Города и городская культура Казахстана в VI-XII веках

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    45,27 Кб
  • Опубликовано:
    2015-06-26
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Города и городская культура Казахстана в VI-XII веках

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1.Города Южного Казахстана и Чу-Таласского междуречья

2.Города Илийской долины и Приджунгарья

Заключение

Список использованных источников

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Вторая половина ХХ века отмечена возросшим интересом к изучению городской тематики. Соответственно с этим все большее значение приобретает проблема города, его структуры, внутреннего содержания, динамики развития. Важное место в общем русле исследований города занимает вопрос о городской жизни на Востоке.

Последнее десятилетие независимого Казахстана характеризуется ростом интереса города к своему прошлому и своим историческим и культурным истокам. Этому во многом содействовал Указ Президента о принятии программы «Возрождение исторических центров Шелкового пути, сохранение и преемственное развитие культурного наследия тюркоязычных государств, создание инфраструктуры туризма.

Древние города Казахстана… Скупые строчки старинных рукописей сохранили имена немногих из них. Название некоторых городов можно найти лишь в народных легендах, преданиях. Большинство же остаются безымянными, и лишь заросшие бурьяном и кустарниками руины напоминают о прежней жизни десятков поколений людей, которые трудились, созидали, строили дворцы и храмы.

Мы любим свою историю. Мы чтим прошлое, восхищаемся и гордимся им, так как без него не было бы величия нынешнего.

Безбрежны просторы Казахстана. Это и снеговые вершины Тянь-Шаня, и степи Сарыарки, пески Сары-Ишикортау и Мангышлак, поросшие лесом Алтайские горы и Приуральские степи. По берегам рек расположены современные города, и многие из них стоят рядом или прямо на развалинах своих древних предшественников. Так современность наглядно переплетается с прошлым. Познание же основных периодов истории наших предков сегодня представляет особую значимость и вызывает самый неподдельный интерес у нас, наследников и преемников всего лучшего, что было создано ими. Без воссоздания картины прошлого невозможно формирование национального единства нашей страны Республики Казахстан, становление ее государственности, укрепление ее независимости. Поэтому изучение истории, хранительницы судеб народа, служит воспитание в каждом человеке гражданственности и патриотизма.

Однако некоторые ее страницы до сих пор остаются нераскрытыми, таят в себе много загадок и тайн, другие, если и освещены, не дают полной картины прошлого.

Особенно это касается древней истории, где лежат истоки нашей культуры. И здесь на помощь приходит археология - наука о древностях.

Интерес к городской проблематике всегда был в центре внимания отечественного востоковедения и археологии. База исследования заложена в трудах В.А. Жуковского, П.П. Лерха, В.В. Бартольда. Организация крупных археологических экспедиций, руководимых М.Е. Масоном, А.Ю. Якубовским, М.М Дьяконовым, А.М Белицким, С.П. Толстовым, В.А. Шишкиным, А.Х. Маргуланом позволила в сравнительно короткое аремя обследовать всю территорию Средней Азии и юга Казахстана.

Постоянно расширяются археологические работы на средневековых городищах, в том числе в Мерве, Афрасибе, Бухаре, Ходженте, Ташкенте, Отраре, Талгаре и Краснореченском.

Нарастающий объем материала раскопок, рост количества публикаций сделали необходимыми координирование исследований, выработку общих методических установок как в вопросах полевых раскопок, так и в области исторической интерпретации.

В 1973 году вышел обобщающий труд «Средневековый город Средней Азии», написанный А.М. Беленицким, И.Б. Бентович, О.Г. Большаковым. В книге по-новому была представлена внутренняя структура домусульманского города, где высокого уровня развития достигли ремесла и денежная торговля. Иной, нежели считалось раньше, оказалась городская застройка, характер занятий шахристана. В книге раскрыты такие аспекты проблемы, как количество городов и их колебание в регионе вообще и по отдельным областям; демографическая ситуация; развитие ремесел, торговля; государственно-правовое положение города; классовое разложение горожан, объединение горожан, классовая борьба.

Монография, бесспорно, послужила своеобразным ориентиром для исследования этой темы, стимулировала появление обобщающих работ [Давидович, 1978, 1979; Байпаков, Ерзакович, 1976; Буряков, 1982; Филанович, 1983].

Назрела необходимость создания сводной работы по средневековой городской культуре одной из крупнейших культурно-исторических областей - Южного Казахстана и Семиречья. В отличие от других историко-культурных областей Средней Азии городская культура здесь развивалась в тесном взаимодействии с кочевниками, ибо города находились в окружении кочевого мира, что определило своеобразие города и городской культуры области, придавало им определенную специфику.

За прошедшие годы накоплены новые материалы. Объем их по сравнению с предыдущим временем резко увеличился и в первую очередь за счет широких раскопок памятников области - Отрара, Куйрук-Тобе, Кок-Мардана, Краснореченского и Луговского городищ, Талгара, Жаксылыка, а также благодаря тщательным разведкам отдельных районов. Этот материал был обобщен в отдельных статьях, посвященных частным вопросам археологии, и в работах по отдельным городским центрам области - Отрару [Акишев, Байпаков, Ерзакович, 1972, 1981].

В изучении городов Казахстана, принимали участие многие археологи, имена которых известны не только в нашей стране, но и в мире. Срединих выдающиеся ученые А.Х. Маргулан, С.П. Толстов, А.Н. Бернштам, М.Е. масон, К.А. Акишев, исследователи Е.А.Агеева, Т.Н. Сенигова, Г.И. Пацевич, М.С. Мерищев, Л.Б. Ерзакович, К.М. Байпаков, С.М. Ахинжанов, С.Ж. Жолдаспаев, Т.В. Савельева.

Багодаря их многолетним работам мы сейчас имеем представление о древних казахстанских городах.

Свод же тех работ, где на современном методическом уровне систематизировался бы накопленный материал, ставилась и решалась проблема генезиса средневековой городской культуры Южного Казахстана и Семиречья, до сих пор не было.

Значительно пополнились представления о развитии городской культуры в соседних областях, полученные на основе археологических работ последних лет, что заставляет зачастую пересматривать традиционные представления о средневековых городах Казахстана, по-новому подходить к решению многих проблем развития городской культуры.

Целью данной курсовой работы является систематизация и обобщение всего известного и нового материала по городской культуре Казахстана в VI-XII веках..

Для реализации поставленной цели поставлены следующие задачи:

рассмотреть основные этапы формирования и развития городской культуры Южного Казахстана и междуречья Чу и Таласа.

Изучить города и городские поселения Илийской долины и Приджунгарья.

Объектом исследования являются города Казахстана в VI-XII века.

Предметом исследования выступает городская культура средневекового Казахстана в VI-XII века.

Исходными методологическими принципами анализа проблемы являются метод работы с источниками. Основным методом при проведении практической работы явился принцип едимства исторического и логического, мпинцип историзма, сравнительного анализа, восхождения от абстрактного к конкретному, а так же методы, кА метод реконструкции, взаимосвязь и синтеза.

Структура курсовой работы: курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

1. Города Южного Казахстана и Чу-Таласского междуречья

город казахстан средневековый культура

Если двигаться по Великому Шелковому пути с юго-запала, из Индии, Ирана, Афганистана через Мерв, Бухару, Самарканд и Шаш, то на территории Казахстана караванный путь из Шаша (Ташкента) шел через селение Газгерд на перевал Турбат и приводил в Испиджаб.

Испиджаб (другое его название Сайрам) - крупнейший город Южного Казахстана, был столицей оседло-земледельческой области. Город известен в письменных источниках уже в начале VII в. В маршрутнике китайского паломника Сюань-Цяня он упомянут под названием «Город на Белой реке». В сообщении Махмуда Кашгарского, относящемуся к XI в., говорится: «Сайрам -название «Белого города» (Ал-Мединат - ал Байда)», который назывался Испиджаб».

Географ X в. Ибн Хаукаль писал: «Испиджаб - город, (равный) приблизительно трети Бинкета. Он состоит из медины, цитадели и рабада, цитадель разрушена, а медина и рабад населены, вокруг медины стена и вокруг рабада также стена окружностью около фарсаха. В рабаде его сады и воды. Постройки его из глины. Он (лежит) на равнине, между ним и ближайшими горами к нему около трех фарсахов. У медины четверо ворот, в том числе ворота Нуджакета, ворота Фархана, ворота Савакрасы и ворота Бухары. Рынки его и в медине и в рабаде, дом правления, тюрьма и соборная мечеть в медине. Это обильный людьми и обширный город, во всем Хорасане в Мавераннахре нет города, с которого бы не взимался харадж кроме Испиджаба».

Испиджаб был известен не только как крупнейший административный центр, но и как пункт транзитной торговли. В городе было много торговых построек рабатов и караван-сараев. Они принадлежали купцам из Нахшеба, Бухары, Самарканда. Всего насчитывалось 1700 рабадов. Из Испиджаба в другие места поставлялись белые ткани, оружие, мечи, медь и железо. Город был известен на всем Востоке как центр работорговли, из него вывозились невольники, захваченные во время войн и набегов[1.c. 7].

К округу Испиджаб средневековые арабские авторы приписывали города и селения, среди которых Фараб и Шавгар, Сауран и Шагилджан в долине Сырдарьи; Баладж на северных склонах Каратау, Тараз, Сус, Джикиль, Атлах и Джамукат в Таласской долине; Кулан, Мирки, Суяб, Баласагун в Чуйской долине и многие другие, что позволяет считать Испиджаб X-XII вв. главным городом Южного Казахстана и Жетысу.

Испиджаб с его округой и ближними городами был одним из наиболее густо населенных районов южного Казахстана в самом городе и пригороде в XI-XII вв. проживало, по подсчетам археологов до 40 тысяч населения. Рост его происходил за счет тюркского населения. Об этом свидетельствуют и сведения средневековых авторов. Так, Махмуд Кашгарский пишет о том, что согдийцы, переселившиеся сюда в VI-VIII вв. в XI в. были ассимилированы тюрками: «Жители Баласагуна говорят по-согдийски и по-тюркски. Также жители Тараза и жители Белого города (Ал-Мадинатал-Байда), т.е. Испиджаба.

Подъем продолжался до середины XII в., когда начинается полоса междоусобиц, в которые было втянуто местное тюркское население, каракытаи, найманы и Хорезм. Борьба хорезмшахов и каракытаев, а затем хорезмшахов и найманов привели к тому, что хорезмшах Мухаммед приказал опустошить районы Семиречья и Южного Казахстана, чтобы тамошние города не достались его противникам. Вот как описывает эти события современник, автор географического словаря «Муджам ал-булдан» Якутал-Хамави. Он пишет про Испиджаб, Тараз, Сауран, Усбаникет и Фараб - пали на эти местности удары судьбы и превратности рока сначала с хорезмшаха Мухаммеда ибн Теккеш Ибн Ак-Сункара, ибн Мухаммеда ибн Ануштегина. Он завладел Мавераннахром и уничтожил царство ханидов, а их было несколько, и каждый охранял свой край. Когда не осталось из них никого, он не смог охранять эти города из-за обширности их области, разрушил своими руками большинство пограничных крепостей и отдал их на разграбление своим войскам. Жители их выселились оттуда и покинули их с шеями, повернутыми и склоняющимися к ним. И остались эти сады опустевшими полностью, заставляя плакать глаза и скорбеть сердца из-за разрушенных замков и пустых жилиш и домов. Заблудился проводник этих каналов, и они стали течь, блуждая во все стороны без выбора. Потом в 616 (1218-1220 гг.) последовали несчастья, подобно которым не происходило с тех пор, как стоят небо и земля. Это приход гагар... Они погубили тех, кто оставался там, присоединив их к тем, которых они погубили помимо их. И не осталось от тех прекрасных садов и славных замков ничего, кроме разрушенных стен и следов исчезнувших народов».

Сохранились упоминания в китайских источниках о том, что при осаде монголами крепости «Сайлан (Сайрам)» были применены катапульты». Однако разрушения, видимо, не были столь сильными, как при штурме других городов, поскольку проезжавший в 1221 году через Сайрам даосский монах Чань-Чунь нашел город в хорошем состоянии и провел здесь вместе со своими учениками несколько дней. На обратном пути, возвращаясь на родину, в 1223 г. Чань-Чунь вновь проезжает через Сайрам и называет его «большим городом».

Сайрам и в позднем средневековье оставался узлом путей из Средней Азии на север в Центральный Казахстан и на восток в Могулистан, контролировал не только торговые дороги, но и основные проходы на юг, к среднеазиатским владениям и наоборот. В 1681 г. и 1683 г. к Сайраму подходили джунгары, а в 1684 г. город был ими разграблен и разрушен, но вскоре был восстановлен. Впоследствии, когда городом овладели казахи, он стал их опорной крепостью[2, c. 123].

Город был хорошо укреплен. Ров вокругСайрама упоминается в сочинении Хафиз-и Таныша при описании событий конца XVI в.

Сейчас городище Сайрам, остатки которого под названием «Кала», сохранились в центре села Сайрам, представляет собой бугор поднрямоугольной формы высотой 6,5- Ими размерами с севера на юг 500 м и с востока на запад 550 м. По периметру его идет вал - остатки прежней крепостной стены, вокруг которого местами сохранился ров в виде заболоченного оврага. Остатки стен с округлыми зубцами кое-где сохранялись еще в конце XIX и начале XX столетия. Цитадель находилась в восточном углу. До недавнего прошлого Кала выполняла роль крепости и сохраняла планировку, характерную для средневекового восточного города. В городище были четыре ворота, расположенные друг против друга и соединенные сквозными магистральными улочками.

Топография городища сформировалась в период позднего средневековья, но тем не менее, видимо, сохранила основу более раннего времени.

То, что древний и средневековый Сайрам находится под современной застройкой, усложняет задачу его археологического изучения, а наличие позднесредневековых слоев и современная застройка делают практически невозможными широкое изучение городища по уровню слоев первой половины I тыс. н.э. и слоев раннего и развитого средневековья, VI-IX вв.

Однако сборы случайных находок, как на самом городище, так и в пределах его округи выявили материалы, которые относятся к первым векам н.э., а также ко времени Саманидов и Караханидов, когда город был одним из центров обширного региона.

Широкие археологические исследования в самом городище Сайрам, еще предстоят, также как и изучение города, окруженной двумя рядами длинных стен, которые в свое время зафиксировал и описал М.Е.Массой. Он идентифицировал вторую стену Испиджаба со стеной, построенной в IX в., для защиты посевов и виноградников от набегов кочевников. Это вполне вероятно, поскольку пригородная территория города имеет диаметр около 18 км.

Среди наиболее крупных памятников, имеющихся здесь, являются городища Углугтобе и Мартобе, а также многочисленные могильники, расположенные на надпойменных террасах Сайраму. Всего же в оазисе, в долинах Сайрамсу и Бадама находится несколько десятков поселений и городищ, входящих в Испиджабский оазис.

Начаты раскопки городища Мартобе, расположенного в 5 км восточнее центра Сайрама[3, c. 148].

Городище сильно разрушено, сейчас сохранилась часть центрального холма размерами 20x30 м в основании и высотой до 10 м и примыкающей «площадки» в виде плоского бугра размерами 60x25 м и высотой 4 м.

Стратиграфия городища хорошо «читается» в срезе центрального холма. Прослеживаются два слоя, содержащие остатки стен из сырцового кирпича, осевшие своды и заполнения культурных отложений. Находки, в первую очередь керамики позволяют датировать Мартобе первой половиной I тыс. н.э. и в целом судить об урбанизации всего оазиса в начале I тыс. н.э.

Случайные находки из Сайрама и городищ рядом таких, как замечательная колонна с куфической надписью, тюргешские, караханидские и позднесредневековые монеты, высокохудожественная поливная керамика и стекло X-XII вв. и ХШ-XVIII вв., бронзовая ступка свидетельствуют о богатой материальной культуре столичного города, каковым и был Испиджаб-Сайрам.

Покинув Испиджаб, караваны двигались дальше на восток, в Тараз. Дорога шла через Шараб (Шаваб), Будухкет, Тамтадж, Абардадж.

Название города Шаваб, или встреченное при переписке название Шараб, по-тюркски значит Карасу, по-русски Черные воды (Черноводск). Расстояние между Испиджабом и Шавабом составляло 4 фарсаха или 24-28 км. Шавабу соответствуют разновременные городища вблизи современного села Карабулак -Черный источник. Одно из городищ датируется VIII-XIII вв. и второе -XIII-XVI вв.

Город Будкхет находился в 9 фарсахах восточнее Испиджаба на трассе Великого Шелкового пути. Город в XI в. имел монетный двор, который выпускал монету с указанием Будухкета. Город, а он был одним из крупных в Южном Казахстане, помещается на месте городища Тортколь Балыкчи.

Достаточно уверенно локализуется и город Абарджадж (Барджадж). Ибн Хордадбех, автор, живший в X в., писал, что в «Абарджадже холм, вокруг которого тысяча источников, текущих на восток. Они называются Баркуаб, что есть обратнотекущая вода, там охотятся на черных фазанов». В районе села Бурное, сейчас Момыш улы, течет река Терс, что означает по-казахски «обратнотекущая», и городище на нем датируется VII-XII вв., которое может соответствовать Абарджаджу.

Название средневекового города Манкет сохранилось до сих пор в имени населенного пункта Манкент. Рядом с ним находится городище Булак-Ковал на р. Аксу, которое датируется VI-XII вв. и, видимо, соответствует Манкету.

Первым крупным городом, который встречали купцы на Шелковом пути в Таласской долине, был Дживувикат и только проехав его, они попадали в Тараз , один из древнейших городов Казахстана, известный в письменных источниках уже в VI в. Именно здесь тюркский каган Дизабул в 568 г. принимал дипломатическое посольство византийского императора Юстиниана II во главе с Земархом, прибывшее для заключения военного союза против Ирана и решения вопросов о торговле шелком.

Источники IX-XI вв. называют Тараз «городом купцов», но он был также столичным центром тюргешей, а затем карлу ков, караханидов джагатаидов, городом, который чеканил монету[4, c. 68].

О Таразе в 629 году пишет Сюань-Цзянь: «Пройдя 140-150 ли на запад от Цяньцюань, мы прибыли в город Доласы. Город в окружности 8-9 ли. В нем смешанно живут купцы из разных стран и хусцы (согдийцы). Земля и климат такие же как в Суйе. Примерно в 10 ли на юге от него есть небольшой одиночный город с населением около 300 дворов. Это особенно люди из Срединного царства. Некогда они и были взяты в плен туцзюэ, но впоследствии объединились в землячество и осели в этом городе, живя в его центральных усадьбах. Когда же одежда износилась, они стали одеваться как туцзюэ, но их язык обычаи и законы такие же, как в Китае».

В VII в. Тараз превращается в крупный город, игравший важную роль на трассе Великого Шелкового пути. С этого времени он становится широко известен. Сведения о нем содержат маршрутники, древние хроники и географические сочинения.

В 751 г. Тараз и часть юго-западного Семиречья были завоеваны арабами, но уже в 766 г. город входит в состав владений карлуков.

В 893 г., как пишут источники, владетель государства Саманидов, столицей которого была Бухара. Исмаил ибн Ахмад пошел войной на Тараз и перенес много трудностей. В конце концов эмир Тараза сдался и с многочисленными дихканами принял ислам. При этом Исмаил ибн Ахмад «взял столицу царя их и пленил его (царя), жену его - хатун и около 10000(человек). Он убил многих из них и забрал так (много) верховых животных, что нельзя было сосчитать. Каждому мусульманскому всаднику при разделе досталось из добычи 1000 дирхемов».

В XI-XII вв. происходит дальнейший рост Тараза. Его местоположение на торговом пути, в центре богатой земледельческой долины, рядом с серебряными рудниками в горах Таласского Алатау, способствовало экономическому и культурному подъему.

Макдиси, географ X в., пишет: «Тараз - большой укрепленный город, со множеством садов, густо заселенный, у него ров, четверо ворот и населений рабад. У ворот медины большая река, за ней часть города, через нее имеется переход. Соборная мечеть среди рынков».

В конце X-XI в., после завоевания Семиречья, Южного Казахстана и Средней Азии династией Караханидов, Тараз становится столицей одного из уделов нового государства.

В начале XIII в., в смутную для Семиречья и Средней Азии пору, накануне монгольского нашествия, когда разворачивается борьба за господство в Центральной Азии между каракитаями, найманами, хорезмшахом Мухаммадом, Тараз переходил из рук в руки. В 1212 г. город, наряду с другими центрам и юго-западного Семиречья и Южного Казахстана, был разрушен, как отмечалось по приказу хорезмшаха Мухаммада. Вторая половина XIII - начала XIV в. была нестабильной в политическом отношении. В Семиречье, в том числе в Таласской долине, шли постоянная борьба и соперничество чингизидов, сопровождавшиеся разрушением городов и селений. К середине XIV в. многие центры оседлой и городской культуры здесь были разрушены, жизнь в них угасла. Упоминания о городах Таласской долины: Таласе, Янги-Таласе, Янги-Балыке, Кенжек имеются у автора середины XIV в. ал-Омари[5, c. 45].

Северная стена шахристана прослеживалась на расстоянии 370 м, Западная -на 160 м. На юге остатки городища были видны на протяжении 200 м. К северной стене шахристана примыкала цитадель. Это был прямоугольный в плане бугор с длиной сторон - северной 175 м, западной - 117 м, восточной - 115 м, южной - 125 м. Остатки рабада располагались к западу и востоку от шахристана, однако их размеры не определены. К центральным развалинам примыкала территория, окруженная длинными стенами. На ней когда-то находилось большое количество отдельных бугров-остатков усадьб и замков VII -XII вв. Так, на одной из схем, составленной в конце XIX в., на территории города Аулие-Ата было нанесено 48 бугров.

Раскопки на городище Тараз были начаты в 1938 г. профессором А.Н.Бернштамом, который руководил Семиреченской археологической экспедицией. В 60-е годы здесь работали археологи Е.И.Агеева, Т.Н.Сенигова, М.С.Мерщиев.

Стратиграфические шурфы, заложенные на шахристане и цитадели, позволили установить основные этапы жизни города.

Слой первых веков н.э. обнаружен в раскопках на цитадели и в юго-западной части шахристана. Толщина его - 0,5м. Он состоял из зольных прослоек, обломков сырцовых кирпичей. Керамика, собранная в слое, представлена обломками хумов.

Слой IV - VI вв. имел толщину 1,5 см. В нем обнаружены остатки помещений из прямоугольного сырцового кирпича размерами 50x29,5x9,5 см. Стены здания сохранились на высоту до 1м,толщина их 1-1,5м.Белое собран комплекс своеобразной керамики. Это тонкостенные чаши, покрытые снаружи белым или розовым ангобом, кувшины с носиком, хумы, жаровни.

Интерес представляют слои VI-VIII вв., они обнаружены во всех стратиграфических раскопах. В шурфе на цитадели к этому слою относятся два вскрытых помещения и коридор. Они выстроены из сырцового кирпича , Керамика из слоя отличается разнообразием видов, своеобразием декора. Здесь встречены грушевидные кувшины и краснолощенные кружки, близкие по форме металлическим сосудам, крышки с резным орнаментом. В слое найдена форма для отливки головы глиняной фигурки, сосуд с сирийской надписью.

Слои VIII-X вв. свидетельствуют об интенсивной жизни города в этот промежуток времени. Слой хорошо датируется находками тюргешских монет VIII-X вв. Остатки помещений с полами из жженого кирпичи 22x22x5 см, булыжные вымостки свидетельствуют об изменениях в строительной технике.

Керамика представлена двумя группами: неполивной и поливной. В неполивной преобладают краснолощенные кружки и кувшины с резным орнаментом, крышки с резьбой. Поливная посуда покрыта прозрачной, белой, зеленой и коричневой глазурями. Орнамент состоит из стилизованных и растительных мотивов, этнографического орнамента, подражающего бук нам арабского алфавита с арабскими надписями[6, c. 302].

Слой XI-XII вв. датируется караханидскими монетами. В нем найдены изделия из металла: обломки железных ножей, кусочки бронзовых изделий, бусы из стекла и цветных камней, стеклянные сосуды. Наиболее массовыми находками являются поливная посуда, чаши, блюда, светильники. Полива прозрачная и белая. Роспись выполнена коричневыми, зелеными и красными красками, иногда в сочетании с гравировкой. Орнамент растительный, геометрический, эпиграфический, зооморфный. Неполивная керамика представлена узкогорлыми кувшинами, кружками, чашами, хумами. Раскопки в различных частях городища вскрыли строительные комплексы и постройки разных периодов жизни Тараза. В шахристане, у восточного угла, раскопана баня.

Характер планировки и строительной техники таразской бани, устройство отопительной системы, орнаментика и колорит росписей стен, найденные при раскопках керамика и монеты, свидетельствуют о существовании бани в XI -XII вв., в период расцвета города.

Баня Тараза напоминает ближневосточную баню в ближневосточном замке Каср-ал Хайр ал-Гарби (Иордания).

Ко времени постройки бани относятся и остатки городских благоустройств, обнаруженные при раскопках. Это прежде всего водопровод. Он был открыт на отрезке в 12,8 м. Удалось восстановить технику его строительства. Трубы укладывались на «подушку» из камней, галечника и глины. Сверху трубы перекрыты плоскими камнями и булыжной вымосткой. Звенья труб сделаны на гончарном круге. Длина их 0,25-0,8 м, диаметр 0,21- 0,22 м. Один конец у трубы сделан раструбом, в нем вставлен узкий конец другой трубы. Нивелировка водопровода показала, что он имеет уклон внутрь городища.

Вода из Таласа, видимо, при помощи плотины подавалась в водонапорный бассейн, находившийся на отметке более высокой, чем горизонт городского водопровода. Поэтому из водохранилища вода самотеком шла по гончарным трубам во все части города. Водопровод перестал функционировать в XIII в.

Западнее Тараза был раскопан караван-сарай. Сейчас это городище Торткуль, на западной окраине современного города. Памятник представляет собой четырехугольный в плане, ориентированный углами по сторонам света участок, размерами 80x80 м, окруженный оплывшим валом высотой 1,5-2 м и шириной в основании 6 м. Юго-западная стена его уничтожена полностью. Раскопами на территории городища выявлена часть застройки, для которой характерен принцип пристраивания помещений к оборонительной стене изнутри секциями.

Керамический материал позволяет определить время бытования караван-сарая XI - началом XIII вв.

Одним из древнейших городов Таласской долины был город Джамукат (Хамукат), который, как свидетельствуют источники, основан бухарцами в VI в.

Джамукат отождествляется с городищем Костобе, расположенном на правом берегу р. Талас, напротив с. Каракемир, в 15 км севернее Тараза. Оно занимает участок на первой надпойменной террасе. Городище представляет собой прямоугольную возвышенность размерами 420x450 м, обнесенную по периметру двумя рядами стен с башнями и рвами между ними и за внешней стеной. Внешний ряд стен сохранился на высоту до 3 м и всхолмлений башен над ней до 3,5 м.

Изучение топографии городища и ее особенностей выявило, что, судя но одинаковой мощности культурного слоя, характеру подъемного материала с отдельных участков, оно возникло в пределах шахристана одновременно, и сразу же было обнесено крепостными стенами, возведенными, как показал разрез, на северном обводе из пахсовых блоков размерами 1,5x1x0,5 м.

Раскопки, проведенные на цитадели городища, выявили остатки дворцового комплекса с парадными залами, святилищами, хозяйственными постройками. Дворец датируется VI-IX вв.

При расчистке культовых помещений обнаружены овальные суфы с остатками кострищ. Стены этих помещений были украшены резьбой по штуку (толстому слою глиняной штукатурки). Элементы орнамента - растительные, геометрические, эпиграфические придавали интерьеру красочный вид.

Раскопки городского некрополя выявили захоронения в наусах, специальных помещениях из сырцового кирпича, где находились коллективные, видимо, семейные захоронения. Здесь же обнаружены погребения в могильных ямах, захоронения кучек костей и захоронения в керамических сосудах - хумах.

При расчистке погребений собраны украшения - бронзовые и серебряные перстни, серьги, бляшки с парными изображениями петухов у «древа жизни». Интересна ручка бронзового изделия, возможно, зеркало, выполненное в виде коленопреклонной женской фигурки со скрещенными на груди руками.

Показатели находки предметов культа - серебряного нательного креста и предмета в виде фигурки бодисатвы. Некрополь Костобе датируется VII-IX вв. Поздние захоронения на нем, выполненные по мусульманскому обряду относятся к Х в.

Керамика представлена кувшинами, кружками.

Одним из крупных городов долины был Атлах. Географ X в. ал-Макдиси характеризовал его так: «Атлах - большой город, приближается по площади к главному городу, вокруг него стена. Большая часть его - сады, а в рустаке преобладают виноградники. Соборная мечеть в медине, а рынки в рабаде». Махмуд Кашгарский отмечал, что «Атлах - название города поблизости Тараза». Город Атлах приобрел широкую известность в истории, как место, вблизи которого произошла битва (Таласская битва) между китайскими войсками и соединенными силами арабов и карлуков. Последние разгромили китайскую армию, часть пленных китайцев был отправлен в Самарканд, где изготавливали бумагу, различное оружие и инструменты, другие остались жить в Таразе и вблизи него[7, c. 79].

Атлах отождествляется с городищем Джувантобе, расположенным в 12 км южнее Тараза. Материалы археологических исследований последних лет это подтвердили. Особенно значительным аргументом стало прочтение слова «Атлах», написанного древнетюркской руникой на фрагменте каменного изделия, найденного на городище Джувантобе.

Город Джикиль (Чигиль) охарактеризован как «маленький город на расстоянии человеческого голоса от Тараза. Вокруг него стена, и он имеет цитадель. Соборная мечеть на рынке». Джикилю скорее всего соответствует городище Жалпактобе, находящееся в 5 км от городища Тараз, на территории современного города.

Городище Жалпактобе представляет собой подпрямоугольный в плане холм размерами в основании 90-95 м и высотой 3-4 м. В восточной части находилась цитадель, сохранившаяся в виде всхолмления высотой до 4,5 м и диаметром 30 м. Вокруг холма до сих пор заметны следы рва глубиной до 0,5 м и шириной до 10 м. Центральный вход в городище находился в середине южной стены. В настоящее время он имеет вид ложбины и фланкирован с двух сторон двумя округлой формы башнями.

Раскопки на городище выявили характер застройки по уровню VI-IX в. Она была сплошной, все дома плотно пристроены один к другому. В жилых помещениях на полу имелись очаги открытого типа и суфы вдоль стен.

Керамика представлена кружками, украшенными растительным резным орнаментом, котлами с дугообразными и сегментовидными ручками, глиняными и алебастровыми круглыми столиками - дастарханами, светильниками. Тюргешские монеты датируют комплекс построек на Жалпактобе VIII-X вв. Верхний строительный горизонт городища, судя по наличию обломков поливной керамики, относится к XI-XII вв.

Неподалеку от Тараза находились города Дех Нуджикес и Адахкет. Местонахождение Адахкета и Дех Нуджикеса удается определить благодаря сведениям Ибн Хордадбеха и Кудамы. Описывая дорогу к кимакам, они упоминают о двух селениях в местности Кевакет (Кевакиб) в 7 фарсахах от Тараза. Еще более конкретно указание ал-Факиха, автора IX в., который указывает расстояние от Тараза до Кевакиба в 7 фарсахов, отмечая, что путь к кимакам шел налево от Тараза, т. е. на север.

Наиболее удобный путь от Тараза на север проходил по берегам Таласа и Ассы и именно здесь следует искать местность Кевакиб с двумя городами.

Адахкет и Дех Нуджикес находились в 30 км северо-восточнее Тараза в долине Асса. Это городища Каракемир-1 и Каракемир-2, имеющие длинную стену, окружавшую сельскохозяйственную округу вокруг них. Весь этот своеобразный оазис может быть отождествлен с местностью Кевакиб, а города Адахкет и Дех Нуджикес - соответственно с двумя названными памятниками.

К югу от Тараза, вверх по Таласу, в горной части находились города Шельджи,Сус, Куль и Текабет[8, c. 236].

Из них наиболее известен Шельджи. Между Таразом и Шельджи было 4 фарсаха пути. Исследователи единодушно локализуют Шельджи на месте городища Садыр-Курган, расположенного в 30 км южнее Жамбыла, на территории Республики Кыргызстан.

О Сусе известно, что он был «большим городом, а Куль меньше его», «Текабет - большой город, половина его неверные». Можно довольно уверенно отождествить вышеописанные города с городищами Актобе Орловское (Кууть), Актобе Таласское (Текабет) и Чалдовар (Сус), на территории Республики Кыргызстан.

«Кенжак-Сегнир - город вблизи Тараза», впервые назван Махмудом Кашгарским. В XIII в. город продолжал существовать под названием Кенджак. Источники сообщают: «Янги - это четыре города. Между каждым из них и другим один фарсах, каждый город имеет свое название. Один - Янги, другой - Янги-Балык, третий - Кенджак, последний - Тараз». У автора первой половины XV в. Арабшаха назван город Янги-Талас, расположенный в четырех днях пути от Испиджаба.

В описаниях путешествия Гильома Рубрука к монголам в 1253 г. есть упоминание о городе Кинчате, в котором можно узнать название Кенджак. После перехода через Каратау Гильом Рубрук записал: «На седьмой день к югу от нас стали видны очень высокие горы, и мы выехали на равнину, которая орошалась как сад, и нашли возделанные земли... Мы въехали в сарацинский город по имени Кинчат... И с гор спускалась большая река, которая орошала всю страну... эта река не впадала в какое-либо море, а поглощалось землею, образуя там много болот...».

Судя по описаниям Рубрука, Кинчат находился в нижнем течении Таласа. Здесь известно два городища со слоями XIII-XIV вв.: одно - Шарвашлык, другое - Оххум. На наш взгляд, Кинчату соответствует городище Шарвашлык, а селением которого Рубрук достиг на следующий день, было городище Оххум.

В литературе высказано предположение о том, что названия Янги-Талас ии Янги-Балык относятся к одному и тому же городу, который соответствует городищу Садыр-Курган. Однако если следовать тому, что Талас соответствует Таразу, а Кенджак- Шарвашлыку, то Янги-Балык и Янги (или Янги-Талас) следует сопоставить с городищами, где бы имелись слои XIII-XV вв. Такими памятниками являются Садыр-Курган и Актобе Таласское. Причем последнее соответствует городу, который был новым политическим центром долины, судя по сохранившемуся рядом замечательному памятнику XIV в. «Гумбезу Манаса».

Это перекликается и со сведениями Ибн-Арабшаха о том, что при Тимуре наиб наместник назначался именно в Янги-Талас. Таким образом, Янги-Талас, видимо, должен соответствовать городищу Актобе, Таласскому а Янги-Балык -Садыр-Кургану.

Северо-западнее Тараза находились города Хутухчин и Берукет. В маршрутнике середины XIII в. армянского царя Гетума указано, что выехав из Тараза, он проехал Хутухчин, Пергант, Берукет и отправился в Сугул-хан.

Хутучи и Берукет (Пергант), видимо, находились на месте городищ Майтобе и Тамды, расположенных на древнем караванном пути из Тараза к городам на северных склонах Каратау. Он пролегал у озера Бийли-Кулъ и шел в сторону современного Байкадама, где находился Сугулхан, который также упомянутом Гетумом, он отождествлялся с городищем Саудакент.

Следующим городом после Тараза на трассе Шелкового пути на восток средневековые авторы называют Нижний Барсхан. Согласно маршрутникам арабских авторов IX в. Ибн-Хордадбеха и Кудамы Нижний Барсхан находился в трех фарсахах от Тараза. О нем сказано: «Барсхан - город на расстоянии двух человеческих голосов от Тараза на восток, вокруг него стена, которая уже разрушилась. Соборная мечеть среди рынков»[9, c. 92].

Нижний Барсхан отождествляется с городищем Торткультобе, расположенным у железнодорожной станции Талас, на расстоянии около 5 км от развалин Тараза. В его топографии различаются цитадель и шахристап. Городище имеет вид двухъярусного прямоугольного в плане бугра, ориентированного сторонами по странам света. Размеры бугра в основании 140x140 м, высота 4-5 м. Северо-западный угол занят цитаделью, имеющий вид бугра размерами 30x30 м, высотой 10 м. Шахристан окружен со всех сторон оплывшим валом со всхолмлениями на месте башен по углам и периметру. Въезды на территорию шахристана, а их два, прослеживаются с восточной и западной сторон. Они фланкированы башнями.

Расшифровка аэрофотоснимков с крупномасштабных карт позволила выявить вокруг центральных развалин остатки длинной стены, окружающей территорию, отступающую от центральных развалин на расстояние 1,5-2 км. Это была сельскохозяйственная округа.

Раскопки на цитадели городища выявили группу помещений, прямоугольных и квадратных в плане. На полах расчищены напольные очаги и рядом каменные вымостки. Интерьер одного из помещений был украшен резным штуком В одном из помещений была площадка размерами 2,5-3,7 м из кыра (алебастра). Рядом с площадкой находился вкопанный в землю хум, высотой 1 м и диаметром тулова 70 см. Сооружение, как удалось установить, является остатками винодельни.

При раскопках собрано большое количество керамики VIII-X и XI- XII вв.

Из Тараза путь на восток вел «по пустынной местности», территории, которая принадлежала карлукам, к городу Кулану и городам Чуйской долины. На этом отрезке трассы надо было проехать через Касрибас, Куль ШубкДжуль-Шуб. Касрибас соответствует развалинам Акыртаса, Куль-Шуб - городищу Орнека, Джульшуб - городищу Кум-Арык[10, c.238].

Один из интересных памятников на этом отрезке пути является Акыртас. Это построенное сооружение из каменных блоков размерами 2025x180 м, окруженное ставнями с башнями. Толщина внешних стен достигает толщины 5 м, а высота стен вместе с цокольной частью было выстроено на высоту до 3,5 м. Внутренняя планировка дворца имеет аналогии в постройке Ирака и Иордании VII-VIII вв. По мнению исследователей, Акыртас строился арабскими зодчими, приглашенными карлукским каганом.

Акыртас является центром комплекса, в который входят расположенные в 1 км юго-западнее на горном плато замок из сырцового кирпича, датированный VII-X в., и крепостное сооружение из камня. Это квадратная постройка размерами 180x205 м, окруженная стеной из битой глины, толщиной 3 м и пристроенными к ней изнутри жилыми и хозяйственными постройками из камня-плитняка. Внутри находился двор. Датируются крепостные сооружения VIII-X вв.

Город Кулан (у китайцев Цзюйлень) был известен как «городок на границах страны тюрков со стороны Мавераннахра» и, судя по маршрутникам, находился на расстоянии 17 фарсахов на восток от Тараза. Он соответствует городищу Луговое, расположенному на восточной окраине села Кулан.

В округе Кулана археологами раскапывался замок VII - IX вв. из сырцового кирпича, имевший так называемую гребенчатую планировку с помещениями с перекрытыми куполами и коробовые своды. Здесь же вскрыта усадьба VII-IX вв., с находившейся в ней винодельней.

Интересен загородный дворец, имевший центрическую планировку с внутренним двором и двумя десятками помещений вокруг.

Во входном комплексе дворца имелось коридорообразное помещение, степы которого были украшены резным штуком. Композиции ее - геометрические, растительные, эпиграфические с включением рельефных изображении вельможи. Имеются резные изображения животных - волка и лани. Интересные медальоны с арабскими надписями, что позволяет связать резьбу с эпохой внедрения в городскую среду ислама.

От Кулана к востоку на расстоянии 4 фарсахов находились города Мирки и Аспара, которые сохранили свои названия до сих пор. Им соответствуют городища Мирки и Аспара.

Далее караваны следовали в Нужет, Харраджван,Джуль и попадали в «селение тюркского кагана», а оттуда в Кирмирау и Навакет (у китайцев Синчэн). Это уже относится к территории Республики Кыргызстан. Оба этих названия - Навакет и Синьчэн переводятся как Новгород. Навакет известен как резиденция тюркских каганов и как город согдийцев. Ему, согласно исследованиям, соответствует городище Красная речка, расположенное между современными селами Kpacная речка и Новоивановка. На городище Красная речка вскрыто несколько буддийских храмов VI-IX вв.; загородный дворец, замок VI-VIII вв., богатая усадьба X-XII вв.

В городище обнаружили большую коллекцию бронзовых монет, названных тухусскими, китайских монет, монет караханидов X-XI вв, а также многочисленные изделия из бронзы и серебра: поясные накладки, амулеты и христианские носильные кресты, ювелирные украшения, печати. Городище доживает до середины XIII в.

На городище работала совместная Кыргызско-казахская археологическая экспедиция, которая занималась исследованием топографии городища, вела раскопки на цитале, буддийском храме, некрополе.

Были получены интересные материалы, в том числе монеты, изделия из бронзы - украшения, амулеты, маршрута и коллекция керамики.

Из Навакета через Пенджикент (Бундясикет) дорога вела в крупнейший город Семиречья - Суяб, который был столицей западных тюрок, тюргешей, карлуков. Об этом городе пишут китайские и арабские путешественники вплоть до X в., но затем летописцы перестают его упоминать. В X в. роль столицы переходит к городу Баласагуну (раннее имевшее название предположительно Беклиг или Семекна), известному как столица караханидов, затем каракитаев. Последние его и разрушили в начале XIII в. Город вскоре вновь отстроили, но не надолго: уже в XIV в. он лежал в развалинах. Лишь полуразрушенные дворцы, мечети, минареты и обширные кладбища с эпитафиями свидетельствовали о его прежней жизни [11, c. 168].

Археологам удалось определить местоположение Суяба и Басагуна: они находились неподалеку от современного г. Токмака и соответствуют двум известным средневековым городищам - Акбешиму и Бурану, расположенным на расстоянии 5 км друг от друга.

2. Города Илийской долины и Приджунгарья

В долине Или располагались города Алматы, Тальхир, Или-огуз (Эквиус), Каялык (Кайлак), Илан-балык.

Официальная история Алматы начинается с 1854 г., когда на р. Малой Алматинке была заложена русская крепость и начал формироваться город, получивший вскоре название Верный. Однако еще в сочинении государственного деятеля первой половины XVI в., писателя и поэта Захириддина Мухаммеда Бабура, есть такие сведения: «Фергана - область в пятом климате, находится на границе возделанных земель; на востоке от нее -Кашгар, на западе - Самарканд, на юге горы Бадахшанской границы, на севере, хотя раньше были города, подобные Алмалыку, Алмату и Янги, название которого пишут в книге Таразкент, но они разрушены монголами, и там совсем не осталось населенных мест». Здесь назван средневековый город, расположенный на месте современной Алматы и носивший имя Алмату.

О селении Алмату сообщает современник Бабура Мухаммед Хайдар Дулати, автор сочинения «Тарих-и Рашиди», в связи с военными действиями моголов и битвой вблизи этого селения.

Небезынтересно привести еще более раннее упоминание об области Алмалык в рассказе о легендарном Огуз-хане, который приводит историк Рашид-ад Дин (1274-1318). В событиях, которые происходили, скорее всего в X-ХП вв., он пишет о том, что Огуз-хан в одном из своих походов достиг Алатага и области Алмалык, где в местности Ак-Кайя поселил группу воинов-ветеранов. Видимо, название Алмалык можно привязать географически к предгорьям Заилийского Алатау и району Алматы. Наиболее интересные факты дали нумизматические источники [12, c. 336].

В 1979 г. в Алма-Ате на территории Пограничного училища были найдены две серебряные монеты. Остатки надписей на обеих монетах оказались

неразборчивыми. Внимание привлекло изображение никогда ранее не встречавшейся тамги - знака правителей. На основании этой находки востоковедом и нумизматом В.Н.Настичем было высказано предположение о местном, семиреченском происхождении этих монет и о возможном существовании монетного двора в XIII в. на территории современного Алматы. В 1990 г. обнаружены еще две монеты с теми же тамгами, но отличающиеся от вышеописанных по оформлению, в частности, тамги на них помещены не рядом, а на разных сторонах. Одна из монет, как две предыдущие, не определяется из-за сильных искажений и стертости надписей, зато в круговой надписи второго экземпляра ясно различается название монетного двора и слово единиц в дате: «чеканен этот дирхем в области (балад) Ал.м. ту в году пять...». В статье, написанной более позднее, В.Н.Настич доказывает, что слово с именем города читается как Алматы, а чеканку монеты, он относит к 1272-1273 гг. и видит в нем наименование города, располагавшегося на месте современного Алматы и уже тогда носившего имя, звучащее и сегодня по-казахски - «Алматы», что означает «яблочное место». К настоящему времени число монет чеканки Алматы составляет около десяти и среди них есть монеты разных номиналов.

Чеканка всех рассмотренных монет относится к массовому выпуску городов Мавераннахра и Туркестана периода реформы известного деятеля XIII в. Мас'уд-бека, начатой в 670/1271-1272 гг. Поставить окончательную точку в локализации и определении города Алматы смогли археологи.

Еще одно поселение Талдыбулак найдено и раскапывается на западных склонах горы Коктюбе. Удалось вскрыть часть землянки с плотным обмазанным глиной полом и собрать материал, в основном, керамику, которая датируется Х-VШ вв. до н.э.

В эпоху саков район Алматы стал местом обитания сакских и позднее усуньских племен. От этого времени оставались многочисленные курганные могильники, среди которых выделялись огромные курганы знати - «сакских царей». Совсем недавно такие курганы поднимались среди одноэтажных домиков старой Алма-Аты, но сейчас почти все они снивелированы и застроены многоэтажными постройками города. Сохранился лишь Боролдайский (Бурундайский могильник) в северо-западной части города.

Под курганами в гробницах из бревен тяньшанской ели хоронили сакских царей и знать, в богато украшенных одеждах. О роскоши захоронений свидетельствуют материалы из раскопок кургана Иссык [13, c. 158].

Следующий важный этап жизни на территории Алматы связан с эпохой средних веков, когда здесь возникают и формируются поселения и города. Это конец VIII - XIII вв., время развития городской культуры, расцвета ее в орбите международных торговых связей по Шелковому пути. Его ответвление через Илийскую долину стал активно функционировать в X в. К этому времени на территории «большой Алматы» находилось несколько поселений и городов. Все они сейчас уничтожены современной застройкой, но сведения о них сохранились в научных отчетах и публикациях.

Городище Алматы-I, жившее в X-XII вв., находилось на территории колхоза «Горный гигант». Еще одно «Весновское городище» располагалось на территории Ботанического сада. Здесь при строительных работах был найден клад керамики.

О городище, расположенном напротив Большого Алматинского ущелья, а это район современного микрорайона «Орбита», писал востоковед В.В.Бартольд в 1894 г. Он обследовал его вместе с тогдашним городским архитектором В.П.Гурдэ. На поверхности городища еще сохранялись остатки построек из жженого кирпича, который жители Верного разбирали для своих построек.

Однако наибольший интерес представляло городище, расположенное на месте, где находилось бывшее Пограничное училище. Здесь при строительных работах находят глиняную посуду, изделия из бронзы и железа, а в 1980 году обнаружили остатки средневековой кузнечной мастерской, а в ней набор топоров, заготовки для кузнецов, а также тигли и остатки кузнечного горна.

Мастерская датируется X-XI вв. Именно с этим же городищем связаны находки вышеописанных монет ХШ в. с указанием места выпуска - город Алматы.

Размеры городища, наличие в нем построек из жженого кирпича, находки керамики, остатков развитого кузнечного ремесла, наличие монетного двора свидетельствуют о том, что именно здесь в X-XIII вв. находился крупный город. Видимо, уже с Х-ХII вв. он назывался именно Алматы, как позднее зафиксировано в надписях на найденных монетах.

Следовательно, опираясь на данные письменных источников, находки монет и археологический материал, можно заключить, что современный город Алматы под этим же именем сформировался в начале X-XI вв. и таким образом история его насчитывает не менее тысячи лет. Это был город со всеми присущими ему признаками крупного политического, экономического и культурного центра средневекового Казахстана, город, где было развито ремесло, торговля, в том числе и международная, где работал монетный двор, снабжавший деньгами население Жетысу [14, c. 132].

Еще один крупный город Тальхир находился на южной окраине современного города Талгара, на берегу реки Талгар, протекающей в глубоком живописном каньоне с крутыми обрывистыми склонами. Название Талгар носит также высочайшая вершина Заилийского Алатау, трехглавый массив которой виден издалека, по крайней мере, уже за 100 км севернее, с древней трассы Великого Шелкового пути, а ныне автомобильной магистрали, соединяющей Алматы с северо-восточными областями Казахстана и Китаем.

Топоним Талгар, безусловно, очень древний, в нем хорошо различается вторая его часть «гар», восходящая к индоевропейским языкам и означающая «гора».

Интересные сведения о Тальхире содержит географическое сочинение последней трети X в. «Худудал ал-Алам» (Границы мира), написанного по-персидски. По мнению В.В.Бартольда, «неизвестный автор имел гораздо более основательные познания по географии Средней Азии, особенно восточной ее части, чем его арабские современники». На одной из страниц этого сочинения упомянуты названия двух селений - Тон и Тальхиза (Тальхир), расположенных на границе между владениями джикилей и карлуков, вблизи озера Иссык-Куль. Не без основания, наверное, жителей этих селений называли «воинственными и мужественными».

Тальхир отождествляется с городищем Талгар.

Центральная часть его представляет собой несколько возвышенный над местностью четырехугольный участок. Размеры его сторон: северо-восточной - 300 м, северо-западной - 280 м, юго-восточной и юго-западной - 302 м, что составляет площадь, равную 9 га.

Городище было окружено стеной, которая сейчас превратилась в оплывший, поросший травой и кустарником вал, глубокий ров опоясывал городище со всех сторон.

Углы городища укреплены выступающими башнями, башни были и на стенах.

Въезды находились напротив друг друга в серединах стен. Улицы, соединяющие их, делят городище на четыре части. За пределами центральной части застройка была сплошной и однотипной. Судя по сохранившимся на поверхности остаткам каменных стен, выступающих над землей, это были прямоугольные сооружения площадью от 200до 500 кв. м. Наибольшее их число находится южнее и западнее центральной части городища.

Много лет на городище ведутся раскопки. Итогом многолетних раскопок стала выявленная планировка города и его застройка.

Обнаружена квартальная планировка Тальхира, имеющая характер городского жилища и оборонительных сооружений, а также благоустройства и водоснабжения. По находкам остатков ремесленных мастерских и изделий из керамики, железа, бронзы, стекла стало возможным определить уровень развития таких ремесел, как гончарное, кузнечное, стекольное, медницкое, ювелирное.

Были определены международные связи Тальхира с Ираном, Китаем, Средней Азией, Индией и даже Японией в X-XIII вв.

Установлено, что уже в эпоху бронзы в районе Талгара жили люди. Они занимались земледелием и придомным скотоводством, плавили медь и изготавливали орудия и оружие из бронзы [15, c. 265].

В VIII-III вв. до н.э. здесь же сформировался союз сакских племен, которые в I в. до н.э. создали на землях Жетысу свое государство. Позднее, в XIII в. до н.э., его сменило государство древних усуней, просуществовавшее до V в. н.э.

Выяснено, что саки и усуни занимались скотоводством, придомным, отгонным и кочевым, а также выращивали несколько сортов пшеницы, проса, ячменя, умели орошать свои посевы при помощи каналов.

Тальхир сформировался на месте одного из таких поселений в VIII в. н.э., а в X-XIII вв. достиг расцвета. Удалось выяснить его планировку.

Город был разбит перпендикулярными улицами на сетку кварталов. Каждый квартал насчитывал от 12 до 14 домов-усадеб, объединенных внутриквартальными улочками.

Усадьбы города имели характерную особенность: наличие жилой части, собственно дома, и двора.

Рассмотрим одну из расположенных усадеб. Она состояла из двух частей: меньшая - жилая часть дома, и большая - хозяйственный и скотный двор. Вход на скотный двор находился с южной стороны и вел сразу же на магистральную улицу. Отсюда скот удобно было выгнать на водопой и выпас. Два входа в жилую часть дома располагались с западной стороны и выходили на узкую внутриквартальную улочку. В жилых кварталах Талгара даже в суровую зиму не ощущалось особого холода, поскольку ветер благодаря узким улочкам и глухим стенам домов, не мог попасть внутрь квартала.

Стены усадьбы сооружались из местного материала - булыжников и сырцовых кирпичей. Под нижней частью стены фундамент был выложен из валунов и заглублен в грунт для сохранения тепла в зимнее время года. Высота каменной кладки составляет примерно 1/3 часть от всей высоты стены. Связывающим материалом кладки является глиняный раствор. Из глины же изготавливают и сырцовые кирпичи для верхней части стен. Внутренние стены дома возводились только из сырцового кирпича. В качестве сейсмических поясов в кладке стен были использованы бревна тяньшанской ели.

Кровля над жилой частью дома двухскатная. Это необходимое условие в предгорных районах, где выпадает много осадков. Стены являлись основной опорой перекрытия. В верхней части стены вырубалась полукруглая выемка или же на стену сверху устанавливаются деревянные «подушки». Затем в выемку или на «подушку» кладется основная продольная балка (матица) - круглое бревно диаметром 14-20 см. В среднем высота помещения достигает приблизительно 2,5-3 м. После закрепления матиц, на нее перпендикулярную укладываются жерди диаметром 6-10 см. Образуется «решетка» двухскатного перекрытия. На нее сверху укладывается слой камыша или тростника и веток, а затем пласт сухой травы и затем слой глины, смешанной с золой. Создается, таким образом, гладкая, непроницаемая для дождя и талого снега, кровля.

Перекрытия над загонами для скота были плоские и легкие. Обычно загоны крылись только одной травой, камышом или соломой [16, c. 412].

Средневековый Талгар обладал высоким уровнем благоустройства. Археологи выяснили, что его главные улицы были вымощены булыжником, вода в город подавалась по водопроводу из глиняных труб, сточные воды выводились и водопоглощающие колодцы.

Тальхир был центром международной и областной торговли. В нем жили также и ремесленники, которые изготавливали на продажу глиняную и медную посуду, украшения из бронзы, золота и серебра; железные изделия - топоры, ножи, запоры для дверей, котлы, наконечники пахотных орудий, плотницкий инструментарий. Высокого совершенства достигло косторезное ремесло, причем в качестве материала мастера из Тальхира использовали рога и кости диких животных - оленей, архаров, сайги, а также домашних - овцы, лошади, коровы.

Важную роль в жизни горожан играла торговля. Жители окрестных сел везли сюда на продажу зерно, фрукты, овощи, мясо, шерсть, а, продав, на вырученные деньги покупали изделия городских ремесленников.

Процветала международная торговля по Великому Шелковому пути. Талхир занимал на нем узловое положение.

При раскопках домов горожан найдены бронзовые зеркала и фарфоровая посуда из Китая; бронзовые кувшины и блюда из Ирана; изделия из слоновой кости, привезенные из далекой Индии; поливная глиняная посуда из Самарканда. Из Японии в Талгар попало фаянсовое блюдо. На нем изображены люди в богатых золоченых одеждах на фоне морского пейзажа.

Монеты, чеканенные в городах Средней Азии и найденные на Талгарском городище, ярко иллюстрируют широту торговых связей в те далекие времена. Видимо, судя по находкам заготовок в Тальхире, здесь был свой монетный двор.

Наряду с торговлей и ремеслом жители занимались сельским хозяйством. В домах многих горожан имелись большие кладовые для зерна, предназначенного на продажу. В скотных дворах держали лошадей, верблюдов, баранов и коз. Охотились на джейранов, архаров, волков, лис, барсуков, зайцев. Кости и поделки из костей этих животных - частые находки при раскопках.

Многие жители перешли к городской жизни недавно, они еще помнили скотоводческие традиции и поэтому во дворах многих домов были обнаружены основания юрт.

На базарах и улицах города звучала разноязыкая речь. Основную массу населения Талгара составляли тюрки-джикили, карлуки, ягма. В городе также жили купцы из Средней Азии, Ирана и Китая. Всего, по расчетам исследователей, в городе в период его наивысшего расцвета в XI начале XIII в. проживало 5-6 тысяч жителей. Многие из них были грамотными, о чем говорят надписи, сделанные по-арабски на глиняной посуде. Это были имена ремесленников или владельцев глиняной посуды. Арабское письмо пришло вместе с исламом в X в. Оно, однако, сосуществовало с древнетюркским руническим письмом. Это доказывается находкой каменного пряслица от веретена с рунической надписью [17, c. 164].

Умели жители Талгара играть в шахматы, костяные и глиняные фигуры этой древней игры, найденные при раскопках, свидетельствуют о том, что ее любители жили в Тальхире уже в XI-XII вв.

Раскопки средневекового Талгара показывают, что это был крупный город на Шелковом пути, центр ремесла, торговли, сельского хозяйства и культурной жизни. Раскопки на городище продолжаются и каждый год приносят новые открытия.

Так, исследуя находки из железа с помощью макро- и микроструктурного анализов, ученые выявили наличие в городе различных сортов железа, чугуна и стали, в том числе и тигельной (лидебуритной), более известной как булатная счаль, секреты изготовления которой сейчас утеряны. Эти сложные технологии восстанавливаются современными металлургами буквально по крупицам. Средневековые мастера из Тальхира были выдающимися специалистами, а Талгар - одним из центров железоделательного производства на Востоке, где изготавливали знаменитый булат. Кузнечное производство в городе отличалось высоким уровнем развития. Археологами собрана богатая коллекция изделий из железа: это оружие - кинжалы, ножи, наконечники стрел, панцирные пластинки от доспехов, обломки боевых шлемов; орудия груда - садовые ножи, топоры, наконечники пахотных орудий; бытовые вещи замки, оковки сундуков, цепи, светильники и многое другое.

В Тальхире Шелковый путь разветвлялся на южный и северный.

«Южный путь» вел через городища Иссык, Тургень, Чилик к переправе через Или в районе Борохудзира, а затем по правому берегу Или - через Хоргос в Алмалык. На этом отрезке археологи нашли развалины небольших городков, от которых сохранились городища в Иссыке, Тургене и Чилике. В районе села Коктал, видимо, располагался город Илибалык, развалины которого сохранились вблизи этого села.

«Северная дорога» из Алматы или Тальхира шла вдоль р. Талгар до переправы на р. Или, затем после переправы через Или отошла на северо-восток к Алаколю и Джунгарским воротам.

Обратимся к книге «Путешествие в Восточные страны». Она написана Г.Рубруком, французским послом, отправленного королем Людовиком IX В столицу монгольского хана Мункэ - город Каракорум с «великой миссией" склонить монголов к христианству и втянуть в войну между крестоносцами и мусульманами. Он в 1253 г. проделал долгий и полный опасности путь, пересек Причерноморские стены, переправился через Дон и Волгу, побывал и Золотордынском городе Сарай Бату, через казахстанские степи он дошел до Таласа, а затем через Чуйскую и Илийскую долину, через Тарбагатай и Алтай

добрался до Кара-Корума. В книге есть страницы, где подробно и обстоятельно Г. Рубрук описывает все, что он видел в Илийской долине и Приджунгарье. Осенью 1253 г. он достигает предгорий Заилийского Алатау, а после этого, через несколько дней, Г.Рубрук пишет: «Мы въехали в горы, на которых живут каракитаи, и нашли там большую реку, через которую нам надлежало переправиться на судне». Это была Или, а переправа через нее находилась в районе современного г. Капчагая. Она пользовалась популярностью С древнейших времен, и не случайно именно в этом наиболее удобном месте имеются изображения Будды на скалах, которых благодарили купцы И путешественники в случае удачной переправы. В районе переправы, от основной трассы Великого шелкового пути отходила дорога, ведущая в Прибалхашье, и далее в Центральный Казахстан. В начале она шла вдоль правого берега р. Или, а затем в районе села Баканаса поворачивала на северо-восток и вдоль сухого русла Или - Ортабаканаса вела к южному берегу Балхаша, на полуостров Узун-Арал. Расстояние между мостом Узун-Арала и северным берегом озера составляло всего 8 км. Видимо, здесь была налажена водная переправа, а зимой караваны шли по льду озера, доходили до устья реки Токрау, а оттуда направлялись в долины Кенгира и Сарысу, в горы Улутау, где были кочевья, поселения и городские центры [18, c. 298].

На этом ответвлении находились обнаруженные археологами караван-сараи Коктал и Баялы и городища Агашая, Актам, Карамерген и Бархан. Есть мнение, что городище Карамерген могло соответствовать огузскому городу Горгузу. Все городища отличаются мощной системой фортификации и наличием ирригационной системы базировавшейся на Оттасу. Вода, как считают гидрогеографы, была в протоках древнего русла Или вплоть до XVI в.

«Переправившись через Или, - пишет Рубрук,- мы въехали в одну долину, где увидели какой-то разрушенный замок, степы которого были только из глины, и земля там была возделана. После этого мы нашли некий хороший город по имени Эквиус, в котором жили сарацины, говорящие по-персидски, хотя они жили очень далеко от Персии».

На следующий день, переправившись через те горы, которые составляют отроги больших гор, находившихся к югу, мы въехали на очень красивую равнину, имеющую справа высокие горы, а слева - некое море или озеро, тянущееся на 25 дней пути в окружности».

В цитированном отрывке из дневника Рубрука назван город Эквиус. О местонахождении его в научной литературе говорилось достаточно много. Большинство исследователей склонны были отождествлять Эквиус с развалинами городища Чингильды, что находится в 30 км восточнее р. Или. Есть и другое мнение: Эквиус - это искаженное название города Ики-Огуза, о котором в XI в. писал Махмуд Кашгарский в своем сочинении «Диван лугатат-тюрк», и город с таким названием следует искать в месте слияния рек Большая и Малая Биже, или в районе современного с. Капал.

Окончательный ответ на этот вопрос смогли дать археологические исследования. Из всех средневековых городищ надо было выбрать то, которое бы более соответствовало описаниям Г. Рубрука. Если исходить из этого принципа, то отождествление Эквиуса с городищем Чингильды следует исключить, и вот почему: Чингильды представляет собой небольшой караван-сарай. Размеры его 75x75 м. А ведь Г. Рубрук пишето большом городе. Не случайно же в нем находилась колония персидских купцов, в руках которых была сосредоточена транзитная торговля. На трассе караванного пути в долине Коксу, на ее левом берегу было найдено и обследовано городище Дунгене на территории с. Балпык (Кировское) [19, c. 289].

Городище занимает обширную территорию: достаточно сказать, что его северо-восточная сторона имеет длину 675 м, а юго-восточная - 565 м.

В свое время здесь проводила раскопки Семиреченская археологическая экспедиция А.Н.Бернштама. В шурфе удалось выявить три разновременных слоя, соответствующих трем последовательно сменявшим друг друга этапами жизни этого города.

В IX-X вв. здесь возникло небольшое поселение, жители которого занимались сельским хозяйством и различными домашними ремеслами. Со временем увеличивалось население города, а так как поселение находилось на Великом Шелковом пути, то оно росло и постепенно превратилось в город.

Город стал известен на Востоке, и о нем уже писали географы и ученые тех времен. В XI в. Махмуд Кашгарский указал имя этого города - «Ики-огуз» на своей карте. В XIII в. этот город посетил Г. Рубрук и назвал его Эквиус-так ему было удобнее произносить слово Ики-Огуз.

Из Ики-огуза Г. Рубрук направился далее на северо-восток, в сторону р. Лепсы. Сюда он мог попасть двумя путями по степной равнине. Второй путь шел через современные села Капал и Арасан, пролегавший у самого подножья гор, где много горных ручьев, обильно орошавших поля земледельцев, строивших здесь селения - от них сохранились руины городища Каал и Найман-кала (Арасан).

На своем пути Г. Рубрук, по всей вероятности, видел их развалины, находившиеся вблизи современных Капала и Арасана. Затем перевалив горы, он спустился в долину р. Аксу и направился к реке Лепсы. «И это равнина, - записал он в своем дневнике, - вся прекрасно орошена стекающими с гор водами, которые все впадают в упомянутое море (имеется в виду оз. Балхаш). На вышеупомянутой равнине находилось много городков, но в большей своей части они были разрушены татарами, желавшими иметь там пастбища. Мы нашли там большой город Кайлак, в котором был базар и его посещали купцы». Удалось найти развалины Кайлака, также как и остатки многих городков, разрушенных еще до путешествия францисканского монаха. Кайлаку соответствует городище в селе Антоновка. Город упоминается в письменных источниках и раньше. Он был столицей государства карлукских джабгу и назывался Каялык. Рубрук как и в случае с Ики-огузом несколько исказил название города. Известно, что Арслан-хан, правитель Каялыка, в конце XII - начале XIII в. «добровольно» подчинился Чингисхану, и вместе со своим войском участвовал в походах монголов на запад, начатый в 1219 г.

Рубрук прожил в Кайлаке 12 дней и за это время смог осмотреть базары города и другие достопримечательности. Особенно усердно он искал христианские церкви и с этой целью посетил два храма, но сходство его с церквями христиан не обнаружил.

Он дал довольно подробнее описание «кумирен», а их в городе было несколько. «Они ставились с востока на запад и в северной стороне устраивали комнату, выступающую наподобие клироса, а иногда, если дом четырехугольный, эта комната бывает в середине дома. С северного бока они делают углубление на месте клироса, там они помещают сундук, длинный и широкий как стол и за этим сундуком к югу ставят главный идол, который я видел в Каракоруме, такой же величины, как рисуют Святого Христофора.

На этом сундуке, который напоминает собой стол, они ставят светильники и жертвы... Точно также у идолопоклонников, как у нас, есть большие колокола...» [20, c. 137].

Приведенная выше характеристика храма, безусловно, свидетельствует о его буддийском характере. Особенно точно описан так называемый «ширэ» - буддийский жертвенный стол. Подтверждает это мнение и состоявшегося при Г.Рубруке описание праздника: «Войдя тогда в упомянутую кумирню, я нашел там жрецов идольских. Именно первого числа они отворяют свои храмы, и жрецы облачаются, возносят фимиам. Поднимают светильники и возносят жертвы народа, состоящие из хлеба и плодов». Действительно 1 и 15 числа каждого лунного месяца буддийские священнослужители совершают службы в течение целого дня, сжигают благовония, приносят в жертву печенье, фрукты и воду, зажигают лампады.

Наиболее ярким памятником в Приджунгарье является крупнейшее не только в этом районе, но во всем северо-восточном Семиречье городище Антоновка. Оно находится на восточной окраине современного села Антоновка, которое сейчас переименовано в Койлык. Часть его площади уже застроено современными домами, занята под сады и огороды. Однако территория средневекового поселения очень хорошо определяется по четырехугольнику стен.

С гор, подступающих к селу с юга, хорошо видна панорама городища. Желтый квадрат стен отчетливо выделяется на фоне зелени садов. В середине северо-восточной стены находится один из въездов, а возле него изнутри у стены возвышается плоский подпрямоугольный бугор. Это остатки пока еще не раскопанной монументальной постройки.

В восточной части городища множество всхолмлений, в расположении которых прослеживается определенная система. Это усадьбы города. Поверхность городища буквально «усыпана» обломками глиняной посуды, железными шлаками, жженым кирпичом. Много фрагментов сосудов, покрыты яркой блестящей поливой.

Все это побудило археологов провести на городище раскопки, заложить стратиграфический шурф, который позволили установить начало жизни города. Он возник в VIII в. К этому времени относятся характерный комплекс находок. Своеобразные поясные подвески с сердцевиной прорезью и «S» - образные писал и для удил изготавливались в VIII-X вв.

Этим же временем датируются глиняные красноангобированные кувшины, украшенные оттисками штампов в виде «решетки в круге» и «колеса со спицами», кувшины, на ручках которых есть налепные шарики, чаши.

В верхних слоях шурфа открыты остатки помещения XII - начала XIII в. Раздавленные котел и кувшин на полу, мусорная яма - бадраб, заполненная хозяйственными отбросами вперемешку с золой.

Интересным объектом раскопки на городище Антоновское стал буддийский храм. До начала раскопок это был оплывший холм, второй высоты до трех метров, с подквадратным основанием, ориентированным углами по сторонам свеча. Была вскрыта прямоугольная постройка из сырцового и жженого кирпича, размерами 16x18,5 м. В планировочном отношении она состоит из квадратного зала и обходных коридоров [21, c. 56].

Выделяются наружный вход в коридор; внутренний вход в центральное помещение; центральное - алтарное помещение (зал); четырехсторонний обходной коридор, имеющий тупик в юго-восточной части, разделяющий северо-восточную стороны обходного коридора; угловые башни.

Центральное помещение имеет подквадратный план со сторонами: юго-западная и северо-восточная - 7,5 м, северо-западная - 7,4, юго-восточная - 7,3 м.

На глубине 4,12 м от уровня дневной поверхности были зафиксированы многочисленные остатки обгоревшей при пожаре и обрушенной вниз кровли. Наибольшее скопление деревянных конструкций - кровли находились в центральной части зала.

Четыре обгоревшие деревянные колонны (диаметром от 0,12 до 0,2 м) и сохранившейся высотой 0,5 м находились в вертикальном состоянии. Это остатки деревянных колонн, на которые опирались балки перекрытия зала.

Обходной коридор можно разделить на четыре участка: юго-восточный коридор; юго-западный (имеющий выходы); северо-западный коридор и северо-восточный (отделенный тупиком-стеной от северо-восточного коридора).

На глубине 3 м от уровня дневной поверхности, примыкая к внутренней стене, вдоль нее, от южного угла внутренней стены, горизонтально положена деревянная балка длиной 5,7 м, диаметром 0,2 м. Она являлась опорой и связывающим креплением четырех деревянных стоек. Расстояние между стойками составляет от одного до двух метров.

Аналогично устроено перекрытие и в других отрезках коридора.

При раскопках был собран комплекс керамики - это обломки хумов и кувшинов, поливных чаш, характерных для XII-XIII вв.

Изделия из железа представлены серией штырей и гвоздей различных размеров, запорными прикладами на двери и железным кинжалом.

Аналогии постройке, прежде всего его планировочной схеме, прослеживаются в планиграфии буддийских храмов Чуйской долины. Это первый и второй храмы Ак-Бешима и храм Краснореченского городища. Планировка их одинакова - центральный зал, окруженный обходным коридором.

Однако эти храмы относятся к VIII-IX вв., тогда как Антоновский датируется концом XI - первой половиной XIII в. и имеет аналогии в архитектуре столицы тангутов - Хара-Хото. В частности, в конструкциях стен буддийского храма Хара-Хото также как и в Каялыкском пользовался прием комбинированной кладки сырцового кирпича, плашмя и на ребро с наклоном.

В центре городища, на участке, окруженной стеной размерам и 150x150 м, видимо, место расположения цитадели, были выявлены и раскопаны остатки мечети XII-XIII вв. Была раскопана четырехугольная постройка размерами 30x35 м, понижаемая к центру. Она скрывала остатки мечети размерами 34x28 м по внутреннему обводу и 40x35 м по внешнему. Длинными сторонами мечеть ориентирована с северо-востока на юго-запад. Вход в мечеть находилась в северо-восточной стене, минарет, ориентированный на Мекку - в юго-западной. Михраб был выложен из жженого кирпича, а вся мечеть сложена из сырцового кирпича. Кровля мечети, видимо с легкими скатами, опиралась на 54 колонны, которые «стояли» на каменных основаниях - базах.

Внешние стены мечети сохранились на высоту до двух метров, при толщине 1,7-2 м.

Мечеть отапливалась системой дымоходных каналов, проложенных на полу у стен за толстой обмазкой и соединенных с серией печей-тандыров. При раскопках мечети собрана коллекция глиняных светильников, бронзовые накладки, видимо, от обложки «Kopaна», керамика ХШ в. и фрагмент обугленной доски с арабской надписью.

На городище вскрыты также «богатые усадьбы» горожан XIII в., отапливаемые системой дымоходов-канов; баня.

В северной части городища раскопаны мавзолеи XI-XII вв., стены которых были облицованы резным кирпичом. Элементы резьбы - геометрические фигуры, растительный в виде тюльпанов и орнамента ввиде стилизованных букв арабских надписей арабским письмом.

Из Каялыка Г. Рубрук и его спутники выехали в День святого Андрея, который приходится по христианскому календарю на 30 ноября. «И там поблизости, - пишет он, - в трех лье, нашли поселение совершенно несторианское. Войдя в церковь их, мы пропели с радостью, как только могли громко: «Радуйся, Царица», так как давно не видели церкви». Итак, поблизости от Кайлака, в трех лье, монах увидел «несторианское селение». Развалины его известны археологам как городище Лепсы.

«Отправившись отсюда через три дня, мы добрались до столицы этой области, в начале вышеназванного моря, «которое показалось нам столь бурным, как океан. Мой товарищ приблизился к его берегу и помочил в нем льняную ткань, чтобы отведать вкус воды; она была солоновата, но все же пригодна для питья. Среди больших гор в юго-восточном направлении тянулась долина, а затем между горами было еще какое-то большое море, и через эту долину от первого моря до второго протекала река: в этой долине почти беспрерывно дует столь сильный ветер, что люди проезжают в великом опасении, как бы ветер не унес их в море». Итак, мы переправились через долину, направляясь на север к большим горам, покрытых глубокими снегами, которые тогда лежали на земле... ».

Озеро - это Алаколь, в котором нетрудно узнать «море бурное,как океан». Интересно, что незадолго до Г. Рубрука, в 1248 г., этим же путем и столицу монголов проехало посольство папы Иннокентия I, возглавляемое Плано Карпини из Перуджи, который также как и Г. Рубрук отметил силу осенних Алакульских ветров и даже записал местную легенду о «сильном ветре, скрывающемся в отверстии скалы».

Затем Г. Рубрук направился на север, и пройдя по перешейку Нарын Узек между Алаколем и Кошкарколем, двинулся к Тарбагатаю, перепалив который, он продолжил путь к Кара-Коруму [22, c. 400].

Столица области могла соответствовать городищу Уч-Арал, paсположенному на восточной окраине села Уч-Арал и датированного X-XIII вв. Тогда Г. Рубрук после посещения ее прошел между озерами Алаколь и Кошкарколь и попал в долину Эмеля и по ней, пройдя в горы Аркарлы, направился в Монголию. Возможен и другой маршрут движения по побережью Алаколя на юг в сторону Джунгарских ворот и через них вышел в долину Эмеля и далее двинулся в Монголию. Тогда «столице области» соответствует городище Кок-тума, расположенное на самом берегу Алаколя, на территории с, Кок-Тума. Оно сейчас почти полностью размыто Алаколем, здесь собрана коллекция керамики X-XIII вв., в том числе и поливная, обломки и целые жженые кирпичи, один с изображением льва, что свидетельствует о значимости города, который когда-то то находился на этом месте.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении мы пришли к следующим выводам: главным источникам по изучению городов средневекового Казахстана в VI-XII веках послужили археологические источники исследования.

Также, города были центрами местной и международной торговли. Тараз назывался «городом купцов», а Сыгнак - «торговой гаванью Дешт-и Кыпчака».

В караван-сараях Испиджаба останавливались купцы из Багдада, Бухары и Самарканда.

Крупными торговыми центрами на границе со степью являлись Сауран и Янгикент.

Из наиболее существенных событий в области археологии стали юбилей 1500-летия Туркетстана, к которому завершена реставрация комплекса мавзолея Ходжи Ахмеда Яссави, и 2000-летний юбилей древнейшего города Тараза. Выдающиесч памятники Казахстана - Мавзолей Ходжи Ахмеда Яссави и Тамгалы включены в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Вопрос «Откуда пошла земля Казахстана?» имеет большое значение для исторического самосознания народа. Поворотным этапом в изучении, сохранении и использовании культурного наследия и его значимости стало обращение президента страны Н.А. Назарбаева к народу, в котором наряду с важнейшими задачами, стоящими пернд Казахстаном, были названы вопросы развития культуры. В связи с этим разработана и выполняется Государственная программа «Культурное наследие».

Начат качественно новый этап археологических и консервационных работ на городищах: Антоновка (Каялык), Талгар (Тальхир), Джувантобе, Караспан, Отрар, Сауран, Жайык.

На основе археологических данных пишется древняя и средневековая история Казахстана, восстанавливается наша родная история.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Агеева Е.И., Панцевич Г.И. Из истории оседлых поселений и городов Южного Казахстана. Труды института истории, археологии и этнографии Академии наук КазССР. Алма-Ата, 1958. Т. 5.- с.7

. Акишев К.А., Байпаков К.М., Ерзакович Л.Б. Древний Отрар. Алма-Ата, 1972.- с.123

. Байпаков К.М. Средневековая городская культура Южного Казахстана и Семиречья. Алма-Ата, 1986.- с.148

. Байпаков К.М. Древние города Казахстана. Алматы, 2005.- с.68

Байпаков К.М., Ерзакович Л.Б. Керамика древнего Отрара. Алма-Ата, 1990.- с.45

. Байпаков Б.А. Древний Испиджаб. Шымкент - Алматы, 2003.- с.45

. Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. Соч. Т.I/ М. - -Л., 1963.- с.302

. Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью. 1893-1894. Соч. Т.IV. М., 1966.- с.79

. Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алтая. Материалы исследования по археологии СССР. Т. 23. М.-Л., 1952.- с.236

. Бурнашева Р.З. Отрар, Отрарский оазис и южный Казахстан. Нумизматические исследования по денежному делу Южноказахстанских городов VII-XVII вв. Алма-Ата, 1989.- с.92

.Волин С.Л. Сведения арабских источников IX-XI вв. р. Талас и смежных районах. Новые материалы по древней и средневековой истории Казахстана. Труды Института истории, археологии и этнографии. Алма-Ата, 1960. Т. 8.- с.238

. Кумеков Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам. Алма-Ата, 1972.- с.168

. Левина Л.М. Этнокультурная история Восточного Приаралья. М., 1996.- с.336

. Маргулан А.Х. Из истории городов и строительного искусства древнего Казахстана. Алма-Ата, 1951.- с.158

. Пугаченкова Г. Зодчества Центральной Азии XV. Ташкент, 1960.- с.132\

. Свод памятников истории и культуры Казахстана. Чимкентская область. Алматы, 1994.- с.265

. Свод памятников истории и культуры Казахстана. Жамбылская область. Алматы, 1994.- с.412

. Сенигова Т.Н. Средневековый Тараз. Алма-Ата, 1972.- с.164

. Смагулов Е., Григорьев Ф., Итенов А. Очерки по истории и археологии средневекового Туркестана. Алматы, 1999.- с.298

. Тасмагамбетов И.Н., Самашев З.С. Сарайшык. Алматы, 2001.- с.289

. Толстов С.П. По древним дельтам Окса и Яксарта. М., 1962.- с.137

. Якубовский А.Ю. Развалины Сыгнака. Сообщения государственной Академии истории материальной культуры (ГАИМК). Вып. 2. Л. 1929.- с.56

Похожие работы на - Города и городская культура Казахстана в VI-XII веках

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!