Проблема Кипра. Роль ведущих держав и международных организаций в урегулировании конфликта

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Мировая экономика, МЭО
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Опубликовано:
    2015-06-24
  • Размер файла:
    40,32 Кб
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Проблема Кипра. Роль ведущих держав и международных организаций в урегулировании конфликта














Проблема Кипра. Роль ведущих держав и международных организаций в урегулировании конфликта

Введение

К богатой событиями истории республики Кипр на протяжении нескольких десятилетий приковано внимание мировой общественности, политических деятелей и дипломатов.

Вот уже в течение полувека проблема Кипра является очагом напряженности и точкой международно-политической активности в восточном Средиземноморье.

Противоречия, которые возникли на Кипре, сейчас включают в себя межобщинный конфликт, межгосударственное противостояние, и на данном этапе имеют также черты комплексной международной проблемы, в которой участвуют акторы, не принадлежащие средиземноморскому региону.

В последние годы данный вопрос неразрывно связан с Европейским союзом, его расширением. Сначала перспективы Кипра о вступлении в ЕС, а на данном этапе перспективы Турции, делают эту проблему еще более актуальной. Сейчас, нерешенная проблема Кипра - одно из главных препятствий на пути Турции в ЕС. До тех пор пока не нашел решения этот вопрос, Турция вряд ли получит возможность вступить в «евросообщество». В наши дни, эта ситуация стала привлекать больший интерес, время от времени выходя на лидирующие позиции среди не только европейских, но и международных вопросов.

В 2008 году начался новый этап переговоров и поиск возможных вариантов урегулирования конфликта. Кажется, что эта новая стадия неразрывно связана не только с ООН, но и, безусловно, с Европейским союзом.

Возможно, что новой переломной точкой суждено стать выборам президента ТРСК, которые прошли 18 апреля 2010 года. Премьер-министр не признанной международным сообществом Турецкой республики Северного Кипра Дервиш Эроглу был избран новым президентом страны. Эроглу считается ярым сторонником независимости Северного Кипра. В своих заявлениях, он уже пообещал продолжить переговоры с греками-киприотами об урегулировании ситуации в регионе. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган прокомментировал результаты выборов, прошедших в ТРСК и заявил, что Анкара будет стремиться к тому, чтобы кипрское урегулирование было достигнуто до конца 2010 года.

Хочется верить, что новый лидер турецкой общины на Кипре будет лишь способствовать скорейшему возобновлению переговорного процесса на острове.

Цель проведенного мною исследования - выявить истоки проблемы Кипра, рассмотрев динамику развития конфликта, а также оценить роли держав, имеющих отношение к данному конфликту и роль ЕС, как нового значимого фактора.

Для достижения поставленной в курсовой работе цели, потребовалось решить следующие задачи:

проследить основные исторические этапы в развитии кипрской проблемы

определить роли основных «внешних» участников конфликта

установить роль таких международных структур как ООН, ЕС

проследить за ходом переговоров на острове, начиная от истоков проблемы до наших дней

обозначить возможные перспективы урегулирования кипрского вопроса.

Во время проведения исследования, было изучено определенное количество монографических изданий и статей, среди которых хотелось бы особо отметить книгу Джеймса Кер-Линдсея «Вступление в ЕС и миротворческая деятельность ООН на Кипре».

Источниковой базой послужили: Резолюция Совета Безопасности ООН № 186 от 04.03. 1964 г., резолюция Совета Безопасности ООН № 541 от 18.11.1983 г., резолюция Совета Безопасности ООН № 550 от 11.05.1984г., резолюция Совета Безопасности ООН № 750 от 10.04.1992г., план генерального секретаря ООН Кофи Аннана по урегулированию конфликта, выступления президентов республики Кипр, а также выступление И.О. постоянного представителя РФ при ООН Г.М.Гатилова на заседании СБ ООН по Кипру от 21.04.2004 г.

Теоретической основной в написании курсовой работы также послужили исследования отечественных и зарубежных ученых по внешней политике Греции, Турции, Кипра и, безусловно, по самой кипрской проблеме. Среди российских исследователей можно назвать А.А.Улуняна, А.Рытова, Л.Н. Анисимова, Бредихина О.И и др. В свою очередь среди иностранных авторов стоит отметить А.Джеймса, Д.Кер-Линдсэй, Х.Карабарбуниса, Д.Ханнэй и др.

Стоит заметить, что практическая значимость данной работы состоит не только в попытке осмыслить исторические события и факты, но также и в применении полученных сведений и фактов для того, чтобы возможно было оценить поведение основных участников конфликта и спрогнозировать перспективы дальнейшего развития ситуации.

Значимость событий, которые происходят сейчас на Кипре и их последствий для судеб Средиземноморья и в целом Европы, Евросоюза, стала основной причиной для написания данной работы.

Глава 1. История возникновения кипрской проблемы и ее особенности

.1 Возникновение Кипрского государства как субъекта международного права

Кипр - это третий по величине остров в Средиземном море. Он находится в 100 км к югу от Турции. Географически Кипр принадлежит к Малой Азии, но культурологически и цивилизационно - к Европе. Удачное географическое, а так же благоприятное климатически положение острова и предопределило его наполненную событиями историю. Недаром Кипр расположен на перекрестке путей между тремя континентами. Как для Европы, так и для Азии и Африки Кипр, на протяжении всей своей истории, оставался стратегической целью. Вследствие чего завоеватели постоянно сменяли друг друга: «Благодаря своему исключительно выгодному географическому положению Кипр рассматривается в качестве незаменимого «предмостного укрепления».

Чтобы не вдаваться в историю, стоит просто заметить, что Кипр постоянно являлся предметом соперничества различных государств. Еще в 6 веке до нашей эры Кипр стал местом борьбы Греции и Персии. Затем, он становится частью империи Александра Македонского, а после его смерти превращается в провинцию эллинского государства. 1 век до нашей эры был ознаменован тем, что Кипр стал теперь уже провинцией Римской Империи, коей и являлся до 330 года нашей эры. «В 45 году апостолы Павел и Варнава обратили в христианскую веру римского консула Сергия Павлоса, и Кипр стал первым в мировой истории государством, имеющим христианского правителя»

Из важных исторических этапов, стоит обратить внимание на то, что в 1925 г. Кипр становится Британской колонией. Далее, «в период с 1955 по 1959 гг. начинается национально - освободительная борьба за освобождение от колониального режима». После продолжительной борьбы за освобождение, Кипр в 1960 году наконец получил независимость от Великобритании. В ходе переговоров между Англией, Грецией и Турцией остров был разделён на две общины - турецкую и греческую. Британия, в свою очередь, сохранила за собой две независимые базы Акротири и Декелия. На остров были введены войска как Греции, так и Турции.

Следует обратить внимание на то, что уже 10 ноября 1959 года представители греческой и турецкой общин договорились о полномочиях президента и вице-президента, а уже 13 декабря, еще до официального объявления независимости, состоялись их выборы. Первым президентом республики стал архиепископ Макариос III.

1.2 1960-1974 - динамика развития

«16 августа 1960 г., в соответствии с соглашениями, подписанными Грецией, Турцией и Великобританией весной 1959 г. в Цюрихе и Лондоне, Кипр стал независимой Республикой». Эти соглашения, которые были вызваны к жизни четырехлетним восстанием греков-киприотов и неоднократными обращениями Греции от имени Кипра к Генеральной Ассамблее ООН, а также ознаменовавшие окончание 82-летнего британского правления, были в действительности киприотам навязаны. Несмотря на то, что киприоты данные соглашения подписали, их лидеры серьезной роли в подготовке названных документов не играли.

С этого времени, он мог устанавливать дипломатические отношения с другими государствами и развивать самостоятельные связи с другими народами, что, конечно, способствовало укреплению его позиций в дальнейшей борьбе за достижение подлинной независимости.

Совсем скоро, это государство завоевало международный авторитет и в сентябре того же года стало равноправным членом ООН.

Кипрский народ, наконец, обрел независимость и собственную государственность, но вместе с тем стоит отметить, что «Цюрихско-Лондонские соглашения с самого начала значительно сузили свободу и суверенитет только что родившейся республики».

Стоит так же напомнить, что Советский Союз был в числе первых государств, официально признавших республику Кипр. Дипломатические отношения между двумя государствами были установлены 18 августа 1960 года, а уже в декабре того же года в Никосию, столицу Кипра, прибыл первый посол Советского Союза. Поэтому, кстати, вовсе не удивительно, что на протяжении долгих лет, сначала СССР, а затем и РФ, не имеют желания терять этого стратегически важного партнера.

Борьба за освобождение уступила место борьбе внутриполитической, основанной на межнациональном конфликте. Конфликт зрел уже давно, но именно сейчас, когда остров обрёл независимость, одна из сторон могла обратить свободу в свою собственную пользу. Так среди греков идея «энозиса» обрела еще большую популярность. В ответ на доктрину энозиса турецкое население выдвинуло свою доктрину «таксим». Сложность заключалась в смешении греков и турок по территории всего острова, так что для того, чтобы воплотить доктрину таксим потребовалось бы переместить большие массы людей. Несовместимые ожидания двух общин (энозис и таксим) не оправдывались. Всё оставалось так как есть, решительных мер ни одна из сторон не предпринимала, а между тем напряжённость всё росла. В первую очередь нельзя забывать о религиозном аспекте, ведь греки - киприоты исповедуют православное христианство, турки - киприоты же, ислам. Следовательно, в большей степени непонимание возникало и возникает на религиозной почве, ведь две совершенно разные религии столкнулись здесь, на маленьком острове. Напряжённость возросла, в частности, и из-за установленных в Конституции 1960 г. этнических квот (этническая квота 70:30 греков к туркам в органах власти). Турки, в этой ситуации, почувствовали себя ущемлёнными в правах. Образование раздельных муниципалитетов также не было проведено. По конституции, вице-президентом являлся турецкий представитель, обладавший правом вето по вопросам внешней политики, тогда как министром иностранных дел - грек, что приводило к постоянным конфликтам. Были факты этнических чисток, замеченные c обеих сторон.

Первый президент Кипра архиепископ Макариос III в 1962 году не стесняясь, заявил: «Пока турки - извечные враги эллинов - не изгнаны с Кипра, работа героев из EOKA (Национальная организация кипрских бойцов) не закончена». В 1963 поправки в конституцию, которые были предложены Макариосом не были приняты турками. Начались столкновения, турки вышли из органов власти.

В начале весны 1964 г. перед лицом нависшей угрозы со стороны Турции правительство Республики Кипр обратилось в Совет Безопасности ООН. Совет Безопасности единогласно принял резолюции 186 от 4 марта 1964 г. и 187 от 13 марта 1964 г., основные положения которых служат с тех пор руководством для международной деятельности на Кипре.

«Кризис 1963-1964 гг. изменил характер политики Кипра коренным образом. Государство с разделением полномочий, которое было образовано в 1960, пришло, де-факто, к своему концу».

Затем, Кипр был представлен для остального мира правительством, состоящим только из греков-киприотов. Таким образом, «политическое разделение, созданное кризисом 1963-1964 гг. получило однозначно политический окрас. Географически и этнически, Кипр был разделен надвое».

Не обращая никакого внимания на призывы Совета Безопасности ООН уважать суверенитет и территориальную целостность Республики Кипр, в августе 1964 г. турецкие военно-воздушные силы подвергли бомбардировке кипрские деревни, и в том же году, а также еще и в 1967 г. Турция угрожала вторжением. 26 марта 1965 г. специальный уполномоченный ООН Гало Плаза представил один из самых значимых докладов по Кипру (S/6253). В докладе Плазы подвергалось критике несоразмерное меньшинству право вето и указывалось на то, что права меньшинств защищены международными документами, в частности, Европейской Конвенцией. Данный доклад и его рекомендации Турция признавать не захотела.

На тот момент, правительство Кипра предприняло целый ряд мер по восстановлению порядка на острове. Были сделаны также шаги, направленные на прекращение насилия между общинами и существенного уменьшения напряженности между ними. Также, чтобы вернуть домой турок-киприотов, которых их лидеры вынудили перебраться в контролируемый Турцией анклав, правительство предложило им экономические стимулы. В 1968 г. правительство начало переговоры с турками-киприотами под эгидой ООН по вопросу об изменении Конституции. Данные переговоры достигли существенного прогресса, и, кажется, уже приближались к успешному завершению, но, к сожалению, были прерваны трагическими событиями 1974 г.

Усиливающаяся конфронтация между двумя общинами вышла на более серьёзный уровень противостояния после прихода к власти группы радикалов в 1974 г. Радикалы смогли придти к власти благодаря поддержке, правившей в это время в Греции, военной хунты - "черных подполковников". В результате правительственного переворота президент Макариос был принуждён к ссылке. Турецкая сторона пыталась препятствовать каким-либо изменениям. Премьер-министр Турции Б. Эджевит потребовал совместных действий стран-гарантов ( в т.ч. Турции и Великобритании) против изменения статуса-кво. Лондон, однако, отреагировал крайне вяло на такой призыв и фактически предоставил туркам право действовать самостоятельно. Эти события заставили турецкие власти рассматривать данную ситуацию как решающий шаг к объединению Кипра и Греции, который повлечёт за собой новые этнические чистки по отношению к туркам - киприотам.

Турция, в свою очередь, не стала ждать и в ответ направила на Кипр 30-тысячный военный корпус. Сотни тысяч греческих киприотов бежали на юг острова под жестким наступлением турецкой армии. Насилие продолжалось несколько месяцев: «Воспользовавшись сложившейся обстановкой, Турция 20 июля 1974 года произвела высадку своих вооруженных сил на Кипр. В Турции это вторжение назвали «мирной операцией». В заявлении турецкого правительства говорилось, что действия Турции преследуют цель восстановления «независимости, территориальной целостности и безопасности…, возвращения стране режима, установленного ее конституцией». Турецкие правящие круги объяснили высадку на острове своих вооруженных сил необходимостью предотвратить энозис».

В своей статье О.Бредихин, изложил свое видение данной ситуации: «Турции тогда удалось осуществить вторжение на Кипр, так как, во-первых, Греция не была готова к войне, и, во- вторых, ни СССР, ни США не вмешались, как они это делали в 60-е годы, в управление ситуацией. В результате Турция воспользовалась двумя открывшимися перед ней "окнами": окном уязвимости (ситуацией, когда Греция была бессильна оказать сопротивление) и окном возможности (моментом, когда ни одна из супердержав не хотела/не могла воспрепятствовать турецким действиям)».

Остров Кипр был разделен на две части в 1974г., в силу того, что Турция оккупировала около 36% территории острова. В 1975 г. руководство турецкой общины в одностороннем порядке провозгласило Кипр Турецким федеративным государством, а в 1983-м - объявило о создании Турецкой республики Северного Кипра, которая является до сих пор не признанной в мире никем, кроме Турции. В оккупированной зоне, в особенности на полуострове Карпасия, по статистике за 2005 г. оставалось всего около 500 греков-киприотов.
Так же стоит отметить, что на данный момент Великобритания контролирует около 3% территории Кипра, на которых расположены военные объекты Соединенного Королевства. В интернет просочилась информация о том, что 11 ноября 2009 года британская сторона предложила передать около половины своей суверенной территории на Кипре в случае, если переговоры по воссоединению острова завершатся успешно.
В ноябре 1983 г. Турция инициировала и поддержала одностороннее провозглашение турко-кипрскими лидерами независимости оккупированной зоны. Как уже было сказано ранее, так называемая «Турецкая Республика Северного Кипра» («ТРСК») не была признана ни одним государством, за исключением Турции, которая осуществляет виртуальное управление этой "республикой". Резолюции 541 (1983) и 550 (1984) Совета Безопасности ООН осудили эту одностороннюю акцию, объявили ее не имеющей силы и призвали все государства-члены ООН также не признавать это незаконное образование. ЕС и иные международные и региональные организации заняли точно такую же позицию. Во всех случаях, связанных с международным правом и политикой, международное сообщество признает только Республику Кипр, образованную в 1960 г., и ее органы власти, даже если эти органы власти не могут осуществлять управление на территории, оккупированной Турцией.

Важно также и то, что ООН и мировое сообщество быстро отреагировали на происходящие события, под их наблюдением был осуществлён обмен населением: турки-киприоты были перемещены на север, а греки-киприоты - на юг. ООН была предложена так называемая «зелёная линия» (green line), которая развела конфликтующие стороны.

1.3 Кипрский вопрос в период с 1974 по 2004 год: в поисках урегулирования

кипр международный переговорный государство

Межобщинные переговоры на Кипре начались в 1975 году. Однако долгое время стороны практически не меняли свои позиции и были очень далеки от согласия и выработки реальной общей позиции по вопросам объединения и создания единого кипрского государства.

«В 1983 году при поддержке Анкары «Турецкая Республика Северного Кипра» объявила о принятии своей собственной «конституции». Этот шаг Анкары был осужден Советом Безопасности ООН». Совет Безопасности подтвердил, что ООН в будущем и дальше будет признавать только правительство Республики Кипр, которое представляет неоккупированную часть острова.

К позиции, занятой ООН, присоединилось большинство стран мира. Однако, на том этапе поддержка Турции, страны-члена НАТО, была основным и действенным механизмом существования «ТРСК». Несмотря на то, что ООН изначально заявляла, что статус-кво в вопросе кипрского урегулирования неприемлем, никто на западе не хотел противостояния с Турцией, которая играла важнейшую геополитическую роль на южном фланге НАТО.

При этом внешняя и внутренняя политика прежних правительств Кипра, а также нынешнего правительства Кипра во главе с премьер-министром Тассосом Пападопулосом стала подтверждением истинных намерений руководства Кипра установить мир в регионе, создать законное правительство единого Кипра. При этом предполагалось, что объединенный Кипр будет функционировать в качестве федеративного государства, где ни греки-киприоты, ни турки-киприоты не будут иметь каких-либо привилегий в плане независимости или особого статуса.

«До последнего времени лидер турок-киприотов отвергал любые предложения и инициативы по урегулированию ситуации на острове на основе создания федеративного государства. Денкташ предлагал создание весьма абстрактной по своим функциям и законодательной базе «хрупкой конфедерации»», которая, по сути, не может называться единым государством. Еще в 2000 году он отказывался от переговоров по кипрскому урегулированию под эгидой ООН под предлогом, что со стороны международной общественности нет готовности для того, чтобы начать процесс признания турецкой общины острова и самой Турецкой Республики Северного Кипра, как полноценной стороны-участницы переговоров. «При этом мировое сообщество оказывало серьезное давление на Турцию, которая должна была заставить ТРСК смягчить свою позицию на переговорах быть более гибкой при анализе различных вариантов решения кипрской проблемы».

«У греков-киприотов, между тем, имелось множество претензий к турецкой стороне, поскольку последствия оккупации были ужасающими. Около 200 000 греков-киприотов (40 % всех греков-киприотов острова на 1974 год) были насильно изгнаны из их домов турецкими войсками». При этом, конечно же, все эти годы они не имели никакого права вернуться в свои жилища. Их собственность была абсолютно незаконно распределена руководством ТРСК среди турецких офицеров и переселенцев из континентальной Турции. Резолюция ООН №361 (1974г.) Совета Безопасности и 3395 (1975г.) Генеральной Ассамблеи ООН призвали предпринять срочные шаги по обеспечению добровольного возвращения всех беженцев в их дома. Но со стороны Турции не последовало никаких встречных шагов.

декабря 1996 года Европейский Суд по правам человека изучил иск против Турции, поданный госпожой Лоизиду, беженкой из Кирении (город на оккупированной территории). Суд постановил, что госпожа Лоизиду остается законным владельцем собственности в Кирении, а Турция продолжает нарушать статью 1 протокола 1 Европейской Конвенции по защите прав человека, не позволяя ей получить доступ к своей собственности. 28 июля 1998 года Европейский Суд по правам человека присудил госпоже Лоизиду право на получение компенсации 458 000 кипрских фунтов, котореы должны были быть выплачены турецким правительством до 28 октября 1998 года. «Однако турецкая сторона, несмотря на многочисленные запросы наблюдательного органа ЕСПЧ не выполнила постановление Суда».

Из 20 000 греков-киприотов, которые во время событий 1974 года решили остаться в своих домах на оккупированной территории, только 450 смогли продолжить пребывание на полуострове Карпасия в восточной части Кипра. По мнению многих греков-киприотов, такое резкое сокращение численности греков- киприотов, оставшихся на своей родине, стало результатом целенаправленной политики дискриминации, угнетения и вытеснения в южную часть острова, которую планомерно проводили власти «ТРСК». Главной задачей Анкары было очистить дома и земли от греков-киприотов для переселенцев из континентальной Турции.

Турция отказывалась выполнять обязательства, которым Анкара согласилась следовать в соответствии с соглашением по обеспечению безопасного проживания греков-киприотов, подписанным в Вене в 1975 году. Одна из статей этого соглашения подчеркивала, что все греки-киприоты могут свободно находиться на территории северного Кипра, и им будет оказана любая помощь для того, чтобы они чувствовали себя комфортно и безопасно. Однако на практике турецкая сторона проводила по отношению к грекам- киприотам безжалостную, лишенную всякого намека на гуманизм политику. Доклад ООН, проводившей мониторинг ситуации с правами человека на оккупированных территориях в 1995 году, в деталях описывал методы угнетения, которые использовала Турция против греков-киприотов. Среди этих методов стоит отметить запрет на поездки в свободную часть Кипра, ограничения на посещения родственников, запрет на изучение греческого языка после окончания начальной школы, запреты для студентов посещать свободные районы Кипра, получать образование в ВУЗах южной части острова. В докладе отмечалась слабость медицинской инфраструктуры на оккупированных территориях, запрет вызова более квалифицированных врачей с территории южного Кипра, закрытие многих церквей, малочисленность священнослужителей, плохая телефонная связь, лишение собственности, запугивание, шантаж греков-киприотов со стороны незаконных сил безопасности ТРСК. Международные миротворческие силы на Кипре были практически лишены возможности выполнять гуманитарные акции в северной части Кипра. Одновременно сообщалось, что общины греков-киприотов и маронитов подвергаются жесточайшим ограничениям и угнетению, они лишены основных свобод, и при таком развитии ситуации эти общины очень скоро прекратят свое существование на территории северного Кипра.

Никосия была обеспокоена систематическим расхищением кипрского культурного наследия на оккупированных территориях. В оккупированных районах систематически и сознательно уничтожалось кипрское культурное наследие, которое является достоянием всего человечества. Если посмотреть на эту ситуацию сквозь призму республики Кипр, то можно увидеть резко негативные отзывы о том, что греческие православные церкви безжалостно превращались в мечети, их разрушали или перестраивали в склады, больницы, кинотеатры.

Турция не обращала никакого внимания на резолюции и призывы международных организаций (Европарламента, Совета Европы, ЮНЕСКО), требовавшие остановить уничтожение культурных ценностей и начать сотрудничество по защите античных и религиозных памятников Кипра.

В то же время все попытки руководства миротворческих сил ООН на Кипре каким-то образом помешать этому процессу оказались безуспешными. Вместе с тем, службы безопасности европейских государств оказывали кипрскому правительству посильную помощь. «В частности немецкая полиция в октябре 1997 года задержала турецкого гражданина Хикмета Айдина Дикмена, который присвоил себе мозаики и иконы, украденные в монастыре Христа Антифонетес и Церкви Пресвятой Богородицы в Канакарии».

Одновременно, оккупационные власти, кроме того, что они потворствовали прямому грабежу культурных ценностей, держали в абсолютном запустении археологические святыни античности и христианства. В качестве примера, безусловно, можно привести развалины Энгоми, монастырь Апостола Андрея в в Карпасии и т.д. Названия многих исторических мест были изменены с греческих на турецкие в нарушение международного права и резолюций ООН по стандартизации географических названий.

При этом кипрское правительство активно содействовало возвращению культурных ценностей из-за рубежа, куда они были вывезены для продажи.

Одновременно в соответствии с Конвенцией ЮНЕСКО по защите культурного наследия США запретили импорт византийских церковных изделий без специальной экспортной лицензии, выданной правительством Республики Кипр. Кроме того, США в 1990 году по решению американского суда вернули Греческой Православной Церкви мозаики, украденные турками из Церкви Канакарии.

Переговорный процесс в период с 2002 по 2004гг. ознаменован еще более энергичными усилиями Генерального секретаря ООН в рамках "миссии добрых услуг", направленными на достижение всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы. Все предыдущие попытки, особенно с 1999 по 2000 г., зашли в тупик из-за поддерживаемого Турцией требования турко-кипрской стороны признать незаконное "государство" на оккупированной Турцией территории Республики.
Прямые переговоры между президентом Глафкосом Клиридисом, представлявшем греко-кипрскую общину, и лидером турок-киприотов Рауфом Денкташем, начавшиеся 16 января 2002 г., не принесли результата. В попытке обеспечить подписание соглашения к началу саммита ЕС в Копенгагене, назначенного на 12-13 декабря 2002 г., Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан представил 11 ноября 2002 г. детальный план всеобъемлющего урегулирования ("план Аннана-1"). После того, как стала известна реакция сторон, план пересматривался дважды - 10 декабря 2002 г. ("план Аннана-2") и 26 февраля 2003 ("план Аннана-3").
Для того чтобы выяснить, готовы ли лидеры обеих общин вынести его последние предложения на раздельные и одновременно проводимые референдумы, Генеральный секретарь обратился к ним с просьбой о проведении встречи в Гааге 10 и 11 марта 2003 г.
«Новый Президент Республики Кипр Тассос Пападопулос, избранный на этот пост в феврале 2003 года, согласился на встречу при условии, что киприотам будет предложена на рассмотрение структура полного правового и политического урегулирования, что Греция и Турция достигнут соглашения по жизненно важным вопросам безопасности и что до референдума останется достаточно времени для обсуждения и проведения публичной кампании. При мощной поддержке Турции, турко-кипрская сторона отвергла предложения Генерального секретаря».
января и 26 февраля 2003 г. на оккупированной территории острова Кипр произошли массовые демонстрации против турецко-кипрского лидера Рауфа Денкташа и его политики, поддерживаемой Анкарой. А 16 апреля 2003 года Республика Кипр, как и ожидалось, подписала договор о вступлении в Европейский Союз.

апреля 2003 г., уступая растущей общенародной оппозиции турок-киприотов и международному давлению, вызванным отрицательным ответом турко-кипрской стороны на предложения ООН ("плана Аннана-3"), Турция и лидеры кипрских турок были вынуждены частично снять ограничения, введенные в 1974 г. на передвижение греческих и турецких киприотов через линию прекращения огня. С тех пор тысячи греков-киприотов и турок-киприотов пересекали эту линию регулярно. Более того, тысячи турко-киприотов делают это ежедневно: «одни работают на свободной территории, другие занимаются оформлением паспорта и прочих документов, выдаваемых властями Республики Кипр, третьи получают бесплатную медицинскую помощь. Такой мирный переход разрушил годами культивированный турецкой пропагандой миф о том, что две общины не могут жить вместе. Однако - и это очевидно, - указанные меры не заменяют всеобъемлющего решения».

Правительство США горело желанием заработать дивиденды на готовности греко-кипрской стороны участвовать в новых переговорах на основе "плана Аннана-3" и консенсуса, возникшего на встречах с премьер-министром Турции Р. Эргоданом в Вашингтоне в январе 2004 г. Тогда Соединенные Штаты убедили Генерального секретаря ООН Кофи Аннана призвать к возобновлению переговоров в Нью-Йорке.

«13 февраля 2004 г. стороны согласились на то, что переговоры в духе доброй воли по изменениям, которые произошли в рамках параметров "плана Аннана-3", начнутся в Никосии. В случае, если переговоры не смогут сдвинуться с мертвой точки, даже после подключения к процессу Греции и Турции, Кофи Аннан, по своему усмотрение, завершит текст документа, который должен представить обеим общинам на раздельных и одновременно проводимых на Кипре референдумах».

В "миссии добрых услуг" Генерального секретаря ООН, как она была задумана в 1964 г., произошло существенное изменение. В качестве предварительного условия нового раунда переговоров он взял на себя роль арбитра.. Ко времени встречи в Бюргенштоке (Швейцария) в конце марта 2004 г. Секретариат превратился в необъективного участника переговорного процесса, поддержавшего по кипрской проблеме большинство позиций Турции.

Изменение роли Генерального секретаря ООН в сочетании с чрезвычайно сжатыми сроками переговоров и непримиримостью Турции послужили причиной того, что серьезные результаты на переговорах как в Никосии, так и в Бюргенштоке отсутствовали. Чтобы добиться согласия Турции, почти все ее требования были произвольно включены в два ООНовских плана ("план Аннана-4" и "план Аннана-5"). 31 марта 2004 г. "план Аннана-5" был представлен обеим сторонам. Турция и ООН договорились дать Евросоюзу на переговорах лишь статус наблюдателя, хотя ЕС обязался уладить проблему отступлений от европейского законодательства, которые имели место в "плане Аннана-5". План Генерального секретаря являл собой документ объемом приблизительно 10 тысяч страниц. Необходимо заметить, что этот комплексный правовой документ не был представлен полностью на сайте ООН в Интернете вплоть до последних часов перед референдумом. Киприотам было предложено выразить свое отношение к этому документу 24 апреля 2004, т.е. всего за несколько дней до 1 мая - даты вступления Республики Кипр в ЕС.

Наконец, план был отвергнут, потому что был расценен значительным большинством киприотов как не самый удачный для общих интересов греческих и турецких киприотов. «"Единственным, кто реально выигрывал от плана, была Турция", - заявил после референдума Президент Пападопулос, объясняя, что "несмотря на то, что в последний день в окончательном варианте плана все требования Турции были приняты, основные вопросы, волновавшие греков-киприотов, остались проигнорированными». Все вовлеченные в переговоры стороны стремились "посадить" Турцию "на отправляющийся поезд" и обеспечить положительный результат голосами турко-кипрской общины и пренебрегли фактом того, что также нужно было убедить проголосовать по плану "за" намного более крупную греко-кипрскую общину. Таким образом, в этом процессе оказались не учтенными законные беспокойство, потребности и интересы обеих сторон".

Глава 2. Кипр в политике иностранных государств


На трудноразрешимый кипрский конфликт всегда оказывали и оказывают самое важное влияние односторонние вмешательства, как Греции, так и Турции, а также их взаимоотношения между собой. Ряд текущих споров между Грецией и Турцией, усугубляется историческими условиями, которые существовали между двумя странами. Исторически сложилось так, что между странами происходили частые войны, особенно с 1892 по 1922 год. Именно это историческое наследие частых войн, создает ситуацию, когда греки и турки не могут доверять друг другу. Нынешний спор между двумя странами частично и от этой исторической вражды. Наиболее серьезные разногласия между двумя странами заключается в отношении континентального шельфа. Греки и турки не могут договориться о том, каким образом он должен быть разделен между ними. Второй спор между двумя странами, связан с контролем воздушного пространства в Эгейском море. Хоть Турция утверждает, что она должна контролировать большую часть воздушного пространства в Эгейском море, Греция заявляет, что оно принадлежит ей. Кроме того, обе страны расходятся по поводу обогащения островов Эгейского моря. Греция заявляет, что, поскольку они беззащитны против турецкого нападения, они должны быть укреплены, особенно после 1974 года, турецкого вторжения на Кипр. Греческое правительство также указывает на то, что Турция имеет укрепление двух своих островов в Эгейском море, и что в соответствии с Уставом ООН, острова имеют право на самозащиту. В основе этих территориальных претензий является сохраняющаяся подозрительность в отношении греческого и турецкого меньшинств, проживающих в Турции и Греции, соответственно. И греки, и турки обвиняют друг друга в неправильном отношении к меньшинствам в своих странах. Ведь, когда есть проблемы в отношениях между данными странами, меньшинства подвергаются преследованиям и жестокому обращению. Доказательством этого принципа является убийство и изгнание свыше миллиона греков из Турции в 1923 году. Экономические, социальные и политические последствия этого были разрушительны для Греции. Внезапно насчитывалось более миллиона человек, нуждающихся в доме, работе, и одежде. Все эти споры возникли после обретения Кипром независимости. Поэтому эти споры затрагивают не только греко-турецкие отношения, но и ситуацию на Кипре. Эти две нации имеют разные взгляды на проблему и, как следствие, не удаётся провести плодотворные переговоры и достичь окончательного урегулирования. Во многих случаях, если греческое или турецкое правительство является слабым, тогда одна из стран занимает жесткую линию политики по отношению к Кипру, с тем чтобы отвлечь внимание своего народа от внутренних проблем или критиковать политику бывшего правительства. Но поначалу Афины и Анкара, понимая всю опасность двухстороннего конфликта, были удовлетворены цюрихско-лондонским вариантом разрешения проблемы на Кипре. Стороны стремились сделать всё, чтобы побудить общины соблюдать достигнутые договорённости. Но на острове между общинами всё больше нарастала напряжённость. Разногласия повлекли за собой межобщинные кровопролитные столкновения, а следовательно Афины и Анкару на путь конфронтации. После событий 1974 г. кипрская проблема становится приоритетным вопросом во внешней политике Греции и Турции. «Смысл политики Афин в отношении Кипра вписывается в формулу "Кипр решает, Греция поддерживает"». И с этим невозможно не согласиться, ведь Греция и по сей день оказывает Республике Кипр многостороннюю дипломатическую и политическую помощь. Турция тоже не забывает о существовании ТРСК, а делает всё возможное для того, чтобы вывести её из международной изоляции.

Также О. Бредихин отмечает, что «важнейшим фактором кипрской ситуации остается греко-турецкое субрегиональное биполярное противостояние, характеризующееся, несмотря на смещение соотношения сил в пользу Анкары, паритетом совокупных возможностей Греции и Турции. Именно существующее положение дел, чреватое вооруженным конфликтом и катастрофическим всплеском нестабильности, много лет с успехом обеспечивает стратегическую устойчивость - конфронтационного характера - на Кипре».

От части, стоит согласиться с Бредихиным, ведь именно от противостояния этих двух сторон в какой-то мере зависит решение вопроса. Греция и Турция, на мой взгляд - наиболее заинтересованные державы в данной конфронтации. Кипрская проблема, хотя и не касается напрямую двусторонних отношений между Анкарой и Афинами (все же Кипр независимое государство), тем не менее, является камнем преткновения. Известно, что на протяжении нескольких лет отношения стран были на грани, и дело чуть не доходило до вооруженных конфликтов в 1996 и 1999 г.г. Но, в то же время даже в самые "горячие" дни греко-турецких отношений культурный, информационный, да и просто человеческий обмен между странами никогда не прекращались. Та ситуация, которая существует на данный момент (статья Бредихина опубликована в 2003г.) несколько отличается от происходившего 7 лет назад, но всё же, отношения Греции и Турции всегда как носили, так и будут носить противоречивый, двойственный характер.

2.2 Роль США

Внимание США по отношению к острову Кипр основывается не на этническом, не на историческом и даже не на экономическом аспекте. Значимость острова заключается в его стратегическом расположении и последствиях конфликта на Кипре для отношений Греции и Турции. Ведь для США не допустить раскол юго-восточного фланга НАТО является основной задачей в данном конфронтации, а, следовательно, чтобы кипрские противоречия не привели к вооруженному противостоянию Афин и Анкары.

И всё же США отдают предпочтение Турции, основываясь на её большом стратегическом значении. После событий 1974 г. США стали проводить менее заметную линию в кипрском вопросе, провозглашая в отношении Греции и Турции политику "равноудаленности". Постепенно, однако, Вашингтону удалось восстановить свое влияние в Восточном Средиземноморье.

По мнению О. Бредихина, «на практике США стремились к реализации прагматичных интересов: поддержанию стабильности в регионе и обеспечению рычагов влияния на Грецию, Турцию и обе кипрские общины. С геополитической точки зрения Турция и сейчас остается более важной для США, чем Греция. Проводя полномасштабную подготовку к новой кампании в Персидском заливе, Вашингтон не заинтересован портить отношения с географически и военно-политически важной ему Турцией. В этой связи США активно оказывают поддержку Анкаре в кипрском вопросе и реализации ее "европейской перспективы". Кроме того, Вашингтон стремится сохранить роль арбитра отношений в треугольнике Афины-Никосия-Анкара актуальная задача, особенно с учетом усиления там роли ЕС».

По-моему, стоит обратить внимание на то, что отношения Турции с США начали активно развиваться после второй мировой войны. Именно тогда, когда США оказывали Турции экономическую и военную помощь, закрепив за ней статус важного военного и политического союзника в регионе Ближнего Востока. На протяжении уже более полувека США удерживают позицию основного внешнеполитического партнера Турции, хотя время меняет акценты в отношениях двух стран.

Однако при этом надо отметить, что США отказывается от крупных внешнеполитических акций и развитии контактов с руководством ТРСК, отстаивании интересов Турции и расширении своего участия в строительстве экономики непризнанной республики. «Внедрение американских стандартов и деловой практики, обучение турок-киприотов отвечают интересам США. В результате такой деятельности американцы подготавливают персонал, обладающий определёнными знаниями и нацеленный на защиту США. Их внедрение в государственные органы и общественно-политические организации обеспечивает базу для закрепления всестороннего американского присутствия на севере острова» ,- считает С.М. Задонский.

Оказывая такую поддержку, США хотят обеспечить выделение, на территории северного Кипра, мест под строительство авиа- и военно-морских баз по типу британских суверенных баз на юге острова.

Турки-киприоты «за» расширение контактов c США и Великобританией, т.к. считают эти контакты главным и важным направлением внешней политики ТРСК. Также руководство ТРСК считает, что без главной роли США в урегулировании конфликта ситуация не изменится и поэтому идет навстречу всем инициативам Вашингтона и Лондона. Поэтому, для США Кипр как так называемый «непотопляемый авианосец» вблизи Ближнего Востока, района который является жизненно важным для их интересов, не может не быть главным геополитическим планом. Создание мощной базы и арсенала вооружений укрепило бы позиции НАТО (США) в Восточном средиземноморье. Однако, нежелание Турции видеть увеличивающееся влияние США в регионе и растущие антиамериканские настроения в странах Восточного средиземноморья, вынуждают Вашингтон выстроить политическое поведения и присутствие по отношению к территории, которая должна стать для США плацдармом. Поэтому они(США) стремятся участвовать во всех политических вопросах на Кипре.

Надо отметить, что после провала референдума по плану К. Аннана политика США в отношении кипрского урегулирования значительно изменилась. Администрация США сделала свой выбор и именно в этот момент открыто заняла протурецкую позицию, что. В принципе, не было удивительным. На данном этапе США любыми путями стремится ограничить влияние ЕС на кипрское урегулирование. Можно предположить, что Вашингтон придерживается курса, направленного на урегулирование вопроса, путём мирного диалога между Кипром, Грецией и Турцией, именно при активном участии США.

«Перспективные планы администрации США в отношении Кипра основываются на построении конструкции безопасности, а не на урегулировании в привычном представлении. Практически это означает сохранение ситуации, сложившейся в результате оккупации Северного Кипра Турцией в 1974 г. Основой стратегии США по кипрскому урегулированию на сегодняшнем этапе является дальнейшее всестороннее разделение общин, которое в перспективе должно привести к созданию на острове двух независимых общин» - заявляет С.М.Задонский. И его точка зрения небезосновательна, ведь США неоднократно прибывали на ТРСК через нелегальный аэропорт Эрджан, оказывали финансовую помощь, занимались некоторыми организационными мероприятиями. С.М. Задонский также замечает, что в последнее время «США проводят активную работу по внедрению в деловую практику ТРСК американских правил ведения бизнеса. Для организации прямых контактов с турками-киприотами США использует неправительственные и общественные организации, расположенные на территории ТРСК». В настоящее время американцы наладили прямой диалог с руководством ТРСК, публично демонстрируя грекам-киприотам необходимость более гибкого подхода к сложившимся на острове реалиям.

2.3 Роль Российской Федерации

Говоря о ролях «великих держав», невозможно не обратить внимания на роль РФ в урегулировании конфликта на Кипре. Начать стоит, безусловно, с того, что Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН, и, соответственно, имеет «право вето» и именуется современной великой державой.

Именно в вопросе урегулирования конфликта на Кипре, Россия и использовала свое право вето в 2004 году. Считается, что применение Россией этого "технического" вето имело целью "обеспечить в дальнейшем условия для нормальной, взаимоуважительной работы по согласованию общеприемлемого для всех сторон решения Совета Безопасности.

Примечательно, что в предыдущий раз Россия применяла свое право вето в Совете Безопасности лишь 2 декабря 1994 года при обсуждении резолюции по боснийской проблеме. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан обратился к Совету Безопасности с просьбой поддержать план воссоединения Кипра.

Однако иностранные СМИ восприняли этот шаг не совсем однозначно. Как пишет британская The Times, «Россия прошлым вечером поставила крест на попытках объединения Кипра, заблокировав резолюцию ООН, направленную на продвижение программы ООН по установлению мира. Вето России положило конец последней отчаянной попытке убедить скептически настроенных киприотов проголосовать за план ООН во время референдума, который будет проводиться в субботу одновременно в двух частях разделенного острова. В результате, вероятнее всего, только признаваемый международным сообществом греческий Юг Кипра вступит 1 мая в ЕС, а турецкий Север будет добиваться международного признания в качестве отдельного государства».

После того как Кофи Аннан, который является автором плана, дал понять, что этот план может принести большую пользу, 14 из 15 стран-членов проголосовали за принятие текста резолюции.

Однако Россия, как давний союзник Греции, возражала в данном вопросе, против выбранного времени. Геннадий Гатилов, и. о. представителя РФ в ООН, заявил, что принятие резолюции вполне могло бы оказать давление на население Кипра в процессе референдума. "Мы убеждены, что референдумы должны пройти свободно, без какого-либо вмешательства или давления извне", - заявил он на заседании Совета Безопасности ООН.

Официальный представитель кипрского правительства Кипрос Хрисостомидис заявил, что правительство республики Кипр полностью приветствует использованное Россией вето в отношении англо-американского проекта резолюции по Кипру: "Российская Федерация поступила очень верно, наложив вето на этот проект, - сказал Хрисостомидис. - Этот проект не должен был пройти, чтобы не создалось впечатления, что на свободное волеизъявление кипрских граждан пытаются повлиять".

Лидер турко-кипрской общины Кипра Рауф Денкташ также поддержал вето, которое использовала Россия в отношении англо-американского проекта резолюции ООН по решению кипрского вопроса. "Пусть Бог благословит Россию. Она нас спасла от катастрофы. Россия показала, что беспрецедентное давление на обе стороны конфликта неприемлемо", - сказал Р. Денкташ. Также, по его словам, принятие данного плана ООН по Кипру, который был вынесен на референдум 24 апреля 2004 года, было бы преждевременным, ведь навязывается план, содержащий в себе 9000 страниц, который еще даже не был прочтен.

Что касается отношений России и республики Кипр в настоящее время, то стоит обратиться к выступлению Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Кипр в Российской Федерации, г-на Петроса Кестораса : «Я оцениваю отношения России и Кипра как превосходные. Помимо традиционной дружбы, существующей уже давно между нашими странами и народами, не могу не отметить перспективным и взаимовыгодным наше тесное деловое и правовое сотрудничество на международной арене. Это подтверждается множеством подписанных соглашений и официальными визитами высокопоставленных чиновников. Я не сомневаюсь в светлом будущем наших отношений, ибо они основываются на принципах взаимодоверия и желании укреплять то, что уже достигнуто. Ярким примером вышесказанного может служить недавно подписанные между нашими президентами семь соглашений в рамках двусторонней политической декларации о совместном сотрудничестве».

Свою собственную оценку отношениям России и Кипра также дал глава МИД республики Кипр Маркос Киприану, который заявил, что на острове особо ценят поддержку России в вопросе воссоединения Кипра, ценят также и роль РФ в Совете Безопасности ООН в отношении кипрского вопроса. Данное заявление было сделано главой МИДа республики Кипр 4 ноября 2009 года после завершения переговоров с находящимся в Никосии с официальным визитом министром иностранных дел РФ С. Лавровым. «Нами была подтверждена приверженность цели урегулирования - созданию двухзональной федерации на Кипре», - сообщил министр иностранных дел республики Кипр. «Киприану так же заметил, что Россия и ЕС - не конкуренты, и они должны развивать равноправное партнерство в интересах обеих сторон»..

В своей статье, О. Бредихин утверждает, что Россия полностью поддерживает посреднические усилия ООН и так же выступает за независимость Кипра. Заметны также и шаги по развитию сотрудничества с Грецией и Кипром в военной сфере. «России импонирует "особая" позиция Греции по целому ряду вопросов. Осознавая неизбежные пределы этой "особости", Москва стремится к использованию данного фактора в своих интересах на Балканах и в Европе в целом. Турция также остается очень важной для России, особенно в свете сохранения напряженности на Северном Кавказе, Ближнем Востоке и в Персидском заливе, заявленных претензий Анкары на роль регионального лидера, влияния пантюркистских идей на пространстве СНГ и масштабных перспектив экономического сотрудничества с Анкарой».

Россия последовательно выступает в пользу справедливого, жизнеспособного и всеобъемлющего урегулирования на Кипре. Оно должно основываться на соответствующих резолюциях Совета Безопасности ООН и добровольном согласии греческой и турецкой общин острова. Россия будет продолжать прилагать как в ООН, так и на двусторонней основе усилия для достижения этой цели.

Россия выступает за продолжение переговоров между кипрскими сторонами под эгидой Генерального секретаря ООН и в рамках возложенной на него Советом Безопасности ООН миссии "добрых услуг". В этом контексте предложенный ранее К.Аннаном обеим кипрским общинам комплекс соображений по урегулированию на острове, известный как "план Аннана", представляется приемлемой основой для продолжения переговорного процесса в целях поиска прочного и отвечающего интересам обеих кипрских сторон решения проблемы Кипра, включая достижения согласия сторон по предусмотренным в "плане" ключевым аспектам кипрского урегулирования, в том числе по конституционному, территориальному возвращению беженцев, международным гарантиям и безопасности кипрского государства.

Россия готова к продолжению активного взаимодействия как с кипрскими сторонами, так и всеми заинтересованными странами в интересах достижения жизнеспособного и справедливого урегулирования на Кипре под эгидой ООН и на основе резолюций ее Совета Безопасности.

Россия будет и впредь предпринимать все необходимые усилия как в двустороннем плане, так и на международном уровне для решения застарелой кипрской проблемы.

Глава 3. Роль ООН и других международных организаций в решении проблемы Кипра. Новые перспективы урегулирования конфликта. Ход переговорных процессов

.1 Роль ЕС

Стоит взглянуть назад в историю, и отметить, что двусторонние отношения ЕС и Кипра начались еще с подписания Договора о сотрудничестве в декабре 1972 года, который был дополнен Протоколом, заключенным в 1987 году. Данный Договор заключал положения по вопросам торговли и таможенного регулирования и представлял правовую основу для отношений Кипра и ЕС до вступления в силу Соглашения о членстве 1 мая 2004 года. С этого момента Кипр стал членом Евросоюза. К Соглашению прилагаются четыре Протокола о финансах, касающихся финансового и технического сотрудничества.

Республика Кипр обратилась с просьбой о вступлении в члены ЕС в июле 1990 года. Совет Европы в 1993 году в Люксембурге предложил Европейской комиссии помочь Правительству Кипра подготовиться к вступлению в данные переговоры.

Далее, в 1995 году, Совет по общим вопросам вновь подтвердил пригодность Кипра для вступления в члены Евросоюза и подтвердил готовность Евросоюза принять Кипр во время следующего этапа расширения. Совет решил, что переговоры о вступлении в члены ЕС должны начаться по предложению Совета Европы через шесть месяцев после Межправительственной конференции 1996 года.

Выводы Совета Европы, проходившего в Люксембурге, в 1997 году гласили, что вступление Кипра в члены Евросоюза будет полезно всему сообществу и поможет в деле установления гражданского мира и примирения.

Договор о вступлении Кипра в ЕС был подписан в Афинах 16 апреля 2003 года. Кипр ратифицировал Договор в июле 2003 года.

Кипр стал полноправным членом ЕС 1 мая 2004 года. Именно тогда большинство островитян надеялось, что приобщение к богатому и политически влиятельному Европейскому Союзу «укрепит позиции республики на международной арене, позволит решить имеющиеся политические и экономические проблемы, откроет новые перспективы и даже эру всеобщего процветания». Но их ожидало некторое разочарование. Также, и надежды на крупную финансовую помощь от ЕС не оправдались. По мере нарастания кризиса сплоченной Европы экономические перспективы Кипра становятся все более сомнительными. Во-первых, потому, что ради присоединения к ЕС небольшая республика Кипр добровольно отказалась от многих весьма существенных статей пополнения государственного бюджета и пошла на такие меры, которые значительно ограничили источники доходов собственных граждан.

До вступления в Европейский Союз, Кипр относился к таким центрам международного бизнеса, которые сейчас принято называть налоговым раем. Но для того, чтобы соответствовать «демократическим евростандартам», правительство Кипра провело реформу экономического, трудового и налогового законодательства, а также серьезно ужесточила свою визовую политику. С 1 января 2003 года ставка налога на прибыль была увеличена с прежних 4,25% до 10% и в скором времени она должна достигнуть общеевропейского уровня в 20%. Очевидно, что после этого Кипр перестанет относится к странам с низким уровнем налогооблажения, что неизбежно осложнит положение местного бизнеса».

Однако, нельзя не заметить, что именно при поддержке ЕС в Республике Кипр развивается широкомасштабное дорожное строительство, в кратчайшие сроки была построена сеть современных автомагистралей.

Отчасти пострадал туристический бизнес, особенно после введения с 1 января 2004 года визового режима. Российское население было одним из главных туристических потоков на остров, а с началом визового контроля количество туристов сократилось. «Только согласно официальной статистике, поток российских туристов приносил в бюджет острова 170 млн долларов в год. В реальности же - гораздо больше: россияне всегда были готовы тратить куда больше денег, чем прижимистые англичане или немцы». А следовательно внешняя прибыль от курортных сезонов снизилась.

Важно отметить, что вступление Республики Кипр в ЕС удачно сказалось даже не на самих киприотах, а на мигрантах и на гражданах других государств, проживающих на острове. Ведь до принятия Кипром общеевропейских стандартов охраны прав трудовых мигрантов они не имели возможности легально работать по найму или вести собственный бизнес. А в виду новых правил на остров устремились потоки дешёвой рабочей силы. Но несмотря ни на что, правительство Кипра делает всё, чтобы не допустить приезда трудовых мигрантов из мусульманских стран.

Позиция ЕС по кипрской проблеме на данный момент ясно определена: Европейский Союз выступает за решение, уважающее суверенитет, независимость, территориальную целостность и единство страны, в соответствии с известными резолюциями ООН по Кипру и соглашениями на высоком уровне.

3.2 Роль ООН

Проблема Кипра актуальна уже более чем четыре десятка лет, и за это время ООН принимала и продолжает принимать самое активное участие в разрешении этого конфликта. В урегулировании конфликта были включены несколько органов ООН. Во-первых, решением этого вопроса занимается Совет Безопасности, потому что именно ему отведена важная роль в мировом разрешении споров. Активное участие ООН началось именно с резолюции Совета Безопасности № 186. Именно благодаря этой резолюции от 4 марта 1964 года были созданы ВСООНК - Вооруженные силы организации объединенных наций по поддержанию мира на Кипре. Их целью является предотвращение возобновления очередных столкновений между кипрско-греческой и кипрско-турецкой общинами. Эти вооруженные силы призваны «содействовать поддержанию и восстановлению закона и порядка и возвращению к нормальным условиям».

Проблема Кипра рассматривалась также и на заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН. А самыми активными участниками в попытке урегулирования кипрского конфликта стали Генеральные секретари ООН. Практически с 1964 г. все избранные на этот пост лица делали многое для того, чтобы достичь какого-либо компромисса. Все межобщинные переговоры организовывались именно при участии Генерального Секретаря и активной помощи его специальных представителей.

Стоит отметить, что «четыре следующих друг за другом Генеральных Секретаря искали всяческие пути решения конфликта, но все их попытки, в конце концов, оказывались тщетными».

После выхода резолюции Совета Безопасности №186 функции посредника заключались в том, чтобы совместно с представителями общин, а также правительствами Кипра, Греции, Турции и Великобритании приложить все усилия «в целях содействия мирному решению и согласованному урегулированию проблемы, стоящей перед Кипром, в соответствии с Уставом ООН, имея в виду благосостояние народа Кипра в целом и сохранение международного мира и безопасности». Место посредника занял Гао Плаза. С целью выполнения своей особой миссии, он проводил частые встречи с заинтересованными сторонами и после этого, представил отчёт о выполненной работе. Этот отчёт включал в себя подробное изложение позиций сторон, но всё же, в нём не было официальных предложений и рекомендаций по существу, были приведены лишь результаты анализа ситуации. Первоначально, главной задачей, безусловно, являлось достижение соглашения между самими общинами, и только после этого - между остальными заинтересованными сторонами. Затем, Кипр и Греция выразили общее согласие с замечаниями посредника, но Турция и руководители турецкой общины на Кипре возражали против доклада, сказав, что Плаза превысил свои полномочия и считает миссию посредника завершённой. Хотя Генеральный Секретарь не согласился с этим, Турция всё же не переменила своего решения, и вскоре Гао Плаза подал в отставку с данного поста. Посредническая деятельность ООН на острове тем самым завершилсь. В дальнейшем посредники не были назначены. Но все же, в 1967 г. Генеральный Секретарь ООН У.Тан предложил свои услуги для решения конфликта, но Совет Безопасности всё же не счёл возможным расширить его полномочия за рамки оказания добрых услуг.

Но именно в 1974 г. по известным обстоятельствам перед ООН встала задача безотлагательного обеспечения стабильности и ликвидации взрывоопасного положения в Восточном Средиземноморье. И лишь в ноябре 1984 г. после длительных обсуждений Генеральный Секретарь ООН Перес де Куэллар (бывший специальный представитель ООН на Кипре) предложил сторонам проект решения кипрской проблемы на основе федеративного государства. Но и на это раз у сторон не нашлось взаимопонимания. То, что принимала одна сторона, безжалостно отвергала другая.

Следующим этапом в урегулирование конфликта можно считать проект Б. Бутрос-Гали под названием «Серия идей»,который был призван преодолеть все существующие в этом вопросе противоречия. «Серия идей» была утверждена Советом Безопасности 10 апреля 1992 г. Но вскоре стало ясно, что переговоры вновь зашли в тупик, в частности из-за территориальных претензий сторон. Тогда Б. Бутрос - Гали 1 июля 1993 года представил на рассмотрение сторонам документ «Меры по установлению взаимодоверия». Но в результате, стороны вновь не смогли придти к взаимному согласию в этом вопросе. Как и прежде, стороны не смогли договориться о деталях вопроса.

Несколько лет спустя, в июле 1999 г., на саммите большой восьмёрки в Кельне было решено призвать Генерального Секретаря ООН к началу активной деятельности по встрече сторон Кипра. Казалось даже, что стороны уже готовы к принятию конструктивных решений, однако положение оставалось на том же месте. Обе стороны упорно стояли на своём, никто не хотел идти на уступки и делать шаг навстречу. Интервенция западных держав предотвращала в основном вооружённые столкновения.

Знаменательной датой стало 11 ноября 2002 года, когда Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан предложил сторонам свой вариант решения проблемы, под названием «Основа для соглашения по комплексному урегулированию кипрской проблемы». Однако и тут стороны не пришли к консенсусу. Даже несмотря на уступки турок-киприотов, греческая община всё оставалась непреклонной.

Несмотря на все свои недостатки, план Кофи Аннана все же сблизил позиции греков-киприотов и турок-киприотов по большинству вопросов, касающихся создания неделимого государства. Он, возможно, станет достойной основой для нового, может быть, более эффективного, проекта кипрского объединения. Приобщение Кипра к ЕС, «к современной цивилизованной империи нового типа, должно стать началом этапа примирения, объединения и процветания единого Кипра».

Всё же, необходимо признать, что деятельность ООН в отношении кипрского конфликта как была, так и остаётся существенной. Стоит напомнить еще раз, что ни один из Генеральных Секретарей ООН не был равнодушным в вопросе проведение «добрых услуг», несмотря на отсутствие успехов у всех его предшественников.

Более того, начиная с резолюции №186 (от 1964 г) до резолюции №1642 (2005 г) Совет Безопасности ООН принял 120 резолюций по поискам путей урегулирования на Кипре, по поддержанию мира на острове, по сохранению здесь миротворческого контингента ООН. А высший орган мирового сообщества наций - Генеральная Ассамблея ООН, с 1965 по 2004 годы приняла 14 резолюций, посвященных проблеме Кипра. По количеству резолюций и решений ООН, кипрский вопрос уступает лишь старейшей проблеме этого региона - ближневосточному конфликту

Если рассматривать динамику конфликта, то за последний год заметны существенные изменения. 4 ноября 2009 года Генсек ООН Пан Ги Мун ,выступая перед журналистами отметил, что в переговорах по кипрскому урегулированию наблюдается «хороший прогресс». «Международное сообщество приложило много усилий для продвижения процесса урегулирования, осуществляемого кипрскими сторонами, и связывает с ним огромные ожидания, - сказал Пан Ги Мун.

В 2008 году Христофиас и Талат (лидеры греческой и турецкой общин острова) заявили о своей поддержке плана Аннана. Два года они ведут переговоры о конкретике будущей федерации. В прошлом году после 30-го раунда переговоров турки уступили 5% своих земель грекам, ибо по плану Аннана турки должны владеть 30%, а греки 70% территории федерального Кипра. Ныне турецкому населению (171 тыс. человек) принадлежит 35,4% территории Кипра. Греки хотели оставить туркам только 23% территорий, но после длительных переговоров согласились на 30%, которые изначально были в плане Аннана.

Евросоюз рассматривает Северный Кипр как территорию ЕС, находящуюся под иностранной военной оккупацией. Надежды на то, что вступление Кипра в Европейский союз ускорит процесс нормализации, не оправдались. Парадокс состоит в заявленном стремлении Турции тоже вступить в Евросоюз. Как должен вести себя ЕС, одна часть которого оккупировала другую? Герхард Шрёдер, еще будучи канцлером Германии, сказал, что «нежелание Турции признавать Кипр как страну - члена ЕС - основное препятствие для её вступления в ЕС». По мнению председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, в Турции по-прежнему есть нарушения прав человека и мало экономических и демократических реформ.

Прямые переговоры между лидерами греко-кипрской и турко- кипрской общин начались в сентябре 2008 года и на данный момент вступили во вторую фазу. За ходом переговоров наблюдает специальный советник генерального секретаря ООН по Кипру, бывший министр иностранных дел Австралии Александер Даунер. Он полагает, что переговоры «очень медленно, но верно продвигаются вперед».

Самой тяжелой является проблема собственности греков-киприотов и турок-киприотов (которые покинули свои дома в итоге вооруженного вторжения Турции в 1974 году на остров, оккупации 37% его территории и последовавшего за данным массового переселения внутри страны).

Особые надежды на прогресс в переговорном процессе между греческой и турецкой общинами острова были связаны с избранием 28 февраля 2008 года президентом Кипра коммуниста Димитриса Христофиса . Через день после своего избрания он выступил перед своими сторонниками в Никосии и пообещал объединить остров, де-факто разделенный в настоящее время на греческую и турецкую части: "Завтра начинается новый день. Много сложностей нас ждет впереди. Мы объединим свои силы и будем работать вместе для того, чтобы добиться воссоединения нашей родины".

Из самых последних событий, еще не нашедших бурного отклика в СМИ, стоит обратить внимание на то, что 18 апреля 2010 года прошли выборы президента Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК). Президентом Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК) стал лидер Партии национального единства Дервиш Эроглу. Исход этих выборов важен для будущего Кипра. Дервиш Эроглу, является убежденным националистом и сторонником сохранения независимости для Северного Кипра. Разумеется, при победе националистов, очевидно, что процесс объединения Кипра будет чрезвычайно затруднен. Как сможет новоизбранный президент вести переговоры по объединению, являясь противником этого самого единения? Такая позиция может побудить греков-киприотов просто выйти из переговоров в ближайшие месяцы. Но всё же, после того, как стали известны результаты выборов Дервиш Эроглу опроверг эти домыслы и заявил: «Никто не должен думать, что я покину стол переговоров. Процесс переговоров будет продолжаться».

Заключение

Остров Кипр, который расположен на перекрестке путей между тремя континентами, как для Европы, так и для Азии и Африки, на протяжении всей своей истории, оставался стратегической целью.

Проблема урегулирования кипрского конфликта является одной из важнейших как для европейско-средиземноморского региона, так и всей системы международных отношений в наши дни.

В работе были рассмотрены основные исторические этапы в становлении кипрской проблемы. Во время исследования этой проблемы, было установлено, что генезис кипрского конфликта носил затяжной характер и стал результатом долгосрочных противоречивых тенденций межобщинного взаимодействия. «В период 1945 -1960гг. завершилось, в целом, постепенное обособление межэтнического элемента конфликтогенности из общего контекста многовекового греко-кипрского сосуществования на острове, межгосударственного взаимообщения Греции, Турции, и - позже - Великобритании по поводу Кипра, а так же из сюжетной линии конфликта метрополии (Великобритания) и колонии в связи с греко-кипрским требованием «энозиса»».

Безусловно, соглашусь с мнением О.Н. Бредихина, о том, что кипрскую проблему можно рассмотреть как подсистему международных отношений со своей логикой функционирования и структурой. Следовательно, можно выделить 3 уровня взаимодействия в этой подсистеме. Первым уровнем стоит назвать локальный, т.е. проявление межобщинного конфликта на самом острове. Второй уровень - региональный, в котором на внутрикипрские проблемы накладываются противоречия Греции и Турции. И, наконец, третий уровень - внешний (глобальный), где взаимодействуют две кипрские общины, Греция, Турция, а так же ряд внерегиональных держав, таких как США, Великобритания, РФ и такие международные и межправительственные организации, как ООН, НАТО, ЕС.

Рассмотрев в работе развитие конфликта за последниепочти уже полвека, хотелось бы ометить, что урегулирование проблемы кипрского суверенитета и территориальной целостности во многом стало зависеть от характера складывающихся в евро-атлантическом сообществе взаимосвязей и роли в этом процессе Греции и Турции, и других наиболее заинтересованных в происходящем держав. Несмотря на существующие декларированные принципы разрешения кипрского конфликта, провозглашенные ООН, ситуация продолжала долгое время оставаться сложной и исключительно напряженной. Активизация международного сообщества в лице Организации Объединенных Наций на кипрском направлении способна серьезно повлиять на окончательное решение кипрского вопроса, но только при условии согласия на компромисс всех задействованных в конфликте сторон.

Кипрский вопрос всё еще остается сложной международной проблемой с трудной историей и требует от всех вовлеченных сторон хорошо сбалансированного подхода. Позиция РФ в данном вопросе остается неизменной: «ни у кого не должно быть иллюзий, что по мановению волшебной палочки - или путем нажима - может быть проложен легкий путь к решению, навязанному в свою очередь сторонам против их воли. Мы считаем, что задача международного сообщества - помочь сторонам самим выработать жизнеспособное, всеобъемлющее и справедливое урегулирование - без давления извне или искусственных временных рамок, путем переговоров - и затем его реализовать в духе доброй воли».

Пронаблюдав за деятельностью ООН в сфере урегулирования конфликта на Кипре, можно сделать вывод, что ООН, остается общепризнанным форматом обсуждения кипрской проблемы. Решение должно быть построено на принципах международного права и резолюций Совета Безопасности ООН.

Стоит сказать, что действуя от имени международного сообщества, Организация Объединенных Наций всегда придавала особое значение проблеме Кипра.

В задачах работы также был и вопрос, касающийся роли ЕС в урегулировании конфликта. Рассмотрев этот вопрос, стоит сделать вывод, что с каждым днем роль Европейского союза становится всё более значимой. Позиция ЕС по данному вопросу ясна: Европейский Союз выступает за решение, уважающее суверенитет, независимость, территориальную целостность и единство страны, в соответствии с известными резолюциями ООН по Кипру и соглашениями на высоком уровне. ЕС всячески содействует в проведении переговоров на острове, в особенности с момента вступления республики Кипр в ЕС в 2004 году.

Вот уже 36 лет остров остается разделённым между Республикой Кипр, входящей в Евросоюз, и самопровозглашённой Турецкой республикой северного Кипра. Между ними - так называемые буферные зоны, созданные под эгидой ООН.

Рассмотрев динамику развития конфликта и хода переговорных процессов, можно прийти к следующему выводу - в настоящее время в процессе переговоров по урегулированию конфликта произошли некоторые сдвиги в положительном направлении. Например, начиная с 2008 года ведутся активные переговоры с участием ООН по объединению острова, которое, бесспорно, принесет политическое урегулирование в этом регионе.

В результате двух этапов переговоров, состоявшихся в январе 2010 года, лидерам общин удалось добиться определенного сближения позиций по главе о государственном устройстве и распределении властных полномочий в будущем государстве.

В феврале 2010 года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун прибыв на Кипр, заявил, что намерен оживить переговоры, встретившись с лидерами греческой и турецкой частей Кипра. Он подчеркнул, что для успешного завершения процесса по объединению острова на приемлемых для обеих сторон условиях понадобятся смелость, гибкость, дальновидность и стремление к компромиссу.

Предсказывая возможные перспективы дальнейшего развития событий, важно обратить внимание на прошедшие 18 апреля 2010 года выборы на территории ТРСК и смену лидера непризнанной республики. На пост президента был избран и уже принял присягу Дервиш Эроглу, известный как сторонник жесткой линии на переговорах о возможном воссоединении острова, являющийся убежденным националистом и сторонником сохранения независимости для Северного Кипра. На данный момент трудно однозначно определить дальнейшее развитие событий, ведь в своих выступлениях Эроглу уже заявил, что направит письмо генеральному секретарю ООН и потребует продолжения межобщинных переговоров по урегулированию, которые были прерваны в марте из-за выборов на севере острова. Достаточно противоречивой предстает перед нами позиция новоиспеченного лидера ТРСК, с одной стороны придерживающегося сохранения независимости Северного Кипра, а с другой стороны, он заявляет о продолжении дальнейших переговоров. Трудно предугадать, в каком ключе развернутся дальше события, но возможно, избрание нового президента ТРСК и станет поворотной точкой в развитии конфликта. К сожалению, на данный момент нелегко сделать определенный вывод, и, спустя некоторое время придется снова обратиться к изучению данного вопроса, рассмотрев его в контексте новой политической ситуации, сложившейся на севере острова Кипр.

Но если рассматривать все факторы, перечисленные в выводах, то они дают основание надеяться, что ныне существующий политический контекст, позитивно отразится на результатах усилий по достижению всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы.

На данном этапе, все стороны, связанные этим конфликтом (Греция, Турция, республика Кипр, ТРСК) вышли из периода резкой конфронтации и вошли в процесс мирного урегулирования всех вопросов на основе международного права. Хотя этот процесс долгий в своем развитии, но есть надежды, что заинтересованные стороны, наконец, придут к решению этой проблемы на основе всеобщего согласия.

Список использованных источников и литературы

1.Анисимов Л.Н. Проблема Кипра - исторический и международно-правовой аспекты, Москва, издат-во «Международные отношения», 1986 г.

.Бредихин О.Н. «Кипрский конфликт в системе международных отношений»:статья, МЭ и МО, 2003г., № 4

.Бредихин О.Н. «Кипрский конфликт: попытка «отложенного урегулирования»?» Вопросы истории, 2003г., №10

.Бредихин О.Н. Эволюция межобщинных противоречий на Кипре: основные этапы: статья, Россия XXI век, 2002г., №6

5.Задонский С.М. "Внешнеполитическая деятельность руководства Турецкой Республики Северного Кипра"// <#"justify">6.Рытов А. Кипр: на пути к объединению. М. «Икар» 2005

.Рытов А. Разделенный остров Афродиты. Кипр после интеграции в ЕС: новая еврореальность и старые проблемы // #"justify">.Улунян А.А. Политическая история Греции 20 века, М, «Высшая школа», 2004

.Шахбазов В.А. Проблема Кипра в политике Турции в 1960-1980 годах, учебное пособие 1983 г.

10.James A. Keeping the peace in the Cyprus Crisis of 1963-1964, 2002

.Karabarbounis Haris L. Cyprus - invasion to accession, Athens, Law and Economy, 2003

.Ker-Lindsay J. EU Accession and Un Peacemaking in Cyprus. Palgrave macmillan, 2005

Источники:

.Выступление и.о. Постоянного представителя Российской Федерации при ООН Г.М. Гатилова на заседании СБ ООН по Кипру, 21 апреля 2004 года// #"justify">.План Аннана// #"justify">.Резолюция Совета Безопасности ООН № 186 #"justify">.Резолюция Совета Безопасности ООН № 541 #"justify">.Резолюция Совета Безопасности ООН № 550 #"justify">.Резолюция Совета Безопасности ООН № 750 #"justify">Сетевые ресурсы:

1.Избранный президент Кипра обещает объединить остров//

#"justify">5.Кипр высоко оценил поддержку России в деле воссоединения острова // #"justify">6.На Кипре пройдет референдум по мирному плану ООН// #"justify">7.ООН: В переговорах по вопросу Кипра наблюдается прогресс//

#"justify">8.Поделить нельзя объединить: Кипр между ЕС и Турцией 24.02.2010 // #"justify">.Россия-Кипр: двусторонние отношения развиваются во всех направлениях // #"justify">10.Embassy of Greece// www.greekembassy.org

11.Russia blocks UN Cyprus plan// http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/article831624.ece

Похожие работы на - Проблема Кипра. Роль ведущих держав и международных организаций в урегулировании конфликта

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!