Актуальные вопросы надзорного производства по гражданским делам в Республике Казахстан

  • Вид работы:
    Магистерская работа
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    86,06 Кб
  • Опубликовано:
    2015-10-15
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Актуальные вопросы надзорного производства по гражданским делам в Республике Казахстан

СОДЕРЖАНИЕ

Обозначения и сокращения

Введение

. Сущность и значение пересмотра судебных актов в порядке надзора

.1 Тенденции развития надзорного производства в гражданском процессе

.2 Надзорное производство как самостоятельная стадия гражданского процесса

.3 Вопросы надзорного производства в гражданском процессе в практике Верховного Суда РК

. Условия и порядок обращения в надзорную инстанцию

.1 Субъекты права принесения надзорной жалобы (заявления) или представления

.2 Судебные постановления, являющиеся предметом судебного пересмотра в порядке надзора

.3 Порядок подачи и рассмотрения надзорных жалоб (заявлений) и представлений прокурора в суде

. Характер проверки дела в суде надзорной инстанции

.1 Реализация принципов гражданского процесса в суде надзорной инстанции

.2 Пределы рассмотрения дела, полномочия суда надзорной инстанции

.3 Основания к отмене или изменению судебных постановлений в порядке надзора

Заключение

Список использованных источников


ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ

РК - Республика Казахстан

СНГ - Содружество Независимых Государств

РФ - Российская Федерация

КоАПРК - Кодекс об административных правонарушениях Республики Казахстан

УПК РК - Уголовно-процессуальный Кодекс Республики Казахстан

ГПК РК - Гражданский процессуальный Кодекс Республики Казахстан

УП РК - Уголовный Кодекс Республики Казахстан

ГП РК - Гражданский Кодекс Республики Казахстан


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Конституция РК в статье 13 устанавливает что, каждый человек и гражданин в Республике Казахстан имеет право на судебную защиту своих прав и свобод, которое реализуется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. В сфере гражданских правоотношений споры подлежат рассмотрению и разрешению в судах Республики Казахстан. Однако не все принятые судами судебные акты соответствуют нормам материального и процессуального права, действительным обстоятельствам дела и юридическим взаимоотношениям сторон спора. В таких случаях процессуальное законодательство предусмотрело институты пересмотра судебных актов, не вступивших в законную силу (апелляционное или кассационное производство), и вступивших в законную силу (надзорное производство, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам).

Производство в суде надзорной инстанции как исключительная стадия гражданского процесса по исправлению ошибок, допущенных нижестоящими судами первой, второй и, в ряде случаев, надзорной инстанции, одновременно является одним из самых дискуссионных институтов.

Возникнув вскоре после революции 1917 года в Советском государстве, производство по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора привлекло внимание ученых-процессуалистов из-за отсутствия детальной регламентации данного института в гражданском процессуальном законодательстве и возникшего вследствие этого различного толкования и применения соответствующих правовых норм на практике.

Положения принятого в 1964 г. ГПК, регулирующие производство в порядке надзора, основанная на их применении судебная практика, также являлись предметом анализа ученых, которые исследовали актуальные проблемы данного института - основания и порядок подачи надзорной жалобы, истребование дела, приостановление исполнения, пределы рассмотрения дела, основания к отмене или изменению судебных постановлений в порядке надзора и т.д.

В 90-х годах прошлого века были проведены реформы политического и экономического устройства государства, вследствие которых подверглись коренному пересмотру вопросы многообразия форм собственности, свободы воли и усмотрения участников гражданских правоотношений, соотношения публичных и частных интересов, вмешательства государственных органов и должностных лиц в сферу частной жизни.

При таких условиях ГПК 1964 г. перестал отвечать современным требованиям экономической жизни и в 1999 г. был принят новый ГПК РК, подвергший наибольшему изменению нормы, регулирующие производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора, которые радикальным образом отличаются от таковых, установленных ГПК 1964г.

Таким образом, научные труды, в которых исследовались и анализировались нормы и основанная на их применении практика судов общей юрисдикции, утратили свою актуальность.

Между тем за сравнительно короткий период применения Гражданско-процессуального Кодекса РК судами были выявлены серьезные недостатки нового законодательного регулирования, отсутствие единообразия в понимании и применении норм ГПК РК судами. Среди них наиболее актуальными видятся следующие:

) величина процессуального срока на оспаривание судебных постановлений в порядке надзора, которая во многих случаях не позволяет заявителю осуществить право на судебную защиту в суде надзорной инстанции во всех предусмотренных законом процедурах;

) невозможность обжалования решений и определений судей, апелляционных определений районных судов в Верховный Суд РК;

) неопределенность процедуры обращения к председателю суда надзорной инстанции, заместителю Председателя Верховного Суда РК с просьбой не согласиться с определением судьи об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции и вынести свое определение о совершении указанных процессуальных действий;

) не вполне четко обозначены цели и процедура предусмотренного статьей 384 ГПК РК пересмотра судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда РК или заместителя Председателя Верховного Суда РК и др.

В настоящее время подготовлены некоторые исследования по вопросам процессуальных особенностей института пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора в условиях нового законодательного регулирования, в которых, однако, указанные проблемы вообще не затрагиваются, либо рассматриваются в ином ракурсе. Кроме того, содержащиеся в них выводы и предложения не всегда решают актуальные теоретические и практические вопросы, возникшие по поводу пересмотра судебных постановлений в порядке надзора. Отсутствуют в последние годы специальные работы на эту тему применительно к гражданскому процессу. Этим обусловлен выбор предложенной темы магистерского исследования.

Степень научной разработанности темы. Решение проблем, возникающих при пересмотре судебных постановлений в порядке надзора - устранение пробелов закона, возможности различного толкования и применения норм закона правоприменителем - имеет значение для позитивного развития всего гражданского судопроизводства в целом. До недавнего времени отсутствовали специальные монографические работы, посвященные данному институту, и основанные на нормах нового процессуального законодательства. В подготовленных же в последнее время работах не производится анализ правовых норм, регламентирующих производство в суде надзорной инстанции в ГПК РК, не используется практика Конституционного Совета РК, имеющая отношение к анализируемому институту, не получила широкого освещения правоприменительная практика судов надзорной инстанции общей юрисдикции, не производится детальный анализ пределов рассмотрения дела в порядке надзора и полномочий суда надзорной инстанции.

Цели и задачи магистерской работы. Цели магистерского исследования заключаются в комплексном изучении теоретических и практических вопросов, возникающих при рассмотрении дел в порядке надзора судами общей юрисдикции, выявлении исторических тенденций формирования данного института, закономерностей развития законодательства, регулирующего правоотношения, возникающие по поводу обжалования судебных постановлений в суд надзорной инстанции. Особое внимание уделяется выявлению недостатков и пробелов законодательного регулирования анализируемого института в процессуальном законодательстве РК, анализу проблем, возникающих в правоприменительной практике судов надзорной инстанции различных уровней при рассмотрении гражданских дел, формулированию конкретных предложений по эффективному и оперативному решению данных вопросов, единообразному пониманию и применению соответствующих правовых норм.

Достижение обозначенных целей осуществлялось путем решения следующих задач:

изучения нормативного регулирования института пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в его историческом развитии;

исследования отдельных особенностей производства по рассмотрению дел в суде надзорной инстанции, таких как условия и порядок возбуждения надзорного производства (субъекты права принесения надзорной жалобы или представления, судебные постановления, являющиеся предметом пересмотра, порядок подачи и рассмотрения надзорной жалобы или представления), характер проверки дела в суде надзорной инстанции (реализация принципов гражданского процесса, пределы рассмотрения дела и полномочия суда, основания к отмене и изменению судебных постановлений);

определения основных закономерностей функционирования рассматриваемого института на основе изучения и осмысления научных трудов, посвященных рассматриваемой проблеме, судебной практики;

сравнительного анализа правового регулирования института пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в гражданском процессуальном законодательстве;

предложения возможных способов решения выявленных в ходе исследования проблем (предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения).

Методологическую основу исследования составляют общенаучный диалектический метод познания, а также частно-научные методы: логический, сравнительно-правовой, технико-юридический, аналитическая обработка и комментирование нормативного материала. Рассматриваемый институт исследовался и комментировался также в его историческом развитии.

Теоретическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых в области гражданского процессуального права: Зиманов С.З., Баймаханов М.Т., Котов А.К., Сапаргалиев Г.С., Шайкенов Н.А., Матюхин А.А., Абдрасулов, Е.М., Касимов А.А. Т.К. Андреевой, В.Н. Аргунова, Г.А. Жилина, К.И. Комиссарова, П.В. Крашенинникова, Л.Ф. Лесницкой, С.С. Москвина, В. Покровского, В. Тараненко, М.К. Треушникова, П.Я. Трубникова, Г. Улетовой, Т.М. Яблочкова, Я. Яновского, В.В. Яркова и др.

Информационная база включает в себя ГПК РК, а также официально опубликованную практику по рассмотрению дел надзорными инстанциями Верховного Суда РК.

Научная новизна магистерской работы состоит в том, что она представляет собой комплексное юридическое исследование исторических, научно- теоретических, практических аспектов и тенденций развития норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих институт пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора, практики их применения судами общей юрисдикции.

Положения, выносимые на защиту.

. В работе доказывается, что критерием исключительности стадии производства в суде надзорной инстанции служит степень доступности данной стадии для лиц, заинтересованных в проверке вступившего в законную силу судебного постановления в порядке надзора. Несмотря на изменения, произошедшие в процедуре проверки судебных постановлений в порядке надзора в связи с принятием ГПК РК и направленные на реализацию принципов состязательности, равноправия и диспозитивности в суде надзорной инстанции, доступ к судебной защите в порядке надзора зависит не от воли подателя надзорной жалобы (заявления) или представления, а от усмотрения должностных лиц суда.

. Обосновывается необходимость единого подхода к нормативному правовому регулированию производства в суде надзорной инстанции в ГПК РК следует определить близкий по размерам срок на обжалование вступившего в законную силу судебного постановления в порядке надзора, предусмотреть схожие основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, в чрезвычайных случаях возбудить надзорное производство по собственной инициативе по аналогии с правом, предоставленным должностным лицам Верховного Суда РК статьей 389 ГПК РК.

. Предлагается подробно регламентировать в гражданском процессуальном законодательстве вопросы приостановления исполнения судебного решения, обжалованного в порядке надзора. Поскольку предметом дела, рассматриваемого в суде общей юрисдикции, могут являться крупные денежные суммы, объекты недвижимости и т.д., недостаточное нормативное регулирование указанных вопросов в главе 41 ГПК РК может привести к значительному ущемлению прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

. Утверждается, что содержащееся в ГПК РК понятие "нарушение единства судебной практики" является самостоятельным основанием к отмене или изменению судебного постановления, обжалованного в порядке надзора.

Теоретическая значимость магистерской работы состоит в том, что сформулированные предложения и выводы основаны на всестороннем изучении и обобщении знаний и судебной практики института пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора.

Практическая значимость магистерской работы заключается в том, что содержащиеся в исследовании выводы могут быть использованы: при подготовке изменений и дополнений в нормы действующего процессуального законодательства, регулирующие правовые отношения, возникающие по поводу пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора; гражданами, юридическими лицами при реализации своего права на исправление допущенных судами ошибок в порядке надзора. Кроме того, материалы и выводы исследования могут быть использованы при чтении курса лекций Гражданское процессуальное право, Гражданский процесс, при подготовке учебных и методических пособий по указанным учебным курсам.

Апробация результатов исследования. Магистерская диссертация выполнена на кафедре «Юридических дисциплин» Костанайского социально-технического университета имени академика З. Алдамжар где обсуждалась, и была рекомендована к защите.

Структура работы. Магистерская работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Сущность и значение пересмотра судебных актов в порядке надзора

.1 Тенденции развития надзорного производства в гражданском процессе

Сегодня возможность обжалования судебных постановлений признается обязательным элементом права на судебную защиту, в связи, с чем судебные системы всех государств помимо судов I инстанции включают вышестоящие суды, осуществляющие в предусмотренном законом порядке проверку правильности судебных постановлений.

Система обжалования является, как правило, двухступенчатой. Данное правило известно в мировой практике под названием «принцип контроля, единства и развития права» и включает в себя: право на апелляцию, предполагающее возможность пересмотра дела по существу судом второй инстанции и право на проверку законности решения судом третьей инстанции. Законодательство Республики Казахстан предусматривает в качестве суда третьей инстанции суд надзорной инстанции.

Исследуя теоретические положения, нормативную базу и правоприменительную практику, касающуюся пересмотра судебных постановлений по гражданским делам в порядке надзора, появляется необходимость не только в анализе положений действующего законодательства в сфере обозначенной проблемы, но и в предложениях его усовершенствования. На наш взгляд некоторые положения Главы 43 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее ГПК РК), регулирующей производство в суде надзорной инстанции, либо не соответствуют общепринятым международным стандартам в области защиты прав граждан, либо идут вразрез с гражданскими процессуальными принципами.

Если обратиться к истории данного вида судопроизводства, то контроль за вступившими в законную силу судебными постановлениями был отличительной чертой советской правовой системы. Изначально данное производство получило в советском праве понятие «судебный контроль», а затем было изменено на «судебный надзор». Первоначально осуществление судебного контроля возлагалось на Народный комиссариат юстиции РСФСР, затем эта функция отошла к компетенции образованного Верховного Суда РСФСР, а с 1923 года ее реализация была поручена также Верховному Суду СССР [1]. Главная особенность пересмотра дел в порядке надзора заключалась в том, что судебные решения могли быть пересмотрены и отменены вышестоящей судебной инстанцией даже после их вступления в законную силу, а возбуждалось оно по инициативе соответствующих должностных лиц судебно-прокурорских органов [2].

Рассмотрим тенденции развития надзорного производства в гражданском процессе Республики Казахстан со времен Советской власти. Сразу же после установления власти большевиков в октябре 1917 г. и принятия первого декрета о суде, упразднившего всю старую судебную систему, и получившего впоследствии название Декрета №1, возникла необходимость организации надзора вышестоящих органов за законностью решений, принятых вновь образованными советскими судами.

Институт пересмотра судебных приказов, решений и определений в порядке надзора прошел долгий путь становления и развития и в научной литературе высказывалось несколько точек зрения о том, когда же именно возник судебный надзор в советском государстве. Так, А.Ф. Клейнман утверждал, что согласно декрета Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (далее - ВЦИК) и Совета Народных Комиссаров РСФСР (далее - СНК) от 10 марта 1921 г. на Народный Комиссариат Юстиции (далее - НКЮ) был возложен высший судебный контроль, который и явился "зародышем института судебного надзора в советском праве". К.И. Комиссаров пишет, что впервые идея создания в стране единого верховного судебного контроля законодательно была выражена в Декрете о суде №2 от 7 марта 1918 г., но ее реализация относится к 10 марта 1921 г., когда Декретом ВЦИК и СНК было утверждено Положение о высшем судебном контроле" [3].

Однако В.И. Шинд в своей статье "О судебном надзоре в первые годы Советской власти (1917-1922 гг.)" аргументировано показывает, что судебный надзор за решениями революционных трибуналов с конца 1917 г. осуществлял ВЦИК, а НКЮ лишь представлял свои заключения во ВЦИК и выступал там как докладчик по делам. В качестве самостоятельного органа судебного надзора НКЮ стал функционировать с октября 1918 г. Такой же точки зрения придерживается и ряд процессуалистов [4].

Таким образом, к моменту принятия Положения о Высшем судебном контроле, утвержденного Декретом ВЦИК и СНК от 10 марта 1921 г. и послужившего законодательной основой для создания института пересмотра вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора, практика осуществления судебного надзора высшими органами государственной власти была выработана.

Указанное Положение установило компетенцию НКЮ, включавшую в себя осуществление надзора за деятельностью судебных органов, дачу разъяснений и указаний по вопросам применения и толкования законодательства. Что касается процессуальной деятельности, то НКЮ мог пересматривать дела в порядке надзора по собственной инициативе и по заявлениям центральных, областных и губернских органов советской власти. По итогам такого пересмотра НКЮ не имел права изменить решение или вынести новое, а мог лишь отменить решение суда и передать дело на новое рассмотрение или оставить заявление без удовлетворения.

Установленные Положением о высшем судебном контроле основания для признания судебных постановлений не имеющими силы были следующими: явное нарушение или неприменение действующих законов, неподведомственность суду разрешенного дела, явное противоречие судебного акта руководящим началам советского законодательства и общей политике Рабоче-крестьянского Правительства [5].

Постановлением ВЦИК от 28 мая 1922 г. была образована советская прокуратура, к компетенции которой, однако, прямо не было отнесено опротестование в порядке надзора судебных решений по гражданским делам. Как показывает правоприменительная практика тех лет, эта скорее редакционная недоработка указанного акта не препятствовала прокурорам опротестовывать судебные решения.

Положением о Судоустройстве РСФСР, принятым 31 октября 1922 г. (введено в действие с 1 января 1923 г.), был учрежден Верховный Суд РСФСР. На него был возложен судебный контроль над всеми судами на территории РСФСР, рассмотрение в кассационном порядке дел, разрешенных губернскими судами, и пересмотр в порядке надзора гражданских дел, рассмотренных любым судом республики. Непосредственно рассмотрением дел в порядке надзора занимался Пленум Верховного Суда РСФСР, в состав которого входили все члены Суда. С представлением о пересмотре дела в порядке надзора в Пленум Верховного Суда РСФСР мог войти весьма ограниченный круг органов и должностных лиц: Президиум ВЦИК, Прокурор Республики, его помощник (прокурор при Верховном Суде), председатели коллегий Верховного Суда РСФСР. Данным Положением на Пленум Верховного Суда РСФСР была возложена и такая важная функция, как дача руководящих разъяснений по вопросам судебной практики. 7 июля 1923 г. был принят Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. В силу статьи 254 Прокурор Республики имел право на принесение протеста в Верховный Суд РСФСР на решения по законченным гражданским делам в целях охраны интересов Рабоче-крестьянского Государства и трудящихся масс; губернские прокуроры могли приносить протесты только через Прокурора Республики. Срок на опротестование судебного постановления установлен не был.

Практика применения данной статьи, содержавшей столь общую формулировку оснований для принесения протеста в порядке надзора, привела к большому количеству жалоб и заявлений, в которых ставился вопрос об отмене судебного решения; также возросло количество протестов в порядке надзора и очень скоро возникла необходимость сузить сферу действия указанной нормы. Постановлением ВЦИК от 5 мая 1925 г. ее редакция была изменена. Согласно ее новому содержанию Прокурор Республики был вправе опротестовать не любое решение по законченному делу, а только в случае "существенного нарушения действующего закона" или "когда решением нарушены интересы Рабоче-крестьянского государства и трудящихся масс". Вместе с тем новая редакция статьи 254 ГПК РСФСР не изменила установленный законодателем в 1923 г. предельно узкий круг должностных лиц, уполномоченных на принесение надзорных протестов и государственных органов, рассматривающих эти протесты.

Таким образом, период от возникновения рассматриваемого института в 1917 г. и до внесения значительных изменений в ГПК РСФСР в 1926 г. (которые будут рассмотрены далее) являлся периодом централизации судебного надзора - полномочие по осуществлению контроля за законностью судебных решений было предоставлено только одному должностному лицу в государстве, которое могло опротестовать любое незаконное, по его мнению, решение в высшую судебную инстанцию страны. Представляется, что такая тенденция могла объясняться условиями развития советского государства и нехваткой квалифицированных большевистских юридических кадров на местах, способных решать сложные вопросы судебного руководства.

С принятием 5 июля 1926 г. Постановления ВЦИК, которым была изменена редакция статьи 254 ГПК РСФСР и введены в содержание данного Кодекса новые статьи 254-а, 254-6, 254-в и 254-г, начался следующий этап развития судебного надзора - период децентрализации. Новые положения значительно расширили круг лиц, имеющих право на принесение протестов. Теперь такие полномочия предоставлялись Прокурору Республики, его помощнику при Верховном Суде РСФСР, Председателю Верховного Суда РСФСР и его заместителю, областному (губернскому) прокурору и председателю областного (губернского) суда. Следует отметить, что процессуальный закон впервые предоставил право принесения протеста в порядке надзора не только работникам органов прокуратуры, но и должностным лицам судебной системы, что явилось важной вехой на пути развития института пересмотра судебных постановлений в порядке надзора.

Статьей 254-6 ГПК РСФСР были уточнены основания к отмене судебных решений в надзорном порядке. Так, истребованное соответствующим должностным лицом суда или прокуратуры гражданское дело вносилось на рассмотрение в надзорную инстанцию только при обнаружении особенно существенного нарушения действующих законов или явного нарушения интересов Рабоче-крестьянского государства или трудящихся масс.

Судебная практика тех лет показала, что, несмотря на указанную выше конкретизацию формулировок статьи 254-6 ГПК РСФСР, содержащиеся в ней поводы для принесения протеста толковались должностными лицами чрезвычайно широко и неодинаково, что привело к резкому увеличению количества дел, рассмотренных в порядке надзора - такой пересмотр превратился, по мнению В. Покровского, практически в обычную третью стадию гражданского процесса, что извращало смысл статьи 254 ГПК РСФСР и саму суть надзорного производства как исключительного, чрезвычайного способа отмены незаконных решений[6].

В 1929 г. были внесены очередные изменения в статьи 254-254 г. ГПК РСФСР и утверждено Положение о Верховном Суде СССР и Прокуратуре Верховного Суда СССР. Этим Положением на Прокурора Верховного Суда СССР возлагались обязанности по надзору за правильным и единообразным применением общесоюзного законодательства с правом внесения представлений в Пленум Верховного Суда СССР о даче руководящих разъяснений и толковании закона Верховным Судам союзных республик, а также по надзору за законностью постановлений пленумов Верховных Судов союзных республик с правом внесения представлений в Пленум Верховного Суда СССР об опротестовании этих постановлений в Президиум ЦИК СССР. Согласно указанному Положению Прокурор Верховного Суда СССР являлся высшей инстанцией при осуществлении прокурорского надзора за законностью разрешения гражданских и уголовных дел в стране. В отношении союзных судебных органов такой надзор осуществлялся в полном объеме, а в отношении республиканских - только с точки зрения соответствия их решений общесоюзному законодательству.

ноября 1929 г. постановлением ВЦИК и СНК в статьи 254-254-г ГПК РСФСР снова были внесены дополнения, еще больше расширившие круг лиц, уполномоченных на принесение протеста. Так, Народный комиссар юстиции РСФСР мог истребовать и опротестовать любое разрешенное дело из любого суда РСФСР наравне с Прокурором РСФСР и Председателем Верховного Суда РСФСР. Кроме того, право истребовать и опротестовать любое дело, решение по которому вступило в законную силу, из любого суда края (области) или района имели соответственно, краевой (областной) или районный прокурор. Такое же полномочие было предоставлено и председателю областного суда, но только по тем делам, по которым в результате ревизии обнаруживались существенные нарушения.

В дальнейшем, в связи с образованием в 1933 г. Прокуратуры СССР и расширением в 1934 г. полномочий Верховного Суда СССР, в котором была образована Судебно-надзорная коллегия, было снова увеличено число лиц, имеющих право на принесение надзорного протеста. Соответственно больше стало судебных органов, рассматривающих данные протесты. Теперь истребовать дело и принести по нему протест могли, помимо лиц, указанных в статьях 254 и 254-а ГПК РСФСР, Прокурор СССР и Председатель Верховного Суда СССР. Кроме республиканских судебно-надзорных инстанций правом рассматривать протесты наделялись Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР, Судебно-надзорная коллегия Верховного Суда СССР и Пленум Верховного Суда СССР.

Сама идея децентрализации судебного надзора, как представляется, была направлена на последовательное расширение прав местных органов государственной власти, на быстрое исправление возникавших в период коллективизации судебных ошибок и перегибов и отвечала существовавшим тогда тенденциям развития социалистического государства. В итоге пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений был превращен в нормальную третью инстанцию прохождения гражданских дел, решения нижестоящих судов опротестовывались по формальным основаниям, что порождало еще большую волокиту при рассмотрении дел и не способствовало улучшению работы судов первой и кассационной инстанций.

Период децентрализации судебного надзора закончился с принятием 16 августа 1938 г. Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик12. В соответствии с данным Законом судебный надзор был сосредоточен в исключительном ведении судебных коллегий по гражданским делам верховных судов союзных республик, Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда СССР, то есть, в высших органах судебной власти Союза ССР и союзных республик. Произошло и значительное сужение круга лиц, уполномоченных на принесение протеста в порядке надзора. Этим правом стали обладать только Генеральный Прокурор СССР и прокуроры союзных республик, Председатель Верховного Суда СССР и председатели верховных судов союзных республик в составе СССР.

Верховный Суд СССР был вправе истребовать в порядке надзора любое дело из любого суда, независимо от того, рассматривалось ли оно в надзорной инстанции верховного суда союзной республики. Вместе с тем в верховных судах республик СССР были упразднены пленумы и президиумы, в связи с чем их надзорные права были ограничены. Краевые и областные суды лишились права пересмотра гражданских дел в порядке надзора; пленумы этих судов были ликвидированы.

Одновременно с этим на общегосударственном уровне были приняты меры по улучшению качества юридического образования, подготовке грамотных специалистов для работы в судебных и прокурорских органах, повышению уровня квалификации судебно-прокурорских работников. По мере решения этих и других государственных задач (восстановление народного хозяйства и повышение уровня жизни в послевоенный период) стал возможным возврат к децентрализованной системе судебного надзора.

Такой возврат произошел с принятием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1954 г. "Об образовании президиумов в составе Верховных судов союзных и автономных республик, краевых, областных судов и судов автономных областей"13. Созданным в соответствии с этим Указом президиумам Верховных судов союзных и автономных республик, краевых, областных судов было предоставлено право рассмотрения дел в порядке судебного надзора. После передачи части надзорных полномочий президиумам нижестоящих судов существенно снизилась нагрузка на Верховный Суд СССР, связанная с рассмотрением большого количества надзорных протестов. Согласно Положению о Верховном Суде СССР14Пленум Верховного Суда СССР был вправе рассматривать протесты Генерального Прокурора СССР и Председателя Верховного Суда СССР на постановления Коллегий Верховного Суда СССР, а также протесты названных должностных лиц на постановления Верховных Судов союзных республик в случае их противоречия общесоюзному законодательству или нарушения ими интересов других союзных республик.

Многие положения Указа от 14 августа 1954 г. были включены в процессуальное законодательство союзных республик, в том числе они нашли свое отражение в тексте нового ГПК Каз ССР, принятого в 1964 г. Так, в силу статьи 320 ГПК Каз ССР протесты были вправе приносить Генеральный Прокурор СССР, Председатель Верховного Суда СССР и их заместители, Прокурор Каз ССР, Председатель Верховного Суда Каз ССР и их заместители, а также председатель Верховного суда автономной республики, областного суда, прокурор области, города.

Таким образом, как видно из содержания статей 320 и 321 ГПК КазССР 1964 г., в процессуальном законодательстве была сохранена существовавшая с 1954 г. децентрализованная система надзора за законностью судебных постановлений.

Анализ норм ГПК КазССР, посвященных производству в судах надзорной инстанции, показывает, что, несмотря на некоторые, иногда значительные расхождения в редакциях статей, регулирующих круг лиц, уполномоченных на принесение надзорного протеста, вопросы повторного участия судей в рассмотрении одного дела, извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания и направления им копий протеста, отзыва протеста, порядка рассмотрения дела надзорной инстанцией и вынесения постановления, в целом гражданское процессуальное законодательство союзных республик устанавливало единообразный подход к регулированию стадии пересмотра судебных решений в порядке надзора [7].

В 90-х годах 20 века после распада СССР, с началом переходного периода к новой модели государственного устройства, принятия Конституции РК 1993 г., нового гражданского, семейного законодательства, законодательства в сфере предпринимательской деятельности, а также в связи с постепенным развитием и укреплением демократических принципов в жизни общества, возникла острая необходимость в реформировании гражданского процессуального законодательства.

В 1991 г. было принято решение о разработке проекта нового ГПК РК, однако, как известно, его принятие затянулось на длительный срок. Разработчики проекта объясняли это критикой, неприятием отдельных процессуальных норм, "блоков норм" прогрессивного характера по различным мотивам (по финансовым трудностям реализации, не готовности органов государства к их применению и т.д.) [8].

Между тем закрепленные в ГПК КазССР 1964 г. принципы активной, "следственной" роли суда в собирании доказательств, ревизионного характера надзорного производства и др. не соответствовали установленному в новой Конституции РК принципу равноправия и состязательности сторон при осуществлении судопроизводства. При таких условиях Верховный Суд РК, не дожидаясь принятия нового ГПК РК, внес законопроект "О внесении изменений и дополнений в ГПК КазССР", который хоть и не решил всех возникших к тому периоду времени проблем, но, тем не менее, внес в ГПК КазССР принципиальные изменения и новеллы, призванные решить первоочередные и насущные задачи обновления гражданского процессуального законодательства. В итоге был принят соответствующий закон [9], который имел большое значение в установлении принципов состязательности и диспозитивности в судах всех инстанций.

Остановимся подробнее на изменениях, произошедших в институте пересмотра судебных решений, определений и постановлений в порядке надзора, за последнее десятилетие.

Самые значительные новеллы - ограничение пределов рассмотрения дела в порядке надзора (статья 327 ГПК КазССР), а также исключение из оснований к отмене судебных постановлений в порядке надзора необоснованности судебного решения (статья 330 ГПК КазССР).

Интересно проанализировать, каким образом вопрос о нормативном регулировании института надзора в судах общей юрисдикции решался в процессе работы над проектом ГПК РК. В нем нашли свое продолжение тенденции состязательности, диспозитивности, гласности, открытости гражданского процесса. Значительным изменениям подверглась и глава, посвященная производству в суде надзорной инстанции.

По проекту ГПК РК протесты в порядке надзора были вправе приносить Председатель Верховного Суда РК, его заместители, Председатель областного суда, суда города и его заместители, а также Председатель Военной коллегии Верховного Суда РК (только на решения военных судов). От участия в надзорном производстве полностью отстранялись органы прокуратуры - прокурор не имел права принесения протеста, истребования дела, приостановления исполнения и участия в заседании суда по рассмотрению надзорного протеста.

Надзорными инстанциями, рассматривающими протесты должностных лиц, в проекте ГПК РК были названы Президиум Верховного Суда, президиум суда, Судебная коллегия по гражданским делам и Военная коллегия Верховного Суда РК. У каждой инстанции - своя компетенция (статья 382 проекта). Таким образом, можно отметить, что проект ГПК РК не внес каких-либо революционных изменений в закрепленную ГПК КазССР 1964 года децентрализованную систему судебного надзора. Проект сохранил также и процедуру принесения протеста в порядке надзора должностными лицами судебной системы.

Одним из важных положений проекта ГПК РК являлось закрепление в его статье 383 поводов и оснований к истребованию гражданских дел и принесению протеста в порядке надзора.

Так, поводом к истребованию дела и принесению протеста считались жалобы лиц, участвующих в деле, лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены вынесенным по делу судебным постановлением, представление судьи, рассматривающего другое дело, для которого выступившее в законную силу судебное постановление имеет преюдициальное значение, а также ходатайство Уполномоченного по правам человека в РК.

Основаниями к истребованию дела были указаны содержащиеся в указанных документах доводы, вызывающие сомнения в законности судебного постановления, а к принесению протеста - существенное нарушение норм материального или процессуального права.

В ГПК решение вопроса о наличии оснований для принесения протеста было оставлено на усмотрение должностных лиц, уполномоченных на принесение протеста; не было также установлено конкретных поводов к опротестованию судебных постановлений. Такой пробел законодательства часто приводил к неоднозначному толкованию понятия "основания для принесения протеста", в результате чего нередки были случаи принесения необоснованных протестов, отказов в принесении протестов, направления должностным лицам большого количества повторных надзорных жалоб.

В ГПК РК устанавливался трехгодичный срок на подачу жалобы в порядке надзора со дня вступления судебного акта в законную силу.

Законом 13 июля 1999 года №412-1 О введении в действие Гражданского процессуального кодекса РК введен в действие новый ГПК РК [10].

Новый Кодекс содержит много новелл, однако наиболее значительно изменилась процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора, в том числе, и по отношению к рассмотренным выше положениям проекта ГПК РК.

В качестве особенностей посвященной указанной процедуре главы 41 ГПК РК стоит выделить снижение срока на обжалование вступивших в законную силу судебных постановлений в суд надзорной инстанции до одного года и значительное ограничение прав органов прокуратуры на участие в надзорном производстве.

Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод о том, что институт судебного надзора начал функционировать с первых месяцев установления Советской власти. С тех пор тенденции его развития неоднократно менялись - это периоды централизации и децентрализации судебного надзора, изменение оснований для отмены судебных постановлений, расширение полномочий судов надзорной инстанции и т.д. Но в последнее десятилетие в свете продолжающейся судебной реформы основными направлениями развития судебного надзора являются усиление принципов состязательности, диспозитивности, усиление такой сферы деятельности суда надзорной инстанции, как формирование единства судебной практики.

1.2 Надзорное производство как самостоятельная стадия гражданского процесса

Производство в суде надзорной инстанции является самостоятельной стадией гражданского процесса. В научной литературе вопрос о задачах и целях данной стадии всегда решался, в общем, единообразно, не вызывая серьезных разногласий. Так, задачей данной стадии является правильная и своевременная проверка вступивших в законную силу судебных постановлений, а целью - исправление судебных ошибок и направление судебной практики судов нижестоящих инстанций [11].

Можно выделить две основные цели надзорного производства - исправление допущенных нижестоящими судами нарушений и обеспечение единства судебной практики. Данные цели тесно связаны между собой, обеспечение единства судебной практики невозможно без исправления содержащихся в судебных решениях ошибок. Между тем первая цель служит в большей степени публичным интересам, поскольку именно государство заинтересовано в правильном и единообразном толковании и применении принятых его законодательным органом норм права. В реализации второй цели данной стадии заинтересовано лицо, подавшее надзорную жалобу (заявление) в суд, поскольку при исправлении ошибки, допущенной при рассмотрении его конкретного дела, будут защищены или восстановлены его субъективные материальные или процессуальные права.

Проверка судебных постановлений в порядке надзора по ГПК 1964 г. носила ревизионный характер. Здесь необходимо определить суть ревизионной проверки вступивших в законную судебных актов и отграничить этот способ проверки от другого способа - кассации.

В дореволюционной России способы проверки вступивших в законную силу судебные постановления подразделялись на кассацию и ревизию. Такое разделение существует и в современном зарубежном гражданском процессе.

Ревизионный способ проверки судебных решений характерен для судопроизводства Германии и Австрии, где, "...смотря по характеру нарушения закона, в окончательном решении допускается или исправление его по началам апелляции, или отмена решения. Основная мысль, на которой зиждется ревизия, та, что не только производство дела в первых инстанциях, но и исправление незаконностей в окончательных решениях должно быть основано на процессуальных началах, и при этом достигается сокращение делопроизводства, так как во многих случаях решение постановляется ревизионным судом без нового производства дела в низшей инстанции".

Кассационный же суд "...не в вправе входить в рассмотрение существа дела, но может лишь отменить судебное решение, постановленное в явное нарушение закона или содержащее в себе неправильное применение последнего; по отмене незаконного решения возвращает дело суду низшей инстанции для постановления нового решения на законном основании" [12]. Такой способ проверки зародился во Франции.

Таким образом, основное различие кассации и ревизии заключается в правах суда по отмене неправильного судебного постановления и направлению дела в нижестоящий суд на новое рассмотрение.

Анализ соответствующих норм ГПК РК показывает, что полномочия суда надзорной инстанции почти не изменились по сравнению с таковыми в период действия ГПК КазССР и проверка судебных постановлений в порядке надзора также носит ревизионный характер.

Рассматриваемый институт проверки вступивших в законную силу судебных постановлений характеризовался дореволюционными авторами как чрезвычайный способ обжалования [13].

Предусмотренные в зарубежных государствах процедуры проверки вступивших в законную силу судебных актов также именуются чрезвычайными.

В науке гражданского процессуального права производство в суде надзорной инстанции традиционно относилось к исключительной стадии судопроизводства. Критерии этого были различными:

) из-за указания процессуального закона на существенность нарушений норм права, служащих основаниями к отмене или изменению проверяемых актов нижестоящих судов;

) потому, что данная стадия, в отличие от кассационной, не являлась обязательной28, т.е. жалоба не влекла обязательную проверку вступившего в законную силу судебного постановления в порядке надзора;

) поскольку лишь определенные законом должностные лица были наделены правом принесения протеста в порядке надзора [14] и т.д.

Существуют мнения и о том, что стадии гражданского процесса по проверке судебных постановлений нельзя подразделять на обычную и исключительную; утвердившееся в правовом сознании юристов определение надзорной инстанции как исключительной мало что объясняет в доктрине гражданского процессуального права.

Поддерживая точку зрения об исключительности стадии надзорного производства, хотелось бы обратить внимание та то, что основное отличие стадии пересмотра судебных постановлений в порядке надзора от других стадий гражданского процесса в период действия ГПК КазССР, главным образом, от производства в суде кассационной инстанции, заключалось в том, что подача заинтересованным лицом надзорной жалобы являясь поводом для возбуждения производства по ней и ее рассмотрения должностными лицами суда или прокуратуры, не влекла за собой обязательного рассмотрения дела судом по существу.

Решение об обоснованности жалобы и о достаточности содержащихся в ней доводов об ошибочности оспаривавшихся постановлений нижестоящих судов и, следовательно, о необходимости принесения протеста в порядке надзора принимало соответствующее должностное лицо на основании собственного усмотрения, сформировавшегося в процессе изучения мотивов жалобы, приложенных к ней копий судебных постановлений, и, в некоторых случаях, истребованного дела. Пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления был возможен в течение неограниченного срока. Любое лицо, даже не участвовавшее в рассмотрении дела, но считавшее вынесенное по нему решение неправильным, имело право подать на него жалобу в порядке надзора. В заседании суда надзорной инстанции обязательно принимал участие прокурор и при этом не являлось обязательным извещение участвующих в деле лиц о времени и месте рассмотрения дела.

Из названных особенностей судопроизводства в порядке надзора в советский период следует вывод о том, что целью государства, установившего такой институт пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, являлись публичные интересы (в том числе, идеологического характера) - соблюдение социалистической законности, единства судебной практики. В меньшей степени целью стадии пересмотра судебных постановлений в порядке надзора была защита прав граждан и организаций, участвовавших в рассмотрении конкретных гражданских дел, т.е. защита частных интересов.

Следовательно, доступность данной стадии для лиц, участвующих в деле, не являлась целью законодателя.

Данный вывод подтверждается правовой позицией Конституционного Совета РК, который в своем Постановлении от 25 декабря 2001 г. №17-П проверяя конституционность части второй статьи 208 ГПК КазССР на основании которой в правоприменительной практике исключалась возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений по не связанным с оспариванием результатов выборов или референдумов делам о нарушениях избирательных прав граждан, указал, что дефекты регулирования, сложившегося в результате принятия оспариваемой нормы, не могут быть компенсированы при рассмотрении дел в порядке надзора, поскольку возбуждение производства в этой стадии обусловлено не волеизъявлением гражданина, права которого нарушаются, а решением соответствующих должностных лиц, при том что объем процессуальных прав сторон, участвующих в деле, значительно ограничен по сравнению с кассационной инстанцией.

Конституционный Совет РК неоднократно в своих решениях указывал, что производство в суде надзорной инстанции является исключительной стадией гражданского процесса и отказ в рассмотрении дела на данной стадии не может считаться нарушением конституционного права на судебную защиту.

Кроме того, хорошо известна позиция Европейского Суда по правам человека, который в ряде своих решений по жалобам отдельных граждан против РК признавал производство в суде надзорной инстанции, установленное нормами ГПК 1964г., неэффективным средством судебной защиты.

Необходимо проследить, каким образом вопрос доступности стадии рассмотрения дела в суде надзорной инстанции решен в ГПК РК.

Согласно нормам главы 43 ГПК РК право на подачу надзорной жалобы (представления) имеют только лица, участвующие в деле, или лица, не привлеченные к участию в деле, права которых нарушены судебным постановлением, введен срок на обжалование вступивших в законную силу судебных актов, надзорная жалоба (представление) рассматривается судьей суда надзорной инстанции и эта деятельность регламентирована законом, именно надзорная жалоба (представление) служит основанием для возбуждения производства в суде надзорной инстанции и ее доводы о незаконности судебных актов являются предметом рассмотрения суда надзорной инстанции и, как правило, определяют пределы рассмотрения дела.

По результатам анализа указанных выше изменений некоторыми учеными делается вывод о том, что стадия надзора "из стадии исключительной, когда право на обращение в суд надзорной инстанции принадлежало должностным лицам, эта стадия превращена в обычную и право обращения в суд надзорной инстанции предоставлено лицам, участвующим в деле" [15]. Между тем такой вывод представляется не совсем точным.

Прежде чем надзорная жалоба (представление) окажется предметом рассмотрения суда надзорной инстанции по существу, ей необходимо пройти установленную законом процедуру рассмотрения судьей этого суда для решения вопросов о соответствии оформления жалобы (представления) требованиям ГПК РК, а также о наличии оснований для истребования дела из соответствующего суда и его передаче для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Причем вопрос о наличии оснований для передачи дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции может решаться неоднократно - судьей при первичном рассмотрении надзорной жалобы (представления) в суде, затем председателем суда надзорной инстанции, к которому вправе обратиться податели жалобы (представления) с просьбой проверить правильность определения судьи об отказе в истребовании дела, об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, и вынести свое определение соответственно об истребовании дела или передаче дела на рассмотрение по существу в суд надзорной инстанции (статьи 384 и 385 ГПК РК), куда вправе обратиться с надзорной жалобой (представлением) лица, которым отказано в истребовании дела или передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции судьей и председателем суда областного и приравненного к нему суда.

Из изложенного видно, что подача заинтересованным лицом надзорной жалобы (представления) не влечет обязательное рассмотрение дела по существу судом надзорной инстанции и такое рассмотрение в основном зависит от усмотрения должностных лиц суда, проводящих ее предварительное рассмотрение на основании статей 379, 381 и 382 ГПК РК и стадия производства в суде надзорной инстанции не является доступной для лица, заинтересованного в проверке вступившего в законную силу судебного постановления.

Может показаться, что законодатель приложил все усилия по установлению процедуры пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, направленной на защиту прав гражданина (организации) - лица, участвующего в деле. Однако данная стадия не превратилась в доступное средство судебной защиты.

Исходя из сказанного, можно говорить о том, что при подготовке нового ГПК РК, в частности, его главы о производстве в суде надзорной инстанции, цели законодателя практически не изменились - в первую очередь данная стадия призвана защищать публичные интересы, обеспечивать единство судебной практики. Подтверждением этому может служить установленный в статье 384ГПК РК особый порядок проверки судебных постановлений по представлению руководителей Верховного Совета РК.

Представляется, что нельзя говорить об обычном характере той стадии гражданского судопроизводства, которая не является доступным средством судебной защиты.

Одно из самых распространенных утверждений об исключительном характере предусмотренной ГПК РК стадии пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, поскольку на данной стадии подлежат проверке только вступившие в законную силу судебные акты заслуживает внимания, однако при этом следует учитывать следующее.

Таким образом, критерием исключительности стадии пересмотра судебных постановлений служит не факт вступления судебного постановления в законную силу, а степень ее доступности для лица, заинтересованного в проверке судебного постановления в порядке надзора.

1.3 Вопросы надзорного производства в гражданском процессе в практике Верховного Суда РК

Вопросы, связанные с проверкой конституционности норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в надзорной инстанции, неоднократно возникали в практике Конституционного Совета РК. Были приняты важные с точки зрения защиты основных прав и свобод граждан, совершенствования судебной системы и приведения норм процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РК и принципами международного права постановления и определения Конституционного Совета РК.

Правовое значение судебных актов, принятых Конституционным Советом РК, - высшим органом конституционного контроля за законностью нормативных актов в государстве, трудно переоценить. Эти постановления и определения подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти РК, которых касается принятое решение, их содержание неоднократно комментировалось учеными-юристами.

Между тем поступающие в Конституционный Совет РК обращения граждан и организаций о проверке конституционности тех или иных процессуальных норм далеко не всегда приводят к их оценке непосредственно судьями Конституционного Совета РК с вынесением соответствующего постановления или определения Суда, в котором оспариваемая норма признается соответствующей или не соответствующей Конституции РК или выявляется ее конституционно-правовой смысл.

По мнению автора, полезно проанализировать практику Конституционного Совета РК, сформировавшуюся при предварительном рассмотрении жалоб граждан и юридических лиц на нарушение их конституционных прав и свобод вследствие применения должностными лицами и органами государственной власти норм законодательства, регулирующих производство в надзорной инстанции, при разрешении гражданских дел с участием заявителей. Затронутые в них "болезненные" вопросы, связанные и толкованием и применением судами общей юрисдикции процессуальных норм, позволяют быть в курсе основных тенденций формирования правоприменительной практики судов надзорной инстанции.

Несмотря на то, что бывшие предметом рассмотрения Конституционного Совета РК процессуальные нормы утратили силу в связи с принятием новых ГПК РК, в которых вопросы пересмотра судебных актов в порядке надзора решены по-иному, проанализированные ниже правовые позиции Конституционного Совета РК не потеряли своей актуальности и в условиях нового законодательного регулирования.

Одним из самых распространенных поводов для обращения граждан и организаций с жалобами в Конституционный Совет РК о проверке конституционности как норм ГПК РК, так и статей нового процессуального законодательства, касающихся надзорного производства, служил отказ должностных лиц суда и прокуратуры в принесении протеста, а сейчас - определения судьи (коллегиального состава судей) об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции за отсутствием оснований. При этом заявители в своих жалобах говорят о нарушении своих конституционных прав на равенство всех перед законом и судом (статья 19), на судебную защиту (статья 46), на рассмотрение их дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47) и др.

Конституционный Совет РК, принимая определения об отказе в принятии к рассмотрению таких жалоб, указывал, что согласно статье 13 Конституции РК каждому гарантируется судебная защита прав и свобод, которая реализуется через совокупность определяемых законодателем в развитие указанной конституционной нормы различных процессуальных средств и процедур; законодатель, установив рассмотрение дел судами первой и кассационной инстанций как обязательные стадии судебного разбирательства, предусмотрел в качестве дополнительной гарантии данного конституционного права производство в надзорной инстанции; пересмотр вступившего в законную силу судебного акта в порядке надзора может быть осуществлен лишь при наличии оснований для такого пересмотра.

Некоторые заявители оспаривали нормы главы 36 ГПК в части неустановления ими конкретных оснований и, соответственно, четких критериев для решения должностным лицом вопроса об истребовании дела и принесении протеста в порядке надзора. Вопрос об установлении оснований и критериев для истребования дела судьей при рассмотрении надзорной жалобы или представления прокурора актуален и в настоящее время, поскольку установленный в пункте 1 части 2 статьи 381 ГПК РК критерий - "...судья выносит определение об истребовании дела, если имеются сомнения в законности судебного постановления" - носит слишком общий и неконкретный характер.

Поскольку заинтересованные лица подают надзорные жалобы или представления в вышестоящие инстанции после рассмотрения их дела в судах первой и, в большинстве случаев, апелляционной или кассационной инстанции, Конституционный Совет РК в своих определениях об отказе в принятии жалоб граждан к рассмотрению также подчеркивал, что право на судебную защиту заявителями было реализовано при рассмотрении дела нижестоящими судами и сам по себе отказ в пересмотре судебных решений в порядке надзора нельзя рассматривать как нарушение данного конституционного права, т.к. какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности заявителя, при разрешении вопроса о возможности пересмотра судебного акта в порядке надзора не выносится.

Таким образом, позиция Конституционного Совета РК состоит в том, что пересмотр вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора не является обязательной стадией судопроизводства, надзорное производство - установленная законодателем дополнительная гарантия осуществления права на судебную защиту.

В практике Конституционного Совета РК также возникал вопрос, связанный с беспристрастностью и объективностью состава суда при рассмотрении гражданского дела в порядке надзора. В своей жалобе граждане К-вы настаивали на не конституционности статей 19, 321 и 328 ГПК, статьи 20 конституционного закона "О судебной системе" в связи с тем, что при новом рассмотрении их дела в порядке надзора постановлением президиума областного суда им было отказано в удовлетворении ходатайства об отводе судей, ранее принимавших участие в рассмотрении этого дела в порядке надзора.

Таким образом, в судебной практике произошел редкий случай, когда новый надзорный протест рассматривается составом президиума, большая часть членов которого уже участвовала в рассмотрении надзорного протеста по тому же делу. В такой ситуации, естественно, встает вопрос об отводе судьи, поскольку он не может быть полностью объективен и беспристрастен. Однако, статья 19 ГПК КазССР запрещала судье, принимавшему участие в рассмотрении дела в порядке судебного надзора, участвовать в рассмотрении того же дела только в судах первой и кассационной инстанций и не препятствовала его участию в повторном рассмотрении этого же дела в порядке надзора.

Стоит отметить, что статья 17 ГПК РК содержит такие же положения, как и названная норма утратившего силу ГПК КазССР.

По нашему мнению, данная норма не вполне отвечает установленному статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод праву каждого при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое разбирательство дела беспристрастным судом. Представляется, что в ее содержание следует внести изменения, исключающие участие одного и того же судьи в повторном рассмотрении дела в суде той же инстанции, где оно рассматривалось ранее; привести статью 17 ГПК РК в соответствии с требованиями Конституции РК и актов международного права.

А как же решил эту проблему Конституционный Совет РК, не уполномоченный на внесение изменений в законодательство? В определении от 16 октября 2001 г. №221-0 об отказе в принятии к рассмотрению указанной выше жалобы было указано, что реализация права на судебную защиту в гражданском судопроизводстве обеспечивается совокупностью закрепленных в законодательстве процессуальных средств. В частности, статья 18 ГПК 1964 г. (статья 16 ГПК РК) предусматривает основания для отвода судьи, в том числе его личную, прямую или косвенную заинтересованность в исходе дела либо наличие иных обстоятельств, вызывающих сомнения в его беспристрастности; статья 19 ГПК 1964 г. (статья 17 ГПК РК) содержит запрет судье, принимавшему участие в рассмотрении гражданского дела в суде одной инстанции (первой, кассационной или в порядке судебного надзора), принимать участие в рассмотрении этого же дела в любой другой судебной инстанции.

Вместе с тем законодатель не установил запрет для судьи, принимавшего участие в надзорном пересмотре дела, на участие в новом рассмотрении того же дела по надзорному протесту на решения нижестоящих судов, вынесенные после отмены предыдущих, поскольку в стадии надзорного пересмотра не определяются по-новому права и обязанности, не выносится какое-либо новое решение, кроме случая исправления ошибки в применении и толковании норм материального права (пункт 5 статьи 329 ГПК 1964 г. - пункт 5 части 1 статьи 390 ГПК РК); в случае же необходимости по-новому определить права и обязанности участников процесса дело направляется в нижестоящую судебную инстанцию. Кроме того, для обеспечения объективного и справедливого разбирательства дело может быть передано в другой суд. Таким образом, решение вопросов о надлежащем составе суда для рассмотрения конкретного дела, об отводах судей, о возможности передачи дела в другой суд связано с установлением фактических обстоятельств и находится в компетенции судов общей юрисдикции, разрешающих спор.

Однако сам Конституционный Совет РК в определении №133-0 по жалобе ОАО "Телекомпания ТВ" указал, что суд надзорной инстанции может определять права и обязанности сторон иначе, чем это сделано нижестоящими судами, - когда суд, не передавая дело на новое рассмотрение, прекращает производство по делу, выносит новое решение и т.д.

Таким образом, вопрос об объективности и беспристрастности состава суда надзорной инстанции носит принципиальный характер, поскольку непосредственно может повлиять на объем прав и обязанностей сторон и иных лиц, участвующих в деле.

Нельзя исключить ситуации, когда податели надзорной жалобы, получив необоснованный, по их убеждению, отказ в истребовании дела или в передаче дела на рассмотрение по существу в суд надзорной инстанции (ранее - отказ должностного лица в принесении протеста в порядке надзора), обращаются в квалификационные коллегии судей с заявлениями о неправомерности действий судьи и о вынесении ему предупреждения; о приостановлении или прекращении его полномочий. После того как такие жалобы возвращались из коллегии без рассмотрения со ссылкой на положения статей 10 и 16 Закона РК "О судебной системе и статусе судей в РК", заявители нередко направляли обращения в Конституционный Совет РК с просьбой проверить конституционность соответствующих статей указанного выше Закона. По мнению заявителей, практика, сложившаяся по применению этих статей, согласно которой судья не может быть привлечен к ответственности, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении, не соответствует Конституции РК.

Отказывая в принятии таких жалоб к рассмотрению, и основываясь на правовой позиции, выработанной в постановлении от 25 января 2001 г. по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 ГК РК, в определении от 16 октября 2001 г. №214-0 Конституционный Совет РК указал, что оспариваемые заявителем нормы закона не исключают закрепленного статьей 53 Конституции РК права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, в том числе судей, и тем самым не нарушают гарантированное статьей 46 (часть 1) Конституции РК право каждого на судебную защиту его прав и свобод [16].

После принятия новых процессуальных законов и формирования практики их применения судами в Конституционный Совет РК начали поступать жалобы граждан и организаций на нарушение их конституционных прав вследствие применения норм новых ГПК РК в конкретных делах с их участием. Среди обращений, поступающих в Конституционный Совет РК, и касающихся вопросов гражданского процесса, жалоб на статьи, регулирующие производство в суде надзорной инстанции - подавляющее большинство.

Какие же именно вопросы ставятся заявителями? Много жалоб касается установленных в статьях 376 ГПК РК сроков на подачу жалобы (заявления) или представления прокурора о пересмотре судебного акта в порядке надзора. При этом в них указывается, что данные нормы, препятствуя им осуществить свое право на судебную защиту за пределами установленных ими сроков (иногда пропущенных по уважительной причине), нарушают статью 46 Конституции РК. Соответствие Конституции РК данных статей оспаривается заявителями также в той мере, в какой они не предусматривают возможность восстановления пропущенных по уважительной причине сроков на подачу надзорной жалобы (заявления) или представления, а правоприменительная практика пошла по пути толкования природы этих сроков как пресекательных.

Отказывая в передаче данных обращений на рассмотрение Конституционного Совета РК, Секретариат обращает внимание заявителей на то, что вопрос о возможности рассмотрения в порядке конституционного судопроизводства жалоб, касающихся установленных законодательством сроков реализации права на судебную защиту, неоднократно исследовался Конституционным Советом РК, который указал, что рассмотрение данного вопроса сводится к изменению или отмене сроков для обращения в суд и относится к компетенции законодателя; установление в законе сроков для обжалования решений судов нижестоящих инстанций обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту. Данные выводы Конституционного Совета РК корреспондируют правовой позиции Европейского суда по правам человека, который в своих решениях " указал, что судебная система, устанавливающая возможность отмены в любое время любого окончательного решения, как таковая несовместима с принципом обеспечения судебной деятельности, который является одним из основополагающих элементов верховенства права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод [17].

Интересно отметить, что в период действия прежних процессуальных кодексов, не устанавливавших, как известно, срока на пересмотр судебных постановлений в порядке надзора, в Конституционный Суд РК поступало довольно много жалоб, в которых оспаривалась конституционность глав ГПК 1964 г., посвященных надзорному производству. Отказывая во всех случаях в их принятии к рассмотрению, Конституционный Совет РК в своих определениях указывал, в том числе и на то, что решение вопроса об отсутствии в оспариваемых нормах закона тех или иных положений (в данном случае - указания на сроки подачи надзорной жалобы, заявления, представления) относится к компетенции законодателя.

В жалобах в Конституционный Совет РК также оспаривается конституционность статей 377 и 381 ГПК РК, поскольку Верховный Суд РК возвращает без рассмотрения надзорные жалобы граждан, если в их удовлетворении было отказано судом надзорной инстанции областного уровня и заявители не обращались к председателю суда с просьбой проверить правильность определения судьи об отказе в истребовании дела или в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. При этом Верховным Судом РК как основание для отказа указывается нарушение правил подсудности, установленных статьей 377 ГПК РК.

По мнению заявителей, рассмотрение председателем областного и приравненного к нему суда заявления или жалобы о проверке правильности определения судьи и о вынесении своего определения об истребовании дела или о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, не является обязательной стадией производства по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора и не может служить основанием для возвращения их надзорных жалоб Верховным Судом РК; такой возврат нарушает их право на судебную защиту.

Отказывая в принятии таких жалоб к рассмотрению, Конституционный Совет РК указывает, что из содержания статьи 46 (часть 1) Конституции РК не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых в отношении отдельных видов судопроизводства и категорий дел определяются, исходя из Конституции РК, законами. Такого рода требования применительно к надзорной жалобе, подаваемой в суды общей юрисдикции, закреплены в статье 377 ГПК РК, которая не направлена на ограничение права на обращение за судебной защитой в суд общей юрисдикции, а лишь устанавливает в соответствии со статьями 46, 47 и 118 Конституции РК процедуру реализации этого права.

Много поступает в Конституционный Совет РК жалоб, в которых в той или иной мере оспаривается конституционность статьи 304 ГПК РК. Их податели полагают, что содержащиеся в них основания для изменения или отмены в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов, вследствие их неопределенности, расплывчатости и неконкретности не соответствуют Конституции РК. Конституционный Совет РК по результатам рассмотрения данных жалоб отказывает в принятии их к рассмотрению и указывает, что статья 304 ГПК РК сама по себе не исключает возможности исправления судебной ошибки, допущенной нижестоящими инстанциями, поскольку ошибочное судебное решение нарушает единообразие судебной практики и в этом смысле оспариваемая норма, предусматривающая, что судебные акты судов, вступившие в законную силу, подлежат изменению или отмене, если оспариваемый судебный акт нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права, направлена на исправление подобных решений. Отказ в пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу судебных решений сам по себе нельзя рассматривать как нарушение предусмотренного статьей 13 Конституции РК права на судебную защиту. Реализация полномочий по принятию заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора не носит произвольный характер: при наличии предусмотренных законом оснований это право должностных лиц суда становится их обязанностью.

На основе изучения гражданско-процессуального кодекса можно прийти к выводу о том, что законодатель при его подготовке и принятии учел содержащиеся в решениях Конституционного Совета РК правовые позиции о необходимости во всех случаях извещать лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания, о праве лиц, не участвовавших в рассмотрении дела, но чьи права затрагиваются принятым по делу судебным решением, обращаться в Верховный Суд РК с заявлением в порядке надзора и т.д.


2. Условия и порядок обращения в надзорную инстанцию

.1 Субъекты права принесения надзорной жалобы (заявления) или представления

В соответствии со статьей 384 ГПК РК вступившие в законную силу судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены данными постановлениями.

В течение продолжительного времени среди советских ученых- процессуалистов велся спор о том, имеет ли право представитель (адвокат) подписывать надзорную жалобу, составленную им в интересах представляемого. П.Я. Трубников полагал, что закон не содержит ограничений в отношении права адвоката в интересах доверенного лица поставить перед надлежащим должностным лицом вопрос о пересмотре решения в порядке надзора, тем более, что право на подачу надзорной жалобы имеет любой гражданин, считающий вынесенное судом решение ошибочным [18].

В связи с расширением действия принципа диспозитивности, который предполагает, что участвующие в деле лица распоряжаются своими правами в ходе рассмотрения дела самостоятельно, в том числе правом на обжалование незаконного, по их мнению, судебного решения в порядке надзора, данная точка зрения потеряла свою актуальность. Исходя из указанного принципа, представитель не может обжаловать состоявшееся судебное решение в надзорном порядке помимо воли представляемого лица. Если заинтересованное лицо по каким-либо причинам не имеет возможности подписать надзорную жалобу самостоятельно, оно должно специально оговорить такое право в доверенности (статья 54 ГПК РК).

Лица, участвующие в деле, имеют процессуальные права, в том числе, одно из основных прав - обжаловать принятые судом постановления в порядке надзора.

Как показывает судебная практика, в подавляющем большинстве случаев жалоба на вступившее в законную судебное постановление подается в суд надзорной инстанции сторонами - истцом или ответчиком как основными действующими лицами гражданского судопроизводства, которые указывают в ней на такие существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые привели, по их мнению, к вынесению неправильного судебного акта, затрагивающего их права и законные интересы.

Согласно статьям 42 и 43 ГПК РК третьи лица, заявляющие и не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, поскольку они являются лицами, участвующими в деле, имеют право обжаловать принятое по делу с их участием судебное постановление в порядке надзора наравне с истцом и ответчиком.

Сказанное выше относится и к органам государственной власти, органам местного самоуправления, организациям и гражданам, обращающимся в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, которые в соответствии со статьей 46 ГПК РК пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца, за некоторыми исключениями, не касающимися права на обжалование судебных постановлений в порядке надзора.

Одна из сторон может по тем или иным причинам выбыть из материального правоотношения, являющегося предметом рассмотрения в суде. В случае, если данное правоотношение не связано с личностью стороны и допускает правопреемство, суд допускает замену стороны ее правопреемником, который заменяет правопредшественника, обладает его правами, несет обязанности, в том числе, на подачу жалобы в суд надзорной инстанции.

Статья 385 ГПК РК, говоря о праве на обращение в суд надзорной инстанции, предоставляет его не только сторонам и лицам, участвующим в деле, но и лицам, не привлеченным к участию в деле, права и законные интересы которых оказались нарушенными судебными постановлениями.

Как следует из статей 320 и 336 ГПК РК, апелляционные или кассационные жалобы на неправильное судебное решение могут быть поданы только сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Вместе с тем такое нарушение норм процессуального права судом как разрешение вопроса о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, во всех случаях признается существенным и ведет к отмене обжалованного судебного постановления независимо от доводов жалобы (статья 364 ГПК РК, пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда РК от 20 января 2003 г.).

Таким образом, у лица, не привлеченного к участию в деле, права и законные интересы которого нарушены судебным постановлением, существует только одна процессуальная возможность защитить или восстановить свои права - обратиться с жалобой на это постановление в суд надзорной инстанции и суд должен с особым вниманием относиться к таким жалобам и рассматривать с особой тщательностью.

ГПК РК посвящает правам лиц, не участвовавших в деле, о правах и об обязанностях которых суд принял судебный акт, отдельную норму - статью 42, которая предоставляет таким лицам право обжаловать этот акт в апелляционном и кассационном порядке, а также оспорить в порядке надзора.

Однако на стадии производства по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора у этих лиц больше возможностей добиться отмены или изменения судебного постановления, нарушившего их права и интересы именно в гражданском процессе - ГПК РК устанавливает больший срок на подачу надзорной жалобы, а также предоставляет возможность его восстановления в случае пропуска по уважительной причине [19].

В связи с не смолкавшими во время проведения судебной реформы спорами среди ученых и практиков о степени участия органов прокуратуры в гражданском судопроизводстве, интересным представляется проанализировать особенности участия, процессуального положения, прав прокурора в гражданском процессе и, прежде всего, на стадии производства в суде надзорной инстанции.

В юридической науке продолжительное время велись споры по вопросу о сущности участия и процессуального положения прокурора, обратившегося в суд, в гражданском процессе.

По мнению Н. Полянского прокурор, предъявивший иск, занимал положение стороны (истца), поскольку иск прокурора всегда предполагает наличие ответчика, являющегося стороной по делу, а если есть ответчик, должен быть и истец. М. Шакарян считали прокурора, предъявившего иск, истцом только в процессуальном смысле, поскольку в его пользу суд ничего не присуждает, его распорядительные права имеют лишь процессуальный характер. Н. Чечина полагали, что прокурор никогда не является стороной в процессе и всегда занимает положение представителя государства, осуществляющего надзор за законностью [20].

Более верной представляется позиция, соединяющая в себе две последних точки зрения, поскольку подача прокурором иска в суд является конечной стадией надзорной деятельности прокурора за исполнением законов в государстве. Участвуя в рассмотрении дела, прокурор, несмотря на то, что обращается с иском в суд от своего имени, остается представителем государства, который наделяется всеми процессуальными правами и обязанностями истца. Права же, закрепленные материальными нормами, принадлежат лицу, в интересах которого подано заявление. Таким образом, прокурор, как представитель государства, является истцом только в процессуальном смысле слова.

Действительно, в последние 10-15 лет происходит глобальная перестройка политического, экономического и социального устройства государства и общества, переход к экономике, функционирующей на основе свободного рынка и инициативы участников гражданского оборота. Однако, на этом трудном пути возникли и до сих пор не решены крупные проблемы, важнейшие из которых - обнищание широких слоев населения, сведение к нулю былой достаточно мощной функции государства по обеспечению законности и правопорядка, а также защите прав и законных интересов лиц, которые особенно в этом нуждаются (несовершеннолетние, пенсионеры, инвалиды, малоимущие граждане и т.д.). Зачастую этим людям затруднительно, а то и невозможно самостоятельно реализовать свое конституционное право на судебную защиту в силу правовой некомпетентности, невозможности уплатить государственную пошлину (а суды на практике достаточно редко удовлетворяют ходатайства истцов об освобождении, отсрочке или рассрочке уплаты госпошлины) и т.д. Как известно, услуги юридических консультаций и адвокатских бюро стоят дорого и по карману лишь обеспеченным гражданам. Малоимущие и социально незащищенные участники процесса оказываются один на один с квалифицированными и опытными адвокатами противоположной стороны; ни о каком равноправии и состязательности не может быть и речи. В такой ситуации прокуратура выступает единственным органом, способным реально обеспечить соблюдение прав указанных лиц в судебном разбирательстве. Упразднение или сильное ограничение прав прокурора в судопроизводстве кажется по меньшей мере преждевременным.

В ходе дальнейшей работы по совершенствованию ГПК РК, в его текст были все-таки включены положения о вступлении прокурора в процесс и даче заключения по таким категориям гражданских дел, последствия неправильного разрешения которых могут быть особенно значительными для субъектов спорных правоотношений (о выселении, о восстановлении на работе, об усыновлении ребенка и т.д.), которые впоследствии вошли в текст нового ГПК РК.

Согласно статье 45 данного Кодекса прокурор имеет право на обращение в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, интересов РК. Теперь прокурор вправе направить заявление в суд в защиту прав и интересов гражданина только в том случае, если он по состоянию здоровья, возрасту, психическому состоянию и иным причинам не в состоянии самостоятельно обратиться в суд. Возможность участия прокурора в процессе помимо самого ГПК РК может быть установлена только федеральным законом. Также исключается судебное усмотрение на привлечение прокурора к рассмотрению дела.

В указанной статье предусмотрено право прокурора на вступление в процесс и дачу заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и в других предусмотренных ГПК РК и законом случаях. Такое полномочие прокурора возможно на любой стадии судебного рассмотрения указанных дел, в том числе, в надзорном производстве. При этом не имеет значения, участвовал ли прокурор в рассмотрении дела в нижестоящих судах.

Следует отметить, что ГПК РК, помимо общего снижения роли органов прокуратуры в гражданском процессе, значительно урезал их права и при рассмотрении дел в порядке надзора, фактически уравняв в процессуальном статусе и правах прокурора, лиц, участвующих в деле, и лиц, права и законные интересы которых нарушены состоявшимся судебным решением. С момента вступления ГПК РК прокурор не вправе истребовать дела из судов, приостанавливать исполнение судебных решений и приносить протесты в порядке надзора; должностные лица прокуратуры могут обратиться в суд надзорной инстанции с представлением о пересмотре только того дела, в котором участвовал прокурор. Пленум Верховного Суда РК в своем Постановлении от 20 января 2003 г. №2 (пункт 19) разъяснил, что правом на подачу указанных представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений статей 34, 35, 45 ГПК РК, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции [21].

Статья 390ГПК РК предъявляет одинаковые требования к оформлению надзорной жалобы и представления прокурора. Это свидетельствует о том, что их правовая суть идентична. К жалобе или представлению, подаваемому в суд, должны быть приложены заверенные соответствующим судом копии принятых по делу судебных постановлений. Поскольку должностные лица прокуратуры, управомоченные законом на подачу представления в порядке надзора, не наделены правом истребовать дело из суда для решения вопроса о правильности вынесенных по нему судебных постановлений, то возникает неясность: на основании каких документов соответствующий прокурор будет решать данный вопрос? Представляется необходимым ориентировать прокуроров формировать по каждому делу, в котором они принимают участие, особое надзорное производство, в котором должны быть собраны копии всех важных процессуальных документов - исковое заявление, отзыв на него, ходатайства, промежуточные определения суда, копия протокола, апелляционные, кассационные, надзорные жалобы, представления прокурора и т.д. Впоследствии прокурор, имеющий право на подачу представления в порядке надзора, сможет истребовать из соответствующей прокуратуры данные материалы для решения вопроса о наличии оснований для пересмотра принятого по делу судебного акта в порядке надзора.

На основании изложенного представляется, что, несмотря на возможность различного толкования содержащихся в Информационном письме Генеральной прокуратуры РК от 27 января 2003 г. разъяснений, органы прокуратуры не должны рассматривать жалобы, поступившие к ним после 1 февраля 2003 г. от лиц, участвовавших в деле, в котором также принимал участие прокурор. Представления в порядке надзора прокурор должен направлять в соответствующий суд на основании своего личного убеждения о незаконности вступившего в законную силу судебного акта, основанном на изучении материалов дела с участием прокурора, а не вследствие изучения надзорных жалоб заинтересованных лиц.

Изучение сформировавшейся после введения в действие ГПК РК практики по рассмотрению органами прокуратуры надзорных жалоб по делам, в которых прокурор не принимал участия, показывает, что в их удовлетворении заявителям отказывается со ссылкой на положения ГПК РК и Постановления Пленума Верховного Суда РК от 20 января 2003 г. и разъясняется их право на самостоятельное обращение в суд надзорной инстанции с соответствующей жалобой.

Как и в прежнем ГПК КазССР, новый закон разграничивает полномочия прокуроров на подачу представления в зависимости от их должностного положения. Согласно статье 391 ГПК РК, Генеральный прокурор РК и его заместители вправе обратиться в любой суд надзорной инстанции. В случаях, когда законность и обоснованность судебного акта вызывает сомнения, прокурор направляет материалы дела (особое производство, которое должно вестись по каждому делу с участием прокурора) прокурору, уполномоченному на подачу представления - Генеральному прокурору РК, его заместителям, с мотивированным предложением обратиться в суд надзорной инстанции с соответствующим представлением. Если прокурор, уполномоченный на подачу представления, согласится с данными мотивами, то он подает представление в суд надзорной инстанции.

При этом прокурору следует учитывать установленную названной статьей подсудность дел судам надзорной инстанции, согласно которой представления прокурора на вступившие в законную силу судебные решения и определения могут быть поданы только в ту надзорную инстанцию, которая указана в законе. ГПК РК следует принципу "чем выше инстанция суда, рассматривающего дело, тем выше должностное положение прокурора, участвующего в его заседании" - высшая надзорная инстанция рассматривает более сложные дела, которые требуют участия квалифицированного и опытного прокурора.

Согласно положениям статьи 328 ГПК КазССР, прокурор принимал участие в каждом заседании суда надзорной инстанции, независимо от того, кем был принесен протест: прокурором или должностным лицом суда общей юрисдикции. В первом случае он поддерживал принесенный им или вышестоящим прокурором протест, во втором - давал заключение по делу.

Некоторые ученые в своих трудах высказывали предложения о том, что рассмотрение гражданского дела судом надзорной инстанции без участия прокурора следует рассматривать как грубое нарушение процессуального закона, которое должно входить в число безусловных оснований к отмене определений, постановлений суда надзорной инстанции. По ГПК РК должностное лицо прокуратуры участвует в рассмотрении дела в суде надзорной инстанции по существу только в том случае, если прокурор являлся лицом, участвующим в деле. Отсутствие прокурора в заседании суда надзорной инстанции повлечет за собой безусловную отмену принятого этим судом определения лишь тогда, когда прокурор не будет надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела в соответствии со статьей 385 ГПК РК [22].

Глава 41 ГПК РК прямо не предусматривает право прокурора давать заключение по делу в суде надзорной инстанции, однако согласно части 3 статьи 45 ГПК РК прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, в иных предусмотренном законом случаях, в целях осуществления возложенных на него полномочий. Из текста приведенной нормы следует, что прокурор может выступать с заключением по перечисленным в указанной статье делам, в случае обжалования принятого по ним судебного решения в порядке надзора.

Стоит отметить, что в научных кругах не существовало единого мнения в вопросе о даче прокурором заключения по делу в суде надзорной инстанции. Процессуальное законодательство предусматривало две формы участия прокурора по делу (подача заявления и вступление в процесс), но не уточняло, дает ли прокурор заключение по делу в каждой форме участия или в какой-то одной. В теории и на практике считалось, что прокурор в любом случае дает заключение по существу дела. Некоторыми учеными были озвучены предложения (не воспринятые, однако, законодателем до принятия ГПК РК) о целесообразности введения правила, согласно которому прокурор, возбудивший дело, выступал бы в процессе один раз, давая заключение по существу дела в целом. Эти предложения были мотивированы тем, что между заключением прокурора и выступлением в прениях нет существенной разницы, поскольку не по каждому делу прокурором дается политическая оценка спора, а оценка выступлений участников процесса сводится, в основном, к оценке выступлений сторон; выступление прокурора с правовым заключением по иску, предъявленному им же самим, делает гражданский процесс менее демократичным, поскольку лишает ответчика права выступить в судебном заседании последним, дать объяснения по каждому высказанному против него доводу и доказать его несостоятельность, нарушая тем самым принцип процессуального равенства сторон [24].

По мнению некоторых авторов, такое ограничение представляется целесообразным, поскольку гражданский процесс и так предусматривает две обычные инстанции для обжалования судебных постановлений: апелляционную и кассационную; надзорное производство отныне выступает в качестве исключительной стадии гражданского процесса [25].

Несмотря на то, что новое гражданское процессуальное законодательство ограничило права органов прокуратуры на участие в судопроизводстве по гражданским делам, у прокурора существует достаточно правовых средств и возможностей для защиты интересов общества, государства, прав и свобод неопределенного круга лиц, граждан, не имеющих возможности самостоятельно обратиться в суд; для осуществления основной своей функции - надзора за соблюдением законностью в РК.

Проанализированные выше изменения, касающиеся правового положения прокурора на стадии надзорного производства, направлены прежде всего на реализацию принципов диспозитивности процесса, равноправия и состязательности сторон при осуществлении судопроизводства.

.2 Судебные постановления, являющиеся предметом судебного пересмотра в порядке надзора

Какие же именно судебные акты могут быть пересмотрены судом надзорной инстанции?

Несмотря на некоторые позитивные изменения в сфере рассмотрения и разрешения гражданских дел в судах общей юрисдикции (проведение судебной реформы, обновление процессуального законодательства, повышение уровня квалификации и знаний судей и т.д.), еще выносится значительное количество незаконных и необоснованных судебных актов. Эти акты могут стать предметом рассмотрения апелляционной или кассационной инстанции, однако по разным причинам лица, участвующие в деле, могут не обжаловать ошибочный судебный акт в суд второй инстанции, или вышестоящий суд может не исправить все ошибки, допущенные судом первой или второй инстанции. Кроме того, судебным решением может быть решен вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, которые лишены будут права обжаловать такое решение в апелляционном или кассационном порядке, поскольку не являются лицами, участвующими в деле. Не все определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд второй инстанции отдельно от решения по делу (статьи 392 ГПК РК).

В таких случаях, в целях реализации установленного статьей 13 Конституции РК права каждого на судебную защиту, неправильные решения и определения судов первой и второй инстанции могут быть пересмотрены в порядке надзора. Вместе с тем возможна ситуация, когда и суд надзорной инстанции не исправляет всех ошибок, допущенных при рассмотрении дела. По правилам главы 43 ГПК РК определение суда надзорной инстанции также может быть предметом надзорного рассмотрения вышестоящего суда.

В порядке надзора могут быть обжалованы только судебные акты, вступившие в законную силу. Решения судов первой инстанции вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное или кассационное обжалование, если они не были обжалованы. В случае подачи апелляционной или кассационной жалобы, решение вступает в силу после рассмотрения соответствующим судом, если оно не было отменено. Апелляционные и кассационные определения вступают в силу с момента принятия.

ГПК РК допускает подачу надзорной жалобы или представления прокурора и на определения суда, вынесенные им в ходе рассмотрения гражданского дела и не разрешающие его по существу, которые, однако, не всегда могут быть обжалованы в апелляционном или кассационном порядке отдельно от судебного решения. Согласно положениям ГПК РК, отдельно от итогового решения определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в случаях, предусмотренных Кодексом, и в случаях, когда определение суда преграждает возможность дальнейшего движения дела; в остальных случаях возражения на них могут быть включены в апелляционную или кассационную жалобу. Если эти определения не были обжалованы в установленный законом срок в суд второй инстанции, или же они были оставлены без изменения, они вступают в законную силу и могут быть пересмотрены в порядке надзора. Судебная практика показывает, что чаще всего подлежат обжалованию пресекательные и заключительные определения, то есть, преграждающие дальнейшее движение дела.

В советской юридической литературе высказывались различные точки зрения о том, могут ли быть пересмотрены в порядке надзора названные выше определения суда первой инстанции.

По мнению С.Ю. Каца, подготовительные определения, определения по управлению процессом, например, о вызове свидетелей, приобщении документов, об отложении разбирательства, о назначении экспертизы и др. самостоятельно в законную силу не вступают, а воплощаются в законной силе судебного решения, и не могут быть предметом надзорного опротестования [26].

Поскольку названные определения принимаются судом в процессе разрешения гражданского дела по существу, они могут затрагивать права и законные интересы сторон и других лиц, участвующих в деле (например, суд может отказать в ходатайстве стороны о вызове свидетелей или приобщить к делу документы, в подлинности которых сомневается какая-либо из сторон). Такие действия суда могут существенно повлиять на законность и обоснованность выносимого решения и могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции вместе с итоговым решением по делу.

Судебный приказ также может быть обжалован в порядке надзора, поскольку представляет собой постановление судьи, вынесенное на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, предусмотренным законом (статья 121 ГПК РК). Судебный приказ вступает в законную силу немедленно после вынесения, после чего на него заинтересованным лицом может быть подана надзорная жалоба или представление прокурора.

В судебной практике иногда происходят случаи, когда вышестоящий суд, проверяя правильность обжалованного решения, сам допускает ошибки, которые могут выразиться в оставлении без изменения неправильного судебного акта, неправомерной отмене законного и обоснованного решения суда первой или второй инстанции, нарушении единства судебной практики и т.д. В такой ситуации определения судов второй или надзорной инстанций могут быть пересмотрены в порядке надзора на основании жалобы или представления лица, участвующего в деле, или лица, не привлеченного к участию в деле, права которого оказались затронутыми судебным актом.

В литературе отмечалось, что протест в порядке надзора мог быть принесен по ГПК только на кассационное определение, которым решение суда первой инстанции оставлено без изменения, но и на определение, которым отменено решение с передачей дела на новое рассмотрение. Это объяснялось тем, что указания кассационной инстанции обязательны для нижестоящего суда, поэтому, обнаружив неправильные указания кассационной инстанции, отменившей решение суда первой инстанции и передавшей дело на новое рассмотрение, необходимо принести на такое определение протест в порядке надзора [27].

Представляется, что указанное мнение сохраняет актуальность в условиях нового правового регулирования гражданского судопроизводства, так как положения статьи 393 ГПК РК, говорящие об обязательности указаний суда кассационной инстанции, принципиально не изменились по сравнению с аналогичными положениями ГПК КазССР - внесено лишь изменение, уточняющее, что указания суда кассационной инстанции могут касаться лишь необходимости совершения процессуальных действий судом при новом рассмотрении дела. Нельзя исключить возможности, что данное судом в кассационном определении указание суду первой инстанции может оказаться неправильным - например, о необходимости истребовать доказательства, установить те или иные обстоятельства дела, назначить проведение экспертизы и т.д.

Согласно статье 390 ГПК РК указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. Однако суд надзорной инстанции также может неправильно истолковать закон. В этом случае постановление, содержащее такое указание о толковании, может быть оспорено в вышестоящий суд надзорной инстанции (кроме определений Президиума Верховного Суда РК) в связи с допущенным существенным нарушением норм материального права.

Таким образом, по правилам, установленным главой 43 ГПК РК, могут быть пересмотрены все судебные акты всех судов общей юрисдикции, кроме постановлений Президиума Верховного Суда РК - высшей надзорной инстанции по рассмотрению гражданских дел в РК. Следует отметить, что вопрос о невозможности пересмотра постановлений высшей надзорной инстанции в связи с обнаружившейся судебной ошибкой был предметом рассмотрения Конституционного Совета РК. В названых актах Конституционным Советом РК была сформулирована обязательная к применению всеми судами правовая позиция, в соответствии с которой право на судебную защиту, гарантированное статьей 46 [28].

Конституции РК, может считаться обеспеченным только в том случае, если по делу вынесено правильное решение, которым восстановлены нарушенные права и защищены законные интересы граждан и организаций. При этом ошибочное решение не может считаться правосудным и государство обязано гарантировать защиту прав и свобод человека и гражданина от судебной ошибки в независимости от того, какой инстанцией допущена ошибка. Такая ошибка должна быть исправлена на стадии пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам даже в случае, если отраслевое законодательство не указывает на судебную ошибку как на основание такого пересмотра.

Между тем такая позиция Конституционного Совета РК наводит на определенные размышления относительно правомерности отнесения судебной ошибки к вновь открывшимся обстоятельствам. Как известно из науки гражданского процессуального права, а также положений статьи 392 ГПК РК, вновь открывшимися считаются только такие существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны как заявителю, так и суду. При этом обстоятельство может считаться вновь открывшимся исключительно в том случае, если оно существовало на момент рассмотрения дела в суде. Новые обстоятельства, возникшие после рассмотрения дела и вынесения решения, а также те обстоятельства, которые были положены в основу решения, но впоследствии изменились, могут служить основанием для предъявления нового иска, но никак не для пересмотра судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Характерной особенностью этого способа пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений является именно отсутствие судебной ошибки как основания для такого пересмотра. Исключение составляют только преступные деяния судей, совершенные ими при рассмотрении дела. Допущенная же при рассмотрении дела ошибка служит основанием для возбуждения производства в порядке надзора.

Таким образом, установление судебной ошибки в качестве основания для пересмотра постановлений высшей надзорной инстанции в государстве по вновь открывшимся обстоятельствам противоречило бы самой сути этого процессуального института.

Определенным шагом к решению данной проблемы можно считать введение в состав ГПК РК статьи 389, предусматривающей право Председателя Верховного Суда РК или его заместителя внести в Президиум Верховного Суда РК мотивированное представление о пересмотре судебных актов в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности. Несмотря на то, что статьей 376 ГПК РК установлен общий запрет на пересмотр в порядке надзора постановлений Президиума Верховного Суда РК, в исключительных случаях можно было бы использовать данную процедуру (при условии внесения изменений в указанную норму) для пересмотра названных постановлений, содержащих судебную ошибку.

Конечно, предложенное решение может показаться спорным, однако, представляется, что оно больше отвечает задаче исправления судебной ошибки, допущенной в постановлении Президиума Верховного Суда РК, чем в путь, предложенный Конституционным Советом РК.

Оппоненты предложенного решения могут возразить - Президиум, повторно рассматривая в порядке надзора одно и то же дело, проверяя правильность своего же постановления, не будет до конца объективен и беспристрастен, как этого требует от него закон. Но ведь, осуществляя пересмотр собственного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с обнаружившейся судебной ошибкой, Президиум также не сможет быть полностью объективным, поскольку ему придется фактически заниматься проверкой его законности.

В период действия ГПК КазССР в гражданском судопроизводстве существовала практика принесения протеста в порядке надзора только на мотивы судебного акта, которые представляют собой логические выводы суда, основанные на сознании судей и объективно существующих фактических обстоятельствах дела, и составляют основу любого судебного постановления.

О наличии такой судебной практики говорили ученые-процессуалисты, которые также утверждали, что исправление мотивов бывает важным в случаях, когда суды, принимая по делу правильное по существу решение, ошибочно толкуют закон, что неблагоприятно влияет на судебную практику, особенно если решение (определение, постановление) опубликовано в юридической печати [29].

Мотивы судебного постановления могут содержать как фактические обстоятельства конкретного дела, показания свидетелей и т.д., так и толкование норм материального или процессуального права, на которых суд основывает свои выводы по существу дела.

Согласно статье 61 ГПК РК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда и не подлежат новому доказыванию или оспариванию при рассмотрении другого дела с участием тех же лиц. Однако, в случае, если по тем или иным причинам данные обстоятельства установлены судом неправильно, вследствие чего нарушаются права и законные интересы лиц, участвующих в деле, иных лиц, представляется, что они не вправе поставить вопрос об оспаривании судебного постановления в этой части в порядке надзора, поскольку он связан с установлением и проверкой фактических обстоятельств дела, чем суд надзорной инстанции заниматься не уполномочен.

Когда же мотивы судебного акта содержат неправильное толкование закона, что тем или иным образом может затрагивать права и интересы участвующих в деле лиц, представляется, что они могут быть обжалованы в порядке надзора отдельно от судебного акта.

Впрочем, как показывает судебная практика, сформировавшаяся после принятия ГПК РК, обжалование мотивов судебного постановления в порядке надзора - исключительно редкое явление, поскольку содержание статьи 376 (часть 1) ГПК РК, в соответствии с которой вступившие в законную силу судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, дает основания полагать, что право на пересмотр в порядке надзора судебного постановления возникает у заинтересованных лиц в том случае, когда именно выводы этого постановления, в которых говорится о правоотношениях сторон, о законе, подлежащем применению по данному делу, об удовлетворении иска, нарушают их права и законные интересы.

Среди вступивших в законную силу судебных определений, которые могут быть обжалованы в порядке надзора, особое место занимают частные определения, которые в соответствии со статьей 226 ГПК РК выносятся судом при выявлении случаев нарушения законности и направляются в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах. Частные определения играют важную роль в укреплении законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду [30].

П.Я. Трубников в своих трудах прямо указывал на возможность опротестования частного определения в надзорном порядке, не отрицал такой возможности и С.Ю. Кац. Представляется, что в свете нового законодательного регулирования производства в суде надзорной инстанции, возможность обжалования заинтересованными лицами вынесенного судом частного определения в порядке надзора сохранилась. Во всяком случае, ГПК РК никаких ограничений на этот счет не содержит.

Из пункта 1 части 2 статьи 377 ГПК РК, в котором говорится о полномочиях президиума областного и приравненного ему суда по рассмотрению гражданских дел в порядке надзора, и смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, следует, что в Верховный Суд РК не могут быть обжалованы решения и определения судей, а также апелляционные решения и определения районных судов.

Такие положения закона вызывают вопросы относительно их соответствия закрепленному в статье 123 (часть 3) Конституции РК принципу равноправия при осуществлении судопроизводства, т.к. получается, что надзорные жалобы на указанные выше акты судей и районных судов могут быть поданы заинтересованными лицами только в одну надзорную инстанцию - президиум областного суда; при отказе в истребовании дела или в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции и согласии с такими определениями председателя соответствующего суда, возможности дальнейшего обжалования ошибочного судебного акта, по существу, исчерпываются. В то же время вступившие в законную силу решения и определения районного суда, вынесенные по первой инстанции, а также остальные судебные акты могут быть последовательно обжалованы в две надзорные инстанции, при условии, конечно, что надзорная жалоба или представление были оставлены без удовлетворения в нижестоящем суде надзорной инстанции.

В связи с изложенным представляется необходимым внести в положения статьи 377 ГПК РК изменения, которые предусматривали бы возможность рассмотрения надзорных жалоб или представлений прокурора на решения, определения мировых судей и апелляционные определения районных судов в Верховном Суде РК в случае, если суд надзорной инстанции областного уровня отказал в истребовании дела, в передаче дела в президиум, или в удовлетворении жалобы или представления, а председатель указанного суда согласился с таким определением судьи.

2.3 Порядок подачи и рассмотрения надзорных жалоб (заявлений) и представлений прокурора в суде

В течение длительного времени среди ученых-процессуалистов и практических работников не смолкали споры о том, в какой момент производство в суде надзорной инстанции можно считать возникшим.

Одни авторы полагали, что производство по пересмотру дела в порядке надзора начиналось истребованием дела из соответствующего суда лицами, уполномоченными на принесение протеста [31]. По их мнению, истребование дела по жалобе обязывало суд, прокуратуру проверить правильность вынесенного по нему решения и подача надзорной жалобы не обязательно влекла рассмотрение гражданского дела в порядке надзора.

Другие ученые считали, что надзорное производство возникало только после принесения соответствующим должностным лицом протеста в порядке надзора. Так, по мнению Р.Е. Гукасяна надзорное производство являлось стадией гражданского процесса, который немыслим без участия судебного органа; надзорное производство не может возникнуть и прекратиться (в случае отказа в принесении протеста - прим. автора) без участия судебного органа.

Третьи думали, что принятие должностным лицом суда или прокуратуры поступившей надзорной жалобы к своему производству и есть возбуждение надзорного производства [32].

Последняя точка зрения представляется наиболее верной, поскольку, несмотря на то, что по правилам главы 36 ГПК подача надзорной жалобы не служила безусловным основанием для опротестования судебного акта, однако при поступлении такой жалобы соответствующее должностное лицо обязано было осуществить определенную процессуальную деятельность.

Чтобы решить вопрос о наличии оснований для принесения протеста, оно должно было тщательным образом изучить доводы жалобы, приложенные к ней копии принятых по делу судебных постановлений, вернуть жалобу заявителю без рассмотрения, если ее содержание не позволяло решить данный вопрос или к ней не были приложены копии необходимых документов, а также провести личный прием граждан, ходатайствующих о принесении протеста. Поэтому данная часть надзорного производства, решавшая важные процессуальные вопросы, являлась необходимой для хода всего дальнейшего процесса по пересмотру дела в порядке надзора и не могла находиться за пределами процедуры пересмотра состоявшихся судебных решений.

Теми же доводами можно обосновать тезис о том, что надзорная жалоба являлась процессуальным документом, обязывающим должностное лицо, уполномоченное на принесение протеста, совершить определенные процессуальные действия по рассмотрению жалобы и принятию решения об истребовании дела и опротестованию незаконных судебных решений либо о мотивированном отказе в принесении протеста. В случае, если содержание, доводы жалобы и приложенные к ней документы убедительно показывали на незаконность принятого по гражданскому делу решения, должностное лицо было обязано истребовать дело из соответствующего суда и, убедившись в своих сомнениях относительно правильности разрешения дела, принести протест в порядке надзора. Таким образом, подача надзорной жалобы в любом случае вела к совершению процессуальных действий и, соответственно, являлась процессуальным документом [33].

Поэтому мнение некоторых ученых, согласно которому жалобы о принесении протеста в порядке надзора не являлись процессуальными документами, носили лишь сигнальный характер и были способом обращения к определенным должностным лицам с просьбой совершить зависящие от них процессуальные действия, направленные на устранение судебной ошибки, и сами по себе не влекли процессуальных действий, кажется не вполне правильным.

Возбуждение производства в суде надзорной инстанции как безусловно важная часть этой стадии отражает определенную специфику надзорного производства в целом.

Советские ученые такую специфику отмечали следующим образом: "В советском гражданском процессе принята двухинстанционная система разрешения дел, то есть первая инстанция разрешает споры по существу и вторая инстанция осуществляет кассационно-ревизионную проверку. На этом заканчивается процесс рассмотрения дела, решение вступает в силу, для всех оно обязательно к исполнению и может быть принудительно исполненным. Третьей инстанции в советском судебном процессе не существует. Кроме того, существует исключительный, особый по форме и по содержанию способ пересмотра судебных постановлений, вошедших в законную силу, который осуществляется независимо от воли сторон, а только при наличии протеста правомочных должностных лиц суда и прокуратуры" [34].

Поскольку по замыслу законодателя институт надзорного производства существовал, прежде всего, для реализации публичных государственных интересов, в ГПК возбуждение надзорного производства, т.е. "деятельность должностных лиц суда и органов прокуратуры по рассмотрению жалоб в порядке надзора с момента принятия последних и до принесения протеста или отказа в его принесении" [35] регламентировалось только в самых общих чертах: не были указаны сроки и порядок обращения в суд надзорной инстанции, сроки рассмотрения надзорной жалобы, порядок отказа в принесении протеста и направления заявителю соответствующего ответа, основания для истребования дела, порядок принесения протеста.

Такое нормативное регулирование вызывало критику в литературе: выдвигались предложения о четком ограничении круга лиц, имеющих право на обращение в суд с надзорной жалобой, определении сроков такого обращения, введении государственной пошлины при обращении в суд надзорной инстанции, об установлении специальной формы, которой должна соответствовать надзорная жалоба, и т.д. [36].

С принятием нового процессуального законодательства специфика производства в суде надзорной инстанции несколько изменилась. Главное отличие - отныне пересмотр вступивших в законную силу судебных актов в порядке надзора может быть инициирован только лицами, участвовавшими в рассмотрении дела, или лицами, не участвовавшими в деле, но чьи права и законные интересы оказались затронутыми судебным решением по делу. Прокурор, имевший ранее практически неограниченные возможности по опротестованию судебных актов, теперь вправе подать соответствующее представление только в том случае, если он участвовал или должен был участвовать (по делам, в которых участие прокурора обязательно) в деле, решение по которому оспаривается (статья 387 ГПК РК).

Однако это не означает, что надзорная жалоба или представление влечет рассмотрение дела по существу судом надзорной инстанции - закон предусмотрел довольно сложную многоступенчатую процедуру предварительного рассмотрения жалобы или представления судьей (коллегиальным составом судей в арбитражном процессе) в целях проверки правильности их оформления, выявления оснований для истребовании дела и его передачи для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. Таким образом, как говорилось ранее, сущность надзорного производства как исключительной стадии судопроизводства не изменилась.

Многими авторами, особенно последнее десятилетие, в свете изменившейся политической и экономической составляющих жизни общества, отсутствие в ГПК срока для обращения в суд надзорной инстанции оценивалось негативно, в литературе были высказаны предложения об их введении в процессуальное законодательство.

В законе предусмотрен срок, в течение которого возможно обжалование судебного акта в порядке надзора - 1 год после вступления в законную силу (статья 388 ГПК РК).

В современной литературе отмечается, что при реформировании системы проверки судебных постановлений, в частности, введении срока, ограничивающего подачу надзорной жалобы (заявления) или представления прокурора, особое внимание уделялось требованиям международных правовых документов, в первую очередь - Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ее протоколов, ее статьи 6 (пункт 1) об обеспечении каждому права на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; предлагалось установить трехлетний срок подачи жалобы в порядке надзора, что соответствовало бы общему сроку исковой давности, но затем уменьшили срок до года со ссылкой на то, что в Европейский Суд можно обратиться по истечении шести месяцев после безрезультатного обращения в кассационную инстанцию своей страны [36]. Некоторые авторы подвергают установленные новым процессуальным законодательством сроки обращения в суд надзорной инстанции критике [37].

Несмотря на то, что содержащееся в статье 6 указанной выше Конвенции понятие "разумный срок" можно отнести к стадиям производства в суде первой и кассационной инстанции, прохождение которых необходимо для обращения с жалобой в Европейский Суд, понятие "разумный срок" допустимо использовать и в отношении производства в суде надзорной инстанции, тем более, что законодательство не раскрывает его сущность и размеры.

Действительно, понятие "разумный срок" является по большей части оценочным, субъективным. Какой срок для пересмотра судебного акта в порядке надзора считать "разумным" - 3, 6, 12 месяцев? Точный ответ дать вряд ли возможно, поскольку он зависит от специфики и сложности конкретного гражданского дела. Европейский Суд по правам человека при решении вопроса, удовлетворяет ли срок понятию разумности, каждый раз принимает во внимание сложность дела, поведение сторон и компетентных органов государственной власти (следователей, прокуроров, судей); нарушение статьи 6 Конвенции констатируется только в том случае, когда оно происходит по вине властей [38].

Вместе с тем представляется, что предусмотренные ГПК РК сроки на подачу надзорной жалобы (заявления) или представления не всегда позволяют обеспечить эффективную судебную защиту лиц, чьи права и законные интересы ущемлены вступившим в законную силу судебным актом.

Установленные ГПК РК сроки на пересмотр судебного акта в порядке надзора следующие: 1 и 2 месяца на рассмотрение жалобы или представления соответственно в областном или приравненном ему суде и в Верховном Суде РК и решение вопроса об истребовании дела (статья 381); 2 и 4 месяца (председатель суда может продлить до 4 и 6 месяцев) на рассмотрение истребованного дела судьей соответственно областного или равного ему суда и Верховного Суда РК и решение вопроса о его передаче для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции (статья 388). ГПК РК умалчивает о сроке, в течение которого суд, из которого истребовано дело, обязан направить его в суд надзорной инстанции. К этому надо прибавить также время, потраченное на почтовую пересылку жалобы или представления заявителем в суд надзорной инстанции; материалов истребованного дела из суда, вынесшего оспариваемое решение, в суд надзорной инстанции (как показывает практика, оно может быть равным 1-2 месяца).

Таким образом, с момента направления жалобы или представления в суд надзорной инстанции и до вынесения судьей определения об отказе в истребовании дела может пройти 1-3 месяца (учитывая время доставки почтой жалобы или представления в суд); до возможного вынесения судьей определения об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции может пройти 7-9 месяцев. После этого, лицо, заинтересованное в пересмотре судебного постановления в порядке надзора, может обратиться к председателю областного или равного ему суда с просьбой не согласиться с данными определениями (это тоже требует временных затрат, продолжительность которых в законе не установлена).

Следует учитывать также то, что в соответствии со статьей 380 ГПК РК, жалоба или представление могут быть возвращены без рассмотрения неограниченное количество раз, в том числе, и по причине недостатков в оформлении, которые не препятствуют их повторной подаче в суд надзорной инстанции.

Как видно из сказанного выше, максимальный срок рассмотрения жалобы или представления в суде надзорной инстанции областного уровня может вплотную приблизиться к 8-10 месяцам, а в Верховном Суде РК и того больше. Данные цифры представляются более чем реальными, если учитывать колоссальную загруженность судов общей юрисдикции и довольно распространенную практику нарушения судами всех уровней установленных законом сроков рассмотрения и разрешения гражданских дел.

Таким образом, в случае, если лицу, подавшему надзорную жалобу или представление, будет отказано в истребовании дела или в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, у этого лица останется слишком мало времени на повторное обращение за защитой своих прав в суд надзорной инстанции. При этом следует иметь в виду также то обстоятельство, что данному лицу надо будет повторно заверять в судах копии судебных постановлений, которые должны быть приложены к надзорной жалобе. Учитывая, что суды первой, кассационной и надзорной инстанций зачастую весьма удалены друг от друга, на это также может быть потрачено значительное количество времени.

Поскольку срок на подачу надзорной жалобы (заявления) или представления является процессуальным, возникает вопрос о праве заинтересованных лиц подать в суд ходатайство о его восстановлении.

Положения главы 43 ГПК РК, прямо такой возможности не предусматривали, однако, в Кодексе содержится общая норма - статья 112, согласно которой лицам, пропустившим установленный законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Несмотря на то, что ГПК РК содержит нехарактерную для гражданского процессуального законодательства конструкцию, в соответствии с которой вопрос об уважительности пропуска срока на подачу надзорной жалобы или представления и, следовательно, о его восстановлении решается судом первой инстанции, а сама жалоба или представление подается непосредственно в суд надзорной инстанции, иного эффективного способа обеспечить лицам, права и законные интересы которых нарушены вступившим в законную силу судебным актом, возможность восстановить пропущенный срок на подачу надзорной жалобы или представления, законом не предусмотрено.

Таким образом, как видно из приведенного выше анализа процессуальных норм, посвященных срокам на подачу жалобы или представления в суд надзорной инстанции, требуется увеличение этого срока. Как говорилось ранее, в период работы над проектом ГПК РК неоднократно высказывались мнения о необходимости установления срока на обжалование судебного постановления в порядке надзора, равным установленному гражданским законодательством сроку исковой давности (3 года). Однако, думается, что установление трехлетнего срока на подачу надзорной жалобы или представление не будет способствовать стабильности и определенности правоотношений в гражданского оборота и будет фактическим возвратом к ситуации, сложившейся в период действия ГПК КазССР, в котором такой срок отсутствовал, поскольку, как показывала правоприменительная практика того периода, почти все судебные постановления опротестовывалось в порядке надзора в пределах трехлетнего срока с момента их вступления в законную силу.

Законодательное закрепление в ГПК РК двухлетнего срока на обжалование судебных постановлений в порядке надзора представляется оптимальным с точки зрения обеспечения лицам, заинтересованным в пересмотре судебных постановлений в порядке надзора, реальной возможности реализовать свое конституционное право на судебную защиту в пределах сроков, предусмотренных процессуальным законом.

ГПК КазССР не содержал требований к форме, содержанию и порядку рассмотрения надзорных жалоб, что не способствовало повышению оперативности и эффективности их рассмотрения уполномоченными должностными лицами. В свое время многие процессуалисты высказывали предложения о включении норм, регулирующих содержание, порядок подачи и рассмотрения надзорных жалоб, в процессуальное законодательство. Как было сказано ранее, надзорная жалоба являлась документом, порождающим совершение определенных процессуальных действий, поэтому только в процессуальном законе должно быть установлено: кто, каким образом и в какой срок должен их рассматривать.

Нельзя согласиться с К.И. Комиссаровым, который утверждал, что Верховные Советы союзных республик при утверждении гражданских процессуальных кодексов правильно оставили без внимания высказанное в печати предложение включить в кодексы нормы, регулирующие порядок подачи и рассмотрения надзорных жалоб, т.к. обязанность должностных лиц рассмотреть их и принять соответствующее решение вытекает не из специфического процессуального начала, а из более общих демократических принципов советской государственности, в силу которых всякое должностное лицо обязано разобраться в каждой направленной ему жалобе [39].

Всякая процессуальная деятельность должна быть подробно регламентирована законом. Если предположить, что "обязанность должностного лица рассмотреть жалобу вытекает из общих демократических принципов государственности", то зачем тогда нужен процессуальный закон? Исходя из такой логики, можно и все остальные процессуальные действия совершать не в соответствии с процедурой, четко регламентированной в законе, а на основе общих демократических принципов.

Решая эту давно назревшую проблему, законодатель включил в ГПК РК статью 377, которая установила правила подсудности рассмотрения надзорной жалобы и представления прокурора и требования к надзорной жалобе, нарушение которых ведет к их возвращению заявителю (статья 380 ГПК РК).

Таким образом, уничтожается давно укоренившаяся практика, когда заинтересованные лица направляли свои надзорные жалобы прямо в Верховный Суд СССР или Генеральную прокуратуру СССР (после распада СССР названия поменялись, но суть осталась прежней - по мнению заявителей, для правильного и своевременного рассмотрения жалобы ее необходимо адресовать в высшую надзорную инстанцию страны. Это приводило к прямо противоположному результату - жалобы пересылались в нижестоящие суды или органы прокуратуры для рассмотрения по принципу инстанционности и это не прибавляло скорости их разрешения).

Статья 378 ГПК РК устанавливает содержание надзорной жалобы, а также содержит иные требования к ее оформлению, например, возлагает обязанность ее подписания на лицо, подающее жалобу, или его представителя (представление должно быть подписано прокурором, указанным в части 4 статьи 377 ГПК РК), обязывает заявителя приложить к ней заверенные судом копии судебных актов, вынесенных по делу, и т.д.

Важная новелла ГПК РК - установление порядка и оснований возвращения надзорной жалобы или представления прокурора без рассмотрения по существу.

Ранее при обнаружении существенных недостатков надзорной жалобы, делающих ее дальнейшее рассмотрение невозможным, она возвращалась заявителю с указанием на отсутствие оснований для принесения протеста в порядке надзора; не был предусмотрен срок, в течение которого могла быть возвращена жалоба, основания для совершения данного процессуального действия. Это не способствовало быстрому и правильному рассмотрению жалоб в судах надзорной инстанции, поскольку заявители, получая указанный ответ, не содержавший указания на конкретные недостатки жалобы, направляли жалобу в вышестоящую надзорную инстанцию, зачастую, не исправляя или не полностью исправляя ее содержание.

Возвращение жалобы или представления без рассмотрения по существу является результатом их предварительного рассмотрения судьей надзорной инстанции по поручению председателя или заместителя председателя соответствующего суда (статья 379 ГПК РК). Такое процессуальное действие не означает отказ суда надзорной инстанции в рассмотрении жалобы или представления вообще - во-первых, это свидетельствовало бы о нарушении конституционного права каждого на судебную защиту, во-вторых, анализ указанных в статье 380 ГПК РК оснований для возвращения надзорной жалобы или представления прокурора позволяет сделать вывод о том, что все они устранимы (например, жалоба или представление может быть переоформлено с учетом всех требований статьи 378 ГПК РК, подано надлежащим заявителем, к нему может быть приложено ходатайство о восстановлении пропущенного срока на обращение в суд надзорной инстанции и т.д.). Таким образом, представляется, что после устранения недостатков, выявленных на стадии предварительного рассмотрения судьей надзорной жалобы или представления прокурора, они могут быть поданы снова в суд надзорной инстанции [40].

В литературе были высказаны разные мнения относительно того, каким образом должно оформляться возвращение надзорной жалобы или представления прокурора без рассмотрения по существу. Так, одни авторы утверждают, что возвращение надзорной жалобы или представления прокурора может оформляться письмом судьи, в котором должны быть указаны обстоятельства, которые препятствуют их рассмотрению по существу [41]. Другие придерживаются позиции о том, что указанное действие является процессуальным, поэтому должно оформляться вынесением определения.

Оформление возвращения жалобы или представления письмом судьи, т.е. документом, не имеющим дефиниции в процессуальном законе, содержание которого носит произвольный характер является возвратом к положению, существовавшему в период действия ГПК КазССР, когда производство по пересмотру судебных актов в порядке надзора было предельно скупо регламентировано законом.

Поэтому верной представляется вторая точка зрения. Деятельность судьи по рассмотрению надзорной жалобы или представления прокурора прописана в процессуальном законе; в первую очередь судья должен проверить, соответствует ли жалоба или представление требованиям, предъявляемым к ее содержанию и оформлению законом, поступила ли просьба об их возвращении или отзыве и т.д. Если данные требования не соблюдены, жалоба или представление возвращаются заявителю. Безусловно, такая деятельность судьи носит процессуальный характер, следовательно, должна оформляться соответствующим определением, содержание которого должно соответствовать положениям части 3 статьи 381 ГПК РК, за исключением пункта 5, в котором вместо оснований для отказа в истребовании дела, должны быть указаны основания для возврата надзорной жалобы или представления прокурора.

Согласно части 5 статьи 381 ГПК РК в случае отказа в истребовании дела жалоба или представление прокурора, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции. Как неоднократно отмечалось ранее, в случае вынесения судьей определения об отказе в истребовании дела, заинтересованные лица вправе подать жалобу или представление в суд надзорной инстанции повторно. Между тем такое обращение предполагает дополнительные расходы, поскольку к надзорной жалобе или представлению прокурора должны быть приложены заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу (часть 6 статьи 378 ГПК РК).

Можно сказать, что размер данной пошлины слишком мал, чтобы считать его серьезным препятствием для повторного обращения в суд надзорной инстанции, однако, получение в судах заверенных копий судебных постановлений связано также с потерями времени (особенно, если дело рассматривалось судами нескольких инстанций) и, нередко, нервных клеток, учитывая невероятную загруженность судов общей юрисдикции, очередей в канцелярию и т.д.

В литературе справедливо отмечается, что копии судебных документов необходимы для решения вопроса о достаточности оснований для истребования дела, однако, представляется, что требование закона о представлении только таких копий, которые заверены судом, неоправданно усложняет процедуру повторного обращения с жалобой или представлением в суд надзорной инстанции, устанавливает дополнительные препятствия для участвующих в деле лиц на пути осуществления права на судебную защиту.

Вопрос о достаточности оснований для истребования дела суд надзорной инстанции вполне может решить на основе обычных копий судебных постановлений, принятых по делу.

Необходимо исключить из ГПК РК норму об обязательности приложения к жалобе или представлению в суд надзорной инстанции заверенных судом соответствующих судом копий судебных постановлений, принятых по делу.

ГПК РК в статьях 381 (часть 6) и 383 (часть 2) устанавливает правило, согласно которому председатель областного и равного ему суда, Председатель Верховного Суда РК, его заместитель вправе не согласиться с определениями судьи об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. В этом случае председатель соответствующего суда или заместитель Председателя Верховного Суда РК выносит свое определение об истребовании дела или о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

В силу того, что данная процедура почти не регламентирована законом, возникают вопросы о порядке и основаниях ее применения в правоприменительной практике.

Так, не вполне ясно, каким образом, названные выше должностные лица узнают о вынесении судьей определений об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, об их содержании; на основании каких материалов и документов они могут прийти к выводу об ошибочности этих определений; в течение какого срока должно быть вынесено определение об истребовании дела или о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Очевидно, что председатели судов надзорной инстанции, заместители Председателя Верховного Суда РК самостоятельно не будут знакомиться с определениями судей, вынесенных в порядке статей 381 или 383 ГПК РК, с тем, чтобы проверить их правильность; судьи судов надзорной инстанции также вряд ли будут докладывать председателю соответствующего суда или заместителю Председателя Верховного Суда РК о результатах рассмотрения каждой надзорной жалобы или представления прокурора.

Следовательно, остается способ, который, к тому же, является наиболее близким к принципу диспозитивности гражданского процесса: заявители жалобы или представления, получив определение судьи об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, должны самостоятельно подать повторную надзорную жалобу или представление председателю суда, а в Верховном Суде РК - и заместителю Председателя. На такое решение вопроса указывается и в литературе [41].

Вместе с тем глава 43 ГПК РК остро нуждается в дополнительных нормах, которые регулировали бы процедуру "несогласия" председателя суда надзорной инстанции, заместителя Председателя Верховного Суда РК с определениями судей об отказе в истребовании дела или передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции и вынесения ими своих определении о положительном решении этих вопросов. В законе необходимо четко прописать поводы, основания, сроки принятия указанными должностными лицами решения об ошибочности определений судей возглавляемых ими судов и вынесении своих определений.

Подводя итог сказанному, хотелось бы отметить, что подвергшаяся наибольшему реформированию в новом ГПК РК процедура производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов в суде надзорной инстанции и, в том числе, такая ее часть как возбуждение производства в порядке надзора, в целом стала более демократичной, законодательно урегулированной, прозрачной. Вместе с тем доступ заинтересованных лиц к защите своих прав и законных интересов в суде надзорной инстанции по- прежнему значительно затруднен и зависит, в основном, от усмотрения должностных лиц суда надзорной инстанции.

Для решения обозначенных в настоящем разделе работы проблем предлагается внести в соответствующие главы ГПК РК следующие изменения и дополнения:

увеличить сроки на подачу надзорной жалобы (заявления) или представления прокурора (в гражданском процессе - до 2 лет;

установить процедуру "несогласия" председателя суда надзорной инстанции, заместителя Председателя Верховного Суда РК с определениями судей об отказе в истребовании дела или передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции (статьи 381 и 383 ГПК РК).

надзорный судебный гражданский процесс

3. Характер проверки дела в суде надзорной инстанции

.1 Реализация принципов гражданского процесса в суде надзорной инстанции

При рассмотрении гражданских дел в судах первой, второй и надзорной инстанций весь комплекс задач и целей гражданского судопроизводства может быть достигнут только при условии строгого соблюдения принципов осуществления судопроизводства, закрепленных в Конституции РК и ГПК РК.

Рассмотрение гражданских дел в судах надзорной инстанции должно осуществляться с соблюдением всех принципов, присущих гражданскому процессуальному праву: осуществления правосудия только судом, равенства всех перед законом и судом, гласности, независимости судей, равноправия и состязательности сторон, диспозитивности и т.д.

Анализ ранее действовавшего процессуального законодательства показывает, что принципы гражданского судопроизводства действовали на стадии пересмотра дел в порядке надзора не в полной мере [42].

Важную роль играет принцип коллегиального рассмотрения дела в суде надзорной инстанции. Согласно статье 7 (часть 4) ГПК РК рассмотрение дел в порядке надзора осуществляется коллегиальным составом суда, что можно объяснить особой сложностью дел, подлежащих пересмотру в порядке надзора, важностью стоящих перед судом надзорной инстанции задач и общественным значением принимаемых ими решений. Рассмотрение дела в порядке надзора осуществляется в составе судьи-председательствующего и не менее двух судей (статья 14 ГПК РК).

Все возникающие при рассмотрении дела вопросы решаются в президиуме большинством голосов, при этом, никто из судей не вправе воздержаться от голосования - это правило повышает персональную ответственность судей за принимаемое ими решение. Важной гарантией правильности такого решения служит положение, в силу которого председательствующий в судебном заседании по всем вопросам голосует последним (статья 15 ГПК РК). Другой порядок мог бы негативно отразиться на результатах голосования из-за авторитета председательствующего - ведь по общему правилу, на заседании президиума суда председательствует его председатель (в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК - председатель судебного состава).

В случае, если кто-либо из судей не согласен с мнением большинства, он вправе письменно изложить свое особое мнение, которое вместе с решением не оглашается, но приобщается к материалам дела.

Важнейшим принципом осуществления правосудия, закрепленном как в Конституции РК, так и в отраслевом законодательстве (ГПК РК), является принцип независимости судей, который не теряет своего значения и в производстве в суде надзорной инстанции.

Сущность данного принципа заключается в том, что судьи в процессе судебного производства не зависят от влияния каких-либо государственных органов, должностных лиц, общественного мнения и т.д. При рассмотрении дела в суде они должны руководствоваться только Конституцией РК, федеральными законами и иными нормативными актами, регулирующими общественные отношения, по поводу которых возник спор, а также своим внутренним убеждением, складывающимся на основе изучения материалов дела, доводов и объяснений сторон, иных участвующих в деле лиц.

В литературе неоднократно поднимался вопрос о том, вправе ли судья, истребовавший дело и принявший решение о необходимости принесения протеста участвовать в рассмотрении дела в суде надзорной инстанции, докладывать дело в судебном заседании и высказывать свое мнение по делу при его докладе; не нарушается ли при этом принцип независимости и беспристрастности судей?

По мнению одних авторов, при таких обстоятельствах судья не должен участвовать в рассмотрении дела в надзорном порядке, поскольку он уже определил свое отношение к делу еще до его рассмотрения судом по существу, оценил доказательства до его разрешения в коллегиальном состав [43].

Другие полагали, что мнение докладчика игнорировать нельзя, так как оно помогает членам президиума правильно оценить доказательства по делу, прийти к выводу об обоснованности протеста и не допустить ошибки по делу.

В условиях нового законодательного регулирования данная проблема не потеряла своей актуальности, главным образом, из-за нормы пункта 8 части 1 статьи 3 84 ГПК РК, согласно которой определение суда о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции должно содержать, в частности, предложения судьи вынесшего определение.

Некоторые ученые считают правовую природу этих предложений спорной. В случае, если это подсказка, как следует разрешить дело по существу, тогда, полагали они, речь идет о грубом нарушении статьи 8 ГПК РК, запрещающей любое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия.

Представляется, что указанная норма статьи 384 ГПК РК подводит как бы итоги работы судьи по изучению надзорной жалобы или представления, материалов дела и не нарушает принципа независимости судей, поскольку:

) мнение судьи-докладчика, выраженное им в определении, не является обязательным для коллегиального состава суда надзорной инстанции;

) в силу части 4 статьи 386 ГПК РК в судебном заседании судья-докладчик не должен излагать свои предложения насчет возможного разрешения дела.

В теоретических работах были также высказаны предложения о законодательном закреплении оснований, при наличии которых судья не вправе был рассматривать надзорную жалобу из-за наличия обстоятельств, свидетельствующих о его необъективности и пристрастности. Данная инициатива совершенно верно, на наш взгляд, не нашла отклика у законодателя, поскольку при решении вопроса наличии оснований для пересмотра дела в порядке надзора судья не разрешает дело по существу, не выносит какого-либо решения, по новому определяющее права и обязанности участвующих в деле лиц. Следовательно, нет нужды проверять его беспристрастность.

Для достижения реальной независимости судей необходимо соблюдение других не менее значимых принципов гражданского судопроизводства - несменяемости и неприкосновенности судей (статьи 121 и 122 Конституции РК). Несменяемость судей означает, что после наделения судей полномочиями в установленном законом порядке (в частности, назначение судей Конституционного Суда РК, Верховного Суда РК), они не ограничиваются каким-либо сроком, кроме установленных законом исключений из этого правила. Квалификационная коллегия судей также вправе прекратить полномочия судьи, в частности, в связи совершением поступков, с несовместимых со статусом судьи, вследствие продолжительной болезни, не позволяющей судье исполнять свои обязанности.

Несменяемость судьи подразумевает невозможность его перевода на другую должность или в другой суд без его на то согласия, а также приостановление или прекращение его полномочий по основаниям, не предусмотренным законом.

Неприкосновенность судьи играет важную роль в действии принципа независимости судей. Судья должен быть уверен, что его никто не может привлечь к уголовной ответственности, в том числе за вынесенное по делу решение. Если лица, участвующие в деле, считают принятое судьей решение по делу незаконным и необоснованным, они вправе обжаловать его в вышестоящий суд. Сказанное выше не означает, что судья имеет иммунитет от уголовного преследования, но порядок привлечения его к уголовной ответственности значительно усложнен. Так, возбудить уголовное дело против судьи может только Генеральный прокурор РК с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей. Кроме того, за должностные проступки, совершенные во время рассмотрения дела (умышленное затягивание рассмотрения дела и т.д.) на судью квалификационной коллегией судей может быть наложено дисциплинарное взыскание.

Следует особо отметить, что на стадии производства в суде надзорной инстанции рассмотренные выше принципы независимости, несменяемости и неприкосновенности судей действуют в той же мере, что и на остальных стадиях гражданского процесса.

В последнее десятилетие, в ходе судебной реформы, особое значение при осуществлении судопроизводства стал играть принцип диспозитивности. Существо данного принципа заключается в том, что стороны свободно распоряжаются своими материальными и процессуальными правами в процессе, такими как право на обращение в суд за защитой своих прав и законных интересов, право заявлять отводы, ходатайства, право отказа от иска, признание иска, право на заключение мирового соглашения и т.д. Никто из участвующих в деле лиц не может быть понужден к осуществлению каких-либо прав, равно как и к отказу в их реализации, против своей воли. Важнейшим и неотъемлемым правом каждого человека и гражданина в РК является право на обращение в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов. На стадии пересмотра судебных постановлений в порядке надзора оно проявляется вправе подать жалобу или представление в соответствующий суд надзорной инстанции.

Следует отметить, что установленная в ГПК процедура возбуждения производства в порядке надзора не вполне отвечала содержанию принципа диспозитивности гражданского процесса.

Так, согласно положениям главы 36 указанного Кодекса, в частности, статье 324, протест в порядке надзора мог быть принесен должностным лицом суда или прокуратуры как по результатам рассмотрения жалоб лиц, участвующих в деле, лиц, права и интересы которых оказались нарушенными вступившим в законную силу судебным актом, так и по жалобам неограниченного круга лиц, которых обжалуемое ими судебное решение никаким образом не касалось, что являлось безусловным нарушением принципа диспозитивности. Впрочем, последние годы судебная практика шла по пути отказа в удовлетворении таких жалоб.

ГПК также не запрещал должностным лицам суда приносить протест в порядке надзора по собственной инициативе, без волеизъявления лиц, участвующих в деле. Представляет интерес и мотивировочная часть данного определения, в которой указывается, что судья, принося протест на судебное решение в порядке надзора по собственной инициативе, тем самым затрагивал сферу процессуальных прав лиц, участвующих в деле, по обжалованию решений суда, принятых по их конкретному делу, что недопустимо, поскольку в соответствии со статьей 118 Конституции РК исключительную компетенцию судебной власти составляет осуществление правосудия.

В ГПК РК принцип диспозитивности реализован более полно, чем в прежнем Кодексе - отныне производство по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора может быть инициировано лицами, участвующими в деле, а также иными лицами, указанными в законе. Между тем в некоторых случаях должностные лица судов общей юрисдикции имеют возможность по собственной инициативе инициировать пересмотр судебных постановлений в суде надзорной инстанции. Речь идет о статье 389 ГПК РК, которая, предоставляя Председателю Верховного Суда РК и его заместителям право внести в Президиум Верховного Суда РК мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности, не указывает на то, что такое представление должно быть внесено по результатам изучения обращения участвующих в деле лиц.

Отсюда можно сделать вывод, что для подачи представления в порядке статьи 389 ГПК РК не требуется соблюдения общей процедуры подачи и рассмотрения надзорной жалобы или представления. На такой позиции стоят и некоторые ученые-процессуалисты [44].

ГПК предписывал суду надзорной инстанции пересмотреть дело в полном объеме независимо от доводов протеста, что означало пересмотр судебных постановлений по мотивам, не указанным в протесте, в неопротестованной части, в отношении лиц, не указанных в протесте. Таким образом, для суда надзорной инстанции не имело большого значения содержание принесенного протеста, поскольку он не был связан его доводами; значительно была снижена и ответственность должностных лиц суда и прокуратуры при подготовке протеста. Такой порядок вполне удовлетворял понятию и содержанию принципа диспозитивности, существовавшему в доктрине советского гражданского процессуального права, что объясняется превалированием публичного начала над частным в гражданском праве и процессе, активной контролирующей ролью государства и партийных органов в регулировании этих отношений.

С переходом к новому государственному укладу изменялось и законодательство, регулирующее экономические отношения в стране. В соответствии с положениями нового Гражданского кодекса РК только от самих субъектов правоотношений зависит, защищать им свои права или нет, т.е. обращаться ли в суд, признавать ли иск, обжаловать ли принятые по их делу постановления в вышестоящий суд, в том числе в порядке надзора. Основные требования, которые предъявляет закон к таким действиям - это добровольность их совершения, понимание соответствующими лицами последствий их действий, не нарушение этими действиями норм законодательства, а также прав и интересов других лиц.

В ГПК РК принцип диспозитивности получил свое новое развитие, в том числе, на стадии производства в суде надзорной инстанции. Так, правом на обращение с жалобой или представлением в суд надзорной инстанции отныне обладают только лица, участвовавшие в деле. Другие лица могут обратиться с надзорной жалобой только в том случае, если вступившим в законную силу судебным постановлением нарушены из права и законные интересы.

Данные нововведения, впрочем, подвергаются критике некоторыми авторами. По их мнению, ограничение судебно-надзорных прав компетентных должностных лиц, с одной стороны, и расширение этих прав конкретных заинтересованных лиц, с другой, вызывает сомнение [45].

Резко ограничены права должностных лиц прокуратуры на обращение в суд надзорной инстанции - пересмотра судебного акта в порядке надзора они могут требовать только в том случае, если прокурор участвовал в рассмотрении дела.

Должностные лица суда и прокуратуры вообще устраняются из процедуры возбуждения судопроизводства в порядке надзора - отныне объектом рассмотрения суда надзорной инстанции является не протест должностного лица, а надзорная жалоба, представление прокурора, поданная лицом, участвующим в деле, или иным лицом, чьи права оказались нарушенными принятым судебным решением.

Стоит отметить, что в судебной практике возможна ситуация, когда суд вынес неправильное решение, которое, однако, никто не обжаловал, в связи с чем могут возникнуть определенные проблемы с его исполнением (о чем о отмечается и в литературе), а также с принятием решения по другому делу, для которого оно будет иметь преюдициальное значение; и у судебной системы не будет никакой возможности исправить такое ошибочное решение, кроме как в порядке, предусмотренном статьей 389 ГПК РК (пересмотр судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда РК или его заместителя). Между тем с применением данной процедуры также связано немало вопросов, которые освещались в других разделах данной работы, главный из которых - каким образом указанное должностное лицо узнает о существовании такого незаконного судебного акта - из жалобы заинтересованных в его пересмотре лиц, по представлению должностных или иных лиц, столкнувшихся с невозможностью его исполнения? Кроме того, очевидно, что Председатель Верховного Суда РК и его заместители физически не в состоянии реагировать на все допущенные судами и не исправленные по тем или иным причинам судебные ошибки. В связи с этим представляется, что применение процедуры, предусмотренной статьей 389 ГПК РК, не может полностью решить обозначенной проблемы, существо которой коротко можно охарактеризовать как неоправданное превалирование принципа диспозитивности над принципом законности в новом ГПК РК.

Решить данный вопрос представляется весьма затруднительным, поскольку для этого потребуется значительное изменение ГПК РК, заложенных в нем идей и принципов.

Большое значение для успешной деятельности суда надзорной инстанции имеет полное и неукоснительное выполнение принципа состязательности. В ГПК принцип состязательности был установлен статьей 50, в силу которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Между тем данный Кодекс содержал ряд статей, провозглашавших принципы активной роли суда в выяснении всех обстоятельств дела и объективной истины, которые сводили к нулю значение состязательности гражданского процесса. Среди этих норм следует отметить часть 1 статьи 14, устанавливавшую обязанность суда, не ограничиваясь представленными материалами и объяснениями, принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон; часть 2 статьи 50, согласно которой суд предлагал сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства или собирал их по собственной инициативе, если представленные ранее доказательства недостаточны; статью 56, обязывавшую суд производить оценку доказательств на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения в судебном заседании всех обстоятельств дела.

Исходя из указанных статей, суд выступал одновременно и в качестве "следователя" по гражданским делам, и как адвокат сторон, помогая им собирать доказательства, а иногда делая это вместо них. В такой ситуации стороны могли бездействовать, переложив бремя собирания доказательств на суд.

Введение принципа состязательности в ранг конституционного с принятием в 1993 Конституции РК, потребовало коренного пересмотра положений гражданского процессуального законодательства, касающихся реализации указанного принципа при рассмотрении и разрешении гражданских дел в судах общей юрисдикции. Согласно нововведениям, доказывание осуществлялось сторонами, в основном, в суде первой инстанции; в кассационной инстанции доказывание допускалось только на основании дачи имеющимся в деле доказательствам другой оценки, а также на основании новых доказательств, но только в случаях, если будет признана невозможность их представления в суд первой инстанции.

Значительные изменения были также внесены в процедуру доказывания в суде надзорной инстанции. Ранее в ГПК вопрос о возможности представления в суд кассационной и надзорной инстанций новых доказательств не был урегулирован. Запрет на такие действия тоже отсутствовал, поэтому судебная практика пошла по пути разрешения заинтересованным лицам представлять дополнительные материалы в вышестоящую судебную инстанцию. Такие материалы учитывались при оценке обоснованности судебных решений и зачастую служили основанием к их отмене [46].

Новая редакция статьи 327 ГПК не допускала представление новых материалов в суд надзорной инстанции, однако это не означало, что стороны не могли ссылаться на то, что нижестоящий суд незаконно отказал им в исследовании обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, а также доказательств, представленных на основании статей 50 (часть 3) и 286 (часть 2) ГПК, допустив, таким образом, нарушение названных норм процессуального права. В этом случае они должны были указать на такие доказательства в надзорной жалобе, привести доводы, подтверждающие представление доказательств в суд первой или кассационной инстанции, указать, почему не исследование судом представленных доказательств привело или могло привести к неправильному разрешению дела. Стороны не имели права ссылаться в суде надзорной инстанции на доказательства, на которые они не ссылались при рассмотрении дела в нижестоящем суде или же не просили суд их истребовать в случае невозможности представить их самостоятельно. Такая точка зрения высказывалась и в литературе, соглашаясь с данными выводами, хотелось бы отметить следующее.

В случае, если суд надзорной инстанции признает незаконность отказа нижестоящих судов в приобщении и исследовании доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, и на основе изучения этих новых материалов придет к выводу о неправильном применении и толковании норм материального или процессуального права судами первой и кассационной инстанции, то он по указанным выше доводам не вправе принимать новое решение по делу. При таких обстоятельствах, суд надзорной инстанции должен отменить судебный акт полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или второй инстанции.

Таким образом, суд надзорной инстанции был вправе учитывать представленные сторонами новые доказательства только для решения вопроса о правомерности отказа нижестоящих судов в их исследовании и, следовательно, о существенном ими нарушении норм процессуального права.

ГПК РК установлена обязанность суда надзорной инстанции направлять лицам, участвующим в деле, копии определения суда о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции и копии надзорной жалобы или представления прокурора (чтобы они могли заблаговременно ознакомиться с их содержанием и подготовить свои возражения на содержащиеся в них доводы), а также во всех случаях извещать их о времени и месте рассмотрения дела (статья 385 ГПК РК).

Поскольку суд надзорной инстанции, рассматривая дело, оценивает только правильность применения и толкования норм материального и процессуального права нижестоящими судами, и не решает вопросы факта, принцип состязательности на данной стадии действует по-иному. Главное его назначение - обеспечить сторонам и иным участвующим в надзорном производстве лицам равное право участвовать в рассмотрении дела, давать объяснения, возражения на доводы противной стороны.

Следовательно, данное постановление полностью не исключило возможность усмотрения суда надзорной инстанции на привлечение лиц, участвующих в деле, к рассмотрению дела - получалось, что суд, не усмотрев возможности определения прав и обязанностей сторон иначе, чем это сделано нижестоящими судами, по-прежнему мог не извещать их о времени и месте рассмотрения дела. Это, конечно же, не способствовало укреплению принципа состязательности на стадии производства в суде надзорной инстанции.

Интересно мнение заместителя Председателя Верховного Суда РК который, комментируя новый ГПК РК, в качестве одной из целей извещения лиц, участвующих в деле, о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции, указал на предоставление этим лицам возможности представить свои объяснения на жалобу и представление, а также говорил о том, что перед докладом дела суду, помимо прочего, необходимо проверить, назначено ли время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы лица участвующие в деле, имели возможность представить письменные объяснения на надзорную жалобу или представление прокурора [47].

Между тем стоит отметить, что новый ГПК РК умалчивает о праве данных лиц представлять какие-либо письменные объяснения на надзорную жалобу или представление прокурора. Видимо, являясь должностным лицом Верховного Суда РК, при написании указанных строк руководствовался практикой этого суда по рассмотрению гражданских дел в порядке надзора. Однако, представляется, что письменные объяснения на надзорную жалобу или представление прокурора лицу, участвующему в деле, целесообразно представлять в суд только в том случае, если оно по каким-либо причинам не сможет лично участвовать в судебном заседании. Когда лицо, участвующее в деле, намеревается присутствовать в суде надзорной инстанции, нет нужды представлять письменные объяснения на надзорную жалобу или представление прокурора, поскольку у него будет возможность лично донести до суда свои соображения по поводу рассматриваемого дела.

Усилено действие принципа состязательности и при рассмотрении дела по существу в суде надзорной инстанции. Здесь, прежде всего, следует отметить отсутствие в новом ГПК РК норм об обязательном участии в рассмотрении дела в порядке надзора прокурора, который ранее согласно статье 328 ГПК поддерживал принесенный им или вышестоящим прокурором протест или давал заключение по делу. Теперь прокурор участвует в заседании суда только в том случае, если он является лицом, участвующим в деле, - он дает объяснения наравне с другими участниками процесса. Таким образом, стороны имеют равные возможности в изложении суду своей позиции, доводов, возражений.

Неукоснительное соблюдение данных принципов на стадии пересмотра судебных постановлений в порядке надзора имеет такое же важное значение для правильного разрешения дела, как и в суде первой инстанции.

3.2 Пределы рассмотрения дела, полномочия суда надзорной инстанции

ГПК КазССР наделял суд надзорной инстанции обязанностью проверить законность и обоснованность обжалованного судебного постановления в полном объеме, а также в отношении лиц, не указанных в протесте, по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам. Суд проверял как правовую, так и фактическую стороны дела, не был связан доводами протеста и имел право исследовать новые материалы, представленные заинтересованными лицами. В литературе того периода подчеркивалось ревизионное начало надзорного производства - даже если протест был принесен только на одно из вынесенных по делу постановлений, суд был обязан по своей инициативе проверить законность и обоснованность всех других постановлений по делу и, обнаружив их ошибочность, отменить таковые, хотя на них протест не был принесен [48]. Суд надзорной инстанции, рассматривая дело по протесту, был обязан проверить, выполнено ли судом первой инстанции требование закона о необходимости всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон [49].

О тесной связи законности и обоснованности судебного решения говорили многие ученые-процессуалисты. Взаимосвязь и взаимозависимость этих понятий отмечается и в современной литературе, изданной после 1995 г.

Согласно статье 195 ГПК РК решение суда должно быть законным и обоснованным. Если суд при рассмотрении дела нарушит требования главы 6 указанного Кодекса и неправильно определит, какие обстоятельства имеют значение для дела, не истребует доказательства по ходатайству сторон, исследует доказательства с отступлением от правил их относимости и допустимости, не укажет в мотивировочной части решения причины, по которым он отверг те или иные доводы и доказательства сторон, то при таких нарушениях норм процессуального права можно говорить о необоснованности судебного акта.

Нормы главы 41 ГПК РК обязывают суд надзорной инстанции проверять обжалованные судебные постановления исключительно с точки зрения их законности, то есть правильности соблюдения нижестоящими судами норм материального и процессуального права. Проверка обоснованности судебных актов (правильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела; доказанности установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела; соответствие выводов суда, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела) в порядке надзора формально не производится с момента внесения указанных изменений в ГПК.

Такие нововведения объяснялись необходимостью превращения надзорного производства из обычного - равного с кассационным - в исключительное производство и обеспечения состязательного процесса по поводу фактических обстоятельств дела только в двух инстанциях: в первой и, при особых обстоятельствах, указанных в законе, - во второй; ролью высшей судебной инстанции в государственно-правовом механизме, которая призвана обеспечить единство режима законности на всей территории страны, единство судебной политики, правомерность осуществления судебной власти судьями. При этом оставалась непонятной роль и значение письменных объяснений на протест и дополнительных материалов, которые лица, участвующие в деле, имели возможность представить на заседание суда надзорной инстанции (статья 325 ГПК), тем более, что согласно статье 327 указанного Кодекса в порядке надзора законность опротестованного решения могла быть проверена только по имеющимся в деле материалам в пределах доводов протеста.

В новом ГПК РК данное несоответствие устранено - теперь к надзорной жалобе либо представлению прокурора должны прикладываться только заверенные соответствующим судом копии принятых по делу судебных постановлений (часть 6 статьи 378). Закон не предоставляет лицам, участвующим в деле, и иным заинтересованным в пересмотре лицам, права представлять какие-либо новые материалы в суд надзорной инстанции или ссылаться на новые обстоятельства в своих жалобах или представлениях. ГПК РК обязывает суд проверять законность судебных постановлений только в пределах мотивов жалобы или представления, однако в случае обнаружения безусловных оснований к отмене судебного решения суд вправе выйти за рамки этих мотивов в интересах законности несмотря на то, что глава 43 ГПК РК прямо о такой возможности не упоминает.

Таким образом, законодатель выразил свою волю на окончательное превращение института надзорного производства в исключительную стадию гражданского процесса, на которой проверяется правильность судебных постановлений с точки зрения их соответствия закону, что, впрочем, является в известной мере фикцией, поскольку по изложенным выше причинам суд надзорной инстанции не может проверять только лишь законность судебного акта, не касаясь вопроса о его обоснованности. Из положений главы 43 ГПК РК следует, что суд, отменяя или изменяя обжалованное решение, не вправе ссылаться на его необоснованность как на самостоятельное основание для таких процессуальных действий. Выявленная судом в порядке надзора необоснованность судебного акта может свидетельствовать о допущенных при его вынесении нарушениях законности, служащих основанием для его отмены или изменения.

В новом ГПК РК отсутствует норма, аналогичная статье 327 ГПК, и прямо не устанавливаются пределы рассмотрения дела в порядке надзора, однако это не означает, что суд надзорной инстанции при пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений вообще не связан какими-либо рамками. Скорее, наоборот, суд надзорной инстанции, исходя из нового понимания и реализации в законе принципов диспозитивности, состязательности, рассматривает дело в более строгих пределах, чем в период действия ГПК.

При рассмотрении дела в порядке надзора суд связан доводами жалобы или представления прокурора и может выйти за их пределы только в интересах законности. Данный тезис подтверждается нормами главы 43 ГПК РК - надзорная жалоба или представление прокурора подается непосредственно в суд надзорной инстанции (статья 377, часть 1); жалоба или представление по поручению председателя или заместителя председателя соответствующего суда передается на рассмотрение судьи данного суда (статья 379); по результатам рассмотрения жалобы или представления судья выносит определение об истребовании дела (статья 381, часть 2); судья вместе с вынесенным им определением и материалами дела направляет жалобу или представление в суд надзорной инстанции (статья 384, часть 2); суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе оставить судебное постановление без изменения, надзорную жалобу или представление прокурора без удовлетворения (статья 390, часть 1).

Следовательно, именно жалоба или представление и содержащиеся в них доводы являются предметом рассмотрения сначала судьи при решении вопроса о наличии оснований для истребования дела и передачи его на рассмотрение по существу в суд надзорной инстанции, а затем и суда при установлении существенных нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для изменения или отмены судебного акта. Проверка законности обжалованного судебного акта и вынесение постановления судом надзорной инстанции по доводам, не упомянутым в надзорной жалобе или представлении прокурора будет серьезным нарушением принципа диспозитивности и состязательности и должна вести к пересмотру такого надзорного постановления.

Вправе ли суд надзорной инстанции выйти за пределы жалобы или представления в интересах законности? ГПК РК, в отличие от прежнего ГПК, обходит данный вопрос молчанием, что, впрочем, не стоит расценивать как отсутствие такого права у суда.

Действительно, в соответствии с принципом диспозитивности, который, как отмечалось выше, занимает одну из превалирующих позиций среди остальных принципов гражданского процессуального права, только податель жалобы или представления может определять пределы проверки законности обжалованного судебного акта и суд не может по своей инициативе выйти за эти пределы.

Вместе с тем не менее важным принципом гражданского судопроизводства является принцип законности (статья 2 ГПК РК), о неоправданном ущемлении которого в некоторых случаях в пользу принципа диспозитивности упоминает и В.М. Жуйков. Соблюдение принципа законности - не менее важно, обеспечение и укрепление законности является одной из основных задач гражданского судопроизводства и обязанностью суда. Например, если при проверке законности обжалованного судебного акта суд выявит такие существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела, не может же он не отреагировать на них только потому, что на эти ошибки по каким-либо причинам не указано в надзорной жалобе или представлении прокурора.

Следовательно, должен быть найден разумный баланс между этими двумя принципами, который бы позволил лицам, участвующим в деле, самостоятельно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами, а суду надзорной инстанции - исправить допущенные нижестоящими судами существенные нарушения норм права. Такой баланс был найден законодателем при формулировании последней редакции статьи 327 ГПК. Целесообразно сохранить такое регулирование пределов рассмотрения дела в порядке надзора и в новом ГПК РК [50].

Применительно к данному вопросу большой интерес представляет правовая позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК, в которой дано понятие "интересов законности" применительно к стадии кассационного производства со ссылкой на нормы действовавшего в то время нормы ГПК: "Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело в кассационном порядке, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права и в первую очередь - положений Конституции РК, регулирующих возникшие по данному делу правоотношения.

Изложенное вытекает из статьи 2 ГПК, согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Обеспечение правильного применения по рассматриваемому делу положений Конституции РК и других норм материального права является публично-правовой обязанностью суда. Выполнение судом этой публично- правовой обязанности не может быть поставлено в зависимость от частной позиции лица, участвующего в деле, изложенной в его кассационной жалобе". Стоит согласиться с В.М. Жуйковым, полагающим, что данная правовая позиция Верховного Суда РК может быть распространена и на производство в суде надзорной инстанции по новому ГПК РК.

Стоит отметить, что право выхода суда за пределы надзорной жалобы или представления прокурора не означает право суда пересмотреть в интересах законности судебный акт, который не был обжалован заинтересованными лицами.

Представляется не вполне верным содержащееся в литературе утверждение о том, что при пересмотре дела в надзорном порядке суд пересматривает все решения, определения, вынесенные по данному делу [50]. Например, лицо, подающее надзорную жалобу или представление, может оспаривать кассационное определение, неправильно отменившее законное и обоснованное решение суда первой инстанции. И именно правильность определения суда кассационной инстанции будет проверяться в порядке надзора по мотивам жалобы или представления.

На основании изложенного можно прийти к выводу о том, что суд надзорной инстанции каждый раз должен подходить к вопросу о выходе за пределы жалобы или представления с максимальной осторожностью, соблюдая необходимый баланс между принципами законности и диспозитивности, учитывать обстоятельства конкретного дела, интересы сторон. Очень важно, чтобы необходимость выхода за пределы надзорной жалобы или представления прокурора была исчерпывающим образом мотивирована судом с тем, чтобы у сторон и иных участвующих в деле лиц не возникало сомнений в правильности таких процессуальных действий суда. Это позволит избежать дальнейшего обжалования принятых по делу судебных постановлений.

Предусмотренные в новом ГПК РК полномочия суда надзорной инстанции остались в основном теми же по сравнению с ГПК.

В соответствии со статьей 390 ГПК РК суд по результатам рассмотрения дела может оставить судебное постановление без изменения, а надзорную жалобу или представление прокурора без удовлетворения; отменить постановление полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение; отменить решение полностью или в части и оставить заявление без рассмотрения либо прекратить производство по делу; оставить в силе одно из вынесенных по делу постановлений; отменить либо изменить постановление суда первой, второй или надзорной инстанции и принять новое постановление, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права; оставить надзорную жалобу или представление прокурора без рассмотрения по существу при наличии оснований, предусмотренных статьей 380 ГПК РК.

Рассмотрим перечисленные полномочия суда надзорной инстанции подробнее.

В случае, если обжалованный судебный акт был вынесен с соблюдением норм материального и процессуального права, а также если выявленные нарушения закона признаны судом несущественными и не приведшими к ошибочному разрешению дела, данный акт оставляется надзорной инстанцией без изменения, а надзорная жалоба или представление прокурора - без удовлетворения.

При этом суд надзорной инстанции в соответствии с частью 1 статьи 388 ГПК РК должен, не ограничиваясь общим выводом о законности обжалованного судебного постановления, ответить на доводы надзорной жалобы или представления прокурора и показать их несостоятельность.

Если по результатам пересмотра дела в порядке надзора суд выявит существенные нарушения норм материального или процессуального права, предусмотренные статьями 363 и 364 ГПК РК, то он обязан отменить неправильное решение суда первой, второй или надзорной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение.

Суду надзорной инстанции необходимо учитывать, что отмена судебных постановлений по формальным основаниям недопустима. Например, если суд, приняв правильное по существу решение, сослался при этом на норму материального права, не подлежавшую применению, то его отмена будет продиктована формальными соображениями.

Стоит отметить важный момент, связанный с правом суда надзорной инстанции отменить постановление нижестоящего суда и направить дело на новое рассмотрение. Так, если при рассмотрении дела в порядке надзора выяснится, что суд кассационной или надзорной инстанции неправильно отменил законное и обоснованное решение суда первой (или второй инстанции), суду не следует в свою очередь отменять такое ошибочное постановление и направлять дело на рассмотрение суда, постановление которого отменено - в таком случае суд надзорной инстанции, избегая волокиты, должен воспользоваться предоставленным ему пунктом 4 статьи 390 ГПК РК полномочием и самостоятельно отменить незаконное постановление и оставить в силе правильные акты нижестоящих судов [51].

В судебной практике иногда возникают ситуации, когда принятое к производству суда общей юрисдикции гражданское дело не может быть разрешено по существу. В связи с этим в законе предусматриваются две формы окончания производства по делу без вынесения решения: прекращение производства по делу и оставление заявления без рассмотрения. Различия указанных процессуальных институтов сводятся к следующему. Прекращение производства по делу свидетельствует о том, что у лица, обратившегося в суд за защитой нарушенного права или охраняемого законом интереса, отсутствовало право на обращение в суд, либо после начала рассмотрения дела возникли обстоятельства, не позволяющие разрешить дело по существу. Прекращение производства по делу исключает повторное обращение в суд с иском по спору между теми сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Если существуют обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела по существу в данный момент, суд оставляет заявление без рассмотрения, что не мешает обращению заинтересованных лиц в суд с повторным заявлением при устранении обстоятельств, послуживших основанием для оставления первоначального заявления без рассмотрения.

Институт окончания производства по делу без вынесения решения применяется не только в суде первой и второй инстанции, но и в суде надзорной инстанции. Так, при рассмотрении дела в порядке надзора суд, усмотрев в материалах дела обстоятельства, перечисленные в статьях 220 и 222 ГПК РК, отменяет судебное решение и прекращает производство по делу или оставляет заявление без рассмотрения. Такие процессуальные действия возможны в том случае, когда нижестоящие суды по каким-либо причинам нарушили нормы процессуального права, которые обязывали их отказать в принятии заявления к рассмотрению, возвратить заявление или завершить производство по делу без вынесения решения.

Поскольку пересмотру в порядке надзора подлежат только вступившие в законную силу судебные решения, и рассмотрение гражданского дела по существу уже завершено, то суд надзорной инстанции не вправе прекратить производство по делу вследствие отказа истца от иска или заключения мирового соглашения сторон. Следует различать два термина: "оставить без изменения" и "оставить в силе", которые употребляет законодатель при установлении некоторых полномочий надзорной инстанции в пунктах 1 и 4 статьи 390 ГПК РК. Данные понятия обозначают разные полномочия суда. Если вступившее в законную силу и обжалованное в порядке надзора постановление нижестоящего суда по существу правильно и вынесено с соблюдением норм материального и процессуального права, то суду надзорной инстанции нет необходимости отменять его - такое постановление продолжает действовать и "оставляется без изменения", а надзорная жалоба или представление прокурора - без удовлетворения. Когда же по результатам рассмотрения дела в порядке надзора суд придет к выводу, что ранее отмененному решению необходимо вернуть законную силу, то он "оставляет в силе" такое решение и, в свою очередь, отменяет неправильно отменившее его постановление.

Пункт 4 статьи 390 ГПК РК говорит о полномочии суда оставить в силе одно из принятых по делу постановлений. Как представляется, это не означает, что по результатам рассмотрения дела в порядке надзора суд, воспользовавшись указанным полномочием, должен оставить в силе только одно постановление, отменив все остальные - в судебной практике нередки ситуации, когда при отмене постановления президиума областного или приравненного суда, неправильного отменившего акты судов первой и второй инстанции, данные акты нижестоящих судов оставляются в силе.

Пункт 5 статьи 390 ГПК РК предоставляет суду право отменить либо изменить в порядке надзора постановление суда первой, второй или надзорной инстанции и принять новое постановление, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Несмотря на то, что глава 43 ГПК РК не содержит нормы о пределах рассмотрения дела в порядке надзора, суд надзорной инстанции также не вправе исследовать новые доказательства и оценивать фактические обстоятельства конкретного дела иначе, чем это сделано судами первой и, в некоторых случаях, второй инстанции.

Думается, что назначение данной нормы - способствовать процессуальной экономии в тех случаях, когда суд надзорной инстанции может, не передавая дело на новое рассмотрение в нижестоящий суд, самостоятельно отменить или изменить принятое с существенным нарушением норм материального права судебное постановление и самостоятельно вынести новое постановление и, тем самым, избежать излишней судебной волокиты.

Значительные изменения в новом ГПК РК претерпела норма, устанавливающая обязательность указаний вышестоящего суда для суда, вновь рассматривающего дело.

Согласно прежнему ГПК (статья 331) суду надзорной инстанции были предоставлены весьма широкие возможности для дачи указаний, обязательных для исполнения судом при новом рассмотрении дела, конкретный перечень которых в законе установлен не был, из чего в литературе на основании анализа этой и иных норм ГПК был сделан вывод о том, что суд надзорной инстанции мог в своем постановлении указать, какие обстоятельства дела необходимо выяснить, какие доказательства следует истребовать, какие действия совершить для устранения нарушений норм процессуального права, в том числе таких, которые привели к пробелу в создании доказательственной базы [52].

ГПК РК в статье 390, часть 2, сузил сферу обязательных указаний вышестоящей инстанции для нижестоящих судов при новом рассмотрении дела до толкования норм материального и процессуального права, например, подсудности дела, о подлежащей применению норме материального права, ее понимании и т.д.

Противоречит ли данное положение закона конституционному и отраслевому принципу независимости судей? На поставленный вопрос следует ответить отрицательно, поскольку независимость судей не является абсолютной - согласно статье 120 Конституции РК судьи в РК подчиняются только Конституции РК и закону, а ведь именно о правильном и единообразном понимании и толковании закона дает указания вышестоящий суд. Поэтому указания суда надзорной инстанции, так или иначе касающиеся фактической стороны дела, вопросов оценки доказательств, их достоверности, вынесения определенного решения при новом рассмотрении дела, не будут обязательными для нижестоящего суда как нарушающие названное конституционное положение.

Стоит отметить, что статья 331 ГПК прямо запрещала суду, рассматривающему дело в порядке надзора, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, а также о том, какое решение должно быть вынесено при новом рассмотрении дела. Отсутствие аналогичных нормативных положений в новом ГПК РК ни в коем случае не может расцениваться, как дозволение вышестоящему суду давать такие указания тому суду, куда направляется дело на новое рассмотрение.

На основании изложенного можно прийти к выводу о том, что в условиях нового законодательного регулирования суд надзорной инстанции, в соответствии с основными принципами гражданского процесса - состязательности и диспозитивности, рассматривает дела в пределах, обозначенных самими заявителями в надзорных жалобах или представлениях прокурора. Вместе с тем в целях реализации другого важнейшего принципа осуществления судопроизводства - законности, суд надзорной инстанции вправе и обязан выйти за пределы надзорной жалобы или представления. Представляется, что отсутствие в новом ГПК РК нормы, аналогичной статье 327 ГПК, о пределах рассмотрения дела в порядке надзора может иметь негативные последствия из-за возможности неоднозначного толкования судами положений главы 43 ГПК РК (может возникнуть ситуация, когда суд надзорной инстанции, при выявлении нарушений законности в рассматриваемом деле, не посчитает возможным выйти за пределы надзорной жалобы или представления, посчитав отсутствие в законе соответствующей нормы как запрет на такое действие).

3.3 Основания к отмене или изменению судебных постановлений в порядке надзора

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права (статья 387 ГПК РК).

Таким образом, суд надзорной инстанции проверяет вступившее в законную силу судебное постановление с точки зрения его соответствия закону. Глава 43 указанного Кодекса не перечисляет конкретных нарушений закона, при наличии которых обжалованный судебный акт подлежит отмене или изменению. Следует отметить, что ГПК также указывал существенные нарушения норм материального и процессуального права в качестве одного из оснований к отмене или изменению судебных постановлений в порядке надзора. Это приводило некоторых авторов к выводу о том, что суд надзорной инстанции был вправе пересмотреть постановление нижестоящего суда только при особенном, существенном нарушении закона, при нарушении норм, закрепляющих основные положения гражданского процесса и основные права лиц, участвующих в деле, а также лишь при допущении по делу такого нарушения, которое серьезно сказывалось на интересах участвующих в деле лиц или государства [52].

Впрочем, необходимо отметить, что аналогичный подход ранее был предметом критики в научной литературе с указанием на то, что не существовало никаких различий между основаниями к отмене или изменению решений в кассационном и надзорном порядках [53].

Существовала и иная точка зрения, хотя и основанная на нормах прежнего ГПК, но не потерявшая актуальности и в период действия нового законодательства. Суть ее в том, что в большинстве случаев заинтересованные лица, обращаясь с просьбой принести протест в порядке судебного надзора (с надзорной жалобой или представлением прокурора по новому ГПК РК - примеч. автора), указывают на нарушение закона по делам, которые не были предметом рассмотрения суда кассационной инстанции, - и, следовательно, так называемая обычная, менее существенная ошибка не могла быть исправлена. Нередки случаи, когда подобные ошибки оказываются не устраненными при рассмотрении дела в кассационном порядке. Различный подход к основаниям отмены решений в кассационном и надзорном порядке не согласовывается с требованием закона о максимальной защите субъективных прав. Если решением ущемлены субъективные права и охраняемые законом интересы, ошибка должна быть исправлена в надзорном порядке, поскольку это не было сделано в порядке кассационном. Из сказанного был сделан вывод об отсутствии принципиальных различий между основаниями к отмене решений в кассационном и надзорном порядке [53].

С последней точкой зрения можно согласиться. Действительно, закон особо выделяет основания для отмены судебных постановлений в порядке надзора, говоря о таком их признаке, как существенность, и отграничивая их тем самым от оснований отмены решений кассационной инстанцией; таким образом, подчеркивается исключительный характер надзорного производства в гражданском процессе. Однако именно статьи, находящиеся в главе 42 ГПК РК "Производство в суде кассационной инстанции", устанавливают критерии существенности нарушений норм материального или процессуального права, которые ведут к отмене или изменению обжалованного судебного постановления. Стоит также отметить единство целей институтов кассации и надзора - проверка законности и обоснованности судебных решений (в надзоре - только законности), исправление ошибок, допущенных нижестоящими судами. Из этого вытекает и близость оснований для отмены решений в кассационном и надзорном порядке - судебная практика свидетельствует именно о таком подходе.

Таким образом, можно говорить о фактическом совпадении оснований для отмены или изменения судебных решений в кассационном и надзорном порядке [5].

Нарушение норм процессуального права как основание для отмены или изменения решения в суда в порядке надзора. Что же понимается под существенными нарушениями норм процессуального права? Процессуальные нормы регулируют отношения между судом и участниками процесса, участников процесса между собой. Такое регулирование происходит посредством установления определенных прав и обязанностей для участников правоотношений, возникающих в сфере гражданского судопроизводства (например, обязанность истца уплатить государственную пошлину, право сторон иметь представителей в суде, обязанность суда принять заявление, поданное с соблюдением правил подведомственности и подсудности, удовлетворяющее по форме и содержанию требованиям закона, к своему производству и т.д.). Однако во время пользования процессуальными правами и несения процессуальных обязанностей могут возникнуть нарушения вследствие несоблюдения требований закона, ошибочного его понимания или толкования. Причин тому может быть несколько: отсутствие необходимого опыта у судьи, правовая неграмотность участников процесса, желание стороны затянуть рассмотрение дела и т.д.

Не все нарушения норм процессуального права служат основанием для отмены судебного решения в порядке надзора, а только существенные, то есть такие нарушения, которые привели или могли привести к ошибочному разрешению дела. Не могут повлиять на правильность вынесенного судебного решения такие ошибки как неоднократное приостановление судом производства по делу в случае назначения экспертизы и не предоставления стороной необходимых документов для ее проведения, вместо того чтобы признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым; неправильное наложение судом штрафа на лицо, участвующее в деле, и т.д. Указанные упущения увеличивают срок рассмотрения дела, ущемляют некоторые права участников процесса, но к вынесению неправильного решения не приводят. Отмена судебного решения в таких случаях было бы вызвано формальными мотивами.

Представляется, что к вынесению незаконного судебного постановления приводит нарушение такой нормы процессуального права, которая создает непосредственные предпосылки для правильного разрешения дела и принятия правосудного судебного акта. Безусловные нарушения норм процессуального права. Очевидно, что все существенные нарушения норм процессуального права перечислить в законе невозможно. Тем не менее, в статье 364 (часть 2) ГПК РК содержится перечень так называемых безусловных оснований, при обнаружении которых оспоренное судебное решение подлежит отмене кассационной или надзорной инстанцией в независимости от доводов, указанных в жалобе или представлении. Данные нарушения являются наиболее серьезными и в любом случае ведут к вынесению незаконного судебного решения, либо ставят под сомнение законность судебного решения.

Рассмотрим данные нарушения более подробно.

Решения судов нижестоящих инстанций подлежат отмене, если дело рассмотрено судом в незаконном составе. Согласно статье 7 ГПК РК гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично или в предусмотренных законом случаях коллегиально (часть 1), дела по жалобам на постановления судей рассматриваются в апелляционном порядке единолично (часть 3), дела в судах кассационной и надзорной инстанций рассматриваются коллегиально (часть 4). Коллегиальный порядок рассмотрения дела в суде первой инстанции устанавливается, например, статьей 260 (часть 3) ГПК РК по делам о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума.

Судьи, осуществляющие правосудие от имени суда - главного властного субъекта судопроизводства должны быть независимы и беспристрастны. Именно от этих двух факторов в основном зависит правильное и справедливое разрешение спора. Закон (статьи 16 и 17 ГПК РК) предусматривает случаи, когда судья не может быть беспристрастным при рассмотрении конкретного дела в силу своего участия в предыдущем рассмотрении дела в качестве прокурора, представителя, свидетеля и т.д., родственных или свойственных связей с кем-либо из участвующих в деле лиц, а также, если он принимал участие в рассмотрении данного дела в судах других инстанций. В этих случаях, а также, если имеются иные обстоятельства, свидетельствующие о заинтересованности судьи или вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности, он подлежит отводу.

Если же по каким-либо причинам нарушено требование закона о единоличном или коллегиальном порядке рассмотрения дела, дело рассмотрено судьей, не наделенным соответствующими полномочиями или назначенным на эту должность ненадлежащим образом, имелись основания для отвода или самоотвода судьи, который, однако, не был заявлен или был незаконно отклонен, то принятое по этому делу решение подлежит отмене в порядке надзора.

Решение суда первой инстанции и последующие судебные постановления должны быть отменены, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, и не извещенных о времени и месте судебного заседания. Стороны, другие участвующие в деле лица должны быть своевременно извещены о времени и месте рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы они имели возможность подготовить необходимые документы, доказательства, своевременно явиться в суд и выступить там в защиту своих прав и охраняемых законом интересов. Извещение истца и ответчика о времени и месте заседания суда по их делу и их присутствие на нем является важной гарантией правильного разрешения дела и соблюдения конституционного права на судебную защиту, принципа равноправия и состязательности при осуществлении судопроизводства.

Судебные решения не могут быть признаны законными, если при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство.

Если суд в своем решении разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, такой судебный акт не может быть признан правильным.

Лица, защищающие в суде свои права и законные интересы, наделяются законом процессуальными правами и обязанностями, осуществление которых возможно лишь посредством участия в судопроизводстве - личного, либо через представителя. В любом случае, необходимо, чтобы лицо, о правах и обязанностях которого идет речь в суде, знало об этом и имело возможность участвовать в судебном разбирательстве. В противном случае можно говорить о грубом нарушении прав этого лица, поскольку суд вынесет решение "заочно", не предоставив этому лицу возможности использовать все процессуальные средства для отстаивания своих интересов в суде (ознакомление с материалами дела, заявление ходатайств, участие в прениях и т.д.). Такая серьезная ошибка суда может быть исправлена лишь отменой решения и направлением дела на новое рассмотрение с тем, чтобы лицо могло надлежащим образом осуществить свое право на судебную защиту в условиях состязательного и равноправного разбирательства.

В соответствии со статьей 197 (часть 2) ГПК РК решение суда подписывается судьей при единоличном рассмотрении им дела или всеми судьями при коллегиальном рассмотрении дела, в том числе судьей, оставшимся при особом мнении. Требование закона о подписании судьей (судьями) принятого по результатам рассмотрения дела решения направлено на придание ему юридической силы, авторитета как непререкаемому акту правосудия, служит гарантией того, что решение выражает мнение и волю именно тех судей, которые исследовали доказательства, выслушивали мнения и доводы участвующих в деле лиц. Подпись судьи под судебным решением свидетельствует о том, что он принимал участие в обсуждении решения в совещательной комнате, высказал свое мнение по существу рассмотренного дела (при коллегиальном составе суда). Надлежащее подписание решения всеми судьями, принимавшими участие в рассмотрении дела косвенным образом может подтвердить соблюдение иных принципов гражданского процессуального права - непрерывность, непосредственность процесса, неизменность состава суда с момента принятия заявления к производству суда и до вынесения решения. Именно поэтому закон придает факту отсутствие подписи одного или нескольких судей под судебным решением такое серьезное значение.

В соответствии со статьей 67 (часть 1) ГПК РК суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Решение по делу должны принимать только те судьи, которые знакомы с обстоятельствами дела, поскольку принимали участие в его рассмотрении с самого начала. В противном случае, решение будет заведомо неправильным, как вынесенное судьями, не изучившими все материалы и обстоятельства дела.

Еще один вид нарушения, являющийся основанием для отмены судебного акта в безусловном порядке, - это несовпадение даты составления протокола и даты вынесения решения.

В заключение стоит отметить, что смысл норм ГПК РК, а также принцип законности при осуществлении правосудия предполагают, что суд надзорной инстанции, выявив допущенное нижестоящим судом нарушение норм процессуального права, влекущее безусловную отмену проверяемого решения, не должен этим ограничиваться, а обязан проверить обжалованное решение на наличие других существенных нарушений норм материального и процессуального права, указанных в надзорной жалобе или представлении.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе развития Республики Казахстан суд играет главенствующую роль в рассмотрении и разрешении споров, конфликтов, возникающих в различных сферах политической, экономической, социальной жизни между государственными органами, организациями, предприятиями, гражданами и т.д.

Поскольку по тем или иным причинам принятые судами постановления не всегда являются законными и обоснованными, закон предусматривает различные процедуры проверки их правильности, в том числе, в порядке надзора.

В период своего развития рассматриваемый институт претерпел много преобразований, наиболее значительные из которых связаны с принятием ГПК КазССР 1964 г. С введением в действие нового ГПК РК производство в суде надзорной инстанции было радикальным образом изменено, причем, данные перемены следует охарактеризовать как положительные. Вместе с тем сущность института судебного надзора принципиально не изменилась - производство в суде надзорной инстанции осталось исключительной стадией процесса, доступ к которой для лиц, участвующих в деле, затруднен и зависит, в основном, от усмотрения должностных лиц суда надзорной инстанции.

Проведенный в настоящей работе анализ нового процессуального законодательства показал, что законодатель принял во внимание некоторые критические высказывания и предложения ученых и практиков, касающиеся усовершенствования надзорного производства. Были учтены также правовые позиции Конституционного Совета РК, сформулированные им в своих определениях и постановлениях, принятых по вопросам, возникающим в ходе производстве в суде надзорной инстанции.

В качестве положительного момента следует отметить, что, в отличие от предыдущих ГПК КазССР новый Гражданско-процессуальный кодекс РК обеспечивают, в основном, единообразное нормативное регулирование большинства институтов, с поправкой, однако, на особенности того или иного вида судопроизводства.

Сегодня возможность обжалования судебных постановлений признается обязательным элементом права на судебную защиту, в связи, с чем судебные системы всех государств помимо судов инстанции включают вышестоящие суды, осуществляющие в предусмотренном законом порядке проверку правильности судебных постановлений.

Система обжалования является, как правило, двухступенчатой. Данное правило известно в мировой практике под названием «принцип контроля, единства и развития права» и включает в себя: право на апелляцию, предполагающее возможность пересмотра дела по существу судом второй инстанции и право на проверку законности решения судом третьей инстанции. Законодательство Республики Казахстан предусматривает в качестве суда третьей инстанции суд надзорной инстанции.

Исследуя теоретические положения, нормативную базу и правоприменительную практику, касающуюся пересмотра судебных постановлений по гражданским делам в порядке надзора, появляется необходимость не только в анализе положений действующего законодательства в сфере обозначенной проблемы, но и в предложениях его усовершенствования. На наш взгляд некоторые положения Главы 43 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее ГПК РК), регулирующей производство в суде надзорной инстанции, либо не соответствуют общепринятым международным стандартам в области защиты прав граждан, либо идут вразрез с гражданскими процессуальными принципами.

Если обратиться к истории данного вида судопроизводства, то контроль за вступившими в законную силу судебными постановлениями был отличительной чертой советской правовой системы. Изначально данное производство получило в советском праве понятие «судебный контроль», а затем было изменено на «судебный надзор». Первоначально осуществление судебного контроля возлагалось на Народный комиссариат юстиции РСФСР, затем эта функция отошла к компетенции образованного Верховного Суда РСФСР, а с 1923 года ее реализация была поручена также Верховному Суду СССР [1]. Главная особенность пересмотра дел в порядке надзора заключалась в том, что судебные решения могли быть пересмотрены и отменены вышестоящей судебной инстанцией даже после их вступления в законную силу, а возбуждалось оно по инициативе соответствующих должностных лиц судебно-прокурорских органов [2].

Одним из проблемных вопросов является момент возникновения надзорного производства. По этому поводу у ученых-процессуалистов имеется несколько точек зрения. Для этого необходимо выделить тот акт или действие, которое всегда бы влекло за собой пересмотр судебного постановления, вступившего в законную силу, в порядке надзора.

На наш взгляд необходимо изменить существующий порядок возбуждения надзорного производства, путем исключения процедуры предварительного рассмотрения надзорной жалобы судьей. Производство в суде надзорной инстанции должно возникать непосредственно с подачей надзорной жалобы.

На этом проблемы, существующие в надзорном производстве, не исчерпываются. Если обратиться к опыту зарубежных государств, то мы увидим, что в качестве суда третьей инстанции используется кассация. Окончательная проверка судебного постановления судом третьей инстанции преследует цель обеспечить единообразие в применении и толковании права на территории государства. Доступ к суду третьей инстанции значительно затруднен (используется так называемая система двойных ограничений), в связи, с чем данный порядок обжалования именуется исключительным или чрезвычайным [6].

По общему правилу суд третьей инстанции осуществляет лишь правовую проверку, необоснованность судебного постановления не является основанием для возбуждения данной стадии. При этом вопросы права должны носить принципиальный характер, иметь существенное значение для формирования судебной практики.

В действующем ГПК РК содержатся нормы об основании к пересмотру в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу ч. 3 ст. 387 ГПК РК гласит, что основанием является существенное нарушение норм материального или процессуального права, из чего можно было бы прийти к выводу, что основанием к отмене судебного акта в порядке надзора является существенное нарушение требования законности. Но содержание других норм, регулирующих производство в порядке судебного надзора, не позволяет сделать такой логический вывод. Дело в том, что следующие нормы указывают на проверку судом надзорной инстанции, как законности, так и обоснованности судебных актов:

ч.1 ст.397 ГПК РК: «При рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет законность и обоснованность судебных постановлений»;

ч.3 ст.398 ГПК РК: «Лицо, подавшее жалобу, протест, излагает мотивы и доводы, в силу которых, по его мнению, обжалуемое решение является незаконным, необоснованным».

Кроме того, указание на суть незаконности или необоснованности судебного акта, как одного из требований, предъявляемых к содержанию надзорной жалобы, прямо предусмотрено в п.6 ч.1 ст.391 ГПК РК. Указанное позволяет утверждать, что ГПК РК не содержит четкого указания об основаниях к отмене судебных актов в порядке надзора. Хотя, как мы видим из опыта зарубежных государств, проверяться должна лишь законность судебных актов. Необходимо устранить данный пробел в действующем ГПК РК путем внесения изменений, а именно устранив в ч.1 ст.397 ГПК РК термин «обоснованность», в ч. 3 ст.398 ГПК РК «необоснованным», п.6 ч.1 ст.391 ГПК РК «необоснованность».

Согласно п. 1 ст.385 ГПК РК вступившие в законную силу акты суда могут быть обжалованы сторонами и другими участвовавшими в деле и имеющими право на подачу апелляционной жалобы лицами, т.е. лицами, которые не были привлечены к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд принял решение. Помимо этого прокурор вправе принести протест как по ходатайству вышеуказанных лиц, так и по собственной инициативе. Налицо нарушение принципа диспозитивности в гражданском процессе. О какой защите нарушенных прав можно говорить, когда ни стороны, ни участвующие в процессе лица не хотят пересмотра в порядке надзора, а пересмотр состоится по инициативе прокурора. Представляется необходимым, лишить прокурора права приносить протест по собственной инициативе, а в перспективе вообще отказаться от участия прокурора в надзорном производстве.

По общему правилу суд проверяет судебные постановления в пределах жалобы или протеста, однако п. 2 ст.397 ГПК РК наделяет суд правом в интересах законности выйти за пределы надзорной жалобы и протеста и проверить законность обжалованного решения в полном объеме. Кроме того, суд просто обязан проверить законность в полном объеме по делам особого искового производства. На наш взгляд происходит дублирование апелляционного производства с нарушением принципа диспозитивности. О какой свободе волеизъявления сторон может идти речь, когда суд наделен дискреционными полномочиями и принимает решения независимо от воли участников процесса. На наш взгляд необходимо внести изменение в п. 2 ст.397 ГПК РК, а именно предоставить суду право проверки решения только в пределах надзорной жалобы или протеста и исключить возможность выхода за эти пределы.

Что касается пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора, стоит выделить следующие общие новые тенденции регулирования и развития:

возбуждение надзорного производства самим заинтересованным лицом путем подачи жалобы (заявления) или представления прокурора непосредственно в суд надзорной инстанции;

значительное ограничение прав органов прокуратуры на возбуждение производства в суде надзорной инстанции и на участие в рассмотрении дела;

введение ограниченного срока на подачу надзорной жалобы (заявления) или представления прокурора в соответствующий суд;

предварительное рассмотрение судьей (составом судей - в арбитражном процессе) надзорной жалобы (заявления) или представления прокурора на предмет наличия оснований для истребования дела и его передачи для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции;

практически идентичные полномочия суда надзорной инстанции по исправлению выявленных судебных ошибок.

Производство в суде надзорной инстанции на сегодняшний день - самостоятельная стадия гражданского процесса, имеющая свои цели, задачи, особенности. Большинство научных определений данному виду производства были даны более 20 лет назад, т.е. в советское время. интересов человека и гражданина путем устранения судебных ошибок. На наш взгляд надзорное производство утратило свою значимость и уже действительно стало «пережитком советской эпохи». Опыт зарубежных стран показывает, что кассация как один из видов пересмотра судебных актов более эффективен и представляет больше возможности заинтересованным лицам при защите своих прав и законных интересов. Все вышеизложенное позволяет прийти к выводу, что необходимо внести в действующий ГПК РК ряд соответствующих изменений, а именно:

) устранить административно-правовые начала в суде надзорной инстанции, путем предоставления стороне прямого доступа к суду третьей инстанции, минуя процедуру предварительного рассмотрения судом жалобы;

) законодательно установить перечень оснований к пересмотру в порядке надзора;

) лишить прокурора полномочий по принесению протеста в порядке надзора;

) обязать суды проводить пересмотр только в пределах, указанных в надзорной жалобе;

) проверять в надзорном производстве только законность вынесенного решения.

При этом хотелось бы отметить, что принятие данных мер всего лишь первый шаг в реформировании производства в порядке надзора. В конечном итоге прийти к тому, чтобы, в качестве суда третьей инстанции по гражданским делам использовать кассацию и установить запрет на обжалование уже вступивших в законную силу решений суда.

Уже сегодня мы являемся свидетелями глобальной реформы права в Казахстане. Наше государство определило стратегические пути развития для вхождения в число развитых стран, и на наш взгляд реформирование в области защиты прав человека - одно из приоритетных направлений.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.Конституция Республики Казахстан (принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года) (с изменениями и дополнениями по состоянию на 02.02.2011 г.) <#"justify">3.Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30 января 2001 года №155-II (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13.01.2014 г.)

.Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан. Комментарий. - Алматы: Жетi Жарғы, 2003. - 688 с.

5.Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: Монография. М.: Проспект, 2010. С. 13.

6.Гурвич М.А. Решение советского суда по советскому гражданскому процессуальному праву. М., 1955.

.Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.

.Гражданский процесс / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 1999. С.316.

.Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М, 1909. С.20

10.Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976. С.7.

11.Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1996. С.422

12.Венгеров А.Б Теория государства и права. Ч.II. Теория права. Т.II. М., 1997. С.54

13.Гражданское процессуальное право. Под ред. М.С. Шакарян. М., 1996. С.210

14.Гражданское право: Словарь-справочник. М., 1996 С.572.

15.Викут М.Л. Гражданский процесс России: Учебник. М.: Юристъ, 2006. С. 169.

16.Мазурин С.Ф. Гражданский процесс. СПб.: Питер, 2008. С. 113.

17.Гуляева И.Н., Рассецкая Т.А. Гражданское процессуальное право: Учебное пособие. М.: Приор-издат, 2009. 145.

18.Хаткова З.М. Судебное решение как источник конституционного права Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. М, 2006. С. 27.

19.Власов А.А. Гражданский процесс. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2011. С. 137.

20.Зыков И.А. Судебное решение: отдельные аспекты функциональной характеристики // Гражданский процесс. 2007. № 5. С. 13.

21.Смушкин А.Б., Суркова Т.В., Черникова О.С. Гражданский процесс: Учебное пособие. М.: Омега-Л, 2007. С. 79.

22.Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ (постатейный) / Под ред. Е.Л. Забарчука. СПб.: Питер Пресс, 2009. С. 258.

.Загайнова С. Правовая характеристика заочного решения // Юрист 2007. №12. С. 35.

24.Семенихина И.А. Дополнительное решение как способ исправления неполноты судебного решения // Актуальные вопросы теории государства и права: Сборник научных статей / Отв. ред. Л.В. Кочетков. М: Изд-во Р.В. Першина, 2008. С. 34.

25.Гражданский процесс: Учебник / Под ред. А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2008. С. 86-87.

.Рыжаков А.П. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ (постатейный). 4-е изд., перераб. и доп. // СПС КонсультантПлюс. 2008.

27.Нормативное постановление Верховного суда от 11.07.2003 №5 "О судебном решении"

28.Завадская Л.Н. Реализация судебных решений. М., 1982. С.17.

29.Султанов А.Р. Предмет доказывания и обоснованность судебного решения по гражданскому делу // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №3. С. 17.

30.Нечаев В.И., Ярков В.В. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу. М.: Проспект, 2009. С. 30.

31.Князев А.А. Законная сила судебного решения: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2005. С. 13.

32.Гойденко Е.Г. Отмена судебных решений в гражданском процессе: Монография. А: Полиграф-Информ, 2009. С. 43.

33.Клинова Е.В. Проявление законной силы судебного решения: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2005. С. 14.

.Гражданское процессуальное право России: Учебник / А.А. Демичев, О.В. Исаенкова, О.В. Исаенкова. М.: Норма, 2006. С. 147.

.Исаенкова О.В. Гражданское процессуальное право: Учебное пособие. М.: Проспект, 2007. С. 103.

.Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу А., 2009. С. 306.

.Громов Н., Кечеруков С. Законная сила судебного решения // Законность. 2006. №4. С. 31.

.Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова - М.: Городец, 2000.

39.Андрианов И.И. Понятие и сущность надзорного производства по гражданским делам: Дис. к.ю.н. - М., 1982.

40.Кац С.Ю. Проблемы пересмотра судебных постановлений по гражданским делам в порядке надзора: Автореф. дис. … д.ю.н. - Харьков, 1992.

.Баймолдина З.Х. Гражданское процессуальное право Республики Казахстан: В 2-х томах. - Алматы: КазГЮУ - Т.2. - 2001.

.Власов А. Актуальные проблемы надзорного производства в гражданском процессе //Юрист. 2014. №6.-стр.32-35.

.Баймолдина З.Х. Производство по пересмотру судебных актов по гражданским делам: Учебное пособие.- Алматы: КазГЮУ, 2002.

.Здрок О.Н. Гражданский процесс зарубежных стран. - М.: Наука, 2005.

45.С.Ю. Кац. Возбуждение производства в порядке надзора по гражданским делам. М., 1965. С. 21-22.

46.В.К. Пучинский. За установление сроков пересмотра постановлений по гражданским делам в порядке надзора. "Советская юстиция". 1964. №7. С. 17-18.

.В.М. Жуйков. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве. Юрист. 2013. №7. С. 17.

.В.М. Жуйков. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве. 2003. №7. С. 17.

.Гражданский процесс. Учебник для вузов. М., 1995. С. 368.

.М.К. Треушников. Развитие гражданского процессуального права России. И Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве. Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 16.

.В.К. Пучинский. За установление сроков пересмотра постановлений по гражданским делам в порядке надзора. "Советская юстиция". 1964. №7. С. 17-18.

.Ю. Костанов. Одна надежда - на Европейский Суд по правам человека. "Российская юстиция". 2003. №6. С. 43.

.Научно-практический комментарий к ГПК РФ. Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Лучинского, М.К. Треушникова (автор комментария к главе 41 - В.М. Жуйков). М., 2003. С. 778.

.П.Я. Трубников. Надзорное производство по гражданским делам. М., 1967. С. 76.

.В. Тараненко. Обжалование в порядке надзора: нужны изменения. Социалистическая законность. 1989. №7. С. 10-11.

.Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения. Под ред. В.А. Туманова и Л.М. Энтина. М., 2002. С. 105.

.В. Алексеев. Надзорное производство нуждается в совершенствовании. Социалистическая законность. 1965. №12. С. 44.

.П.Я. Трубников. Надзорное производство по гражданским делам. М., 1967. С. 76.

.Гражданский процесс. Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 1999. С. 357.

60.Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алматы: ЮРИСТ, 2004. - 220 с.

61.Уголовный кодекс Республики Казахстан. - Алматы: ЮРИСТ, 2004.-149 с.

.Закон Республики Казахстан «О государственной службе» от 23 июля 1999 г. №453-I

.Закон Республики Казахстан «О борьбе с коррупцией» от 2 июля 1998 г. № 267-I.

.Конституции зарубежных государств: Учебное пособие / Сост. В.В. Маклаков. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2003. - 784 с.

65.Мусин К., Мусин М. Судебный контроль и прокурорский надзор: некоторые вопросы соотношения двух институтов // Зан жане Заман. - 2005.- №1.- С. 21-22.

Похожие работы на - Актуальные вопросы надзорного производства по гражданским делам в Республике Казахстан

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!