологическая теория рассматривает алекситимию как первичный процесс, в котором ведущая роль принадлежит генетическим механизмам, дефектам или особенностям развития головного мозга. Врожденная алекситимия может также возникать вследствие определенных патологий беременности и родов.

Теория травматической соматизации рассматривает алекситимию как вторичный процесс. Алекситимичные черты часто встречаются у лиц с посттравматическими стрессовыми расстройствами, они могут выражаться в патологической форме горя или скрытой депрессии. Для алекситимичных личностей характерен «незрелый» тип защиты от сверхсильных, непереносимых для них аффектов. В результате психологической травмы возникает состояние глобального торможения аффектов, реакция «оцепенения». В данном случае алекситимия рассматривается как защитный механизм, хотя в классическом понимании психологической защитой не является.

Социологический подход связывает появление алекситимии в аспекте социальных и культурных факторов. Сторонники биологической теории алекситимии считают, что она не поддается коррекции, тогда как подходы, утверждающие формирование алекситимии в результате травмы или социального научения, признают ее коррекцию возможной.

В рамках представленных теорий выдвигается несколько этиологических гипотез:

Гипотеза дефицита. В основе алекситимии лежит застревающее на ранней стадии развитие (а не фиксация с регрессией, как при неврозах). В пользу этого предположения свидетельствует то, что при алекситимии используются незрелые формы психологических защит (защитоподобное поведение) - отрицание, проективная идентификация, характерные для плохо структурированного (преневротического) уровня развития психики.

Алекситимики могут быть выходцами из семей, где не приветствуется проявление эмоций, а чувства подавляются (эмоционально «холодные» семьи), из дисфункциональных семей (семьи с проблемами химической зависимости; семьи, где используется насилие), либо из семей, где принята гиперопека. Сознательное подавление негативных эмоций в стрессовых состояниях приводит к генерализации этого процесса, и человек в итоге скрывает и подавляет любые эмоциональные состояния, не только отрицательные.

Еще одна причина расстройства может состоять в задержке развития на симбиотическом уровне и недостатке дифференцировки субъект-объект, в результате чего происходит идентификация с объектом и человек существует только благодаря другому человеку («ключевой фигуре»). При этом близкий взрослый не только организует и контролирует деятельность ребенка вплоть до периода взрослости, но и строит программу его будущей жизни [15, c. 175]. Нарушение формируется на ранних этапах развития, поэтому личность с алекситимическими особенностями не может самостоятельно преодолеть трудности в вербализации своих переживаний на более поздних этапах развития.

Гипотеза регрессии при травмировании. Тенденция к блокировке эмоций может возникнуть вследствие психотравмы, связанной со сверхсильным эмоциональным переживанием. При этом наблюдается фиксация на травмирующем факторе, регрессия на более раннюю стадию развития, соматизация аффектов (расстройства деятельности внутренних органов). Действительно, алекситимики чаще высказывают жалобы соматического характера, что можно рассматривать как проявление соматизации аффекта.

Человек, чтобы противостоять стрессу, может подавлять связанные с ним неприятные переживания, приказывать себе, например, не думать об опасности, сосредоточиваться на выработке эффективной программы действий. Если подавление чувств, эмоциональных реакций на стресс входит в привычку, может развиться «эмоциональная тупость»: чувства (даже при отсутствии стресса) становятся более «блеклыми», причем сам человек этого, возможно, не замечает. Последствия обнаруживаются обычно косвенным путем, когда он видит, что трудно говорить с другими об эмоциях, когда он не к месту употребляет слова, обозначающие чувства. В этом понимании алекситимия носит вторичный характер и является обратимой [16, с. 145].

Гипотеза наследования. Более значительные внутрипарные различия по алекситимии у дизиготных близнецов по сравнению с монозиготными указывают на возможное влияние генетического фактора на развитие алекситимии [16, с. 146].

Гипотеза нейроанатомически-нейрофизиологинеского нарушения. Алекситимия может быть связана с различными нарушениями развития головного мозга (дефект мозолистого тела, билатеральная или аномальная локализация центра речи в правом полушарии) или с блокировкой импульсов от висцерального (эмоционального) мозга к коре, вследствие чего пропадает способность осознавать и вербализовывать эмоции. Неспособность регулировать эмоции на неокортикальном уровне приводит к усилению физиологических реакций на стрессовые ситуации, создавая условия для развития психосоматических заболеваний [16, с. 148].

В работе исследователей И.С. Коростеловой и В.С. Ротентберга установлено, что при нарушенном взаимодействии полушарий головного мозга левое полушарие не распознает эмоциональных переживаний, возникающих в правом полушарии. Лица, подвергшиеся церебральной коммисуротомии - перерезке на уровне мозолистого тела, через которое проходят комиссуральные проводящие пути, объединяющие функции полушарий головного мозга, - характеризуются сниженной способностью к символизации, фантазированию, у них реже бывают сновидения. В связи с этим были высказаны предположения о возможности возникновения у человека «функциональной комиссуротомии», а алекситимию назвали синдромом «расщепленного мозга» [13, с. 136].

Следует отметить, что гипотеза об изменении взаимодействия полушарий мозга с недостаточностью функций правого полушария является самой распространенной. Иначе говоря, алекситимия рассматривается как следствие недостаточной связи левого (сознательного, речевого, малоэмоционального) и правого (подсознательного, невербального, эмоционального) полушарий. При этом человек как бы живет в состоянии непрекращающегося внутрипсихического (межполушарного) конфликта - у него по сравнению с «обычными» людьми в большей степени выражено доминирование речевого полушария и подавление невербального, бессознательного. А нарушение взаимопонимания между полушариями имеет органическую основу в виде разрывов связующего их анатомического «моста», так называемого мозолистого тела. Эти морфологические нарушения незначительны и не нарушают жизненно важных функций организма, проявляясь лишь на самых высоких (самых тонких и уязвимых) уровнях его душевной организации [17].

Гипотеза социально-психологического формирования реакции. Согласно этой гипотезе алекситимия интерпретируется как феномен приспособления к западному индустриальному обществу, в котором требуется конкретно-реалистическое, эмоционально слабоокрашенное приспособительное поведение [17, с. 85].

Гипотеза адаптационного формирования и развития алекситимии. Адаптационный подход позволяет рассматривать алекситимию как одну из последовательных приспособительных реакций на тревогу, с одной стороны, и как фактор, предопределяющий возникновение соматизации - с другой. При этом за внешне однородными проявлениями скрываются разные психологические механизмы формирования нарушения [18, с. 18].

Исследователь В.В. Николаева рассматривает связь феномена алекситимии с особенностями психологической саморегуляции. При этом она опирается на концепцию смысловых образований личности (Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк), в которой конкретизируются идеи представителей культурно-исторической психологии: Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна. Важный источник устойчивости, свободы и саморазвития личности - это рефлексия, которая позволяет осознать смысл собственной жизни и деятельности. Именно рефлексия является частным механизмом личностно-мотивационного уровня саморегуляции.

Алекситимик не может управлять своими побуждениями, гибко перестраивать их. В процессе онтогенетического развития по каким-то причинам потребность в саморегуляции может оказаться несформированной. В результате невозможность реализации актуальных потребностей ведет человека к хронизации эмоций и, как следствие, к стойким соматическим изменениям. Правомерность такой концепции была подтверждена исследованием явления вторичной алекситимии у взрослых, которые перенесли в возрасте до трех лет операцию по причине врожденного порока сердца. Это хорошо объясняется особой социальной ситуацией формирования их психики, когда близкий взрослый этих пациентов организовывал и контролировал их деятельность вплоть до периода взрослости самих больных, строил их программу будущей жизни. Таким образом, не формировалась собственная деятельность саморегуляции, не было активного, творческого отношения к собственной жизни [17, с. 89].

В настоящее время различают органическую алекситимию, причинами которой являются недоразвитие центральной нервной системы (например, недостаточная сформированность межполушарных взаимодействий) или органическое поражение головного мозга (врожденное или приобретенное), при котором повреждаются связи, ответственные за функцию распознавания висцеральных импульсов и вербального определения эмоций, и функциональную алекситимию, не связанную с органическими расстройствами.

Алекситимия может быть как стабильной (патологической) характеристикой личности, так и преходящим состоянием, которое может возникнуть у любого человека в определенных жизненных ситуациях. Исследователями Е.С. Гузовой и В.В. Соложенкиным была предложена следующая типология алекситимии:

стабильные алекситимии, среди которых выделяют конституциональную алекситимию (предположительно - результат нарушения межполушарных взаимодействий) и культуральную алекситимию, связанную с особенностями коммуникативного стиля, характерного для определенной культуры;

преходящие (адаптационные) алекситимии, среди которых различают защитную алекситимию, связанную со страхом перед содержанием эмоций и с нарушением аутокоммуникации, и ситуативную алекситимию, проявляющуюся во временном затруднении вербализации эмоций в условиях фрустрирующей ситуации [18, с. 24].

Чем меньше эмоция осознается и проявляется в виде конкретного чувства, тем более выражены ее вегетативные компоненты, расстройства в работе органа или системы [19, c. 55].

Один из основоположников учения об алекситимии и автор термина П. Сифнеос предположил существование зависимости между этим психологическим нарушением и психосоматозом, но до настоящего времени связь алекситимии с психосоматическими расстройствами однозначно не доказана. Алекситимия была описана при ишемической болезни сердца, первичной артериальной гипертензии, сахарном диабете, бронхиальной астме, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, неспецифическом язвенном колите, болезни Крона, злокачественных новообразованиях [20, c. 32].

Показано, что алекситимия сопровождается снижением показателей клеточного и гуморального иммунитета, повышением активности симпатико-адреналовой и гипоталамо-гипофизарной систем. Существует корреляция между выраженностью алекситимии и содержанием кортизола, адренокортикотропного гормона и норадреналина.

Алекситимия встречается особенно часто у лиц с различными формами зависимостей, с избыточной массой тела, вызванной постоянным снижением чувства напряжения приемом пищи. У пациентов с ишемической болезнью сердца алекситимия встречается в 31 - 49 % случаев, у больных первичной артериальной гипертензией в 55,3 % случаев [20, c. 33]. У алекситимичных пациентов цифры артериального давления выше, чем у неалекситимичных.

Следует отметить, что при этом далеко не все психосоматические пациенты имеют алекситимичные особенности. G. Smith в 1983 году показал, что только 25 % психосоматиков алекситимичны, а значит однозначных причинно-следственных связей между алекситимией и психосоматическими расстройствами нет, но в любом случае наличие алекситимичных черт затрудняет лечение.

Таким образом, в науке принято выделять несколько этиологических гипотез, расходящихся во мнении о причинах алекситимии и обратимости данного явления. Кроме того, современные исследователи создают новые гипотезы и концепции о содержательной стороне алекситимии, а главное, о ее детерминантах, которые еще ждут своего подтверждения. Один из основных вопросов данного феномена - связь алекситимии с соматическими заболеваниями. Исследователи находят новые связи, подтверждающие тесную взаимосвязь и влияние алекситимии на многие соматические болезни.

1.4 Проблема алекситимических проявлений у студентов

Анализ психолого-педагогической литературы по проблемам современного этапа развития системы образования позволяет констатировать необходимость поиска решений как традиционных противоречий, так и появившихся в обществе в последние десятилетия, к которым можно отнести феномен алекситимии среди обучающихся.

Алекситимия связана с глубокими нарушениями не только эмоциональной, но и коммуникативной сферы. Процесс общения, не связанный с эмоциональными проявлениями, представляется затрудненным, редуцированным и поверхностным. Потребность в общении со сверстниками является одной из ключевых потребностей юношеского возраста. Любые отношения в общественной жизни: экономические, политические, семейные, дружеские - это, в конечном счете, отношения конкретных людей или их групп. Человек и как отдельный индивид, и как родовое общественное существо не может жить, не общаясь с другими людьми. В силу этого алекситимия, как невозможность быть проявленным эмоционально в процессе общения, представляется значимым барьером в процессе коммуникации [22].

В юношеском возрасте деятельность общения является основной среди других, но молодёжь испытывает целый ряд проблем в выражении своих чувств и эмоций при помощи устной речи. Определение распространенности алекситимии и изучение возможностей преодоления этого состояния становится особенно значимым при изучении вопросов, связанных с образовательным процессом в учреждении высшего образования, так как алекситимия может оказать отрицательное влияние на эффективность образовательного процесса и на личностное развитие студентов в целом [23, с. 148].

Наличие у человека алекситимических особенностей способствует формированию чувства неуверенности в своих силах, бесцельности собственной жизни, ограничивает возможности адаптации. Под влиянием алекситимии личностные, ценностно-смысловые и эмоциональные механизмы саморегуляции остаются недостаточно сформированными, что может отрицатательно сказаться на становлении будущего профессионала и на его жизнедеятельности в непростых условиях современного интенсивно развивающегося мира. Система вузовского образования помимо обучения профессиональным навыкам должна способствовать развитию таких качеств личности, которые будут помогать ее адаптации в обществе и самореализации.

Алекситимия становится значимым фактором, препятствующим развитию личности студентов вуза, в силу таких ее проявлений, как: затрудненность осознания и описания своих эмоциональных переживаний и определения их у других людей, отсутствия эмоциональной рефлексии и саморегуляци; проблем в установлении межличностной, групповой коммуникации; а также в связи с наличием соотношения с другими психологическими характеристиками (эмоциональный интеллект, характеристики социально-психологической адаптации, психологическими защитными механизмами, механизмами совладания и т.д.) [23, с. 149].

Изучение алекситимии, как фактора, препятствующего осознанному контакту человека со своей эмоциональной сферой, создающего затруднения в коммуникативной сфере личности, являющегося предпосылкой в развитии целого спектра психосоматических заболеваний, становится важным и значимым в контексте исследования образовательного процесса в учреждении высшего образования [7].

Таким образом, изучение проблем эмоциональной регуляции, эмоционального здоровья в образовательном процессе актуально и важно, так как нарушения в эмоциональной сфере понижают способность студентов устанавливать разнообразные контакты, мешают их личностному развитию, в целом, и приводят к социально-психологической дезадаптации. В силу этого задача по снижению активности и преодолению алекситимии у студентов вуза как фактора, препятствующего личностному развитию студентов и тем самым затрудняющего достижение основных целей гуманистически-ориентированного образования, может быть включена в одно из направлений работы психологической службы учреждения высшего образования.

2. Анализ проблемы общения в психологии

2.1 Понятие «общение», его виды и функции

Общение является сложным и весьма многогранным процессом. Данное понятие разрабатывалось многими исследователями, и вследствие этого оно имеет разнообразные трактовки. Так, например, в словаре по педагогике общение рассматривается как сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя как минимум три различных процесса: коммуникацию (обмен информацией), интеракцию (обмен действиями) и социальную перцепцию (восприятие и понимание партнера) [24, с. 216].

Трактовка Е.И. Рогова сходна с вышеизложенным определением, хотя автор добавляет, что «Общение осуществляется знаковыми средствами взаимодействия субъектов, вызванное потребностями совместной деятельности и направленное на значимое изменение в состоянии, поведении и личностно-смысловых образованиях партнера» [25, с. 11].

Исследователь В.С. Кукушин считает, что «общение - процесс непосредственных взаимоотношений, обращения людей друг к другу, основанный на разумном понимании и намеренной передаче знаний, мыслей и переживаний в соответствии с социальными нормами и условиями осуществляемой деятельности» [26, с. 48].

По Г.М. Андреевой, общение - сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга [27, с. 32].

Исследователь М.И. Лисина считает, что общение - это взаимодействие двух и более людей, направленное на согласование и объединение усилий с целью налаживания отношений и достижение общего результата [28, с. 262].

Данный перечень определений является далеко не полным, но даже представленные варианты говорят о том, насколько разнообразны подходы авторов к определению понятия «общение». Таким образом, очевидно, что общение выступает важнейшим фактором развития человека. Именно в общении зарождаются, существуют и проявляются психические процессы, состояния и особенности поведения человека.

По своему назначению общение многофункционально. Существуют разные основания для его классификации. Одним из общепринятых является выделение в общении трех взаимосвязанных сторон или характеристик - информационной, интерактивной и перцептивной (Г.М. Андреева). В более или менее аналогичном смысле выделяются информационно-коммуникативная, регуляционно-коммуникативная и аффективно-коммуникативная функции (Б.Ф. Ломов) [29, с. 296].

Информационно-коммуникативная функция общения в широком смысле заключается в обмене информацией или приеме-передаче информации между взаимодействующими индивидами. Описание общения как процесса передачи-приема сообщений является правомерным, но позволяет рассмотреть только одну из характеристик общения. Обмен информацией в человеческом общении имеет свою специфику. Во-первых, мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом (в отличие от технического устройства). Во-вторых, обмен информацией обязательно предполагает воздействие на мысли, чувства и поведение партнеров. В-третьих, они должны обладать единой или сходной системой кодирования и декодирования сообщений.

Регуляторно-коммуникативная (интерактивная) функция общения в отличие от информационной заключается в регуляции поведения и непосредственной организации совместной деятельности людей в процессе их взаимодействия. В процессе общения как взаимодействии (вербальном, физическом, невербальном) индивид может воздействовать на мотивы, цели, программы, принятие решения, на выполнение и контроль действий, то есть на все составляющие деятельности своего партнера, включая взаимную стимуляцию и коррекцию поведения. Показателем эффективности реализации этой функции общения служит степень удовлетворенности совместной деятельностью и общением, с одной стороны, и их результатами - с другой.

Аффективно-коммуникативная функция общения связана с регуляцией эмоциональной сферы человека. Общение - важнейшая детерминанта эмоциональных состояний человека. Весь спектр специфически человеческих эмоций возникает и развивается в условиях общения людей: происходит либо сближение эмоциональных состояний, либо их поляризация, взаимное усиление или ослабление. При этом изменения в состоянии людей могут возникать как при специальном (целенаправленном), так и при непроизвольном воздействии. В первом случае сознание и эмоции человека изменяются под воздействием заражения (процесс передачи эмоционального состояния другим людям), внушения или убеждения [29, с. 301].

Исследователь М.И. Лисина предлагает другую классификационную схему функций общения, в которой наряду с перечисленными, отдельно выделяются и другие функции:

организация совместной деятельности;

познание людьми друг друга;

формирование и развитие межличностных отношений [28, с. 286].

Исследователь Н.С. Ефимова выделяет пять основных его функций. Так, в прагматической функции общение выступает как важнейшее условие объединения людей в процессе любой совместной деятельности.

Большая роль принадлежит формирующей функции общения, реализация которой заключается в передаче умений, навыков, знаний от взрослого к ребенку. Действительно, без общения со взрослыми никто не смог бы превратиться из беспомощного ребенка в того, кем является сейчас.

Функция подтверждения в процессе общения дает возможность познать, утвердить себя. Желая утвердиться в своем существовании и своей ценности, человек ищет точку опоры в другом человеке.

Функция организации и поддержания межличностных отношений для любого человека связана с оцениванием людей и установлением определенных эмоциональных отношений - либо позитивных, либо негативных.

Внутриличностная функция рассматривается как универсальный способ мышления человека. Она является одной из самых важных. Благодаря диалогу с самим собой мы принимаем определенные решения, совершаем значимые поступки [30, с. 10].

Для наиболее полной характеристики общения рассмотрим его типологию, которую предлагает Н.С. Ефимова:

По контакту с собеседником общение может быть непосредственным и опосредованным. Непосредственное общение (прямое) - это естественное общение, когда субъекты взаимодействия находятся рядом и общаются посредством речи, мимики и жестов. Данный вид общения является наиболее полноценным, та как индивиды в процессе его получают максимальную информацию друг о друге. Опосредованное (косвенное) общение осуществляется в ситуациях, когда индивиды отдалены друг от друга временем или расстоянием, это неполный психологический контакт, когда обратная связь затруднена.

Общение может быть межличностным или массовым. Массовое общение представляет собой множественные контакты незнакомых людей. Оно может быть прямым и опосредованным. Прямое массовое общение наблюдается на митингах, собраниях, демонстрациях, во всех больших социальных группах: толпе, публике, аудитории. Опосредованное массовое общение имеет односторонний характер и связано с массовой культурой и средствами массовой коммуникации.

По критерию равноправия партнеров в общении выделяют два типа: диалогическое и монологическое. Диалогическое общение - равноправное субъект - субъектное взаимодействие, имеющее целью взаимное познание, стремление к реализации целей каждого партнера.

Монологическое общение реализуется при неравноправных позициях партнеров и представляет собой субъект - объектные отношения. Оно может быть императивным и манипулятивным. Императивное общение - авторитарная, директивная форма взаимодействия с партнером с целью достижения контроля над его поведением, установками, мыслями и принуждения к определенным действиям или решениям. Манипулятивное общение - форма межличностного общения, при которой воздействие на партнера по общению осуществляется скрытно для достижения своих намерений.

По времени контакта общение может быть кратковременным или длительным в зависимости от целей, содержания деятельности, индивидуальных особенностей собеседников, их симпатий, антипатий и так далее.

По уровню передачи информации выделяют: вербальное и невербальное взаимодействие. Вербальное общение происходит посредством речи, невербальное - с помощью паралингвистических средств передачи информации (громкость речи, тембр голоса, жесты, мимика, позы) [30, с. 11].

Исследователи А.А. Леонтьев и Н.И. Леонов рассматривают типологию видов общения, основываясь на яркость проявления отношений между людьми в общении. В зависимости от данного критерия различают следующие виды:

Социально-ориентированное общение. Общественные отношения здесь выражены наиболее ярко (лекция, доклад, ораторская речь, телевизионное выступление). В социально-ориентированном общении коммуникатор всегда представляет, репрезентирует мнения, убеждения, информацию социального коллектива или общества.

Групповое предметно-ориентированное общение. Здесь более четко обозначены отношения, обусловленные совместной деятельностью. Это общение, например, в процессе труда, обучения. Его цель - решение конкретных проблем, стоящих перед коллективом.

Личностно-ориентированное общение. Это общение одного человека с другим. Оно выступает в двух вариантах. Во-первых, диктальное общение, то есть общение, связанное с тем или иным предметным взаимодействием (согласование позиций с целью дальнейшей совместной деятельности, обмен с собеседником информацией, значимой для деятельности). Оно тождественно предметно-ориентированному общению. Во-вторых, модальное общение - это такое общение, которое в обиходе называют «выяснением отношений», общественные отношения здесь как бы отодвигаются на задний план [31, с. 238].

Важно отметить, что границы между отдельными видами общения условны, так как в реальности коммуникативные ситуации часто невозможно отнести к какому-то одному типу. Примером такого сложного, многопланового явления может служить общение преподавателя со студентами, учителя с учениками.

Общение осуществляется на разных уровнях. Уровни общения определяются общей культурой взаимодействующих объектов, их индивидуальными и личностными характеристиками, особенностями ситуации, социальным контролем, ценностными ориентациями общающихся, их отношением друг к другу. Н.С. Ефимова выделяет следующие уровни общения:

Самый примитивный уровень общения - фактический. Он предполагает простой обмен репликами для поддержания разговора, не имеет глубокого смысла.

Информационный уровень общения предполагает обмен интересной для собеседников новой информацией, являющейся источником эмоциональной, мыслительной, поведенческой активности человека.

Личностный уровень общения характеризует такое взаимодействие, при котором субъекты способны к глубокому самораскрытию и постижению сущности другого человека, самого себя и окружающего мира. Он построен на позитивном отношении к себе, другим людям и окружающему миру в целом. Это высший духовный уровень общения [30, с. 14].

Таким образом, можно сказать, что ведущее значение общения в жизнедеятельности человека состоит в том, что оно является средством организации совместной деятельности людей и способом удовлетворения потребности человека в другом человеке. Именно в общении зарождаются, существуют и проявляются психические процессы, состояния и особенности поведения человека, следовательно, общение выступает важнейшим фактором развития человека. Из сравнения различных определений понятия «общение» следует, что общение рассматривается как сложный процесс установления и развития контактов между людьми, вызванный потребностями совместной деятельности и достижении общего результата, а также заключающийся в восприятии и понимании партнерами друг друга.

2.2 Проблема общения в советской и зарубежной психологии

Понятие «общение» по праву относится к базовым категориям психологии. Б.Г. Ананьев, В.М. Бехтерев, Л.С. Выготский, Б.Ф. Ломов В.Н. Мясищев и многие другие выдающиеся деятели советской науки внесли свой вклад в теоретическое осмысление этого многогранного феномена. «Сущностный статус этого феномена в бытии человека предопределяет неистощимый интерес к познанию его закономерностей, а изменчивость, многоликость возможных проявлений, влияний, оказываемых общением на становление личности, изменение его характеристик с течением исторического времени объясняют невозможность достижения какого-либо окончательного знания об этом феномене» [32, c. 45]. Характеризуя современное состояние знания об общении в психологии, а также особенную направленность его исследования, А.А. Бодалев утверждает следующее: «В настоящее время стремление ученых ко всё более разностороннему изучению макрофеномена общения нарастает, поскольку общение имеет такое же значение в бытии и развитии отдельного человека, и больших общностей людей, вплоть до всего человечества, как труд и познание действительности во всех ее формах» [33, c. 3].

В науке проблема общения имеет большую историю, которую еще предстоит изучить. Большой вклад в развитие этого направления исследований внес классик отечественной психологии В.М. Бехтерев. Линия исследований, заложенная Бехтеревым, нашла свое продолжение в работах его учеников Б.Г. Ананьева и В.Н. Мясищева.

Традиции научной школы Бехтерева - Мясищева - Ананьева оказали существенное влияние на современные исследования общения, проводимые в отечественной психологии. Значителен также вклад Л.С. Выготского - основателя другой школы в советской психологии. Исследователь В.М. Бехтерев был одним из первых, кто уже в конце XIX начале XX века настойчиво проводил идею комплексного изучения человека.

Общение у В.М. Бехтерева выступает как механизм объединения людей в группы, как условие социализации личности. При этом В.М. Бехтерев отмечал, что чем разнообразнее и богаче общение человека с окружающими его людьми, тем успешнее осуществляется развитие личности [34].

Социальную роль и функции общения В.М. Бехтерев анализировал на примере специфических видов общения: подражания и внушения. Он считал, что без подражания не было бы и личности. При этом, само подражание черпает свой главный материал из общения с себе подобными, между которыми благодаря сотрудничеству развивается род взаимной индукции и взаимовнушения. Определяя внушение как одну из форм психического влияния людей друг на друга, В.М. Бехтерев относит его к области бессознательной психической деятельности, непосредственной передачи определенных «психических состояний от одного лица к другому», протекающему без участия воли воспринимающего лица, нередко даже без ясного с его стороны сознания [34, с. 335].

Кроме того, В.М. Бехтерев выделяет «непосредственное» и «посредственное» общение. Посредственное общение характеризуется степенью и уровнем опосредствованности. В основе указанного разделения видов общения - наличие или отсутствие какого-либо «посредника» в процессе взаимодействия людей. В качестве посредников общения Бехтерев выделяет письма, телеграммы, телефон, осязательные посредники (азбука слепых, прикосновения, поцелуи, температурные и электрические раздражители, обонятельные стимулы и другие). В качестве средств общения Бехтерев выделяет также вещи, памятники истории и так далее. Поэтому люди, считает ученый, могут взаимодействовать друг с другом независимо от расстояния и времени, лежащими между ними [34].

Следующим ученым, внесшим значительный вклад в развитие проблемы психологии общения, был В.Н. Мясищев. Еще в начале XX века, будучи совсем молодым ученым, В.Н. Мясищев под руководством своих учителей В.М. Бехтерева и А.Ф. Лазурского участвовал в организации и проведении первых экспериментальных работ по изучению общения в условиях коллективной деятельности.

И в дальнейшем, хотя основной круг его интересов несколько сместился и стал концентрироваться вокруг комплексного изучения проблем личности, при рассмотрении вопросов о детерминации внутренней природы личности В.Н. Мясищев не мог пройти мимо глубокой и всесторонней проработки проблем общения. С точки зрения В.Н. Мясищева, личность по самой своей сути изначально выступает как образование «диалогическое», как продукт индивидуального опыта общения и взаимоотношений с другими людьми. Реализующийся в процессе общения индивидуальный опыт внешних значимых для личности отношений с другими людьми однозначно детерминирует индивидуально-избирательный характер внутренних отношений личности к действительности, формирует ее общую социальную направленность. Эти отношения характеризуют степень интереса, силу эмоций, желания или потребности и выражаются в поведении субъектов, в их действиях и переживаниях [35, с. 68].

В работах В.Н. Мясищева глубоко проанализирована психологическая сущность общения. Если большинство авторов, изучавших общение, ограничивались исследованием речевых коммуникаций, устанавливающихся между людьми, то В.Н. Мясищев делал акцент на главных содержательных и формальных характеристиках общения, стремясь рассмотреть его целостно, как процесс взаимодействия конкретных личностей, определенным образом относящихся друг к другу и взаимодействующих друг на друга [35, с. 72].

По мнению В.Н. Мясищева, отношения к разным сторонам действительности у человека не бывает одинаковым, не одинаковы они и к различным людям, и это обстоятельство не может не сказываться на характере практикуемых человеком способов обращения с людьми. По отношению к различного рода объектам один и тот же человек может проявлять противоположные качества. Так, самоотверженная и нежная по отношению к своим детям мать (или отец) может быть черствой или жестокой с другими.

В своем стремлении постичь направления и механизмы влияния общения на психику В.Н. Мясищев не ограничился выяснением его роли в становлении характера человека и образующих его ядро отношений. Одновременно он пытался решить и более трудную задачу - вскрыть зависимости между общением и психическими процессами участвующих в общении людей. Изучая психическую организацию больных неврозом, он ярко описал социально-психологические и дифференциально-психологические механизмы воздействия условий общения на активность, продуктивность и динамику перцептивных, интеллектуальных, мнемических и эмоциональных процессов человека. При возникновении отклонений во внутренней субъективной основе общения, каковой являются отношения у человека, появляется более или менее устойчивое состояние внутреннего направления, которое у разных людей, хотя и неодинаково, но тем не менее обязательно влияет на их восприятие и память, на мышление и внимание и на их аффективно-волевую сферу [35, с. 85].

Исследователь Б.Г. Ананьев, анализируя воспитательные возможности и характер влияния оценки педагога на особенности нравственного и умственного развития учащихся в работе «Психология педагогической оценки», показал принципиальную важность категории общения. В более поздних работах он обращается к категории общения в связи с проблемами формирования человека как личности, как субъекта деятельности, воспитания индивидуальности [36, с. 162].

В своих трудах, выполненных на стыке философии и психологии, он последовательно проводит мысль о том, что в своем повседневном бытие человек связан бесконечным числом отношений не только с предметным миром, но и с людьми. Эти отношения устанавливаются и развиваются в деятельности - познании, общении, труде, игре, учении и других ее видах [36, с. 170].

Особой и главной характеристикой общения как специфического вида деятельности, по мнению Б.Г. Ананьева, является то, что через него человек строит свои отношения с другими людьми. Кроме того, деятельность общения определяет характер социальной детерминации индивидуального развития личности и в известном смысле участвует в формировании всей психической организации человека [36, с. 182].

При анализе условий общения, от которых зависит поведение человека в общении, Б.Г. Ананьев много внимания уделяет конкретным составляющим и детерминантам этого процесса: это прежде всего уровень социальной зрелости групп и коллективов, в которых реализуется общение, особенности стиля руководства, а также индивидуальные характеристики людей, вступающих в общение, и их так называемая идейная совместимость. Б.Г. Ананьев доказал, что степень включенности человека в общественные отношения, интенсивность и характер реализующихся в общении его социальных связей являются ведущими факторами, определяющими творческий диапазон и в первую очередь творческое долголетие личности [36, с. 174].

В психологической концепции Л.С. Выготского проблема общения занимает центральное место, хотя термин «общение» не слишком часто встречается в его работах.

По Л.С. Выготскому психическое развитие ребенка с самого рождения определяется социальными закономерностями. При этом важнейшее место во взаимодействии человека с окружающей действительностью - от рождения и в течение всей жизни, занимает общение. Исходя из данных, имевшихся в 20-е годы в литературе и из собственных наблюдений и исследований, Л.С. Выготский выделял решающую закономерность в психической жизни и внешнем поведении ребенка следующим образом: общение со взрослым служит основным путем проявления собственной активности ребенка, его отношение к внешнему миру есть всегда отношение через другого человека [37, с. 1052].

В качестве ядра общения Л.С. Выготский выделял знаки, считая их носителями структурных новообразований, вызываемых процессами общения. Первоначально означаемым является другой человек в ситуации общения и лишь затем - объект. Общение в концепции Л.С. Выготского становится «единицей» психики: общение генетически предшествует высшим психическим процессам, структурно (через знаки) детерминирует их и, наконец, является их универсальной составляющей в том смысле, что психические процессы всегда явно или скрыто включены в общение. Л.С. Выготский исследовал проблему общения, рассматривая эту категорию как значимый фактор психического развития человека, условие его самореализации [37, с. 1090].

В трудах Б.Ф. Ломова общение рассматривалось как общественно-историческая категория, раскрывающая социальную природу человеческого бытия. Являясь существенной стороной реальной жизнедеятельности субъекта, общение выступает в роли важнейшей детерминанты всей системы психического, ее структуры, динамики и развития. В ходе общения люди обмениваются представлениями, действиями, состояниями. В актах общения осуществляется как бы презентация внутреннего мира субъекта другим субъектам. Общение выступает в роли основания психических явлений, определяя развитие психических процессов, формирование личности, овладение индивидом общественно-историческим опытом. Психические явления, в свою очередь, регулируют процесс общения и являются условием его развития; наиболее полно в общении реализуется коммуникативная функция психики. Способы и содержание общения определяются социальными функциями вступающих в него людей, их положением в системе общественных отношений [29, с. 285].

В американской социально-психологической школе внимание обращалось на индивида как субъекта общения и разработку теорий, объясняющих результаты уже проведенных исследований. В европейской социально-психологической традиции индивид рассматривался как носитель системного качества группы или общества в целом. Исследователи принимали в расчет роль социальной среды общающихся индивидов. Преобладающими в этой традиции являлись работы, направленные на проверку теорий или доказательств гипотез с помощью специально разработанных или подобранных методик для получения эмпирических данных.

Ко второй половине XX столетия в западной психологии сложились группы школ, объединенные сходными теоретическими идеями, использующие одинаковые понятия и сходные методы эмпирических исследований, которые получили название «социально-психологических теоретических ориентаций». К этим направлениям, или ориентациям, относят необихевиористскую, психоаналитическую ориентацию, когнитивистскую и интеракционизм. В каждой из них был выделен свой предмет исследования и внимание привлекали вполне определенные аспекты общения.

В необихевиористкой ориентации сформировались теории, имеющие отношение к исследованию контактов и межличностного взаимодействия, связанные с определенными состояниями взаимодействующих индивидов: теория агрессии и фрустрации, модельно-стимульная теория, теория межличностного взаимодействия как обмена. Авторами и разработчиками данных теорий являлись А. Бандура, Д. Доллард, Г. Келли, Н. Миллер, Дж. Тибо, Р. Уолтерс, Дж. Хоманс и другие [38].

Теория агрессии и фрустрации Д. Долларда и Н. Миллера имеет отношение к состояниям, возникающим под влиянием фрустрационно-агрессивного драйва. Она характеризует причины нанесения вреда «безобидному объекту». Модельно-стимульная теория А. Бандуры и Р. Уолтерса объясняет причины подражания и имитации в общении, показывает роль отрицательного опыта и ожидаемых последствий, базирующихся на подкреплении мотивации общения [38].

Теория диадического взаимодействия или «теория взаимодействия исходов» Г. Келли и Дж. Тибо открыла возможности представить взаимодействие индивидов в виде матриц, отражающих всевозможные линии поведения его участников и ценность издержек и вознаграждений в этом процессе. Для исследования общения, согласно этой теории, имеют большое значение механизмы комплементарности. Здесь определены понятия, с помощью которых раскрываются причины выбора партнеров и особенности их взаимодействия: «уровень сравнения», «уровень сравнения альтернатив», «исходы». Указанные понятия и выявленные механизмы позволяют предвосхищать и системно анализировать выработку в общении определенного поведенческого репертуара и характеризовать предположения участников о возможных исходах взаимодействия. Теория элементарного социального поведения Дж. Хоманса рассматривает роль поощрения и состояние ожидания индивида. Общение в ней сводится к проблемам взаимного обмена, механизмом которого считается интерактивный обмен оперантами (деятельностями) и сентиментами (знаками аттитюдов и чувств) [38, с. 87].

Психоаналитическая ориентация весьма специфично относится к вопросам общения и взаимоотношения людей друг с другом. В ее рамках исследуются потребности, мотивы, цели общения и социального поведения. Кроме того, именно эта социально-психологическая ориентация послужила основой для практически важной и очень популярной в настоящее время волны работ, относящихся к теории и практике тренингов общения. В рамках психоаналитической ориентации разработаны: трехмерная теория интерперсонального поведения В. Шутца; динамическая теория функционирования группы и теория развития группы. В. Шутц рассматривал роль и опыт отношений и общения ребенка в семье и считал, что он влияет на проблемы, возникающие у взрослого человека, относящиеся к реализации потребностей включения в группы и общности, контроля и любви. Автор теории большое значение уделил исследованию функции идентификации ребенка с родителями и опыту межличностных отошений детства [38, с. 185].

Достаточно развитой в социальной психологии является и когнитивисткая ориентация. Методологическая парадигма этой ориентации и соответствующие ей исследования позволили сделать ряд важных открытий, касающихся механизмов и феноменов общения. Основные понятия, проблематика и традиции когнитивизма концентрируются вокруг структуры, свойств и особенностей функционирования когнитивной сферы личности. Предметом исследования когнитивистов стали житейские понятия и восприятие людьми друг друга; социальное сравнение; межличностная и массовая коммуникция. Наиболее известные теории, разработанные в рамках данной ориентации, - это теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума, теория когниивного диссонанса Л. Фестингера и теория структурного баланса Ф. Хайдера [38, с. 150].

Создатель теории структурного баланса Ф. Хайдер и его ученики исследовали отношения людей, складывающиеся в житейских ситуациях и, прежде всего, те, которые противоречат здравому смыслу и создают проблемы. Например, отношения которые формулируются следующим образом: «Я не люблю того, кого любит мой друг». Механизмом формирования отношений в рамках данной теории считается механизм балансирования и транзитивности-нетранзитивности отношений, возникающих между людьми.

Не менее важной для исследования роли согласованности мнений, оценок, точек зрения общающихся людей стала теория Л. Фестингера, который выявил феномены, названные им когнитивным диссонансом и когнитивным консонансом. Автор показал существование механизма, который побуждает людей, имеющих разные мнения, сравнивать их и стремиться к их согласованности [38].

Межличностная коммуникация стала предметом исследований Т. Ньюкома. Расхождение ориентаций у членов группы относительно какого-либо объекта, по его мнению, - это проблема балансных и дисбалансных отношений, являющихся по сути определенными установками взаимодействующих субъектов. Т. Ньюкомом было показано, что в случае расхождения у членов группы мнений или оценок, касающихся какого-либо объекта, система их отношений приходит в состояние дисбаланса, вызывая у участников взаимодействия и взаимоотошений потребность возвращения ее в состояние баланса. Теория коммуникативных актов позволяет понять причину изменения межличностных отношений у людей, если они связаны с отношением к какому-либо третьему лицу или предмету [38, с. 97].

В отличие от Т. Ньюкома, Ч. Осгуд и П. Танненбаум уделяли внимание проблемам субъективного значения понятий и предсказаниям изменения отношений, относящихся к процессу массовой коммуникации. Они установили одновременное изменение отношения реципиента к коммуникатору и к содержанию его сообщения, называемому в исследованиях объектом. Соответствующие феномены получили название «конгруэнтность» и противоположный ему - «неконгруэнтность», а сама теория - теория конгруэнтности [38, с. 107].

Основой интеракционистской ориентации стали постулаты Дж. Мида. Ориентация привлекала внимание к вопросам отношения человека к самому себе, ролевым взаимоотношениям, конфликтам, групповым нормам, проблемам статуса и престижа личности [38, с. 111]. Базовыми теориями интеракционизма являются: теории символического интеракционизма Дж. Мида, теория Ч. Кули, именуемая еще теорией «зеркального Я» личности; ролевые теории А. Аллена, Т. Сарбина, Р. Тернера. Особо следует отметить теорию социальной драматургии И. Гоффмана и теории референтной группы Р. Мертона, Г. Хаймана, М. Шерифа [38, с. 164].

В теории символического интеракционизма Ч. Кули и Дж. Мида в качестве предмета исследования ставили символическую коммуникацию и разрабатывали понятия «символ», «значимые жесты», «роль», «обобщенное Я». В качестве механизма успешной коммуникации авторы исследовали принятие роли другого. Предложенные авторами понятия и установленные механизмы коммуникации позволили понять природу и функции разнообразных средств и способов общения и их влияние на формирование личности и ее отношение к себе.

Ролевые теории направлены на решение задач, касающихся ролевых взаимоотношений людей, ролевых конфликтов и специфики ролевого поведения общающихся индивидов. И. Гоффман, Р. Линтон, Р. Мертон, Т. Сарбин и другие смогли показать значение количества и содержания ролей, играемых человеком в социуме, а также ролевых ожиданий и влияния норм исполнения ролей на возникновение конфликтов. Используемое ими понятие «ролевой конфликт» отражает вполне определенную социально-психологическую феноменологию отношений между людьми, их установок и является фактором того или иного типа общения партнеров [38, с. 156].

Таким образом, анализ работ советских психологов по проблеме общения показывает, что при некоторых различиях в подходах авторов к проблеме общения, есть много общего и главное - это признание роли общения в формировании личности. В советской психологии сложилось несколько подходов к феномену общения. Их сходство состоит в том, что все они разделяют принципиальную позицию о единстве общения и деятельности. Анализ работ зарубежных авторов показывает, что усилия учёных концентрируются вокруг таких проблем психологии общения, как проблемы: мотивационно-потребностной сферы общающихся индивидов; психических состояний партнеров; выбора партнеров и эффективности их взаимодействий; влияния когнитивных образований на взаимоотношения и выработанных в обществе норм и правил коммуникативного поведения и его интерпретаций. Сходство теорий советских и зарубежных авторов по проблемам психологии общения заключается в том, что само психическое развитие ребенка, формирование его личности рассматриваются как процесс социализации. Личность формируется как некое целостное образование в процессе жизни и деятельности человека, в практике его взаимоотношений с окружающими.

2.3 Эффективность общения и свойства личности, влияющие на его эффективность

Современное общество невозможно представить вне коммуникативного процесса или общения. Общение является главным условием бытия и взаимодействия людей, без которого неосуществимо полноценное образование не только определенных психических функций, процессов и свойств человека, но и гармоничной личности в целом. Совместная деятельность детерминирует необходимость в общении: чтобы жить, люди вынуждены кооперироваться. Общение дает возможность организовывать общественную деятельность и внести в неё новые связи и отношения между людьми [39].

Человек с момента появления на свет общается с другими людьми, вступает с ними во взаимодействие. Но, очень часто люди, отличающиеся высокими профессиональными достижениями или успешностью в приобретении материальных благ, оказываются некомпетентными в сфере межличностных отношений, поэтому человеку необходимо совершенствоваться и практиковаться во взаимоотношениях с людьми, чтобы стать социально успешной и счастливой личностью.

Эффективность в общении рассматривается как система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективной коммуникации в определённой сфере ситуаций личностного взаимодействия. Компетентность в общении имеет, несомненно, инвариантные общечеловеческие характеристики и в тоже время характеристики, исторически и культурно детерминированные. Эффективность в общении предполагает готовность и умение строить контакт на различной психологической дистанции - и отстранённой и близкой. Трудности могут быть связаны с инерционностью позиции - владением какой-либо одной из них и её реализацией повсеместно, независимо от характера и особенностей партнёра, своего внутреннего состояния и специфики ситуации. В целом компетентность в общении обычно связана с овладением не какой-либо одной позицией в качестве наилучшей, а с адекватным и гибким приобщением к их спектру. Гибкость в адекватной смене психологических позиций - один из главных показателей компетентного общения [39].

Компетентность в общении включает систему знаний и умений (техник), обеспечивающих успешное протекание коммуникативных процессов у человека в различных ситуациях общения. Кроме того, эффективность общения зависит и от того, что А.А. Бодалев называет «коммуникативным ядром личности», под которым он понимает все, что относится к личности человека и как это влияет на его общение с людьми, включая черты характера, эмоциональные особенности, перцептивные способности (познание объекта общения), то есть то, что называют коммуникативными способностями (качествами).

Определенные свойства личности существенно влияют, как на цели и процесс общения, так и на его эффективность. Одни из них способствуют успешному общению, такие как: экстравертированность, эмпатийность, толерантность, мобильность; другие его затрудняют, к ним относятся: интровертированность, властность, конфликтность, агрессивность, застенчивость, робость, ригидность [40, с. 70].

Экстраверсия - интроверсия - характеристика типических различий между людьми, крайние полюсы которой соответствуют преимущественной направленности человека либо на мир внешних объектов (у экстравертов), либо на собственный субъективный мир (у интровертов).

Интроверты скромны, застенчивы, склонны к уединению, предпочитают книги общению с людьми. Они сдержанны, сближаются только с немногими, поэтому имеют мало друзей, но преданы им. Экстраверты, наоборот, открыты, приветливы, общительны, находчивы в разговоре, имеют много друзей, склонны к вербальному общению. Интроверты медленно устанавливают связи и трудно входят в чуждый им мир эмоций других людей. Они с трудом усваивают адекватные поведенческие формы и поэтому часто кажутся «неловкими». Их субъективная точка зрения может оказаться сильнее объективной ситуации [40, с. 70].

Эмпатия. Эта эмоциональная особенность человека играет большую роль в общении между людьми, в восприятии ими друг друга, установлении взаимопонимания. По мнению Т.П. Гавриловой и других психологов, эмпатия может проявляться в двух формах - сопереживания и сочувствия. Сопереживание - это переживание субъектом тех же чувств, которые испытывает другой. Сочувствие - это отзывчивое, участливое отношение к переживаниям, несчастью другого (выражение сожаления, соболезнования) [40, с. 73].

Толерантность. В психологии толерантность - это терпимость, снисходительность к кому или чему-либо. Это установка на либеральное, уважительное отношение и принятие (понимание) поведения, убеждений, национальных и иных традиций и ценностей других людей, отличающихся от собственных. Толерантность способствует предупреждению конфликтов и установлению взаимопонимания между людьми [40, с. 78].

Коммуникативная толерантность - это характеристика отношения личности к людям, показывающая степень переносимости ею неприятных или неприемлемых, по ее мнению, психических состояний, качеств и поступков партнеров по взаимодействию.

Ригидность - мобильность. Это свойство характеризует быстроту приспособления человека к изменяющейся ситуации. Понятие «ригидность» обозначает инертность, консервативность установок, неподатливость изменениям, вводимым новациям, слабую переключаемость с одного вида работы на другой. Мобильность, наоборот, означает легкую податливость изменениям ситуации, легкую смену установок и суждений [40, с. 84].

Властность. Акцентуация стремления человека к власти над другими людьми («мотив власти») приводит к такой личностной особенности, как властолюбие. Стремление к превосходству, социальной власти компенсирует естественные недостатки людей, испытывающих комплекс неполноценности. Стремление к власти выражается в склонности управлять социальным окружением, в возможности награждать и наказывать людей, принуждать к совершению определенных действий вопреки их желанию, контролировать их действия [40,с. 75].

Конфликтность и агрессивность. Конфликтность является сложным личностным качеством, включающим в себя обидчивость, вспыльчивость (гневливость) и подозрительность. Агрессивность - это склонность к агрессивному реагированию при возникновении фрустрирующей и конфликтной ситуации [40, с 76].

Застенчивость. Застенчивость характеризуется склонностью человека к робкому или стыдливому поведению в общении и поведении. У застенчивых людей часто бывает самосознание, сконцентрированное на производимом впечатлении и на социальных оценках [40, с. 79].

Робость. Мешает общению робость, которая сродни застенчивости, но проявляется при публичных выступлениях. Робость - это психическая заторможенность. Часто она проявляется в боязни, связанной с общественными ситуациями, поэтому определяется как «общественная боязнь», «социальная трусость». Она проявляется в замкнутости и ограниченной подвижности [40, с 83].

Опыт общения также занимает особое место в структуре коммуникативной компетентности личности. С одной стороны, он социален и включает интериоризированные нормы и ценности культуры, с другой - индивидуален, поскольку основывается на индивидуальных коммуникативных способностях и психологических событиях, связанных с общением в жизни личности. Динамический аспект этого опыта составляет процессы социализации и индивидуализации, реализуемые в общении, обеспечивающие социальное развитие человека, а также адекватность его реакций на ситуацию общения и их своеобразие. В общении особую роль играет овладение социальными ролями: организатора, участника общения, на что влияет уровень развития эмоционального интеллекта [39].

Таким образом, эффективность в общении рассматривается как система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективной коммуникации в определённой сфере ситуаций личностного взаимодействия, она предполагает готовность и умение строить контакт на различной психологической дистанции - и отстранённой, и близкой. Кроме того, эффективность общения зависит от эмоциональных особенностей личности, черт характера, перцептивных способностей (познание объекта общения). Успешному общению способствуют такие свойства личности как: экстравертированность, эмпатийность, толерантность, мобильность. Другие же свойства личности его затрудняют, к ним относятся: интровертированность, властность, конфликтность, агрессивность, застенчивость, робость, ригидность.

. Эмпирическое исследование специфики эффективности в общении студентов с алекситимией

3.1 Организация, методы и методики проведения исследования

Базы проведения исследования: учреждение образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины», «Белорусский государственный университет транспорта», «Гомельский филиал университета гражданской защиты МЧС Беларуси».

Характеристика выборки исследования: 192 человека в возрасте от 17 до 22 лет.

Этапы проведения исследования.

Первый этап (ноябрь - декабрь 2016 года) - формулировка цели, задач объекта и предмета исследования. Проведение теоретического анализа и обобщение психолого-педагогической литературы по проблеме исследования.

Второй этап (январь 2017 года - февраль 2017 года) - определение базы исследования и групп испытуемых; подбор необходимого психодиагностического инструментария; организация эмпирического исследования.

Третий этап (март − апрель 2017 года) - сбор эмпирического материала.

Четвертый этап (май 2017 года) - обработка и интерпретация полученных данных; формулирование выводов.

Методы исследования. Теоретические: анализ и обобщение психолого-педагогической литературы по проблеме исследования. Эмпирические: опрос, тестирование. Методы обработки и интерпретации данных: методы количественного и качественного описания данных.

В качестве методов математической статистики использовался: φ* - угловое преобразование Фишера.

Объект исследования: студенты.

Предмет исследования: коммуникативная сфера студентов.

Гипотеза: эффективность в общении у студентов, не имеющих алекситимии, выше, чем у студентов с алекситимией.

Методологическую основу исследования составили теории алекситимии (Н.Г. Гаранян, Е.С. Гузова, Г. Кристал, C.B. Малыхина, В.В. Николаева, В.В. Соложенкин, Д. Тэйлор, А.Б. Холмогорова и другие); теории общения и межличностных отношений (Б.Г. Ананьев, Г.М. Андреева, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев и другие); подходы к анализу межличностного общения (B.C. Агеев, Е.П. Ильин, Н.В. Казаринова, В.Н. Куницына); теории развития личности (Л.И. Анцыферова, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский, и другие); системный подход (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов и другие); деятельностный подход (К.А. Абульханова-Славская, JI.C. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин) представляет человека как субъекта, который, формируясь в деятельности и общении, определяет их характер и совершенствует себя.

Цель: изучить эффективность в общении у студентов с алекситимией.

В соответствии с целью исследования были определены следующие задачи:

- раскрыть психологическое содержание феномена алекситимии;

рассмотреть психологические характеристики алекситимической личности;

определить эффективность в общении у студентов с алекситимией.

Психодиагностические методики:

методика «Торонтская шкала алекситимиии (20 пунктов) (Дж. Тейлор)» [41, с. 35];

методика «Диагностика коммуникативного контроля (М. Шнайдер)» [42, с. 86];

методика «Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении (В.В. Бойко)» [42, с. 118];

методика «Диагностика коммуникативной толерантности (В.В. Бойко)» [43, с. 366].

Так, методика «Торонтская шкала алекситимиии (20 пунктов)», разработанная Дж. Тейлором, используется для количественной оценки алекситимии. Эта шкала самоотчета появилась в начале 1990-х годов и представляет собой пересмотренную и усовершенствованную прежнюю Торонтскую шкалу алекситимии из 26 пунктов, имевшую 4-факторную структуру (TАS-26). Проблема эмоциональности человека и его способности переживать и выражать свои чувства с одной стороны, является актуальной и волнующей; с другой стороны, долгое время она не находила адекватного выражения и описания в психологической теории и практике, и в настоящий период через теории алекситимии происходит заполнение существовавшего ранее в данной проблеме вакуума. Алекситимия - это комплексное расстройство, связанное с нарушением контакта человека со своей эмоциональной сферой, выражающееся в проблеме осознания, выражения и передачи эмоционального состояния как собственного, так и другого человека (людей).

Методика содержит 20 вопросов делящиеся на три подшкалы, отражающих основные компоненты алекситимии: трудности идентификации чувств (ТИЧ), трудности с описанием чувств другим людям (ТОЧ) и внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ). Однако в TАS-20 нет фактора воображения, ВОМ косвенно отражает этот аспект алекситимии (Приложение А).

ТАS-20 - шкала самоотчета из 20 пунктов, каждый из которых оценивается по 5-балльной шкале Лайкерта от 1 (совершенно не согласен) до 5 (совершенно согласен).

Подшкала «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)» выражает особенность восприятия и опознания своих собственных эмоций и эмоциональных состояний, а также эмоций других людей.

Подшкала «Трудности с описанием чувств другим людям (ТОЧ)» выражает способность личности, с помощью вербальной коммуникации, описывать свои чувства другим людям.

Подшкала «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)» отражает способность индивида приписывать свои успехи и неудачи внешним обстоятельствам - условиям окружающей среды, действиям других людей, случайностям, везению и так далее.

Психодиагностическая методика «Диагностика коммуникативного контроля», разработанная М. Шнайдером, предназначена для изучения уровня коммуникативного контроля (Приложение Б). Методика содержит 10 утверждений, отражающих реакции на некоторые ситуации общения. Коммуникативный контроль, как правило, определяют как стремление человека в процессе взаимодействия контролировать свои эмоции. То есть, на первый план в процессе взаимодействия выходит построение прогноза коммуникативной ситуации.

Согласно М. Шнайдеру, люди с высоким коммуникативным контролем постоянно следят за собой, хорошо осведомлены, где и как себя вести. Управляют своими эмоциональными проявлениями. Вместе с тем они испытывают значительные трудности в спонтанности самовыражения, не любят непрогнозируемых ситуаций. Люди с низким коммуникативным контролем непосредственны и открыты, но могут восприниматься окружающими как излишне прямолинейные и навязчивые.

Методика «Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении», разработанная В.В. Бойко, направлена на выявление уровня эмоциональной эффективности в общении и выявление типа эмоциональных помех. Методика содержит 25 пунктов, в которых необходимо представить себя и оценить, насколько они для вас характерны (Приложение В).

Эмоции человека <https://psyera.ru/emocii-cheloveka-1734.htm> служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения. Они способны резко усилить или ослабить скованность, робость в общении. Под эмоциональным барьером в общении понимают ситуацию, когда человек не может реально совершать эффективные действия: он либо находится в состоянии переживания, либо совершает ряд действий, основание которых эмоция, возникшая в результате неуспешного действия. Эмоциональные барьеры возникают тогда, когда, получив информацию от коммуникатора, человек более занят своими чувствами, предположениями, чем реальными фактами.

Среди эмоциональных барьеров В.В. Бойко выделяет пять подгрупп:

неумение управлять эмоциями;

неадекватное проявление эмоций;

неразвитость эмоций;

доминирование негативных эмоций;

нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе.

Методика «Диагностика коммуникативной толерантности», предложенная В.В Бойко <#"justify">По результатам проведенной диагностики по методике «Торонтская шкала алекситимиии (20 пунктов)» были получены количественные показатели наличия алекситимии у студентов. На основании анализа полученных результатов было выделено три группы респондентов: с высоким, средним и низким уровнем алекситимии. Результаты изучения уровня выраженности алекситимии у студентов представлены в таблице 3.1.

Таблица 3.1 − Количественные показатели уровня алекситимии у студентов (данные представлены в абсолютных значениях и в %)

Из таблицы 3.1 следует, что у большинства испытуемых (57 %) алекситимии нет, это означает, что у этой группы респондентов наблюдаются наиболее гармоничные отношения с собой и окружающим миром. Однако, при относительно низком уровне внешней и внутренней конфликтности они также испытывают затруднения в общении с окружающими, в понимании собственных эмоциональных состояний, но это не является для них неразрешимой проблемой.

% испытуемых попадают в так называемую «среднюю» зону - они не относятся к явным «алекситимикам», но у них наблюдаются проблемы с выражением эмоций; присущи определенные конфликты в отношении себя и окружающего мира. Они тяготеют к общению с людьми, окружающими их, нуждаются в их поддержке, внимании и заботе, однако, они испытывают трудности в осознании собственных чувств и последующем их выражении в контакте с другими. Все это создает атмосферу внутренней напряженности, что находит выражение в ощущении общего эмоционального дискомфорта

И, 26 % испытуемых могут быть отнесены к группе выраженных «алекситмиков». Для них собственной эмоциональный мир, с одной стороны, не имеет личной ценности, с другой стороны, является «белым пятном». Неосознанные переживания приносят ощущение беспокойства и опасности, что в свою очередь еще в большей степени усиливает как внешнюю, так и внутреннюю конфликтность, общую неудовлетворенность жизнью и социальную дезадаптированность.

По результатам проведенной диагностики по методике «Торонтская шкала алекситимиии (20 пунктов)» были получены количественные показатели уровней алекситимии у студентов по трем подшкалам.

На основании анализа полученных результатов было выделено три группы респондентов:

с преобладанием баллов по подшкале «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)»;

с преобладанием баллов по подшкале «Трудности с описанием чувств (ТОЧ)»;

с преобладанием баллов по подшкале «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)».

Результаты изучения уровня алекситимии по подшкалам у студентов представлены в таблице 3.2.

Таблица 3.2 - Количественные показатели уровней алекситимии по подшкалам методики «Торонтская шкала алекситимиии (20 пунктов)» (данные представлены в %)

ПодшкалыУровни алекситимиивысокийсреднийнизкийТИЧ (Трудности идентификации чувств)565330ТОЧ (Трудности с описанием чувств)14258ВОМ (Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления)302262

Из таблицы 3.2 следует, что у большинства студентов с алекситимией (56 %) существуют трудности в идентификации своих собственных чувств и эмоций. Понимание и идентификация эмоций являются неотъемлемым компонентом межличностного взаимодействия, которое способствует или, напротив, препятствует установлению и закреплению контакта. Люди, страдающие алекситимией, не способны понять и разобраться в собственных чувствах и переживаниях, и поэтому, как следствие, им чужды эмоции других людей.

У большинства испытуемых, имеющих средний и высокий уровни алекситимии, наибольшее количество баллов выявлено по подшкале «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)» (53 % и 56 % соответственно). При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами с высоким и средним уровнем алекситимии с преобладанием баллов по подшкале «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)» (F* = 0,25; F > F0,05). Следовательно, у студентов с высоким и средним уровнем алекситимии в равной степени существуют трудности в идентификации своих собственных эмоций и эмоциональных состояний, а также эмоций других людей.

Большинство респондентов с высоким уровнем алекситимии имеют трудности в идентификации чувств (56 %), а у испытуемых с низким уровнем алекситимии только у 30 % выявлено преобладание баллов по подшкале «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)». При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, с высоким и низким уровнем алекситимии (F* = 3,23; F < F0,01). Также статистически значимые различия были выявлены и между студентами с низким (30 %) и средним (53 %) уровнем алекситимии с преобладанием баллов по подшкале «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)» (F* = 2,45; F < F0,01). Это свидетельствует о том, что студентам с высоким и средним уровнем алекситимии в большей степени присущи трудности идентификации своих собственных эмоций и эмоциональных состояний, чем студентам с низким уровнем алекситимии. Умение выражать и распознавать эмоции является необходимым условием для социальной адаптации. Эмоции и чувства достаточно сложны для понимания, поскольку у каждого человека они возникают из индивидуального смыслового контекста, а в дальнейшем включаются в него в качестве основных компонентов его содержания. Существование такого индивидуального контекста может затруднить понимание переживаний другого.

Преобладание баллов по подшкале «Трудности с описанием чувств (ТОЧ)» наблюдается у 14 % испытуемых с высоким уровнем алекситимии и у 25 % респондентов со средним уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, с высоким и средним уровнем алекситимии с преобладанием баллов по подшкале «Трудности с описанием чувств (ТОЧ)» (F* = 1,23; F > F0,05). Следовательно, студентам с высоким и средним уровнем алекситимии в равной степени характерны трудности в описании своих чувств и эмоционального состояния с помощью вербальной коммуникации.

У респондентов с низким уровнем алекситимии у 8 % наблюдается преобладание баллов по подшкале «Трудности с описанием чувств (ТОЧ)», а у студентов с высоким уровнем алекситимии преобладание баллов по данной подшкале выявлено у 14 % испытуемых. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, с высоким и низким уровнем алекситимии (F* = 2,32; F < F0,01). Также статистически значимые различия были выявлены и между студентами с низким (8 %) и средним (25 %)уровнем алекситимии с преобладанием баллов по подшкале «Трудности с описанием чувств (ТОЧ)» (F* = 2,67; F < F0,01). Следовательно, студентам с высоким и средним уровнем алекситимии в большей степени присущи трудности в описании своих чувств и эмоционального состояния с помощью вербальной коммуникации, чем студентам с низким уровнем алекситимии.

По подшкале «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)» преобладание баллов наблюдается у 30 % испытуемых с высоким уровнем алекситимии и у 22 % респондентов со средним уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, с высоким и средним уровнем алекситимии с преобладанием баллов по подшкале «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)» (F* = 0,82; F > F0,05). Следовательно, студентам с высоким и средним уровнем алекситимии в равной степени характерна способность приписывать свои успехи и неудачи внешним обстоятельствам, они также имеют привычку перекладывать ответственность на окружающих и обстоятельства. Смещают фокус своего внимания с внутренних переживаний на внешние обстоятельства.

У испытуемых с низким уровнем алекситимии преобладание баллов по подшкале «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)» наблюдается у 62 %, а у студентов с высоким уровнем алекситимии преобладание баллов по данной подшкале выявлено у 30 % испытуемых. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, с высоким и низким уровнем алекситимии (F* = 3,92; F < F0,01). Также статистически значимые различия были выявлены и между студентами с низким (62 %) и средним (22 %) уровнем алекситимии с преобладанием баллов по подшкале «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)» (F* = 4,25; F < F0,01). Это свидетельствует о том, что студентам с низким уровнем алекситимии в большей степени характерна способность приписывать свои успехи и неудачи внешним обстоятельствам (условиям окружающей среды, действиям других людей, случайностям, везению и так далее), чем студентам с высоким и средним уровнем алекситимии. Человек, искренне считающий, что исход дела мало от него зависит, требует слишком большой снисходительности к собственным ошибкам, неудачам и слабостям. Также он не станет слишком утруждать себя доведением дела до конца, если это требует больших усилий. Ему гораздо проще признать поражение под действием обстоятельств непреодолимой силы.

Таким образом, в результате изучения уровня алекситимии у студентов по подшкалам «Трудности идентификации чувств (ТИЧ)», «Трудности с описанием чувств (ТОЧ)» и «Внешне-ориентированный (экстернальный) тип мышления (ВОМ)», можно сделать вывод о том, что студентам с высоким и средним уровнем алекситимии в большей степени присущи трудности в описании и идентификации своих собственных эмоций и чувств, чем испытуемым с низким уровнем. Для которых в большей степени характерна способность приписывать свои успехи и неудачи внешним обстоятельствам (условиям окружающей среды, действиям других людей, случайностям, везению и так далее), чем для студентов с высоким и средним уровнем алекситимии.

По результатам проведенного эмпирического исследования особенностей коммуникативного контроля с помощью методики «Диагностика коммуникативного контроля» М. Шнайдера, были получены показатели, отражающие уровень коммуникативного контроля у студентов с разным уровнем алекситимии. Результаты изучения уровня коммуникативного контроля у студентов с разным уровнем алекситимии представлены в таблице 3.3.

Таблица 3.3 - Количественные показатели уровня коммуникативного контроля у студентов с разным уровнем алекситимии (данные представлены в %)

Уровень коммуникативного контроляУровень алекситимиивысокийсреднийнизкийВысокий484123Средний405057Низкий12920

Из таблицы 3.3 следует, что высокий уровень коммуникативного контроля наблюдается у 48 % испытуемых с высоким уровнем алекситимиии и у 41 % респондентов со средним уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, имеющими высокий и средний уровень алекситимии с высоким коммуникативным контролем (F* = 0,65; F > F0,05). Также статистически незначимые различия были выявлены и между студентами, имеющими средний (41 %) и низкий (23 %) уровень алекситимии с высоким коммуникативным контролем (F* = 1,61; F > F0,05). Следовательно, студенты с высоким и средним уровнем алекситимии, имеющие высокий коммуникативный контроль, в равной степени тщательно следят за своими эмоциональными реакциями, не показывают на людях того, что испытывают, редко бывают открытыми, откровенными, непосредственными. Часто окружающие и не догадываются об истинных чувствах таких людей. Также это в равной степени характерно и для респондентов, имеющих средний и низкий уровень алекситимии с высоким коммуникативным контролем, то есть они постоянно следят за выражением своих эмоций, не импульсивны, умеют сдерживать себя.

Высокий коммуникативный контроль наблюдается у большинства студентов с высоким уровнем алекситимии - 48 %, а у испытуемых с низким уровнем алекситимии только у 23 %. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, имеющими высокий и низкий уровень алекситимии с высоким коммуникативным контролем (F* = 3,14; F < F0,01). Следовательно, студентам с высоким коммуникативным контролем, имеющим высокий уровень алекситимии в большей степени свойственно постоянно следить за проявлениями своих эмоциональных реакций, чем испытуемым с низким уровнем алекситимии. Это значительно осложняет общение, так как людям с высоким коммуникативным контролем не удается быть открытым и откровенным со своим собеседником.

Средний уровень коммуникативного контроля был выявлен у 40 % испытуемых с высоким уровнем алекситими, 50 % испытуемых со средним уровнем алекситимии, а также у 57 % респондентов с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, имеющими высокий и средний уровень алекситимии (F* = 0,88; F > F0,05), высокий и низкий уровень алекситимии (F* = 1,60; F > F0,05), средний и низкий уровень алекситимии (F* = 0,72; F > F0,05) со средним уровнем коммуникативного контроля. Следовательно, студенты с высоким, средним и низким уровнем алекситимии в равной степени искренни и непосредственны в общении, но достаточно сдержаны в эмоциональных проявлениях и соотносят свои реакции с поведением окружающих людей. Поведение подвержено изменениям в зависимости от ситуации, то есть таким людям характерна гибкость в общении, что делает коммуникативный процесс наиболее эффективным. Эффективность в общении предполагает готовность и умение строить контакт на различной психологической дистанции - и отстранённой и близкой. Гибкость в адекватной смене психологических позиций - один из главных показателей компетентного общения

Низкий уровень коммуникативного контроля наблюдается у 12 % испытуемых с высоким уровнем алекситимии, у 9 % респондентов со средним уровнем алекситимии и у 20 % респондентов с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, имеющими высокий и средний уровень алекситимии (F* = 0,37; F > F0,05), высокий и низкий уровень алекситимии (F* = 1,28; F > F0,05), средний и низкий уровень алекситимии (F* = 1,51; F > F0,05) с низким уровнем коммуникативного контроля. Это свидетельствует о том, что для студентов с высоким, средним и низким уровнем алекситимии в равной степени характерна высокая импульсивность в общении, открытость и раскованность. Поведение мало подвержено изменениям в зависимости от ситуации общения и не всегда соотносится с поведением других людей. Испытуемые проявляют искреннее самораскрытие в общении, но они с трудом контролируют свое поведение: испытывая сильные эмоции, они не умеют их скрыть, им тяжело держать себя в рамках одной стратегии поведения. Они раскованны и не слишком задумываются о том, как окружающие воспринимают их поведение.

Таким образом, статистически значимых различий между студентами с высоким и средним, а также низким и средним уровнями алекситимии, имеющими разные уровни коммуникативного контроля, не выявлено. Это свидетельствует о том, что в соответствии с уровнем коммуникативного контроля они в равной степени следят за выражением своих эмоций; искренни и непосредственны в общении, но достаточно сдержаны в эмоциональных проявлениях; либо импульсивны и раскованы в ситуации общения, но с трудом контролируют свое поведение. Однако были выявлены статистически значимые различия между студентами с высоким и низким уровнем алекситимии, имеющими высокий коммуникативный контроль. Следовательно, студентам с высоким уровнем алекситимии в большей степени свойственно постоянно следить за проявлениями своих эмоциональных реакций, чем испытуемым с низким уровнем алекситимии. Это значительно осложняет общение, так как людям с высоким коммуникативным контролем не удается быть открытым и откровенным со своим собеседником. То есть из-за ограниченной способности алекситимиков к восприятию собственных чувств и эмоций, их адекватной вербализации и экспрессивной передаче, людям с алекситимией сложнее быть открытыми, откровенными и непосредственными в общении. Часто не только окружающие люди не догадываются об их истинных чувствах, но и им самим трудно идентифицировать и описать собственные эмоциональные проявления, что осложняет их эффективность в общении с собеседником.

По результатам проведенного эмпирического исследования особенностей эмоциональных барьеров в межличностном общении с помощью методики «Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении», предложенной В.В. Бойко, были получены показатели, отражающие степень наличия эмоциональных барьеров в общении у студентов с разным уровнем алекситимии. Результаты изучения наличия эмоциональных барьеров в общении у студентов с разным уровнем алекситимии представлены в таблице 3.4.

Таблица 3.4 - Количественные показатели уровня эмоциональных барьеров в общении у студентов с разным уровнем алекситимии (данные представлены в %)

Уровни эмоциональных барьеров в общенииУровни алекситимиивысокийсреднийнизкийПервый006Второй82827Третий543143Четвертый384124

Из таблицы 3.6 следует, что первый уровень эмоциональных барьеров в общении наблюдается у 6 % испытуемых с низким уровнем алекситимии, а в группах респондентов с высоким и средним уровнем алекситимии данный уровень не выявлен ни у одного из испытуемых. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, имеющими высокий и низкий уровень алекситимии (F* = 2,99; F < F0,01), а также средний и низкий уровень алекситимии (F* = 2,53; F < F0,01). Это свидетельствует о том, что студентам с низким уровнем алекситимии в большей степени, чем студентам с высоким и средним уровнем алекситимии эмоции не мешают в общении с партнёрами. Эмоция, как правило, имеет внешнее выражение (экспрессию), с помощью которой человек сообщает другому о своем состоянии, что им нравится, а что нет и так далее. Это помогает взаимопониманию при общении, предупреждению агрессии со стороны другого человека, распознаванию потребностей и состояний, имеющихся в данный момент у другого субъекта. Эффективному общению в равной мере препятствуют и бурные, неуправляемые переживания, и безразличие, отсутствие эмоциональной вовлеченности. Люди, которым эмоции не мешают в общении, хорошо чувствуют «золотую середину», которая обеспечивает наиболее благоприятную атмосферу в различных ситуациях общения.

Первый уровень эмоциональных барьеров в общении не выявлен ни у одного из испытуемых с высоким и низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, имеющими высокий и средний уровень алекситимии (F* = 0; F > F0,05). Это свидетельствует о том, что ни один из испытуемых с высоким и средним уровнем алекситимии не лишён некоторых эмоциональных барьеров в общении, то есть эмоции явно мешают устанавливать эффективное взаимодействие с людьми.

Второй уровень наличия эмоциональных барьеров в общении наблюдается у 8 % испытуемых с высоким уровнем алекситимии, у 28 % респондентов со средним уровнем алекситимии и у 27 % испытуемых с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, имеющими высокий и средний уровень алекситимии (F* = 2,40; F < F0,01), а также высокий и низкий уровень алекситимии (F* = 3,08; F < F0,01). Это свидетельствует о том, для студентов с низким и средним уровнем алекситимии в большей степени характерно наличие незначительных эмоциональных проблем в повседневном общении, чем для студентов с высоким уровнем алекситимии. Эмоции - это субъективные реакции человека на воздействие внешних и внутренних раздражителей. Они проявляются в чувствах удовольствия и неудовольствия, радости и страха, и так далее. Следовательно, чем более человек умеет контролировать свои эмоциональные проявления, тем эффективнее будет это общение с другими людьми.

У студентов с низким и средним уровнем алекситимии второй уровень эмоциональных барьеров наблюдается у 27 % и 28 %, соответственно. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами, имеющими низкий и средний уровень алекситимии (F* = 0,09; F > F0,05). Следовательно, для студентов с низким и средним уровнем алекситимии в равной степени характерно наличие некоторых эмоциональных проблем в общении. Это свидетельствует о том, что людям не входящим в группу явных алекситимиков легче устанавливать межличностные контакты с людьми, так как они в большей степени умеют владеть своими эмоциями.

Третий уровень эмоциональных барьеров в общении наблюдается у 54 % испытуемых с высоким уровнем алекситимии и у 31 % респондентов со средним уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически значимые различия между студентами, имеющими высокий и средний уровень алекситимии (F* = 2,35; F < F0,01). Это свидетельствует о том, что для студентов с высоким уровнем алекситимии в большей степени, чем для студентов со средним уровнем алекситими, характерно то, что их эмоции «на каждый день» в некоторой степени осложняют взаимодействие с партнерами по общению. Испытуемые лишены гибкости и выразительности эмоциональных проявлений в общении, то есть эмоции не меняются в зависимости от ситуации общения, в которой они находятся.

У большинства испытуемых с низким уровнем алекситимии наблюдается третий уровень эмоциональных барьеров в общении - 43 %, а у студентов с высоким и средним уровнем алекситимии - 54 % и 31% соответственно. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами с низким и средним (F* = 1,18; F > F0,05), а также высоким и низким (F* = 1,32; F > F0,05) уровнями алекситимии. Следовательно, для студентов с низким и средним уровнем алекситимии в равной степени характерно отсутствие гибкости и выразительности эмоциональных проявлений в общении. Возможно, такие испытуемые просто не знают, что делать с проявляющимся у них многообразием эмоциональных реакций, поэтому переходят к единственной стратегии реагирования на все ситуации, что осложняет их взаимодействие с партнёрами по общению. Также это в равной степени характерно и для респондентов, имеющих высокий и низкий уровень алекситимии, то есть эмоции «на каждый день» в некоторой степени осложняют взаимодействие испытуемых с партнерами по общению.

Четвертый уровень эмоциональных барьеров в общении наблюдается у 38 % испытуемых с высоким уровнем алекситимии, у 41 % респондентов со средним уровнем алекситимии, а также у 24 % испытуемых с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами с высоким и средним (F* = 0,23; F > F0,05), высоким и низким (F* = 1,58; F > F0,05), а также низким и средним (F* = 1,50; F > F0,05) уровнями алекситимии. Это свидетельствует о том, что студентам с высоким, средним и низким уровнем алекситимии в равной степени эмоции мешают устанавливать контакты с людьми. Такие испытуемые подвержены влиянию негативных эмоций, неадекватному их проявлению вне зависимости от ситуации и нежеланию сближаться с людьми на эмоциональной основе. Эмоции человека <https://psyera.ru/emocii-cheloveka-1734.htm> служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения. Они способны резко усилить или ослабить скованность, робость в общении. Однако лишь устойчивые отрицательные эмоции создают барьеры в общении. К таким фундаментальным эмоциям относятся: страдание (горе), гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина. Барьер страдания снижает уровень общительности переживающего страдания человека и тех, кто вступает в контакт со страдающим. Барьер страдания может быть вызван застенчивостью человека. Барьер гнева преодолеть особенно трудно, так как гнев провоцирует неожиданные препятствия, оскорбления и так далее. Барьер отвращения и брезгливости возникает из-за нарушений кем-либо элементарных норм этики поведения или вследствие «гигиенического неприятия» другого человека. Презрение у людей обычно вызывают: аморальные поступки человека; его предрассудки; неприемлемые черты характера (трусость, скупость); предательство и так далее. Барьер страха является одним из самых труднопреодолимых в общении между людьми. С человеком, являющимся источником страха <https://psyera.ru/32/kak-izbavitsya-ot-straha>, контакты сводятся до минимума. Его избегают, стараются не оставаться с ним наедине, не встречаться, не попадаться ему на глаза. Барьер стыда и вины возникает в результате осознания неуместности происходящего события как реакция на критику; неумеренную похвалу, лесть, ухаживания; из боязни показаться неловким или быть уличенным в чем-то содеянном; от осознания глубокой вины перед кем-либо и так далее.

Проанализировав полученные данные по методике «Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении», было установлено, что для нашей выборки основными барьерами в установлении коммуникативных контактов являются: неадекватное проявление эмоций и нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе. Остальные барьеры в установлении коммуникативных контактов такие как: неумение управлять эмоциями; неразвитость, невыразительность эмоций; доминирование негативных эмоций для испытуемых менее значимы. Это свидетельствует о том, что испытуемые не умеют перестраивать свои эмоциональные реакции в зависимости от ситуации общения, в которой они находятся. Также у респондентов доминирует нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе, что может свидетельствовать об эмоциональной замкнутости, неумении распознавать те эмоции и чувства, которые выражает другой человек.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что у большинства испытуемых имеются эмоциональные проблемы в межличностном общении. Для большинства испытуемых с высоким и низким уровнем алекситимии характерно то, что их эмоции «на каждый день» в некоторой степени осложняют взаимодействие с партнерами по общению. Испытуемые лишены гибкости и выразительности эмоциональных проявлений в общении, то есть эмоции не меняются в зависимости от ситуации общения, в которой они находятся. Такие испытуемые просто не знают, что делать с проявляющимся у них многообразием эмоциональных реакций, поэтому переходят к единственной стратегии реагирования на все ситуации общения. Для большинства респондентов со средним уровнем алекситимии характерно то, что эмоции явно мешают им устанавливать контакты с людьми. Такие испытуемые подвержены влиянию негативных эмоций, неадекватному их проявлению вне зависимости от ситуации и нежеланию сближаться с людьми на эмоциональной основе. Следует отметить, что испытуемым не имеющих алекситимии в большей степени, чем студентам с высоким и средним уровнем алекситимии эмоции не мешают в общении с партнёрами. Эмоция, как правило, имеет внешнее выражение (экспрессию), с помощью которой человек сообщает другому о своем состоянии, что им нравится, а что нет и так далее. Это помогает взаимопониманию при общении, предупреждению агрессии со стороны другого человека, распознаванию потребностей и состояний, имеющихся в данный момент у другого субъекта. Эффективному общению в равной мере препятствуют и бурные, неуправляемые переживания, и безразличие, отсутствие эмоциональной вовлеченности. Люди, которым эмоции не мешают в общении, хорошо чувствуют «золотую середину», которая обеспечивает наиболее благоприятную атмосферу в различных ситуациях общения.

По результатам проведенного эмпирического исследования особенностей коммуникативной толерантности с помощью методики «Диагностика коммуникативной толерантности» предложенной В.В. Бойко, были получены показатели, отражающие уровень коммуникативной толерантности у студентов с разным уровнем алекситимии. Результаты изучения коммуникативной толерантности у студентов с разным уровнем алекситимии представлены в таблице 3.5.

Таблица 3.5 - Количественные показатели уровня коммуникативной толерантности у студентов с разным уровнем алекситимии (данные представлены в %)

Уровень коммуникативной толерантностиУровни алекситимиивысокийсреднийнизкийВысокий282543Средний707256Низкий231Полное неприятие окружающих000

Из таблицы 3.5 следует, что высокий уровень коммуникативной толерантности наблюдается у 28 % респондентов с высоким уровнем алекситимии, у 25 % испытуемых со средним уровнем алекситимии, а также у 43 % респондентов с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами с высоким и средним (F* = 0,30; F > F0,05), высоким и низким (F* = 1,55; F > F0,05), а также низким и средним (F* = 1,52; F > F0,05) уровнями алекситимии. Это свидетельствует о том, что студенты с высоким, средним и низким уровнем алекситимии в равной степени уравновешены, предсказуемы в своих отношениях к партнерам по общению и совместимы с очень разными людьми. Такие испытуемые умеют скрывать или немного сглаживать неприятные чувства, возникающие при столкновении с некоммуникабельными качествами у партнеров, не стремятся переделать, перевоспитать своего собеседника. Благодаря этим достоинствам создается психологически комфортная обстановка для совместной деятельности. Коммуникативная толерантность - это характеристика отношения личности к людям, показывающая степень переносимости ею неприятных или неприемлемых, по ее мнению, психических состояний, качеств и поступков партнеров по взаимодействию. Уровень толерантности личности сказывается на ее энергетическом обмене с окружающими: высокая толерантность способствует сдерживанию негативных разрядок, тогда как низкая сопряжена с беспрепятственным выходом негативной энергии вовне.

Средний уровень коммуникативной толерантности наблюдается у 70 % респондентов с высоким уровнем алекситимии, у 72 % испытуемых со средним уровнем алекситимии, а также у 56% респондентов с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами с высоким и средним (F* = 0,18; F > F0,05), высоким и низким (F* = 1,41; F > F0,05), а также низким и средним (F* = 1,61; F > F0,05) уровнями алекситимии. Следовательно, студентам с высоким, средним и низким уровнем алекситимии в равной степени характерно преодолевать или сглаживать негативные впечатления от различий между подструктурами своей личности и личности партнера, а также устранять обстоятельства, вызывающие или подчеркивающие эти различия. Людям со средним коммуникативным контролем хочется подогнать других к своему характеру, привычкам и притязаниям.

Низкий уровень коммуникативной толерантности наблюдается у 2 % респондентов с высоким уровнем алекситимии, у 3 % испытуемых со средним уровнем алекситимии, а также у 1 % респондентов с низким уровнем алекситимии. При помощи многофункционального критерия Фишера оценивалась достоверность различий между процентными долями выборок. Были выявлены статистически незначимые различия между студентами с высоким и средним (F* = 0,31; F > F0,05), высоким и низким (F* = 0,54; F > F0,05), а также низким и средним (F* = 0,81; F > F0,05) уровнями алекситимии. Это свидетельствует о том, что студентам с высоким, средним и низким уровнем алекситимии в равной степени характерно проявление негативных реакций на обнаруженные различия между подстуктурами своей личности и личности партнера. Чем отчетливее негативные переживания человека по поводу своеобразия другого, тем ниже уровень толерантности, тем труднее демонстрировать расположение к партнеру, принимать его во всех или некоторых проявлениях, сдерживать недовольство им. Человек с пониженным уровнем коммуникативной толерантности является источником негативной эмоциональной энергии, он плохо приспосабливается к характерам, привычкам или притязаниям других людей.

Полное неприятие окружающих не было выявлено ни у одного из респондентов. Полное неприятие окружающих характеризуется непониманием индивидуальности другого человека, использованием себя в качестве эталона при оценках других людей, неумении скрывать неприятные чувства, возникающие при столкновении с некоммуникабельными качествами у партнеров. Также такие люди стремятся подогнать других участников коммуникации под себя, не умеют прощать другому ошибки, нетерпимы к дискомфортным (болезнь, усталость, отсутствие настроения) состояниям партнера по общению.

Проанализировав результаты по методике «Диагностика коммуникативной толерантности», можно сделать вывод о том, что в целом уровень развития коммуникативной толерантности у студентов с разным уровнем алекситимии находится на высоком уровне. Причем, у 28 % респондентов с высоким уровнем алекситимии, у 25 % испытуемых со средним уровнем алекситимии, а также у 43 % респондентов с низким уровнем алекситимии отмечалась высокая коммуникативная толерантность. Такие испытуемые умеют скрывать или хотя бы сглаживать неприятные чувства, возникающие при столкновении с некоммуникабельными качествами у партнеров, не стремятся переделать, перевоспитать своего собеседника. Благодаря этим достоинствам создается психологически комфортная обстановка для совместной деятельности. Однако большинству испытуемых характерен средний уровень коммуникативного контроля, это свидетельствует о том, что таким респондентам характерно преодолевать или сглаживать негативные впечатления от различий между подструктурами своей личности и личности партнера, а также устранять обстоятельства, вызывающие или подчеркивающие эти различия. Испытуемые со средним коммуникативным контролем испытывают потребность подогнать других к своему характеру, привычкам и притязаниям.

Таким образом, проанализировав результаты, полученные с помощью диагностических методик, можно сделать вывод о том, что студентам с высоким и средним уровнем алекситимии в большей степени присущи трудности в идентификации своих собственных эмоций и чувств, чем испытуемым не имеющим алекситимии. Понимание и идентификация эмоций являются неотъемлемым компонентом межличностного взаимодействия, которое способствует или, напротив, препятствует установлению и закреплению контакта. Люди, страдающие алекситимией, не способны понять и разобраться в собственных чувствах и переживаниях, и поэтому, как следствие, им чужды эмоции других людей. Для них собственной эмоциональный мир, с одной стороны, не имеет личной ценности, с другой стороны, является «белым пятном». Неосознанные переживания приносят ощущение беспокойства и опасности, что в свою очередь еще в большей степени усиливает как внешнюю, так и внутреннюю конфликтность, общую неудовлетворенность жизнью и социальную дезадаптированность.

Для студентов с высоким уровнем алекситимии в большей степени, чем для испытуемых не имеющих алекситимии, характерно проявление высокого коммуникативного контроля. Алекситимикам свойственно постоянно следить за проявлениями своих эмоциональных реакций, что значительно осложняет общение, так как людям с высоким коммуникативным контролем не удается быть открытыми и откровенными со своим собеседником. То есть из-за ограниченной способности к восприятию собственных чувств и эмоций, их адекватной вербализации и экспрессивной передаче, людям с алекситимией сложнее быть открытыми, откровенными и непосредственными в общении. Часто не только окружающие люди не догадываются об их истинных чувствах, но и им самим трудно идентифицировать и описать собственные эмоциональные проявления, что осложняет их эффективность в общении с собеседником.

У большинства испытуемых, вне зависимости от уровня алекситимии, наблюдается наличие эмоциональных барьеров в межличностном общении. Для большинства испытуемых с высоким и низким уровнем алекситимии характерно то, что их эмоции «на каждый день» в некоторой степени осложняют взаимодействие с партнерами по общению. Испытуемые лишены гибкости и выразительности эмоциональных проявлений в общении, то есть эмоции не меняются в зависимости от ситуации общения, в которой они находятся. Возможно, такие испытуемые просто не знают, что делать с проявляющимся у них многообразием эмоциональных реакций, поэтому переходят к единственной стратегии реагирования на все ситуации общения. Для большинства респондентов со средним уровнем алекситимии характерно то, что эмоции явно мешают им устанавливать контакты с людьми. Такие испытуемые подвержены влиянию негативных эмоций, неадекватному их проявлению вне зависимости от ситуации и нежеланию сближаться с людьми на эмоциональной основе. Следует отметить, что испытуемым не имеющим алекситимии в большей степени, чем студентам с высоким и средним уровнем алекситимии эмоции не мешают в общении с партнёрами. Эмоция, как правило, имеет внешнее выражение (экспрессию), с помощью которой человек сообщает другому о своем состоянии, что им нравится, а что нет и так далее. Это помогает взаимопониманию при общении, предупреждению агрессии со стороны другого человека, распознаванию потребностей и состояний, имеющихся в данный момент у другого субъекта. Эффективному общению в равной мере препятствуют и бурные, неуправляемые переживания, и безразличие, отсутствие эмоциональной вовлеченности. Люди, которым эмоции не мешают в общении, хорошо чувствуют «золотую середину», которая обеспечивает наиболее благоприятную атмосферу в различных ситуациях общения.

Также анализ результатов исследования показал, что уровень развития коммуникативной толерантности у студентов с разным уровнем алекситимии не отличается. Причем, у 28 % респондентов с высоким уровнем алекситимии, у 25 % испытуемых со средним уровнем алекситимии, а также у 43 % респондентов с низким уровнем алекситимии отмечается высокая коммуникативная толерантность. Такие испытуемые умеют скрывать или сглаживать неприятные чувства, возникающие при столкновении с некоммуникабельными качествами у партнеров, не стремятся переделать, перевоспитать своего собеседника. Благодаря этим достоинствам создается психологически комфортная обстановка для совместной деятельности. Однако большинству испытуемых характерен средний уровень коммуникативной толерантности, это свидетельствует о том, что таким респондентам характерно преодолевать или сглаживать негативные впечатления от различий между подструктурами своей личности и личности партнера, а также устранять обстоятельства, вызывающие или подчеркивающие эти различия. Испытуемые со средним коммуникативным контролем испытывают потребность подогнать других к своему характеру, привычкам и притязаниям.

На основании всего вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что в общении алекситимики проявляют высокий коммуникативный контроль, лишены гибкости и выразительности эмоциональных проявлений, то есть их эмоции не меняются в зависимости от ситуации общения, в которой они находятся. Также процесс коммуникации осложняется из-за существующей трудности в идентификации своих собственных чувств и эмоций. В результате проведенного исследования, была подтверждена гипотеза о том, что эффективность в общении у студентов, не имеющих алекситимии, выше, чем у студентов с алекситимией.

3.3 Рекомендации для студентов с алекситимией

Людям, которым трудно сформулировать и выразить свои чувства, современная наука дала отдельное определение - это люди, склонные к алекситимии. Это явление характеризуется в первую очередь проблемами в понимании и выражении своих чувств и эмоций словами, сложностью при отделении внутренних эмоциональных переживаний от телесных ощущений. Люди, подверженные алекситимии, смещают фокус своего внимания с внутренних переживаний на внешние обстоятельства. В конечном итоге человек плохо распознает свой эмоциональный мир и тем более плохо его регулирует. Из-за алекситимии человек теряет способность понимать других людей, что способствует появлению трудностей в межличностном общении.

Способность жить с осознанными чувствами и эмоциями ведет к внутренней и внешней гармонизации. Появляется способность говорить о себе и своих внутренних чувствах, способность быть искренним, а за этим следует улучшение отношений с окружающими.

Понимание эмоций представляет собой способность классифицировать эмоции и распознавать связи между словами и эмоциями; интерпретировать значения эмоций, касающихся взаимоотношений; понимать сложные (амбивалентные) чувства; осознавать переходы от одной эмоции к другой.

Часто встречаются ситуации, когда мы просто не понимаем, какую эмоцию испытываем, да и что подразумевается под той или иной эмоцией, например:

радость - удовлетворение, возникающее вследствие обладания реальным или воображаемым благом;

страх - отражает защитную реакцию человека при переживании реальной или мнимой опасности для здоровья и благополучия;

удивление - эмоция, вызванная сильным впечатлением от чего-либо поражающего неожиданностью, необычайностью, странностью;

печаль - состояние душевной горечи, вызванное утратой;

отвращение - резкая неприязнь, соединенная с брезгливость;

злость - сильное недовольство, которое возникает, когда потребности или ожидания не были удовлетворены.

Людям с алекситимией необходимо пронаблюдать природу своих особенностей, алекситимик должен увидеть, в чем его эмоции не похожи на эмоции других людей и начать учиться не замещать чувства физиологическими реакциями. Для этого необходимо в течение дня наблюдать за тем, какие эмоции и чувства возникают, как они отражаются на состоянии сознания и тела. Но нельзя оценивать их, не делить на плохие и хорошие. Для этого нужно задавать себе каждый день определенные вопросы:

«Что чувствует сейчас мое тело?»;

«Что я вижу, слышу?»;

«В каком состоянии я нахожусь, какие чувства и эмоции испытываю? Почему я испытываю именно эти чувства?».

Полезно описать возникающие эмоции по данному алгоритму:

назвать эмоцию;

отследить свои действия;

отследить возникающие при этом мысли (что возникает вмыслях, когда испытываете данную эмоцию);

обратить внимание на реакцию окружающих.

Важно понять, как эмоция проявляется в выражении лица, позе, движениях. Например, когда испытываем злость, отследить, какими были руки, ноги, где ощущалась тяжесть, напряжение, взглянуть при возможности в зеркало.

Во время общения с другими людьми необходимо фокусировать своё внимание на внутренних ощущениях, чувствах и эмоциях, которые возникают у вас относительно вашего собеседника. Если во время общения у вас возникают негативные чувства и эмоции, не старайтесь их подавлять и переключаться на какие-либо внешние факторы. Необходимо просто вербализировать это чувство, например: «Ты меня рассердил», «Мне стало неприятно» и так далее. Также полезно будет научиться употреблять в своей речи такие фразы: «Я почувствовал…», «По моим ощущениям…», «У меня возникают следующие эмоции…». Это позволит вашему собеседнику понять ваше внутреннее состояние.

Преодолеть проявления алекситимии можно с помощью психотерапии <#"justify">Приложение А

«Торонтская шкала алекситимии (20 пунктов)» Дж. Тейлор

Инструкция: пользуясь данной шкалой, укажите, в какой степени вы согласны или не согласны с данным утверждением. Дайте только один ответ на каждое утверждение: совершенно не согласен; скорее не согласен; ни то, ни другое; скорее согласен; совершенно согласен.

Совершенно не согласенСкорее не согласенНи то, ни другоеСкорее согласенСовершенно согласен1. Мне часто бывает трудно разобраться, какое чувство я испытываю123452. Мне трудно подбирать верные слова для своих чувств123453. У меня бывают такие ощущения в теле, в которых не могут разобраться даже врачи123454. Я легко могу описать свои чувства543215. Я предпочитаю анализировать проблемы, а не просто о них рассказывать543216. Когда я расстроен, я не знаю - то ли мне грустно, то ли я испуган, то ли злюсь123457. Ощущения в моем теле часто вызывают у меня недоумение123458. Скорее, я предпочту, чтобы все шло своим чередом, чем буду разбираться, почему вышло именно так123459. У меня бывают чувства, которые я не могу точно назвать1234510. Очень важно отдавать себе отчет в своих эмоциях5432111. Мне трудно описывать, какие чувства я испытываю к другим людям1234512. Люди советуют мне больше говорить о своих чувствах1234513. Я не знаю, что творится внутри меня1234514. Часто я не знаю, почему я злюсь1234515. Я предпочитаю разговаривать с людьми об их повседневных делах, а не об их чувствах1234516. Я предпочитаю смотреть легкие, развлекательные программы, а не психологические драмы1234517. Мне трудно раскрывать свои самые сокровенные чувства, даже близким друзьям1234518. Я могу чувствовать близость к другому человеку, даже когда мы молчим5432119. При решении личных проблем я считаю полезным разобраться в своих чувствах5432120. Поиск скрытого смысла в фильмах или пьесах мешает получать удовольствие от них12345

Приложение Б

«Диагностика коммуникативного контроля» М. Шнайдер

Инструкция: внимательно прочитайте 10 высказываний, отражающих реакции на некоторые ситуации общения. Каждое из них оцените как верное (В) или неверное (Н) применительно к себе, поставив рядом с каждым пунктом соответствующую букву.

. Мне кажется трудным подражать другим людям.

. Я смог бы свалять дурака, чтобы привлечь внимание окружающих.

. Из меня мог бы выйти неплохой актер.

. Другим людям иногда кажется, что мои переживания более глубоки, чем это есть на самом деле.

. В компании я редко оказываюсь в центре внимания.

. В различных ситуациях в общении с другими людьми я часто веду себя по-разному.

. Я могу отстаивать только то, в чем искренне убежден.

. Чтобы преуспеть в делах и в отношениях с людьми, я часто бываю именно таким, каким меня ожидают видеть.

. Я могу быть дружелюбным с людьми, которых не выношу.

. Я не всегда такой, каким кажусь.

Приложение В

«Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении» В.В. Бойко

Инструкция к тесту: читайте суждения и отвечайте «да» или «нет».

. Обычно к концу рабочего дня на моем лице заметна усталость.

. Случается, что при первом знакомстве эмоции мешают мне произвести более благоприятное впечатление на партнеров (теряюсь, волнуюсь, замыкаюсь или, напротив, много говорю, перевозбуждаюсь, веду себя неестественно).

. В общении мне часто недостает эмоциональности, выразительности.

. Пожалуй, я кажусь окружающим слишком строгим.

. Я в принципе против того, чтобы изображать учтивость, если тебе не хочется.

. Я обычно умею скрыть от партнеров вспышки эмоций.

. Часто в общении с коллегами я продолжаю думать о чем-то своем.

. Бывает, я хочу выразить партнеру эмоциональную поддержку (внимание, сочувствие, сопереживание), но он этого не чувствует, не воспринимает.

. Чаще всего в моих глазах или в выражении лица видна озабоченность.

. В деловом общении я стараюсь скрывать свои симпатии к партнерам.

. Все мои неприятные переживания обычно написаны на моем лице.

. Если я увлекаюсь разговором, то мимика становится излишне выразительной, экспрессивной.

. Пожалуй, я несколько эмоционально скован, зажат.

. Я обычно нахожусь в состоянии нервного напряжения.

. Обычно я чувствую дискомфорт, когда приходится обмениваться рукопожатиями в деловой обстановке.

. Иногда близкие люди одергивают меня: расслабь мышцы лица, не криви губы, не морщи лицо и т.п.

. Разговаривая, я излишне жестикулирую.

. Обычно в новой ситуации мне трудно быть раскованным, естественным.

. Пожалуй, мое лицо часто выражает печаль или озабоченность, хотя на душе спокойно.

. Мне затруднительно смотреть в глаза при общении с малознакомым человеком.

. Если я хочу, то мне всегда удается скрыть вою неприязнь к плохому человеку.

. Мне часто бывает почему-то весело без всякой причины.

. Мне очень просто сделать по собственному желанию или по заказу разные выражения лица: изобразить печаль, радость, испуг, отчаяние и т. д.

. Мне говорили, что мой взгляд трудно выдержать.

. Мне что-то мешает выражать теплоту, симпатию человеку, даже если я испытываю эти чувства к нему.

Приложение Г

«Диагностика коммуникативной толерантности» В.В. Бойко

Инструкция. «Оцените ваше отношение к каждому из 5 высказываний по всем девяти представленным ниже ситуациям. Ваши оценки в баллах проставьте в колонке «Баллы». Подсчитайте суммы баллов, набранных по всем 9 ситуациям. Начисление баллов по каждому из суждений производится в зависимости от того, насколько верны эти суждения по отношению к вам: - 0 баллов - совсем неверно; - 1 балл - верно в некоторой степени (не сильно); - 2 балла - верно в значительной степени (значительно); - 3 балла - верно в высшей степени (очень сильно)».

№ п/пСужденияБаллы1Медлительные люди обычно действуют мне на нервы2Меня раздражают суетливые, непоседливые люди3Шумные детские игры переношу с трудом4Оригинальные, нестандартные, яркие личности обычно действуют на меня отрицательно5Безупречный во всех отношениях человек насторожил бы меняВсего№ п/пСужденияБаллы1Меня обычно выводит из равновесия несообразительный собеседник2Меня раздражают любители поговорить3Я тяготился бы разговором с безразличным для меня попутчиком в поезде, самолете, если бы он прояви инициативу4Я тяготился бы разговорами случайного попутчика, который уступает мне по уровню знаний и культуры5Мне трудно найти общий язык с партнерами иного интеллектуального уровня, чем у меняВсего№ п/пСужденияБаллы1Современная молодежь вызывает неприятные чувства своим внешним видом (прическа, косметика, наряды)2Так называемые новые русские обычно производят неприятное впечатление либо бескультурьем, либо рвачеством3Представители некоторых национальностей в моем окружении откровенно несимпатичны мне4Есть тип мужчин (женщин), который я не выношу5Терпеть не могу деловых партнеров с низким профессиональным уровнемВсего№ п/пСужденияБаллы1Считаю, что на грубость надо отвечать тем же2Мне трудно скрыть, если человек чем-либо неприятен мне3Меня раздражают люди, стремящиеся в споре настоять на своем4Мне неприятны самоуверенные люди5Обычно мне трудно сдержаться от замечания в адрес озлобленного или нервного человека, который толкается в транспортеВсего№ п/пСужденияБаллы1Я имею привычку поучать окружающих2Невоспитанные люди возмущают меня3Я часто ловлю себя на том, что пытаюсь воспитывать кого-либо4Я по привычке постоянно делаю кому-либо замечания5Я люблю командовать близкимиВсего№ п/пСужденияБаллы1Меня раздражают старики, когда они в час пик оказываются в городском транспорте или в магазинах2Жить в номере гостиницы с посторонним человеком для меня просто пытка3Когда партнер не соглашается в чем-то с моей правильной позицией, то обычно это раздражает меня4Я проявляю нетерпение, когда мне возражают5Меня раздражает, если партнер стремится делать что-то по-своему, не так, как мне хочетсяВсего№ п/пСужденияБаллы1Что моим обидчикам достанется по заслугам2Меня часто упрекают в ворчливости3Я долго помню обиды, причиненные мне теми, кого я ценю или уважаю4Нельзя прощать сослуживцам бестактные шутки5Если деловой партнер непреднамеренно заденет мое самолюбие, то я на него все равно обижусьВсего№ п/пСужденияБаллы1Я осуждаю людей, которые «плачутся в жилетку»2Внутренне я не одобряю коллег (приятелей), которые при каждом удобном случае рассказывают о своих болезнях3Я стараюсь уходить от разговора, когда кто-нибудь начинает жаловаться на свою семейную жизнь4Обычно я без особого внимания выслушиваю исповеди друзей (подруг)5Иногда мне нравится позлить кого-нибудь из родных и друзейВсего№ п/пСужденияБаллы1Обычно мне трудно идти на уступки партнерам2Мне трудно ладить с людьми, у которых плохой характер3Обычно я с трудом приспосабливаюсь к новым партнерам по работе4Я избегаю поддерживать отношения с несколько странными людьми5Обычно я из принципа настаиваю на своем, даже если понимаю, что партнер правВсего

Похожие работы на - Специфика эффективности в общении студентов с алекситимией

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!