Кавказская лексика в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    31,62 Кб
  • Опубликовано:
    2014-04-24
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Кавказская лексика в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ИНГУШСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ








Курсовая работа

"Кавказская лексика в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова"













Магас, 2014

Содержание

Введение

Глава 1. Влияние кавказской темы на творчество М.Ю. Лермонтова

1.1 Кавказская тема в художественном творчестве М.Ю. Лермонтова

Глава 2. Кавказская тематика в творчестве А.С. Пушкина

2.1 Кавказ и Пушкин

2.2 А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов - два типа мировоззрения

Заключение

Библиографический список

Введение

С давних пор Кавказ привлекал к себе внимание русских поэтов. М.В. Ломоносов и М.М. Херасков, Г.Р. Державин и В.А. Жуковский, А.С. Грибоедов, А.И. Полежаев и многие другие авторы в разное время стремились отдать поэтическую дань этому прекрасному и неизведанному краю.

Воспел Кавказ и А.С. Пушкин. И не успели еще утихнуть споры, вызванные его творением, как о Кавказе заговорил другой поэт:

Я видел горные хребты, причудливые,

как мечты.

Когда в час утренней зари курилися,

как алтари.

Их выси в небе голубом…

Это был голос М.Ю. Лермонтова, чья жизнь и смерть тесно связаны с Кавказом. Детские поездки на лошадях через всю Россию, рассказы о набегах горцев, знакомство с казачьими и горскими легендами - все это оставило след в богатом творческом воображении поэта и во многом определило содержание его ранних романтических произведений: "Черкесы", "Калла", "Измаил-бей", "Хаджи-Абрек", "Кавказский пленник", "Аул Бастунджи", "Синие горы Кавказа приветствуют вас…".

Именно здесь, на Кавказе, тесно переплелись нити личной и творческой судьбы поэта, и, наверное, поэтому, даже покинув этот край, М.Ю. Лермонтов ощущал, что образ Кавказа неотступно сопровождал его, волновал его чувства и воображение. Он брал в руки перо, и в который раз, снова и снова, как далекому другу обращался к Кавказу со словами горячей любви и восхищения: "Тебе, Кавказ, суровый царь земли, я снова посвящаю стих небрежный…"

Нет в русской литературе другого такого поэта, кто сумел бы так полно, так талантливо и многогранно описать Кавказ. Тема эта родилась еще в юношеских произведениях поэта.

Тех, кто любит и знает творчество Михаила Юрьевича, удивляет, как велико отличие юношеских произведений поэта от тех вещей, которые он создавал в ту пору, когда голос его слышала вся Россия. Рос, мужал талант, поэт ощущал ответственность перед читателями, которая легла на его плечи после гибели А.С. Пушкина. Многое зависело также оттого, что раздвинулся тесный жизненный круг, поэт снова увидел то, что еще в детстве так поразило его - свободный, сражающийся Кавказ, героический мир, рождавший могучие характеры и трагические конфликты. Жизнь предстала уже перед ним во всем своем социальном многообразии: степные русские помещики и лихие чеченские наездники, терские казаки и аристократы гвардейцы, мирные горцы и великосветская знать, контрабандисты и участники декабрьского восстания - вот этот новый круг людей, с которыми сводила его судьба во время странствий по Кавказу. Он и определял темы и стиль новых произведений.

Появились такие поэтические шедевры, как "Демон", "Дары Терека", "Мцыри", "Казачья колыбельная песня", "Прощание", "Кинжал", "Черкешенка", "Крест на скале", "Валерик", "Спор", "Завещание", "Герой нашего времени".

При всем многообразии и изменчивости критических оценок поэзии М.Ю. Лермонтова, в русской критике выделились две различные концепции лермонтовского творчества: одна рассматривала М.Ю. Лермонтова как непримиримого протестанта и бунтаря, другая признавала наиболее значительными у М.Ю. Лермонтова мотивы примиренности, гармонии, религиозности и видела в нем поэта, пришедшего к смирению.

Каждое новое время выдвигает своих "искателей" творчества М.Ю. Лермонтова. Таких как: Н.А. Полевой, В.Г. Белинский, С.П. Шевырев, П.А. Висковатов, И.Л. Андроников, Н.Л. Бродский, Э.Г. Герштейн, Б.Т. Удодов, И.П. Щеблыкин.

Актуальность темы обусловлена тем, что именно на Кавказе произошло становление творческой личности М.Ю. Лермонтова. Там были написаны наиболее знаменитые его литературные произведения, и именно там Лермонтов попробовал себя не только в роли поэта, но и в роли художника. Именно на Ставрополье особо популярно творчество великого русского поэта. Интерес к нему не ослабевает и по сей день. Свидетельством тому служат конференции, круглые столы, чтения, которые проводятся ежегодно в Ставропольском крае.

Объектом исследования является художественное пространство творчества М.Ю. Лермонтова и А.С. Пушкина.

Предмет курсовой работы - отражение кавказской темы в творчестве М.Ю. Лермонтова и А.С. Пушкина.

Цель работы изучить художественное своеобразие произведений М.Ю. Лермонтова и А.С. Пушкина о Кавказе.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

·жизненный путь М.Ю. Лермонтова и А.С. Пушкина;

·Кавказ в творчестве М.Ю. Лермонтова и А.С. Пушкина;

·проанализировать произведения М.Ю. Лермонтова и А.С. Пушкина, написанные на Кавказе;

Структура работы состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка. Во введении раскрываются актуальность исследования, объект и предмет, основные задачи исследования и цель. В I главе рассматривается общее значение Кавказа в жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова. II глава посвящена теме Кавказа в творчестве А.С. Пушкина. В заключении подводится общий итог.

Глава 1. Влияние кавказской темы на творчество М.Ю. Лермонтова

1.1 Кавказская тема в художественном творчестве М.Ю. Лермонтова

Восток, и в частности Кавказ занимал в жизни и творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова исключительное место. "Юный поэт заплатил полную дань волшебной стране, поразившей лучшими, благороднейшими впечатлениями его поэтическую душу. Кавказ был колыбелью его поэзии так же, как он был колыбелью поэзии Пушкина, и после Пушкина никто так поэтически не отблагодарил Кавказ за дивные впечатления его девственно-величавой природы, как Лермонтов" - писал критик Белинский. [8, с.210]

За свою короткую жизнь М. Лермонтов неоднократно приезжал на Кавказ. Когда великий поэт был еще маленьким Мишелем, его бабушка Елизавета Арсеньевна несколько раз из Тархан (теперь город Лермонтово) Пензенской губернии приезжала в гости в имение к сестре - Екатерине Арсеньевне Столыпиной. И каждый раз для укрепления здоровья (а эти места тогда славились минеральными источниками) она брала с собой и маленького Мишу, которого воспитывала сама после смерти матери. Первый раз, будущий поэт побывал в этих местах, когда ему исполнилось 4 года в 1818 г. второй раз - в 1820 г., третий - в 1825 г.

Неудивительно, что именно экзотической, броской природой Кавказа были порождены самые яркие впечатления детства поэта. С пребыванием на Кавказе летом 1825 года связано первое сильное детское увлечение Лермонтова. Когда мальчику было 10 лет, он здесь встретил девочку лет 9-ти и в первый раз узнал чувство любви, оставившее память на всю его жизнь. Пробуждение первого чувства соединялось с острым восприятием тонкой душой поэта красот южной природы. Как пишет Лермонтов: "Синие горы Кавказа вы взлелеяли детство мое, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас, да о небе.". [1, с.109]

пушкин лермонтов кавказ лексика

Принято считать, что влюбленность М.Ю. Лермонтова в Кавказ, известная всем, прежде всего, благодаря поэмам "Демон" и "Мцыри", связана со ссылками на Кавказ в 1837 и 1840 годах; на самом же деле М.Ю. Лермонтов горячо полюбил Кавказ еще в раннем детстве, со времени трех поездок на лето к кавказским родственникам - в 1818,1820,1825 годах. Об этом свидетельствуют многие его произведения, в том числе лучшая из ранних поэм - "Измаил-бей" (1832):

Как я любил, Кавказ мой величавый,

Твоих сынов воинственные нравы,

Твоих небес прозрачную лазурь,

И чудный вой мгновенных, громких бурь…

Родственникам М.Ю. Лермонтова принадлежали два имения на Северном Кавказе - Шелкозаводское и Столыпиновка. Шелкозаводское располагалось на левобережье Терека, рядом с казачьей станицей, называвшейся "Шелкозаводская", или "Шелковская". Казаки, несшие пограничную службу, развели там обширные тутовые сады и создали шелкопрядильный завод. Усадьбу возле Шелкозаводской приобрел в конце XVIII века генерал Русской армии, армянин, Аким Васильевич Хастатов, женатый на родной сестре бабушки Лермонтова Екатерине Алексеевне. А Столыпиновку - имение вблизи Горячеводска (ныне Пятигорск) - основал в начале XIX века прадед Михаила Юрьевича Лермонтова Алексей Емельянович Столыпин.

Ко времени первого приезда на Кавказ Мишеля (как звали Лермонтова все его друзья) оба владельца имений уже скончались, и имения принадлежали их наследникам. Столыпиновка несколько раз переходила из рук в руки, а Шелкозаводским владела вдова Акима Хастатова - дочь А.Е. Столыпина Екатерина Алексеевна. Ее дочь, Мария Акимовна, была замужем за штабс-капитаном Русской армии, уроженцем Северного Кавказа Павлом Петровичем Шан-Гиреем. Их сын, Аким Шан-Гирей, будущий близкий друг М.Ю. Лермонтова, родился как раз в год первого приезда к ним Мишеля (ему тогда было три с половиной года). [1, с.117]

Огромное место, как и в его литературном творчестве, занимает Кавказ. Первые детские воспоминания о Кавказе связаны с поездками в 1820-х и 1825-х годах вместе с бабушкой, Е.А. Арсеньевой, которая возила слабого здоровьем внука на Горячие воды (Пятигорск).

Кавказ надолго останется в памяти поэта и отразится в лирических строках и художественных картинах. Своё первое восхищение красотой Кавказа Лермонтов передаст в детском рисунке акварелью, подписанном на французском языке "М.Л. 1825 год. 13 июня. На Горячих водах". Горы на рисунке по силуэту напоминают Бештау и Машук, у их подножия огромное озеро и лодка под парусом. Символично, что именно у одной из этих гор встретит свой последний час великий поэт.

Почти все самые лучшие картины, рисунки акварели поэта связаны с зародившейся в детстве любовью к Кавказу. Он был одним из первых молнии, в глазах!?! поэзия его "полна змей"!?! чтоб полюбоваться грациозной и блестящей змейкой, как часто прерывает он рассказ. У него змейка то клинок, донизу покрытый золотой надписью:

Лишь змея,

Сухим бурьяном шелестя,

Сверкая желтою спиной,

Как будто надписью златой

Покрытый донизу клинок,

Браздя рассыпчатый песок,

Скользила бережно.,

Он видит змей в молнии, в дыме, на горных вершинах, в реках и в черных косах, в тонкой талии, в тоске, в измене, в воспоминании, в раскаянии. Как пишет М. Логиновская, из-за изобилия картин экзотической природы Кавказа в наиболее знаменитых лермонтовских поэмах, поэта часто обвиняли в чрезмерном подражании романтическим течениям того времени. Между тем, кавказский материал в "Мцыри" и "Демоне" - не экзотическое обрамление в стиле традиционных "восточных повестей" романтиков (хотя у Лермонтова "Демон" и назван "восточной повестью"), а органическое претворение непосредственных переживаний и наблюдений, благодаря которым прежние сюжеты приобрели новое качество. _

Кавказские пейзажи как сами по себе, так и в качестве "декораций" к поэмам Лермонтова занимают немалую часть его творчества. Рассмотрим ревности горного духа к Возлюбленному красавицы Грузинки. Другие следы кавказских легенд и преданий можно найти в стихотворении "Тамара". На одном из рисунков Лермонтова, перекликающегося со стихотворением, мы видим изображения Дарьялского ущелья и так называемого "Замка Тамары", в стихотворении же сказано:

В глубокой теснине Дарьяла,

Где роется Терек во мгле,

Старинная башня стояла,

Чернея на черной скале…

С этой башней связано множество легенд. В одном из вариантов легенды о Дарьяльской башне историк грузинской литературы А.С. Хаханашвили обнаружил имя "беспутной сестры" Тамары. Ее звали. Тамарой. Предание это повествует о двух сестрах, носивших одно и то же имя. Благочестивая Тамара жила в башне близ Ананури, другая - волшебница Тамара - в замке на Тереке. Эта волшебница, зазывая к себе на ночь путников, утром обезглавливала их и трупы сбрасывала в Терек. Ее убил заговоренной пулей русский солдат. Труп ее был выброшен в Терек, замок развалился, имя чародейки Тамары проклято.

Кавказские впечатления ранних лет надолго остались в душе поэта. "Синие горы Кавказа, приветствую вас! вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры всё мечтаю об вас да о небе…" - строки из первых набросков к поэме "Измаил-бей".

Известны не только произведения М.Ю. Лермонтова, посвященные Кавказу, но и его высказывания о пребывании там. Одно из них записано в 1880-х годах автором самой полной биографии М.Ю. Лермонтова, П.А. Висковатовым, со слов издателя журнала "Отечественные записки" А.А. Краевского - записано наверняка не совсем точно лексически, но можно верить, что верно по смыслу: "Зачем нам всё тянуться за Европою и за французским? Я многому научился у азиатов, и мне бы хотелось проникнуть в таинства азиатского миросозерцания, зачатки которого и для самих азиатов, и для нас еще мало понятны. Но там, на Востоке, тайник богатых откровений". [2, с.132]

За время путешествия (вместе с Александром Одоевским) из Ставрополя в Тифлис в 1837 году М.Ю. Лермонтов создал множество карандашных зарисовок горных пейзажей; рисовал и позже - русских офицеров, казаков и горцев, сцены сражений, перестрелок, скачек… Карандашные зарисовки превращал затем в акварели и картины маслом. Друг Михаила Юрьевича, профессиональный художник, ученик К.П. Брюллова, князь Григорий Гагарин высоко ценил точность и динамизм лермонтовских рисунков; в 1840-1841 годах они не раз становились соавторами акварелей, воспроизводящих сцены из военной жизни.

Возвращаться из первой ссылки в северные края М.Ю. Лермонтову очень не хотелось. После холодного и чопорного Петербурга стали особенно близки сердцу и роскошная южная природа, и "экзотический" Тифлис, гармонично вписанный в этот природный горный край, и воины-кавказцы - как русские казаки, офицеры, солдаты, так и грузины, армяне, азербайджанцы ("кавказские татары", на языке того времени). Может быть, уже в первую ссылку Лермонтов испытал то чувство единства рода человеческого и бессмыслицы, нелепости войн, о котором скажет в 1840 году в "Валерике":

…Небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он [человек] - зачем?

Думается, определенную роль в формировании масштабной личности М.Ю. Лермонтова, в ощущении им себя и патриотом России, и гражданином планеты Земля, родственным представителю любого ее народа, сыграла родословная поэта, в которой сплелись три ветви: русских дворян Столыпиных - по бабушке с материнской стороны; татарских князей Челебеев - по деду с материнской стороны; шотландских танов (баронов) Лермонтов - по отцу. Литературоведы и журналисты больше всего говорят обычно о шотландской ветви, а меньше всего - о татарской, хотя татарская родословной поэта тесно связана с Кавказом. [3, с.224]

Предок М.Ю. Лермонтова по татарской линии - Аслан-мурза (т.е. князь) Челебей. В 1389 году Аслан-мурза вместе со своей дружиной перешел из Золотой Орды, раздираемой враждой ее правителей, к великому князю Димитрию Донскому. В Москве Аслан-мурза женился на дочери одного из приближённых великого князя - Марии Житовой. Старший сын этой супружеской четы, Арсений, стал основателем рода российских дворян Арсеньевых. К этому роду принадлежал дед Лермонтова по материнской линии Михаил Васильевич Арсеньев, супруг бабушки М.Ю. Лермонтова, Елизаветы Алексеевны Столыпиной. Она говорила, что внук Мишенька - точная копия деда и по внешности, и по характеру: так же горяч и настойчив в отстаивании справедливости; так же легко увлекается красотой - и в жизни, и в искусстве; так же великодушен и щедр с друзьями. Да и имя Михаил внук получил в честь деда.

М.Ю. Лермонтов всегда восхищался кавказскими женщинами: в его южных поэмах бриллиантами сверкают строки о грузинках, черкешенках, лезгинках… В доме Чавчавадзе Михаил Юрьевич познакомился с самыми очаровательными представительницами тифлисского высшего общества - с Ниной Грибоедовой-Чавчавадзе и ее сестрой Екатериной, с племянницами княгини Саломэ - Маико и Еленой Орбелиани, с Варварой Туманишвили, Меланией и Дарией Эристави и другими красавицами, которым посвящали стихи и грузинские, и русские поэты, в том числе служившие на Кавказе русские офицеры. Случались там и бурные романы, и счастливые браки. Свидетельств о тифлисских увлечениях поэта не осталось; мы знаем только его стихотворение о кинжале, подаренном одною из южных красавиц:

…Лилейная рука тебя мне поднесла

В знак памяти, в минуту расставанья,

И первый раз не кровь вдоль по тебе текла,

Но светлая слеза - жемчужина страданья…

Согласно грузинским источникам, это был подарок Нины Александровны Грибоедовой-Чавчавадзе, из фамильной княжеской коллекции. [4, с.157]

Есть предположение, что три стихотворения Лермонтова, датируемые 1837-1838 годами, посвящены не петербургской, а тифлисской красавице: "Слышу ли голос твой…", "Как небеса, твой взор блистает…", "Она поет - и звуки тают…". Но это всего лишь предположение: даже инициалов адресата в виде посвящения (как было с "Н.Ф.И. ") М.Ю. Лермонтов не поставил.

Вершина восхищения поэта грузинскими красавицами - строфа из "Демона":

Клянусь полночною звездой,

Лучом заката и востока:

Властитель Персии златой

И ни единый царь земной

Не целовал такого ока;

Гарема брызжущий фонтан

Ни разу жаркою порою

Своей жемчужною росою

Не омывал подобный стан!.

Вернемся к родственным связям М.Ю. Лермонтова с кавказцами. Его троюродный брат Аким Шан-Гирей жил вместе с Мишелем в доме бабушки с семилетнего возраста - в Тарханах, Москве, Петербурге. Как и Лермонтов, Аким окончил военное училище; служить стал в Лейб-гвардии артиллерийском полку, в Петербурге. Но рутинной службой тяготился - его романтическая душа жаждала новых впечатлений и приключений. В мае 1841 года Лермонтов писал бабушке из Ставрополя: "Скажите Екиму Шан-Гирею, что я ему не советую ехать в Америку, как он располагал, а уж лучше сюда, на Кавказ. Оно и ближе, и гораздо веселее". [2, с.174]

Еще одна дружеская связь М.Ю. Лермонтова с кавказцами - сближение в период пребывания в Тифлисе в 1837 году с азербайджанским ученым и писателем Мирзой Фатали Ахундовым. Сведения об "ученом Али" в свое время собрал и опубликовал Ираклий Луарсабович Андроников, и я напомню только, что результатом этого сближения стала лермонтовская запись старинной кавказской легенды "Ашик-Кериб". Тема Кавказа проходит через все творчество М.Ю. Лермонтова. Его роман "Герой нашего времени", кавказские стихотворения и поэмы поражают широтой мировоззрения, истинным гуманизмом, признанием "прав и свобод" (как говорим мы теперь) за каждым народом и каждым человеком. У поэта болит сердце и за казака, пораженного пулей черкеса, и за черкеса, сраженного саблей казака, - для него дороги, интересны, близки все люди Земли. Прислушаемся к звучанию простейшей на первый взгляд фразы из "Валерика" - стихотворения, написанного в 1840 году после кровопролитнейшего сражения:

Вот разговор о старине

В палатке ближней слышен мне:

Как при Ермолове ходили

В Чечню, в Аварию, к горам;

Как там дрались, как мы их били,

Как доставалося и нам…

Нет в этой фразе ни единой ноты осуждения "врага" или чванливого превосходства над ним, как нет и предательства "своих": это героический эпос, равнозначный для всех участников исторических событий. А затем идут строки, еще более поразительные в устах русского поэта-воина, участника жесточайших сражений со сторонниками Шамиля:

И вижу я: неподалёку,

У речки, следуя Пророку,

Мирной татарин свой намаз

Творит, не подымая глаз;

А вот кружком сидят другие.

Люблю я цвет их желтых лиц,

Подобный цвету ноговиц,

Их шапки, рукава худые,

Их темный и лукавый взор

И их гортанный разговор…

Ощущение родства по крови? Да нет, М.Ю. Лермонтов ведь не знал о своих татарских корнях: это было установлено одним из представителей рода Арсеньевых гораздо позже. Родство здесь - со всеми людьми планеты Земля, имеющими право жить счастливо и мирно. Все люди - братья, и ничто не могло заставить поэта отказаться от этого убеждения. В том же стихотворении есть строки, выражающие эту мысль как глубоко продуманную и горькую:

…А там вдали грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы - и Казбек

Сверкал главой остроконечной.

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: жалкий человек!

Чего он хочет? Небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он - зачем?

Глава 2. Кавказская тематика в творчестве А.С. Пушкина

2.1 Кавказ и Пушкин

Кавказ издавна привлекал многочисленных путешественников, ученых, писателей, русских и иностранных, оставивших много воспоминаний, заметок, монографий о быте, культуре, языке народов Кавказа. Правда, до Пушкина мотивы о Кавказе редко и поверхностно затрагивались в русской литературе. Кавказ был тогда мало изученным краем, и только изредка в стихотворениях М.В. Ломоносова, В.А. Жуковского, Г.Р. Державина встречались упоминания о нем.

В начале XIX века появилось первое произведение о Кавказе - роман Нарежного "Черный год или горские князья". С 1818 года часто бывал на Кавказе А.С. Грибоедов, восхищавшийся природой Кавказа, о чем свидетельствуют такие его произведения, как "Дележ добычи", "Грузинские ночи", "Хищники на Чегеме". [2, с.312]

В 1822 году появилось первое крупное произведение А.С. Пушкина о Кавказе - "Кавказский пленник". Поэма дала мощный толчок развитию кавказских мотивов в стихотворных и прозаических произведениях. С этого времени кавказская тематика приобретает широкую популярность в русской художественной литературе. [7, с.127]

"С легкой руки Пушкина Кавказ сделался для русских заветною страною не только широкой раздольной воли, но и неисчерпаемой поэзии, страною кипучей жизни и смелых мечтаний! Муза Пушкина как бы осветила давно уже на деле существовавшее родство России с этим краем", - писал Белинский. [8, с.220]

После Пушкина тема Кавказа встречается у Бестужева-Марлинского, Полежаева, особенно ярко у Лермонтова и Толстого. Белинский говорил: "Кавказ - эта колыбель поэзии Пушкина - сделался потом и колыбелью поэзии М.Ю. Лермонтова".

Кавказ с его природными богатствами и красотами, с его величавыми снежными вершинами, живописными ущельями не мог не привлечь к себе творческое воображение великого русского поэта А.С. Пушкина. Пушкин был на Кавказе дважды; эти поездки сыграли большую роль в его жизни и творчестве.

Первое его путешествие состоялось в 1820 г., во время ссылки. Поэт полюбил этот край чудной природы, и кавказская тематика сразу же заняла в творчестве поэта большое место. Этому содействовала вторая поездка на Кавказ весной 1829 года. Результатом этих двух поездок Пушкина явился ряд произведений: "Кавказский пленник" (1822), "Кавказ" (1829), "Обвал" (1829), "Монастырь на Казбеке" (1829), "На холмах Грузии лежит ночная мгла" (1829), "Путешествие в Арзрум" (1836).

Находясь на Кавказе, Пушкин видел, как унижены и жестоко эксплуатируемы горцы царскими сатрапами.

мая 1829 года Пушкин находился в окрестностях Владикавказа, где был свидетелем осетинских обрядов, описанных в "Путешествии в Арзрум". "Я посетил один из аулов и попал на похороны. Около сакли толпился народ. На дворе стояла арба, запряженная двумя волами. Родственники и друзья умершего съезжались со всех сторон и с горьким плачем шли в саклю, ударяя себя кулаками в лоб. Женщины стояли смирно. Мертвеца вынесли на бурке, положили его на арбу.

Один из гостей взял ружье покойника, сдул с полки порох и положил его подле тела. Волы тронулись. Гости поехали следом. Тело должно было быть похоронено в горах, верстах в 30 от аула. К сожалению, никто не мог мне объяснить сих обрядов.

Осетинцы самое бедное племя из народов, обитающих на Кавказе; женщины их прекрасны.

Перед глазами Пушкина проходила тяжелая жизнь горцев. Свое отношение к ним Пушкин выразил в стихотворении "Кавказ":

Так буйную вольность законы теснят,

Так ныне бесправный Кавказ негодует,

Так чуждые силы его тяготят.

Одним из первых в Осетии, кто по-настоящему оценил значение А.С. Пушкина, был родоначальник осетинской художественной литературы Константин Леванович Хетагуров.

Для Коста было дорого творчество Пушкина, и он его высоко ценил. Об этом свидетельствует ряд высказываний Коста о Пушкине, цитирование отрывков из произведений Пушкина. Так, например, в письме к А.Я. Поповой от 3 июня 1886 г. он цитирует стихотворение Пушкина: "Я помню чудное мгновенье. "

В 1888 г. в газете "Северный Кавказ" был напечатан фельетон осетинского поэта "Владикавказ", в котором упоминается поэма Пушкина "Кавказский пленник".

В своей поэме "Чердак" герой вспоминает слова из "Медного всадника" - "Люблю тебя, Петра творенье".

В письме к А. Цаликовой Коста также цитирует слова из этой же поэмы: "Бываю иногда в театре, хожу во второй ряд " назло надменному соседу". [2, с.84]

Казалось странным, что Коста, любивший и знавший творчество А.С. Пушкина, не посвятил ему ни одного стихотворения. Но теперь исследователь творчества К. Хетагурова Н. Джусоев в статье "Русские писатели в оценке К. Хетагурова" убедительно доказал, что стихотворение "Салам" ("Привет") посвящено А.С. Пушкину в день 100-летия со дня его рождения.

Стихотворение "Салам" перекликается с пушкинским "Памятником". Адресат стихотворения назван "создателем славы наших гор". Коста обращается к нему, как к великому человеку, прожившему 100 лет.

Коста просит извинить свое "бессильное слово", просит, как младший старшего. Вот как звучит подстрочный перевод стихотворения "Салам".

Не дал нам бог благословенья,

Наши головы уже не в нашей воле

И хорошо сказать не можем

Тебе, но прости нам это.

Наш разум - короток, сердце подавлено горем,

Как усталый человек, бессильно наше слово.

Ты слишком велик, чтоб быть отцом нашего народа, Наши горы недостойны тобой, им созданной славы.

Твоя жизнь будет жива, пока будет жить род людской.

Твоя жизнь уже теперь равна 100 жизням.

На земле ты совершил все славные дела,

Свою башню ты воздвиг

Последняя строка стихотворения "Салам" является прямой перифразой строки "Памятника": "Я памятник себе воздвиг." Стихотворение от начала до конца свидетельствует о том, что оно является приветствием великому человеку и что этот человек является для автора высшим авторитетом в искусстве, автор считает его другом своего народа, обращается к нему от имени народа, чтобы поведать о горестях народа и выразить народную любовь к нему. В стихотворении легко заметить перекличку с основными мыслями "Памятника" Пушкина (мысли о бессмертии, о принадлежности славы поэта народу, о близости поэта к народным массам и т.д.). [16, с.379]

Творчество А.С. Пушкина доступно и понятно и ребенку, и старику, и грамотному человеку, и человеку без образования. Нет вычурности, заумности. Восхитительные строчки его стихотворений сами ложатся на память! Пушкин является частью национальной культуры и истории. Может ли устареть культура и история? Пушкин вне времени, его поэзия искренняя, завораживает легкостью изложения и глубиной чувств. И как ни странно, находит отклик в наших душах! Мы тоже можем так чувствовать и любить, вот только выразить так не можем.

Гениальное всегда сочетается с актуальным. Гениальное - не может быть не актуальным. Пушкин всегда актуален.

Тема Кавказа, как известно, имеет давние традиции в русской литературе. Тема Кавказа была актуальна и во времена А.С. Пушкина, актуальна она и сейчас. Исторически так сложилось, что отношения России с кавказскими горскими народами складывались совсем непросто. Кавказская проблема всегда волновала самые широкие круги российской общественности. Кавказ всегда был одной из основных сфер политических интересов для России.

Впервые появившись в произведениях декабристов, тема Кавказа нашла свое художественное развитие у А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова, А.П. Марлинского, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого. Как писала газета "Кавказ" в конце XIX века, русские писатели впервые "воспели неувядаемую прелесть Кавказа, семейный и общественный быт горцев, суровые патриархальные обычаи. любовь их к свободе, мощь духа.".

Как известно, Пушкин был на Кавказе два раза. Первый раз в июле-августе 1820 года в Пятигорске, Кисловодске и других поселениях Кавказских Минеральных вод. Второй раз в 1829 году из Северного Кавказа по Военно-Грузинской дороге перешел в Грузию. Впечатления от поездок нашли глубокое отражение в творчестве Пушкина.

Поэт, глубоко русский и, несомненно, желавший победы своим соплеменникам, стремится быть предельно объективным в описании "драчливых" горцев.

Первое художественное воплощение кавказских впечатлений Пушкина - эпилог поэмы "Руслан и Людмила". Беловой автограф его имеет пометку: "Эпилог поэмы Руслан. Кавказ, 26 июля 1820". Этот день (по новому стилю - 7 августа) и следует, видимо, считать датой открытия кавказской темы в творчестве Пушкина. Вот грандиозная картина Большого Кавказа, открывшаяся взору поэта со склонов Машука и Бештау:

Забытый светом и молвою,

Далече от брегов Невы,

Теперь я вижу пред собою

Кавказа гордые главы.

Над их вершинами крутыми,

На скате каменных стремнин,

Питаюсь чувствами немыми

И чудной прелестью картин

Природы дикой и угрюмой…

В письме к брату Льву от 24 сентября 1820 года Пушкин прямо называет географические ориентиры: "Жалею, мой друг, что ты со мною вместе не видел великолепную цепь этих гор; ледяные их вершины, которые издали, на ясной заре, кажутся странными облаками, разноцветными и недвижными; жалею, что не всходил со мною на острый верх пятихолмного Бештау, Машука, Железной горы, Каменной и Змеиной".

Здесь же, под сенью покоренного Бештау, Пушкин пережил минуты вдохновения, работая над "Кавказским пленником". В посвящении к поэме, обращенном к Николаю Раевскому-младшему, он вполне определенно говорит, где возник замысел поэмы.

…Где пасмурный Бешту, пустынник величавый,

Аулов и полей властитель пятиглавый,

Был новый для меня Парнас.

Забуду ли его кремнистые вершины,

Гремучие ключи, увядшие равнины,

Пустыни знойные, края, где ты со мной

Делил души младые впечатленья;

Где рыскает в горах воинственный разбой,

И дикий гений вдохновенья

Таится в тишине глухой?

Поэма "Кавказский пленник" была задумана на Кавказе. А писал ее Пушкин в Гурзуфе, Кишиневе, Каменке и Киеве около шести месяцев. Первоначально поэма имела название "Кавказ". Свою романтическую поэму Пушкин посвятил, как было уже сказано выше, Н.Н. Раевскому-младшему, с которым еще недавно проводил на Минеральных Водах "милые сердцу дни":

Прими с улыбкою, мой друг,

Свободной музы приношенье:

Тебе я посвятил изгнанной лиры пенье

И вдохновенный свой досуг.

Сюжет поэмы, в подражание властителю дум Байрону, отразил модную в те времена тему любви европейца к девушке из племени, не тронутого цивилизацией. В образе разочарованного пленника Пушкин хотел изобразить то равнодушие к жизни и ее наслаждениям, ту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами молодежи его времени. Герою противопоставлена "цельная, исполненная любви и самопожертвования натура черкешенки".

"Черкесы, их обычаи и нравы занимают большую и лучшую часть моей повести", - признавался Пушкин своему кишиневскому издателю В.П. Горчакову. Поэта привлекает в горцах их любовь к свободе, мирный труд и гостеприимство, национальные песни.

Пушкин не идеализировал горцев. Да, чеченцы и черкесы живут явным разбойничеством, в каждом из них "таится коварный хищник", с детских лет их мужчины готовятся к бранной жизни, "к войне заранее приучаясь". Настоящий "черкес оружием обвешен". И все это подчинено одной задаче: ловко и быстро убить "чужака", "в ночном мраке" напасть на казачью станицу, увести в горы отару овец или табун лошадей, притащить на аркане пленника и потом получить за него выкуп. Характеристика неприглядная, но справедливая, и в то же время в ней нет осуждения. Почему? Во-первых, потому что обычаи любого народа необходимо уважать; а, во-вторых, чеченцы и черкесы (Пушкин их, кажется, не различает) жили на своей земле и враждовали лишь с "непрошенными гостями". Поэт особо подчеркивает, что воинственный дух горца сразу же исчезал, когда к нему обращался за помощью мирный странник, усталый путник:

Тогда хозяин благосклонный

С приветом, ласково, встает

И гостю в чаше благовонной

Чихирь отрадный подает.

Мысль об интересе и уважении Пушкина к обычаям народов хотелось бы особенно подчеркнуть. Обычай - это память народа, память нации, а в памяти - "самостоянье человека и все величие его".

Благодаря "поэме "Кавказский пленник", русское общество познакомилось с Кавказом, давно уже знакомым по оружию". Описания дикой воли, разбойнического героизма и домашней жизни горцев дышат "чертами ярко верными". Необычный экзотический мир Кавказа, незнакомая речь и нравы горцев воспринимались поэтом как особенный романтический мир, как романтическое там. Интересно, что сама жизнь "помогала" романтизму - Пушкин поселился в стоящем на отшибе доме Инзова и остался там жить после землетрясения, в полуразрушенном доме, окружённом запущенным разросшимся виноградником и пустырём. Всё это точно соответствовало образу "беглеца", "добровольного изгнанника", каковым себя Пушкин в то время ощущал. Кстати, сохранились пять (!) редакций текста поэмы (от черновиков до чистого текста), которые тщательно изучены пушкинистами. Исследования литературных критиков показали, что в первоначальном варианте поэма начиналась с эпизода пленения героя, причем ясно говорится, что он пленён не в бою как русский офицер, а был простым путником, странником ("слабый питомец нег"). Черновики непринципиально отличаются от чистовых редакций поэмы, поэтому можно утверждать, что герой "Кавказского пленника" в представлении Пушкина именно путник:

Отступник света, друга природы

Покинул он родной предел

И в край далёкий полетел

С весёлым призраком свободы.

В своем отзыве о "Кавказском пленнике" Белинский писал: "Какие же действия должны были произвести на русскую публику эти живые, яркие, великолепно-роскошные картины Кавказа при первом появлении в свет поэмы!"

Лучшая критика, какая когда-либо была написана на "Кавказского пленника", принадлежит самому же Пушкину. В "Путешествии в Арзрум" находятся следующие слова, написанные им через семь лет после издания "Кавказского пленника": Здесь я нашел измаранный список "Кавказского пленника", и, признаюсь, прочел его с большим удовольствием. Все это слабо, молодо, неполно; но многое угадано и выражено верно. Сам не понимаю, каким образом мог я так верно, хотя и слабо изобразить нравы и природу, виденные мною издали". Как видим, Пушкин особенно оценил в поэме "верность" изображения. Не знаем, к какому времени относится следующее суждение Пушкина о "Кавказском пленнике", но очень интересно как факт, доказывающий, как смело умел Пушкин смотреть на свои произведения: "Кавказский пленник" - первый неудачный опыт характера, с которым я насилу сладил; он был принят лучше всего, что я ни написал, благодаря некоторым элегическим и описательным стихам. Но зато Александр, Николай Раевские и я, мы вдоволь над ним посмеялись".


Ты здесь найдёшь воспоминанья,

Быть может милых сердцу дней,

Противуречия страстей,

Мечты знакомые, знакомые страданья

И тайный глас души моей.

Но в письме к В.П. Горчакову (октябрь-ноябрь 1822 г.) Пушкин написал следующее: "Характер Пленника неудачен; доказывает это, что я не гожусь в герои романтического стихотворения. Я в нём хотел изобразить это равнодушие к жизни и к её наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами молодёжи 19-го века". Следовательно, "пленник" - это образ обобщённый, образ "героя романтического стихотворения".

Самым свежим и значительным из того, что было сказано о "Кавказском пленнике" современником Пушкина, было суждение П.А. Вяземского. Вяземским впервые была поставлена важнейшая для новой литературы проблема - проблема современности героя. По убеждению критика, высокая поэзия может быть не только лирическим откликом поэта на актуальные современные вопросы и темы, но и отражением современной общественной жизни и ее противоречий в создании современных человеческих характеров. В главном герое "Кавказского пленника" Вяземский увидел отражение черт, свойственных целому поколению, характер, обобщающий настроения и чувства современной молодежи, активность и энергия которой скованы вынужденным бездействием:". подобные лица часто встречаются взору наблюдателя в нынешнем положении общества. волнение без цели, деятельность пожирающая, неприкладываемая к существенному; упования никогда не совершаемые и вечно возникающие с новым стремлением - должны неминуемо посеять в душе тот неистребимый зародыш скуки, приторности, пресыщения которые знаменуют характер Child-Harold, Кавказского пленника и им подобных".

В поэме много описаний великолепной природы Кавказа.

Великолепные картины!

Престолы вечные снегов,

Очам казались их вершины

Недвижной цепью облаков,

И в их кругу колосс двуглавый,

В венце блистая ледяном,

Эльбрус огромный, величавый,

Белел на небе голубом.

Пушкин любил свою кавказскую поэму. "…Отеческая нежность не ослепляет меня насчет "Кавказского пленника", но, признаюсь, люблю его, сам не зная за что, в нем есть стихи моего сердца".

История героя поэмы, попавшего в плен к черкесам, заимствована Пушкиным из рассказов людей, с которыми встречался на Кавказе, а также из литературных источников. Достойно внимания и то обстоятельство, что оказавшись на Кавказе девять лет спустя, Пушкин в "Путешествии в Арзрум" вновь упомянул историю, положенную в основу его первой южной поэмы, как типичную: на… "вершинах ползали чуть видные стада и казались насекомыми. Мы различили и пастуха, быть может, русского, некогда взятого в плен и состарившегося в неволе".

Синтезируя отдельные настроения, Пушкин создал более сложный и более психологически достоверный характер. Пленник не просто поддаётся романтическим настроениям, он в самом деле охладел к любви, окаменел душой, в самом деле разочарован и т.д. Пленник хладнокровно отнёсся к смерти "черкешенки", его спасительницы:

Всё понял он. Прощальным взором

Объемлет он последний раз

Пустой аул с его забором…

По поводу этого эпизода читатели высказывали неудовольствие, всем хотелось счастливой развязки. Но в том и художественная сила поэмы, что романтизм Пленника не в его настроениях, а в сути его характера, романтизм порождает не только романтические чувства и мысли, но и реальные поступки. Такой герой был новым и непривычным для читателя.

Пушкин иронически отвечал читателям, желавшим счастливой развязки, в письме П.А. Вяземскому от 6 февраля 1823 г.: "Другим досадно, что Пленник не кинулся в реку вытаскивать мою Черкешенку - да, сунься-ка; я плавал в кавказских реках, - тут утонешь сам, а ни чорта не сыщешь; мой пленник умный человек, рассудительный, он не влюблен в Черкешенку - он прав, что не утопился".

В "Кавказском пленнике" в русской литературе явился новый герой, герой своего времени и новый жанр "лирической поэмы", "романтической поэмы". [14, с.98]

2.2 А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов - два типа мировоззрения

Пушкин старше Лермонтова на 15 лет. А.С. Пушкин жил и творил в эпоху надежды на свободу и равенство народа, поэтому большинство его произведений полны оптимизма, веры в светлое будущее, а М.Ю. Лермонтов относится к поколению 30-х годов, про которое он сказал:

"Печально я гляжу на наше поколенье,

Его грядущее - иль пусто, иль темно.".

Но одно было общее у великих поэтов - любовь родине, любовь к Кавказу, к его высоким горам, бурным рекам, гордому народу и чудным песням. Кавказу объяснялись в любви и посвящали стихи. С "милого севера в сторону южную" они приехали не по собственной воле, а по велению царя. И вот парадокс: они должны были возненавидеть Кавказ, а получилось обратное: они полюбили его!

"Как сладкую песнь отчизны моей,

Люблю я Кавказ",

так скажет М.Ю. Лермонтов об этом удивительном крае. По каким причинам поэты посетили Кавказ? Чем же очаровал этот край великих гениев? Какие произведения были написаны поэтами под впечатлением увиденного?

На эти и другие вопросы ребята искали ответы в своей исследовательской деятельности на первом уроке.

На начальном этапе была сформулирована тема исследования: "Анализ творчества А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова на Кавказе".

Цель исследования: изучить творчество А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова на Кавказе.

Задачи: изучить произведения, написанные А.С. Пушкиным и М.Ю. Лермонтовым на Кавказе; выявить, какое значение имела природа в жизни и творчестве поэтов.

Были изучены методы исследования и отобраны из них теоретические методы: анализ литературных источников, отбор Интернет сайтов и изучение Интернет-ресурсов, картографический метод. [13, с. 19]

Для проведения исследования учащиеся 9 класса были объединены в несколько групп. Первая группа, исследовавшую жизнь А.С. Пушкина на Кавказе, возглавлял Сергей; группу, исследовавшую жизнь М.Ю. Лермонтова на Кавказе, возглавляла Светлана.

Для проведения исследования были привлечены ресурсы школьной библиотеки. Материалы Интернет-ресурсов и учебные электронные образовательные ресурсы, географические карты и другие материалы.

На выполнение работы было отведено два урока, в течение первого урока ученики занимались поиском материала, а на втором уроке представляли результаты исследования.

Неудивительно, что некоторые черты (гордое одиночество <#"center">Заключение

Лермонтовский Кавказ - это ощущение свободы, душевного спокойствия. Когда мы читаем лирику Лермонтова, рассказывающую русском обществе ("Как часто, пестрою толпою окружен…", "Смерть поэта…", "Прощай, немытая Россия"), то нас не покидает ощущение метаний души человеческой, возмущения, которое читатель переживает вместе с поэтом. Кавказ же дает ощущение свободы, незыблемости мироздания… Как будто отдельно взятый человек вдохнул полной грудью воздух свободы…Особенно хорошо понимаешь это, глядя на картины лермонтова. Юг у поэта - это воплощение движения. Даже природа у него живет своей жизнью, зачастую очень похожей на людскую жизнь…

Больше всего удивило то, что в основе многих "южных" лермонтовских поэм лежат легенды Кавказа, а не только фантазия автора. Поражает воображение легенда о горном духе Гуда, полюбившем земную девушку. Женщины гор - это, по моему мнению, особая ниша сюжетов Лермонтова. В какой - то мере они противопоставляются лицемерным красавицам высшего света. Они не испорчены жеманством и неискренностью. Они естественны, всегда необыкновенно красивы, преданны, это заботливые матери ("Казачья колыбельная", "Не плачь, не плачь мое дитя…"), преданные невесты ("Демон"), но могут быть и гордыми, и своенравными ("Тамара"). Поэт старается показать лучшие стороны южного края - преданных женщин, отважных мужчин, дикую, необузданную, но в то же время прекрасную природу - под стать людям. Продолжая рисовать перед нашим взором романтические картины поэт не изменяет достоверности - многие местности, описанные в "Герое нашего времени" существуют на самом деле, а кавказские легенды почти не претерпевают изменений от пера творца.

Значение Кавказа для творчества Пушкина было огромно. Об этом еще при жизни поэта писал Н.В. Гоголь: "…Исполинский, покрытый вечным сном Кавказ, среди знойных долин поразил его; он, можно сказать, вызвал силу души его и разорвал последние цепи, которые еще тяготели на свободных мыслях. Его пленила вольная поэтическая жизнь дерзких горцев, их схватки, их быстрые, неотразимые набеги; и с тех пор кисть его приобрела тот широкий размах, ту быстроту и смелость, которая так дивила и поражала только что начинавшую читать Россию. Рисует ли он боевую схватку чеченца с казаком - слог его - молния; он так же блещет, как сверкающие сабли, и летит быстрее самой битвы. Он один только певец Кавказа: он влюблен в него всею душой и чувствами; он проникнут и напитан его чудными окрестностями, южным небом…".

Жизнь Пушкина и его творчество очень тесно связаны с Северным Кавказом. Великий русский поэт, по существу, первым в русской поэзии открыл кавказскую тему не по книгам и чужим рассказам, а по собственным впечатлениям от посещения этих мест.

Свежесть, яркость и поэтичность картин Кавказа в "Кавказском пленнике" и в других лирических произведениях поэта, написанных под впечатлением путешествий на Кавказ, достоверность и колоритность изображения местного быта были с большой похвалой отмечены всеми без исключения критиками. По их мнению "Кавказский пленник" "по своим местным описаниям есть совершеннейшее произведение нашей поэзии". Журнал "Сыны отечества" в 1822 году писал: "Пушкин, созерцая высоты поэтического Кавказа, поражен был поэзией природы дикой, величественной, поэзиею нравов и обыкновений народа грубого, но смелого, воинственного, красивого; и как поэт не мог пребыть в молчании, когда все говорило воображению его, душе и чувствованиям языком новым и сильным".

Обе поездки по Кавказу оставили неизгладимый след в мировоззрении Пушкина. Поэма "Кавказский пленник" представляет нам автора-романтика.

Пушкин-романтик изображает исключительные, чаще всего контрастные психологические состояния человека. В романтической лирике того периода Пушкиным нарисованы или "могучая страсть", подчиняющая все переживания и поступки человека, или душевная холодность. Например, в "Кавказском пленнике" Черкешенка - "страстная дева", полная "восторгов сердца". Ей противопоставлен хладнокровный Пленник, который погубил "страстями сердце" ее. Рисуя душевную холодность Пленника, Пушкин стремился запечатлеть характерную сторону психологии не только русской, но и западноевропейской молодёжи.

Первая русская романтическая поэма, изданная Пушкиным, вполне отвечала его убеждению, что романтизм - это область необыкновенного. При этом Пушкин считает, что нормальные естественные страсти живут не в цивилизованном обществе, к которому принадлежит Пленник, а в диком, близком к природе, где воспиталась Черкешенка.

Общее значение "Кавказского пленника" было очень велико. Пушкин не только дал первый образец большого романтического произведения, но и отразил характерные черты целого поколения русской и европейской молодёжи.

Кавказские впечатления породили не только лирические отклики в душе поэта. В "Путешествии в Арзрум" в путевых записках можно прочитать его раздумья об отношениях между русскими и черкесами, между "буйной вольностью" и "законами", природой и культурой.

По сравнению с первой кавказской поездкой Пушкина, мы видим, как изменилось его отношение к окружающей действительности, Все это сказывается на лирике, навеянной путешествием в Арзрум. Разница между Пушкиным 1820 года - поэтом-романтиком - и Пушкиным 1829 года - зрелым художником-реалистом - выступает особенно наглядно и выразительно.

В "Кавказском пленнике" поэт, по его собственным словам, больше "угадывал" особенности жизни и быта черкесов - и многое действительно угадал. А в "Путешествии в Арзрум" он опирается на свой личный опыт, на непосредственно увиденную им действительность, которую он воспринимал к тому же не субъективным сознанием поэта-романтика, а зорким и пытливым взором художника-реалиста и очень верно и точно воссоздавал.

"Черкесы нас ненавидят. Мы вытеснили их из привольных пастбищ." - пишет он в путевых заметках. И это высказывание является одним из ключей к пониманию того, почему Пушкин изменил свое отношение к окружавшей его действительности. "Путешествие в Арзрум" есть не что иное, как холодные записки, в которых нет и следа поэзии" - так оценивали критики путевые заметки Пушкина.

Таким образом, настоящая работа подтверждает огромное влияние путешествий на Кавказ на творчество А.С. Пушкина, на его мировоззрение.

Этот вывод вытекает и из критических отзывов классиков российской литературной критики, и из высказываний самого поэта. Это видно и в текстах самих произведений поэта. Достоверность и реалистичность природы Кавказа, правдивость в изображении характеров и образа жизни коренного населения - горцев, их семейный и общественный быт, любовь к свободе, гостеприимство, патриархальные нравы придают произведениям Пушкина особую неповторимость и индивидуальность. Сравнительный анализ "Кавказского пленника" и Путешествия в Арзрум" позволяет сделать вывод, о том, что А.С. Пушкин прошел сложнейший духовный путь от романтизма в период первого путешествия поэта к реализму после второго посещения Кавказа в 1829 году. Эти произведения определяют одни из главных этапов творческого развития Пушкина.

Библиографический список

1.Басовская Е.Н. Русская литератутура: Первая половина XIX века

2.Красовский В.Е. Литература XIX века

.Б.И. Турьянская, Л.Н. Гороховская "Русская литература XIX века"

.Березин И.Н. Путешествие по Дагестану и Закавказью.

.Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г.

.Бушуев К. Из истории внешнеполитических отношений в период присоединения Кавказа к России. М., 2009

.Благой Д.Д. Творческий путь Пушкина. (1826-1830). - М., 2010

.Белинский В.Г. Сочинения Александра Пушкина. - М., 2011

.Блок А.А. О назначении поэта: Речь, произнесенная в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. // Хрестоматия по литературной критике для школьников и абитуриентов. - М., 2011

.Виноградов В.Б. Пушкинская Кубань. М., 2009

.Гоголь Н.В. Несколько слов о Пушкине. // Хрестоматия по литературной критике для школьников и абитуриентов.М. 2012

.Достоевский Ф.М. Пушкин: Очерк. Произнесено 8 июня в заседании Общества любителей российской словесности. // Хрестоматия по литературной критике для школьников и абитуриентов. - М., 2010

.Лазарев А. В семье единой: А.С. Пушкин и национальный вопрос. М., 2010

.Леонтьев К.Н. О всемирной любви. Речь Ф.М. Достоевского на пушкинском празднике. М., 2010

.Сугай Л.А. Хрестоматия по литературной критике для школьников и абитуриентов. - М., 2009

Похожие работы на - Кавказская лексика в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!