Теории и терапии неврозов

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    28,83 Кб
  • Опубликовано:
    2014-07-23
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Теории и терапии неврозов














Курсовая работа

Теории и терапии неврозов

ВВЕДЕНИЕ

Невроз представляет собою сложной, а по целому ряду аспектов и дискуссионной проблемой, как в связи с терминологическими разногласиями, так и недостаточным пониманием клинических границ этого расстройства.

По данным статистики в последнее столетие наблюдается высокий рост психических расстройств в России: среднегодовой уровень распространенности психических болезней увеличился в 10 раз, в том числе психозов - в 3,8 раза, невротических расстройств - в 61,7 раза. Широкая распространенность и продолжающийся рост заболеваемости неврозами вызывает необходимость дальнейшего исследования особенностей возникновения и развития данного расстройства.

Учение о теориях и терапии неврозов исторически характеризуется двумя тенденциями. Одни исследователи исходят из признания детерминированности невротических феноменов определенными патологическими механизмами биологической природы, хотя и не отрицают роли психической травмы в качестве пускового механизма и возможного условия возникновения заболевания. Однако сама психотравма при этом выступает как одна из возможных и равноценных экзогений, нарушающих гомеостаз. Вторая тенденция в изучении природы неврозов заключается в предположении о том, что вся клиническая картина невроза может быть выведена из одних лишь психологических механизмов. Сторонники этого направления считают, что информация соматического характера является принципиально несущественной для понимания клиники, генеза и терапии невротических состояний. Наибольшее распространение в нашей стране получила патогенетическая концепция неврозов В.Н. Мясищева и разработанная на ее основе личностно-ориентированная (реконструктивная) психотерапия.

В.Н. Мясищев, его ученики и последователи рассматривают невроз как нарушение системы отношений и в своих работах исследуют особенности формирования системы отношений у больных неврозами, особенности ее функционирования и динамики в процессе лечения

Несмотря на многовековую историю изучения темы, до сих пор нет научно обоснованного комплексного исследования теории и терапии неврозов, что и обусловило выбор темы курсовой работы «Теории и терапии неврозов». Целью данной работы является теоретический анализ теорий и терапий неврозов. Объектом исследования является понятие сущности неврозов, их основных теорий и терапий.

Предметом исследования выступают теории и терапии неврозов.

Соответственно с целью в работе решались следующие задачи:

. Раскрыть сущность невроза и проанализировать его генезис.

. Изучить психологические подходы к пониманию неврозов

. Проанализировать психоанализ как методом терапии неврозов.

. Исследовать гештальт подход в терапии неврозов.

Методы, использованные в исследовании: анализ литературы; построение теоретической модели.

Теоретико-методологическую основу курсовой работы составляют труды Алексеева С.С. <#"justify">ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ТЕОРИИ И ТЕРАПИИ НЕВРОЗОВ

1.1 Сущность невроза и его генезис

Термин «невроз», принадлежащий шотландскому врачу [W. Cullen (1776)], был введен в медицинскую практику в XVIII в. В литературе отмечается, что автор подчеркивал функциональную природу невроза и объединял этим понятием широкий круг страданий, зависящих от нарушения деятельности нервной системы и не сопровождающихся органической патологией каких-либо органов. На протяжении столетия врачи широко пользовались этим термином, включая в группу неврозов не только большинство нервных и психических болезней, но и некоторые соматические нарушения без стойких морфологических изменений [1].

Медицинский подход в описании невроза акцентирует своё внимание на том, что невроз - это констелляция симптомов, развивающихся и имеющих закономерности развития и, следовательно, в зависимости от диагноза, синдрома и стадии подлежит определённому лечению.

Сам термин «невроз» стали связывать с представлением о функциональной природе страдания, а благодаря работам Л. Струмпел (1878), Г. Вестфал (1880), Ж. Чарко (1888), П. Жан (1903), Р. Дюбуа (1909) и других исследователей утвердилось мнение о психогенной обусловленности этого заболевания [1].

В разных психологических школах невроз и его генезис рассматривается неоднозначно.

В. Шутц [17] полагал, что неврозы - это форма патологии, связанная именно с характером удовлетворений личностной потребности в любви.

Многие видные представители отечественной и зарубежной психиатрии [Юдин Т. Н., 1935; Попов Е. А., 1954; Бумке О., 1928; Вейтбрехт Х., 1963, и др. еще задолго до подходов, положенных в основу современных систематик, не считали неврозы самостоятельным заболеванием. Т. И. Юдин (1935), например, определял невроз как понятие, отражающее лишь фазу и выраженность нарушений психической деятельности [1].

Говоря о неврозах Фрейд пишет: "...Опасность таких состояний переноса, очевидно, состоит в возможности непонимания пациентом природы этих состояний; он принимает их за актуальные переживания, тогда как они являются отражением прошлого" [13, с.363]. Конечно, такое прояснение существующих отношений с терапевтом толковалось лишь как уловка для того, чтобы отвлечь от анализа неосознанного прошлого. Однако в том же рассуждении Фрейд утверждает: "Другая особенность переноса заключается в том, что с его помощью пациент раньше нас проясняет важную часть истории своей жизни, из которой он, возможно, предъявляет лишь малую часть. Он будто бы разыгрывает перед нами свою историю вместо того, чтобы рассказать ее нам" [13, с.364].

Смулевич А. Б. в своей работе [Невротические расстройства (неврозы)] даёт следующее определение понятию невроз: невротические расстройства (неврозы) - группа психогенно обусловленных болезненных состояний, характеризующихся парциальностью и эгодистонностью многообразных клинических проявлений, не изменяющих самосознания личности и осознания болезни [1].

К.М. Быков [9], пользовались термином «невроз» как широким общепатологическим понятием. «Неврозы, - по словам К.М. Быкова, - это начало всякого заболевания, какова бы ни была его причина» [9]. Под неврозом он понимал любое функциональное нарушение независимо от его причины. В таком понимании этот термин является синонимом функционального и неприменим для обозначения нозологической группы.

Ряд авторов, исходя из взглядов И. П. Павлова [11], под термином «невроз» понимает те состояния патологически измененной высшей нервной деятельности, которые произошли вследствие перенапряжения или самих нервных процессов, или их подвижности [11, с.429].

Некоторые клиницисты относят к неврозам все функциональные нарушения нервной деятельности как психогенной, так и соматогенной этиологии, не сопровождающиеся грубыми психическими нарушениями. Так, Б.В. Андреев рассматривал неврозы как заболевания, которые могут возникать под влиянием самых различных вредных факторов, в том числе травм, инфекций, эндокринных нарушений. Неврозы в таком понимании перестают быть нозологической группой и превращаются в этиологически разнородную группу, объединяемую по симптоматологическому признаку.

Причиной неврозов является действие психотравмирующих раздражителей. Чаще всего неврозы вызываются информацией о потере близких, крахе надежд, о семейных или любовных невзгодах, служебных неприятностях, наказании за совершенное деяние, угрозе жизни, здоровью. Неврозы могут вызывать и такие общеистощающие вредности, как длительное недосыпание, умственное или физическое перенапряжение. Даже в этих случаях имеет значение информация, побуждающая человека преодолевать усталость.

Некоторые ученые считают, что основную роль в патогенезе неврозов играет дефицит родительской любви. По их мнению, это вызывает у ребенка "базальную тревогу" и влияет на последующее формирование личности. Большое значение придается противоречиям между потребностями отдельного человека и возможностями их удовлетворения. Истоки конфликтов, лежащих в основе неврозов, просматриваются в межличностных отношениях родителей и детей и могут породить такие невротические состояния и проявления, как агрессивность, страхи, боязливость и т.д.

Предложены многочисленные классификации неврозов. Наиболее удачной считают классификацию, которая разделяет неврозы по следующим формам:

. Неврастения.

. Невроз навязчивых состояний.

. Истерия.

. Невроз страха.

. Ипохондрический невроз.

. Депрессивный невроз.

Итак, неврозы - одно из наиболее частых нервно-психических заболеваний. Они возникают чаще у женщин, чем у мужчин, возможно в связи с тем, что семейные и бытовые невзгоды для женщин обычно более значимы. Неврозы могут носить и массовый характер, когда возникает ситуация стресса в стране, регионе, городе.

Многие авторы идентифицируют понятие «невроз» с невротическими развитиями на том основании, что неврозам свойственны затяжное течение и частые рецидивы. Закономерности динамики затяжных невротических состояний и их исходы изучены еще недостаточно изучены и нуждаются в уточнении. В этом отношении представляют интерес данные К. Эрнст (1965), который различает следующие типы развития неврозов: фазный (невротические фазы, чередующиеся с бессимптомными интервалами); волнообразный (с неполными ремиссиями); однородный (динамика без четких фаз и интервалов и без смены симптоматики).

1.2 Психологические подходы к пониманию неврозов

.2.1 Патофизиологическая природа невротических состояний по И.П. Павлову

Основы понимания патофизиологической природы невротических состояний заложил И. П. Павлов [14]. Им была создана экспериментальная модель невротических расстройств, являющаяся заслугой отечественной физиологической науки. Ученый, опираясь на условнорефлекторную теорию, впервые показал, что состояния, сходные с невротическими, можно наблюдать у животных (собак) при воздействии чрезмерных по интенсивности или длительности раздражителей, а также при «сшибке» - столкновении двух условных рефлексов или выработке очень тонких дифференцировок, что вызывает срыв высшей нервной деятельности в результате перенапряжения основных нервных процессов возбуждения и торможения [14].

На основе таких модельных представлений И.П. Павлов [14] обосновал выделение разных типов неврозов и их представленность в зависимости от типов высшей нервной деятельности человека (в современной терминологии от профиля полушарных отношений). По И.П. Павлову [14], истерия чаще возникает у представителей художественного (правополушарного) типа, невроз навязчивых состояний - у лиц мыслительного (левополушарного) типа, неврастения - у лиц промежуточного типа. Основой навязчивостей ученый считал очаги застойного возбуждения, что согласуется с современными данными о вкладе резидуально-органических поражений ЦНС в развитие обсессивно-компульсивных расстройств. Представления И.П. Павлова были творчески развиты его учениками и последователями.

.2.2 Конкурентная теория Анохина

Согласно П. К. Анохину (1968), в отличие от взглядов И. П. Павлова, центральным механизмом происхождения неврозов является не борьба основных нервных процессов возбуждения и торможения, а конкуренция двух систем возбуждения, опосредующих два целостных, но взаимоисключающих вида деятельности. Условное торможение, по П. К. Анохину, возникает как результат столкновения двух систем возбуждения. Такая трактовка патофизиологических основ развития невротических состояний более адекватна современным нейрофизиологическим представлениям о ведущей роли тормозных систем (и прежде всего систем латерального и возвратного торможения) в организации целостной адаптивной деятельности организма. Согласно этим представлениям, разные формы невротических расстройств можно гипотетически связать с истощением тормозных систем на уровне внутрикорового (меж- и внутриполушарного) или корково-подкоркового (прежде всего кортико-лимбического) взаимодействия [Гельгорн Э., Луфборроу Дж., 1966; Симонов П. В., 1981].

Современные данные об электроэнцефалографических коррелятах функционального состояния мозга указывают на повышенную степень активации (т. е. дефицит торможения) на уровне коры и лимбико-ретикулярных структур мозга в виде десинхронизации ЭЭГ, угнетения -ритма, повышенной -активности и низкоамплитудных - и -волн при невротических и тревожных расстройствах. Важным свидетельством правомочности представлений об «истощении» тормозных систем как о патофизиологической основе невротических расстройств служит высокая эффективность транквилизаторов и антидепрессантов в их лечении, т. е. препаратов, модулирующих ГАМКергическое торможение путем воздействия на серотонин- и норадренергические синаптические системы [1].

1.2.3 Теория невротических стилей

По классификации неврозов к клиническому подходу близок подход Д. Шапиро, который для объяснения понятия невроз вводит понятие «невротический стиль».

Невротические стили - это способы деятельности, характерные для разных невротических состояний. Шапиро обозначает четыре основных невротических стиля: обсессивно-компульсивный (невроз навязчивых состояний), параноидальный, истерический и импульсивный.

Способы мышления, которые обычно используют для диагностики защитных механизмов, синдромов, получения общей психологической картины, сами но себе являются очень важными психологическими структурами, куда более обширными, чем определяемые с их помощью характерные черты и механизмы. Например, если с помощью защитных механизмов и симптоматических характеристик навязчивых состояний идентифицировать стиль понимания и мышления, то этот стиль сам будет являться психологической структурой. Если же, как это часто бывает, небольшие вариации одного и того же стиля предполагают существование других, чаще всего, адаптивных черт, то в данном случае основной стиль можно считать основной матрицей, из которой происходят разные симптомы и защитные механизмы. Другими словами, способ мышления может быть одним из факторов, определяющих форму симптомов, защитных механизмов и адаптивных черт.

Яркие патологические симптомы регулярно проявляются в контексте намерений, интересов и интеллектуальных склонностей, и даже в профессиональных и коммуникативных склонностях, с которыми связаны определенные симптомы и черты. Например, у ученого или книголюба вероятнее всего может появиться невроз навязчивости. Женщина, проходящая психотерапию вследствие сильных эмоциональных взрывов, скорее всего не интересуется наукой и математикой и ничего о них не знает. В таких случаях есть основания полагать, что природа симптома соответствует природе действий, склонностей и отсутствию склонностей, которые создают основу. Можно привести и другой пример: мы узнаем, что пациент в тяжелом параноидном состоянии, с запутанными и «систематизированными» галлюцинациями, ранее был либо человеком крайне одержимым, либо догматическим и компульсивным. И тогда между двумя этими состояниями мы можем обнаружить некое сходство, хотя, возможно, нам не удастся его ясно обосновать [1].

Такие сходства в деятельности человека невозможно объяснить проявлениями защитных механизмов или производными механизмов поведенческих; для такого объяснения они слишком обширны. Можно сказать, что они являются составляющими личного стиля. Я не имею в виду, что какой - то один стиль может послужить описанием для всех сфер деятельности личности, но при этом стили могут дать картину общих аспектов деятельности (познания, эмоционального восприятия и т. п.); они могут быть организованы и между собой связаны.

Составляющие индивидуальной деятельности, например, соотношение между симптомами и адаптивными чертами, отражают стили, определяя формы симптомов и несимптомов, защищающих от импульсов и адаптивных проявлений этих импульсов. Они медленно меняются и служат гарантией не только сохранения индивидуального стиля, но и относительно долговременной стабильности. Однако, следует отметить, что в настоящее время эти составляющие имеют всего лишь статус клинических наблюдений, и так будет до тех пор, пока не будут описаны объясняющие их формы деятельности [1].

1.2.4 Психоаналитическая концепция

Предложена З. Фрейдом [2] в 1893-1894 гг. и развиваемая его последователями. Эта концепция опирается на постулат психогенного происхождения неврозов, конкретные симптомы которых в символической форме выражают суть интрапсихического конфликта - следствия реально существовавших в ранней истории субъекта проблем. Невроз представляет собой нечто вроде компромиссного образования между запретным влечением и психологической защитой. Основным симптомом является тревога, возникающая в результате конфликта между влечениями «Оно» и требованиями «сверх-Я» и трансформирующаяся под воздействием защитных механизмов в другие - «вторичные» симптомы. Начало невроза относится к раннему детству и связано с нарушениями какой-либо из стадий развития: оральной, анальной или генитальной. Хотя область использования понятия «невроз» исторически менялась, в настоящее время в рамках психоанализа рассматриваются преимущественно такие расстройства, как невроз навязчивых состояний, конверсионная истерия и истерофобический невроз. Невроз навязчивых состояний - одна из главных нозологических категорий классического психоанализа. Обсессии и фобии есть следствие интрапсихического конфликта, блокирующего либидинозную энергию и психологическую защиту, переносящую с помощью «смещения», «изоляции» неразряжаемый аффект на представление, более удаленное от привычного конфликта [2, с.63].

В психоанализе широко используются такие понятия, как «актуальный невроз», «травматический невроз», «невроз характера», «невроз судьбы», «семейный невроз». Под актуальным неврозом понимается разновидность невротического расстройства, причину которого следует искать в настоящем пациента, а не в его детских конфликтах. Травматический невроз развивается после эмоционального шока в ситуации непосредственной смертельной опасности. Невроз характера связан с выражением защитных процессов не в доступных наблюдению симптомах, а в определенных чертах характера, паттернах поведения и особой организации личности. С неврозом характера сходен невроз судьбы, имеющий вид случайного стечения внешних («роковых») обстоятельств, но обусловленных, с психоаналитической точки зрения, бессознательным многократным повторением поведенческих схем. Семейный невроз представляет собой патологическую структуру, детерминированную взаимной обусловленностью конфликтных отношений в семье (в особенности в структуре детско-родительских отношений) [1].

.2.5 Неофрейдизм

Пересмотр психоаналитического учения о неврозах (и прежде всего основополагающего постулата тотальной детерминированности человеческого поведения либидинозной энергией, понимаемой в чисто механистическом духе) начался уже при жизни самого Фрейда его ближайшими сотрудниками и учениками (К. Юнг и А. Адлер). Неофрейдисты (К. Хорни, Э. Фромм, Г. Салливан) отказались от постулата детерминированности психики биологическими влечениями и уделяли больше внимания специфике культуры и социальных условий. Так, для Э. Фромма <#"justify">1.2.6 Бихеовиоральный и экзистенциальный подходы

С точки зрения бихевиористов, реально существуют лишь отдельные невротические симптомы как результат неправильного научения. Eysench: «Нет невроза, скрывающегося за симптомом, это просто сам симптом». [15]

Критикуя взгляды бихеовиористов, Франкл <#"justify">1.2.7 Концепция невроза в гештальт-подходе

Перлз [12] видит причины возникновения невроза в нарушении границы контакта общества и индивидуума: «Мы не можем возложить вину за это… ни на индивида, ни на среду, если рассматриваем человека как индивида и как социальное существо, то есть как часть поля, объемлющего организм и среду. Выше, говоря о старой психофизической проблеме, было отмечено, что между элементами, составляющими целое, невозможно установить причинно-следственные отношения. Поскольку индивид и его среда - элементы единого целого, ни один из этих элементов не может отвечать за болезни другого.

Но оба элемента больны. Общество, в котором присутствует множество невротических индивидов, должно быть невротическим обществом. И также значительное количество индивидов, живущих в невротическом обществе, должно быть невротиками…» [12]

Дисбаланс возникает тогда, когда индивид и группа испытывают в одно и то же время различные потребности, и индивид не способен решить, какая из них доминирует. Группа может быть семьей, государством, социальным кругом, сотрудниками - любым сочетанием людей, обладающих определенными функциональными отношениями между собой в какой-то момент времени. Индивид, являющийся частью этой группы, испытывает потребность в контакте с ней в качестве одного из первичных обеспечивающих выживание психологических импульсов, хотя, конечно, эта потребность не переживается им все время с одинаковой интенсивностью. Но, когда одновременно с этой потребностью он испытывает какую-то личную потребность, удовлетворение которой требует ухода из группы, возникают трудности.

В ситуации конфликта потребностей индивид должен быть, способен к принятию ясного и определенного решения. Приняв такое решение, он либо остается в контакте, либо уходит. Он временно должен пожертвовать менее важной потребностью ради более важной, и так он и делает. Ни для него, ни для окружающих это не связано со сколько-нибудь значительными последствиями. Но если он не способен к различению и не может принять решение или если его не удовлетворяет то решение, которое он принимает, он не может ни полноценно находиться в контакте, ни полноценно уйти, и это отрицательно действует и на него, и на окружающих [1].

Все невротические затруднения возникают из неспособности индивида находить и поддерживать правильное равновесие между собой и остальным миром, и всем им присуще то обстоятельство, что в неврозе социальная граница и граница среды ощущаются сдвинутыми слишком далеко в сторону индивида.

Хотя мы полагаем, что невроз как нарушение границы контакта вызывается первоначально действием четырех различных механизмов, было бы неверным говорить, что какое-либо конкретное невротическое поведение может быть примером только одного из них. Нельзя также утверждать, что каждое определенное нарушение на границе контакта, каждое нарушение равновесия в поле, объединяющем организм и среду, создают невроз или свидетельствуют о невротическом паттерне. Ситуации, в которых это имеет место, в психиатрии называют травматическими неврозами. Травматические неврозы являются по существу защитными паттернами, возникающими при попытке индивида справиться с вызвавшим сильный страх внедрением общества или столкновением со средой. - Например, если родители заперли двухлетнего ребенка в темном клозете на всю ночь, он испытывает почти невыносимое напряжение. Он оказывается ничем, даже менее чем ничем: объектом манипулирования, лишенным собственных прав и собственных возможностей. «Его» уже нет, есть только «они» и то, что «они» могут сделать. Защищаясь от этой ситуации, ребенок может создать устойчивые, не поддающиеся изменениям паттерны поведения, которые могут сохраняться долгое время после того, как опасность миновала. Они порождены травмой, но продолжают действовать и тогда, когда сама травма перестала существовать.

Но, как правило, нарушение границы контакта, лежащее в дереве невроза, менее драматично. Это изводящие, хронические, повседневные вмешательства в процессы развития, процессы познания и принятия себя, благодаря которым мы достигаем способности опираться на себя в зрелости. Какую бы форму ни принимали эти вмешательства и прерывания развития, они приводят к возникновению продолжительного замешательства и трудностей в различении между собой и другими [1].

1.2.8 Гуманистический и психогенический подходы

Представители этого направления считают, что, упрощённо говоря, хорошо накормленный, хорошо напоенный и хорошо развлечённый человек, это всегда хороший, идеальный человек, венец человеческого развития. Агрессия - отклонение от нормального поведения, а невроз - это неудовлетворенная потребность в самоактуализации. [38]

Этот взгляд настолько хорошо сочетается с гуманистической концепцией, насколько плохо он сочетается с реальностью. Положение можно спасти, если понимать самоактуализацию как самореализацию, но это уже не будет гуманистическим подходом.

С этим утверждением также трудно спорить, как и извлечь из него практическую пользу.

Психогенический подход. В.Н. Мясищев [9] считает, что невроз имеет психогенную природу. Психогения характеризуются следующими чертами: связь психотравмы с личностью больного; неспособность больного самостоятельно адекватно разрешить психотравмирующую ситуацию.

Возникновение и течение невроза более или менее связано с патогенной ситуацией и переживаниями личности: наблюдается определенное соответствие между изменениями психотравмирующей ситуации и динамикой состояния больного.

Клинические проявления по содержанию связаны с психотравмирующей ситуацией и переживаниями личности, с основными наиболее сильными и глубокими ее стремлениями, представляя собой аффективную реакцию, патологическую фиксацию тех или иных ее переживаний.

Отмечается высокая эффективность психотерапии в сравнении с медикаментозным лечением.

Таким образом, невроз - это психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психопатологических явлений.[9]

Характерны следующие особенности: обратимость патологических нарушений независимо от длительности, психогенная природа, специфичность клинических проявлений, состоящих в доминировании эмоционально-аффективных и соматовегетативных расстройств.

Следует дифференцировать понятия «психогения» и «невроз». Понятие «психогении» шире понятия неврозов; кроме неврозов оно включает в себя реактивные состояния, психогенные и ситуативные реакции [1].

психоанализ невроз бихеовиоральный экзистенциальный

ГЛАВА 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИИ ТЕРАПИИ НЕВРОЗОВ

2.1 Психоанализ как метод терапии неврозов

Психоанализ является одним из многочисленных направлений психотерапии особых невротических расстройств с глубинными проблемами в человеке. Хорни [16] пишет, что психоанализ имеет не только клиническую ценность, будучи методом терапии неврозов, но и чисто человеческое значение, поскольку он обладает огромными потенциальными возможностями, чтобы оказать помощь людям в их благоприятном развитии. Обе эти цели могут достигаться различными способами; если говорить об анализе, то он пытается достичь их через понимание человека - не только через сочувствие, терпимость и интуитивное постижение внутренних связей, то есть качеств, являющихся непременным условием понимания человека, но и более фундаментально, стремясь получить точную картину личности в целом. Это достигается благодаря специфическим способам выявления бессознательных факторов, ибо, как было показано Фрейдом, мы не можем получить такую картину без понимания роли бессознательных сил. Благодаря ему мы знаем, что такие силы толкают нас на действия и вызывают чувства и реакции, которые могут отличаться от тех, что мы сознательно желаем, и даже разрушать нормальные отношения с внешним миром [16].

Нюнберг Г. [10], пишет, что психоанализ в качестве причин невроза или факторов, способствующих развитию его, рассматривает: фрустрацию, фиксацию на каком-либо переживании, тенденцию к конфликту, психологическую травму, инстинктивную опасность и другие.

В большинстве конкретных случаев невроза нет какой-либо одной причины, есть их индивидуальная совокупность, то есть должны совпасть несколько факторов [10].

Неврозы рассматриваются в психоанализе как психические образования. Неврозы возникают в результате столкновения вытесненных переживаний с противостоящей им внутренней цензурой, которая защищает сознательное Я от опасных влечений. Такого же рода образования психоанализ усмотрел и в сновидениях, остротах, оговорках, описках и т.д. Эти наблюдения вывели психоанализ за пределы собственно психиатрии и позволили установить связь между нормальными и патологическими явлениями психики: в тех и других психоанализ обнаружил общие психические механизмы символизации, замещения, компенсации и прочее [8, с.410].

Фрейд в ранних работах выдвигал идею, согласно которой только весьма эмоциональное переживание может привести к невротическому заболеванию. Это эмоциональное переживание рассматривалось как травма, и оно, становясь фиксированным, делало личность невротической [10].

Наряду с неврозом навязчивых состояний З. Фрейд обратил внимание и на другие типы невротических заболеваний, особо выделив среди них такие психоневрозы, как неврозы переноса (трансферентный невроз) и нарциссические неврозы.

З. Фрейд различал детские неврозы и неврозы взрослых. Он считал, что изучение детских неврозов может способствовать лучшему пониманию неврозов взрослых, подобно тому как сновидения детей дают ключ к толкованию сновидения взрослых.

Основные психоаналитические идеи :

в психике нет ничего случайного,

события первых лет имеют первостепенное значение для всей последующей жизни,

эдипов комплекс (проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям) является не только ядром неврозов, но и источником возникновения нравственности, морали, религии, общества и культуры,

психический аппарат состоит из трех областей- бессознательного Оно (влечения и инстинкты, берущие свое начало в соматической структуре и проявляющиеся в неосознаваемых формах), сознательного Я (несущего функции самосохранения и контроля над требованиями Оно, всегда стремящегося к получению удовольствия любой ценой) и гиперморального Сверх-Я, олицетворяющего собой авторитет родителей, социальные требования, совесть,

основополагающие влечения человека- влечение к жизни (Эрос) и влечение к смерти (Танатос), включающее в себе инстинкт разрушения [6].

Следует иметь в виду, что фрейдизм представляет собой не единую целостную систему, а множество различных научных школ и направлений, у которых имеются не только приверженцы, но и не менее страстные противники. Важным этапом в истории развития и формирования психоанализа стало появление теорий, авторы которых стремились либо расширить подход Фрейда к личности, либо пересмотреть его. Фрейд привлекал и воодушевлял многих психотерапевтов, разделявших его взгляды.

Некоторые из этих ученых остались верны психоанализу как теоретической системе, другие пошли в ином направлении и заняли собственные, часто антагонистические позиции.

Два наиболее выдающихся психолога, разошедшиеся с Фрейдом и избравшие путь создания своих собственных оригинальных теорий - Альфред Адлер и Карл Густав Юнг. Оба психоаналитика сначала горячо поддерживали широту и новизну системы Фрейда. Однако со временем они заявили о своем несогласии с тем, что учитель придавал чрезмерно большое значение сексуальности и агрессии, считая их средоточием человеческой жизни. Оба они внесли значительный вклад в наше понимание психологии личности, и некоторые из их идей вписались в основное русло современной психологии.

В дальнейшем было показано, что подобного рода травматические переживания не делают невротиком каждого человека. Лишь накладываясь на другие личностные особенности они приводят к неврозу [10].

В психоанализе считается, что невротическое расстройство включает в себя специфические реакции эго на определенные инстинктивные требования (в первую очередь сексуального характера). Те стремления, которые не могут быть осознаны, эго пытается отразить. Если эго беспомощно и неспособно совладать с опасностью, то с увеличением напряжения инстинктивной потребности возникает травматическая ситуация, в которой инстинктивное побуждение угрожает эго.

Тревога при этом, а вернее скрытая за ней инстинктивная угроза, является движущей силой психологической защиты.

Психологическая травма происходит тогда, когда раздражитель высвобождает настолько большое количество энергии, что эго не может справиться с ней в течении обычного периода времени.

У разных людей имеется разная способность эго выдерживать напряжение, вызываемое неудовлетворенными потребностями. Эта индивидуальная особенность объясняет, почему при схожих обстоятельствах одни заболевают неврозом, другие - нет [10].

Психоанализ, по крайней мере классический, видит причину большинства неврозов в инфантильной травме. Предполагается, что еще в раннем детстве будущий невротик был так или иначе втянут в ситуацию, носящую сексуальный характер. Переживания были подавлены, но тем не менее они продолжают оказывать влияние на всю дальнейшую его жизнь.

Со временем в психоанализе травматическая теория невроза осталась в целом неизменной, но была расширена понятием внутренней травмы. Эта внутренняя травма зависит от конституционального фактора, а именно, от фиксации либидо, следовательно, в ее основе лежит нарушение развития инстинктивных побуждений. Фиксация и внешнее инфантильное переживание формируют комплементарные серии этиологических факторов, которые обеспечивают предрасположенность к неврозу. Фиксация и внешнее переживание взаимосвязаны. Невроз может развиваться за счет слабой фиксации, которая должна быть дополнена интенсивным переживанием. Интенсивное внешнее инфантильное переживание может вызвать фиксацию и изменить устройство и сформировать предрасположенность к неврозу.

Г. Нюнберг [10] акцентирует внимание на том, что важным в психоанализе есть понятие "инстинктивная опасность". Она является частью травматической ситуации, однако этого недостаточно, чтобы вызвать невроз. Многие люди способны выносить сильное напряжение, и при этом у них не возникает невроз. Неудовольствие проистекает из ситуации, когда определенные сексуальные требования, которые воспринимаются как опасность, не могут найти удовлетворения. Условия, при которых возникает тревога не всегда одни и те же: каждый уровень развития эго и либидо имеет соответствующее предварительное условие для тревоги [10].

Таким образом, психоанализ возник на основе изучения и лечения таких невротических заболеваний, как истерия и невроз навязчивых состояний. И хотя в начале своей исследовательской и терапевтической деятельности З. Фрейд уделял большее внимание истерии, тем не менее впоследствии он признал, что благодаря психоанализу невроз навязчивых состояний стал более понятным, чем истерия. В понимании основателя психоанализа «невроз навязчивых состояний выражается в том, что больные заняты мыслями, которыми они, собственно, не интересуются, чувствуют в себе импульсы, кажущиеся им весьма чуждыми, и побуждения к действиям, выполнение которых хотя и не доставляет им никакого удовольствия, но отказаться от него они никак не могут».

2.2 Гештальт подход в терапии неврозов

Гештальт-терапия - это современный метод психотерапии, который в последнее время широко используется психотерапевтами и консультантами всего мира. Гештальт-терапия была разработана в 1950-60-х годах группой американских психологов во главе с Ф. Перлзом. [12]

Невротик это по определению Ф. Перлза [12] человек, на которого слишком сильно давит общество. Другими словами невроз возникает, когда индивид неспособен изменять свой образ действия и способы взаимодействия со средой.

Задача гештальт-терапевта - помочь человеку понять, осознать, как он не получает того, чего сам желает, как он блокирует удовлетворение собственных потребностей за счёт своего действия или бездействия. В ходе взаимодействия клиента и психотерапевта происходит совместная попытка выявить механизмы этой «блокады».

В процессе гештальт-терапии на пути к раскрытию своей истинной индивидуальности пациент проходит пять уровней, которые Ф. Перлз [12] называет уровнями невроза.

Первый уровень - уровень фальшивых отношений, уровень игры ролей. Невротическая личность отказывается от реализации своего «Я». Больной неврозом живет согласно ожиданиям других людей. В результате собственные цели и потребности человека оказываются неудовлетворенными, а он испытывает фрустрацию, разочарование и бессмысленность своего существования. Перлзу принадлежит следующий афоризм: «Сумасшедший говорит: «Я Авраам Линкольн», а больной неврозом говорит: «Я хочу быть Авраамом Линкольном», здоровый человек говорит: «Я - это я, а ты - это ты». Отказываясь от самого себя, больной неврозом стремится быть кем-то другим.

Второй уровень - фобический, связан с осознанием фальшивого поведения и манипуляций. Но когда пациент представляет себе, какие последствия могут возникнуть, если он начнет себя вести искренно, его охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем является, боится, что общество подвергнет его остракизму.

Третий уровень - тупик. Характеризуется тем, что человек не знает, что и как делать, куда двигаться. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать свои собственные ресурсы, обрести внутреннюю точку опоры. В результате человек придерживается «статуса кво», боясь пройти через тупик.

Четвертый уровень - имплозия. Это состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обусловленное полным осознанием того, как человек ограничил и подавил себя. На этом уровне индивид может испытывать страх смерти. Эти моменты связаны с вовлечением огромного количества энергии в столкновение противоборствующих сил внутри человека; возникающее вследствие этого давление, как ему кажется, грозит его уничтожить.

Пятый уровень - эксплозия (взрыв). Достижение этого уровня означает сформирование аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Эксплозия - это глубокое и интенсивное эмоциональное переживание. Ф. Перлз описывает четыре типа эксплозии: скорбь, гнев, радость, оргазм. Эксплозия истинной скорби является результатом работы, связанной с утратой или смертью близкого человека. Оргазм - результат работы с лицами, сексуально заблокированными. Гнев и радость связаны с раскрытием аутентичной личности и подлинной индивидуальности [4, с.236-237].

Основным теоретическим принципом гештальт-терапии является убеждение, что способность индивида к саморегуляции ничем не может быть адекватно заменена. Поэтому особое внимание уделяется развитию у пациента готовности принимать решения и делать выбор.

Поскольку саморегуляция осуществляется в настоящем, гештальт возникает в «данный момент», то психотерапевтическая работа проводится сугубо в ситуации «сейчас». Психотерапевт внимательно следит за изменением в функционировании организма пациента, побуждает его к расширению осознания того, что происходит с ним в данный момент, с тем чтобы замечать, как он препятствует процессу саморегуляции организма, какие блоки он использует для избегания конфронтации со своим настоящим, для «ускользания из настоящего». Большое внимание психотерапевт уделяет «языку тела», являющемуся более информативным, чем вербальный язык, которым часто пользуются для рационализации, самооправданий и уклонения от решения проблем. Психотерапевта интересует, что делает пациент в данный момент и как он это делает, например, сжимает ли кулаки, совершает мелкие стереотипные движения, отводит в сторону взгляд, задерживает дыхание. Таким образом, в гештальт-терапии акцент смещается с вопроса «почему?» на вопрос «что и как?» [6].

Технические процедуры в гештальт-терапии называются играми. Это разнообразные действия, выполняемые пациентами по предложению психотерапевта, которые способствуют более непосредственной конфронтации со значимым содержанием и переживаниями. Эти игры предоставляют возможность экспериментирования с самим собой и другими участниками группы. В процессе игр пациенты «примеряют» различные роли, входят в разные образы, отождествляются со значимыми чувствами и переживаниями, отчужденными частями личности и интроектами.

Цель игр-экспериментов - достижениие эмоционального и интеллектуального прояснения, приводящего к интеграции личности. Эмоциональное осознание («ага-переживание») - это такой момент самопостижения, когда человек говорит: «Ага!» По Перлсу, «ага» - это то, что происходит, когда что-нибудь защелкивается, попадая на свое место; каждый раз, когда «закрывается» гештальт, «звучит» этот щелчок. По мере накопления фактов эмоционального прояснения приходит прояснение интеллектуальное. Число игр не ограничено, так как каждый психотерапевт, пользуясь принципами гештальт-терапии может создавать новые игры или модифицировать уже известные [12].

Большое внимание уделяется в гештальт-терапии работе со сновидениями пациентов. Перлз говорил, перефразируя Фрейда, что «сон - это королевская дорога к интеграции личности» [12]. В отличие от психоанализа в гештальт-терапии не интерпретируются сны, они используются для интеграции личности. По мнению автора, различные части сна являются фрагментами личности. Для того чтобы достичь интеграции, необходимо их совместить, снова признать своими эти спроецированные отчужденные части нашей личности и признать своими скрытые тенденции, которые появляются во сне. Путем проигрывания объектов сна, отдельных его фрагментов, может быть обнаружено скрытое содержание сновидения через его переживание, а не посредством его анализа [6].

Ф. Перлз [12] сначала использовал метод индивидуальных занятий, но впоследствии полностью перешел на групповую форму, находя ее более эффективной и экономичной. Групповая психотерапия проводится как центрированная на пациенте, группа же при этом используется лишь инструментально по типу хора, который, подобно греческому, на заднем плане провозглашает свое мнение по поводу действия протагониста. Во время работы одного из участников группы, который занимает «горячий стул» рядом со стулом психотерапевта, другие члены группы идентифицируются с ним и проделывают большую молчаливую аутотерапию, осознавая сегментированные части своего «Я» и завершая незаконченные ситуации. [6].

Гештальт <#"justify">ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая работу, следует сказать, что понятие «невроз» пришло на смену наивным представлениям гуморальной патологии о парах как причине болезни и позволило связать ряд патологических состояний с вызвавшим их нарушением нервной деятельности. В нашей работе в понятие «невроз» разными авторами вкладывается различное содержание. Мы исходили из того, что невроз можно определить как психогенное заболевание.

Невроз <#"justify">СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Асатиани, М. Н. Психотерапия невроза навязчивых состояний. Руководство по психиатрии. [Текст] /Под ред. В. Е. Рожнова. - Ташкент, 1985.

2.Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. [Текст] - СПб.: Питер, 2001. - 304 с.

.Гринуолд, Д. Базовые принципы гештальттерапии / Гештальттерапия. Теория и практика. [Текст] / Пер. с англ. - М. Апрель пресс, 2000, 320 с.

.Кайдановская, Е. В. Групповая психотерапия при неврозах. [Текст] /Сб. научн. трудов Института им. В. М. Бехтерева. - Л., 1982. - Т 100.

.Климчук , В. А. Тренинг внутренней мотивации. [Текст] / - СПб.: Речь, 2005. - 76с.

.Мертон, Р. Социальная теория и социальная структура [Текст] / Роберт Мертон. - М.: ACT: ACT МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. - 873 с.

.Неврозы и пограничные состояния [Текст] / Под ред. В. П. Мясищева, Б.Д. Карвасарского, А. Е. Личко. - Л., 1972.

.Нюнберг, Г. Принципы психоанализа и их применение к лечению неврозов. [Текст] /Г. Нюнберг - СПб., 1999.

.Павлов И. П.. Полное собрание сочинений Т. IV [Текст] / - М. - Л., 1951, С. 429.

.Перлз Ф. Гештальт-подход. Свидетель терапии. [Текст] / Ф. Перлз - Пер. с англ. - М.: Изд-во института психотерапии, 2001. - 224 с.

.Польстер Ирвин, Интегрированная гештальт-терапия: Контуры теории и практики [Текст] / Пер. с англ. А.Я. Логвинской - М.: Независимая фирма Класс, - 2011.

.Свядощ, А. М. Неврозы. [Текст] / А.М. Свядощ - Издание второе, переработанное и дополненное. - М., 1982.


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!