Виды иносказательности в романе 'Сон в красном тереме'

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    46,1 Кб
  • Опубликовано:
    2015-11-08
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Виды иносказательности в романе 'Сон в красном тереме'

Оглавление

Введение

Глава 1. Виды иносказательности в китайской художественной литературе

.1 Классификация иносказательности

.2 Иносказательность в китайской литературе

Глава 2. Виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме»

.1 Примеры использования иносказательности и их художественная роль в романе «Сон в красном тереме»

.2 Метафора сна, образ зеркала и смерти в романе «Сон в красном тереме»

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

Роман Цао Сюэциня (曹雪芹; пин. Cáo Xuěqín) «Сон в красном тереме» (红楼梦; пин. hónglóumèng) считается одним из самых ярких и загадочных романов, потрясший читателей разных слоев китайского общества. Роман состоит из ста двадцати глав и более чем миллиона иероглифов, с девятью сотнями персонажей с разными судьбами, которые так или иначе связаны между собой. К настоящему времени было создано огромное количество научно-исследовательских работ, существует даже несколько специальных словарей, и, не смотря на это, роман считается еще не до конца изученным.

Актуальность настоящей работы заключается в том, что не все виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме» изучены в полной мере и могут считаться исчерпывающими. Проведенное исследование направлено на преодоление этого пробела.

Предметом исследования является иносказательность в художественной литературе.

Объектом исследования являются виды и формы иносказательности в романе китайского писателя Цао Сюэциня «Сон в красном тереме».

Цель данной работы - рассмотреть и изучить виды иносказательности, раскрыть и подчеркнуть их значимость путем анализа произведения Цао Сюэциня «Сон в красном тереме».

Для достижения поставленной цели нужно выполнить следующие задачи:

Изучить виды иносказательности в художественной литературе, в том числе и в китайской;

Исследовать виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме» на конкретных примерах;

Дать оценку различным видам иносказательности в романе на примерах;

Степень изученности романа «Сон в красном тереме». Критические статьи и отзывы, как с положительным, так и с отрицательным содержанием, начали появляться уже в XVII в. Со временем появился целый раздел о романе, который получил название红学(пин.hóngxué) «хунлоумэноведение». Первые рукописные комментарии представляли собой пометки на полях или в самом тексте романа, они были в виде нарисованных красной краской кружков или точек - это были так называемые приемы «бессловесного комментирования» или «чжиянь», «чжипин», что в буквальном переводе означает «комментарий, написанный румянами». Другим видом комментирования были замечания, которые выписывались на поля над текстом или же между строк, они именовались «надбровными комментариями».

Изучение романа привнесло огромный вклад в развитие не только китайской, но и зарубежной литературы. Большое количество работ было выполнено китайскими литераторами и критиками, но не стоит забывать и об иностранных исследователях, чьи научные работы до сих пор играют немаловажную роль в изучении романа «Сон в красном тереме». Одной из критических работ, внесших значительный вклад в изучение романа «Сон в красном тереме» является работа Юй Пинбо (俞平伯; пин.Yúpíngbó) «Критическое издание 80 глав романа «Сон в красном тереме». Также работы Ю Инши «Два мира «Сна в красном тереме» и Чжан Айлин (张爱玲; пин. Zhāng Àilíng) «Кошмар в красном тереме» сыграли большую роль в изучении романа. Лу Синь (鲁迅; пин.Lǔxùn), делая вывод по всем прочитанным оценкам и критическим статьям касательно романа «Сон в красном тереме», отмечает, что глубоко изучавшие «Книгу перемен» (易经; пин. Jīng) сравнивают и находят много общего с ней, в то время как сторонники учения о великом Дао(; пин.dào) видят не что иное, как разврат, сплетники - истории дворцовых тайн.

Особое внимание заслужила научная работа Ху Ши (胡适; пин.Húshì). В 1921 г. он написал статью «Исследования романа «Сон в красном тереме». Его работа отличаются крайним рационализмом, он критиковал идеалистические направления старой школы.

Со второй половины XX в. авторы начали акцентировать внимание на социальных аспектах романа. Роман рассматривался как исторический роман, роман, в котором раскрывается политическая борьба, борьба между классами и т.д. Последние десятилетия ученые сосредоточились на художественном своеобразии романа, а также на сопоставлении «Сна в красном тереме» с другими произведениями этого жанра. Существуют такие направления, как изучение биографии Цао Сюэциня и его семьи, потерянных глав романа, изданий, а также различных комментариев.

Исследованием романа «Сон в красном тереме» занимались ученые и литераторы из США, Японии, Франции и России. На русском языке существует большое количество работ, среди которых отмечают научную работу О. Лин-Лин «Цао Сюэцинь и его роман «Сон в красном тереме», в ней автор раскрывает мысль об идеях просвещения в романе. Л.П. Сычев и В.Л. Сычев в своей работе «Китайский костюм» раскрывают тему китайских нарядов в романе «Сон в красном тереме», а также впервые в российской синологии была поднята проблема символизма и аллегорий. Аналогичная проблема просматривается в работе О.Л. Фишман «Китайский сатирический роман». Ведущий китаист XIX в. академик В.П. Васильев (1818-1900) стал первым в мире ученым, издавшим «Очерк истории китайской литературы» в составе «Всеобщей истории литературы». Подобного полного очерка не существовало не только в западных странах, но и в самом Китае. В.П. Васильев включил в свой очерк роман «Сон в красном тереме», тем самым отметил, что выдающееся произведение может стать наравне с шедеврами мировой литературы. В.П. Васильев не только занимался историей распространения романа, но и приобрел несколько старых изданий и продолжений романа «Сон в красном тереме». Все книги из коллекции В.П. Васильева касательно романа хранятся в настоящее время в библиотеке Восточного факультета СПбГУ.

Впервые в России специальным исследованием романа «Сон в красном тереме» занялся профессор, а с 1906 - 1917 гг. директор Восточного института во Владивостоке, Аполинарий Васильевич Рудаков (1871-1949). Основные опубликованные труды А.В. Рудакова посвящены истории Ихэтуаньского восстания 1899-1901 гг. Но в течение всей своей жизни профессор трудился над переводом «Сна в красном тереме», он мечтал опубликовать первый в мире полный перевод этого выдающегося романа. К сожалению, в 1930-1940-х гг. перевод А.В. Рудакова был утерян.

Позднее, в 1958 г., вышел полный русский перевод романа, выполненный В.А. Панасюком (1924-1990). В.А. Панасюк преподавал в Военном институте иностранных языков и в 1964-1985 гг. был научным сотрудником Института востоковедения АН СССР в Москве. Его авторству также принадлежит перевод китайского романа-эпопеи «Троецарствие», который был опубликован в 2-х томах в 1954 г.

Выдающиеся российские китаеведы Л.Н. Меньшиков (1926-2005) и Б.Л. Рифтин (1932-2012) также проделали огромную исследовательскую работу по изучению романа «Сон в красном тереме».

В кандидатской диссертации «Трагические мотивы в романе Цао Сюэциня «Сон в красном тереме» Гао Хайюн дал полную характеристику жанру романа. Однако все же исследователи по-разному определяют жанровую принадлежность романа. Одни считают роман семейной хроникой и называют его «Сага о большой семье», другие же рассматривают его как его историческую хронику, третьи считают, что роман, прежде всего, реалистически-психологическое произведение. О.Л. Фишман придерживается другой точки зрения, по его мнению, роман «Сон в красном тереме» - сатирическое произведение эпохи Просвещения.

В Европе роман появился не полностью, а лишь избранными фрагментами. В Англии в 1868 г. появились первые восемь глав в переводе Е.Боура. Позднее, в 1885 г., вышли переводы английского китаеведа Г.Джайлза, а в 1919 г. вышли в свет переводы одного из знаменитейших в Англии переводчиков китайской литературы А.Уэйли. Немецкий перевод, выполненный Францем Куна, вышел в 1932 г.. Французский неполный перевод появился лишь в 1933 году. После полного перевода романа «Сон в красном тереме» В.А. Панасюком на русский язык, была предпринята попытка английскими переводчиками выполнить аналогичную задачу. Первые три тома перевел Д. Хоукс,они вышли в свет в 1978 г. В Англии. Заключительные сорок глав, переведенные Дж. Минфорда, появились в 1982 г. Англоязычные страны, таким образом, получили возможность ознакомится с величайшим романом китайской литературы, став обладателями полного, неадаптированного текста великого романа.

Методологическая основа и методы исследования.

Методологической основой представленной работы являются принципы научной объективности, описания и анализа конкретных случаев использования иносказательности не только в романе «Сон в красном тереме», но и в других произведениях китайской литературы. При проведении исследования использован комплекс общенаучных методов: анализ и синтез, индукция и дедукция, описание и объяснение. В работе используются сравнительно-типологический и историко-литературный методы.

Рекомендации по использованию. Данная выпускная квалификационная работа может найти применение в литературоведении при изучении романа «Сон в красном тереме», а также в учебном процессе, в курсах лекций, семинаров, а также при самостоятельном изучении китайской литературы XVII в. Область использования данной работы включает в себя историю китайской литературы, культурологию и переводоведение.

Структура данной выпускной квалификационной работы обусловлена целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав с подразделами, заключения, списка источников и использованной литературы. Во введении раскрывается актуальность, предмет, объект, цель и задачи, степень изученности романа, методологическая основа и методы исследования данной выпускной квалификационной работы. Основная часть работы включает в себя две главы с подразделами.

Первая глава посвящена видам иносказательности в китайской художественной литературе. Первый подраздел главы раскрывает классификацию иносказательности. Во втором подразделе рассматривается иносказательность в китайской художественной литературе.

Глава вторая раскрывает виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме». Первый подраздел посвящен примерам использования иносказательности и их художественной роли в романе «Сон в красном тереме». Во втором подразделе рассматриваются определенные виды иносказательности: метафора, образ зеркала и смерти в романе «Сон в красном тереме». В заключении содержатся итоги работы, подчеркивается значимость исследуемой темы. Список использованной литературы и источников включает в себя литературу на русском и на китайском языке.

Глава 1.Виды иносказательности в китайской художественной литературе

Классификации иносказательности были изучены многими литературоведами. Стандартной классификации иносказательности в литературоведении не существует. Проанализировав научную работу В.А. Скиба, Л.В. Чернец «Образ художественный», исследования кандидата филологических наук Е.М. Матвеева «Тропы в поэтическом языке М.В. Ломоносова: проблемы описания и изучения», а также работу Г.Н. Поспелова «Ведение в литературоведение», пришли к выводу, что наиболее четкой и лаконичной классификацией является последняя. По этой причине она была выбрана в качестве основной классификации для изучения иносказательности в романе Цао Сюэциня «Сон в красном тереме» и в китайской художественной литературе в целом.

1.1 Классификация иносказательности

В данном подразделе главы мы рассмотрим классификацию иносказательности, основываясь на работу Г.Н. Поспелова «Ведение в литературоведение», в которой автор рассматривает виды иносказательной изобразительности слов и виды словесно-предметной иносказательности в литературе.

Словесная изобразительность и выразительность слов

В художественной литературе огромное значение имеет словесная изобразительность и выразительность слов, которая раскрывается в выражениях, употребленных автором в переносном, иносказательном смысле. Слова такого рода называют тропами (描绘类; пин.miáohuìlèi) (гр. tropos - оборот). Тропы используются в произведениях художественной литературы, а также в разговорной речи. Иносказательность (; пин.) слов носит, прежде всего, первоначальное значение. По своему происхождению основная часть коренных слов и словосочетаний национального языка является иносказательной. Что касается первичной иносказательности слов, то обычно такие слова относились к исторически отдаленным временам. С изменением общества менялись и слова, это привело к тому, что общество постепенно забывало изначальное значение тех или иных слов. Таким образом, слово стало получать в сознании человека прямую, а не косвенную, переносную связь с предметами, явлениями и процессами жизни. В настоящее время выявить иносказательность слов можно лишь с помощью научных лингвистических исследований, основанных на сопоставлении, сравнении и анализе слов.

Говоря о первичной иносказательности слов, не следует забывать о древнейшем осмыслении человеком явлений неодушевленной природы как одушевленной. Например, словосочетания «взошло солнце» или «солнце село», изначально не подразумевают иносказательности. Прежде всего, предмет мысленно наделяется свойствами живых существ. Происходит олицетворение неодушевленного предмета, ему придается способность осознавать, действовать с намерением, мыслить или говорить.

Для раскрытия понятия иносказательности необходимо остановиться на общих, языковых разновидностях тропов, подробнее рассмотреть и изучить их.

Метонимия (借代; пин. jièdài) и ее виды

Метонимия (от греч. metonoma'dzo - переименовывать) - вид тропа, часто встречающийся приём художественной речи. Переносное значение слова заключается в замене прямого названия предмета на другой по их смежности. С помощью метонимии автор не называет предмет полностью, а лишь говорит о каком-либо его признаке.

Своеобразны метонимии места в современной художественной литературе. К примеру, вместо названия стран, городов используются названия различных государственных учреждений: «Белый дом выступил с разъяснениями».

Не только в литературном языке, но в разговорной речи часто встречаются метонимии времени. Например: «какое тяжелое время». Однако тяжелыми и счастливыми могут считаться не периоды жизни, а только события, ситуации, происходившие в это время.

Нередко в литературной речи и в просторечии встречаются метонимии, в которых предметы обозначаются через название вещества, материала, из которого они сделаны. Например: «у нас в карманах одна медь», «она подарила им столовое серебро» и т. п.

Существует также такой вид метонимий, в котором состояние жизни раскрывается по внешнему признаку. К примеру: «на это не следовало глаза закрывать»; «у нее рука на это не поднимется»; «дожил до седых волос».

Метафора (借喻; пин.jièyù) и ее виды

Метафорические обороты речи связанные с отожествлением явления жизни по их сходству также имеют разновидности. Существует большое количество метафорических словосочетаний, в основе которых лежит олицетворение явлений природы. Например, такие как: «снег лежал на полях», «дождь шел проливной», «ветер воет весь день», «день хмурится». Такого рода иносказательные словесные обороты часто встречаются в художественной речи, также они прочно вошли в повседневное употребление. Они настолько часто употребляются в речи, что говорящие не замечают иносказательность таких словосочетаний.

Среди метафорических оборотов имеющих олицетворяющее значение выделяют два основных вида. Первый вид представляет собой словесные олицетворения природных процессов. Второй вид - олицетворения чувств, эмоций, переживаний людей. При частом употреблении лексические метафоры превращаются в штампы литературного и разговорного языка, утрачивая свою иносказательности.

Наряду с метафорами, олицетворяющими чувства, переживания и состояние человека, существуют метафоры, в основе которых лежит отождествление душевных свойств со свойствами материальной жизни. Их чаще всего называют овеществляющими метафорами. Например: «у нее острый ум», «твердый характер», «его охватит горячее чувство», «тихая радость», «глубокая печаль», «горькая обида».

Выделяют также особый вид «овеществляющих» метафор - это метафорическое словосочетание, в котором явление природы отождествляется с частями организма человека или животного. Так, например: «язык пламени», «устье реки», «ножка стула», «спинка кресла», «корешок книги», «лист бумаги».

Ирония (讽刺; пин.fěngcì) как троп

Ряд иносказательных слов, в которых различные явления жизни отождествляются по их контрасту, называется иронией.

Слово «ирония» (гр. eironeia - притворство) применяется для обозначения насмешливого отношения к жизни, выражающееся посредством употребления слов в контрастном значении. Называя маленькое большим, глупых умными, говорящие выражают свое пренебрежительное, насмешливое отношение,

Если говорить о частотности использования ироний в просторечии и литературной речи, то они встречаются гораздо реже по сравнению с метонимиями и метафорами, хотя также могут перейти в категорию речевых штампов.

Примеры ироний в речи: «Пожалуйте в мой дворец!» (о маленькой комнате); «Едва ли кто польстится на такую красавицу»; «У него ума палата - и не то сделает!».

Сравнение (比喻; пин.bǐyù)

При сопоставлении предметов, явлений по их сходству или различию используется не только метафора, но и такой вид словесной изобразительности как сравнение.

При употреблении метафоры и сравнения возникают проблемы их разграничение, так как эти два вида иносказательной изобразительности слов имеют много общего. Рассмотрим следующие примеры: метафора - «на них свалилась лавина несчастий»; ранняя форма сравнения, переход от метафоры к сравнению - «несчастья свалились на них лавиной» и сравнение «несчастья свалились на них как лавина». В первом примере слово «лавина» является определением к слову «несчастье». Во втором примере они представлены в прямой эмоциональной связи, но в этом случае раздельно, слово «лавина» выступает как обстоятельство образа действия при сказуемом «свалились». В последнем примере используется союз «как», сильнее разделяя понятия; «как лавина» также обстоятельство при сказуемом, но образовано из придаточного предложения: «свалилась, как сваливается лавина».

Примеры использования сравнений распространенных в разговорной и литературной речи без использования союза: «хвост трубой», «слезы льются ручьем», «мысль мелькнула молнией», «любовь вспыхнула пламенем» и т.п.

Примеры использования сравнений построенных с помощью союза: «труслив как заяц», «дождь льет как из ведра», «хитра будто лиса» и т.п.

Различные виды тропов и сравнений веками существуют в разговорной, а также и в литературной речи. Они либо не вовсе осознаются как иносказательно изобразительные средства, либо осознаются слабо.

Словесное искусство всегда придавало традиционной форме иносказательности слов ощутимую семантическую значимость.

Виды словесно-предметной иносказательности

До сих пор были рассмотрены отдельные иносказательные словосочетания в художественной речи. Иносказательность в устном народном творчестве, а после и в художественной литературе может быть представлена не только отдельными словами или словосочетаниями, но и целыми образами. Возможно, это будет образ персонажа, действующего в художественном произведении, или же образ явления жизни, который воспроизводятся словесно в описании. Эти разновидности появились уже в первобытном обществе, а оно основывалось, прежде всего, на олицетворении природы, следует, что олицетворение - это исходная первая разновидность словесно-предметной иносказательности.

Олицетворение ( ; пин. nǐrén)

В литературе олицетворение природы в форме обращения к ней существует как средство эмоциональной выразительности. «О чем ты воешь, ветер ночной?».

Изначально в устном народном творчестве, а позднее и в художественной литературе появились олицетворения не только природы, но и явлений материальной культуры. В художественной литературе такого рода олицетворения рассматриваются как средство словесно-предметной иносказательности.

Параллелизм 对偶 (пин.Duì'ǒu) , 排比 (пин.Páibǐ)

Параллелизм появился в устном творчестве, когда люди, зависимые от сил и явлений природы, находили в ее изменениях отражение своих действий. Люди мыслили о своих действиях по аналогии с явлениями, которые протекали в мире животных и растений. Они скорее вовсе не осознавали закономерностей природы, а через сопоставление их со своими действиями находили причину социальным изменениям человеческой жизни. Именно отсюда возникли в словесном творчестве параллели между неорганической природой и жизнью людей. Олицетворение лежит в основе не только параллелизма, но и других видов словесно-предметной иносказательности

Отношения, возникавшие в природе, как бы проясняли действия людей. «Крепко сплетена трава с повиликой - столь же крепкой может быть человеческая любовь». Траву с повиликой трудно разорвать - так же трудна разлука любящих людей.

В научной статье о параллелизме А.Н. Веселовский определяет этот вид словесно-предметной иносказательности как «сопоставление по признаку действия, движения». «...Параллелизм, - пишет он, - покоится на сопоставлении субъекта и объекта по категории движения, действия, как признака волевой жизнедеятельности». Он называл параллелизм такого рода «психологическим», а интонационный - стихи, песни, декламации - «ритмическим». Однако это определение сужает значение параллелизма образов. Параллелизм основывается больше не на эмоциональном, психологическом взаимодействии между природой и человеком, его действиями и желаниями.

Итак, образный параллелизм представляет собой один из наиболее распространенных видов словесно-предметной иносказательности. Зародившись в народном творчестве, позднее стал применяться в лирической художественной литературе.

Гипербола (夸大; пин.kuādà) как вид словесно-предметной выразительности.

В синкретическом устном творчестве появилась еще одна немаловажная форма словесно-предметной иносказательности - гипербола. Появление гиперболы берет начало от стихийного преувеличения явлений природы и жизни людей. Люди, олицетворяя явления природы, представляли их гораздо сильнее, быстрее, больше по величине, люди считали, что они обладают сверхъестественными способностями. Словом «гипербола» обозначают в литературе различные стороны и свойства художественного творчества. Под «гиперболизмом», в самом широком смысле слова, подразумевают основное свойство искусства, которое заключается в творческой типизации характерных явлений жизни, благодаря этому характерность становится более отчетливой, законченной в художественных образах, чем в явлениях реальной жизни.

В первую очередь гипербола - вид словесно-предметной иносказательности, состоящий в том, что явления жизни сильно преувеличены.

Наиболее часто гиперболы использовались в первобытной мифологии. Ярким примером тому могут служить боевые действия богатырей, описанные в героическом народном эпосе, их сильная гиперболизация акцентирует внимание на эмоциональном утверждении национального значения военных сражений.

Выражая идейно-эмоциональную сторону своих произведений художественной литературы, писатели использовали не только подбор слов в их номинативном значении, но и прибегали иносказательности, тем самым придавая речи более ощутимую, яркую экспрессивность. Писатели, основываясь на традиционные формы словесной иносказательности, развивали их, обновляя старые и вводя новые формы иносказательности слов и выражений. В произведении иносказательность создает тем самым новые эмоционально-изобразительные оттенки словосочетаний, а авторы в свою очередь выступают творцами оригинального художественно-речевого строя. В первую очередь, это относится к прозаикам, но в большей степени - к писателям-стихотворцам.

Стихотворная речь обычно построена более изощренно по сравнению с прозаической речью. Иносказательность художественной речи полностью зависит от особенности творческого мышления писателя, а также от идейного содержания его произведения.

Итак, в функции художественной речи, а в большей степени стихотворной, входит не только обогащение разновидностей иносказательности слов и оборотов, существующих в языке, но и создание новых, более сложных ее видов. Процесс усложнения и обогащения словесной изобразительности и выразительности берет начало еще в устном народном творчестве и продолжается до нашего времени.

Таковы основные виды иносказательной изобразительности слов и словесно-предметной выразительности, раскрывающие новое идейное содержание в художественных произведениях.

.2Иносказательность в китайской художественной литературе.

Словесная изобразительность и выразительность слов

Во втором подразделе главы буду рассмотрены примеры использования иносказательности в китайской литературе, основываясь на классификацию, приведенную в первом подразделе.

Метонимия (借代; пин.jièdài) - это замена, основанная на заимствовании. Например, лиса (狐狸; пин.húli) - как животное (имя), «лиса» как хитрый человек (метафора), «лиса» как мех (метонимия). В китайской стилистике словом «借代» именуются те случаи, когда предмет называется не прямо, для его описания используется другое имя, часто какие-либо особенно выраженные черты предмета заменяют название самого предмета.

Например, прозвища, принятые среди друзей - 小胖(пин.xiǎopàng) - толстячок.

В китайской литературе такой вид тропа, как метонимия, очень распространен. Один из авторов, в произведениях которого часто встречается метонимия, Лу Синь (魯迅; пин.Lǔ Xùn).

«一间阴暗的小屋子里,上面坐着两位老爷,一东一西。东边的一个是马褂,西边的一个是西装。» (魯迅 «写于深夜里»; пин.Lǔ Xùn «xiě shēnyèlǐ». Лу Синь «Пишу в глубокой ночи»).

«В маленькой затемненной комнате сидели два старика, один с восточной стороны комнаты, другой с западной. Тот, который с восточной, был одет в традиционную одежду (букв. был традиционной одеждой), с западной - в европейский костюм (букв. был европейский костюм).»

В данном примере характерная черта человека или предмета заменяет название самого предмета или человека.

Также метонимия встречается в произведениях Ба Цзиня (巴金;пин. Jīn), например, «Говорящее дерево» («能言树»; пин.néng yán shù)

«春天,树开花了,是晴明暖河的天气,早晨大路还充满了褴褛的衣服和光赤的脚 »

«Весна, распустились деревья, ясная, теплая погода, по утрам улицы полны лохмотьями и босыми ногами».

В данном случае, под лохмотьями и босыми ногами подразумеваются бедняки. Автор выделил наиболее характерную черту бедняков, это их старая и рваная одежда и босые ноги.

Метафора

借喻 (пин.jièyù) опосредствованное сравнение. Ближайшей аналогией к слову «借喻» в русской стилистике будет «метафора», так как метафора по своей основе схожа со сравнением. Метафора также часто встречается под названием «укороченное» сравнение.

Употребление метафоры, прежде всего, делает речь образной и выразительной. В китайском языке метафорическое употребление слов является самым распространенным средством создания образной речи.

Образная основа некоторых китайских метафор требует более точного объяснения, так как она содержит в себе специфические черты китайской действительности.

Так, например, выражение 党八股 (пин.dǎng bāgǔ) используется в качестве метафоры для обозначения отрицательной характеристики догматизма, консервативного образа мышления, мертвым укоренившимся штампам. В древнем Китае восемь строго установленных структурных частей, которые определяли собой архитектонику экзаменационного сочинения, именовали термином 八股 (пин.bāgǔ). Сочинения, написанные по данной схеме, носили шаблонный характер, в них отсутствовали свежие мысли и чувства.

Несмотря на свое своеобразие, метафоры китайского языка, существующие в современной литературе, часто имеют ту же образную основу, что и похожие по значению метафоры русского языка.

Аналогично русскому языку в китайском языке слово «океан» (海洋; пин.hǎiyáng) используется для экспрессивного описания бескрайнего пшеничного поля: 麦的海洋 (пин.màide hǎiyáng) «море пшеницы», а также бушующего пожара: 火海 (пин.huǒhǎi) «море огня». У Мао Дуня茅盾 (пин.Máodùn) в романе «Перед рассветом» встречается метафора: 脸的海 (пин.liǎndì hǎi) «море лиц». Наконец, название наиболее известного толкового словаря китайского языка в переводе на русский язык означает «море слов (выражений)».

Также часто встречаются такие метафоры, как: 手的波浪 (пин.Shǒude bōlàng) «волны рук», то есть здесь присутствует скрытое сравнение рук, колеблющихся в воздухе, как волн на морской поверхности. Следующие выражение: 思想感情的潮水 (пин.Sīxiǎng gǎnqíngde cháoshuǐ) имеет перевод «прилив мыслей и чувств». Широко распространенной не только в китайской, но и в русской литературе является метафора 暮年 (пин.Mùnián), что в переводе означает «годы заката».

Как видно из приведенных примеров, в метафоре одно слово употребляется в прямом, а другое - в переносном смысле. Метафора, прежде всего, служит средством экспрессивной характеристики предмета или явления.

Иногда встречаются метафоры, элемент олицетворения которых входит в смысловую структуру. Это, своего рода, метафоры-олицетворения:

«这不仅是哀号与狂叫,这还是生命的呼声。»(巴金 «»; пин.Bā Jīn «Jiā». Ба Цзинь «Семья».

«Это был не только вопль скорби и крик безумия, но это был также и зов жизни».

Наиболее яркие метафоры, на протяжении длительного времени сохраняющие выразительность, являются излюбленными средствами выражения экспрессии не только в литературе, но и в устной речи.

Ирония (сатира, сарказм) (讽刺; пин.fěngcì) в китайском языке появилось раньше, чем другой вид иносказательности - юмор (幽默; пин.yōumò). Первые письменные доказательства использования иронии найдены в книге «Резной дракон литературной мысли» («文心雕龙»; пин.wénxīndiāolóng), написанной в 501 - 502 гг. н. э. Данный термин трактуется как искусство разоблачения, осмеивания, а также критики пороков, недостатков за счет использования художественных приёмов. Высказывания с подобным оттенком комичности вызывают неприятные ощущения, обиду, в них иногда преувеличиваются недостатки человека и отрицательные явления действительности, что достигается с помощью использования таких стилистических приёмов, как гипербола, метафора, литота (贬小词; пин. biǎnxiǎocí).

В «Книге песен» («诗经»; пин.shījīng) встречаются строки об отрицательной реакции на колкий юмор. Проиллюстрируем это примером из песни «Ветер всё дует» ( «终风»; пин.zhōngfēng):

«终风且暴,顾我则笑。谑浪笑敖,中心是悼»

«Ветер всё дует… Он порывист и дик.

Взглянешь порою и мне улыбнешься на миг.

Смех твой надменен, без меры насмешлив язык!

Скорбью мне смех твой в самое сердце проник».

В этой песне описываются чувства молодой девушки, страдающей от колких сатирических слов юноши. Примечательно то, что в названии песни содержится иероглиф «ветер» - «» (пин. fēng), эта же морфема присутствует в слове «сатира (сарказм, ирония)» - «讽刺». Характер ветра в песне «порывист и дик» также, как и характер сатирических и саркастических выражений. Как мы уже отметили, ирония, сатира и сарказм в китайском языке выражаются одним термином: «讽刺», который состоит из иероглифов «насмехаться» и «порицать (колоть)». Последняя фраза в приведённом стихотворении: «Скорбью мне смех твой в самое сердце проник» раскрывает то, как сарказм воздействует на человека: язвительные насмешки причиняют сердечную боль.

Сравнение

Механизм всех видов сравнений (比喻; пин.bǐyù) основан, в первую очередь, на сравнении предметов, явлений действительности. Однако с логико-смысловой точки зрения между разновидностями сравнений существуют некоторые различия. Так, 明喻 (пин.míngyù) выражает сходство, 隐喻 (пин.yǐnyù) - тождество, a 强喻 (пин.qiángyù) - различие.

В результате, сравнения могут устанавливать сходство или различие, тождество представляет собой разновидность полного соответствия или же сходства. Таким образом, представленные три разновидности «比喻» содержат все логически возможные способы сравнения.

Что касается 借喻 (пин.jièyù) и 讽喻 (пин.fěngyù), то они, практически также, как и 明喻(пин.míngyù), выражают сходство. Разница заключается только в том, что 明喻выражает конкретное, прямое сходство, 借喻 - выражает условное или косвенное сходство, а 讽喻 в свою очередь - сходство абстрактное, воображаемое. К примеру, сходство бескрайнего поля пшеницы и с морем условно, оно выражено косвенно, основано в первую очередь на умозрительном сравнении двух предметов. «Сходство между пустыней и миром людским, между песком и человеческими пороками предельно абстрактно, порождено субъективными ассоциациями человека».

Примеры простого сравнения из китайской литературы:

. 暖气把他吸了进去,像南风吸着一只归燕似的。(老舍 «末一块钱»; пин.Lǎoshě «Mòyīkuàiqián». Лао Шэ «Последний юань».

«Тепло влекло его к себе, как южные ветры влекут за собой ласточку, улетающую в теплые края».

.待叔雅走进去时,他们便寒蝉似的默着了。(叶圣陶 «校长»пин.Yèshèngtáo «Xiàozhǎng». Е Шэнтао «Смотритель царских усыпальниц».

«Когда Шу Я вошел, они умолкли, словно зимние цикады».

.我们的锅有时候干净得像个体面的寡妇。(老舍; пин.Lǎoshě。月牙儿; пин.Yuèyáér. Лао Шэ «Серп луны».

«Наш котел временами бывал чист, как благопристойная вдова».

Приведенные примеры - авторские, оригинальные сравнения, взятые из произведений таких современных китайских авторов, как Лао Шэ и Е Шэнтао. Так как в приведенных примерах использованы сравнительные союзы как средство выражения сравнения, данные предложения относятся к стилистической категории явного сравнении - 明喻.

.Виды словесно-предметной иносказательности

. Олицетворение

Продолжая характеристику изобразительно-выразительных средств, употребляемых в литературно-художественной речи, рассмотрим такой стилистический прием, как олицетворение (拟人; пин.nǐrén).

那些船是醒着的, 我看见他们在眨眼。 (巴金. 海珠桥; пин.Hǎizhūqiáo. Ба Цзинь «Мост через Хайчжу»).

«Лодки бодрствовали; я видел, как они мигали глазами».

我要不把«»杀死, «»便会把我的作品全下了毒药! (老舍. 樱海集. ; пин.Yīnghǎijí.Xù. Лао Шэ «Собираю море вишен. Предисловие»).

«Если я не убью «спешку», то «спешка» может совсем отравить мои произведения!».

Олицетворение - одно из наиболее распространенных изобразительно-выразительных средств. При использовании олицетворения повествование становится более живописным, это в свою очередь усиливает художественное воздействие речи.

В стилистике русского языка олицетворение также иногда именуют персонификацией (персонализацией).

.东风奏着柔媚的调子。 (茅盾. «»; пин.Máodùn. «Hóng». Мао Дунь. «Радуга»).

«Ветер, дувший с востока, напевал (дословно: наигрывал) нежную мелодию».

.蓝空里的星子, 仿佛怕冷似的, 不安的眨着眼睛。 (艾芜. «夜归»; пин.Ài wú. « guī». Ай У «Ночь возвращается»).

«Звезды в синем небе, словно боясь холода, тревожно мигали».

.有些很冷静的星星眨着眼来望他。 (丁玲. «»; пин.Dīnglíng. «». Дин Лин «Ночь»).

«Холодные звезды, мигая глазами, смотрели на него».

.晚上我一个人在院中走, 常被月牙给赶进屋来, 我没有胆子去看他。 (老舍. «月牙儿»; пин.Lǎoshě. «Yuèyáer». Лао Шэ «Серп луны»).

«Вечерами я одна гуляла во дворе, и часто серп луны загонял меня в комнату: у меня не хватало смелости взглянуть на него».

Нередко имеет место персонификация растений, животных.

.树叶们都轻轻叹息。 (茅盾. «»; пин.Máodùn. «Shí». Мао Дунь «Затмение»).

«Листья деревьев тихо вздыхали».

.风是比早上更凶猛了, 一路上的树木又呐喊助威。 (茅盾. «子夜»; пин. Máodùn. «Zǐyè». Мао Дунь «Полночь»).

«Ветер был еще сильнее, чем утром. Деревья вдоль дороги вторили реву ветра (шумели в унисон с ветром)».

.春蛙唱着恋歌。 (老舍. «月牙儿»; пин.Lǎoshě. Yuèyáer. Лао Шэ «Серп луны» ).

«Весенние лягушки поют любовную песнь».

В литературе встречаются олицетворения вещей и предметов.

.我们的大炮怒吼了。 (刘禾, «孙德复. 修辞初步»; пин.Liúhé, «Sūndéfù. Xiūcí chūbù». Лю Хэ «Сохранение нравственности потомков. Азы совершенствования стиля»).

«Наше орудие зарычало».

.我们的炮一发言, 马上就取消了敌人的发言权。 (吕景先. «修辞学习»; пин.Lǚjǐngxiān. «Xiūcí xuéxí». Люй Цзин Сянь. «Изучение стилистики»).

«Стоило нашему орудию заговорить, как оно тут же лишило противника права голоса».

.电车不慌不忙地跑着, 客客气气地响着铃铛。 (张天翼. «去看电影»; пин. Zhāng tiānyì. « kàn diànyǐng». Чжан Тянь-и «Отправиться на просмотр фильма»).

«Трамвай не торопясь бежал, вежливо позванивая».

Наконец, встречаются также случаи олицетворения абстрактных понятий.

.生活在号召我去反抗。 (吕景先. «修辞学习»; пин.Lǚjǐngxiān. «Xiūcí xuéxí» . Люй Цзин Сянь «Изучение стилистики»).

«Жизнь зовет меня к сопротивлению».

.良心指导着我。 (叶圣陶. «校长»; пин.Yèshèngtáo. «Xiàozhǎng». Е Шэнтао «Смотритель царских усыпальниц»).

«Совесть руководит мною».

.好奇心鼓动我走到那里去。(巴金. «憩园»; пин.Bājīn. « yuán». Ба Цзинь «Отдых в саду»).

«Любопытство побуждало меня отправиться туда».

.死的寂静有时也自己战栗, 自己退藏。 (鲁迅. «伤逝»; пин.Lǔxùn. «Shāngshì». Лу Синь «Скорбящий»).

«Мертвая тишина иногда и сама, дрожа от страха, отступала.»

. Образный параллелизм - фигура речи, композиционно-синтаксический прием, создается он при помощи однотипного, полного или частичного тождественного расположения нескольких, последовательных синтаксических единиц речи.

В китайском языке параллелизм может быть двух видов: 对偶(пин.Duì'ǒu) парное построение и 排比(пин.Páibǐ) последовательное построение.

Если рассматривать с количественной стороны, то 对偶 - это сочетание двух синтаксических единиц, в то время как 排比 -сочетание не менее, чем трех единиц. При этом, форма построения предложения с формой 对偶 наиболее строгая, она предполагает не только наличие в обеих частях одинакового числа морфем, но и соблюдение равного числа иероглифов. Между тем в 排比 это правило не обязательно.

Данные две разновидностями параллелизма имеют значительные структурно-семантические различия.

排比 представляет собой сочетание трех и более синтаксических единиц, они близки по смыслу и сходны по синтаксической организации. Это одна из важнейших и наиболее часто встречающихся в художественной литературе стилистическая фигура китайского языка. 排比обладает широкими экспрессивными возможностями в художественной речи.

人人有饭吃, 人人有衣穿, 人人有事做, 人人有书念。 (谭庸. «修辞浅»; пин.Tányōng. «Xiūcíqiǎnshuō». Тань Юн «Простое объяснение стилистики»).

«Каждый сыт, каждый одет, каждый работает, каждый учится».

.山是两手开, 树是两手栽, 房屋是两手盖, 衣服是两手裁。 (谭庸. «修辞浅说»)

«Гору ведь руки открывают, дерево ведь руки сажают, дом ведь руки строят, одежду ведь руки кроят».

.狂风吹不倒它, 洪水淹不没它, 严寒冻不死它, 干旱旱不坏它。 (陶铸 «文集»; пин.Táozhù «Wénjí». Тао Чжу «Сборник сочинений»).

«Свирепый ветер не повалит ее (сосну), стремительный поток не поглотит ее, лютый холод не заморозит ее, сухая жара не засушит ее».

Во всех приведенных примерах排比 имеет несколько частей, каждая из которых содержит одинаковое количество морфем. Таким образом, во всех случаях части排比одинаковы, следовательно, в рассмотренных примерах присутствует количественный параллелизм.

Анализ синтаксической структуры данных примеров, а точнее идентичное количество слов в каждой части, подтверждает то, что почти всем предложениям присущ грамматический параллелизм. Также интересно отметить, что уже в древнекитайском языке количественный и грамматический параллелизм являлся наиболее часто используемым способом стилистического построения предложения.

对偶 представляет собой сочетание двух синтаксических единиц, которые соотнесены по смыслу и симметричны по структуре. Сравнивая с фигурами речи, существующими в стилистике русского языка, 对偶 dui'ou рассматривается как одна из разновидностей параллелизма.

Рассмотрим структурно-синтаксические особенности данной риторической фигуры, в примерах встречается количественный, грамматический и лексический параллелизм.

一粒入地, 万粒归仓。 (张弓. «现代汉语修辞学»; пин.Zhānggōng. «Xiàndài hànyǔ xiūcí xué». Чжан Гун «Современная стилистика китайского языка»).

«Одно зерно посадишь в землю - тысячи зерен положишь в закрома».

路遥知马力, 日久见人心。 (谚语; пин.Yànyǔ. Поговорка)

«Дорога длинна - узнаешь силу лошади; время длительно - познаешь душу человека».

高山也要低头, 河水也要让路。(张弓«现代汉语修辞学»; пин.Zhānggōng. «Xiàndài hànyǔ xiūcí xué». Чжан Гун «Современная стилистика китайского языка»).

«Высокие горы и те должны склонить голову; воды рек и те должны уступить дорогу».

В данных частях данных предложений одинаковое число слов, также они идентичны в грамматическом отношении, т.е в каждой из частей предложения аналогичный порядок членов, они адекватны по лексическому составу - в предложениях последовательные словесные соответствия. Таким образом, в приведенных примерах присутствует и количественный, и грамматический, и лексический параллелизм.

Парные построения 对偶 (пин. dui'ou) появились в китайском языке много столетий назад и получили широкое распространение в литературе. Они употребляются в разнообразных жанрах, как в прозе, так и в поэтике. Они также встречаются в речевых произведениях всех функциональных стилей современного китайского литературного языка.

Рассмотрим также примеры, демонстрирующие как наиболее строгие, так и наиболее свободные формы паралелизма:

积谷防饥, 蓄水防旱。 (谚语; пин.Yànyǔ. Пословица)

«Запасай зерно на случай голода, собирай воду на случай засухи».

有些地方, 他还进不去, 有些人, 他还见不着。 (茅盾. «»; пин. Máodùn. «Shí». Мао Дунь «Затмение»).

«Кое-куда он еще не мог проникнуть, кое с кем он еще не мог встретиться».

你们是年青的, 从出生的年月计算, 你们的确是年青的。 然而看你们额上的皱纹, 我知道你们已经走过很长很长的艰苦的道路了。 看你们的安静的微笑, 我知道你们已经做过很多很多的有成绩的工作了。 (巴金. «一封未寄的信»; пин.Bājīn. « fēng wèi de xìn». Ба Цзинь. «Не отправленное письмо»).

«Вы молоды; если вести счет со времени рождения, вы действительно молоды. Однако, видя ваши морщины на лбу, я понимаю, что вы прошли длинный, длинный и трудный путь. Видя вашу спокойную улыбку, я понимаю, что вы свершили много, много славных дел».

Второе и третье предложение из отрывка произведения Ба Цзиня показывает, что 对偶 может быть и в свободной форме, по сравнению с другими примерами.

Гипербола

Далее рассмотрим не менее важное стилистическое средство, также часто использующееся в литературе - гипербола. Гипербола - художественное преувеличение, в переводе на китайский язык: 夸张(пин.kuāzhāng) или же 铺张 (пин.Pūzhāng), между словами夸张 и 铺张 нет различий, они синонимичны, в стилистике русского языка этот троп соответствует гиперболе.

Гипербола предназначена для сознательного намеренного отхода от фактов в сторону преувеличения, утрирования. Используя гиперболу, естественно, не придерживаются реальных обстоятельств. «Гипербола отражает действительность в преувеличенном, гипертрофированном виде.»

Преувеличение (гипербола) давно известно в китайской литературе. Раньше этот троп назывался艺增 (пин.Yìzēng), - искусство, способность, - увеличивать.

Рассмотрим нижеприведенные примеры, показывающие особенности гиперболы:

.鲜血流成波浪。 (田间. «我在牡丹峰上»; пин. Tiánjiān. «Wǒ zài mǔdān fēng shàng». Тянь Цзянь «Я на вершине горы, покрытой пионами»).

«Плещут волны алой крови».

.瘦成皮包骨了。 (刘禾, «孙德复. 修辞初步»; пин.Liúhé, «Sūndéfù. Xiūcí chūbù». Лю Хэ «Сохранение нравственности потомков. Азы совершенствования стиля»).

.她的圆脸已瘦得只剩下窄窄的一条了。 (青春之歌; пин.Qīngchūn zhī . Песня молодежи)

«Ее круглое лицо так похудело, что осталась лишь одна узенькая полоска».

.静得连一根针跌倒地下, 都听得见响。 (吕景先. «修辞学习»; пин.Lǚjǐngxiān. «Xiūcí xuéxí». Люй Цзин Сянь «Изучение стилистики»).

«Так тихо, что упади на пол иголка, и то было бы слышно».

.挤得满满的, 地方显得插针都插不下的样子。 (欧阳山. «高干大»; пин. Ōuyáng shān. «Gāo gàn ». Оуян Шань «Высший руководящий состав»).

«Людей набилось полным-полно; казалось, что здесь даже иголку и то нельзя воткнуть».

.你的嗓子像铜钟一样, 一叫起来, 十里地都听得见。 (欧阳山. «高干大»)

«У тебя глотка, словно медный колокол: стоит тебе заорать, как слышно на десять ли вокруг».

Изучив классификацию иносказательности по Г.Н. Поспелову, раскрыли характеристику каждого вида иносказательности и привели примеры из художественной литературы, в том числе и из китайской. Основываясь на произведения таких авторов, как Лу Синь, Ба Цзинь, Мао Дунь, Лао Шэ, Е Шэнтао, рассмотрели виды иносказательности, использованные авторами. Выявили их художественное своеобразие, а также роль в описании или повествование тех или иных событий, предметов, явлений.

Глава 2. Виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме»

иносказательность китайский роман метафора

В данной главе будут рассмотрены виды иносказательности, использованные автором в романе «Сон в красном тереме», а также приведены примеры их использования, основываясь на классификацию Г.Н. Поспелова. Более полно будут раскрыты такие виды иносказательности, как метафора, образы зеркала и смерти.

Виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме».

В романе встречаются различные виды иносказательности, в том числе и те, что были рассмотрены в первой главе: метонимия, метафора, ирония, сравнение, олицетворение, образный параллелизм и гипербола. В данном подразделе будут изучены примеры использования иносказательности и раскрыта их художественная эстетическая роль в романе «Сон в красном тереме».

Метонимия

В китайской литературе существует легенда о Пастухе и Ткачихе. Легенда гласит: Пастух и фея Чжиню полюбили друг друга, однажды встретившись возле озера. Богиня Неба (в некоторых вариациях мать девушки) узнала, что Чжиню вышла замуж за простого смертного. Богиня Неба разлучает их и разрешает лишь раз в год встречаться на млечном пути седьмого числа седьмого месяца. Пастухом и Ткачихой называют влюбленных, проживающих далеко друг от друга и вынужденых жить раздельно. Автор романа Цао Сюэцинь использует имена героев из мифа, подразумевая под ними влюбленных Баоюя и Линь Дайюй из романа «Сон в красном тереме».

织女牛郎会七夕。

«Ткачиха и Пастух смогут встретиться лишь на небесах».

Автор использует метонимию, описывая кульминацию романа. Конфликт между Баоюй и родителями привел к тому, что юношу обручили с Баочай, когда он переживал тяжелую болезнь и находился в состоянии умопомрачения. Линь Дайюй узнает о его помолвке, не переживает удар и умирает от горя. Баоюй и Линь Дайюй больше не встретятся на земле, единственное место, где они могут повстречать друг друга - небеса.

Метафора

В романе «Сон в красном тереме» также часто встречается сопоставление, сравнение предметов, явлений и характеров героев. Сопоставление выражается не только в таком виде иносказательности, как сравнение, но также и в метафоре. Внутренний механизм сравнения и метафоры один и тот же. И сравнение, и метафора основаны на сопоставлении двух предметов, сопоставление происходит на основе общности признаков, которыми эти предметы обладают. Внешняя структура сравнения и метафоры разная: сравнивая, сопоставление, выражается в формально-грамматически, тогда как в метафоре нет формальных средств и сопоставление основывается лишь на переносном употреблении слов.

因不满厚彼薄己,遂转世投胎游历红尘,别人为他流了许多眼泪,他也造了许多孽。

«Обиженный предпочтением другим, теперь он и странствует по различным перерождениям и много за него пролито слез, много он наделал горя».

Автору удалось в одном предложении раскрыть характер главного героя романа Баоюя. Из доброго и воспитанного мальчика, он превратился в юношу, который идет наперекор устоям феодальной морали. Происходит это из-за того, что он видит ложь и лицемерие в доме. Самый талантливый и незаурядный представитель рода выбирает путь монаха. В предложении ярко выражена метафора他也造了许多孽(пин.tā zàole xǔduō n) «много он наделал горя», автор хотел показать значимость ухода Баоюя в монахи и то, как семья восприняла его уход, сколько «слез было пролито» за него. Иносказательность в данном случае помогает глубже и лучше раскрыть чувства героев и их переживания.

Описание главной героини романа «Сон в красном тереме» Линь Дайюй, возлюбленной Баоюя, встречается в романе довольно часто. Цао Сюэцинь использует различные виды иносказательности для описания внешности, характера, речи и чувств героини в романе «Сон в красном тереме». Следующий пример раскрывает чуткую, нежную и ранимую натуру девушки. Метафора в данном случае помогает читателю точнее представить перед собой картину героини.

娴静时如姣花照水,行动处似弱柳扶风。

«Блестят на свету капли слез, еле заметно нежное дыхание».

Ирония и сарказм, часто встречающиеся виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме», применение которых помогает автору талантливо описывать характер китайского народа, акцентируя внимание на недостатках, высмеивая их, тем самым придавая комичность образам.

那怕再念三十本 «诗经»,也都是掩耳偷铃,哄人而已。

«Даже если он перечитает тридцать изданий «Книги песен», умнее он все равно не станет, всего лишь обманет себя».

Цао Сюцинь говорит о том, что прочтение тридцати изданий одного из древнейших памятников китайской литературы, уникального источника информации о языке и традициях Китая, герою романа не поможет, настолько он кажется безнадежным и глупым.

Сравнение

Сопоставление, сравнение двух предметов встречающихся в романе, придают повествованию и описанию особую наглядность и изобразительность. При использовании сравнения описание переметов, их качеств, действий, явлений становится образным и раскрытым. В научной литературе сравнение выполняет разъяснительную функцию, а в художественной речи изобразительно-выразительную. В романе «Сон в красном тереме» многие явления сравниваются со сном, грезами. Цао Сюэцинь уравновесил на весах искусства реальную жизнь домов Жунго и Нинго и пророческие сновидения о будущем. Именно этим и объясняется выбор названия последователем Цао Сюэциня Гао Э, который именовал роман «Сон в красном тереме». Роман начинается рассуждениями о сне, грезах, ими он и заканчивается:

说到辛酸处,荒唐愈可悲。

由来同一梦,休笑世人痴。

«Всё миновало, всё прошло как сон,

Умолкни смех над глупостью людей».

Все события, произошедшие в романе, сравниваются со сном.

В следующем примере автор описывает внешность Линь Дайюй, сравнивая ее с цветком и ивой, образ девушки становится более нежным и женственным. Не смотря на свой стойкий характер и независимость, девушка кажется читателю покорной, как ива, хрупкой, как стебель цветка.

泪光点点,娇喘微微。心较比干多一窍,病如西子胜三分。

«Когда покоится - словно грациозный цветок смотрится в воду, когда движется - словно молодую иву колеблет ветер».

В этом примере 较比(пин.jiào bǐ) «в сравнение», (пин.) «подобно, как» также являются показателями прямого сравнения 明喻.

Линь Дайюй на протяжении всего романа была одинокой, у нее не было поддержки со стороны родственником, т.к она осталась сироткой. Девушка не смогла стать близкой и родной во дворце Жунго, быть безмолвной и покорной, исполнять любую волю родственников. Линь Дайюй сумела сохранить свою душевную независимость, но, к сожалению, ей пришлось расстаться со своими мечтами, а вместе с этим потерять жизнь.

Автор часто применяет сравнение, описывая Линь Дайюй. В данном примере он обожествляет ее, сравнивая с небожительницей. Образ девушки представляется нам светлым, добрым и легким.

她长得好像仙女一样。

«Внешность ее подобна фее».

Сравнение в данном примере ярко выражено в слове 好像 (пин.hǎoxiàng), которое имеет перевод «подобно, словно, как». Автор в этом предложении использует 明喻 - прямое сравнение.

Название романа отнесено к тому дню, когда Боаюй засыпает в красном тереме, женской половине дома и видит сон, предвещающий несчастье. После увиденного сна, он прекрасно знал исход событий в двух домах Жунго и Нинго. В романе он произносит следующую фразу:

我是要做姜太公的。

«Я буду вести себя, как Цзян Тайгун».

Автор в этом предложении также использует 明喻 - прямое сравнение, показывая, тем самым, сходство действий Баоюя и Цзян Тайгуна. Цзян Тайгун считается основателем китайской военной науки, является автором трактата «Шести военных стратегий» 六韬(пин.liùtāo). Под именем Цзян Тайгун в китайском языке подразумевают человека, заблаговременно имеющего четкое представление о каких-либо событиях, которые произойдут в будущем. Такой человек все делает не торопясь, без суеты, терпеливо ожидая свой шанс, так как знает ясный порядок вещей в этом мире.

Возвращаясь к описаниям героинь, следует сказать, что раскрывая красоту девушек, Цао Сюэцинь зачастую использовал сравнение с цветами, плодами, деревьями и т.д. Такого рода описания являются всего лишь метафорой, цель которой является не создание конкретного, нового образа, а лишь раскрытие его. Следует отметитить, что в традиционной китайской живописи не существовал жанр портрета. Даже живопись цветов, птиц, природы все же в большей степени относится к абстрагированию объекта. Таким образом, цель - передать идеи образов, но не их внешний вид. Поэтому естественно предположить аналогичное восприятие внешности героев и в романе, к примеру, Баочай:

«Губы не подкрашены, - а красны, брови не подрисованы, - а зелены, глаза как влажный абрикос».

«Лицо походило на серебряный таз, глаза - все равно что влажные абрикосы, губы не накрашены, - киноварь, брови не подведены, - а изумрудно зелены».

Сравнение глаз Баочай с влажным плодом также передает идею образа, а не внешний вид девушки:

«Глаза как влажный абрикос».

Олицетворение

Стилистический прием, заключающийся в том, что неодушевленные предметы и явления наделяют свойства и особенности, действия и поступки, мысли и чувства, присущие одушевленным предметам. Таким образом, олицетворять - значит придавать предметам и явлениям человеческие свойства.

态生两靥之愁,娇袭一身之病。

«Печаль застыла в ямочках на щеках, в нежном облике чувствуется болезненность».

Описывая внешность героини романа Линь Даоюй, Цао Сюэцинь также использует олицетворение: 态生两靥之愁 (пин. Tài shēng liǎng zhī chóu) «печаль застыла на ямочках», этот тип иносказательности позволяет углубить впечатление, усилить художественное воздействие речи.

这空虚有即刻发生反响,回向我的耳朵里,给我一个难堪的恶毒的

冷嘲。

«Эта пустота немедленно отозвалась во мне, невыносимо язвительно

насмехаясь надо мной»

Здесь пустота не прямое, а абстрактное понятие, она передает атмосферу некой ситуацию, чувство, но не вещь. С помощью олицетворения автору удалось наиболее сильно передать вызываемый страх «пустоты немедленно отозвавшийся в человеке».

Образный параллелизм.

Для 排比характерен не только количественный, а также лексический и грамматический параллелизм составляющих её частей. Например, перечисляя черты внешности и характера главного героя романа, автор использует параллелизм, который выражается в повторении союза 时而(пин.Shí'ér) «то», связывающего однородные прилагательные в предложении.

宝玉是这部小说的主人公,他是个美男子,时而聪慧,时而乖张,时而善良,时而恶毒。他不是别人,正是女娲补天时剩下的一块石头。

«Баоюй, герой романа, красавец, то умный, то взбалмошный, то добрый, то злой, есть некто другой, как тот лишний камень, который не пошел в дело у Нюйва, когда она подпирала обрушившийся свод неба».

两弯似蹙非蹙肙烟眉,一双似喜非喜含露目。

«Два изгиба вроде бы нахмуренных, как бы окутанных дымкой бровей, пара вроде бы радостных, таящих в себе чувство глаз».

В китайском языке есть афоризм, который Цао Сюэцинь использовал в романе, говоря о домах Нинго и Жунго. Внешнее процветание и знатность домов не могут скрыть внутреннего упадка.

月满则亏,水满则溢。

«Полная луна обязательно пойдет на убыль, вода до краев обязательно выльется».

Параллелизм в данном высказывании выражается в использовании наречия (пин.) «обязательно, как правило» в двух частях сложного предложения. Также автор сравнивает воду и луну. Эти два образа также олицетворяют два дома: Жунго и Нинго, предсказывая их упадок, «луна пойдет на убыль», «вода выльется».

Гипербола

Как уже было сказано в предыдущей главе, гипербола допускает, предполагает сознательный отход от фактов. Используя гиперболу автору не нужно строго придерживаться реальных обстоятельств. Гипербола отражает предметы, события, действия в преувеличенном виде.

При описании Баочай автор, чтобы показать ее красоту, использует преувеличение 百里挑一 (пин.bǎi lǐ tiāo yī) «одна из ста».

她可是百里挑一的大美人

«Она одна из ста девушек наделена такой красотой».

Искренние и глубокие чувства Баоюй к Лин Дайюй невозможно было изобразить, не использовав преувеличение.

«看见她一眼,这辈子就算没白活。

«Пусть даже я проживу жизнь зря, главное увижу ее глаза».

В данном подразделе главы были исследованы виды иносказательности в романе «Сон красном тереме» на конкретных примерах и определена их художественная роль. Были подобраны наиболее яркие примеры из романа «Сон в красном тереме», что помогло не только раскрыть виды иносказательности и их художественную роль, а также изучить образы главных героев, показать особенности характера и внешности.

.2 Метафора сна, образ зеркала и смерти в романе «Сон в красном тереме»

Метафора сна в романе «Сон в красном тереме»

Метафора в романе выражена не только в единичных предложениях, но также в целых абзацах, главах, в описаниях героев, событий, такое использование метафоры дает роману свойство метафоричности. Метафоричность романа, прежде всего, выражается в иносказательности и символах, тем самым создавая атмосферу условности, неопределенности, формируя глубокий философский смысл романа.

На всем протяжении романа встречаются буддийские идеи бытия и представления о другом мире. Первая глава раскрывает идею мира небожителей, история о камне приоткрывает дверь в другой мир. В зачине первой главы автор повествует о небожительнице Нюйве, которая подобрала драгоценный камень нефрит, в последующих главах он превратился в прекрасного юношу. Взаимодействие двух миров немаловажная часть романа. Сон в этом случае играет роль моста между реальным миром и миром небожителей.

Разграничения мира форм и мира людей также играют важную роль в понимании буддийской философии в романе. Мир форм - это высший уровень, мир похожий на рай, место существования небожителей и праведников. В то время как мир людей - это чувственный мир, в который могут проникнуть обитатели мира форм путем перерождения в обитателей промежуточных сфер (духов). Они могут родиться в мире людей в разных образах (человек, цветок). При этом их души помещаются в матку матери и рождаются, пренебрегая этап зачатия. В какой-то степени, эти идеи нашли отражение в образах главных героев Баоюя и Линь Дайюй.

В романе часто встречаются фразеологизмы, имеющие иносказательный смысл, такие как:

«Выше поднимешься - больнее падать».

«Даже самый роскошный пир не может длиться вечно».

«Когда дерево падает, обезьяны разбегаются».

Уже в XVII в. было известно, что Цао Сюэцинь использовал «изогнутую кисть», чтобы утаить истинный смысл некоторых понятий, о которых запрещалось даже упоминать в то время. Иносказательность, прослеживающаяся в предложениях, созданная путем использования олицетворений, сравнений, гиперболизации и т.д, создает эффект завуалированности общего смысла произведения. Цао Сюэцинь писал роман «Сон в красном тереме» не литературным китайским языком (文言; пин.wényán) , а бытовым, разговорным (白话; пин.báihuà);

Автор был великолепным поэтом и отлично владел классическим китайским языком. Слова автора в романе написаны в полуклассическом стиле, а диалоги - на пекинском диалекте. Пекинский диалект лежит в основе современного литературного китайского языка - путунхуа (普通话; пин.pǔtōnghuà). Важно отметить, что роман «Сон в красном тереме» использовался лексикографами начала XX в. при составлении словаря путунхуа.

Метафора сыграла две роли в произведении, она не только завуалировала смысл запретных тем, но и украсила роман иносказательностью, придав ему тем самым художественное своеобразие.

«Жизнь - это сон» - лейтмотивный смысл романа «Сон в красном тереме». Метафора сна является свойственной чертой мировоззрения даосской и буддийской философии. «Сон» прежде всего - метафора пустой, иллюзорной жизни. Даосы интересовались сном долгое время, большое значение придавали тому, что люди способны управлять своими сновидениями. В эпоху правления династии Мин китайский мудрец предложил создать «общество любителей снов».

Метафора сна - часто встречающийся художественный прием в китайской литературе. Не только в романе «Сон в красном тереме» речь идет о сне, но и в других известных произведениях упоминается эта тема. Например, «тревожный сон» в драме «Западный флигель» (西厢记; пин.xi xiāng jì), «злые сны» в романе «Речные заводи» (水浒传; пин.shuǐ hǔ zhuàn).

Идея жизни как сна рассматривается уже в названии романа. Заглавие романа «Сон в красном тереме» имеет два смысла и два ключевых слова. Можно рассмотреть «сон» (; пин.mèng) и «красный» ( ; пин.hóng), как прекрасная пора жизни. Но можно прочесть его и иначе, ключевые слова «сон» и «красный» имеют и другое значение. «Сон» несет смысл быстротечности жизни, если говорить с точки зрения буддизма, а слово «красный» - эпитет к словосочетанию «красная пыль» 红尘 (пин.hóngchén), сравнивается с мирской, плотской жизнью человека. По мнению Л.П. Сычева и В.Л. Сычева, изучавших значение цвета, красный цвет считается символом страсти человека. Также красный цвет обозначает женское начало.

В романе Цао Сюэцинь использует множество разных снов: «сон весенний», «потаенный сон», «сон бестолковый», «пустой сон» и т.д. Сон в романе видят не только люди, но растения. Примером может послужить фея реки Сяосян, написавшая стих «Сон хризантемы», где цветок чувствует приближение холода осени:

«У двора осенним днем проснулась ясно.

С облаками, с луной - не различить.

Стала феей отнюдь не подражая Чжуанцзы-бабочке.

Тоскую о прошлом, желая союза с Тао Линь.

Засыпая, одно за другим уходят за птицами.

Проснувшись, досадую на жуков и птиц.

Просыпаясь, кому поведать тоску?

При виде увядшей травы и холодного дыма нет границ чувству».

Многогранная поэтика сна, конечно, не случайна. Она создает атмосферу неопределенности, тоски и предчувствия надвигающейся беды. «Жизнь - это сплошной сон, поэтому жизнь можно считать абсурдно. Было в древности и существует сейчас одно - сон, и он полон абсурда».

Герои романа не только живут во снах, но и прозревают. Во сне они могут иногда понять то, что в обычной жизни уходит от их взора. В Стране Снов герои предвидят беды, иллюзорные соблазны действительности предупреждения их. Сон вещий, в произведении открывает высшую ясность духа и освобождает от реальной жизни.

Образ зеркала и образ смерти в романе «Сон в красном тереме».

Одну из важнейших ролей в романе «Сон в красном тереме» играет образ зеркала, который связан с метафорой сна. Подтверждением этому может служить одно из названий романа, которое хотел дать Цао Сюэцинь роману «Сон в красном тереме» - «Повествование о Драгоценном Зерцале Ветра и Луны».

В даосизме образа зеркала использовался как метафора сердца, обладателя сознания. «Зерцало темное от скверны омой - и беспорочен стань душой». Истинная суть человека отражается в зеркале, а зеркало, также как и сновидения, представляет иллюзию жизни. Зеркало - и есть сон. Зеркало - в китайской литературе - метафора изменчивости, неоднозначности. Зеркало - метафора загадочности и переменчивости главного героя Баоюя, то он безумный, то в своем уме. Зеркало - также считается метафорой загадочности и самого романа. Изучающие «Книгу перемен» видят в романе отражение «Книги перемен», проповедники даосизма видят отражение разврата, критики романов- «писателя - гения», а сплетники - «дворцовые тайны».

Для Цао Сюэциня образ зеркала - это искусство, подобие мира, сон. В целом роман является зеркалом, которое отражает время, эпоху, искажает имена. С другой стороны зеркала, Цао Сюэцинь видит свое отражение в Баоюй.

Баоюй также является зеркалом. На нем отражается вся ситуация семьи, судьба героев. Примером может послужить смерть Дайюй, в этот момент Баоюй выплевывает сгусток крови, это знак-отражение того, что она умирает от болезни легких. Баоюя считают «камнем трех жизней», ему доступно знание о настоящем, прошлом и будущем.

Сон - также является метафорой смерти. Смерть в романе не конец жизни, а лишь переход ее в другое состояние, также и сон является временным переходом в параллельную жизнь. «В мифологическом мышлении смерти как чего-то конечного, завершенного нет, а есть исчезновение, одновременное появлению».

Мысль и том, как быстротечна жизнь прослеживается на протяжении всего романа. Цао Сюэцинь, используя все возможные сюжетные повороты судьбы героев, быстро находит выход, отправляя их на тот свет. В романе достаточно много смертей, в таком романе с огромных количеством персонажей, смерть является единственным способом исключить персонажа из произведения. С другой стороны, «смерть героев» заостряет внимание на том, что в жизни все не вечно. Тема смерти привносит трагические краски в жизнь живых людей, она похожа на «музыку, которая звучит за кадром», выражается то предчувствием несчастья, то описанием того, как герои переживали горе, и это все превращает роман в произведение о трагедии жизни.

Баоюй постоянно вспоминает о смерти, чувствуя конец. Так, Баоюй просит Сижень, чтобы она не уходила к родным:

«Только прошу вас вместе присматривать, ухаживать за мной, пока я в один день не превращусь в летучий прах, нет, прах - это мало, прах еще имеет форму и след, еще имеет сознание, - пока я не превращусь в клубок легчайшего дыма, и когда рассеюсь ветром, тогда вам не будет дела до меня, и мне не будет дела до вас. Тогда оставьте меня, и я отпущу вас куда угодно». Для Баоюя смерть имеет женскую природу. Смерть подобна растворению в слезах, в женском начале.

Во снах героев предупреждают о смерти. Сон - это и есть подготовка к смерти. Лишь во сне герои имеют возможность видеться с умершими. Чаще всего, они получают от них предупреждение или помощь. Перед смертью умершие зовут своих родных в Страну Грез, помогая перейти из «этого» в «тот» мир. Сон - путь к смерти.

В романе герои после смерти обычно снятся близкому человеку, чтобы проститься. Саньцзе, отвергнутая Лю Сянлянем, кончает жизнь самоубийством и является к любимому:

«Уже пять лет как я, безумная, люблю вас, - проговорила она. - Я не могла предположить, что у вас такое бесчувственное сердце. И вот мне приходится расплачиваться жизнью за свою страсть. Я не могла сразу с вами расстаться и решила явиться вам на мгновение! Из ее глаз снова полились слезы, которые омочили одежду Лю Сян-ляня».

Образ смерти в романе «Сон в красном тереме» играет значимую роль, раскрывает иносказательность, которую использовал автор в написании романа. Образ смерти является одним из путей «пробуждения», освобождения от сна.

Цао Сюэциню удалось воссоздать не только этнографически точные картины жизни и быта знатной семьи XVIII в., но воссоздать национальное мироощущение и мировоззрение китайского народа. Также автору удалось воплотить в слове художественные приемы, которые проистекали из этой национальной картины, используя символические образы. Одновременно в романе были использованы многие традиционные мотивы прозы того времени, к примеру, образ спустившегося божества, посещение героями романа иного мира, а также снов-предсказаний.

На композиционную структуру романа оказали и традиционные законы жанра. Цао Сюэцинь пользуется приемом сопоставления разных по статусу героев, сопряжения однотипных героев, используя прием «парных жизнеописаний», он «привозит», «увозит», «перемещает» своих героев в художественном пространстве романа, чтобы мотивировать ситуацию. На прозрачность подобных мотивировок указывали традиционные комментаторы романа.

Цао Сюэцинь избрал для романа форму многоглавого романа (другой большой повествовательный формы в китайской литературе в XVIII в. не было). Цао Сюэцинь отчасти соблюдает законы этого жанра и тонко чувствует эстетические возможности, заложенные в нем. Традиционные приемы многоглавого романа используются автором в наибольшей степени при описании потустороннего мира, - это эпизоды встречи героев с миром инобытия, миром фей или миром демонов, который к тому еще воспринимается как мир женский и мир мужской (в райском мире божества - женщины, в аду демоны - мужчины). К примеру, когда Баоюй попадает в мир духов и фей, он видит дивной красоты вещи, вкушает дивное вино, слушает дивную музыку и пение, видит редких по красоте дев и т.д.

Эстетика традиционного многоглавого романа обычно вынуждает писателя прибегать в описании к стилю пяньли, который требовал построения фраз из 4-6 иероглифов, которые рифмовались. В портрете героини перечислялись глаза, зрачки, лицо, щеки, волосы, брови, губы, зубы, ножки, шаг и талия. Брови часто сравнивались с только что «народившейся Луной, сияние глаз - с Солнцем» или даже «осенней стылой водой», «весенний персик» - это лицо, «нефритоподобная плоть» красавицы обычно благоухает дивно, ножки - «золотые лотосы», стан обычно как ива, или «извивен как гибкая ива», волосы - «на висках лежат закручено, как улитки». Подобная техника описания являлась жанровой особенностью многоглавого романа и отвечала его эстетическим нормам. В романе Цао Сюэцинь создал свой мир художественной реальности, для чего реформировал не внешний облик многоглавого романа с его характерными приметами, а изменил идеологию романа.

«Имя героя - составная часть образа» рассматривается прием создания символического имени - «имя и смысл, в нем заключенный», который используется в романе довольно широко. Об этом приеме Цао Сюэцинь говорит сам уже в 1-й главе романа. Многие комментаторы указывали, что в именах автор использует прием омонимии, и рекомендовали читателю при чтении романа прежде всего принять во внимание смысл имени героя. (В русском издании романа смысл имен героев не раскрывается дополнительным переводом, отчего специфика имени и самого романа ускользает от читателя). Имена в романе указывали на какие-то черты героя (к примеру, имя Дайюй акцентирует внимание на бровях девушки, которые, поскольку она часто грустит и плачет, на ее лице могут быть самой выразительной деталью), на социальное положение (например, слово «драгоценность» в именах Баоюя и Баочай). Имя Баоюй несет идею неизменной сущности героя, которая предопределяет его линию поведения. Характер Баоюя и, соответственно, смысл заложенный в его имени, раскрывает фея, которая говорит ему: «Ты раб своих чувств, я полагаю тебя за того, у которого все помыслы о блуде, только то, что таит твое сердце, ты не позволяешь себе высказать вслух, однако позволяешь себе воспарять духом, и при том великая благодать прозрения не посещает тебя».

Сочетание «Баочай» имеет смысл «драгоценная шпилька для волос», и используется как имя по достижении совершеннолетия. Разломанная шпилька и разломанное пополам зеркало - символы разлуки влюбленных или супругов. Имя Баочай - «Драгоценная заколка» как бы уже таит в себе смысл о ее несчастной судьбе. Баоюй и Баочай - это замещающие определения, используемые вместо штампа «красавица и талантливый юноша». Цао Сюэцинь пишет о юноше - «красавце», точно «драгоценный нефрит» и «девушках, драгоценных шпильках». Имя у Цао Сюэциня - это часть образа.

На мировосприятие Цзя Баоюя глубокое влияние оказывает философия Лао-цзы и Чжуан-цзы, что идет в разрез с конфуцианским образованием, которое стремится дать ему отец. Баоюй испытывает нестерпимую скуку и отвращение к изучению конфуцианских книг. В то же время он ощущает невозможность изменить трагическую действительность и с радостью воспринимает такие даосские принципы, как возвращение к естественности, безразличие к деньгам и карьере, недеяние «увэй». Эти принципы служат для него защитой собственной индивидуальности от нивелирующего влияния феодальной этики. Глубокое влияние на сознание Цзя Баоюя оказывает и философия буддизма, в особенности чань-буддизм. В конце романа Баоюй избирает путь буддийского монаха, пытаясь уйти от трагической действительности с помощью религиозного «рласения». Для него единственно важным в религии является путь индивидуального спасения. Самый выдающийся, талантливый и незаурядный представитель рода Цзя заканчивает свою жизнь в рясе монаха, уходя в «пустоту».

Список использованных источников и литературы

Источники

Цао Сюэцинь. Сон в красном тереме. // Сюэцинь, Цао. - М.: Художественная литература, 1995. - 598с.

曹雪芹。 «红楼梦» -北京: 人民文学出版社, 1974- 406页。

Цао, Сюэцинь. Сон в красном тереме. - Пекин: Народная литература, 1974. -406 с.

Литература на русском языке

Алексеев В.М. Труды по китайской литературе. // В.М. Алексеев. - М.: Восточная литература, 2003. - 387 с.

Аникина Г.П. Китайская классическая литература: Учебно-методическое пособие. // И.Ю. Воробьёва, Г.П. Аникина. - Хабаровск: Дальневосточный государственный гуманитарный университет, 2008. -153с.

Бокщанин А.О. «Сон в красном тереме». Судьба великого романа и его автора. // А.О. Бокщанин, О.Н. Непомнин. - Казань: Татарский мир. - №15. - 2004. -с. 5-6.

Горелов В.И «Стилистика современного китайского языка». Учеб. пособие для студентов пед. институтов по специальности № 2103 «Иностр. яз.». - М.: Просвещение, 1979. - 232 с.

Крупчанов Л.М. Теория литеатуры. // Л.М. Крупчанов. - М.: Наука, 2012. - 60с.

Лин-Лин О. Новые герои в романе Цао Сюэциня «Сон в красном тереме» // О. Лин-Лин. - М.: Литература и культура Китая, 1972. - 80с.

Ломов В.М. Сто великих романов // В.М. Ломов. - М.: Вече, 2010. -135 с.

Поспелов Г.Н. Введение в литературоведение // Г.Н.Поспелов, П.А. Николаев, И.Ф. Волков. - М.: Высшая школа, 1988. -528

Скиба В.А., Чернец Л.B. Образ художественный // Л.В.Чернец и др. Введение в литературоведение. - М.: Просвещение, 2004. - С.220

Сычев Л.П. Китайский костюм. Символика вещей в китайской культуре // Л.П. Сычев. - М.: Дальневосточная литература, 1973. -184 с.

Тан И. «Об исторической достоверности действительности, отражённой в романе «Сон в красном тереме» // Тан И. «Теоретические проблемы изучения литератур Дальнего Востока: Тезисы докладов науч. конф.» - Л.;М., 1980. - с.13.

Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. - М.: Аспент пресс, 1999. -203с.

Федотов О. И. Введение в литературоведение: Учеб. пособие. - М.: Академия, 1998. -170с.

Фишман, О.Н. Китайский сатирический роман // О.Н. Фишман. -М.: Восточная литература, 1960. - 244с.

Фишман, О.Л. «Сон в красном тереме» История всемирной литературы // О.Л. Фишман. - М.: Восточной литературы, 1988. -289с.

Лин Лин О. Цао Сюэцинь и его роман «Сон в красном тереме». - М.: МГУ, 1972. - 82 с.

В.Ф.Корша, Васильев В. П. Очерки истории китайской литературы // Корш В.Ф. Всеобщая история литературы. Е. 1, ч. 1. - М.: Восточной литературы, 1989. - 585с.

Меньшиков Л. Н., Рифтин Б. Л. Неизвестный список романа «Сон в красном тереме» // Л. Н. Меньшиков. - М.: Восточной литературы, 1964. - 201с

Рождественский В.С. О приемах поэтической речи. Читая Пушкина // В.С Рождественский. - Ленинград: Детгиз, 1962. - 62 с.

Поспелов Г.Н. Введение в литературоведение: Учеб. для филол.. спец. ун-тов // Под ред. Г.Н. Поспелова. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1988. - 312с.

Тютчев Ф.И. «Сочинения в двух томах» // - Одесса: Правда, 1980 г. - 288 с.

Веселовский А.Н. Психологический параллелизм и его формы в отражениях поэтического стиля // Веселовский А.Н. Историческая поэтика. - М.: Высш. шк., 1898. - 232 c.

Ба Цзинь «Семья». -М.: Государственное издательство художественной литературы ГОСЛИТИЗДАТ, 1956 г. -78с.

Васильев В. П. Очерк истории китайской литературы. - Санкт-Петербург: Институт Конфуция в СПбГУ, 2013. - с. 324.

Ломов В.М 100 великих романов. . - М.: Высш. шк., 1988. - 312с.

Литература на китайском языке:

Ху, Ши. Полное изучение комментариев «Сна в красном тереме». - Шанхай: Литература и искусство, 1988. - 202 с. 胡適。 «胡適紅樓夢研究論述全編» -上海:上海古籍出版社 (Ху ши «Ху ши хун лоу мэн янь цзю лунь шу цюань бянь» -Шан хай: Шанхай гу цзи чу бань шэ. ) - 1988. -202.

У, Шичан. «Поиск внешних истоков «Сна в красном тереме». - Шанхай: Древняя литература, 1980. -153 с. 吳世昌 «紅樓夢探源外編» - 上海:上海古籍出版社, (У Шичан «Хунлоумэн тань юань вай бянь» - Шан хай: Шан хай гу цзи чу бань шэ), - 1980 -153 页。

Чжан, Цзиньчи. Взляд сквозь трубу на красный терем. - Пекин: Культура и просвящение, 2009. -144 с. 张锦池 «红楼管窥» 。北京: 出版社文化艺术, (Чжан Цзиньчи «Хун лоу гуань куй». - Бэйцзин: Чубань шэ вэнь хуа и шу), - 2009 -144页。

Юй Пинбо. Восьмидесятое издание Сна в красном тереме. - Харбин: Народная литература. - 1958. - с. 521. 俞平伯. «紅楼梦八十回校本». -哈尔滨:人民文学出版社, (Юйпинбо. «Хун Лоу Мэн Баши Хуэй Цзяобэнь». - Хаэрбинь: Жэньминь Вэньсюэ Чубань Шэ). - 1958. - с. 521.

Ю Инши. Два мира Сна в красном тереме. - Шанхай: Академия общественных наук (КНР), - 1961. - с. 209.余英时. «红楼梦的两个世界». - 上海:上海社会科学院出版社.. (Юйинши. «Хунлоумэн Дэ Лян Гэ Шицзе». - Шанхай: Шанхай Шэхуэй Кэсюэюань Чубань Шэ.). - 1961. - с. 209.

Чжан Айлин. Кошмар в красном тереме. Пекин: Пекинское октябрьское литературное издательство. - 1967. - с. 189. 张爱玲. «红楼梦魇». -北京: 北京十月文艺出版社. (Чжанъайлин. «Хунлоу Мэнъянь». - Бэйцзин: Бэйцзин Ши Юэ Вэньи Чубань Шэ.). - 1967. - с. 189.

Ху Ши. Исследования романа Сон в красном тереме. - Шанхай: Академия общественных наук (КНР). - 1971 . - с. 232. 胡适. «红楼梦»考證». -上海: 上海社会科学院出版社. (Хуши. «Хунлоумэн» Каочжэн». Шанхай Шэхуэй Кэсюэюань Чубань Шэ. Шанхай). - 1971 . - с. 232.

Кун Цю. Книга песен. - Пекин, 2006. - С. 45. 孔丘 «诗经». - 北京: 北京出版社, (Кун Цю «Ши Цзин». Бэйцзин: Бэйцзин Чу Бань Шэ). - 2006. - 45

Ба Цзинь. Говорящее дерево. - Цзинань: Рассвет2005. - с. 102. 巴金 «能言树». -濟南:平明出版社. (Ба Цзинь «Нэн Янь Шу». - Цзинань: Пин Мин Чу Бань Шэ). - 2005. -102

Лу Синь. Пишу в глубокой ночи. - Шанхай: Академия общественных наук (КНР), 1987. - с. 57.魯迅 «写于深夜里». -上海:上海社会科学院出版社. (Лу Сюнь «Се Юй Шэнь Е Ли». - Шанхай: Шан Хай Шэ Хуэй Кэ Сюэ Юань Чу Бань Шэ.). -1987. -57

Лао Шэ. Последний юань. - Пекин: Народная литература, 2011. - С. 45.老舍 «老舍作品新编». - 北京: 人民文学出版社.(Лао Шэ «Лао Шэ Цзо Пинь Синь Бянь». - Бэй Цзин: Жэнь Минь Вэнь Сюэ Чу Бань Шэ), 2011. -45

Е Шэнтао. Смотритель царских усыпальниц. - Пекин: Хуася, 1997. - С. 125. 叶圣陶 « 叶圣陶代表作». - 北京:华夏出版社 (Е Шэнтао «Е Шэнтао Дай Бяо Цзо». - Бэйцзин: Хуая Чушаньшэ), 1997. -125

Лао Шэ. Серп луны. - Пекин: Литературы и искусства Цзянсу, 2006. - С. 78. 老舍 «月牙儿». -北京:江苏文艺出版社(Лао Шэ «Юэ Я Эр». -Бэй Цзин: Цзян Су Вэнь И Чу Бань Шэ), 2006. -78

Лао Шэ. Полное собрание рассказов. -Ухань: Литературы и искусств Янцзы, 1993. - С. 89. 老舍 «老舍小说全集». - 武汉:长江文艺出版社(Лао Шэ «Лао Шэ Сяо Шо Цюань Цзи». - У Хань: Чжан Цзян Вэнь И Чу Бань Шэ), 1993. - 89

Ай У. Ночь возвращается. - Пекин: Народная литература, 2005. - С. 221. 艾芜 «艾芜选集». - 北京:人民文学出版社(Ай У «Ай У Сюань Цзи». - Бэй Цзин: Жэнь Минь Вэнь Сюэ Чу Бань Шэ), 2005. -221

Дин Лин. Сбоник произведений Дин Лин. - Пекин: Яньшаньское издательство, 2006. - С. 165丁玲. «丁玲精选集». - 北京: 北京燕山出版社 (Дин Лин. «Дин Лин Цзин Сюань Цзи». - Бэй Цзин: Бэй Цзин Янь Шань Чу Бань Шэ), 2006. -165

Мао Дунь. Затмение. - Пекин: Народная литература, 1983. - С. 64. 茅盾. «». - 北京:人民文学出版社( Мао Дунь. «Ши». - Бэй Цзин: Жэнь Минь Вэнь Сюэ Чу Бань Шэ), 1983. -64

Мао Дунь. Полночь. - Пекин: Народная литература, 1982. - С. 43. 茅盾. «子夜». - 北京: 人民文学出版社(Мао Дунь. «Цзы Е». - Бэй Цзин: Жэнь Минь Вэнь Сюэ Чу Бань Шэ), 1982. -43.

Лю Хэ «Сохранение нравственности потомков. Азы совершенствования стиля». - Чанчунь: Народное издательство, 1962. - С. 141. 刘禾 «孙德复. 修辞初步». -长春市: 林人民出版社(Лю Хэ «Сунь Дэ Фу. Сю Цы Чу Бу». -Чжан Чунь Ши: Линь Жэнь Минь Чу Бань Шэ), 1962. -141

Люй Цзин Сянь «Изучение стилистики». - Хэнань: Хэнаньский университет, 1900. - С. 141.吕景先. «语言文史丛谈». - 河南: 河南大学出版社(Лу Цзин Сянь. «Юй Янь Вэнь Ши Цун Тань». - Хэ Нань: Хэ Нань Да Сюэ Чу Бань Шэ,), 1900. -89

Чжан Тянь-и «Отправиться на просмотр фильма». - Пекин: Литературная реформа, 1960. - С. 15. 张天翼. «去看电影». -北京:文学改革出版社(Чжан Тянь И. «Цюй Кань Дянь Ин». -Бэйцзин: Вэнь Сюэ Гай Гэ Чу Бань Шэ), 1960. -15

Люй Цзин Сянь. «Изучение стилистики». - Хэнань: Хэнаньский университет, 1900. - С. 89.吕景先. «语言文史丛谈». -河南:河南大学出版社(Лу Цзин Сянь. «Юй Янь Вэнь Ши Цун Тань». -Хэ Нань: Хэ Нань Да Сюэ Чу Бань Шэ), 1900. -141

Ба Цзинь «Отдых в саду». - Чжэцзян: Литература и искусство, 2003. - С.211. 巴金. «憩园». - 浙江:浙江文艺出版社(Ба Цзинь. «Ци Юань». - Чжэ Цзян: Чжэ Цзян Вэнь И Чу Бань Шэ), 2003. -211

Лу Синь «Скорбящий». - Пекин: Китайская молодежь, 2004. - С.345.鲁迅. «伤逝». -北京:中国青年出版社(Лу Сюнь. «Шан Ши». -Бэй Цзин: Чжун Го Цин Нянь Чу Бань Шэ), 2004. -345

Тань Юн «Простое объяснение стилистики». - Шанхай: Издательство Тань Юн, 1953. - С.45.谭庸. «修辞浅说». -上海:谭庸出版社(Тань Юн. «Сю Цы Цянь Шо». -Шан Хай: Тань Юн Чу Бань Шэ), 1953. -45

Тао Чжу «Сборник сочинений». - Пекин: Китайская молодежь, 2000. - С.145. 陶铸. «陶铸文集». -北京:中国青年出版社(Тао Чжу. «Тао Чжу Вэнь Цзи». -Бэй Цзин: Чжун Го Цин Нянь Чу Бань Шэ), 2000. -145

Чжан Гун «Современная стилистика китайского языка». - Пекин: Китайская молодежь, 1963. - С. 85. 张弓. «现代汉语修辞学». -北京:中国青年出版社(Чжан Гун. «Сянь Дай Хань Юй Сю Цы Сюэ». -Бэй Цзин: Чжун Го Цин Нянь Чу Бань Шэ.), 1963. -85

Ба Цзинь. Сборник рассказов. - Пекин: Народная литература, 1999. - С. 112. 巴金 «巴金短篇小说集». -北京:人民文学出版社(Ба Цзинь «Ба Цзинь Дуань Пянь Сяо Шо Цзи». -Бэй Цзин: Жэнь Минь Вэнь Сюэ Чу Бань Шэ), 1999. -112

Тянь Цзянь «Я на вершине горы, покрытой пионами». - Пекин: Народная литература, 1989. - С. 42. 田间. «我在牡丹峰». -北京: 人民文学出版社(Тянь Цзянь. «Во Цзай Му Дань Фэн». -Бэй Цзин: Жэнь Минь Вэнь Сюэ Чу Бань Шэ), 1989. -42

Оуян Шань «Высший руководящий состав». - Пекин: Китайская современная литература, 1989. - С. 49. 欧阳山. «高干大». -北京:中国现代文学百家(Оу Ян Шань. «Гао Гань Да». -Бэй Цзин: Чжун Го Сянь Дай Вэнь Сюэ Бай Цзя),1986. -49

Литература на иностранных языках:, Goldsmith. The citizen of the world; or letters from a chinese philosopher, residing in London, to his friends in the East. (Оливер, Голдсмит. Гражданин мира; или письма китайского философа, проживающего в Лондоне, своим друзьям на востоке.) // Голдсмит Оливер. - М.: Наука, 1974. -180 с.

Похожие работы на - Виды иносказательности в романе 'Сон в красном тереме'

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!