Политические доктрины раннего и зрелого буржуазного общества

  • Вид работы:
    Контрольная работа
  • Предмет:
    Политология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    23,75 Кб
  • Опубликовано:
    2015-07-12
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Политические доктрины раннего и зрелого буржуазного общества

ВВЕДЕНИЕ

Логическим продолжением идей, высказанных мыслителями периода Возрождения, стали общественно-политические взгляды эпохи Просвещения. Просвещение (английское, французское, немецкое) выступило как широкое социально-политическое и философское учение, которое открыто отвергало идеологию феодального общества и обосновало основные политико-правовые доктрины буржуазного общества.

Исходной точкой этого учения стала идея "естественных прав" человека, направленная против абсолютизма и теологии. Она не была новой, но качественно иной была трактовка ее содержания. Теперь в "естественных правах" видели продиктованные разумом, от природы данные людям свойства: быть свободными, обладать и распоряжаться собственностью, быть равными друг другу, иметь гарантии от произвола и т.п.

Идею "естественных прав" развивала и дополняла концепция "общественного договора", согласно которой первобытные люди жили в "естественном состоянии". Чтобы избежать опасностей, неудобств, столкновений они решили выйти из "естественного состояния" и жить в состоянии гражданском. Для этого они заключили договор и создали государство вставшее над ними и вобравшее в себя и индивида и общество.

Эпоха Просвещении породила блестящую плеяду мыслителей: Гобсс и Локк (Англия), Джефферсон (США), Монтескье, Руссо (Франция), Кант и Гегель (Германия). В основе их концепций были принципы рациональности (разумности), законности и соблюдения естественных, равных для всех и каждого прав человека.

Значением этих концепций и обусловлен выбор темы контрольной работы: "Политические доктрины раннего и зрелого буржуазного общества", целью которой является теоретический анализ основных политико-правовых доктрин буржуазного общества.

Для реализации поставленной цели мы определили следующие задачи:

.охарактеризовать идею общественного договора Т. Гоббса;

.проанализировать идею государственного устройства Дж. Локка;

.изучить представления о народном суверенитете и общей воле Ж.-Ж. Руссо.

. ИДЕЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА Т. ГОББСА

суверенитет буржуазный общество руссо

В 1640 г. в Англии началась революция в защиту прав парламента, против ряда феодальных пережитков и своеволия короля. Среди защитников королевской власти был английский философ, теоретик естественного права Томас Гоббс (1588-1679). В начале революции он написал трактат в защиту королевской власти и был вынужден эмигрировать. В Париже Гоббс продолжил разработку своей философской системы; там же была издана его книга с осуждением революции и гражданской войны. После окончания гражданской войны Гоббс опубликовал в Лондоне свое основное
произведение - "Левиафан, или материя, форма и власть государства" (1651 г.).
Гоббс строил свое учение на изучении природы и страстей человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество (стремление к наживе), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолюбие). Эти страсти делают людей врагами: "Человек человеку - волк" (homo homini lupus est). Поэтому в естественном состоянии, где нет власти, державшей людей в страхе, они находятся в "состоянии войны всех против всех" (bellum omnia contra omnes). Пагубность "состояния войны всех против всех" понуждает людей искать путь к прекращению естественного состояния; этот путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу, естественное право - свобода делать все для самосохранения; естественный закон - запрет делать то, что пагубно для жизни).

Естественные законы гласят, что следует искать мира; в этих целях нужно взаимно отказаться от права на все; "люди должны выполнять заключенные ими соглашения". Отказываясь от естественных прав (т. е. свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство, сущность которого Гоббс определял как "единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как оно сочтет необходимым для их мира и общей защиты" [2].

Государство - это великий Левиафан (библейское чудовище), искусственный человек или земной бог; верховная власть - душа государства, судьи и чиновники - суставы, советники - память; законы - разум и воля, искусственные цепи, прикрепленные одним концом к устам суверена, другим - к ушам подданных; награды и наказания - нервы; благосостояние граждан - сила, безопасность народа - занятие, гражданский мир - здоровье, смута - болезнь, гражданская война - смерть. Власть суверена абсолютна: ему принадлежат право издания законов, контроль за их соблюдением, установление налогов, назначение чиновников и судей; даже мысли подданных подчинены суверену - правитель государства определяет, какая религия или секта истинна, а какая нет.

Частная собственность, по Гоббсу, является условием общежития, "необходимым средством к миру". Собственность, не забывает добавить Гоббс, не гарантирована от посягательств на нее со стороны суверена, но это относится более всего к установлению налогов, которые должны взиматься с подданных без каких-либо исключений и привилегий.

В трудах Гоббса содержится понимание свободы как права делать все то, что не запрещено законом. "Там, где суверен не предписал никаких правил, подданный свободен делать или не делать согласно своему собственному усмотрению". Цель законов не в том, чтобы удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать им правильное направление. Законы подобны изгородям по краям дороги, поэтому лишний закон вреден и не нужен. Все, что не запрещено и не предписано законом, предоставлено усмотрению подданных: таковы "свобода покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать свое местопребывание, свою пищу, свой образ жизни, наставлять своих детей по своему усмотрению и т. д.". Рассуждая об отношениях подданных между собой, Гоббс обосновывал ряд конкретных требований в области права: равный для всех суд присяжных, гарантии права на защиту, соразмерность наказания преступлению и др.

В концепции Гоббса нет оправдания тоталитаризма: "Граждане пользуются тем большей свободой, чем больше дел законы оставляют на их усмотрение..., - писал Гоббс. - Граждане цепенеют, если не делают ничего без прямого предписания закона... Законы установлены не для прекращения, а для направления человеческих действий, подобно тому как природа поставила берега не для задержания течения реки, а для того, чтобы направлять его".

Гоббс - сторонник сильной власти. Его симпатии на стороне абсолютной монархии. Вместе с тем он считал, что подданные способны делать по своему усмотрению то, что не запрещено законом. Они должны иметь на уровне частноправовых отношений широкую инициативу, систему прав и свобод [4].

По существу Гоббс обосновывал принципы гражданского общества, защищенного авторитарной властью. Особенность учения Гоббса в том, что гарантией правопорядка и законности он считал неограниченную власть короля, с осуждением отнесся к гражданской войне, усмотрев в ней возрождение пагубного состояния "войны всех против всех". Поскольку же такая война, по его теории, вытекала из всеобщей враждебности индивидов, Гоббс и выступал в защиту королевского абсолютизма.

Таким образом, можно отметить двойственный характер политического творчества английского мыслителя. С одной стороны, Гоббс своей концепцией договорного происхождения снимает с государства ореол божественности и выводит его законы из разума и опыта, с другой стороны, выступает в качестве теоретика политического абсолютизма, ратовавшего за неограниченную государственную власть: абсолютное государство, неподвластное политико-правовому ограничению, необходимо, с его точки зрения, как гарантия от недостатков человеческой природы. Кроме того, начиная с Т. Гоббса, в западноевропейской политической теории утверждается образ государства как сложного политического макроорганизма, для понимания которого необходим системный подход к политической жизни [5].

2. ИДЕЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА ДЖ. ЛОККА

Джон Локк (1632-1704) - один из классиков раннебуржуазного либерализма. Его политико-правовые взгляды изложены в труде "Два трактата о государственном правлении" (1690). Локк считается теоретиком парламентской демократии, разработавшим принципы конституционного ограничения абсолютной власти.

Дж. Локк, как и Т. Гоббс, использует фикцию природного (естественного) состояния, хотя и в диаметрально противоположном смысле: это дополитическое, а не досоциальное состояние, в котором люди жили в мире, будучи добрыми и разумными существами. «Естественное общежитие» основано на принципах равенства и обладания естественными правами, к числу которых относится право на жизнь, на невмешательство в жизнь окружающих, свобода ( человек свободен от какой бы то ни было стоящей выше его власти на земле, руководствуясь только законом природы, т.е. разумом), а также право собственности, мерой которой является труд человека [5].

По Дж. Локку, до возникновения государства люди пребывают в естественном состоянии. В предгосударственном общежитии нет "войны всех против всех". Индивиды, не испрашивая ничьего разрешения и не завися ни от чьей воли, свободно распоряжаются своей личностью и своей собственностью. Господствует равенство, "при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого". Чтобы нормы (законы) общения, действующие в естественном состоянии, соблюдалась, природа наделила каждого возможностью судить преступивших закон и подвергать их соответствующим наказаниям. Однако в естественном состояний отсутствуют органы, которые могли бы беспристрастно решать споры между людьми, осуществлять надлежащее наказание виновных в нарушении естественных законов и т. д. Все это порождает обстановку неуверенности, дестабилизирует обычную размеренную жизнь. В целях надежного обеспечения естественных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое сообщество, учредить государство. Дж. Локк особенно акцентирует момент согласия: "Всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа".

Государство представляет собой, по Дж. Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений, хозяйственных единиц) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т. е. право во имя общественного блага создавать законы (предусматривающие различные санкции) для регулирования и сохранения собственности, а также, право применять силу сообщества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне.

Строя государство добровольно, прислушиваясь тут только к голосу разума, люди предельно точно (можно даже сказать, скупо) отмеряют тот объем полномочий, который они затем передают государству. О каком-либо полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства (что имело место, например, в учении Т. Гоббса) у Дж. Локка нет и речи. Право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности - окончательные границы власти и действия государства, преступать которые ему заказано.

Государство получает от образовавших его людей ровно столько власти, сколько необходимо и достаточно для достижения главной цели политического сообщества. Заключается же она в том, чтобы все (и каждый) могли обеспечивать, сохранять и реализовывать свои гражданские интересы: жизнь, здоровье, свободу "и владение такими внешними благами, как деньги, земли, дома, домашняя утварь и т. д.". Все перечисленное Дж. Локк называл одним словом - собственность.

На закон и законность Дж. Локк возлагал очень большие надежды. В установленном людьми общем законе, признанном ими и допущенном по их общему согласию в качестве меры добра и зла для разрешения всех коллизий, он усматривал первый конституирующий государство признак. Закон в подлинном смысле - отнюдь не любое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. Если такой нормы-указания предписание в себе не содержит, оно не может считаться законом. Кроме того, по Дж. Локку, закону обязательно должны быть присущи стабильность и долговременность действия [1].

Следует также отметить выдвинутое им положение об обязанности в гражданском обществе всеми без исключения исполнять его законы. Отстаивание Локком идеи неотчужденности от личной свободы, права на жизнь и собственность было признано впоследствии началом идеологии буржуазного либерализма [4].

Ратуя за режим законности, он настаивал на следующем положении: кто бы конкретно ни обладал верховной властью в государстве, ему вменяется "управлять согласно установленным постоянным законом, провозглашенным народом и известным ему, а не путем импровизированных указов". Законы тогда способствуют достижению "главной и великой цели" государства, когда их все знают и все выполняют. В государстве абсолютно никто, никакой орган не может быть изъят из подчинения его законам. Такая позиция Дж. Локка определенно предвосхищала идею "правового государства", обстоятельно развитую в буржуазной политико-юридической литературе XVIII-XIX вв.

Как все иные политические установления, как само государство, позитивные законы создаются по воле и решению большинства. Дж. Локк поясняет, что все совершаемое каким-либо сообществом (единым целым) делается исключительно с одобрения входящих в него лиц. Всякое такое образование должно двигаться в одном направлении, и необходимо, чтобы оно "двигалось туда, куда его влечет большая сила, которую составляет согласие большинства". Отсюда заключение: каждый человек, согласившись вместе с другими образовать единый политический организм, подвластный одному правительству, берет на себя "обязательство подчиняться решению большинства и считать его окончательным". Тем самым Дж. Локк существенно скорректировал под углом зрения демократизма индивидуалистическое начало, которое присутствовало в его учении о государстве и праве. В свете такой корректировки было бы, вероятно, обоснованным квалифицировать это учение как либерально-демократическое.

Поддержание режима, свободы, реализация "главной и великой цели" политического сообщества непременно требуют, по Дж. Локку, чтобы публично-властные правомочия государства были четко разграничены и поделены между разными его органами. Правомочие принимать законы (законодательная власть) полагается только представительному учреждению всей нации - парламенту. Компетенция претворять законы в жизнь (исполнительная власть) подобает монарху и кабинету министров. Их дело ведать также сношениями с иностранными государствами (отправлять федеративную власть). Дж. Локк, однако, привнес в политическую теорию нечто гораздо большее, чем просто мысль о необходимости "уравновесить власть правительства, вложив отдельные ее части в разные руки".

Имея в виду не допускать узурпации кем-либо всей полноты государственной власти, предотвратить возможность деспотического использования этой власти, он наметил принципы связи и взаимодействия "отдельных ее частей". Соответствующие типы публично-властной деятельности располагаются им в иерархическом порядке. Первое место отводится власти законодательной как верховной (но не абсолютной) в стране. Иные власти должны подчиняться ей. Вместе с тем они вовсе не являются пассивными придатками законодательной власти и оказывают на нее (в частности, власть исполнительная) довольно активное влияние.

Вопрос о государственной форме, традиционный для европейской политической мысли со времен Аристотеля, тоже интересовал Дж. Локка. Правда, он не отдавал какого-то особого предпочтения ни одной из уже известных или могущих возникнуть форм правления; им лишь категорически отвергалось абсолютистски-монархическое устройство власти. Личные его симпатии склонялись скорее к той ограниченной, конституционной монархии, реальным прообразом которой являлась английская государственность, какой она стала после 1688 г.

В отношении правителей, которые осуществляют над своим народом деспотическую власть, у людей остается лишь одна возможность - "воззвать к небесам", применить силу "против несправедливой и незаконной силы". По закону, "изначальному и превосходящему все людские законы", народ "обладает правом судить о том, имеется ли у него достаточный повод обратиться к небесам". Суверенитет народа, по Дж. Локку, в конечном счете (и это ясно обнаруживается в кризисных ситуациях) выше, значительнее суверенитета созданного им государства. Если большинство народа решает положить предел наглости нарушивших общественный договор правителей, то вооруженное народное восстание с целью вернуть государство на путь свободы, закона, движения к общему благу будет совершенно правомерным. Тезис о праве народа на восстание - не случайный в либерально-буржуазной доктрине Дж. Локка. Провозглашая его, мыслитель как бы реабилитировал уже произведенную государственным переворотом 1688 г. смену формы правления и прямо предостерегал королевскую власть на будущее от посягательств на завоевания английской революции.

Учение Дж. Локка о государстве и праве явилось классическим выражением идеологии раннебуржуазных революций со всеми ее сильными и слабыми сторонами. Оно вобрало в себя многие достижения политико-юридического знания и передовой научной мысли XVII в. В нем эти достижения были не просто собраны, но углублены и переработаны с учетом исторического опыта, который дала революция в Англии. Таким образом, они стали пригодными для того, чтобы ответить на высокие практические и теоретические запросы политико-правовой жизни следующего, XVIII столетия - столетия Просвещения и двух крупнейших буржуазных революций нового времени на Западе: французской и американской [1].

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О НАРОДНОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ И ОБЩЕЙ ВОЛЕ Ж.-Ж. РУССО

Политическая мысль французского Просвещения в лице ее лучших представителей творчески развивала популярные в XVIII веке теории естественного права и общественного договора, развивала их применительно к новым историческим условиям, ставила и решала новые проблемы. Представитель французского Просвещения Жан-Жак Руссо (1712-1778) сыграл существенную роль в развитии революционно-демократического направления политической мысли. Его основные работы: «Об естественном состоянии», «О причинах неравенства», «Общественный договор», «Исповедь» [3].

Руссо - представитель идейного течения сентиментализма, в основе которого - культ естественных чувств и простого образа жизни, чувство сострадания к бедному человеку и идеализация природного состояния людей и отрицательное отношение к достижениям городской цивилизации. Основные произведения Руссо, в которых изложены его политические и правовые взгляды: очерк "Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства между людьми" (1755), работа "Об общественном
договоре" (1762), статья "Политическая экономия", "Проект конституции для Корсики", "Соображения об образе Правления в Польше и о проекте его изменения".
Руссо впервые в политической философии попытался объяснить причины социального неравенства и его виды, иначе осмыслить договорный способ происхождения государства. Все это он изложил в очерке "Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства между людьми", который был написан для участия в конкурсе работ на тему: "О причинах общественного неравенства", объявленном той же Дижонской Академией. Руссо исходил из гипотезы о первоначальном существовании людей в естественном (догосударственном) состоянии. В отличие от Гоббса Руссо идеализирует это состояние, рассматривая его как "прекрасную дикость". Естественный человек - это счастливый человек: он наделен природным здоровьем, у него нет лишних потребностей, он свободен и ни от кого не зависим, пользуется всеми радостями общения, хотя и живет в убогих хижинах и имеет лишь грубые музыкальные инструменты. У него нет частной собственности. Естественный человек живет простыми чувствами и страстями, следует инстинктам, а не рассудку. Руссо верил в миф о "добром дикаре", который получил широкое распространение в европейской литературе начиная с XVI в. - эпохи Великих географических открытий.

Частная собственность испортила людей: "самые могущественные или самые бедствующие обратили свою силу или свои нужды в своего рода право на чужое имущество, равносильное в их глазах праву собственности, и за уничтожением равенства последовали ужасные смуты; так несправедливые захваты богатых, разбои бедных и разнузданные страсти и тех и других, заглушая естественную сострадательность и еще слабый голос справедливости, сделали людей скупыми, честолюбивыми и злыми". В этой ситуации богатые должны были "под давлением необходимости" осознать невозможность спокойно пользоваться преимуществами частной собственности. Тогда кто-то из них придумал предложить всем бедным и богатым объединиться, чтобы "оградить от угнетения слабых, сдержать честолюбивых и обеспечить каждому обладание тем, что ему принадлежит". Это объединение и произошло под эгидой общих для всех: высшей власти, законов, судебных уставов и мировых судей.

Руссо полагает, что государство возникает к результате общественного договора. С появлением государства появляется и новый вид социального неравенства - политическое (неравенство между правящими и управляемыми). Кроме того, от этого договора больше преимуществ получили богатые, а не бедные. Руссо пишет, что законы государства "наложили новые путы на слабого и придали новые силы богатому, безвозвратно уничтожили естественную свободу, навсегда установили закон собственности и неравенства". Руссо считает, что первоначально путем общественного договора люди могли установить либо монархическую, либо аристократическую, либо демократическую форму правления. В первом случае люди избирали для себя одного правителя (самого доблестного или самого богатого), во втором случае избирали нескольких правителей (равных между собой), в третьем случае для управления избирались те, чьи "богатства или дарования не слишком отличались". При всех этих видах правления "магистратуры были поначалу выборными, и если богатство не влекло за собой предпочтения, то последнее отдавалась достоинствам, определяющим естественное превосходство, и возрасту, приносящему опытность в делах и хладнокровие при вынесении решений".

Однако институт выборов должностных лиц, по мнению Руссо, имел существенный недостаток: "Чем чаще выбор падал на мужей преклонного возраста, тем чаще должны были происходить выборы и тем больше ощущались связанные с проведением выборов затруднения; появляются интриги, образуются группировки, ожесточается борьба партий, вспыхивают гражданские войны". Все это должно было неизбежно привести общество к первоначальной анархии, однако энергичные магистраты воспользовались этой ситуацией, чтобы "сохранить навсегда свои должности за своими семьями", при попустительстве народа, который привык "к зависимости, покою и жизненным удобствам".

В результате возникла третья форма социального неравенства: устанавливается неограниченная и неподконтрольная народу власть, власть деспотическая, все же остальные граждане становятся рабами этой власти. Руссо писал: "Правители, став наследственными, привыкли рассматривать свою магистратуру как семейное имущество, а самих себя - как собственников государства, которого они первоначально были лишь должностными лицами; называть сограждан своими рабами, причислять их, как скот, к вещам, им принадлежащим, и называть самих себя богоравными и царями царей".

Таким образом, состояние первоначального естественного равенства людей, которое является для Руссо идеалом, было заменено на равенство рабов в условиях деспотии. При таком состоянии, считает Руссо, восстание народа против деспота столь же правомерно, как и сам деспотизм: "Восстание, которое приводит к убийству или свержению с престола какого-нибудь султана, это акт столь же закономерный, как и те акты, посредством которых он только что распоряжался жизнью и имуществом своих подданных.

Одной только силой он держался, одна только сила его и низвергает". Эта мысль Руссо вдохновляла целое поколение французских революционеров конца XVIII в. Руссо предложил свое решение проблемы социального неравенства. В произведении "Об Общественном договоре, или Принципы политического права" он предложил создать такое государство, в котором можно обеспечить свободу и равенство индивидов, характеризующие естественное состояние людей. Цель Руссо: "Найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде". Основой этого государства-ассоциации должен стать новый общественный договор: "Раз ни один человек не имеет естественной власти над себе подобными и поскольку сила не создает никакого права, то выходит, что основою любой законной власти среди людей могут быть только соглашения".

Руссо определяет предмет этого соглашения: "Полное отчуждение каждого из членов ассоциации со всеми его правами в пользу всей общины". В результате создается государство. Лица, которые заключили этот общественный договор, отказываются от своих естественных прав в пользу общины. Отныне они выступают либо как граждане, участвующие в осуществлении государственной власти, либо как подданные, подчиняющиеся законам государства. Согласно общественному договору верховная власть в государстве принадлежит всему народу: "Одна только общая воля может управлять силами государства в соответствии с целью его установления, каковая есть общее благо". Руссо отстаивает принцип народного суверенитета - основополагающий принцип республики, историческими примерами которых для него являются античная и женевская республики.

Суверенитет народа неотчуждаем, неделим, непогрешим, абсолютен. Руссо считает, что суверенитет народа неотчуждаем. Это означает, что общую волю может выразить только весь народ, когда он собирается в собрании. Другими словами, выразить общую волю народ может только непосредственно, а не через своих представителей: "Суверен, который есть не что иное, как коллективное существо, может быть представляем только самим собою". Руссо - приверженец непосредственной демократии. Представительная демократия, существовавшая во времена Руссо в Англии, им критикуется: "Английский народ считает себя свободным: он жестоко ошибается. Он свободен только во время выборов членов Парламента: как только они избраны - он раб, он ничто". Руссо допускает существование депутатов, но рассматривает их лишь как комиссаров общей воли, которые не уполномочены принимать окончательные решения: "Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен; это вообще не закон". Суверенитет народа, по мнению Руссо, неделим. Он критикует теорию государственного суверенитета, представленную в трудах Бодена, Гроция, Гоббса и др. Согласно этой теории суверенитет государства - это совокупность отдельных полномочий суверена, в числе которых: право издавать законы, право назначения должностных лиц, право войны и мира и др. Для Руссо суверенитет - это только полномочие принимать законы, все же остальные полномочия - это лишь следствия суверенитета, а не сам суверенитет. Руссо пишет, комментируя подход этих мыслителей: "Так, например, акт объявления войны и акт заключения мира рассматривали как акты суверенитета, что неверно, так как каждый из этих актов вовсе не является законом, а лишь применением закона, актом частного характера, определяющим случай применения закона, как мы это ясно увидим, когда будет точно установлено понятие, связанное со словом закон".

Непогрешимость - вот еще один признак суверенитета народа. Руссо полагал, что народ в собрании, выражая в законе общую волю, не может ошибаться; общая воля всегда с необходимостью направлена на благо всех и каждого. Руссо писал: "Когда в достаточной мере осведомленный народ выносит решение, то, если граждане не вступают между собою ни в какие сношения, из множества незначительных различий вытекает всегда общая воля и решение всякий раз оказывается правильным". Для Руссо реальной угрозой для выражения общей воли являются партии - носители частной воли. Идеал Руссо - непосредственная демократия без политических партий: "Важно, следовательно, дабы получить выражение именно общей воли, чтобы в государстве не было ни одного частичного сообщества и чтобы каждый гражданин высказывал только свое собственное мнение".

Суверенитет народа, по Руссо, имеет абсолютный характер: "Подобно тому, как природа наделяет каждого человека неограниченной властью над всеми членами его тела, общественное соглашение дает политическому организму неограниченную власть над всеми его членами, и вот эта власть, направляемая общей волей, носит, как я сказал, имя суверенитета". Если Руссо уже признал факт того, что общая воля, выраженная народом в собрании, не может ошибаться, то, полагает он, нет оснований не признать за ней и абсолютного характера. Народ может принять любой закон: "Все то, чем гражданин можем служить государству, он должен сделать тотчас же, как только суверен этого потребует, но суверен, со своей стороны, не может налагать на подданных узы, бесполезные для общины; он не может даже желать этого, ибо как в силу закона разума, так и в силу закона естественного ничто не совершается без причины".

Для Франции того времени концепция народного суверенитета Руссо имела радикальный характер, поскольку он предлагал заменить суверенитет короля на суверенитет народа. Руссо проводит четкое различие между сувереном и правительством, существующим в любой республике: "У нас есть две весьма различные условные личности: правительство и суверен". Они отличаются своими полномочиями. Если суверен (т. е. народ) принимает законы, то правительство - это "посредствующий организм, установленный для сношений между подданными и сувереном, уполномоченный приводить в исполнение законы и поддерживать свободу как гражданскую, так и политическую". Члены правительства действуют только по поручению суверена: "Исполняя это поручение, они, простые чиновники суверена, осуществляют его именем власть, блюстителями которых он их сделал, власть, которую он может ограничивать, видоизменять и отбирать, когда ему будет угодно".

Руссо проводит классификацию видов правительства в зависимости от числа лиц, занимающихся управлением. Он выделяет: демократию, аристократию и монархию. Руссо критически оценивает демократию как вид правительства: "Противно естественному порядку вещей, чтобы большое число людей управляло, а малое было управляемым". Такой вид правительства приемлем только для богов, а не для людей: "Если бы существовал народ, состоящий из богов, то он управлял бы собою демократически". Более приемлемыми видами правительства для Руссо являются правительства аристократическое и монархическое. Однако он считает, что ни монархического, ни аристократического, ни демократического правительства в чистом виде не существует: Единоличному правителю нужны подчиненные ему магистраты; народное правительство должно иметь главу".

Руссо, оставаясь последовательным защитником народного суверенитета, продумывает гарантии этого суверенитета. Он исходит из того, что любое правительство стремится к узурпации народного суверенитета. Чтобы этого не происходило, считает Руссо, необходимо периодически проводить народные собрания, в повестке дня которых было бы два вопроса: "Угодно ли суверену сохранить настоящую форму правительства?", "Угодно ли народу оставить управление в руках тех, на кого оно в настоящее время возложено?".

Еще одной гарантией народного суверенитета должен стать, по мнению Руссо, - трибунат, особый государственный орган. Этот орган, обладая функцией контроля, должен иметь правомочие отменить любое постановление правительства. Трибунат напоминает такие институты современных государств, как Конституционный Суд или Конституционный Совет.

Как и другие французские просветители (Вольтер, Монтескье), Руссо признавал огромное значение законов для обеспечения свободы и равенства людей. Но Руссо иначе понимал природу закона. У Руссо можно наблюдать отношение к закону, близкое к религиозному трепету. Руссо рассматривал закон как выражение общей воли народа, собравшегося в собрании, воли, выраженной всегда по общему, а не по частному вопросу. Он писал: "Раз в законе должны сочетаться всеобщий характер воли и таковой же ее предмета, то все распоряжения, которые самовластно делает какой-либо частный человек, кем бы он ни был, никоим образом законами не являются. Даже то, что приказывает суверен по частному поводу, - это тоже не закон, а декрет; и не акт суверенитета, а акт магистратуры ".

Закон как выражение общей воли выступает гарантией индивидов от произвола со стороны правительства, которое не может действовать, нарушая требования закона. Только благодаря закону как выражению общей воли можно установить справедливость, обеспечить свободу и равенство каждого индивида. Руссо полагал, что такой закон никогда не может быть несправедливым, "ибо никто не бывает несправедлив по отношению к самому себе". Только подчиняясь законам как выражению общей воли, и можно быть свободным, "ибо они суть лишь записи изъявлений нашей воли".

Благодаря закону как выражению общей воли можно добиться и относительного имущественного равенства. Руссо писал: "Что до богатства, - ни один гражданин не должен обладать столь значительным достатком, чтобы иметь возможность купить другого, и ни один - быть настолько бедным, чтобы быть вынужденным себя продавать". В своих работах Руссо последовательно придерживался идеалов эгалитаризма. "Вы хотите сообщить государству прочность? Тогда сблизьте крайние ступени, насколько то возможно; не терпите ни богачей, ни нищих. Эти два состояния, по самой природе своей неотделимые одно от другого, равно гибельны для общего блага...", - писал Руссо в трактате "Об общественном договоре".

В "Проекте конституции для Корсики" тему имущественного равенства Руссо раскрывает таким образом: " ...дело не в том, что нужно совершенно уничтожить собственность частных лиц, потому что это невозможно, но в том, чтобы заключить ее в более тесные пределы, дать ей меру, принципы, узду, которая бы ее сдерживала, направляла, ограничивала ее рост и которая бы держала ее всегда в подчинении по отношению к общественному достоянию". Руссо - теоретик республиканской формы правления, - единственно разумной формы правления. Позднее он конкретизировал свои взгляды на республику в проектах конституций для Корсики и Польши. В 1765 г. Руссо написал "Проект конституции для Корсики", предусматривающий учреждение республики, основанной на имущественном равенстве. Влияние политико-правовых идей Руссо трудно переоценить. Руссо решил проблему эффективности средств контроля за деятельностью правительства, обосновал разумность принятия законов самим народом, рассмотрел проблему социального неравенства и признал возможность ее законодательного решения. Конституционное законодательство Франции XVIII в. во многом обязано Руссо. В Декларации прав человека и гражданина, Конституции 1791 г., Конституции 1793 г. во Франции есть прямые ссылки на положения, сформулированные Руссо. В XIX в. влияние идей Руссо также существенно. Не без влияния идей Руссо возникли такие новые демократические институты, как референдум, народная законодательная инициатива и такие политические требования, как возможное сокращение срока депутатских полномочий, обязательный мандат, отзыв депутатов избирателями. Однако ограничение суверенитета народа неотчуждаемыми правами человека не нашло своего решения в учении Руссо. Политические и правовые идеи Руссо пользовались большим влиянием в России и были широко известны. Л. Н. Толстой, например, называл Руссо своим литературным предшественником [2].

Учение Ж.-Ж. Руссо еще при жизни имело огромное влияние на современников, оказав непосредственное воздействие на идеологию и политическую практику Французской революции 1789 г. (особенно периода якобинской диктатуры). В дальнейшем влияние руссоизма испытывали все направления политической философии, как в форме слепого подражания и заимствования аргументов, так и в виде резкой критики его наследия [5].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из пессимистических взглядов Гоббса на природу человека логически выводилась принципиальная отчужденность государства от народа. Однако в его концепции не только считались естественными и закономерными самые, казалось бы, антисоциальные страсти людей, но и в рамках полного политического отчуждения личности за последней признавались достоинство, свобода и равенство в отношениях с себе подобными. Ради этого достаточно содержательного гражданского равенства (отнюдь не равенства нулей, как в деспотическом государстве!) и возводилось в принцип само это политическое отчуждение. По существу, Гоббсом описано гражданское общество, охраняемое авторитарной властью (Стюартов или Кромвеля).

Локком был обозначен тот вариант преодоления политического отчуждения, который состоит в замене традиционной суверенной власти государства над обществом и народом суверенитетом права. Как необходимое средство обеспечения верховенства закона, основанного на данных природой правах человека, обосновывалось ослабление самого государства (разделение властей). В результате государство оказывалось подчиненным незыблемым принципам права, а само право из велений власти превращалось в стабильную основу общества равных перед законом и свободных собственников.

Век Просвещения, как часто называют XVIII в., был временем наивысшего развития гуманистических и рационалистических начал, существовавших в буржуазной политико-правовой идеологии. Острый кризис феодализма, неизбежность и близость революционных преобразований в наиболее развитых странах, союз буржуазии с народом в общей борьбе против феодализма обусловили широкое распространение идеалистического убеждения в том, что после уничтожения феодального неравенства и деспотизма грядет эпоха всеобщего счастья, мира и благоденствия.

Основным методом обоснования политических и правовых доктрин был рационализм. Просвещение освобождало политико-правовую идеологию от теологии. Рационалистическое понимание государства и права, сопряженное с верой во всесилие разумного закона, в ряде доктрин уже соединялось с началами историзма, с поиском объективных факторов, влияющих на государство и право.

Главной и общей идеей Просвещения было низвержение сословно-феодального строя и учреждение общества, основанного на равенстве людей, их правах и свободах. В процессе обсуждения принципов организации будущего общества постоянно обсуждался вопрос о связи отношений собственности со степенью осуществимости прав и свобод личности. Буржуазной стала та политико-правовая идеология, которая либо предлагала смягчить крайности богатства и нищеты, в какой-то мере уравнять имущества людей, оставив собственность частной (Ж.-Ж. Руссо).

Богатство содержания и сложность идеологии эпохи Просвещения обусловили ее могучее влияние на развитие всех направлений политико-правовой мысли того времени и последующих времен, непреходящее значение и актуальность многих идей просветителей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.История политических и правовых учений / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА М), 2000. -352 с.

.История политических и правовых учений: учебник для вузов / Под редакцией О.Э. Лейста. - М.: Издательство "Зерцало", 2006. - 568 с.

.Овчарова, Т.Н. Политология: курс лекций / Т.Н. Овчарова, В.И. Литвинчук. - Н.Новгород: Издательство: Нижний Новгород, 2010. - 232 с.

.Политология: учебник для вузов / Под ред. В.А. Бобкова, И.Н. Браима. Минск: Интерпрессервис, 2003. - 352 с.

.Политология: учебник для вузов / Под. ред. В.А. Ачкасова, В.А. Гуторова. - М.: Высш. обр., 2010. - 692 с.

Похожие работы на - Политические доктрины раннего и зрелого буржуазного общества

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!