Роман 'Доктор Живаго'

  • Вид работы:
    Статья
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    88,61 Кб
  • Опубликовано:
    2016-05-20
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Роман 'Доктор Живаго'

ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

РОМАНА БОРИСА ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

Смысл названия романа «Доктор Живаго»

 

История создания романа показывает, что его название было тщательно продумано автором. «Доктор Живаго» подводит итоги русского романа XIX века с его уходящей поэзией «дворянских гнезд» и усадеб, красотой деревенской природы, чистотой и жертвенностью героинь, мучительной рефлексией и трагической судьбой героев. Главный герой – Юрий Андреевич Живаго – замыкает ряд героев Лермонтова, Тургенева, Толстого и Достоевского. В контексте русской классической литературы роман Пастернака «Доктор Живаго» исследовали такие ученые, как И.В. Кондаков, Г.М. Лесная, И.Н. Сухих и др.

Пастернак не просто следу­ет давней традиции русской классической литературы XIX века, в которой часто в заглавие произведения выносится имя главного ге­роя, но и указывает его профессию – доктор. Для общей концеп­ции произведения это уточнение очень значительно, поскольку ге­рой, вовлеченный в водоворот страшных исторических событий, со­храняет свой взгляд на мир, историю, человека, определенный его гуманистической позицией врача. Это отражается в целом ряде сюжетных коллизий (Живаго как врач побывал на фронтах первой мировой войны, затем в партизанском отряде во время граждан­ской войны), он оказывает помощь матери Лары и благодаря этому знакомится с девушкой, любовь к которой пронесет через всю жизнь. Но самое главное то, что долг врача – помогать всем стра­ждущим, вне зависимости от того, к какому лагерю принадлежит конкретный человек. А потому определение «доктор» приобретает и более глубокий смысл, связанный с христианским понятием мило­сердия. В страшных испытаниях мировых войн, революций, граж­данских распрей, расколовших не только страну, но и самого чело­века, герой сохраняет то, что составляет основу здоровой нравст­венной природы человека, и помогает в этом другим. Он как бы призван быть врачевателем душ человеческих, и не случайно по мере движения сюжета романа христианские мотивы усиливаются и получают свое завершение в последней стихотворной части.

Вопреки традициям русского романа, автор больше занят поисками смысла в игре случайностей, чем построением логически завершенного событийного ряда. Способы обрисовки характера в романе соотнесены с идеей разрешения проблемы иронии истории, когда в процессе завоевания свободы оказывается невозможным существование человека внутренне свободного и вместе с тем не отделенного от целого и всеобщего.

Характер главного героя не лишен логики естественного развития, и в нем выявлена закономерность становления личности в соприкосновении с обстоятельствами реальной жизни. В соответствии с данной художественной концепцией в романе создан образ Юрия Живаго, врача и поэта, воплотившего в себе пастернаковскую идею свободы и персонализма. У Юрия есть духовный идеал, ему противны житейские игры, стаи и кланы – ему дорога свобода и тайная независимость, ощущение высшего идеала.

    «Доктор Живаго» – духовная биография человека, оказавшегося на разломе времен. Хотя в романе отражены важнейшие периоды в истории страны, он построен не по законам эпического произведения. Основное в романе – не история событий жизни, а история духа.

XX век создал тип сильного героя как активно действующей личности. Б. Пастернак же исходит из религиозно-философского понимания силы как нравственного, духовного чувства. С этой точки зрения Христос – воплощение нового нравственного идеала, поворота в истории. По Пастернаку, жизнь понимается как одухотворенная и одухотворяющая материя, находящаяся в вечном движении. Смерть рассматривается как временный этап на пути человека от жизни к бессмертию. Символы свечи, сада, креста, чаши служат средством репрезентации концептов «жизнь» и «смерть», в тексте проявляют индивидуально-авторские ассоциации, возникающие на основе традиционных. [Чумак, 2004, с. 12].

Идея жизни в романе проявляется уже в самом его заглавии, в профессии и фамилии героя. Фамилия Живаго вводит действие романа в круг христианских понятий и смыслов. В этом плане Юрий Живаго обладает силой духа, позволяющей не поддаваться соблазну простых однозначных решений, принимать мир во всей его сложности и многообразии, отрицая то, что несет духовную смерть.

Поэтическим манифестом кровного родства поэта с жизнью прозвучала книга стихов «Сестра моя – жизнь». Знаменательно, что сибирская фамилия героя – это форма родительного и винительного падежа церковнославянского прилагательного «живый» (живой). В православных богослужебных текстах и Библии (в Евангелии от Луки) это слово применительно к Христу пишется с заглавной буквы: «Что вы ищете Живаго между мертвыми?» [Библия … , 2004, с. 238] ? обращается ангел к женщинам, пришедшим к гробу Христа, т.е. имя доктора графически совпадает с одним из имен Христа, и тем самым подчеркивается связь между героем романа и его евангельским прообразом. По свидетельству писателя В.Шаламова, Б.Пастернак так объяснял выбор фамилии для своего героя: «Фамилия моего героя? Это история непростая. Ещё в детстве я был поражён, взволнован строками из молитвы церковной Православной Церкви: «Ты есть воистину Христос, сын Бога живаго». Я повторил эту строчку и по-детски ставил запятую после слова «Бога». Получилось таинственное имя Христа «Живаго». Но не о живом Боге думал я, а о новом, только для меня доступном его имени «Живаго». Вся жизнь понадобилась на то, чтобы это детское ощущение сделать реальностью — назвать именем героя моего романа». [Борисов, Пастернак, 1998, с. 205].

О. Ивинская свидетельствует, что само имя «Живаго» возникло у Пастернака, когда он случайно на улице «наткнулся на круглую чугунную плитку с «автографом» фабриканта – «Живаго»… и решил, что пусть он будет такой вот, неизвестный, вышедший не то из купеческой, не то из полуинтеллигентской среды; этот человек будет его литературным героем». [Ивинская, 1992, с.142].

Реальным человеком, который явился прототипом доктора Живаго, вероятно, был врач Дмитрий Дмитриевич Авдеев, сын купца второй гильдии, с которым Пастернак познакомился во время эвакуации в Чистополь, где писатель жил с октября 1941 по июнь 1943 года. Именно в квартире доктора писатели проводили творческие вечера (её, кстати, называли «филиалом Московского клуба писателей»). И когда Пастернак в 1947 году искал название для своего самого значительного произведения, он вспомнил чистопольского знакомца доктора Авдеева  – и роман получил название «Доктор Живаго».

Во время написания романа Пастернак не раз менял его название. Роман мог называться «Мальчики и девочки», «Свеча горела», «Опыт русского Фауста», «Смерти нет». Первоначально в романе были фрагменты с зачеркнутыми названиями – «Когда мальчики выросли» и «Записки Живульта». Смысловое тождество фамилий Живульт и Живаго очевидно и само по себе свидетельствует об их несомненной эмблематичности, а не случайном происхождении. Во фрагменте, носящем заглавие «Смерть Реликвимини», встречается вариант его имени – Пурвит (от искаженного французского pour vie – ради жизни), образующего вместе с двумя другими – Живульт и Живаго – триаду тождественных по смыслу имен-эмблем. В тройственной форме этого по существу единого имени заключена центральная интуиция всего пастернаковского творчества – интуиция бессмертия жизни.

«Записки Патрикия Живульта» – «генеральная» проза Пастернака 30-х годов – были несомненно важнейшим звеном, связующим воедино все прежние попытки «большого романа» с замыслом «Доктора Живаго». Целый ряд мотивов, положений, имен и топонимов в дошедшей до нас части («Начало прозы 36 года») указывают на это с полной ясностью. Облик Истоминой в «романе о Патрике» предвосхищает некоторые черты будущей Лары Антиповой. В образе Патрикия, от имени которого ведется повествование, легко опознаются автобиографические черты, с одной стороны, и признаки, сближающие его с Юрием Живаго, – с другой.

Образ «человека в неволе, в клетке» поясняет происхождение еще одной «говорящей» фамилии в романе «Доктор Живаго» – Гишар (от французского guichet – тюремное окошко) и, в сочетании с русским значением имени Лариса (чайка), делает понятным обилие «птичьих» ассоциаций в описаниях героини романа. Символика имени Лариса Фёдоровна Гишар: Лариса – «Чайка» (ассоциация с чеховской чайкой), Фёдор – «Божий дар», Гишар — «решётка» (франц.). Имя поддерживает метафору «Лара – Россия»: Россия одухотворённая, униженная, гибнущая за решёткой.

Таким образом, в самом имени Живаго звучит жизнь и буквально повторено старославянское определение «Бога живаго». Живаго – доктор, хранитель жизни, оберегатель её. В связи с этим мы можем сказать, что жизнь героя становится житием, точнее бытием, осеняется знаком вечности.

Не случайна фамилия героя, вынесенная в заглавие романа. Она, безусловно, говорящая, связанная с христианским понятием: «Дух Бога Живаго». Уже в названии произведения определяются глубокие христианские основы авторской концеп­ции, главная идейно-философская ось романа — противопостав­ление жизни и смерти. Действительно, многое указывает на месси­анскую роль его центрального героя, прошедшего через страдания, испытания, ставшего своего рода искупительной жертвой грозной исторической «хирургии», но обретшего бессмертие в своем творче­стве и в благодарной памяти людей.

Тема личности и истории в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»

Один из главных акцентов сделан автором в решении проблемы соотношения личности и истории, характера и обстоятельств. При общности распространенной темы – интеллигенция и революция, а также ее воплощения – показ судьбы человека, изменяющейся под влиянием революционных событий, водоворота истории, поставившего отдельную личность перед проблемой выбора, «Доктор Живаго» отличается резким несходством акцентов. Пастернак идет вразрез с традиционным интересом литературы к формированию характера нового человека в условиях революции и под ее влиянием.

Россия для Живаго – это природа, окружающий мир, история России. Юрий стал свидетелем таких исторических событий, как: Русско-японская война, волнения 1905 года, Первая мировая война, революция 1917 года, Гражданская война, красный террор, первые пятилетки, Великая Отечественная война. Почти все герои романа Пастернака тоже по-своему задействованы в бурной жизни века и принимают его жизнь за свою. Каждый решает свою судьбу, соотнося с требованием времени: войны, революции, голода и так далее.  Юрий Живаго живет в своем пространстве, в своем измерении, где главными являются не житейские ценности, а законы культуры. Роман Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» зиждется на фундаментальных архетипах, воссозданных автором в образах романа, что поднимает его на уровень общекультурного наследия человечества и ставит в ряд вершинных достижений русской и мировой литературы. [Авасапянц, 2013, с. 20].

Автор рассказывает о судьбе Юрия Живаго в ее историческом контексте. Противопоставление Рима, с его делением на вождей и народы, с его ложными богами, евангельскому признанию божественного смысла отдельной человеческой личности переводится в авторский план, где отдельная личность, Юрий Живаго, противопоставлен новому обществу вождей и рабов. Ибо революция не стала процессом освобождения народов, вопреки мечте Веденяпина. Вместо утопического братства свободных личностей из хаоса войны медленно встает новый Рим, новое варварское деление на властителей и толпу. Новым идолам противостоит доктор Живаго. [Кадиялиева, Кадиялиева, URL: #"#" title="Автобиография">автобиографический, ведь «Доктор Живаго» – это роман о становлении поэта. Однако образное изложение этого пути не исчерпывается опытом одного только Пастернака. Об особенной роли поэта-символиста говорит факт из творческой истории романа – первоначально Пастернак задумывал назвать свое произведение «Мальчики и девочки», что является отсылкой к стихотворению Блока «Вербочки». [Лесная, 1996, с. 105].

Академик Д.С. Лихачев считал, что роман «Доктор Живаго» – автобиографический роман. Пастернак пишет не о себе, придумывая себе судьбу, но в то же время именно о себе, с целью раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь. Лирический голос главного героя, его философия неотделимы от голоса и убеждений самого Пастернака. Исследователь классифицировал этот роман как «род автобиографии», «биографии времени». Он писал о романе «Доктор Живаго», как об «автобиографии, в которой удивительным образом нет внешних фактов, совпадающих с реальной жизнью автора. И, тем не менее, автор (Пастернак) как бы пишет за другого о самом себе. Это духовная автобиография Пастернака, написанная им с предельной откровенностью». [Лихачёв, 1988,  с. 4] Об автографическом характере произведения писали и другие литературоведы.  [Бондарчук, 1999, с. 6].

«Другой» человек понадобился Пастернаку для выражения самого себя. В романе нет страниц, где автор открыто излагает свои мысли, к чему-то призывает. Это творческий метод Пастернака. Продолжая традиции Чехова, он не стремится уверить читателя в безупречности своих убеждений. Он только показывает мир, но не объясняет его. Объяснить мир должен сам читатель, тем самым становясь как бы соавтором романа. В целом, Пастернак принимает жизнь и историю такими, какие они есть.

По мнению ряда исследователей творчества Пастернака, роман «Доктор Живаго» следует рассматривать как «прозу лирического самовыражения». Наконец, существует мнение, что роман Пастернака  — «притча, полная метафор и преувеличений. Она недостоверна, как недостоверна жизнь на мистическом историческом переломе». [Быков, 2006].

В жанровом смысле роман был прочитан по-разному, в зависимости от читательской установки и его «жанрового ожидания». Альтернативой соцреализму оказался новый реализм. Новая проблематика выдвинула во главу реалистической жанровой системы роман, жанровое содержание которого наиболее адекватно исследованию отношений личности и истории. В «Докторе Живаго» был обнаружен роман, продолживший традиции реалистической психологической прозы XIX в., где, по мнению Н.Ивановой, главный персонаж «замыкает собой ряд героев Лермонтова, Тургенева, Толстого и Достоевского». [Иванова, 1988].

Сам Пастернак назвал свой метод субъективно-биографическим реализмом. Метод реализма для Пастернака был особой степенью авторской точности в воспроизведении духовного мира. «В замысле у меня было дать прозу, в моем понимании реалистическую…». [Пастернак, 1997, с. 621].

Роман представил обобщенный портрет русской культуры XIX - начала XX в. И.В. Кондаков, изучавший роман «Доктор Живаго» в контексте русской литературы, подчеркнул, что Пастернак не присоединился «ни к одной яркой традиции классической русской прозы, ни к одному великому романному стилю русской литературы». [Кондаков, 1990, т. 49].  Действительно, роман, хронологически охватывающий почти полвека: с 1903 по 1929, а с эпилогом – до начала 50-х гг. – густо «населен» множеством крупных и эпизодических характеров. Все персонажи так или иначе группируются вокруг главного героя, описываются и оцениваются его глазами, «подчинены» его сознанию.

     По мнению О.А. Гримовой, роман «Доктор Живаго» следует рассматривать как жанровую полиформу, элементы которой генетически связна с самыми значимыми этапами развития словесности (миф – фольклор – литература). [Гримова, 2013, с. 7]. В романе взаимодействуют разнообразные жанровые векторы. Наглядное представление о романе Пастернака как жанровой полиформе содержится в Приложении № 3.

«Доктор Живаго» совмещает в себе черты филологического метаромана и повествования, организованного установкой на устность. А.Д. Степанов считает, что доминированием установки на устность, активизацией первичных речевых жанров отмечены кризисные, переходные периоды в истории словесности. [Степанов, 2005, с. 63].  Именно такой – переходный, итожащий характер – у творчества Пастернака, и именно такова его эпоха.

Одной из черт жанровой динамики, определяющей облик «Доктора Живаго», является совмещение противонаправленных процессов – утрирование жанровости и ее размывание. Отмечается стремление автора к эффекту спонтанности, неумышленности, непроизвольности текстопорождения. М. Шапир связывает этот эффект с «эстетикой небрежности», во многом определяющей пастернаковский идиостиль. [Шапир, 2004]. Перекликаясь с внушительным рядом жанровых парадигм, «Доктор Живаго» не укладывается ни в одну, и это, вероятно, говорит о формировании в его рамках нового типа художественной целостности, которая определяется сейчас как «тотальный роман». [Гримова, 2013, с. 41].

В середине 90-х гг. И.П. Смирнов выдвинул гипотезу о том, что «Доктор Живаго» – текст, находящийся, подобно «Братьям Карамазовым» Достоевского, «за пределами литературного жанра». Ведя речь о том, что эти тексты - «не литература», ученый не причисляет их к «какому-то иному, чем литература дискурсу исторического времени». [Смирнов, 1996, с. 154]. Сложно не ощутить «постклассичность» этого текста, которую П.П. Смирнов определяет как принадлежность «вторичному стилю», то есть одному из тех, что «отождествляют фактическую реальность с семантическим универсумом».  [Смирнов, 2000, c. 22].

В пространстве же других научных интерпретаций роман превращается в факт жизнетворчества (концепция «романа-поступка» М. Окутюрье) или даже религиозного творчества: концепции Ф. Кермоуда, М.Ф. Роуланд и П. Роуланда, А. Синявского («трактат», «богословие»), В. Гусева («то ли житие, то ли жизнеописание»),  Г. Померанца. Выдвигаются версии об интермедиальной природе романа, о присутствии в нем музыкального кода (идея Б. Гаспарова о музыкальном контрапункте как основе композиции текста; прочтение Г. Гачевым ДЖ как «романа-оперы»), живописного и кинематографического кодов (И. Смирнов). [Гримова, 2013, с. 11].

Согласно С.Г. Бурову, жанровые доминанты романа имеют не статичную природу, им свойственно движение. [Буров, 2011, с. 54]. «Доктор Живаго» дает исследователю солидные основания видеть в нем «эпилог … русского классического романа как единого текста уже завершенной эпохи расцвета национальной культуры», фактор, выявляющий в многообразии это единство. [Тамарченко, 1991, с. 32].  

Таким образом, хотя роман строится на основе принципа сцепления эпизодов, а судьбы героев и события их жизни подчинены ходу истории, это произведение нельзя назвать ни историческим романом, ни эпопеей. В нём слишком много условностей, символических встреч, монологов, деталей и образов.

«Доктор Живаго» имеет итоговый характер: суммирует индивидуально-авторский опыт, опыт эпохи. Он не только подводит итог классического романа ХVIII – ХIХ вв., но и прокладывает пути роману современному. Наиболее емко подытоживающим уникальное сочетание таких черт поэтики, как универсальность, парадоксальность, разноуровневая динамичность, является определение сущностной природы «Доктора Живаго» как «романа тайн» (концепции И. Кондакова, И. Смирнова).

 

Способы воссоздания художественного пространства в романе

 

В основе романа  «Доктор Живаго»  – история жизни нескольких семей, связанных дружескими и родственными узами. Сюжет романа составляют постоянные и безуспешные попытки героя спрятаться от страшной и жестокой эпохи, найти для себя и для своей семьи нишу, в которой можно избежать насилия истории и обрести счастье обыденной жизни. В основе пастернаковской картины мира – представление о «жизни» как о «самовыявляющемся», «одухотворяющем» начале, субъекте мировой истории. [Кретинин, 1995]. Жизнь доктора Живаго и его близких разрушена двумя революциями, гражданской войной. В его душе происходит напряжённая работа по осмыслению происходящего. Именно на внутренней, духовной, жизни своего героя сосредоточивает своё внимание автор – и, как следствие, главная смысловая нагрузка ложится в романе на монологи и стихи героя.

Роман состоит из 2-х частей: прозаической и поэтической. 16 частей романа повествуют о людях, событиях, большой истории, трагических судьбах Живаго, Тони, Лары и других героев. Здесь же показан многоплановый образ России в предреволюционные и послереволюционные годы. В последней, 17-ой части, весь этот обширный материал как будто заново повторяется, но на этот раз уже в поэзии.

В романе имеется два сюжета – «внешний» и «внутренний». Внешнее действие – это жизнеописание Юрия и связанных с ним персонажей. Видимая хаотичность внешнего действия заставляет задуматься о его условности, указывающей на наличие второго, внутреннего действия, субъектом и героем которого является сама действительность. В конструкции внешнего сюжета используются многочисленные фабульные клише, свойственные авантюрному повествованию и отчасти волшебной сказке: похищение героя разбойниками, мнимая смерть и др. Внутреннее, основное действие – изображение российской действительности, проявлениями которого стали исторические перипетии первой половины XX в. Внутренний сюжет передает последовательность превращений, происходящих с действительностью. [Кузнецов, Ляляев, 2013, c. 45].

Сюжетные линии переплетены искусственно, слишком много совпадений. Но все эти совпадения нужны автору для того, чтобы выстроить причинно-следственные явления в их непрерывной цепи.  Вызывает не меньшее удивление и начало повествования, представляющее собой плотный сюжетный узел, в котором сплетаются незримо судьбы большинства основных персонажей романа: Юрия Живаго, его дяди Николая Николаевича Веденяпина, которому отдана роль главного толкователя исторических событий; Лары, возлюбленной Юрии Живаго и жены Павла Антипова-Стрельникова  – Ники Дудорова, чей путь пунктиром прослеживается до конца романа.

В романе, где пересекается множество частных судеб на фоне глобальных исторических событий, Пастернаку приходится находить композиционные приёмы, которые помогли бы соподчинить сюжетные линии. Композицию романа можно считать кольцевой: начинается повествование эпизодом смерти матери Живаго, завершается – смертью главного героя. В произведении присутствует мотив крестного пути героя, мотив памяти. Основной принцип написания – антитеза, противопоставление «мертвого» и «живого».

Об особенности композиции специалист в области символизма Л.А. Колобаева пишет, что главная тема романа – проблема потока жизни. Она считает, что раскрытию тема способствует структура романа. Этот поток жизни укладывается в микроструктуру композиции романа. Структура микроглавок и запечатлевает быстротекущие мгновения жизни и способствует насыщению текста дыханию лирики. [Колобаева, 1999, с. 9].

Главный формообразующий принцип всего романа – контрапункт – совмещение несколько относительно автономных и параллельно текущих во времени линий, по которым развивается текст. Принципы контрапункта в романе проявляются на уровне стиха, прозы, образов, сюжета, типа повествований и т.д. Так, на уровне сюжета, установка гардероба – ключевое событие в жизни Анны Ивановны, дочери и Ю. Живаго. При установки гардероба устанавливается первая сюжетная линия – смерть Анны Ивановны, она получает травму и умирает), вторая – Ю. Живаго женится на Тоне (духовная связь между ними), третья – во время установки Ю. Живаго знакомится с дочерью слуги Маркела Маринкой и потом женится на ней (материальные отношения). Параллельно зарождению сюжетных линий происходит их умирание. «Жизнь прожить – не поле перейти» – это фраза – иллюстрация контрапункта. На уровне образов – образ свечи (символ жизни) появляется вновь и вновь в романе, также образы стихий (ветер, метель), образ поезда и др.

Основную композиционную особенность романа составляет повтор мотива памяти. Мотив памяти, один из главных в романе, заявленный с первой страницы названием псалма, исполняемого во время церковного отпевания, служит примером того, как мотив может варьироваться и наполняться новым смыслом через сопоставление с тем или иным героем романа. Этот мотив повторяется в монологе о смысле воскресения, который молодой студент-медик Юрий Живаго произносит перед умирающей Анной Ивановной ? его приемной матерью, и матерью его будущей жены Тони. 

Пастернак свел до минимума роль традиционной интриги, философские диалоги, картины природы, смена времен года, сцены бессмысленных ужасов войны и кратких мгновений счастья ? из всего этого строится жизнеописание Юрия Живаго ? гармоничное целое, в котором, как в музыкальном произведении, повторяется и варьируется основная мелодия. [Бертнес, URL: Быков Д.Л. Борис Пастернак. Жизнь Замечательных Людей: серия биографий.  – М.: Молодая гвардия, 2006. Вып. 1261(1061). – 598 с.: [сайт]. URL: #"https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F,_%D0%9E%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0_%D0%92%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0" title="Ивинская, Ольга Всеволодовна">Ивинская О. Годы с Борисом Пастернаком: В плену времени. – М.: Либрис, 1992. – 461 с.

Им Хе Ен. Роман Б. Пастернака «Доктор Живаго»: автореф. дисс. … канд. филол. наук. – СПб.: СГУ, 2000. – 18 с.

Кадиялиева А.Ж., Н.А. Кадиялиева Н.А. Соотношение личности и истории в романе Б. Пастернака: [сайт]. URL: #"#">Лихачёв Д.С. Размышления над романом Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»  // Новый мир. – 1988. - № 1. –С. 5 – 10.

Озеров Л.А. О Борисе Пастернаке. – М., 1990. – 368 с.

Орлицкий Ю.Б. Динамика стиха и прозы в русской словесности. – М., 2008. –

846 с.

Орлова Е.А. Сознание и бытие героев Б.Л. Пастернака: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Волгоград: ВГУ, 2008. – 22 с.

Пастернак Е. Борис Пастернак. Биография. – М.: Цитадель, 1997. – 728 с.

Пастернак Б. Доктор Живаго. – М.: Азбука ISBN, 2010. – 704 с.

Переписка Бориса Пастернака. М.: Художественная литература, 1990. – 579 с.

Попофф  А. О «Толстовском аршине» в романе Пастернака «Доктор Живаго» // Вопросы литературы. – 2001. – 03.01. – С. 319-229.

Прохорова Т.Г. Религиозно-философская концепция и особенности поэтики романа Б.Пастернака «Доктор Живаго» // Творчество писателя и литературный процесс: Слово в художественной литературе. – Иваново: Изд. ИТГУ, 1993. – C. 94 – 101.

Пудова А.С. Геокультурная топика в лирике Б.Л. Пастернака: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Тюмень: ТГУ, 2011. – 21 с.

Радионова А.В. Путь Бориса Пастернака к «Доктору Живаго»: автореф. дисс … канд. филол. наук. – Смоленск: СГУ, 2002. – 28 с.

Разговор о самом главном // Переписка Б.Л. Пастернака и В.Т. Шаламова // Юность. – 1988. – № 10.

Синева О.В. Стилистическая структура художественной прозы Б.Л. Пастернака: Автореф. дисс. …  канд. филолог. наук. –  М.: Институт русского языка, 1995. – 16с.

Скоропадская А.А. Образы леса и сада в поэтике Б. Пастернака «Доктор Живаго»: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Петрозаводск: ПГУ, 2006. – 23 с.

Смирнов И.П. Мегаистория. К исторической типологии культуры. – М.: Аграф, 2000. – 544 с.

Смирнов И.П. Роман тайн «Доктор Живаго». – М.: Новое литературное обозрение, 1996. – 204 с.

Смирнова Е.Н. Языковые средства выражения пространственных отношений в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»: автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Ярославль: ЯГПУ, 2009. – 19 с.

Соколова Л.В. Природа-искусство-человек в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – М.: РГБ, 2005. – 23 с.

Солдаткина Я.В. Мифопоэтика романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»: культурно-историческое и универсальное // Вестник МГОУ «Русская филология». – 2011. – № 2. – С. 117 – 122.

Степанов А.Д. Проблемы коммуникации у Чехова. – М.: Ковчег, 2005. – 400 с.

Суханова И.А. Интермедиальные связи стихотворений Б.Л. Пастернака «Рождественская звезда» и «Магдалина» с произведениями изобразительного искусства // Ярославский педагогический вестник. – 2000. – № 2.

 Сухих И. Живаго жизнь: стихи и стихия («Доктор Живаго» Б. Пастернака) // Звезда. – 2001. – № 4. – С. 78 – 80.

Тамарченко H.Д. К типологии героя в русском романе (постановка проблемы) // Сюжет и время: Сб. науч. трудов к 70-летию Г.В. Краснова. – Коломна, 1991. –

С. 32 – 37.

Тюпа В.И. «Доктор Живаго»: композиция и архитектоника // Вопросы литературы. – 2011. – № 2.

Тюпа В.И. Стихоподобная композиция «Доктора Живаго» // Новый филологический вестник. – 2012. – № 4 (23). – C. 8 – 18.

Фокин П. Ахматова без глянца. – М.: Гельветика, 2008. – 410 с.

Хализев В.Е. Теория литературы / В.Е. Хализев. – М., 1999. – 214 с.

Чумак О.С. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б.Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»): Автореф. дисс. … канд. филол. наук. – Саратов: СГУ, 2004. – 23 с.

 

Похожие работы на - Роман 'Доктор Живаго'

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!