Конфликты в девиантологии. Разрешение этих конфликтов методами социальной работы

  • Вид работы:
    Магистерская работа
  • Предмет:
    Социология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    85,93 Кб
  • Опубликовано:
    2015-04-26
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Конфликты в девиантологии. Разрешение этих конфликтов методами социальной работы

Кабардино-Балкарский Государственный университет









Магистерская диссертация

Конфликты в девиантологии. Разрешение этих конфликтов методами социальной работы.

Содержание

Введение

1. Структура

1.1 Специфика и особенности конфликтологии в системе социальной работы

1.2 Социальная психология

2. Внутриличностные конфликты

2.1 Понятие девиантного поведения и причины его возникновения

3. Типология девиантности

3.1 Преступность

3.2 Профилактика конфликтов в девиантологии

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальностью темы магистерской диссертации является то, что общество всегда уделяет особое внимание проблеме поведения людей, которое не соответствует общепринятым или официально установленным социальным нормам. Религия, литература, искусство, наука, философия с различных сторон рассматривают и оценивают это явление. Непреходящая актуальность проблемы отклоняющегося поведения обусловила возникновение в рамках психологии особого направления (специальной психологической теории) - психологии девиантного поведения. К концу XX столетия психология девиантного поведения обрела исключительный статус: она переживает настоящий бум. Время от времени создавались пособия и методики, помогающие выявлять, распознавать людей с девиантным поведение, дабы своевременно уничтожить или изолировать во спасение здоровых членов общества [23. С.5]. Проблемы социального "зла" всегда привлекали ученых. Философы и юристы, медики и педагоги, психологи и биологи - каждый с позиций своей науки изучали и оценивали различные нежелательные явления, "отклонения" - преступность, пьянство и алкоголизм, наркотизм, самоубийства, проституцию, гомосексуализм и иные сексуальные "извращения" и т.п. При этом, однако, отсутствовал общий подход, позволяющий объяснить казалось бы различные феномены социального бытия как проявления некоторых общих его закономерностей [21. С.5].

В последние годы в связи с общесистемным кризисом нашего общества интерес к проблеме отклоняющегося поведения значительно возрос, что обусловило необходимость более тщательного исследования причин, форм, динамики девиантного поведения, поиска более эффективных мер социального контроля - превентивных, профилактических, коррекционных, реабилитационных и др. Это стимулировало заметное развитие теории психологии девиантного поведения. Отклоняющееся поведение - термин, обозначающий поведение, не соответствующее принятым в обществе нормам и ролевым предназначениям. Существуют различные теории формирования девиантного поведения человека: биологические: своеобразие внешнего вида предопределяет склонность человека к правонарушению; психологические: особенности психики человека являются той основой, которая определяет его склонность к конфликтам, правонарушениям; социологические: девиантное поведение человека является следствием усвоения им негативного социального опыта, сформировавшегося противоречия между результатом воспитания и требованиями среды [23. С.6].

Степень разработанности темы. В зарубежной науке психология девиантного (отклоняющегося) поведения сложилась как самостоятельная научная и учебная дисциплина. В России эта наука не имеет такого теоретического и эмпирического опыта: она на пути становления и развития. Тем не менее ни у зарубежных, ни у отечественных авторов нет единой точки зрения на термин "отклоняющееся поведение". Одни исследователи считают, что речь должна идти о любых отклонениях от одобряемых обществом социальных норм, другие предлагают включить в это понятие только нарушения правовых норм, третьи - различные виды социальной патологии (убийство, наркотизм, алкоголизм и т.п.), четвертые - социальное творчество. Психологические традиции изучения этого сложнейшего и интереснейшего явления, каким является девиантное поведение, складывались в основном в психоаналитических и социологических школах и использовали большой арсенал методов распознавания, описания и исследования.

Для того чтобы найти адекватные подходы к современной постановке проблемы девиантности в контексте психологической науки, полезно проанализировать основания и опыт западных традиций, ориентированных на теории социокультурной динамики, социальной мобильности и социальной стратификации (П. Сорокин); аномию, теорию и методы структурного и функционального анализа социальных явлений, анализ дисфункциональных явлений в обществе, дезинтеграции культурных целей и средств их достижения (Р. Мертон); концепцию социальной системы, основанной на функциональных императивах: адаптация к среде, достижение цели, общие нормы и управление напряженностью, интеграция (Т. Парсонс); теорию аномии, распада социальных норм (Э. Дюркгейм); теорию социальных детерминант коллективного поведения, девиации и социального контроля (Н. Дж. Смелзер); теорию связи абсолютных норм с культурными нормами и относительность норм и отклонений (П. Уорсли); концепцию "отклонение и система устойчивости", необходимость для общества девиантов, помогающих понять и сохранить нормы (Э, Эриксон); теорию деструктивность социального конфликта как одной из форм проявления девиантного поведения (Б. Банк, К. Шарп, Н. Прево, Д. Кретч, Р. Крутчфилд, Н. Ливсон, Д. Дена и др.); концепцию "агрессивное поведение подростков как форма самоутверждения" (А. Басе, А. Бандура, Р. Вальтер, Р. Лазарус и др.); теорию фрустрации как один из путей проявления агрессий (Дж. Доллард, Л. Беркович,

. Фрейд и др.); концепцию взаимосвязи между девиантным поведением и пониженным самоуважением (Г. Кэплан, Р. Джонсон, К. Бейли); концепцию "лейблинга" - "запятнанной репутации", "наклеивания ярлыков" (И. Гоффман, Г. Беккер); теорию штампов: назови человека отклоняющимся и он таким станет (Г. Беккер); концепцию социальных отклонений Р. Харре ("этогенический подход"), предполагающую изучение "социальной грамматики поведения" - правил и установления, которым следуют члены конкретного социума в ходе взаимодействий, а также значение и смыслов, которые они придают своим действиям и поступкам; теорию дифференцированных возможностей? наличие различных возможностей располагать незаконными средствами (Гловард, Один); теорию дифференцированной ассоциации (Сазерленд), центральным тезисом которой является то, что личность осуждается только тогда, когда установка, способствующая нарушению закона, преобладает над установкой негативной оценки подобных действий, при этом мерилом служат такие установки, как частота, длительность, последовательность и интенсивность дифференцированных контактов; подход "культурная девиация" и субкультуры: то, что типизируется доминирующей культурой как девиантное поведение, является также соответствием системе норм определенной субкультуры (А. Коэн, Д. Миллер, Зак).

Как видно, зарубежные психологи и социологи имели некоторую степень свободы в выборе методологических оснований и перспективных стратегий в решении проблемы. Однако во всех исследовательских подходах девиантности и девиантному поведению было мало уделено внимания. И все же, оформление проблемы девиантности как относительно самостоятельной начало складываться не в рамках Психологии, а в социологических и криминологических трудах, из которых особого внимания заслуживают работы таких авторов, как Ч. Беккариа, М. Вебер, Э. Дюркгейм, О. Конт, Р. Мертон, Р. Миллз, Т. Парсонс, А. Подгурецкий, Н. Смелзер, П. Сорокин, Г. Тард, Э. Ферри, Э. Фромм и др. Из отечественных ученых следует назвать А. А: Александрова, Б.С. Братуея, Л.И. Божович, С.А. Беличеву, Л.С. Выготского, М.Г. Гернета, Я.И. Гилинского, А.А. Габиани, С.И. Голода, В.П. Кащенко, И.С. Кона, В.Н. Кудрявцева, Ю.А. Клейберга, В.Т. Лисовского, А.С. Макаренко, А.А. Реана, Е.В. Руденского, А.С. Свядоща, А.А. Сукало, С.Т. Шацкого, Д.И. Фельдштейна, М.Г. Ярошевского и других ученых [23. С.7 - 9].

Предметом исследования служит динамика конфликтных отношений в девиантологии.

Объектом исследования являются социальные взаимоотношения индивидов внутри общественной системы приводящие к различным формам конфликтов.

Субъектом исследования являются конфликты в различных формах своего проявления и непосредственно люди как основной фактор развития динамики конфликта в девиантологии.

конфликт девиантология девиантное поведение

Цель дипломного исследования. Основной целью данного исследования является анализ проблематики конфликта в девиантологии. С использованием научного материала отечественных и зарубежных специалистов раскрыты основные понятия девиаций, его субъект и объект, а также основные функции конфликта в девиантологии.

Теоретические и методологические основы дипломной составили философские, социологические и психологические концепции конфликтов в девиантологии

Гипотеза и основная идея дипломного исследования заключается в постановке проблемы и в понимании того, что всеобщий и постоянный фактор потенциальной конфликтности в девиантологии не существует абстрактно, имеет в обществе вполне конкретную причинно-следственную обусловленность.

Постоянство присутствия девиаций дополняется их всеобщностью. Нет такой стороны жизни общества, будь то психология, социология, криминология, область семейной или производственной деятельности, где бы не было конфликтов, связанных с девиациями.

Теоретическая и практическая значимость работы обусловлена выходом на широкий круг проблем, связанных с конфликтами в девиантологии, их динамики, регулирования и управления.

Поскольку конфликты в девиантологии имеют место во всех сферах общественной жизни и на всех уровнях ее организации и развития, то ими интересуются представители различных социальных дисциплин.

1. Структура

1.1 Специфика и особенности конфликтологии в системе социальной работы

Социальная работа в контексте общественного конфликта наполнена качественно-различным содержанием, в зависимости от характера, политического режима и социального устройства государства в границах СССР и России. Здесь можно выделить 3 самостоятельных этапов:

.Советский период с 1917 по 90-е гг.

Выделяют 2 подпериода:

) Сталинский с 1922-25 по 55г.

) Эпоха развитого социализма с 1985-90 гг.

. Президентство Ельцина с 1991-2000 гг.

. С 2000 до сегодняшнего дня.

Специалист по социальной работе призван оказывать помощь клиенту в преодолении кризисной жизненной ситуации и выступая на его стороне, защищая его интересы. Деятельность социального работника направлена на осуществление социальных перемен. Социальный конфликт является движущей силой и способом существования общества, и не может быть подавлен.

Конфликтных сторон в системе социальной работы может быть множество. Прежде всего, это сами сотрудники социальных служб, которые представляют собой: управленческий персонал; специалист, оказывающие социальную помощь; младший обслуживающий персонал; технический персонал.

Конфликтной стороной выступает контингент, который пользуется помощью или услугами органов социальных служб. Здесь конфликт носит межличностный характер между персоналом сферы социальной работы с одной стороны и пользователями социальной помощи-с другой.

В первую очередь это разнообразные социальные группы:

) пенсионеры,

) инвалиды,

) безработные,

) потерпевшие катастрофу,

) бездомные,

) осужденные или освобожденные,

) вынужденные переселенцы,

) люди, подвергшиеся насилию и т.д.

Предметом конфликтов в социальной работе являются противоречия, возникающие между взаимодействующими сторонами, которые они пытаются разрешить посредством противоборства. Объект конфликта - это часть реальности, которая вовлечена во взаимодействие между субъектами только при наличии его объекта. Таким образом, объектом любого конфликта выступают имущественные ценности, человеческие ресурсы, духовные ценности, идеология отношений.

Основные стадии развития конфликта:

Обычно в социальном конфликте выделяют четыре стадии развития:

) Предконфликтная стадия.

) Собственно конфликт.

) Разрешение конфликта.

) Послеконфликтная стадия.

Предконфликтная ситуация - это рост напряженности в отношении между потенциальными субъектами конфликта, вызванный определенными противоречиями. Но противоречия не всегда перерастают в конфликт. Лишь те противоречия, которые осознаются потенциальными субъектами конфликта как несовместимые, ведут к обострению социальной напряженности.

Можно выделить три основные фазы в развитии конфликта на его второй стадии. Начало открытого противоборства сторон является результатом конфликтного поведения, под которым понимают действия, направленные на противостоящую сторону с целью захвата, удержания спорного объекта или принуждения оппонента к отказу от своих целей или к их изменению. Конфликтологи выделяют несколько форм конфликтного поведения:

)активно-конфликтное поведение (вызов);

2)пассивно-конфликтное поведение (ответ на вызов);

)конфликтно-компромиссное поведение;

)компромиссное поведение.

В зависимости от конфликтной установки и формы поведения сторон, конфликт приобретает логику развития. Развивающийся конфликт имеет тенденцию создавать дополнительные причины углубления и разрастания. Каждая новая "жертва" становится "оправданием" для эскалации конфликта. "И если ему ничто не мешает, он начинает как бы питать сам себя, порождая все новые и новые основания дальнейшего развития" [6. C.57]. Поэтому каждый конфликт является в определенной степени уникальным.

Переход конфликта из латентного состояния в открытое противоборство сторон. Борьба ведется пока ограниченными ресурсами и носит локальный характер. Происходит первая проба сил. На этой фазе еще существуют реальные возможности прекратить открытую борьбу и решить конфликт иными методами.

Дальнейшая эскалация противоборства. Для достижения своих целей и блокирования действий противника вводятся новые ресурсы сторон. Почти все возможности найти компромисс упущены. Конфликт становится все более неуправляемым и непредсказуемым.

Конфликт достигает своего апогея и принимает форму тотальной войны с применением всех возможных сил и средств. На этой фазе конфликтующие стороны как бы забывают истинные причины и цели конфликта. Главной целью противоборства становится нанесение максимального урона противнику.

Длительность и интенсивность конфликта зависят от целей и установок сторон, ресурсов, средств и методов ведения борьбы, реакции на конфликт окружающей среды, символов победы и поражения, имеющихся (и возможных) способов (механизмов) нахождения консенсуса и т.д.

Конфликты также классифицируют в соответствии со степенью нормативной регуляции: на одном конце континуума - институционализированные (типа дуэли), а на другом - абсолютные конфликты (борьба до полного уничтожения оппонента). Между этими крайними точками находятся конфликты разной степени институализации.

На определенной стадии развития конфликта у противоборствующих сторон могут существенно измениться представления о возможностях своих и противника. Наступает момент переоценки ценностей, обусловленный новыми взаимоотношениями, расстановкой сил, осознанием реальной ситуации - невозможности достичь целей или непомерной ценой успеха. Все это стимулирует изменение тактики и стратегии конфликтного поведения. В этом случае конфликтующие стороны начинают искать пути примирения и накал борьбы, как правило, идет на убыль. С этого момента фактически начинается процесс завершения конфликта, что не исключает новых обострений.

Завершающий этап стадии разрешения конфликта предполагает проведение переговоров и юридическое оформление достигнутых договоренностей. В межличностных и межгрупповых конфликтах результаты переговоров могут иметь форму устных договоренностей и взаимных обязательств сторон. Обычно одним из условий для начала переговорного процесса является временное перемирие. Но возможны варианты, когда на стадии предварительных договоренностей стороны не только не прекращают боевых действий, но идут на обострение конфликта, стремясь упрочить свои позиции на переговорах.

Метод "принципиальных переговоров" или "переговоров по существу", разработанный в рамках Гарвардского проекта по переговорам, изложенный в книге "Путь к согласию, или переговоры без поражения" Роджером Фишером и Уильямом Юри, сводится к четырем пунктам:

)Люди. Сделайте разграничение между участниками переговоров и предметом переговоров.

2)Интересы. Сосредоточьте внимание на интересах, а не на позициях.

)Варианты. Выделите круг возможностей, прежде чем принимать решение.

)Критерии. Настаивайте на том, чтобы результат основывался на какой-то объективной норме [7. С.28].

В основу переговорного процесса может быть положен метод компромисса, основанный на взаимных уступках сторон, или метод консенсуса, ориентированный на совместное решение существующих проблем [7. С.137].

Завершение непосредственного противоборства сторон не всегда означает, что конфликт полностью разрешен. Степень удовлетворенности или неудовлетворенности сторон заключенными мирными договоренностями во многом будет зависеть от следующих положений:

) насколько удалось в ходе конфликта и последующих переговорах достичь преследуемой цели;

) какими методами и способами велась борьба;

) насколько велики потери сторон (людские, материальные, территориальные и др.);

) насколько велика степень ущемленности чувства собственного достоинства той или иной стороны;

) удалось ли в результате заключения мира снять эмоциональное напряжение сторон;

) какие методы были положены в основу переговорного процесса;

) насколько удалось сбалансировать интересы сторон;

) навязан ли компромисс одной из сторон или третьей силой, или явился результатом взаимного поиска решения конфликта;

) какова реакция окружающей социальной среды на итоги конфликта.

Послеконфликтная стадия знаменует новую объективную реальность: новую расстановку сил, новые отношения оппонентов друг к другу и к окружающей социальной среде, новое видение существующих проблем и новую оценку своих сил и возможностей. Например, чеченская война буквально заставила высшее российское руководство по-новому строить свои отношения с чеченской республикой Ичкерия, по-новому взглянуть на ситуацию во всем Кавказском регионе и более реально оценить боевой и экономический потенциал России.

Функции социального конфликта:

Конфликт выполняет как положительные, так и отрицательные социальные функции. Существуют объективные и субъективные оценки последствий конфликта.

Основными источниками конфликта в обществе является расслоение общества, разделение его на социальные и национальные группы, слои, классы. Основное противоречие между производительными силами и производственными отношениями задает противоречия, проявляющиеся:

) в борьбе между социальными слоями, группами, классами;

) в противостоянии между поколениями (в семьях, организациях);

) в борьбе между этническими группами в обществе;

) в противоречащей друг другу деятельности различных религиозных общин;

) в борьбе носителей различных традиционных ценностей с вновь возникающими обычаями и т.д.

Для описания того или иного конфликта, необходимо знать:

) характеристики конфликтующих сторон (их ценности и мотивации, их устремления и цели, их интеллектуальные, психологические и социальные ресурсы для ведения или разрешения конфликта; их представления о конфликте, включая концепцию стратегии и тактики и т.д.);

) предысторию взаимодействий конфликтующих сторон (отношение друг к другу, взаимные стереотипы и ожидания, включая их представление об отношении к себе противоположной стороны, и главное, степень полярности их взглядов по системе <хорошо - плохо> и <заслуживает доверия - не заслуживает доверия>);

) природу того, что привело к конфликту (его границы, жесткость, мотивационную ценность, определение, периодичность и т.п.);

) социальную среду, в которой возник конфликт (различные инструменты, учреждения и ограничители; уровень поощрения или сдерживания в зависимости от выбранной стратегии и тактики ведения или разрешения конфликта, включая природу социальных норм и институциональных форм для регулирования конфликта);

) заинтересованные стороны (их отношение к конфликтующим сторонам и друг к другу, их заинтересованность в тех или иных результатах конфликта, их характеристики);

) применяемые конфликтующими сторонами стратегию и тактику (оценивание и/или изменение преимуществ, недостатков и субъективных возможностей и попытки одной из сторон оказать влияние на представление другой стороны о преимуществах или недостатках первой посредством тактики, которая может варьироваться по таким измерениям, как легитимность - нелегитимность, по соотношению использования позитивных и негативных стимулов, таких как обещания и поощрения или угроза наказания, свобода выбора - принуждения, уровень доверия, типы мотивов и т.д.).

) результаты конфликта для его участников и заинтересованных сторон (выгоды или потери, связанные с непосредственным предметом конфликта, внутренние изменения у конфликтующих сторон, связанные с их участием в конфликте, долгосрочные перспективы взаимоотношений между участниками конфликта, репутация участников в ходе конфликта у различных заинтересованных сторон) [8. С. 204-206].

Типология конфликтов

Согласно общей теории конфликтов Боулдинга, общественные конфликты в соответствии с уровнем организованности сторон делятся на три большие группы: конфликты на уровне индивидуумов, групп и организаций. Классификацией трех организационных уровней обусловлена следующая типология:

) конфликты между индивидуумами;

) пограничные конфликты между изолированными в пространстве группами;

) экологические конфликты между пересекающимися в пространстве группами;

) конфликты между гомогенными организациями (например, государствами);

) конфликты между гетерогенными организациями (например, между государством и церковью);

) конфликты между индивидуумом и группой (например, в семье);

) конфликты между индивидуумом и организацией (например, между гражданином и государством);

) конфликты между группой и организацией.

Конфликты различаются между собой: по легальности существования (открытые и латентные); по направленности развития (субъекты - цели); по скорости, по типам (когнитивные и мотивационные); по <механизму> их разрешения; по сложности и важности.

Когнитивными называются конфликты, отражающие противоположные или противоречивые точки зрения на события, факты. Они протекают в форме дискуссий, споров, диспутов, полемики на страницах газет и журналов и т.д. Если по отношению к одной из сторон конфликта не применяются методы насилия, если дискуссия ведется цивилизованно, то обычно не возникает опасности перехода этого типа конфликтов в мотивационные, в основе которых лежат столкновения коренных интересов сторон.

В зависимости от интенсивности, уровня антагонизма отношения между конфликтующими сторонами могут быть двух типов:

а) радикально конфликтными, если какой-либо общий интерес отсутствует; б) частично конфликтными, когда, несмотря на столкновение, стороны имеют какой-либо общий интерес.

Интересную типологию конфликтов предложил профессор Йельского университета Роберт Даль. По его мнению, конфликты подразделяются на:

) биполярные (двусторонние) и мультиполярные (многосторонние) - в зависимости от числа противостоящих участников конфликта;

) кумулятивные и перекрещивающиеся - в зависимости от сходства и различия состава участников конфликта;

) конфликты, ведущие к поляризации и сегментации - в зависимости от степени или уровня антагонизма участников. Под поляризацией понимается глубокий раскол общества на две противоположные группы, противоречие между которыми мирными средствами неразрешимо, а сегментация - это дробление общества на ряд слоев и групп с различными интересами и ценностями, конфликтующими между собой, но при этом стабильность общества гарантирована системой взаимных уступок, переговоров, консультаций.

В зависимости от формы проявления условий и времени протекания выделяются различные типы конфликтов:

По длительности:

)кратковременные (от нескольких минут до нескольких часов);

2)длительные (от нескольких часов до нескольких суток);

)затяжные (бессрочные, для которых не находится конструктивного решения);

По проявлению:

)скрытые (видимых проявлений конфликта недостаточно для того, чтобы судить о его наличии и особенностях);

2)частично скрытые (видимые проявления конфликта не позволяют адекватно судить о его причинах, глубине, действиях участников);

)открытые (все проявления конфликта не скрываются участниками, а иногда даже принимают демонстративный характер);

По организации:

)преднамеренные (специально задуманные и осуществленные по заранее намеченному плану);

2)нечаянные (возникшие случайно, без предварительных намерений по воле обстоятельств, ситуаций);

)спровоцированные (возникшие в результате провоцирующих слов или поступков, вынуждающих обстоятельств);

)инициативные (один из участников или одна из сторон выступает в роли инициатора, начиная со слов или действий, вызывающих конфликт).

В соответствии с рассмотренной типологией конфликтов любая конфликтная ситуация может быть отнесена по соответствующему основанию (по субъектам, причинам, длительности протекания, организации, проявления и т.д.) к тому или иному типу. Сравнение различных типов при анализе конкретной ситуации дает возможность более правильной ее оценки и анализа и, соответственно, принятия оптимальных вариантов по разрешению конфликта.

Субъектами социальных конфликтов выступают: личности, группы, классы, этнические общности, социальные организации и институты, политические союзы, государства, международные объединения. Соответственно различаются типы конфликтов: межличностные, внутригрупповые и межгрупповые, межклассовые и внутриклассовые, этнические (или национальные), внутренние конфликты организаций и институтов, конфликты, возникающие между государствами, т.е. международные.

Противостоящие субъекты живут и борются в различных подсистемах общественных отношений и деятельности. Отсюда вытекает классификация конфликтов по критерию сфер жизнедеятельности общества: экономические, социальные, политические, правовые, идеологические, нравственные, религиозные, научные, управленческие. Их носителями могут быть любые из перечисленных субъектов. Они объединяются в рамках теории среднего уровня. Экономический конфликт - это конфликт прежде всего по поводу присвоения, распоряжения и использования средств производства, а также организации и управления производством материальных благ и их распределением. Социальный конфликт - по поводу средств жизнеобеспечения, реального доступа к различным благам и ресурсам. Одной из разновидностей социального конфликта является этнический конфликт, связанный с защитой прав и интересов национальных групп. Политический конфликт-обобщающий по отношению к другим общественным конфликтам; он возникает по поводу власти, ее приобретения, защиты и использования в интересах определенных социальных групп или большинства общества. Правовой конфликт формируется в системе правовых отношений и по поводу юридических норм и правосознания. Управленческий конфликт присущ управленческим отношениям, рождается на различных этапах разработки, принятия и реализации управленческих решений. Идеологический, религиозный, научный, нравственный и другие конфликты, характеризующие процессы духовной жизни людей; возникают и существуют в сфере духовной деятельности и взаимоотношений по поводу духовных ценностей.

.2 Социальная психология

Социальная психология - это наука о том, что люди думают друг о друге, как они влияют друг на друга и как относятся друг к другу. Социальная психология произошла от психологи и социологии. По сравнению с социологией социальная психология более индивидуалистична по содержанию и более экспериментальна по методологии. От психологии личности социальная психология отличается тем, что она интересуется не столько индивидуальными различиями между людьми, сколько тем, как люди вообще воспринимают друг друга и влияют друг на друга.

Социальная психология - одна из наук об окружающей среде: она изучает зависимость поведения от социальной среды. Помимо подхода, присущего социальной психологии, есть ещё немало других подходов к изучению природы человека, каждый из которых ставит собственные вопросы и получает на них свои ответы. Эти разные точки зрения не противоречат друг другу, а дополняют друг друга.

Социальная психология - это не столько совокупность результатов, сколько совокупность стратегий, позволяющих получать ответы на вопросы. Интерес к человеческому поведению в обществе пробудился очень рано. В течение длительного периода социально - психологические взгляды разрабатывались в рамках различных философских учений. Элементы социальной психологии складывались и внутри конкретных наук - в психологии, социологии, антропологии, этнографии, криминологии, языкознании. Социальная психология стала независимой наукой отчасти потому, что специалисты различных отраслей знания не в состояии были решить некоторые свои проблемы. Психологи обнаружили, что они не могут объяснить некоторых наблюдаемых фактов восприятия и мышления; социологи не имели удовлетворительного объяснения того, каким образом поддерживаются и изменяются групповые структуры; антропологи нашли, что некоторые из их обобщенных описаний культуры кажутся пустыми и безжизненными, пока не принимаются в расчет личные переживания участников; и психиатры были вынуждены внимательно отнестись к альтернативным теориям человеческого поведения, когда терапевтические меры, основанные на прежних взглядах, оказались неадекватными. Подобные трудности заставляют осознать то, что люди всегда живут в группах и что подавляющее большинство их поступков связано с прошлым, настоящим или будущим поведением их товарищей [10. С.23]

В целом в истории социальной психологии можно выделить три периода:

период - период накопления знаний в сферах философии и общей психологии (VI в. До н.э. - середина XIX в.).

период - период выделения описательной социальной психологии из философии (социологии) в самостоятельную область знания (50-60-е годы XIX в. - 20-е годы ХХ в.).

период - период оформления социальной психологии в экспериментальную науку (20-е годы ХХ в.) и ее современного развития.

Ко второй половине XIX в. относятся первые попытки создания самостоятельных социально-психологических концепций: "психология народов" (М. Лацарус, Х. Штейндаль, В. Вундт), "психология масс" (С. Селье, Г. Лебон), теория инстинктов социального поведения (У. Мак-Дугалл). Началом существования социальной психологии как особой дисциплины считается 1908 г., когда одновременно появились работы английского психолога У. Мак-Дугалла и американского социолога Э. Росса, в названиях, которых содержался термин "социальная психология". После Первой мировой войны в США и в других странах велась разработка социально-психологических проблем в производстве, армии, пропаганде и т.п., а также общих методологических принципов построения социальной психологии как экспериментальной науки. Однако социальная психология, в которой ведущую роль играл метод лабораторного эксперимента, сделала чрезмерный акцент на малой группе. Это привело к недооценке теоретических и мировоззренческих аспектов социальной психологии, игнорированию реальных социальных проблем, утрате "социального контекста".

В период 30-х годов ХХ в., т.е. во время наибольшего бума экспериментальных исследований, теоретические работы вообще были непопулярны, малочисленны, но продолжали существовать. В основном они концентрируются вокруг четырех направлений: бихевиоризма, психоанализа, так называемых когнитивных теорий и интеракционизма. Из четырех названных направлений три представляют собой социально-психологические варианты основных течений психологической мысли, а четвертое направление (интеракционизм) представляет социологический источник.

В конце 50-х - начале 60-х годов начались дискуссии о судьбах социальной психологии. Основная полемика касалась двух вопросов:

) понимания предмета социальной психологии и соответственно круга ее задач;

) соотношения социальной психологии с психологией, с одной стороны, и социологией - с другой. Отечественная социальная психология открывает свою новейшую историю с 1962 г., когда открылась первая в стране лаборатория социальной психологии при отделении психологии Ленинградского университета. Начиная с этой даты, а особенно в последние годы, увеличился поток литературы социально-психологического содержания. Возросло, несомненно, количество переводных изданий стран западной Европы и США [13. С.8-9].

В 1940-х гг., когда в Европе свирепствовал фашизм, психологи начали активно изучать предрассудки; что 1950-е - период, отмеченный нетерпимостью к инакомыслию и модой на единообразие, - дали нам немало работ по конформности; что 1960-е с их проявлениями гражданского неповиновения и ростом преступности ознаменовались ростом интереса к агрессии, а феминистское движение 1970-х стимулировало скачкообразный рост количества публикаций о гендере и сексизме; что 1980-е спровоцировали рост интереса к психологическим аспектам гонки вооружений, а 1990-е были отмечены всплеском интереса к восприятию людьми культурных и расовых отличий и нетрадиционной сексуальной ориентации. Социальная психология отражает социальную историю [11. С.28].

Само сочетание слов "социальная психология" указывает на специфическое место, которое занимает эта дисциплина в системе научного знания. Возникнув на стыке наук - психологии и социологии, социальная психология до сих пор сохраняет свой особый статус. Это приводит к тому, что каждая из "родительских" дисциплин довольно охотно включает ее в себя в качестве составной части. Такая неоднозначность положения научной дисциплины имеет много различных причин. Главной из них является объективное существование такого класса фактов общественной жизни, которые сами по себе могут быть исследованы лишь при помощи объединенных усилий двух наук: психологии и социологии. С одной стороны, любое общественное явление имеет свой "психологический" аспект, поскольку общественные закономерности проявляются не иначе как через деятельность людей, а люди действуют, будучи наделенными сознанием и волей. С другой стороны, в ситуациях совместной деятельности людей возникают совершенно особые типы связей между ними, связей общения и взаимодействия, и анализ их невозможен вне системы психологического знания.

Другой причиной двойственного положения социальной психологии является сама история становления этой дисциплины, которая вызревала в недрах одновременно и психологического, и социологического знания и в полном смысле слова родилась "на перекрестке" этих двух наук. Все это создает немалые трудности как в определении предмета социальной психологии, так и в выявлении круга ее проблем.

Вместе с тем потребности практики общественного развития диктуют необходимость исследования таких пограничных проблем, и вряд ли можно "ожидать" окончательного решения вопроса о предмете социальной психологии для их решения. Запросы на социально-психологические исследования в условиях современного этапа развития общества поступают буквально из всех сфер общественной жизни, особенно в связи с тем, что в каждой из них сегодня происходят радикальные изменения. Такие запросы следуют из области промышленного производства, различных сфер воспитания, системы массовой информации, области демографической политики, борьбы с антиобщественным поведением, спорта, сферы обслуживания и т.д. Можно утверждать, что практические запросы опережают развитие теоретического знания в социальной психологии.

Все это, несомненно, стимулирует интенсивное развитие социальной психологии на современном этапе. Необходимость этого усугубляется еще двумя обстоятельствами. Во-первых, тем, что в истории существования советской социальной психологии как самостоятельной науки был довольно длительный перерыв и новый этап бурного оживления социально-психологических исследований начался лишь в конце 50-х - начале 60-х годов. Во-вторых, тем, что социальная психология по своему существу является наукой, стоящей весьма близко к острым социальным и политическим проблемам, а потому принципиально возможно использование ее результатов различными общественными силами. Социальная психология на Западе имеет весьма солидную историю, которая также убедительно подтверждает эту истину.

Таким образом, для социальной психологии, как, может быть, ни для какой другой науки, актуально одновременное решение двух задач: и выработки практических рекомендаций, полученных в ходе прикладных исследований, столь необходимых практике, и "достраивание" своего собственного здания как целостной системы научного знания с уточнением своего предмета, разработкой специальных теорий и специальной методологии исследований. Приступая к решению этих задач, естественно, необходимо, пока не прибегая к точным дефинициям, очертить круг проблем социальной психологии, чтобы более строго определить задачи, которые могут быть решены средствами этой дисциплины. Мы исходим при этом из принятия той точки зрения, что, несмотря на пограничный характер, социальная психология является частью психологии (хотя существуют и другие точки зрения, например, отнесение социальной психологии к социологии). Следовательно, определение круга ее проблем будет означать выделение из психологической проблематики тех вопросов, которые относятся к компетенции именно социальной психологии. Поскольку психологическая наука в нашей стране в определении своего предмета исходит из принципа деятельности, можно условно обозначить специфику социальной психологии как изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологических характеристик самих этих групп [12. С.4].

Современные представления о предмете социальной психологии. В конце 50-х - начале 60-х гг. развернулся второй этап дискуссии о предмете социальной психологии. Два обстоятельства способствовали новому обсуждению этой проблемы.

Во-первых, все расширяющиеся запросы практики. Решение основных экономических, социальных и политических проблем позволило более пристально анализировать психологическую сторону различных проявлений общественной жизни. Активное обратное воздействие на ход объективных процессов должно быть особенно детально исследовано в современных условиях, когда психологический, "человеческий" фактор приобретает столь значительную роль. Механизмы конкретного взаимодействия общества и личности в этих условиях должны быть исследованы не только на социологическом, но и на социально-психологическом уровне.

Во-вторых, к моменту, когда все эти проблемы с особой остротой были поставлены жизнью, произошли серьезные изменения и в области самой психологической науки. Советская психология, осуществляя свою радикальную перестройку на базе марксистской философии, превратилась к этому времени в развитую дисциплину, располагающую и солидными теоретическими работами, и широко разветвленной практикой экспериментальных исследований. Значительно возросла квалификация исследователей как в профессиональном, так и в методологическом плане. К этому же времени произошли изменения в общей духовной жизни общества, что было связано с некоторым смягчением идеологического пресса и начавшейся "оттепелью" и позволило обсуждать судьбу социальной психологии не в качестве "буржуазной науки". Таким образом, были созданы и необходимые субъективные предпосылки для нового обсуждения вопроса о судьбах социальной психологии, о ее предмете, задачах, методах, а также о ее месте в системе наук. Обсуждение этих вопросов на новом уровне становилось не только необходимым, но и возможным.

Дискуссия началась в 1959 г. статьей А.Г. Ковалева, опубликованной в журнале "Вестник ЛГУ" (Ковалев, 1959), после чего была продолжена на Втором Всесоюзном съезде психологов в 1963 г., а также на страницах журнала "Вопросы философии" (1962, № 2,5). Основная полемика касалась двух вопросов:

) понимания предмета социальной психологии и соответственно круга ее задач;

) соотношения социальной психологии с психологией, с одной стороны, и с социологией - с другой. Несмотря на обилие нюансов различных точек зрения, все они могут быть сгруппированы в несколько основных подходов [12. С.8-10].

Первый из них, получивший преимущественное распространение среди социологов, понимал социальную психологию как науку о массовидных явлениях психики. В рамках этого подхода разные исследователи выделяли разные явления, подходящие под это определение. Иногда большой акцент делался на изучении психологии классов, других больших социальных общностей и в этой связи на таких отдельных элементах, сторонах общественной психологии групп, как традиции, нравы, обычаи и пр., внутри этого же подхода почти все единодушно говорили о необходимости изучения коллективов. Большинство социологов определенно трактовали предмет социальной психологии как исследование общественной психологии. Соответственно были выделены термины:

общественная психология - уровень общественного сознания, характерный для отдельных социальных групп, прежде всего классов;

социальная психология - наука об общественной психологии.

Второй подход напротив, видит главным предметом исследования социальной психологии - личность. Оттенки здесь проявлялись лишь в том, в каком контексте предполагалось исследование личности. Выделялись положение личности в группе, межличностные отношения, вся система общения. Позднее с точки зрения этого подхода дискуссионным оказался вопрос о месте "психологии личности" в системе психологического знания.

Третий подход в каком-то смысле пытался синтезировать два предыдущих. Социальная психология была рассмотрена здесь как наука, изучающая и массовые психические процессы, и положение личности в группе. В этом случае, естественно, проблема социальной психологии представлялась достаточно широкой. Однако, такое понимание более всего отвечало реально складывающейся практике исследований. Таким образом, предмет социальной психологии достаточно широк, и можно с двух сторон двигаться к его определению - как со стороны личности, так и со стороны массовых явлений. В целом предметом социальной психологии является изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных их включением в социальные группы, а также психологических характеристик самих этих групп. Социальная психология как наука изучает следующие явления:

Психологические процессы, состояния и свойства индивида, которые проявляются в результате его включения в отношения с другими людьми, в различные социальные группы (семью, учебные и трудовые группы и т.д.) и в целом в систему социальных отношений (экономических, политических, управленческих, правовых и др.). Наиболее часто изучаются такие проявления личности в группах, как: общительность, агрессивность, совместимость с другими людьми, конфликтогенность и др.

Феномен взаимодействия между людьми, в частности, феномен общения, например: супружеского, детско-родительского, педагогического, управленческого, психотерапевтического и многих других его видов. Взаимодействие может быть не только межличностным, но и между личностью и группой, а также межгрупповым.

Психологические процессы, состояния и свойства различных социальных групп как целостных образований, отличающихся друг от друга и не сводимых к какому бы то ни было индивиду. Наибольший интерес социальных психологов вызывают исследования социально-психологического климата группы, конфликтных отношений (групповых состояний), лидерства и групповых действий (групповых процессов), сплоченности, сработанности и конфликтности (групповых свойств) и др.

Массовые психические явления, такие как: поведение толпы, паника, слухи, мода, массовые энтузиазм, ликование, апатия, страхи и т.д.

Наиболее существенной чертой социально-психологического знания является его включенность в социальную и политическую проблематику общества. Социальная психология выступает в качестве междисциплинарной научной теории, изучающей социальную психику как динамическую систему, в том числе явления и законы, а также психологические механизмы социальной регуляции. В зависимости от того или иного понимания предмета социальной психологии выделяются основные объекты ее изучения, т.е. носители социально-психологических явлений. К ним относятся: личность в группе (системе отношений), взаимодействие в системе "личность - личность" (родитель - ребенок, руководитель - исполнитель, врач - больной, психолог - клиент и т.д.), малая группа (семья, школьный класс, трудовая бригада, воинский экипаж, группа

друзей и т.п.), взаимодействие в системе "личность - группа" (лидер - ведомые, руководитель - трудовой коллектив, командир - взвод, новичок - школьный класс и т.д.), взаимодействие в системе "группа - группа" (соревнование команд, групповые переговоры, межгрупповые конфликты и т.д.), большая социальная группа (этнос, партия, общественное движение,

социальный слой, территориальная, конфессиональная группы и т.п.) [13. С.11-13].

Социальные убеждения и суждения - мощнейший фактор, определяющий социальное поведение индивида в тех или иных обстоятельствах жизни. В огромной мере социоповедение индивида зависит от того, как люди интерпретируют (объясняют) других. Наши заключения о поступках людей очень важны: ведь этим определяются наши реакции и решения относительно других. Люди интерпретируют других людей, а социальные психологи интерпретируют интерпретацию этих людей.Д. Майерс и другие американские социопсихологи активно эксплуатируют так называемую теорию атрибуции, или теории приписывания. Эта теория, как они считают, объясняет поведение людей. Одна из концепций теории приписывания состоит в следующем. Люди объясняют поведение других людей, приписывая причину действий либо внутренней природе человека (свойства характера, мотивы, установки), либо внешним ситуациям.

На самом же деле эти различия между внутренними и внешними причинами поведения часто стерты (ситуации действительно влияют на внутреннюю природу того, что наделено активностью: шар катится и потому, что он круглый, и потому, что его толкнули, и это относится отнюдь не только к неодушевленным предметам). Тем не менее, социальные психологи обнаружили, что люди часто приписывают поведение других либо их внутренней природе, либо ситуации.

Выявился ряд и других интересных закономерностей, в соответствии с которыми люди интерпретируют поведение других. Так, было замечено, что многие с необычайной легкостью делают заключения о чертах личности других людей. Обращено внимание на то, что приписывания почти сплошь и рядом рационалистичны, т.е. психология здравого смысла часто объясняет поведение других с логической точки зрения. Было обнаружено, что в обыденных интерпретациях люди часто не принимают в расчет иные возможные причины поведения, если уже какие-то правдоподобные из них известны.

Социопсихологи установили также, что люди нередко приходят к заключению, будто намерения и внутренняя природа другого человека соответствует его поведению. Это так называемая теория соответствующих предположений, или теория предубеждения соответствия.

Немало интересного выявлено и в том, что касается распространенных ошибок, связанных с феноменом приписывания. Так, одной из фундаментальных ошибок приписывания считают тенденцию наблюдателей недооценивать ситуационную и переоценивать внутреннюю природу другого. Все, однако, происходит наоборот, когда дело касается самого наблюдателя. Другими словами, мы часто объясняем свое собственное поведение с точки зрения ситуации, но при этом считаем, что другие сами несут ответственность за свое поведение. Это очень точно иллюстрируется той лексикой, какой мы пользуемся в подобного рода ситуациях. Когда мы объясняем собственные поступки, то обычно используем глаголы, которые характеризуют наши реакции ("Меня это раздражает. "). Интерпретируя же кого-то другого, мы чаще используем прилагательные, характеризующие этого человека ("Он раздражительный").

Ошибки приписывания совершаются отчасти потому, что, наблюдая за чьим-либо действием, мы концентрируем свое внимание именно на этой личности, а ситуация остается относительно незаметной. Когда же мы действуем, наше внимание обычно направлено на то, на что мы реагируем, и ситуация проявляется более явно. Поэтому мы более чувствительны к ситуативным влияниям на нас. Когда социальную информацию можно проинтерпретировать по-разному, большой вес имеет предубеждение. Мы менее критичны к информации, если она поддерживает предпочитаемые нами выводы. Интерпретация событий самым непосредственным образом зависит от восприятия, и этим можно успешно пользоваться для манипулирования интерпретациями. Эксперименты с фотографиями одного и того же человека, показанные одновременно с сопроводительной информацией о том, кто этот человек (герой или преступник), убедительно подтвердили такую зависимость. Иначе говоря, если у нас есть убеждение, оно влияет на то, как мы воспринимаем всю другую, относящуюся к делу информацию.

Социопсихологами подмечен и такой феномен, который получил название "стойкость убеждений". Суть его в том, что когда основа нашего убеждения дискредитируется, объяснение, почему убеждение могло бы быть истинным, остается.

Многочисленные психологические эксперименты показали, что чем тщательнее мы проверяем свои теории и объясняем, почему они могли бы быть истинными, тем в большей степени становимся закрытыми для информации, которая способна пошатнуть наше мнение. Неверное мнение о других людях или даже о себе может продолжать существовать даже после его дискредитации [14. С.15-16].

2. Внутриличностные конфликты

Понятие конфликта принадлежит как науке, так и обыденному сознанию, наделяющему его специфическим смыслом. Каждый из нас интуитивно понимает, что такое конфликт, однако от этого определение его содержания не становится более легким. "Психологический словарь" определяет конфликт как "трудно разрешимое противоречие, связанное с острыми эмоциональными переживаниями.

Слово "конфликт происходит от латинского conflictus - столкновение. Как правило, содержание понятия конфликта раскрывается через следующие значения.

.Состояние открытой, часто затяжной борьбы; сражение или война.

2.Состояние дисгармонии в отношениях между людьми, идеями или интересами; столкновение противоположностей.

.Психологическая борьба, возникающая как результат одновременного функционирования взаимно исключающих импульсов, желаний или тенденций.

.Противостояние характеров или сил в литературном или сценическом произведении, в особенности главная оппозиция, на которой строится сюжет.

Многие видные мыслители прошлого говорили, что конфликт находится внутри человека и что он (человек) является главным носителем конфликта. Э. Шостром сравнивает внутреннее состояние человека с двухпартийной системой демократии. "В каждом из нас, - пишет он, - заложена такая двухпартийная система, при которой одна часть - у власти, другая - в лояльной оппозиции". И такая внутренняя раздвоенность не является патологией - это вполне нормальное состояние здорового организма. Но оппозиция предполагает не только лояльность (критику, контроль и т.д.), но и жесткую бескомпромиссную борьбу, т.е. конфликт.

Такие конфликты можно условно обозначить как конфликты "между тем, что есть и тем, что хотелось бы иметь". Другие варианты таких конфликтов: "между тем, чего вы хотите и тем, чего не хотите", "между тем, кто вы есть и тем, кем хотели бы быть" и т.д. Внутриличностные конфликты - борьба двух позитивных или двух негативных тенденций, или борьба позитивной и негативной тенденции в психике одного субъекта. Одним из видов внутриличностного конфликта является неосознанный внутренний конфликт. В основе его лежат любые не полностью разрешенные в прошлом конфликтные ситуации, о которых мы забыли. На бессознательном уровне мы несем груз неразрешенных в прошлом проблем и непроизвольно воспроизводим старые конфликтные ситуации, как бы пытаясь решить их вновь. Поводом для возобновления неосознанного внутреннего конфликта могут стать обстоятельства, схожие с прошлой неразрешенной ситуацией [15. С.26].

Психологическая традиция изучения конфликтов является наиболее богатой и развитой из всех научных дисциплин, интересующихся конфликтами. Об этом свидетельствует как устойчивый и продолжительный интерес психологов к конфликтам, так и разнообразие теоретических и практических работ на эту тему. Конфликт, как одно из значимых явлений психической жизни человека, непосредственно связан с проблемой всей психологической науки, по-разному решаемой ее различными дисциплинами [16. С.52].

Наименьшее количество категорий, на которые имеет смысл разделить все теории личности, равняется трем. Мы можем передать сущность этих трех категорий, определив их следующим образом: модель конфликта, модель самореализации и модель согласованности. В модели конфликта предполагается, что личность постоянно и неизбежно находится между двумя сильными, но противоположными друг другу влияниями. Жизнь в соответствии с этой моделью необходимым образом представляет собой в лучшем случае компромисс, который реализуется в динамическом балансе этих двух движущих сил, а в худшем - обреченную на провал попытку отвергнуть существование одной из них. Существуют две версии модели конфликта. В психосоциальной версии источник одной из этих сил кроется в самом человеке, тогда как источник второй - в группах или обществе. В интрапсихической версии обе движущие силы возникают внутри самой личности независимо от того, рассматривается ли она как индивидуальная или как социальная сущность. Поскольку две эти силы изначально антагонистичны друг другу, в обеих версиях конфликтной модели делается акцент на их непосредственном содержании; считается, что изменить эти силы невозможно [17. С.27].

По Фрейду, конфликт вызывается вынужденным отказом, когда лишенное удовлетворения либидо вынуждено искать другие объекты и пути. Условием конфликта является то, что эти другие пути и объекты вызывают недовольство части личности, так что накладывается вето, делающее сначала невозможным новый способ удовлетворения. Отвергнутые либидозные стремления оказываются в состоянии добиться цели окольными путями, хотя и уступая протесту в виде определенных искажений и смягчений. Обходные пути и есть пути образования симптомов, симптомы - новое и замещающее удовлетворение, ставшее необходимым благодаря факту вынужденного отказа.

Значение психического конфликта можно выразить по другому: к внешне вынужденному отказу, чтобы он стал патогенным, должен присоединиться еще внутренне вынужденный отказ. Разумеется, внешне - и внутренне вынужденный отказы имеют отношение к разным путям и объектам. Внешне вынужденный отказ отнимает одну возможность удовлетворения, внутренне вынужденный хотел бы исключить другую возможность, вокруг которой затем и разыгрывается конфликт [18. С.154].

Нормальный конфликт может протекать осознанно, но невротический конфликт всегда бессознательный. Даже тогда, когда нормальный человек не осознает свой конфликт, он может сравнительно легко добиться этого, тогда как существенные влечения, порождающие невротический конфликт, глубоко вытеснены и могут быть обнаружены лишь при преодолении значительного сопротивления невротика. Нормальный конфликт касается фактического выбора между двумя возможностями, обе из которых его субъект находит одинаково желательными, или между убеждениями, каждым из которых он в действительности дорожит. Поэтому он в состоянии принять выполнимое решение, даже если оно окажется для него трудным и потребует определенного ограничения. Невротик, подавленный конфликтом, не свободен в своем выборе. Он разрываем в равной степени принудительными силами, действующими в противоположных направлениях, ни одной из которых он на самом деле не хочет следовать. Поэтому принятие решения в общепринятом смысле для него недоступно. Он находится на мели без всякой возможности сняться с нее. Конфликт может быть разрешен только работой с невротическими влечениями и таким изменением отношений невротика к другим и к самому себе, чтобы он смог освободиться от этих влечений полностью.

Эти характерные особенности объясняют остроту невротических конфликтов. Такие конфликты не только трудно распознавать; они не только делают человека беспомощным, но также обладают разрушительной силой, бояться которой он имеет все основания. Если мы не знаем указанных характерных черт и не учитываем их, то мы не поймем отчаянных попыток невротика, составляющих основную часть его невроза, решить свой конфликт [19. С.10].

Если рассматривать личность как совокупность стабильных, длительно существующих характеристик, понимание того, как они развиваются, приобретает характер чего-то большего, чем праздное любопытство. Концепции развития фокусируются на вопросе о том, как мотивационные аспекты функционирования личности меняются от младенчества до зрелости, а потом в старости. Объяснение этих изменений является ключевым компонентом в теории личности.

Личностное развитие происходит на протяжении всей жизни. Соответственно, некоторые теоретики предложили стадийную модель для понимания фаз роста и развития в жизни человека. Теория Фрейда, в которой формирование личности представлено в виде последовательности стадий психосексуального развития, является одним из примеров этого подхода. Логика теоретических построений Фрейда основывается на двух факторах: фрустрации и сверхзаботливости. В первом случае психосексуальные потребности, соответствующие определенной стадии развития пресекаются (фрустрируются) родителями и поэтому не находят оптимального удовлетворения, во втором со стороны родителей ребенку предоставляется мало возможности самому управлять своими внутренними функциями. В обоих случаях происходит своеобразное застревание (фиксация) на определенной стадии психосексуального развития. Фрейд отстаивал точку зрения, согласно которой серьезные конфликты во взрослой жизни - следствие нарушения адекватного прохождения фаз психосексуального развития.

В качестве другого примера можно назвать концепцию восьми стадий развития эго, сформулированную Эриксоном. Так, основной задачей первой стадии является установление доверия ребенка к внешнему миру; наличие чувства доверия является основой формирования положительного самоощущения. Ребенок при этом узнает, может ли он положиться на взрослых, способны ли они заботиться о нем, любить его, поддерживать позитивные эмоции. Если этого нет, ребенок не сможет овладевать новыми видами деятельности. Если же ребенок испытывает положительные ощущения, то мир выступает для него непротиворечивым и предсказуемым. Длится этот период от рождения до 1 года.

Задача второй стадии - дать ребенку почувствовать себя самостоятельным. Для этой стадии характерно противоречие между продолжающейся зависимостью ребенка и развивающейся у него автономией. Ребенок начинает осознавать себя активно действующим существом. Он постепенно переходит от состояния полной зависимости от взрослых к относительной самостоятельности. Если же ребенок сталкивается с неодобрением своего поведения, запретами, негативным к нему отношением, у него появляются сомнения в самой возможности что-либо сделать самостоятельно. Продолжительность этой стадии от 1 года до 3 лет.

Третья стадия начинается с разворачивания конфликта между инициативой и чувством вины. У ребенка в начале этой стадии появляются первые представления о том, каким человеком он может стать. В связи с этим он ставит перед собой определенные задачи и пытается их решить. Для третьей стадии характерна энергичная и настойчивая познавательная деятельность. Ребенок весьма любознателен. У него развивается чувство уверенности в себе и в своих возможностях, еще и потому, что он уже умеет ходить, бегать, говорить, может осмысливать происходящее. Поэтому так важна нормальная и адекватная реакция, поддержка родителями и другими взрослыми такого исследовательского поведения ребенка. Главная опасность - это появление у ребенка чувства вины за совершенные им действия. Возрастные границы периода от 3 до 6 лет.

Четвертая стадия приходится на первые школьные годы (6-12 лет). На этой стадии ребенок психологически готов к освоению действий, которые выполняют родители, но для того, чтобы получить физическую возможность выполнять их самому, он должен трудиться. Таким образом, на этом этапе ребенок осуществляет разнообразную продуктивную деятельность, в результате которой у него складывается чувство трудолюбия и способность к самовыражению. Если у него постоянно что-то не получается, то уверенность в себе падает, развивается чувство неполноценности.

Основная трудность пятой стадии состоит в конфликте между формирующимся чувством идентичности и ролевой неопределенностью. Главная задача подросткового периода, на который приходится эта стадия, - поиск ответа на вопросы "Кто я?" и "Каков мой дальнейший путь?". Опасность, которой должен избежать подросток, - это размывание чувства "Я".

При этом подросток может избегать слишком тесных межличностных контактов, оказаться неспособным строить планы на будущее или найти в себе силы и сосредоточиться на чем-либо, а может с головой уйти в работу, пренебрегая всем остальным. Сформировать идентичность - значит научиться верно идентифицировать себя с взрослыми. Возрастные границы от 13 до 18 лет.

Основным конфликтом шестой стадии развития, приходящейся на период ранней взрослости, Э. Эриксон считал конфликт между близостью и изоляцией. При этом под близостью понимается не только и даже не столько сексуальная близость. Близость по Эриксону - это способность человека отдать часть себя другому человеку, не боясь потерять при этом собственную идентичность, то есть не боясь потерять свое "Я", растворить его в "Я" другого человека.

Задача седьмой стадии - в развитии у себя целеустремленности, которая делает жизнь продуктивной. Это возможно при условии удачного разрешения предыдущих конфликтов. Целеустремленный человек способен бесконфликтно направлять свою энергию на решение социальных проблем, он может уделять больше внимания и оказывать помощь другим людям. Неудачи при разрешении предыдущих конфликтов могут приводить к излишней поглощенности самим собой, сосредоточению на непременном удовлетворении своих личных психологических потребностей, что, безусловно, ведет к регрессу в развитии личности.

На заключительном этапе своей жизни люди обычно ретроспективно просматривают свою жизнь, по-новому оценивают ее. Человек испытывает удовлетворение, если, по его мнению, она была наполнена смыслом. Он принимает свою жизнь, полагая, что она была прожита не зря, что ему удалось полностью реализовать себя. Или наоборот, он отвергает ее, у него возникает чувство отчаяния оттого, что жизнь кажется ему чередой упущенных возможностей и напрасной траты сил [20. С.16].

Непосредственное исследование конфликта как реакции на те или иные особенности внешней ситуации связано с экспериментальными работами

М. Дойча в изучении интерперсональных конфликтов и М. Шерифа в области межгрупповых конфликтов. Именно им психология в первую очередь обязана введением конфликта в ранг экспериментально изучаемой психологической проблематики. Известно, что для приверженцев бихевиористской парадигмы применение экспериментальных методов в изучении психологических феноменов было делом принципа и способом утверждения поведенческой ориентации как доказательства научного статуса объективной психологии. Самым значительным именем среди тех, кто сделал ситуационную природу конфликта предметом основного внимания и экспериментального анализа, является М. Дойч, ученик и младший коллега К. Левина, чьи исследования в области социальной психологии групп оказали на него огромное влияние.

Левин считал важнейшей характеристикой группы систему взаимозависимостей и взаимозависимостей между ее членами. Именно эти характеристики социальных отношений стали основным предметом многолетних исследований Дойча [6. С.64].

Начиная с 1948 года Дойчем были выполнены сотни исследований. Изучались кооперативные и конкурентные отношения, как внутри групп, так и между ними: исследования проводились в учебных классах, рабочих ситуациях и лабораторных условиях; изучались группы с гомогенным составом и состоящие из людей разных способностей, различной расовой и этнической принадлежности и т.д. Результатом этих многочисленных исследований стала теория кооперации и конкуренции. Дойч считает, что его теория строится вокруг двух основных положений: одно из них связано с типом взаимозависимости между целями людей, вовлеченных в данную ситуацию, другое - с типом действий этих людей. Он различает два основных типа взаимозависимости целей: способствующая взаимозависимость, где цели соотносятся так, что вероятность или степень достижения цели одним человеком позитивно связаны с вероятностью или степенью ее достижения другими; и противоположная взаимозависимость, где цели соотносятся так, что вероятность или степень достижения цели одним негативно коррелирует с вероятностью или степенью достижения цели другими. Также выделяются два типа действий индивида: эффективные действия, которые улучшают шансы действующего лица на достижение цели, и ухудшающие действия, имеющие противоположные результаты. Далее Дойч комбинирует типы взаимозависимости и типы действий, чтобы установить, как они будут влиять на основные социально - психологические процессы. Другое известное имя в области ситуационного подхода к изучению конфликтов - это М. Шериф с его знаменитыми экспериментами, в которых конфликт создавался в реальных условиях человеческого взаимодействия. Вполне закономерно, что именно межгрупповые конфликты стали объектом его внимания, как и интереса многих других исследователей: различные виды социальных, расовых, этнических и других конфликтов требовали поиска практических путей своего разрешения. Соответственно и в психологии начинает доминировать желание не столько теоретически объяснять существующие конфликты, сколько практически помогать людям справляться с ними [6. С.67].

С началом становления когнитивистских подходов в психологии стал проявляться все больший интерес к роли когнитивных процессов в регуляции взаимодействия людей, к тем субъективным образом окружающей действительности, которые складываются у индивида и организуются в связные и по возможности непротиворечивые интерпретации картины мира.

Провозвестником когнитивизма не без оснований считают К. Левина, который ввел принципиально иное, чем у бихевиористов, понимание среды, окружающей индивида. В соответствии с теорией поля "описание ситуации должно быть скорее субъективным, нежели объективным, т.е. ситуация должна описываться с позиции индивида, поведение которого исследуется, а не с позиции наблюдателя". Тем самым, Левин преодолевает оппозицию "внутреннее - внешнее" в интерпретации источников социального поведения: если психоанализ рассматривал интрапсихические, "внутренние" факторы как главные в регуляции поведения, а бихвиоризм отдавал приоритет ситуативным, "внешним", то Левин фактически объединил их, придав "внешним" (объективным в трактовке бихевиоризма) факторам "внутренний", субъективный характер. Именно благодаря работам К. Левина, а также других представителей когнитивного феноменологического подхода сегодня в психологии, независимо от приверженности психолога преимущественно "личностному" или "ситуационному" объяснению, фактически общепринятым является представление, что "поведение определяет не ситуация, которая может быть описана "объективно" или по согласованному мнению нескольких наблюдателей, а ситуация, как она дана субъекту в его переживании, как она существует для него".

Категория внутриличностных конфликтов объединяет психологические конфликты, состоящие в столкновении различных личностных образований (мотивов, целей, интересов и т.д.), представленные в сознании индивида соответствующими переживаниями. Конфликты этого вида в психологической литературе обозначаются как внутриличностные, личностные, внутренние, интрасубъектные, интраперсональные, наконец, как просто психологические. Возможно, самой фундаментальной экспериментальной работой в области конфликтов в отечественной науке является книга А.Р. Лурия - "Природа человеческих конфликтов. Объективное изучение дезорганизации поведения человека".

Основная задача проводившихся ученым экспериментов - "выяснить законы дезорганизации человеческого поведения, условия, при которых она возникает, и приемы, с помощью которых она преодолевается". В качестве предмета исследования было выбрано состояние аффекта. В состоянии разлитого аффекта, "как сложная машина, регулирующая часть которой разлажена", организм "перестает вырабатывать стандартную продукцию". При этом, в отличие от традиционных экспериментов, когда состояние аффекта вызывалось искусственно и обычно оказывалось "эмоцией частной ситуации", Лурия стремится вызвать аффект личности. Он с восхищением отзывается об экспериментах Курта Левина, подчеркивая, что тому как никому другому впервые в экспериментальной психологии удавалось благодаря стилю его лабораторных исследований вовлекать в эксперимент всего человека, когда вызванный аффект переходит в подлинное жизненное переживание. К этому стремится и Лурия. Чтобы получить релевантные результаты, он изучает состояния преступника, задержанного сразу после совершения тяжкого преступления, в основном убийства. В этом случае на аффект от совершения преступления наслаивается вторичный аффект, связанный с ситуацией ареста и ожиданием возможного наказания. Это создает у преступника "непереносимый конфликт", "отреагирование" которого, прежде всего через признание, только и может вернуть его в относительно нормальное, с точки зрения организации его поведения, состояние. По Мерлину, психологический конфликт - это "состояние более или менее длительной дезинтеграции личности, выражающееся в обострении существовавших ранее или в возникновении новых противоречий между различными сторонами, свойствами, отношениями и действиями личности". Психологический конфликт возникает при определенных условиях. Внешние условия должны быть таковы, что "удовлетворение каких-либо глубоких и активных мотивов и отношений личности или становится вовсе невозможным, или ставится под угрозу". Возникновение этих внешних условий конфликта неизбежно вследствие ограничений, диктуемых общественной жизнью, а также в силу того, что на основе удовлетворения одних мотивов возникают другие, неудовлетворенные, и т.д.

В.С. Мерлин описывает закономерности перехода фрустрации в конфликт, экспериментальные методики исследования конфликтов, конкретные виды конфликтов (трудовые, любовные и др.), динамику их развития, фазы выхода человека из конфликта и др. Тем самым им фактически заложены основы комплексного всестороннего описания конфликтов, их изучения и практики работы с конфликтами. [6. С.93-94]. Другой вариант внутренних конфликтов человека - это когнитивные конфликты, в основе которых - столкновение несовместимых представлений. Согласно идеям когнитивной психологии, человек стремится к непротиворечивости, согласованности своей внутренней системы представлений, убеждений, ценностей и т.д. и испытывает дискомфорт в случае возникающих противоречий, рассогласований. Например, некто, с кем, как вы полагали, вас связывают вполне дружеские отношения, совершает несовместимый с этим поступок. Возникает противоречие двух представлений - "он мой друг" и "друзья так не поступают", эмоциональное переживание которого знакомо многим. Данная проблематика описывается в психологии теорией когнитивного диссонанса Л. Фестингера. В соответствии с ней люди будут стремиться к уменьшению неприятного для них состояния дискомфорта, связанного с тем, что индивид одновременно имеет два "знания", психологически противоречивых (не согласованных). Это и есть когнитивный диссонанс. Чем сильнее диссонанс, что, в свою очередь, определяется значимостью его составляющих для человека, тем больше он будет стремиться к ослаблению этого диссонанса или его устранению. Ситуацией когнитивного диссонанса может быть конфликт, переживаемый человеком после принятия решения, если он не уверен в нем: любому из нас, наверное, знакомо состояние "уговаривания" или "убеждения" себя в правильности принятого решения с помощью дополнительных аргументов, повторяемых доводов и т.д. Диссонанс возникает как следствие противоречия двух "знаний": "Я принял решение" и "Я не уверен, что это правильное решение". Д. Майерс приводит разнообразные примеры ослабления диссонанса после принятия решения, в том числе и экспериментальные доказательства того, что принятое решение "создает собственные опоры для поддержки - причины, которыми мы оправдываем его целесообразность". Таким образом, когнитивный диссонанс затрагивает и такие важные явления, как оправдание собственных действий (мы осознаем, что поступили вразрез со своими принципами) или аргументация выбора (приняли решение вопреки логике). Механизм ослабления когнитивного диссонанса "работает" не только на ослабление или преодоление внутренних конфликтов, но и позволяет нам "уходить" от межличностных осложнений. Так, в приведенном нами примере об "измене друга" человек может пересмотреть свое отношение к его поступку, предположив, что он был не так уж плох, как сначала показалось. Можно также попытаться примирить два несоответствующих друг другу представления ("он мой друг" и "друзья так не поступают") с помощью их включения в новую систему рассуждений о своих завышенных требованиях к людям, об изменившихся временах и т.д. Конечно, в реальности эти изменения во внутренней системе представлений происходят нелегко, поскольку сопровождаются эмоциональными переживаниями, которые могут быть болезненны. Но все эти явления принимают характер конфликта только в том случае, когда преодоление диссонанса переживается как сложная психологическая проблема, затрагивающая значимые для человека представления, убеждения, ценности и потому делающая ее решение тяжелым.

Противоречивые проблемы, затрагивающие деятельностную сферу жизни личности, могут переживаться как ролевые конфликты. Одним из способов описания человека как субъекта деятельности является использование представлений о совокупности его ролей. Возникновение противоречий между различными ролевыми позициями личности, ее возможностями и соответствующим ролевым поведением может привести к возникновению ролевых конфликтов. Традиционно различают два основных вида ролевых конфликтов, возникающих на внутриличностном уровне.

Это, во-первых, когда либо из-за неспособности человека соответствовать требованиям роли (например, занимать должность, которая предполагает необходимость быстро, без колебаний принимать решения, что ему несвойственно), либо из-за нежелания соответствовать своей роли возникает проблема выбора. Человек может или выбрать роль и изменить себе, или отказаться от роли, или же найти компромиссный способ снятия или ослабления этого противоречия. Субъективные переживания, возникающие у человека в подобной ситуации, называют конфликтом "Я - роль", или личностно-ролевым. Например, Мерлин в своей работе, посвященной психологическим конфликтам в трудовой деятельности, перечисляет основные причины таких конфликтов на основе анализа и практической работы с несколькими десятками конкретных случаев. По крайней мере, часть из них полностью соответствует тому, что сегодня называется ролевыми конфликтами: конфликт предъявляемых требований и возможностей человека, "конфликт долга и личных мотивов" и т.п. Второй вариант ролевых конфликтов - это межролевые конфликты, когда что-то превращается для человека в серьезную психологическую проблему. Например, роль руководителя предписывает человеку контроль за соблюдением дисциплинарных и иных требований членами его группы, что легко может вступать в противоречие с его позицией, если отношения между ним и его сотрудниками дружеские. Другим типичным и, возможно, наиболее распространенным межролевым конфликтом является противоречие между профессиональной и семейной ролями. Само это противоречие в известном смысле неизбежно ("чем больше уделяешь внимания работе, тем больше страдает семья", и наоборот), и нахождение компромиссного варианта в этом случае достаточно типично, хотя оно и может превратиться в острый конфликт с тяжелым выбором "или-или". Тяготы подобного ролевого конфликта, похоже, имеют достаточно распространенный во многих культурах характер.

Описанные разновидности внутриличностных конфликтов выделены не в результате теоретического анализа, а отражают реальное распределение интересов исследователей; однако они фактически относятся к традиционно различаемым сферам психической жизни человека и тем самым получают дополнительное подтверждение обоснованности своего места в общем пространстве его внутреннего мир [6. С.98-103].

.1 Понятие девиантного поведения и причины его возникновения

Девиантное или отклоняющееся (от лат. deviatio - отклонение) поведение всегда связано с каким-либо несоответствием человеческих поступков, действий, видов деятельности распространенным в обществе или его группах ценностям, правилам (нормам) и стереотипам поведения, ожиданиям, установкам. Это может быть не только нарушение формальных (правовых) или неформальных (мораль, обычаи, традиции, мода) норм, но и "девиантный" образ жизни, "девиантный" стиль поведения, не соответствующие принятым в данном обществе, среде, группе.

Бесчисленное множество проявлений девиантного поведения, зависимость оценки поведения как "нормального" или же "отклоняющегося" от ценностей, норм, ожиданий (экспектаций) общества, группы, субкультуры, изменчивость оценок со временем, конфликт оценок различных групп, в которые входят люди, наконец, субъективные представления исследователей (девиантологов) - все это крайне затрудняет выработку более или менее устойчивых и однотипных определений девиантного поведения. Приведем лишь некоторые примеры [21. С.6].

Девиантное - это устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией.

Под нормальным поведением, как правило, понимают нормативно-одобряемое поведение, не связанное с болезненным расстройством, к тому же характерное для большинства людей. "Нормальным" считается все, что соответствует принятой в данной науке в данное время норме-эталону. Нормы являются тем механизмом, который удерживает общественную систему в состоянии жизнеспособного равновесия в условиях неизбежных перемен. В обществе одновременно сосуществуют различные нормативные субкультуры - от научных до криминальных.

Социальная норма - совокупность требований и ожиданий, которые предъявляет социальная общность (группа, организация, класс, общество) к своим членам с целью регуляции деятельности и отношений. Социальная норма закрепляет исторически сложившийся в конкретном обществе интервал дозволенного или обязательного поведения людей, а также социальных групп и организаций. Социальная норма может соответствовать и не соответствовать объективным законам развития. Вследствие этого социальные отклонения могут быть не только негативными, нарушающими функционирование системы, но и позитивными, стимулирующими ее прогрессивное развитие, например в форме научного и художественного творчества.

Социальные нормы играют неоценимую регулятивную роль в жизни любого общества, т.к. создают нормативно-одобряемое поле деяний, желательных для данного общества в данное время и ориентируют личность в ее поведении; служат образцом, информируют, позволяют оценивать поведение, прогнозировать его.

Социальные нормы могут образовываться стихийно (например, в виде традиций) или целенаправленно (например, в форме законов, официальных предписаний или запретов). Существует еще один путь - научного определения нормы. Наиболее простой и распространенный - негативный подход. В соответствии с ним нормальный (или здоровый) человек тот, у кого отсутствуют аномалии. Позитивный подход, напротив, нацелен на выявление образца с желательными качествами. Для получения эталона (условной группы людей без аномалий) чаще всего применяют методы математической статистики. Статистическая норма выглядит как средний показатель. Это то, что присуще большинству (не менее чем половине) людей в популяции. Другая, критериальная, норма основана на социально-нормативном критерии и существует в форме требований (задач) различной степени трудности.

Наконец, норма может быть идеальной - в виде обобщения положительных качеств выдающихся представителей человечества, о6еспечивающих его прогрессивное развитие. Идеалы, несмотря на кажущуюся отдаленность от реальности, играют чрезвычайно важную роль в регуляции поведения человека и жизни общества.

Социальные нормы могут иметь разнообразные формы и содержание, быть формализованы - записаны в виде законов, правил, инструкций. По сфере регулируемых отношений выделяют следующие основные группы социальных норм: духовно-нравственные, морально-этические, правовые, политические, организационно-профессиональные.

Носителями нравственных (духовных) норм выступают сами люди, а также такие социальные институты, как семья, религиозные конфессии, общественные организации. Духовно-нравственные нормы существуют в различных формах: общечеловеческие ценности, представленные в мировых религиях, художественной культуре и научной мысли, народные традиции и обычаи, международные конвенции и декларации.

В ряде случаев нравственные нормы сливаются в единое образование с этическими нормами. Морально-этические нормы представляют собой ожидания-предписания определенной социальной группы (реальной или номинальной) в отношении ее членов. Носителями морально-этических норм являются конкретные социальные объединения, их лидеры и руководители. Нормы данного вида обычно текстуально не закреплены.

Правовые нормы закреплены в основных документах государства (конституция, уголовный кодекс, гражданский кодекс) и регулируются всей государственной системой (законотворческие институты, правительство, правоохранительные органы).

Политические нормы сформулированы в международных документах и межгосударственных соглашениях и регулируют отношения между странами (народами).

Организационно-профессиональные нормы определяются должностными инструкциями, правилами внутреннего распорядка, профессиональными традициями.

В настоящее время можно говорить о появлении нового вида социальной нормы - индивидуальной, связанной с признанием ценности каждой личности, что проявляется в гуманизации общественного сознания в целом [22. С.151-152].

Девиантное поведение нередко связывают с реакцией общества на него и тогда определяют как "отклонение от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другие наказания нарушителя". Поскольку девиантным признается поведение, не соответствующее социальным нормам и ожиданиям, а нормы и ожидания различны не только в разных обществах и в разное время, но и у различных групп в одном и том же обществе в одно и то же время, постольку понятие "общепринятая норма" весьма относительно, а следовательно, относительно (релятивно) и девиантное поведение. Исходя из этих первых, самых общих представлений девиантного поведения, определим его как:

) поступок, действия человека и 2) социальное явление. У истоков исследования девиантного поведения находился Э. Дюркгейм, который ввел понятие аномии, а более полное определение аномии дал в классическом труде "Самоубийство" (1912). Под аномией он понимал состояние разрушенности или ослабленности нормативной системы общества, которое вызывается резкими изменениями, скачками, т.е. аномия в данной трактовке - социальная дезорганизация.

Существенно развил и модифицировал этот термин Р.К. Мертон. С его точки зрения, аномия представляет собой результат конфликта или рассогласованности между "культурой" и "социальной структурой", нормальными, законными средствами и побуждения к поиску новых (незаконных) способов удовлетворения потребностей. Р. Мертон выделяет пять способов "аномического приспособления" как реакцию на анемическое напряжение в различных формах адаптации: конформность, инновация, ритуализм, ретритизм и мятеж.

Конформизм (соответствие) - единственный тип недевиантного поведения.

Инновация предполагает согласие с одобряемыми данной культурой целями, но отрицает социально одобряемые способы их достижения (например, шантаж, рэкет).

Ритуализм предполагает отрицание целей данной культуры, но согласие использовать социально одобряемые средства.

Ретритизм (отступление) наблюдается в случае, когда человек одновременно отвергает и цели, и социально одобряемые средства их достижения (например, бродяги, наркоманы).

Мятеж (бунт) - стремление заменить старые цели и средства на новые, а не только отрицание того и другого.

Эти типы девиаций возникают из комбинации двух направлений (цели и средства), в то время как ролевое поведение может варьироваться. Анемическая теория не объясняет, какими должны быть условия, при которых появляется та или иная форма адаптации. Учитывая всестороннюю критику которой была подвергнута эта теория, заслуга анемической теории Мертона состоит в обосновании положения, что эмпирически установленные нормы девиантного поведения тесно связаны с положением девиантной личности в рамках социальной структуры исследуемого общества.

Т. Парсонс расширил типологию анемических приспособлений Мертона и сформулировал восемь типов девиантного поведения. Парсонс объясняет возникновение девиантных мотиваций невыполнением ожиданий. Поведение подростков и молодежи он рассматривает в свете понятия аномии - состояния, в котором ценности и нормы не являются более ясными указателями должного поведения или теряют свою значимость. Этой причиной объясняется парадоксальность системы ценностей, центральное место в которой занимают ценности личного успеха и его достижения. Следование им усиливает структурную дифференциацию общества, что ведет к конфликтам и девиантному поведению.

Себастьян де Гразия вводит различение "простой" и "острой" аномии. "Простая" аномия имеет место, когда "конфликт ценностей приносит беспокойство" в современном искусстве, литературе, в отчуждении, безличности и конкурентной вовлеченности человека. "Острая" возникает при полном распаде системы убеждений, вызывая психические расстройства, самоубийства и массовые движения.

Относительность девиантного поведения явилась исходным пунктом теории клеймения, согласно которой мы только тогда можем знать, определять ли данное действие как девиантное, когда увидим реакцию на него другого человека. Девиантное поведение не является качеством, выражающимся собственно в поведении, но в интеракции между людьми, которых это действие затрагивает, которые на него реагируют; "общественные группы утверждают девиантное поведение посредством тога, что устанавливают правила, нарушение которых конституирует девиантное поведение; действие этих правил они распространяют на определенных людей, которых клеймят как аутсайдеров" (Г. Беккер, 1981).

И Гоффман выделяет три типа стигмы. Первая группа - физическая стигма (хромота, слепота и другие телесные увечья) Во вторую группу он включает людей с недостатками, связанными с волей, - это алкоголики, наркоманы, душевно больные. Третий тип-расовая стигма (например, черные).

Поскольку теория Гоффмана рассматривает стигмацию (заклеймение) в контексте криминологии, то к его классификации можно добавить еще один ее (социальный) вид - морально-правовую стигму (преступники, проститутки и т.д.). Личность с морально-правовой стигмой можно охарактеризовать как однажды дискредитировавшую себя с нравственной и правовой стороны в глазах общественности. И. Гоффман, таким образом, дихотомически разделил людей на "нормальных", чье поведение совпадает с общественно ожидаемым, и "стигматизированных", чей внешний вид и образ жизни отклоняются от общепринятых норм той или иной социальной общности.

Обобщение основных подходов теории клеймения (стигмации) позволяет сделать следующие выводы:

развитие теории клеймения ставит под сомнение уверенность, с которой старые позиции девиантологии утверждают различия между девиантностью и недевиантностыо, и исходит из того, что значимость качества поведения может оцениваться только через интерпретации, развивающиеся в процессе интеракций;

моральное качество поступка определяется тем, как его определяют и оценивают другие люди. Особое значение при оценке, интерпретации и определении поступков имеют представители органов контроля, которые используют общественные нормы и заботятся об их соблюдении;

процесс клеймения зависит не только от вида поступка и его общественной значимости, но и от социального статуса нарушителя правил и отношений, сложившихся между ним и инициаторами официальных и неофициальных социальных контрольных реакций;

основное внимание направлено на процесс перехода от первичной и вторичной девиации. Вследствие стигмационных воздействий клеймения как девиантных изменяется идентичность девиантных лиц таким образом, что девиантный способ поведения становится возможным как реакция на обвинение в этом. Личность утверждается в девиантном статусе. Чуждая ей типизация быть девиантным постепенно усваивается как собственное представление о себе;

подобные тенденции в конвенциональных статусных группах могут развиваться в определенный девиантный стиль жизни;

для анализа конституирования девиантного поведения большое значение имеет вопрос, каково участие общества в проведении специфических норм, на основе которых происходит оценка поведения, каким образом отдельные люди и группы получают достаточную власть и влияние в процессе клеймения других людей с позиций девиантности.

Ученые пытаются объяснить истоки и причины отклоняющегося поведения. Таких объяснений несколько. Одни считают, что люди предрасположены к определенным типам поведения по своему биологическому складу и что "криминальный тип", в частности, есть результат деградации на более ранних стадиях эволюции (Ч. Ломброзо). Другие связывают девиантное поведение с особенностью строения тела (Э. Кречмер, X. Шелдон), аномалиями половых хромосом (Прайс, Уиткин). Третьи находят психологическое объяснение девиации, обосновывая ее "умственными дефектами", "дегенеративностью", "слабоумием" и "психопатией", как бы запрограммированностью отклонений (3. Фрейд). Есть еще и культурологические объяснения девиаций, строящиеся на позиции признания "конфликта между нормами культуры" (Селлин, Миллер); этогеническое, при котором поведение человека рассматривается как детерминированное системой функционирующих в данной культуре и отдельных субкультур правил, аналогичных грамматическим правилам, как "социальная грамматика поведения" (Р. Харре); теория "фокального" ("фокусного") взросления Дж. Коулмена, согласно которой взросление имеет квантовую природу - трудности возникают в определенных точках развития подростка. Свои "пики" (или "фокусы") имеют взаимоотношения подростка с родителями, сверстниками, отношение к самому себе, процесс полового созревания, приводящие к девиациям в поведении и сознании.

Следует заметить, что в отечественной психолого-педагогической литературе проблемы, посвященные девиантному поведению, связаны главным образом с трудными детьми и подростками, которые представляют собой группу повышенного социального риска. В науке существует несколько понятий, характеризующих эту социальную группу подростков: "трудновоспитуемые", "кризисные", "педагогически запущенные", "дезадаптивные", "асоциальные" и др. При этом считается, что поведение подростков отличается рядом особенностей: недостаточностью жизненного опыта и низким уровнем самокритики, отсутствием всесторонней оценки жизненных обстоятельств, повышенной эмоциональной возбудимостью, импульсивностью, двигательной и вербальной активностью, внушаемостью, подражательностью, обостренностью чувства независимости, стремлением к престижу в референтной группе, негативизмом, неуравновешенностью возбуждения и торможения.

При оптимальных условиях воспитания указанные особенности подростков могут быть нейтрализованы соответствующей социально-положительной деятельностью. При неблагоприятных социальных условиях эти особенности "катализируют" вредные влияния, приобретают негативную направленность.

Динамизм психической деятельности подростка в одинаковой мере делает его податливым как в сторону социально-позитивных, так и в сторону социально-негативных влияний. Подростковый возраст - это возраст "социального импринтинга" - повышенной впечатлительности ко всему тому, что делает человека взрослым. В силу этих обстоятельств ряд авторов предлагают различать "первичную" и "вторичную" девиацию. Первичная девиация - это собственно ненормативное поведение, имеющее различные причины ("бунт" подростка; стремление к самореализации, которое почему-либо не осуществляется в рамках "нормативного" поведения). Вторичная девиация - подтверждение (вольное или невольное) того ярлыка, которым общество отметило ранее имевшее место поведение.

Считается, что в подростковых девиациях наиболее ярко выступают следующие особенности:

высокая аффективная заряженность поведенческих реакций;

импульсивный характер реагирования на фрустрирующую ситуацию;

кратковременность реакций с критическим выходом! -

низкий уровень стимуляции;

недифференцированная направленность реагирования;

высокий уровень готовности к девиантным действиям.

Трактовка причин девиантного поведения тесно связана с пониманием самой природы этого социально-психологического явления. Известно, что в человеческом поведении сочетаются компоненты различного уровня - биологические" психологические и социальные. В зависимости от того, какому из них в рамках той или иной теории придается главное значение, определяются и основные причины этого поведения. Поэтому и классификация концепций причин девиантного поведения может строиться в соответствии с нашей схемой: существуют концепции, уделяющие главное или исключительное внимание биологическим детерминантам (причинам);

Концепции, делающие акцент на психологических факторах, и социологические концепции, объясняющие девиантное поведение исключительно социальными причинами.

Биологическая трактовка природы и причин девиантного поведения имеет давнюю историю, однако классические научные труды этого направления появились лишь в прошлом веке. Прежде всего, это работы итальянского врача-психиатра Ч. Ломброзо, в которых он обосновывал связь между анатомическим строением человека и преступным поведением. Он ввел понятие "врожденный преступник", которого можно определить по ряду физических, анатомо-антропологических признаков, включающих, в частности, массивную, выдвинутую вперед нижнюю челюсть, сплющенный нос, редкую бороду, приросшие мочки уха, низкий лоб и т.п. [23. С.10 - 18].

К. Юнг (1923) различал два основных типа личности: экстравертов, ориентированных на общение, склонных к новаторству (иногда с элементами авантюризма), и интровертов, ориентированных на себя, замкнутых, избегающих риска, настроенных консервативно. Г. Агаенк (1963) для более полной характеристики типов личности дополнил экстравертов (открытость) - интровертов (замкнутость) характеристиками стабильности - нестабильности (уровень тревожности). И также пытался связать криминальное поведение с личностными особенностями. В частности, Г. Айзенк считал, что экстраверты более склонны к преступлениям, чем интроверты.

Концепция близнецов. В ряде исследований (Loehlin, Nichols, 1976 и др.) было установлено, что одинаковое (в том числе девиантное) поведение взрослых пар однояйцовых (монозиготных) близнецов наблюдается относительно чаще, нежели у пар двуяйцовых (дизиготных) близнецов. В одном из исследований, например, такое совпадение было в 77% случаев однояйцовых и в 12% случаев двуяйцовых близнецов. Отсюда делался вывод о роли генетической предрасположенности к тем или иным поведенческим формам. Однако различные исследователи получали неодинаковые результаты, не всегда изучались условия воспитания обоих близнецов, так что сторонников "близнецового" объяснения девиантного поведения не так уж много.

Хромосомная теория.П. Джекобе (1966) на основе изучения заключенных в шведских тюрьмах выдвинул гипотезу о повышенной агрессивности и, соответственно, высоком уровне насильственных преступлений у мужчин с лишней Y хромосомой (XYY вместо стандартного набора ХY). Позднее Т. Поуледж опроверг это предположение. Если мужчины с лишней Y хромосомой и отличаются повышенной агрессивностью, то их удельный вес в популяции крайне невысок (1 из 1000) и постоянен, а уровень насильственной преступности существенно меняется во времени и пространстве. По данным Р. Фокса (1971), заключенные с хромосомным набором XYY не более склонны к насилию, чем другие заключенные, но относительно чаще совершают имущественные преступления. Кроме того, повышенная агрессивность может проявляться и в общественно полезном или допустимом поведении (спортсмены, полицейские, военнослужащие).

Частота пульса. Кембриджское лонгитюдное (изучение одних и тех же лиц на протяжении значительного периода времени) исследование свыше 400 мужчин показало, что те, у кого частота пульса в состоянии покоя была ниже (66 ударов в секунду), чем в среднем (68 ударов в секунду), относительно чаще оказывались осужденными за насильственные преступления (D. Farrington, 1997). Аналогичные результаты были получены в исследованиях М. Wadsworth (1976) и A, Raine (1993). Но вероятнее всего такой одиночный фактор как частота пульса является лишь одним из показателей общего состояния нервной системы, так или иначе влияющего на поведение, в том числе - агрессивное.

Уровень серотонина в крови. На основе результатов многочисленных исследований некоторые ученые предполагают, что повышенный уровень серотонина в крови свидетельствует о более высокой вероятности агрессивного поведения.

Роль тестостерона. Точно так же считается, что повышенный уровень тестостерона (мужского полового гормона) может увеличивать агрессивность поведения. Некоторые исследователи полагают, что аналогичную роль в женском агрессивном поведении играют женские гормоны.

Однако, во-первых, результаты различных исследований нередко противоречивы. Во-вторых, ряд исследований показали, что уровень гормонов весьма чувствителен к внешним условиям. В-третьих, и это главное, - нет никаких доказательств специфического влияния всех вышеназванных биологических факторов (лишняя Y хромосома, частота пульса, уровень серотонина или гормонов и др.) именно на девиантное поведение. Это не исключает того, что при прочих равных условиях генетическая составляющая может играть определенную роль в большей или меньшей вероятности той или иной поведенческой реакции конкретного индивида (достаточно, например, напомнить, что в генезисе алкоголизма роль наследственности велика, а в состоянии алкогольного опьянения совершается немало правонарушений). В одной из своих книг российский психолог В. Леви заметил: "Социум выбирает из психогенофонда". Иначе говоря, социальные факторы влияют на поведение опосредствованно - через генетические и психологические особенности свойств личности. Наконец, в-четвертых, все эти рассуждения, равно как иные идеи сторонников биологического и психологического направлений, имеют отношение к индивидуальному девиантному поведению, но никак не объясняют девиантность как социальный феномен [21. С.29-30].

В XX в. также предпринимались попытки объяснять девиантное поведение биологическими факторами. В частности, У. Шелдон обосновывал связь между типами физического строения человека и формами поведения.

У. Пирс в результате генетических исследований в середине 60-х годов пришел к выводу, что наличие лишней игрек-хромосомы у мужчин обусловливает предрасположенность к криминальному насилию. X. Айзенк (1970), изучая заключенных, пришел к выводу, что экстраверты более склонны к совершению преступлений, чем интраверты, а это, в свою очередь, детерминировано на генетическом уровне.

Однако в целом биологические концепции девиантного поведения мало популярны в современном научном мире. Забегая вперед, отмечу, что это относится и к психологическим теориям девиантного поведения. Большинство специалистов разделяют социологический подход к объяснению природы и детерминации девиантного поведения.

Социологический подход. Исследования социологов конца XIX - начала XX в.Ж. Кетле, Э. Дюркгейма, Д. Дьюи, П. Дюпати, М. Вебера, Л. Леви-Брюля и др. выявили связь отклоняющегося поведения с социальными условиями существования людей. Солидный статистический анализ различных аномальных проявлений (преступности, самоубийств, проституции), проведенный, в частности, Жаном Кетле, Эмилем Дюркгеймом за определенный исторический отрезок времени, показал, что число аномалий в поведении людей всякий раз неизбежно возрастало в периоды войн, экономических кризисов, социальных потрясений, что опровергало теорию "врожденного" преступника, указывая на социальные корни этого явления.

Вместе с тем социологи того времени, выявив связь между социально-экономическими условиями существования общества и девиантным поведением, не смогли до конца дифференцировать и объяснить природу этих отклонений.

Э. Дюркгейм, в частности, считал, что некий оптимальный уровень девиаций неизбежно присущ человеческому обществу, как температура человеческому телу. И необходимо заботиться не столько об ее искоренении, сколько о поддержании этого некоего оптимального уровня, предупреждая лишь "всплески", рост различных форм девиантного поведения.

Структурный анализ предлагает три объяснения причин девиации:

первое - культурологическое, когда причиной девиации являются конфликты между нормами субкультуры и господствующей культуры, на основании того, что индивиды одновременно входят в разные этнические, культурные, социальные, политические и другие группы с несовпадающими или противоречащими ценностями. Это обстоятельство является объективной основой для девиации (С. Селлин, С. Турк);

второе - сложилось в рамках теории конфликта (К. Маркс, Р. Квинин, И. Тейлор, П. Уолтон и Д. Янг). Девиация в данном случае выступает результатом противодействия нормам капиталистического общества и обусловлена социально-экономической природой капитализма;

третье предлагает Р. Мертон в теории "социальной аномии". По его мнению, девиантное поведение обусловлено аномией как рассогласованием между провозглашенными Дайной культурой целями и институционализированными средствами их достижения.

В рамках отечественных исследований проблемы девиантного поведения в основном объясняются двумя причинами:

а) несовпадением требований нормы с требованиями жизни, с одной стороны, и б) несоответствием требований жизни интересам данной личности - с другой. Это вызвано противоречивостью развития общества. Видимо, основным здесь является противоречие между стабильностью и мобильностью общества как системы. Общество, с одной стороны, ориентирует индивида на конформное поведение, что является условием социальной стабильности, а с другой - объективно требует от него инициативности, т.е. выхода за рамки общепринятых стандартов. Поэтому социализация личности всегда включает в себя как конформное, так и неконформное поведение.

Некоторые исследователи считают, что главной причиной всех социальных отклонений служит социальное неравенство. Оно порождает противоречие между относительно равномерно растущими потребностями и неравномерными возможностями их удовлетворения в зависимости от того, к какой социальной группе относится индивид, какой социальный статус он имеет.

Психологический подход. Если вслед за В. Скоттом попытаться разобраться в критериях нормы психического развития, употребляемых американскими и западноевропейскими исследователями, то в качестве наиболее популярного, основного и в то же время общего критерия выступает способность субъекта к адаптации. Для западной психологии и психотерапии критерий адаптивности является наиболее универсальным ив то же время высшим. Отечественная психология рассматривает адаптацию как один из аспектов психического развития, порой теряющего для человека свое ведущее значение.

По-видимому, это понимание предполагает включение в круг критериев нормы не только успешное приспособление к социальной среде, но и прогрессивное, хотя и неравномерное развитие творческих способностей, прежде всего, связанных с процессом формирования личности. Естественно, что при таком подходе в этом процессе должны выделяться качественные новообразования.

К этому выводу приходят и некоторые зарубежные психологи. "Оценка нормы и аномалии в контексте развития требует знакомства с общими принципами развития при особенном отношении к личности" (М. Герберт, 1974). В качестве организующего "ядра" личности признается "Я-концепция", определенное качество которой рассматривается как ключ к нормальной адаптации. Эта концепция включает как "хорошую" интеграцию личности (в духе Г. Оллпорта) - гармоничную "Я-концепцию" (при минимуме внутренних противоречий и едином взгляде на жизнь), так и относительную автономию (в смысле способности к независимому, самостоятельному поведению). Автономия связывается с формированием коммуникативных способностей и уверенностью в себе (положительной самооценкой) на их основе. В свою очередь, неуверенность в себе и низкая самооценка рассматриваются как источники нарушения адаптации и аномалий развития (М. Герберт, 1974).

Такое представление, сформировавшееся в русле гуманистической психологии, кажется выходящим за рамки традиционного понимания адаптивного критерия и согласуется с целым рядом представлений отечественной психологии о важной роли отношения к себе и самосознания в целом в процессе формирования личности.

Основным источником отклонений в психоанализе обычно считается постоянный конфликт между бессознательными влечениями, образующими в своей подавленной и вытесненной форме структуру "Оно", и социальными ограничениями естественной активности ребенка, образующими в интернализованной форме структуру "Я" и "сверх-Я". Нормальное развитие личности предполагает наличие оптимальных защитных механизмов, которые уравновешивают сферы сознательного и бессознательного. В противном случае, в частности в случае так называемой невротической защиты, формирование личности принимает аномальный характер. Правда, наиболее видные неофрейдисты отказались от представлений о сексуальной этиологии конфликтов. Так, К. Хорни, Д. Боулби, Г. Салливан видят причины отклонений в дефиците эмоционального контакта, теплого общения с матерью ж первые годы жизни. Негативную роль отсутствия чувства безопасности и доверия в первые годы жизни отмечает в этиологии отклонений и Э. Эриксон. Несколько иное представление об отклонениях можно найти в "индивидуальной психологии" А. Адлера. Согласно его взглядам, младенец появляется на свет с двумя базовыми чувствами-стремлениями:

a) чувство неполноценности и стремление к совершенству как компенсация этого чувства;

б) социальное чувство общности и стремление к установлению значимых социальных отношений:

Развитие социально значимых способностей, или, как говорил А. Адлер, "компенсация на полезной стороне жизни", ведет к формированию чувства собственной ценности, что предполагает доминирование чувства общности над индивидуалистическим стремлением к превосходству. В случае "компенсации на бесполезной стороне жизни" чувство неполноценности трансформируется в комплекс неполноценности, составляющий основу невроза, либо в оборотную сторону этого комплекса - "комплекс превосходства", который может проявляться, например, в ригидной позиции "вундеркинда", не готового к систематическому труду и равноправному общению со сверстниками при появлении такой необходимости. В то же время А. Адлер корни отклонений видит не столько в самих комплексах, сколько в неспособности индивида установить адекватный контакт с окружающей средой. Появление такой способности может превратить исходный комплекс в инструмент позитивного развития личности.

В качестве важного фактора формирования личности А. Адлер выделяет структуру семьи. Различное положение ребенка в этой структуре и соответствующий тип воспитания оказывают значительное, а часто и решающее влияние на возникновение девиантного поведения. Например, гиперопека, по Адлеру, ведет, к развитию мнительности, инфантильности и комплекса неполноценности.

Большой популярностью в психологии США и Канады пользуется поведенческий подход к пониманию девиантного поведения. Акцент в происхождении девиантного поведения здесь переносится на неадекватное социальное научение. Данный подход носит подчеркнуто эмпирический характер и сосредоточивает свое внимание на возможности коррекции неадекватного поведения путем организации положительного подкрепления и коррекции последствий отклоняющегося поведения [23. С.18-23].

3. Типология девиантности

3.1 Преступность

Преступность - наиболее опасный и наиболее изученный вид девиантности. Именно криминология - наука, изучающая преступность и преступление, преступника и его жертву, преступление и наказание, наиболее развитая часть девиантологии. Известное во всем мире латинское слово crim означает преступление. Наукой о внутреннем мире человека является психология (в переводе с греческого - учение о душе). Таким образом, в буквальном смысле криминальная психология - это наука о субъективной стороне преступления, его внутренней детерминации и личности преступника. Преступление и преступность всегда, во все времена привлекали к себе пристальное внимание людей. О них с гневом писали библейские пророки, предрекая Божью кару за человеческую греховность. Все философские системы и религии пытались отыскать и объяснить истоки зла в отношениях между людьми и народами. Глубокий психологический анализ злодейства находим мы в произведениях классиков мировой литературы У. Шекспира, ф. Шиллера, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, Тараса Шевченко, Панаса Мирного и многих других писателей. Такие основополагающие институты, как вина, вменяемость, субъективная сторона состава преступления и цели наказания, опираются на психологические представления.

Криминологическая наука, которая заявила о своей самостоятельности во второй половине XIX в., начиная со своих первых позитивистских теорий рассматривала человека и его психику как важнейший объект исследования. И поныне две основные ветви криминологических теорий - биопсихологическая и социологическая - различаются между собой лишь тем, какое место в криминальной детерминации они оставляют личности преступника.

Центральной криминологической проблемой является личность преступника. Необходим дифференцированный подход к личности правонарушителя в зависимости от характера преступной деятельности, формы вины, степени социального отчуждения. Криминологическое учение о субъекте преступления не может игнорировать также онтогенез личности, в том числе ее наследственность. Личность преступника - альфа и омега криминальной психологии, ее краеугольный камень. Человек, нарушивший уголовный закон, является автором преступления, а его "дело" превращает гражданина в преступника, отвергаемого общественным сознанием. Общественное сознание и соответствующая ему огромная детективная литература изображают этих отверженных как носителей зла и слуг дьявола. В условиях бурно растущей преступности и довольно сурового уголовного законодательства население страны разделяется на "мы" и "они" - те, которые "сидят" или "сидели". Ну и, конечно, "они" очень плохие, а "мы" на их фоне смотримся вполне респектабельно. Нам так удобно: мы больше себя уважаем и легко забываем собственные грешки, когда только случай или высокое покровительство спасли от тюрьмы.

Бихевиоризм - направление в американской психологии - механистически рассматривает поведение человека как реакцию на внешние раздражители (стимулы или влияния). Как известно, советская психологическая наука отвергала бихевиоризм, обвиняя его в игнорировании активного начала личности в детерминации поведения, но в то же время заимствовала от него тезис о решающей роли внешнего воздействия. Российский психолог С.Л. Рубинштейн, много писавший по проблемам детерминации человеческого поведения, полагал, что "внешние причины действуют через внутренние условия. Особенно важно это положение на уровне психического для преодоления интроспективного понимания внутреннего, хотя оно имеет важное значение на всех уровнях"^ Если причина - это то, что порождает, а условие лишь способствует появлению следствия, то ясно, что "диалектическое материалистическое понимание" в данном случае превращается в бихевиоризм с несущественным дополнением - признанием условий в виде внутреннего мира человека.

Положение, сформулированное С.Л. Рубинштейном ("внешние причины через внутренние условия"), стало почти общепризнанным, часто цитируется и поныне. Личность, рабски зависимая от внешних команд и иных объективных обстоятельств, вполне устраивала диктаторский режим. Личность низводится до уровня прочих вещей, наполняющих этот мир, до пресловутых "винтиков" [24. С.1-4].

Создатели позитивистской школы уголовного права врач-психиатр Ч. Ломброзо и криминолог Э. Ферри различали пять типов преступников:

) прирожденных;

)"преступников вследствие безумия", психопатов и иных, страдающих психическими аномалиями' 3) преступников из страсти;

) случайных;

) привычных. Так называемая социологическая школа. Которая возникла как реакция на крайности ломброзианства, сохранила в основном ту же классификацию исключив из нее лишь прирожденного преступник. Преступников группировали преимущественно по социально-демографическим (пол, возраст и пр.), уголовно-правовым признакам (виды преступлений, их тяжесть, рецидив). В сущности, это никакая не классификация преступников, а показатели структуры преступности, что и отметил А.Б. Сахаров в своей монографии о причинах преступности и личности преступника в СССР. Он же разработал криминологическую классификацию личности, построенную по двум основаниям:

) по характеру совершенных преступлений;

) по глубине и стойкости антиобщественной направленности личности.

По первому основанию выделяются:

) насильственные (агрессивные) - убийцы, насильники, хулиганы, осужденные за телесные повреждения, вандализм и т.п.;

) корыстные преступники, совершившие кражи, хищения, мошенничество, а также взяточники, дельцы наркобизнеса, контрабандисты и т.п.

) корыстно-насильственные: бандиты, грабители, вымогатели, киллеры (наемные убийцы);

) лица, нарушившие уголовные запреты в силу своей гражданской недисциплинированности и правового нигилизма, бескорыстно и без применения насилия: дезертиры, уклоняющиеся от призыва на действительную военную службу, осужденные за должностные преступления и т.п.;

) лица, осужденные за неосторожные правонарушения.

По второму критерию - глубине и стойкости антисоциальной направленности - различаются:

) случайные преступники, повинные в преступлениях, которые не являются тяжкими;

) ситуативные, впервые совершившие тяжкие преступления под воздействием неблагоприятно сложившейся ситуации (напр., убийство из ревности);

) неустойчивые, повинные в умышленных преступлениях, но в отличие от случайных и ситуативных, ранее они допускали различного рода отклоняющееся поведение;

) злостные, которые длительное время ведут преступную деятельность, в том числе ранее судимые (рецидивисты);

) особо злостные, ведущие длительную преступную деятельность, в том числе "воры в законе", особо опасные рецидивисты, лидеры преступных группировок. Поскольку преступники - это лица, повинные в преступной деятельности, то их ориентацию вряд ли можно назвать продуктивной. Типы характеров лиц с непродуктивной ориентацией в процессе их преобразовательной (ассимиляции) и коммуникативной (социализации) деятельности бывают следующими: а) рецептивный (получающий) и мазохистский; б) эксплуататорский (берущий) с садистскими наклонностями; в) накопительский с деструктивными наклонностями в отношениях с другими людьми и обществом; г) рыночный (обменивающий) с выраженным эгоцентризмом и равнодушием к другим людям.

Слово "психопатия" в переводе с греческого означает страдание души, то есть душевную болезнь. Но в отличие от шизофрении и других тяжких заболеваний психики, которые обусловливают невменяемость, психопатии, как правило, не признаются медицинским критерием невменяемости. Установившаяся научная трактовка психопатий сводится к патологии характера, при которой часто отмечается практически необратимая асоциальность индивида, препятствующая его адаптации к социальной среде. Нередко в криминологической литературе психопатов называют еще социопатами. Возникают психопатии вследствие заболеваний, травмы головного мозга, интоксикации, психической травмы, а также при врожденной неполноценности нервной системы. В последнем случае говорят о конституционной, или "ядерной", психопатии. Наиболее распространенной разновидностью психопатий является возбудимая. Как свидетельствуют Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, она составляет около половины (45,6%) изученных случаев психопатических отклонений среди осужденных. Для возбудимых психопатов характерны вспыльчивость, импульсивность, гневливость, подверженность алкогольным запоям. Один из вариантов этого типа - эпилептоиды.

П.Б. Ганнушкин подчеркивал аморальность эпилепидных психопатов:". их аффективная установка по всегда имеет несколько неприятный, окрашенный со скрываемой злобностью оттенок, на общем фоне которого время от времени иной раз по ничтожному поводу развиваются бурные вспышки неудержимого буйства. Они крайне эгоистичны, агрессивны, отличаются повышенной сексуальностью. А.Е. Личко эту характеристику дополняет указаниями на сходство эпилептоидов с больными эпилепсией: те же извращенные влечения, вязкость, тяжеловесность и инертность мышления, злобная тоскливость и готовность вымещать плохое настроение на посторонних лицах и в щах, садизм и мазохизм. В состоянии алкогольно; опьянения обнаруживают склонность к вандализму - стремление все бить и крушить" [24. С.22].

Организованная преступность - сложный социальный феномен. Возникнув, она так прочно переплелась с другими социальными институтами и процессами, вросла в общественную ткань, что с трудом может быть из нее вырвана для изучения.

Более того, вызывает все большие сомнения корректность самого понятия "организованная преступность", ибо, во-первых, преступность вообще не имеет субстрата в реальной действительности, а является релятивным, конвенциональным социальным конструктом. Во-вторых, с точки зрения общей теории организации, "организованность" - неотъемлемое свойство всех биологических и социальных систем, а потому "неорганизованной преступности" просто не существует. В-третьих, "в современных условиях, когда деятельность любой публичной или частной институции неизбежно связана с нарушением уголовного закона, понятие "организованная преступность" оказывается синонимом понятий "общество", "государство", "социальная действительность", "социальное явление"". Так что "понятие организованная преступность выполняет социальную функцию "персонификации общественного зла""*. В результате предлагается отказаться от понятия "организованная преступность" как научного, признав его бытовым понятием. Соглашаясь с этими доводами, мы не призываем к немедленному отказу от понятия "организованная преступность". Имеются научные традиции, накоплен большой эмпирический материал, осуществляется практика социального контроля над так называемой организованной преступностью. Но проблема нуждается в демифологизации и корректном, не идеологизированном изучении и освещении.

Имеется множество определений организованной преступности.

Если учесть, что идеальных определений не бывает, можно в качестве рабочего принять следующее определение: организованная преступность - это функционирование устойчивых, управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как бизнесом и создающих систему защиты от социального контроля с помощью коррупции.

Это определение было зафиксировано в документах Международной конференции ООН по проблемам организованной преступности в 1991 г. в Суздале (Россия).

Следует предостеречь от понимания организованной преступности как простой совокупности деятельности преступных организаций. Организованная преступность - не сумма преступных организаций или преступлений, совершаемых ими. Это качественно новая характеристика такого состояния преступности, когда она встроена в социальную систему, оказывает существенное влияние на другие элементы системы и прежде всего - на экономику и политику.

Важно не столько формальное определение организованной преступности, сколько понимание ее как социального феномена.

Представляется, что три основные модели организованной преступности, известные в мировой криминологии, - иерархическая, локальная или этническая и организованная преступность как предпринимательство, бизнес (business enterprise) - дополнительны. При этом "business enterprise" составляет сущность организованной преступности, а иерархическая и локальная (этническая) модели - ее организационные формы.

Организованная преступность выступает прежде всего как предпринимательство, бизнес, индустрия, производство товаров и/или услуг. Ее главной целью является экономическая выгода, прибыль. И в этом отношении организованная преступность не отличается от обычного бизнеса. Различия начинаются с методов деятельности. Преступные организации добиваются высокой прибыли любыми методами, включая криминальные. Но и вполне респектабельный бизнес не избегает полулегальных, а то и преступных действий для достижения выгодного результата. Становясь известными, такие случаи расцениваются как примеры "беловоротничковой" (white-collar crime), а не организованной преступности [21. С.112-115].

Наркотизм

Сегодня проблема наркотиков, их потребления, наркомании (впрочем, как большинства социальных девиаций) весьма мифологизирована, политизирована, используется в популистских целях. Попытаемся, по возможности, демифологизировать эту действительно сложную социальную проблему.

Но прежде следует договориться о некоторых понятиях, связанных с наркотиками и их потреблением.

Наркотики - средства (вещества), оказывающие воздействие на психику и поведение человека; их потребление способно приводить к формированию физической и/или психической зависимости (наркомании), состоянию, при котором человек испытывает потребность в регулярном приеме наркотиков и дискомфорт при отсутствии такой возможности.

Международные и национальные органы здравоохранения устанавливают и корректируют перечень средств, относящихся к наркотическим.

Потребление наркотиков либо обусловлено заболеванием и рекомендовано врачом в качестве лекарственного средства (так называемое легальное, медицинское потребление наркотиков - обезболивающих, психостимуляторов, снотворных и др.), либо является немедицинским потреблением - злоупотреблением, т.е. потреблением без назначения врача, или в дозах, превышающих назначенные, или продолжающимся после отмены назначения, или же приемом иных средств, нежели были назначены врачом.

Наркомания - заболевание, выражающееся в физической и/или психической зависимости от наркотических средств, в непреодолимом влечении к ним - аддикции (от англ. addict - предаваться чему-либо, addicted - приверженный чему-либо, addiction - склонность, пагубная привычка), приводящем к глубокому истощению физических и психических функций организма.

Психическая зависимость - состояние организма, характеризующееся патологической потребностью в приеме какого-либо средства, вещества, с тем, чтобы избежать нарушений психики, психологического дискомфорта, вызванных прекращением приема этого средства (вещества), хотя и при отсутствии абстиненции. Таким веществом может быть не только наркотик или алкоголь, но и кофеин (кофе), теин (чай), никотин (табак), лекарства. Последнее время все чаще упоминают и исследуют психическую зависимость от компьютерных и иных игр, болезненное влечение к ним (gambling addiction*), а также лекарственную зависимость (prescribed addiction).

Токсикомания - заболевание, аналогичное наркомании, вызванное потреблением не наркотических средств, а иных токсических (сильнодействующих) веществ (лекарственных препаратов, не отнесенных к наркотическим, предметов бытовой химии - лаков, красок, клея, бензина, ацетона и др.).

Наркотизм - относительно распространенное, статистически устойчивое социальное явление, выражающееся в потреблении некоторой частью населения наркотических (и токсических) средств и в соответствующих последствиях.

Наркотики сопровождают человечество всю известную историю. Еще "отец истории" Геродот описывал употребление древними египтянами производных каннабиса, а "отец медицины" Гиппократ использовал опий в своей медицинской практике, оставаясь верным своему знаменитому девизу "Не навреди!". О снотворном действии опия упоминается в Шумерских таблицах, написанных 6 тыс. лет назад. Раскопки в Перу и Эквадоре свидетельствуют об употреблении листьев коки около 2300 лет назад. Очевидно, человеку, как и некоторым животным (вспомним кошку и валерьянку, собаку, которая что-то откопала в лесу и "ловит кайф", валяясь на спине), присуще стремление изменять психику с помощью каких-либо средств - будь-то наркотики, алкоголь, токсические вещества, табак или же крепкий чай (включая "чифир"), крепкий кофе и т.п.

Долговечность наркопотребления, как и любого социального "зла", свидетельствует о том, что оно выполняет вполне определенные социальные функции. Как и алкоголь (который тоже является наркотиком, различия между ними не в характере воздействия на центральную нервную систему - ЦНС, а в юридической оценке - потребление легально или запрещено), наркотики выполняют функции анастезирующую (снятие или уменьшение боли), седативную (успокаивающую, снижающую напряжение), психостимулирующую (наряду с чаем или кофе), интегративную (наряду с табаком; вспомним наши "перекуры" или "трубку мира" американских индейцев). Потребление наркотиков может быть формой социального протеста, средством идентификации (показателем принадлежности к определенной субкультуре), а потребление некоторых из них - "элитарных", "престижных" (например, кокаина) играет престижно-статусную роль. Другое дело, что за все приходится платить (я это называю "принципом Расплаты"), и потребители наркотиков или иных психотропных веществ расплачиваются здоровьем, потерей работы, учебы, семьи, жизнью [21. С.132-134].

Психология объясняет наркотизм как форму "ухода" от житейских невзгод и конфликтов. В наркомании видят бегство не только от жестоких условий существования, но и от всеобщей стандартизации, регламентации, запрограммированности жизни в современном обществе.

Обращение к наркотикам может выполнять и протестные функции.

И хотя в генезисе индивидуального приобщения к наркотикам могут лежать самые различные социальные, психологические и даже биологические факторы (тип нервной системы, психические аномалии и т.п.), однако в конечном счете "уход" в наркотики - результат прежде всего социальной неустроенности, неблагополучия, отчуждения в бездушном обществе, утраты или отсутствия смысла жизни - "экзистенциального вакуума" [23. С.68].

Алкоголизм

Алкоголизм (с 1979 г. по Международной классификации болезней - "синдром алкогольной зависимости") - заболевание, развивающееся в результате пьянства, проявляющееся в виде физической и психической зависимости от алкоголя и приводящее к психической и социальной деградации личности, патологии обмена веществ, внутренних органов, нервной системы [21. С.144].

Алкоголь занимает (и это надо признать прямо) вполне определенное место в современном образе жизни, и, следовательно, до сих пор остаются верными слова В. Португалова, сказанные еще в 1890 г., о том, что существующая привычка к алкоголю "порождает и в последующих поколениях преемственное расположение и путем подражания, переимчивости передается. из поколения в поколение". Систематическое потребление спиртных напитков вызывает постепенную перестройку организма. Спустя примерно 5-7 лет после начала систематического потребления появляется первый симптом болезни - "потеря контроля за количеством выпитого". На этой стадии человек уже не в состоянии "пить, как все", т.е. сознательно контролировать количество принимаемого алкоголя и тем самым не переступать определенного порога, за которым наступает реакция отравления или резко изменяется поведение. Но со временем даже малая доза вызывает непреодолимое желание новых и новых доз алкоголя, которое некоторые авторы сравнивают с чувством голода после приема инсулина или с возникновением зуда при крапивнице. Такое употребление алкоголя все чаще заканчивается состоянием тяжелого алкогольного наркоза, выйдя из которого больные сначала частично, а в поздних стадиях болезни и полностью (полная амнезия) не могут восстановить в памяти события недавней выпивки.

Вслед за "потерей контроля" появляются признаки абстинентного (похмельного) синдрома, или синдрома лишения, впервые подробно описанного видным отечественным психиатром С.Г. Жислиным. Явления абстиненции проявляются у больных хроническим алкоголизмом при падении уровня алкоголя в крови: в начальных стадиях - спустя 8-12 часов после выраженного опьянения (обычно наутро после алкогольного эксцесса); затем в ходе болезни это время сокращается, и в поздних стадиях явления абстиненции могут наступать через 1-3 часа после прерывания запоя.

Состояние абстиненции характеризуется тяжелыми физическими и неврологическими расстройствами: больные испытывают крайнюю слабость, выраженное дрожание (тремор) рук, сердцебиение, одышку. Все это сопровождается расстройством сна, подавленным настроением, раздражительностью. Надо заметить, что в отличие от неприятного состояния похмелья, которое испытывают и нормальные субъекты, состояние абстиненции у больных алкоголизмом носит затяжной и мучительный характер. Это и понятно. В норме наблюдается неспецифическая реакция здорового организма на отравление алкоголем. Болезнь же изменяет сам организм, который реагирует уже не столько на отравление, интоксикацию алкоголем, сколько, напротив, на прерывание этой интоксикации. Организм теперь уже нуждается в принятии алкоголя как необходимого средства для восстановления нарушенной жизнедеятельности. Поэтому абстинентная симптоматика по мере удаления от приема алкоголя не затухает, как в норме, но продолжает нарастать и может держаться в развернутых стадиях болезни до 7-10 дней [25. С.238-239].

Гендер. Хорошо известно, что по всем формам девиантности пальму первенства держат мужчины. Известно также, что по большинству девиантных проявлений женщины постепенно "догоняют" мужчин. Не представляет исключение ситуация с потреблением алкоголя и его последствиями. Так, по данным ВОЗ, 100 лет назад соотношение в мире злоупотребляющих алкоголем мужчин и женщин составляло 10: 1, к концу XX в. это соотношение сократилось до 5: 1, а по ряду стран до 2: 1 (например, Великобритания). Ускоренной алкоголизации женщин способствуют как эмансипация (все равны во всем!), так и "двойная занятость" женщин - трудовая и домашняя.

При этом следует иметь в виду, что женская алкоголизация более "злокачественна": женщины крайне неохотно обращаются за медицинской и иной помощью, а когда обращаются, - их лечение оказывается более затруднительным, чем представителей мужского пола. Кроме того, алкоголизация женщин болезненнее сказывается на семейных отношениях и прежде всего - на воспитании детей. Да и с точки зрения обыденных представлений, женский алкоголизм "позорнее" мужского.

Возраст. Потреблению алкогольных напитков "все возрасты покорны". Поскольку алкоголизм как заболевание развивается постепенно, постольку он поражает в основном лиц старше 30-40 лет. Однако алкоголизм "молодеет". Именно ранняя алкоголизация особенно опасна по следующим причинам: воздействие алкоголя на молодой организм приводит к более тяжелым медицинским и социальным последствиям; резко сокращаются сроки перерастания пьянства в алкоголизм; повышается вероятность криминального поведения; увеличивается риск рождения детей с физическими и психическими аномалиями у лиц, рано пристрастившихся к алкоголю.

Семейное положение. Жесткой зависимости между алкоголизацией и семейным статусом не установлено. Как тенденция отмечается некоторое преобладание разведенных среди пьяниц и алкоголиков. Однако характер этой зависимости сложен: иногда разводятся, потому что один из супругов - пьяница, иногда же пьют от одиночества. Известно также, что 70-80% женщин, обратившихся за медицинской помощью в связи с невротическим состоянием, а равно большинство женщин, подающих в суд заявление о расторжении брака, ссылаются на пьянство мужа как повод для обращения.

Образование. Социальная неустроенность, неудовлетворенность жизнью тем вероятнее, чем ниже образовательный и зависящий от него социальный статус индивида. Неудивительно поэтому, что наблюдается вполне определенная тенденция: чем ниже уровень образования, тем выше риск алкоголизации. По сведениям Б.М. Левина и М.Б. Левина (Москва), А. Габиани (Грузия), а также по нашим данным (Ленинград - Санкт-Петербург), большинство лиц, страдающих алкоголизмом (45-75%), а также доставленных в медвытрезвители (около 60%), имели начальное или неполное среднее образование. Однако следует иметь в виду, что лица с высшим образованием в аналогичных ситуациях чаще лечатся анонимно, а в медвытрезвители попадают значительно реже в силу характера и условий потребления алкоголя, а также используя "административный ресурс".

Социальный статус. Как и следовало ожидать, повышенный уровень алкоголизации наблюдается среди представителей тех социальных групп, труд которых является малосодержательным, низкоквалифицированным или же монотонным (работа на конвейере), а также среди сельскохозяйственных рабочих [21. С.150-151].

Исследованиями установлено, что существуют общие для всего населения причины, ведущие к пьянству и алкоголизму, и причины индивидуальные, определяющие приверженность и пристрастие к алкоголю отдельных лиц.

Одним из факторов, обусловливающих увеличение потребления алкоголя в обществе, социологи считают уровень материального положения населения. Установлено, что в периоды обострения социальных противоречий, роста безработицы, неуверенности в завтрашнем дне, опасений потерять работу люди прибегают к алкоголю как к средству временного забвения своих проблем.

Вторая, общая для всего мира причина - это экономическая выгодность производства и продажи алкогольных изделий. Низкая себестоимость вырабатываемых "напитков" позволяет получать огромные прибыли от их экспорта. Следующая причина роста потребления алкоголя - это стирание национальных и этнических различий, а также алкоголизация новых социально-демографических групп населения, особенно женщин и подростков. Одной из причин роста потребления алкоголя в мире является и такой фактор, как постарение населения, поскольку значительный процент больных алкоголизмом составляют люди старше 65 лет.

И еще один фактор косвенно повлиял на рост потребления алкоголя в мире: это официальное признание алкоголизма не пороком, а болезнью, что способствовало прекращению дискриминации и преследований больных алкоголизмом. Во многих странах таким больным стали выплачивать пособия по нетрудоспособности в период лечения и реабилитации. Необходимо знать, что у детей и подростков алкоголизм развивается катастрофически быстро. Если у взрослых людей переход от простого пьянства к алкоголизму в зависимости от интенсивности пьянки занимает от 5 до 10 лет, то формирование хронического алкоголизма у подростка происходит в 3-4 раза быстрее, иногда минуя этап регулярного потребления. И чем молниеноснее развитие алкоголизма, тем необратимее его последствия [26. С.4-6].

Проституция

Под проституцией (от лат. prostare - продаваться публично) обычно понимается вступление за плату в случайные, внебрачные сексуальные отношения, не основанные на личной симпатии, влечении.

В литературе отмечаются такие признаки проституции, как неопределенная множественность партнеров; систематичность сексуальных контактов; "публичность", достоверная известность о ремесле проститутки; доступность лица, занимающегося проституцией, каждому желающему удовлетворить сексуальную потребность за плату; специфический "образ жизни" и др. Однако существенными, принципиальными для проституции остаются два признака: безличный (отчужденный) и возмездный (платный) характер сексуальных отношений. Совокупность этих двух критериев позволяет отграничить проституцию как от корыстных супружеских отношений, брака по расчету, так и от внебрачных сексуальных связей, основанных на личных симпатиях и влечениях, а также от получающих все большее распространение в подростковой и молодежной среде безличных, отчужденных, но бескорыстных контактов.

Проституирование возможно как при гетеросексуальных, так и при гомосексуальных отношениях, как со стороны женщины, так и со стороны мужчины (еще в Древней Греции наряду с женскими публичными домами были и мужские, а в Древнем Риме число мужчин, занимающихся проституцией, не уступало числу женщин-проституток). Не имеет значения способ удовлетворения половой потребности.

Проституция в сфере сексуальных отношений лишь одно из проявлений проституции в широком смысле слова - как продажности. В условиях товарно-денежных отношений, говорил К. Маркс, "всеобщая проституция выступает как необходимая фаза развития общественного характера личных задатков, потенций, способностей, деятельностей. Выражаясь более вежливо: всеобщее отношение полезности и годности для употребления".

Денежная (товарно-денежная) сущность проституции обосновывалась известным социологом Г. Зиммелем. В книге "Философия денег" он отмечал, что природа денег и природа проституции аналогичны, что в условиях товарно-денежных, вещных, отчужденных отношений проституция становится символом межчеловеческих отношений. Деньги губят природу вещей одним своим прикосновением. Но отношения, опосредованные деньгами, безразличные к субъекту, ими владеющему, - отчужденные отношения. Это в полной мере относится и к продаже тела - сексуальным отношениям, превращающимся под влиянием денег, товарности из интимных, личностных в вещные, отчужденные, и к торговле духом, интеллектом.

Проституция в сфере сексуальных отношений весьма распространена, во всяком случае значительно шире, чем об этом обычно предполагают. Хотя привести какие-либо цифры по понятным причинам невозможно. Помимо организованной уличной и "домашней", гостиничной и ресторанной проституции, существует много "работающих" одиночек, подыскивающих клиентов через доверенных лиц, есть проститутки, обслуживающие определенные корпорации. Для многих вполне "порядочных", семейных женщин занятие проституцией служит дополнительным заработком "на благо семьи". Мужская проституция развивается наравне с женской, а гомосексуальная - параллельно гетеросексуальной.

Политика запрета бессильна в "борьбе" с проституцией. Запрет и репрессии вообще малоэффективны в попытках искоренить то, что имеет социальные причины, пока последние существуют. Но если в борьбе с некоторыми видами социальной патологии, например, с преступностью, запрет и наказание вынужденно необходимы (пока общество не нашло альтернативных мер защиты), то по отношению к проституции, гомосексуализму, потреблению алкогольных напитков и иных "преступлений без жертв" запрет и репрессии скорее наносят вред, нежели приносят пользу.

Пока существуют товарно-денежные отношения будет и проституция [21. С.186-188].

Самоубийство

Самоубийством называется каждый смертный случай, который непосредственно или опосредованно является результатом положительного или отрицательного поступка, совершенного самим пострадавшим, если этот последний знал об ожидавших его результатах. Покушение на самоубийство - это вполне однородное действие, но только не доведенное до конца [27. С.8].

Выделяется довольно большое количество способов самоубийств: самоповешение, самоудавление, самоутопление, самоотравление, самосожжение, самоубийство с помощью колющих и режущих предметов, самоубийство с помощью огнестрельного оружия, самоубийство с помощью электрического тока, самоубийство с помощью использования движущегося транспорта или движущихся частей механизмов, самоубийство при падении с высоты, самоубийство с помощью прекращения приема пищи, самоубийство переохлаждением или перегревом.

Специфичную группу составляют лица, совершающие аутоагрессивные групповые и массовые акты по религиозным соображениям. Их мотив растворяется в общегрупповом мотиве - принести себя в жертву, совершить самоубийство ради какой-то общей цели и высокой идеи. Подобное поведение наблюдается, как правило, при аддиктивном поведении в виде религиозного фанатизма и совершается под влиянием повышенной внушаемости людей, включенных в эмоционально значимые групповые и коллективные взаимодействия.

К числу наиболее частых причин суицидов относят (А.Е. Личко): потеря любимого человека; состояние переутомления; уязвленное чувство собственного достоинства; разрушение защитных механизмов личности в результате употребления алкоголя, психотропных средств и наркотиков; отождествление себя с человеком, совершившим самоубийство; различные формы страха, гнева и печали по разным поводам.

Выделяют экстраперсональные и интроперсональные факторы повышенного суицидального риска. Наиболее важные экстраперсональные факторы: психозы и пограничные психические расстройства; суицидальные высказывания, повторные суицидальные действия, постсуицидальный период (до 3 месяцев); подростковый возраст; экстремальные, особенно маргинальные условия (служба в армии, длительные экспедиции, заключение, вынужденное одиночество и др.); утрата семейного и общественного престижа, особенно в группе сверстников; конфликтная психотравмирующая ситуация; пьянство, употребление наркотиков и токсических средств.

Интроперсональные факторы: особенности характера; сниженная толерантность к эмоциональным нагрузкам; неполноценность коммуникативных контактных систем; неадекватная личностным возможностям самооценка; отсутствие или утрата целевых установок, лежащих в основе ценности жизни.

Антисуицидальные факторы: выраженная эмоциональная привязанность к близким; родственные обязанности; чувство гражданского долга, понятие о чести, дружеские привязанности; зависимость от общественного мнения, представление о трусости, позорности суицида; наличие планов, определяющих цель в жизни [22. С.83-84].Е. Shneidman считает, что вопреки уникальности каждого индивидуального суицидального акта, имеются некоторые общие характеристики самоубийств, которые можно свести в блоки:

A. Ситуационные аспекты суицида

. Общие стимулы суицида - невыносимость психических страданий (боли).

. Общие стрессоры суицида - фрустрация (блокирование) психологических потребностей.

Б. Конативные ("волевые") аспекты суицида

. Общие намерения суицида - поиск решения (самоубийство - это реакция на дилемму).

. Общие цели суицида - прекращение сознания (самоубийство - это попытка покончить с психическими страданиями).. Аффективные аспекты суицида

. Общие эмоции суицида - безнадежность, беспомощность.

. Общие межличностные аттитюды (отношения) к суициду - амбивалентность (каждый акт самоубийства - "крик о помощи", ("cry for help", так называется и одна из книг N. Farberow, E. Shnei-deman).

Г. Когнитивные (относящиеся к познанию) аспекты суицида

. Общая когнитивная ситуация (позиция) в суициде - сужение (у суицидентов наблюдается "туннельное зрение", "зацикленность" на проблеме).

Д. Аспекты отношений (relational)

8. Общий межличностный акт в суициде - коммуникация намерений (проявление беспомощности, просьбы о помощи).

. Общие действия в суициде - агрессия (так, суицидальное поведение называют аутоагрессией в отличие от убийства - агрессии, направленной на другого).

Е. Серийный аспект суицида (Serial Aspect of Suicide)

10. Постоянство в суициде - пожизненность скрытых паттернов (установок).

В суицидологии используется еще ряд базисных понятий.

Суицидальный процесс - эволюция суицидального поведения от мыслей к покушению и от него к завершенному самоубийству.

"Хронический суицид" - образ, стиль жизни, сопряженные с рискованным поведением, включая злоупотребление алкоголем, потребление наркотиков или же систематические покушения на свою жизнь.

Двойной суицид - одновременное самоубийство двоих людей по совместной договоренности. N. Retterstol считает, что это чаще бывает в поэзии и прозе, чем в действительности. Однако можно сослаться, например, на двойное самоубийство писателя С. Цвейга с женой, супругов Лафаргов, да и Гитлера с Е. Браун.

Расширенное самоубийство - самоубийство одного или нескольких человек, последовавшее за самоубийством члена семьи, группы. В этом случае суицид одного как бы провоцирует самоубийство людей, ранее не думавших о добровольном уходе из жизни.

Эвтаназия - причинение смерти другому лицу по его настоянию. Чаще всего это случается при неизбежном мучительном конце последнего и невозможности самостоятельно совершить самоубийство. Е. Shneidman выделяет три типа самоубийства: эготическое (egotic), дуалистическое (dyadic) и "выламывающееся" (ageneratic). Эготическое - плод внутреннего психологического диалога с самим собой, самопорицающей депрессии. Это суицид психологической природы. Дуалистическое - результат коллизий с внешним миром, следствие фрустрации, ненависти, страха, стыда, гнева, чувства вины, импотенции и т.п. Это суицид, социальный по своей природе. "Выламывающийся" суицид - это последствие "выпадения" из поколения, непричастности к своему времени, поколению, "выламыванию" из поколенческих, родственных, семейных связей, сетей. Это социологическое по своей природе самоубийство. Сегодня мы сказали бы - "эксклюзивное самоубийство", суицид "исключенных" [21. С.153-156].

3.2 Профилактика конфликтов в девиантологии

Отклоняющееся поведение личности регулируется различными социальными институтами. Общественное воздействие может носить характер правовых санкций, медицинского вмешательства, педагогического влияния, социальной поддержки и психологической помощи. В силу сложного характера поведенческих нарушений их предупреждение и преодоление требует хорошо организованной системы социальных воздействий.

Психолого-педагогическая помощь как один из уровней рассматриваемой системы играет в ней связующую роль и отличается выраженной гуманистической направленностью. Этот факт получил отражение в таких принципах педагогической работы, как конфиденциальность, добровольность и личная заинтересованность, принятие человеком ответственности за свою жизнь, взаимное доверие, поддержка, уважение личности и индивидуальности.

По мнению Е.В. Змановской, психолого-педагогическая помощь имеет два ведущих направления: социально-психологическая превенция (предупреждение, профилактика) и социально-психологическая интервенция (преодоление, коррекция, реабилитация).

Под предупреждением (профилактикой, превенцией) преступности и иных форм девиантности понимается такое воздействие общества, институтов социального контроля, отдельных граждан на криминогенные (девиантогенные) факторы, которое приводит к сокращению и/или желательному изменению структуры преступности (девиантности) и к несовершению потенциальных преступных (девиантных) деяний.

Профилактика отклоняющегося поведения предполагает систему общих и специальных мероприятий на различных уровнях социальной организации: общегосударственном, правовом, общественном, экономическом, медико-санитарном, педагогическом, социально-психологическом. Условиями успешной профилактической работы считают ее комплексность, последовательность, дифференцированность, своевременность.

ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) предлагает выделять первичную, вторичную и третичную профилактику. Первичная профилактика направлена на устранение неблагоприятных факторов, вызывающих определенное явление, а также на повышение устойчивости личности к влиянию этих факторов. Первичная профилактика может широко проводиться среди подростков. Задача вторичной профилактики - раннее выявление и реабилитация нервно-психических нарушений и работа с "группой риска", например подростками, имеющими выраженную склонность к формированию отклоняющегося поведения без проявления такового в настоящее время. Третичная профилактика решает такие специальные задачи, как лечение нервно-психических расстройств, сопровождающихся нарушениями поведения. Третичная профилактика также может быть направлена на предупреждение рецидивов у лиц с уже сформированным девиантным поведением.

Профилактическая работа может входить в комплекс мероприятий всех трех уровней. Считается, что она наиболее эффективна в форме воздействия на условия и причины, вызывающие девиантное поведение, на ранних этапах появления проблем.

Существуют различные формы профилактической работы:

Первая форма - организация социальной среды. В ее основе лежат представления о детерминирующем влиянии окружающей среды на формирование девиаций. Воздействуя на социальные факторы, можно предотвратить нежелательное поведение личности. Воздействие может быть направлено на общество в целом, например через создание негативного общественного мнения по отношению к отклоняющемуся поведению. Объектом работы также может быть семья, социальная группа (школа, класс) или конкретная личность.

В рамках данной модели профилактика зависимого поведения у подростков включает прежде всего социальную рекламу по формированию установок на здоровый образ жизни и трезвость. Особое значение имеет политика средств массовой информации.

Вторая форма - информирование. Это наиболее привычное для нас направление профилактической работы в форме лекций, бесед, распространения специальной литературы или видео - и телефильмов. Суть подхода заключается в попытке воздействия на когнитивные процессы личности с целью повышения ее способности к принятию конструктивных решений.

В ряде случаев информация дается несвоевременно: слишком поздно или слишком рано. Например, опыт работы с подростками подсказывает, что беседы по предупреждению наркозависимого поведения должны проводиться не позднее 14 лет. Они не должны содержать подробного описания наркотиков и эффектов, ими производимых. Такие беседы целесообразно направлять на обсуждение последствий девиантного поведения и способов воздержания от него, на выработку активной личностной позиции.

Третья форма - активное социальное обучение социально-важным навыкам. Данная модель преимущественно реализуется в форме групповых тренингов.

Тренинг резистентности (устойчивости) к негативному социальному влиянию. В ходе тренинга изменяются установки на девиантное поведение, формируются навыки распознавания рекламных стратегий, развивается способность говорить "нет" в случае давления сверстников, дается информация о возможном негативном влиянии родителей и других взрослых (например, употребляющих алкоголь) и т.д.

Тренинг ассертивности или аффективно-ценностного обучения. Основан на представлении, что девиантное поведение непосредственно связано с эмоциональными нарушениями. Для предупреждения данной проблемы подростков обучают распознавать эмоции, выражать их приемлемым образом и продуктивно справляться со стрессом. В ходе групповой психологической работы также формируются навыки принятия решения, повышается самооценка, стимулируются процессы самоопределения и развития позитивных ценностей.

Тренинг формирования жизненных навыков. Под жизненными навыками понимают наиболее важные социальные умения личности. Прежде всего, это умение общаться, поддерживать дружеские связи и конструктивно разрешать конфликты в межличностных отношениях. Также это способность принимать на себя ответственность, ставить цели, отстаивать свою позицию и интересы. Наконец, жизненно важными являются навыки самоконтроля, уверенного поведения, изменения себя и окружающей ситуации.

Четвертая форма - организация деятельности, альтернативной девиантному поведению. Эта форма работы связана с представлениями о заместительном эффекте девиантного поведения. Например, аддикция может играть важную роль в личностной динамике - повышение самооценки или интеграция в референтную среду. Предполагается, что люди используют психоактивные вещества, улучшающие настроение, до тех пор, пока не получат взамен что-то лучшее. Альтернативными формами активности признаны: познание (путешествия), испытание себя (походы в горы, спорт с риском), значимое общение, любовь, творчество, деятельность (в том числе профессиональная, религиозно-духовная, благотворительная).

В семейном воспитании ведущими профилактическими задачами выступают раннее воспитание устойчивых интересов, развитие способности любить и быть любимым, формирование умения себя занять и трудиться. Родители должны понимать, что они формируют потребности личности через вовлечение ребенка в различные виды активности - спорт, искусство, познание. Если к подростковому возрасту позитивные потребности не сформированы, личность оказывается уязвимой в отношении негативных потребностей и занятий.

Пятая форма - организация здорового образа жизни. Она исходит из представлений о личной ответственности за здоровье и гармонию с окружающим миром и своим организмом. Умение человека достигать оптимального состояния и успешно противостоять неблагоприятным факторам среды считается особенно ценными. Здоровый стиль жизни предполагает здоровое питание, регулярные физические нагрузки, соблюдение режима труда и отдыха, общение с природой, исключение излишеств.

Шестая форма - активизация личностных ресурсов. Активные занятия подростков спортом, их творческое самовыражение, участие в группах общения и личностного роста, арттерапия - все это активизирует личностные ресурсы, в свою очередь обеспечивающие активность личности, ее здоровье и устойчивость к негативному внешнему воздействию.

Седьмая форма - минимизация негативных последствий девиантного поведения. Данная форма работы используется в случаях уже сформированного отклоняющегося поведения. Она направлена на профилактику рецидивов или их негативных последствий. Например, наркозависимые подростки могут получать своевременную медицинскую помощь, а также необходимые знания по сопутствующим заболеваниям и их лечению.

Социально-психологическое сопровождение воспитательно-профилактической работы с учащимися девиантного поведения направлено на решение следующих задач:

-оказание психологической и социально-педагогической помощи и поддержки девиантным подросткам, их родителям и педагогам, работающим с ними;

-формирование положительного образа "Я" у подростков;

-формирование личностной и социальной компетентности у девиантных подростков;

-организация успеха в ведущей деятельности у подростков;

-выработка эффективного стиля взаимодействия педагогов и родителей с подростками;

-повышение психологической культуры педагогов и родителей.

Интервенция отклоняющегося поведения личности является еще одним направлением социально-психологического воздействия [22. С.100-103].

Издавна существуют системы профилактики суицидального поведения, начиная от первого "телефона доверия", основанного пастором Г. Уорреном в 1906 г. в Нью-Йорке, и современной телефонной службы в сочетании с суицидологическим центром, созданными X. Хоффом и Е. Рингелем в 1948 г. в Вене и священником Чад Вара в 1953 г. в Лондоне. Имеются многочисленные общественные организации помощи суицидентам и лицам, находящимся в кризисных ситуациях ("Общество самаритян" в Великобритании, Общества анонимных суицидентов в ряде стран).

Существует множество форм предупреждения наркотизма и пьянства. Первичная превенция - общесоциальные меры сокращения или нейтрализации девиантогенных факторов. Вторичная превенция, это, прежде всего, антиалкогольная и антинаркотическая пропаганда наряду с пропагандой здорового образа жизни. Третичная профилактика богата опытом деятельности многочисленных организаций "самопомощи" типа "АА" (анонимных алкоголиков) и анонимных наркоманов в Германии, Польше (знаменитый Монар), США и в других странах, немецкий SYNANON*. Кроме того, велика роль специализированной медицинской и психологической наркологической служб [21. С.225].

Социально-психологическая интервенция - это вмешательство в личностное пространство для стимулирования позитивных изменений. Цель интервенции девиантного поведения личности состоит в ослаблении или устранении тех форм ее поведения, которые препятствуют социальной адаптации. Отличительной особенностью социально-психологической интервенции является желание изменений со стороны самой личности, ее готовность к сотрудничеству с педагогом.

Основная трудность работы с отклоняющимся поведением личности состоит в том, что, как правило, на первых этапах социально-психологической помощи человек сопротивляется изменениям, несмотря на выраженные негативные последствия своего поведения. В таких случаях основанием для вмешательства может быть степень вреда, причиняемого девиацией, или уровень социальной дезадаптации личности [22. С.104-105]. Что же касается коррекции личности девианта, то процесс перевоспитания выполняет следующие функции:

1. Воспитательная - восстановление положительных качеств, которые преобладали у молодого человека до появления "девиантности", обращение к памяти подростка о его добрых делах.

2. Компенсаторная - формирование у молодого человека стремления компенсировать тот или иной социальный недостаток усилением деятельности в той области, в которой он может добиться успехов, которая позволит ему реализовать свои возможности, способности и, главное, потребность в самоутверждении.

3. Стимулирующая - активизация положительной социально полезной предметно-практической деятельности молодого человека; она осуществляется посредством осуждения или одобрения, т.е. заинтересованного, эмоционального отношения к личности, ее поступкам.

4. Корректирующая - исправление отрицательных качеств личности молодого человека и применение разнообразных методов и методик, направленных на корректировку мотивации, ценностных ориентации, установок, поведения.

Известный отечественный ученый-педагог В.П. Кащенко еще в 30-х годах нашего столетия разработал интересную классификацию методов коррекции. Он объединил методы в две большие группы: педагогические и психотерапевтические.

Несколько сокращенный вариант этой классификации.

Педагогические методы:

1. Методы общественного влияния:

а) коррекция активно-волевых дефектов;

б) коррекция страхов;

в) метод игнорирования;

г) метод культуры здорового смеха;

д) коррекция навязчивых мыслей и действий;

е) коррекция бродяжничества;

ж) самокоррекция.

2. Специальные или частнопедагогические методы:

а) коррекция недостатков поведения детей;

б) коррекция нервного характера.

3. Метод коррекции через труд.

4. Метод коррекции путем рациональной организации детского коллектива.

Психотерапевтические методы:

1. Внушение и самовнушение.

2. Гипноз.

3. Метод убеждения.

4. Психоанализ [23. С.96].

Как быть в отношении тех девиантов, которые уже стали алкоголиками, наркоманами, заразились венерическими болезнями, страдают сексуальными расстройствами? Очевидно, что использование уголовного наказания в отношении гомосексуалистов, проституток и пьяниц теряет смысл, так как большинство из них больные люди и нуждаются в медицинской, психологической и социальной помощи.

Исправительно-трудовая система (тюрьмы, следственные изоляторы и колонии) имеет целью наказание и исправление осужденных. Но тюрьма не столько исправляет, сколько карает человека, порой на весь остаток его жизни на свободе.

Именно места лишения свободы являются основными рассадниками гомосексуализма, школой, где завершается формирование девиантного поведения и самосознания.

Девиантное поведение вначале всегда бывает немотивированным. Молодой человек, как правило, хочет соответствовать требованиям общества, но в силу социальных условий, неумения правильно определить свои социальные роли, незнания способов социальной адаптации, нищенского уровня жизни не может этого сделать. Наличие девиантной группы определяет и прививает склонности облегчает пути к совершению противоправных и аморальных действий, обеспечивает психологический комфорт за участие в них, уменьшает эффективность способов социального контроля. Толкотт Парсонс (1951) проанализировал три инструмента социального контроля. Таковыми, по его мнению, являются: изоляция - применяется с целью отлучения девианта от других людей, она даже не предусматривает попытки реабилитации; обособление - ограничение контактов девианта с другими людьми, при этом он не полностью изолирован от общества, что позволяет девиантам досрочно получить свободу, когда они готовы следовать нормам общества; реабилитация - девианты могут подготовиться к возвращению к нормальной жизни и осуществлению своих ролей в обществе [23. С.89].

К основным факторам социального контроля можно отнести следующие.

. Методы и средства социального контроля должны быть адекватны конкретным видам девиантного поведения. Основным средством социального контроля призвано стать удовлетворение здоровых потребностей и интересов лиц, склонных к "ненормальному" поведению. Так, научное, техническое, другие виды творчества могут служить серьезной альтернативой разным формам противоправного и аморального поведения. Эффективность предупреждения правонарушений достигается не столько временным подавлением девиантного поведения, сколько его постоянным вытеснением социально одобряемым и полезным поведением.

. Существенное сужение репрессивных мер воздействия. Лишение свободы приводит личность к социальной и нравственной деградации и может использоваться лишь как крайняя мера воздействия. Следовательно, в отношении молодых правонарушителей допустимо сокращение сроков лишения свободы, отсрочка исполнения приговора, условно-досрочное освобождение и, главное, изменение условий содержания.

. Создание гибкой и разветвленной системы социальной помощи, включающей государственные, общественные, благотворительные и иные структурные звенья. Неплохо зарекомендовали себя общественные организации по принципу "самопомощи" (группы "анонимных" алкоголиков, наркоманов, лиц, освобожденных из мест лишения свободы).

. Нравственное возрождение и духовное развитие граждан на принципах общечеловеческой морали и духовных ценностей, свободы совести и слова, индивидуального поиска смысла жизни (кризис духа или утрата смысла жизни - важный фактор девиантного поведения). Создание "институтов согласия" и "институтов посредничества", которые бы принимали на себя функции уголовного и административного правоприменения сообразно тяжести проступка или преступления, личности правонарушителя, условиям совершения противоправного деяния.

. Жесткий контроль за потоком видеозаписей, содержащих сцены насилия, жестокости и откровенного секса.

. Изменение менталитета российских граждан, выросших в условиях тоталитаризма. Формирование средствами массовой информации, учебными и просветительскими организациями более терпимого отношения к инакомыслящим и инакодействующим (сексуальным меньшинствам и пр.).

. Подготовка и переподготовка кадров: работников правоохранительных органов, особенно специализирующихся на работе с молодыми правонарушителями в местах лишения свободы; социальных педагогов и социальных психологов; врачей-наркологов и социальных работников - всех тех, кто уже сегодня работает с девиантами [39. С.59-60].

Заключение

В последние годы во всех сферах жизни и образовательного процесса происходят изменения, которые приводят к различным поведенческим отклонениям, росту алкоголизма, токсикомании, наркомании, сексуальных девиаций, вандализма.

Понятие девиантного, или отклоняющегося от нормы, поведения сопряжено с понятием "норма". Определений нормы существует много. Ее определяют как идеал, условное обозначение объективно существующего явления, среднестатистический показатель, максимальный вариант, "равновесие" со средой, функциональный оптимум и т.д.

В социальных нормах отражается предшествующий опыт общества и современное осмысление окружающей действительности. Они закрепляются в законодательных актах, должностных инструкциях, правилах, уставах, других организационных документах, а также могут выступать в виде неписаных правил среды. Сгруппированные по основным нормообразующим факторам, они подразделяются на правовые, нравственные, этические, религиозные и др. Эти нормы служат критерием оценки социальной роли человека в любой конкретный момент и проявляются в его повседневной жизни и деятельности.

Отклоняющееся поведение - термин, обозначающий поведение, не соответствующее принятым в обществе нормам и ролевым предназначениям. Существуют различные теории формирования девиантного поведения человека: биологические; психологические; социологические.

И биологические и психологические теории выделяют то особенное в личности, которое может привести ее к девиантному развитию. Они свидетельствуют о том, что человек с рождения может иметь определенное предрасположение к девиации. Однако это может реализоваться только при неблагоприятных для него условиях жизнедеятельности и воспитания, превращаясь в те самые основы его личности, которые и определяют в последующем отклоняющееся поведение.

Тема отклоняющегося поведения носит междисциплинарный и дискуссионный характер. Многообразие подходов проявляется и при решении таких практических задач, как диагностика отклоняющегося поведения личности, его профилактика и преодоление в ходе оказания психолого-педагогической помощи [22. С.7].

У девиантологии сильно деформировано одно крыло - относительно развиты знания о негативных девиациях при весьма скромных представлениях о девиациях позитивных. За этим скрывается огромное исследовательское поле.

Как все науки, девиантология интернациональна. Тем важнее освоение и усвоение международного опыта, активное вхождение отечественной науки в мировую. Изоляционизм - гибель науки. Увлекательная в теоретических построениях, девиантология по сути своей весьма практична - она выявляет закономерности, возможности социального контроля над девиантностью, как в целях минимизации негативных отклонений, так и для максимального развития позитивных девиаций, творчества [21. С.228].

Список литературы

1.Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Курс лекций. Ростов - на Дону: Феникс, 1998.

2.Мастенбрук У. Управление конфликтными ситуациями и развитие организации: 1996.

3.Фролова И.Т. Введение в философию. В 2 ч. / Под общ. ред. . - М., 1989.

4.Дмитриев А.В. Конфликтология. - М., 2002.

5.Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. - СПб.: Питер, 2001.

6.Гришина Н.В. Психология конфликта. - М., 2001

7.Дарендорф Р. Теория конфликта. 2006.

8.Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социологические исследования, 1994, №5, с.144.

9.Павленок П.Д., Руднева М.Я. Социальная работа с лицами и группами девиантного поведения. - М., 2007.

10.Шибутани Т. Социальная психология: Феникс:, 1989

11.Майерс Д. Социальная психология., 2002

12.Андреева Г. Социальная психология

13.Горбунов М.Ю. Социальная психология: Владос-Пресс:, 2006

14.Мокшанцев Р., Мокшанцева А. Социальная психология. Учебное пособие для ВУЗов., Инфра-М., 2001 г.

15.Козырев Г.И. Введение в конфликтологию., М,. ВЛАДОС ИМПЭ им. Грибоедова., 2001

16.Гришина Н.В. Психология конфликта 2-е издание:, Питер, 2008

17.Мадди С. Теория личности: СПб.: "Речь", 2002

18.Фрейд З. Введение в психоанализ: СПб., Алетейя СПб, 1999; Санк-Петербург; 1999

19.Хорни К. Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза., Академический проект; 2007

20.Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности., 1992

21.Гилинский Я. Девиантология., С-П., Юридический центр Пресс, 2004

22.Азарова Л.А. Девиантное поведение и его профилактика; УО "ВГУ им.П.М. Машерова", 2007

23.Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения:, М., 2001

24.Зелинский А.Ф. Криминальная психология; Киев Юринком Интер., 1999

25.Братусь Б.С. Аномалии личности;, "Мысль", 1988

26.Коробкина З.В., Попов В.А. Профилактика наркотической зависимости у детей и подростков. - М;, 2002

27.Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд: СПб., 1912

28.Клейберг Ю.А. Конфликты и отношения в социальных системах. 1995.

29.Шугуров Ш.В. Социальный конфликт и самоосуществление личности. Саратов, 1994.

30.Сигиле С. Преступная толпа.: СПб., 1896

31.Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. - М.: Аспект-

Пресс:, 2005

32.Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. - СПб.: Питер, 2001.

33.Ден Д. Преодоление разногласий. Санкт - Петербург, 1994.

34.Дмитриев А.А., Кудрявцев С.В. Введение в общую теорию конфликта. - М., 2003.

35.Анцупов А.Я., Прошанов С.Л. Конфликтолгия: междисциплинарный подход. - М., 2001.

36.Кравченко А.И., Социология. - М., Логос, 2000.

37.Фролов С.С. Социология. Издательство "Логос, Москва, 2007.

38.Зайцев А.К. Социальный конфликт. - М., 2000.

39.Дивицына Н.Ф. Социальная работа с неблагополучными детьми и Подростками. Оформление, изд-вo "Феникс", 2005.

40.Рабер М.А., Титман Ф. Психология индивида и группы. М., 1988.

41.Маслоу А. Мотивация и личность // Вестник МГУ. Сер. Философия. 1991. №3.

42. Рычкова Н.А. Дезадаптивное поведение детей: Диагностика, коррекция, психопрофилактика. М., 2000.

. Руденский Е.В. Психология отклоняющегося развития личности. Новосибирск, 1998.

. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодежи (криминальная субкультура). Тверь, 1994.

. Кондратьев М.Ю. Подросток в замкнутом круге общения, Воронеж, 1997.

. Бойко И.Б. Самоубийство и его предупреждение. Рязань, 1997.

. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. М., 1995.

. Смелзер Н. Дж. Социология / Пер. с англ. М., 1994.

49. Минияров В.М. Диагностика и коррекция характерологических свойств личности. Самара, 1997.

50. Ковалева А.И. Социализация личности: норма и отклонения. М., 1996.

Похожие работы на - Конфликты в девиантологии. Разрешение этих конфликтов методами социальной работы

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!