Черноморский флот в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    20,23 Кб
  • Опубликовано:
    2013-11-29
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Черноморский флот в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.















Черноморский флот в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

План

Введение. (Повод для создания пароходного флота)

. Начало создания

. Вице-адмирал Макаров

. Действия флота повлиявшие на исход войны

.1 1 этап войны

.2 2 этап войны

.3 3 этап войны

Заключение

Список литературы

Введение. (Повод для создания пароходного флота)

Черноморский флот Российской империи ведёт своё начало от русского <#"justify">черноморский флот война турецкий

2. Вице-адмирал Макаров

Имя вице-адмирала Степана Осиповича Макарова неразрывно связано с историей развития русского флота. С.О. Макаров был наиболее талантливым представителем русского военно-морского флота второй половины XIX и начала XX в. Его боевая деятельность и теоретические работы в области военно-морского дела оказали значительное влияние на развитие отечественной и зарубежной военно-морской мысли.

С начала русско-турецкой войны 1877-1878 гг. энергия, изобретательность и настойчивость Макарова нашли новое применение. Как известно, в силу Парижского трактата 1856 г., Россия была лишена права иметь в Черном море боевой флот, и хотя этот трактат и был в 1871 г. аннулирован, все же создать к началу русско-турецкой войны сильный военный флот на Черном море Россия не успела и, кроме плавучих батарей, деревянных корветов и нескольких шхун, ничего там не имела. Турция же к этому времени располагала большим флотом с сильной артиллерией. На Черном море она могла использовать 15 броненосцев, 5 винтовых фрегатов, 13 винтовых корветов, 8 мониторов, 7 бронированных канонерских лодок и большое число мелких судов.

Соотношение сил на Черном море было далеко не в пользу России. Нужно было при малочисленности морских сил найти эффективные методы борьбы с сильным флотом Турции. Решение этой проблемы было найдено Макаровым. Он предложил использовать быстроходные пароходы, снабженные подъемными минными катерами, которые можно быстро опускать на воду в районе обнаружения противника, после чего катера, под покровом темноты, могли бы самостоятельно атаковать неприятельские корабли шестовыми или буксирными минами. После атаки катера должны были отходить к пароходу, их поднимали на палубу, и пароход быстро уходил. Был предложен и конкретный план действий против турецкого флота. Однако, несмотря на очевидную важность предложения Макарова, которое он с чрезвычайной настойчивостью защищал, ему пришлось выдержать упорную борьбу с чиновниками морского министерства, прежде чем проект был утвержден. После его утверждения Макаров в декабре 1876 г. был назначен командиром парохода "Константин" и с присущей ему энергией быстро вооружил пароход артиллерией и четырьмя минными катерами. В процессе вооружения корабля Макаров осуществил ряд новых технических предложений и разработал тактические основы использования минного оружия. После объявления войны Макаров, добившись "высочайшего" разрешения из Петербурга, получил возможность выйти в море для осуществления своего плана. Боевые успехи пришли к Макарову не сразу. Первая атака, проведенная 30 апреля 1877 г. на батумском рейде, оказалась неудачной. Хорошо подведенная к турецкому сторожевому судну мина из-за неисправности запала не взорвалась. Зато новая атака, проведенная 29 мая в устье Дуная, принесла серьезный успех - был подорван турецкий сторожевой корабль "Иджалие". Не менее блестящей была атака катерами турецкого броненосца на сухумском рейде 12 августа; броненосец "Ассари Шевкет" получил от взрыва трех мин пробоину и ряд других повреждений, сел на грунт и затем с трудом был доставлен турками в Батум.

Кроме того, в результате минных атак, проведенных Макаровым во время крейсерства парохода "Константин" у анатолийских и кавказских берегов, было сожжено большое число торговых судов. Активные действия Макарова и его катеров против боевых и торговых судов вызвали тревогу у противника. Турки уже не рисковали оставаться у русских берегов на ночь, хотя их флот и был все еще сильнее русского. Геройские действия, инициатива и энергия Макарова получили всеобщее признание. В сентябре 1877 г. Макаров был произведен в капитан-лейтенанты, а через три месяца - в капитаны 2 ранга.

В декабре 1877 г. и в январе 1878 г. под руководством и при личном участии Макарова были впервые использованы в боевых действиях против турецких кораблей в Батуме самодвижущиеся мины. Только подписание перемирия ограничило возможности дальнейшей активизации боевого использования этих новых видов оружия. Но и то, что было достигнуто, характеризовало Макарова как талантливого офицера.

Заслуги Макарова в русско-турецкой войне заключаются прежде всего во введении новых приемов морского боя. Предложенная им идея возимых на быстроходном пароходе минных катеров впервые была осуществлена в русском флоте. Пароход "Константин" явился прообразом плавучих баз торпедных катеров и малых подводных лодок. Макаров первый использовал мину как грозное наступательное оружие. Он наметил правильные пути развития минной тактики, проведения атаки в темное время несколькими катерами, повышения скорости и мореходности катеров. Впервые в мире в русском флоте была испытана в боевых условиях самодвижущаяся мина. Все это создавало предпосылки к дальнейшему развитию минных катеров, которые явились предшественниками современных торпедных катеров, а также эскадренных миноносцев.


.1 1 этап войны

Несмотря на крайнюю ограниченность своих сил и средств и совершенно несоразмерное превосходство турецкого флота, русский Черноморский флот активно и успешно вел самостоятельные действия на море и, кроме того, оказывал содействие русским сухопутным войскам в их боевых операциях.

Одним из примеров активных действий русского Черноморского флота на первом этапе войны являлся бой русского парохода «Веста» с турецким броненосным корветом «Фетхи Буленд».

«Веста» была построена еще в 1858 году и представляла собой небольшое судно водоизмещением в 1800 тонн с паровым двигателем в 130 лошадиных сил. На вооружении «Весты» состояло пять 6-дюймовых мортир, две 9-фунтовые и одна 4-фунтовая пушки, две скорострельные пушки Энгстрема и две такие же пушки Гатлингса. Кроме того, на пароходе и двух его катерах имелись мины. Экипаж «Весты» состоял из 16 офицеров и 118 человек команды. «Фетхи Буленд» значительно превосходил «Весту» скоростью хода, имел броню и был вооружен двумя орудиями - носовым и кормовым - калибра 10-11 дюймов, четырьмя башенными орудиями калибра 7 дюймов и несколькими орудиями калибра 4-5 дюймов .

июля 1877 года «Веста» отправилась в обычное крейсерство к берегам Болгарии. В 7.30 23 июля с «Весты» было замечено судно. Так как погода была пасмурная, то капитан «Весты» пошел для опознания судна на сближение и вскоре обнаружил, что неизвестным судном был турецкий броненосец «Фетхи Буленд». Аркас особым предписанием строго требовал, чтобы капитан «Весты» всемерно избегал вступления в бой с турецкими броненосцами и вообще с хорошо вооруженными турецкими судами, но в данном случае уклониться от боя не удалось. «Фетхи Буленд» поднял флаг и дал выстрел. «Веста» ответила тем же и повернула назад. Более быстроходный броненосец стал нагонять «Весту». Ведя непрерывный огонь орудиями как главного калибра, так и 7-дюймовыми, «Фетхи Буленд» за короткое время причинил «Весте» большие повреждения. Была пробита верхняя палуба, уничтожена мортира, перебит штуртрос и, наконец, загорелась жилая палуба над самой крюйт-камерой. Экипаж понес большие потери, но не падал духом. Лейтенант Короткое, раненный 17 осколками и опаленный взрывом неприятельской бомбы, продолжал наводить орудия, пока вновь не был ранен осколками в лицо. Боцман Власов и комендоры не отходили от орудий, несмотря на сильный турецкий огонь. Рулевые правили рулем, как в мирное время, не обращая внимания на все творившееся вокруг них.

Пожар удалось потушить. «Веста» энергично отвечала броненосцу своим артиллерийским огнем, а с дистанции 700-800 м - и ружейным. В конце концов «Весте» удалось попасть мортирной бомбой в башню броненосца и подбить его носовое орудие главного калибра. На «Фетхи Буленд» из-под палубы показался пар или дым и было явственно видно смятение экипажа. Броненосец стал отставать, затем переменил курс и вскоре скрылся из виду. Весь бой, происходивший недалеко от румынского города Кюстендже, длился пять часов и стоил экипажу «Весты» потерь в 33 человека убитыми и ранеными; из этого числа 7 человек были офицерами. В сентябре над командиром «Фетхи Буленд» капитаном Шукри-беем было произведено формальное следствие для выяснения причин его бегства. Героизм русских моряков и примерное самоотверженное поведение офицеров «Весты» привели к победе в таком неравном бою, где, казалось, все сулило «Весте» верную гибель.

На первом этапе войны имели место также две первые попытки С.О. Макарова атаковать турецкие суда минными катерами.

Первая попытка была предпринята Макаровым против турецких военных судов, стоявших на Батумском рейде. «Когда в городе разнесся слух, - писал историк русского Черноморского флота в войну 1877-1878 гг. Чубинский, - что пароходу «В. кн. Константин», по усиленному и настойчивому ходатайству лейтенанта Макарова, разрешено пуститься в морс, то многие находили план, задуманный лейтенантом Макаровым и его ближайшими товарищами, совершенно безумным, невозможной химерой, и предрекали пароходу неминуемую гибель. И действительно, план казался неосуществимым. От Севастополя до Батума, куда направился «В. кн. Константин», двое суток хода; прежде чем добраться до цели своего путешествия, он на каждом шагу рисковал верной гибелью». Мрачные пророчества не оправдались. Под умелым управлением Макарова «Константин» скрытно подошел 13 мая 1877 года к Батумскому рейду, где стояла турецкая эскадра, и спустил на воду минный катер «Чесму» для атаки турецких судов. Лейтенант Задаренный, командир «Чесмы», удачно подвел мину под турецкий сторожевой корабль, но мина не взорвалась из-за отказа запала. Попытка минной атаки в первый раз не увенчалась успехом.

Второй раз Макаров осуществил минную атаку 11 июня 1877 года на Сулинском рейде, где, по данным разведки, находились четыре турецких броненосца. Кроме катеров на борту, Макаров вел еще два минных катера (№ 1 и № 2) за собой на буксире «Константина». Турецкая эскадра из трех броненосцев и одного сторожевого парохода стояла на рейде под парами и была окружена бонами; эти меры предосторожности явились прямым результатом первой минной атаки Макарова на Батумском рейде; даже будучи неудачной, эта первая попытка сильно встревожила турок. «Чесма» запутала винт в буксире своей крылатки и атаковать не смогла. То же самое случилось и с тремя другими минными катерами - от сильного волнения на море их заливало водой и к тому же они запутались в рыбачьих сетях. Лейтенант Рождественский на минном катере № 2, приглушив стук машины брезентом, в темноте незаметно подкрался к турецкому броненосцу «Иджалиэ», перескочил с ходу через бон, но мина взорвалась преждевременно, на некотором расстоянии от броненосца. Турки открыли по минному катеру № 2 огонь, пробили трубу, сорвали штуртрос; от прыжка через бон в носовой подводной части катера выскочило 16 заклепок, но, несмотря на это, к 5.00 минный катер № 2 был уже у борта «Константина». Подорвать «Иджалиэ» удалось лишь лейтенанту Пущину на миноноске № 1; при этом, однако, катер получил такие повреждения, что его пришлось затопить. Турецкий броненосный корвет «Иджалиэ» получил при взрыве мины с минного катера № 1 такие повреждения, что в дальнейшем он уже не мог принимать участия в военных действиях.

Помимо минных атак, активные действия русского Черноморского военно-морского флота состояли в крейсерских операциях против турецких транспортных и торговых судов. Помимо Черноморского военного флота, в войне принимали участие русские флотские команды на Дунае. Сразу же после форсирования русскими войсками Дуная они имели удачное дело с двумя турецкими судами. 28 июня 1877 года турецкий монитор «Хивзи Рахман» и турецкий вооруженный пароход вышли со стороны Рущука и пытались прорваться к переправе у Систово. Переправа была в полном ходу, и проникновение в ее район турецких вооруженных судов грозило срывом перевозки русских войск. Несмотря на ружейный и артиллерийский огонь сухопутных войск, оба турецких судна продолжали упорно продвигаться к Систово. В этот момент навстречу им вышли три русских минных катера - «Петр Великий», «Опыт» и «Генерал-адмирал». Невзирая на открытый по ним с турецких судов огонь, русские катера неуклонно шли на сближение для атаки. Эта отвага русских моряков так подействовала на капитана «Хивзи Рахмана», что он не выдержал и повернул к Рущуку. Его примеру последовал и пароход. Безопасность переправы была обеспечена.

Активные самостоятельные действия турецкого военного флота выражались в крейсерских операциях против русского каботажного судоходства. Масштабы этих операций были невелики - турецким крейсерам удалось захватить лишь несколько мелких торговых судов. Значительно шире участвовал турецкий военный флот в обеспечении морских десантов на Кавказском побережье Черного моря, хотя и здесь большие результаты не были достигнуты. Турецкий черноморский флот прикрывал в мае и июне высадку турецкой пехоты и кавказских эмигрантов, происходившую у Гудауты, у Очем-чиры и Сухума, а также бомбардировал пост Николая, Поти, Гудауты, Очемчиры, Сухум. В конце июня эскадра Гобарта-паши бомбардировала беззащитную Евпаторию и некоторые другие пункты. В целом на первом этапе войны действия турецкого черноморского флота были весьма ограниченны по масштабу и дали очень незначительные результаты.

Действия флота повлиявшие на исход войны.

.2 2 этап войны

Активные действия русского военного флота в Черном море на втором этапе войны выразились прежде всего в минной атаке Макарова. Атака была произведена на Сухумском рейде 23 августа. Целью атаки явился турецкий броненосец 3 ранга «Ассари-Шеф-кет», которым командовал Измаил-бей, англичанин родом.

Атаку начали лейтенант Писаревский на минном катере «Синоп» и лейтенант Вишневецкий на «Наварине». Перед самым трапом броненосца Писаревскому пришлось выдержать схватку с гребным турецким сторожевым катером; турки ранили его веслом в голову и хотели отпорными крюками стащить в воду; однако команда «Синопа» спасла командира и отбилась сама. Несмотря на ружейный и пушечный огонь турок, Писаревскому удалось правильно подвести мину под самую середину судна и взорвать ее. Так же удачно подвел и взорвал мину и Вишневецкий на «Наварине». Броненосец сильно раскачало, и в этот момент взорвалась третья мина, подведенная под броненосец мичманом Нельсон-Гирсом с катера «Минер». От этого взрыва броненосец так качнуло сперва вправо, потом влево, что с катера стала видна часть его палубы. Катер «Чесма» запутался своим минным буксиром в обломках и участия в атаке не принял.

При проверке оказалось, что в результате этой минной атаки «Ассари-Шефкет» сильно пострадал.

Другим видом активных самостоятельных действий русского военного флота были бомбардировки населенных пунктов турецкого побережья. Так, 3 августа «Константин» подверг бомбардировке Килию - населенный пункт в двух часах хода от Босфора. Бомбар-ка произвела сильный переполох в Константинополе. Активные действия русского Черноморского флота выражались также и в совместных действиях кораблей с сухопутными войсками. Примером этого могут служить совместные действия отряда Шелковникова и «Константина» вблизи Кавказского побережья Черного моря. В августе 1877 года Сочинский отряд полковника Шелковникова двигался от Адлера к Пицунде на соединение с войсками Ингур-ского отряда генерал-майора Алхазова, действовавшего против мелких турецких десантов и абхазцев. На пути к Пицунде войскам Шелковникова предстояло пройти Гагринским ущельем. Турки ожидали прохода по этому ущелью русских войск и, желая не допустить их соединения с Ингурским отрядом, поставили на море против ущелья свой броненосец; последний навел на ущелье орудия и поджидал появления русских войск.

Миновать Гагрииское ущелье было невозможно - по нему пролегал единственный путь к Ингурскому отряду. Чтобы не попасть под огонь броненосца, Шелковников решил использовать темную и дождливую ночь на 19 августа и незаметно проскочить ущелье. Самому Шелковникову с передовыми войсками это удалось проделать, но часть колонны под командованием Аргутинского, следовавшая позади, попала утром 19 августа под огонь броненосца. Уйти от огня было некуда - по обеим сторонам пути вздымались крутые стены ущелья. Внезапно огонь прекратился, и было замечено, что броненосец отходит от берега в море. Колонна спокойно возобновила движение. Отряд Шелковникова во-время попал к цели и удачно выполнил свою задачу.

Странное и непонятное поведение турецкого броненосца объяснялось просто. Выступая к Пицунде, Шелковников предвидел противодействие турецких судов при прохождении Гагринского ущелья и телеграфно запросил помощи у Аркаса. По этому запросу Аркас выслал к Гаграм «Константина» с Макаровым во главе.

На рассвете 19 августа Макаров на подходе к Гаграм обнаружил турецкий броненосец «Ассари-Шефкет». С броненосца тоже обнаружили «Константина». Капитан «Ассари-Шефкета» соблазнился легкой, как ему казалось, возможностью захватить хорошо ему известный русский пароход. Прекратив обстрел войск Аргутинского и развив пары, «Ассари-Шефкет» полным ходом устремился на «Константина». Умышленно замедляя по временам ход и этим как бы подманивая к себе «Ассари-Шефкет», Макаров целых два с половиной часа водил за собой броненосец. На исходе третьего часа внезапно налетел шквал с сильным дождем, а когда он миновал - броненосца нигде на горизонте не было видно. Макаров вернулся в Гагры, убедился, что там в его помощи уже не нуждаются, и вернулся в Новороссийск.

В Сулине находилась резиденция международной Дунайской комиссии и стоял английский стационер, поэтому и город считался как бы нейтральным. Но одновременно турки соорудили в Сулине четыре батареи, ввели туда четыре броненосца, оградили их бонами и минными заграждениями; действия турок давали право русским войскам рассматривать Сулин как турецкий укрепленный город. Было принято решение овладеть Сулином.

Для этой цели русским морским командованием была выделена эскадра в 9 вымпелов под командованием капитан-лейтенанта Дикова. Диков решил поставить вблизи города минное заграждение, захватить десантом береговые батареи и начать бомбардировку Сулина.

октября эскадра Дикова подошла к Сулину и выманила из него турецкий пароход «Картал» и канонерку «Суну», после чего внезапно обрушила на них свой огонь. «Карталу» удалось вернуться назад, канонерка же налетела на минное русское заграждение и сразу пошла ко дну. Собственно говоря, это и было самым примечательным во всей экспедиции против Сулина. Диков впервые в военно-морской истории применил новый способ использования минного заграждения с активной целью.

В дальнейшем эскадра Дикова взяла под обстрел турецкие броненосцы, стоявшие у Сулина, нанеся им в течение 9 и 10 октября серьезные повреждения.

На Дунае русские флотские команды и речная флотилия проделали на втором этапе войны большую работу.

Русские моряки получили задачу переправить через Дунай румынские войска. Средства, предназначенные для этой переправы, были весьма ограниченны - два парома, два бота и два паровых катера. Несмотря на это, флотские команды переправили на южный берег Дуная 22 000 румынских пехотинцев и 8 батарей, не считая при этом обозов и парков. Работы по переправе румынских войск закончились лишь после наводки в сентябре румынами своего моста. Наряду с этим катера Дунайской речной флотилии производили в интересах войск речные поиски, рекогносцировки и т. п.

Следует отметить также участие русской Дунайской флотилии 12 декабря 1877 года в бою сухопутных войск Рущукского отряда под Мечкой. Выразилось оно в том, что катер «Никополь» (восстановленный трофейный монитор «Подгорица») сперва отогнал турецкие суда, обстреливавшие левый фланг русских войск, затем сам открыл огонь по правому флангу турецких войск с дистанции 14-18 кабельтовое.

Наконец, существенное место в боевой деятельности русских флотских команд и русской флотилии на Дунае занимала постановка на реке совместно с саперами минных заграждений и охрана их На втором этапе войны был прегражден доступ в Дунай с моря во всех рукавах Дуная. Всего было поставлено 22 минных заграждения с общим числом 450 гальванических и гальваноударных мин.

В целом русский Черноморский флот на втором этапе войны работал с большим напряжением и, несмотря на свою слабость, добился немалых и реально ощутимых результатов.

Действия турецкого черноморского флота свелись к обеспечению высадки десантов на Черноморском побережье Кавказа, о чем уже упоминалось, к перехвату нескольких мелких русских судов да к бомбардировке мирных и незащищенных русских прибрежных городков и деревень.

.3 3 этап войны

К активным действиям русского Черноморского военного флота на третьем этапе войны надо прежде всего отнести четвертую и пятую минные атаки Макарова.

Четвертую атаку Макаров произвел ночью 27 декабря на турецкий адмиральский броненосец 2-го ранга «Махмудие», стоявший на Батумском рейде. На этот раз средством атаки явились впервые примененные новые самодвижущиеся мины (торпеды) Уайтхеда. Атака не удалась, так как выпущенные мины переломились при ударе о цепь, которой был пришвартован броненосец.

Пятую и последнюю в эту войну минную атаку Макаров произвел 26 января 1878 года. Объектом атаки явилось турецкое авизо (посыльное судно) «Интибах», большой двухмачтовый пароход, стоявший на Батумском рейде. Атака была произведена двумя минными катерами - «Чесмой» с Зацаренным во главе и «Синопом» с Щешинским во главе - посредством мин Уайтхеда. На этот раз атака увенчалась полным успехом. Мины были выпущены с расстояния в 60-80 м, и обе попали в цель. «Интибах» затонул через одну - две минуты почти со всей командой.

Из пяти минных атак, произведенных Макаровым во время русско-турецкой войны, только одна атака, следовательно, закончилась полной гибелью атакованного судна. Но, несмотря на это, значение макаровских минных атак было очень велико. Сам Макаров после войны так оценивал это значение: «В нашу последнюю войну турки имели сильный броненосный флот, но с этим флотом они не решились ни разу остаться на ночь у наших берегов. К Одессе они и днем не подходили ближе 15 миль. Без сомнения, не артиллерия удерживала их, а минные атаки. Минных атак было немного, а турки ждали их каждую ночь. Мне передавали их капитаны, что они переживали тревожные ночи даже в таких портах, куда наши минные катера и не заглядывали». Гобарт-паша дошел до того, что стал часто менять названия судов своей эскадры, чтобы затруднить русским ведение разведки и скрыть от населения порчу или гибель своих судов от русских минных атак.

Минные атаки Макарова действовали на турок подавляюще. При этом дело было не только в новизне оружия, против которого турки не имели действительных средств противодействия, - в минных атаках турок подавляла в первую очередь беззаветная русская отвага и воля к победе. Проявление этих качеств турецкие моряки видели в каждой минной атаке. Из крейсерских операций русского флота в Черное море на третьем этапе войны заслуживают быть отмеченными удачные действия русского парохода «Россия». Это был самый крупный из пaроходов, взятых у «Русского общества пароходства и торговли». Он обладал машиной в 260 л. с. и был вооружен шестью 8-дм и тремя 6,03-дм орудиями, двумя 6-дм мортирами, двумя 9-фунто-вьши пушками, тремя скорострельными пушками Энгстрема и двумя скорострельными пушками Пальм-Кранца.

декабря у турецких берегов возле Пендераклии с «России» был замечен большой трехмачтовый пароход «Мерсина». «Россия» остановила его и выслала катер для осмотра. Разоружив турецких солдат и моряков и оставив на «Мерсине» русскую команду, «Россия» объявила пароход своим призом и привела его в Севастополь. «Мерсину» переименовали в «Пендераклию», вооружили ее, и она вошла в состав русского Черноморского флота.

Помимо этой чисто боевой деятельности, русский Черноморский военный флот провел огромную работу по перевозке войск, транспортировке военных грузов и т. п.

Турецкий военный Черноморский флот на третьем этапе войны занимался главным образом бомбардировкой мелких незащищенных населенных пунктов русского Причерноморья (Евпатория, Феодосия, Анапа и др.). Во всех случаях от бомбардировок пострадало почти исключительно мирное население.

Так бесславно закончил свою деятельность в Черном море на третьем этапе войны турецкий военный флот, во много раз превосходивший русский по типу и вооружению своих судов, организованный и руководимый английскими морскими офицерами.


Заключение

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. вписала новую яркую страницу в героическую историю русского флота.

В ходе этой войны русские моряки вели победоносную борьбу с противником в сложных условиях, при наличии численного превосходства на стороне противника. Высокая активность и решительность черноморских моряков, ряд дерзких, смелых и вместе с тем глубоко продуманных ударов, нанесенных противнику на Дунае в Черном море, доказали, что успех борьбы зависит не только от количественного превосходства, но и от качества оружия и боевой подготовки людей, его использующих. В результате действий русских моряков турецкий флот был деморализован, его активность резко снизилась. Турки пассивно отстаивались в своих базах.

Русские моряки в ходе войны внесли новый вклад в развитие военно-морского искусства.

Впервые в истории военно-морского искусства Макаров добился успешного боевого применения торпеды - нового оружия, изобретенного в России; после Макарова торпеды были использованы против кораблей только через 13 лет в междоусобной чилийской войне.

Минная война на Дунае и Черном море окончательно доказала, что минно-торпедное оружие, впервые появившееся в России, является мощным средством защиты и нападения и что его необходимо совершенствовать.

Опираясь на боевой опыт, русские моряки разработали основы тактики группового использования минных катеров.

Впервые в истории возникла и была осуществлена идея применения возимых катеров для увеличения радиуса действия малых кораблей. В дальнейшем эта идея получила свое развитие в создании плавучих баз торпедных катеров и подводных лодок. Успешное использование минных катеров послужило стимулом к дальнейшему их совершенствованию и появлению впоследствии миноносцев и современных торпедных катеров.

Русский флот показал замечательный пример содействия русской армии при форсировании такого широкого водного рубежа, как река Дунай. Это содействие выражалось в наведении переправ и защите их береговыми батареями, минными заграждениями и катерами, в изоляции отдельных отрядов турецкой флотилии с широким использованием минного оружия.

Опыт войны показал, насколько возросла роль береговой артиллерии. Впервые в истории русские артиллеристы доказали, что береговая артиллерия способна успешно бороться с броненосными кораблями.

В этой войне получила дальнейшее развитие идея боя на минно-артиллерийской позиции. Русские моряки в условиях численного превосходства противника на Черном море умело использовали свои силы и средства для организации активной обороны черноморского побережья. Эта оборона включала в себя береговые батареи, минные и буновые заграждения, плавучие батареи, пехоту, подвижные отряды конницы и конной артиллерии, действовавшие на основе тесного взаимодействия.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. показала, что Россия, как крупное причерноморское государство, должна иметь сильный флот на Черном море.

Список литературы

1. «Парусный русский флот в XIX в» и «Броненосный и миноносный флот» авторов - В.Н. Краснов Е.А. Шитиков

. Развитие минного оружия в русском флоте. Документы. Под редакцией подполковника А.А. Самарова и майора Ф.А. Петрова, М., 1951

. Полный сборник официальных телеграмм Восточной войны 1877-1878 гг.; СПБ, 1878

4. Н.И. Беляев. Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

5. -Использование русскими моряками минного оружия в русско-турецкой войне 18771878 гг. <http://militera.lib.ru/docs/da/minnoe_oruzhie/05.html> // по сборнику «Развитие минного оружия в русском флоте». Военмориздат ВММ СССР, 1951

Похожие работы на - Черноморский флот в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!