Взаимосвязь детско-родительских отношений и особенности этнической идентичности у молодежи

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    39,58 Кб
  • Опубликовано:
    2015-02-20
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Взаимосвязь детско-родительских отношений и особенности этнической идентичности у молодежи

Министерство образования и науки Российской Федерации

ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

И ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Факультет психологии

кафедра общей психологии и психологии консультирования







Курсовая работа

по дисциплине «Социальная психология»

Взаимосвязь детско-родительских отношений и особенности этнической идентичности у молодежи








Москва

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗИ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У МОЛОДЕЖИ

.1 Этническая идентичность и её роль в жизни человека

.2 Детско-родительские отношения и их влияние на формирование этнической идентичности

ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У МОЛОДЕЖИ

.1 Организация исследования и описание методик

.2 Анализ и интерпретация исследований

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

ВВЕДЕНИЕ

В современном мире, в связи со сложной природой социальных и этнических конфликтов, вопросы этнической идентичности всё чаще становятся определяющими. А значит, можно с уверенностью говорить об актуальности, заявленной в настоящей курсовой работе проблематики. Можно сказать, что вопрос об историческом сознании является одним из наиболее актуальных вопросов современности. Для молодежи в современном мире становится все наиболее важным то, к какой этнической группе принадлежит тот или иной субъект. Гуманистической же задачей общества, является максимальное уменьшение межэтнической напряженности. И один из способов решения данной проблемы, это изучение факторов формирования позитивной этнической идентичности и успешной адаптации в этнической среде. В данной работе мы хотим поднять вопрос о том, есть ли взаимосвязь между этнической идентичностью и детско-родительскими отношениями, или родители никак не влияют на формирование данного фактора. Могут ли родители способствовать формированию позитивной этнической идентичности? Или роль родителей в данном вопросе не велика, и всё в руках общества и самого человека? На этот вопрос мы и хотим ответить в данной курсовой работе.

Цель: Выявить наличие или отсутствие взаимосвязи между детско-родительскими отношениями и этнической идентичностью.

Задачи исследования:

. Анализ научной проблемы на тему взаимосвязь детско-родительских отношений и особенности этнической идентичности у молодежи.

. Подбор методик изучения детско-родительских отношения и этнической идентичности.

. Исследование детско-родительских отношений и их взаимосвязь с этнической идентичностью.

. Анализ полученных данных и их интерпретация.

Объект исследования: Молодежь в возрасте от 21 до 30 лет.

Предмет исследования: Детско-родительские отношения, особенности национальной идентичности у молодежи.

Гипотеза: Имеется взаимосвязь между этнической идентичностью и стилем детско-родительских отношений.

Методы и методики исследования:

Анализ научной литературы по вопросу взаимосвязи детско-родительских отношений и особенностей этнической идентичности у молодежи.

Методика «типы этнической идентичности» Г.У. Солдатовой, С.В. Рыжовой, опросник уровня ксенофобии Е.Н. Юрасовой, тест «подростки о родителях» ADOR.(автор Шафер, модифицирован З. Матейчиком и П. Ржичаном).

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗИ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У МОЛОДЕЖИ

.1 Этническая идентичность и её роль в жизни человека

Этническая идентичность - это осознание, восприятие, эмоциональное оценивание, переживание своей принадлежности к этнической общности. Можно сказать, что термин переживание лучше отражает смысл этого понятия, поскольку происходит переживание своего сходства с этническими общностями и отдаленными от них этническими группами, отношениями «Я» и этнической среды, и самоопределение в социальном пространстве многих других этносах. Так как в жизни современного человека осознание своей принадлежности к определенному народу играет столь важную роль, и оказывает серьезное влияние на отношения между людьми, то есть необходимость изучения психологического аспекта этнического фактора. Каждый человек хочет ощущать себя частью мы и этнос - не единственная группа, в осознании принадлежности к которой человек ищет опору в жизни. К таким группам относятся партии, церковные организации, профессиональные объединения, неформальные объединения молодежи и т.д. и т.п. К сожалению, эти группы не могут надолго удовлетворить потребность в психологической стабильности, так как их состав все время обновляется, сроки их существования тоже ограничены, и человека могут за какой-то проступок исключить из группы. Совсем иначе обстоят дела с этнической общностью. Это межпоколенная группа, каждый человек обладает устойчивым этническим статусом, его нельзя «исключить» из этноса. В современном мире наблюдается психологический сдвиг в настроениях людей - большой интерес к корням, к традициям и обычаям предшествующих поколений. Это умонастроение есть последствие международных конфликтов. Люди пытаются найти ориентиры и стабильность в перенасыщенном информацией и нестабильном мире.

Вторая психологическая причина роста этнической идентичности это усиление межэтнических контактов. Существуют как непосредственные контакты, это трудовая миграция, студенческие обмены, перемещение миллионов эмигрантов и беженцев, туризм, так и опосредованные современными средствами массовой коммуникации от спутникового телевидения до сети «Интернет». Повторяющиеся контакты актуализируют этническую идентичность, так как только через сравнение можно наиболее четко воспринять свою «русскость», «еврейство» и т.п. как нечто особое.

Особое внимание ученых, за последние годы привлек еще один аспект формирования этнической идентичности - появление у индивида чувства неизменности и устойчивости этнических характеристик, или другими словами этническая константность. Согласно полученным эмпирическим данным, этническая константность формируется аналогично процессу усвоения постоянства половых и расовых признаков: ребенок раньше начинает сознательно относить себя к определенному этносу и использовать этнические ярлыки, чем осознавать константность этнических характеристик. Так же, сторонники теории когнитивного развития Пиаже, Окампо, М. Бернал и П. Найт, утверждали, что этнические константы, при утверждении в сознании индивида в подростковом возрасте, завершают собой как формирование этнической идентичности, так и процесс поэтапного осознания неизменности основных психосоциальных характеристик. Другими словами, можно наблюдать четкую временную последовательность формирования трех основных констант. Осознание неизменности половых характеристик наступает в 2-2,5 года, расовых - в 8-9 лет, а этнических, в процессе которого необходимо использование сложных механизмов социокультурной идентификации и межпоколенной передачи информации - не ранее 12-13 лет. Современные ученые не сходятся во мнение о последовательности возникновения когнитивных и аффективных компонентов. Некоторые из них считают, что этнические предпочтения формируются только к 9-10 годам, когда есть достаточно значительные этнические знания. В других исследованиях же, было обнаружено, что детские предпочтения этнических групп не всегда соотносятся с информированностью об этих группах, предубеждения могут предшествовать какому-либо знанию. Тем не менее, очевидно, что дети в процессе формирования этнической идентичности проходят несколько этапов. Это этапы от диффузной до реализованной идентичности, и результатом этого процесса в подростковом возрасте является эмоционально-оценочное осознание своей принадлежности к этнической группе. Так же в настоящее время исследователей всё больше привлекает идея о том, что этническая идентичность, помимо того что содержит в себе поверхностный осознаваемый слой, еще глубокий неосознаваемый слой. Чаще всего этнический статус человека остается неизменным на протяжении всей его жизни. И все-таки этническая идентичность не статичное, а динамичное образование: процесс ее становления не заканчивается в подростковом возрасте. Разные внешние обстоятельства способны толкать человека любого возраста на переосмысление роли этнической принадлежности в его жизни, и привести к трансформации этнической идентичности. На формирование и проявление этнической идентичности, помимо бесчисленных обстоятельств индивидуальной человеческой жизни, влияют множество факторов, обусловленных особенностями социального окружения и межгрупповых отношений. В зависимости от того в какой среде живут люди, в полиэтнической или моноэтнической, осознание ими своей этнической принадлежности значительно варьируется. В ходе межэтнического общения, человеку легче приобретать знания об особенностях своей и других этнических групп, так же это способствует развитию межэтнического понимания и формированию коммуникативных навыков. При отсутствии опыта межэтнического общения, у человека проявляется меньше интереса к своей собственной этничности.

В США, Великобритании, Новой Зеландии, проводили исследования на развитие этнической идентичности. Дошкольникам предоставляли набор кукол или картинок с изображением людей разных рас и национальностей, затем предлагали выбрать те, которые больше похожи на них самих. Дети из групп меньшинств часто выбирали не те картинки или куклы, например черные дети, выбирали белых кукол. А белые дети выбирали правильных кукол, которые и были похожи на них самих. В выборе кукол маленькие дети с еще не сформировавшейся социальной идентичностью либо проявляют желание принадлежать к группе с более высоким статусом, либо даже считают себя принадлежащими к ней.

1.2 Детско-родительские отношения и их влияние на формирование этнической идентичности

Известно, что реальные очертания идентичности человек приобретает в подростковом, юношеском возрасте от 12 до 18 лет, то есть в кризисный период, когда человек находится на этапе самоопределения. Поэтому так важно при её формировании не допустить искажений. Автор книги «Шаг за шагом» Джонни Джонстон упоминает об известном психологе Эрике Эриксоне, у которого в своё время тоже остро протекал кризис формирования идентичности. Поводом для этого послужило то, что родители Эриксона были разных национальностей. Впоследствии, он так и не приспособился ни к одной из культур родителей. Это ещё раз доказывает, как важно правильно пережить этот кризис.

Как уже говорилось выше, основная категория возраста, находящаяся под угрозой, это категория подросткового и юношеского возраста. Взрослеющий ребёнок, уже меньше и меньше прислушивается к мнению взрослых, в то же время буквально «впитывает» от них всё что можно и нельзя. Стремление к самовоспитанию оставляет в прошлом всё то, чему родители ещё недавно учили, человек ищет себя, экспериментирует и часто теряется в таких поисках. Однако так важно найти себя и добиться целостности идентичности.

Процесс становления этнической идентичности можно сравнить с этапами психического развития ребенка. Швейцарский психолог и философ Ж. Пиаже, один из первых предложил концепцию развития у ребенка осознания принадлежности к национальной группе. В исследовании 1951 г. он проанализировал - как две стороны одного процесса - формирование понятия «Родина» и одновременно с ним развивающихся образов «других стран» и «иностранцев». Он рассматривал развитие этнической идентичности в первую очередь, как создание когнитивных моделей, ответом на которые являются этнические чувства. Пиаже выделил 3 этапа в развитие этнических характеристик: 1) в возрасте 6-7 лет ребенок приобретает первые, фрагментарные и несистематичные знания о своей этнической принадлежности; 2) В 8-9 лет ребенок может четко идентифицировать себя со своей этнической группой, выдвигать основания идентификации - национальность родителей, место проживания, родной язык; 3) В 10-11 лет этническая идентичность уже формируется полностью, в качестве особенностей разных народов ребенок отмечает уникальность истории, специфику традиционной бытовой культуры. К настоящему моменту проведено много исследований, в которых уточняются и конкретизируются возрастные границы этапов в развитии этнической идентичности. Первые проявления диффузной идентификации с этнической группой, многие авторы обнаружили у детей в возрасте 3-4 лет, есть так же данные о первичном восприятии ярких внешних различий (цвета кожи, волос) детьми до 3-х лет. Но, тем не менее, практически все психологи согласны с Пиаже, что «реализованной» этнической идентичности дети достигают только в младшем подростковом возрасте, когда рефлексия себя имеет для человека первостепенное значение.

Современные этнические группы не имеют непререкаемых традиций и стабильной картины мира, многие элементы их культуры размываются - интернализируется хозяйственная деятельность, жилище, пища, искусство. Этносы сильно оторваны от своих традиций, а поведение предков перестало рассматриваться как некий эталон. Маргарет Мид, американский антрополог назвала это кофигуративными культурами, в которых поведение их современников является преобладающей моделью поведения. Так же она предсказывала появление префигуративных культур, в которых сам ребенок определяет ответы на сущностные вопросы бытия, а не предки и не взрослые современники. В данном случае взрослые не видят повторения собственного опыта в жизни молодых. Жизнь родителей не является моделью для детей, происходит разрыв поколений. Дети как бы говорят родителям: ты никогда не был молодым в мире, где молод я.

В 90-х г. можно было заметить, что предсказание американской исследовательницы сбывается, однако, не полностью, в противном случае человечество исчезло бы с лица земли, так как чтобы самовоспроизводиться и саморегулироваться, необходимо сохранять связи между поколениями. Чтобы узнать, какова доля влияния сверстников и семьи на процесс формирования ценностно-нормативных ориентаций подростков, отечественные социальные психологи Е.П. Авдуевская и С.А. Баклушинский провели эмпирическое исследование. Были выявлены достаточно яркие, но не достигшие статистической значимости изменения в социальной сети московских подростков: между 1991 и 1993/94 гг. доля сверстников в ней возросла с 42% до 50%, а доля семьи снизилась с 50% до 41%.

Особенности этнических традиций также проявляются в народных сказках и пословицах. Особенно большое место в пословицах всех народов занимают практические советы взрослым в воспитании детей, параллельно с ними констатируются результаты воспитания, что является своеобразной формой обобщения педагогического опыта. Пословицы содержат большой образовательно-воспитательный материал по вопросам воспитания. В одной русской пословице достаточно ярко сказано о решающей роли родителей в воспитании детей: «Родительское слово мимо (на ветер) не молвится». В данном случае слово родителей оценивается также высоко, как и живая народная мудрость разных поколений. Родители здесь выступают от имени народа как связующее звено между подрастающим поколением и уходящим. Таким образом, нравственно-поучительные поговорки и пословицы содержат целый комплекс продуманных рекомендаций, выражающих представление народа о человеке, об особенностях формирования личности.

Чтобы лучше разобраться в том, как влияют родители на формирование идентичности ребенка в целом, обратимся к Э. Эриксону. Он выделил восемь этапов. На первом этапе, от рождения до первого года жизни, основное влияние на личность оказывают самые близкие люди. От родителей зависит, будет ли ребенок открыт миру или наоборот, замкнут и недоверчив. Это применимо и в отношении формирования этнической идентичности, если ребенок вырастет замкнутым и недоверчивым к окружающим, то для него могут быть характерны такие формы идентичности как этноэгоизм, этноизоляционизм и этнофанатизм. А если человек открыт и может доверять окружающим, то, скорее всего ему будет свойственна позитивная этническая идентичность или этнонигилизм и этническая индифферентность.

На втором этапе, от одного года и до трех лет, в зависимости от присутствия или отсутствия поощрения самостоятельности ребенка со стороны родителей, у него развивается либо чувство независимости, или же наоборот, зависимости от других. На третьем этапе, в возрасте от трех до шести лет, в зависимости от строгости в семье, силы контроля и жесткости правил, происходит социализация ребенка. От успешности этого процесса зависит, разовьется ли у ребенка чувство инициативы или чувство вины. На четвертом этапе, между шестью и четырнадцатью годами, у ребенка может развиться либо трудолюбие, либо чувство неполноценности. Это будет зависеть от нескольких факторов, таких как успехи в учебе, отношения с учителями, их оценки успехов ребенка, взаимоотношения с одноклассниками. На пятом этапе, это период между четырнадцатью и двадцатью годами, главными факторами развития личности являются общение со сверстниками и профессиональная ориентация. В этом возрасте у человека развивается инициативность или чувство неопределенности. На этом этапе, самое важное для человека, это - объективная самооценка, анализ своих способностей и потребностей. На шестом этапе, в период от двадцати до тридцати пяти лет, у человека преобладает стремлением установить близкие интимно-личностные отношения с людьми, а в особенности, с представителями противоположного пола. Если на этом этапе такие связи не образованны - у человека развивается чувство изоляции. На седьмом этапе, это 35 - 60-65 лет, у человека может развиться постоянное стремление к творчеству и динамике, либо человек может желать постоянства и покоя. И последний, восьмой этап, после 60- 65 лет наступает последняя стадия развития личности. В зависимости от оценки своей жизни, своих достижений, у человека формируется либо чувство удовлетворения и идентичности либо чувство отчаяния, непринятие жизни как своей - такие чувства являются разрушающими для личности и ведут к неврозам. Такое чувство отчаянья характерно не только для последнего возрастного этапа, оно может появиться в любом возрасте и всегда будет связанно с каким-то разочарованием в жизни.

В этой главе мы провели теоретический анализ литературы, подведем итог, отметив несколько ключевых моментов, которые возможно помогут нам подтвердить или опровергнуть гипотезу.

Маргарет Мид, американский антрополог отметила, что этносы сильно оторваны от своих традиций, и поведение предков перестало рассматриваться как некий эталон. Она назвала это кофигуративными культурами, в которых поведение их современников является преобладающей моделью поведения. В подкрепление теории Мид, приведем пример эмпирического исследования, которое провели отечественные социальные психологи Е.П. Авдуевская и С.А. Баклушинский, которое было направленно на выявление доли влияния сверстников и семьи на процесс формирования ценностно-нормативных ориентаций подростков. Между 1991 и 1993/94 гг. доля сверстников возросла с 42% до 50%, а доля семьи снизилась с 50% до 41%.

Рост этнической идентичности среди молодежи в данный момент можно объяснить усилением межэтнических контактов, главная причина которого рост миграции из ближних стран. Через сравнение молодежь более чётко воспринимает свою «русскость» и т.п. как нечто особое. Процесс становления этнической идентичности сравнивают с этапами психического развития у ребенка. Ж. Пиаже был, одним из первых кто предложил концепцию развития у ребенка осознания принадлежности к национальной группе. Он рассматривал развитие этнической идентичности в первую очередь, как создание когнитивных моделей, ответом на которые являются этнические чувства. Пиаже выделил 3 этапа в развитие этнических характеристик: 1) в возрасте 6-7 лет ребенок приобретает первые, фрагментарные и несистематичные знания о своей этнической принадлежности; 2) В 8-9 лет ребенок может четко идентифицировать себя со своей этнической группой, выдвигать основания идентификации - национальность родителей, место проживания, родной язык; 3) В 10-11 лет этническая идентичность уже формируется полностью, в качестве особенностей разных народов ребенок отмечает уникальность истории, специфику традиционной бытовой культуры. Но процесс становления этнической идентичности не заканчивается в подростковом возрасте. Из-за каких-либо внешних обстоятельств, человек может переосмыслить роль этнической принадлежности в его жизни и привести к трансформации этнической идентичности.

ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКОЕИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У МОЛОДЕЖИ

.1 Организация исследования и описание методик

Для проведения исследования, мы выбрали молодежь в возрасте от 21 до 30 лет, проживающих на территории Москвы. Преимущественное количество испытуемых, были мужского пола. Все испытуемые русской национальности. Количество испытуемых 25 человек. Мы провели несколько методик на испытуемых, а именно: Опросник уровня ксенофобии, опросник подростки о родителях и тест типы этнической идентичности.

Первая методика, опросник уровня ксенофобии 2012 год. Опросник нацелен на выявление отношения человека к межнациональным отношениям, и определяет уровень ксенофобии. Результат оценивается по трем шкалам:

до 20 баллов - низкий уровень ксенофобии

-30 балла - средний уровень ксенофобии

-50 баллов - высокий уровень ксенофобии

Данный опросник включает в себя 10 утверждений и 5 вариантов ответа. Так же испытуемого просят указать свой пол, возраст, уровень образования, то к какой национальности испытуемый себя относит, место проживания и срок проживания в данном месте. За каждый ответ даётся от 1 до 5 баллов, при обработке данных подсчитывается сумма баллов набранных за все ответы. Итоговое количество баллов указывает на уровень ксенофобии.

Вторая методика, которую мы использовали, называется Типы этнической идентичности (Г.У. Солдатова, С.В. Рыжова). Данная методическая разработка позволяет диагностировать этническое самосознание и его трансформации в условиях межэтнической напряженности. Степень этнической толерантности респондента оценивается на основе следующих критериев: уровня "негативизма" в отношении собственной и других этнических групп, порога эмоционального реагирования на иноэтническое окружение, выраженности агрессивных и враждебных реакций в отношении других групп. Опросник содержит шесть шкал, которые соответствуют следующим типам этнической идентичности:

этнонигилизм, этническая индифферентность, норма (позитивная этническая идентичность), этноэгоизм, этноизоляционизм, этнофанатизм.

Испытуемым предоставляются бланки, на которых они видят 30 суждений - индикаторов, интерпретирующих конец фразы: "Я - человек, который…" Индикаторы отражают отношение к своей собственной и другим этническим группам в различных ситуациях межэтнического взаимодействия. И предлагается выбрать на каждое утверждение один из пять ответов, который совпадает с их точкой зрения.

Ответы испытуемых переводятся в баллы в соответствии со шкалой:

"согласен" - 4 балла;

"скорее согласен" - 3 балла;

"в чем-то согласен, в чем-то нет" - 2 балла;

"не согласен" - 0 баллов.

Затем подсчитывается количество баллов по каждому из типов этнической идентичности (в скобках указаны пункты, работающие на данный тип):

. Этнонигилизм (пункты: 3, 9, 15, 21, 27).

. Этническая индифферентность (5, 11, 17, 29, 30).

. Норма (позитивная этническая идентичность) (1, 7, 13, 19, 25).

. Этноэгоизм (6, 12, 16, 18, 24).

. Этноизоляционизм (2, 8, 20, 22, 26).

. Этнофанатизм (4, 10, 14, 23, 28).

В зависимости от суммы баллов, набранных испытуемым по той или иной шкале, можно судить о выраженности соответствующего типа этнической идентичности, а сравнение результатов по всем шкалам между собой позволяет выделить один или несколько доминирующих типов.

Последняя методика, которую мы использовали, называется Подростки о родителях. Это опросник «Поведение родителей и отношение подростков к ним», он изучает установки, поведение и методы воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте, позволяет описать отношения с родителем по наиболее общим проявлениям: доброжелательность, враждебность, автономия, директивность и непоследовательность родителя. Испытуемым предоставляется два бланка, (на отца и на мать), в которых представлен ряд утверждений. Затем просят ознакомиться со всеми утверждениями, и определить степень согласия с ними: 2 - полностью согласен, 1 - частично согласен, частично нет, 0 - не согласен.

После того, как испытуемый заполнил оба бланка, все полученные данные сводятся в «оценочный лист» отдельно на мать и на отца.

Затем по каждому параметру подсчитывается арифметическая сумма сырых баллов:- позитивный интерес;- директивность;- враждебность;- автономность;- непоследовательность.

Далее «сырые» баллы переводятся в стандартизованные в соответствии с таблицами. Стандартизованные данные располагаются от 1 до 5, нормой является среднее значение, т.е. 3.

2.2 Анализ и интерпретация исследования

На первом этапе мы оценивали уровень ксенофобии, у испытуемых на выборке 25 человек по опроснику Е.Н. Юрасовой:

Таблица 1 - Результаты оценки уровня ксенофобии в выборке испытуемых

уровень ксенофобиинизкийсреднийвысокийСредний балл25,5541,21

При исследовании ксенофобии из 25 испытуемых, высокий уровень наблюдается у 14 человек. То есть, больше чем у половины испытуемых. Менее выражены у данных испытуемых средние показатели, у 11 человек уровень ксенофобии в норме. Любой человек испытывает некоторый страх перед тем, что ему незнакомо и чуждо. Низкий уровень ксенофобии не выявлен ни у одного испытуемого.

Таблица 2

Уровень ксенофобиинизкийсреднийвысокий0% (0 чел.)44% (11 чел.)56% (14 чел.)

На втором этапе мы оценивали типы идентичности у испытуемых по методике Г.У. Солдатовой, С.В. Рыжовой:

Таблица 3 - Результаты оценки типа этнической идентичности в выборке испытуемых.

этнонигилизмэтно.индифирент.нормаэтноэгоизмэтноизоляционизмэтнофанатизмСредний балл4,767,6413,3610,28,9211,8

Из результатов мы видим, что у большинства этническая идентичность в пределах нормы, так же выделяются этноэгоизм и этнофанатизм, как доминирующие формы этнической идентичности. Меньше всего выражен этнонигилизм, среднее кол-во баллов набранных всеми испытуемыми 4,76 балла.

Далее мы оценили детско-родительские отношения с помощью опросника Подростки о родителях. Испытуемые заполняли два бланка, отдельно на мать и на отца.

Таблица 4 - Результаты оценки детско-родительских отношений в выборке испытуемых

отецпозитивный интересдирективностьвраждебностьавтономностьнепоследовательностьСредний балл10,857,455,212,656,05

По результатам отношений с отцом, у испытуемых преобладает автономность, среднее значение по данной шкале среди всех испытуемых 12,65 баллов. Так же выделяется позитивный интерес - 10,85 баллов.

Таблица 5 - Результаты оценки детско-родительских отношений в выборке испытуемых

мать№позитивный интересдирективностьвраждебностьавтономностьнепоследовательностьСредний балл13,9294,812,486,64

В отношении матери, так же как и с отцом преобладает автономность - 12,48 баллов, и позитивный интерес - 13,92 баллов.

Следующим этапом, мы провели корреляционный анализ.

Таблица 6 - Ранговые коэффициенты корреляции Спирмена

Отец Ксенофобия этнонигилизм этно.индифирент. норма этноэгоизм этноизоляционизм позитивный интерес -0,01 -0,03 -0,11 0,16 -0,24 -0,18 директивность 0,18 0,23 -0,04 -0,05 0,25 0,01 враждебность 0,21 0,06 0,10 0,11 0,38 0,03 автономность -0,26 -0,10 0,36 0,24 -0,17 -0,30 непоследовательность 0,24 0,20 -0,11 0,06 0,33 0,02 Критические значения коэффициентов корреляции для n=20 0,44 - корреляции на уровне значимости p<0,05 0,56 - корреляции на уровне значимости p<0,01 0,68 - корреляции на уровне значимости p<0,001 0,38 - тенденции достоверной связи на уровне значимости p<0,10

Таблица 7

МатьКсенофобияэтнонигилизмэтно.индифирент.нормаэтноэгоизмэтноизоляционизмпозитивный интерес0,17-0,03-0,19-0,280,01-0,20директивность-0,340,200,260,20-0,12-0,18враждебность0,140,05-0,180,020,310,47автономность0,070,05-0,08-0,25-0,120,16непоследовательность0,190,10-0,16-0,070,390,30Критические значения коэффициентов корреляции для n=250,40- корреляции на уровне значимости p<0,050,51- корреляции на уровне значимости p<0,010,62- корреляции на уровне значимости p<0,0010,34- тенденции достоверной связи на уровне значимости p<0,10

В результатах мы обнаружили наличие корреляций между враждебностью отца и формированием этноэгоизма. Враждебность со стороны отца проявляется в том, что он суров и педантичен. Подросток постоянно находится в состоянии тревожного ожидания низкой оценки его деятельности и наказания родительским отвержением. Тут же звучит постоянное недовольство, скептическое отношение к достижениям ребенка, что неизбежно снижает мотивацию его деятельности. Как показывает корреляция, в связи с этим, у ребенка формируется недоверие к окружающим, особенно к тем кто не похож на него самого. У ребенка формируется этноэгоизм, который проявляется в напряженности и раздражение в общении с представителями других этнических групп или признание за своим народом права решать проблемы за "чужой" счет.

Так же было несколько корреляций в отношениях с матерью. Перовое, между директивностью матери и как следствие, снижение уровня ксенофобии. Директивное поведение, это навязывание ребенку чувства вины по отношению к ней. Матерью как бы утверждается изначальная зависимость ее статуса и оценки окружающих от соответствия сына «эталону ребенка», исключая возможность других вариантов самовыражения. Ребенок вырастает неуверенным в себе, зависимым от матери и от оценок окружающих людей. Поэтому, может бояться открыто, выражать неприязнь по отношению к людям других национальностей. Так как в обществе принято быть толерантным, человек старается быть как все, чтобы получить положительную оценку окружающих.

Вторая корреляция, между враждебностью матери и этноизоляционизмом ребенка. Враждебность матери к сыну проявляется в агрессивности и чрезмерной строгости в межличностных отношениях. Ориентировка матери исключительно на себя, ее самолюбие, излишнее самоутверждение, как правило, исключают принятие ребенка. Он воспринимается, прежде всего, как соперник, которого необходимо подавить, дабы утвердить свою значимость. Вследствие этого, у ребенка растет враждебность сначала по отношению к матери, а затем и по отношению к другим. Формируется такой тип этнической идентичности, как этноизоляционизм, негативное отношение к межэтническим брачным союзам, ксенофобия. Третья, взаимосвязь между непоследовательностью со стороны матери и формированием этноэгоизма у ребенка. Непоследовательность матери выглядит следующим образом, она чередует такие психологические тенденции, как господство силы и амбиций и покорность (в адаптивных формах), с деликатностью и сверхальтруизмом и недоверчивой подозрительностью. Причем амплитуда колебаний максимальна. И как показывает корреляционный анализ, это взаимосвязано с формированием этноэгоизма у ребенка.

Мы провели исследование на выявление взаимосвязи детско-родительских отношений на формирование этнической идентичности. Для этого мы использовали три методики исследования. Первая методика была направлена на установление уровня ксенофобии, и по результатам данного опросника, выяснилось, что у большинства испытуемых высокий уровень ксенофобии, это 56%, или 14 человек из 25 опрошенных, и даже среди 11 человек имеющих средний уровень, у четырех был близкий к высокому уровню ксенофобии. В результатах опросника на этническую идентичность можно выделить три типа, это позитивная этническая идентичность, которая будет характерна для людей со средним уровнем ксенофобии, и этноэгоизм и этнофанатизм, такой тип идентичности будет преобладающим у людей с высоким уровнем ксенофобии. Так же мы провели тест для оценки детско-родительских отношений, результаты которого показали, что в отношениях, как с матерью, так и с отцом, в большей степени преобладают автономность и позитивный интерес. Проведение данных методик, помогло нам провести корреляционный анализ между этнической идентичностью, и стилем детско-родительских отношений. По результатам с матерью, было выявлено несколько корреляций. Обнаружена отрицательная корреляция между директивным отношением матери к ребенку и уровнем ксенофобии. Это значит, что в случае роста директивного отношения матери к ребенку, у ребенка снижается уровень ксенофобии и наоборот. Так же есть взаимосвязь между этноизоляционизмом и враждебностью со стороны матери. Здесь положительная корреляция, что значит, если растет один показатель, например враждебность, то повышается и второй, т.е этноизоляционизм. И последняя взаимосвязь, между непоследовательностью матери и этноэгоизмом. Тут тоже положительная корреляция, предполагающая рост одного показателя с непосредственным ростом второго. Исходя из этих результатов, мы можем сказать, что наша гипотеза подтвердилась, имеется взаимосвязь между формированием этнической идентичности и стилем детско-родительских отношений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы провели исследование по теме: «взаимосвязь детско-родительских отношений и особенности национальной идентичности у молодежи». Чтобы лучше разобраться в данном вопросе, мы рассмотрели как теоритическую, так и практическую сторону по заявленной нами теме.

В теоритической части работы, мы рассмотрели само понятие этнической идентичности и то какую роль она играет в жизни человека. И совершено точно, можно сказать, что этничность является важным фактором формирования личности. В ходе анализа литературы, мы выяснили, что основная категория возраста, находящаяся под угрозой, это категория подросткового и юношеского возраста. Взрослеющий ребёнок, уже меньше и меньше прислушивается к мнению взрослых, в то же время буквально «впитывает» от них всё что можно и нельзя. Мы обратились к формированию идентичности по Э.Эриксону. Он писал о том, что на первых этапах жизни ребенка, от родителей зависит то, каким он станет в будущем. Будет ли ребенок открыт миру или наоборот, замкнут и недоверчив, независим, или же наоборот, зависимости от других и т.д. Все эти факторы влияют и на этническую идентичность ребенка. Поэтому справедливо заметить, что первые этапы формирования идентичности личности взаимосвязаны с формированием этнической идентичности у ребенка, как показывает наша практическая часть исследования. Мы провели ряд методик, на выявления уровня ксенофобии и типа этнической идентичности, и на определение стиля детско-родительских отношений. Затем мы сделали корреляционный анализ, который помог нам выявить наличие взаимосвязи между стилем детско-родительских отношений и этнической идентичностью. Таким образом, наша гипотеза подтвердилась, и имеется взаимосвязь между этнической идентичностью и стилем детско-родительских отношений.

ЛИТЕРАТУРА

1.Авдуевская Е.П., Баклушинский С.А. Особенности социализации подростка в условиях быстрых социальных изменений // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Том Ш. Выпуск IУ. М.: ЦСО РАО, 1995. С. 118-132.

.Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996.

.Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 1997.

.Андреева Г.М., Хелкама К., Дубовская Е.М., Стефаненко Т. Г., Тихомандрицкая О.А. Уровень социальной стабильности и особенности социализации в старшем школьном возрасте // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1997. № 4. С.31-41.

.Берберова Н.Н. Курсив мой: Автобиография. М.: Согласие, 1996.

.Бойл Корагессан Т. Восток есть Восток //Иностранная литература. 1994. № 8. С. 5-179.

.Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. М.: Экопрос, 1993.

.Гусейнов Г., Драгунский Д. Новый взгляд на старые истины // Ожог родного очага. М.: Прогресс , 1990. С. 7-28.

.Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности//Вопросы психологии. 1997. № 4. С. 75-86.

.Дробижева Л.М., Аклаев А.Р, Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации. М.: Мысль, 1996.

.Ионин Л.Г. Социология культуры. М.: Логос, 1996.

.Климчук Ф.Д. Этнос и перепись: парадоксы статистики // Ожог родного очага. М.: Прогресс, 1990. С. 92-106. Лебедева Н.М. «Синдром навязанной этничности» и способы его преодоления // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С.104-115.

.Левкович В.П., Мин Л.В. Особенности сохранения этнического самосознания корейских переселенцев Казахстана //Психологический журнал. 1996. Т.17. № 6. С.72-81.

.Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988.

.Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С.76-88.

.Пименов В.В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология. М.: Наука, 1994. С. 5-14.

.Поршнев Б.Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М.: Наука, 1973.

.Романова О.Л. Развитие этнической идентичности у детей и подростков: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 1994.

.Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998.

.Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып. 20. М.: Наука, 1990. С.5-39.

.Шпет Г.Г. Психология социального бытия. М.: Институт практической психологии. Воронеж: МОДЭК, 1996.

.Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Опросник уровня ксенофобии

Уважаемый респондент!

Нам очень важно, что Вы думаете о межнациональных отношениях. Определите, пожалуйста, согласны ли Вы со следующими утверждениями и отметьте те варианты ответов, которые Вам подходят - поставьте около них знак «+» или обведите в кружок.

Мое отношение к человеку не зависит от его национальности:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Существуют нации, склонные наживаться на других:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Мое отношение к человеку ухудшается, если я узнаю, что он определенной национальности:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Умственное развитие не зависит от национальной или расовой принадлежности:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Становится страшно жить в своей стране, когда вокруг слишком много иностранцев:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Жизнь в многонациональном сообществе гораздо более разнообразная и интересная:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Люди других национальностей на нашей территории - это источник неприятностей:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Существуют нации, склонные к криминальному поведению:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Некоторые нации несут угрозу для жизни людей других наций:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Я считаю, что для человечества различные нации представляют одинаковую ценность:

абсолютно согласен,

скорее согласен,

частично согласен, частично нет,

скорее не согласен,

абсолютно не согласен.

Укажите, пожалуйста, Ваш пол (обведите в кружок):

мужской,

женский

Укажите, пожалуйста, Ваш возраст (обведите в кружок):

до 20 лет,

-30 лет,

-45 лет,

-60 лет,

больше 60 лет

Укажите, пожалуйста, уровень вашего образования (обведите в кружок):

Укажите, пожалуйста, к какой национальности вы себя относите______

Укажите место своего проживания в настоящий момент ____________

Укажите срок своего проживания в данном месте (с точностью до 0,5 года) ________________

. Укажите, как долго вы проживаете в Москве (Московской области)

родился в Москве

переехал в младшем школьном возрасте

переехал в подростковом возрасте

приехал учиться в колледже, вузе или работать

Обработка результатов

Подсчитывается сумма баллов, набранная за все ответы.

Если испытуемый набирает до 20 баллов - низкий уровень ксенофобии

-30 балла - средний уровень ксенофобии

-50 баллов - высокий уровень ксенофобии

Вопросы № 1, 4, 6, 10 оцениваются следующим образом:

абсолютно согласен1скорее согласен2затрудняюсь ответить3скорее не согласен4абсолютно не согласен5

Вопросы № 2, 3, 5, 7, 8, 9 оцениваются следующим образом:

абсолютно согласен5скорее согласен4затрудняюсь ответить3скорее не согласен2абсолютно не согласен1

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Тест «Подростки о родителях» ADOR. (автор Шафер, модифицирован З. Матейчиком и П. Ржичаном)

Опросник «Поведение родителей и отношение подростков к ним» (ADOR - сокращенно, подростки о родителях) изучает установки, поведение и методы воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте.

Основой служит опросник, который создал Шафер в 1965 г. Эта методика базируется на положении Шафера о том, что воспитательное воздействие родителей (так, как это описывают дети) можно охарактеризовать при помощи трех факторных переменных: принятие-эмоциональное отвержение, психологический контроль-психологическая автономия, скрытый контроль-открытый контроль. При этом принятие здесь подразумевает безусловно положительное отношение к ребенку вне зависимости от исходных ожиданий родителей.

Эмоциональное же отвержение рассматривается как отрицательное отношение к ребенку, отсутствие к нему любви и уважения, а порою и просто враждебность. Понятие психологического контроля обозначает как определенное давление и преднамеренное руководство детьми, так и степень последовательности в осуществлении воспитательных принципов.

Использование опросника в Чехословакии на выборке молодежи показало необходимость его переработки и адаптирования к социокультурным условиям. Модифицированный вариант опросника был предложен З. Матейчиком и П. Ржичаном в 1983 г.

В ходе международного научного сотрудничества лаборатории клинической психологии Института им. В. М. Бехтерева с Институтом психодиагностики (Братислава, Словакия) эта методика была апробирована на подростках 13-18 лет в России, как это предусмотрено авторами модификации.

Инструкция:

Перед началом эксперимента подростка вводят в курс дела относительно целей и задач исследования, после чего ему предъявляется следующая инструкция:

«Просим Вас оценить, исходя из собственного опыта, какие указанных положений более всего характерны для Ваших родителей. Для этого внимательно прочитайте каждое утверждение, не пропуская ни одного из них. Если Вы считаете, что утверждение полностью соответствует воспитательным принципам вашего отца (или матери), обведите кружком цифру "2". Если Вы считаете, что данное высказывание частично подходит для Вашего отца (или матери), обведите цифру "1". Если же, по Вашему мнению, утверждение не относится к Вашему отцу (или матери), обведите цифру "0"».

Затем подростку выдают регистрационный бланк для заполнения отдельно на каждого из родителей. Принципиальной разницы между формулировками высказываний нет: по отношению к матери все утверждения представлены в женском роде, а по отношению к отцу - в мужском. Причем бланки заполняются отдельно, вначале, например, заполняют бланк, в котором отражаются воспитательные принципы к матери, затем этот бланк сдается экспериментатору и только после этого выдается аналогичный бланк, где указанные положения должны быть оценены подростком уже в применении к отцу.

Тестовое задание:

№Мой отец (моя мать)ДаЧастичноНет1Очень часто улыбается мне2102Категорически требует, чтобы я усвоил, что я могу делать, что нет2103Обладает недостаточной терпеливостью в отношении меня2104Когда я ухожу, сам решает, когда я должен вернуться2105Всегда быстро забывает то, что сам говорит или приказывает2106Когда у меня плохое настроение, советует мне успокоиться или развеселиться2107Считает, что у меня должно существовать много правил, которые я обязан выполнять2108Постоянно жалуется кому-то на меня2109Предоставляет мне столько свободы, сколько мне надо21010За одно и то же один раз наказывает, а другой - прощает21011Очень любит делать что-нибудь вместе21012Если назначает какую-нибудь работу, то считает, что я должен делать только ее, пока не закончу21013Начинает сердиться и возмущаться по поводу любого пустяка, который я сделал21014Не требует, чтобы я спрашивал у него разрешения, чтобы идти туда, куда захочу21015Отказывается от многих своих дел в зависимости от моего настроения21016Пытается развеселить и воодушевить меня, когда мне грустно21017Всегда настаивает на том, что за все мои проступки я должен быть наказан21018Мало интересуется тем, что меня волнует и чего я хочу21019Допускает, чтобы я мог бы идти куда хочу каждый вечер21020Имеет определенные правила, но иногда соблюдает их, иногда нет21021Всегда с пониманием выслушивает мои взгляды и мнения21022Следит за тем, чтобы я всегда делал то, что мне сказано21023Иногда вызывает у меня ощущение, что я ему противен21024Практически позволяет мне делать все, что мне нравится21025Мой отец (моя мать) меняет свои решения так, как ему (ей) удобно21026Часто хвалит меня за что-либо21027Всегда точно хочет знать, что я делаю и где нахожусь21028Хотел бы, чтобы я стал другим, изменился21029Позволяет мне самому выбирать себе дело по душе21030Иногда очень легко меня прощает, а иногда - нет21031Старается открыто показать, что любит меня21032Всегда следит за тем, что я делаю на улице или в школе21033Если я сделаю что-нибудь не так, постоянно и везде говорит об этом21034Предоставляет мне много свободы. Редко говорит «должен» или «нельзя»21035Непредсказуем в своих поступках, если я сделаю что-нибудь плохое или хорошее21036Считает, что я должен иметь собственное мнение по каждому вопросу21037Всегда тщательно следит за тем, каких друзей я имею21038Не будет со мной говорить, пока я сам не начну, если до этого я его чем-то задену или обижу21039Всегда легко меня прощает21040Хвалит и наказывает очень непоследовательно: иногда слишком много, а иногда слишком мало21041Всегда находит время для меня, когда это мне необходимо21042Постоянно указывает мне, как себя вести21043Вполне возможно, что, в сущности, меня ненавидит21044Проведение каникул я планирую по собственному желанию21045Иногда может обидеть, а иногда бывает добрым и признательным21046Всегда откровенно ответит на любой вопрос, о чем бы я не спросил21047Часто проверяет, все ли я убрал, как он велел21048Пренебрегает мною, как мне кажется21049Не вмешивается в то, убираю я или нет мою комнату (или уголок) - это моя крепость21050Очень неконкретен в своих желаниях и указаниях210

Обработка сырых данных:

После того как подросток заполнил оба бланка (на отца и на мать), все полученные данные сводятся в «оценочный лист» отдельно на мать и на отца. Затем по каждому параметру подсчитывается арифметическая сумма сырых баллов.

К шкале позитивный интереса относятся вопросы 1, 6, 11, 16, 21, 26, 31, 36, 41, 46.

К шкале директивности - 2, 7, 12, 17, 22, 27, 32, 37, 42, 47.

К шкале враждебности - 3, 8, 13, 18, 23, 28, 33, 38, 43, 48.

К шкале автономности - 4, 9, 14, 19, 24, 29, 34, 39, 44, 49.

К шкале непоследовательности - 5, 10, 15, 20, 25, 30, 35, 40, 45, 50.

Далее сырые баллы переводятся в стандартизованные в соответствии с таблицами.

Стандартизованные данные располагаются от 1 до 5 и нормой является среднее значение, т. е. 3. Если по параметру вышло 1-2 балла, то можно говорить, что он слабо выражен, если же 4-5 - то измеряемое качество выражено вполне отчетливо.

Затем строятся оценочные профили отношений как к матери, так и к отцу, на специальном бланке.

Интерпретация шкал:

. Оценка матери сыном.

Шкала позитивного интереса.

Прежде всего психологическое принятие матери мальчики-подростки видят в относительно критическом подходе к ним. Подростки часто испытывают необходимость в помощи и поддержке матери, в большинстве случаев принимают ее мнение, склонны соглашаться с ней. Такие же формы поведения, как властность, подозрительность, тенденция к лидерству отрицаются. В то же время сыновья не ждут от матери чрезмерного конформизма, вплоть до тенденции «идти на поводу». Тем не менее просто компетентное поведение, дружеский способ общения и нормальные эмоциональные контакты оказываются недостаточными для того, чтобы подросток мог утверждать, что мать испытывает по отношению к нему позитивный интерес. Они стремятся к сверхопеке сильного, взрослого и самостоятельного человека.

Шкала директивности.

Директивность матери по отношению к сыну подростки видят в навязывании им чувства вины по отношению к ней, ее декларациям и постоянным напоминаниям о том, что «мать жертвует всем ради сына», полностью берет на себя ответственность за все, что сделал, делает и будет делать ребенок. Матерью как бы утверждается изначальная зависимость ее статуса и оценки окружающих от соответствия сына «эталону ребенка», исключая при этом возможность других вариантов самовыражения. Таким образом, мать стремится любым способом исключить неправильное поведение сына, чтобы «не ударить в грязь лицом». Простые же формы проявления отзывчивости, проявления симпатии, вызывающие положительные эмоциональные отношения, отрицательно коррелируют с директивной формой взаимодействия матери и подростка.

Шкала враждебности.

Враждебность матери в отношениях с сыном-подростком характеризуется ее агрессивностью и чрезмерной строгостью в межличностных отношениях. Ориентировка матери исключительно на себя, ее самолюбие, излишнее самоутверждение, как правило, исключают принятие ребенка. Он воспринимается, прежде всего, как соперник, которого необходимо подавить, дабы утвердить свою значимость. Так, эмоциональная холодность к подростку маскируется и зачастую выдается за сдержанность, скромность, следование «этикету» и даже подчиненность ему. В то же время может наблюдаться ярко выраженная подозрительность, склонность к чрезмерной критике в адрес сына и окружающих, целью которой является стремление унизить их в глазах окружающих. Наряду с этим, постоянно (главным образом на вербальном уровне) демонстрируется положительная активность, ответственность за судьбу сына.

Шкала автономности.

Автономность матери в отношениях с сыном понимается им как диктат, полное упоение властью, даже некоторая маниакальность в этом отношении, не признающая никаких вариаций. Мать при этом не воспринимает ребенка как личность, со своими чувствами, мыслями, представлениями и побуждениями, она являет собой «слепую» силу власти и амбиций, которой все, невзирая ни на что, обязаны подчиняться. При этом адаптивная форма авторитета матери, основанная на доверии и уважении, а также приемлемые формы жесткости и резкости (когда они учитывают ситуацию), оказываются не характерными для автономности матерей в отношениях с сыновьями-подростками.

Также, по мнению сыновей, ни эмоциональная привязанность, ни дружеский стиль общения не могут быть связаны с отгороженностью, невовлеченностью матери в дела сына.

Шкала непоследовательности.

Непоследовательность проводимой матерью линии воспитания оценивается подростками как некое чередование (в зависимости от степени информативной значимости) таких психологических тенденций, как господство силы и амбиций и покорность (в адаптивных формах), деликатность и сверхальтруизм и недоверчивая подозрительность. Причем все они имеют тенденцию к экстремальным формам проявления (амплитуда колебаний максимальна).

. Оценка отца сыном.

Шкала позитивного интереса.

Позитивный интерес в отношениях с сыном рассматривается как отсутствие грубой силы, стремления к нераздельной власти в общении с ним. Подростки говорят о позитивном интересе в случаях, когда отцы стремятся достигнуть их расположения и почитания отцовского авторитета, не прибегая к декларациям догм. Психологическое принятие сына отцом основано прежде всего на доверии. При подобных отношениях характерно находить истину в споре, прислушиваясь к различным аргументам и отдавая предпочтение логике здравого смысла. Здесь полностью отрицается какого-либо рода конформизм.

Шкала директивности.

Директивность в отношениях с сыном отец проявляет в форме тенденции к лидерству, путем завоевания авторитета, основанного на фактических достижениях и доминантном стиле общения.

Его власть над сыном выражается главным образом в управлении и своевременной коррекции поведения ребенка, исключая амбициозную деспотичность.

При этом он очень четко дает понять ребенку, что ради его благополучия жертвует некоторой имеющейся у него частичкой власти; что это не просто покровительство, а стремление решать все мирно, невзирая на степень раздражения.

Шкала враждебности.

Жестокие отцы всегда соглашаются с общепринятым мнением, слишком придерживаются конвенций, стремятся удовлетворить требования других быть «хорошим» отцом и поддерживать положительные отношения. Воспитывая, они пытаются вымуштровать своего сына в соответствии с принятым в данном обществе и в данной культуре представлением о том, каким должен быть идеальный ребенок. Отцы стремятся дать сыновьям более широкое образование, развивать различные способности, что зачастую приводит к непосильной нагрузке на юношеский организм. Наряду с этим проявляется полная зависимость от мнения окружающих, боязнь и беспомощность, невозможность противостоять им. В то же время по отношению к сыну отец суров и педантичен. Подросток постоянно находится в состоянии тревожного ожидания низкой оценки его деятельности и наказания родительским отвержением по формуле: «Как ты смеешь не соответствовать тому, что ждут от тебя, ведь я жертвую всем, чтобы сделать из тебя человека». Тут же звучит постоянное недовольство, скептическое отношение к достижениям сына, что неизбежно снижает мотивацию его деятельности.

Шкала автономности.

Автономность отца в отношениях с сыном проявляется в формальном отношении к воспитанию, в излишней беспристрастности в процессе общения. Взаимодействие основывается на позициях силы и деспотичности. Отец «замечает» сына только в случаях, когда тот что-нибудь натворил, причем даже на разбор случившегося, как правило, «не хватает времени». Отец слишком занят собой, чтобы вникать в жизнь и проблемы сына. О них он узнает только из его просьб помочь или посоветоваться в том или ином вопросе, не особенно перетруждая себя объяснениями. Его не интересуют увлечения сына, круг его знакомств, учеба в школе, он только делает вид, что это его беспокоит. Часто его просто раздражает, когда сын обращается к нему. По его мнению, сын «сам должен все знать».

Шкала непоследовательности.

Непоследовательность применяемых отцом воспитательных мер по отношению к сыновьям-подросткам последние видят в непредсказуемости, невозможности предвидеть, как их отец отреагирует на ту или иную ситуацию, событие: подвергнет ли сына суровому наказанию за мелкие проступки или слегка пожурит за что-нибудь существенное, просто приняв заверения последнего в том, что это больше не повторится; такой отец либо долго и педантично будет «промывать косточки», либо примет на веру заверения сына в невиновности и т. п.

При сравнении практики матерей и отцов мальчиками-подростками выявляются следующие характерные различия. При психологическом принятии родителями сына у отцов по сравнению с матерями доминирует отсутствие тенденции к лидерству, поскольку они стремятся достичь расположения и почитания их авторитета, не прибегая к силе, в отличие от матерей, которые в исключительных случаях позволяют себе авторитаризм в межличностных отношениях «ради блага» ребенка. В то же время у матерей в качестве позитивного интереса мальчики отмечают критический подход к ним и сверхопеку, тогда как у отцов более выражена независимость и твердость позиций. По шкале директивности у матерей, по сравнению с отцами, на первый план выступает тенденция к покровительству, поскольку матери более склонны воздействовать на детей индуктивной техникой. Также матери готовы пойти на компромисс ради достижения своей цели, тогда как отцы предпочитают авторитет силы. Враждебность матерей отличается от аналогичной характеристики отцов тем, что у матерей она проявляется в результате борьбы за свою независимость, а у отцов - это скорее тенденция к конформности по отношению к окружающим.

Автономность матерей и отцов основана на деспотической «слепой» власти, не терпящей потворствования, однако у матерей замечен акцент на отсутствии требований-запретов в отношении подростков, а у отцов - отгороженность. И у тех и у других отсутствует даже тенденция к покровительству, хотя отцы могут в виде исключения оторваться от дел и внять просьбам подростка.

Непоследовательность же в проведении линии воспитания у обоих родителей одинаково оценивается подростками как тенденция к экстремально-противоречивым формам проявления с максимальной амплитудой выражения. Причем у матерей противоположностью силе и недоверию является уступчивость и гиперпроективность, а у отцов - доверчивость и конформизм.

. Оценка матери дочерью.

Положительное отношение к дочери со стороны матери, основанное на психологическом принятии, описывается подростками-девочками как отношение к маленькому ребенку, который постоянно требует внимания, заботы, помощи, который сам по себе мало что может. Такие матери часто одобряют обращение за помощью дочерей в случаях ссор или каких-либо затруднений, с одной стороны, и ограничение самостоятельности - с другой. Наряду с этим, девочки отмечают фактор потворствования, когда мать находится как бы «на побегушках» и стремится удовлетворить любое желание дочери.

Шкала директивности.

Описывая директивность своих матерей, девочки-подростки отмечали жесткий контроль с их стороны, тенденцию к легкому применению своей власти, основанной на амбициях и не приветствуя при этом выражения собственного мнения дочери. Такие матери больше полагаются на строгость наказания, упрямо считая, что они «всегда правы, а дети еще слишком малы, чтобы судить об этом».

Шкала враждебности.

Враждебность матерей их дочерьми-подростками описывается как подозрительное отношение к семейной среде и дистанция по отношению к ее членам (в частности, к детям). Подозрительное поведение и отказ от социальных норм приводят их, как правило, к отгороженности и возвышению себя над остальными.

Шкала автономности.

Автономность матерей исключает какую-либо зависимость от ребенка, его состояния, требований. Отрицаются также какие-либо формы заботы и опеки по отношению к дочерям. Такие матери оцениваются подростками как снисходительные, нетребовательные. Они практически не поощряют детей, относительно редко и вяло делают замечания, не обращают внимания на воспитание.

Шкала непоследовательности.

Под непоследовательностью воспитательной практики со стороны матери девочки понимают резкую смену стиля, приемов, представляющих собой переход от очень строгого - к либеральному и, наоборот, переход от психологического принятия дочери к эмоциональному ее отвержению.

. Оценка отца дочерью.

Шкала позитивного интереса.

Дочери описывают позитивный интерес отца как отцовскую уверенность в себе, уверенность в том, что не пресловутая отцовская строгость, а внимание к подростку, теплота и открытость отношений между отцом и дочерью-подростком являются проявлением искреннего интереса. Психологическое принятие дочери характеризуется отсутствием резких перепадов от вседозволенности к суровым наказаниям, т. е. доминируют теплые дружеские отношения с четким осознанием границ того, что можно и чего нельзя.

Отцовские запреты же в данном случае действуют только на фоне отцовской любви.

Шкала директивности.

Девочки-подростки представляют директивность отца в качестве образа «твердой мужской руки», готовой то сжаться в кулак, то указать на ее место в обществе и, в частности, в семье. Директивный отец как бы направляет растущую девушку на путь истинный, заставляя ее подчиняться нормам и правилам поведения, принятым в обществе и определенной культуре, вкладывая в ее душу заповеди морали.

Шкала враждебности.

В данном случае речь идет о таком неблагоприятном типе отцовского отношения к дочери, как сочетание сверхтребовательности, ориентированной на эталон «идеального ребенка» и соответствующей слишком жесткой зависимости, с одной стороны, и эмоционально-холодным, отвергающим отношением - с другой. Все это ведет к нарушениям взаимоотношений между отцом и дочерью-подростком, что в свою очередь обусловливает повышенный уровень напряженности, нервозности и нестабильности подростка.

Шкала автономности.

Девочки-подростки описывают автономность отцов как претензию на лидерство, причем лидерство недосягаемое, недоступное для взаимодействия с ним. Он представляется человеком, отгороженным от проблем семьи как бы невидимой стеной, существующей параллельно с остальными членами семьи. Отцу абсолютно все равно, что происходит вокруг, его действия зачастую не согласуются с потребностями и запросами близких, интересы которых полностью игнорируются.

Шкала непоследовательности.

Здесь отец представляется человеком совершенно непредсказуемым. С достаточно высокой степенью вероятности в его поведении могут проявляться совершенно противоречащие друг другу психологические тенденции, причем амплитуда колебаний - максимальна.

Таким образом, характерные различия в оценках воспитательной практики матерей и отцов девочками-подростками выглядят следующим образом. При позитивном интересе и психологическом принятии у матерей, в отличие от отцов, на первый план выступает доверие и подчиняемость. У отцов же доминирует уверенность в себе и отсутствие жесткости, авторитарности в отношениях с дочерью, что исключает воспитание посредством силового давления. Директивность матерей основана исключительно на амбициозных претензиях к власти и жесткому контролю за поведением дочери, а директивность отцов наряду с этим, выражается еще и в зависимости от мнения окружающих и самовлюбленности. При враждебности, эмоциональном отвержении у матерей выявляется упрямый конформизм и слабовольная зависимость от мнения окружающих, что исходит из претензий отца на ведущие позиции. У отцов же при враждебной воспитательной практике по отношению к дочери-подростку на первый план выступает жестокость и самоутверждение властью и силой. Автономность со стороны матерей отличается отсутствием добрых человеческих отношений и отгороженностью от проблем и интересов дочери, а у отца автономность выражается в его безоговорочном лидерстве в семье и в недоступности общения с ним для дочери. При непоследовательной воспитательной практике в контексте противоречивости проявлений характеристики отцов и матерей представляются одинаковыми.

Различие лишь в таких тенденциях, как самодовлеющее самоутверждение с враждебной непримиримостью у отцов и подчиненностью и недоверием - у матерей.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Типы этнической идентичности (Г.У. Солдатова, С.В. Рыжова)

этнический идентичность ксенофобия тест

Данная методическая разработка позволяет диагностировать этническое самосознание и его трансформации в условиях межэтнической напряженности. Один из показателей трансформации этнической идентичности - это рост этнической нетерпимости (интолерантности). Толерантность/интолерантность - главная проблема межэтнических отношений в условиях роста напряженности между народами - явилась ключевой психологической переменной при конструировании данного опросника. Степень этнической толерантности респондента оценивается на основе следующих критериев: уровня "негативизма" в отношении собственной и других этнических групп, порога эмоционального реагирования на иноэтническое окружение, выраженности агрессивных и враждебных реакций в отношении к других групп.

Типы идентичности с различным качеством и степенью выраженности этнической толерантности выделены на основе широкого диапазона шкалы этноцентризма, начиная от "отрицания" идентичности, когда фиксируется негативизм и нетерпимость по отношению к собственной этнической группе, и заканчивая национальным фанатизмом - апофеозом нетерпимости и высшей степенью негативизма по отношению к другим этническим группам.

Опросник содержит шесть шкал, которые соответствуют следующим типам этнической идентичности.

. Этнонигилизм - одна из форм гипоидентичности, представляющая собой отход от собственной этнической группы и поиски устойчивых социально-психологических ниш не по этническому критерию.

. Этническая индифферентность - размывание этнической идентичности, выраженное в неопределенности этнической принадлежности, неактуальности этничности.

. Норма (позитивная этническая идентичность) - сочетание позитивного отношения к собственному народу с позитивным отношением к другим народам. В полиэтническом обществе позитивная этническая идентичность имеет характер нормы и свойственна подавляющему большинству. Она задает такой оптимальный баланс толерантности по отношению к собственной и другим этническим группам, который позволяет рассматривать ее, с одной стороны, как условие самостоятельности и стабильного существования этнической группы, с другой - как условие мирного межкультурного взаимодействия в полиэтническом мире.

Усиление деструктивности в межэтнических отношениях обусловлено трансформациями этнического самосознания по типу гиперидентичности, которая соответствует в опроснике трем шкалам:

. Этноэгоизм - данный тип идентичностиможет выражаться в безобидной форме на вербальном уровне как результат восприятия через призму конструкта "мой народ", но может предполагать, например, напряженность и раздражение в общении с представителями других этнических групп или признание за своим народом права решать проблемы за "чужой" счет.

. Этноизоляционизм - убежденность в превосходстве своего народа, признание необходимости "очищения" национальной культуры, негативное отношение к межэтническим брачным союзам, ксенофобия.

. Этнофанатизм - готовность идти на любые действия во имя так или иначе понятых этнических интересов, вплоть до этнических "чисток", отказа другим народам в праве пользования ресурсами и социальными привилегиями, признание приоритета этнических прав народа над правами человека, оправдание любых жертв в борьбе за благополучие своего народа.

Этноэгоизм, этноизоляционизм и этнофанатизм представляют собой ступени гиперболизации этнической идентичности, означающей появление дискриминационных форм межэтнических отношений. В межэтническом взаимодействии гиперидентичность проявляется в различных формах этнической нетерпимости: от раздражения, возникающего как реакция на присутствие членов других групп, до отстаивания политики ограничения их прав и возможностей, агрессивных и насильственных действий против другой группы и даже геноцида (Солдатова, 1998).

В результате серии экспертных оценок и пилотажных исследований были отобраны 30 суждений - индикаторов, интерпретирующих конец фразы: "Я - человек, который…" Индикаторы отражают отношение к собственной и другим этническим группам в различных ситуациях межэтнического взаимодействия.

Бланк методики

Инструкция: Ниже приводятся высказывания различных людей по вопросам национальных отношений, национальной культуры. Подумайте, насколько Ваше совпадает с мнением этих людей. Определите свое согласие или несогласие с данными высказываниями.

Я - человек, который…СогласенСкорее согласенВ чем-то согласен, в чем-то нетСкорее не согласенНе согласен1.предпочитает образ жизни своего народа, но с большим интересом относится к другим народам2.считает, что межнациональные браки разрушают народ3.часто ощущает превосходство людей другой национальности4.считает, что права нации всегда выше прав человека5.считает, что в повседневном общении национальность не имеет значения6.предпочитает образ жизни только своего народа7.обычно не скрывает своей национальности8.считает, что настоящая дружба может быть только между людьми одной национальности9.часто испытывает стыд за людей своей национальности10.считает, что любые средства хороши для защиты интересов своего народа11.не отдает предпочтения какой-либо национальной культуре, включая и свою собственную12.нередко чувствует превосходство своего народа над другими13.любит свой народ, но уважает язык и культуру других народов14.считает строго необходимым сохранять чистоту нации15.трудно уживается с людьми своей национальности16.считает, что взаимодействие с людьми других национальностей часто бывает источником неприятностей17.безразлично относится к своей национальной принадлежности18.испытывает напряжение, когда слышит вокруг себя чужую речь19.готов иметь дело с представителем любого народа, несмотря на национальные различия20.считает, что его народ имеет право решать свои проблемы за счет других народов21.часто чувствует неполноценность из-за своей национальной принадлежности22.считает свой народ более одаренным и развитым по сравнению с другими народами23.считает, что люди других национальностей должны быть ограничены в праве проживания на его национальной территории24.раздражается при близком общении с людьми других национальностей25.всегда находит возможность мирно договориться в межнациональном споре26.считает необходимым "очищение" культуры своего народа от влияния других культур27.не уважает свой народ28.считает, что на его земле все права пользования природными и социальными ресурсами должны принадлежать только его народу29.никогда серьезно не относился к межнациональным проблемам30.считает, что его народ не лучше и не хуже других народов

Обработка результатов

Ответы испытуемых переводятся в баллы в соответствии со шкалой:

"согласен" - 4 балла;

"скорее согласен" - 3 балла;

"в чем-то согласен, в чем-то нет" - 2 балла;

"скорее не согласен" - 1 балл;

"не согласен" - 0 баллов.

Затем подсчитывается количество баллов по каждому из типов этнической идентичности (в скобках указаны пункты, работающие на данный тип):

. Этнонигилизм (пункты: 3, 9, 15, 21, 27).

. Этническая индифферентность (5, 11, 17, 29, 30).

. Норма (позитивная этническая идентичность) (1, 7, 13, 19, 25).

. Этноэгоизм (6, 12, 16, 18, 24).

. Этноизоляционизм (2, 8, 20, 22, 26).

. Этнофанатизм (4, 10, 14, 23, 28).

В зависимости от суммы баллов, набранных испытуемым по той или иной шкале (возможный диапазон - от 0 до 20 баллов), можно судить о выраженности соответствующего типа этнической идентичности, а сравнение результатов по всем шкалам между собой позволяет выделить один или несколько доминирующих типов.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Результаты оценки уровня ксенофобии в выборке испытуемых.

уровень ксенофобии№низкийсреднийвысокий1242223364275266307298329461026114212401342145015451641172618331943204221222221234324282542срзнач25,5541,21станд.откл2,984,84

Результаты оценки типа этнической идентичности в выборке испытуемых.

№этнонигилизмэтно.индифирент.нормаэтноэгоизмэтноизоляционизмэтнофанатизм1912171081028121441283211310910437105375271666762121852471111888118561248894081918201021515658118411151416122315913261312711121317143011202020153110161617164281826171014190061801315910111998151541220241313162021513173132272014637234391612162441414926258211171819срзнач4,767,6413,3610,28,9211,8станд.откл3,215,613,195,616,036,14

Результаты оценки детско-родительских отношений в выборке испытуемых.

отец№позитивный интересдирективностьвраждебностьавтономностьнепоследовательность1200200349411941440121515331866194111275261748183018298141479101414101981112161031261396312514151187147161791017141318743132191313111310201075810212014211822812615823243251542514102137срзнач10,857,455,212,656,05станд.откл5,524,564,604,323,49

Результаты оценки детско-родительских отношений в выборке испытуемых.

мать№позитивный интересдирективностьвраждебностьавтономностьнепоследовательность1414114721213161510318011514151431305111058961840152791081115818501829117961010121671561115771671213951271312731381414108149151474155161812311101712111134181593134191313881020107581021201041252211821492319631662417401242517124156срзнач13,9294,812,486,64станд.откл3,723,733,803,403,49

Таблица корреляций

Опросник "Подростки о родителях" ADORотецмать№Ксенофобияэтнонигилизмэтно.индифирент.нормаэтноэгоизмэтноизоляционизмпозитивный интересдирективностьвраждебностьавтономностьнепоследовательностьпозитивный интересдирективностьвраждебностьавтономностьнепоследовательность1249121710841411472228121441200200121316151033621131094941191801151427371053144012115143130526271666153318611105896302121852194111218401527291111888526174910811158325612481830182185018294640819188141479117961010262151565141410198121671561142841115141577167124023159131610312613951271342127111213963125127313814503011202014108149154531101616118714714741551641428182181231110172610141900910171413121111341833013159107431321593134194398151541313111310131388102042241313161075810107581021225131731201421182010412522217201463812615811821492343439161219631662428414149232515417401242542821117181410213717124156

Похожие работы на - Взаимосвязь детско-родительских отношений и особенности этнической идентичности у молодежи

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!