Брак, любовь и семья в произведении Дж. Чосера 'Кентерберийские рассказы'

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    18,07 Кб
  • Опубликовано:
    2013-07-15
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Брак, любовь и семья в произведении Дж. Чосера 'Кентерберийские рассказы'

Содержание

Введение

Глава 1. Любовь и женские образы в рассказах Чосера

Глава 2. Брак в «Кентерберийских рассказах»

Глава 3. Семья у Чосера

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Исследование матримониальных отношений в определённом культурном пространстве невозможно без знания историко-культурного своеобразия изучаемой эпохи, а также специфики нормативного восприятия этих отношений. Как и для других европейских стран для средневековой Британии XIV века характерно совмещение нескольких, иногда противоречащих друг другу, тенденций при оценке супружества.

Куртуазная культура формирует совершенно новый взгляд на природу отношений женщины и мужчины. Идеализированная, во многом придуманная система отношений диктовала другое отношение к женщине и любви. Полноценность рыцаря определялась не только его доблестью, но и чувством к женщине. Недосказанность и потенциальность отношений такого рода разрушали привычное восприятие, но при этом запретность и конфликт, заложенные в этом чувстве, не позволяли выйти за рамки этических представлений данного общества. Красивость и искусственность литературных образов и идеальный характер любовных отношений резко контрастировали с реальной прозой жизни. Но создание этой модели предполагает внутреннее стремление человека к подобным отношениям.

Как раз в эти трудные для британского писателя Джеффри Чосера (Geoffrey Chaucer, между 1340 и 1345 - 1400 гг.) времена около 1380 года и созрело его величайшее произведение, которое вводит поэта в ряды самых замечательных писателей Англии и с которого, собственно, и начинается новая - ренессансная - британская литература. Это сборник стихотворных новелл «Кентерберийские рассказы», овеянный духом ренессансного жизнелюбия. Земная жизнь выступает в нём как высшее благо человека. Правда, Чосер отдаёт дань религиозным воззрениям средних веков. Об этом свидетельствует хотя бы включённое в книгу житие святой Кекилии. Также Чосер нигде не ставит под сомнение необходимость самих религиозных институтов, хотя резко критикует современную ему практику католической церкви - сказывается влияние времени. Создаётся впечатление, Чосер переживает за судьбу христианства и личную судьбу человека в связи с вероучением, а не вне его.

«Кентерберийские рассказы» Чосера являются крайне важным источником для исследования этики семейных отношений в разных слоях общества средневековой Британии. Они отражают соединение жизненной практики, идеальных представлений и личностных особенностей автора. «Кентерберийские рассказы» были написаны Чосером под непосредственным влиянием «Декамерона» Дж. Боккаччо, когда Чосер уже был известным и популярным писателем. Под воздействием региональных доминант и национально-обусловленного мировидения, форма, содержание, идеи и образы «Кентерберийских рассказов» приобрели специфически британский колорит.

Используя наследие французской литературы, особенно фаблио, Чосер в трактовке темы любви не совпадает со своими источниками. В большинстве случаев любовь представлена в «Кентерберийских рассказах» в более общественно-значимом смысле, трактовка семейных отношений приобретает социальную заострённость. Всё-таки Чосер пытается найти глубинные истоки поставленных им проблем.

«Кентерберийские рассказы» имеют характерную для своего времени форму сборника рассказов. Они объединяются либо по темам, либо по функции. В целом, несмотря на наличие самой разнообразной тематики, «Кентерберийские рассказы» можно охарактеризовать как книгу, содержащую общественную направленность. Весомость общественно-значимых тем является одной из особенностей британского мировидения.

Чосер написал только пролог и часть путешествия в Кентербери, обратный путь остался ненаписанным. Зато в обширном прологе Чосер даёт то обширную галерею мастерски выполненных портретов богомольцев - это люди из различных уголков Англии, представители различных профессий и социальных положений, с различными интересами, вкусами, манерами и эстетическими пристрастиями. Объединяет их чисто внешний мотив: все они едут в Кентербери на поклонение гробу высоко чтимого в Британии св. Томаса Бекета и, чтобы скоротать путь, рассказывать каждый по две новеллы на пути туда и обратно. Перед нами возникает вся средневековая Британия, да и самое обрамление новелл - путешествие богомольцев в Кентербери - является характерной бытовой деталью, почёрпнутой из житейского обихода тогдашней Англии.

Чосер просто не мог показать своих паломников, не описав их яркие индивидуальные качества, не мог вообще не придавать индивидуальных качеств своим рассказчикам, т.к. хотел донести до читателя живые идеи, а для этого нужны были живые люди. Люди Чосера эмоционально шире, более независимы, их мир многогранен, стеснён не маской своего «типажа», но только личным характером. Чосер показывает: мир несовершенен, бывает по-разному, люди ведут себя разно, тому есть много причин, как объективных, так и субъективных. У каждого героя Чосера своя судьба, преодолеть которую он не может. Но при этом они выбирают свой путь самостоятельно, и каждый из них несёт какую-то общественную нагрузку. Одни из персонажей нравственны, другие аморальны.

Несмотря на то, что Чосер пользовался заимствованными источниками при сочинении своего произведения, он постоянно сообщает читателю свои собственные рассуждения, возникшие в процессе написания. Чосер всё время задумывается, а потом выдаёт свой вердикт. Видимо, Чосера не совсем устраивает предоставленная его источником-героем трактовка событий, - его интерес - в сфере психологической прорисовки характеров, его герои сообразуются и с обстоятельствами, и с движениями своих душ, и со своим особым, часто непростым личным нравом.

Трактовка Дж. Чосером в «Кентерберийских рассказах» обязательно влечёт за собой трансформацию в сторону большего драматизма действия и персонажа, большей жизненной наполненности, показа трагичности происходящих событий и человеческих поступков.

Главным образом в «Кентерберийских рассказах» речь идёт о людях, владеющих в городе недвижимостью, а также профессионально связанных с городом: прежде всего - это купцы, ремесленники, чиновники и реже - рыцари. Изучение семейно-брачных отношений является одним из наиболее актуальных направлений в «Кентерберийских рассказов». В традиционном укладе средневекового общества семья была одной из главных микроструктур, определяющих статус человека, форму его поведения, систему личных взаимоотношений. Изучение традиционных семейных укладов в различных социальных слоях являет возможность, опосредованно, через морально-этические установки каждой группы, понять специфику их корпоративных и индивидуальных представлений. Изучение семьи также даёт возможность заглянуть во внутренний мир человека, исследовать его наиболее интимную и скрытую сторону жизни. Появляется возможность определить поведенческие нормы, в коих существует индивид, его потребности и возможности выхода за рамки этих норм.

Глава 1. Любовь и женские образы в рассказах Чосера

На основании образа женщин в «Кентерберийских рассказах» и отношения к ним героев можно прийти к выводу о том, что, несмотря на многочисленные монологи женщин от первого лица, можно проследить ярко выраженное отношение к женщине с мужской точки зрения, с позиции наблюдателя за происходящим. Восхищение одними женщинами, презрение и негодование по отношению к другим, ироничная снисходительность к третьим и т.п. носят характер социальной заинтересованности в развитии образа, все проблемы подаются Чосером с общественно-значимой позиции.

Гуманистический взгляд на природу отношений мужчины и женщины «Кентерберийских рассказов» являет совершенно новое восприятие чувства любви. Любовь становится неотъемлемой чертой полноценной жизни человека, она наполняет её красками и доселе неизвестным смыслом.

Любовь выступает у Чосера и как простое плотское влечение, сопряженное обычно с плутовством (рассказы мельника, мажордома, шкипера и использующего популярный фривольный эпизод купца) или даже с преступлением (рассказ врача), и как всепоглощающая страсть (рассказ рыцаря). Она испытывает человеческое благородство (рассказ Франклина о верной жене, которой хочет овладеть влюблённый паж с помощью волшебства, - кстати, в повествование включён длинный список стяжавших известность стойких дев и жён, искавших в смерти спасение от позора). Так, например, в рассказе врача видна ту же связь между любовью страданием, которая проходит через другие «нравственные рассказы». Ссылаясь на Титуса Ливиуса, этот образованный врач повествует о добродетельной Виргинии, решившей умереть, но не стать добычей сластолюбивого негодяя Аппиануса и помощника Клаудиуса. Виргиния любит Бога и свою чистоту (что видно и из её имени) и страдает за эту любовь. Её отец Виргиниус стоит перед выбором: убить свою дочь или отдать её на бесчестие (он выбирает первое).

Как уже говорилось выше Чосер в Общем прологе предупреждает читателя, что рассказы героев могут быть неоднозначны или нескромны, но он оправдывает это стремлением передать всё как было, рассказать правду. В этом контексте обращает на себя внимание выразительный портрет разбитной ткачихи из Бата, женщины уже не первой молодости, но ещё весьма энергичной. Она богата и пользуется весом у себя в городе. Никто из местных женщин не смеет прежде неё войти в приходскую церковь, поскольку все знают, что за словом в карман она не полезет. Пять раз она была уже повенчана, но похоронила всех своих мужей (и не меньшее количество любовников) и теперь мечтает о шестом.

Тем не менее, в рассказе Батской ткачихи затронута проблема связи красоты и измены жены. Батская ткачиха - «весёлая вдова» - излагает свои взгляды на семейно-брачную жизнь, а также весьма откровенно повествует о том, как ловко она управлялась со своими мужьями. Тем самым, Батская ткачиха буквально отбрасывала тогдашнюю религиозно-нравственную доктрину, на коей зиждилась социальная структура средневековой британской семьи. Кстати, Чосер, не осуждая поведение Батской ткачихи прямо, всё же упоминает, что цвет её молодости прошёл, она глуха, безобразна, и вряд ли что-то хорошее ждёт её в старости, хотя она и хорохорится, и в этом выражается тяга автора к справедливости, к морализаторству.

Умеющий ценить силу, бесцеремонную ловкость и материальную выгоду шкипер из породы морских волков предлагает вниманию слушателей Фаблио о жене купца, которая за необходимых ей для оплаты нарядов сто франков отдаётся сообразительному монаху, получающего эти деньги от её мужа-купца.

В отличии от Батской ткачихи и жены купца в «нравственных» рассказах (рыцаря, Франклина и т.д.) внешняя красота женщины равняется её внутренней красоте, т.е. целомудрию.

С характерами паломников обычно связаны и их почерпнутые из самых различных источников рассказы, будь то назидательные сборники средних веков, фаблио, авантюрно-рыцарские повести, античная словесность, произведения итальянских гуманистов XIV в. или происшествия, прямо взятые из жизни. Так, превыше всего ценивший книги и владевший, разумеется, латинским языком, студент из Оксфорда пересказывает заключительную новеллу «Декамерона» о многострадальной Гризелде, известную ему по латинскому переводу Петрарки. В конце рассказа Студента и в заключении Чосера к этому рассказу можно увидеть ту смену точек зрения, которая характерна для всего готического искусства. Только что закончился патетический рассказ о терпеливой Гризелде, дано аллегорическое истолкование этого рассказа, и вдруг студент заявляет, что теперь не найдёшь ни одной Гризелды, и в своей песне советует жёнам веселиться и всячески мучить своих мужей. С другой стороны в рассказе землевладельца говорится: «Она согласилась признать его своим супругом и господином, Поскольку мужья могут быть господами своих жён».

Таким образом, Чосер резюмирует счастливый брак при условии, однако, если мужчина отказывается от главенствующего положения в семье (нетрудно догадаться, что рассказ с подобной тенденцией принадлежит Батской ткачихе). Что касается самого Чосера, то он избегает плоской морализации, характерной для средневековых дидактиков. Ведь за каждый рассказ ответственность несёт наделённый определёнными взглядами и вкусами рассказчик в каждом конкретном случае. Чосер словно бы отходит в сторону и просто наблюдает за течением жизни средневековой Британии.

Иногда Чосер развёрнуто (но весьма скрытно при этом) иронизирует. Так, в рассказе эконома он перечисляет случаи ветрености и непостоянства в животном мире, проявляемые всегда особями женского пола, - волчицей и кошкой, а потом резюмирует:

«Все эти примеры относятся к мужчинам, Ставшим неверными, а вовсе не к женщинам. Ибо у мужчин всегда больше стремления Удовлетворить жажду к низменным вещам, чем у их жён».

Некий дворянин рассказывает в новелле о даме, которая в отсутствие любимого мужа обещала ответить на страсть влюбленного в неё пажа, если тот очистит побережье Бретани от подводных скал. Обещая это, она была уверена в неисполнимости подобной задачи. Между тем её поклонник при помощи чародея совершил требуемое, и дама очутилась перед необходимостью выполнить обещание. Необходимость эту признал и возвратившийся домой муж, хотя, по его словам, предпочел бы пасть с сердцем, пробитым в бою. Тронутый громадностью жертвы паж «решил от вожделенья своего отречься, чтобы рыцарский закон поступком подлым не был оскорблён», и освободил предмет своей любви от исполнения обещания, хотя услуги чародея обошлись ему в 1000 фунтов золотом. Но при таком всеобщем великодушии и чародей оказался на высоте: он отказался от платы, узнав, что паж разорился напрасно. Чосер далеко не риторически спрашивает: кто из них, по-вашему, великодушнее? Муж, который послал любимую жену к её поклоннику, чтобы не обесчестить её неисполнением данного слова? Или влюбленный паж, который отказался от своих прав? Или же, наконец, тот владевший тайнами магии философ, который не согласился принять плату за свой труд?

Глава 2. Брак в «Кентерберийских рассказах»

«Постой-ка, мой рассказ ещё не начат.

Его услышав, запоешь иначе.

В той бочке погорчее будет эль,

чем всё, что рассказала я досель.

Ох, знаю я, едва ль кто лучше знает,

каким бичом супружество взимает

Свои налоги, - я сама тот бич.

И осторожность ты к себе покличь,

И посоветуйся, потом решайся

пригубить рог. И уж затем не кайся,

Что эль супружества не больно сладок;

примеры приведу я, как он гадок».

Исследование нормативного поведения и декларированного восприятия брака должно иметь чёткую взаимосвязь с реальностью, только в этом случае мы можем рассчитывать на адекватное понимание специфики матримониальных отношений в эпоху Чосера.

Осознавая все сложности извлечения материала семейно-брачных отношений из литературного источника, можно привлечь материал «Кентерберийских рассказов» тогда, когда обнаруживаем явные параллели сюжетов, характеров с документальным материалом. Представляет интерес именно видение проблемы самим Чосером, например, его отношение к браку или его представления о возможных семейных отношениях.

Чосер сумел отразить основные тенденции семейно-брачных отношений Британии середины XIV века: высмеивание простака мужчины, обличение пороков женщины, предубеждённость к браку, традиционный взгляд на брак, где женщина и мужчина априорно получали свои качественные персонификации.

В самом конце Рассказа Рыцаря говорится о браке Паламона и Эмилии. Это позволяет в какой-то мере сопоставить Рассказ Рыцаря с рассказами так называемой «Брачной группы».

В рассказе Франклина показан идеальный брак, тот брак, на который дан намёк в конце рассказ Рыцаря и рассказа Батской ткачихи. Он основан на взаимном доверии и свободе. Хотя некоторые исследователи находят на основании исследования средневековых брачных договоров противоречия в этом браке.

Этот метод позволил рассмотреть традиционную бракоразводную практику в Англии в XIV-XV вв., а также взглянуть на матримониальные проблемы глазами самих современников. Проводя ряд параллелей с традициями других европейских государств, мы прибегаем к сравнительным методам исследования. Это позволяет выявить как общие, так и уникальные тенденции развития британской городской семьи.

Рассказ основан на необдуманном обещании Доригены. Как считает Д. Бруэр, «Chaucer reveals the ambivalence of deep values, or that values good in themselves may be incompatible with each other - a good Gothic point illustrated again in the Clerks Tale and in Troilus».

«Что в жизни привлекательней, чем брак? Особенно когда ты стар и Твоя жена должна быть молода, и народите с нею вы тогда Наследника: жизнь будет вам сладка. А посмотри на жизнь холостяка: На скуку часто жалуется он, любовной суетою утомлён. И справедливо, чтобы холостяк вёл жизнь, лишённую отрад и благ. Он строит на песке, и потому лишь неудача суждена ему. Живёт свободно он, как дичь лесная, о принужденье ничего не зная. Женатый человек, наоборот, всегда размеренную жизнь ведёт, Привязан крепко к брачному ярму, и жизнь сладка и радостна ему. Кто может быть нежнее, чем жена? Кто с большим прилежаньем, чем она, Когда ты болен, ходит за тобою? Она готова верною рабою Тебе служить, хотя б ты слёг в кровать с тем, чтоб до смерти больше не вставать».

«Иначе думает учёных ряд, в числе их Теофраст. Пусть невпопад Он поучает, - что мне, право, в том? Коль хочешь ты держать в порядке дом, Так учит он, - жениться не спеши, для этого и слуги хороши. Перед слугою верным что жена? Ведь полдобра себе берёт она. А если, заболев, ты сляжешь вдруг, к себе участье у друзей и слуг Скорей найдешь, чем у жены своей: твоё добро всего милее ей».

Чосер намеренно противопоставляет в браке мужчину женщину, причём в пользу последней. В рассказе Мельника звучит буквально апофеоз женщине:

«Супруга же, напротив, - верьте мне, - Надолго входит в дом, на дольший срок, чем ты, пожалуй, пожелать бы мог. Брак - таинство великое, и тот, кто не женат, беспомощно живёт, И все его надежды скоротечны (я о мужчинах говорю, конечно). А почему? Да потому, что Богу угодно было женщину в подмогу Нам сотворить. Когда им был Адам из глины вылеплен, создатель сам, Увидев, как он наг и одинок, его в душе не пожалеть не мог И дал ему поддержку в виде Евы. Отсюда ясно, - согласитесь все вы, - то женщина на радость нам дана и в помощь; рай земной она С душой своей, привязчивой и нежной. Жизнь с нею - счастья океан безбрежный. Единой плотью став, жена и муж до гроба скреплены союзом душ. Жена! Возможно ль, чтоб того беда постигла, кто женат? Нет, никогда. Клянусь тобой, о Дева Пресвятая! Между супругами - любовь такая, Что выразить её нельзя никак. Жена тебе подательница благ И бескорыстная хозяйка дома; она со своевольем незнакома, Всегда смиренный подает ответ; ты «да» сказал - она не скажет «нет». Жизнь брачная! Ты, как эдемский сад, полна и благолепья и услад; Все воздают тебе такую честь, что каждый, в ком хоть капля смысла есть, До гроба должен, если он женат, благодарить творца все дни подряд. А если холост, то молиться Богу, чтоб он ему жену послал в подмогу. Вступивши в брак, себя он оградит от всякого обмана и обид. Кто следует жене в своем пути, Тот может смело голову нести, - Так мудрости полны её советы. Коль преуспеть ты хочешь в жизни этой, Словам жены не забывай внимать. Ведь вот же посоветовала мать Иакову, чтоб в козьей шкуре он явился к Исааку на поклон, - И дал ему отец благословенье. Спас избранный народ от истребленья Юдифи ум, когда тирану с плеч снёс голову её бесстрашный меч. Навала жизнь на волоске висела, и всё ж её спасти жена сумела Своим умом. Есфирью от невзгод спасён был богоизбранный народ, За что и преклонился перед ней сановник Агасфера, Мардохей. Сенека говорит: во всей вселенной нет существа ценней жены смиренной. Като велит послушным быть жене. Ей подчинись, - тогда она вдвойне Своё смиренье пред тобой проявит. Жена хозяйством нашим мудро правит. Особенно хворающим жена, чтоб дом в упадок не пришёл, нужна. Что церковь для Христа, тем для тебя жена пусть будет. Мудрость возлюбя, Жену считай за высшее из благ. Ведь плоти собственной никто не враг, Поэтому жену свою лелей: обречь блаженство можно только с ней. Муж и жена - я не шучу ничуть - спокойно жизненный проходят путь, Союзу их угрозы не страшны, особенно со стороны жены.

Кто много школ прошёл, учён безмерно. С женой свяжись - и скажешь: это верно».

Несмотря на столь длинный процитированный отрывок это было сделано для того, чтобы было ясно, что Чосер всё-таки смотрит на женщину с чисто мужской точки зрения.

Далее следует повествование о том, как мужчина уже в летах всё-таки надумал жениться, но, конечно же, на молодой («чтоб не старше 20 ей было).

«А девушка в твоих руках - как воск: и сердце свеже у неё и мозг. Так знайте же заранее, друзья: не поведу к венцу старуху я. Ведь если б сделал так злосчастный рок, чтоб с нею наслаждаться я не мог, На стороне я б стал искать усладу и тем себя навек обрёк бы аду, Да и бездетным был бы этот брак. А мне милей быть сворою собак Разорванным, чем чтобы чужакам досталось то, что накопил я сам.

В свой черед подвыпивший мельник, весьма далекий от «высоких» материй, рассказывает историю о том, как хитроумный школяр наставил рога простоватому плотнику, рискнувшему, несмотря на свой преклонный возраст, жениться на молодой красотке. Рассказ Мельника звучит так: жил в Оксфорде плотник. Мастером он был на все руки и пользовался заслуженной репутацией умельца. Был он богат и пускал к себе в дом нахлебников. Среди них у него жил бедный студент, который неплохо разбирался в алхимии, помнил теоремы и частенько удивлял всех своими познаниями. За добрый нрав и приветливость все звали его Душка Николас. Жена плотника скончалась, и он, погоревав, женился снова на молодой чернобровой красавице Элисон. В «Рассказе мельника» Чосер даёт прелестное, земное, далёкое от мира чистого идеализма описание Элисон:

«Она была стройна, гибка, красива,

бойка, что белка, и, что вьюн, игрива…

Глаза её живым огнем сияли;

чтоб брови глаз дугою огибали,

Она выщипывала волоски,

и вот, как ниточки, они узки

И круты стали. Так была нарядна,

что было на неё смотреть отрадно.

Нежна, что пух, прозрачна на свету,

Для знатоков она прелакомый была кусочек,

Могла б затмить легко баронских дочек,

Позора ложе с лордом разделить,

могла б она женой примерной быть

Какого-нибудь йомена, который

по возрасту пришёлся бы ей в пору». (Перевод Кашина).

Т.е. она была настолько привлекательна и мила, что влюбленным в неё не было числа, и среди них оказался и студент душка Николас. Ничего не подозревая, старый плотник был всё же очень ревнив и приглядывал за своей молодой женой. Пересказ данного рассказа выходит за рамки работы, но в общих чертах получается, что ловкий школяр умудряется обмануть старого плотника и наставить ему рога с его молодой женой.

Чосер продолжает:

«Я не болтаю, как пустой дурак;

я знаю, для чего вступаю в брак,

И знаю также, что людей немало

о браке часто судят как попало,

Не больше смысля в нём, чем мой слуга.

Кому небес награда дорога,

А целомудрие невыносимо, пусть женится,

чтоб с женщиной любимой

Производить во славу божью чад,

а не для плотских лишь одних услад.

Умеренно к ним надо прибегать,

лишь для того, чтоб долг свой исполнять.

Берут себе ещё затем супругу,

чтоб помогать, как брат с сестрой, друг другу

И соблюдать с ней чистоты закон».

Таким образом, здесь мы видим признание необходимости супружества и разработка идеальных ролевых функций для мужчины и женщины.

Вариативность проявлялась и в декларированном распределении ролевых функций женщины и мужчины в браке, а также в их непосредственных отношениях. Положение женщины определялось, исходя из её сущностных характеристик. С одной стороны, женская природа слаба и греховна. Отсюда следовало, что женщина, как основная виновница первородного греха, в реальной жизни должна была полностью подчиняться воли супруга. С другой, признание равенства женщины и мужчины перед Богом.

Итак, в «Кентерберийских рассказах» появляется вариативность в восприятии супружеских отношений. С одной стороны, брак - это грех, с другой - спасение. С одной стороны, супружеские отношения подвергаются язвительному осмеянию, с другой - воспевается любовь и нежность (а особенно верность) между мужчиной и женщиной.

Глава 3. Семья у Чосера

Отнюдь не случайно в «Кентерберийских рассказах» Чосера именно городская семья становится основным предметом изучения. Следует отметить, что в исследователи Чосера при изучении средневековой британской семьи главное внимание уделялось общему анализу семейно-брачной сферы, исследованию её региональной и социальной специфики. Кроме того, в поле зрения ученых находились прежде всего знатные, а также крестьянские семьи. Как правило, городская же семья рассматривалась в «Кентерберийских рассказах» (да и в вообще в рассказах того времени) в контексте социально-культурной жизни города в целом и не выступала как самостоятельный объект. Однако многообразие укладов городской жизни, социальная мобильность, уровень экономического и культурного развития, восприимчивость к новому создают уникальную возможность для исследований в области матримониальных отношений.

«Кентерберийские рассказы» позволяют расширить представления о семейных людях средневековой Британии, давая возможность их увидеть объёмно, разглядеть разнохарактерность и вариативность отношений, поведения, восприятия. Таким путём можно достичь конкретизации представлений об особенностях людей изучаемой эпохи. Интерес к семье «Кентерберийских рассказов» современными потребностями в самореализации и самоопределении себя в обществе.

В «Кентерберийских рассказах» не всегда любовная история заканчивается благополучно не из-за стечения обстоятельств, а потому, что любовь может быть нелегальна или даже аморальна. Есть в этом некоторый намёк на будущее появление пуританства. У Чосера - семейные ценности рассматриваются во всём комплексе. Таким образом, и всё произведение Чосера можно охарактеризовать как носящее социальный характер.

В книге «Кентерберийских рассказов» везде видны попытки узнать: что происходит, почему, как нужно жить в семейной жизни, какой путь выбрать, что также является отличительной особенностью английского мировидения XIV века.

Чосер брал людей такими, какими их видел. Он верил в их здоровые земные инстинкты, в их право на счастье, хотя и не указывал путей, по которым человечество могло бы прийти в царство радости. Но он верил, что радость - естественный удел человека. Прежде всего, именно в семейной жизни готов Чосер искать источник человеческого счастья.

Заключение

чосер новелла любовь семья

Выступление Чосера, такое решительное и многообещающее, всё-таки не привело к быстрому расцвету британской литературы эпохи Ренессанса. В XV веке у автора «Кентерберийских рассказов» не было достойных преемников. Поэты, в той или иной мере примыкавшие к чосеровской школе, уступали ему не только в таланте, но и в умении по-новому смотреть на вещи. В британской литературе XV в. ростки Ренессанса были слабыми и редкими. В основном она продолжала оставаться средневековой.

Чосер не был сторонником «эмансипации» женщин, но то, что для него тема любви и семейных отношений животрепещущая - несомненно. «Брачная группа» в составе «Кентерберийских рассказов» свидетельствует об этом. По отношению к «новому» положению женщины, к её «признанию человеком» и даже выходу на главенствующие позиции в семейной жизни, Чосер скорее наблюдатель, он констатирует эти факты, но его менталитет не дает возможности однозначно и безоговорочно принять эти реалии.

Чосер был искусным рассказчиком. В его книге рождалась британская новелла. В «Кентерберийских рассказах» Чосера, все удивительно конкретно и типично: и люди, и обстановка, и предметы, и ситуации. Становится понятно, почему А.М. Горький назвал Чосера «основоположником реализма».

Список использованной литературы

1.Chaucer G. The Canterbury tales. P.166.

2.Brewer D. A New Introduction to Chaucer Longman 1998. P. 366.

.Chaucer G. The Canterbury tales. P. 228.

.Chaucer G. The Canterbury tales. P. 386.

.Brewer D. A New Introduction to Chaucer. Longman 1998. P. 338.

6.Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература древних эпох, средневековья и Возрождения: Энциклопедическое издание. М. 1997.

.Особенности духовной жизни Англии во второй половине XIV в. (по произведению Дж. Чосера «Кентерберийские рассказы») // Сборник материалов VII-й междунар. научн. конференции «Россия и Запад: диалог культур». Вып. 8. Т. II. М., МГУ, 2000.

.Представления о браке и взаимоотношениях супругов в XIV в. в Англии по произведению Дж. Чосера «Кентерберийские рассказы» // Вестник Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. Вып. 3. М., МГУ, 2002.

.Создание образа «реального человека» в Общем прологе к «Кентерберийским рассказам» Джеффри Чосера. Тезисы. // Материалы междунар. научн. конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Вып. 4, М., МГУ, 2000.

Похожие работы на - Брак, любовь и семья в произведении Дж. Чосера 'Кентерберийские рассказы'

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!