Характеристика социально-экономического и политического положения деревенской бедноты и городского населения Англии ХIV в. в произведениях Чосера

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    32,21 Кб
  • Опубликовано:
    2014-04-11
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Характеристика социально-экономического и политического положения деревенской бедноты и городского населения Англии ХIV в. в произведениях Чосера

Введение

Актуальность темы курсовой работы обуславливается тем, что в чосеровской Англии мы впервые видим сочетание современности со средневековьем. Сама Англия начинает формироваться как самостоятельная нация, а не как простое заморское продолжение франко-латинской Европы.

Произведения самого поэта отмечают величайшее из всех современных событий - рождение и всеобщее признание английского языка: саксонские и французские слова удачно слились, наконец, в «английский язык», который «все понимают» и который поэтому входит в употребление как средство школьного обучения и судопроизводства.

Правда, имелись различные местные диалекты английского языка, не считая совершенно особых языков: уэльского и корнуоллского. Некоторые классы английского общества владели ещё вторым языком: наиболее образованные из духовенства - латинским, а придворные и люди знатного происхождения - французским; правда, это уже был не их родной, а иностранный язык, которому нужно было учиться.

Чосер, проводивший долгие часы в придворных кругах, был блестящим знатоком культуры средневековой Франции; поэтому, создавая для грядущих поколений образцы новой английской поэзии, он придал им форму и размер, заимствованные из Франции и Италии, где он бывал несколько раз по государственным делам. Тем не менее, Чосер внёс новую английскую ноту. Именно он в «Кентерберийских рассказах» впервые наиболее полно выразил то «английское чувство юмора», на четверть циническое и на три четверти добродушное, которого не найти у Данте, Петрарки или в «Романе о розе» и даже у Боккаччо или у Фруассара.

Теоретической основой курсовой работы послужили культурологические концепции Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби, указывающие на то, что каждая цивилизация действует сама по себе, а в случае взаимодействия с другими цивилизациями принимает только те культурные феномены, которые по духовному звучанию отвечают ее собственной культуре. В качестве теоретического материала широко привлекались исследования эпохи Возрождения в целом и гуманистического мировоззрения в частности, дающие основание для более глубокого взгляда на процессы, происходившие в обозначенную и последующую эпохи, а именно работы российских и советских ученых А.В. Веселовского, М.С. Корелина, А.Ф. Лосева, В.Н. Лазарева, А.К. Дживелегова, М.А. Гуковского, С.Д. Сказкина, М.Л. Абрамсон, Л.М. Брагиной, М.В. Алпатова, И.Н. Голенищева-Кутузова, Б.Р. Виппера, М.М. Бахтина, В.И. Рутенбурга, Л.М. Баткина, Н.В. Ревякиной, Л.Е. Пинского, Р.И. Хлодовского и др., а также зарубежных исследователей Я. Буркхардта, Г. Фойгта, Ф. Монье, К Бурдаха, А. Шастеля, Э. Гарэна, Ч. Вазоли, П.О. Кристеллера, Э. Панофского и др.

Объект исследования - английское общество.

Предмет исследование - английское общество XIV в. по Кентерберийским рассказам Дж. Чосера.

Целью данной курсовой работы является изучение английского общества XIV в. по Кентерберийским рассказам Дж. Чосера.

Поставленная цель обусловила следующие задачи:

рассмотреть Дж. Чосера как основоположника английской национальной литературы;

изучить жанровую специфику «Кентерберийских рассказов»;

описать культуру Англии XIV века и роль в ней произведений Чосера;

дать характеристику социально-экономического и политического положения деревенской бедноты и городского населения Англии ХIV в.;

рассмотреть кентерберийские рассказы как отражение нравов средневекового английского общества XIV в.

Данная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

. Общие аспекты изучения творчества Дж. Чосера

.1 Чосер, Джефри основоположник английской национальной литературы

чосер английский литература национальный

Джефри (Джеффри, Готфрид) Чосер (англ. Geoffrey Chaucer; ок. 1340/1345, Лондон - 25 октября 1400, там же) - английский поэт, «отец английской поэзии». Называется одним из основоположников английской национальной литературы и литературного английского языка, первым начал писать свои сочинения не на латыни, а на родном языке.

Его творчество называют предвосхищающим литературу английского Возрождения. Главным произведением Дж. Чосера указывают проникнутый реализмом стихотворный сборник новелл «Кентерберийские рассказы».

Юношеский период творчества (приблизительно до 1379 года) обычно называют «французским» из-за сильного влияния французской куртуазной литературы. К этому периоду относится также перевод одного из популярнейших произведений средних веков - «Роман о Розе» (Roman de la Rose), доставивший ему некоторую известность. Перевод утрачен; приписывавшийся прежде Чосеру другой перевод этого романа на английский язык принадлежит не ему.

Первое произведение Чосера, время написания которого можно установить с точностью - поэма «Книга герцогини» (Book of the Duchess) - написано в 1369 году, по случаю смерти герцогини Бланки Ланкастерской, первой жены Джона Гонта, основателя Ланкастерской династии. Чосер утешает герцога, её мужа, в его утрате. Образцами ему служили при этом элегия Машо и Tristia Овидия, в некоторых же частях - тот же «Роман Розы». Уже здесь Чосер проявил свою необыкновенную способность к ярким и колоритным описаниям.

Впоследствии герцог Ланкастерский стал постоянным покровителем Чосера и даже с ним породнился; третья жена Джона Гонта (а до этого - многолетняя любовница) Катерина Свинфорд была родной сестрой жены Чосера.

В «итальянский период» (приблизительно между 1380 и 1386) написаны основные сочинения до «Кентерберийских рассказов»: перевод (из «Legenda aurea») жизни св. Цецилии, вошедший впоследствии в состав «Canterbury Tales» (1378); «Complainte of Mars» (1378); «Parlement of Foules» (поэма «Птичий парламент»); «Troylus and Chryseide» (поэма «Троил и Хризеида»; 1382); «The House of Fame» (поэма «Дом славы»; 1383-1384); «Legend of Good Women» («Легенда о славных женщинах»; 1388).

В этих поэмах особенно чувствуется влияние итальянских поэтов. В «Жизни св. Цецилии» есть места, непосредственно взятые из Дантова «Рая»; в «Parlement of Foules» - поэме, написанной по случаю бракосочетания юного короля Ричарда II, - вставлена переделка знаменитого вступления к III песне «Inferno»: «Per me si va nella città dolente»; сюжет «Troylus and Chryseide» целиком заимствован из «Filostrato» Боккаччо; легенда о примерных женщинах внушена Чосеру сочинением Боккаччо «De Claris mulieribus». Наконец, путешествие Данте по трем царствам послужило образцом для поэмы «The House of Fame» (в которой Данте упоминается наряду с Вергилием и Клодионом).

Несмотря на эти влияния, Чосер проявляет в этой последней поэме значительную самостоятельность, сказывающуюся главным образом в картинных описаниях и в живом, естественном диалоге. Он уделяет также немало места своей личности, что придаёт его поэме близкий нам характер. Чосер описывает, как орел уносит его на золотых крыльях в храм славы, построенный на ледяной скале, на которой написаны имена великих людей.

Под влиянием солнечных лучей скала тает, исчезают и буквы имён, становясь все менее разборчивыми. В храме пребывают шумные толпы музыкантов, жонглеров, пророков, людей, прославляющих различными способами героев, слышится веселая музыка, красуются статуи великих поэтов. Сатирический элемент сказывается в описании группы порочных хвастунов, довольных своей дурной славой. Затем поэт переносит читателя в дом новостей, где толпятся праздные зеваки, жадные до новостей и не обращающие внимания на достоверность известий.

В последние годы жизни Чосер написал несколько стихотворений, проникнутых грустным настроением: он выражает желание бежать от света и толпы, просить короля помочь ему в нищете, замыкается в себе и сосредоточивается. Сюда относятся: «Truth» или «Ballade de bon conseil», «Lak of Stedfastness», «Lenvoy de Chaucer à Seogen», «Lenvoy de Ch. à Bukton», «The complaint of Venus», «The complaint of Ch. to his empty purse». В самом конце жизни счастье снова улыбнулось Чосеру: король назначил ему довольно значительную по тому времени пенсию, и ему удалось снять хорошенький дом близ Вестминстерского аббатства.

Широкая слава, которой Чосер начал пользоваться ещё при жизни, не только не померкла с течением времени, но даже возросла. В эпоху Возрождения Кэкстон напечатал текст его сочинений в 1478 и в 1484 г.; Спенсер видит в сочинениях Чосера чистейший источник английской речи; Сидней превозносит его до небес. В XVII веке Джон Драйден освежает и подновляет его сказки; в XVIII веке на его сочинения обращает внимание Поп. Наконец, в XIX веке возникает так называемое Чосеровское общество «Chaucer Society», по инициативе Фурниваля (основано в 1867). Цель его - издание критически проверенных текстов сочинений Чосера и изучение биографии поэта.

Заслуги Чосера в истории английской литературы и языка весьма велики. Он первый среди англичан дал образцы истинно художественной поэзии, где повсюду господствует вкус, чувство меры, изящество формы и стиха, повсюду видна рука художника, управляющего своими образами, а не подчиняющегося им, как это часто бывало у средневековых поэтов; везде видно критическое отношение к сюжетам и героям.

В произведениях Чосера уже имеются все главнейшие черты английской национальной поэзии: богатство фантазии, соединённое со здравым смыслом, юмор, наблюдательность, способность к ярким характеристикам, наклонность к подробным описаниям, любовь к контрастам, одним словом, всё, что позднее встречаем в ещё более совершенном виде у Шекспира, Филдинга, Диккенса и др. великих писателей Великобритании. Он придал законченность английскому стиху и довёл до высокой степени изящества литературный язык. Относительно чистоты речи он проявлял всегда особенную заботливость и, не доверяя переписчикам, всегда просматривал лично списки своих сочинений.

В деле создания литературного языка он проявил большую умеренность и здравый смысл, редко употреблял неологизмы и, не стараясь воскресить отжившие выражения, пользовался лишь теми словами, которые вошли во всеобщее употребление. Блеск и красота, которые он сообщил английскому языку, доставили последнему почётное место среди других литературных языков Европы; после Чосера наречия уже утратили всякое значение в литературе.

Чосер был первым, начавшим писать на родном языке и прозой, а не по-латыни (например, «The astrolab» - трактат, написанный им в 1391 г. для его сына). Он употребляет здесь национальный язык сознательно, чтобы выразить лучше и точнее свои мысли, а также из патриотического чувства.

Миросозерцание Чосера вполне проникнуто языческим духом и жизнерадостностью эпохи Возрождения; только некоторые средневековые черты и выражения вроде «Св. Венеры», попадающиеся, впрочем, в более ранних произведениях Чосера, свидетельствуют о том, что он ещё не вполне освободился от средневековых воззрений и смешения понятий.

С другой стороны, некоторые его мысли о благородстве, о воспитании детей, о войне, характер его патриотизма, чуждого всякой национальной исключительности, сделали бы честь даже человеку XIX века.

1.2 Жанровая специфика «кентерберийских рассказов»

Всемирную известность Дж. Чосеру принесли его «Кентерберийские рассказы». Идею рассказов дало Чосеру чтение «Декамерона» Боккаччо.

Современная поэзия начинается с Джерри Чосера (1340-1400 гг.), дипломата, солдата, учёного. Он был буржуа, знающий двор, обладал пытливым взглядом, много читал и путешествовал по Франции и Италии, чтобы изучать классические произведения на латыни. Он писал потому, что осознавал свои гения, но его читательская аудитория была небольшая: придворные, да часть рабочих и купцов.

Он служил в лондонской таможне. Этот пост дал ему возможность разносторонне ознакомиться с деловым бытом столицы, воочию увидеть те социальные типы, что появятся в его главной книге «Кентерберийские рассказы».

«Кентерберийские рассказы» вышли из-под его пера в 1387 году. Они выросли на основе повествовательной традиции, истоки которой теряются в глубокой древности, заявившей о себе в литературе XIII-XIV вв. в итальянских новеллах, циклах сатирических сказок, «Римских деяниях» и других сборниках поучительных рассказов.

В XIV в. сюжеты, подобранные у разных авторов и в разных источниках, объединяются уже в глубоко индивидуальном оформлении. Выбранная форма - рассказы путешествующих пилигримов - даёт возможность представить яркую картину средневековья.

Представление Чосера о мире включает и христианские чудеса, о которых повествуется в «Рассказе аббатисы» и в «Рассказе юриста», и фантастику бретонских лэ, которая проявляется в «Рассказе ткачихи из Бата», и идею христианского долготерпения - в «Рассказе оксфордского студента». Все эти представления были органичны для средневекового сознания.

Чосер не подвергает сомнению их ценность, о чем свидетельствует включение подобных мотивов в «Кентерберийские рассказы». Чосер создает образы-амплуа. Они создаются на основе профессионально-сословной характеристики и несоответствия ей героев. Типизация достигается путем дубликации, умножения похожих образов.

Абсолон из «Рассказа мельника», например, выступает в амплуа служителя религии - любовника. Он церковный причетник, лицо полудуховное, но мысли его обращены «не к богу, а к хорошеньким прихожанкам».

О распространенности такого образа в литературе свидетельствует, кроме многочисленных французских фаблио, одна из народных баллад, помещенных в сборнике «Secular lyrics of the XlVth and XVth centuries». Поведение героя этого небольшого стихотворения очень похоже на действия Абсолона. Повторяемость образа делает его типическим.

Все ученые-литературоведы, исследовавшие проблему жанров «Кентерберийских рассказов», солидарны в том, что одним из основных литературных жанров данного произведения является - новелла.

«Новелла (итал. novella, букв. - новость), - читаем в литературном энциклопедическом словаре, - малый прозаический жанр, сопоставимый по объему с рассказом, но отличающийся от него острым центростремительным сюжетом, нередко парадоксальным, отсутствием описательности и композиционной строгостью. Поэтизируя случай, новелла предельно обнажает ядро сюжета - центр, перипетию, сводит жизненный материал в фокус одного события».

В отличие от рассказа - жанра новой литературы на рубеже 18 - 19 вв., выдвигающего на первый план изобразительно-словесную фактуру повествования и тяготеющего к развернутым характеристикам, - новелла есть искусство сюжета в наиболее чистой форме, сложившееся в глубокой древности в теской связи с ритуальной магией и мифами, обращенное, прежде всего к деятельной, а не созерцательной стороне человеческого бытия. Новеллистический сюжет, построенный на резких антитезах и метаморфозах, на внезапном превращении одной ситуации в прямо ей противоположную, распространен во многих фольклорных жанрах (сказка, басня, средневековый анекдот, фаблио, шванк).

«Литературная новелла возникает в эпоху Возрождения в Италии (ярчайший образец - «Декамерон» Дж. Боккаччо), затем в Англии, Франции, Испании (Дж. Чосер, Маргарита Наваррская, М. Сервантес). В форме комического и назидательного новелла происходит становление ренессансного реализма, раскрывшего стихийно-свободное самоопределение личности в чреватом превратностями мире. Впоследствии новелла в своей эволюции отталкивается от смежных жанров (рассказа, повести и др.), изображая экстраординарные, порой парадоксальные и сверхъестественные происшествия, разрывы в цепи социально-исторического и психологического детерминизма».

В прологе к «Кентерберийским Рассказам» автор настраивает читателя на последующее подробное повествование-описание о каждом пилигриме, его внешности, положении в обществе.

В паломничество отправились представители различных слоев общества. По социальному положению пилигримов можно распределить на определенные группы:

Высший свет (Рыцарь, Сквайр, церковные служители);

Ученые люди (Врач, Юрист);

Землевладельцы (Франклин);

Собственники (Мельник, Мажордом);

Купеческий класс (Шкипер, Купец);

Ремесленники (Красильщик, Плотник, Ткач, и так далее);

Низший класс (Пахарь).

В «Общем Прологе» Джефри Чосер представляет читателю практически каждого пилигрима (просто упоминая его присутствие, или представляя в деталях его характер). «Общий Пролог» некоторым образом формирует ожидания читателя - ожидание основного настроения и тематики рассказа, последующего поведения пилигрима. Именно из «Общего Пролога» читатель получает представление о том, какие истории будут рассказаны, а также суть, внутренний мир каждого пилигрима. Поведение представленных Чосером персонажей раскрывает суть их личностей, их привычки, личную жизнь, настроения, хорошие и дурные стороны. Характер того или иного персонажа представлен в прологе к «Кентерберийским Рассказам» и раскрывается далее в самом рассказе, предисловиях и послесловиях к рассказам. «Исходя из отношения Чосера к каждому персонажу, пилигримов, участвующих в путешествии, можно организовать в определенные группы:

идеальные образы (Рыцарь, Сквайр, Студент, Пахарь, Священник);

персонажи, над которыми автор посмеивается (Аббатиса, Монах, Ткачиха);

«нейтральные» образы, описания которых не представлены в «Прологе» - Чосер лишь упоминает их присутствие (священнослужители из окружения Аббатисы);

образы с некоторыми отрицательными чертами характера (Шкипер, Эконом);

закоренелые грешники (Кармелит, Продавец индульгенций, Пристав церковного суда - все они церковные служащие)».

К каждому персонажу Чосер находит индивидуальный подход, представляя его в «Общем Прологе».

«В поэтических «Кентерберийских рассказах» национальным было композиционное обрамление - обстановка места действия: таверна у дороги, ведущей в Кентербери, толпа паломников, в которой представлено, по существу, все английское общество - от феодалов до веселой толпы ремесленников и крестьян. Всего в компанию паломников набирается 29 человек. Почти каждый из них - живой и достаточно сложный образ человека своего времени; Чосер мастерски описывает отличным стихом привычки и одежды, манеру держать себя, речевые особенности персонажей».

Как различны герои, так различны и художественные средства Чосера. О набожном и храбром рыцаре он говорит с дружеской иронией, ведь слишком уж анахроничным смотрится рыцарь со своей куртуазностью в грубоватой, крикливой толпе простонародья. О сыне рыцаря, мальчике, полном задора, автор говорит с нежностью, о вороватом мажордоме, скряге и обманщике - с брезгливостью, с насмешкой - о бравых купцах и ремесленниках, с уважением - о крестьянине и праведном священнике, об оксфордском студенте, влюбленном в книги. О крестьянском же восстании Чосер отзывается с осуждением, едва ли даже не с ужасом.

В полной мере сатирический талант Чосера развертывается, когда речь заходит о монашестве и о духовенстве побогаче. Для Чосера все они - горсть паразитов, существующих за счет общества.

Блестящий жанр литературного портрета - вот что, может быть, является главным созданием Чосера.


До XIV в. в Англии не существовало единой национальной культуры и общего национального языка. Нормандские завоеватели принесли в Англию французский язык, который и стал считаться официальным языком. На нём говорила верхушка знати, велось судопроизводство и преподавание в школах, знание его считалось признаком образованности и принадлежности к высшему обществу. Существовал также латинский язык, бывший языком церкви и средневековой схоластики.

Народные же низы, мелкие феодалы и горожане говорили на англосаксонском языке, который распадался на множество диалектов. Лишь к середине XIV в. в Англии начинает формироваться письменный литературный английский язык, в основу которого был положен лондонский диалект и который испытал на себе влияние французского и латинского языков.

В 1362 г. английская речь впервые зазвучала на заседании парламента, в том же году парламент постановил употреблять английский язык в судах. На формирование литературного английского языка оказал немалое влияние перевод библии по инициативе Виклефа, а также трактаты и памфлеты Виклефа, написанные на английском языке.

Вторая половина XIV в. была периодом подъема английской национальной литературы. Правда, в аристократических кругах английского общества и при королевском дворе по-прежнему пользовалась популярностью литература на французском языке.

Видный литератор того времени Джон Гауэр пишет ещё произведения, в которых сквозит монастырская учёность и дидактика и которые весьма далеки от реального изображения действительности. Но новые веяния в литературе становятся всё ощутимее.

Наиболее выдающимися литературными явлениями этого периода были большая аллегорическая поэма Вильяма Ленгленда «Видение о Петре Пахаре» и творчество Джефри Чосера.

Поэма Ленгленда отражает народное движение тогдашней Англии. Здесь впервые простой деревенский пахарь становится выше представителей всех остальных социальных слоев. Героем этой поэмы является зажиточный крестьянин Петр, но в поэме яркими красками описываются бедствия бедных крестьян, борющихся за своё существование. Автор поэмы, сам, будучи выходцем из крестьян, хорошо знает их горести и правдиво говорит о них. Несмотря на аллегорический характер поэмы, в ней выведена целая вереница представителей различных слоёв общества.

Среди них один лишь Пахарь может показать истинный путь к правде всем заблудшим. Эта правда - во всеобщем труде. В обращении Ленгленда к рыцарю содержится признание крепостного права.

Он лишь призывает рыцаря не угнетать крестьян сверх меры. Для улучшения общественных порядков он предлагает не социальные, а нравственные меры, убеждает всех жить в любви и законе. Но, несмотря на умеренность взглядов автора поэмы, проповедь всеобщего труда и возвеличение крестьянства были замечательным для того времени новшеством. Образ Пахаря стал популярен в сельской среде благодаря лоллардам.

Джефри Чосер - выдающийся писатель, один из основателей оригинальной английской поэзии. Он был уникальным человеком и обладал замечательными для его времени познаниями в области астрономии. Он написал для сына «Трактат об астролябии». По словам одного исследователя, «он предпочитал циферблат звёзд и календарь Зодиака».

Для него характерно не прямое обозначение времени, а косвенные астрономические указания, определяющие время. Все они, по изысканиям позднейших исследователей, безошибочно указывают точную дату. (рассказ рыцаря, пролог юриста, рассказ капеллана и пр.)

По вычислению самого Чосера в его «Астролябии», солнце выходит из знака Овна после 11 апреля, а паломничество в Кентербери, по указанию в прологе к рассказу юриста, приурочено к 16 - 20 апреля (вероятнее всего - 1387 г.).

Таким образом, изучив общие аспекты изучения творчества Дж. Чосера можно сказать, в разные периоды своей жизни поэт, общался с представителями практически всех сословий, что позволило ему познать все стороны жизни английского общества. А если учесть, что Чосер состоялся не только как поэт и различного рода служащий, но и как муж и семьянин, личность его в хорошем смысле становится поразительной.

2. Характеристика английского общества XIV в. по Кентерберийским рассказам Дж. Чосера

.1 Характеристика социально-экономического и политического положения деревенской бедноты и городского населения Англии ХIV в.

Ещё в XIII веке и в начале XIV века начинает обостряться классовая борьба между крестьянами и феодалами вокруг пользования общинными угодьями. Крестьяне пытались отстаивать свои права на общинные пастбища через королевский суд, о чём свидетельствуют многочисленные протоколы судебных тяжб. Но добиться правды этим путём для крестьян было почти невозможно, так как королевский суд ревниво оберегал классовые интересы феодалов. Всё это приводило крестьян к убеждению, что в борьбе за свои права они могут полагаться лишь на себя.

Столкновения с феодалами, в которых принимали участие 200 и более вооруженных крестьян, - не редкость для того времени, причём в них иногда выступали совместно жители нескольких соседних деревень. Ещё более часты были случаи, когда крестьяне осуществляли свои права «явочным порядком»: они уничтожали возведенные лордом рвы и изгороди и продолжали выпас своего скота на общинном пастбище, огороженном лордом. Иногда крестьяне отказывались платить денежную ренту или отрабатывать барщину или намеренно небрежно выполняли налагаемые на них обязательства.

Не менее напряженным было положение и в городах. Здесь, прежде всего, обострялись противоречия в отношениях между мастерами и подмастерьями, которые постепенно теряют надежду попасть в число самостоятельных мастеров и превращаются в постоянных наёмных рабочих. В целях организации подмастерья нередко образуют особые общества, которые подвергались репрессиям со стороны городских властей и вынуждены были действовать тайно. К ним присоединялись неквалифицированные рабочие, преимущественно из беглых крепостных, которые влачили жалкое существование, перебиваясь случайным заработком. Ожесточенная борьба велась также между купеческими и ремесленными гильдиями. Чаще всего купеческие гильдии стремились подчинить себе производство, диктовать свои условия ремесленникам, устанавливать свои цены и регулировать сбыт, а ремесленники в свою очередь стремились отстоять самостоятельность своих гильдий. С течением времени победа в этой борьбе все более клонится на сторону купцов. Так, в XIV в. в Лондоне из 12 гильдий, которые могли выбирать из своих членов мэра города, только две были ремесленными, а остальные 10 - купеческими.

Одно из средств поправить своё пошатнувшееся экономическое положение английские феодалы видели в активизации внешней политики, в грабеже чужих территорий. Их внимание привлекала, прежде всего, Франция, противоречия с которой вылились в Столетнюю войну, начавшуюся в 1337 г. Главным яблоком раздора между Англией и Францией, приведшим к открытой войне, была Аквитания - единственное из огромных некогда владений Плантагенетов во Франции, уцелевшее ещё в их руках. Французские короли, проводившие политику собирания своих земель, стремились прибрать к своим рукам и эту богатую область. Кроме того, интересы Англии и Франции сталкивались во Фландрии, которая была связана с Англией тесными торговыми узами. Война была чужда основной массе крестьянства и городских низов, так как несла им одни лишь дополнительные тяготы. Основное бремя военных расходов легло на плечи народа. Народные массы нечего не получили от тех побед, которые были одержаны англичанами в первые годы войны.

Ещё больше увеличились бедствия народа, в результате постигшего Англию в 1348 г. массового бедствия - эпидемии чумы, известной под названием «чёрной смерти». Впрочем, сама эпидемия и человеческие жертвы, вызванные ею, не были случайным явлением. Они были вызваны истощением народа в результате постоянного недоедания: частые неурожаи, голодовки, усиление эксплуатации со стороны лордов сделали свое дело. Чума унесла много человеческих жизней. В отдельных районах количество населения сократилось от трети до половины. Вымирали целые деревни. Население было охвачено страхом, который достаточно ярко выражен одним из летописцев: «И чтобы написанное не исчезло вместе с писавшим и не погиб труд вместе с трудившимся, я оставлю пергамент для продолжения его на случай, если бы кто из племени Адама избежал этого мора и стал продолжать труд, который я начал». «Черная смерть» отнюдь не являлась поворотным пунктом в истории Англии, как это думают некоторые буржуазные историки. Но она, несомненно, обострила противоречия, возникшие до нее.

Сельское хозяйство в результате «черной смерти» пришло в полный упадок. Чуме сопутствовал падеж скота, в результате которого погибла масса рабочего скота. Поля оставались невозделанными. Поскольку вследствие истощения вымирали, прежде всего, эксплуатируемые слои населения, феодалы вскоре столкнулись с нехваткой рабочих рук. Резко повысились цены на продовольствие, поэтому оставшиеся в живых рабочие стали требовать более высокую заработную плату за свой труд. Феодалы усмотрели в этом неслыханную дерзость.

Всю тяжесть «черной смерти» они хотели переложить на плечи трудящихся. С одной стороны, они стремились заставить крестьян и наемных рабочих работать за низкую плату, с другой стороны, крупные феодалы пытались снова перевести крестьян с денежной ренты на барщину. Так усиливается в английской деревне феодальная реакция. Но наемные рабочие упорно требовали более высокой заработной платы, а крепостные крестьяне жестоко сопротивлялись возрастанию барщины.

Так как феодалы собственными силами не в состоянии были справиться с сопротивлением крестьян и наемных рабочих, они снова прибегли к надежной помощи государства. 18 июня 1349 г. правительство Эдуарда III издало ордонанс (указ) о рабочих и слугах, который требовал, чтобы все здоровые мужчины и женщины не старше 60 лет, не имеющие собственной земли или других средств к жизни, в обязательном порядке нанимались к тем, кто в них нуждался, и притом за такую плату, какая была обычной до чумы. Феодал, имевший излишек рабочих рук, обязан был уступить их другим нанимателям. За отказ являться на работу назначался штраф или грозил арест.

Тюрьма ожидала всякого рабочего и слугу, если они без причины и без позволения хозяина уйдут со службы раньше установленного срока. Нанимателю запрещалось давать плату выше установленной, а рабочим - требовать такую плату под страхом тюрьмы.

Ремесленники также должны брать за свой труд и мастерство такую плату, какую брали до чумы. Ордонанс грозил тюрьмой всякому, кто посмеет давать им милостыню и этим потворствовать их «безделью». Парламентские статуты от 1351 и 1361 гг. подтверждали королевский ордонанс и устанавливали жестокие наказания за отказ и самовольный уход с работы. Виновных рабочих сажали в тюрьму, заковывали в колодки, клеймили раскаленным железом.

В графствах были назначены специальные судьи, которые должны были судить всех нарушителей статутов и налагать на них штраф или подвергать их аресту. Впрочем, штрафы практиковались значительно чаще, чем аресты, так как они сохраняли рабочую силу и были выгодны в финансовом отношении. За счет этих штрафов собирались такие значительные суммы, что в некоторых местах они даже превышали сумму уплачиваемых налогов. За период с 1349 по 1377 г.

Было рассмотрено около 9 тысяч дел о нарушении статута, и почти во всех случаях решение суда было в пользу нанимателя против нанимавшегося, что свидетельствует о ярко выраженной классовой направленности рабочего законодательства.

Рабочее законодательство обострило отношения между самими нанимателями, которые вели настоящую междоусобную борьбу из-за рабочих рук. Вооруженные свиты феодалов устраивали набеги на соседние поместья и захватывали рабочих силой. Несмотря на запрет и угрозы статутов, крупные феодалы и рыцари нанимали рабочих за более высокую плату, чем устанавливал закон, стараясь тем самым переманить их в свои поместья. В борьбу из-за рабочей силы втягивались не только феодалы, но и зажиточные крестьяне, которые к этому времени уже в сравнительно широких масштабах прибегали к использованию наемной рабочей силы. Статуты о рабочих не всегда были выгодны им. Отсюда вырастают острые противоречия между феодалами и зажиточным крестьянством.

Но особую ненависть вызвало рабочее законодательство со стороны деревенской бедноты и городского плебса, которых оно обрекало на нищенское полуголодное существование.

На заседании парламента 1376 г. открыто говорилось об отказе наемных рабочих выполнять требования статутов: «Если господа укоряют их за плохую работу или предлагают работать на условиях, предписываемых статутами, они внезапно убегают, бросают работу и свой край, переходят из графства в графство, из города в город, по чужим местам, неизвестным их указанным господам. А многие становятся зачинщиками бунтов и беспорядков…».

В отдельных районах стихийно возникали местные организации, руководители которых остались в большинстве случаев безвестными. Об этом свидетельствует хотя бы вступление к статуту 1377 г., в котором говорится, что вилланы «угрожают управляющим имений членовредительством и убийством и, мало того, собираются большими толпами и сговариваются, чтобы один помогал другому насильственно противиться своим помощникам» Росту классового самосознания крестьян способствовали бродячие проповедники, последователи Виклефа, известные под именем лоллардов. Виклеф, профессор Оксфордского университета, являлся одним из провозвестников буржуазной реформации. Он выступал с резкой критикой догматов католической церкви, отвергал индульгенции, тайную исповедь, почитание святых, призывал к восстановлению раннего христианства. Сам Виклеф не призывал к уничтожению феодалов и проповедовал необходимость подчинения властям. Лолларды же придали идеям Виклефа социальное толкование. Среди них особенно выделялся Джон Болл, который бичевал порядки в Англии, осуждал феодальный строй, при котором общество делится на господ и крепостных, считал, что этот строй враждебен «божьему закону». Он обосновывал требование социального равенства знаменитыми словами: «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был господином?» Разъезжая по стране, Джон Болл выступал перед народом со страстными проповедями: «Добрые люди, - восклицал он в одной из них, - никогда в Англии не будет хорошей жизни, пока все имущество не станет общим и пока существуют дворяне и вилланы. Как ужасно они обращаются с нами! По какому праву те, кого мы называем лордами, считают себя знатнее нас? За какие это заслуги? Почему они держат нас в рабстве? Если все мы произошли от одних родителей, от Адама и Евы, то как они могут говорить или доказывать, что они лучше нас».

Эти проповеди разъясняли народу его собственные горести и печали, пробуждали в нем чувство самосознания и собственного достоинства, помогали оформить смутные надежды и чаяния в конкретные требования. Не случайно церковные и светские власти платили ярой ненавистью Джону Боллу. Сначала он был отлучен от церкви, а затем заключен в тюрьму архиепископа Кентерберийского, откуда был освобожден восставшими.

В такой обстановке достаточно было малейшего Поголовный повода, чтобы разразилась гроза. И повод этот не замедлил явиться. Столетняя воина приносила англичанам одну неудачу за другой, требовала все новых и новых расходов. Поэтому в 1377 г. был введен поголовный налог в размере от 4 пенсов до одного шиллинга с каждой семьи. Налог ложился всей своей тяжестью на плечи народных масс. Но еще более тяжелыми, чем сам налог, были злоупотребления при его взимании, которые вызывали всеобщее возмущение народа.

2.2 Кентерберийские рассказы как отражение нравов средневекового английского общества XIV в.

В Кентерберийских рассказах мы знакомимся с людьми, которые были весьма заметны в истории Англии, например Фома Бекет (1118-1170 гг.) - это архиепископ Кентерберийский, канцлер Генриха II. Он боролся с королём за независимое положение церкви и был убит слугами короля. Позднее канонизирован католической церковью.

Затем мы должны обратить внимание на то, что Чосер характеризует нам персонажей и раскрывает все их достоинства. Именно благодаря этому, нам удаётся рассмотреть средневековую Англию в её истинном обличии. Начинается этот рассказ с описания Рыцаря:

Тот рыцарь был достойный человек.

С тех пор как в первый он ушёл набег,

Не посрамил он рыцарского рода;

Любил он честь, учтивость и свободу;

Усердный был и ревностный вассал.

И редко кто в стольких краях бывал.

Крещеные и даже басурмане

Признали доблести его во брани

Он с королем Александрию брал,

На орденских пирах он восседал

Вверху стола, был гостем в замках прусских,

Ходил он на Литву, ходил на русских,

А мало кто - тому свидетель бог -

Из рыцарей тем похвалиться мог.

Им в Андалузии взят Алжезир

И от неверных огражден Алжир.

Был под Лайасом он и Саталией

И помогал сражаться с Бельмарией.

Не раз терпел невзгоды он и горе

При трудных высадках в Великом море,

Как видим из вышесказанного, фактически обнаруживаются исторические хроники, которые можно сравнить некоторым образом с древнерусскими летописями. По упоминанию французского летописца Фруассара, Александрия была взята в 1365 г. кипрским королем Петром Лузиньяном, который «освободил от неверных» также Саталию (ныне Адалия, в Малой Азии) в 1352 г. и Лайас (ныне Айас, в Армении) в 1367 г., «равно как многие другие города в Сирии, Армении и Турции».

Алжезир (ныне Алхесирас) был взят у мавров в 1344 г., причём в осаде его участвовали английские рыцари, графы Дарби и Солсбери. Таким образом, боевая деятельность рыцаря охватывает около двадцати пяти лет.

Бельмария (испорченное Бен-Марин) и Фремиссен (ныне Тлемсэн, город в Алжире) - по указанию Фруассара, существовавшие в его времена королевства, а Великим морем в средние века по библейской традиции именовалось Средиземное море. Чосер так же называет и Черное море.

Далее мы встречаем следующее упоминание:

Во Фландрии, Артуа и Пикардии

Он, несмотря на годы молодые,

Оруженосцем был и там сражался,

Чем милостей любимой добивался.

Фландрия, Артуа и Пикардия были ареной многих сражений Столетней войны между Англией и Францией.

Был в талию камзол, и по колени

Висели рукава. Скакал он смело

Как видим, сквайр одет по моде придворных Ричарда II, которые прославились своей безрассудной расточительностью.

С ним Йомен был, - в кафтане с капюшоном;

За кушаком, как и наряд, зеленым

С ним был его большой могучий лук.

Йомен - лично свободный хлебопашец, обязанный службой своему сюзерену, которого он сопровождал на войну. В эпоху Столетней войны англичане ввели нечто вроде общеобязательной военной службы и организовали против французской рыцарской конницы пехоту как главный род оружия, именно йомены, вооруженные «большим луком», составили основной костяк этой пехоты. Стрелы йоменов гораздо больше, чем рыцарские копья, помогали англичанам побеждать французов.

«Большой лук», изготовленный из испанского тиса, размером больше роста стрелка, был настолько лёгок, гибок и удобен, что английские лучники выпускали по двенадцать стрел в минуту. По свидетельству очевидца боя при Креси, итальянца Джиованни Виллани, эти луки стреляли втрое, а по другим источникам, и вшестеро скорее массивных французских и генуэзских арбалетов. Эта скорострельность и дальнобойность лука (250 - 300 м), меткость английских лучников и сила, с какой их метровые стрелы пробивали лучшие кольчуги и поражали коней, заставляя рыцарей спешиваться и падать под тяжестью вооружения, - вот что в значительной степени определило исход сражений при Креси, Пуатье и Азенкуре.

Теперь перейдём к рассмотрению остальных персонажей и связанных с ними событий.

Была меж ними также Аббатиса -

Страж знатных послушниц и директриса.

Смягчала хлад монашеского чина

Улыбкой робкою мать Эглантина.

В ее устах страшнейшая хула

Звучала так: «Клянусь святым Элуа».

И, вслушиваясь в разговор соседний,

Все напевала в нос она обедню;

И по-французски говорила плавно.

Здесь Чосер усиленно подчеркивает образованность и хорошие манеры аббатисы, указывает, что её аббатство, подобно известному аббатству св. Марии в Винчестере, было своего рода институтом благородных девиц и убежищем для знатных дам.

Существует предание о том, что св. Элигий решительно отказался дать клятву королю Дагоберу. Таким образом, выражение Чосера «клянусь св. Элигием» некоторые исследователи толкуют как идиоматический оборот, обозначающий, что аббатиса вовсе не клялась; другие (Лоуэс и Мэнли) считают, что она клялась самым модным и фешенебельным святым того времени. Также очевидно, что разговаривали грубоватом англо-норманнском языке, который долго сохранялся в Англии как язык двора, суда и монастырей. Язык этот сильно отличался от живого французского (парижского) говора.

В Англии вилки вошли в обиход только в середине XVII века, и поэтому за обедом особенно ясно обнаруживалось хорошее воспитание в манере ловко и опрятно орудовать ножом и пальцами:

Не поперхнется крепкою наливкой,

Чуть окуная пальчики в подливку,

Теперь познакомимся с представителем церкви. Здесь упоминается Устав Маврикия и Бенедикта. Это постановления св. Маврикия и св. Бенедикта Нурсийского, основателя ордена бенедиктинцев (V-VI вв.), были старейшими монастырскими уставами католической церкви. Здесь мы имеем косвенное указание на то, что перед нами сановный монах-бенедиктинец, в отличие от кармелита, монаха нищенствующего ордена. Почти каждая деталь в описании образа жизни и одежды бенедиктинца (охота, пирушки, дорогой мех, золотая застежка, сапоги, уздечка с колокольчиками и пр.) является вопиющим нарушением не только монашеского устава, но и многочисленных светских постановлений того времени, направленных против роскоши:

Монах был монастырский ревизор.

Наездник страстный, он любил охоту

И богомолье - только не работу.

Веселый нравом, он терпеть не мог

Монашеский томительный острог,

Устав Маврикия и Бенедикта

И всякие прескрипты и эдикты.

С ним рядом ехал прыткий Кармелит.

Брат сборщик был он - важная особа.

Дружил с франклинами он по округе,

Втирался то в нахлебники, то в други.

Здесь кармелит - представитель одного из четырех нищенствующих монахов-миноритов (кармелиты, августинцы, францисканцы и доминиканцы). Основанные в середине XII и начале XIII в. в целях религиозной пропаганды среди неимущих слоёв, ордена эти в первое время требовали от своих монахов выхода из затвора, подвижнической жизни, отречения от всяких земных благ, помощи прокаженным, нищим и больным. Однако очень скоро, и, во всяком случае, ко времени Чосера, нищенствующие братья выродились в обычных монахов-тунеядцев, прихлебателей и лентяев, не заглядывавших в городские трущобы и больницы, но ставших завсегдатаями богатых купеческих и дворянских домов.

Чосеров кармелит был «лимитур», брат сборщик с ограниченными правами, позволявшими ему собирать милостыню только в определенном круге, во избежание столкновений с соперниками, сборщиками других монастырей.

Франклин - представитель зажиточных земельных собственников, главным образом из старых деревенских англосаксонских родов. Наследственные поместья франклинов были свободны от налогов и феодальных повинностей, которыми король облагал поместья, дарованные им своим норманнским вассалам. Рота - инструмент вроде скрипки.

Купец с ним ехал, подбоченясь фертом,

Как получать, как сберегать доходы.

Он требовал, чтоб охранялись воды

В пути из Миддлбурга в Оруэлл.

Он курс экю высчитывать умел

Но ото всех долги свои скрывал.

Охотно деньги в рост купец давал.

Из вышесказанного следует отметить, что восьмидесятые годы XIV столетия были временем упадка недавнего могущества Англии. Враг стал угрожать её морским путям. Это волновало нарождающееся английское купечество и чтобы оно приняло свои меры. Для охраны морских путей уже в 1359 г. был установлен сбор с «тоннажа и веса» в шесть пенсов с фунта перевозимых товаров. Деньги эти шли на построение военного флота, и налог был, в сущности, платой королю за охрану.

Одна из главных дорог морской торговли того времени из голландского порта Миддлбург в Оруэлл (на месте теперешнего Гарвича на восточном побережье Англии).

Ростовщичество по средневековым воззрениям считалось прямым грехом и преступлением, но купец на этом всё же делал деньги.

Затем упоминается студент:

Не знаю, право, как его зовут.

Прервав над логикой усердный труд,

Студент оксфордский с нами рядом плелся.

Нужду и голод приучился стойко.

Полено клал он в изголовье койки.

Ему милее двадцать книг иметь,

Чем платье дорогое, лютню, снедь.

Он негу презирал сокровищ тленных,

Но Аристотель - кладезь мыслей ценных -

Не мог прибавить денег ни гроша,

И клерк их клянчил, грешная душа.

Видимо, студент преодолевал лишь второе из семи «свободных искусств» подготовительного курса, которые обычно проходились в средние века в таком порядке:

. Грамматика.

. Логика.

. Риторика.

И второй концентр:

. Арифметика.

. Геометрия.

. Музыка.

. Астрономия.

Все эти семь предметов считались общеобразовательными, а далее шла специализация по отраслям: богословие, юриспруденция и медицина (которая обнимала все естественные науки, в том числе и астрологию).

«Наши отцы (да и мы сами также) часто спали с хорошим круглым поленом под головою вместо подушки… Подушки, говорили нам, нужны только поженицам», - писал В. Гаррисон еще в 1580 г. («Description of England»).

Ну, а 20 книг - цифра немалая для того времени, если вспомнить, что библиотека самого Чосера, разносторонне образованного человека, насчитывала шестьдесят книг и составляла большую ценность. Также мы знаем, что парламентским указом 1388 г. студентам позволялось нищенствовать, и на это давалось особое разрешение университета.

Был с ними важный, чопорный Юрист.

Он, как искусный, тонкий казуист,

На паперти был очень уважаем

Клиенты с «мантией» к нему стекались;

Его богатства быстро умножались.

Он знал законы со времен Вильяма

И обходил - уловкой или прямо -

Любой из них….

Речь идет о докторе прав (Sergeant of Law) - юристе высшей квалификации, со стажем не менее шестнадцати лет, которого специальный королевский патент уполномочивал председательствовать в судах присяжных и защищать интересы короны в особо важных случаях, давая также право вести процессы в палате общин. Таких юристов во времена Чосера насчитывалось не более двадцати человек.

Во времена Чосера лондонские суды среди дня закрывались, и юристы вместе со своими клиентами собирались для совещаний и консультаций на паперти собора св. Павла, которая служила своеобразной юридической биржей.

Периодически от короны назначались особые судьи на объезды провинциальных городов «pour oyer et terminer», то есть рассматривать накопившиеся нерешенные дела и «очищать тюрьмы».

Мантия, то есть дорогостоящая судейская тога. Здесь как обозначение повышенного гонорара, который давали клиенты юристу, чтобы обеспечить себя от подкупа его противной стороной

Как видим, Джефри Чосер затрагивает и англо-норманнское законодательство со времен Вильгельма Завоевателя. Ещё в XIX в. в ходу был юридический термин: «A. temp. Reg. Will.»

На сессиях Франклин держался лордом,

В парламенте отстаивал он гордо

Свои права, обиды не спускал,

Не раз в палате графство представлял.

Следуя из вышесказанного, можно заметить, что в фигуре Франклина Чосер рисует те черты англосаксонского лэндлорда (гостеприимство, чревоугодие, веселый и открытый нрав), которые открывают традицию этого образа вплоть до сквайра Весерна у Фильдинга («История Тома Джонса, найденыша») и англосаксонских танов Вальтера Скотта.

Сам Чосер в 1386 г. представлял в парламенте графство Кент в качестве «рыцаря графства», что не надо понимать как дворянское звание, а просто как выборную должность. При обязательном цензе для депутата в сорок фунтов годового дохода это дает представление об имущественном положении Чосера в эти годы. Теперь разберём следующее:

Они не тщетно заседать в Гилдхолле

Надеялись - порукой был доход.

Заслуги, честность, возраст и почет.

И жены помогали в том мужьям,

Чтоб только величали их «мадам»,

Давали б в церкви место повидней

И разрешали б шлейф носить длинней.

Гилдхолл - гильдейский дом, ратуша. Многие стремились стать олдерменом, членом лондонского самоуправления.

Жены олдерменов, причисленных к джентри (мелкому дворянству), получали право именоваться «мадам», занимать почетное место в церкви и носить шлейф определенной длины. Не следует забывать, что костюм был строго регламентирован; так, «Законы о роскоши» разрешали людям низших званий носить только грубое сукно стоимостью не выше двенадцати пенсов и полотняные ткани и запрещали, в частности, серебряную оправу ножен («Status of the Realm» - I, 378).

Был Шкипер там из западного графства.

На кляче тощей, как умел, верхом

Здесь речь шла о графстве Южный Дэвон и о порте Дартмут, который, согласно данным о наборе кораблей Эдуардом III для осады Кале, по числу выставленных судов стоял на третьем месте, ниже Ярмута, но значительно выше Лондона. В частности, из Дартмута в 1181 г. отплыли первые английские крестоносцы.

Был с нами также Доктор медицины.

Прекрасно знал болезней он истоки:

Горяч иль холоден, мокр или сух

Больного нрав, а значит, и недуг.

По представлению медиков средневековья, нрав (темперамент) человека определялся сочетанием четырех элементов, находящихся под воздействием животного жара. «Жар, влияя на мокрое и холодное, порождает флегму (лимфу) флегматика; влияя на горячее и мокрое - кровь сангвиника; на горячее и сухое - желчь холерика; наконец, на холодное и сухое - черную желчь меланхолика».

Способы лечения зависели от положения звезды больного и от времени года, месяца, недели или даже часа, когда они применялись, потому что, вне зависимости от темперамента в организме человека, по мнению врачей-астрологов, «шесть часов до полуночи господствует флегма, шесть после полуночи - кровь, шесть часов до полудня - желчь, шесть после полудня - черная желчь».

Итак, в «Кентерберийских рассказах» Чосер выступает с позиции автора-рассказчика. При этом, он не просто характеризует современное английское общество и показывает реалии Англии XIV в., но также выражает взгляды представителя нового социального типа, начавшего складываться в городах того времени, - светского должностного лица, образованного мирянина. Хотя в рассказах присутствует несколько смысловых уровней и воззрения самого Чосера можно выделить далеко не всегда, исследователи отмечают, что характеристики паломников, данные поэтом, объективны, и выражают тенденции времени.

Заключение

Джеффри Чосера считают отцом английской поэзии, создателем литературного английского языка, первым английским поэтом-реалистом, предренессансным гуманистом. Главным сочинением поэта, итогом его творческого пути являются «Кентерберийские рассказы», где в полной мере выразился интерес автора к политическим, экономическим, этическим, религиозным явлениям Англии XIV в., а главное к своим современникам - людям различных сословий и состояний.

Итак, содержание «Кентерберийских рассказов» тесным образом связано с социальным опытом Чосера, который, происходил из городского сословия и был носителем его ментальных установок.

В силу своих занятий, связанных с постоянной сменой профессиональной деятельности, он имел возможность тесно контактировать не только с горожанами, но и придворной аристократией, клиром и, отчасти, с жителями деревни.

В рассказах затронуты многие насущные для времени Чосера вопросы, например, социально-экономического характера: разложение цеховой системы, растущее влияние купечества, складывание буржуазии и оправдание стремления к получению прибыли.

При этом поэт не просто фиксирует события и описывает персонажей, но и в какой-то степени оценивает их - иронично критикует алчность духовенства, размышляет над уходящими в прошлое идеалами рыцарства. То, что в подходе к сословиям у Чосера ощущается специфическое городское мировосприятие, проявляется в реалистически-доброжелательном изображении горожан и в практическом отсутствии внимания к крестьянству, в осмеянии духовенства и в двойственной оценке рыцарства.

Список использованной литературы

1.Англия и Европа: проблемы истории и историографии: Межвуз. сб. науч. тр. / Арзамас. гос. пед. ин-т им. А.П. Гайдара. Арзамас, 2001. - 241 с.

.Басовская, Н.И. Англия и Франция в международной жизни Западной Европы XII-XV вв. / Н.И. Басовская // СВ. - 1988. - Вып.51. - С. 5-22.

.Гутнова Е.В. Классовая борьба и общественное сознание крестьянства в средневековой Западной Европе (XI-XV вв). - М.: Наука, 1984. - 352 с.

.Даркевич В.П. Народная культура средневековья: светская праздничная жизнь в искусстве IX-XVI вв. - М.: Наука, - 1988. - 424 с.

.Золотов В.И. Английское общество накануне «войны роз» / В.И. Золотов. - Брянск: БГПУ, 1995. - 114 с.

.Золотов В.И. Социальное развитие английского общества в конце XIV - первой половине XV вв./В.И. Золотов. - Автореферат диссертации…доктора исторических наук. - Н. Новгород, 1996. - 27 с.

.Ковалёва Т.В. Литература средних веков и Возрождения: учеб. пособие для вузов ∕ Т.В. Ковалёва, И.Л. Лапин, Е.А. Паньков; под ред. Я.Н. Засурского. - Минск: изд-во Университетское, 1988. - С. 165 - 173.

.Кузнецов Е.В. Антифеодальные выступления английского крестьянства в конце XIV-XV вв. / Е.В. Кузнецов // Учен.зап. / Горьковский ГУ. - 1968. - 381 с.

.Кузнецов Е.В. История экономического развития Англии в XIV-XV1 вв. / Е.В. Кузнецов. - Горький, 1983. - 56 с.

.Кузнецов Е.В. Торговля и купеческий капитал в Англии XIV-XV вв. / Е.В. Кузнецов // Англия: проблемы английской истории и историографии. Межвузовский сборник научных трудов. - Горький: ГГПИ, 1989. - 241 с.

.Левицкий А.Я. Город и феодализм в Англии. - М.: Наука, 1987. - 283 с.

.Мельникова Е.А. Меч и лира. Англосаксонское общество в истории и эпосе. - М.: Мысль, 1987. - 206 с.

.Мортон А.Л. История Англии: пер. с англ. / А.Л. Мортон; пер. Н. Чернявская; вступ. ст. А.А. Самойло. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1950. - 462 с.

.Мосолкина Т.В. Английский город в политических событиях Англии XIV-XV вв/ Т.В. Мосолкина // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.4. Extra muros: город, общество, государство. - М.: Наука, 2000. - 482 с.

.Очерки истории Англии. Средние века и новое время. / Под ред. Г.Р., Левина. - M.: ГУПИМП РСФСР, 1959. - 356 с.

.Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. - М.: ГСЭИ, 1937. - 224 с.

.Репина Л.П. Английский средневековый город // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.1. Феномен средневекового урбанизма. - М.: Наука, 1999. - 216 с.

.Тревельян Дж.М. Социальная история Англии. Обзор шести столетий от Чосера до королевы Виктории. Гл. I, II / Под ред. В.Ф. Семенова. - М.: Иностранная литература, 1959. - 609 с.

.Штокмар В.В. История Англии в Средние века / В.В. Штокмар. - СПб.: Алетейя, 2005. - 203 с.

.Ястребицкая А.Л. Средневековая Европа глазами современников и историков. - М.: Интерпракс, 1995. - 1480 с.

Похожие работы на - Характеристика социально-экономического и политического положения деревенской бедноты и городского населения Англии ХIV в. в произведениях Чосера

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!