Кризис маскулинности

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    49,98 Кб
  • Опубликовано:
    2016-11-30
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Кризис маскулинности

Содержание

Введение

Глава 1. Теории гендерных различий, концепции мужественности и российский опыт ее исследований

Биоэволюционные, "ролевые" и конструктивистские теории маскулинности

Концепция гегемонной маскулинности

Концепция инклюзивной маскулинности Эрика Андерсона

Исследование мужественности в России

Исследования маскулинной идеологии и гендерных ролей в современной России

Теоретическая схема исследования

Глава 2. Методология исследования

Проблема и цель исследования

Задачи и ключевые предположения исследования

Объект и предмет исследования

Описание метода исследования

Модель выборки исследования

Глава 3. Анализ полученных данных

Замечания по итогам полевого этапа

Университет как гендеризированное пространство

"Идеальные представления" мужественности и женственности

Новые значения и типы маскулинности

Мужественность и женственность в различных социальных контекстах

Проявления гендерной идентичности в близких отношениях

Современное состояние гендерных отношений и проблемы мужественности

Основные выводы по анализу данных

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Первые публикации, в которых упоминалась ситуация "кризиса маскулинности", появились еще в 70-80 годы XX века, и эта тема продолжает возникать в дискурсе социальных наук и в настоящее время: например, недавно о нем стали говорить психологи в контексте распространенности суицидов.

Кризис маскулинности может пониматься как некая социальная болезнь, выражаясь в демографических и социальных проблема, например высокой мужской смертности. С другой стороны, он может пониматься как ситуация невозможности исполнения традиционных ролей, приводящее к неспособности реализовать единую нормативную модель мужского поведения, и, как следствие, разрушение этой модели. Приведенные ниже данные статистики и результаты эмпирических исследований показывают, что справится с этими аспектами кризиса мужественности пока не удается, а значит, исследования мужского гендера необходимо продолжать.

В социологической теории существует несколько подходов к пониманию гендера и мужественности среди которых можно выделить те, которые апеллируют к существованию гендерной идентичности как "роли", основанной на социальных и биологических различиях пола, возникших в процессе эволюции. В рамках этого подхода кризис маскулинности действительно представляет собой серьезную проблему: разрушение мужской роли, либо же все большее увеличение числа мужчин, которые с этой ролью не справляются.

гендерный маскулинная идеология идентичность

С другой стороны, существуют социологические теории гендера, например теория социального конструирования, в которой постулируется существование множества маскулинностей и женственностей, различия между которыми создаются в процессе взаимодействия. В этом плане кризис маскулинности можно рассматривать как процесс их трансформации и возможные противоречия между разными типами мужественности и существующими в обществе социальными ожиданиями и нормативными конструкциями, или "канонами" маскулинности.

При этом большое число социологических работ, посвященных проблемам гендерной идентичности и мужественности в России, в основном касалось изменений существующих гендерных ролей и нормативных конструкций в связи со становлением в нашей стране постсоветского общества и сопутствующим этому социальным изменениям и потрясением, например работы И. Тартаковской. Однако сейчас в активный трудоспособный возраст вступает поколение, для которого переходный период (90 годы) прошлого века пришелся лишь на раннее детство. Это поколение выросло в обществе глобализации и получило возможность в полной мере ознакомится с доминирующими образцами массовой культуры, современными медиа и средствами коммуникации, тем самым получая информацию о глобальных социальных проблемах, политических и социальных движениях, в том числе относящихся к гендерной проблематике. Однако эти молодые люди продолжают жить в России и российском контексте гендерного порядка, который изменяет в том числе через политику государства, которое, с одной стороны, продвигает подчеркнуто мужественные образы во внешней политике, в то время как в семейной политике воспроизводятся традиционные образы гендерных ролей (образ матери, традиционной нуклеарной семьи).

Таким образом, для нас остается неясным то, как повлияли на современную молодежь такие факторы как существующие в российском обществе модели маскулинности, сформированные в 90-ые годы, культурные образцы современной массовой культуры, государственная политика, активно использующая маскулинные образы, и при этом ориентирующаяся на воспроизводство современных семейных ценностей.

В связи с этим основной проблема данного исследования - недостаток знания о множественных типах маскулинности, существующих на данный момент, а также их соответствия существующим социальным ожиданиями по отношению к мужчинам, выражающиеся в различных нормативных конструкциях мужественности.

Здесь следует отметить, что в данном исследовании термин "мужественность" используется только в значении ассоциации с мужской гендерной идентичностью, и может по значению быть приравнен к термину "маскулинность", вне коннотаций с мужеством как моральной категорией.

Хотя проблема исследования сформулирована относительно непосредственно мужественности, оно неизбежно будет затрагивать некоторые значения, связанные с женственностью, так как рассматривать гендерные идентичности вне соотнесения их друг с другом чревато игнорированием значимых аспектов гендерных отношений. Поэтому исследование значений маскулинности в некоторых социальных контекстах либо дублируется сходным анализом значений женственности, либо же они рассматриваются одновременно и на равных.

Вопросы гендерного неравенства зачастую вызывают горячие дискуссии. При этом обычно их обсуждение вращается вокруг положения женщин, за счет чего может выстраиваться неполная картина ситуации и общественное обсуждение становится менее эффективным. Данное исследование призвано рассмотреть ситуации гендерных отношений с точки зрения мужской гендерной идентичности, тем самым стремясь получить более полное знание о современном гендерном порядке в России.

Значимость исследований мужественности

Демографические и социальные аспекты кризиса маскулинности остаются релевантными для России и сегодня: по показателям мужской смертности, а также распространения преступности и насилия (значимые различия в значениях показателей, разная структура причин смертности для мужчин) видно, что демографическая и социальная ситуация мужчин далеко не безоблачна. Это свидетельствует о том, что проблемы мужской гендерной идентичности имеют макросоциальный характер.

С другой стороны, данное исследования служит преимущественно разведывательным целям и не претендует на исследование мужской гендерной идентичности в подобных масштабах. Оно ориентировано на исследование представлений о мужественности в узком контексте, что совпадает с исследовательским ракурсом конструктивного подхода к гендерной идентичности: ее проявления могут варьироваться в пределах конкретной культуры, исторического периода, среди представителей отдельной возрастной группы в различных ситуативных контекстах, быть тесно связано с такими характеристиками, как национальная идентичность, сексуальность, материальный статус.

Таким образом, данное исследование посвящено представлением о маскулинности, существующим среди студентов отдельного учебного заведения (НИУ ВШЭ). При этом в исследовании учитывается особенности университета как гендеризированного института, в связи с чем в качестве эмпирического объекта были выбраны студенты трех образовательных программ, отобранных принципу разной пропорции студентов на программах, их гуманитарной/технической направленности, престижности. Для того, чтобы получить более-менее цельную картину представлений о мужественности в современной России, необходимо продолжать исследования, расширяя эмпирический объект и используя другие, возможно количественные методы исследования для получения репрезентативных результатов.

Основные этапы работы

Данная работа в основном состоит из теоретического блока, посвященного выборочному обзору массива социологической научной литературы и публикаций, посвященных мужественности и гендерной тематики в целом, выделенного в отдельный блок описания методологии исследования и эмпирического блока с анализом полученных результатов. В заключении даны краткие выводы по результатам исследования. Все использованные в работе материалы указаны в списке литературы и списке использованных электронных ресурсах. В приложении помещены варианты гайдов, использованные в полевом этапе исследования, а также примеры транскриптов, полученных в результате.

Основной частью теоретического этапа исследования стал сравнительный анализ теорий, объясняющие гендерные различия через особенности биологи и психологии (эссенциалисткий, биоэволюционный подход), а также представляющие гендерные идентичности в качестве универсальных моделей гендерных ролей (полоролевой подход Т. Парсонса, разделение полового труда в работах Э. Дюркгейма) и теорий социального конструирования гендера. Так же дается анализ моделей "гегемонной маскулинности" Рэйвин Коннел и "инклюзивной маскулинности" Эрика Андерсона. Кроме этого, был проведен анализ гендерных исследований в России, в частности теория маскулинности И.С. Кона, исследования Е, Здравомысловой и А. Темкиной, Е. Мещеркиной, И. Тартаковской. В конце обзора анализируются недавние результаты эмпирических исследований, посвященных проблематике мужественности и гендерных отношений.

Во второй главе, посвященной методологии исследования, дано подробное описание предмета и объекта исследования, основных задач и предположений, использованных в работе. Далее приведено описание эмпирического этапа исследования с описанием использованных методов и процедур, а также описание модели выборочной совокупности.

В третьей главе приведены результаты эмпирического этапа исследования и анализ полученных данных, проведенный методом аналитического сравнения. В нем представлены результаты анализа гендерных отношений в университете как гендеризированном институте, типологию нормативных конструкций и идеальных представлений мужественности и женственности, анализ значений мужественностей и типологию современных маскулинностей. Далее в анализе данных будет проведено сравнение представлений о мужественности и женственности в различных социальных контекстах, а также представления гендерных ролей в близких отношениях (любовь, дружба, родительство, семья). Также в анализе данных представлена картина представлений информантов о современной ситуации гендерных отношений в России.

В заключении представлены главные выводы, полученные в исследовании, возникшие трудности а также возможности для обсуждения полученных результатов и дальнейших исследований в этой области.

Основные результаты исследования

В результате исследования с помощью анализа данных методом аналитических сравнений мы выяснили:

·как значения гендерной идентичности проявляются в процессе обучения и выбора специальности у студентов НИУ ВШЭ

·каковы особенности идеалов мужественности и женственности, конструируются молодыми людьми

·какие типы мужественности можно выделить среди студентов на основе полученных значений

·как отличаются представления студентов о гендерных ролях в разных социальных контекстах

·какие значения маскулинности проявляются в контексте описания близких отношений

·то, как студенты видят существующий в России на сегодняшний день гендерный порядок, возможности его изменения и проблемы мужчин и женщин

Ограничения исследования

Данное исследование имеет разведывательный характер, проведено с использованием качественных методов, поэтому не может претендовать на репрезентативность и утверждение о существовании корреляционных или причинно-следственных связей. В исследовании использовалась доступная категориальная выборка, полученная с использованием метода "снежного кома", поэтому полученные в результате данные могут быть трудно проверены.

Также значимым ограничением исследования может стать влияние ситуации интервью, так как использованные нарративы были получены в результате личной беседы с затрагиванием тем, которые могут быть признаны сензитивными либо вызывать у информантов социально одобряемые ответы. Также следует иметь ввиду такие возможные ограничения метода интервью, как эффект интервьюера и среды.

Также определенные ограничения связаны и с применением в исследовании метода аналитических сравнений анализа данных: хотя эти методы направлены на поиск объяснительных или казуальных факторов, он не использоваться для нахождения универсальных законов, но исключительно в рамках поиска повторяющихся явлений внутри группы исследуемых объектов.

Наконец, существенным ограничением данной работы является непосредственно его эмпирический объект - молодые люди, чья гендерная идентичность может быть еще не до конца сформирована. Кроме этого, определенными ограничениями обладает сам подход социального конструирования гендера - процесс этого конструирования, также как и самой гендерной идентичности, сложно зафиксировать для непосредственного анализа.

Глава 1. Теории гендерных различий, концепции мужественности и российский опыт ее исследований

Как уже было сказано во введении, исследовательская проблема данного исследования звучит как недостаток информации о существующих на сегодняшний день среди молодых людей типах маскулинности, а также о том, как они соотносятся с конструируемым в российском обществе каноном мужественности. Из этой формулировки очевидно, что в данное исследование опирается на базовое предположение того, что в современном обществе существует не одна модель маскулинности, но некое множество ее типов. Другой базовой предпосылкой является тезис о том, что канон (или каноны) мужественности - социально конструируемый феномен. Обе эти посылки в целом укладываются в общее русло теорий социального конструирования гендера. Это теоретическое направление заслуживает внимание из-за того, что во многом служит основой для современных социологических исследований мужественности (как части men studies) а так же представляет собой достаточно цельный подход, описывающий гендерные отношения, при этом многое привнесший в социологический анализ гендерной идентичности.

Помимо конструктивисткого подхода, мы также анализируем более традиционные социологические подходы к гендеру, которые можно объединить вместе с наиболее уважаемой в социологии полоролевой теорией (марксизм, структурализм), так как они содержать необходимые базовые постулаты, касающиеся гендерных различий и их влияния на социальные институты. Кроме этого, данные социологические теории во многом соответствуют традиционным представлением о гендерных различиях и гендерной идентичности в целом, которые, как и научные подходы, подвергаются критике конструктивизма, поэтому их анализ важен для нас для более глубоко понимания обыденных конструкций "здравого смысла", объясняющих гендерные различия и гендерный порядок.

Эту связь мы рассмотрим отдельно, опираясь на анализ мужского господства, проведенный Пьером Бурдье, чье творчество объединило в себе сильные стороны и социального структурализма, и конструктивизма.

Также в данной работе большое внимание уделяется концепциям гегемонной и инклюзивной маскулинностей, так как они позволяют получить представление о основных типах мужественности и их иерархии.

Для погружения в российский контекст исследования мужественности мы обратимся к комплексному теоретическому обзору мужественности, осуществленного И.С. Коном, а также работам таких исследователей, как Е. Здравомыслова и А. Темкина, И. Тартаковская.Е. Мещеркина.

Биоэволюционные, "ролевые" и конструктивистские теории маскулинности

Теория социального конструирования гендера представляет собой один из современных теоретических подходов к анализу гендерной идентичности. Она возникла как "теория среднего уровня", и частный случай теории социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана, и в дальнейшем была принята и разработана в феминистических теориях и критических исследованиях мужественности. Конструктивисткая теория гендера занимается проблематизацией гендерных различий как легитимизованной интерпретацией различий биологических, понимание пола человека как неизменного аскриптивного (предписанного) статуса. В этом плане оно подвергает критике общепринятые обыденные представления о половых ролях, воспроизводимые в обществе как здравый смысл, а также и общее русло социологической теории, на примере марксизма и структурного функционализма и существовавших прежде него феминистические подходы к пониманию гендера. В этом подходе гендер представляется не как биологическая детерминанта существования человека, но как социальный конструкт, создаваемый и воспроизводимый в повседневном социальном взаимодействии.

Идеи разделения гендерных ролей на основе природных различий, основанные на представлениях о существовании неких "мужских" и "женских" сущностей, получивший также название эссенциалисткого, или иначе биоэволюционного, подхода, прослеживаются в таких основополагающих социологических работах, как "О разделении общественного труда" Эмиля Дюркгейма и "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Фридриха Энгельса. Так, например, в теориях Дюркгейма разделение "полового труда" - частный аспект социального разделения труда и происходит из сексуальных различий. Любопытно, что при этом классик социологии, в "Методе социологии" утверждавший социальную реальность как реальность "особого рода", чтобы провести различие между социологией и психологией, связывал половые роли с психологией: "можно сказать, что две значительные функции психической жизни как бы диссоциировались, что один из полов завладел эмоциональными функции, а другой - интеллектуальными". В работах Ф. Энгельса, написанных в русле марксисткой социологии, половые роли описаны так же в категориях разделения труда, в котором женщины постепенно вытеснялись в сферу домашнего труда "совершавшимся само собой или "естественно возникшим" благодаря природным задаткам (например, физической силе), потребностям, случайностям", но при этом сочетавшимися с характерным для марксизма вниманием к эксплуатации и производственным отношениям, связывая хозяйственное развитие общества с постепенным увеличением гендерного неравенства.

Наиболее влиятельным течением, в котором были отражены представления о гендерных ролях, стал так называемый "полоролевой подход", произошедший из теории Талкотта Парсонса, выделявшего "экспрессивную" роль для женщин и "инструментальную" для мужчин.Т. Парсонс изначально связывал это различение с функциями семьи и процессами воспроизводства, затем перенеся его и на другие сферы жизни: "Фундаментальное объяснение распределения ролей между биологическими полами лежит в том факте, что беременность и раннее воспитание детей устанавливает предположение о большем приоритете отношений между матерью и ребенком, тем самым устанавливая предположение о том, что мужчины исключены из подобных отношений и вынуждены реализовывать себя во внешних, инструментальных ролях".

Работы Эрвина Гоффмана, близкие направлению символического интеракционизма, имеют достаточно сложную позицию по отношению к проблеме гендерных различий. С одной стороны, Гоффман также во многом основываются на положениях о биологическом детерминировании гендера, утверждая, что биологические предпосылки поведения являются первоочередной и неизменной основой описанного им механизма гендерного дисплея, то есть конвенциональному отображению гендера как культурно обусловленного коррелята пола. С другой стороны, он одним из первых обращает внимание на структурную обусловленность гендерного дисплея и его связь с отношениями власти и доминирования, описывая неравенство разных групп мужчин и женщин между собой через неравенство детей и взрослых в семье.

Кроме этого, Гоффман все-таки отрицал эссенциалисткую природу гендерного дисплея, то есть представление о том, что он абсолютно достоверно позволяет нам рассуждать о истинной сущности полов и взаимоотношений между ними. "Натура мужчин и женщин состоит из способности научится производить и читать изображения мужественности и женственности и желание подчиняться порядку представления этих изображений, и этой способностью они владеют из-за своего существования как личности, но не мужчины или женщины" При непосредственном анализе гендерного дисплея мы не можем говорить о "природе" гендерной идентичности, но только о том, как поведение мужчин и женщин "хореографически" организовано, чтобы составить цельное изображение этой идентичности. А здесь уже можно увидеть начало мысли о том, что такое представление в обществе может быть сконструировано.

Таким образом, социологические теории, описывающие вопросы гендера через понятие половых ролей стали, с одной стороны, "общим местом" социологического рассмотрения гендерных отношений, с другой стороны, они следуют за обыденными представлениями, которые основы на разделении "женской" и "мужской" сфер общества и культуры, его "естественности" и обусловленностью непосредственной природой и потребностями представителей обоих полов, их равнозначности с игнорированием властных отношений.

Особенности происхождения таких обыденных представлений о природе гендерной идентичности, а также их связь с научными теориями изучены Пьером Бурдье в работе "Мужское господство". Пользуясь результатами антропологического исследования африканского племени кабилов с использованием введенного им же тоеретического аппарата (например понятиям социальной игры и социального поля), он проводит примеры с существующими в современном обществе представлениями о различиях между полами, что позволяет утверждать о том, что организация гендерного порядка или "полового разделения труда", не только определяется биологическими предпосылками воспроизводства, но при этом сами эти предпосылки на самом деле являются представлениями о биологической природе, которые конструируются в обществе. При этом эти представления традиционно являются частью мировоззрения, характерного для мужской гендерной идентичности. Таким образом, получается некий логический круг: существующий порядок легитимизируется через представления о биологической природе, которые, в свою очередь, представляют собой социальный конструкт. Таким образом, представления о различиях между полами, соответствующих половых ролях представляют собой, по мнению приверженцев теории социального конструирования гендера, механизм для воспроизводства существующего гендерного порядка, то есть мужского доминирования. При этом, как писал П. Бурдье, при введении некоторых свобод, утверждающих гендерное равенство в некоторых аспектах, например избирательное право или равный доступ к рабочим местам, может еще сильнее усиливать мужское господство, так как могут более ярко проявляться бытовые предрассудки, инкорпорированные в в структуру различений мужского и женского.

При этом Бурдье также анализирует влияние привилегированного положения мужчин на их внутреннюю структуру различений, предлагая объяснение важным особенностям маскулинности, (в том числе гегемонной, о которой будет еще подробно сказано позднее) таким как избеганием всего женского как потенциально опасного (антифеминность), и постоянной обязанности подчеркивать отличие от женщин и доказывать свою мужественность. Таким образом, по Бурдье положение мужчины также имеет и существенные обязательства, требующие усилий и самоограничения, то есть он тоже подчинен существующему порядку. В поле, построенном с помощью структур различения мужского и женского, мужчины вынуждены принимать участие в различных играх для подтверждения своей мужественности и накопления символического капитала. Такими играми могут быть как хобби и обыденные разговоры, так и научная деятельность, работа, бизнес, политика и даже война. При этом в традиционном обществе женщины могли только быть зрителями или максимум косвенно участвовать в этих играх, лишь в последнее время начав принимать в них полноценное участие. При этом для женщин характерно знание скртых механизмов правил игры и готовность в ней участвовать, что сочетается с тем, что женщины часто признаются имеющими некую разрушительную для мужественности силу, например хитрость, умение манипулировать, вплоть до напрямую колдовства. Таким образом, Бурдье видит причины существующего положения гендерного порядка и гендерные различия габитуса как результат постоянной борьбы за символический капитал, за господство над женщинами и другими мужчинами.

Наиболее сильно подход, связанный с теорией конструирования гендера в контексте маскулинности, проявляется в работах Майкла Киммела. Этот исследователь и теоретик гендерных отношений объединил в своих работах множество идей, раскрывающих механизмы социального конструирования гендерной идентичности, охарактеризовал особенности этого процесса для мужественности, указал направления и возможные рамки дальнейших исследований и практических мир, а также предоставил критический анализ полоролевого подхода, от которого началось новое направление исследований гендера.

В первую очередь, полоролевой подход предполагает некую драматургию и потенциальную сменяемость ролей в контекстах повседневности, (например, друг, работник, член семьи и так далее), в то время как гендер более тесно связан с телесными практиками и более неотчуждаем. Гендерная идентичность и гендерный дисплей также проявляются в структуре различных ролей (gender gap, то есть разница в оплате труда, разные структурные роли отца и матери, брата и сестры, жены и мужа и т.д.). При этом события, связанные с наличием ролевого напряжения в контексте гендера обычно имеют более существенные последствия (случаи трансгендеров). Таким образом, конструируемые в процессе взаимодействия представления и нормативные модели гендера глубоко инкорпорируются в габитус индивида (структуру практик как мышления, так и телесности), что начинают казаться его "сущностью". Здесь возникают интересные параллели, в общем теоретическом обзоре замеченные Е. Здравомысловой и Е. Темкиной: если в ессенциалистких и ролевых подходах гендерные различия происходили их биологических предрасположенностей, но при этом выливались только в определенные "роли", не оказывающих особое внимание на работу большинства социальных институтов, то в конструктивистком нормативные представления о гендере, производящиеся в процессе взаимодействия, сильнее инкорпорируются и оказывают влияние на все аспекты жизни индивида, тем самым давая более сильные основания для его самоидентификации.

Следующая позиция критики в отношении полоролевого подхода состоит в том, что он во многом создает единичные и универсальные модели половой роли. Однако на практике механизмы проявления пола могут различаться не только между группами, различающимися по признаку пола, но и внутри них, и зачастую эта вариативность может быть более яркой и масштабной во втором случае. К примеру, для мужчин/женщин разной расы, возраста, социального статуса и сексуальной ориентации, соотвественно, "существуют множественные феминности/маскулинности". Кроме этого, гендерная идентичность также относительна - они конструируются не независимо, но в постоянном соотнесении друг с другом. Так мужское в первую очередь понимается как не-женское (здесь мы снова можем вспомнить упомянутые выше идеи Пьера Бурдье). Кроме этого, гендерная идентичность носит ситуативный характер и может по-разному проявляться в различных контекстах, что в рамках полоролевого подхода может рассматриваться только в категориях "нормального" и "патологического". Ситуативность гендерной идентичности также предполагает постоянное переопределение нормативных конструкций гендера в процессе ежедневного взаимодействия, активность индивидов в процессе их конструирования. Иными словами, как писал М. Киммел, "Гендер - это то, что каждый делает, а не то, что каждый имеет <…> Тендер - это ситуационное исполнение, аспект взаимодействия в той же мере, что и идентичности".

Наконец, как уже было сказано ранее, полоролевой подход к пониманию гендерной идентичности игнорирует отношения власти - ключевой аспект рассмотрения таких общих социальных явлений, как неравенство, конфликты, притеснение, которые имеют значение уже в сфере социальной политики. Здесь Киммел приводит аналогию с концепциями расового неравенства - что, если бы мы пользовались таким понятием, как "расовая роль"? Мы бы могли в теории оправдать неравенство, говоря о том, что "роль белого человека", предполагает привилегированное положение в силу какого-либо биологического различия. Кроме этого, игнорирование контекста власти позволяет пользоваться "теорией самопритеснения", когда менее благоприятное социальное положение и "нерациональное" индивида связывается с его/ее индивидуальными характеристиками или даже индивидуальным выбором.

Отношения власти также важны для нас в плане того, что мы можем наблюдать ассиметрию в распределении власти между мужчинами и женщинами. Если в случае женщин подчиненное положение может четко проявляться как в контексте личной биографии женщины, так и для всех женщин как группы, для мужчин это не всегда кажется очевидным и справедливым. Мужчины как группа могут сохранять привилегированное положение, однако отдельные мужчины занимают подчиненное положение в структуре социальной иерархии и "мужских игр", что вносит дополнительные сложности в определение гендерного неравенства и гендерной идентичности.

Основываясь на такой критике, Майкл Киммел приводит некую модель гендерной идентичности, которая может применяться как своего рода ограничительная рамка для ее исследования:

·Существуют различные определения мужественности и женственности в различных культурах

·Эти определения меняются в процессе развития каждой культуры, то есть возможно только исследование нормативных конструкций гендерной идентичности в определенной культуре в определенный исторический период

·Определения мужественности и женственности отличаются на разных отрезках жизненного пути человека, в разных возрастных группах

·Особенности конструкций гендерной идентичности также будут меняться в зависимости от расы, класса, национальности, возраста, сексуальности, образования, места проживания и других переменных социального контекста

Таким образом, если применить подобную рамку к дизайну данного исследования, то в нем анализируются определения маскулинности в современной России, среди молодых людей в возрасте около 20 лет, получающих высшее образование.

В своих работах Майкл Киммел указывает также на основные направления и уровни анализа, применимые для объяснения гендерных различий и гендерного не равенства. Так, он выделял такие уровни проявления гендерного неравенства, как идентичность, взаимодействие и институты и межинституциональное взаимодействие, тем самым объединяя и макро - и микросоциологию гендера. Важную роль в идеях Киммела занимает также понятие гендеризированных институтов, то есть институтов, обычно мыслимых как гендерно-нейтральными, но при этом в своей структуре производящих гендерные различия и неравенство. Ключевыми такими институтами по мнению автора являются семья, а также образование и рабочее место, и в данном исследовании мы постараемся обратить особое внимание на ситуации, происходящие в контексте этих институтов. Наконец, Киммел выделял также особо значимые для понимания гендерных отношений виды близкого взаимодействия - любовь и дружбу, а также особые контексты сексуальных отношений и насилия, которые мы также собираемся рассмотреть в плане того, как какие сейчас могут существовать способы понимания значений этих контекстов для проявлений маскулинности.

В другой своей работе Киммел дал социологическую интерпретацию четырех основных постулатов мужской гендерной идеологии, разработанных психологом Ричардом Брэннаном, иначе говоря, нормативной конструкции мужественности, в какой-то степени соответствующей категории гегемонной маскулинности, описанной ниже:

·"Никакого нытья": мужественность всегда основана на полной противоположности женскому.

·"Будь большим боссом": степень мужественности измеряется размером дохода, властью, статусом, объемами капитала и собственности

·"Будь крепким, как дуб": мужественность основана на стойкости, надежности в кризисных ситуациях, стрессоустойчивости. При этом эта стойкость доходит до того, что мужчина уподобляется неодушевленному предмету

·"Задай им жару": мужчина должен быть решительным, смелым и агрессивным, он должен рисковать и ни перед чем не останавливаться.

Далее Киммел связывает проблемы маскулинности с тем, что это правила при изменении гендерного порядка устаревают и приобретают характер внутренних ограничений, за которые мужчины, тем не менее, продолжают держаться. Для того, чтобы большинство проблем гендерных отношений смогли и маскулинности могли приблизиться к решению, необходимо пересмотреть воспроизводство этих установок в тех сферах, где женщины уже добились наибольшей эмансипации: проблематизировании гендера, работы и баланса работа-дом, сексуальности.

Во многих своих работах Киммел описывает опыт личного осознания, того, что проблемы гендерной идентичности для мужчин часто являются невидимыми. Об этом писал еще классик социологии Георг Зиммель, говоря о том, что восприятие своей половой роли для мужчин затруднено, так как для них она не является основной, как для женщин. По Зиммелю, мужчины словно "отделены", в отличии от женщин, от опыта непосредственного восприятия своего пола и телесности, столкнувшись с разделением субъекта и объекта. Для преодоления этого разрыва мужчины создали всю человеческую культуру, современную автору, в которой женщины оказались подчиненными. Мужчинам досталась привилегия не сталкиваться с последствиями этого подчинения, а также право "объективности" и "называния" аспектов жизни женщин как Других, при этом не осознавая то, как гендерная идентичность влияет на их собственное поведение. В своих эссе Г. Зиммель нерешительно пытался выстроить модель женской культуры, однако эти эссе не вызвали широкого отклика, и внимание к вопросам гендера снова появилось на горизонте с приходом феминизма и теории конструирования гендера.

"Визуализация" и проблематизирование вопросов гендерной идентичности для мужчин осложнено тем, что они, по крайней мере в современной Америке постоянно вынуждены доказывать свою мужественность: они не мог быть женственными, неудачниками или гомосексуальными, иначе это не мужчины. Также и в других контекстах, важность способности зарабатывать для мужчин связана с гендерных характером института рабочего места, баланс работы и дома - с тем, что мужчины часто не могут реализовать себя как родители, то есть полноценно участвовать в жизни своих детей, развивать тесные эмоциональные связи; полноценное выполнение мужчинами роли родителя также коррелирует со степенью безопасности женщин от сексуального насилия (вместе с возможностью для женщин строить карьеру и иметь собственный доход). Таким образом, работы Майкла Киммела дают нам рамку исследований мужественности, а также систему уровней анализа, его направлений и контекстов, в рамках которых можно провести это исследование.

Наконец, существуют концепции гендера, стремящиеся синтезировать полоролевые и конструктивисткие подходы. Так, теория гендерно-ролевого напряжения Джозефа Плека на первый взгляд вполне соотносится с эссенциалистким пониманием гендерной идентичности, но по сути принадлежит скорее теории социального конструирования. Усвоение гендерных ролей происходит не в силу естественных психологических потребностей, но через влияние доминирующих в конкретной культуре гендерных идеалогий, которые в большинстве случаев воспроизводят гендерное неравенство и патриархат. Состояние гендерно-ролевого напряжения, таким образом, может возникать тогда, когда социальная ситуация противоречит выполнению четырех правил, описанных выше: например, например, в ситуации когда от мужчины требуется отказаться от насилия или проявить эмпатию и эмоциональную заботу (о ребенке, например), а также когда мужчине не удается доказать свою мужественность в полной мере (гипомаскулинность).

Концепция гегемонной маскулинности

В социологической теории гендера Рэйвин Коннел также содержится анализ и критика существующих теорий исследования гендерной идентичности, в том числе относящихся к социологии и психоанализу, а также анализ исторического развития гендерных отношений, однако для нас основную важность представляют ее анализ явлений существования множественных типов маскулинности и феминности, а также их иерархий. Ключевым понятием для нас здесь представляется гегемонная маскулинность, выражающая в себе, в первую очередь, факт гендерного неравенства. Это тип мужественности, который "всегда конструируется по отношению к разнообразным подчиненным маскулинностям, а также по отношению к женщинам". Соответствующим типом женственности в данном случае будет утрированная, или подчеркнутая, феминность.

Гегемонная маскулинность понимается как социальное доминирование мужчин, достигнутое в результате социальных и культурных процессов. Оно не означает доминирующего положения, полученного напрямую с помощью силы, но может часто с ним сочетаться. В данном случае гегемония обычно возникает за счет символического насилия и использования легитимной власти, хотя и имеет сложную связь с физическим и экономическим насилием. При этом доминирование этого типа не имеет тотального характера: другие маскулинности не устраняются полностью, но имеют подчиненное положение и возможность временами оспаривать претензии доминантного типа, что создает основу для продолжения игры и трансформации нормативных конструктов.

Замечания выше объясняют отличие гегемонной маскулинности от мужской половой роли. Кроме этого, первая также представляет собой некий "идеальный тип", идеал, нормативную конструкцию, которой вовсе не обязательно должны полностью соответствовать личности мужчин. Лучше всего с ее выражением справляются либо типажи персонажей произведений культуры, либо рекламные образы публичных личностей, воспринимаемые как "звезды", недосягаемые для простых смертных. Из этого вытекает понимание гегемонной маскулинности как публичности, и соответствующее изучение образов маскулинности в медиа.

Основными чертами гегемонной маскулинности являются, как уже было сказано, подчеркнутая гетеросексуальность, максимальная удаленность от всего женского и женственного, а также ассоциируемого с гомосексуальным, физическая сила, активность и агрессивность (в более мягкой форме - соревновательность), стойкость и контроль за проявлением эмоций. Подобное сочетание качеств обычно встречается у киногероев Голливуда. Коннел приводит несколько объяснений того, почему именно такая модель во время написания книги была настолько популярной: это может быть и просто выходом мужских фантазий и представлений об успехи (среди мужчин и женщин), и выплескиванием агрессии (во время просмотра боевиков, например). Сама автор больше склоняется к третьей причине - культурное изображение гегемонной маскулинности просто служит выражением доминирования мужчин над женщинами. При этом подобное домиинирование, по словам автора, имеет сложный характер, и может не восприниматься женщинами как нечто подавляющее. Более того, соответствующий гегемонной маскулинности тип утрированной феминности основан на согласии женщин со своим подчиненным положением и адаптацией к нему. При этом взаимодействие, в котором действия участников в общих чертах укладываются в рамки этих нормативных конструктов, обычно воспринимается как согласованное и достаточно эффективное.

Однако гегемонная маскулинность может быть исследована не только как медийный образ, но и в качестве нормативного конструкта, который поддерживается большинством мужчин как ориентир для самоизмерения и продвигается от лица верхушки иерархии победителей "мужских игр" (хотя ее образ жизни может не совпадать с представленным в типе гегемонной маскулинности) . Так как гегемонная маскулинность обычно ассоциируется с идеализацией образов мужественности, "настоящим мужчиной", то через анализ значений, вкладываемых людьми в эти понятия, можно выяснить характеристики гегемонной маскулинности в контексте данного общества. Это, в свою очередь, позволяет нам лучше понять структуру гендерных отношений и различий в данном образе, его механизмы конструирования мужественности (как, впрочем, и женственности).

При этом наряду с гегемонной маскулинностью существуют и подчиненные типы маскулинности, которые отличаются от доминирующего типа по каким-то параметрам и в результате оказываются в подчиненном положении. Одним из следствий культурной гегемонии при этом служит тот факт, что подчиненные типы мужественности сложно определить - их культурные черты стираются, и необходимо прибегать к культурному контексту, что выявить подобные типы. При пересмотре концепции было выявлено два типа гегемонии: внешняя, по отношению к женщинам, и внутренняя, по отношению к другим мужчинам. При этом Коннел признала выделение противоположному гегемонной типа протестной маскулинности как идентичности, бросающей вызов доминирующим чертам и устанавливающим свои правила игры, например в рамках различных суб - или контркультур. Обычно в подобных группировках (например, у белых супрематистов в странах Европы, террористов Аль-Каеды) существует собственная идеология возвращения "истинной мужественности". Так же позднее были выделены три уровня конструирования гегемонной маскулинности: индивидуальный, то есть уровень взаимодействия лицом-к-лицу, региональный - на уровне локального сообщества, и глобальный - при котором нормативный канон оказывается значимым во многих культурах. Так, Коннел упоминает исследование Майкла Киммела, посвященное гегемонной наскулинности в транснациональных корпорациях на глобальном уровне. Таким образом, понятие гегемонной маскулинности представляет собой ценный инструмент анализа мужской гендерной идентичности и ее внутренней иерархии.

Концепция инклюзивной маскулинности Эрика Андерсона

Концепция инклюзивной маскулинности была создана Эриком Андерсеном в конце 2000 годов в нескольких статьях и эмпирических исследованиях. Основная черта инклюзивной маскулинности - отсутствие стремления к максимальному удалению от атрибутов женской гендерной идентичности и нетрадиционных типов мужественности, прежде всего гомосексуальности. Автор концепции связывает возникновение этого типа со значительным снижением гомофобии в Америке. При этом инклюзивная маскулинность может существовать наравне с гегемонной, или, как ее называет Андерсон в своих работах, "ортодоксальной" маскулинностью. Понятие гегемонии этот исследователь оставляет для описание внутренней иерархии мужчин, однако создается впечатление, что тип инклюзивной маскулинности не занимает определенного места в этой иерархии, но существует вне ее, возможно, как своеобразный тип протестной мужественности.

Как показывают результаты одного из эмпирических исследований Андерсона, посвященного проявлениям маскулинности среди мужчин-чирлидеров (участвующих в командах поддержки, в Америке - типично женское занятие), существуют две возможных стратегии мужского поведения в изначально феминном поле - либо "гегемонизация" этого поля через внесение в него типично мужских практик доминирования, либо попытки встраивания и адаптации, в том числе и через инклюзивную маскулинность, то есть постепенное инкорпорирование практик, отторгаемых гегемонной маскулинностью (например, женских танцевальных движений). При этом может возникать конкуренция мужских общностей мужчин с ортодоксальной и инклюзивной, точнее, ситуации, в которых группы с ортодоксальной маскулинностью будут пытаться с помощью культурных средств и институционализированной власти подавить или изолировать сообщества (команды) с инклюзивной мужественностью, пытаясь утвердить свое положение в иерархии.

Таким образом, концепция инклюзивной маскулинности кажется подходящей для описания современных типов мужественности, по крайней мере, в развитых англо-американских странах, однако данная теория имеет несколько критикуемых черт. Так, феминистическая исследовательница ОНейл указывает на то, что в рассматриваемой концепции практически игнорируются вопросы неравенства между мужчинами и особенно гендерного неравенства. Вопросы гендерных отношений для Андерсона, пишет она, являются "либо уже решенными, либо напрямую движущимися к окончательному решению", при этом связываю эту концепцию с таким направлением гендерных исследований, как постфеминизм. Оно возникло в русле научных публикаций в рамках околофеминистического дискурса, представляющих собой некую реакцию на успех второй волны феминистических исследований, как своеобразная "отдача" от него. Основная черта постфеминизма - то, что в нем традиционные для феминизма вопросы гендерного неравенства и дискриминации, признаются решенными на политическом уровне, по крайней мере в современных обществах, и тем самым лишаются своей релевантности и остаются обращенными в прошлое. Игнорированием гендерных вопросов и достижений феминистической критики "грешат", даже работы таких крупных теоретиков, как Энтони Гидденс и Ульрих Бэк. Например, в работах Гидденса по концептуальности современности большое внимание уделено понятиям агентности, индивидуальности и индивидуального выбора жизненных стратегий в современном обществе, при этом частично игнорируя влияние индивидуальных условий и исторических процессов социальной борьбы, которые обеспечили возможность такого свободного выбора. В такой перспективе многие ситуации, потенциально связанные со структурой гендерных отношений (например, уход женщины с работы и последующая занятость исключительно в качестве домохозяйки и воспитателя двоих детей, либо решение о прекращении занятия танцами для молодого мужчины и переход в спортивную команду ввиду того, что "танцы - это не мужское дело"), могут рассматриваться исключительно как индивидуальный выбор личности, направленный на самоактуализацию, игнорируя другие, возможно социологически значимые предпосылки, как это часто происходит при обыденном объяснении человеческих поступков.

Если же вернуться к концепции Андерсена, то можно говорить о том, что инсклюзивная маскулинность может использоваться в процессе типологизирования современных маскулинностей, однако для "нового направления в исследованиях маскулинности", как заявляют ее исследователи она привносит с собой достаточно широкий шаг назад, оставляя вне фокуса или снимая с повестки вопросы межполовых отношений, взаимосвязи расовой и гендерной идентичности, контекста властных отношений. Да, эта теория утверждает трансформацию существующих типов мужественности по наблюдению (не в рамках исследования) за попаданием традиционно не мужских предметов одежды в мужской гардероб (розовый цвет, аксессуары), но теже процессы описывала и Рейвин Коннел (концепцию которой Андерсон стремился признать устаревшей), когда утверждала, что гегемонная маскулинность способна к постепенной трансформации и инкорпорированию культурных образцов, ранее ассоциируемых с подчиненными маскулинностями.

Исследование мужественности в России

Как пишут Е. Здравомыслова и А. Темкина, в России исследования мужественности возникли в позднесоветский период как часть либерального критического дискурса, и в них почти сразу были отражены проблемы кризиса маскулинности. При этом истоки симптомов "социальной болезни", связанных с мужчинами (высокая смертность, широкое распространение деструктивных практик по сравнению с женщином) причем среди причин этих выделяли то, что в советском союзе мужчины представляли собой гендерное меньшинство, биологические различия (мужчины признавались менее жизнеспособными), а также так называемые модернизационные причины, индустриализацию (мужчины в индустриальном обществе больше заняты на производстве, в публичной сфере, за что и платят здоровьем) .

Однако постепенное развитие критических исследования мужественности, продолжившийся и постсоветский период, позволило выявить противоречия гендерных идентичностей в советском обществе, которое также можно признать сопутствующими кризису. Более того, наравне с кризисом маскулинности в СССР, по мнению некоторых исследователей, существовал и "кризис женской гендерной роли". Он исходил их того, что в советские женщины одними из первых получили возможность работать наравне с мужчинами, иметь права голоса, то есть были значительно эмансипированы. При этом на женщинах продолжали лежать обязанности домашней работы, заботы о детях и домочадцах. При этом роль женщин как матерей, хозяек и работниц выделялась государством, женщины также получали государственную поддержку. Таким образом, в СССР существовала ситуация практически квази-эгалитарного гендерного порядка, при этом сочетающегося с двойным контрактом (официальная работа + домашнее хозяйство). В результате советские женщины во многом начали доминировать внутри семьи, а значимость мужчин как кормильцев и защитников семьи, наоборот, упала. В итоге советская мужственность к концу СССР начала разрушаться, так как мужчины уже не могли полноценно выполнять традиционные роли, что также способствовало кризису.

Помимо, как писал Ю. Левада, исследующий тип советского человека (то есть советского мужчины), нормативные установки и ценности советской мужественности не могли быть воплощены в реальность. Последние идеалы советской гегемонной маскулинности были разрушены во время перестройка и прихода гласности, Это были идеи строительства великого государства, подвига в защиту Родины и своих близких от врагов, веры в справедливость борьбы. В результате к концу существования СССР советская маскулинность утратила культурную определенность и гегемонию.

Исследование дискурса советской мужественности также интересно выстроенной типологией мужественностей (и женственностей), пришедших на смену советской гегемонной маскулинности. Это традиционная российская мужественность (которая тоже содержит в себе два типа - с одной стороны - "русского мужика", с другой - аристократа-декабриста), протестная маскулинность "стиляг" и туристов-"шестидесятников", традиционная западная гегемонная маскулинность, хлынувшая в постсоветское пространство в качестве потока медийных образов, компенсирующая мужественность, которая представляет собой скрытое исполнение нормативных ожиданий маскулинности в частной сфере.

Все эти типы создают основу для конструирования нового типа российской маскулинности, особенности которой авторы описывают в общих чертах. По их мнению, она будет воплощать в себе определенные черты гегемонной маскулинности: стремление независимости и свободе выбора, либеральные взгляды, активную сексуальность, стремление к власти и богатству, а также возвращение к патриархальному гендерному порядку. Тем не менее, вопрос о том, сформировался такой тип мужественности в современной России, остается открытым, возможно, мне удастся обнаружить его или его отголоски в своем исследовании.

Исследование Ирины Тартаковской посвящено рассмотрению аспекта мужской гендерной идентичности, как феномен "несостоявшейся маскулинности". Исследовательница обращает внимание на такое культурное значение гегемонной маскулинности, и мужской гендерной идентичности в целом, которое заключается в наличии у мужской гендерной роли определенного "сценария", подразумевающего некие достижения и критерии успеха и самореализации в качестве мужчины. Существование такой направленности на достижение подразумевает определенную вероятность того, что сценарий не будет удачно проигран до конца, и мужчина не сможет реализовать в рамках традиционной мужественности.

В России подобные "сценарии" мужественности обычно подразумевают либо профессиональный самореализацию, либо же экономическое благополучие (наибольший заработок в семье, "кормилец" либо способность быть качественным потребителем), соответственно среди типов несостоявшейся маскулинности встречаются безработные или же "застрявшие" на неинтересной и неприбыльной для них работе мужчины. Обычно это мужчины, потерпевшие неудачу в профессиональном поле из-за экономических потрясений, поэтому они часто пассивны и смиряются со своим неблагополучным положением, кроме случаев, когда им действительно нужно обеспечивать жизнедеятельность своей семьи. Это также могут быть мужчины, отказавшиеся от нежелательной работы в пользу заботы о хозяйстве или заботе о детях, однако они все равно не становятся полноценными "домохозяевами", в том числе и из-за неприятия такого решения со стороны супруги и домомчадцев. Это также связано с тем, что, если мы снова рассмотрим нормативную модель мужественности, предложенную Бренноном, то мы увидим, что в случае несостоявшейся маскулинности не выполняются правила "большого босса" (не удовлетворяющий доход) и "крепкого дуба" (неспособность быть опорой семьи), и при том что четвертое правило в российском контексте (да и в целом в современном обществе) признается дисфункиональным, единственной значимой составляющей мужественности становится подчеркивание отличий от женственности. Рассмотрение типов несостоявшейся маскулинности дает новое понимание мужественности как нормативного сценария, а также пример анализа типов мужественности, не являющихся гегемонными.

Интерес для данной работы также представляет исследование Е. Мещеркиной, посвященное реконструкции нормативных элементов мужской гендерной идентичности среди представителей среднего и рабочего класса. В результате проведения фокус-групп, посвященных вопросам жизни мужчин, исследовательница пришла к интересным выводам о том, что в маскулинности представителей рабочего класса важной частью является "умелость" профессионализм, наличие технических навыков, воспитанных в мужской, гомосоциальной среде. С другой стороны, мужчины рабочего класса более прагматично подходят гендерным отношениям, нарушение "проигрывания" одно из аспектов мужественности (например, утрата роли "кормильца" в семье) для них имеет менее серьезные последствия, так как основным измерением мужественности для них является именно техническая компетентность.

При этом среди представителей среднего класса мужественность релятивна и определяется в соотнесении с женщинами, зависит от успешности в воспроизводства патриархальных отношений. Роль мужчины видится как ответственность за свою семью и управление ей, при этом когда структура гендерных отношений в семье меняются (например, женщина начинает приносить больше дохода в семейный бюджет), происходит кризис мужского существования и мужской идеологии. Таким образом, по результатам исследования можно сделать вывод, что типы мужественности различаются для разных классов, при этом для рабочего класса можно выделить своеобразный тип "умельца".

Наконец, значимой базой для данного исследования стали работы по комплексному анализу мужественности И.С. Кона. Исследовательский подход этого автора объединяет в себе психологический и социологический подходы к исследованию гендерной идентичности, и как сам он и признает, достаточно эклектичен. Так, в теоретическом обзоре теорий мужественности он стремится с одинаковым вниманием ознакомить читателя со значимыми идеями как полоролевого, так и конструктивисткого подхода (мягко критикуя работы того же Майкла Киммела за слишком сильный конструктивизм, порой игнорирующий влияние биологических и психологических различий), а также синтезирующие теории, например, теорию гендерно-ролевого напряжения Плека. И.С. Кон анализирует прошлые теории мужественности, их краткую историю, описание некоторых альтернативных типов маскулинности а также историю мужественности в России, ее исследовании и характеристики современной автору гендерного порядка.

Особое значение для нашего исследование имеет идея Кона о том, что нормативная структура мужественности содержит в себе внутренние противоречия, поэтому проблемы мужчин вызваны не психологическими различиями или демографическими процессами, а противоречивой структурой мужской роли. Так, в современном обществе считаются дисфункциональными такие проявления гегемонной маскулинности, как непосредственное насилие. Пересмотру подвергается также и третье правило из модели Р. Бреннона, в котором мужчина должен контролировать свои эмоции и быть стойким. Эта трансформация связана с тем, что конструирование нормативных канонов мужественности осуществляется не только мужчинами, но и при активном участии женщин. Современные эмансипированные женщины, например в Германии, ситуация в которой также анализируется Коном, требуют от мужчин большей эмоциональной отдачи и теплоты.

Помимо этого, в своей книге И.С. Кон приводит "материалисткое" обоснование того, почему в современном обществе, особенно российском, традиционные представления о мужественности и нормативные каноны маскулинности не могут быть воспроизведены в полном объеме, но подвергаются трансформации. Это связано с тем, что в современном обществе все-таки произошла значительная эмансипация женщин, которые сейчас составляют примерно половину рабочей силы, и вывод значительной части этой рабочей силы может вообще остановить экономическую систему. Доход женщины в случае ее занятости также играет значительную роль в экономической деятельности семьи, поэтому на этом уровне возвращение женщины к традиционной роли домохозяйки также неприемлемо. Этому препятствует и значительная эмансипация женщин, достигнутая в советское время. Таким образом, возвращения женщин к полной сосредоточенности на домашней работе и экспрессивной роли ждать не приходится, а значит, мужчинам необходимо подстраивается к такому положению дел.

Далее И.С. Кон приводит перечень основных сфер жизни, которые стали ареной для значительных трансформаций:

·Профессиональная сфера - уходит дихотомия мужских и женских профессий

·Образование, особенно высшее - женщины нагоняют мужчин в уровне образования

·Властные отношения - исчезает монополия мужчин на управление и политическую деятельность

·Брачно-семейные отношения - гендерные роли в семье становятся более равнозначными

·Гендерная социализация детей - уходят различия в воспитании мальчиков и девочек

·Изменение самих социокультурных представлений о мужественности/женственности, стереотипных конструкций гендерных идентичностей

·Мужская гендерная идентичность перестает быть "идентичностью для себя", она больше видится как гендерный перфоманс, ориентируясь не только на представления среди мужчин, но и на ожидания женщин

·Усложняются отношения между мужчинами, иерархия мужчин становится более многомерной

В настоящем исследовании данные сферы взяты в качестве основы для различных ситуативных контекстов, дающих возможность выявить разные аспекты значений мужественности у информантов.

Наконец, в работе И.С. Кона присутствуют несколько разнообразных типологий мужественностей: это и анализ исторических типов (фаллоцентрическая и логоцентричная маскулинности), и альтернативные типы (средневековая, еврейская мужественность). Автор также приводит типологии современных типов мужественности, полученные в результате эмпирических исследований: например, "традиционный", "современный", "прагматический" и "сомневающийся" типы, выделенные при исследовании мужчин в Германии. Наконец, особый интерес вызывает его типология современных российских типов мужественностей. Это "бандитская маскулинность", представляющая собой российский случай гегемонной маскулинности, воплощенная в образах, из фильмов "Брат" и "Брат-2". Конкурирующим с ней типом гегемонной маскулинности стали "новые силовики", то есть олицетворение мужественности представителей таких традиционно мужских полей, как армия и силовые органы. Наконец, наиболее распространенным по мнению автора типом мужественности в России стал тип "мужика" - простого человека, грубоватый, естественный, сексуально активный и агрессивный, в современном мужчине сочетающийся с западным образцом гегемонной маскулинности, одна еще не завершившей стадии формирования идентичности, осознания себя.

Исследования маскулинной идеологии и гендерных ролей в современной России

В этом разделе приведены примеры эмпирических исследований, посвященных характеру маскулинной идеологии в России, а также современной ситуацией гендерного порядка, по крайней мере в профессиональной сфере.

В этой работе уже несколько раз упоминались четыре основных правила нормативной модели мужественности Р. Брэннона, которые наглядно воплощают в себе основные ограничения и противоречия гегемонной маскулинности. Эти правила в дальнейшем были преобразованы автором в психологическую шкалу, которая, в свою очередь, на основе теории гендерно-полового напряжения Плека была преобразовав Р. Левантом в инструмент измерения маскулинной идеологии: "Перечень мужских ролевых норм (MRNI). Эта шкала в дальнейшем использовалась в течении многих лет для проверки связи маскулинной идеологии и социального контекста (возраста, расы, классовой принадлежности и др.), а также в сравнительных и кросс-культурных исследованиях. Так, сравнительное исследование российских и американских студентов показало, что традиционная идеология гегемонной маскулинности очень близка российским студентам: они выявили высокие показатели принятия всех традиционных установок (студенты-мужчины) либо всех, кроме традиционных аспектов сексуальности (студенты-женщины). Американские студентки в целом не приняли не одного из аспектов традиционной маскулинности, студенты-американцы - только два (избегание всего женственного и экономическая самодостаточность). Таким образом, российские молодые люди более восприимчивы к нормативным концепциям традиционной мужественности, что может затруднить трансформацию гендерного порядка и мужественности в целом.

При этом недавнее исследование ВЦИОМ, посвященное механизмам карьеры и трудоустройства в плане гендерных отношений, а также узнаваемости женщин-политических деятелей показало, что большинство россиян считает, что шансы мужчин и женщин на трудоустройство на сегодняшний день одинаковы. Также большинство респондентов отказалось считать женщин невыгодными работниками и не сомневались в способности женщин построить успешную карьеру в бизнесе. Эти результаты могут говорить о том, что в России произошла трансформация гендерного порядка, по крайней мере, в плане трудоустройства. Однако рабочее место является гендерным институтом, в котором процессы подобной трансформации проходят быстрее всего, а вот как обстоят дела в других сферах, значимых для трансформации значений мужественности и женственности, еще предстоит узнать.

Теоретическая схема исследования

На этапе теоретического обзора нашей основной задачей было изучение значимых социологических работ в области исследований маскулинности, а также поиск основных концепций и аналитических инструментов, с помощью которых мы бы смогли создать концептуальную модель исследования, выделить наши собственные предположения для продолжения работы. В ходе работы нами было выделено два основных теоретических направления, исследующих представления о мужественности. Одно их них представляет собой это биоэволюционное направления, основанное на представлениях о первичности биологических и психологических различий между полами как источника современного гендерного порядка, и сопутствующего этому существования единых ролевых моделей поведения мужчин и женщин (полоролевой подход).

В дальнейшем мы постарались выяснить, какими могут быть разные типы мужественности, и ознакомились с концепциями гегемонной и инклюзивной маскулинностей, которые также давали информацию о гендерной иерархии и процессах взаимодействия, протекающих "внутри" мужской гендерной идентичности. Наконец, мы ознакомились с некоторыми российскими исследованиями мужественности, которые дали нам представление о том, к каким трансформациям в представлении гендерной идентичности мог дать российский социальный и исторический контекст.

Помимо этой информации а также основного понятийного аппарата, мы также получили представление о примерных рамках, в которых может проходить исследование мужественности, основные уровни ее анализа, а также контексты, в которых проявление мужественности было бы наиболее проблематизировано.

Глава 2. Методология исследования

Проблема и цель исследования

Основной проблемой нашего исследования является недостаток информации о существующих на данный момент типах мужественности, существующих среди молодых людей, как они соотносятся с существующими на данный момент нормативными моделями мужской гендерной роли, а ее внутренними противоречиями.

В связи с такой постановкой проблемы основная цель нашей работы - выявить основной набор значений, придаваемых мужественности в среде студентов, в контексте их включения в собственную идентичность либо восприятия в качестве внешней нормы.

Основная гипотеза: среди молодых людей будут встречаться значения мужественности, отрицающие традиционные нормы маскулинной идеологии (антиженственность, гомофобия, стремление к накоплению капитала, контроль над эмоциями, агрессивность) гегемонной маскулинности и патриархата.

Задачи и ключевые предположения исследования

Для достижения поставленной цели были выделены следующие задачи исследования:

) Выяснить, какие значения мужской и женской гендерной идентичностей проявляются при социализации студентов внутри университета, в процессе обучения и поле выбранной специальности.

) Выявить набор качеств, указываемых информантами в качестве атрибутов идеальной мужественности/женственности для юношей и девушек

) Создать типологию мужественностей, конструируемых информантами

) Выяснить, какое значение придается мужественности/женственности в различных социальных контекстах, связанных с изменением гендерного порядка: работа, власть, семья/отношения, дружественная компания, телесные практики

) Определить, существует ли для студентов различия в восприятии мужчин и женщин в разных социальных ролях: друг, коллега, вышестоящее лицо

) Определить, какие значения студенты придает современной гендерной ситуации в России, движениям за гендерное равенство.

В процессе исследования мы планируем ориентироваться на следующие предположения:

) Гендерное распределение в студенческих группах и на факультетах студенты связывают со стереотипами и половыми различиями

) Для нормативной концепции мужественности будет присущ набор качеств, типичный для гегемонной маскулинности: отделение от женственности, способность контролировать эмоции, ориентация на успех, обеспеченность, агрессивность, активная сексуальность.

) Можно предположить следующие типы и варианты типологий: "гегемонный" или "протестный", "традиционный" и "современный", "ортодоксальный" или "инклюзивный".

) Информанты будут упоминать различия между гендерными идентичностями в контексте работы, власти, семьи, которые связываются с гендерным неравенством или разделением сфер деятельности для людей с разной гендерной идентичностью.

) Для информантов будут не существенны различия в восприятии людей с разной гендерной идентичностью в одинаковых социальных ролях: друг, коллега, начальник (преподаватель).

) Информанты будут воспринимать существующие гендерный порядок как неравный и требующий изменений.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются представления о мужественности среди студентов.

В качестве предмета исследования были выбраны значения: мужественности, относящиеся к собственной идентичности либо нормативным представлениям о маскулинности, а также трансформация этих значений.

Эмпирический объект исследования составили студенты НИУ ВШЭ, 1994-1997 года рождения (2-4 курс). Этот объект исследования был выбран в связи с тем, что молодые люди практически не застали процесс слома советской маскулинности, и их социализация проходила при становлении новых российских типов мужественности. Кроме этого, представители этой когорты с детства получили возможность ознакомления с западными образцами гегемонной маскулинности, а также глобальным дискурсом гендерных отношений, феминизма и других политических и социальных движений.

Описание метода исследования

Метод интервью был выбран в силу того, что исследование имеет разведывательный характер. Кроме этого, интерес вызывает второстепенный вопрос об эффективности выделении представлений о гендерной идентичности с помощью метода интервью. Кроме того, использование качественного метода интервью обусловлено постановкой задач, которые предполагают поиск значений, построение типологий, и т.д., то есть поиск информации, получаемых с помощью качественных методов.

Все интервью записывались на диктофон, далее составлялись транскрипты интервью, которые анализировались с помощью метода аналитических сравнений, первоначально разработанного Джоном Стюартом Миллем и в социологической методологии известный по книге Ньюмана. Этот метод подходит для работы с качественными данными, и основан на анализе постоянных взаимосвязей внутри группы феноменов, которые находятся в определенном ограниченном социальном контексте. В данном исследовании планируется использовать метод аналитических сравнений для анализа студентов, обучающихся на разных учебных программах, а также юношей и девушек. Метод аналитических сравнений сам по себе разделяется на два метода: метод согласия, при котором среди исследуемых объектов анализируются общие черты, и метод различия, при котором анализируются объяснительные факторы не только сходных черт между объектами, но и различий. В данном исследовании планируется использовать оба метода, что также предполагает создание аналитических таблиц сравнения.

Модель выборки исследования

Для того, чтобы повысить разнообразие данных и создать базу для последующего применения метода аналитических сравнений помогающих полнее раскрыть особенности университета как гендеризированного института, выборка была разделена на три группы со студентами, обучающихся на разных программах бакалавриата. Эти программы выделялись с помощью метода максимальных различий по таким параметрам, как пропорция обучающихся студентов разного пола, гуманитарная-техническая направленность, престижность, количество студентов на программе. В итоге для захода в поле были выбраны программы "Право", "История", "Прикладная математика и информатика". По разнице в количестве студентов мужского пола эти программы распределились следующим образом: на программе права примерно одинаковое число юношей и девушек, на программе истории - значительный численный перевес девушек, на математике и информатике - значительный перевес юношей. При этом направление истории рассматривается как гуманитарное, математика и информатика - техническое. При этом с учетом среды университета как гендеризированного института эти ориентации ассоциируются с гендерными стереотипами, например о том, что гуманитарные дисциплины являются преимущественно "женскими", а технические - "мужскими". При этом насчет факультета права подобные стереотипы назвать сложно. При этом программа права считается одной из наиболее престижных (по количеству студентов и их численности, это один из самых больших факультетов в НИУ ВШЭ), в то время как программы математики и права являются более маленькими и менее престижными программами.

Внутри программ планировалось отобрать 6 человек с каждой программы: по 3 студента каждого пола. Выборка среди студентов на программе осуществлялась методом "снежного кома", носит категориальный, но не случайный характер. Всего планировалось провести 18 интервью.

Глава 3. Анализ полученных данных

Замечания по итогам полевого этапа

В рамках полевого этапа исследования было проведено 17 интервью, 16 из которых были личными, и одно - двойным интервью, которое в связи с возможным влиянием ситуации интервью вынесено в отдельный кейс, и рассмотрено с учетом всех возможных искажений, происходящих в ситуации подобного интервью. В интервьюировании приняло участие 9 юношей и 9 девушек, при этом по 6 информантов обучаются на программах права и истории, как и было запланировано моделью выборочной совокупности, но иноформанты - математики были набраны с четырех программ бакалавриата, сходных в плане переменных, значимых для созданной модели выборки: это программа "Прикладная математика и информатика" а также "Математика", "Программирование", "Электроника и наноэлектроника". Такое изменения выборки было связано с трудностями поиска информантов, согласных на проведения интервью. Таким образом, 4 информанта с этих программ приняли участия в личных интервью, и двое - в ситуации двойного интервью. При этом использование такой тройной модели выборки позволило добиться расширения набора точек зрения, найти материал для сравнения ситуации разных программ, а также увеличить разнообразие нарративов. При этом по общей выборке информантов на наш взгляд, получилось добиться ситуации насыщения, так как удалось найти информантов, принадлежащих к разным позициям взглядов на гендерные вопросов (от феминизма и либеральных взглядах до "патриархальных взглядов" (по самоназванию информанта).

Кроме этого, при полевом этапе не подтвердились ожидания того, что на истории как гуманитарном и менее престижном направлении будет больше девушек. Однако выяснилось, что на программе истории обучается примерно одинаковое число юношей и девушек, в то время как на праве обучается больше девушек, чем юношей, но не кардинально.

Интервью проходили в разных ситуациях - учебных корпусах, публичных местах, дома у информантов и интервьюера. По продолжительности интервью занимали от получаса до 1 часа 20 минут.

Транскрипты интервью анализировались с помощью метода аналитических сравнений. Все имена и личные данные информантов изменены.

Университет как гендеризированное пространство

Особенности университета как гендеризованного пространства в интервью проявлялись в четырех основных ситуациях: это соотношение студентов мужского и женского пола на курсе, соотношение преподавателей по полу, и различия между ними на курсе, разница в обучении среди студентов разного пола, наличие стереотипов и то, как сами информанты объясняют сложившуюся ситуацию.

Таблица 1

Аналитическое сравнение гендерного распределения на разных программах

Кат. ПравоИсторияМИЭМ и ПМИМ. /ж студЖ>MЖ=ММ>ЖОбьяснениеОбразование "чтобы было""Базовое гум. образование"Мужская работа, стереотипыРазница в обученииДевушки учатся лучше. Девушки более старательны, юноши - творческие и заметные Юноши более склонны к математике, но есть и способные девушки. М/ж препод. Ж=МБольше мужчин Почти все мужчиныБудущее распределениеБольше мужчин-юристовБольше мужчин историковОчень мало женщин в профессии

Таким образом, мы видим, что на всех трех программах информанты говорят о том, что девушки либо учатся лучше и составляют вершину рейтинга, либо прилагают больше усилий в учебе, при этом юноши могут столько усилий не тратить, так как признаются более способными "Ну, ребята умнее". (Алина, 20 лет).

"У нас многие мальчики, когда доклад делают, могут все из головы выкладывать, а девочки так не могут, в основном с листа читают" (Мария, 20 лет).

"С научной точки зрения есть исследования, которые говорят, что девушкам учится легче. Но если собственное мнение, я думаю, что особой разницы нет" (Егор, 22 года).

Таким образом, во время учебы в университете маскулинность связывается с большим успехом при меньшем количестве усилий, а также с большими способностями и компетенциями (по крайней мере, на выбранных дисциплинах). Помимо этого редкий выбор технических специальностей девушками для студентов связан со стереотипами и потенциальними сложностями пребывания женщины в преимущественно мужской профессиональной среде.

"Если девушка хочет стать, допустим, программистом, она должна понимать, что это не женская работа, и что ей там будет тяжело и она должна будет сама с этим справляться" (Арина,20 лет).

При этом большую "заметность" мужчин в дальнейшей работе (у историков и юристов), объясняют либо через индивидуальный выбор: "ну вот женщины потом куда уходят… наверно, в семью" (Арина,20 лет), либо объясняют это дискриминацией, существующей в академической среде (точка зрения Ангелины, 22 года, причислившую себя к феминистам). Возможно, ситуацию в профессиональном поле юристов тоже можно описать как дискриминацию, однако информант создают обыденные объяснения, ситуации, без анализа социальных предпосылок. Таким образом, судя по описанным случаям, у мужчины есть возможности без особых усилий выбрать интересующую его специальность, получить образовании и самореализоваться в профессиональной деятельности, в то время как девушки могут прилагать больше усилий, но потом уйти в семью и выясниться, что такое образование будет "ненужным для девушек" (Кирилл, 20 лет).

"Идеальные представления" мужественности и женственности

Анализ идеальных представлений о мужественности и женственности показал, что традиционные принципы маскулинной идеологии, по крайней мере частично, теряют значимость.

Для всех информантов такой аспект мужской роли, как агрессивность воспринимается как некая дисфункциональная черта и признается уместной только в тех случаях, когда надо "постоять за себя, защитить себя и свою семью" (Арина, 20 лет), то есть сохраняется некоторая роль мужчины как защитника. Агрессивность в качестве способа самоутверждения и решения конфликта для мужчин уступила место переговорам:

"А вот если ты, допустим, встретишься с человеком, который совсем не разделяет твои взгляды, что ты сделаешь?

Наверно, постараюсь с ним/ней подружиться и постепенно переубедить собственным примером" (Михаил, 20 лет).

Трансформация также их другим принципом маскулинной идеологии: необходимости эмоционального самоконтроля. Здесь основным источником перемен могут считаться девушки, которые ожидают от мужчин эмпатии, эмоциональной теплоты, заботы. При этом иногда эти требования имеют двойственный или противоречивый характер:

"мужчина должен быть стойким, твердым внешне, но теплым и мягким для близких" (Арина, 20 лет).

Представления же о "хладнокровности" и самоконтроле мужчин в нарративах информантов встречаются, но при выглядят скорее как модели объяснения для устранения женщин из важных сфер социальной жизни.

"Ну вот, для власти необходимо понимание того, какая ответственность на тебе лежит, чтобы ты ее не боялся. А женщина не знаю, паука увидит и уже испугалась". (Дмитрий, 21 год)

Идеальным типом маскулинности для девушек является тип "джентльмена", например, мистера Дарси, проявляющего вежливость, заботу и внимание к девушке. Причем эти представления инкорпорируют и сами юноши. Здесь словно подтверждаются идеи И.С. Кона о перформативной маскулинности, в которой мужчина должен представлять себя как рыцаря и джентльмена, при этом мужественность снова измеряется по отношению к женщине, однако теперь уже по степени внимания к ней.

Что касается правила "большого босса" о значимости благосостояния для статуса мужчины, он все еще продолжает оставаться значимым. В мужчине продолжают видеть функции кормильца и источника средств, получение которых также повышает его самооценку

"Я мужчина, мое дело, грубо говоря, принести пачку денег и кинуть на стол". (Олег, 21 год).

Что касается женственности, то здесь среди всех информантов существовало согласие о неприятии наиболее карикатурной формы утрированной женственности, то есть образ девушки, которая заботится только о своей внешности. Кроме этого, нормативная конструкция идеальной женственности обозначала приличное поведение (девушка не должна матерится по крайней мере, в присутствие парня, образованность, начитанность, заботливость). Здесь наблюдается смешение категорий, которое можно объяснить совмещением типа утрированной женщины (заботливость) и женщины эмансипированной (образованность).

"Она точно не должна быть одной из тех… которые только о косметике говорят" (Диана, 19 лет).

Новые значения и типы маскулинности

При анализе интервью, проведенных со студентами мужчинами, вошедших в выборку, я обращала внимание на такие факторы, как их отношение к женщинам, референтные образы среди мужчин, представления о должном мужском поведении, отношения к "правилам" маскулинной идеологии. В результате этого удалось выделить несколько типов мужественности, один их которых напоминает советский тип традиционной гегемонной маскулинности, два других являются сравнительно новыми. Они были названы либеральная мужественность и профессиональная мужественность. Рассмотрим отдельно эти три типа.

Новый традиционный тип не несет в себе ничего нового, это скорее воспроизводство типа "мужика", описанного И.С. Коном, он проявляется в удалении от женщин, при одновременном их подозрении в покушении на статус мужественности, гомофобии, но учитывает и трансформации в принципах гендерной идеологии, рассмотренных в этой работе чуть раньше.

Либеральный тип можно было бы назвать протестным, если бы в теории Рейвин Коннел уже не было такого термина. Этот тип отличает стремление к гендерному равенству (и осознание гендерного неравенства и собственных привилегий), либеральные или даже либерталианские ценности, умеренная терпимость, в том числе к сексуальным меньшинствам. В качестве основной мужской добродетели выделяется смелость в качестве способности к гражданскому сопротивлению системе. Референтными фигурами для этого типа может быть как Че Гевара, так и Алексей Навальный.

Третий тип, "профессиональный", напоминает "умельца", описанного в исследовании Е. Мещеркиной, но вместо рабочего класса он присущ студентам, в основном выходцам из среднего класса. Вместо навыков ручного труда для этого типа важна умственная работа или хобби в рамках деятельности, представляющие интерес. Этот тип еще можно назвать типом ученого - он может концентрироваться на исследования и получении новых знаний и другой деятельности, часто принося ему в жертву самореализацию в других сферах деятельности. В этот тип заключен также прагматисткий подход к гендерным отношениям, то есть отсутствие гендерно-ролевого напряжения в ситуациях, когда женщины начинают доминировать, например в ситуации, когда жена зарабатывает больше мужа.

Если пользоваться уже существующими типологиями мужественности, эти два типа можно охарактеризовать как "современные" в силу их лояльности по отношению к гендерному равенству.

Мужественность и женственность в различных социальных контекстах

Большинство информантов проявило согласие по поводу вопросов касающихся гендерных отношений на рабочем месте, а также спектра сугубо мужских и женских профессий. Ограничения в труде женщин касались в основном законодательных ограничений женского труда, однако у отдельных информантов звучали мысли о том, что женщины не приспособлены для таких видов деятельности, как управление сложными механизмами и транспортными средствами (например, самолетами), либо менее приспособленными для политической деятельности и управления. Объясняющим фактором появления таких мнений может служить демонстрация их обладателями поведения и мышления, типичных для традиционной и даже гегемонной маскулинности.

При этом в сфере семейных отношений согласие достигалось уже по-другому поводу: информанты допускали эгалитарное распределение домашних обязанностей, однако, независимо от взглядов, считали более предпочтительной ту модель, в которой основная часть дохода семьи вносилась мужчиной, который был бы основным кормильцем. Такая модель понималась и как гармонично подходящая для семейной жизни, и важная для самочувствия мужчины:

"мужчина, который зарабатывает больше жены, может "почувствовать себя хозяином. <…> умная женщина никогда не станет зарабатывать больше своего мужчины" (Анастасия, 20 лет)

Также большинство информантов в той или иной степени упомянуло традиционную женскую гендерную роль матери и домохозяйки в качестве своеобразного императива для каждой женщины, порой сочетая это с представлением о свободе женщины выбирать профессию и карьерный путь:

"конечно, девушка может работать кем угодно, но прежде всего она должна помнить, что она будущая мать" (Мария, 20 лет).

Таким образом, создается впечатление, что представления о гендерных различиях среди информантов меняются в зависимости от социального контекста: в профессиональной деятельности практически стираются, в то время как в сфере семьи могут продолжать оставаться достаточно традиционными. Это может быть связано с тем, что, как писал И.С. Кон, трансформация гендерных отношений происходит с разным темпом в разных социальных институтах.

Проявления гендерной идентичности в близких отношениях

Далее мы проанализировали, как гендерная идентичность проявляется в близких и эмоционально тесных социальных связях: дружбе, романтических отношениях и при воспитании детей.

При анализе дружественных связей позиции информантов делятся на тех, кто не видит разницы в дружбе с представителями разного пола, и теми, кто ее замечает. Это может быть связано с тем, что некоторые информанты еще не сформировали для себя четкого понятия дружеских отношений. С другой стороны, информанты, не видевшие разницы в дружбе с мужчинами и женщинами, обычно сами были мужчинами, в то время как видевшие эту разницу были женщинами. Учитывая что, основное различие дружб состоит в разных тематиках разговора, можно предположить, что девушки просто не обсуждают вместе с мужичинами типично женских тем:

"Ну вот мне лично в голову не придет с мальчиками обсуждать косметику там или тряпки…Я у них часто могу совета спросить, даже как закадрить парня - это да" (Карина, 22 года).

Известная посылка о том, что мужской и женской дружбы не существует, была озвучена одним информантом, обладателем наиболее патриархальных взглядов.

Во время разговора о романтических отношениях информанты разделились во мнениях по поводу того, должны ли у партнеров быть равные роли в отношениях или от одного из них должно происходить инициатива и доминирование. На этом моменте линия разрыва прошла по где-то по разнице "более патриархальных, консервативных", и более либеральной относительно гендера позиции.

В вопросе воспитания детей снова наступило согласие: информанты считают, что мальчиков и девочек в семье нужно воспитывать по-разному, в первую очередь, "чтобы воспитать в мальчике мужчину" (Вера, 20 лет), то есть передать следующему поколению традиционные гендерные представления. При этом в воспитании должны на равном присутствовать оба родителя, иначе может возникнуть ситуация, описанная одним их информантов и тоже относящаяся в какой-то степени к кризису маскулинности:

"Сейчас появилось очень много инфантильных, безответственных мужчин, это наверно потому, что они выросли не в полных семьях, матери с ними нянчились и не смогли приучить ответственности, адаптировать к этой жизни" (Андрей, 20 лет).

Современное состояние гендерных отношений и проблемы мужественности

Мнения информантов разделились в вопросе о том, существует ли в данный момент в России гендерное неравенство, что можно объяснить малым присутствием темы гендерных исследований в повседневном дискурсе. На вопрос об отношении к феминизму часть информантов поддержала умеренное крыло феминизма, но при этом не одобрило его радикальную ветвь. Часть информантов не одобряет борьбу за равенство полов вообще.

"феминистки - женщины, которым чего-то не хватило, с завышенными требованиями неоправдавшимися требованиями к мужчинам" (Арина, 20 лет)"

Наконец, на вопрос о дискриминации мужчин и необходимости борьбы с мужскими проблемами, информанты называли спектр мужских проблем, от несправедливых юридических практик до стереотипов, но при этом не видели необходимости в создании движений, направленных на борьбу с этими проблемами.

Основные выводы по анализу данных

На этапе анализа данных с помощью методов аналитического сравнения были получены сведения о гендерных отношениях в контексте университета и их стереотипной и дискриминационной специфике. Далее нами были проанализированы трансформации нормативных канонов мужественности и женственности, их частичное избавление от традиционных правил, создана типология маскулинностей, содержащая в себе новые типы либеральной и профессиональной мужественности. Затем были изучены представления о гендерных ролях в структуре главнейших институтов и социальных связей, а также получена информация о том, как молодые люди видят современный им гендерный порядок в России.

Заключение

В настоящем исследовании нам удалось прийти к следующим выводам: для представлений молодых людей о мужественности существуют значения отсылающие нас к традиционным проблемам, так и новые смыслы, связанные с пониманием стремления к гендерному равенству и преодоления мужских проблем. На основе их изучения мы смогли выявить новые типы маскулинности и изучить представления о мужественности и женственности в различных социальных контекстах, таких как профессиональное поле, институт семьи, властные отношения, институт образования и близкие социальные связи.

В ходе исследования у меня возникли некоторые практические трудности - коммуникативные проблемы в интервью и при поиске информантов, но их преодоление позволило получить мне ценный научный опыт.

Данное исследование является разведывательным и посвящено анализу представлений о маскулинности в рамках ограниченного контекста с постановкой трудновыполнимых задач. Однако она показывает значимость гендерных исследований в целом и исследований мужественности в частности. Учитывая то, что последние значимые социологические исследования маскулинности проводились около 10 лет назад, то возможно, пришло время для возвращения к этой проблематике. Следующие исследования должны преодолеть ограничения настоящей работы - возможно, с помощью иных методов, на другой выборочной совокупности и с другим объектом, на другой теоретической базе - и оно позволит получить более точную картину гендерных отношений в России, что позволит обогатить не только поле научных социологических исследований, но возможно и публичный дискурс.

Список литературы

1.Бороздина Е.А., Здравомыслова Е.А., Темкина А.А. Как распорядиться "материнским капиталом" или граждане в семейной политике // Социологические исследования. 2012. № 7. С.108-117.

2.Бурдье П. Мужское господство/ Социальное пространство: поля и практики. М.: Институт экспериментальной социологии, СПб. Алетейя, 2005. С.286-364

.Дюркгейм Э. (1991) О разделении общественного труда // Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. Наука.

.Зиммель Г. Женская культура // Зиммель Г. Избранное. Т.2 Созерцание жизни.М. Юристь, 1996, 596 С.

.Киммел М. Тендерное общество. "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2006.464 с.

.Кон И.С. Мужчина в меняющемся мире. - М.; Время. 2009.496 с.

.Коннел Р. Гендер и власть. М. Новое литературное обозрения. 2015.426 с.

.Мещеркина Е. Бытие мужского сознания: опыт реконструкции маскулинной идентичности среднего и рабочего класса // О муже (N) ственности. Сборник статей. М. НЛО. 2002.

.Ньюман Л. Социологические исследования. Социологические исследования. 1998. № 12. С. 101-114.

.Рябова Т.Б. "Путин vs Обама": противопоставление национальных маскулинностей как фактор современного российского антиамериканизма // In russian society. 2014. С.63.

.Советский простой человек Опыт социального портрета на рубеже 90-х годов. Авт. коллектив: А.А. Голов, А.И. Гражданкин, Л.Д. Гудков, Б.В. Дубин, Ю.А. Левада (руководитель), А.Г. Левинсон, Л.А. Седов. М, 1993.

.Тартаковская И.Н. Мужчины на рынке труда // Социологический журнал. 2002. № 3. С. 112-125.

.Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т.3. - М.: Политиздат. 1986.

14.Anderson E. Orthodox and inclusive masculinity: Competing masculinities among heterosexual men in a feminized terrain // Sociological Perspectives. 2005. Т.48. № 3. С. 337-355.

15.Brennon R. The male sex role. // David D. S., Brannon R. The Forty-nine percent majority: the male sex role., R. 1976.

.Coleman D. Traditional Masculinity as a Risk Factor for Suicidal Ideation: Cross-Sectional and Prospective Evidence from a Study of Young Adults // Archives of Suicide Research. 2015.Т. 19. № 3. С.366-384.

17.Connell R. W. Hegemonic Masculinity: Rethinking the Concept // Gender & Society. 2005.Т. 19. № 6. С.829-859

18.Giddens A. Modernity and Self-identity: Self and Society in the Late Modern Age.: Stanford University Press, 1991.268 с.

19.Goffman E. Gender display // Gender advertisements.: Springer, 1976. С.1-9.

20.Kimmel M. Why Men Should Support Gender Equity // Womens Studies. 2005. Т.103.

21.Levant R.F., Richmond K. A Review of Research on Masculinity Ideologies Using the Male Role Norms Inventory // The Journal of Mens Studies. 2008. Т.15. № 2. С.130-146.

.ONeill R. Whither Critical Masculinity Studies? Notes on Inclusive Masculinity Theory, Postfeminism, and Sexual Politics // Men and Masculinities. 2015. Т.18. № 1. С.100-120.

23.Parsons T. Bales R. Family, Socialization and Interaction Process. Psychology Press.

24.Pleck J. The gender role strain paradigm: An update. - Levant & Pollack. New Psychology of Men. New York: 1985.

Список электронных источников

1)Пресс-выпуск ВЦИОМ № 3052 "Сегодня в каждом деле нам женщины под стать" [Электронный ресурс]. URL: #"justify">2)Смертность мужчин трудоспособного возрасте намного выше, чем женщин, но смертность женщин несколько увеличилась [Электронный ресурс]. URL: #"justify">3)Елена Здравомыслова, Анна Темкина. Кризис маскулинности в познесоветском дискурсе [Электронный ресурс]. URL: #"justify">)БГД - Женщины и мужчины России - 2014 г. [Электронный ресурс]. URL: #"justify">)Е.А. Здравомыслова, А.А. Темкина. Социальное конструирование гендера. [Электронный ресурс]. URL: #"center">Приложения

Приложение 1. Гайд для юношей

1.Расскажите немного о себе. Сколько вам лет, где вы учитесь, чем увлекаетесь? Чем планируете заниматься в будущем, после учебы?

2.Образование. Как вы считаете, необходимо ли мужчине иметь высшее образование, реализовывать в себя в профессиональной деятельности? Важно ли это для женщины? Как вам кажется, кого больше на вашем курсе в группе, парней или девушек? Кто более успешен в учебе? Кто прилагает больше усилий, почему? Хотелось бы вам изменить ситуацию? Почему?

3.Ваша специальность является скорее мужской или женской? Кого больше в вашей профессии, мужчин или женщин? Кто более успешен? Почему так происходит? Нужно ли, по вашему мнению, изменить ситуацию? Почему?

4.Социализация. Расскажите о своем детстве, как вас воспитывали? Как, по вашему мнению, должно происходить воспитание мальчиков и девочек? Должны ли они воспитываться совместно или раздельно? Подходят ли мальчикам и девочкам разные игрушки (например, куклы и пистолеты), разные игры, книги, одежда?

Семья, отношения

5.Сексуальные отношения. Каких отношений вы бы хотели для себя? Как вы относитесь к гомосексуальным отношениям? Кому, по вашему мнению, должна принадлежать инициатива в романтических отношениях? Как в подобных отношениях должен вести себя мужчина? Может ли один партнер в отношениях подавлять другого? Допустимо ли в отношениях насилие? Чтобы вы сделали, если узнали бы, что в семье ваших друзей/знакомых происходит домашнее насилие? Как вы относитесь к мужчинам и женщинам, которые обращаются в больницы, полицию, за помощью в ситуации домашнего насилия?

6.Семья. Какой вы видите свою будущую семью? Кто, по вашему мнению, должен обладать правом принятия основных решений, быть "главой семьи"? Как, по вашему мнению, должны распределяться основные домашние обязанности между супругами? Как бы отрегировали, если бы узнали, что в семье ваших друзей мужчина решил остаться дома с детьми, а женщина станет делать карьеру?

.Общение между мужчинами. Много ли у вас друзей-мужчин? Много времени проводите в компании? Как, по вашему мнению, армия важна для того, чтобы "стать мужчиной"? Насколько для мужчины важно иметь друзей, свою компанию, участвовать в деятельности каких-то организаций, клубов?

.Насколько для мужчины важно заниматься спортом? Хорошо выглядеть? Как должен выглядеть мужчина? Важна ли физическая форма?

9.Насколько для женщины важно иметь дружескую компанию? Возможна дружба, близкие не романтические отношения между мужчиной и женщиной?

.Насколько для женщины важно заниматься спортом? Хорошо выглядеть? Как должен выглядеть мужчина? Важна ли физическая форма? Насколько это важно для мужчин?

11.Как вы относитесь к трансгендерам? Приемлимо ли для мужчины носить женскую, нарядную одежду, пользоваться косметикой, в т. ч. декоративной. Приемлемо ли для девушек носить мужскую одежду?

Работа власть дискриминация

12.Работа. Какие профессии, на ваш взгляд, подходят женщинам, какие мужчинам? Как по вашему мнению, важно ли мужчине занимать руководящую должность или он может кому-то подчиняться? Важно ли для мужчины поддерживать отношения с коллегами, начальством? Какой труд более подходит для мужчины: ручной, умственный, творческий, управленческий? Для женщины? Могут ли женщины служить в армии, заниматься опасными видами спорта, работать на вредном производстве?

13.Власть. Как вы относитесь к тому времени, когда женщины не имели права голоса? Кто, по вашему мнению, лучше подходит для управления государством - мужчина или женщина? Почему? Должны ли мужчины и женщины равнозначно представлены в органах власти? Может ли женщина быть президентом, главой государства, как Ангела Меркель, Хилари Клинтон? Видите ли вы себя во власти, управлении?

Идеалы

14.Кого, по вашему мнению, можно назвать "настоящим мужчиной"? Как такой человек должен выглядеть, вести себя? Кто из известных мужчин, персонажей близок к этому идеалу, олицетворяет его? Почему? Вызывают ли они у вас желание подражать?

15.Что для вас значит словосочетание "быть мужчиной"?

17.Какие качества, по вашему мнению, важны для мужчины, если это ваш друг? Член вашей семьи, родственник? Коллега по работе? Начальник? Гражданин вашей страны.

.Какие качества, по вашему мнению, важны для женщины, если это ваш партнер? Подруга? Родственница или член семьи? Коллега по работе? Начальник?

19.Как вам кажется, в нашем обществе мужчины и женщины равны или нет? Как вам кажется, в чем причина существующего положения мужчин и женщин? Как вам кажется, возможно ли изменение ситуации в будущем? Что может стать причиной этого? Хотели бы вы изменения ситуации?

20.Как вы относитесь к движению за гендерное, половое равенство, феминизму? Насколько необходима борьба за равенство полов?

21.Как вам кажется, существуют ли какие-то различия в жизни мужчин разной расы и национальности, материального достатка, физической привлекательности, и других характеристик? Существуют ли подобные различия для женщин, почему? Есть ли разница?

.Как по вашему мнению, существует ли в России неравенство, дискриминация по отношению к мужчинам? Необходима ли борьба за эмансипацию мужчин, расширение их прав, внимание к мужским проблемам?

Приложение 2. Гайд для девушек

1.Расскажите немного о себе. Сколько вам лет, где вы учитесь, чем увлекаетесь? Чем планируете заниматься в будущем, после учебы?

2.Образование. Как вы поступили в Вышку? Как вы считаете, необходимо ли мужчине иметь высшее образование, реализовывать в себя в профессиональной деятельности? Важно ли это для женщины? Как вам кажется, кого больше на вашем курсе в группе, парней или девушек? Кто более успешны в учебе? Кто прилагает больше усилий, почему? Хотелось бы вам изменить ситуацию? Почему?

3.Ваша специальность является скорее мужской или женской? Кого больше в вашей профессии, мужчин или женщин? Кто более успешен? Почему так происходит? Нужно ли, по вашему мнению, изменить ситуацию? Почему?

4.Социализация. Расскажите о своем детстве, в какой школе вы учились? как вас воспитывали? Как, по вашему мнению, должно происходить воспитание мальчиков и девочек? Должны ли они воспитываться совместно или раздельно? Подходят ли мальчикам и девочкам разные игрушки (например, куклы и пистолеты), разные игры, книги, одежда?

Семья, отношения

5.Сексуальные отношения. Каких отношений вы бы хотели для себя? Как вы относитесь к гомосексуальным отношениям? Кому, по вашему мнению, должна принадлежать инициатива в романтических отношениях? Как в подобных отношениях должен вести себя мужчина? Может ли один партнер в отношениях подавлять другого? Допустимо ли в отношениях насилие? Чтобы вы сделали, если узнали бы, что в семье ваших друзей/знакомых происходит домашнее насилие? Как вы относитесь к мужчинам и женщинам, которые обращаются в больницы, полицию, за помощью в ситуации домашнего насилия?

6.Семья. Какой вы видите свою будущую семью? Кто, по вашему мнению, должен обладать правом принятия основных решений, быть "главой семьи"? Как, по вашему мнению, должны распределяться основные домашние обязанности между супругами? Как бы отрегировали, если бы узнали, что в семье ваших друзей мужчина решил остаться дома с детьми, а женщина станет делать карьеру?

.Общение между мужчинами. Много ли у вас друзей-мужчин? Много времени проводите в компании? Как, по вашему мнению, армия важна для того, чтобы "стать мужчиной"? Насколько для мужчины важно иметь друзей, свою компанию, участвовать в деятельности каких-то организаций, клубов?

.Насколько для мужчины важно заниматься спортом? Хорошо выглядеть? Как должен выглядеть мужчина? Важна ли физическая форма?

9.Насколько для женщины важно иметь дружескую компанию? Возможна дружба, близкие не романтические отношения между мужчиной и женщиной?

.Насколько для женщины важно заниматься спортом? Хорошо выглядеть? Как должен выглядеть женщина? Важна ли физическая форма? Насколько это важно для мужчин?

11.Как вы относитесь к трансгендерам? Приемлимо ли для мужчины носить женскую, нарядную одежду, пользоваться косметикой, в т. ч. декоративной. Приемлемо ли для девушек носить мужскую одежду?

Работа власть дискриминация

12.Работа. Какие профессии, на ваш взгляд, подходят женщинам, какие мужчинам? Как по вашему мнению, важно ли мужчине занимать руководящую должность или он может кому-то подчиняться? Важно ли для мужчины поддерживать отношения с коллегами, начальством? Какой труд более подходит для мужчины: ручной, умственный, творческий, управленческий? Для женщины? Могут ли женщины служить в армии, заниматься опасными видами спорта, работать на вредном производстве?

13.Власть. Как вы относитесь к тому времени, когда женщины не имели права голоса? Кто, по вашему мнению, лучше подходит для управления государством - мужчина или женщина? Почему? Должны ли мужчины и женщины равнозначно представлены в органах власти? Может ли женщина быть президентом, главой государства, как Ангела Меркель, Хилари Клинтон? Видите ли вы себя во власти, управлении?

Идеалы

14.Кого, по вашему мнению, можно назвать "настоящим мужчиной"? Как такой человек должен выглядеть, вести себя? Кто из известных мужчин, персонажей близок к этому идеалу, олицетворяет его? Почему? Вызывают ли они у вас желание подражать?

15.Что для вас значит словосочетание "быть мужчиной"? Быть "женщиной"?

16.Расскажите, что вас значит словосочетание "идеальная женщина, девушка"? Как выглядит, как себя ведет? Какие известные женщины приближаются к этому идеалу? Вызывают ли они у вас желание подражать?

17.Какие качества, по вашему мнению, важны для мужчины, если это ваш друг? Член вашей семьи, родственник? Коллега по работе? Начальник? Гражданин вашей страны.

.Какие качества, по вашему мнению, важны для женщины, если это ваш партнер? Подруга? Родственница или член семьи? Коллега по работе? Начальник?

19.Как вам кажется, в нашем обществе мужчины и женщины равны или нет? Как вам кажется, в чем причина существующего положения мужчин и женщин? Как вам кажется, возможно ли изменение ситуации в будущем? Что может стать причиной этого? Хотели бы вы изменения ситуации?

20.Как вы относитесь к движению за гендерное, половое равенство, феминизму? Насколько необходима борьба за равенство полов?

21.Как вам кажется, существуют ли какие-то различия в жизни мужчин разной расы и национальности, материального достатка, физической привлекательности, и других характеристик? Существуют ли подобные различия для женщин, почему? Есть ли разница?

.Как по вашему мнению, существует ли в России неравенство, дискриминация по отношению к мужчинам? Необходима ли борьба за эмансипацию мужчин, расширение их прав, внимание к мужским проблемам?

Похожие работы на - Кризис маскулинности

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!