Развитие Молдавии в пореформенный период XIX века

  • Вид работы:
    Контрольная работа
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    32,88 Кб
  • Опубликовано:
    2013-04-05
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Развитие Молдавии в пореформенный период XIX века















Контрольная работа

Развитие Молдавии в пореформенный период XIX века

Содержание

1. Буржуазные реформы и социально-экономическое развитие

. Общественно-политическая жизнь

. Этнодемографические изменения

. Развитие культуры во второй половине XIX в.

Литература

. Буржуазные реформы и социально-экономическое развитие

Смена феодальной формации новой, капиталистической происходила в России в результате буржуазных реформ, вызванных условиями экономического развития страны.

«Положениями» 19 февраля 1861 г. в России было отменено крепостное право и расширены гражданские права сельского населения. По внешнеполитическим причинам самодержавие не ввело после 1812 г. в Бессарабии крепостного права и основная масса крестьян - царане считались лично свободными, а крепостные (в основном цыгане) составляли только I % от общего числа сельского населения края и земледелием почти не занимались. Для этой категории крестьян были изданы «Правила о людях, вышедших из крепостной зависимости в Бессарабской области». Бывшие крепостные получали свободу с правом переселяться в течение двух лет, в основном с согласия помещиков, но без надела земли, таким образом, они вновь оказывались в зависимости от владельца.

Аграрные преобразования для основного числа сельского населения Бессарабии осуществлялись рядом реформ для разных категорий крестьянства. 14 июля 1868 г. Александром II был подписан проект «Положений» о поземельном устройстве царан Бессарабской губернии, составлявших 70% всего населения края. Среднедушевой надел царан не отличался существенно от размеров, определенных для крестьян черноземных губерний России, и составлял 2,9 десятины. Важной особенностью «Положений» стало предоставление царанам земли не в общественное, как в центральных русских губерниях, а в посемейнонаследственное пользование и владение. В течение 20 лет царане могли отказаться от своих наделов, перейти на другие земли, передать свои участки односельчанам. Крестьянам Бессарабии было выделено 1,5 млн. десятин, в то время как площадь помещичьего и монастырского землевладения превышала эту цифру, что объясняет сохранившееся малоземелье крестьянских масс.

Вслед за «царанской» реформой для Бессарабии в 1869 г. были изданы «Правила» о государственных крестьянах, в 1871 г. - об устройстве колонистов и о наделении землей однодворцев, в 1875 г. - условия наделения землей царан, водворенных в резешские и мелкопоместные вотчины. Положение разных категорий сельского населения после реформы не было одинаковым ни по земельной обеспеченности, ни по условиям выкупа земли. Например, государственные крестьяне получали душевой надел с правом выкупа в свою собственность с уплатой по 46 коп. за десятину, тогда как царане облагались налогом с каждой десятины по

руб. 78 коп. К 1905 г. средний надел земли на один двор у царан составлял 4 десятины, у бывших колонистов - 16,3, у государственных крестьян - 9,6, у резешей - 5,3 десятины.

По условиям Парижского мирного договора 1856 г. южная часть Бессарабии - Измаильский, часть Кагульского и Аккерманского уездов - была передана Молдавскому княжеству. В 1864 г. здесь также был проведен аграрный закон, утвердивший не общинное, а посемейно-наследственное землепользование крестьян. Выкуп земли производился отдельными семействами, а не всем сельским обществом. Размер крестьянских посемейных наделов колебался в Южной Бессарабии от 2 до 8 десятин. Однако из 320 тыс. десятин общей площади области 270 тыс. находились в пользовании государственных крестьян и колонистов, которые по закону 1874 г. получали в собственность на льготных условиях на главу семейства соответственно по 30 и 50 десятин. Данная категория крестьян в результате поземельного устройства получила возможность для перевода своих хозяйств на капиталистическую основу. Это положение сохранилось и после возвращения России в 1878 г. южных районов Бессарабии.

Аграрные реформы не устранили полностью феодальных пережитков прошлого. В стране значительные земельные богатства сохранились у помещиков. У отдельных бессарабских владельцев насчитывалось в собственности от 1 тыс. до 18 тыс. десятин. Тяжелой формой эксплуатации крестьян являлись выкупные платежи, включавшие не только стоимость земли, но и компенсацию помещикам за потерю крестьянского труда. Феодальные черты проявились в реформе при наделении крестьян землей, зачастую наблюдалось неполное размежевание помещичьих и царанских земель, а также чересполосица и худшее качество земли в крестьянских наделах.

Крестьянская реформа в целом открыла большие возможности не только для развития сельского хозяйства, расширения внутреннего рынка, но и для роста экономики Бессарабии. Был подорван сословный характер землевладения, так как земля стала товарам, собственностью лиц, располагавших капиталом, независимо от их сословной принадлежности. По своему содержанию это была буржуазная реформа.

В Бессарабии почти одновременно с центральными губерниями были введены и другие буржуазные реформы, наиболее важными из которых являлись земская (1864 г.) и городская (1870 г.). Созданные в губернии органы самоуправления (земские управы, городские думы И т.д.) отличались от российских своей реакционностью. Это было обусловлено рядом причин: безраздельным господством в органах самоуправления помещиков и крупного чиновничества, отсутствием «третьего элемента» (т.е. интеллигенции) как организованной силы, а также крупных культурных и промышленных центров, способных оказывать влияние на развитие прогрессивных тенденций в обществе.

Введение всесословного начала в организацию местного управления предоставляло простор местной самодеятельности в организации сельскохозяйственного производства, подготовке специалистов для различных отраслей хозяйства, в улучшении работы здравоохранения, образования и т.д.

В 1869 г. в Бессарабии была проведена судебная реформа, по которой в крае учреждались окружной суд, входивший в округ Одесской судебной палаты, всесословные суды, адвокатура и институт присяжных заседателей. Новые судебные уставы постепенно вытесняли из судебной практики местные законы, основанные на феодальном праве, что способствовало развитию капиталистических отношений. Буржуазные реформы, несмотря на их противоречивость и сохранившиеся остатки феодализма, в целом открыли возможность для интенсивного развития экономики и расширения внутреннего рынка в Бессарабии.

Со времени крестьянской реформы и до начала XIX века Бессарабия оставалась аграрным краем, но с высоким в условиях России уровнем товарности производства. Из всех губерний Европейской России в Бессарабии наиболее четко проявились два пути развития капитализма в сельском хозяйстве: консервативно-буржуазный (прусский) и фермерский (американский). Основой их развития явились два типа хозяйства - помещичье и крестьянское. Юг края был заселен преимущественно привилегированными категориями крестьян - государственными, казаками, колонистами, лучше наделенными землей и менее отягощенными повинностями и податями. Здесь наиболее интенсивно развивались капиталистические отношения по американскому образцу. На севере губернии сильны были феодально- крепостнические пережитки и преобладал прусский путь, центральные уезды занимали промежуточное положение.

Благоприятные географические условия (климат, почвы) и расположение на юго-западной границе России при наличии речных путей сообщения и выхода к морю (порт Одесса), интенсификация и специализация земледелия позволили Бессарабии занять важное место в стране по производству зерна. В пореформенный период в крае произошли количественные и качественные изменения в производстве этой продукции, в том числе и товарной, повысилась роль интенсивных отраслей сельского хозяйства.

Во второй половине XIX в. в крае значительно увеличился сбор озимых сортов пшеницы. По сравнению с 1814 г. объем урожаев этой ценной культуры к концу века возрос в 16 раз, а размер посевных площадей под нее - в 15 раз. В урожайные годы валовой сбор зерновых культур доходил до 15 млн. четвертей (четверть равна в среднем 9 пудам). В пореформенный период Бессарабия специализировалась на производстве и продаже зерна.

Традиционной культурой Бессарабии являлась кукуруза. К началу

в. из восьми уездов в шести кукуруза стала преобладающей культурой и только в Аккерманском и Измаильском уездах первенство оставалось за пшеницей. Более 2/3 чистого сбора кукурузы вывозились за границу. К концу XIX в. крупными покупателями этой культуры были Италия, Франция (6-10 млн. пудов в год), неослабевающим спросом пользовалась кукуруза в Англии и Германии.

На протяжении всего XIX в. губерния в зерновом производстве оставалась пшенично-кукурузно-ячменной. Около пятой части от посева всех зерновых в Бессарабской губернии занимали площади под ячменем - до 370 тыс. десятин в конце века. Главными хлебопроизводящими уездами были северные, здесь наблюдалось двукратное увеличение площадей, и южные, в которых площади под эти культуры возросли в 3-4 раза. Скачок на юге был обусловлен возвращением России Подунавья в 1878 г. и втягиванием крестьянства в капиталистическое производство.

В пореформенное время значительных успехов в Бессарабии достигли виноградарство и виноделие. Расширение этих отраслей было связано с потребностями российского рынка, благоприятными почвенно-климатическими и социально-экономическими изменениями в деревне. Площадь виноградников, производство и продажа вина за 30 лет (1870-1900) увеличились в 3 раза. Произошло это вследствие роста числа и площади виноградников после передачи царанам земли в постоянное пользование. В 1900 г. из 80 тыс. десятин, отведенных под виноградники, 70 тыс. принадлежали крестьянам. Наиболее высокие урожаи винограда были в Кишиневском, Оргеевском и Аккерманском уездах. К началу XX в. Бессарабия находилась на первом месте по производству вина среди других винодельческих районов России и давала 50% общероссийского производства при 31% площади виноградных насаждений. К 1900 г. в России получили 29,5 млн. ведер вина, из которых в Бессарабии было произведено 14,7 млн. ведер. За пределами губернии было продано 10 млн. ведер вина в основном в центральные промышленные районы России. Виноградарство и виноделие к концу XIX в. стали по значению второй отраслью народного хозяйства края.

После крестьянской реформы расширились фруктовые посадки и садоводство в целом стало товарным. За последние 30 лет XIX в. площади под садами увеличились в 1,5 раза и к 1900 г. составили 26 тыс. десятин. Наиболее частыми были небольшие сады размером от 0,5 до

десятин, принадлежавшие крестьянам. У помещиков площадь под садами занимала от 5 до 15 десятин, а монастыри отводили под фруктовые деревья от 15 до 30 десятин земли.

В крае культивировались слива, яблоня, груша, вишня, абрикос, черешня, айва, орех по нескольку сортов каждого вида. В системе всероссийских отраслевых рынков Бессарабия занимала видное место, снабжая центральные, западные и украинские губернии черносливом, свежими плодами и сухофруктами. Сушильные предприятия со специальными духовыми аппаратами и цехами появились в конце XIX в. в крупных специализированных садоводческих хозяйствах, производивших по 5-10 тыс. пудов продукции. К 1900 г. объем фруктосушения составлял 445 тыс. пудов. Показателем товарности и доходности садоводства служил вывоз фруктов, который за последние 30 лет XIX в. увеличился в 20 раз. В Юго-Западной России Бессарабская губерния занимала второе после Крыма место по уровню развития садоводства.

В животноводстве, оттесненном на второй план земледелием, в пореформенный период наблюдался небольшой прирост поголовья скота, общая численность которого к 1900 г. составляла 3 млн. голов. Наиболее распространенной отраслью бессарабского скотоводства являлось овцеводство, по которому край занимал шестое место среди губерний Европейской России. Более половины овец принадлежало крестьянам преимущественно юга Бессарабии, где еще сохранились значительные площади скотоводческих угодий. Товарная продукция животноводства сбывалась в самой Бессарабии, вывозилась в Россию и за границу и ее оборот в 1901 г. достигал 7,5 млн. рублей. Доходы от земледелия с 50-х гг. XIX в. до начала XX в. умножились в десять раз (с 3,7 млн. до 40 млн. руб.), а от животноводства - лишь втрое (с 2,3 млн. до 7,5 млн. руб.).

Сдвиги в сельском хозяйстве края, углубление его специализации в пореформенный период способствовали утверждению новых капиталистических отношений. Тесно связанная со всероссийским рынком, специализировавшаяся на производстве зерна, а также виноградарстве и садоводстве, Молдавия играла важную роль в хозяйстве страны.

Доминирование аграрного производства в народном хозяйстве края оказывало воздействие на другие отрасли экономики, в том числе на промышленность. Большая часть предприятий была занята переработкой сельскохозяйственного сырья. Главное место в пищевой промышленности Бессарабии занимали мукомольные и винокуренное производства, которые поднялись до уровня фабрично- заводских предприятий. В пореформенный период мукомольни и винокурни давали более 50% всей стоимости продукции заведений фабричного типа. К 1900 г. из 8 млн. руб. всего объема промышленности на мукомольную и крупяную приходилось 3,8 млн руб., на винокуренную - 0,6 млн. руб. Деревообрабатывающая промышленность производила на рубеже веков изделий на 400-600 тыс. руб. ежегодно. В этих трех отраслях использовалось основное число паровых двигателей, имевшихся в крае. Свыше 80% фабрично-заводских производств в Бессарабии возникли в 90-е гг., т.е. в период промышленного подъема в России, а значит, на два десятилетия позже по сравнению с общероссийским процессом. Интенсивность эволюции новых отношений между тем была гораздо выше, чем в других европейских губерниях. Количество мануфактурных заведений выросло со 100 в 1861 г. до 1250 в 1900 г. Мануфактуры имелись среди шерстомоек, салотопен, ткацких, гончарных, свечных, табачных мастерских, пивоварен, в рыболовецких артелях. Среди паровых мукомолен было много средних и мелких, близких к мануфактуре. Так, в 1885 г. из 221 мельницы с паровым двигателем к фабрично-заводским причислялись только 59, а в 1899 г. из 400 - лишь 149. Мануфактуры возникали в основном на базе мелких промыслов, на них осуществлялась переработка продуктов сельского хозяйства, производство строительных материалов, сельскохозяйственного инвентаря и т.д. Объем продукции мануфактур к 1900 г. являлся небольшим - 1,7 млн. руб.

Важную роль в местной промышленности Бессарабии играли домашние крестьянские промыслы и мелкотоварное производство. Из домашних промыслов среди населения было распространено изготовление ковровых изделий, обуви, одежды, предметов из глины и дерева, сыромятных кож. При благоприятных условиях (наличие спроса, дешевого сырья, рабочей силы и опыта) домашний промысел превратился в ремесло, в мелкое товарное производство, производившее товары по заказу и на рынок. К концу XIX в. в Бессарабии насчитывалось 55 тыс. ремесленников, половина из которых приходилась на сельскую местность. Основными ремесленными занятиями были пошив одежды и обуви, строительные работы (каменщики и плотники), обработка металлов, а также растительных, животных и минеральных веществ.

В хозяйстве пореформенной Бессарабии определенную роль играли промыслы, среди которых наиболее распространенными были рыболовство, добывание соли, извоз, ломка известнякового камня и др. Извоз- ничество осуществлялось в формах торгово-транспортного промысла и временного извоза как подсобное занятие крестьян в свободные от полевых работ периоды. Общая численность промысловых рабочих в пореформенную пору (на рынках, соляных промыслах, занятых извозом и

добычей известнякового камня) составляла более 11 тыс. человек.

На промышленных предприятиях края - ремесленных и особенно фабрично-заводских - были заняты рабочие, прибывшие из других губерний страны, обладавшие техническими знаниями и опытом работы. Они составляли 56,5% от общего количества рабочих, и это положение являлось закономерным для капиталистического пути развития, на который вступила и Бессарабия.

Составной частью общего процесса развития капиталистического способа производства являлось развитие механизированного транспорта, который содействовал углублению товарности и специализации производства, формировал новые торговые связи. Положительным фактором торговли явилось сооружение железных дорог в Бессарабии и улучшение судоходных путей по Днестру, использование для перевозки грузов пароходов. Прокладка железнодорожных линий по территории Бессарабии и Приднестровья заняла почти три десятилетия, их длина составила 801 версту. Наличие в крае этих магистралей способствовало укреплению торговых связей внутри губернии, тесному сближению с важнейшими центрами России и обеспечению выхода Бессарабии к мировому рынку - в Австро-Венгрию, балтийские порты, Германию и другие западноевропейские страны, на Балканы.

Бессарабия находилась вблизи крупнейшего в России черноморского Порта Одессы, имела свои города на Дунае - Рени, Измаил, Килию. По территории края протекали две судоходные реки - Днестр и Прут, длина путей которых достигала 900 верст.

Рост товарности сельскохозяйственного производства, развитие всех видов промышленности, наличие транспортных возможностей обусловили в пореформенный период в Бессарабии подъем внутренней и зарубежной торговли. В крае продолжали функционировать много ярмарок: в Бельцах, Хотине, Измаиле, Белграде, Каменке и других городах и селах. В 1901 г. стоимость товаров, проданных на губернских ярмарках, равнялось 0,6 млн. руб. Однако постоянные формы торговли - лавочная и базарная - явно превалировали над ярмарочной после буржуазных реформ, и оборот их товаров в 1900 г. составил 85 млн. руб.

Внешнеторговые операции Бессарабии отличались твердым активным балансом: вывоз продукции был главным, а ввоз составлял около пятой части товарооборота. Общая сумма вывоза и ввоза равнялась в 1861 г. 1,4 млн. руб., а в 1902 г. - 24,2 млн. руб. Бессарабия в период капитализма превратилась в один из важнейших в России районов торгового зернового хозяйства. В 1901 г. из полученного урожая зерна - 161 млн. пудов - было продано на экспорт 89 млн. пудов. Это составило сороковую часть хлебных культур страны и 10-14% общероссийского экспорта зерна.

Рост городов Эволюция экономики в крае после буржуазных реформ определяла и рост городов. Губернию отличали обеспеченность сетью железных дорог, водными путями сообщения, близость к крупному морскому порту - Одессе. Стоявшие на этих магистралях города оказались в выгодном положении с точки зрения обеспечения взаимосвязи со всем внутренним рынком. Кишинев, Бендеры, Тирасполь, Бельцы, будучи важными железнодорожными станциями, Измаил, Килия, Рени - портовыми городами, Сороки и Бендеры - речными пристанями, являлись местами средоточения грузов и распределительными пунктами товаров. Существенной была роль городов в продаже товаров на ярмарках, в магазинах, лавках, на базарах, а также в совершении сделок по оптовой торговле. Из ежегодного грузооборота Бессарабии на города приходилась его треть, в том числе через Кишинев шло около 30%. Кишинев к началу XX в. вобрал в себя около трети из общего числа городских жителей, производил около четверти промышленной продукции губернии, сконцентрировал более двух третей лавочной городской торговли.

Городская промышленность располагала целым рядом отраслей (мукомольная, спирто-водочная, лесопильная, табачная, механические мастерские и др.), которые обслуживали самые отдаленные места губернии. Стоимость фабричной продукции в конце XIX в. составляла около 8 млн. руб., из них на город приходилось 3,6 млн., а доля Кишинева определялась в 2 млн. руб. В городах проживала почти половина из общего числа ремесленников Бессарабии, причем одна вторая их часть находилась в Кишиневе.

По доле горожан во всей массе жителей край находился чуть выше среднего уровня по стране (в 1887 г. - 15% против 13%). В середине

в. городские жители в своей массе (до 60%) были связаны с сельскохозяйственными занятиями, но уже к началу XX в. эта категория составляла лишь 20%. Тем не менее процесс отделения города от села в Бессарабии еще не был завершен.

Даже в столице губернии Кишиневе 10% жителей занимались сельским хозяйством, а в других городах этот показатель достигал 50% (Кагул, Килия). На городских землях имелись пашни, сенокосные угодья, сады, огороды. Основное поле предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве располагалось за пределами городов, на собственных и арендных землях купцов и мещан. Им принадлежало в 1905 г. 369 тыс. десятин, почти 60% из них находились на юге губернии.

Близкая связь мещан с сельским хозяйством проявлялась в отсеве их из числа горожан. Прилив населения в город был невелик и не покрывал убыли, вызванной переходом мещан к занятию земледелием. Малое число жителей переходило в города из уездов самой Бессарабии (13% в Кишинев и 7,3% в другие города). Тем не менее процент городского населения Бессарабии в период капитализма был несколько выше среднего по стране. Общая численность населения в губернии в 1861-1897 гг. выроста с 1 млн. до 1,9 млн. человек, а в городах - с 174 тыс. до 300 тыс. человек, т.е. увеличилась на 72%. Большинство городов края, прежде всего Кишинев, выполняло немало новых функций в развитии местной экономики, особенно в области торговли, которая была развита лучше, чем во многих городах страны.

. Общественно-политическая жизнь

реформа бессарабия феодальный всесословный

Аграрное движение В пореформенный период в Бессарабии и на левобережье Днестра усилилось общественно- политическое движение, зародившееся на основе выступлений крестьянских масс против произвола и эксплуатации местных помещиков и властей, которое являлось в то же время неотъемлемой составной частью общероссийского революционного движения.

Буржуазные аграрные реформы 1861 и 1868 гг. не удовлетворили крестьян. Аграрное движение в ответ на реформу было самым массовым в истории края. Оно проявлялось в разных формах: отказе от принятия уставных грамот, уклонении от исполнения повинностей, избиении представителей местной администрации, массовом сопротивлении полиции и войскам и т.д.

После опубликования в 1861 г. 5-го пункта о крепостных Бессарабской области эта категория крестьян пыталась использовать предоставленные им права, но реализовать их было сложно. Получить от бывшего владельца увольнительное свидетельство и перейти в другое сословие «освобожденные» крепостные зачастую не могли, так как не в состоянии были внести податных денег за год. Цыгане, пытавшиеся получить увольнительное свидетельство, нередко по распоряжению помещиков жестоко избивались плетьми. Бывшие крепостные считали себя обманутыми и открыто выражали свой протест. С 1861 по 1868 г. в крае произошло 46 крестьянских волнений, охвативших почти все уезды. Некоторые из них подавлялись войсками и отрядами полиции.

Реформа 1868 г. не оправдала надежды царан, вызвала в их среде недовольство, переросшее в открытые крестьянские волнения. Только за четыре послереформенных года в 76 селах губернии произошло 87 крестьянских выступлений, причем в И из них волнения происходили

дважды, в 41 селе они были подавлены войсками.

Наибольшего размаха крестьянское движение достигло в Хотинском уезде (44 из 87 выступлений). Это объясняется тем, что крестьяне данного уезда получили наименьшие по размерам наделы земли, а повинности им были установлены самые высокие. Засилье помещиков вызвало волнения в Сорокском (13) и Бельцком (14) уездах. Крестьяне, не способные пока на организованную и политически сознательную борьбу против помещиков, переходили к тем формам протеста, которые были возможны в масштабах селения или имения.

Распространенной формой борьбы царан являлось уклонение их от исполнения повинностей на землю, при этом они продолжали пользоваться наделами. С октября 1868 г. по 1 июня 1869 г. ими было подано около 2 тыс. жалоб. Крестьяне сел Селиште, Лукашевка, Парканы, Стец- каны Оргеевского уезда, Клишковцы Хотинского и Глубокое Кишиневского уездов, например, жаловались на включение в их наделы неудобных земель. Царане сел Спея, Вишера Бендерского уезда поведали, как их лишили земли, на которой они сами вырастили сады и виноградники.

Характерной формой борьбы был отказ крестьян от подписания уставных грамот. Около трети этих документов царане не подписывали в связи с тем, что предоставленные им наделы были меньших размеров, чем предусматривалось «Положением» 1868 г. Из-за неудобного расположения наделов не было подписано 122 грамоты, 89 грамот царане отвергли из-за включения неудобных земель, от подписи 72 грамот они отказались из-за чересполосицы и т.д.

Нередко крестьянские волнения сопровождались удалением из имений, избиением, арестом старост, управляющих, чиновников. Различными формами протеста царане выражали свое отрицательное отношение к проводимой реформе и ее грабительским условиям. Крестьянские волнения являлись составной частью общероссийского аграрного движения и имели прогрессивное значение для дальнейшего экономического и политического развития Бессарабии и левобережного Поднестровья.

Рабочее движение С развитием капиталистических отношений в крае формируется промышленный пролетариат из разорившихся местных крестьян, ремесленников и из пришлых рабочих других губерний России. Концентрация и численность рабочего класса были очень низкими. В 1902 г. в Бессарабии имелось 118 предприятий с количеством рабочих от шести до 50 и лишь на пяти предприятиях работало свыше 50 человек.

Положение рабочих в крае было тяжелым: 15-часовой рабочий день, нищенская заработная плата (6-7 рублей), тяжелые жилищные условия и отсутствие медицинской помощи. Такое положение неизбежно приводило к протесту, правда, стихийному и неорганизованному. Относительно большая концентрация рабочих имела место в пореформенное время на строительстве железных дорог, где и произошли первые волнения. В 1871 г. в районе Бендер на строительстве Тираспольско-Кишиневского участка железной дороги произошла стачка. Рабочие предъявили экономические требования: повышение заработной платы с выдачей ее ежемесячно, улучшение условий труда, прекращение перевода рабочих с одной линии на другую без их согласия и др. В случае отказа они грозили прекратить работу и уйти со строительства на полевые работы. Только после удовлетворения основных требований большинство рабочих приступили к работе. Однако пять человек, несмотря на подкупы и выгодные предложения, отказались вернуться на работу. Они были арестованы и против них возбудили судебное дело. .

В мае 1872 г. новая волна открытого протеста против произвола властей вылилась в стачку в районе Корнешт на строительстве Кишиневско-Ясской линии железной дороги. После отказа администрации удовлетворить требование о повышении заработной платы рабочие направились в поисках справедливого решения в Кишинев, но губернатор выслал навстречу им казаков. Свыше 40 человек было арестовано, в том числе и руководители стачки Я. Бабков, А. Гурьев и др. Рабочие стали требовать освобождения из-под ареста своих товарищей. Только после выполнения администрацией и подрядчиком всех требований они приступили к труду.

В 70-х гг. среди рабочих появляется тенденция к объединению своих сил. В Кишиневе проходили сходки рабочих, на которых они обсуждали свое положение и приходили к выводу, что правительство на стороне землевладельцев и купцов и не заботится о «простом» народе. Определенных методов борьбы и сплоченности у рабочих еще не было.

В период зарождения пролетарского движения в Кишиневе возникает рабочий кружок (1880 г.), организатором которого стал гимназист-народник Ф. Н. Дениш. Вокруг ядра кружка из 25-30 человек собиралось около 100 сочувствующих. Члены кружка занимались чтением народнической литературы: журналов «Вперед», «Набат», «Община», произведений

В.Г. Белинского и Н. Г. Чернышевского, разнообразных брошюр и листовок. Здесь обучали рабочих грамоте, осуществляли сбор денежных взносов в нелегальную рабочую ссудо-сберегательную кассу, предпринимали попытки создания для рабочих столовой и прачечной. В 1884 г. после ареста народовольцев рабочий кружок распался.

Рабочее движение в крае в конце XIX в., несмотря на свою стихийность, носило наступательный характер. Это была новая форма борьбы, которой принадлежало будущее.

Народничество В условиях подъема крестьянского движения, вызванного проведением буржуазных реформ, революционную работу среди народных масс проводили народники. Они унаследовали от революционеров-демократов 60-х гг. идею некапиталистического пути развития общества, уверенность в готовности крестьян к революции и взгляд на сельскую общину как зародыш будущего строя.

Широкого размаха достигло движение «хождения в народ» для ведения революционной пропаганды среди крестьян. В Бессарабии в тесное общение с крестьянами вступили Н. Зубку-Кодряну, ученики Кишиневской духовной семинарии П. Брага и Ф. Кодряну. Среди молдавских царан вел работу Е. Заславский - основатель Южно-Российского союза рабочих. По примеру крупных городов России в Кишиневе, Бендерах, Хотине и Оргееве были открыты для народа воскресные школы, в которых обучали грамоте и распространяли передовые идеи.

Лучшие представители молдавского народа принимали участие в народнических организациях и кружках Петербурга, Москвы, Киева, Одессы. Членом московских студенческих кружков был Замфир Арборе- Ралли, сблизившийся впоследствии в Цюрихе с М. Бакуниным и вступивший в одну из швейцарских секций Интернационала. В работе народнических кружков Петербурга участвовали А. и С. Урсати, М. Негрескул, Н. Зубку-Кодряну. Народническую пропаганду вели в одесском кружке Л. Дическул, В. Костюрин, А. и И. Тефтул и др. По всей России в народнических кружках состояло более 70 уроженцев Бессарабии.

Активное участие ярких представителей местной интеллигенции в российском общественно-политическом движении подготовило почву для организации в крае народнических кружков. В 1874 г. в Кишиневе Н. Зубку-Кодряну организовал кружок местных народников. Кружок занимался подготовкой кадров для пропаганды среди крестьян и переправкой нелегальной литературы. Благодаря усилиям членов кружка изданные за границей книги и журналы доходили до читателей в Петербурге, Москве, Киеве, Харькове, Житомире, Одессе. В феврале 1875 г., спасаясь от ареста, Н. Зубку-Кодряну покинул страну и, обосновавшись в Бухаресте, организовал транспортировку нелегальной литературы в Россию. Он был тесно связан с народническими кружками России и русской эмиграцией в Женеве.

В 1877 г. учащимся Байрамческой учительской семинарии Аккер- манского уезда Петром Сокольским был организован тайный революционный кружок, на заседаниях которого читалась и раздавалась на дом народническая литература. В результате арестов в 1878 г. этот кружок прекратил свое существование.

На рубеже 80-х гг. XIX в. народовольцы утратили веру в возможность осуществления крестьянской революции. В новых социально-экономических условиях, в которых находилась пореформенная деревня, их доктрина оказалась непригодной. Начался период перерождения революционного народничества в либеральное, отражавшее интересы буржуазии. Из бессарабских народников на эти позиции перешли 3. Ар- боре-Ралли и К. Стере. Значительная часть местных народников устранилась от общественного движения. Некоторые из участников общественно-политического движения 70-80-х гг. (Машицкий, Гуковский и др.) примкнули к социал-демократам в период, когда возникает марксистское направление революционной мысли и крепнет рабочее движение.

. Этнодемографические изменения

Демографическая ситуация К середине XIX в. механический прирост населения Бессарабии пошел на убыль, уступив главную роль в изменении численности жителей края естественному приросту. Отдельные уезды все еще были заселены неравномерно, однако политика организованной колонизации за счет переселений извне была приостановлена. После реформ 1860-1870-х гг. население Российского государства, в абсолютном большинстве состоявшее из крестьян, стало более мобильным, но переселялось оно под воздействием экономических факторов - в поисках работы, сферы вложения капитала, условий для занятия торговлей и ремеслами. Так как Бессарабия была сравнительно густонаселенным краем, а крупной промышленности здесь практически не было, то и приток населения извне был небольшим.

В 1859 г. в Бессарабии проживала 941 тыс. человек, но в результате неблагоприятного для России исхода Крымской войны в 1856 г. к Молдавскому княжеству отошла южная часть Бессарабии с городами Измаил, Килия, Рени, Кагул, Болград с населением около 128 тыс. человек. В 1879 г. эти территории были возвращены России. К концу XIX в. население Бессарабии удвоилось, почти достигнув двух миллионов жителей, а в Тираспольском уезде - около четверти миллиона человек.

Ко второй половине XIX в. стабилизировался этнический состав населения. На территории Бессарабии и Приднестровья проживали молдаване, украинцы, русские, евреи, болгары, гагаузы, поляки, немцы, цыгане, греки, армяне, выходцы из балканских и других стран. Не только города, но и большинство сел, по существу, были многонациональными.

В соответствии с переписью 1897 г. 47,6% жителей Бессарабии были молдаванами, 19,6 - украинцами, 8 - русскими, 11,8 - евреями, 5,3 - болгарами, 3,1 - немцами, 2,9% - гагаузами. В Тираспольском уезде молдаване составляли 25,9% населения, немцы - 12,3, евреи - 4,8, болгары - 4%, а украинцами и русскими было более половины жителей.

Активные экономические, социальные и культурные связи, в которые вступали этнические группы на территории края, оказывали заметное воздействие на их развитие. Многонациональный состав Бессарабии явился важным позитивным условием ее жизни. Межэтнические контакты постепенно формировали и обогащали общие традиции быта, способствовали сближению культур. В XIX в. появился термин «бессарабцы», который характеризовал специфическую полиэтническую общность, сложившуюся на территории края. Во второй половине XIX в., несмотря на начавшийся выезд крестьян из губерний и введение в 1874 г. воинской повинности, что отрицательно сказалось на уровне брачности и рождаемости, все же сложились условия для повышения темпов естественного прироста населения. К концу XIX в. в Бессарабии значительно вырос коэффициент рождаемости, повысилась средняя продолжительность жизни. Детская смертность, однако, оставалось по-прежнему высокой, особенно в сельской местности, но в целом и здесь положение было лучше, чем в большинстве губерний Европейской России. К 1914 г. население Бессарабии выросло до 2,5 млн. человек, причем в основном за счет естественного прироста.

Рост численности населения в условиях слаборазвитой промышленности создавал аграрное перенаселение, которое вынуждало крестьян мигрировать как внутри края, в основном с севера на юг и из сел в города, так и за его пределы. Миграции сопровождались созданием новых деревень и сел, интенсивно влияли на развитие городов. К концу XIX в. удельный вес горожан в Бессарабии был выше, чем по России в целом. Наиболее урбанизированными национальностями в крае были русские, поляки, евреи. Молдаване, болгары, гагаузы, немцы в основном жили в селах. 37,2% всех горожан составляли евреи, 24,4 - русские, 15,8 - украинцы, 14,2% - молдаване.

Этнодемографические процессы в Бессарабии и Приднестровье значительно активизировались на рубеже XIX-XX вв. Это объяснялось быстрым развитием капиталистических отношений в крае. Некоторое влияние на движение населения оказало строительство железных дорог, что облегчало миграцию, а также столыпинские реформы. Начиная с 1896 г. из Бессарабии в восточные районы страны выехали 65 тыс. человек, но уже к началу первой мировой войны большинство из них вернулись.

В эти же годы край покинули, спасаясь от погромов и нищеты, около 60 тыс. евреев (более четверти всего еврейского населения). Образовавшиеся в результате этой эмиграции «ниши» в городах активизировали приток туда сельского населения, в основном молдаван. В Кишиневе в 1904 г. молдаване составляли 32% жителей, в Рени - 40, в Бельцах - 34%. Молдаване в начале XX в. были, пожалуй, единственной национальностью, доля которой в составе населения последовательно возрастала. По некоторым данным, к 1915 г. она выросла до 60% населения.

Негативным фактором долговременного воздействия на демографическую ситуацию в Бессарабии стало участие России в первой мировой войне 1914-1918 гг., вступление в военные действия на стороне Антанты Румынии и ее почти молниеносное поражение, превратившее Бессарабию в прифронтовую зону. В эти годы на динамике народонаселения края сказывались воинские мобилизации, движение войск, привлечение сельских жителей к вспомогательным работам для нужд армии, отъезд немцев-колонистов. Одновременно в Бессарабию прибывали выдворенные из Румынии болгары и гагаузы, румынские беженцы, имела место эвакуация местных жителей в глубинные районы России.

Формирование Буржуазные реформы 1860-1870-х гг. отразились молдавской нации на всех сторонах жизни общества. Стало активно развиваться товарное производство, формировалась городская и сельская буржуазия, пролетариат, росла численность интеллигенции. Молдавские буржуазия и пролетариат формировались в основном в сфере аграрного производства, в городах и селах рос удельный вес молдавской интеллигенции.

Развитие товарного производства в деревне разрушало характерные для феодализма многочисленные социальные барьеры. В селе постепенно исчезали такие категории крестьян, как скутельники, рупташи, стиралась дифференциация между резешами, мазилами и царанами. Все они вливались в состав сельской буржуазии или сельского пролетариата.

Товарное производство, а также развитие железнодорожного и речного транспорта укрепляли экономические связи на территории края, формировали здесь единый хозяйственный организм. Этому способствовало и расширяющееся использование наемного труда в сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности, стимулировавшее сезонную трудовую миграцию между северными и южными районами, городами и селами. Эти процессы стирали различия между отдельными частями края, нивелировали диалектные различия в языке, элементах народной культуры. С одной стороны, эти процессы способствовали созданию полиэтнической территориальной общности бессарабцев, с другой - вызывали рост этнического сознания молдаван, которые стали объединяться вокруг собственной национальной идеи.

Русификаторская политика царского правительства оказывала двоякое влияние на этот процесс. С одной стороны, часть молдавской элиты, особенно из дворянства и горожан, утрачивала национальные чувства, язык и принадлежность к молдавскому этносу, воспринимая русский язык и культуру. С другой стороны, засилье русского языка вызывало обострение национальных чувств у интеллигентов в первом поколении, вынесших из родных сел, практически не затронутых русификацией, любовь к родному языку, традициям, народной кулыуре.

В этом тонком еще слое интеллигенции выкристаллизовывалась молдавская национальная идея. Задачи национального освобождения - введение образования на молдавском языке, издание молдавской прессы и литературы, расширение сферы функционирования молдавского языка в государственной и общественной жизни - формировались в тайных кружках студентов-молдаван в начале века. Создание таких кружков свидетельствовало о наличии почвы для идеологии национализма, о процессе формирования нации.

В дни русской революции 1905-1907 гг. появились условия для открытой борьбы за реализацию национальной идеи. Лозунги национального характера звучали на собраниях учителей, на крестьянских сходах. Было создано Молдавское общество по распространению национальной культуры. По инициативе членов этой организации - помещиков И. Дическула и Л. Кассо, земских деятелей Н. Ботезагу и И. Сырбу губернское земство приняло 11 декабря 1905 г. решение о необходимости преподавания родного языка в начальной школе.

Под руководством И. Пеливана была создана Молдавская национально-демократическая группа, в которую вошли преподаватели гимназий, юристы, врачи, чиновники. Позже они объединились с Обществом по распространению национальной культуры, образовав Молдавскую национально-демократическую партию. В недрах этой партии зародилась идея придания Бессарабии статуса автономии, управляемой Верховным советом. Одновременно стали издаваться газеты и журналы на молдавском языке: «Басарабия», «Молдованул», «Гласул Басарабией», «Кувынт молдовенеск». В них пропагандировались идеи национального единства, популяризировались произведения устного народного творчества и молдавских писателей.

Хотя часть лидеров молдавского национального движения тяготела к Румынии, публикуемые ими материалы пропагандировали идеи молдавского национализма. Эта ситуация объяснялась тем, что молдаване

Бессарабии, в отличие от своих запрутских братьев, волею истории не участвовали в процессе формирования румынской нации. Включенные в состав Российского государства в 1812 г., они развивались в совершенно иных социально-экономических и общественно-политических условиях, в ином культурном окружении.

Особенно ощутимо стали проявляться различия между бессарабскими и запрутскими молдаванами после образования румынского королевства, сопровождавшегося интенсивными прозападными реформами в алфавите, лексике и грамматике языка, в системе государственного управления, церкви. По свидетельству известного румынского националиста О. Гибу, культура, принесенная в Румынии с Запада, казалась бессарабцам смешной и опасной, так как противоречила наследию предков, введение латинского алфавита они считали отказом от истинного православия, превращение молдавского языка в «румынский» они расценивали как его отчуждение, а правление иностранной династии - как залог исчезновения молдаван. «Им было очень жаль, - продолжал О. Гибу, - бедную Молдову, которая предала и традиции, и язык, и душу, и будущее из-за обыностранившихся бояр и короля, чужого и народу, и древним законам».

Процесс формирования молдавской нации в основном завершился к 1917 г., когда в условиях революционной демократизации общественной жизни были образованы политические партии национального толка, возглавившие борьбу за автономию Бессарабии в составе России, а затем и за создание самостоятельной Молдавской республики в территориальных рамках Бессарабии.

. Развитие культуры во второй половине XIX в.

Общественно-политические события второй половины XIX в. оказали неоднозначное влияние на культурную жизнь Бессарабии и левобережного Приднестровья. Буржуазные реформы 60-70-х гг. и некоторая либерализация общественной жизни открыли известный простор культурному развитию края. Оно было вызвано также социально-экономическими преобразованиями буржуазного характера, которые пронизывали общество.

Одновременно усилился реакционный политический курс царского самодержавия в национально-культурной области, проявившийся прежде всего в запрещении использования молдавсого языка в школе, церкви, печати, подавлении национально-культурных явлений.

Хотя художественная литература по обоим берегам Прута развивалась в различных исторических условиях, все же она еще продолжала сохранять общие черты. Они проявлялись в описании исторического прошлого молдаван, национальных традиций, местных обычаев, картин родной природы, в использовании фольклора и др.

Ярким выразителем молдавского народного характера был выдающийся писатель Ион Крянгэ. Он являлся носителем мировоззрения молдавского крестьянства в литературе. Перу Крянгэ принадлежат замечательные сказки. Их сюжеты, заимствованные из жизни народа, отражают богатство молдавского фольклора, его мудрость и заботы трудового крестьянства. Некоторые сказки Крянгэ навеяны мотивами восточно-славянского фольклора («Иван Турбинкэ», «Дэнилэ Препеляк» и др.).

Если в сказках Крянгэ жизнь крестьянства отражена в форме аллегории, то в его рассказах, в повести «Воспоминания детства» она изображена реально. Выступая с позиций крестьянского демократизма, Крянгэ ратовал в своих произведениях за социальную справедливость. Работая учителем, он внес существенный вклад в развитие народного образования.

В толще народной жизни, в истории народа и его фольклоре черпал свое творческое вдохновение великий национальный поэт Михаил Эминеску. Многие его произведения восходят к народным сказкам и песням. В крупных произведениях («Лучафэрул», «Кэлин», «Демоны» и др.) в красочных и аллегорических образах отображены природа, трагическое столкновение незаурядной личности с обществом эгоистических интересов.

Значительное место в творчестве М. Эминеску занимает любовная лирика. Прекрасный мастер пейзажа, проникновенный певец чистой и искренней любви, он создал неповторимые лирические произведения.

В ряде произведений М. Эминеску («Растленные юноши», «Жизнь», «Послания», «Эпигоны», «Император и пролетарий» и др.) ярко выражено его критическое отношение к современной ему действительности, отражены его философские и эстетические взгляды о сущности человеческого бытия, происхождении Вселенной, взаимоотношении между личностью и народом, патриотизме. Эти и другие проблемы отображены и в прозе М. Эминеску.

Заметное место в литературной жизни занимает Б. П. Хашдеу. Его первые литературные произведения, написанные на русском языке, относятся к началу 50-х гг. В наиболее значительных художественных произведениях писателя, увидевших свет в 60-е гг. XIX в. - «Судьба», «Ион-воевода Лютый», «Княжна Руксанда», «Рэзван и Видра» и др. - проявляются глубокие знания народного творчества и исторического прошлого молдавского народа. Его сочинения отличаются национальным колоритом и демократизмом. Историческая тематика, его критическое отношение к современным ему явлениям и событиям присутствуют и в его поэзии. После преждевременной кончины дочери Юлии

в художественных произведениях Б. П. Хашдеу появляются элементы спиритизма, отражающие его духовные переживания.

Своеобразным явлением в художественной жизни Бессарабии было развитие литературы на русском языке. Появившаяся еще в первой половине XIX в., она отличалась, однако, ярко выраженным молдавским ко- « лоритом и самобытной тематикой.

Во второй половине XIX в. продолжил литературную деятельность К. Стамати-Чуря. В 80-90-х гг. наряду с переизданием ранее написанных и переработанных произведений он опубликовал новые оригинальные работы («Игры судьбы», «Выскочка», «Майский жук», «Дети осужденного», «Мой племянник»; «За кулисами прошлого и в фойе настоящего», «История одного комара», «Днепровская русалка», «Смерть Лермонтова», «Остров Сахалин» и др.). В его произведениях отображены действительность современной ему Бессарабии, различные стороны жизни бессарабского общества и др. Одновременно он опубликовал в Черновцах ряд своих произведений на молдавском языке («Драматические сочинения» в двух томах, «Литературный калейдоскоп», «Отклики из Бессарабии» и др.).

Бессарабский литератор А. Накко переводил на молдавский язык стихи Лермонтова, басни Крылова. Под их воздействием написал несколько оригинальных поэм и стихотворений. Сцены из бессарабской жизни широко представлены в творчестве писательницы О. Накко («Бессарабские очерки и рассказы», «Рассказы»). Любовная и философская лирика, социальная тематика, проблема творческого человека, размышления о роли личности в обществе присутствуют в творчестве В. Лашкова («Неудавша- яся месть», «Стихотворения», «Что такое жизнь», «Черная лебедь» и др.).

Развернувшееся в пореформенной России общественно-политическое движение народнического толка оказало существенное влияние на творчество ряда бессарабских литераторов. Они восприняли его основное идейно-эстетическое мировоззрение, которое впоследствии нашло свое отражение в их творчестве. Спасаясь от преследования царских властей, многие бессарабские народники (В. Крэсеску, 3. Арборе-Ралли и др.) эмигрировали в Румынию, где проявилось их публицистическое и литературное дарование. Вместе с другими народниками они стали организаторами журнала «Современник» («Контемпоранул»),

Одним из главных сотрудников журнала был В. Крэсеску. Влияние народничества сказалось прежде всего на тематической ориентации написанных им произведений. В них он изобразил жизнь бессарабских крестьян («Виновен ли он», «Конокрад»), страдания и унижения учащихся Кишиневской семинарии («Побег из семинарии»), изнурительный труд дунайских рыбаков («Гроза», «Как в Сариклоае появился виноградник»). Он обратился и к теме «новых людей», посвятивших себя служению народу («Восторг», «Спирька» и др.).

Довольно богатое публицистическое наследие на русском и румынском языках оставил 3. Арборе-Ралли. Самыми значительными его литературными произведениями являются «Тюрьма и ссылка» и «В изгнании», носящие выраженный мемуарный характер. Он воссоздает свое революционное прошлое, описывает нахождение в тюрьме. Многие страницы мемуаров посвящены известным российским революци- онерам-народникам. 3. Арборе-Ралли является автором работы «Бессарабия в XIX веке», в которой показывает положение края в составе Российского государства, «Географического словаря Бессарабии» и других трудов.

Во второй половине XIX в. постоянной профессиональной театральной труппы не было. Театральная жизнь здесь проявлялась прежде всего в представлениях театральных коллективов, приезжавших на гастроли. На протяжении нескольких лет в Кишиневе находилась труппа Н. Новикова, в репертуаре которой преобладала драматургия А. Островского, Н. Гоголя, А. Грибоедова и др. Актриса этой труппы Степанова поставила в 1869 г. одну из пьес В. Александри. Позже в крае выступали русские театральные коллективы Лелева-Вучетича, Шмитова, Крамского, украинские труппы М. Старицкого, М. Кропивницкого, А. Соколова, П. Саксаганско- го, И. Карпенко-Карого, Н. Милославского, М. Ярошенко, знакомившие местную публику с русской, украинской й европейской драматургией.

Крупным событием в театральной жизни края явились гастроли румынских театральных коллективов, пропагандировавших произведения молдавско-румынских писателей.

Здесь выступали знаменитый румынский комик Теодирини (1860 г.), театральные труппы М. Василеску (1865 г.), Н. Лукиана (1867-1869), П. Александреску (1886 г.), братьев И. и А. Димитреску (1887 г.), П. Александреску и А. Бобеску (1889 г.) и др.

В начале 1860 г. учащиеся Кишиневской гимназии образовали любительский театральный кружок, который ставил спектакли по произведениям Мольера, А. Островского, Н. Гоголя, В. Александри и других авторов. В 1884 г. в Кишиневе появилось Общество любителей драматического искусства.

Определенным оживлением характеризовалась музыкальная жизнь в крае. Пользовалась популярностью музыка лэутаров, развивалось музицирование и церковное пение. Заметным событием в музыкальной жизни края явилось создание в 1880 г. общества любителей музыки «Гармония», преобразованного в 1899 г. по инициативе композитора

В.Ребикова в Кишиневское отделение Русского музыкального общества. При нем в 1900 г. было образовано музыкальное училище.

Профессиональных музыкальных коллективов в крае не было. Стимулом для развития музыкального искусства здесь и источником приобщения местных любителей к современной музыке являлись гастроли выдающихся исполнителей и музыкальных трупп. В Кишиневе выступали скрипачи Г. Венявский и П. Сарасате, виолончелист К. Давыдов, певица Е. Лавровская, хор Г. Музическу, труппы русских оперных артистов Шейна и опереточных артистов Орбелина. Сюда приезжали также итальянские, французские и румынские музыкальные труппы. В репертуаре последних преобладали пьесы В. Александри, М. Милло. Многие уроженцы края получили музыкальное образование в России и Ясской консерватории.

Определенный сдвиг наблюдается в развитии изобразительного искусства, которое находилось в тесном контакте с русским и украинским искусством. Бессарабские художники являлись воспитанниками академий и школ Петербурга, Москвы и Киева. Уроженец края художник Н. Зубков основал в 1888 г. Кишиневское художественное училище, во главе которого впоследствии стал В. Окушко. Последний являлся автором интересных пейзажей, запечатлевших характерную природу родного края («На Днестре», «Пахота», «Дорога»), В жанре пейзажной живописи проявился талант художника В. Блинова, изобразившего окрестности Кишинева.

Появление во второй половине XIX в. периодической печати способствовало оживлению культурной и научной жизни в крае. Наряду с «Бессарабскими областными ведомостями» (1854 г.) издавались также «Кишиневские епархиальные ведомости» (1867 г.), которые в первые четыре года издавались на молдавском и русском языках, а с 1872 г. - только на русском. Первое частное периодическое издание «Бессарабский вестник» появилось в 1889 г. В Болграде издавались газеты «Ялпуг» (1872-1873) и «Эхо Болграда» (1872-1873). Стали выходить юмористические листки «Струна» (Кишинев, 1892 г.) и «Фонарь» (Оргеев, 1893 г.). Появляются также разнообразные ведомственные издания. Всего в 1854-1899 гг. в Бессарабии выходило 28 периодических изданий (девять газет, два журнала, 14 ведомственных сборников и три адрес-календаря).

Просвещение Усилившаяся с конца 60-х г. реакционная политика царизма в области образования не сумела приостановить процесс развития просвещения в крае, к которому подключились и земские органы местного самоуправления. В пореформенный период расширялась сеть начальных школ всех типов (министерских, земских и церковноприходских), увеличивалось количество средних учебных заведений - гимназий и реальных училищ, а также профессиональных школ. Важным явлением в развитии просвещения в крае было открытие женских средних учебных заведений.

В Кишиневе стали работать женское епархиальное училище, частные женские гимназии, женская земская гимназия, мужское реальное, музыкальное и коммерческое училища, ряд мужских гимназий и других учебных заведений. Гимназии открывались и в других городах края: мужские в Аккермане, Измаиле, женские - в Аккермане, Бендерах, Болграде, Измаиле, Бельцах, Тирасполе и Сороках. Были открыты также три сельскохозяйственные школы, Байрамческая учительская семинария и шесть учительских школ, а также другие учебные заведения. В целом в 1900 г. только в Бессарабии насчитывалось около 30 средних учебных заведений. Кроме того, имелось более 1000 начальных школ, в том числе 130 земских, 402 министерских, 370 церковноприходских, 69 «инороднических», 33 общественных и др.

Несмотря на расширение школьной сети, население края в подавляющем большинстве оставалось неграмотным. В 1897 г. доля грамотных составляла 15,6% всего населения Бессарабии (32,8% - в городах и 12,5% - в сельской местности). Существенной была разница между уровнем грамотности мужчин (22%) и женщин (8,83%) края. Распространение грамотности среди этнических сообществ Бессарабии характеризовалось крайней неравномерностью. Наименее грамотным являлось молдавское население, среди мужчин этот показатель составил 10,5%, а среди женщин - 1,7%. Этот процент грамотности мужчин и женщин характеризовался соответственно у украинцев 15,3 и 3,1,%, болгар - 31,2 и 6,4%, гагаузов - 21,1 и 2,4%, русских - 39,9 и 21,5%, евреев - 49,6 и 24,1%, немцев - 63,4 и 62,9%. Аналогичная картина наблюдалась и в Приднестровье. Если в общей численности жителей Тираспольского уезда грамотными были 26,5%, Балтского - 14,7 и Ольгопольского - 13,4%, то среди молдавского населения соответственно - 9,1%, 8,1% и 4,9%.

Особенностью политики царизма в области образования являлось предпочтение русского языка как языка обучения. Из общего числа грамотных молдаван лишь 3,9% обучались на родном языке. Этот показатель составлял у болгар - 0,7%, гагаузов - 1,0, армян - 12,9, поляков - 17,3, греков 29,3, евреев - 39,3 и немцев - 66,2%. Обучение на родном языке велось в основном в приходских школах неправославного вероисповедания.

С расширением сети средних учебных заведений и возрастанием тяги населения к высшему образованию, которое жители края получали главным образом в российских университетах и институтах, к концу века увеличился контингент лиц, имевших высшее профессиональное образование. В 1897 г. в Бессарабии насчитывалось 1255 человек с высшим образованием, 1476 со средним специальным и более 14,8 тыс. человек со средним образованием. Их доля в общем числе грамотных была незначительной.

В целом по Бессарабии этот показатель составлял лишь 5,83%, в том числе у молдаван - 5,76, русских - 18,42, болгар - 5,87, украинцев - 2,7, евреев - 1,55, немцев - 0,93, гагаузов - 0,34% и т.д. Все это свидетельствует о неравномерном распространении высшего и среднего образования в среде этносов края.

Наука Происходившие изменения в социально-экономической и культурной жизни, формирование высокообразованного интеллектуального слоя, приобщение к научным достижениям, расширение научных контактов способствовали оживлению и развитию научной мысли в крае. Наука здесь развивалась как составная часть российского научного сообщества. Местные ученые поддерживали контакты, хотя и спорадические, с румынскими коллегами, обменивались научной информацией. Бессарабия и левобережное Приднестровье являлись объектом изучения как местных, так и российских ученых, внесших существенный вклад в изучение флоры и фауны края. В то же время часть местных исследователей, не имея возможностей плодотворно заниматься здесь научными изысканиями, продолжала их в ведущих университетских и научных центрах России.

Несмотря на имеющиеся трудности, развитие науки в крае характеризовалось определенным сдвигом. Заметные успехи были достигнуты в области сельскохозяйственной, биологической и географической наук. Природу изучал Н. И. Гросул-Толстой, сделавший попытку научного исследования условий ведения сельского хозяйства в крае. М. М. Красильщик, А. И. Погибко, М. В. Неручев осуществляли научные изыскания для разработки мер борьбы с засухой, с вредителями сельского хозяйства. Свою лепту в развитие биологической науки внес А. Ф. Стуарт, заложивший совместно с И. И. Мечниковым и А. О. Ковалевским основы сравнительной эмбриологии. В 1878 г. П. Сорока издал «Краткую географию Бессарабской губернии». Выдающийся русский ученый В. В. Докучаев, осуществив научную экспедицию в Бессарабию, дал классификацию почв края, выяснил генезис, распределение и свойства этих почв. Проводились стационарные метеорологические и гидрологические наблюдения. В 1890 г. в Кишиневе открыт земский краеведческий музей, в котором были представлены богатые коллекции флоры и фауны, экспозиции по сельскому хозяйству и этнографии Бессарабии.

Расширились и углубились геологические изыскания. И. Ф. Свинцов является автором исследования «Геологический очерк Бессарабской губернии» (1873 г.) и геологической карты края (1883 г.).

Начало разработки некоторых проблем прикладной физики и математики в крае связано с именем А. М. Мануйлова, автора ряда оригинальных работ («Приближенное исчисление», 1884 г., «Об измерении бочки по ее линейным размерам», 1889 г., «Учение о величинах», 1892 г.).

Развивалась медицинская наука. А. В. Корчак-Чепурковский написал ряд работ по медицинскому и санитарному состоянию края. А. Д. Ко- цовский обобщил в своих работах многолетние исследования массовых психических заболеваний в Бессарабии и России и разработал некоторые методы борьбы с ними. Поиском эффективных методов борьбы с пеллагрой и другими болезнями занимался И. К. Шептелич-Херцеско.

Заметное оживление наблюдается в развитии гуманитарных наук. На страницах местной периодической печати, «Записок Одесского общества истории и древностей» появились многочисленные статьи, освещавшие различные вопросы социально-экономического и культурного развития края, его истории и народа, этнографические и фольклорные проблемы. Крупным событием в научной жизни края 60-х гг. стало издание «Записок Бессарабского областного статистического комитета», трудов А. И. Защука «Бессарабская область. Материалы для географии и статистики России», «Военное обозрение Бессарабской области», «Этнография Бессарабской области». В 1873-1876 гг. была опубликована работа А. Накко «История Бессарабии с древнейших времен». Археологическими исследованиями занимался И. Суручану, создавший в 1880 г. первый археологический музей в Бессарабии. Ценные работы по истории молдавской церкви принадлежат А. Стадницкому. Существенный вклад в развитие науки края внес П. Леонард, написавший многочисленные труды по разнообразным проблемам. Вопросами филологии и изучением исторических памятников занимались уроженцы края Н. А. Яцимирский, А. Кочу- бинский, П. Сырку, И. Дончев и др.

Во второй половине XIX в. бессарабские ученые и деятели культуры

А.Хыждеу, Ш. Гоната, И. Стрэжеску, И. Суручану стали членами Румынской Академии, А. Кочубинский был избран членом Чешской Академии наук и искусства, а А. Денгинк и К. Яновский, работавшие продолжительное время в Бессарабии, - членами Петербургской Академии наук.

С конца XIX в. в крае стали возникать научные общества. Первым из них была Бессарабская ученая архивная комиссия (1898 г.), которая опубликовала ценные материалы по истории и культуре края.

Пореформенные годы стали, таким образом, периодом дальнейшего развития культуры и науки в крае. Характерной чертой этого процесса явилось более широкое и заинтересованное участие в нем представителей местной формирующейся интеллигенции, выступавшей за демократизацию культурной и научной жизни.

Литература

1. Сапожников Игорь Викторович Палеолит степей Нижнего Приднестровья. - Ч. І: Памятники нижнего и раннего этапа позднего палеолита. - Одесса, 1994. - 78 с.

. История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней = Istoria Republicii Moldova: din cele mai vechi timpuri pină în zilele noastre / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. - изд. 2-е, переработанное и дополненное. - Кишинёв: Elan Poligraf, 2002. - 360 с. - ISBN 9975-9719-5-4

. Стати В. История Молдовы. - Кишинёв: Tipografia Centrală, 2002. - 480 с. - ISBN 9975-9504-1-8

. Древняя культура Молдавии. - АН МССР, отдел этнографии и искусствоведения, Кишинёв: Штиинца, 1974.

. Пасат В.И. . Трудные страницы истории Молдовы, 1940-1950-е гг.


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!