Польша в системе международных отношений 1918-1939

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Мировая экономика, МЭО
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    379,02 Кб
  • Опубликовано:
    2013-02-04
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Польша в системе международных отношений 1918-1939

Содержание

Введение

Глава I. Провозглашение независимости Польского государства

.1 Исторические условия провозглашения Польского государства

.2 Провозглашение независимости Польши

Глава II. Проблема Польши в решении Парижской мирной конференции. Вопросы определения государственных границ

.1 Решение Парижской конференции по вопросу признания Польского государства и установления границ

.1.1 Польско-Советское противостояния 1919-1921. Проблемы определения восточной границы

.1.2 Рижский договор и конечное определение границ Польши

.2 Установление дипломатических отношений со странами Европы

Глава III. Послеверсальский курс внутренней и внешней политики Польского государства. Дипломатические отношения второй половины 20-хгодов

.1 Характеристика внутриполитического состояния независимой Польши

.2 Основные концепции и прерогативы ведения внешней политики. Участие в двусторонних договорах

.2.1 Локарнская конференция 1925 г., участие Польши

Глава IV. Польша в преддверье второй мировой войны. Борьба против фашизма

Заключение

Библиография

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования. В дипломатической истории Европы межвоенного периода видное место занимает проблема восстановления независимости и истории международных отношений Польского государства на мировой политической арене. Этот период характеризуется наличием сложных событий и явлений, наложивших глубокий отпечаток, как на внутреннюю жизнь данного государства, так и на его внешнеполитические связи. Неослабевающий исследовательский интерес к данной проблеме объясняется, прежде всего, тем трагическим финалом, к которому пришли Европа и мир в 1939 г., а также желанием историков определить его виновников.

В первой половине 1920-х гг. международная жизнь строилась в рамках созданной Великобританией и Францией Версальской системы, неотъемлемой частью которой являлись государства Центральной и Юго-Восточной Европы, в том числе и Польша. Стабилизация новой системы безопасности проходила сложно, ни одно из государств не чувствовало себя уверенно. Причин тому было много, в том числе и соперничество держав за гегемонию на континенте, и опасения перед неминуемым возвращением в европейскую политику Германии и СССР, не оставлявших надежд на пересмотр сложившегося после войны территориального статус-кво.

Благоприятные условия для развития Польских внешнеполитических отношений возникли в начале 20-х годов, ознаменовавшихся рядом существенных сдвигов на европейской политической сцене. С одной стороны, творцы Версальской системы, пытаясь повысить ее устойчивость, приступали к ее корректировке путем превращения проигравшей войну Германии в важный фактор стабилизации ситуации в Европе. С другой, наблюдалось усиление соперничества Англии и Франции за господствующие позиции в Европе. Ко всему прочему, руководители Франции, учитывая успехи Германии в восстановлении своего экономического потенциала и отказ США от данных В. Вильсоном гарантий безопасности, склонялись к мысли о преодолении трудностей путем дополнения Версальского договора специальным соглашением, которое гарантировало бы французско-германскую границу, даже ценой определенных послаблений свободе действий Германии на востоке.

Складывавшаяся новая международная ситуация в Восточной Европе таила, по мнению и польских руководителей серьезную угрозу безопасности страны. Вследствие этого объективно впервые возникла общая платформа для согласованных действий между Польским государством и Европейскими державами в борьбе с реваншистскими тенденциями Германии.

Изучение того, как Польша осуществляла представившийся ей шанс на обретение независимости реализации своей государственности и ведению своей международной дипломатической деятельности данного периода актуально в научном отношении. В пользу актуальности свидетельствует и то, что в историографии до сих пор нередко даются не научные, а политизированные оценки многих проблем, связанных польскими международными отношениями межвоенного периода, сформулированные в 1918-1939-е гг. XX в. Учитывая эти обстоятельства, давно назрела необходимость строго научного исследования истории польских политических отношений в этот период. Именно они и стали объектом нашего исследования.

Научный уровень исследования проблемы. В настоящее время существует достаточно обширная и разнообразная отечественная и зарубежная (главным образом, польская) литература, посвященная проблемам Польши межвоенного периода. Знакомство с ней показало, что для многих созданных за последние 70 лет работ характерны чрезмерная идеологизированность, тенденциозность, а также поверхностность и конъюнктурность.

Советская историография, выраженная в работах Манусевича А., Миско М. В., Рубцова А. Ф., Фураева В. К., Чубинского А., Явленского Е. и др., рассматривает положение Польского государства и его внешнюю политику на международной арене, весьма односторонне. В частности, многие вопросы в отношениях Польши с СССР и рядом европейских стран представлены с характером антисоветской политики. Все же эти работы содержат основные события и факты, касающиеся изучаемого этапа международных отношений, что позволило произвести достаточно объективный анализ исследования.

Значительно большей разработкой проблематики польских отношений рассматриваемого периода занимались польские ученные. Для их трудов, как и работ советских исследователей, характерен сверхкритицизм в отношении политики польского руководства, однако к числу их достоинств можно отнести, прежде всего, привлечение большого числа архивных источников из фондов довоенного польского МИД, а также зарубежных архивов.

Основные проблемы польских дипломатических отношений достаточно ясно вырисовываются в публицистических трудах министра иностранных дел Польши в 1932-1939 гг. Ю. Бека, министра иностранных дел в 1922-1923 и1924-1926 гг. А. Скшиньского «Польша и мир». Данный вид трудов объективен в вопросе влияния внутриполитической конъюнктуры Польши на прерогативы польских дипломатических отношений в межвоенный период. Отдельного рассмотрения заслуживают общие труды по истории Польши и ее внешней политике. В 1958 г. вышел в свет третий том "Истории Польши", подготовленный Институтом славяноведения АН ССР<#5> в котором получили некоторое освещение такие проблемы как провозглашение независимости Польского государства, польский вопрос на Парижской мирной конференции, ход и итоги советско-польской войны 1919 - 1920 гг., политика польских верхов в отношении Москвы в середине 1920-х гг., приход к власти Ю. Пилсудского в Польше. Однако в нем гиперболизировано значение польско-советских отношений как для обеих держав, так и для сохранения мира в Европе, а Локарнские соглашения рассматриваются авторами как явление, открывшее двери германской агрессии на восток. Аналогичной позиции придерживается и К.Я. Почс, опубликовавший в 1987 г. статью о внешней политике Польши перед Локарнской конференцией<#5>Тем не менее данные труды, несмотря на чрезмерную идеологизированность, сохраняют научную ценность благодаря наличию в них обширной фактической информации.

В 1998 г. в Польше вышел перевод англоязычного труда Я. Карского «Великие державы и Польша 1919-1945. От Версаля до Ялты», посвященный политики Германии, Советского Союза, Великобритании и Франции в отношении Польши. Он отмечает двойственность внешней политики западноевропейских стран и делает упор на идеологическую составляющую, утверждая, что политические отношения не принесли желаемых результатов из-за идеологической несовместимости и разности взглядов.

Анализ существующей литературы свидетельствует, что не смотря на значительное количество работ отечественных и зарубежных авторов, рассматривающих различные аспекты польских дипломатических отношений межвоенного периода и связанные сними проблемы международных отношений, их история все еще изучена не в полной мере. Очевидна также необходимость освещения поставленной проблемы.

Цель и задачи исследования. Главной целью исследования является выяснение всей совокупности факторов, влиявших на развитие Польши в международной конъюнктуре, в большинстве своем тесно связанных с изменениями на международной арене между двумя мировыми войнами. Для достижения указанной цели были поставлены следующие исследовательские задачи:

·   проанализировать международную обстановку 1918 г., рассмотреть внешнеполитические цели и роли ведущих западноевропейских держав, Англии, Франции, Германии, Польши и СССР и в связи с этим выяснить место внешнеполитических польских отношений в европейской политике;

·   определить значение признания Польши де-юре ведущими капиталистическими державами для Европейского региона;

·   выяснить место польского вопроса в международных отношениях и состоянии Польского государства на послеверсальском этапе истории дипломатических сношений;

·   рассмотреть польские отношения со странами этого региона официальные и неофициальные переговоры по вопросу определения границ, установления дипломатических отношений и участия Польши в международных договорах;

·   охарактеризовать основные тенденции во внешней политике Польши накануне и в период проведения Парижской и Локарнской конференции, участие Польши в Малой Антанте и Лиги Наций;

·   оценить результаты Парижской мирной конференции для Польши, а также ее политики;

·   выяснить, какие изменения произошли во внешнеполитическом курсе Польши после майского государственного переворота 1926 г.;

Источниковую базу работы составили разнообразные материалы, которые можно разделить на основные группы: 1) опубликованные документы и нормативные акты; 2) научно-историческая литература русских, польских, немецких и английских исследователей; 3) польская и советская печать; 4) интернет источники.

К первой группе относятся документы и материалы, опубликованные в Советском Союзе, Молдавской ССР и Польше. Прежде всего, это многотомники «Документы и материалы по истории советско-польских отношений», «Локарнская конференция 1925 г. Документы», «Конституции буржуазных стран», «Документы внешней политики СССР», а также «Парижская мирная конференция. Документы», «Документы и материалы кануна второй мировой войны (1937-1939)», «Международная политика новейшего времени в договорах, нотах, декларациях». Эти фундаментальные издания сыграли первостепенную роль при написании работы, так как они содержат много ценных документов, имеющих базовое значение для изучения истории внешнеполитических сношений Польского государства, и ориентируют место Польши в системе международных отношений на изучаемом историческом этапе Европейского континента.

В целях объективного и обстоятельного изучения широкого международного контекста и польских дипломатических отношений в рассматриваемый период автором был проанализирован ряд научно-исторической литературы исследователей разных стран, таких как: А. Манусевич, Г. А. Деборин, Миско М. В.,Ж. Камбон, С. Кеневич, А. Новак и др.. Благодаря этим источникам автору удалось провести глубокий и разносторонний анализ международной обстановке в послеверсальской Европе и вывести спектр фактов, на которых основана предложенная им работа.

При написании работы серьезное внимание было уделено чрезвычайно информативным заявлениям, речам и публицистическим трудам известных государственных деятелей Польского государства, в частности, рассчитанные на широкую аудиторию работы польского министра иностранных дел в 1932-1939 гг. Ю. Бека, генерала и известного политического и государственного деятеля В. Сикорского «Польша и Франция в прошлом и настоящем», министра иностранных дел Польши в 1922-1923 и 1924-1926 гг. А. Скшиньского «Польша и мир».

Существенное значение для раскрытия темы исследования имели материалы польской, советской, немецкой, французской и молдавской печати 1918-1939 гг. Проблемы международной жизни и польских дипломатических отношений с европейскими странами широко освещались в изученных газетах: «Известия», «Правда», «Советская Молдавия», «Международная жизнь», «Jornal official», «Historische Zeitschrift».

Методологические основы исследования. Работа написана с учетом современных методик исторических исследований. В основу решения поставленных задач исследования были положены, прежде всего, диалектический подход к оценке развития Польского государства, принципы объективности и историзма. Исторически сложилось так, что историография предмета находится под влиянием политических концепций, провозглашающих Польшу и СССР непримиримыми врагами. Отсюда заведомо негативное отношение польских исследователей ко всему, что связано с Советской Россией, а отечественных историков - к «панской» Польше. Поэтому мы постарались при анализе документов, характеристике событий и сопоставлении различных точек зрения последовательно придерживаться позиции объективного исследователя, использовать принцип системности и компаративный метод, позволившие установить достоверность фактов. Нами был также использован проблемно-хронологический метод, с помощью которого удалось в хронологической последовательности раскрыть характер и изменения изучаемых проблем и событий, представить их более широко и разносторонне.

Хронологические рамки настоящего исследования охватывают период с 1918 до 1939 г. В1918 г. сложилась благоприятная внешнеполитическая обстановка в Европе предоставляющая шанс польскому народу на обретение независимости в результате более ста летней борьбы. В данные хронологические рамки также входит участие Польши в международных договорах послевоенного времени, борьба с фашизмом и территориальную целостность.

Научная новизна работы заключается в исследовании малоизученных в историографии аспектов политических отношений Польши в 1918-1939 гг. в контексте международных отношений в Европе на основании широкого круга опубликованных документов и других источников.

Практическая значимость исследования. Содержание работы имеет определенное практическое значение. Материалы исследования могут быть использованы при дальнейшей разработке вопросов истории польских отношений межвоенного периода, для более глубокого изучения трансформации внешней политики Польши на данном этапе, в специальных и общих курсах по новейшей истории Польши и истории Центральной и Юго-Восточной, семинарских занятиях со студентами. Работа

Апробация результатов исследования. Работа обсуждалась и была рекомендована к защите на заседании кафедры международных отношений университета «Perspectiva INT». Основные положения работы изложены в докладах представленных на семинарских занятиях. Ряд положений работы был представлен на конференции кафедры международных отношений состоявшейся 1 декабря 2006 г.

Структура работы соответствует поставленным задачам. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованных источников и литературы, приложения.

Глава I. Провозглашение независимости Польского государства

.1 Исторические условия провозглашения Польского государства

польский государство дипломатический война

Образование независимого Польского государства в ноябре 1918 г. явилось поворотным событием в истории польской нации. Решающее воздействие на него оказала благоприятная внешнеполитическая обстановка, сложившаяся к концу первой мировой войны.

Уже на завершающем этапе первой мировой войны, на международной политической арене сложилась позитивная обстановка, содействовавшая тенденции нового передела политической карты мира, в частности Европейской ее части. Крах старой довоенной политической системы мира внушил надежду малым нациям и государствам в Центральной и Юго-восточной Европе, находящихся под властью империалистических мировых держав, и способствовал образованию новых национальных государств.

Когда в 1918 г. рушилось старое здание Европы, то малые нации, которые, казалось, уже навсегда были вычеркнуты из книги истории, вновь появились и принесли в Версаль свои вековые жалобы.

Первая мировая война причинила огромный ущерб польским землям. В 1915 г, при отступлении русских войск с территории Королевства Польского было вывезено оборудование многих фабрик и заводов, эвакуирована часть населения. Немецкие оккупанты» заняв Королевство Польское, систематически проводили политику уничтожения промышленности и превращения захваченных ими земель в аграрно-сырьевой придаток Германии. Промышленное производство в оккупированном Королевстве Польском и в принадлежавшей Австро-Венгрии Галиции значительно сократилось, сельское хозяйство пришло в упадок. Лишь Верхняя Силезия и Познанская области, не затронутые военными действиями, сохранили свой экономический потенциал. К концу войны во всех польских землях противоречие между польским народом и австро-германским империализмом стало главным определяющим. Рабочий класс, крестьянство, а также часть буржуазии добивались восстановления независимости Польши.

Значение военных, политических и экономических усилий польского общества нельзя недооценивать. Это общество преодолело национальный гнет. Часть его активно участвовала, как и прежде, в движении независимости. Следует, однако, напомнить, что общество эти усилия предпринимало в течение всего XIX в., его усилий времени Наполеона, Ноябрьского восстания 1830 г. или Январского восстания 1863 г. были даже большими, в сравнении с усилиями 1314-1918 гг., и все же они не привели к воссозданию независимости. Восстановленные польские власти были вскоре низвергнуты. Сотрудничавшие между собой державы-угнетатели топили в польской крови попытки объединения и самостоятельности. А ведь собственные польские, самостоятельные, внутренние устремления к независимости усиливали национальное самосознание поляков и постоянно напоминали Европе и миру о польском вопросе, но решить его они не были в состоянии. Без этих стремлений польское государство не могло не появиться. Никто чужой не мог полякам его навязать. Но самих по себе этих усилий было не достаточно. Чтобы они могли бы полностью реализоваться, необходима была соответствующая благоприятная внешняя, международная ситуация. В XIX в, этих условий не было.

Эти условия постепенно создавались на рубеже XIX и XX вв. Первым из них был распад союза трех государств-захватчиков и нараставший между ними конфликт. Этот конфликт вел к ослаблению блока государств, противившихся восстановлению польского государства. Польские политики могли предпринять попытку объединения с одним из угнетателей против другого. Эту возможность использовали два основные существовавшие в то время польские политические лагеря.

Народные демократы во главе с Р.Дмовеким ориентировались на сотрудничество с Россией и союзными с ней государствами Антанты. В то время как галицийские консерваторы и пилсудчики ориентировались на Центральные державы - Австрию и Германию.

Начало войны в 1914 г. создавало возможность проигрыша одного, России, или двух, Австрии и Германии, государств-захватчиков. Никто и не мог предвидеть того, что все три угнетателя окажутся побежденными. Следует сказать, что расчеты и планы национального лагеря оказались ближе к действительности, чем планы активистов. Советская Россия, по правде говоря, войну также проиграла; хотя Антанта ее и выиграла. Поляки, связанные с лагерем Дмовского, оказались в лагере побеждавших государств.

Тем более что начало революции в России вело к выходу этого государства из лагеря Антанты. Руководители Великобритании, Франции и США по-прежнему считались с Россией и теоретически видели в ней великую державу. Однако практически в 1917-1918 гг. это государство не было представлено в лагере побеждавшей военной коалиции и не оказывало непосредственного влияния на ее политические решения. Наоборот сильное польское государство оказывалось необходимым для восполнения пробела, связанного выходом России. В создании польского государства особенно сильно была заинтересована Франция. Сильная Польша была ей нужна, с одной стороны, как преграда на пути революционных устремлений и движений, а, с другой стороны, как союзник в борьбе с побежденной, но все еще опасной для Франции Германией.

Пилсудчики в годы войны ориентировались на союз с Центральными державами, делая оговорку, что ведут войну лишь с Россией, а не с Францией и Великобританией. Пилсудский практически до июля 1917 г. был союзником Центральных государств: воюя с Россией, ослаблял лагерь Антанты и укреплял Центральные государства. Вместе с другими активистами Пилсудский принадлежал к лагерю, враждебному побеждавшей Антанте. Ситуация на фронте изменилась только в 1917 г. после свержения самодержавия в России и вступления США в войну. Часть создаваемых им подразделений была переформирована, однако, в Польский Вермахт. До конца войны они выступали в союзе с немцами, и, конечно, у Пилсудского не было стольких оснований на союз с победоносной Антантой как у его противников из лагеря эндеков. На заключительном этапе войны Пилсудский находился в трудной ситуации. Если бы только он представлял польское общественное мнение, то положение Польши после войны оставалось бы трудным. Спасала ее, однако, позиция лагеря эндеков, ориентировавшихся на Антанту.

В годы первой мировой войны в польском обществе также были и сторонники международной социальной революции. Они выступали против концепции союза с одним из угнетателей, против участия в войне и действовали в целях революционного преобразования целой Европы. Польские революционеры приняли участие в революционных событиях в России, в Германии и в Венгрии. Они внесли свой вклад в разгром угнетавших польский народ государств и тем самым в каков-то степени повлияли на формирование объективных предпосылок, делавших возможным восстановление польского государства. Сами же они с этим лозунгом не выступали, поскольку ратовали за Европейскую Республику Советов. Они считали, что в Польше также сложилась революционная ситуация, что власть возьмут в свои руки Советы рабочих и солдат, которые создадут наднациональную общественную систему.

В это время в Польше доминировало стремление к самостоятельности и воссозданию самостоятельного национального государства. Причем, большинство польских политических руководителей в своих программах обращались к традиции великого государства, существовавшего до разделов, в то время как ситуация в Восточной Европе была уже иной, чем в конце ХVШ в. Появились большие диспропорции между надеждами и планами поляков, с одной стороны, и возможностями с другой. В этом и был источник многих неурядиц и разочарований польского общества.

Поражение Центральных государств и революция в Советской России, - очередной внешний фактор, имевший существенное значение. А все вместе они имели далеко идущие последствия.

Немаловажное влияние оказала Великая Октябрьская социалистическая революция, которая первым своим актом - декретом о мире - провозгласила право всех народов на самоопределение и создание самостоятельных государств. Вслед за тем державы Антанты и США, в годы первой мировой войны заявлявшие, что польский вопрос является внутренним делом России, были вынуждены признать, что создание объединенной, независимой Польши с доступом к морю является одним из условий мира в Европе. Непосредственные предпосылки для восстановления независимости Польши были созданы революцией в Австро-Венгрии и Ноябрьской революцией 1918 г. в Германии.

Осенью 1918 г. на несколько малых государств распалась Австро-Венгрия и ее влияние на политическую ситуацию в Европе прекратилось. Проигравшие войну немцы, будучи ослаблены, были вынуждены вывести свои войска до границ 1914 г. На несколько лет они также утратили влияние на формирование ситуации в Европе. Россия проиграла войну, пережила две революции и также существенно ослабла.

Осенью 1918 г. в Европе сложилась особая ситуация. Поляки освободились от пут, сдерживавших их начинания. Польское общество приобрело возможность свободно высказаться. Эта возможность, однако, не была завоевана ни легионами, ни Польской военной организацией. Эта возможность была результатом военного поражения и трех революций в угнетавших Польшу государствах, что никак нельзя было предвидеть. Ситуация объективно возникла сама по себе. Участие польского общества в ее формировании было минимальным.

Более того, часть польских руководителей сдерживала процессы, формировавшие эту новую общественно-политическую ситуацию в Европе, без которой самостоятельно победить угнетателей поляки были не в состоянии. Появившаяся возможность, однако, была надлежащим образом использована польским обществом. В этом заключается роль внутреннего, польского Фактора в процессе восстановления польской государственности. Причем, как подчеркивают историки, воссоздание польского государства не было одноразовым, единодушным и спонтанным актом всего общества "Вовсе не было так, - пишет С. Т. Кеневич, - чтобы все общественные классы и все политические партии в едином порыве и согласии возводили фундамент под здание II Речи Посполитой. Совсем, даже наоборот! Не было никакого "Народного фронта", который охватывал бы всех, начиная с вильнюсовских зубров и кончая КПП. Государство рождалось в огне политической борьбы, среди дискуссий, интриг и публичных торгов, площадной ругани и тайных подкопов, опереточных государственных переворотов и полицейских залпов... Разочарование настигало наивные души тех, кто воображал себе, что в свободной Польше сам по себе наступит рай и все граждане объединятся во имя общего блага. Не могли объединиться, поскольку, хотя и все радовались независимости, но каждый представлял ее себе иначе..."

Таким образом, весь этот исторический процесс внес в коей мере позитивную лепту в международно-политическую обстановку, складывавшуюся в Центральном и Юго-восточном Европейских регионах. Данное стечение обстоятельств определило историко-политические предпосылки для образования новых государств в Европе, что создало определенные перспективы в достижении независимости Польского государства.


После того как право польского народа на образование собственного независимого государства было торжественно провозглашено советским правительством, правительства Великобритании, и США тоже заявили о своей готовности содействовать образованию польского государства. В речи, произнесённой 5 января 1918 г., премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж указал, что будущая независимая Польша включит в себя все те истинно польские элементы, которые желают войти в её состав.

Но при подготовке к Парижской мирной конференции Ллойд Джордж предлагал изначально возможность «создания польского королевства с русским великим князем во главе».

Это королевство должно быть связано с Россией только личностью его государя, но во всех остальных отношениях должно пользоваться полной независимостью. Предоставление независимости на таких условиях вполне удовлетворит национальные стремления польского народа, а если сверх того удалось бы добиться для Польши выхода ее торговли к Балтийскому морю, то создалось бы государство, которое сточки зрения национальных устремлений и экономических интересов обещает быть устойчивым. Учитывая сильный национальный антагонизм между Польшей и Пруссией, который привел к тому, что в России поляки открыто присоединились к союзникам, а лучшие элементы Галиции и Великого Герцогства Познанского оказывают нам молчаливую поддержку, есть все основания полагать, что будущее польское государство станет буферным государством между Россией и Германией в лучшем смысле этого слова, то есть Россия будет иметь своим соседом такую Польшу, которая вряд ли при каких-либо обстоятельствах присоединится к союзу против России, пока последняя останется, верна программе союзников, то есть будет уважать независимость малых государств.

Точка зрения Соединённых Штатов выразилась в специально посвященном польскому вопросу тринадцатом пункте американской программы мира, провозглашённой президентом Вильсоном в послании конгрессу от 8 января 1918 г. (известные «14 пунктов»). Этот пункт гласил, что подлежащее созданию польское государство «должно включать в себя все территории с неоспоримо польским населением». Таким образом, английское и американское правительства заявили, что считают целесообразным и естественным для суждения о включении или невключении тех или иных территорий в состав будущего польского государства исходить из этнографического фактора и из принципа свободного волеизъявления народа.

Иную позицию в польском вопросе заняло французское правительство. Его глава и военный министр Жорж Клемансо заверял, что Франция сделает всё возможное для того, чтобы возродить Польшу «в рамках её исторических пределов». Надо сказать, что автором этого тезиса являлся не Клемансо. Нелепое требование возродить в XX в. великодержавное государство, потерявшее жизнеспособность ещё двести лет назад, выдвинули некоторые польские деятели, которые спешили разрубить узы, связывавшие Польшу с революционной Россией, не столько ради освобождения Польши, которое только и было возможно как следствие русской революции, сколько ради сохранения своего господствующего положения в стране и ради захвата смежных земель.

Внутригосударственная конъюнктура имела противоречивый характер, здесь шла борьба рабочего и крестьянского движения против империалистического ига и застоявшегося гнета капиталистов и помещиков. Осенью 1918 г. революционное положение в государстве достигло своего пика, однако революционные партии не пытались образовать центральный революционный орган власти и провозгласить независимость Польши.

Инициативу создания общепольского правительства взяли в свои руки социалисты и крестьянские партии (людовцы). Реформистская Польская социалистическая партия (ППС), еще в 1917 г. отказавшаяся от политики сотрудничества с австро-германскими оккупантами, выдвигала лозунги демократической республики, созыва Учредительного сейма и перехода к социализму парламентским путем.

В ночь с 6 на 7 ноября 1918 г. в Люблине, освободившемся от австро-венгерских оккупантов, было создано правительство во главе с галицийским правым социалистом И. Дашиньским. Правительство, назвавшее себя «народным», провозгласило Польшу «народной республикой» и обещало представить на рассмотрение Учредительного сейма ряд радикальных реформ (национализация важнейших отраслей промышленности, отчуждение крупной земельной собственности, введение демократических свобод и т. п.). Но правительство Дашиньского не решалось развязать революционную инициативу масс, подавить буржуазную реакцию.

ноября в Варшаву, где доживал последние дни созданный германскими оккупантами марионеточный Регентский совет, возвратился Пилсудский, освобожденный немецким правительством из Магдебургской тюрьмы. Регентский совет передал власть в руки Пилсудского. В Пилсудском, имевшем широкие связи в различных политических группах, особенно в левых, и в прошлом связанном с социалистическим движением, польская буржуазия видела человека, способного предотвратить угрозу революции в Польше. По требованию Пилсудского правительство Дашиньского также передало ему власть.

Во главе нового правительства был поставлен Е. Морачевский, правый социалист, близкий Пилсудскому. Правительство Морачевского состояло, как и правительство Дашиньского, из социалистов и людовцев и называло себя «рабоче-крестьянским». Оно было полностью подчинено Пилсудскому, провозглашенному главой государства («начальником государства»).

Хотя в Польше в конце 1918- первой половине 1919 г. существовали Советы рабочих депутатов (их было создано более 120), двоевластия, как в России после Февральской революции 1917 г., не сложилось. В большинстве Советов преобладали сторонники ППС, которая стремилась ограничить их деятельность чисто экономическими проблемами и рассматривала как вспомогательные органы «рабоче-крестьянского» правительства Морачевского. Тем не менее, Советы сыграли большую роль. Благодаря их деятельности рабочий класс добился введения 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, законов о социальном страховании.

Крестьянское движение было весьма интенсивным. В конце 1918 - начале 1919 г. в Западной Галиции и в Келецкой губернии образовались «крестьянские республики» (Тарнобжегская и Пинчовская), однако во главе крестьянского движения стояли людовцы, которые надеялись, что без революционной борьбы, парламентским путем им удастся добиться земельной реформы.

Трудно переоценить значение освобождения в жизни любого из угнетённых народов. Но для народа, свыше ста лет бывшего разделенным между разными государствами, обладающего, не смотря на это, острым чувством национального самосознания, имеющего богатую, никогда не прерываемую традицию освободительной борьбы, завоевание независимости означало огромную, самую крупную за ряд поколений победу.

Образование Польской республики означало победу национальной демократической революции, являвшейся составной частью того революционного подъема, который охватил Европу после Октябрьской революции. Весь этот исторический процесс сыграл немаловажную роль в образовании Польского государства. В дальнейшем этому государству предстояла задача по утверждению своей независимости в лице государств участвовавших на Парижской мирной конференции в Версале и установлению польских границ.

Глава II. Проблема Польши в решении Парижской мирной конференции. Вопросы определения государственных границ

.1 Решение Парижской конференции по вопросу признания Польского государства и установления границ

Первая мировая война подавила её агрессоров тем самым, ослабив монархические государства и порушив старую международную систему, повлекла за собой стихийный процесс, вылившийся в виде нового революционного движения по всей территории Европы. Военная борьба 1914-1918 гг. коренным образом изменила представление о составе и формировании политической карты Европы, создав предпосылки к новому переделу мира и изменению расстановки политических сил на международной арене. Весь этот военно-политический процесс завершился своей финальной стадией в результате проведения Парижской мирной конференции в Версале (1919-1920).

Малые нации, в Восточной Европе пытаясь осуществить свое право на самоопределение и обретения независимости, приняли участие в мирной конференции и излили свои вековые жалобы мировым державам. Союзные державы выслушали их, но тут обнаружилась немощность человеческого правосудия. В Восточной Европе нации живут вперемежку но, не смешиваясь друг с другом. Когда понадобилось установить границы для этих новых государств, пришлось оставить немцев в Польше, поляков в Германии, венгров в Румынии, греков в Турции, славян в Греции. Мы были свидетелями того, как греческое население Анатолии; перебиралось через Геллеспонт, чтобы уступить место туркам, прибывшим из Румелии, а в странах, где невозможен такой варварский обмен населения, были приняты меры для защиты меньшинств. В обязанности дипломатии входит наблюдать за тем, чтобы эта защита не оказалась пустым звуком.

Странное дело, в тот самый момент, когда торжествует и уже не вызывает споров принцип национальностей, который, как утверждали, должен был обеспечить господство мира на земле, авторитет его, видимо, ослабел. Этот принцип как будто подменили. Мы наблюдаем, например, что люди, которые раньше приветствовали Польшу, когда считали её мёртвой, перестали интересоваться ею теперь, когда она стала живой и когда те, кто управляет ею, представляют собой государственных деятелей.

Польша оказалась среди числа тех стран, мнения которых мировые державы не воспринимали всерьез и вели политику по отношению к ним личностного и субъективного характера. В конечном счете, Франция, Великобритания и США понимали, что если в этом регионе не установится мир, то его и не будет и во всей Европе. Более того, в их планах была цель создания из государств восточно-европейского региона более или менее однородного политического блока для борьбы против реваншистских тенденций Германии и назревавшего в ней революционного движения. Поэтому 3 июня 1918 г. на конференции глав западных держав, происходившей в Версале, была принята декларация по вопросу о Польше, в целом совпадавшая с предыдущими заявлениями В. Вильсона и Л. Ллойд-Джорджа. В этой декларации указывалось: «Образование польского единого и независимого государства со свободным выходом к морю составляет одно из условий прочного и справедливого мира и правопорядка в Европе». Эта декларация, продиктованная вынужденным признанием неизбежности появления независимого польского государства, не только не содержала каких-либо обязательств по отношению к Польше, но придавала прямо условный характер признанию единства и независимости Польши. Даже глава Польского национального комитета Р. Дмовский, являвшийся одним из наиболее убежденных сторонников сотрудничества Польши с Антантой, не мог не констатировать, что западные державы вовсе не собирались способствовать созданию действительно независимой и единой Польши.

В частности, он отмечал, что они не имеют в виду обеспечить возвращение Польше ее приморских земель. «Только люди, не понимающие политического языка,- писал Дмовский,- могли в вильсоновских словах «свободный доступ к морю» вычитать признание за нами земель, лежащих на Балтийском побережье. Это слово «свободный доступ» означало именно обеспечение доступа к морю на чужой территории...» За показным полонофильством западных держав скрывалось их безразличное или враждебное отношение к коренным интересам польского народа.

Данный политический акт еще не обозначил факт международного признания Польского государства, но это был определенно позитивный шаг по вопросу полькой независимости. Следующим этапом, в результате которого Польша добилась определенных реалий в проблеме суверенности и определению своих границ на политической карте мира, стал сам процесс проведения Парижской мирной конференции и подписания Версальского мирного договора.

По вопросу определения границ еще до конференции в Париже было много предложений носящих многосторонний противоречивый характер. Еще осенью 1917 г. в Париже был образован Польский национальный комитет, который вскоре был признан в качестве официальной польской организации правительствами Франции, Англии, Италии и США. Вот эта-то организация и выдвинула своей программой странную теорию, согласно которой тот факт, что в далёком прошлом господствовавшие классы Польши грабили и угнетали своих ближайших соседей на востоке, даёт им право и теперь угнетать другие народы, по крайней мере, в том же объёме и в тех же географических пределах. Спекулируя призраком «большевистской опасности», руководящие деятели польской эмиграции тех лет выдвигали требования восстановления Польши в границах, предшествующих первому разделу распадавшейся феодальной Польши в 1772 г., т. е. до линии Днепра с включением в подлежащее образованию Польское государство Западной и Правобережной Украины, всей Белоруссии, Литвы и некоторых других территорий.

Кое-какие «светлые умы» польской эмиграции находили подобные требования слишком умеренными и настойчиво твердили, что будущая Польша должна простираться «от моря и до моря», от Балтики до Одессы и Аккермана включительно. На меньшее они не соглашались.

Так обнаружились два подхода к решению вопроса о границах Польши. Первый из них, выдвинутый англичанами и американцами, в основных своих положениях близко подходил к советской точке зрения. Второй, выдвинутый высшими кругами польской эмиграции, поддерживался тогда французским правительством. Эти два друг друга исключавшие подхода к решению польского вопроса неизбежно должны были прийти в столкновение.

В ходе работы проходившей в Версале на конференции, польские делегаты при рассмотрении вопроса о территории, которая должна принадлежать Польше, требовали возвращения к границам 1772 г. Однако мировые державы достаточно иронично отнеслись к этому условию и, подписав Версальский мирный договор, определил западную границу Польши. Подлежавшие возврату Польше земли - часть Померании, части Западной и Восточной Пруссии, Познанщина, восточная часть Верхней Силезии - составляли всего около трети территории аннексированных западных польских земель. Более 100 тыс. кв. км исконно польских земель, включая часть Верхней Силезии с городами Глейвиц и Бойтен, были оставлены под властью германского империализма. Возврат Польше упомянутой части ее исконных земель ставился в зависимость от результатов плебисцита.

Одной из примет Парижской мирной конференции был обволакивавший ее туман лицемерного пацифизма, с помощью которого главные действующие лица конференции пытались скрыть от народов империалистическую сущность принимаемых ими решений.

июня 1919 г. между Полыней и пятью великими державами был заключен договор «О защите прав национальных меньшинств» («малый Версальский договор»), который обязал польское правительство уважать права более 1 млн. человек немецкого меньшинства в Польше, не возложив, однако, аналогичное обязательство на германское правительство в отношении почти 2 млн. человек польского меньшинства в Германии. Реваншистские круги Германии обрели юридический повод для постоянного вмешательства в жизнь возвращенных Польше земель.

Пренебрегая жизненными национальными интересами польского народа, интересами мира и безопасности в Европе, авторы Версальского договора стремились не к созданию воссоединенной и независимой Польши, а к ее превращению в марионеточное антисоветское государство. В. И, Ленин по этому поводу замечал: «Из Польши Версальский мир создал государство-буфер, который должен оградить Германию от столкновения с советским коммунизмом и который Антанта рассматривает как оружие против большевиков».

После подписания Версальского мирного договора первая мировая война завершилась де-юре, Польша получила международное признание. Однако Версальский договор установил лишь западную границу Польского государства, и в статье 87 Версальского мирного договора было зафиксировано, что восточные границы должны быть установлены впоследствии главными союзными и объединенными державами.

Польша, подписав Версальский мирный договор, тем самым взяла на себя обязательство подчиниться предстоящему решению великих держав по вопросу о восточных границах. В день подписания Версальского договора великие державы и Польша подписали особый договор в защиту прав национальных меньшинств в Польше. Вводная часть этого договора устанавливала, что Польша осуществляет суверенитет «над частью бывшей Российской империи, населённой в большинстве поляками». Исходя из этого положения, оставалось только определить линию, отделяющую земли, населённые в большинстве поляками, и эту этнографическую границу Польши сделать, согласно статье 87 Версальского мирного договора, её восточной государственной границей.

Однако, по мнению известного исследователя в области польской истории А. Манусевича, польские правители решили уклониться от исполнения договоров и действовать, не дожидаясь решения держав. Они решили стать на путь агрессии или, как буквально сказано в одном из приказов польского верховного командования того времени, начать «натиск на восток».

Польская демократия оказалась слишком слабой, распылённой, не подготовленной к активной защите подлинных интересов польского народа. Она легко поддалась на демагогические обещания Пилсудского и деятелей эмигрантского лагеря, не сумела спасти страну от хозяйничанья профессиональных авантюристов и бессовестных политиков.

Руководители польского государства, распинаясь на всех европейских перекрёстках в любви к демократии, начали свою государственную деятельность с похода против независимости и свободы соседних народов. Их первый удар пришёлся по Западной Украине.

В ноябре 1918 г. Западная Украина отделилась от развалившейся монархии Габсбургов. Образовалась Западно-Украинская Республика. Её правительство завязало сношения с украинскими органами в Буковине и Закарпатской Украине, а несколько позднее, в январе 1919 г., заключило соглашение с Украинской директорией Петлюры о создании единой Украинской республики. Но польские магнаты не хотели отказываться от огромных восточных латифундий и украинских крепостных. Ещё в ноябре 1918 г. они инспирировали мятеж в Львове. Мятежники вскоре получили вооружённую поддержку из Варшавы и Кракова. Польская интервенция в Западной Украине превратилась в войну Польши против Украины.

Украина апеллировала к Парижской мирной конференции. Созданная по настоянию Вильсона особая комиссия разработала проект украинско-польской границы, в общих чертах учитывающий требования украинцев о создании независимого украинского государства. Но варшавское правительство решало не стеснять себя уважением ни к международным актам, ни к суверенной воле соседнего украинского народа и двинуло в наступление на Западную Украину.

2.1.1 Польско-Советское противостояния 1919-1921. Проблемы определения восточной границы

Основным фактором, повлиявшим на развитие международных отношений в Восточной Европе 1920 г., был развязанный кругами Польши при поддержке сил международной реакции открытый вооруженный конфликт против Советской России.

После победы советских войск над деникинцами "начальник" польского государства Ю. Пилсудский стал готовиться к продолжению войны с РСФСР. Соответствующую установку он сформулировал в начале 1920 г. во время посещения Волынского и Подольского фронтов. В частности, обращаясь к командующему Волынским фронтом генералу А. Листовскому, он заявил: "Мы не можем верить обещаниям и басням Антанты об окружении России колючей проволокой!.. Нужно принудить большевиков пойти на выгодные для нас уступки". Аналогичную точку зрения Ю. Пилсудский высказал на встрече с руководителем комиссии по иностранным делам польского сейма, обратив внимание на то, что лучшей гарантией безопасности Польши сможет стать только выгодная для нее восточная граница.

Впрочем, борьба с Красной Армией имела для польских руководителей второстепенное значение. Более актуальной задачей они считали превращение Польши в державу, которая могла бы доминировать в Восточной Европе. Важной предпосылкой такого доминирования, по их мнению, должно было стать присоединение к этнически польским территориям земель Беларуси, Литвы и Украины, которые вплоть до конца XVIII в. входили в состав Речи Посполитой.

Однако намерения польских руководителей не совпадали с планами ведущих держав Запада, которые считали, что Польша должна участвовать в борьбе против большевизма, а не расширять свои пределы за счет других государств. 8 декабря 1919 г. Верховный совет Антанты утвердил временную линию восточной границы Польши, приняв за основу предложения специальной комиссии Парижской мирной конференции 1919 г. Члены комиссии считали, что восточная граница Польши должна совпадать с пределами расселения этнических поляков. Исходя из этого, они предложили провести ее по линии Гродно - Яловка - Немиров - Брест-Литовск - Дорогуск - Устилуг, восточнее Грубешова, через Крылов и далее западнее Равы Русской, восточнее Перемышля до Карпат. В начале 1920 г. главы правительств Франции и Великобритании Ж. Клемансо и Д. Ллойд-Джордж отметили, что рассматривают земли Беларуси и Украины исключительно как часть территории России.

Не встретив понимая со стороны держав Антанты, Ю. Пилсудский попытался договориться с представителями российского "белого движения". 18 января 1920 г. он подписал соглашение с прибывшими в Варшаву Б. В. Савинковым и Н. В. Чайковским. По условиям Варшавского соглашения 1920 г. Польша обязалась поддержать борьбу антисоветских сил в России и отказалась от намерения восстановить Речь Посполитую в границах 1772 г. В свою очередь, российские политики отказались от намерения восстановить Россию в границах по состоянию на 1 августа 1914 г. (т. е. до начала Первой мировой войны) и согласились признать независимость Финляндии, Украины, Латвии и Эстонии, а также провести плебисцит относительно государственной принадлежности земель Беларуси и Литвы.

Впрочем, Пилсудский отдавал себе отчет в том, что переговоры со сторонниками "белой" России не дадут положительных результатов, и решил использовать тактику, успешно апробированную в 1919 г. Суть этой тактики заключалась в том, что польские войска должны были осуществлять наступление на востоке, невзирая на явное или скрытое сопротивление прочих государств. В свою очередь, наступление польских войск создавало предпосылки для включения спорных территорий в состав польского государства. В конечном итоге западные державы должны были примириться с фактом закрепления спорных территорий за Польшей.

Руководители Польши стремились создать видимость согласования своих действий на востоке с представителями народов, ранее входивших в состав Российской империи. В 1919 г. поляки начали переговоры с украинцами и литовцами. 21 апреля 1920 г. в Варшаве был подписан секретный договор между правительствами Украинской Народной Республики и Польши, по условиям которого Польша признала права правительства УНР на территории от верховьев р. Случь до Днепра, а украинцы признали права Польши на земли, расположенные западнее р. Збручь и Горынь (т. е. на Восточную Галицию и Западную Волынь), а также на земли Беларуси до границ Речи Посполитой в 1772 г.

В ходе продолжительных военных действий враждующие государства пытались начать мирные переговоры по урегулированию конфликта.

Первый этап мирных переговоров между РСФСР и Польшей начался 17 августа 1920 г. в Минске. На заседании мирной конференции представители Советской России заявили о признании независимости и самостоятельности Польской республики, торжественно подтвердили право польского народа самостоятельно определять форму государственной власти и отказались от каких-либо контрибуций со стороны Польши. Делегация РСФСР предложила определить восточную польскую границу на основе "линии Керзона", с отклонением в пользу Польши в районе Белостока (в Беларуси) и Холма (в Украине).

августа 1920 г. польская делегация отклонила мирные предложения Советской России, отметив, что они напоминают "условия капитуляции". Не понравилась полякам и предложенная РСФСР линия границы. Польская делегация обратила внимание на то, что "польский элемент простирается далеко за линию, предложенную советской делегацией", а также на то, что соответствующая линия практически целиком совпадает с линией раздела Речи Посполитой в 1795 г. и поэтому оскорбляет национальные чувства поляков.

Таким образом, первый этап мирных переговоров не дал положительных результатов ни одной из враждующих сторон. По поводу ведения этих переговоров и решения проблемы восточной границы Польши высказывались и Западные государства.

августа 1920 г. правительство Великобритании подчеркнуло, что оно не поддержит стремление Польши расширить ее границы восточнее "линии Керзона". Также 21 августа 1920 г. госдепартамент США призвал польское руководство "воздержаться от какого бы то ни было нарушения территориальной целостности России". В инструкции послу США во Франции от 31 августа 1920 г. подчеркивалось, что продвижение польской армии на восток должно иметь точную границу, осуществляться при условии заявления о необходимости и цели, а также декларации о решимости покинуть занятые территории, когда военные условия сделают это возможным.

Что касается Франции, то ее правительство и генералитет допускали возможность проведения границы Польши восточнее "линии Керзона". В то же время официальный Париж считал, что это следует сделать по договоренности между правительствами Польши и Юга России, которое французское правительство 10 августа 1920 г. признало в качестве правопреемника правительства бывшей Российской империи. За создание единого русско-польского антибольшевистского фронта в качестве предпосылки территориальных изменений в Восточной Европе выступал и председатель Военного совета Антанты маршал Ф. Фош.

сентября 1920 г. Правительство Польши решило заключить мир с РСФСР, приняв во внимание то, что большевики в большей мере, чем другие российские политики склонны принять польские предложения о проведении линии границы восточнее "линии Керзона", а также то, что дальнейшее продвижение польских войск на восток осложнит отношения Польши с Антантой. В качестве наиболее приемлемой для Польши линии восточной границы была названа линия "немецких окопов". Польской делегации на мирных переговорах предписывалось обратить внимание советской стороны на то, что Польша отказывается от "исторических" претензий на земли, расположенные восточнее линии "немецких окопов", и желает определить взаимоотношения с государствами на территориях, ранее входивших в состав Речи Посполитой, путем прямых переговоров с этими государствами. Делегации рекомендовалось также избегать прямого или косвенного признания мирного договора, подписанного в июле 1920 г. РСФСР и Литвой.

Окончательные переговоры о мире и по вопросу установления восточной границы Польши велись в Риге на мирной конференции.

2.1.2 Рижский договор и конечное определение границ Польши

9 сентября 1920 г. польская делегация прибыла в Ригу, где ее уже ожидала российско-украинская делегация, прибывшая в столицу Латвии 12 сентября (в состав делегации кроме А. А. Иоффе входили Д. З. Мануильский, Л. Оболенский, С. М. Киров). 21 сентября 1920 г. мирные переговоры были продолжены.

Вопрос о целесообразности заключения мира с Польшей обсудили делегаты IX Всероссийской конференции РКП(б), которая прошла в Москве 22-25 сентября 1920 г. Многие делегаты конференции требовали продолжить войну с Польшей, но были и те, кто высказался за скорейшее прекращение конфликта. Так, делегат И. Ходорковский обратил внимание присутствующих на факты "колоссальных трудностей" работы в российском тылу: разруху, массовое уклонение от мобилизации в Красную Армию, отрицательную реакцию, которую вызывает война с Польшей в парторганизациях, усталость "беспартийной массы", угрозу голода в деревне после засушливого лета 1920 г., забастовки в городах. Исходя из этого, он призывал руководство РКП(б) как можно скорее перейти к миру. На стороне "примиренцев" выступил и В. И. Ленин. Он назвал поход Красной Армии на Варшаву "ошибкой" и заявил, что возможная зимняя кампания будет чрезвычайно тяжелой для Советской России, потому что войну нужно будет вести одновременно и против поляков и против Врангеля. Исходя из этого, он предложил заключить мир с Польшей, даже на невыгодных для советской стороны условиях, и сконцентрировать внимание на борьбе с врангелевцами.

После горячей дискуссии участники конференции поддержали курс на "советизацию" Польши, но в то же время высказались за скорейшее заключение мира с этой страной.

октября 1920 г. в 7 часов 30 минут вечера по местному времени во дворце Шварцкопф в Риге представители Польши, РСФСР и Украинской ССР подписали договор о перемирии и прелиминарных условиях мира. По условиям договора Польша обязалась признать независимость Беларуси и Украины и подтвердила, что уважает их государственный суверенитет. Стороны, подписавшие договор, обязались не вмешиваться во внутренние дела друг друга, не создавать и не поддерживать организаций, "ставящих своей целью вооруженную борьбу с другой договаривающейся стороной", а также не поддерживать "чужих военных действий против другой стороны". Статья 1 договора содержала описание линии восточной границы Польши, которая в основе своей соответствовала линии "немецких окопов".

Но война на этом не закончилась, мирный договор не устраивал Белоруссию, так как он предусматривал расчленение ее территории, также Белоруссия хотела получить и независимость. В конечном счете, Белоруссия осталась в составе РСФСР и конференция в Риге продолжила свою работу.

В конце февраля 1921 г. делегации РСФСР, УССР и Польши подписали протокол о создании смешанной пограничной комиссии для детального проведения границы на месте и установки пограничных знаков.

марта 1921 г. в 8 часов 30 минут вечера по местному времени в том же зале рижского дворца Шварцкопф, где осенью 1920 г. был подписан прелиминарный договор, открылось заключительное заседание мирной конференции. Главы делегаций Польши и РСФСР выступили с краткими речами, в которых выразили удовлетворение результатами своей деятельности. Далее слово получил министр иностранных дел Латвии, который назвал мирный договор основным условием восстановления дружественных отношений и союза народов Восточной Европы. После этого делегации РСФСР, Украинской ССР и Польши поставили свои подписи под текстом мирного договора.

Рижский мирный договор 1921 г. был составлен на русском, украинском и польском языках в трех экземплярах, причем все документы были равноправными, а их тексты аутентичными. Договор объявлял состояние войны между Польшей и советскими республиками прекращенным и содержал обязательства сторон установить дипломатические отношения сразу же после подписания документа. Государства, подписавшие договор, предоставляли взаимные гарантии невмешательства во внутренние дела и обязались не поддерживать прямо или косвенно враждебных интервенций. Статья II договора содержала описание линии польско-советской границы. В целом она соответствовала линии, определенной 12 октября 1920 г., но на некоторых участках была изменена в пользу Польши. Несмотря на то, что делегация БССР документ не подписывала (в тексте договора содержалось указание на то, что от ее имени это делает делегация РСФСР), статья 23 договора распространяла все права и обязательства, зафиксированные в договоре, на Беларусь и ее граждан.

апреля 1921 г. Рижский мирный договор единогласно ратифицировал Всероссийский ЦИК, 17 апреля - ЦИК Украинской ССР, 15 апреля - сейм Польской республики. 30 апреля 1921 г. договаривающиеся стороны обменялись в Минске ратификационными грамотами. С этого момента Рижский мирный договор 1921 г. обрел силу, поставив юридическую точку в польско-советском конфликте 1919-1920 гг.

Рижский мирный договор 1921 г. стал своеобразным компромиссом между Польшей и Советской Россией, поставив крест на амбициозных планах их руководителей. Вместе с Версальским мирным договором 1919 г. он определял основы международных отношений в Европе в период между завершением Первой и началом Второй мировой войны. В то же время, как и Версальский мир 1919 г., Рижский мир 1921 г. не был и не мог быть прочным миром, поскольку базировался на принципе военно-политической целесообразности. Определенная на основе весьма произвольного критерия линия восточной границы Польши разделяла белорусский и украинский народы. Данное обстоятельство объективно лишало систему международных отношений в Восточной Европе стабильности и, в конце концов, привело к трагическим событиям осени 1939 г.

2.2 Установление дипломатических отношений со странами Европы

Получив независимость и восстановив свою территориальную целостность, Польское государство активизировала свою внешнюю политику. Постепенно устанавливая дипломатические связи с другими государствами Европейского региона, Польша приняла участие в международных отношениях, вступив на международную политическую арену как отдельный ее актор.

Польша, как и ряд других государств учувствовавших в первой мировой войне, реставрировала свою дипломатическую жизнь сразу же по окончанию войны, участвуя в Парижской мирной конференции при подписании Версальского мирного договора и реализации его условий. Уже в начале Парижской мирной конференции Польша установила довольно тесные дипломатические отношения с Францией в 1918г. Это было связано с тем, что Франция пыталась создать из государств Восточной Европы «санитарный кордон» между реваншистской Германией с одной стороны, и Советской Россией с другой.

Польское государство занимало определенно существенное место во внешней политике Европейских государств, так оно занимало важное географическое положение в Восточном регионе Европы. Польша находилась между двумя государствами, Германией и Советской Россией, внешнеполитическая деятельность которых, сильно волновала США и Западно-Европейские державы. «Для Франции Польша и Чехословакия представляют собой особый интерес - заявил Клемансо в палате депутатов французского парламента 23 декабря 1919 года, - так как они, с нашей точки зрения, занимают особенно важное стратегическое положение».

Отдельный этап дипломатических отношений Польши связан с попыткой создания «Балтийского союза» из государств Прибалтики. С помощью государств этого региона империалисты Англии, Франции и США пытались оградить и ослабить внешнеполитическое влияние Советской России в Европейском регионе. Однако процесс создания такого блока так и не достиг поставленных целей.

Польское государство устанавливала дипломатические отношения и путем решения состава своей территории. В результате Советско-Польской войны Польша определила линию восточной границы и возобновила дипломатические отношения с Советской Россией. В результате решения конфликта Польши и Литвы по отношению к Вильно эти страны возобновили отношения на дипломатическом уровне.

В 20-е годы Польша занимала в германской политической стратегии на международной арене очень важное место. Варшаву на Шпрее воспринимали как существенный элемент версальской системы, созданный на основе антигерманских принципов, - таким образом интерпретировалось заключение союза с Францией. Поэтому польско-германские отношения в 20-е годы никогда не имели исключительно двухполюсного характера, чаще они были элементом развития германо-франко-английских, а также германо-советских отношений. Исходя из этого, трудно не заметить, что одной из ключевых предпосылок действий Берлина, стремившегося к договору с Россией, было наличие польско-французского союза. Рапалло «уравновешивало» франко-польское сотрудничество, носившее антигерманский характер, вновь создавая перспективу раздела Речи Посполитой.

На послевоенном этапе Польша старалась утвердиться в политической системе мира и установить дипломатические отношения со странами победительницами. Давалось ей это нелегко, так как многие государства путем дипломатии использовали Польское государство в результате своих внешнеполитических амбиций.

Глава III. Послеверсальский курс внутренней и внешней политики Польского государства. Дипломатические отношения второй половины 20-х годов

.1 Характеристика внутриполитического состояния независимой Польши

Политический режим, установившийся после возрождения польского государства в 1918-1919 гг., представлял собой с самого начала диктатуру империалистической буржуазии и помещиков. Корни, этого режима были заложены в шовинистических тенденциях пилсудчины. Однако в первые годы этот режим содержал в себе еще некоторые черты буржуазной демократии. И лишь в дальнейшем, с ростом социальных противоречий и политическим разложением государственного аппарата, а также угрозой резкого обострения классовой' борьбы, фашистские силы повели решительное наступление на все демократические институты и права польского народа. Ввиду слабости антифашистского лагеря, пилсудчикам легко удалось в мае 1926 г. совершить государственный переворот и установить открытую террористическую диктатуру реакционной военщины, известную в истории под названием санации.

Социальную базу санации составляли различные элементы польской реакции, начиная от империалистической буржуазии и магнатов и кончая отсталом высокомерным мещанством, а также руководящими полицейскими, административными и военными слоями. По своей классовой сущности санация являлась главной выразительницей крупнокапиталистических и помещичьих интересов; по методам своего действия она представляла фашистскую диктатуру.

Период открытого господства санации - наиболее мрачная страница в истории польского парода. За эти годы санация привела Польшу к хозяйственному и культурному упадку, снизила и до того низкий жизненный уровень трудящихся в городе, довела до разорения польскую деревню. Капиталистам же санация обеспечила высокие прибыли путем поддержания монополистических объединений в виде различного рода субсидий и премий; помещикам безвозмездно выдавались многомиллионные суммы из государственной казны.

Прогрессивные и демократические элементы подавлялись со всей свирепостью. Польский парод был лишен возможности оказывать какое-либо влияние на политическую жизнь в стране. Но народ продолжал борьбу. Со страниц нелегальной демократической прессы, с трибун сейма и сената начали раздаваться все более громкие протесты против действий правительства.

И враги демократии быстро спохватились, они поняли, каким упущением с их стороны было сохранение некоторых парламентских и конституционных прав в условиях безраздельного господства санационной клики. Чтобы обеспечить себе полноту власти в стране, Пилсудский и его окружение решительно стали на путь ликвидации самых ограниченных прав народа, которые ему предоставлялись мартовской конституцией 1921 г. . Санация после вооруженного захвата власти очень быстро приступила к изменениям в конституции. Так, была ограничена компетенция сейма и сената; президенту было предоставлено право самостоятельного издания декретов, имеющих силу закона.

Игнорируя конституцию, Пилсудский создал так называемое внепарламентское правительство, т. е. правительство, которое действовало совершенно самостоятельно, не подчиняясь парламенту. Однако и этого, по мнению санации, было мало. Пилсудский никак, не мог согласиться с существованием сейма и сената, в которых огромное большинство состояло из представителей аппозиционных к фашизму партий. В связи с этим в 1928 г. были проведены новые выборы в сейм и сенат. Санация выбросила огромные средства на подготовку и проведение выборов, организовала бешеный террор избирателей, расставила везде своих надсмотрщиков за деятельностью оппозиционных групп и партий, издала новый избирательный закон, по которому кандидаты утверждались окружными комиссиями (из четырех кандидатов избиратели должны были голосовать за двух), был повышен избирательный возраст с 21 до 24 лет.

«Выборы» в сенат были еще проще. Количество мест в сенате сводилось до 96; из этого числа президентом «избиралось» 32 сенатора, остальные 64 избирались путем двухстепенной системы выборов. К тому же число избирателей, которые имели право участвовать в выборах сенаторов, было очень невелико, так как избирательным правом пользовались лишь орденоносцы, лица, имевшие дипломы об окончании высших учебных заведений, офицерских, профессиональных и др. школ, и «избранные лица», т. е. руководители различных организаций - люди, занимавшие высокие выборные посты в органах самоуправления.

Впрочем, невзирая на все эти махинации правительства, результаты выборов 1928 г. были совершенно неудовлетворительными для санации. Так называемый «беспартийный блок сотрудничества с правительством», выступивший на выборах, понес позорное поражение. Этот блок получил приблизительно 25% мест в сейме .

Поэтому вновь избранный сейм сразу же выступил против санационного правительства по ряду вопросов. В частности, сейм потребовал от правительства привлечения к судебной ответственности министра финансов Чеховича, отпустившего из казны большие средства на финансирование «беспартийного блока сотрудничества с правительством», который, как известно, всецело был на стороне санационной клики. Но Пилсудокий, не получив большинства в сейме, не унывал. 8 апреля 1929 г. он нагло заявил: «Если я потеряю власть и полностью выйду из равновесия, я распоряжусь повесить или расстрелять сто, а может быть и двести негодяев, воров, дряни, и спокойствие будет в Польше установлено».

В сентябре 1930 г. санация решила, наконец, ликвидировать неугодные ей сейм и сенат. Законодательные палаты были распушены, а все лидеры так называемых левых партий («левица») во главе с Винцентом Вито-сом, Либермаиом, Барлицким, Керником и Корфантом арестованы и посажены в тюрьму. Министр внутренних дел Славой-Складковский достойно выполнил волю своего начальника Пилсудского. Многие оппозиционные депутаты сейма также были арестованы и отданы под суд, который, под давлением правительства, нашел всех «виновными» и осудил на разные сроки лишения свободы. Одновременно с этим, в атмосфере неслыханного террора, были проведены еще одни «выборы».

Правительственная администрация на местах (воеводы, уездные старосты, войты и др.) вообще не скрывали угроз по адресу тех, кто отказывался голосовать за кандидатов «беспартийного блока сотрудничества с правительством». Государственным служащим Пилсудский лично предложил определить каждому, «как он должен вести себя во время выборов».Где не помогали угрозы - применялся подкуп. Списки кандидатов оппозиционных партий были отменены. Во время подсчетов голосов санациоиные комиссары фальсифицировали результаты голосования. Но, невзирая на все это, - цель и на сей раз, полностью не была достигнута. Правда, в новом сейме большинство депутатов было от санации, однако нужного количества голосов для изменения конституции в сейме не было.

Поэтому для достижения своей цели санационная клика стала на путь простого жульничества. Не уведомляя никого, 26 января 1934 г. после окончания, работ сейма в полном составе было созвано заседание сейма с участием только депутатов «беспартийного блока сотрудничества с правительством», на котором была «утверждена» новая конституция.

Из этого видно, что новая санационная конституция по существу не была принята сеймом, а потому польский народ по праву не признавал ее за основной закон польского государства.

На основании этой конституции, которая окончательно была подписана в апреле 1935 г., устанавливался совершенно новый порядок проведения выборов. Отныне правом выставлять кандидатов в сейм пользовались исключительно организации и лица, связанные с правительством. В сенат же одну треть сенаторов (как указывалось выше) назначал непосредственно президент, а остальных выбирала так называемая «элита», т. е. самые доверенные люди санационного правительства. Однако даже такой парламент, куда уже совершенно не мог попасть ни один представитель оппозиции, не имел - какого-либо значения. Всю полноту власти получал президент, который являлся ответственным лишь «перед богом и историей».

Введением апрельской конституции санационная клика завершила ликвидацию представительских республиканских органов в стране и окончательно установила террористический режим, выполнявший волю империалистических кругов.

Санационные же сейм и сенат были только жалкой пародией на представительские органы. Депутаты сейма занимались лишь политическими сплетнями и бытовыми дрязгами, жульничеством и обворовыванием государственной казны. Сейм нисколько не интересовался укреплением экономического и военного могущества страны. Главным врагом по-прежнему считалось демократическое движение, против которого принимались самые свирепые законы.

Санационная клика не только лишила народ участия в органах государственной власти, но и бесцеремонно прибрала к своим рукам все области хозяйственной и общественно-политической и культурной жизни на местах.

Так, согласно мартовской конституции 1921 г., в Польше существовала сеть территориального самоуправления. При воеводствах, старостатах и войтах функционировали избранные советы, в обязанности которых входило контролирование деятельности местной государственной администрации. С приходом к власти санации эти органы самоуправления были ликвидированы и заменены назначаемыми правительством «советами приближенных». Вместо выборных президентов городов и волостных войтов почти везде были назначены правительственные комиссары.

Когда в 1938-1939 гг. во время выборов в городские и сельские советы представители санации оказались в меньшинстве, правительство распустило такие советы и не утвердило избранного ими руководства. Так, например, без всякого основания правительством не были утверждены законно избранные президенты городов Лодзи [Барлицкий (ППС)] и Кракова [Квасневский (СД)].

Важным демократическим завоеванием польского народа было участие общественности в местных судах. До государственного переворота Пилсудского функции судьи в суде присяжных время от времени мог выполнять каждый из членов суда, которые избирались населением. Подобные суды существовали в Польше издавна, в частности в «австрийской» Польше.

С восстановлением независимости польского государства правительства Морачевского, а позже Витоса и Дашинского распространили эту систему, судов присяжных на нею территорию страны. С приходом к власти санации последняя повела наступление против судов присяжных. Путем постепенного ограничения юридической компетенции она добилась их полной ликвидации в 1939 г. Санационный министр юстиции Грабовский установил новый порядок, в результате которого весь суд по прокурорский персонал назначался непосредственно правительством.

Социальное страхование, призванное сыграть серьезную роль в. жизни миллионов рабочих и трудовой интеллигенции, вначале также было организовано на демократических принципах. Законами предусматривались выборные органы страхования; сами члены страховых обществ должны были выбирать свои руководящие органы. С приходом к власти Пилсудского и в этой области произошли коренные изменения. Прежде всего, санация отменила все предыдущее страховое законодательство, в котором она усматривала «остатки разлагающего яда демократической вольности и безответственности темных типов, подвизающихся в этой области общественной деятельности». Самоуправление соцстраха было полностью ликвидировано. Вместо выборных органов были назначены санационные комиссары. Поэтому нет ничего удивительного, что органы соцстраха начали работать из рук вон плохо; интересы трудящихся не учитывались комиссарами, поскольку они свои посты рассматривали как источник личной наживы.

Приход санации к власти фактически означал также конец всякой свободы слова, печати, собраний и политической деятельности партий. Не говоря уже о жесточайшем преследовании революционно-демократического движения, которое было загнано в глубочайшее подполье и в значительной степени разгромлено, даже легальная печать и легальные политические партии практически не имели возможности высказаться или свободно проводить собрания. Легальные партийные газеты, как правило, выходили в свет с огромными белыми полосами или колонками благодаря «усердию» санационной цензуры.

В 1938 г. подверглись полной конфискации решения съезда Стронництва людового; в 1939 г. той же участи подверглись «Избранные письма и речи» Вшщента Витоса, где были помещены, главным образом, 'его речи, произнесенные в сейме, когда он был премьером.

С помощью штрафов, различных налогов и преследований по отношению к неугодным издательствам, санационное правительство добивалось финансового банкротства этих издательств; там же, где это не удавалось, издательства закрывались в административном порядке.

В отношении легальных политических партий санационное правительство применяло тактику натравливания одной партии на другую, всячески стараясь не допустить их объединения. Так, например, при помощи своих агентов санация подрывала единство оппозиционных партий ППС и Стронництва людового.

Санация во имя интересов империалистической буржуазии и реакционных помещиков со всей энергией вела наступление на профсоюзное движение. Рабочие заводов, фабрик и фольварков подвергались самым разнообразным преследованиям со стороны властей за принадлежность к независимым профессиональным союзам. При помощи полиции предприниматели составляли так называемые «черные списки»; рабочие, попавшие в эти списки, выгонялись с предприятий, арестовывались и отправлялись в трудовые или концентрационные лагери, где их ожидало бесправие, нечеловеческое обращение и каторжный труд.

Вместо независимых профсоюзов санационное правительство создало свои профсоюзы, полностью подчиненные властям и предпринимателям, с их помощью заводчики и помещики вели борьбу с забастовочным движением на заводах, фабриках и фольварках. Профсоюзные организации преследовались не только на предприятиях, но также и в других областях деятельности. Так, .например, в 1937 г. правительство разогнало правление Союза польских учителей и вместо него назначило для руководства Союзом правительственного комиссара. Ликвидация или значительное сокращение профсоюзного движения в Польше были на руку капиталистам и помещикам; они могли беспрепятственно нарушать всякие правила и законы об охране труда, которые кое-где еще сохранились, чинить произвол, устанавливать смехотворно низкие ставки для рабочих, особенно для женщин и детей, увольнять неугодных рабочих и служащих.

Однако, несмотря на упразднение демократических свобод, репрессии за политическую деятельность, борьба демократических элементов против всевластия империалистической буржуазно-помещичьей клики не прекращалась ни на минуту. В санационной Польше ежедневно возникали пожары помещичьих имений, не прекращались саботаж и забастовки на предприятиях, а политические демонстрации были повсеместным явлением.

3.2 Основные концепции и прерогативы ведения внешней политики. Участие в двусторонних договорах

Послеверсальский раздел Европы повлек за собой новую расстановку сил в мире и внес кардинальные изменения в международную политику того времени. Неустойчивая международная система созданная в мире после Парижской мирной конференции, не утихомирила пыл в международных отношениях Европейского региона, а наоборот, показав свою несостоятельность, создала предпосылки и противоречия, приведших к трагическим последствиям сентября 1939 г.

Новоявленная международная система с изменившимся балансом сил, заставила страны Европы согласно политической конъюнктуре, пересматривать и трансформировать внешнеполитические концепции государства. В отношении Польского государства Версальская система предоставила возможность польской нации на суверенность и выражение своей международной воли.

Польша, обретя независимость, вошла на международную арену как отдельный актор со своим внешнеполитическим курсом. Уже с начала 20 годов в Польше сформировалось два направления в ведении внешнеполитической деятельности. Народные демократы во главе с Р.Дмовским ориентировались на сотрудничество с Советской Россией и галлицийские консерваторы и Пилсудчики, которые основной упор делали на сотрудничество с Западноевропейскими империалистическими державами.

Демократы так и не добились значимых результатов в связи с утратой политической силы во внутригосударственном аппарате власти. Подорвала советско-польские отношения и война между этими странами 1919-1921 за установление восточной границы Польши. В результате прихода к власти Пилсудского, после внутригосударственного переворота 1926 года и установления режима «санации», польская внешняя политика взяла курс антисоветского характера. Этому способствовали государства Запада, в особенности Франция, которая была заинтересована в международной деятельности Польского государства. Посредством Польши Франция пыталась создать барьер между Советами и Западной Европой, чтобы установить свою гегемонию в Европе тем самым, подняв свой международный авторитет в мире. С этим фактором связан определенный этап французской дипломатии по созданию «Балтийского союза» из стран Центрального и Юго-Восточного региона.

Еще 3 марта 1921 года был подписан имевший четкую антисоветскую направленность польско-румынский договор о взаимопомощи. Он предусматривал: взаимную военную поддержку сторон в случае войны одного из участников договора с Советской Россией ; координацию их политики во взаимоотношениях с Советской Россией ; заключение польско-румынской военной конвенции ); обязательство не вести переговоров о сепаратном мире в случае войны с Советской Россией (ст.4). 26 марта 1926 года этот договор был продлен на следующие пять лет, затем он аналогичным образом продлевался в 1931 и 1936 годах.

марта 1922 года был заключен Варшавский договор между Польшей, Финляндией, Эстонией и Латвией, согласно которому участники должны были консультироваться в случае советского «неспровоцированного нападения».

Во всем историческом процессе Польских отношений межвоенного периода вырисовывается определенная несогласованность, устремляя внимание на восток в интересах определения границ и других спорных вопросов, Пилсудский был уверен в безопасности с запада, хотя Польско-Германская линия границы была довольно размытой. Германия не собиралась проводить четкую линию между Польшей и до последних дней мира уверяла в безопасности Польши руководителей польской верхушки власти.

Основной внешнеполитический курс Польши и всей Европы в межвоенный период четко вырисовывается в проведении в 1925 году Локарнской конференции.

3.2.1 Локарнская конференция 1925 г., участие Польши

Предпосылки, вызвавшие появление в первые годы после заключения Версальского мирного договора разного рода проектов, гарантирующих безопасность западноевропейских держав, важнейшим из которых явился Локарнский гарантийный пакт 1925 г., были обусловлены самим содержанием версальского урегулирования и теми противоречиями, которые были заложены в нем.

В послеверсальский период противоречия между империалистическими державами по сравнению с предвоенными годами возросли в еще большей степени: противоречия между усилившимся в результате первой мировой войны американским империализмом и ослабленными в экономическом и социально-политическом отношении западноевропейскими странами; межимпериалистическая борьба держав-победительниц - Англии и Франции - за гегемонию на Европейском континенте.

Появилось качественно новое противоречие - между капиталистическими государствами и первой в мире страной социализма - Советским государством. Несмотря па противоречия между Англией и Францией и побежденной Германией, правящие круги держав Антанты считали одной из главных задач, но допустить дальнейшего сближения Германии с Советской страной, уже начатого Рапалльским договором 1922 г., оторвать Германию от «политики Рапалло» или, по крайней мере, нейтрализовать ее путем вовлечения в новый «концерт» западноевропейских стран.

Под руководством Штреземана и при участии Шуберта и Гауса началась выработка текста меморандума о пакте безопасности. 20 января 1925 г. этот меморандум был передан английскому послу и отправлен в Лондон .

Согласно предложению германского правительства пакт гарантировал статус-кво на Рейне, т. е. безопасность границ Франции с Германией. А, оставляя открытым вопрос о гарантиях восточных границ, германское правительство тем самым ясно показывало нежелание отказаться от возможности их ревизии. Гораздо откровеннее, чем это, естественно, могло быть сделано в меморандуме - первом «пробном шаре» германской ревизионистской политики,- говорилось по данному поводу в письме Шуберта германскому послу в Лондоне Ф. Штамеру 19 января 1925 г. Пакт, по словам Шуберта, «оставляет открытым вопрос о гарантиях безопасности Польши против германской агрессии... Единственная особая гарантия, на которую мы могли бы пойти в отношении Польши, было бы заключение широкого договора об арбитраже».

Это была пресловутая «вечно штреземановская», как ее метко определил В. Руге45, политика непризнания восточных границ. В неприкрытой форме ее сущность наиболее ярко отражена в секретном меморандуме германского министра иностранных дел «О немецких национальных меньшинствах» в Европе (январь 1925 г.), где констатировалось: «Создание государства, политическая граница которого охватывает все районы с немецким населением, живущим в пределах замкнутых германских районов поселения в Средней Европе и желающих присоединения к рейху, является отдаленной целью надежд Германии, а постепенная ревизия несостоятельных с политической и экономической точек зрения пограничных постановлений по мирному договору (польский коридор, Верхняя Силезия) - первоочередной задачей германской внешней политики. Цель германского предложения, как об этом свидетельствуют источники, состояла в том, чтобы «посредством пакта на Западе получить свободу рук на Востоке».

Прусские милитаристы, имевшие решающее влияние в руководстве рейхсвера, настаивали на ревизии польских границ, что вело к созданию очага международной напряженности в Восточной Европе. В дневнике лорда д'Абернона сохранилась показательная запись его беседы с германским канцлером Г. Лютером, относящейся к марту 1925 г.: «Канцлер сказал следующее: Польша выиграет больше всех от укрепления безопасности в Европе. Польша - это опасная точка. Если война вообще разразится, она возникнет именно там».

Поддерживая позицию Германии относительно ее восточных границ, английские руководящие деятели не строили никаких иллюзий относительно конечных целей германского правительства. «В Лондоне господствует мысль,- записал д'Абернон 26 марта 1925 г., - что германское предложение о гарантиях на Западе сделано с единственной целью: создать условия, благоприятные для войны на Востоке». Чемберлен, выступая в Бирмингеме 6 апреля, заявил, что в случае нападения Германии на Польшу «у нас не будет никаких обязательств» .

Вместе с тем необходимо было учитывать отношение к этому вопросу со стороны других государств. В Польше предполагаемый отказ Англии от гарантий германских восточных границ вызвал крайнее волнение. По мнению польского министра иностранных дел А. Скшиньского, «договор на Западе без гарантий на Востоке был бы подобен дому с прекрасными гобеленами, хозяева которого заботятся лишь о них, повергая все вещи в соседних комнатах опасности пожара». Особенно беспокоило Польшу поощрение антипольской политики Германии со стороны английского правительства. В связи с этим польское правительство стремилось всячески воздействовать на государственных деятелей Англии и Франции. «Обращаю внимание на тесную работу министерства иностранных дел Польши с Лондоном и Парижем,- телеграфировал в феврале 1925 г. в Москву полпред СССР в Варшаве П. Л. Войков.- Скшиньский делает чрезвычайное усилие, чтобы заставить Англию поставить вопрос о западных границах Польши в гарантийном соглашении».

сентября 1925 г. в швейцарском городе Локарно открылась, наконец, столь долго и с трудом подготавливавшаяся правительствами западных держав конференция. В состав германской делегации входили Штреземан, а также рейхсканцлер Лютер, согласившийся на участие в конференции по настоянию министра иностранных дел, не желавшего нести единоличную ответственность. «Если полет мысли Штреземана устремлялся вдаль,- пишет в воспоминаниях М. Шверин фон Крозиг,- то внимание Лютера было скорее обращено на юридические проблемы и текущие дела. Если для Штреземана единомыслящим партнером являлся Аристид Бриан, то Лютер лучше находил общий язык с сухим и трезвым Остином Чемберленом».

Французская делегация во главе с Брианом, отражавшим интересы тех влиятельных кругов во Франции, которые считали возможным пойти на «частичное примирение» с «ослабленной» соседней Германией путем «частичной ревизии» Версаля для сохранения его основы, с самого начала локарнских переговоров оказалась перед лицом единого фронта Англии и Германии. В особенности это касалось вопроса о гарантиях германских восточных границ, что непосредственно затрагивало интересы союзников Франции - Польши и Чехословакии. А именно этот вопрос, как и следовало, ожидать по ходу предварительных переговоров, стал одним из важных вопросов повести дня на Локарнской конференции. Инструкция германской делегации совершенно четко предписывала «не соглашаться ни при каких обстоятельствах» на гарантии западными державами этих границ и исключить даже «мысль» об отказе Германии от ее бывшей территории. В состоявшейся беседе с Чемберленом в начале работы конференции (7 октября) Штреземан дал понять, что вообще хотел бы избежать обсуждения вопроса о гарантиях границ Германии на Востоке во время предстоявших бесед с представителями Польши и Чехословакии. В свою очередь польский министр иностранных дел Скшиньский заявил, что в случае отказа держав гарантировать польско-германскую границу Польша пойдет на заключение договора с Советской страной.

Однако нажим со стороны Польши не привел к изменению позиции ни Германии, ни поддерживавшей ее в данном вопросе Англии. Выступая на конференции, Штреземан подробно обосновал точку зрения германского правительства по вопросу гарантии границ Германии с Польшей. Чемберлен также вновь подтвердил, что «правительство его величества не может принять на себя какое-либо новое обязательство относительно гарантии восточных границ Германии». Германский министр иностранных дел считал, что «упорная борьба за то, чтобы Франция гарантировала германскую восточную границу», не увенчалась успехом благодаря жесткой позиции представителей Германии: «вследствие решительного сопротивления Германии Франция отказалась от своего требования».

Был подписан арбитражный договор Германии с Польшей, в котором шла речь об урегулировании юридических и политических споров, но не содержалось никаких обязательств в отношении гарантии неприкосновенности границ между этими государствами со стороны других держав. Этот договор не; был связан с основным из подписанным на конференции документом - Рейнским гарантийным пактом, по которому Англия и Италия гарантировали германо-французские и германо-бельгийские границы. Именно такие договоры отвечали интересам ревизионистской политики германского правительства. «В них не содержится какое-либо открытое или скрытое признание наших восточных границ,- говорилось в связи с этим в телеграмме от 23 октября 1925 г. статс-секретаря Шуберта германскому послу в СССР У. Брокдорфу-Ранцау. Одна из целей всей политики пактов, а именно различение между западными и восточными границами, таким образом, достигнута» ". Отдельно был подписан гарантийный договор Франции с Польшей, который вообще не входили в систему Локарнских соглашений. Однако согласно данному договору французское правительство могло оказать помощь Польше лишь с санкции Совета Лиги наций, в котором ведущую роль играла Англия. Не было принято и требование Франции о предоставлении ей безоговорочного права на ввод войск в демилитаризованную Рейнскую область в случае германо-польской войны: Этот вопрос также должен был решаться Советом Лиги Наций. «По имеющимся сведениям, - сообщал из Берлина нарком иностранных дел Г. В. Чичерин, - Франция уступила по всей линии, немецко-польская граница не гарантируется, однако Франция без Совета Лиги Наций не может помочь Польше. В Польше настроение крайне подавленное; это есть предательство ее Францией».

Локарнский гарантийный пакт был одним из наиболее значительных проявлений в межвоенный период буржуазного подхода к решению проблемы европейской безопасности, который не мог не отразить ограниченного понимания его авторами данной проблемы. Основой такого понимания европейской безопасности является идея «баланса сил», противопоставления одних держав другим, устранения ряда стран из предлагаемой системы пактов и гарантий. Таковыми были и Локарнские соглашения, которые гарантировали лишь определенные границы на западе Германии, оставляя без гарантий ее восточные границы. Заключенные без участия СССР эти соглашения имели явную антисоветскую направленность.

Сам термин «европейская безопасность» часто употреблялся буржуазными политиками в 20-е годы, вначале в связи с созданием версальско-вашингтонской системы. Но уже вскоре установленный этой системой «баланс сил» оказался нарушенным. Он уже не соответствовал реально сложившейся расстановке сил на Европейском континенте - процессу усиления Германии, ее экономического, военно-промышленного потенциала, процессу, который не мог происходить иначе, как за счет и в ущерб Франции и ряда малых европейских стран - ее союзников. Это нашло отражение в заключении Локарнских соглашений. Идя на их подписание, каждая капиталистическая страна Западной Европы преследовала сугубо свои, империалистические интересы, отвечавшие военным и политическим целям данной страны. Локарнский пакт, носивший закрытый характер и предоставлявший строго ограниченные гарантии, создавал лишь видимость решения проблемы европейской безопасности.

Это стало очевидным уже вслед за подписанием Локарнских соглашений, когда германское правительство повело активную борьбу за ликвидацию версальских ограничений. Дальнейшие события показали, что германские руководящие деятели правильно оцепили потенциальные возможности, заложенные в Локарнском пакте. «Локарнские соглашения,- справедливо отмечает советский историк В. М. Турок,- оказались для германского империализма удобной юридической оболочкой, которая до поры до времени содействовала пересмотру некоторых положений мирного договора и не мешала явному пли тайному нарушению других его постановлений».

Заключение Локарнского гарантийного пакта закрепило намечавшееся в процессе развития международных отношений известное изменение расстановки сил в Западной Европе. Прежде всего, оно означало важный шаг Германии, вновь включенной в «европейский концерт» держав, в ущерб Франции, позиции которой оказались значительно ослабленными. Это отвечало интересам Англии, поскольку подрывало господствующее положение Франции на континенте. Англия тем самым становилась не только главным гарантом, но и фактически, что было для нее более важным, главным арбитром в Западной Европе. Создавшаяся же в районе восточных границ Германии напряженность, постольку, поскольку она наносила ущерб французскому влиянию, не противоречила интересам английского правительства. Она также полностью отвечала ревизионистско-реваншистским устремлениям германских правящих кругов.

Псевдопацифистская оболочка Локарнских соглашений служила маскировкой, затушевывавшей противоречия между капиталистическими державами. За показным пацифизмом творцов Локарно - Бриана, Чемберлена, Штреземана скрывались реальные политические цели соответствующих правительств, отнюдь не носившие миролюбивый характер.

Таким образом, в результате Локарнских событий, сквозь туманную дымку псевдопацифистской оболочки Локарнских соглашений, участь Польши была налицо. Безопасность мира оказалась под нарастающей угрозой Германского реваншизма.

Конференция в Локарно обличила и выявила недостатки версальской системы и оказалась предостерегающим событием для внешней политики Европейских государств международных отношений, а главным образом для независимости Польского государства.

Глава IV. Польша в преддверье второй мировой войны. Борьба против фашизма

Правительство в Варшаве, как до смерти Пилсудского, так и после нее не могло не знать о планах и намерениях фашистского правительства в Берлине. В конце концов, тираж книги Гитлера «Майн кампф» составлял миллионы экземпляров. К тому же буржуазная Польша издавна имела в Германии хорошие источники информации. Но ни Пилсудский, ни его коллега Бек совсем не хотели расхлебывать столь круто заваренную кашу. Кроме того, они чрезвычайно нереалистически оценивали собственные силы. И наконец, даже когда у них не могло оставаться сомнений в том, что Польша избрана следующей жертвой фашистской агрессии, у них не хватило сил отказаться от своей антисоветской политики.

Уже 2 мая 1933 года, писал впоследствии французский посол в Варшаве Леон Ноэль в своей книге «Нападение Германии на Польшу», Пилсудский направил своего посланника в Берлине Высоцкого к Гитлеру, чтобы получить от него заверение, что «ни он сам, ни правительство рейха не намерены нанести какой-либо ущерб интересам Польши в вольном городе Данциге» (теперь Гданьск). Гитлер заверил польского посланника в своей любви к миру. В докладе Высоцкого своему правительству о беседе наряду с прочим говорилось: Гитлер заявил, что у него «нет никаких намерений изменить существующие договоры, и это он считает для себя обязательным; он не хочет, чтобы внешняя политика его правительства когда-либо оказалась запятнанной кровью; это полностью противоречило бы его идеологии; он желает... улучшения германо-польских отношений». А в опубликованном коммюнике об этой беседе было сказано: «Рейхсканцлер подчеркнул твердое намерение правительства Германии определять свою позицию и действия строго в соответствии с существующими договорами. Рейхсканцлер выразил пожелание, чтобы обе стороны еще раз беспристрастно обсудили свои общие интересы».

Какая безграничная лживость политики фашизма. Но это явно произвело на Варшаву нужное Гитлеру впечатление.

мая 1933 года Гитлер сделал в рейхстаге заявление по внешнеполитическим вопросам. О восточной границе Германии, по вопросу, который больше всего интересовал Польшу, он заявил: «...никакое правительство Германии не пойдет по своей инициативе на нарушение согласованных обязательств (Версальского договора), которые нельзя ликвидировать, не заменив их лучшими!». Пилсудский и его министр иностранных дел клюнули на эту приманку. Они не хотели видеть, что своими показными миролюбивыми заверениями и жестами дружелюбия в отношении Польши Гитлер хотел лишь обеспечить себе спокойную обстановку на Востоке, обезопасить тылы для первых основополагающих этапов своей экспансионистской политики.

Тем временем Пилсудский и Бек назначили посланником в Берлине пользовавшегося их особым доверием господина Липского, личность во многих отношениях сомнительную. Он считался поклонником Гитлера, другом Геринга и докладывал в Варшаву прежде всего то, что там хотели слышать и что поэтому шло на пользу его собственной карьере. 26 января 1934 года Липский и министр иностранных дел гитлеровского правительства фон Нейрат подписали вызвавшее сенсацию соглашение, предусматривавшее отказ от применения силы в двусторонних отношениях, срок действия которого поначалу предусматривался на десять лет. Пилсудский и Бек считали, что нападение гитлеровской Германии не грозит им, по крайней мере, в течение указанных десяти лет. За этим последовало подписание 7 марта 1934 года «Протокола об экономическом мире» между Германией и Польшей. В октябре 1934 года миссии в Берлине и Варшаве были преобразованы в посольства. Одновременно начался поток визитов высокопоставленных нацистских заправил в Варшаву.

Геринг имел личное поручение Гитлера с особым вниманием следить за развитием германо-польских отношений. Не реже одного раза в год он приезжал в Польшу на охоту. Эти поездки Геринг всегда использовал для того, чтобы усыпить бдительность правительства Польши. Как пишет Ноэль, в январе 1935 года Геринг, например, на охоте в Беловежской пуще говорил заместителю статс-секретаря МИД Польши графу Шембеку о том, что Германии нужна сильная Польша, чтобы создать прочный заслон против СССР. Польша, говорил Геринг, является связующим звеном между Черным и Балтийским морями и для Польши откроются в будущем широкие возможности на Украине.

Во время упомянутой выше охоты Геринг говорил без обиняков. «В этой связи,- пишет Ноэль,- он сказал, что Украина должна войти в зону влияния Польши, а северо-западная Россия - Германии».

По мнению Пилсудского, предложение о совместном военном нападении на Советский Союз шло, стало быть, слишком далеко. По-видимому, он представлял себе, что значило бы для Польши ее превращение в соучастника гитлеровской Германии и поставщика пушечного мяса для ее агрессии против Советского Союза. Но ввиду постоянных дружественных заверений со стороны правительства Гитлера тогдашнее польское правительство, которое после смерти Пилсудского в мае 1935 года стал представлять, и не только в области внешней политики, авантюрист полковник Бек, убаюкивало себя тем, что безопасность страны обеспечена. Своими многими политическими действиями оно поддерживало усилия правительства Гитлера, направленные на то, чтобы любой ценой сорвать достижение договоренности о создании действенной системы европейской безопасности с должными гарантиями против военной агрессии. И дело при этом не ограничивалось только дипломатическим маневрированием.

Польша играла важную роль в антисоветской политике империалистических держав. Она являлась одним из главных элементов их «санитарного кордона» в целях изоляции и военного окружения Советского Союза. В ходе уже начатой непосредственной подготовки новой большой войны она, кроме всего прочего, стала страной, в которой сталкивались многие затрагивавшие вопросы войны и мира течения, велись политические интриги и маневры, касающиеся европейской политики тех лет, хотя, конечно, главные решения принимались не здесь.

Варшава превратилась в важный участок политической борьбы и наблюдательный пункт. Отсюда можно было лучше следить за рядом процессов, прежде всего закулисных, чем в ряде других столиц Европы, которые имели значительно больший политический вес. В Варшаве, например, нам удавалось выяснить не только многое из того, что польский режим предпринимал или намеревался предпринять по важнейшим текущим вопросам. Здесь можно было также немало узнать, подтверждая установленное фактами, то, что задумывалось в Берлине и как к этому относились Лондон и Париж. Посольства гитлеровской Германии, Франции и Великобритании получали от своих правительств или от друзей в министерствах иностранных дел подробную информацию по отдельным проблемам и сведения о тех или иных шагах и маневрах. Ведь какое-либо неуместное суждение, обусловленное неосведомленностью о том, что происходит за кулисами, и высказанное в дипломатических кругах Варшавы в столь напряженной предвоенной обстановке, могло иметь весьма неприятные политические последствия.

Действительно последствия были неутешительными. В результате ведения столь неуверенной и туманной внешней политики польское руководство подвело страну по тяжелую руку фашизма. В конечном счете, вновь потеряла свою независимость, которую так долго добивалась и утверждала на международной арене.

Таким образом, весь спектр межвоенных международных отношений привел Европу к новому мировому конфликту. Большую роль в этом сыграли противоречия вытекающие из положений Версальского договора, которые вызывали множество споров и нестыковок в международных отношения Европы и показали несостоятельность послеверсальской международной системы.

Заключение

Первая мировая война и послевоенное развитие экономических, социальных и политических сил Европы внесли в жизнь народов государств этого континента, систему международных отношений, огромное количество всемирно-исторического значения изменений, которые привели к созданию новых условий для развития всего мира. Важнейшим из них является образование новых независимых государств на развалинах Австро-Венгерской, Российской и Турецкой империй.

Нужно подчеркнуть, что в системе международных отношений межвоенного периода видное место занимает проблема восстановления независимости Польского государства и его деятельности на международной арене как субъекта международного права. Образование независимого Польского государства 10 ноября 1918 г. явилось поворотным событием в истории польского народа.

В результате образования независимого Польского государства были созданы благоприятные исторические, политические и экономические условия для проведения активной внешней политики. Нужно сказать, что Царская Россия нанесла огромный ущерб Польше. В 1915 году при отступлении русских войск с территории Королевства Польши было вывезено оборудование многих фабрик и заводов, эвакуирована часть трудоспособного населения. Как результат промышленное производство в Польше значительно сократилось, а сельское хозяйство пришло в упадок. Лишь верхняя Силезия и Познанская область, которые входили раньше в состав Германии и Австро-Венгрии сохранили свой экономический потенциал. В принципе польский народ сумел мобилизовать свои силы и создать, вернее, восстановить свое государство, имея определенный экономический потенциал.

Установление большевиками Советской власти в России привело к тому, что Польша имела возможность свободно выбирать пути своего развития. Победа сил Антанты над Германией и Австро-Венгрией, распад Царской России привели к тому, что невозможно было вернуться к довоенному положению о польском вопросе. Русский царизм был уничтожен, а австро-венгерская и германская монархии растоптаны в своих устоях они были близки к поражению и полному истощению сил. Более того, важнейшей предпосылкой для образования Польского государства явилась благоприятная политика западных держав по отношению к Польскому народу. Англия, США и Франция стремились поддержать процесс создания и восстановить Польшу как важное звено, в защите Запада от экспорта мировой революции из СССР.

Создание объединенной независимой Польши являлось одним из условий возможного установления мира в Европе. В это же время революционный подъем по всей Европе вылился в новое русло, приведшее национально-освободительное движения народов к борьбе за создание своих независимых государств на руинах распавшихся монархических держав. Весь этот международный процесс способствовал установлению независимости Польского государства и дальнейшее его развития в условиях мира и демократии. Более того, Польша готовилась вступить на послевоенную политическую арену как суверенное государство, как отдельный актор, международных отношений на Европейском континенте.

Большую роль в дипломатической деятельности Польши сыграла Парижская мирная конференция великих держав. Именно здесь Польша получила международное признание. Версальский мирный договор составлял фундамент дальнейшего развития Польского государства. В день подписания Версальского договора великие державы и Польша подписали особый договор в защиту прав национальных меньшинств в Польше. Хотя не был решен до конца вопрос о восточных границах Польши. Версальский договор устанавливал, что Польша осуществляет суверенитет «над частью бывшей Российской империи, населенной в большинстве поляками».

Важнейшим событием в 1919-1921 годы явилась польско-советская война. Одновременно Польша боролась по дипломатическим каналам за решение вопроса о восточных границах. Нужно обратит внимание на двойственный характер отношения Западных держав к вопросу о границах. Они не хотели признавать границу восточнее «линии Керзона», спекулировали «интересами Советской России». Хотя Польша боролась отчаянно за установление своей границы восточнее «линии Керзона». Она вела переговоры с представителями «белого движения» в Советской России и добилась многих уступок в 1920 году. Попытка Советской России была направлена на «советизацию» Польши, то есть ее захват и установление диктатуры коммунистов. Поход Красной армии на Варшаву был ошибкой, поэтому переговоры в Риге в 1920 году были призваны завершить польско-советский спор о границах.

октября 1920 года в Риге был подписан договор о перемирии и прелиминарных условиях мира между РСФСР Украинской ССР и Польшей. В результате переговоры продолжались, и 15 марта 1921 года был подписан прелиминарный мирный договор, который просуществовал до 1 сентября 1939 года. Рижский мир был большим достижением для Польского государства, хотя все понимали, что со стороны Советской России были претензии к Польше по вопросу о границах. Советская дипломатия всегда вела борьбу против Польши. СССР готовилась 22 года, чтобы нанести 17 сентября 1939 года решающий удар по Польше и ликвидировать вместе с Германией Польшу как Европейское государство.

Получив независимость и восстановив свою территориальную целостность, Польша проводила в 1919-1939 гг. активную внешнюю политику. Она приняла меры для установления дипломатических отношений со всеми западными странами, приняла участие в международных конференциях, вступила на международную арену как полноправное государство и активный член международного сотрудничества европейских государств.

Одной из важнейшей прерогативой внешней политики Польского государства, как и большинства европейских государств, являлось стремление к установлению безопасности на континенте, дальнейшему мирному сосуществованию и ведению дипломатических и международных отношений между государствами. Поэтому Польша вела активную внешнюю политику в рамках этого вопроса, принимая участие на международных конференциях и в международных организациях.

Условия Версальского договора вызывали множество противоречий между державами Европы. Эти противоречия возросли еще в большей степени по сравнению с предвоенными годами. Появилась межимпериалистическая борьба между Францией и Англией за гегемонию на Европейском континенте. Возникло качественно новое противоречие между капиталистическими государствами и первой в мире социалистической страной Советским Государством. А главным образом Версальский договор не устраивал побежденную Германию, положило возникновение тенденции реваншизма на континенте.

В целях разрешения всех этих противоречий и в борьбе за безопасность, европейские государства в послевоенные годы создавали и заключали разного рода проекты гарантирующих их безопасность, важнейшей из которых является Локарнский гарантийный пакт 1925 года. Польское государство, заинтересованное в этом вопросе также участвовала на Локарнской конференции, в результате которой был подписан гарантийный пакт.

На Локарнской конференции Германия гарантировала безопасность границ с Францией, но оставался открытым вопрос о гарантиях границы Германии и Польши. Польша выражала протест в отношении данного вопроса и предпринимала разного рода действия, но позиция Германии не изменила свои взгляды в решении этой проблемы. Хотя между Польшей и Германией был подписан арбитражный договор, в котором шла речь об урегулировании юридических и политических споров, но в нем не содержалось никаких обязательств в отношении гарантий неприкосновенности границ между этими государствами. В результате подписания этого договора Польша подорвала свою безопасность со стороны Германии. Нужно заметить, что между Францией и Польшей также был подписан договор, который не входил систему Локарнских соглашений. Однако согласно договору французское правительство, заинтересованное в безопасности Польши, могло оказать помощь Польскому государству в случае нападения на нее Германии, лишь с санкции Совета Лиги Нации, в которой ведущую роль занимала Англия.

Пониманием европейской безопасности на Локарнской конференции являлась идея «баланса сил», противопоставления одних держав другим. Эта идея уже была нарушена при подписании гарантийного пакта.

Локарнский гарантийный пакт был ошибкой по отношению к Польше, в результате которой Польское государство приблизилась на очередной шаг к крушению и потере независимости. Даже созданная после I мировой войны международная организация Лига Наций для урегулирования конфликтов и обеспечения мира в Европе, в которой принимала участие Польша, оказалась неэффективной и не смогла решить ряд проблем, приведших Версальскую систему к краху.

Противоречия Версальской системы и приход к власти фашизма в Германии, повергли Европу в новый международно-политический кризис.

Хотя Польша и вела свою внешнюю политику в целях защиты суверенитета и своей территориальной целостности, все же эти усилия не смогли противостоять германскому фашизму с его стремлением к реваншу. Весь этот ряд международных политических и исторических противоречий, возникших в послеверсальский Европе, создали предпосылки к возникновению нового конфликта мирового масштаба на континенте, выразившимся новой войне.

В результате изучения дипломатической деятельности Польши в межвоенный период, мы пришли к выводу, что Польша проводила активную политику в европейских международных отношениях, которая до сих пор не изучены досконально. Поэтому заслуживают внимания многие проблемы из истории дипломатической деятельности Польского государства. Из числа таких проблем можно выделить следующие темы:

1.      Польша в системе Версальского договора.

.        Дипломатические отношения с Румынией 1918-1939 гг.

.        Роль Польши в системе международных отношений на Балканах.

.        Дипломатическая борьба Польши в современной историографии.

.        Развитие польско-молдавских отношений 1918-2006 гг.

.        Польско-советские отношения в межвоенный период 1918-1939 гг.

.        Польско-советская война 1919-1920 гг. в современной историографии.

.        Историческая роль Юзефа Пилсудского в судьбе Польского государства.

.        Революционное движение Польши в межвоенный период.

.        Борьба Польши против фашистской агрессии.

.        Польша в системе дипломатических отношений с Западными странами.

.        История Польши на страницах печати Бессарабии 1918-1940 гг.

Библиография

I. Опубликованные документы и нормативные акты.

.        Документы и материалы кануна второй мировой войны (1937-1939). - М. - 1981.

.        Документы и материалы по истории советско-польских отношений. - в 7-ми т. - М. - 1964.

.        Документы внешней политики СССР. - В 21-м т.- М. 1957-1977.

.        Конституции буржуазных стран. - М. - 1935.

.        Локарнская конференция 1925 г. Документы. - М.: Политиздат. - 1959.

.        Парижская мирная конференция. Документы. - М. 1961.

.        Международная политика нового времени в договорах, нотах, декларациях. - Ч. III. - Вып. II. - М. - 1929.

II. Литература.

. На русском языке.

5.      Ахтамзян А. А. Раппальская политика. - М. - 1974.

.        Белоусова З. С. Франция и европейская безопасность. - М. - 1976.

.        Д'Абернон. Посол мира. Страницы из дневника лорда Д'Абернона. - М. - 1931.

.        Деборин Г. А. Правда и ложь в истории дипломатии. - М. - 1964.

.        Зуев Ф. Международный империализм - организатор нападения панской Польши на Советскую Россию (1919-1920 гг.). - М. - 1954.

10.    История Польши. в 3-х т. - М. - 1958.

.        Камбон Ж. Дипломат. - М. - 1946.

.        Карой Л. Великобритания и Локарно. - М. - 1974.

13.    Кегель Г. В бурях нашего века. - М. - 1987.

.        Климовский Д. С. Германия и Польша в Локарнской системе европейских отношений. - Минск. - 1975.

.        Ленин В. И. Полн. собр. соч. - M. - 1967.

16.    Ллойд Джордж Д. Правда о мирных договорах. - т. 1. - М. - 1957.

.        Манусевич А. Польский народ в борьбе за независимость и свободную Польшу. - М. - Госполитиздат. -1945.

.        Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939. - М. - 2001.

.        Миско М. В. Октябрьская революция и восстановление независимости Польши. - М. - 1957.

20.    Накануне, 1931-1939. Как мир был ввергнут в войну. История в документах. - М. - 1991.

.        Ольшанский П. Н. Рижский мир. Из истории борьбы Советского правительства за установление мирных отношений с Польшей (конец 1918-март 1921 г.). - М. - 1969.

.        Польско-советская война . 1918-1920 гг. - М. - 1994.

.        Рубцов А. Ф. Дипломатические отношения Западно-Европейских стран между двумя мировыми войнами. - Межвузовский тематический сборник. - Ярославль. - 1977.

.        Турок В. М. Очерки истории Австрии 1918--1929 гг. - М. - 1955.

.        Фураев В. К. Новейшая история зарубежных стран: Европа и Америка, 1917-1945. - М. - 1989.

.        Чабурьян А. О. Мирное сосуществование: теория и практика. - М. - 1976.

.        Чубинский А. К 70-летию образования самостоятельных государств в Центральной и Юго-Восточной Европе. - М. - 1989

.        Язькова А. А. Малая Антанта в европейской политике. 1918-1925. - М. - 1974

30.    Явленский Е. Жизнь и борьба рабочих Польши. - М. - 1935.

. На польском языке.

31.    Beck J. Polska polityka zagraniczna w latach 1926-1939. - Paryz. - 1990.

.        Grabski A. Wkregu kultu Naczelnika. - Warszawa. - 1981.

.        Karski J. Wielkie mocarstwa wobec Polski 1919-1945. Od Wersalu do Jalty. - Lublin. - 1998.

.        Kieniewicz S. Utrata niepodleglosci i drogi jej odzyskania. - Warszawa. - 1982.

35.    Kieniewicz S. Utrata niepodleglosci i drogi jej odzyskania. - Warszawa. - 1982.

.        Krasuski J. Stosunki polsko-niemieckie 1919 -1925. - Poznan. - 1962

37.    Novak A. Polska i trzy Rosje. Studium polityki wschodniej Jozefa Piłsudskiego. - Krakow . - 2001.

38.    Sąsiedzi wobec wojny 1920 roku. Wybor dokumentow. - Londyn. - 1990.

.        Sikorski W. Polska i Francja w przeszlosci I wspolczesnej. - Lwow. - 1931.

.        Skzynski A. Polska a pokoj. - W. - 1923.

3. На английском и немецком языке.

41.    Holtje Ch. Die Weimerar Republik und das Ostlocarno-Problem.1919-1934. - Wurzburg. - 1958.

.        Schwerin von Krosigk M. Es geschah in Deutschland. - Stuttgart. - 1951

.        Vandycz P. Soviet-Polish Relations. 1917-1921. - Cambridge. - 1988.

III. Периодические издания.

44.    «Международная жизнь». - М. (отдельные номера за 1988 г.).

.        «Правда» (отдельные номера за 1920-1925 гг.).

.        «Известия» (отдельные номера за 1920-1937 гг.).

.        «Советская Молдавия» ( отдельные номера за 1924-1937 гг.).

.        «Jornal official». - Paris. (отдельные номера за 1919 г.).

.        «Historische Zeitschrift». (отдельные номера за 1983 г.).

.        «Kurjer Warszawski». - Warszawa. (за 30.03.1931).

IV. Интернет источники.

51.    <#"601885.files/image001.gif">

Ваточная Европа 1921-1939 гг.

Приложение 2

Польша в 1939г.

Приложение 3

ЛОКАРНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ

Заключительный протокол Локарнской конференции 1925 г.

Представители правительств Германии, Бельгии, Великобритании, Франции, Италии, Польши и Чехословакии, собравшиеся в Локарно 5-16 октября 1925 г., чтобы с общего согласия отыскать средства предохранения своих народов от бедствий войны и принять меры для мирного урегулирования всякого рода конфликтов, которые могли бы в будущем возникнуть между некоторыми из них.

Выразили свое согласие с проектами соответственно касающихся их договоров и соглашений, выработанных в ходе настоящей конференции, которые взаимно связаны между собой:

Договор между Германией, Бельгией, Францией, Великобританией и Италией;

Арбитражное соглашение между Германией и Бельгией;

Арбитражное соглашение между Германией и Францией;

Арбитражный договор между Германией и Польшей;

Арбитражный договор между Германией и Чехословакией.

Эти акты, уже сейчас парафированные «ne varietur», будут датированы сегодняшним днем, причем представители заинтересованных сторон договариваются собраться в Лондоне 1 декабря с. г., чтобы в течение одного заседания выполнить формальности по подписанию касающихся их актов.

Министр иностранных дел Франции сообщает, что в связи с упомянутыми выше проектами арбитражных договоров Франция, Польша и Чехословакия также разработали в Локарно проекты соглашений с целью взаимно обеспечить себе пользу, вытекающую из указанных договоров. Эти соглашения будут в обычном порядке сданы в Лигу наций, но г-н Бриан уже сейчас располагает копиями этих соглашений для передачи их в распоряжение представленных здесь держав.

Министр, иностранных дел Великобритании предлагает в ответ на некоторые просьбы рейхсканцлера и министра иностранных дел Германии дать разъяснения относительно ст. 16 Устава Лиги наций, направить им одновременно с выполнением формальностей по подписанию упомянутых выше актов письмо, проект которого также прилагается. Это предложение принимается.

Представители Правительств, представленных на Конференции, заявляют о своем твердом убеждении, что вступление в силу этих договоров и соглашений будет во многом способствовать достижению разрядки моральной напряженности между народами, что оно будет широко содействовать решению многих политических или экономических проблем в соответствии с интересами и желаниями народов и что, укрепляя мир и безопасность в Европе, оно будет способно эффективно ускорить разоружение, предусмотренное в ст. 8 Устава Лиги наций.

Они обязуются оказывать искреннее содействие уже предпринятым Лигой наций работам, касающимся разоружения, и добиваться его осуществления на основе общего согласия.

Составлено в Локарно 16 октября 1925 г.

Д-р Лютер

Штреземан

Эмиль Вандервельде

А. Бриан

Остин Чемберлен

Бенито Муссолини

Ал. Скшинский

Д-р Эдуард Бенеш

Приложение 4

Арбитражный договор между Германией и Польшей

(парафирован в Локарно 16 октября 1925 г.)

Президент Германской Империи и Президент Польской Республики,

Одинаково преисполненные решимостью сохранить мир между Германией и Полыней, обеспечивая мирное урегулирование споров, которые могли бы возникнуть между обеими странами,

Констатируя, что для международных судов обязательно уважение прав, предусмотренных в договорах или вытекающих из международного права,

Признавая, что права каждого государства могут быть изменены лишь с его согласия,

И принимая во внимание, что добросовестное соблюдение методов мирного урегулирования международных споров позволяет решать, не прибегая к силе, вопросы, которые могли бы разобщать государства,

Решили воплотить в договоре свои общие в этом отношении стремления и назначили своими уполномоченными:

Которые, обменявшись своими полномочиями, найденными в полном порядке и должной форме, согласились о нижеследующих положениях. (Первые 20 статей тождественны с соответствующими статьями арбитражного соглашения между Германией и Францией.)

Статья 21

Настоящий договор, соответствующий Уставу Лиги наций, никоим образом не будет затрагивать права и обязанности Высоких Договаривающихся Сторон как членов Лиги наций и не будет толковаться как ограничивающий миссию Лиги принимать меры для действенного обеспечения всеобщего мира.

Статья 22

Настоящий договор подлежит ратификации. Документы о ратификации будут сданы в Лигу наций в Женеве одновременно с документами о ратификации договора, заключенного сего дня между Германией, Бельгией, Францией, Великобританией и Италией.

Он вступит в силу и будет действовать на тех же условиях, что и указанный договор. Настоящий договор, составленный в одном экземпляре, будет; сдан в архив Лиги наций, генерального секретаря которой будут просить вручить каждой из Высоких Договаривающихся Сторон заверенную копию.


Приложение 5

Договор между Францией и Польшей

Президент Французской Республики и президент Польской Республики,

В равной степени озабоченные тем, чтобы предохранить Европу от войны путем добросовестного соблюдения обязательств, принятых сего дня в целях сохранения всеобщего мира,

Решили взаимно гарантировать себе вытекающую из них пользу с помощью договора, заключенного в рамках Устава Лиги наций, и существующих между ними договоров,

И назначили с этой целью своими уполномоченными;

Которые, обменявшись своими полномочиями, найденными в полном порядке и должной форме, согласились о нижеследующих положениях:

Статья1

В случае если Польше или Франции пришлось бы терпеть ущерб от невыполнения обязательств, принятых сегодня между ними и. Германией в целях сохранения всеобщего мира, Франция и соответственно Польша обязуются, действуя во исполнение ст. 16 Устава Лиги наций, немедленно оказывать друг другу помощь и поддержку, если такое невыполнение сопровождается неспровоцированным применением оружия.

В случае если Совет Лиги наций, принимающий решение по какому-либо вопросу, поставленному перед ним в соответствии с указанными обязательствами, не смог бы добиться принятия своего доклада всеми своими членами, не являющимися сторонами в споре, или если Польша или Франция подверглись бы неспровоцированному с их стороны нападению, Франция или соответственно Польша, действуя во исполнение абзаца 7 ст. 15 Устава Лиги наций, немедленно окажут друг другу помощь и поддержку.

Статья 2

Ничто в настоящем договоре не будет затрагивать права и обязанности Высоких Договаривающихся Сторон как членов Лиги наций и не будет толковаться как ограничивающее миссию последней принимать меры для действенного обеспечения всеобщего мира.

Статья 3

Настоящий договор будет зарегистрирован в Лиге наций в соответствии с ее Уставом.

Статья 4

Настоящий договор подлежит ратификации. Документы о ратификации будут сданы в Лигу наций в Женеве одновременно с документами о ратификации договора, заключенного сего дня между Германией, Бельгией, Францией, Великобританией и Италией, и договора, заключенного того же числа между Германией и Польшей.

Он вступит в силу и будет действовать на тех же условиях, что и указанные договоры.

Настоящий договор, составленный в одном экземпляре, будет сдан в архив Лиги наций, генерального секретаря которой будут просить вручить каждой из Высоких Договаривающихся Сторон заверенную копию.

Составлено в Локарно 16 октября 1925 г.

Похожие работы на - Польша в системе международных отношений 1918-1939

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!