Сангарский угольный рудник в 1928-1945 годах

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Геология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    57,25 Кб
  • Опубликовано:
    2013-10-29
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Сангарский угольный рудник в 1928-1945 годах















Дипломная работа

Сангарский угольный рудник в 1928-1945 годах


Введение

В 1920 году на I Всероссийском учредительном съезде горнорабочих В.И. Ленин говорил: «без угольной промышленности никакая современная промышленность, никакие фабрики и заводы немыслимы. Уголь - это настоящий хлеб промышленности, без этого хлеба железнодорожный транспорт осужден на самое жалкое положение и никоим образом не может быть восстановлен; без этого хлеба крупная промышленность всех стран распадется, разлагается, поворачивает назад к первобытному варварству…».

В России добыча угля началась с XYIII века, когда были открыты Донецкий, Подмосковный и Кузнецкий угольные бассейны (1721-1722 гг.), однако, ввиду отсталости страны, угольная промышленность развивалась медленно, и вплоть до 1917 г. добыча угля в стране составляла лишь 2,5% мировой, находясь преимущественно в руках иностранных предпринимателей. В 1913 г. в стране было добыто 29,2 млн. тонн угля, из них 80% было добыто в Донбассе (кроме того, 8,7 млн. тонн угля было ввезено из-за границы).

В дореформенное время не использовались, за малым исключением, богатейшие месторождения угля; которыми располагала Сибирь. Сибирские заводы преимущественно работали на древесном топливе. Только с 70-х годов XIX века стала увеличиваться добыча угля в Кузнецком бассейне. Проведение Сибирской железнодорожной магистрали и возросший спрос на минеральное топливо ускорили развитие каменноугольной промышленности Кузнецкого и вновь открытого (в 1895-1896 гг.) Черемховского бассейнов. За 13 лет, до начала первой мировой войны, угольная промышленность Сибири по объему добычи выросла в 8,7 раза (в 1913 г. - 1621 тысяч т).

В результате послевоенной разрухи добыча угля в Советской России к 1920 г. сократилась до 8,7 млн. т. По плану ГОЭЛРО за 10-15 лет угледобыча должна была увеличиться до 62,5 млн. т. Уже в 1929 г. уровень добычи 1913 г. был превзойден, в 1932 г. было добыто 64,4 млн. т, в 1937 г. - 128 млн. т, а в 1940 г. - 165,9 млн. т. В Сибири в 1927/28 году было добыто 3627 тысяч т, в 1932 г. - 9216 тысяч т и в 1937 г. - 23473 тысяч т. Таким образом, в годы первых пятилеток угольная промышленность страны и Сибири получила весьма бурное развитие, а уголь стал основным видом топлива в промышленности и на транспорте.

Актуальность темы. Якутская область, как и вся Сибирь, также была богата своими угольными месторождениями, о которых местному населению было известно с давних времен, но оно его почти не применяло в повседневной жизни, используя для своих нужд древесное топливо, имеющееся в изобилии. Различные исследователи Якутии с 18-го века обращали внимание на многочисленные месторождения угля, прежде всего в береговых выступах рек и отмечали их в своих отчетах. Например, историк Малявкин в своем обзоре писал, что «…в 1725 году капитан Беринг, встретив уголь у Нижне-Кангаласского камня, применял его в качестве топлива для ковки якорей. В 1848 году путешественник Мидендорф также встречал угли в Якутском районе. В 1925-30-х годах геолог Иванов положил начало систематическому изучению угленосности Якутского района…».

Интерес к углю, как к топливу, в Якутии был вызван развитием пароходства по реке Лена. Обратили внимание на угольные месторождения Якутской области и золотопромышленники Ленских приисков. Уголь выгодно отличался от древесного топлива экономичностью и гораздо большей теплотворностью. Однако в дореволюционный период это минеральное топливо так и не получило своего применения, за исключением эпизодических случаев, ввиду различных причин и, прежде всего, ввиду традиционной ориентации судовладельцев и золотопромышленников на древесное топливо.

В советский период правительство молодой Якутской автономной республики в первые же годы обратило внимание на изучение и освоение наиболее известных угольных месторождений, ставя перспективную задачу перевода народного хозяйства Якутии на новое минеральное топливо. В связи с этим уже в годы первых пятилеток и в годы Великой Отечественной войны были направлены значительные силы и средства на освоение Сангарского, Кангаласского, Джебарики-хайского, Зырянского и других угольных рудников. С развитием Ленского пароходства, Северного морского пути, золотопромышленных трестов и других промышленных очагов на территории республики угольное топливо постепенно находило всё большее и большее применение, а угольные предприятия превращались в крупные промышленные объекты.

В этом году исполняется 85 лет угольной промышленности Якутии и поселка Сангар. Сангарский рудник являлся первенцем угольной промышленности Якутии, а сангарский уголь, как один из лучших углей республики, сыграл важную роль в обеспечении топливом морских и речных судов, Ленских золотых приисков и местной промышленности. Исходя из этого, данное наше исследование имеет особую актуальность для изучения истории поселка Сангар и его угольной шахты.

Настоящая дипломная работа является попыткой специального исследования по данной теме, отражает современный взгляд на историю Сангарского угольного рудника и представляет собой исследование части общей проблемы истории угольной промышленности Якутии.

Хронологические рамки исследования охватывает период с 1928 по 1945 годы. В этот период происходит первоначальное освоение угольного месторождения и начало закладки первых шахт.

Историография проблемы. История развития Сангарского угольного предприятия является пока слабоизученным вопросом. В историографии можно выделить два основных периода изучения развития угольного предприятия поселка Сангар: советский период и современный период.

В сборнике статей Якутской экспедиции Академии наук «Якутия» известный геолог В.Н. Зверев дает обзор полезных ископаемых Якутии, в том числе и угольных месторождений.

В 1928 году вышла книга Иванова Г.А. «Геологический очерк ископаемых углей среднего течения реки Лены», в которой он описал видимые выходы угольных пластов с суммарной мощностью 12 м. и дал количественную характеристику сангарских углей.

В 1946 году вышла книга Н.Н. Долгополова об углях Якутии, в которой он приводит список исследователей по углю, дает общую и техническую характеристику различных месторождений республики.

В 1957 году была опубликована интересная статья Местниковой М.В. по указанной теме под названием «Сангарский угольный рудник», в которой кратко описывается становление и развитие угольного рудника с момента его основания по 1957 год.

В 1969 году вышла в свет совместная работа двух авторов: Чудинова Г.М. и Готовцева И.П. об угольной промышленности и топливном балансе Якутской АССР, в которой также дается краткая история развития угольной отрасли приводится список исследователей угольных месторождений, а затем рассматривается состояние отрасли на период середины 60-х годов в сравнении с другими видами энергетического сырья.

В 2002 году выходит в свет книга геологов К.Н. Гурьева и В.Г. Слепцова «История Сангар в датах и фактах», в ней относительно подробно описывается история развития поселка с момента образования шахты до ее закрытия.

В 2007 году выходит статья Бояковой С.И. «Шахта Сангарская», где кратко описывается история развития Сангарского угольного рудника с момента образования шахты до ее закрытия на основе книги К.Н. Гурьева «История Сангар в датах и фактах».

Кроме этого, в ряде монографических и коллективных исследованиях по истории промышленности и транспорта Якутии в той или иной мере приводятся сведения по развитию угольной промышленности республики, в том числе и по Сангарскому руднику. В 1976 году была написана дипломная работа Прокопьевой А.П. на тему «История угольной промышленности Якутии в довоенный период», где также затрагивается история Сангарского рудника.

Таким образом, приведенный список историографии показывает, что, несмотря на некоторые успехи, уровень изученности истории угольной промышленности Сангара явно недостаточен. Появилась необходимость в комплексной работе по истории угледобывающей отрасли в Сангарах.

Цель дипломной работы - показать историю открытия, изучения и освоения Сангарского угольного месторождения в 1928-1945 годах.

Для достижения данной цели нами сформулированы следующие задачи:

обобщить и проанализировать материалы, связанные с началом разведочных работ и эксплуатации угольных месторождений в дореволюционной Якутии;

изучить процесс разведки и формирования угледобывающей отрасли Сангара со времени открытия месторождения угля до начала его промышленной добычи, а также выявить условия и динамику развития угольной промышленности Сангара;

исследовать динамику повышения технического уровня отрасли, внедрения прогрессивных форм и методов организации труда на угледобывающих предприятиях, а также условия труда и быта угольщиков;

показать роль и значение Сангарского угля в обеспечении региональных потребностей, в развитии угольной отрасли республиканской промышленности.

Объектом исследования является история угольной промышленности Якутии.

Предметом исследования является история развития угольной промышленности Сангара с 1928 года по 1945 год.

Анализ источников. Источниковую основу дипломной работы составил широкий круг опубликованных и неопубликованных документов и материалов.

Опубликованные источники по данной проблеме представлены следующими сборниками документов:

Во-первых, нами использованы различные данные из книги К.Н. Гурьева и В.Г. Слепцова «История Сангар в датах и фактах». Кроме этого, ряд материалов по теме мы почерпнули в сборнике архивных документов Мухамедьярова Ш.Ф., Шелеховой Р.В., а также в исторической летописи А.А. Калашникова. Опубликованные источники представлены также статистическими сборниками и источниками личностного происхождения: описаниями, отчетами, мемуарной литературой. Это геологический очерк ископаемых углей среднего течения реки Лены Иванова Г.А., а также воспоминания шахтеров, работавших на шахтах п. Сангара: Горбунова Л.Г., Кочнева П.П.

Неопубликованные источники представлены архивными документами.

Важное место занимают материалы, содержащиеся в Национальном Архиве Республики Саха (Якутия): Ф. 525 (Управление Якутского горного округа). Документы названного фонда является весьма ценным источником, поскольку в нем детально фиксировались поименные списки первых угледобытчиков. Ф. 526 (Горнопромышленный трест Управления Якутского горного округа). Также нами были использованы архивные материалы из рукописного фонда И.И Романова.

В дипломной работе использованы материалы из центральных, республиканских и местных периодических изданий. Центральные и республиканские журналы: «Советская Арктика», «Недра», «Хозяйство Якутии», «Советская Якутия». Общесоюзные газеты: «Советская Россия», «Правда». Республиканские газеты: «Саха сирэ», «Социалистическая Якутия», «Кыым». Местные газеты: «Ленинец», «Дабаан».

Кроме того, нами были использованы материалы из статьи Местниковой М.В. «Сангарский угольный рудник» и Бояковой С.И. «Шахта Сангарская».

Методология исследования основана на синтезе различных методологических принципов. Одним из основных принципов является историзм, понимаемый как требование рассматривать любое историческое явление в становлении, развитии и движении, во взаимосвязи с другими объектами и явлениями. Процесс формирования и развития угольной промышленности Сангар исследовался в сочетании с историей хозяйственного развития Якутии. Принцип историзма неразрывно связан с принципом объективности исторического исследования. Исследование данной проблемы предполагает использование также принципа полидисциплинарности, то есть единство с данными сопредельных наук - истории, геологии, экономики, статистики.

В дипломе использовались различные методы исторического исследования. Обращение к сравнительному методу дало возможность использовать большое количество фактов для того, чтобы выявить общее и особенное, определить место угледобывающей промышленности Сангар в экономической жизни региона. Метод статистического анализа использовался в целях исследования количественных и качественных изменениях, происходивших в угольной отрасли Сангара. Применение хронологического метода позволило проследить динамику развития угледобывающей отрасли в событийно-историческом плане.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

1. Развитие угольной промышленности Якутии до 1945 года

.1 Начало разведки и освоения угольной промышленности Якутии в дореволюционное время

В дореволюционной Якутии, ввиду общей отсталости края и отсутствия крупной промышленности и транспорта, угольной промышленности не было, хотя угольные месторождения в крае были известны издавна. Практического применения в то время ископаемые угли не имели, основным видом топлива на производстве и быту были дрова. Так, например, для обслуживания нужд 2-й Камчатской экспедиции в 1732 году был построен небольшой Тамгинский железоделательный завод, который просуществовал недолго, и по окончании работ экспедиции был закрыт. Выработка железа и его переработка на заводе велись на древесном топливе. Других возможных потребителей ископаемого угля в то время в Якутии не было.

Систематического изучения месторождений ископаемого угля на территории Якутии в дореволюционное время не проводилось. В различных местах в береговых обнажениях рек имелись многочисленные выходы угля, о которых местное население, конечно, знало. Их описание делалось случайно отдельными путешественниками и исследователями, и чаще всего в обжитых районах.

Первым оставил письменное описание бурого угля на Сургуевом камне (Кангаласском месторождении) в 17З6 г. И..Г. Гмелин (попытка использования этого угля для нужд 2-й Камчатской экспедиции).

Вслед за И..Г. Гмелиным росло число исследований полезных ископаемых Якутской области, в том числе и угольных месторождений. Вот краткий список исследователей:

П.С. Паллас, путешествовавший по Якутии в 1771-1776 годах, сообщает о находке угля по реке Вилюю.

Сотрудник экспедиции Билингса Сарычев Г. (1786-1792 годах) в описании своего путешествия упоминает об углях Якутии.

А.Е. Фигурин - медик-хирург, участник Усть-Янской экспедиции П.Ф. Анжу (1823 году), указывает, что в берегах низовьев рек Лены и Оленека встречаются степи и скалы, содержащие полосы угля.

М. Злобин опубликовал свой отчет (1831 году) о путешествии вниз по реке Лене до Булуна «О горах в Якутской области и полезных минералах, в них находящихся». В этом обзоре он упоминает об угольных месторождениях вблизи Якутска, по Вилюю и ниже Жиганска.

В 1841 г. А. Уклонский, длительное время работавший врачом в Вилюйском округе, опубликовал свои наблюдения и дал краткий обзор полезных ископаемых округа: среди них он указывает на наличие по берегам реки Вилюй ископаемого угля, которым снабжаются местные кустарные железоделательные предприятия.

В 1851 году - Н. Иванов, по-видимому, впервые приводит количественные анализы угля с реки Алдан, отмечает качество и вид кокса.

В 1859 года - Н. Лавров и Ф. Каратаев в статье «О каменных углях русских месторождений» приводят данные анализов якутских углей.

Р. Маак исследовал Вилюйский округ в 1853 году и отметил целый ряд месторождений угля на реке Вилюе и по его притокам, например Ыгетте, Чоне, Мархе и прочим.

Протоиерей Жиганского улуса Д. Хитров описал полезные ископаемые нижнего течения реки Лены (1856 году), в том числе уголь.

В 1864 году - П. Кларк в своем очерке Вилюйского округа отмечает угли рек Кемпендяй и Чона.

В 1868-1870 годах - Г.Л. Мейдель посетил северо-восточную часть Якутии и сообщил весьма ценные данные по ее орографии и гидрографии.

А.Л. Чекановский посетил целый ряд месторождений угля по реке Лене и Оленеку (в 1873-1875 годах).

А. Бычков указывает, что при беглом осмотре низовьев реки Лены (в 1899 году) он встречал большое количество каменного угля.

Д. Васильев посвящает специальную небольшую статью качеству угля, находящегося по берегам реки Лены (в 1899 году).

Ф.А. Матиссен посетил ряд месторождений угля в нижнем течении реки Лены, в том числе в 100 верстах ниже Жиганска и по реке Булункану, в 7 верстах от Булуна (1904 год).

П. Драверт описал два мощных скопления угля по реке Кемпендяю (1904 год).

К.А. Воллосович описал выходы угленосных свит в районе озера Тас-Тах (Хараулахские горы, 1909 год), на которые указывал еще Фигурин в 1823 году.

С.Ф. Малявкин составил перечень месторождений угля по реке Лене (1913 год), где отмечает выходы углей на реке Оленек.

В. Зверев опубликовал обстоятельный отчет по изысканиям в районе рек Маи и Алдана (1914 год).

А.Г. Ржонсницкий исследовал среднее и нижнее течение реки Чоны и Лено-Вилюйское междуречье, где отметил ряд пластов угля (в 1915-1917 годах).

В предреволюционные годы (1913-1916) доверенный фирмы Громовых штейгер Л. Либерман проводил уже промышленную разведку Сангарского, Булунского и других месторождений угля.

В. Зверев, А. Ржонсницкий и П. Драверт (1917 год) изучали среднее течение реки Вилюя и его притоков - Чоны, Ыгетты, Ахтаранды, где отмечали наличие пластов угля.

Но все эти исследования носили в известной степени случайный, эпизодический характер, часто выходы угля описывались попутно. Но постепенно интерес и внимание к угольным месторождениям возрастали. Начались и специальные работы по разведке. В частности, золотопромышленные компании Ленских приисков к концу XIX века стали испытывать трудности с заготовкой дров в связи с истощением запасов близлежащих лесов, и поэтому стали проявлять интерес к якутским углям.

Осенью 1878 года из устья реки Лены в Якутск прибыл первый винтовой пароход «Лена», проделавший трудное и опасное арктическое плавание из Норвегии к берегам Якутии. В 1879 году капитан парохода пробовал использовать Булунский уголь, но он шлаковался, а Алданский не держался на решетке.

Еще одна случайная попытка использования угля в пароходстве имела место в 1884 году. На реке Вилюй зашел пароход «Пионер», который из-за недостатка сушняка 2-3 суток отапливался углем, взятым из берегового обрыва.

Из приведенных фактов использования каменного угля в топках первых пароходов, появившихся на Лене, видно, что они носили случайный характер. Использовались угли, выступающие в береговых обнажениях из верхних выветренных, окисленных слоев. Поэтому опыты использования угля заканчивались каждый раз неудачно. К тому же в то время все пароходы, предназначенные для плавания по рекам Якутии, конструировались с топкой только для сжигания дров. Так что бурые угли, естественно, не могли нормально гореть и давали большой провал через колосниковые решетки.

В середине XIX века были открыты и получили широкую известность богатейшие Ленские золотые россыпи. Первые заявки на золото по реке Олекме были сделаны в 1843 году. С 1846 года началась интенсивная эксплуатация сначала Олекминских, а затем Бодайбинских золотоносных россыпей. На реке Лене возникло пароходство, был построен около Верхоленска первый пароход «Первенец». Постепенно росла численность самоходного флота. В 1917 году на реке Лене, включая технические, было 38 судов. Однако паровой флот отапливался исключительно дровами.

Уголь Кангаласского месторождения не конкурировал с дровами ни в одном из пунктов по реке Лене, и по мере увеличения расстояния перевозок он становился все более дорогим по сравнению с дровами, которые имелись по обоим берегам Лены на всем ее протяжении, а расстояние доставки их до пунктов бункеровки пароходов было незначительным. Поэтому затраты на заготовку дров были исключительно мизерными, кроме района Бодайбо, куда лес сплавлялся по реке Витиму.

В 1898 г. представитель «Компании промышленности» (Сибирякова и Базарова) П.А. Юшманов заложил эксплуатационную штольню на Кангаласском месторождении, и добытый уголь в количестве в 22 тысяч пудов вывез для определения его годности на золотые прииски компании. В 1909 г. уже новая компания «Лензото» послала на это же угольное месторождение горного инженера В.А. Резцова, который произвел оценку месторождения. В 1914-1916 гг. компания «Лензото» отправляет сначала экспедицию во главе с Г. Соловьевым и В. Метафоновым, затем горного инженера Ф.Д. Трухина для обследования, разведки и эксплуатации Кангаласского месторождения. В 1916 году инженером Ф.Д. Трухиным вновь была произведена оценка этого месторождения, в результате которой участок месторождения, прилегающий к обрыву реки Лены (Н. Кангаласский мыс), был закреплен за Ленским товариществом золотопромышленников. Это товарищество в 1916 году (по другим источникам еще в 1914 году) образовало здесь рудники: Ленский, Юшмановский. Алексеевский, Соловьевский, представляющие собой лишь небольшие участки добычи угля.

Разработка копей была вызвана необходимостью перейти на более дешевое топливо на Витимских приисках, где цена 1 куб. сажени дров в военные годы дошла до 45 рублей. Добыча угля на месте в Кангалассах обходилась около 2 копеек за пуд, доставка до Бодайбо - 10 копеек и прочие расходы - 2-3 копеек за пуд. Следовательно, стоимость пуда угля в Бодайбо составляла 15 копеек. Принимая во внимание, что 150 пудов угля заменяют 1 куб. сажень дров, получалось, что отопление углем обходилось в 2 раза дешевле дровяного. Несмотря на прямую экономическую выгоду замены дров в Бодайбо кангаласским углем, добыча и завоз угля развития не получили. Дальнейшая добыча угля была прекращена.

Какие же исторические причины обусловили то, что все попытки по разработке угольных месторождений на территории дореволюционной Якутии не получили развития и каждый раз оканчивались неудачей.

Причиной служил общий низкий уровень развития хозяйства этого отдаленного и труднодоступного края царской России. Основная масса населения вела натуральное скотоводческое хозяйство, городское население почти отсутствовало, промышленности не было.

Только с середины XIX века на территории Якутии возникает мелкая кустарная промышленность. В 1870 году в Якутске было шесть кустарных мастерских, из них три папиросные с 22 рабочими и три кирпичных заводика с 30 рабочими. Стоимость продукции всех этих предприятий составили всего лишь 9320 рублей. В течение последующих 40 лет производство продукции промышленности увеличилось только 1,75 раза. В 1910 году в Якутской области насчитывалось 97 кустарных предприятий, в том числе 12 паровых и 65 конных мельниц, 2 лесопильные мастерские, 14 кирпичных заводов, пивоваренный, мыловаренный и 3 кожевенных. Годовая продукция «заводов» составила 116127 рублей. На этих преимущественно сезонных предприятиях было занято 169 рабочих. Паровые двигатели имелись только на 12 мельницах, 1 кирпичном и 1 лесопильном заводе. В 1900-х годах на Кемпендяйском и Багинском солеисточниках добывалось до 50 тысяч пудов соли в год. В 1903 году здесь в сезон работало около 50 рабочих.

С 1914 года в Якутске стала работать Якутская городская электростанция мощностью 240 л. с. На станции были установлены два локомобиля. За 1917 год она выработала примерно 100 тыс кВт/ч электроэнергии. Включая потребность этой станции в топливе, в Якутск завозилось и сплавлялось ежегодно от 18 до 28 тыс. куб. м дров. Таким образом, общая потребность в топливе для нужд пароходства и Якутска с его небольшими промышленными объектами составляла 108-118 тыс. кубометров дров в год без учета самозаготовок населением. Это количество дров в пересчете на условное топливо было эквивалентно 29-31 тыс. т угля. В переводе на натуральное топливо, в частности на Кангаласский уголь, необходимо было бы добывать в среднем 63 тыс. т в год. По масштабам того времени угольная шахта с таким объемом продукции, тем более для Якутии, была бы крупным предприятием. Но владельцы пароходов не были заинтересованы в переходе с дров на уголь. Бодайбинские прииски только в годы первой мировой войны стали испытывать трудности с заготовкой дров в связи с истощением запасов леса в районах, близких к потребителям, и проявлять интерес к якутскому углю. Мелкие промышленные предприятия, существовавшие в Якутске и ближайших районах, обходились дровами.

Тем более не нуждались в угле мелкие домовладельцы Якутска, которые либо заготовляли дрова сами, либо приобретали их по довольно низкой цене. Сельское население, составляющее абсолютное большинство населения области, также не нуждалось в ископаемом угле.

Таким образом, в дореволюционной Якутии уровень развития хозяйства не создавал предпосылок для возникновения и развития угольной промышленности, а спорадические попытки изучения и использования углей на Ленских золотых приисках и в пароходстве не увенчались успехом.

.2 Развитие угольной промышленности Якутии в советский период до 1945 года

Установление Советской власти в Якутии создало совершенно новые политические и экономические условия для развития края, для открытия и использования его природных богатств. И хотя новое правительство не унаследовала от дореволюционного периода ни крупной промышленности, ни развитого транспорта, ни квалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала, с первых лет Советской власти стало ясно, что с развитием экономики дрова не смогут долго оставаться единственным видом топлива. Уже в годы гражданской войны стал обсуждаться вопрос об экономической эффективности добычи и использования угля (в 1922 году было разведано Джебарики-Хайское месторождение на р. Алдан), причем не только в Якутии, но и на Ленских приисках.

Однако только с 1925 г. началось систематическое изучение геологии и угленосности Ленского бассейна, в первую очередь Кангаласского и Сангарского месторождений. В этом году по заданию Угольной секции Геологического комитета геологом Г.А. Ивановым было произведено детальное исследование Сангарских и Кангаласских углей. Позже в своих работах он дал характеристику этих месторождений, оценку качества углей, выделив Сангарское месторождение как лучшее из месторождений Якутии, как по качеству углей, так и по тому экономическому значению, которое оно может иметь для развития пароходства в низовьях р. Лены и как база для снабжения углем Северного морского пути.

Для объединения управления горнопромышленными предприятиями Якутии в апреле 1927 г. по постановлению СНК ЯАССР при Якутском Горном округе была создана Горнотехническая контора (ГТК) на правах местного треста с уставным капиталом 250000 руб. В задачи конторы, помимо разработки плана развития существующих производств и ведения эксплуатационных работ, должно было входить осуществление геологоразведочных и научно-исследовательских работ для создания новых производств в связи с ожидаемым спросом при развитии каботажного плавания и при возможном осуществлении Лено-Амурской железной дороги.

Для удобства изучения обширной территории Якутии ГТК было проведено горнопромышленное районирование республики и выделены 11 районов, различающихся по роду своих горных ресурсов. Особое внимание в 1927 г. было обращено на три из них: Нижне-Ленский, Верхоянский и Якутский, как являющихся средоточием наиболее важных минеральных ресурсов - каменного угля, серебросвинцовой и железной руд. Имея на руках отчет геолога Г.А. Иванова, ГТК предприняла в 1926/27 г. дальнейшее обследование Нижне-Ленских угольных месторождений (Сангарского, Жиганского, Булунского, в бухте Тикси), для чего были приглашены два студента Московской Горной академии В.Н. Кузнецов и Л.Т. Софронов.

В 1928 г. Якутской ГТК в разные районы республики были отправлены шесть эксплуатационно-разведочных партий. В их числе была партия во главе с горным техником Е.И. Некипеловым, которая должна была на средства госбюджета (20 тысяч руб.) продолжить разведку и одновременно начать разработку Сангарского месторождения, имея задание добыть для якутского пароходства 80 тысяч пудов каменного угля.

По контрольным цифрам первого пятилетнего плана ЯАССР, на Сангарском месторождении предполагалось добыть: в 1929 г. - 2500 т, в 1930 г. - 5100 т, в 1931 г. - 10513 т, 1932 г. - 19462 т и в 1933 г. - 20000 т. Одновременно с 1929/30 г. планировалось начать исследование Алданского угля (Джебарики-Хая), а с 1931 г. приступить к промышленной его добыче. В пятилетнем плане ставилась задача добыть на Алдане 20462 т каменного угля, а именно: в 1931 г. - 4370 т, в 1932 г. - 4370 т и в 1933 г. - 11722 т.

Таким образом, в Сангарах и на Алдане планировалось добыть за первую пятилетку 78037 т угля.

В 1930 г. Якутский горнопромышленный трест (реорганизован в октябре 1930 г. из ГТК) с санкции правительства ЯАССР организовал две каменноугольных разведки - Алданскую и Кангаласскую. Первая разведочная экспедиция во главе с инженером П.Г. Алексеевым провела обследование двух Алданских месторождений угля - Джебарики-Хая и Тыра-Тумул-Хаята, определив их вероятный геологический запас (9 млн. т и 15,7 млн. т соответственно), условия эксплуатации и качество углей (попутная добыча угля - 343,98 т). Вторая разведочная экспедиция во главе с геологом Г.Т. Семеновым, начав в июне разведочные работы на Кангаласском месторождении (участке Ытык-Хая), в июле по заданию СНК ЯАССР в связи с недостатком древесного топлива для местной промышленности вынуждена была полностью переключиться на эксплуатационные работы (было добыто 2444 т при плане 3000 т). Геологоразведочные работы были продолжены только в четвертом квартале 1930 г. В отчете экспедиции было отмечено, что выгодное географическое расположение месторождения, вполне удовлетворительное качество угля, его значительные запасы (свыше 19000000 т) и хорошие эксплуатационные условия сыграют немаловажную роль в деле реконструкции народного хозяйства республики.

Якутский горнопромышленный трест (ЯГПТ) с четвертого квартала 1930 г. свернул свою деятельность по геологоразведочным и научно-исследовательским работам, так как с 1-го ноября 1930 г. из состава ЯГПТ было выделено новое учреждение «Якутское Районное геологоразведочное управление» (ЯРГРУ), к которому с 1-го января 1931 г. и перешли эти функции. В составе же ЯГПТ остались четыре горнопромышленных предприятия, в том числе Сангарские и Кангаласские каменноугольные копи. Добыча угля за 1931 г. по этим двум предприятиям составила 10760 т, из них Сангарские копи - 6631 т (план - 10000 т), или 66,3% плана, и Кангаласские копи - 4129 т (план - 8732 т) или 47,3%. Такое большое недовыполнение производственной программы была связано с рядом причин организационного и технического порядка, и, прежде всего, с отсутствием правильного и четкого административно-технического руководства (текучесть кадров), плохой организацией труда и быта (текучесть и нехватка рабочей силы) и сезонностью производства. В результате, несмотря на крупные капиталовложения (145,19 тысяч руб. в Сангарах и 90,61 тысяч руб. в Кангалассах), себестоимость продукции оставалась высокой (21,92 руб. и 21,94 руб. за тонну), и предприятия несли убытки.

Угольные месторождения среднего течения р. Колымы были известны с конца XIX века, со времен экспедиции И.Д. Черского. В 1930-1932 гг. геолог Всесоюзного Арктического института С.Г. Павлов выполнил маршрутную съемку Зырянского угольного месторождения. С 1933 г. планомерное изучение Зырянского угольного бассейна началось Верхне-Колымской экспедицией Дальстроя. В 1931-1932 гг., работами Комсеверопути (КСП) и Наркомвода началось промышленно-транспортное освоение Средне-Колымского района, в том числе первичная разработка угля на Зырянском месторождении. По договоренности с Главтопом решением Якутского обкома ВКП (б) и СНК ЯАССР Якутскому управлению КСП было дано задание организовать пробный сплав зырянского угля в низовья р. Колымы, но результаты сплава оказались совершенно неудовлетворительны: вместо планируемых 2000 пудов было доставлено лишь 200 пудов. Причинами неудачи явились плохая организация работ и плохой учет условий сплава по р. Зырянке.

В 1932 г. на Сангарских копях, ввиду отсутствия техники безопасности, произошел повторный взрыв газа, (первый был в 1929 г.), повлекший за собой человеческие жертвы среди шахтеров. В связи с этой катастрофой Сангарские горняки намного недовыполнили задание 1932 г. (15420 т), выдав на-гора только 3817. На Кангаласских копях результат был лучше - 5078 т, но и здесь производственная программа осталась невыполненной (10000 т), так как копи переживали ещё организационный период. При этом в 1932 г. общая сумма капиталовложений в угольную промышленность республики составила 500,0 тысяч руб. (209,3 тысяч руб. и 290,7 тысяч руб. соответственно), однако себестоимость продукции увеличилась ещё больше (в среднем на 25%). В этом же году продолжались и разведочные работы на угольных месторождениях Якутии (РГРУ), в частности, по Сангарам был определен запас угля по категории «В» в 3800 тысяч т.

В годы первой пятилетки в процессе индустриализации происходила постепенная перестройка народного хозяйства республики, в частности, развивающаяся местная промышленность и Ленское пароходство постепенно переходили с древесного топлива на минеральное. В связи с этим спрос на уголь систематически увеличивался, стимулируя развитие угледобывающей промышленности. Однако темпы развития этой отрасли и объемы добычи угля в первые годы эксплуатации были ещё весьма незначительны, о чем свидетельствуют следующие цифры (тысяч т):

Месторождение1928 г.1929 г.1930 г.1931 г.1932 г.ВсегоСангарское0,51,85,16,63,817,8Кангаласское--2,44,15,111,6

В целом же вместо запланированных на пять лет 78 тысяч т угля фактически было добыто за четыре года 29,4 тысяч т, или 37% плана, что свидетельствовало о низкой пока эффективности работы угольных копей.

В период второй пятилетки в связи с освоением Северного морского пути в директивных органах страны было обращено большее внимание на развитие северных регионов СССР. В 1932 г. состоялась 1-я Всесоюзная конференция по размещению производительных сил на Севере, на которой были выделены отдельные народнохозяйственные комплексы севера, в том числе и Якутский комплекс, в котором доминирующее значение оставалось за золотопромышленностью, а также развитием промышленности цветных металлов. Остальные отрасли промышленности должны были играть, с одной стороны, вспомогательную роль по отношению к ведущим отраслям, а с другой стороны, разрешать задачу максимально возможного удовлетворения нужд всего народного хозяйства ЯАССР. Большие задачи в связи с этим ставились перед угольной промышленностью республики, при этом планировалось вести добычу угля не только на Сангарском и Кангаласском месторождениях, но и начать разработку Алданского, Зырянского и Нижне-Ленских месторождений. Всего за пять лет в эту отрасль по рабочей гипотезе проектировалось вложить 35 750 тысяч руб., при этом продукция 1937 г. должна была составить 594,5 тысяч т, из них 500 тысяч т угольных брикетов и 94,5 тысяч т моторного топлива (методом перегонки из Сангарского угля).

По плану 1933 г. капиталовложения в угольную промышленность Якутии были снижены по сравнению с 1932 г. до 338,9 тысяч руб., ввиду недостаточного освоения предыдущего лимита. При этом производственная программа для Сангарского рудника была заметно понижена (с 15420 т до 11000 т), а для Кангаласского рудника осталась на том же уровне (10000 т). Основное внимание горняков теперь должно было сосредоточиться на качественном освоении плана, росте производительности труда и снижении себестоимости продукции, (последняя по Сангарам должна была снизиться на 26%, а по Кангалассам - на 8,3%). В результате заметного улучшения работы обоих предприятий в 1933 г. производственная программа была почти полностью выполнена, (Сангары добыли 11,6 тысяч т, Кангалассы - 8,7 тысяч т), при этом были сэкономлены крупные средства (за первые 9 месяцев работы 94,1 тысяч руб.). В значительной степени выполнение годового плана отраслью лимитировала плохая работа Ленского пароходства (ЛУРТа), не обеспечившего своевременного вывоза угля с угольных складов (дамб), ограниченных по своим размерам.

В условиях реконструкции всего народного хозяйства СССР угольная промышленность Якутии также нуждалась в коренном переоборудовании и преобразовании, и, в частности, в механизации всех трудоемких работ. Поэтому объем капиталовложений в отрасль в 1934 г. был увеличен в 4 раза по сравнению с предыдущим годом (1350 тысяч руб.), в том числе Сангарским копям было выделено 818,7 тысяч руб. и Кангаласским - 513,3 тысяч руб. Однако добыча угля в 1934 г., тем не менее, сократилась на 9,4% против фактической добычи 1933 г. (17508 т против 20364 т). При этом план освоения средств предприятиями был выполнен всего на 57,2% (Сангары - 51,1%, Кангалассы - на 63,0%). Недовыполнение плана создало напряженное положение в топливном балансе г. Якутска. Причиной же такого положения вновь явилась неподача пароходством тоннажа под погрузку угля, что привело к простою производства. Дело затруднялось также отсутствием взрывчатки, рельсов, гужевого транспорта.

В связи с началом освоения Северного морского пути в сентябре 1934 г. Сангарский и Кангаласский угольные рудники были переданы в систему Главсевморпути. По Сангарам было передано производственных зданий и сооружений на 700 тысяч руб. и жилфонд с культурно-бытовым строительством на 300 тысяч руб., а по Кангалассам - соответственно на 306 и 125 тысяч руб. Первый год работы рудников (1935 г.) в новой системе оказался не вполне удачным, особенно в первом полугодии, тем не менее, годовая добыча в Сангарах почти вдвое превысила уровень 1934 г. (17,7 тысяч т против 9,0 тысяч т), а Кангалассы перевыполнили план на 10% (11 тысяч т). Однако ввиду недовыполнения плана первого полугодия, отпуск Сангарского угля был ограничен только основными потребителями: Морским Управлением, Дальстроем, Ленгоспаром и флотом Якутского треста ГУСМП (СЯРП). Отказавшись, ввиду отсутствия планов и проектов реконструкции рудников, от немедленного перехода к механизации, Сангары и Кангалассы сосредоточили капитальные вложения в жилищное и культурно-бытовое строительство на сумму почти в 400 тысяч руб..

Второй год работы (1936 г.) каменноугольных рудников Якутского территориального управления ГУСМП (ЯТУ ГУСмП) также не внес изменений в основные методы угледобычи в связи с задержками с вводом механизации. Тем не менее, 1936 год показал, что оба рудника твердо встали на путь устойчивой добычи, могущей в полной мере обеспечить нужды народного хозяйства. При непрекращающемся недокомплекте рабочей силы (особенно в Сангарах) оба рудника создали у себя основные кадры рабочих, причем значительная их часть состояла из представителей коренных национальностей, по своим производственным навыкам и показателям, не уступающим приезжим горнякам. В 1936 г. добыча угля по обоим рудникам увеличилась в два раза по сравнению с 1934 г., достигнув 37000 т (Сангары -23000 т и Кангалассы - 14000 т), а всего за семь лет существования рудников они дали для народного хозяйства свыше 130 тысяч т. В то же время и в 1936 г. не обошлось без потерь: из-за несвоевременного вывоза на дамбе Кангаласского рудника сгорело большое количество заготовленного угля на сумму 220 тысяч руб..

В связи с возрастанием роли порта Тикси и сангарского угля в развитии перевозок по Северному морскому пути ЯТУ ГУСМП с 1934 г. стало принимать шаги к созданию в Сангарах мощного механизированного предприятия, которое могло бы в третьем пятилетии обеспечить добычу до 100 тысяч т угля в год. Для этой цели Московскому отделению Гормарктреста был заказан проект разработки Сангарского месторождения каменного угля. Параллельно с разработкой этого проекта по заданию ЯТУ ГУСМП Всесоюзный научно-исследовательский институт газа и искусственного жидкого топлива (ВНИИГИ) выполнил большую и интересную работу по определению технико-экономических показателей производства моторного топлива на базе углей Сангарского месторождения. Работами инженера Тюфякова в 1936 г. установлена была полная пригодность углей для этих целей. Учитывая исключительную важность брикетирования Кангаласского угля для увеличения радиуса его использования, ЯТУ ГУСМП обратилось в брикетную лабораторию Московского Горного института с просьбой изыскать пути превращения Кангаласского угля в брикеты.

В 1937 г. уровень добычи по двум основным рудникам несколько понизился (Сангары - 22,1 тысяч т и Кангалассы - 10,4 тысяч т), что было связано как с отставанием в механизации предприятий (хотя таковая и намечалась), недостаточностью вывозящего транспорта, так и, на наш взгляд, с началом массовых репрессии в стране, которые затронули и систему ГУСМП. В 1937 г. намечалась даже закладка фабрики по брикетированию угля с производительностью до 20000 т в год с последующим расширением её до 100000 т в 1942 г., но опыт оказался неудачным.

В годы второй пятилетки вступили в эксплуатацию ещё два месторождения на территории ЯАССР - Чульманское и Зырянское. Первое в 1934 г. начало разрабатывать транспортное предприятие «АЯМзолототранс», позже уголь из этого месторождения начал использовать для своих предприятий трест «Якутзолото». В 1934 г. здесь было добыто 0,9 тысяч т, в 1935 г. - 5,3 тысяч т, в 1936 г. - 6,9 тысяч т и в 1937 г. -7,0 тысяч т. Зырянское месторождение формально вступило в эксплуатацию Дальстроем в 1936 г., хотя добыча в небольших размерах производилась уже с 1933 г. (0,4 тысяч т). В 1934 г. здесь было добыто опять 0,4 тысяч т, в 1935 г. - 0,7 тысяч т, в 1936 г. -8,5 тысяч т и в 1937 г. - 11,0 тысяч т. Таким образом, общий объем добычи угля за годы второй пятилетки составил 179 тысяч т против 29 тысяч т, добытых в первой пятилетке, что свидетельствовало о нарастающих темпах развития угольной отрасли.

В годы третьей пятилетки угольная промышленность Якутии имела большие перспективы для своего дальнейшего роста в связи с быстрорастущим спросом на минеральное топливо и возможностями использования угля для получения кокса и моторного топлива. Крупными потребителями якутского угля становились: трест «Лензолото» (100-150 тысяч т в год), морской и речной флот, ЯЦЭС, многие предприятия местной промышленности. В связи с быстрым развитием золотопромышленности в бассейне р. Алдана (тресты «Якутзолото» и «Джугджурзолото») и увеличением речного флота в этом бассейне возникла необходимость в промышленном освоении Алданского угольного месторождения (Джебарики-Хая). Учитывая перечисленные обстоятельства, потребность в угле якутских месторождений (без учета потребителей зырянского и Чульманского угля) в 1942 г. исчислялась в объеме 360 тысяч т в год. По месторождениям этот объем распределялся следующим образом: для Сангарского месторождения - 100 тысяч т, для Алданского месторождения 200 тысяч т и для Кангаласского месторождения - 60 тысяч т. Объем капиталовложений в каменноугольную промышленность за пять лет должен был составить 8,5 млн. руб..

Уже на первый год третьей пятилетки был установлен достаточно высокий план добычи угля общим объемом в 94 тысяч т (Сангары - 60 тысяч т и Кангалассы - 34 тысяч т). Правительство ЯАССР поставило перед ГУСМП вопрос о необходимости увеличения ассигнований на механизацию добычи и погрузки угля, об ускорении составления генеральных планов и технических проектов по реконструкции рудников и об усилении разведки и эксплуатации Кангаласских месторождений. В связи со значительным недовыполнением заданной программы Сангарским рудником (добыто лишь 33,5 тысяч т) 5 ноября 1938 г. было принято постановление Якутского Обкома ВКП (б) и СНК ЯАССР «О состоянии Сангарского каменноугольного рудника», в котором, наряду с резкой критикой положения дел на руднике, ставились все те же задачи о достижении уровня добычи угля до 60 тысяч т (постановление СНК СССР от 29 августа 1938 г. об ускорении механизации рудника в 1939 г.), о расширении разведки новых угольных пластов, об оказании помощи руднику со стороны правительства ЯАССР. В Кангалассах несколько пониженная программа (с 34 до 28 тысяч т) также была недовыполнена (22,5 тысяч т).

В сентябре 1938 г. Кангаласский рудник был передан из системы ГУСМП в ведение Наркомата местной промышленности ЯАССР. Состояние его было признано неудовлетворительным. 15 мая 1939 г. правительство ЯАССР приняло постановление «О замене в г. Якутске дальнепривозного древесного топлива местным угольным топливом», при этом учитывалось, что перевод предприятий и организаций города на более эффективное топливо даст народному хозяйству значительную экономию. Однако, несмотря на то, что кангаласские горняки упорным трудом перевыполнили годовую программу (27,9 тысяч т - 103% плана), постановление СНК ЯАССР не было выполнено по причине того, что Горкомтранс сорвал план перевозок из-за неподготовленности автотранспорта. Несмотря на сложную ситуацию на Сангарском руднике, горняки всё же выдали на-гора также рекордный объем угля - 54,8 тысяч т.

В 1940 г. Якутским обкомом ВКП (б) была поставлена задача создания местных угольных баз для снабжения промышленных районов, крупных городов и транспорта, в связи, с чем Якутский геологоразведочный трест (создан в 1939 г.) должен был развернуть работы по разведке существующих и открытию новых месторождений угля. В 1939 г. геологом Г.Э. Фришенфельдом по заданию Госплана ЯАССР было открыто и разведано в устье р. Вилюя новое перспективное месторождение угля - Сого-Хая с большими запасами. В отличие от других многочисленных угольных месторождений бассейна р. Вилюя (бурые угли) уголь нового месторождения по своим физико-химическим свойствам был аналогичен с Сангарским и Алданским углями, что придавало особую ценность этому открытию. В районе Кангаласс, помимо уже эксплуатировавшегося Нижне-Кангаласского месторождения, были разведаны ещё два: Кильдямское и Верхне-Кангаласское, при этом Кильдямское с конца 1939 г. вступило в стадию разработки. Продолжались разведки и в бассейнах рек Алдана, Лены, Колымы, Яны, Оленека.

В годы третьей пятилетки усилилась механизация основного Сангарского рудника, особенно с постройкой в Сангарах в 1938 г. электростанции мощностью 110 кВт и строительством вместо нескольких мелких, кустарных шахт одной капитальной наклонной шахты. Если с 1931 г. на руднике уже применялась ручная механизация, то с 1939 г. началось применение при бурении электросверл, и был построен первый конвейерный привод, а в 1940 г. впервые стали работать на врубовой машине, что намного повысило производительность труда горняков. В результате механизации в Сангарах намного увеличилась, начиная с 1939 г., добыча угля. Так, в 1940 г. рудник выдал на-гора 69,3 тысяч т угля (при плане 70,0 тысяч т), а в 1941 г. - уже 80,9 тысяч т. Если на Сангарском руднике с 1940 года начался, можно сказать, коренной перелом в развитии производства, то на Кангаласском руднике изменений в методах работы не произошло, механизации трудоемких процессов не было, что и отражалось на выполнении производственных программ. В 1940 г. рудник опять снизил свои показатели, недовыполнив план на 25% (было добыто лишь 22,5 тысяч т). Остальные угольные рудники в 1940 г. добыли следующее количество угля: Зырянский - 26,7 тысяч т, Чульманский - 6,0 тысяч т и Алданский (Джебарики-Хая) - 4,0 тысяч т.

Общий объем угледобычи за первые три года третьей пятилетки в Якутии составил 311,4 тысяч т, при этом в 1940 г. уголь занимал уже 27% в общих энергетических ресурсах республики в пересчете на условное топливо. В этом же году основные производственные фонды четырех угольных рудников (без Чульманского) составляли (в ценах соответствующих лет, тысяч руб.): Сангары - 2800, Кангалассы - 595, Зырянка - 199,1, Джебарики-Хая - 91,1 тысяч руб. Всего за период с 1928 по 1940 гг. было вложено в строительство угольных предприятий 6664,2 тысяч руб., в том числе в производственные фонды - 3685,2 тысяч и в непроизводственные -2399 тысяч руб., что было недостаточно для создания предприятий, оснащенных современной техникой с развитой инфраструктурой. Слабая оснащенность угольных предприятий, примитивность их производственного аппарата в первые годы работы объяснялись легкодоступностью угольных месторождений и весьма благоприятными горно-геологическими условиями залегания угольных пластов, однако с усложнением условий производства снижалась производительность труда горняков и, наоборот, росли капиталовложения в производство и себестоимость продукции. Острая необходимость технической реконструкции рудников становилась неизбежной.

Великая Отечественная война поставила перед всем народным хозяйством СССР, в том числе и Якутской АССР, новые сложные задачи, которые совместными усилиями народов всей страны решались достаточно успешно, несмотря на трудности военного времени.

Народное хозяйство республики должно было перейти в максимальной степени на использование минерального топлива - угля. Завоз жидких нефтепродуктов в республику жестко лимитировался.

Ограниченность трудовых ресурсов из-за ухода наиболее работоспособных кадров на защиту Родины и трудоемкость заготовки древесного топлива требовали замены его, где это было возможно, каменным и бурым углем, добычу которого можно было концентрировать, а распределение и потребление централизовать.

В годы Отечественной войны продолжала усиленно развиваться золотодобывающая промышленность Алдана и Джугджура, интенсивно росла с 1942 г. добыча слюды-флогопита (Эмельджак); в Верхоянье на базе Эге-Хайского рудного месторождения возникает новая важная отрасль промышленности - оловодобывающая (1941 год); началась добыча золота трестом «Дальстрой» в верховьях реки Индигирки (1944 год). По всей территории республики увеличивался улов рыбы, что обусловило возникновение, особенно в дельте Лены, новых рыбозаводов и рыбачьих поселков. Возрастал спрос и на минеральное топливо.

В годы войны на территории республики поисковые и геологоразведочные работы не прекращались. В частности, на Сангарском месторождении в 1940-1941 годах были определены новые запасы угля, и в 1942 году стали разрабатываться шахтами пласты «Ф» и «С». Детальная разведка всего месторождения продолжалась до 1956 года, когда запасы были подсчитаны по категориям и утверждены ВКЗ (Всесоюзным комитетом по запасам) по состоянию на 1 января 1956 года.

Относительно небольшие запасы углей Кангаласского месторождения впервые были подсчитаны на участке площадью 2,5 кв. км по двум пластам (I и II) и категориям А и В, и утверждены ВКЗ в 1941 году.

Пересчет запасов Джебарики-Хайского месторождения был выполнен в 1945 году. С 1941 года в южной Якутии начались первые специальные поисковые работы на уголь с целью выявления и оценки отдельных участков для использования их горнодобывающей промышленностью.

В районе бухты Тикси бурые угли были детально разведаны в 1941-1946 годах, в результате доказано промышленное значение этих углей, и с 1943 года начата их разработка. Был создан рудник Сого.

Исследования Зырянского месторождения проводились в несколько этапов - с 1942 по 1944 годов - и затем продолжались до 1955 года, пока окончательно не определились промышленные запасы угля.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны геологоразведочными работами была подготовлена солидная сырьевая база для дальнейшего развития угольной промышленности республики.

За военный период добыча угля по сравнению с предвоенным 1940 годом значительно увеличилась, что видно из следующих данных о росте добычи угля (в тыс. т):

угольный месторождение шахта

Месторождение1940 г.1941 г.1945 г.Сангарское69,380,9135,8Кангаласское22,531,645,2Чульманское6,03,90,8Зырянское26,748,683,2Джебарики-Хайское4,010,437,3Сого «Тиксиуголь»--18,4Оленекское--0,5Всего128,5175,4321,2

Добыча угля в 1945 году против 1940 года возросла почти в 2,5 раза. Наибольшее количество угля за эти годы дали Сангарский (524,8 тыс. т) и Зырянский (323,4 тыс. т) рудники. С 1943 года стало разрабатываться Согинское месторождение, уголь которого целиком потреблялся морским портом Тикси. В 1945 году начали разрабатываться месторождения богхедов на реке Оленек. Для переработки богхедов на жидкое топливо в Тикси был построен специальный завод, который, однако, в эксплуатацию пущен не был.

Всего за годы войны в Якутии было добыто 1195,6 тыс. т угля. Среднегодовой прирост добычи угля в течение периода войны составил 17,9%, а вывозка дров централизованной заготовки за 5 лет увеличилась всего на 6%.

Однако в целом добыча угля увеличивалась медленно, что было связано с отсутствием большого спроса на угольное топливо. Это объяснялось, с одной стороны, слабым развитием топливоемких отраслей промышленности (электро - и теплоэнергии, производства строительных материалов), а с другой - противодействием хозяйственных организаций использованию угольного топлива.

Разбросанность промышленных очагов на огромной территории республики, являвшихся основными потребителями угля, и громадная протяженность речных и морских транспортных путей обусловливали организацию мелких угольных предприятий. Немалую отрицательную роль сыграл в этом вопросе ведомственный характер освоения угольных ресурсов Якутской АССР. Так было, например, с созданием рудников на Сангарском, Кангаласском, Джебарики-Хайском и Согинском месторождениях, которые подчинялись разным ведомствам.

В целом за годы Великой Отечественной войны основные фонды угольной промышленности в Якутской АССР возросли в 4,7 раза. Наибольший рост основных фондов был на Сангарской шахте.

Удельные капитальные вложения в угольной промышленности на 1 т добытого угля за 1945 год составили 98,8 рублей, а по затратам только в производственные объекты - 77,3 рубля. По отдельным предприятиям удельные капиталовложения резко различались. Например, в Сангарах на 1 тонну добытого угля основных производственных средств приходилось 55,3 рубля, а на Кангаласской и Джебарики-Хайской шахтах соответственно 15,3 и 8,1 рублей. Капитальные вложения в строительство Зырянского рудника часто не давали реальной отдачи, а впоследствии строительство ряда объектов было даже законсервировано, и значительная часть капиталовложений списана.

Среднегодовое число рабочих по предприятиям угольной промышленности за годы Великой Отечественной войны росло следующим образом:

Месторождение1941 г.1942 г.1943 г.1944 г.1945 г.Сангарское238274290389453Кангаласское282234-60Джебарики-Хайское204059-81

Среднегодовое число рабочих основного производства возросло в Сангарах почти в 2 раза, в Кангалассах - в 2 раза с лишним, в Джебарики-Хая - в 4 раза. На руднике «Сого» в 1945 году работало 72 рабочих. Рост численности персонала явился следствием усложнения производственных условий и снижения производительности труда.

Рост численности рабочих при одновременном снижении производительности труда неизбежно привели к росту себестоимости 1 угля.

На всех предприятиях, кроме Зырянки, по сравнению с 1941 годом себестоимость тонны добытого угля возросла: в Сангарах - на 30,2 руб., в Кангалассах - на 15,4 и в Джебарики-Хая - на 10,5 руб. Самая высокая себестоимость 1 тонны угля была на руднике «Сого». В 1945 году она составляла 139,1 руб., хотя в разных источниках эта цифра неодинакова.

Себестоимость добычи угля с момента возникновения угледобывающей промышленности в республике имела постоянную тенденцию к повышению. Это объяснялось недостаточной технической вооруженностью угледобывающих предприятий, отработкой легкодоступных участков угольных пластов и постепенным усложнением добычных работ.

Потребители угля в основном оставались те же, что и в 1940 году: для Чульманского рудника - Алданский горнопромышленный район, для Кангаласского - город Якутск, для рудника «Сого» - порт Тикси.

С 1943 года сангарский уголь стал систематически поставляться в Бодайбинский горнопромышленный район. Туда из Сангар было доставлено в 1943 году 14 тыс. тонн, в 1944 году - 21,7 тыс. и в 1945 году - 22,5 тыс. тонн угля; туда же в 1944 году было доставлено 10 тыс. тонн угля из Джебарики-Хая.

У Сангар появились и другие новые потребители: Жатайстрой и Янское речное пароходство. Крупным потребителем Зырянского угля стал морской порт Певек.

К концу войны в основном был завершен перевод пароходов Ленского речного пароходства и Северо-Якутского речного пароходства, работавших в бассейне реки Лены, с дровяного топлива на угольное.

Дальнейшее развитие угледобывающей промышленности Якутии требовало увеличения капиталовложений, механизации угледобычи, улучшения производственных, культурно-бытовых и жилищных условий горняков. И, тем не менее, несмотря на чрезвычайно трудные условия развития отрасли в годы первых пятилеток и тем более в годы войны, в республике была создана самостоятельная угольная промышленность, ставшая одной из важных отраслей народного хозяйства, а ископаемый уголь стал важнейшей составной частью топливного баланса ЯАССР.

2. Открытие и освоение Сангарского угольного месторождения

.1 Открытие и геологическое изучение Сангарского угольного месторождения

Первые сведения о Сангарском каменноугольном месторождении были напечатаны в 1915 году в статье Л. Либермана «Промышленные перспективы Якутской области» (журнал «Южный инженер» г. Екатеринослав), который в 1913 году провел небольшую разведку месторождения по заданию фирмы Громовых. Л. Либерманом было обнаружено на нём два пласта угля, названные им «Семичетвертной» и «Аршинный»; пласты были прослежены на протяжении выхода по береговому обнажению реки Лены.

Спустя десять лет (в 1925 г.), уже в советское время, Сангарское месторождение по заданию Геологического института обследовал геолог Г.А. Иванов. В составленном им геологическом очерке дается подробное описание угленосности месторождения, с характеристикой углей, приводятся данные об антиклинальном строении месторождения.

В 1927 году студенты Московской горной академии В.Н. Кузнецов и Л.Т. Сафронов производили по поручению Якутской горнотехнической конторы исследование углей в низовьях Лены. По Сангарскому месторождению ими была в основном повторена и несколько уточнена работа, произведенная Г.А. Ивановым. Кроме того, Кузнецовым и Сафроновым было проведено коллектирование разреза по береговым обнажениям и взято значительное количество проб. Именно ими было определено то, что Сангарское угольное месторождение - лучшее в качественном отношении из Ленских низовых месторождений, отмечено, что береговыми штольнями возможно добыть до 260000 тонн без предварительных разведок. Учитывая громадное значение обеспечения каботажного плавания и речного флота ЯАССР каменным углем, они считали, что стоит рассматривать Сангарское месторождение как будущую топливную базу в низовьях реки Лена.

В результате обследования вновь было установлено, что из всех известных месторождений лучшим по качеству угля и его физическим свойствам является Сангарское месторождение с определившимся уже запасом - до 850000 тонн и весьма удобное для эксплуатации. Уголь мог служить главным образом для снабжения местного пароходства и каботажной линии Владивосток - Камчатка - устье р. Лены, но необходима была дальнейшая промышленная разведка месторождения. На основании фактического материала, собранного студентами-горняками, было предпринято исследование Сангарских углей в лаборатории Московского Теплотехнического института. Анализы показали большую теплотворную способность углей, достигающую 6800-7900 калорий, и возможность получения из них металлургического кокса, который якутское правительство надеялось использовать, в частности, при строительстве Ботомского металлургического завода.

В 1928 г. Якутской Горнотехнической конторой в разные районы республики были отправлены шесть эксплуатационно-разведочных партий. В их числе была партия во главе с горным техником Е.И. Некипеловым, которая должна была на средства госбюджета (20 тысяч руб.) продолжить разведку и одновременно начать разработку Сангарского месторождения, имея задание добыть для якутского пароходства 80 тысяч пудов каменного угля. Летом 1928 г. на Сангарском месторождении была заложена небольшая штольня, и попутно с разведкой было добыто 518 т угля хорошего качества, использованного для нужд Ленского пароходства.

Зимой 1928/29г. было приступлено к оборудованию Сангарских каменноугольных копей, и с этой целью из Якутска в Сангар-Хая была направлена партия рабочих. В тяжелейших зимних условиях одновременно с разведкой месторождения шло строительство поселка, весной началась добыча угля, которая за год составила 1811 т (планировалось добыть 2500 т) с общей затратой средств в сумме 44335 руб. При этих затратах себестоимость одной тонны угля составила 24 руб. 55 коп. (вместо планируемых 12 руб.). Невыполнение производственной программы объяснялось отсутствием квалифицированных рабочих, нехваткой опытного административно-технического персонала, многими недоработками организационного порядка. Тем не менее, начало созданию угольной промышленности в Якутии было положено.

В 1930 году штейгером С.П. Малыгиным была произведена разведка пластов «В» и «С». Работы велись на средства Якутской горнотехнической конторы. Материалов по этим работам осталось очень мало: сохранились четыре зарисовки пласта «С» по наклонным шурфам и докладная записка.

Некоторые сведения имеются также в статье инженера В.А. Протопопова. В результате разведочных работ пласт «С» был прослежен канавами и четырьмя наклонными шурфами на 2,5 км по простиранию.

В 1932-1934 годах разведку Сангарского месторождения производил Якутский горно-разведочный трест, имея задачу - выявить промышленные запасы угля и уточнить данные о геологическом строении месторождения.

С июня 1932 года по июнь 1933 года работами руководил горный инженер П.Г. Алексеев, с июня по сентябрь 1933 инженер И.С. Лорви, с сентября 1933 года по апрель 1934 года - инженер Т.Р. Зейденберг.

Инженер П.Г. Алексеев возглавлял разведку месторождения несколько более года. В течение этого времени было пробурено восемь скважин механического бурения и пройдено некоторое количество канав. В результате указанных работ пласты «В» и «С» подверглись предварительной разведке на участке протяжением в 4,5 километра.

При инженере И.С. Лорви было пробурено две буровых скважины, пройден шурф №2 и несколько канав. При разведке под руководством инженера Т.Р. Зейденберга была закончена скважина №10 и пробурены еще две скважины. Кроме того, было пройдено 20 шурфов средней глубиной в шесть метров и несколько канав.

Таким образом, партией Якутского горно-разведочного треста было пробурено 12 скважин механического бурения общим метражом 1481,89 погонных метра и произведено значительное количество мелких горных выработок. Разведочные работы были сосредоточены на пластах «Ф-1» и «С», причем пласт «С» подвергся предварительной разведке на протяжении 4,5 километров.

По пласту «Ф-1» было пройдено пять буровых скважин и 20 шурфов. Значительный разведочный материал дали эксплуатационные штольни и старые канавы.

Пласт «С» подвергся разведке по падению на 200 метров; по плато было пройдено четыре буровых скважины, четыре наклонных шурфа и несколько канав.

Разведочные работы были прекращены весной 1934 года внезапно, вследствие прекращения финансирования в связи с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 20 июля 1934 г. «О мероприятиях по развитию Северного морского пути и северного хозяйства». К ведению Главного управления Северного морского пути (ГУСМП) были отнесены моря и острова Северного Ледовитого океана и территория континентальной Азии севернее 62-й параллели (параллель г. Якутска). Все промышленные предприятия, находившиеся здесь, переходили в ведение нового главка. В соответствии с этим постановлением Главсевморпути передавались Сангарские угольные копи. Полученные за этот период результаты геологоразведочных работ были обобщены Т.Р. Зейденбергом, в некоторой части уточнившим геологическое строение месторождения и дополнившим описание разведанной площади.

В 1940 году Горно-геологическое управление ГУСМП заключило договор с Якутским нефтяным трестом на проведение детальных геологоразведочных работ на Сангарском месторождении угля с последующим утверждением запасов. Разведочные работы производились под руководством инженера А.И. Крылова. Было пробурено пять скважин, а также пройдено ряд шурфов и канав по пластам «С» и «Ф-1».

Представленный 30 сентября 1941 года на утверждение Всесоюзного комитета по запасам (ВКЗ) отчет инженера А.И. Крылова в части подсчитанных запасов угля претерпел значительные изменения, и особенно в отношении запасов категории А-2, которые были сокращены, ввиду отсутствия гидрогеологических данных, поставленной документации и низкого процента выхода керна при бурении скважин.

июня 1942 года начальником Горно-геологического управления ГУСМП был утвержден технический проект геологоразведочных работ по Сангару на 1942-1943 годы, предусматривавший детальные геологоразведочные, гидрогеологические и прочие работы с целью обеспечения проектируемых шахт промышленными запасами. Геологоразведочные работы производились под руководством начальника Сангарской экспедиции геолога А.И. Гусева, а руководство гидрогеологическими работами осуществлялось гидрогеологом В.Ф. Кузьминым. За время руководства разведочными работами А.И. Гусевым был доразведан Береговой участок месторождения и начата разведка соседнего участка «Дальний», расположенного восточнее первого.

Произведенные геологоразведочные работы нашли свое отражение в различных материалах А.И. Гусева, в основном им опубликованных. В 1945 году А.И. Гусевым была произведена геологическая съемка всего Сангарского месторождения.

В 1945 году руководство геологоразведочными работами в Сангаре перешло к инженеру-геологу В.И. Дранникову, который по приемке экспедиции от А.И. Гусева продолжал разведку месторождения. Результаты разведочных работ, произведенных в 1946 году, изложены в предварительном отчете В.И. Дранникова.

В последнем отчете, помимо общих сведений о месторождении, описания условий проведения разведки, дана характеристика угленосности и тектоники в основном восточной части разведываемой площади. Кроме того, в отчете приведен подсчет запасов каменного угля по шести пластам.

В 1945 году на месторождении производились геофизические работы: опытные поисковые работы - электропрофилированием и каротаж скважин. Результаты опытных работ нашли свое отражение в отчете инженера В.М. Шишова.

Гидрогеологическое изучение Сангарского месторождения производилось гидрогеологом В.Ф. Кузьминым на протяжении 1942-1946 годов.

Таким образом, в первый период своего освоения Сангарское месторождение разведывалось в небольшой мере, и добыча угля ограничивалась частичной разработкой только двух пластов «С» и «Ф» (1933-1939 годы). В последующее время, относящееся к 1940-1941 годам, разработка в основном производилась по тем же пластам, потребовавшим соответствующей доразведки с целью обеспечения угледобычи необходимыми запасами.

.2 Закладка первых шахт и их развитие до 1945 года

Начало эксплуатации Сангарского каменноугольного месторождения относится к 1928 году. В июне 1928 г. на берег реки Лены под мысом «Соhо Хайа» высадилась геологическая партия, организованная ЯГТК. Партией руководил бывший работник Ленских золотодобывающих приисков горный техник Евгений Иванович Некипелов, а десятником партии был Николай Яковлевич Шишкин. Работы производились горнопромышленным трестом ЯАССР. Имена первопроходцев Сангарских недр были установлены по сохранившимся в Национальном архиве РС (Я) ведомостям выдачи заработной платы и по производственным документам. Первыми Сангарскими углекопами были геологоразведчики: Роман Федорович Мальцев, Василий Яковлевич Власов, Егор Ильич Долгополов, Александр Хаимович Дугинов, Иннокентий Николаевич Марков, Андрей Павлович Медведев, Абрам Иванович Павлов, Николай Ефремович Переверзев, Константин Борисович Погребенский, Александр Николаевич Семенов, Михаил Семенович Сизых, Василий Филлипович Фатеев, Алексей Леонтьевич Шишев и Павел Кузьмич Чуркин. Из них четверо продолжали проходку прошлогодней штольни №1, заложенной артелью Мальцева и начали проходку штольни №2 по пласту «Ф». Остальные заготавливали строительный и крепежный лес, строили эстакаду для свалки угля. Попутно с основной своей задачей - разведкой месторождения за два месяца работы было добыто 518 тонн угля. На эти работы было затрачено 14,5 тысяч рублей.

По результатам теплотехнических испытаний Сангарский уголь оказался более качественным среди известных к тому периоду времени угольных месторождений Якутии. Как уже было отмечено, к этому времени назрела необходимость перевода пароходов республики на более дешевый и экономически выгодный вид топлива - угольный. Например, за навигационный период 1928 года для всего Ленречфлота потребовалось 24 тысяч сажен дров. Только на погрузку с берега каждому пароходу в среднем требовалось 100 сажен дров весом 128 тонн. 24 человека судовой команды затрачивали на погрузку в среднем 16 часов. Замена такого количества дров эквивалентным количеством минерального топлива - 43,2 тонн каменного угля - позволило бы избавиться от 84,8 тонн лишнего «мертвого груза» и от промежуточных стоянок парохода для дополнительной загрузки дров, сократить время простоя судов под нагрузкой и сэкономить 27 тысяч рублей. Правительством ЯАССР была поставлена задача создания угольно-топливной базы не только для речного и морского пароходств, а также для электростанций, предприятий и населения города Якутска.

В 1929 году в стране был принят первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР. По контрольным цифрам первого пятилетнего плана ЯАССР, на Сангарском месторождении предполагалось добыть: в 1929 г. - 2500 т, в 1930 г. - 5100 т, в 1931 г. - 10513 т, 1932 г. - 19462 т и в 1933 г. - 20000 т. Одновременно с 1929/30 г. планировалось начать исследование Алданского угля (Джебарики-Хая), а с 1931 г. приступить к промышленной его добыче. В пятилетнем плане ставилась задача добыть на Алдане 20462 т каменного угля, а именно: в 1931 г. - 4370 т, в 1932 г. - 4370 т и в 1933 г. - 11722 т.

Таким образом, в Сангарах и на Алдане планировалось добыть за первую пятилетку 78037 т угля, который предполагалось использовать следующим образом:

Добыча и потребление угля в тоннах по пятилетке

ГодыОбщая добычаПотреблено каботажем и пароходствомПотреблено, промышлен., вкл. серебросвинц. завод1928/292500150010001929/305100254525551930/3114883978351001931/322383213633101991932/33317222087210850Всего780374833329704

В январе 1929 года были организованы санный обоз на Сангар-Хайа и новый состав партии шахтеров, состоящий из 24 человек. В их числе были: горный смотритель Иосиф Петрович Смехов, проработавший на Ленских приисках более 25 лет; десятник Леонид Гаврильевич Поликарпов, тоже старый горняк с Ленских приисков; Константин Борисович Погребинский (участник прошлогодней партии шахтеров Евгения Ивановича Некипелова, в этот раз он приехал конторщиком-кладовщиком); Василий Яковлевич Власов и Василий Филлипович Фатеев, тоже проработавшие в прошлом году в партии Е.И. Некипелова; Иван Григорьевич Брылев, Николай Буторин, Василий Романович Зайцев, Николай Иннокентьевич Марков, Камимулла Каримов, Андрей Иванович Перетолчин, Петр Иванович Перетолчин, Илья Прокопьев, Егор Фролович Куренков, Михаил Алексеевич Ткаченко, Николай Черных; из Намцев плотники-пильщики Захар Петрович Дубовцев, Иван Иванович Макаров, Семен Петрович Питерцев, Николай Алексеевич Савельев, Петр Васильевич Феофанов.

К концу января к числу первых строителей Сангарского рудника, руководимых И.П. Смеховым, присоединилась группа рабочих, направленная также из Якутска. В группе было 9 человек: Яков Васильевич Черных, Егор Михайлович Перфильев, Яков Иванович Ткаченко, Петр Матвеевич Баженков, Илья Николаевич Иванов, Мухаммед Тимиргалиев, Дмитрий Бикенев, Михаил Петрович Петров и Семен Михайлович Игнатьев.

Перед майским праздником прибыло еще одно большое пополнение из 19 человек: Егор Ильич Долгополов, Идрис Горяевич Садыков, Александр Иванович Цау-Чжао, Петр Михайлович Леонов, Василий Андреевич Бабин, Петр Евдокимович Баранов, Александр Степанович Коновалов, Дмитрий Михайлович Питерский, Степан Кириллович Коротких, Алексей Самойлович Московский, Василий Семенович Тупицын, Василий Васильевич Боровинский, Василий Антонович Ноблин, Петр Иванович Жданов, Николай Терентьевич Безпрозванных. Алексей Алексеевич Карих и Иван Дмитриевич Мальцев.

Угледобычные работы были начаты 13 апреля 1929 года «без детальной разведки». После майских праздников прибыло еще одно пополнение: горный смотритель Яков Петрович Панченко (тоже из Ленских приисков), опытный пальщик Степан Егорович Безфамильный. Для добычи угля использовались разведочные штольни №1 и №2, и была заложена третья штольня. На берегу реки Лена для отвала угля и дальнейшей погрузки на баржу парохода была построена небольшая дамба.

С 25 июля 1929 года приступил к выполнению своих обязанностей первый управляющий угольными копями Михаил Абрамович Дунаевский. Техническое руководство горными работами осуществлялось инженером-геологом В.Э. Протопоповым. У истоков зарождающей добычи Сангарских углей были: главный инженер Н. Новохацкий, штейгер В. Малыгин, приехавший из п. Бурея Дальневосточного края; шахтеры П.И. Лемешко (тоже из Буреи), А.Г. Рудых, П.Е. Средних, С. Югов, В. Андреев, И. Хохлов, М. Артемьев. Т. Бутырин.

В арсенале первых угледобытчиков Сангар были: динамит, самодельный вентилятор с производительностью 30 куб. м. воздуха в минуту, прямоугольные деревянные ящики на двух роликах, называемые «санками» для откатки угля от забоя до камер временного хранения, 10 вагонеток системы «Коппеля» для дальнейшей откатки угля до дамбы. Для освещения использовали керосиновые лампы «Вольфа» и «Летучая мышь». Орудиями труда у забойщиков были: обушки, кайла, лопаты; у саночников - санки; у бурильщиков - ручные буры, сверла; у крепильщиков - топоры, пилы, кувалды и молотки; у погрузчиков угля - тачки.

Для замера содержания газа метана в штольнях не было индикаторных ламп и спецприборов. Шахтеры не имели четкого представления об опасности курения и применения открытого огня в шахте. Поэтому 13 мая 1929 года при производстве взрывных работ с применением открытого огня в штольне №2 произошел взрыв шахтного газа метана. Из штольни выбросило столб огня длинной восемь метров. По счастливой случайности никто из горняков не пострадал, но проходка штольни была приостановлена.

Среднемесячная производительность труда одного шахтера за летний период 1929 года составила 11,57 тонн на человека. За сутки добывали примерно по 20 тонн угля. Среднемесячная зарплата забойщика составляла 200 - 300 рублей, максимально - до 426 рублей. Всего за лето 1929 года было добыто 1810 тонн «черного золота». Себестоимость 1 тонны угля равнялась 24 рубля 55 копеек.

Зарождение первого рудника угольной промышленности имело большое значение для развития народного хозяйства молодой автономной республики и принесло новые перемены в жизни местного населения. На руднике не хватало рабочих рук, требовался приток новых сил. Поэтому шла широкая агитация среди комсомольцев и молодежи республики для работы не только на золотодобывающих приисках Алдана, но и в Сангарах, на добыче угля. В Сангар на работу группами и одиночками начала приезжать молодежь Намского улуса, на территории которого находилось тогда Сангарское месторождение.

В 1930 году уголь добывали сезонно, только в период навигации. Добычные горные выработки проходились на глазок. без маркшейдерских работ. Для увеличения объема добычных работ требовались проведение опережающих геологоразведочных работ и создание маркшейдерской службы для точного определения и изменений мощности и условий залегания угольных пластов в глубине, исключающих производственнный риск и обеспечивающих ритмичную добычу угля. В первых трех кварталах производились работы по проходке главных откаточных штреков и жилищно-хозяйственному строительству, а в четвертом квартале продолжались главным образом работы по разведке пласта «С», а также производилась хозяйственная заготовка лесоматериалов и дров. Производственная программа этого года предприятием была перевыполнена: добыто 5111,8 т угля (план 5100 т), но заводская себестоимость превысила плановую на 39,3% (22,58 руб. против 16,20 руб.). Капитальные затраты по Сангарским копям в 1930 г. составили 113403 рубля 97 коп..

Инженером В. Малыгиным, назначенным в октябре месяце 1930 года управляющим Сангарскими угольными копями, параллельно с добычными работами были продолжены геологоразведочные работы. Он разведал угольный пласт, названный «Ф-1».

В конце 1930 года в коллективе угледобытчиков работали около 50 человек. Они жили в трех бараках общей площадью 363 кв. м. Часть из них были семейные. Проектом на следующий год была предусмотрена следующая численность персонала: 22 забойщика, 12 саночников, 10 откатчиков, 1 крепильщик, 2 лесодоставщика, 3 ремонтных рабочих и 29 человек - административно-технический персонал. Общей численностью 79 работников.

Вплоть до января 1931 года ЯГТК занималась всеми вопросами проведения геологоразведочных и эксплуатационных работ на Сангарском месторождении каменного угля. И только после создания в городе Якутске отделения Геологического комитета ВСНХ РСФСР - Якутского районного геологоразведочного управления ЯГТК вплотную стала заниматься только организационными и производственными вопросами угольной промышленности. По-прежнему не хватало рабочих кадров, не велась их подготовка. Десятники рудника назначались из числа рабочих-выдвиженцев, не имеющих теоретических знаний.

По состоянию на 8 апреля 1931 года в Сангарской угольной копи работали 47 человек, в том числе 34 рабочих. Административно - технический персонал состоял из 7 человек. За год сменилось шесть управляющих.

Со второго полугодия 1931 года весь персонал рудника был охвачен соцсоревнованием и ударничеством.

Добыча угля за 1931 г. по Сангарам и Кангалассам составила 10760 т, из них Сангарские копи - 6631 т (план - 10000 т), или 66,3% плана, и Кангаласские копи - 4129 т (план - 8732 т) или 47,3%. Такое большое недовыполнение производственной программы была связано с рядом причин организационного и технического порядка, и, прежде всего, с отсутствием правильного и четкого административно-технического руководства (текучесть кадров), плохой организацией труда и быта (текучесть и нехватка рабочей силы) и сезонностью производства. В результате, несмотря на крупные капиталовложения (145,19 тысяч руб. в Сангарах и 90,61 тысяч руб. в Кангалассах), себестоимость продукции оставалась высокой (21,92 руб. и 21,94 руб. за тонну), и предприятия несли убытки.

Потребителями Сангарского угля, кроме Ленского пароходства. были: Якутская городская электростанция, Якутский кожевенный завод, Якутская метеорологическая станция «Гимеин», Якутский коммунальный трест.

В 1932 году с началом освоения Северного морского пути и образованием ГУСМП резко увеличился спрос на сангарский уголь. Это было связано с относительно высокой теплотворной способностью угля и выгодным расположением месторождения на водном пути.

Сангарское месторождение угля в 1932 году впервые было разведано в глубину бурением ряда скважин. Буровую партию возглавил инженер П.Г. Алексеев. Старшим бурмастером работал Булгаков, топографом - Новгородов, рабочих было 16. Уголь разведывали буровым станком «Крелиус» до глубины 134-148 метров, составили карту месторождения.

В январе 1932 года на руднике произошла большая авария: взорвалась угольная пыль, погибло 11 рабочих и двое было тяжело травмированы. Все горные работы были прекращены на полтора месяца. Убытки составили 73 тысячи рублей. Эта катастрофа, помимо физических разрушений, оказала деморализующее влияние на рабочую силу, а именно: помимо недостатка рабочей силы, прекратилась наблюдавшаяся ранее тяга к работе в Сангарах. Соответственно такое явление усугубило и без того ненадлежащий статучет. Перестроиться на меньшие объемы работы, что было бы нормально, предприятие не могло, так как поступавшие от треста задания на добычу угля и обещания присылки рабочих требовали именно дальнейшего развертывания работ. Но рабочих прибыло очень мало, и в результате первоначально составленный план, имеющийся на копях, оказался выполненным на 21,65%: вместо 15420 тонн добыто 3338. Катастрофа также явилась причиной для отлива рабочей силы. В числе уволившихся были опытные горняки. С этим моментом совпал и общий кризис рабочей силы в ЯАССР.

По плану 1933 г. капиталовложения в угольную промышленность Якутии были снижены по сравнению с 1932 г. до 338,9 тысяч руб., ввиду недостаточного освоения предыдущего лимита. При этом производственная программа для Сангарского рудника была заметно понижена (с 15420 т до 11000 т). Основное внимание горняков теперь должно было сосредоточиться на качественном освоении плана, росте производительности труда и снижении себестоимости продукции, (последняя по Сангарам должна была снизиться на 26%). В результате заметного улучшения работы предприятия в 1933 г. производственная программа была почти полностью выполнена, (Сангары добыли 11,6 тысяч т), при этом были сэкономлены крупные средства (за первые 9 месяцев работы 94,1 тысяч руб.). В значительной степени выполнение годового плана предприятием лимитировала плохая работа Ленского пароходства (ЛУРТа), не обеспечившего своевременного вывоза угля с угольного склада (дамбы), ограниченного по своим размерам.

Угольная промышленность Якутии нуждалась в коренном переоборудовании и преобразовании, и, в частности, в механизации всех трудоемких работ, поэтому объем капиталовложений в отрасль в 1934 г. был увеличен в 4 раза по сравнению с предыдущим годом (1350 тысяч руб.), в том числе Сангарским копям было выделено 818,7 тысяч руб. и Кангаласским - 513,3 тысяч руб. Однако добыча угля в 1934 г., тем не менее, сократилась на 9,4% против фактической добычи 1933 г. (17508 т против 20364 т). При этом план освоения средств предприятиями был выполнен всего на 57,2% (Сангары - 51,1%, Кангалассы - на 63,0%). Недовыполнение плана создало напряженное положение в топливном балансе г. Якутска. Причиной же такого положения вновь явилась неподача пароходством тоннажа под погрузку угля, что привело к простою производства. Дело затруднялось также отсутствием взрывчатки, рельсов, гужевого транспорта.

В 1934 году Сангарское рудоуправление представляло собой самостоятельную производственную единицу системы Наркомтяжпрома. В подземных выработках стало применяться электрическое освещение. К этому времени были исследованы восемь рабочих пластов угля, выявлены пласты, названные «Новый» и «Нижний». Продолжая работы П.Г. Алексеева, разведочными работами руководили: в 1933 году инженер И.С. Лорви, в 1934 году инженер Т.Р. Зейденберг. Ими всего было пробурено 12 скважин с общим метражом 1482 п. м. Поверхностные разведочные работы проводились шурфами и канавами. Разведочные работы были прекращены вследствие отсутствия финансирования.

Месторождение разрабатывалось главным образом для удовлетворения потребности в угле Ленского речного пароходства, при этом часть угля завозилась в бухту Тикси, кроме того потребителем являлся город Якутск. В 1934 году предполагалось добыть 17 тысяч тонн угля, с последующим увеличением добычи до 100 тысяч тонн в год.

В сентябре 1934 г. Сангарский и Кангаласский угольные рудники были переданы в систему Главсевморпути. По Сангарам было передано производственных зданий и сооружений на 700 тысяч руб. и жилфонд с культурно-бытовым строительством на 300 тысяч руб., а по Кангалассам - соответственно на 306 и 125 тысяч руб. Первый год работы рудников (1935 г.) в новой системе оказался не вполне удачным, особенно в первом полугодии, тем не менее, годовая добыча в Сангарах почти вдвое превысила уровень 1934 г. (17,7 тысяч т против 9,0 тысяч т), а Кангалассы перевыполнили план на 10% (11 тысяч т). Однако ввиду недовыполнения плана первого полугодия, отпуск Сангарского угля был ограничен только основными потребителями: Морским Управлением, Дальстроем, Ленгоспаром и флотом Якутского треста ГУСМП (СЯРП). Отказавшись, ввиду отсутствия планов и проектов реконструкции рудников, от немедленного перехода к механизации, Сангары и Кангалассы сосредоточили капитальные вложения в жилищное и культурно-бытовое строительство на сумму почти в 400 тысяч руб..

Второй год работы (1936 г.) каменноугольных рудников Якутского территориального управления ГУСМП (ЯТУ ГУСП) также не внес изменений в основные методы угледобычи в связи с задержками с вводом механизации. Тем не менее, 1936 год показал, что оба рудника твердо встали на путь устойчивой добычи, могущей в полной мере обеспечить нужды народного хозяйства. При непрекращающемся недокомплекте рабочей силы (особенно в Сангарах) оба рудника создали у себя основные кадры рабочих, причем значительная их часть состояла из представителей коренных национальностей, по своим производственным навыкам и показателям, не уступающим приезжим горнякам. В 1936 г. добыча угля по обоим рудникам увеличилась в два раза по сравнению с 1934 г., достигнув 37000 т (Сангары -23000 т и Кангалассы - 14000 т), а всего за семь лет существования рудников они дали для народного хозяйства свыше 130 тысяч т. В то же время и в 1936 г. не обошлось без потерь: из-за несвоевременного вывоза на дамбе Кангаласского рудника сгорело большое количество заготовленного угля на сумму 220 тысяч руб..

В связи с возрастанием роли порта Тикси и Сангарского угля в развитии перевозок по Северному морскому пути ЯТУ ГУСМП с 1934 г. стало принимать шаги к созданию в Сангарах мощного механизированного предприятия, которое могло бы в третьем пятилетии обеспечить добычу до 100 тысяч т угля в год. Для этой цели Московскому отделению Гормарктреста был заказан проект разработки Сангарского месторождения каменного угля. Параллельно с разработкой этого проекта по заданию ЯТУ ГУСМП Всесоюзный научно-исследовательский институт газа и искусственного жидкого топлива (ВНИИГИ) выполнил большую и интересную работу по определению технико-экономических показателей производства моторного топлива на базе углей Сангарского месторождения. Работами инженера Тюфякова в 1936 г. установлена была полная пригодность углей для этих целей. Учитывая исключительную важность брикетирования Кангаласского угля для увеличения радиуса его использования, ЯТУ ГУСМП обратилось в брикетную лабораторию Московского Горного института с просьбой изыскать пути превращения Кангаласского угля в брикеты.

В 1937 г. уровень добычи по двум основным рудникам несколько понизился (Сангары - 22,1 тысяч т и Кангалассы - 10,4 тысяч т), что было связано как с отставанием в механизации предприятий (хотя таковая и намечалась), недостаточностью вывозящего транспорта, так и, на наш взгляд, с началом массовых репрессии в стране, которые затронули и систему ГУСМП. В 1937 г. намечалась даже закладка фабрики по брикетированию угля с производительностью до 20000 т в год с последующим расширением её до 100000 т в 1942 г., но опыт оказался неудачным.

В годы третьей пятилетки угольная промышленность Якутии имела большие перспективы для своего дальнейшего роста в связи с быстрорастущим спросом на минеральное топливо и возможностями использования угля для получения кокса и моторного топлива. Крупными потребителями якутского угля становились: трест «Лензолото» (100-150 тысяч т в год), морской и речной флот, ЯЦЭС, многие предприятия местной промышленности.

По данным, относящимся к 1939 году, в октябре 1938 года в Сангарах были начаты работы по восстановлению и углублению наклонного шурфа №2 по пласту «С». Устье шурфа было завалено, и далее ствол на протяжении шести метров был заполнен льдом. Увеличив сечение, начали проходку разведочной шахты №2.

Из-за крутого падения угольного пласта (30-40 градусов) выдача угля на поверхность становилась затруднительной, поэтому был установлен конный ворот, при помощи которого удавалось выдавать до 30 вагончиков в смену.

В июне 1939 года шахта имела глубину по падению 36 метров. На всем протяжении мощность угольного пласта сохранялась около 2,5 метра с включением двух прослоев породы суммарной мощностью 25028 сантиметров.

Уже на первый год третьей пятилетки был установлен достаточно высокий план добычи угля общим объемом в 94 тысяч т (Сангары - 60 тысяч т и Кангалассы - 34 тысяч т). Правительство ЯАССР поставило перед ГУСМП вопрос о необходимости увеличения ассигнований на механизацию добычи и погрузки угля, об ускорении составления генеральных планов и технических проектов по реконструкции рудников и об усилении разведки и эксплуатации Кангаласских месторождений. В связи со значительным недовыполнением заданной программы Сангарским рудником (добыто лишь 33,5 тысяч т) 5 ноября 1938 г. было принято постановление Якутского Обкома ВКП (б) и СНК ЯАССР «О состоянии Сангарского каменноугольного рудника», в котором, наряду с резкой критикой положения дел на руднике, ставились все те же задачи о достижении уровня добычи угля до 60 тысяч т (постановление СНК СССР от 29 августа 1938 г. об ускорении механизации рудника в 1939 г.), о расширении разведки новых угольных пластов, об оказании помощи руднику со стороны правительства ЯАССР. В Кангалассах несколько пониженная программа (с 34 до 28 тысяч т) также была недовыполнена (22,5 тысяч т).

В годы третьей пятилетки усилилась механизация основного Сангарского рудника, особенно с постройкой в Сангарах в 1938 г. электростанции мощностью 110 кВт и строительством вместо нескольких мелких, кустарных шахт одной капитальной наклонной шахты. Если с 1931 г. на руднике уже применялась ручная механизация, то с 1939 г. началось применение при бурении электросверл, и был построен первый конвейерный привод, а в 1940 г. впервые стали работать на врубовой машине, что намного повысило производительность труда горняков. В результате механизации в Сангарах намного увеличилась, начиная с 1939 г., добыча угля. Так, в 1940 г. рудник выдал на-гора 69,3 тысяч т угля (при плане 70,0 тысяч т), а в 1941 г. - уже 80,9 тысяч т.

год стал годом начала механизации угледобычных работ. В первую очередь было механизировано бурение шпуров для закладки взрывчатого вещества, на добыче угля в шахте впервые внедрена врубовая машина. С февраля началось техническое обучение рабочих без отрыва от производства.

Великая Отечественная война поставила перед всем народным хозяйством СССР, в том числе и Якутской АССР, новые сложные задачи, которые совместными усилиями народов всей страны решались достаточно успешно, несмотря на трудности военного времени.

Народное хозяйство республики должно было перейти в максимальной степени на использование минерального топлива - угля. Завоз жидких нефтепродуктов в республику жестко лимитировался.

Ограниченность трудовых ресурсов из-за ухода наиболее работоспособных кадров на защиту Родины и трудоемкость заготовки древесного топлива требовали замены его, где это было возможно, каменным и бурым углем, добычу которого можно было концентрировать, а распределение и потребление централизовать.

В годы войны на территории республики поисковые и геологоразведочные работы не прекращались. В частности, на Сангарском месторождении в 1940-1941 годах были определены новые запасы угля, и в 1942 году стали разрабатываться шахтами пласты «Ф» и «С». Детальная разведка всего месторождения продолжалась до 1956 года, когда запасы были подсчитаны по категориям и утверждены ВКЗ (Всесоюзным комитетом по запасам) по состоянию на 1 января 1956 года.

В начале Великой Отечественной войны в поселке Сангар проживало 833 человека, в том числе 255 горняков. Но за четыре года 522 человека были призваны в ряды Красной Армии. На их место из разных улусов республики прибывали женщины и подростки.

В первые дни июля 1941 года по призыву Кобяйского райкома партии сангарцы провели воскресники на шахте по строительству узколинейной дороги протяженностью 420 метра. 6 июля на строительстве этой дороги работали 150 человек в две смены по 4 часа. Дорогу выстроили без затрат государственных средств. Подземные бригады рудника приняли обязательство ежедневно работать по три часа сверхурочно, остальные рабочие перешли на 12-часовой рабочий день. С 16 июля 1941 года все служащие, начальники участков перешли на 16-часовой рабочий день и после рабочего дня добровольно трудились на перевалке угля. В районной газете «Стахановец угля» появился лозунг:

«Сангарский рудник - тоже крепость,

Наш уголь - это бомба по врагу».

У многих жителей был личный «Лицевой счет патриота», такой счет был и у начальника первого участка шахты Усатова Константина Дмитриевича, где было написано:

.Отчислял ежемесячно до конца войны по 150 рублей;

.Подписался на заем 1941 года - 1500 рублей и погасил подписку досрочно:

.Сдал облигаций на фонд обороны на 1800 рублей.

.Приобрел билетов денежно-вещевой лотереи на 210 рублей

.Сдал теплые вещи для бойцов РККА на 65 рублей.

.Для помощи освобожденному населению перечислил 150 рублей;

.На строительство танковой колонный передал 130 рублей;

.Помогал защитникам Москвы и Ленинграда - 300 рублей;

.На эшелон подарков воинам Красной Армии дал 375 рублей;

.Участвовал на воскресниках - 6 раз;

.Внес рационализаторское предложение - один раз;

.Подписался на военный заем 1942 года на 2000 рублей;

Летом 1942 года на берег поселка Сангар были высажены около 200 финнов и людей других национальностей, депортированных из Ленинградской области решением Военного Совета Ленинградского фронта от 20 марта 1942 года. Спецпереселенцы были распределены на рыбодобычные и угледобычные работы.

В 1942 на Сангарском месторождении действовали две шахты - №1 и №2, кроме того, шахта №3 «Капитальная» находилась в проходке. В период навигации водным путем были получены новые врубовые машины «ГТК-3» и «ДТП-2».

Шахтой №1, расположенной в 300 метрах от берега Лены, разрабатывался пласт «Ф-1», а в последующее время при помощи квершлага пласт «Д». К концу указанного года по этой шахте подготовленных к выемке запасов имелось около 40 тысяч тонн. Дальнейшее увеличение запасов шахты за счет углубления или вскрытия пласта за зоной нарушения было признано нецелесообразным, так как разведочными работами 1942 года было установлено, что выше пласта «Ф-1» имеется еще два угольных пласта рабочей мощности, которые таким образом могут быть подработаны.

Шахта №2 была расположена в 740 метрах (по прямой) от берега Лены и разрабатывала пласт «С». В западном крыле шахты было добыто около 70 тысяч тонн угля. Восточное крыло по мере продвижения на восток переходило в западное крыло шахты №3 «Капитальная».

Шахта №3 от берега реки Лены находилась в 1300 метрах по прямой линии. Следует отметить, что к моменту ее закладки по месторождению не было ни одного разведанного шахтного поля и оставались неясными общие перспективы месторождения.

В результате разведочных работ, произведенных в 1942 году, была выявлена возможность добычи угля по пластам «Д» и «Д-1», разработка последних была организована штольнями с берега реки, а также при помощи квершлага длинной 50 - 60 метров, пройденного из шахты №1.

июня 1943 года случилась самая крупная трагедия в истории поселка Сангар - при взрыве угольной пыли в шахте №2 погибло 22 шахтера: Афонин Е.И. Белов А.В., Власенко Т.Г., Еряшев П.М., Зяблов В.И., Иконников Г.М., Иванов Е.Г., Караваев А.М., Леденцов Н.И., Лютов М.М., Малкова Г.П., Макеев П.С., Ноговицын М.Е., Ожигов А.М., Сенчук В.С., Семичастных М.А., Трыков А.В., Унжаков А.П., Хабардин М.Ф., Чалеев М.В., Шишов И.Ф. и Эверстов Д.И.

С 1943 года сангарский уголь стал систематически поставляться в Бодайбинский горнопромышленный район. Туда из Сангар было доставлено в 1943 году 14 тыс. тонн, в 1944 году - 21,7 тыс. и в 1945 году - 22,5 тыс. тонн угля. Туда же в 1944 году было доставлено 10 тыс. тонн угля из Джебарики-Хая. Также у Сангара появились новые потребители: Жатайстрой и Янское речное пароходство.

В 1944 году добыча велась шахтами №1, 2, 3, 4. По-прежнему не хватало людских трудовых ресурсов. Руководство рудоуправления вынуждено было обратиться за помощью к республиканским властям. В марте 1944 года в Сангарский рудник прибыло более 200 человек, а 26 июня того же года на пароходе «Лермонтов» на трудовой фронт приехали около 100 молодых женщин из Вилюйской группы районов. Среди нового пополнения сангарских шахтеров были: Мария Николаевна Семеновна, работала на погрузке угля; Акулина Андреевна Каратаева, которая проработала в коллективе шахты до преклонных лет; Дария Попова; Марина Софроновна Ефимова, родом из Ыгыатты; Варвара Петрова, трудилась в шахте №4; Березкина Дарья Игнатьевна, работала сперва на погрузке угля, затем ее перевели на подземную работу, там стала люковой - через люк беспрерывно пропускала отбитую горную массу, где требовалась большая сноровка, стала одной из первых стахановцев - женщин Сангар; Татьяна Михайловна Семенова из наслега Элэмтэ Вилюйского района; Варвара Ильинична Петрова; Анна Егоровна Евдокимова; Нина Константиновна Лысхаева; Марфа Ивановна Кочнева; Мария Николаевна Неустроева, в годы войны работала на погрузке угля и др.

В июне 1944 года на руднике работало до 300 местных жителей, приехавших из разных уголков республики. В том году в Сангаре было семь шахтерских общежитий из них одно новое на 100 мест. В них всего размещались 262 работников, в частных квартирах жили 59 человек.

Среднегодовое число рабочих по предприятию угольной промышленности за годы Великой Отечественной войны росло следующим образом:

Месторождение1941 г.1942 г.1943 г.1944 г.1945 г.Сангарское238274290389453

Таким образом, как показывает таблица, среднегодовое число рабочих основного производства в годы войны возросло в Сангарах почти в 2 раза.

Добыча угля на Сангарском месторождении за 1940-1945 составила по годам (в тысячах тонн):

19401941194219431944194569,380,9106,985,8106,2140

Как видно из данных таблицы, добыча угля в 1945 году против 1940 года возросла также в 2 раза.

В добыче угля в Сангаре в последующее годы стали иметь существенное значение новые пласты «Д» и «Нижний», начатые разработкой при помощи штолен.

Таким образом, начало изучения Сангарского месторождения было положено ещё в дореволюционный период, но более глубокое исследование его началось лишь с середины 1920-х годов, а начало освоения с конца 1920-х годов. В годы первых пятилеток Сангарский рудник переживал организационный период с его многочисленными трудностями, на производстве преобладал ручный труд. С переходом Сангарских копей в ведение ГУСМП и, особенно, с начала 40-х годов начинается постепенная механизация производства, расширяются его масштабы и круг потребителей. В годы Великой Отечественной войны, несмотря на труднейшие условия, коллектив рудника в основном успешно справлялся с государственными заданиями и обеспечивал основных потребителей своей высококачественной продукцией.

Заключение

На основе вышеизложенного материала можно сделать следующие выводы.

.Несмотря на то, что месторождения углей в Якутии известны с незапамятных времен, научное их исследование началось лишь с 18-го века. Первым оставил письменное описание бурого угля на Сургуевом камне (Кангаласском месторождении) в 17З6 г. И..Г. Гмелин. Вслед за И..Г. Гмелиным постепенно росло число исследователей и исследований полезных ископаемых Якутской области, в том числе и угольных месторождений. Этими исследователями были: в 18-м веке - П.С. Паллас, Сарычев Г.; в 19-м веке - М. Злобин, Р. Маак, П. Кларк, А.Л. Чекановский; в начале 20-го века - В.Н. Зверев, А.Г. Ржонсницкий, П. Драверт и другие.

Тем не менее, систематического изучения месторождений ископаемого угля на территории Якутии в дореволюционное время налажено не было. В различных местах в береговых обнажениях рек имелись многочисленные выходы угля, о которых местное население, конечно, знало. Их описание делалось случайно отдельными путешественниками и чаще всего в обжитых районах.

В дореволюционной Якутии были попытки использования угля, но они носили непостоянный характер. Первой попыткой использования каменного угля в Якутии следует считать добычу на Сургуевом камне и доставку его в Охотск для нужд экспедиции Биллингса и Сарычева (1787-1791 гг.). В середине XIX века были открыты и получили широкую известность богатейшие Ленские золотые россыпи. На реке Лене возникло пароходство, постепенно росла численность самоходного флота. В 1917 году на реке Лене, включая технические, было 38 судов. Однако паровой флот был приспособлен и отапливался исключительно дровами.

Уголь Кангаласского месторождения не конкурировал с дровами ни в одном из пунктов по реке Лене, и по мере увеличения расстояния перевозок он становился все более дорогим по сравнению с дровами, которые имелись по обоим берегам Лены на всем ее протяжении, а расстояние доставки их до пунктов бункеровки пароходов было незначительным. Поэтому затраты на заготовку дров были исключительно мизерными, кроме района Бодайбо, куда лес сплавлялся по реке Витиму.

По мере истощения древесных массивов на Ленских приисках золотопромышленные компании проявляли всё больший интерес к якутским углям. В 1914-1916 годах золотопромышленниками проводилось обследование Кангаласского угольного месторождения, и были даже открыты четыре небольших рудника для эксплуатации. Разработка копей была вызвана необходимостью перейти на более дешевое топливо на Витимских приисках, где цена 1 куб. сажени дров в военные годы дошла до 45 рублей. Добыча угля на месте в Кангалассах обходилась около 2 копеек за пуд, доставка до Бодайбо - 10 копеек и прочие расходы - 2-3 копеек за пуд. Следовательно, стоимость пуда угля в Бодайбо составляла 15 копеек. Принимая во внимание, что 150 пудов угля заменяют 1 куб. сажень дров, получалось, что отопление углем обходилось в 2 раза дешевле дровяного. Несмотря на прямую экономическую выгоду замены дров в Бодайбо кангаласским углем, добыча и завоз угля развития не получили. Дальнейшая добыча угля была прекращена.

Возникшая с середины Х1Х века мелкая кустарная промышленность г. Якутска, включая паровые мельницы и городскую электростанцию, исключительно обходились древесным топливом. Тем более не нуждались в угле мелкие домовладельцы Якутска, которые либо заготовляли дрова сами, либо приобретали их по довольно низкой цене. Сельское население, составляющее абсолютное большинство населения области, также, не нуждалось в ископаемом угле.

Таким образом, в дореволюционной Якутии уровень развития хозяйства и транспорта не создавал предпосылок для возникновения и развития угольной промышленности, а эпизодические попытки изучения и использования углей на Ленских золотых приисках и в пароходстве не увенчались успехом.

.Только с 1925 года началось систематическое изучение геологии и угленосности Ленского бассейна, в первую очередь Кангаласского и Сангарского месторождений. В этом году по заданию Угольной секции Геологического комитета геологом Г.А. Ивановым было произведено детальное исследование Сангарских и Кангаласских углей. Позже в своих работах он дал характеристику этих месторождений, оценку качества углей, выделив Сангарское месторождение как лучшее из месторождений Якутии. В 1926/27 г. Якутская Горно-техническая контора предприняла дальнейшее обследование Нижне-Ленских угольных месторождений (Сангарского, Жиганского, Булунского, в бухте Тикси), для чего были приглашены два студента Московской Горной академии В.Н. Кузнецов и Л.Т. Софронов. В результате обследования вновь было установлено, что из всех известных месторождений лучшим по качеству угля и его физическим свойствам является Сангарское месторождение с определившимся уже запасом - до 850000 тонн и весьма удобным для эксплуатации.

В 1928 г. Якутской ГТК в разные районы республики были отправлены шесть эксплуатационно-разведочных партий. В их числе была партия во главе с горным техником Е.И. Некипеловым, которая должна была на средства госбюджета продолжить разведку и одновременно начать разработку Сангарского месторождения, имея задание добыть для якутского пароходства 80 тысяч пудов каменного угля. Таким образом, именно 1928 год является началом промышленной эксплуатации Сангарского каменноугольного месторождения.

.В арсенале первых угледобытчиков Сангар были динамит, самодельный вентилятор с производительностью 30 куб. м. воздуха в минуту, прямоугольные деревянные ящики на двух роликах, называемые «санками» для откатки угля от забоя до камер временного хранения, 10 вагонеток системы «Коппеля» для дальнейшей откатки угля до дамбы. Для освещения использовали керосиновые лампы «Вольфа» и «Летучая мышь». Орудиями труда были у забойщиков - обушки, кайла, лопаты; у саночников - санки; у бурильщиков - ручные буры, сверла; у крепильщиков - топоры, пилы, кувалды и молотки; у погрузчиков угля - тачки.

Для замера содержания газа метана в штольнях не было индикаторных ламп и спецприборов. В 1934 году в подземных выработках впервые стало применяться электрическое освещение.

С нарастанием объемов добычи угля, стало применяться механизированное оборудование. Так, 1940 год стал годом начала механизации угледобычных работ. В первую очередь было механизировано бурение шпуров для закладки взрывчатого вещества, на добыче угля в шахте впервые внедрена врубовая машина. С февраля началось техническое обучение рабочих без отрыва от производства.

В 1942, в период навигации, водным путем были получены новые врубовые машины «ГТК-3» и «ДТП-2».

.Первым и основным потребителем Сангарского угля стало Ленское пароходство, кроме него потребителями стали Якутская городская электростанция, Якутский кожевенный завод, Якутская метеорологическая станция «Гимеин», Якутский коммунальный трест.

В 1932 году с освоением Северного морского пути и образованием ГУСМП резко увеличился спрос на сангарский уголь (для бункеровки морских судов). Это было связано с относительно высокой теплотворной способностью угля (6800-7900 калорий) и выгодным расположением месторождения на водном пути.

С 1943 года сангарский уголь стал систематически поставляется в Бодайбинский горнопромышленный район. Также у Сангара появились новые потребители: Жатайстрой и Янское речное пароходство.

Кроме того, ещё до войны вынашивались планы производства моторного топлива на базе сангарских углей, однако дело не получило продолжения.

.Открытие, изучение и освоение Сангарского угольного месторождения было связано с участием большого числа людей, которые вложили свои духовные и физические силы в становление и развитие этого крупного промышленного предприятия. Геологическое изучение данного месторождения вели: Л. Либерман, Г.А. Иванов, Л.Т. Софронов, В.Н. Кузнецов, Е.И. Никипелов, Р.Ф. Мальцев, П.Г. Алексеев, И.С. Лорви, Т.Р. Зейденберг и другие. Руководителями предприятия в разные годы являлись: М.А. Дунаевский, П.И. Лемешко, В. Малыгин, Н.Л. Балахшин, Г.А. Леонов, Г.Т. Езеев, М.П. Терехов.

Трудовой коллектив Сангарского рудника, несмотря на характерную для 1920-30-х годов текучесть кадров, постепенно закреплялся на месте и принимал самое активное участие в социалистическом соревновании. Среди горняков вырастали ударники и стахановцы, среди которых можно назвать: Е.И. Цыпандина (на руднике выросла целая династия Цыпандиных), А.Г. Рудых, П.Н. Павлова, Я.Г. Сметанина и других. Таким передовикам производства, как Л.Г. Горбунов и П.П. Кочнев, после войны было присвоено высокое звание Героя Социалистического труда.

.Таким образом, мы можем прийти к выводу о том, что Сангарское угольное предприятие получило свое довольно быстрое развитие, благодаря, прежде всего, уникальному месторождению высококачественного каменного угля, выгодному месторасположению и интенсивному развитию промышленности и транспорта в Якутской АССР в указанный период. Весомый вклад в развитие рудника внесло то, что Сангарские копи являлись важнейшей топливной базой для морских судов в Восточном секторе Северного морского пути. Однако крупнейшим рудником Якутии того периода он стал всё же, благодаря трудовому героизму большого коллектива горняков во главе с опытным техперсоналом.

Общий объем угледобычи за первые три года третьей пятилетки в Якутии составил 311,4 тысяч т, при этом в 1940 г. уголь занимал уже 27% в общих энергетических ресурсах республики в пересчете на условное топливо. В этом же году основные производственные фонды четырех угольных рудников (без Чульманского) составляли (в ценах соответствующих лет, тысяч руб.): Сангары - 2800, Кангалассы - 595, Зырянка - 199,1, Джебарики-Хая - 91,1 тысяч руб. Всего за период с 1928 по 1940 гг. было вложено в строительство угольных предприятий 6664,2 тысяч руб., в том числе в производственные фонды - 3685,2 тысяч и в непроизводственные -2399 тысяч руб. Из этих данных видно, что Сангарский рудник являлся основным поставщиком минерального топлива потребителям республики.

Список использованных источников и литературы

угольный месторождение шахта

1.Белов М.И. История открытия и освоения Северного морского пути. Т. 4 Л., 1969

2.Большая Советская Энциклопедия. Т. 26. М., 1977.

3.Боякова С.И. Главсевморпуть в освоении и развитии Севера Якутии (1932 - июнь 1941 гг.). Новосибирск., 1995.

4.Гоголев З.В. Социально-экономическое развитие Якутии. (1917- июнь 1941 гг.), Новосибирск 1972

.Гусак С.Н. Промышленность в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Автореф. канд. дисс. Якутск, 1998.

7.XX лет Якутской АССР. Якутск, 1942.

.25 лет Якутской АССР. Якутск, 1947.

.Докторов П.И. Социалистическая индустриализация Якутии и ее некоторые особенности. Якутск, 1971.

.Долгополов Н.Н. Угли Якутии. Л., 1946.

.Иванов Г.А. Геологический очерк ископаемых углей среднего течения реки Лены. Л., 1928.

.Иванов Г.А. Месторождения ископаемых углей Якутской АССР. М., 1934.

.История Якутской АССР. Т. 3. М., 1963.

.Кобяйский улус. История, культура, фольклор - Якутск, 2007.

.Колесов Г.Г., Потапов С.Г. Советская Якутия. М., 1937.

.Местникова М.В. Сангарский угольный рудник // Сборник научных статей Якутского республиканского краеведческого музея вып. Якутск, 1957.

.Митюшкин В.В. Социалистическая Якутия. Якутск, 1960.

.Московский А.С. Промышленное освоение Сибири в период строительства социализма (1917-1937 гг.). Новосибирск, 1975.

.Петров Д.Д. Якутия в годы Великой Отечественной войны. Якутск, 1992. Ч. 2.

.Прокопьева А.П. Развитие угольной промышленности Якутии в довоенный период. Рукопись. Якутск, 1976.

.Силич Е.Н. Угольные ресурсы и их использование 1949.

22.Хатылаев М.М. Промышленное освоение Якутии от истоков до 1946 г., Якутск, 2010.

.Черский Н.В. Богатства недр Якутии. Якутск, 1971.

.Чудинов Г.М., Готовцев И.П. Угольная промышленность и топливный баланс Якутской АССР. М., 1969.

25.Якутия: сб. статей. Л., 1927.

Похожие работы на - Сангарский угольный рудник в 1928-1945 годах

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!