Арктические стратегии стран Северной Америки и России

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Мировая экономика, МЭО
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    106,16 Кб
  • Опубликовано:
    2012-11-03
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Арктические стратегии стран Северной Америки и России

Оглавление

Введение

Глава 1. Правовой режим Арктики

.1 Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

Глава 2. Арктические стратегии стран Северной Америки

.1 Северная стратегия Канады

.2 Арктическая стратегия США

.3 Канадо-Американские отношения в Арктическом регионе

Глава 3. Арктическая стратегия Российской Федерации

.1 Арктическая стратегия Российской Федерации

.2 Россия и проблема границ в Арктическом регионе

.3 Возрастание роли Северного морского пути

.4 Меры по обеспечению интересов России в Арктике

.5 Значение ВМФ РФ и ледокольного арктического флота РФ в обеспечении интересов России на севере

Глава 4. Сотрудничество России с Канадой и США в Арктике на современном этапе

.1 Российско-Канадское сотрудничество в Арктике и на севере

.2 О сотрудничестве России и США в Арктике

Заключение

Список использованной литературы

Введение

«На севере далеком,

Отсюда не видна,

Раскинулась широко

Чудесная страна…»

О стратегической важности Арктического региона в последнее время пишут многие исследователи. По многочисленным прогнозам отечественных и зарубежных экспертов, в ближайшие 20-30 лет человечеству придется всерьез задуматься о поиске новых месторождений энергоресурсов, ведь разведанные - почти на исходе. России, в этом случае, далеко ходить не надо, ведь Крайний Север, занимающий почти половину территории страны, может стать основным источником получения энергоресурсов. Однако для эффективной добычи природных богатств в регионе необходимо решить массу проблем.

США и Канада не проявляли заметного интереса к Арктике до тех пор, пока в должной степени не оценили природно-ресурсный потенциал этого региона. Росту их интереса способствовала также активизация деятельности на Крайнем Севере других государств, особенно арктических держав - России, Дании и Норвегии.

В период «холодной войны» Вашингтон воспринимал Арктику как один из передовых рубежей противостояния между НАТО и СССР/Россией. Затем военно-стратегическое значение Арктики для США заметно уменьшилось и степень американского военного присутствия в регионе понизилась - в 2006 г. США даже покинули свою авиабазу в Кефлавике (Исландия). Канада традиционно не уделяла много внимания развитию своих территорий на Крайнем Севере, а безопасность на арктическом направлении во многом обеспечивалась через механизмы военно-политического сотрудничества с США в рамках НОРАД (North America Air Defense).

Для многих государств основной интерес представляют запасы углеводородов арктического шельфа, составляющие, по некоторым оценкам, около 25% мировых запасов. Большие экономические выгоды как для полярных, так и неарктических стран сулит освоение Северо-Западного прохода (Канада) и Северного морского пути (Россия), а также кроссполярных авиамаршрутов.

Однако согласно нормам международного права, основанным на Конвенции по морскому праву 1982 г., только пять государств, непосредственно граничащих с Северным Ледовитым океаном, - Канада, Дания, Норвегия, США и Россия - имеют юридические основания на освоение арктического шельфа. При этом представления о границах шельфа и интересы арктических государств не совпадают. Неарктические же страны (Китай, Япония, Южная Корея, Финляндия и Швеция) и вовсе считают, что ресурсы Арктики - это достояние всего человечества, поэтому правовой режим Арктики следует пересмотреть.

В ближайшем будущем вокруг Арктики, вероятно, образуются различные политические коалиции государств, и для России прежде всего важно оценить перспективы отношений с пятью официальными арктическими государствами, определяющими режим освоения Арктики. Особое место среди них занимают США и Канада, связанные давними отношениями сотрудничества в военно-политической сфере, но, в то же самое время, имеющие различные, даже противоречащие друг другу, подходы к решению арктических проблем.

Актуальность исследования Арктических стратегий стран Северной Америки обусловлена, прежде всего, практическими потребностями.

Основная масса исследований на рубеже XX - XXI веков затрагивает расположение арктических ресурсов, их значения для мировой экономики и экономик государств, имеющих выход к Северному Ледовитому океану. В значительной степени раскрыто и ослабление мощи СССР - России в Арктике, особенно военной составляющей, что привело к ослаблению позиций нашей страны и усилению внимания к Российской Арктике со стороны других держав, прежде всего, США и Канады.

Исследования показывают резкое возрастание интереса и к арктическим ресурсам не только со стороны Российской Федерации, но и практически всех основных держав мира. Все эти страны стремятся к перекройке границ, что неизбежно может привести к урезанию российского сектора, как самого большого по площади. Невозможность в полной мере защитить свои интересы в Арктике приведет не только к ослаблению энергетических позиций России в мире, но и напрямую угрожает потере реального суверенитета на слабозащищенном Российском Севере. России труднее будет защищать свои интересы, в условиях депопуляции Российского Севера, в противовес увеличению численности населения других арктических держав Важно отметить, что в борьбе за ресурсы США и их союзники вряд ли будут соблюдать международное право, если им не будет продемонстрирована жесткая линия и готовность отстаивать интересы со стороны РФ. Бесцеремонные захваты месторождений близи Фолклендских островов англичанами показывают, что Запад готов попрать многое, чтобы обеспечить себя ресурсами.

Мировое сообщество стоит на пороге большой драки за ресурсы Северного Ледовитого океана.

В подобных условиях сохранение владений и защита интересов РФ в Арктике становится крайне важной и архисложной задачей.

Речь Президента России Д.А. Медведева 17 марта 2010 г. на Совете Безопасности всколыхнула североамериканские СМИ. Они оказались слишком напуганы и недовольны тем, что Россия устами Президента продемонстрировала впервые за долгое время жесткость и неуступчивость в Арктическом вопросе. Воплощение в жизнь Арктических стратегий США и Канады, а также реакция информационных средств Запада служит лучшей иллюстрацией актуальности проблемы.

Степень изученности проблематики.

К первой группе источников целесообразно отнести отечественные и зарубежные законодательные акты и нормативно-правовые источники, учитывающие особенности регулирования государственных взаимоотношений в арктическом регионе, а так же описывающие основные направления арктических стратегий стран Северной Америки и России. К ним относятся «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу», Документы внешней политики СССР, «Извещения мореплавателям», Законодательные акты и распоряжения государственных органов СССР по вопросам мореплавания, «Canadas Northern Strategy», «The US Strategy in the Arctic Directive», «National defense strategy», «National Security Presidential Directive» (NSPD-66), «U.S. Navy Arctic Roadmap, «U.S. maritime strategy: a cooperative strategy for 21th century seapower», «U.S. and Canadian cooperative approaches to Arctic security».

Вторая группа источников посвящена проблемам межгосударственного взаимодействия, а так же перспективам их решения в Арктике и нашла свое отражение в отечественной и зарубежной научной-учебной литературе следующих авторов: Барсегов Ю.Г., Вылегжанин А.Н., Кулебякин А.Н., Тарасов А. Г., Conley H., Kraut J., Flemming B..

Третья группа базируется на статьях, опубликованных в отечественной и иностранной периодике, а именно таких изданиях, как «Военно-промышленный курьер», «Труд», «Русский репортер», «Независимая газета», «Проблемы Арктики и Антарктики», «Вестник северного флота», «Ottawa sitizen», «Survival», «Foreign Affairs», «Carlisle Barracks», «The New York Times», «Toronto Newspaper».

Объектом исследования является арктическая политика Канады, США и России, претворяющаяся в жизнь посредством арктических стратегий, принятых на высшем уровне. Взаимоотношения между северными державами, проблемы и перспективы сотрудничества.

Предметом исследований являются арктические стратегии стран Северной Америки и России, а именно:

-Северная Стратегия Канады 2009 г.

-Директива по Арктической Политике США 12 январая 2009 г.

-Арктическая стратегия России «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу»

Цель дипломной работы заключается в анализе арктических стратегий стран Северной Америки и России, а так же проблем защиты интересов России в Арктике. Продемонстрировать значение Арктики для Российской Федерации, США и Канады. Описать взаимоотношения России и арктических держав.

Для достижения этой цели решаются следующие задачи:

-определение правового статуса Арктики;

-определение основных векторов арктической политики США и Канады;

-анализ проблем и перспектив Канадо-Американских отношений в арктическом регионе;

-определение основных векторов арктической политики России;

-обзор проблем Российских границ в арктическом регионе;

-выделение возросшей роли Северного морского пути;

-рассмотрение мер по обеспечению интересов России в Арктике;

-анализ преимуществ и недостатков российского военно-морского и ледокольного флотов;

-обзор сотрудничества РФ с США и Канадой на современном этапе.

Методы исследования. База исследования основывается на изучении политических, экономических и военно-стратегических процессов в Арктике.

При раскрытии предмета исследования использовались такие общенаучные методы, как сравнительный анализ статистических данных и программ развития основных арктических держав, прогнозирование возможных сценариев, системный подход, структурно-функциональный метод, методы классификации и систематизации, факторный анализ.

Научная новизна дипломного исследования заключается выделении следующих характерных особенностей процесса борьбы за арктические ресурсы:

-выделены качественно новые черты в развитии ВМС и ледокольных флотов России и США;

-показаны новые задачи, поставленные военно-политическим руководством стран в защите экономических и политических интересов в Арктике;

-вскрыты факторы, определяющие масштабы противоречий в регионе;

-осуществлены анализ и сравнение внешнеполитических курсов и приоритетов основных арктических державы;

-разработан сценарий возможных действий ВМС РФ в случае попыток передела Арктики силовыми методами.

Положения дипломной работы, выносимые на защиту:

1.Правовой статус Арктики.

2.Основные направления стратегии Канады в Арктике.

.Основные направления стратегии США в Арктике.

.Основные направления стратегии Российской Федерации в Арктике.

.Меры, предпринятые Российской Федерацией по обеспечению интересов на севере.

.Основные направления сотрудничества России и Канады в Арктике.

.Основные направления сотрудничества России и США в Арктике.

Теоретическая значимость дипломного исследования.

Автор представляет уточняющий анализ проблем развития и сотрудничества в рамках арктических стратегий стран Северной Америки и России, рассматриваются механизмы обеспечения безопасности и разработки ресурсных месторождений на севере, актуальных как сегодня, так и в среднесрочной перспективе. Комплексный анализ на трех геостратегических уровнях (локальном, региональном и международном) позволяет структурировать и систематизировать все ключевые проблемы арктической политики России. Автор показал зону Арктики как объект геополитики, а так же как субъект международных отношений в обеспечении военной, экономической и экологической безопасности.

Практическая значимость дипломного исследования включает в себя рекомендации, которые могут быть использованы при разработке учебных программ и подготовке учебных пособий по геополитике ведущих держав мира в Арктике, а также международным отношениям.

Отдельные выводы дипломной работы могут представить интерес для специалистов отдела Арктического совета 2ЕД МИД РФ, Министерства Транспорта России, Министерства Экономического Развития России, Министерства Природных Ресурсов и Экологии, ФСБ РФ и Министерства Обороны России, определяющих приоритеты развития российского севера, обеспечения его безопасности, которые отражены в «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу».

Материалы дипломной работы могут быть использованы в рамках дисциплин по специальности политология, регионоведение и международные отношения, а также специальных дисциплин, изучаемых МГУ.

Апробация и внедрение результатов исследования. В ходе научных выступлений перед студентами МГУ. Дипломная работа включает введение, четыре главы, заключение, список литературы и приложения.

Во введении обоснована актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, приведена общая структура работы.

В первой главе исследован правовой режим Арктики, основанный на Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Вторая глава посвящена исследованию арктических стратегий стран Северной Америки, а именно Северной Стратегии Канады 2009 г. и Директивы по Арктической Политике США 12 январая 2009 г.

В третьей главе рассмотрена арктическая стратегия России, отраженная в федеральном документе «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Так же рассмотрены меры по обеспечению российских интересов на севере.

В четвертой главе рассмотрены основные направления сотрудничества России с Канадой и России с США.

В заключении сделан ряд выводов и сформулированы практические рекомендации.

Глава 1. Правовой режим Арктики

.1 Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

На протяжении последних десяти лет в мире происходит «вторая арктическая гонка». Вступление в силу в 1994 г. Конвенции ООН по морскому праву сломало сложившуюся в 1920-х гг. систему секторного деления Арктики и заставило страны, имеющие выход к Северному Ледовитому океану, искать новые аргументы для закрепления за собой прежних арктических секторов.

Основным источником общего международного права применительно к морским пространствам является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., которая 18 лет назад, 16 ноября 1994 года вступила в силу. О важности и значимости этой конвенции свидетельствует тот факт, что подготовка к ее вступлению в силу заняла целых 12 лет: она была принята 130 голосами «за» на III Конференции ООН по морскому праву еще 30 апреля 1982 года и подписана 10 декабря того же года в Монтего-Бее на Ямайке. Сама же подготовительная конференция, целью которой было выработать нормы Конвенции - по сути нового базового документа в области международного морского права - действовала в течение 9 лет (с 1973 года, когда прошла первая сессия в Нью-Йорке по 1982 год).

Конвенция содержит 320 статей и 9 приложений. В основе Конвенции ООН мо морскому праву 1982 года лежала резолюция ГА ООН от 1970 года, в которой ресурсы морей и океанов были объявлены общим достоянием всего человечества. Этот принцип нашел свое отражение в целом ряде норм новой конвенции, призванных обеспечить доступ к морю даже для тех стран, которые не имели выхода к морю. К основным причинам разработки и принятия фактически главного международного правового акта в сфере морского права можно отнести быстрое развитие мировой экономики в 70-80-е годы, что резко повышало значимость водных путей сообщения, и не менее быстрое развитие технологий, позволявших добывать природные ресурсы с глубины морей и океанов. Для контроля за исполнением основных норм и положений Конвенции предусматривалось создание Международного органа по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву.

СССР подписал Конвенцию в 1982 г. Россия ратифицировала в 1997 г. Все арктические государства за исключением США являются ее участниками. США, в свою очередь, Конвенцию являются участниками Женевских конвенций ООН по морскому праву 1958 г. Здесь необходимо иметь в виду, что многие положения Женевских конвенций о территориальном море и прилежащей зоне, об открытом море и континентальном шельфе с некоторыми изменениями и уточнениями включены в Конвенцию ООН 1982 г. Кроме того, положения Женевских конвенций приобрели характер обычных международно-правовых норм. Поэтому можно сказать, что отношения между такими арктическими государствами, как Россия, Норвегия, Канада, Дания, с одной стороны, и США - с другой регулируются не только Женевскими конвенциями 1958 г., но в определенной степени и Конвенцией ООН 1982 г. в качестве источника соответствующих обычных норм международного права.

Очевидно, что США, как ведущую военно-морскую державу, «оскорбляли» и потому не устраивали как раз те положения Конвенции, в силу которых непосредственный контроль прибрежного государства распространялся только на акваторию 24-х мильной зоны территориальных и прилежащих вод, и ограниченный контроль - на акваторию исключительной экономической зоны. Более того, в 1984 году целая группа государств (США, Великобритания, Франция, Италия, ФРГ, Бельгия, Нидерланды, Япония) подписали сепаратное соглашение, где декларировали свое право добывать ресурсы Мирового океана там, где они есть, и столько, сколько требуется.

Почему американцам не хватало этих 200 миль? Можно предположить, что, кроме естественного для сверхдежавы национального эгоизма, это было как-то связано с принятием на вооружение советским флотом в середине 70-х годов новых противокорабельных ракет П-500 «Базальт» и П-700 «Гранит», конструкция которых предусматривала оснащение ядерными боеголовками мощностью до 500 кт, а дальность стрельбы составляла около 550 километров. Справедливости ради стоит сказать, что Россия ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года только в 1997 году, то есть почти через три года после того, как она вступила в силу.

Однако в последнее время в американском Сенате уже не в первый раз обсуждается вопрос о ратификации Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. И, тем не менее, она так и не ратифицирована до сих пор. Между тем, с учетом того обстоятельства, что гигантские энергетические запасы Арктики, по российским оценкам достигающие 20% мировых запасов нефти и 216 трлн. кубометров газа становятся все более доступными ввиду глобального потепления и совершенствования технологий, США рискуют «прохлопать» возможность поучаствовать в «дележе» арктического пирога.

Согласно Конвенции ООН 1982 г., все пространства Мирового океана подразделяются на внутренние морские воды, территориальное море, прилежащую зону, архипелажные воды, исключительную экономическую зону, континентальный шельф, открытое море, район морского дна. Конвенция содержит ряд положений, относящихся к проливам, используемым для международного судоходства.

Главной особенностью Конвенции 1982 года является четкая градация морского пространства на шесть зон, где действуют различные правовые установления: открытое море, шельф, исключительная экономическая зона, прилежащая зона, территориальные воды и внутренние воды. Принципиально важным с точки зрения морского права является разделение территориальных и прилежащих вод, а также понятий исключительной экономической зоны и шельфа. В частности, Конвенцией 1982 года определялось, что в своей исключительной экономической зоне шириной 200 морских миль (370 км) от исходной линии прибрежные государства получали права на разведку и добычу всех видов природных ресурсов. Прибрежные государства также получили возможность добывать природные ресурсы на континентальном морском шельфе. Для контроля за установлением прибрежными странами границ шельфа была создана специальная комиссия ООН по континентальному шельфу.

Устанавливая названную классификацию морских пространств, Конвенция не делает исключение для какого-либо региона, как, например, Арктика, который по своим физико-географическим условиям отличается от других регионов. Иными словами, правовые проблемы арктических морских пространств следует рассматривать в свете правовой классификации морских пространств, которая закреплена в Конвенции 1982 г. Это обусловливается также и тем, что ни одно из арктических государств не делало официальных заявлений, в частности на III Конференции ООН по морскому праву, относительно необходимости выработки специальных международно-правовых положений, которыми определялся бы особый правовой статус арктических морских пространств.

В 2008 г. представителями пяти арктических государств, в том числе России и США, была принята Илулиссатская декларация, в которой, в частности, указывается, что общее международное право предусматривает необходимую основу для реагирования на вызовы, с которыми государства сталкиваются в Арктике - от защиты морской среды до свободы судоходства - и что, следовательно, нет необходимости в разработке «нового всеобъемлющего правового режима для Арктического океана». Иными словами, арктические государства признают, что правовой режим арктических морских пространств определяется Конвенцией 1982 г., другими международными договорами и международно-правовыми обычными нормами.

Поскольку в арктическом регионе нет государств-архипелагов, то положения Конвенции 1982 г. об архипелажных водах неприменимы к этому региону. Поэтому речь может идти только об остальных категориях морских пространств.

Если обратиться к законодательству арктических государств, то оно в полной мере соответствует положениям Конвенции ООН 1982 г. В качестве примера можно взять законодательство России.

В России приняты законы «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г., «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» 1998 г. и «О континентальном шельфе Российской Федерации» 1995 г. Законы об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе не содержат каких-либо специальных положений, относящихся к арктическим морским пространствам, то есть к пространствам Северного Ледовитого океана.

В других арктических государствах действуют нормативные акты, которые по своему содержанию не отличаются от российских. Здесь интересно заметить, что США установили 200-мильную экономическую зону в 1983 г., т. е. задолго до вступления Конвенции ООН 1982 г. в силу.

Иными словами, законодательство арктических государств соответствует Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Только в законе о территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации учтены особенности арктического судоходства, обусловленные суровыми ледовыми условиями. Как уже было отмечено, в российском законе о внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне имеются положения, касающиеся Северного морского пути и проливов Вилькицкого, Шокальского, Дмитрия Лаптева и Санникова, плавание по которым осуществляется в соответствии со специальными правилами, утверждаемыми Правительством России.

Однако обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Как известно, трассы Северного морского пути, «исторически сложившейся национальной единой транспортной коммуникации», проходят не только по внутренним морским водам и территориальному морю, но и в проливах и в исключительной экономической зоне. Отсюда следует, что Россия выдвинула притязания на часть пространств, входящих как в ее исключительную экономическую зону, так и в указанные в законе проливы, в качестве исторических.

Пока не известно о какой-либо реакции иностранных государств на эти положения российского закона. Очевидно, реакция последует, когда будут приняты Правила плавания по трассам Северного морского пути и вытекающие из них акты, касающиеся технических аспектов плавания по указанным трассам.

Канадское законодательство также содержит положения, в которых учитываются особенности арктической морской среды. Эти положения направлены на более эффективную защиту окружающей морской среды в пределах 100-мильной морской зоны.

Между тем, если обратиться к практике Канады, то можно сделать вывод, что она полагает, что у нее имеются определенные специальные права в отношении арктических морских пространств. Это проявилось, в частности, в том, что в 1970 г. был принят Закон о предотвращении загрязнения арктических вод, прилегающих к континенту и к островам Канадской Арктики, а в 1972 г. на его основе были изданы Правила о предотвращении загрязнения арктических вод, Приказ об объявлении некоторых районов арктических вод зонами контроля за безопасностью судоходства и Правила о предотвращении загрязнения арктических вод с судов.

Действие этих актов распространяется на арктические воды в пределах 100 морских миль от ближайшего берега севернее 60-й параллели. Район действия закона разделен на 16 «зон контроля» и для каждой зоны устанавливались сроки, в течение которых разрешалось плавание судов, что зависело главным образом от ледового класса судна.

Для судов, предназначенных для плавания в арктических водах, предусмотрены повышенные требования в отношении проектирования, конструкции, оборудования и комплектования и профессиональной подготовки экипажа. Канадскими властями может быть введена обязательная ледокольная или лоцманская проводка.

Канада избрала 100-мильную ширину морского пространства не случайно. Еще в 1821 г. Россией, когда ей принадлежала Аляска, был издан императорский указ, которым была установлена 100-мильная морская зона вдоль берегов Аляски в Северном Ледовитом океане и Беринговом море. Этим указом в целях предотвращения хищнической добычи китов канадскими и американскими промышленниками и бесконтрольной торговли прежде всего с жителями Русской Аляски запрещалось «всякому иностранному судну не только приставать к берегам и островам, подвластным России, ... но и приближаться к оным в расстоянии менее ста итальянских миль».

На момент принятия указанные канадские акты противоречили действовавшему в то время международному праву. Канада, несомненно, понимала данное обстоятельство. В то же время можно констатировать, что Канада первым из арктических государств стала осознавать, что в международном праве формируется новый принцип, которым предусматривается особая обязанность государств принимать все меры к защите окружающей морской среды, обладающей уникальным природными характеристиками. Особая обязанность обусловлена особенностями, присущими только арктическим морским пространствам. Любое загрязнение окружающей среды Арктики, особенно районов, покрытых льдами, может оказать весьма негативное воздействие на окружающую среду всей планеты.

Международное сообщество согласилось с этим, что нашло отражение в Конвенции ООН 1982 г. Статья 234 Конвенции предусматривает право государств «принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны, где особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушить его». Совершенно очевидно, что данная статья применима лишь к арктическим морским пространствам.

В соответствии с данной статьей арктическим государствам предоставлено принимать такие законы и правила, которые могут предусматривать, в частности, специальные требования к конструкции и оборудованию судов, комплектованию экипажа и т. д. Такие требования устанавливаются самими государствами и не требуют согласования с компетентными международными организациями. Эти требования могут действовать, в частности, на всех трассах Северного морского пути, пролегающих как в территориальном море и внутренних морских водах, так и в исключительной экономической зоне России.

Можно констатировать, что законодательство Канады о предотвращении загрязнения арктических вод полностью соответствует современному международному праву.

Другим арктическим государством, которое проявляло особую озабоченность экологическим состоянием арктических морских пространств, являлся СССР. Это проявилось, в частности, в том, что в 1984 г. Президиум Верховного Совета СССР принял на основе упомянутой статьи 234 Указ «Об усилении охраны природы в районах Крайнего Севера и морских районах, прилегающих к северному побережью СССР».

Указом предусматривалось создание, в частности, системы заповедников, заказников, других особо охраняемых территорий (включая морские районы), установление особых правил плавания судов и иных плавучих средств. Правила плавания должны были предусматривать повышенные требования к конструкции судов и иных плавучих средств, к их оборудованию и снабжению, комплектованию и квалификации экипажа. Плавание без лоцманской или иной проводки запрещалось. При этом плавание в пределах морских районов заповедников, заказников и других особо охраняемых территорий может осуществляться только по морским коридорам.

Указом предусматривалось также, что создание, эксплуатация и использование любых искусственных островов, различных установок и сооружений в море разрешаются лишь при условии экологически обоснованного положительного заключения надлежащих государственных органов.

К сожалению, названные меры не были введены в действие. Были введены в действие только Правила плавания по трассам Северного морского пути, утвержденные Министром морского флота СССР 14 сентября 1990 г. Министром транспорта РФ 18 июня 1998 г. был издан приказ №73, в соответствии с которым Правила плавания по трассам Северного морского пути 1990 г. продолжают действовать. В отечественной литературе также утверждается, что эти Правила не утратили юридическую силу.

Между тем 31 июля 1998 г. был принят закон РФ о внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне, которым, как отмечалось выше, предусматривается утверждение названных Правил Правительством РФ.

В связи с этим возникает вопрос о юридической силе приказа Министра транспорта РФ. Из Конституции РФ 1993 г. следует, что источниками российского права являются Конституция РФ, федеральные конституционные и федеральные законы, международные договоры РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ. В Конституции устанавливается, что указы и распоряжения Президента РФ действуют на всей территории РФ, т. е. они также должны считаться источниками российского права (но Конституция не проводит различие между указами и распоряжениями). А в ст. 92 Конституции устанавливается, в частности, что Правительство РФ издает постановления и распоряжения во исполнение «нормативных указов Президента Российской Федерации». Какие указы Президента РФ считаются нормативными и какова их юридическая сила, Конституция не разъясняет.

Но поскольку Конституция РФ не упоминает акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, то следует только один вывод: эти акты не являются источниками российского права. В этой связи их действие не может распространяться на территорию государства, а значит и на физические и юридические лица. Их действие ограничивается лишь пределами соответствующего ведомства.

Конституция РФ не содержит положений о праве Федерального Собрания РФ, Президента РФ и Правительства РФ делегировать свои полномочия каким-либо лицам либо органам, либо наделять их специальными полномочиями, не предусмотренными Конституцией РФ. Поэтому Правила плавания по трассам Северного морского пути могут утверждаться только Правительством РФ.

Из изложенного следует, что Правила плавания по трассам Северного морского пути 1990 г. утратили силу в момент вступления в силу Конституции РФ. Иными словами, Россия не использует возможности, предусмотренные ст. 234 Конвенции ООН 1982 г. в части регулирования плавания в целях предотвращения загрязнения арктических морских пространств. Такое положение чревато негативными последствиями для сохранения окружающей среды.

Какие-либо другие акты, которые предусматривали бы особые права, не были изданы ни Россией, ни Канадой. Рассмотренные же акты полностью соответствуют Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Таким образом, можно констатировать, что в Арктике действует общее международное право, основным источником которого применительно к морским пространствам является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

Арктические государства, издав соответствующие нормативные акты относительно правового режима морских пространств, находящихся под их суверенитетом и юрисдикцией, тем самым применили и применяют положения Конвенции 1982 г. Кроме того, подача Россией заявки на определение пространственных пределов континентального шельфа и его внешней границы в Северном Ледовитом океане также подтверждает необходимость соблюдения Россией этой Конвенции.

В 2010 г. Россия и Норвегия заключили договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море. В преамбуле договаривающиеся государства прямо ссылаются на Конвенцию ООН 1982 г.

Как известно, в международном праве действует принцип эстоппель, в силу которого арктические государства, признав действие Конвенции ООН 1982 г., не могут претендовать на какие-либо особые права в отношение Арктики, за исключением борьбы с загрязнением морской среды.

Отсюда следует, что и разграничение континентального шельфа, в том числе определение его внешней границы, и разрешение споров должно осуществляться на основе положений Конвенции 1982 г. Как известно, Конвенция 1982 г. предусматривает возможность выбора одного из средств разрешения споров, предусмотренных ст. 287 (Международный трибунал по морскому праву, Международный суд ООН, арбитраж, специальный арбитраж).

Источниками общего международного права применительно к арктическим морским пространствам являются и другие международные договоры. В частности, к ним относятся такие договоры, как Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 г. (с поправками 1962, 1969 и 1977 гг.), Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов 1973 г., измененная Протоколом 1978 г. (Конвенция МАРПОЛ-73/78), Конвенция по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г., Международная конвенция относительно вмешательства в открытом море в случае аварий, приводящих к загрязнению нефтью 1969 г., Протокол о вмешательстве в открытом море в случае аварий, приводящих к загрязнению моря веществами иными, чем нефть, 1973 г., Международная конвенция об ответственности и компенсации за ущерб в связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ 1996 г., Международная конвенция по охране человеческой жизни на море 1974 г. с изменениями, внесенными Протоколами 1968 и 1988 гг. (Конвенция СОЛАС 74/78), Международные правила предупреждения столкновения судов в море 1972 г. и другие.

Арктические государства обязаны учитывать положения указанных договоров, хотя в то же время они могут в соответствии со ст. 234 Конвенции 1982 г. вводить более строгие требования в целях предотвращения загрязнения морской среды.

Глава 2. Арктические стратегии стран Северной Америки

.1 Северная стратегия Канады

По протяжённости арктического побережья Канада уступает только России. На канадский север приходится 40% сухопутной территории, где проживает 107 тыс. человек. Канада - это государство, которое первым заявило суверенные права на все примыкающие к её границам водные пространства и острова вплоть до Северного полюса. В 1909 г., будучи доминионом Британской империи, Канада объявила своей собственностью все земли и острова, как открытые, так и могущие быть открытыми впоследствии, лежащие к западу от Гренландии между Канадой и Северным полюсом. В 1921 г. Канада объявила, что все земли и острова к северу от канадской континентальной части находятся под её суверенитетом. По Закону о северо-западных территориях с 1925 г. всем иностранным государствам запрещено заниматься какой-либо деятельностью на арктическом пространстве Канады без разрешения её правительства. На последней волне интереса к Арктике, связанной с потеплением климата, канадское правительство в 2006 г. вновь подтвердило свой суверенитет над Арктикой и заявило о необходимости усиления вооружённых сил для действий в этом регионе.

В Канаде применительно к проблемам Арктики часто используют понятие «север». Географически в него включаются территории, которые находятся не только севернее, но и южнее полярного круга. Это Северо-Западные территории, территории Нунавут и Юкон, а также острова и водные пространства до Северного полюса включительно. Морские границы, идущие от арктического побережья Канады в направлении Северного полюса, определяются Оттавой в соответствии с секторальным принципом.

Канадский север имеет значительный ресурсный потенциал для дальнейшего экономического развития: залежи алмазов, месторождения нефти и газа, меди, цинка, ртути, золота, редкоземельных металлов, урана. Северные моря богаты морепродуктами. Таяние полярных льдов увеличивает время навигации по Северо-Западному проходу, что поможет экономическому развитию региона. В случае освобождения ото льда этот пролив будет сопоставим по экономичности с Северным морским путём вокруг России.

До настоящего времени около трети запасов нефти и газа Канады остаются неиспользованными. Дело в том, что пока не разработаны требования и достаточно безопасные технологии, Канада не ведёт бурения на своём арктическом шельфе. Недостаточно проработаны на законодательном уровне вопросы регулирования хозяйственной деятельности в условиях рисков Крайнего Севера. Если убытки от аварии на нефтяной вышке компании British Petrolium в Мексиканском заливе оцениваются в 100 млрд. дол., то канадские компании по закону несут в подобном случае ответственность не более чем на 40 млн. дол. Это значит, что расходы придется брать на себя государству.

В русле растущей конкуренции в борьбе за ресурсы Арктики, Канада намерена подать заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа в 2013 г., чтобы доказать принадлежность хребта Ломоносова к арктическому канадскому шельфу. Канада также оспаривает у Дании принадлежность небольшого необитаемого острова Ханс (этот конфликт уже близок к урегулированию) и разграничительную линию в море Линкольна. У США Канада оспаривает морскую границу в море Бофорта, где предполагают обнаружить запасы нефти и газа, и статус Северо-Западного прохода. Если Канада настаивает на своих суверенных правах в Северо-Западном проходе, то США считают их международными водами. Ещё в 1988 г. между двумя государствами было подписано соглашение, которое частично разрешило коллизию. В нём говорится, что США будут направлять ледоколы в проход, который Канада объявила внутренними водами, только с разрешения канадского правительства. Соглашение носило частный характер, потому что не касалось американских подводных лодок.

Однако споры с США и Данией не считаются столь серьёзными, чтобы создать вызов суверенитету Канады или помешать сотрудничеству с этими государствами в Арктике, включая военную сферу.

Основные направления арктической стратегии Канады были опубликованы в 2009 г. под названием «Северная стратегия Канады наш север, наше наследие, наше будущее» (далее - Стратегия). В ней подчёркивается, что север - это неотъемлемая часть идентичности современной Канады, которая сложилась исторически ещё до прихода на американский континент европейцев и связана с длительным освоением севера коренными народами. Такая твёрдая, бескомпромиссная позиция нашла поддержку в общественном мнении страны. Большинство канадцев считают, что подтверждение прав на Арктику - приоритет номер один во внешней политике современной Канады.

Всестороннее развитие севера Стратегия определяет как важнейший приоритет, беспрецедентный в истории государства. В документе названы четыре аспекта государственной политики, нацеленных на комплексное развитие северных территорий:

защита суверенитета Канады в арктическом секторе;

обеспечение социально-экономического развития;

защита окружающей среды и адаптация к изменениям климата;

развитие самоуправления, хозяйственной и политической активности северных территорий как части политики по освоению севера.

Канадские власти намерены вкладывать финансовые средства в развитие экономики и инфраструктуры, внедрять экологически безопасные технологии, расширять самоуправление территорий и направлять доходы от добычи полезных ископаемых на развитие севера путём передачи аборигенным общинам в собственность части прибыльных объектов, таких как газовые трубопроводы. Кроме того, планируется ежегодная дотация северным территориям в размере 2,5 млрд. долларов на развитие системы здравоохранения, образования и социального обслуживания. Главными источниками благосостояния севера в ближайшей перспективе будут разработка нефтегазовых месторождений недалеко от устья реки Маккензи и добыча алмазов.

Особое внимание канадское правительство намерено уделять природоохранной деятельности, которая считается обязательным условием экономического освоения севера страны. Это означает экономическое планирование с учётом сбережения экосистем, создание национальных парков, переход на источники энергии, которые не сопровождаются выбросами углерода в атмосферу, участие в создании международных стандартов, регулирующих деятельность в Арктике.

Стратегические планы Канады включают в себя не только расширение экономической̆ деятельности, но и наращивание военного присутствия для усиления контроля над сухопутными территориями, морями и воздушным пространством Арктики. Это связано не только с демонстрацией готовности защитить суверенные права. При отсутствии прямых военных угроз со стороны какого-либо государства канадские спецслужбы указывают на попытки криминальных группировок распространить свою деятельность на северные территории Канады, а также использовать их для незаконной миграции. Однако главный мотив наращивания военного присутствия и наступательной риторики официальных властей состоит в том, что пока Канада не имеет ресурсов для реального контроля огромных пространств на Крайнем Севере.

Значительной военной активности в Арктике Канада никогда не проявляла и не имеет здесь оборудованных портов, кораблей и значительных вооружённых формирований. Поэтому Стратегия намечает строительство военного тренировочного центра на берегу Северо-Западного прохода в городе Ресольют в 595 км от Северного полюса, и объектов морской инфраструктуры. Для усиления возможностей службы Береговой охраны запланировано строительство глубоководного причала в городе Нанисивик, нового ледокола «Diefenbaker» и трёх патрульных кораблей, способных действовать в ледовой обстановке. Для мониторинга арктических пространств будут использоваться новейший канадский космический спутник типа «RADARSAT-II», а также возможности совместной канадско-американской системы ПВО «NORAD» и разведывательной станции перехвата сигналов в местечке Элерт на острове Элсмир в Канадском Арктическом архипелаге. Намечены программы по модернизации и увеличению подразделений канадских рейнджеров (к 2012 г. до 5 тыс. человек) для обеспечения военного присутствия, ведения наблюдения и проведения поисково-спасательных операций в арктических условиях. На севере ежегодно будут проводиться учения канадских вооружённых сил. Эти и другие инициативы привели к удвоению общих военных расходов Канады по сравнению с концом 90-х прошлого века.

В 2010 г. правительство Канады объявило о закупке у США 65 новейших истребителей F-35 Lightning II на общую сумму 16 млрд. долл., включающую обслуживание самолетов в течение 20 лет. Не совсем понятно, правда, против кого их намерены использовать в Арктике: F-35 предназначены для тактических задач по поддержке наземных операций, бомбометанию и ведению ближнего воздушного боя, однако высадку войск на территории канадского Севера никто из арктических «игроков» не планирует и пара устаревших российских бомбардировщиков, выполняющих в основном тренировочные полеты до границы Канады, не представляет собой сколько-нибудь серьезной угрозы. По мнению экспертов Канадского института по вопросам обороны и внешней политики, эти закупки скорее гарантия безопасности на будущее, чем ответ на сегодняшние вызовы. Согласно другим оценкам, для Канады актуальны другие задачи: развитие патрульной авиации для наблюдения за побережьем и наращивание морской мощи. Эти и другие инициативы привели к удвоению общих военных расходов Канады по сравнению концом 1990-х гг.

С 2008 г. Канада начала проводить в Арктике регулярные учения собственных вооруженных сил, а также маневры с участием других государств. Их заявленная цель - защита суверенитета Канады на Крайнем Севере. В апреле 2010 г., впервые в истории канадских военных учений, были проведены приземление и взлет с ледового покрытия самолетов типа Falcon СС-117. Тогда же были проведены учения водолазов с подледным погружением на длительное время.

С августа 2010 г. арктические учения канадских вооруженных сил проводятся с участием военно-морских сил США и Дании, (как отмечают эксперты, такой активности по отработке совместных действий не было даже в годы «холодной войны»). В учениях были задействованы лучшие корабли с каждой стороны: ракетный эсминец «Портер» (США), несущий новейший зенитно-ракетный комплекс семейства «Стандартная ракета-3»; один из немногих в мире фрегатов «Вэдэрэн» (Дания), приспособленный к действиям в арктических льдах; фрегат «Галифакс» (Канада), единственный из иностранных кораблей в составе американской авианосной группы. Приглашать на подобные учения Россию Канада не планирует. Канада, США и Дания в Арктике совместно не только проводят учения, но и выполняют патрульные функции, а также отрабатывают операции по спасению на водах.

Но политика Канады в Арктике не столь однозначно направлена на милитаризацию. Скорее она носит двойственный характер. Параллельно с укреплением своего военного потенциала Канада выступает за демилитаризацию Арктики и укрепление международного сотрудничества. Ряд умеренных политиков говорят о том, что Канаде не следует увлекаться военной составляющей безопасности в Арктике. Гораздо продуктивнее традиционно сильная функция Канады как посредника и миротворца в случае угрозы новой гонки вооружений между Россией и другими арктическими государствами - членами НАТО.

В этом же русле Оттава продвигает инициативу о создании в Арктике зоны, свободной от ядерного оружия. Согласно правилам ООН это означает, что в регионе нельзя использовать, иметь, совершенствовать, испытывать или производить ядерное оружие. Кроме того, требуются согласованные меры по мониторингу соблюдения соглашения о безъядерной зоне. Главное препятствие здесь - позиция США и России, которые продолжают патрулирование Арктики и не собираются сбрасывать со счетов её военно-стратегическое значение. Однако очевидно, что даже в случае достижения подобного соглашения в самые невыгодные условия попадёт Россия. Её Северный флот с главной базой в Мурманске, оснащённый ядерным оружием, является основной гарантией сдерживания потенциального противника. В Арктической зоне России находятся предприятия и полигоны, где испытывается ядерное оружие. Выдвигая антиядерные инициативы, сама Канада, чьи гарантии безопасности во многом обеспечивают США, ничем не рискует, а лишь набирает политические очки.

В деле укрепления суверенитета над арктическим сектором стратегия Канады в значительной мере опирается на двусторонний и многосторонний диалог с другими государствами и организациями в рамках международного права. На этом поле позиции Канады довольно сильны, они опираются помимо поддержки США на традиционную активность в международных организациях и заработанный политический авторитет. Именно на этом пути Канада будет добиваться приращения своего континентального шельфа за счёт хребта Ломоносова.

Наиболее близким союзником Канады в Арктике остаются США. Их сотрудничество имеет давнюю историю, связанную с созданием системы ПВО NORAD в годы «холодной войны», которая в рамках НАТО обеспечивала прикрытие Канады и США от нападения стратегических сил СССР через Северный полюс. Северные морские акватории патрулировались американскими подводными лодками. Дания, США и Канада совместно проводят учения, выполняют патрульные функции в Арктике, отрабатывают операции по спасению.

Другими важными партнёрами, с которыми ведётся многостороннее взаимодействие, являются Норвегия, Дания, Финляндия, Швеция и Исландия. Между Канадой и Россией подписаны меморандумы взаимопонимания по эксплуатации арктических маршрутов, по торговле, защите окружающей среды и совместным научным исследованиям Севера. Канада открыта к диалогу с неарктическими государствами при условии признания и уважения ими суверенных прав арктических государств. Другими словами, кроме себя Канада считает главными фигурантами арктической политики только США, Норвегию, Данию и Россию.

Особая роль в Стратегии отводится Арктическому совету, созданному по инициативе Канады. Она активно участвует в деятельности всех рабочих групп Совета. Эта организация считается ведущим форумом международного сотрудничества в Арктике. С его помощью Канада намерена выработать статус постоянных наблюдателей для неарктических государств. Тем самым для неарктических государств будет чётко прописан предел их возможностей в Арктике. Но для этого и Арктический совет должен стать не только форумом, а полноценной международной организацией, обладающей законодательными полномочиями и финансовыми средствами.

В связи с этим авторитетная научно-исследовательская организация «Канадский международный совет» предлагает усиливать влияние Арктического совета. Речь идёт о формировании постоянно действующего секретариата и выделении финансовых средств для более эффективной деятельности рабочих групп Совета. Кроме того, предлагается включить в повестку Совета вопросы безопасности. Однако с такой эволюцией Совета не все государства согласны, и в первую очередь США.

Одной из важных инициатив по сотрудничеству, которые Канада поддерживает в рамках Арктического совета, является разработка обязывающего договора о правилах мореплавания в арктических широтах и регламентирующего совместные поисково-спасательные работы. Эти инициативы находят поддержку всех арктических государств. Риски мореплавания в северных широтах связаны не только с отсутствием инфраструктуры связи и логистики, но ещё и с повышенной экологической уязвимостью региона в случае аварии танкеров, перевозящих углеводороды. Основные положения проекта договора отводят каждому арктическому государству зону ответственности, а также регулируют координацию деятельности центров поисково-спасательных работ, включая совместные учения.

Другая рекомендация канадских экспертов - идти не по пути наращивания собственной военной мощи в Арктике, а разделить военные расходы с США и расширять совместные функции системы ПВО «NORAD», включив в них воздушное патрулирование, операции по спасению на море, наблюдение за морскими пространствами и ледокольные операции. В противном случае не избежать бессмысленного дублирования действий с американской стороной, да и огромные арктические пространства Канада не в силах контролировать в одиночку. В частности, весьма перспективным представляется идея использования в Арктике американских беспилотных летательных аппаратов, управляемых через общий спутник связи.

Сценарий тесного сотрудничества между Канадой и США по вопросам «мягкой» и «жёсткой» безопасности в Арктике представляется наиболее вероятным как самый оптимальный в финансовом и функциональном отношениях. США традиционно имели тесные экономические и политические связи с Канадой и уважали её суверенные права. В Национальной военной стратегии США, опубликованной в феврале 2011 г., говорится, что региональная безопасность в Арктике будет обеспечиваться совместно с Канадой.

Несмотря на проявление военной активности в Арктике, тесный союз с НАТО и США, а также антироссийскую риторику, по ряду важных направлений Канада объективно выступает конструктивным партнёром России. Нам выгодны позиции Канады по сохранению секторального принципа деления арктических пространств, по укреплению приоритета арктических государств в контроле над Арктикой, по статусу транзитных морских путей (Северный морской путь и Северо-Западный проход), по демилитаризации Арктики. Интересам России, которая не имеет союзников, отвечает активное стремление Канады придать Арктическому совету полно- ценный статус международной организации, принимающей обязательные к исполнению договоры, в том числе в сфере безопасности. Это позволит, с одной стороны, не допускать милитаризации региона, с другой - укреплять механизмы многостороннего и внеблокового сотрудничества в Арктике. Антироссийская риторика некоторых канадских политиков во многом связана не с серьёзными противоречиями между нашими странами, а с тем, что Канада значительно уступает России в военном присутствии и возможностях контроля над полярными областями.

2.2 Арктическая стратегия США

Арктическое побережье США проходит по Аляске, на шельф которой, по оценкам национальной Геологической службы, приходится около 31% от неоткрытых запасов нефти всей Арктики, что составляет 27 млрд. баррелей. Здесь также предполагается найти газ, но в гораздо меньших объёмах.

США не проявляли серьёзного интереса к Арктике со времени окончания «холодной войны» и вплоть до оживления деятельности России на Крайнем Севере, которое началось после 2004 г., во второй президентский срок В.В. Путина. В особенности настороженно в США, да и в других государствах, были восприняты возобновление тренировочных полетов стратегической авиации, планы по модернизации Северного флота и затем экспедиции в Арктику, связанные с поиском доказательств для расширения континентального шельфа России.

Пересмотр арктической стратегии США начался в 2007 г. с под- готовки заместителем госсекретаря Э. Блумом доклада об оценке американских интересов в Арктике и деятельности международных институтов, таких как Арктический совет. Особый резонанс в политических кругах вызвала российская экспедиция с участием А. Чилингарова летом 2007 г., в ходе которой на дно океана в точке Северного полюса был установлен флаг России. Это способствовало росту алармистских настроений. Но в доктринальных документах, касающихся обеспечения национальной безопасности США, Арктика по-прежнему упоминалась лишь в самом общем виде как регион, где возможен конфликт за доступ к естественным ресурсам. Таким образом и созрела идея систематизации интересов и стратегии США в Арктике.

В принятой 12 января 2009 г. (незадолго до отставки Дж. Буша- младшего) директиве по арктической политике США подчёркивается, что «в Арктике Соединённые Штаты имеют широкие фундаментальные интересы в сфере национальной безопасности и готовы действовать независимо либо в союзе с другими государствами по защите этих интересов». Сразу следует отметить, что США находятся в особом положении, поскольку они не участвуют в конвенциях ООН по морскому праву, которые дают возможность оформить претензию в спорных ситуациях по разделу шельфа. Поэтому Вашингтону более выгодна максимальная реализация принципа свободы мореплавания и хозяйственной деятельности применительно к Арктике.

Американские интересы можно сгруппировать в несколько блоков. Во-первых, это военно-стратегические интересы, среди которых противоракетная оборона и раннее предупреждение; развёртывание наземных и морских средств для стратегической переброски сил; стратегическое сдерживание; присутствие военно-морских сил и проведение морских операций; свобода навигации и перелётов. Именно в защиту этих интересов США при необходимости готовы действовать в одностороннем порядке.

Во-вторых, это связанные с ними интересы обеспечения внутренней безопасности по предупреждению террористических атак или других преступных действий, усиливающих уязвимость США в Арктической зоне. Видимо, этот пункт не стоит понимать буквально. Скорее им обеспечивается на будущее легитимность военно-силовых действий в Арктике под предлогом борьбы с международным терроризмом.

В-третьих, это политико-экономические интересы. Прежде всего они состоят в расширении присутствия и активизации деятельности, чтобы обеспечить морское могущество США в Арктике. США намерены в рамках юрисдикции по Арктике не только защищать суверенные права над своей исключительной экономической зоной и осуществлять «надлежащий контроль» прилегающей акватории. Высшим национальным приоритетом названа свобода трансарктических перелётов и свобода мореплавания применительно ко всей Арктике, включая Северный морской путь, который проходит вдоль территории России.

США негативно относятся к позиции России о необходимости всем иностранным судам получать разрешение на проход по Северному морскому пути и платить за использование маршрута. Россия апеллирует к тому, что этот путь исторически был освоен русскими и никогда не использовался для проводки иностранных судов. Поэтому северные моря, омывающие Западную и Восточную Сибирь, можно приравнять по статусу к внутренним морями России. Близкую позицию занимает и Канада по поводу Северо-Западного прохода из Северного Ледовитого океана в Атлантический. Оттава считает пролив внутренними водами, а США - международными. Кроме того, США имеют территориальные споры с Канадой по разграничительной линии в море Бофорта.

Зарубежные эксперты указывают на смену мотивации деятельности Вашингтона на Крайнем Севере. Если в период «холодной войны» главным было военно-стратегическое противоборство с СССР, то сейчас главенствующее значение имеют экономические интересы - доступ к нефтегазовым ресурсам Арктики. В связи с этим в директиве говорится, что «деятельность человека в Арктике расширяется и будет расширяться в будущем. Это ставит Соединённые Штаты перед необходимостью более активного и действенного присутствия с целью защиты своих арктических интересов и распространения своей власти на море по всему региону... США должны гарантировать, что освоение арктических энергоресурсов будет проходить в соответствии с экологическими требованиями, с учётом интересов коренных народов и местного населения, а также на открытой и прозрачной рыночной основе».

Формально США даже при Дж. Буше-младшем были приверженцами многосторонней дипломатии в отношении Арктики. Очевидно, это связано в первую очередь с тем, что по сравнению с Россией, Данией и Норвегией США имеют самый маленький сектор в Арктике, который прилегает к Аляске. В упомянутой директиве говорится, что по вопросу об экономических границах США хотели бы открыть дискуссию со всеми странами, имеющими выход в Арктику. «Наш подход - в переговорах с нашими арктическими соседями по поиску путей доступа и освоения, если речь идёт об энергоресурсах, с учётом природоохранного и экологического аспектов», - заявил Б. Чанг, представитель Совета национальной безопасности США, комментируя содержание арктической доктрины. Но в арктической директиве говорится также, что США считают Арктический совет только форумом для обсуждения и выступают против придания ему статуса международной организации, которая бы вырабатывала обязательные законы. Таким образом, США стремятся сохранить свободу рук, не избегая возможности диалога, если он выгоден.

Некоторые аналитики считают, что «миролюбивая» риторика США связана с тем, что они сильно отстали в деле освоения Арктики от своих конкурентов. Директива Буша-младшего вышла спустя два месяца после выхода Коммюнике ЕС по Арктике (ноябрь 2008 г.) - документа, который закладывает основу европейской политики в отношении Арктики. Эксперты неправительственной организации Share The Worlds Resources, выполняющей консультативные функции при Экономическом совете ООН, связывают арктическую стратегию США с более общими гегемонистскими амбициями - взять под контроль мировые запасы сырой нефти.

О серьёзной подготовке к односторонним действиям говорят и планы американских военных в Арктике. Они считают, что Арктика должна рассматриваться как отдельный район операций, требующий изменения границ ответственности Тихоокеанского и Европейского региональных командований в пользу Северного. В частности, речь идёт о передаче Аляски с её инфраструктурой ПВО «NORAD» и части прилегающей морской акватории. Предлагается, чтобы Северное командование отвечало за огромные территории по периметру вокруг полюса от Камчатки, далее к северу Гренландии, к Земле Франца-Иосифа, Новосибирским островам и к острову Врангеля.

В связи с этим министр обороны США Р. Гейтс, обращаясь к военнослужащим на Аляске, отметил «... Соревнование за ресурсы Арктики будет усиливаться, потенциально вырастая в новую беспрецедентную экономическую, политическую проблему и даже проблему безопасности. Я думаю, с течением времени ваша роль здесь будет возрастать». Об этом же говорят планы по увеличению военной спутниковой группировки, нацеленной на Арктику. Крайний Север сохраняет своё важнейшее военно-стратегическое значение для США, что и закрепляет указанная директива.

Для реализации арктической стратегии предполагается ускорить ратификацию сенатом США Конвенции ООН по морскому праву. Это не только включит США в правовой механизм согласования политики с другими арктическими государствами, но и даст возможность добывать минеральные ресурсы за пределами 200-мильной зоны. Правда, непонятно, как принцип свободы мореплавания для американских судов может сочетаться с ограничениями, которые накладывает Конвенция. Не случайно в конгрессе США сохраняется мощная оппозиция присоединения к этому договору, поскольку последствия такого шага неоднозначны. Самые радикальные противники говорят о том, что в результате снизится обороноспособность страны. К негативным последствиям относят следующее:

Появится возможность для многочисленных природоохранных организаций, традиционно настроенных антиамерикански, обращаться в суды различных инстанций.

Американским компаниям, ведущим разработку ресурсов за пределами 200-мильной зоны, придётся покупать лицензию и платить за добычу налоги.

Конвенция требует, чтобы США делились частью технологий с потенциальными конкурентами по разработке природных ресурсов, а также пересмотра условий рыболовства.

Уточнение границ шельфа в соответствии с геологическим строением морского дна будет означать ограничения на деятельность Службы береговой охраны США на севере Канады.

В случае возникновения споров США попадают под юрисдикцию Международного трибунала по морскому праву.

С правовой точки зрения американские эксперты считают оптимальным такой вариант присоединения к Конвенции ООН, при котором США добьются её пересмотра в свою пользу и обеспечат себе максимальную свободу действий.

Особое место в американских внутриполитических дискуссиях занимает вопрос о развитии ледокольного флота. Причём в данном случае тесно переплетаются экономические и военно-стратегические интересы. На слушаниях в конгрессе США адмирал Т. Аллен отметил, что «Россия в 2009 г. завершает программу строительства национальных атомных ледоколов нового поколения, что гарантирует ей наличие нескольких тяжёлых ледокольных судов далеко за 2020 г.» Т. Аллен напомнил, что спущенный на воду в 2007 г. ледокол «50 лет Победы» гарантирует России доступ к природным ресурсам, находящимся в регионе Арктики. В связи с этим США необходимо вкладывать средства в строительство новых ледоколов, так как срок эксплуатации старых подходит к концу.

Мнение Т. Аллена поддержал конгрессмен-республиканец Д. Янг, призвавший конгресс «выделить необходимые доллары для нового арктического флота ради будущего нашей великой страны». Другой конгрессмен - демократ Р. Ларсен - констатировал, что США уступили свои позиции всем другим арктическим странам «в арктической гонке участвуют пять государств, и мы занимаем последнее место». Таким образом, в вопросе о будущем ледокольного флота США наблюдается согласие между двумя ведущими партиями страны.

Более умеренную позицию занимает глава комиссии США по исследованию Арктики М. Тредуэлл. Он не против развития ледокольного флота, но считает, что природные изменения в Арктике в ряде случаев позволяют обойтись и без его услуг. Потепление климата и появление в Арктике свободных ото льда пространств открывают для США совершенно новые возможности. «Доступная Арктика означает новые и расширенные маршруты для американских военно-морских перевозок... Появление самолётов, ракет и противоракетной обороны сделало регион Арктики важной точкой для демонстрации мощи и передовым районом для обеспечения безопасности Северной Америки, Азии и Европы». Он также отмечает, что национальные интересы США в Арктике составляют миллиарды долларов в виде доходов в бюджет и вклада в экономическую деятельность. По его словам, ледоколы помогают «расширить территорию США», а «около 15% американской нефти добывается на шельфе у Аляски». Однако, указывают американские эксперты, текущий финансово-экономический кризис, особенно тяжело поразивший США, может внести коррективы в эти планы и привести к отсрочке намеченных программ.

В качестве компромиссного варианта США решили модернизировать старый ледокольный флот, использующий дизельное топливо. В настоящий момент у США есть три ледокола, способных действовать в арктических широтах «Polar Star» (с 1976 г.), «Polar Sea» (с 1978 г.) и «Healy» (с 2000 г.). Один из них, «Polar Star», способный преодолевать лёд толщиной до 6 метров и принадлежащий Службе береговой охраны, находится в ремонте и будет введён в строй к 2013 г. Но он прослужит не более 7-10 лет. Конгресс США выделил на его модернизацию 30 млн. дол. Единственный ледокол «Healy», способный выполнять свою миссию в Арктике круглогодично, предназначен для научных исследований. Продолжается обсуждение о строительстве атомных ледоколов для поддержки морских операций в Арктике.

«Одной из миссий Службы береговой охраны является предоставление США потенциала для поддержки национальных интересов в полярных регионах, - отмечается в сопроводительной справке к принятому в конгрессе законопроекту. - США должны и будут присутствовать в Арктике на море и в воздухе в масштабах, достаточных для поддержки режимов превентивности и реагирования, а также для выполнения дипломатических задач».

Продолжая курс Дж. Буша-младшего, при Б. Обаме США активизировали деятельность средств ПВО, нацеленных на перехват российской стратегической авиации, которая патрулирует Арктику и Северную Атлантику. Намечается наращивание присутствия атомного подводного флота США в Баренцевом море. В октябре 2009 г. была опубликована «дорожная карта» развития военно-морских сил, раскрывающая пятилетний план расширения морских операций в Арктике.

Одной из целей «дорожной карты» названо обеспечение вооружённых сил системами оружия, обнаружения, связи и управления, а также другими объектами военной и гражданской инфраструктуры адаптированными к условиям Арктики. Туда включены совершенствование систем морского базирования для защиты от баллистических и крылатых ракет, сил и средств для борьбы с подводными лодками и для контроля прибрежной зоны. Кроме того, планируется разместить на базе в Анкоридже (Аляска) 36 истребителей F-22 «Raptor», что составляет 20% от всего парка самолётов этого типа, стоящих на вооружении.

Арктическая «дорожная карта» предусматривает создание оперативно-тактического соединения (Task Force Climate Change) для изучения последствий изменения климата на стратегические цели и характер морских операций в этом регионе. В фокусе её внимания находятся также:

- текущие и предполагаемые угрозы в Арктике, чтобы определять наиболее опасные и вероятные из них в 2010, 2015 и 2025 гг.;

угрозы национальной безопасности США и безопасности мореплавания;

возможные конкуренты в Арктике в обозримом будущем;

действия и мотивации всех участников арктической политики.

Важной частью «дорожной карты» является организация военно-научных исследований. В частности, для изучения и мониторинга проблем безопасности в Арктике привлекаются следующие институты и учреждения СШA:

Межведомственный комитет по политике исследований Арктики;

Комиссия по океанской политике;

Управление военно-морских исследований (ONR);

Национальный научный фонд (NSF);

Морская школа последипломного образования (NPS);

Морской военный колледж (NWC);

Институт национальных стратегических исследований при Национальном университете обороны США;

Национальный разведывательный совет (NIC);

Центр анализа морских операций (CNA);

Центр новой безопасности США (CNAS);

Совет морских исследований (NSB);

Национальный ледовый центр;

Национальная академия наук (NAS);

Национальный центр морского инженерного обеспечения (NAVFAC ESC);

Штаб командующего береговыми объектами ВМФ (CNIC).

Вместе с тем администрация Б. Обамы, озабоченная первоочередными мерами по преодолению экономического кризиса, пока не выработала собственное цельное видение арктической стратегии. Было лишь заявление президента и госсекретаря США о намерении сотрудничать с Россией в Арктике, что соответствует общему стремлению Б. Обамы улучшать двусторонние отношения.

Это отмечают эксперты Центра международных и стратегических исследований при Джорджтаунском университете. В их докладе по существу содержится призыв к Б. Обаме о том, что пора либо назначить ведомство, которое возглавит арктическое направление политики, либо Совет национальной безопасности США должен более внятно координировать действия всех внешнеполитических ведомств. Администрации Б. Обамы необходимо также определиться, с кем США будут иметь дело - с Арктическим советом или с арктическими державами. В противном случае, если и далее США будут находиться в состоянии неопределённости, они не смогут занимать лидирующие позиции в этом важном регионе.

Следует ожидать, что по мере спада экономического кризиса Б. Обама обратит внимание на Арктику, что наверняка приведёт к более активной политике США в этом направлении. Министерство обороны, военные и многие гражданские эксперты выступают за скорейшую ратификацию Конвенции по морскому праву 1982 г., об этом же упоминал и сам президент. Поэтому следует ожидать новых шагов США в международно-правовом поле, что позволит Вашингтону гораздо лучше координировать политику с другими государствами и международными организациями, заинтересованными в освоении ресурсов Арктики.

2.3 Канадо-Американские отношения в Арктическом регионе

арктика россия канада американский сотрудничество

В научных публикациях разных лет можно встретить мнение, что в силу климатических условий и поясов Соединенные Штаты следует относить к «южным странам», а Канаду - к «северным». С данным тезисом невозможно не согласиться, ввиду того что более трети территории Канады располагается в субарктической и арктической зонах. Арктика и ее проблемы всегда будут находиться в фокусе канадской политики. Без нее Канада, бесспорно, потеряет свою «северную идентичность», именно поэтому вопросам безопасности в регионе во всех ее аспектах придают огромное значение. В 1980-е гг. в Канаде отдавали предпочтение решению вопросов экологической безопасности Арктического региона. В 1985 г. при администрации Б. Малруни канадский парламент принял важный закон о защите арктических вод от загрязнений (ArcticWatersPollutioAct), в который впоследствии вносились дополнения и уточнения по поводу механизмов охраны территориальных арктических вод Канады, использования «северных проходов» (оттаивающих проливов).

Но так было не всегда. Принято также думать, что Арктика не представляла особого интереса в военно-политическом плане. Однако еще несколько десятилетий назад, в годы холодной войны Арктика со стратегической точки зрения считалась одним из ключевых оборонительных регионов Северной Америки. Пуск советских баллистических ракет в сторону крупнейших городов североамериканского континента с минимальным временными затратами мог быть произведен с максимальной эффективностью через арктические территории Канады. В 1950-1960 гг. для защиты Севера от «советской угрозы» была создана система оповещения «линия Дью». Сейчас, когда СССР уже нет на карте мира, военно-политический потенциал Арктики все еще находится в фокусе прямых интересов Оттавы и Вашингтона в регионе.

Укрепление суверенитета в Арктике является одним из сегодняшних приоритетов внутренней и внешней политики Консервативной партии Канады. В июле 2007 г., выступая на военной базе канадского тихоокеанского флота Эскимолт (провинция Британская Колумбия), премьер-министр С. Харпер объявил о начале строительства шести (а в перспективе - восьми) кораблей ледового класса для патрулирования Арктики. Это был довольно амбициозный проект по канадским меркам. «Новые патрульные корабли смогут находиться в автономном плавании до 4 месяцев, будут способны развивать скорость до 20 узлов и иметь дальность хода до 6 тыс. морских миль. Их строительство на канадских верфях обойдется в 3,1 млрд. долл., а эксплуатация в течение 25 лет, с учетом строительства портовых сооружений - еще в 4 млрд. долларов». По мнению вице-адмирала ВМС Дрю Робертсона, «новые патрульные суда станут демонстрацией серьезности намерений Канады в защите ее арктических владений». «Эти корабли значительно усилят возможности ВМС по обеспечению поддержки других правительственных департаментов в усилиях по закреплению суверенитета и обеспечении безопасности на всех трех омывающих Канаду океанах. Программа строительства патрульных кораблей станет вкладом в развитие флота, который сможет не только осуществлять патрулирование в ближней зоне, но и влиять на события на большом расстоянии от нас задолго до того, как потенциальные угрозы приблизятся к нашим берегам». Было объявлено и о финансировании проекта: «Канадские власти приняли решение ускорить программу строительства восьми арктических патрульных кораблей, которые обойдутся бюджету страны в $7,12 млрд. кан. долл.».

Другими не менее важными инициативами, озвученными правительством, стали планы по созданию тренировочного центра в Резольют-Бей (территория Нунавут), увеличение численности и переоснащение канадских рейнджеров.

Также не следует забывать о намерении С. Харпера осуществить проект строительства глубоководного порта в Арктике, без которого Канада не сможет в будущем установить контроль над Арктическим регионом и его ресурсами. По мнению канадского экспертного сообщества, новый порт должен был появиться около крупнейшего стратегического канадского порта на Северном Ледовитом океане - г. Черчилла (провинция Манитоба).

В своей тронной речи бывший генерал-губернатор Канады М. Жан также упомянула о важности арктического региона для Канады и канадцев: «Арктика занимает важную часть в канадской истории. Один из Отцов Конфедерации, ДАрси МакГи, говорил о Канаде, как о северной нации, омываемой водами голубого океана. Канадцы видят в нашем Севере выражение их самых глубоких устремлений: нашей тяги к открытиям, красоты и богатства нашей земли и нашего безграничного потенциала».

В свою очередь, Соединенные Штаты Америки не меньше своих северных соседей заинтересованы в укреплении собственных позиций в Арктическом регионе. 31 июля 2007 г. пресс-атташе Белого дома заявил, что США намерены в самое ближайшее время поставить вопрос о скорейшей ратификации Конвенции ООН по морскому праву, которая даст право Вашингтону на передел арктического шельфа, где, по последним данным, сосредоточено порядка 25% мировых запасов нефти и газа. Обладание штатом Аляска (береговая линия) дал американской стороне возможность включиться в «гонку» за Арктику, ибо, помимо Канады и США, в данном «соревновании» принимают участие Россия, Финляндия, Дания, Великобритания и даже Германия. В 2007 г. президент Буш, выступая в Конгрессе, заявил, что «подписание соответствующих международных документов теперь необходимо для США потому, что это гарантирует защиту прав США на значительные морские территории и находящиеся там ценные природные ресурсы». Кстати, в декабре 2005 г. произошел инцидент, омрачивший двусторонние отношения, когда американская подводная лодка совершила плавание на Северный полюс, не известив о том канадские власти и, следовательно, не получив от них соответствующего разрешения на подобные действия. После этого случая уже ни у кого не вызывало сомнений, что США не готовы уступать Арктику ни одному из «северных игроков», включая и своего союзника - Канаду. Та, в свою очередь, от месяца к месяцу на протяжении всего 2007 г. демонстрировала всему, что не собирается отказываться от амбициозных планов «укрепления суверенитета» в Арктике. Помимо турне С. Харпера в июле 2007 г. и громких заявлений премьера, одновременно с этим в Северо-западных территориях прошли самые масштабные за последние десятилетия учения канадских вооруженных сил «Нанук-07» (NANOOK-07). В операции приняли участие подразделения сухопутных войск, ВВС и ВМФ, были задействованы дизельные подводные лодки. Генерал-лейтенант канадской армии Марк Думайс в интервью средствам массовой информации заявил, что «Операции канадских вооруженных сил на севере - важный шаг на пути обеспечения суверенитета страны. Несмотря на плановый характер десятидневных учений, Нанук-07 в Канаде называют не иначе как «операцией суверенитета»: учения призваны продемонстрировать серьезность намерений Оттавы в борьбе за Арктику.

Учения преследовали в данном случае двойную цель. Во-первых, они должны были продемонстрировать Вашингтону, что Оттава способна держать ситуацию под контролем по защите «северного периметра» континента, а во-вторых, дать понять американцам, что Арктика - исключительная зона канадских интересов. В данном случае выглядит вполне логичным то, что «план Харпера» позиционировался с точки зрения укрепления суверенитета страны, а поскольку угроза суверенитета Канады может исходить де-факто только от ее южного соседа - некоторая антиамериканская направленность плана выглядит вполне логичной. С. Харпер не обещал ничего невыполнимого. С учетом прошлогоднего бюджетного профицита в 2007 г. в полтора миллиарда долларов и очевидных экономических выгод для Канады, план консерваторов не выглядел таким уж нереальным. В сложившейся ситуации Вашингтон не стал мешать Оттаве, потому что канадцы в последние годы в Арктике, помимо собственно строительства порта и новых патрульных судов и, возможно, ледоколов, стали активно заниматься геологоразведкой. С учетом разразившегося экономического кризиса 2009-2010 гг. планы консерваторов были скорректированы, но все, о чем объявляла правящая партия в отношении укрепления суверенитета в Арктике, все их приоритеты сохранены и продолжают реализовываться.

Если период 2007-2008 гг. прошел на яркой «проканадской» волне в отношении арктического вопроса (апофеозом которого стал «план Харпера»), то экономический кризис ознаменовал начало нового этапа, который можно условно назвать «этапом зарождающегося сотрудничества» между США и Канадой в Арктическом регионе.

Стараясь «оттенить» «план Харпера» и расширить горизонты канадской политики на Севере, федеральное правительство разработало и приняло так называемую «Северную стратегию Канады» (CanadasNorthernStrategy). Данная стратегия подразумевала не только военно-политическое измерение (укрепление суверенитета), но и в большей степени экономическое развитие Арктического региона с упором на научные исследования. Другими приоритетами Стратегии стали поддержка местного самоуправления, охрана природного наследия (сохранение уникальной флоры и фауны Арктики), повышение уровня жизни местного населения (инуитов), а также строительство в перспективе новой полярной станции для проведения научных исследований, в том числе со своими американскими партнёрами. В «экономическом блоке» было уделено особое внимание развитию инфраструктуры региона через привлечение инвестиций, поддержку туризма, местной системы образования и здравоохранения, разработку алмазных месторождений (Северо-Западные территории, территория Нунавут) и других стратегических природных ресурсов. Канада недвусмысленно устами своих официальных лиц заявляет о себе как о мировой энергетической сверхдержаве. Северная стратегия должна стать прочным фундаментом для данного лидерства. Министр иностранных дел Канады Л. Кэннон в самом конце 2009 г. заявил журналистам в речи на заседании Канадского экономического клуба, что «наша Северная стратегия ясно дает миру понять: Канада контролирует арктические земли и воды и подходит к этому крайне ответственно». Про нефть было сказано еще более откровенно: «Коснувшись вопроса об энергии, г-н Кэннон также отметил в своей речи, что в Арктике располагается приблизительно одна пятая мировых запасов нефти, и что Канада может получить доступ к этим «потенциальным богатствам» с помощью канадских компаний, разрабатывающих новые технологии». В следующем году Северная стратегия была доработана и существенно расширена. 20 августа 2010 г., в преддверие визита Министра Л. Кэннона в Москву, правительство Канады выпустило заявление по внешней политике Канады в Арктике, за которой последовала публикация Северной Стратегии-2010. Данный документ стал, по сути, дополнением и развитием идей и инициатив, заложенных в Стратегии-2009.

Бесспорно, возрастающие аппетиты Канады в Арктике, вызывают у американцев скрытую тревогу. Об этом можно судить хотя бы по незапланированному двухдневному визиту министра внутренней безопасности США М. Чертоффа на Аляску в августе 2008 г. Официальные представители Министерства подчеркнули, что не было запланировано никаких официальных мероприятий. Непосредственно перед визитом Чертоффа Начальник Береговой охраны США адмирал Т. Аллен заявил в интервью на радио о том, что американские приоритеты в Арктике будут сдвигаться в сторону «укрепления суверенитета Соединенных Штатов» и будут преследовать не только цели научных исследований. «Я полагаю, что в ближайшем будущем появится то, что можно будет назвать президентской директивой по Арктике в области обеспечения безопасности».

Соединенные Штаты и Канада продолжают развивать тесное сотрудничество по совместному исследованию Арктического региона и его возможностей. С 7 августа по 16 сентября 2009 г. состоялась совместная американо-канадская научная экспедиция по исследованию континентального шельфа (регион северной Аляски - хребет Ломоносова - Канадский арктический архипелаг) при поддержке кораблей «Хили» береговой охраны США и «Луи Сен-Лоран» канадской береговой охраны. Главная задача исследований - нанесение участков морского дна на карту при помощи специального гидролокатора (задача, выполненная экипажем «Хили») и исследование сейсмической активности в регионе и толщины осадочных пород (работа, выполненная специалистами на «Сен-Лоране»). Результаты экспедиции обе стороны оценили положительно. Во-первых, американские и канадские специалисты-океанологи и сейсмографы обследовали дополнительные 200 километров океанского дна, тем самым перевыполнив первоначальный план, а, во-вторых, подвели результат экспедиции под будущее научное обоснование по разграничению Хребта Ломоносова, право на который отстаивает Российская Федерация. «В зоне канадских морских вод обнаружено значительное количество осадочных пород. Это один из научных критериев, по которому мы можем определить внешние границы континентального шельфа. Возможно, сбор сведений поможет нам в определении этих лимитов», - заявил Джейкоб Верхоефф, глава Геологической службы Канады.

Не вызывает сомнения, что вышеперечисленных шагов Вашингтона и Оттавы явно недостаточно для полноценного и плодотворного сотрудничества стран в арктическом регионе. Целесообразным было бы создание двусторонней комиссии по решению текущих споров и совместному обеспечению безопасности в северной части североамериканского континента. Сотрудники Центра США и кафедры по вопросам внешней политики и обороны Университета Квебека в Монреале С. Руссель и Ж. Плуфф полагают, что подобная идея с созданием смешанной комиссии послужила бы как усилению роли самой Канады в Арктике, так и эффективному сотрудничеству между Канадой и другими державами в регионе (прежде всего - США и Россией). В качестве удачных примеров из истории, авторы приводят Международную смешанную комиссию (Commission mixte internationale), состоявшую из равного числа представителей США и Канады и занимавшуюся с 1909 г. решением спорных вопросов прежде всего в области демаркация границ, и Постоянный объединенный Совет обороны 1940 г., о котором речь шла выше. Авторы также полагают, что создание двусторонней комиссии по Арктике позволило бы снять острые разногласия между США и Канадой по целому спектру вопросов: «Если данное предложение позволит Канаде и США более эффективно отвечать на вызовы, которые стоят перед ними в Арктике, двусторонняя комиссия позволит также выработать привычку к сотрудничеству, которая окажется полезной при решении юридических разногласий относительно моря Бофорта и Северо-Западного прохода».

Ряд канадских экспертов полагает, что сотрудничество с другими игроками в Арктическом регионе, такими, как Россия, Дания, Норвегия сможет существенно снизить напряженность и противоречия между арктическими державами. Подобное сотрудничество может также охватывать и антитеррористическую сферу. 11 августа 2010 г. завершилась активная фаза учений «Бдительный орел», основной целью которой была разработка и совершенствование планов по перехвату воздушно-транспортных средств, попавших в руки террористов. Совместно с российскими ВВС в учениях принимали участие представители объединенного командования воздушно-космической обороны североамериканского континента НОРАД из Канады и США.

Подобные учения были впервые проведены при участии военно-воздушных сил США и России. По словам представителей сторон, все поставленные цели были достигнуты и маневры можно считать успешными. Российская сторона активно включилась в борьбу за Арктику, но при всех плюсах трехстороннего и многостороннего сотрудничества, ни в Вашингтоне, ни в Оттаве не желают «делиться» потенциальными ресурсами этого региона.

Однако не вызывает сомнений, что канадское руководство будет безоговорочно сотрудничать с США по «арктическому направлению» в любых его проявлениях даже против третьей. По уже упоминавшемуся Хребту Ломоносова, несмотря на заявления с обеих сторон о целесообразности дальнейшего сближения позиций, общего мнения у США и Канады нет. Французская газета «Лё Монд» справедливо замечает, что в ближайшее несколько лет между двумя североамериканскими государствами предстоит нешуточная борьба за перераспределение арктических ресурсов: «В 2008 г. Канада пришла к выводу, что Хребет Ломоносова является продолжением ее территории и рассчитывает представить необходимые доказательства в ООН до 2013 г. Американские же эксперты называют хребет автономным геологическим образованием. 15 сентября 2010 г. в рамках официального визита в Москву Министр иностранных дел Канады Л. Кэннон, выступая перед слушателями Дипакадемии МИД РФ, вновь подтвердил претензии Канады на Хребет Ломоносова и заявил о том, что в 2013 г. Канада намерена подать заявку в ООН на его принадлежность к канадской территории. В общем и целом, морская баталия еще только началась.

О совершенно противоположных планах канадской стороны говорят и намерения консервативного кабинета С. Харпера приступить к плану милитаризации Арктики. Показательным в этом отношении явилось игнорирование Оттавой Арктической конференции в Ванкувере, куда вместо приглашенных бывшего генерал-губернатора М. Жан и бывшего Министра иностранных дел М. Бернье был отправлен в качестве официального представителя один из атташе МИД Канады. Профессор Университета Британской Колумбии и крупный специалист в военной области М. Байерс справедливо заметил, что Стивен Харпер не является человеком, «стоящим за мир и разоружение. Просто он более последователен в своей деятельности в плоскости международных отношений». Попытка Оттавы принизить значение конференции достигла своей цели по причине того, что американская делегация была тоже представлена дипломатами средней руки, а послу по вопросам Арктики российской делегации, согласно источнику, не успели оформить визу в срок. Не является случайностью и блокирование кабинетом С. Харпера поглощения канадской компании из Британской Колумбии «МакДональд детвиллер энд ассошиэйтс лимитед», специализирующейся на поставках электронного оборудования, одной из американских фирм. Сделка должна была состояться в начале апреля непосредственно перед Арктической конференцией и оценивалась аналитиками в 1,3 млрд. долл. В специальном заявлении Офиса премьер-министра говорилось о том, что данная сделка подорвет суверенитет Канады в Арктике, что противоречит выполнению «плана Харпера». Американцы, в свою очередь, никак не прокомментировали срыв сделки. Как можно убедиться, канадцы ведут себя крайне осторожно в достижении своих целей и проводят по отношению к американцам политику «доброжелательного соседства».

августа 2010 г. было опубликовано Заявление Л. Кэннона по вопросам канадской внешней политики в Арктике. В Заявлении был выделен приоритет Оттавы в поиске решений по урегулированию территориальных споров. Стремление канадцев к скорейшему снятию проблемных узлов со своими арктическими партнерами (прежде всего, США и Россией) объясняется активизацией этих самых партнеров в акватории Северного Ледовитого океана. Так, в частности, незадолго до официального визита Л. Кэннона в Москву между Россией и Норвегией был подписан договор о делимитации границы в Баренцевом море и совместному регулированию промысла совместных запасов в Баренцевом и Норвежском морях. Как отметил прибывший на подписание договора в Мурманск президент России Д. А. Медведев, «Речь идёт и о практическом примере реализации принципа, что все возможные споры в Арктике должны решаться самими арктическими государствами путем переговоров и на основе существующих норм международного права».

Наиболее значимым камнем преткновения в отношениях между США и Канадой является Северо-Западный проход, представляющий собой арктический морской путь, соединяющий Тихий океан с районом северной Атлантики. У американцев и канадцев существуют разные подходы к определению его статуса. Канада считает Северо-Западный проход своими территориальными водами, американцы же настаивают на том, что проход по морскому праву относится к международным водам, что априори дает право США пересекать его без согласия из Оттавы. По международному праву существуют два подхода для признания прохода международными водами - географический и функциональный. По первому, Северо-Западный проход выходит к Атлантическому и Тихому океанам, поэтому может быть признан в качестве экстерриториальных вод, открытых для международного судоходства, а вот по второму - функциональному - может считаться внутренними водами Канады. «Сложнее ситуация обстоит с функциональным критерием. Именно на него обращают внимание канадские исследователи, заявляя, что СЗП не может рассматриваться как международный пролив. Профессор Д. Фаренд отмечал, что за всю историю существования Северо-Западного прохода через него было совершено лишь несколько десятков полных транзитных рейсов и, за исключением двух-трех плаваний американских судов, все плавания совершались с разрешения канадского правительства». Однако здесь не все так просто, так как в связи с начавшимся таянием ледников, пролив, ранее непригодный для круглогодичного судоходства, начинает де-факто приобретать статус международного пролива: «Использование СЗП резко ускорилось именно в последнее время: из 99 полных транзитных рейсов судами под 17 разными флагами 67 состоялись после 1991 г. Увеличилась и интернационализация морского пути. Если за первые 70 лет (1906-1976) было совершено всего 15 транзитных рейсов, и все они, не считая экспедиции Амундсена в начале ХХ века, осуществлялись либо канадскими, либо американскими кораблями, то за один только 2003 г. через СЗП прошли суда под шестью разными флагами». С каждым годом у Канады остается все меньше правовых рычагов по сохранению за Северо-Западным проходом статуса своих внутренних вод.

Какой политики следует придерживаться Канаде по мнению экспертов? В своей статье, посвященной американо-канадским отношениям в арктическом регионе, Б. Флемминг, член Института Канадской обороны и международных отношений и почётный член Программы правоведения при Университете Дальхаузи, высказывается в пользу учреждения США и Канадой международного органа по управлению СЗП (TheNorthWestPassageAuthority- NWPA). По мнению автора, это позволит решить несколько задач: во-первых, обширное двустороннее соглашение позволить снять напряженность между Канадой и США в вопросе определения статуса СЗП: «Образование в результате двустороннего соглашения - международного органа по управлению Северо-Западным проходом, потребовало бы от Канады отложить, но не отказаться полностью от притязаний на то, что большая часть СЗП является ее внутренними водами. Для американской стороны это стало бы приостановлением, но не официальной капитуляцией претензий США, что по нормам права это международный пролив».

Это привлечет к диалогу третью сторону и позволит Канаде более обоснованно и четко, с опорой на международное право и ранее заключенные договоренности, отстоять свое привилегированное положение в Арктике в связи с тенденцией таяния арктических льдов и как следствие - изменением геополитической обстановки в регионе.

Проблему пытались решить и в трехстороннем формате. В феврале 2009 г. Оттава выступила с предложением заключить соглашение между США, Канадой и Данией о совместном использовании Северо-Западного прохода. Американская сторона, при участии Пентагона, взяла на себя разработку общей концепции финансового и военно-технического потенциала, Дания предложила патрульные катера для дежурства, а Канада - свою территорию, однако это трехстороннее соглашение так и не было воплощено в жизнь.

Не останавливаясь подробно на спорах Канады в ООН по вопросу статуса СЗП, стоит сказать о том, при помощи каких инструментов Канада может сохранить свое право на пролив. В данном конкретном случае, как представляется, она может воспользоваться правилом «прямых исходных линий», по которому, в случае сильного изреза береговой линии, берутся две отправные точки (крайние точки полуостровов, мысы), которые соединяются прямой линией на карте, и все пространство, оказавшееся внутри, становится внутренними водами государства. Таким образом, Канада получила бы полное право именовать СЗП своими внутренними водами. Не стоит также забывать и о правах коренных народов Севера: «В канадской Арктике существует соотношение между сушей и морем 1:0,882, а правомерность проведения прямых исходных линий поперек залива Амундсена и пролива Ланкастера подкрепляется экономическими интересами местного инуитского населения, которое рыбачило и охотилось в этих местах с незапамятных времен». Однако этого явно недостаточно для признания СЗП внутренними водами Канады. Несмотря на яркую полемику представителей научного сообщества США и Канады, проблема не разрешена до сих пор.

Одним из главных аргументов любой демократической страны всегда являлись законы. Канадский парламент принимает активное участие в разработке законопроектов, связанных. Среди них встречаются весьма одиозные, носящие больше декларативный, чем практический характер. Летом 2009 г. в Палате общин был представлен на рассмотрение законопроект об изменении наименования Северо-Западного прохода. Газета «Глоб энд мэйл» сообщает: «Тем временем, канадский парламент поставил на голосование предложенный одним из депутатов законопроект о переименовании Северо-Западного прохода в Канадский Северо-Западный проход». Можно предположить, что тем самым канадцы хотят юридически «обойти» Соединенные Штаты и Россию, обосновав своё право на безоговорочное владение этим морским проходом.

До тех пор, пока Канада не сможет показать, что в Арктике она безоговорочный лидер, предостерегал один американский ученый еще в середине 1980-х гг., у Соединенных Штатов будет сохраняться возможность максимально вмешиваться в ее «северные» дела, апеллируя к нормам международного права.

В целом, можно отметить, что и по данной позиции Канада обречена на тесное сотрудничество с США и произойдет это по нескольким причинам: во-первых, судя по степени реализации, «план Харпера» и «Северные стратегии» Канады 2009 и 2010 гг. носят, скорее, декларативный, политический, нежели прагматический характер. Оттаве до сих пор не удалось претворить в жизнь планы по строительству глубоководного порта и оснащению Береговой охраны патрульными катерами, и тем более ледоколами. Канада пока не обладает для этого достаточным военно-экономическим потенциалом. «Несмотря на то, что Оттава объявила об инициативах, нацеленных на усиление своего присутствия в Арктике (строительство ледоколов, сооружение инфраструктуры, усиление патрульного корпуса канадских рейнджеров), ресурсы Канады остаются ограниченными, а территория, за которой нужно будет надзирать, огромна (40% площади страны). Это также говорит в пользу усиления американо-канадского сотрудничества в Арктике». Только объединив свой потенциал с американским, Оттаве, по всей видимости, удастся решить ряд поставленных ей самой задач.

Соединенные Штаты в 2008-2009 гг. начали разрабатывать собственно арктическую стратегию, что в будущем сможет воспрепятствовать планам Оттавы по установлению там своей политической и экономической гегемонии. Отсюда можно сделать вывод о том, что тесное сотрудничество и взаимный учет интересов партнера - это тот краеугольный камень, на котором будут строиться американо-канадские отношения.

В сложившихся условиях ни США, ни Канада не смогут поделить Арктику «на двоих»: реализация долгосрочного плана по экономическому развитию региона невозможна без активного участия других приарктических государств, и прежде всего России. Не приходится сомневаться, что расширение присутствия России в Арктике и претензии Москвы на ресурсы континентального шельфа приведут к максимальному сближению позиций Вашингтона и Оттавы в регионе даже при условии сохранения противоречий по Северо-Западному проходу и делимитации участка морской границы в море Бофорта.

Глава 3. Арктическая стратегия Российской Федерации

.1 Арктическая стратегия Российской Федерации

Интересы России в Арктике определяются несколькими факторами. Прежде всего, это экономические интересы. В настоящее время этот регион обеспечивает около 11% национального дохода России, поскольку здесь добывается значительное количество углеводородов и других полезных ископаемых, имеющих стратегическую важность для России, а также сохраняется промышленный потенциал. Кроме того, в случае дальнейшего таяния льдов Россия может извлечь немалые экономические выгоды от развития и эксплуатации Северного морского пути - кратчайшей трассы между европейскими и дальневосточными морскими и речными портами. Имеет перспективы создание и обслуживание кроссполярных воздушных маршрутов.

Арктический регион имеет непосредственное отношение к обеспечению безопасности России. Здесь сосредоточен ряд важнейших предприятий оборонной промышленности. Государственная граница Российской Федерации на протяжении почти 20 тыс. км проходит по Северному Ледовитому океану. На Кольском полуострове базируется Северный флот - стратегическая сдерживающая сила для вероятного противника. В советские времена подводный флот умело использовал особенности арктических акваторий для малозаметного передвижения и накопил значительный опыт операций, позволяющих скрытно готовить удар из подводного положения, когда лодка пробивает лёд непосредственно перед пуском баллистической ракеты. Такая технология минимизирует время обнаружения атаки.

В современных условиях необходимо учитывать, что в случае постоянного присутствия ядерного подводного флота США и размещения систем ПРО морского базирования, которые активно разрабатываются в США, здесь будут созданы возможности для перехвата пусков баллистических ракет и нанесения превентивного удара. В Арктике сохраняется значительный военный потенциал России и НАТО, который, хотя и намного уменьшился по сравнению с периодом «холодной войны», но всё ещё представляет значительную силу. По сути дела, противостояние России и НАТО/США по-прежнему продолжается, хотя и в более мягкой форме, чем в прошлом.

При всём этом Россия пытается занимать взвешенную позицию, ориентированную на сотрудничество с другими государствами, не упуская из виду военную активность в регионе других государств. Представитель российского МИД А. Васильев заявил, что «многие из оценок средств массовой информации о возможном противостоянии в Арктике, вплоть до третьей мировой войны, представляются чрезмерно алармистскими и провокационными». Основные усилия российское руководство планирует направлять на расширение границ континентального шельфа России за пределы 200-мильной зоны в сторону полюса, если удастся доказать в Комиссии ООН, что шельф является продолжением хребта Ломоносова и поднятия Менделеева. Речь идёт не о суверенитете над заявленной территорией, а только о преимущественном праве на разведку и использование недр и морского дна.

Наличие столь значимых интересов России в Арктике привело российское руководство к осознанию необходимости принятия основополагающих документов для определении арктической стратегии страны.

В соответствии с решением Совета по проблемам Крайнего Севера и Арктики при Правительстве Российской Федерации (ноябрь 2002 г.) была разработана Концепция устойчивого развития Арктической зоны Российской Федерации (2006 г.). Она определяла стратегическую цель, долгосрочные ориентиры, задачи, принципы и механизмы реализации государственной политики РФ в области устойчивого развития Арктики.

Концепция исходила из базовых принципов укрепления партнёрства с приарктическими странами и выполнения обязательств Российской Федерации в интересах циркумполярного развития в контексте Йоханнесбургской декларации по устойчивому развитию и плана выполнения решений Всемирного саммита на высшем уровне по устойчивому развитию, а также решений Арктического совета.

Концепция была ориентирована на развитие взаимодействия государства, бизнеса, общества в интересах устойчивого развития АЗР. Этот документ стал основой для формирования национального и региональных планов действий по обеспечению устойчивого развития АЗР.

Стратегической целью государственной политики в области устойчивого развития АЗР было названо сбалансированное сочетание рационального использования природно-ресурсного потенциала, социально-экономического развития региона и сохранения окружающей среды. Такое развитие отвечает природным особенностям Арктики и интересам живущих и будущих поколений. Для достижения поставленной цели данная концепция определила следующие задачи: эффективное использование природных ресурсов (энергосбережение); защита природных объектов континентальных районов и морской среды от загрязнения; сохранение и восстановление ландшафтного и биологического разнообразия природных комплексов АЗР. Особенность данного документа в том, что он прямо говорит об обеспечении экологической безопасности как обязательной составляющей процесса перехода к устойчивому развитию.

Реализация Концепции предусматривалась в период с 2004 по 2015 г. поэтапным достижением следующих результатов:

1 этап (2004-2006 гг.) - создание нормативных правовых и социально-экономических условий для перехода арктической зоны к устойчивому развитию;

2 этап (2007-2010 гг.) - обеспечение стабильного экономического роста, повышение эффективности основных видов хозяйственной деятельности, создание условий для решения основных экологических проблем, оптимизация численности населения в арктических регионах;

3 этап (2011-2015гг.) - переход от экономического роста к устойчивому развитию арктических регионов.

В сентябре 2008 г. президентом Д. Медведевым был утверждён документ «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу». Согласно документу основными национальными интересами Российской Федерации в Арктике являются:

использование АЗР в качестве стратегической ресурсной базы, обеспечивающей решение задач социально-экономического развития страны;

сохранение Арктики в качестве зоны мира и сотрудничества;

сбережение уникальных экологических систем Арктики;

использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации РФ в Арктике.

В соответствии с планами комплексного развития северных территорий к 2016-2020 гг. Арктика должна стать не просто ресурсной, а «ведущей стратегической ресурсной базой» России. В сфере обеспечения безопасности стратегической целью названы «обеспечение благоприятного оперативного режима в арктической зоне Российской Федерации, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск (сил) общего назначения Вооружённых сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в этом регионе». Это подразумевает усиление Службы береговой охраны ФСБ и пограничного контроля в Арктической зоне Российской Федерации и организацию технического контроля за проливами, устьями рек, лиманами на всей трассе Северного морского пути. Таким образом, перед арктической группировкой вооружённых сил ставится задача не просто защиты территории, но и экономических интересов России в регионе. Некоторые эксперты считают, что для этого понадобится усилить ударный потенциал Северного флота, в первую очередь за счёт палубной авиации.

3.2 Россия и проблема границ в Арктическом регионе

Обострение международной конкуренции по вопросу о контроле над Арктикой сделало особенно актуальным международно-правовое оформление претензий разных стран на арктические территории, в частности по разделу континентального морского шельфа и делимитации морских границ.

Что касается арктического шельфа, простирающегося до Северного полюса, то в настоящее время он не принадлежит ни одному из государств. Эта зона контролируется Международным управлением по проблемам морского дна в Кингстоне (Ямайка).

Конвенция ООН по морскому праву от 1982 г., которую Россия подписала в 1997 г., предоставляет прибрежным государствам право контроля над континентальным шельфом (морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориальных вод государства на всём протяжении естественного продолжения сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние). При этом, согласно ст. 76 Конвенции, никакая страна не вправе устанавливать контроль над Арктикой, но имеющие выход к Ледовитому океану государства могут объявить своей исключительной экономической зоной территорию, простирающуюся на 200 морских миль от берега. Эта зона может быть расширена ещё на 150 миль, если страна докажет, что арктический шельф является продолжением её сухопутной территории.

В своей экономической зоне прибрежное государство имеет пре- имущественное право на добычу полезных ископаемых, но морская акватория остаётся открытой для мореплавания и рыболовства.

Для реализации права на расширение границы шельфа государству необходимо подать заявку в специальный международный орган - Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Границы, установленные комиссией, являются окончательными и обязательными для всех.

Сегодня на шельф в Арктике, в частности на богатый нефтью и газом хребет Ломоносова, претендуют 5 стран - Россия, Норвегия, Дания, Канада и США. Канада, присоединившаяся к Конвенции в 2003 г., считает, что трансарктический хребет Ломоносова начинается с американского материка, а Дания (участник Конвенции с 2004 г.) выдвигает гипотезу, что хребет - это затонувшая часть Гренландии, которая является датской территорией. Позиция США в спорах по шельфу достаточно сложная, так как Вашингтон пока не ратифицировал международную Конвенцию по морскому праву и в основном настаивает на принципе свободы мореплавания и хозяйственного освоения Арктики.

Возможны два основных принципа раздела морских пространств и арктического шельфа между государствами. Согласно «медианному линейному методу» разделение происходит по принципу равноудалённости граничной линии от береговой линии (или базовых точек береговой линии) сопредельных государств. Согласно другому методу - «секторальному» - полюс рассматривается в качестве точки, от которой проводятся прямые линии вдоль долгот. Конкретный способ проведения разграничительных линий между соседними государствами Конвенция по морскому праву никак не регламентирует, кроме указания на обоюдное согласие и принцип справедливости.

Окончательных границ в Арктике до сих пор нет, вокруг этого и развернулась борьба между арктическими государствами. Чтобы претендовать на расширение внешней границы континентального шельфа (ВГКШ) в Арктике, Россия должна научно обосновать, что земная кора континентального типа, т.е. подводные хребет Ломоносова и поднятие Менделеева, которые тянутся к Гренландии, геологически являются продолжением Сибирской континентальной платформы.

В декабре 2001 г. Россия подготовила заявку по установлению ВГКШ Российской Федерации и передала её Генеральному секретарю ООН. Российская заявка была принята Секретариатом ООН, признана соответствующей научно-техническим положениям Комиссии ООН по границам континентального шельфа и опубликована Генеральным секретарём на сайте ООН. Тем самым мировая общественность была извещена о том, что Россия в рамках Конвенции заявила своё право на включение в юридический шельф РФ морского дна Арктического бассейна, включая хребет Ломоносова и поднятие Менделеева вплоть до Северного полюса.

После рассмотрения российской заявки по установлению ВГКШ в Арктическом бассейне Комиссией ООН были высказаны следующие основные рекомендации и замечания. По мнению её членов, Россия не представила убедительных доказательств континентальной природы и принадлежности к естественным компонентам материковой окраины поднятия Менделеева и хребта Ломоносова. В связи с этим комиссия сочла, что для недвусмысленной классификации каждого из глубоководных поднятий дна в Амеразийском суббассейне российская сторона должна представить подкреплённые экспериментальными данными доказательства их континентальной природы и структурной принадлежности поднятий к континентальной окраине северо-восточной Евразии, а также разработать непротиворечивую модель эволюции Арктики, объясняющую геологическую природу указанных поднятий.

При отсутствии этих данных ВГКШ в Амеразийском суббассейне не может находиться далее 350 морских миль от исходных линий, т.е. площадь, на которую может претендовать Россия в этом регионе, составит не более 400 тыс. кв. км. В то же время использование второго критерия ограничения юридического шельфа (100 морских миль от изобаты в 2500 м), который применяется только к подводным возвышенностям, являющимися естественными компонентами материковой окраины, позволит распространить юрисдикцию РФ в Амеразийском суббассейне вплоть до Северного полюса.

В этом случае приращиваемая площадь расширенного континентального шельфа России составит 1,2 млн. кв. км.

По оценкам специалистов, здесь сосредоточено от 83 до 110 млрд. т. углеводородов в нефтяном эквиваленте (из них примерно 16 млрд. т. нефти и 82 трлн. куб. м. газа). Они распределены в 16 крупных морских нефтегазоносных провинциях и бассейнах. Основная часть этих ресурсов - около 66,5% - приходится на шельфы северных морей: Баренцева, Печорского и Карского.

Другим серьёзным замечанием Комиссии было отсутствие в заявке фактических (первичных) сейсмических и батиметрических материалов по профилям, расположенным вкрест простирания континентального склона с интервалом между ними не более 60 морских миль и протяжённостью до их пересечения с предполагаемой внешней границей шельфа. Отсутствие этих данных не позволяет при обосновании ВГКШ использовать критерий 1% мощности осадочного чехла и доказательно оценить правильность положения подножия континентального склона (ПКС) и 2500-метровой изобаты.

Представленные компиляционные (интерполированные) данные по профилям не удовлетворили комиссию. Правда, как отметил в интервью газете «Труд» замдиректора по недрам Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН Л. Лобковский, на позицию Комиссии ООН повлиял Госдепартамент США, который направил официальную ноту. В ней США прямо возражали против включения в российский шельф хребта Ломоносова и поднятия Менделеева. Поскольку, по мнению американской стороны, эти поднятия являются структурами океанического дна, а не материковой окраины.

Что касается доказательств, то большая часть данных по батиметрии Арктики получена российскими военными гидрографами и носит закрытый характер. Эти данные не были представлены непосредственно в Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Но Россия пригласила членов Комиссии ознакомиться с ними в Санкт-Петербурге, но они так и не приехали. Зато российскую делегацию, специально прибывшую в Нью-Йорк для защиты своей позиции, даже не пустили на заседание Комиссии ООН.

Для реализации замечаний Комиссии и получения дополнительных геолого-геофизических данных Россия провела в последующие годы комплексные геолого-геофизические экспедиционные исследования в Арктическом бассейне на поднятии Менделеева и хребте Ломоносова, а также в зоне их сочленения с шельфом морей Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского.

По мнению российских геологов, уже в настоящее время российская позиция по вопросу о хребте Ломоносова и поднятии Менделеева вполне обеспечена научными аргументами. Однако, поскольку она базируется на интерпретации компиляционных геофизических данных, российская позиция может быть оспорена. Однозначно ответ на этот вопрос сможет дать только глубоководное бурение в пределах указанных поднятий. Необходимо получить новые батиметрические и сейсмические данные по осадочному чехлу в Арктическом бассейне (по профилям, расположенным вкрест простирания континентального склона), чтобы полностью удовлетворить рекомендации Комиссии.

По этой причине сроки представления новой заявки в Комиссию неоднократно откладывались. Сейчас называются 2013 и 2014 гг. как наиболее реалистичные временные пределы для выполнения этой задачи.

Что касается других стран, то они также активно занимаются экспедиционной деятельностью с целью доказать свою правоту. Даже далёкий от региона Китай каждый год проводит свои арктические исследования.

В настоящий момент Дания активно поддерживает научные исследования, направленные на сбор геологических доказательств, указывающих на то, что континентальные шельфы простираются до Арктики. Здесь Дания выступает оппонентом России по поводу принадлежности хребта Ломоносова. Это позволит Дании обратиться в Комиссию ООН с просьбой увеличить свою исключительную экономическую зону к северу ещё на 150 миль. Однако у Дании нет своего ледокола, и она вынуждена обращаться за поддержкой к Швеции.

Норвегия подала заявку в Комиссию ООН на свой участок шельфа в 2006 г. В 2009 г. эта заявка была одобрена, и тем самым Норвегия стала первой арктической страной, получившей одобрение органа ООН на расширение своей юрисдикции в значительной части Арктики. Норвежцы рассчитывали «прирастить» к своему шельфу 250 тыс. кв. км, однако решением Комиссии их аппетиты были урезаны до 235 тыс. кв. км.

В августе и сентябре 2008 г. в Северный Ледовитый океан были направлены две американские научные экспедиции для доказательства права США на расширение континентального шельфа Аляски. Одна из них проводилась совместно с Канадой. В августе-сентябре 2009 г. Канада и США провели ещё одну совместную экспедицию по изучению строения шельфа. Объектом исследования стал район к северу от Аляски до хребта Альфа-Менделеева и на восток до канадского арктического архипелага. На основании собранных данных Канада и США могут представить конкурирующие заявки на отдельные участки арктического шельфа. На август 2010 г. была намечена третья канадско-американская экспедиция в Арктику.

Что касается проблемы определения морских границ в Арктике, то для России важен вопрос о делимитации морской границы с Норвегией в Баренцевом море. Долгое время эта проблема являлась камнем преткновения на пути к налаживанию добрососедских отношений между двумя странами. Переговоры на эту тему шли около 40 лет. Спорная площадь, по российским данным, была равна 180 тыс. кв. км, а по норвежским - 175 тыс. кв. км, включая район площадью 20 тыс. кв. км в Северном Ледовитом океане. Здесь, если верить оптимистичным прогнозам, залегает около 2% мировых запасов нефти и газа.

Спор решался поэтапно, по участкам. В 2007 г. удалось подписать соглашение о Варангер-фьорде, которое предполагало разграничение морских пространств внешней части залива и снимало часть нерешённых вопросов. Варангер-фьорд - Варяжский залив Баренцева моря - расположен между полуостровами Рыбачий (Российская Федерация) и Варангер (Норвегия). Длина фьорда - 120 км, глубина - до 420 м.

В дальнейшем споры между Москвой и Осло сконцентрировались вокруг географического принципа раздела спорной территории. Причём по этому вопросу единства не было и в самой России. Так, бывший губернатор Мурманской области Ю. Евдокимов считал, что деление спорной территории на северную и южную части было бы крайне невыгодно для России, так как «все богатства расположены в южной части - именно там многие разведанные и прогнозируемые месторождения». Если же спорный участок поделили бы на западную и восточные части, то обоюдный баланс интересов был бы соблюдён.

Принципиальное согласие по всему комплексу спорных вопросов между Москвой и Осло было достигнуто на встрече президента России Д.А. Медведева и премьер-министра Норвегии Й. Столтенберга 27 апреля 2010 г. Было решено поделить спорный участок Баренцева моря, наиболее богатый рыбой и нефтегазовыми ресурсами, «пополам», причём, как и настаивала российская сторона, на западную и восточную части.

Юридически этот компромисс был закреплён в Российско- норвежском договоре о разграничении морских пространств от 15 сентября 2010 г. Часть экспертных оценок договора, как отечественных, так и зарубежных, носит положительный характер.

Отмечается, что договор создаёт благоприятные правовые условия для освоения нефтегазовых ресурсов арктического континентального шельфа, возможности кооперации по разведке и добыче углеводородов в бывшем спорном районе. Договор предусматривает, в частности, подробную регламентацию российско-норвежского сотрудничества в эксплуатации минеральных ресурсов: основой взаимодействия в этой сфере станет принцип, в соответствии с которым каждое месторождение, пересекаемое линией разграничения, может эксплуатироваться только совместно и как единое целое. Такой подход позволит заблаговременно и эффективно снимать возможные разногласия по вопросу распределения углеводородных ресурсов.

По мнению аналитиков, подписание договора выводит на новый этап двустороннее сотрудничество в области рыболовства. Установление чётких границ зон юрисдикции России и Норвегии создаёт более ясные и понятные правовые условия для осуществления рыболовства, объективно сужает вероятность конфликтных ситуаций в этой сфере.

После вступления договора в силу ещё в течение пятнадцати лет (с возможным продлением на последующие шестилетние периоды) будут действовать основополагающие российско-норвежские соглашения 1975-1976 гг. в этой сфере. Продолжится работа Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству, в рамках которой согласовываются объёмы общего допустимого улова, квоты вылова рыбы, а также ведётся разработка единых технических мер регулирования промысла совместных запасов в Баренцевом и Норвежском морях.

Однако далеко не все в России остались довольны условиями договора. Прежде всего это касается российских рыбопромышленников, которые считают, что по договору у Норвегии оказались наиболее богатые рыбой территории. В их открытом письме российскому президенту говорится, что «игнорирование этих важнейших положений и интересов отечественного рыболовства в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане при разграничении морских пространств не только повлечёт потери в вылове не менее 50-60%, но и вызовет значительные социально-экономические потрясения прибрежного населения этого района России», и содержится ссылка на печальный опыт передачи Соединённым Штатам акватории в районе Берингова пролива.

Действительно, если Норвегия начнёт применять положения договора, это, скорее всего, приведёт к вытеснению российских рыбаков из района Шпицбергена, как отходящие под юрисдикцию Норвегии. Тогда любая экономическая и рыбопромысловая деятельность России в море вокруг Шпицбергена становится юридически возможной только при согласии Норвегии и с соблюдением её национальных мер по регулированию рыболовства.

Есть мнения, что России вообще не следовало спешить с договором по разделу Баренцева моря. У России всё равно нет технологий, позволяющих в ближайшие годы начать разработку тех месторождений, которые теперь поделены с Норвегией. А для Норвегии именно сейчас выгодна добыча в спорном квадрате Баренцева моря, потому что другие её месторождения истощаются. России, которая не сможет на равных вести добычу в спорном квадрате, следовало бы пока сосредоточиться на Штокмановском месторождении, где уже налажено сотрудничество с Норвегией. Однако после произошедшего раздела Норвегия может утратить интерес к Штокману, так как тянуть трубопроводы туда сложнее и дальше. Поэтому сейчас реализация Штокмановского проекта для России может усложниться.

Часть экспертов считают, российская делегация, готовившая договор с Норвегией, пошла на неоправданные уступки. Принцип равноудалённости в южной части района разграничения вполне оправдан, так как равностоящая линия отсчитывается от материковых побережий Норвегии и России. Но в центральной и северной части моря это не так. Здесь Норвегия настояла на том, что медианная линия должна отсчитываться от побережья архипелага Шпицберген со стороны Норвегии и от Земли Франца-Иосифа со стороны России. Как утверждает заслуженный юрист РФ Г. М. Мелков, «здесь есть только одна граница - восточная граница района действия Договора о Шпицбергене 1920 г. Внутри этой границы у Норвегии и у России - равные права на экономическую деятельность - и на суше Шпицбергена, и в территориальных водах Шпицбергена. Эта граница проходит по меридиану восточнее того, который обозначен в Постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г.». В итоге Норвегия приобрела права на шельф восточнее Шпицбергена, которых у неё нет по Договору о Шпицбергене 1920 г., а Россия понесла необоснованные потери.

Как считает основной консультант Договорно-правового отдела МИД профессор С. В. Молодцов, при проведении разграничительной линии у России были и есть все основания придерживаться секторального принципа, вытекающего из Договора о Шпицбергене 1920 г. и исторически сложившегося права России в районе Баренцева моря. Таким образом, российской делегации следовало искать компромисс, на который вполне должна была согласиться Норвегия: секторальный принцип в центральной и северной части линии разграничения и линейно-медианный - в южной. А если бы не согласилась, то сохранение прежнего статус-кво экономически выгодно российской стороне.

Подписание Российско-норвежского договора 2010 г. создало неблагоприятный прецедент на будущее, поскольку Россия фактически признала суверенитет Норвегии над шельфом западнее новой разграничительной линии. Согласно ст. 2 Договора, «каждая Сторона соблюдает линию разграничения морских пространств, установленную в ст. 1, и не претендует на, и не осуществляет какие- либо суверенные права или юрисдикцию прибрежного государства в морских пространствах за пределами этой линии».

По мнению Г.М. Мелкова, «если оставить всё так, как есть в Договоре 2010 г., без каких-либо изменений и дополнений в самом Договоре и в Приложениях 1 и 2 к нему, то следующим шагом Норвегии будет полный отказ от всех обязательств по Договору 1920 г. А это, в свою очередь, нанесёт не только огромный экономический ущерб России, но большой политический ущерб, так как может вызвать целую цепочку притязаний к России». В связи с этим выглядел оправданным призыв Мурманской областной Думы к Государственной Думе воздержаться от ратификации Договора 2010 г. в его нынешней редакции.

Остались нерешёнными и многие спорные вопросы, касающиеся Шпицбергена. Норвегия в нарушение положений о Парижском договоре по Шпицбергену 1920 г. продолжает создавать помехи международной хозяйственной деятельности на самом архипелаге и на его шельфе. По договору за Норвегией признаётся суверенитет над архипелагом на тех условиях, что остальные участники Договора и присоединившихся к нему государств имеют право на разработку ресурсов архипелага и его территориальных вод (ст. 1). Из этого следует, что признание этих прав распространяется также на континентальный шельф и исключительную экономическую зону Шпицбергена. Парижский договор не является частью внутреннего норвежского законодательства. Это значит, что Норвегия не вправе изменить его без согласия всех его участников, а внутреннее норвежское законодательство не может противоречить закреплённому международно-правовому статусу Шпицбергена.

Поэтому Россия не признаёт установленную Норвегией в 1977 г. в одностороннем порядке 200-мильную «рыбоохранную зону» вокруг архипелага Шпицберген, противоречащую Парижскому договору. Право Норвегии на контроль этой зоны признали только Канада и Финляндия, поскольку эти страны не ведут рыбного промысла у Шпицбергена. СССР и затем Россия отрицали право Норвегии контролировать «рыбоохранную зону», считая эти воды международными. После окончания «холодной войны» это постоянно приводило к конфликтам между российскими рыбаками и норвежской береговой охраной. Дело доходило до того, что кораблям российского Северного флота приходилось сопровождать «свои» рыболовецкие суда, чтобы избежать их ареста норвежскими властями.

Ряд норвежских законов, по сути дела, устанавливает такой правовой режим, по которому на шельфе архипелага объявлен суверенитет, как на сухопутной территории самой Норвегии. Начало политики по постепенному нивелированию содержания Парижского договора 1920 г. было заложено ещё в Горный устав, принятый Норвегией в 1925 г. относительно регулирования хозяйственной деятельности на архипелаге. Затем принятием королевских указов и законов парламента эти нормы были распространены на шельф.

Это было сделано для того, чтобы не допустить предусмотренный Парижским договором льготный экспортный режим для международных субъектов хозяйственной деятельности в случае, если на шельфе архипелага начнётся добыча нефти и газа. Внутреннее налоговое законодательство Норвегии предусматривает выплату компаниями 78% доходов, получаемых при разработке месторождений континентального шельфа этой страны, а по Парижскому договору 1920 г. экспортная пошлина на Шпицбергене не должна превышать 1% с максимальной стоимости вывозимых полезных ископаемых в пределах 100 тыс. т., а свыше этого количества - идти в понижающемся соотношении. В случае начала добычи полезных ископаемых на шельфе Осло не хотелось бы лишаться существенных налоговых поступлений от хозяйственной деятельности иностранных компаний.

Россия и другие государства - участники Парижского договора придерживаются совершенно иной точки зрения в вопросе о режиме пространств, прилегающих к архипелагу. Так, Россия утверждает, что нормы Парижского договора должны действовать в пределах пространств, указанных в его первой статье (в так называемом шпицбергенском квадрате), а Великобритания - что нормы договора действуют в тех пространственных пределах, которые допускают положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Тем не менее Осло пока не идёт на уступки по всем этим вопросам.

Поскольку Норвегия уже не раз нарушила нормы Парижского договора, то Россия и другие участники вправе поставить под сомнение его действенность в силу изменившихся обстоятельств. В частности, в 1920 г. не было понятия шельфа, чем позже и воспользовалась Норвегия в толковании Парижского договора. В сложившихся условиях возможны два пути: или обновить договор вместе со всеми участниками, согласно новым условиям, или же России самостоятельно отстаивать свои интересы в Международном суде, принуждая этим Норвегию соблюдать до- говор по Шпицбергену.

Отсутствие чётких механизмов для проведения разграничительных линий продолжает оставаться серьёзным источником международных конфликтов в этом регионе и препятствием на пути к сотрудничеству между разными странами, принимающими (или желающими принять) участие в освоении Арктики.

3.3 Возрастание роли Северного морского пути

Северный морской путь - кратчайший маршрут между европейской частью России и Дальним Востоком, исторически сложившаяся национальная единая транспортная коммуникация России в Арктике. Он проходит по морям Северного Ледовитого океана (Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское) и частично Тихого океана (Берингово). СМП ограничен с запада входами в новоземельские проливы и меридианом, проходящим на север от мыса Желания, и на востоке в Беринговом проливе параллелью 66О северной широты и меридианом 168О 58ʹ37ʹʹ западной долготы. Длина СМП от Карских Ворот до бухты Провидения составляет около 5600 км. Расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по этому пути составляет 14 тыс. км. Для сравнения, через Суэцкий канал проход составит свыше 23 тыс. км. СМП обслуживает порты Арктики и крупных рек Сибири, куда ввозится топливо, оборудование, продовольствие, а вывозится лес и природные ископаемые.

Интерес отечественного и зарубежного бизнеса к Севморпути определяется двумя важнейшими факторами. Прежде всего, он может стать более выгодной с экономической точки зрения альтернативой осуществляемым ныне перевозкам между портами Европы, Дальнего Востока и Северной Америки. Центральный НИИ морского флота выполнил расчёты транзитных перевозок контейнеров по СМП по сравнению с транзитом по южному варианту через Суэцкий канал. Оказалось, что перевозки контейнеров по СМП могут составить достойную конкуренцию варианту через Суэцкий канал, обеспечивая в среднем за год меньший уровень затрат. По данным компании «Новатэк», крупнейшего в России независимого производителя природного газа, стоимость перевозки из Белого моря в Азию по южному маршруту составляет около 50 дол. за т. Уже в 2011 г. «Новатэк» планирует сократить транспортные расходы на 10-15% благодаря использованию СМП.

С другой стороны, как уже отмечалось, СМП перспективен в качестве транспортной артерии для перевозки минерального сырья из арктических регионов России. По оценке ряда экспертов, потенциальный объём грузоперевозок в восточном направлении может составить 5-6 млн. т. и в западном - 2-3 млн. т. Объём грузоперевозок по Севморпути в целом к 2015-2020 гг. оценивается в 35-40 млн. т. в год.

Основными пользователями северного пути в самой России сегодня являются «Норильский никель», «Газпром», «ЛУКойл», «Роснефть», «Росшельф», Красноярский край, Саха-Якутия, Чукотка. Однако, по данным исполнительного директора Некоммерческого партнёрства по координации использования Севморпути (и бывшего начальника Администрации СМП) В. Михайличенко, по сравнению с 80-ми гг. прошлого века объём перевозок снизился примерно в 5-6 раз.

Судьба Севморпути в значительной степени зависит от разработки разведанных в его зоне минеральных ресурсов. В качестве значительных клиентов СМП могут оказаться собственники уникального Штокмановского месторождения нефти и газа, Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции с месторождениями (Приразломное), северо-онежских бокситов, полиметаллов и марганца на архипелаге Новая Земля. В перспективе возможно вывозить газовый конденсат с полуострова Ямал.

Следует отметить, что, в то время как российская активность в регионе существенно снизилась за последние 15-20 лет, все другие арктические и приарктические страны вовсе не сворачивали, а наращивали темпы освоения Арктики. В настоящее время цель США и союзников по НАТО - интернационализировать СМП и в перспективе вытеснить оттуда Россию. За этим, как уже отмечалось, стоят, прежде всего, экономические интересы.

Россия должна ускорить освоение северного маршрута, пока потепление климата не открыло возможности для судоходства за пределами 200-мильной экономической зоны России, считает губернатор Архангельской области И. Михальчук. «Мы должны начать освоение, иначе за нас это сделают другие», - заявил он. Как известно, в настоящий момент Россия имеет преимущество, поскольку льды у её берегов тоньше, чем за пределами 200-мильной зоны.

Ряд специалистов (особенно иностранных) выражают сомнение в выгодности Севморпути для международной эксплуатации. Дело в том, что оценить его рентабельность в настоящий момент довольно сложно. Выигрыш в морских милях по сравнению с южными маршрутами может быть потерян из-за времени движения по этому пути. В открытом море между Юго-Восточной Азией и Европой обычный контейнеровоз, который проходит через Малаккский пролив и Суэцкий канал, развивает среднюю скорость в 21-24 узла. В то же время на СМП скорость движения даже посреди лета может падать до 14 узлов из-за дрейфующих льдов. Неблагоприятные погодные условия могут ещё больше затруднить движение судна.

Кроме того, необходимое для следования по южным маршрутам количество топлива уже давно подсчитано, тогда как для северного пути его ещё сложно оценить. Наконец, для следования по северному маршруту требуются опытные в навигации среди льдов экипажи. Для потенциальных пользователей существует также ряд других неясных вопросов (скажем, возможность появления в этом районе айсбергов как следствие потепления климата) относительно северного маршрута, который в настоящий момент выглядит для них хоть и привлекательным, но довольно рискованным. Впрочем, наряду с этими есть и более оптимистичные оценки выгодности северного пути, но при условии значительного улучшения всей инфраструктуры, что в решающей мере зависит от России. Это и вносит наибольшую долю скепсиса в западные оценки.

Эксперты также отмечают, что потепление климата и улучшение ледовой обстановки на Севморпути может снизить потребность иностранных перевозчиков в услугах ледокольного флота России. В связи с этим специалисты обращают внимание на тот факт, что летом 2009 г. по этому пути без ледокольного сопровождения прошли два немецких торговых судна, имевших усиленные корпуса.

3.4 Меры по обеспечению интересов России в Арктике

В настоящее время Арктика становится полигоном территориальной, ресурсной и военно-стратегической игры многих государств и международных организаций. В то же время арктическое побережье - это наименее оборудованная и охраняемая полоса государственной границы России и одновременно передовая линия системы обороны её территории. Охрана и защита северной границы сопряжены с особыми трудностями, связанными с удалённостью, тяжёлыми климатическими условиями и недостаточно развитой инфраструктурой.

Российский сектор Арктики традиционно входил в зону ответственности четырёх военных округов. Зона Ленинградского военного округа - от Печенги Мурманской области до Усть-Коры (Ненецкий АО Архангельской области). Зона Приволжско-Уральского военного округа - от Яра до острова Олений (Ямало-Ненецкий АО). Зона Сибирского военного округа - от Лескино до населённого пункта Кожевниково (Таймырский, или Долгано-Ненецкий АО Красноярского края). Зона Дальневосточного военного округа - от острова Большой Бегичев (Республика Саха, Якутия) до Анадыря (Чукотский АО).

После указов президента Д. Медведева, подписанных в 2010 г., о сокращении числа округов и переходе на новую систему управления войсками в виде Объединённых стратегический командований, зоны ответственности в Арктике перераспределяются между Западным (в него вошли Московский и Ленинградский военные округа, Балтийский и Северный флот, 1-ые командования ВВС и ПВО), Центральным (Приволжско-Уральский, западная часть Сибирского округа - до Байкала) и Восточным военными округами (восточная часть Сибирского военного округа и Дальневосточный военный округ).

При этом большая часть российских вооружённых сил в Арктическом регионе сосредоточена в Мурманской области (две мотострелковые бригады и бригада морской пехоты). В Арктике базируется Северный флот, составляющий две трети военно-морской мощи России. В 2008 г. Совбез России принял решение о создании в Арктике береговой охраны и укреплении пограничных войск ФСБ.

Со стороны России основная цель в развитии инфраструктур, имеющих военное значение, видится не в последующем значительном наращивании военного присутствия, а в установлении системы мер по контролю над воздушным, водным и сухопутным пространствами. Более того, создаваемая инфраструктура должна максимально способствовать решению экономического освоения Арктики.

Пограничная инфраструктура. Развитие пограничной инфраструктуры актуально в связи с тем, что в арктическом секторе государственной границы России и на её приграничной территории наблюдается активизация деятельности спецслужб США и их союзников по НАТО. Для этого используются новейшие радио-технические средства. Над акваторией Баренцева моря фиксируют полёты иностранных разведывательных самолётов. Боевые корабли и атомные многоцелевые подводные лодки военно-морских сил США совершают походы в Баренцево море в разведывательных целях. К ведению разведки привлекаются научно-исследовательские суда Норвегии. Кроме того, используются международные неправительственные организации, в особенности экологические. Иностранные исследователи работают в районах архипелага Новая Земля и в горле Белого моря, где проводятся испытания российских атомных подводных лодок.

В Арктике на пограничников помимо охраны морских и сухопутных границ возлагаются задачи борьбы с наркотрафиком, браконьерством, незаконной миграцией из стран СНГ, а также содействие научному изучению Арктики. Например, подразделение «Нагурское» на Земле Александры архипелага Земля Франца-Иосифа осуществляет поддержку всех экспедиций на Северный полюс.

В Арктической стратегии РФ 2008 г. поставлена задача по радикальному изменению системы обеспечения безопасности АЗР, что влечёт за собой не менее радикальные изменения в пограничной инфраструктуре. В частности, речь идёт об оптимизации системы комплексного контроля за обстановкой в Арктике, включая пограничный контроль в пунктах пропуска через государственную границу РФ, введении режима пограничных зон в административно-территориальных образованиях АЗР и организации инструментального технического контроля за проливными зонами, устьями рек, лиманами на трассе Северного морского пути.

Береговая инфраструктура Северного морского пути (СМП). Основные порты, расположенные вдоль СМП - это Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Певек, Провидения. Продолжительность навигации - от 2 до 4 месяцев (на отдельных участках дольше, с помощью ледоколов).

По мнению большинства российских специалистов, нынешнее состояние инфраструктуры СМП не отвечает ни сегодняшним, ни будущим потребностям его эксплуатации. По сравнению с советскими временами объём перевозок по трассе СМП за 15 лет уменьшился в 2,5 раза, а в восточном его секторе - в 30 раз. Аналитики также отмечают, что экономические реформы 90-х гг. прошлого века негативно отразились на всей транспортной структуре СМП. Приватизация судоходных компаний и портов, прекращение государственного финансирования, разрушение региональных транспортных и технологических связей привели к развалу хорошо работавшей в течение десятилетий транспортной системы СМП.

По мнению губернатора Архангельской области И. Михальчука, возрождение СМП необходимо начать с восстановления единой администрации Севморпути, приняв для этого соответствующий федеральный закон.

Органы управления следует воссоздавать в Архангельской области (там они и существовали с 1920 г.), где в значительной мере удалось сохранить систему портов, единую транспортную сеть, включающую базовый для арктической авиации аэропорт, автодороги, воздушные линии, нефтебазу, нефтеналивной терминал, железнодорожные пути и водные артерии. В Архангельске базируется основная часть арктического научного флота, 12 из 14 гидрографических судов, есть суда усиленного ледового класса, мелкосидящие ледоколы, флот для проведения дноуглубительных работ и для обеспечения выгрузки грузов на необорудованный берег, имеется единственный парк тяжёлых вертолётов Ми-26 и самолёт-лаборатория Ан-26 «Арктика» с уникальным оборудованием. В Северодвинске размещена современная база судостроения, судоремонта и машиностроения. Тысячи архангельских специалистов (капитаны, операторы, ледовые разведчики, гидрометеорологи) имеют практический опыт работы в Арктике. Архангельск находится в непосредственной близости от основных грузопотоков и относительной близости к российским и зарубежным рынкам сбыта. Так, в радиусе 1500 км от него проживает 25% населения России и сосредоточено около 42% всего промышленного производства страны, а в радиусе 3000 км − 82% и более 80% соответственно. Архангельск был и остаётся портом базирования морских, рыболовецких и речных судов.

Как известно, главное препятствие для прохода судов по СМП - лёд. Современное ледокольное обеспечение позволяет при необходимости организовать круглогодичную навигацию. России необходимо радикально пересмотреть свои программы развития инфраструктуры СМП для того, чтобы в полной мере использовать его огромный потенциал.

Чтобы начать регулярную проводку иностранных судов по всему СМП необходимо сделать следующее:

. Обеспечить безопасность этих судов на протяжении всего маршрута. Для этого требуется создание службы поиска и спасения на море. Промедление в случае ЧП может иметь серьёзные последствия для самого судна, его экипажа, груза, а также для окружающей среды. В 2010 г. МЧС России приняло решение о создании 10 спасательных центров, ориентированных на действия в АЗР.

. Наладить бесперебойное обеспечение экипажей всех судов информацией о погодных и ледовых условиях на всех участках трассы. Подробная метеорологическая информация необходима судовладельцам для принятия решения о направлении судна в Арктику и наблюдения за его движением по маршруту.

. Подготовить квалифицированный персонал по обслуживанию на трассе СМП, так как экипажи большинства иностранных судов окажутся здесь в незнакомых и очень суровых условиях. Помимо профессиональной важна хорошая языковая подготовка.

. Обеспечить государственную поддержку строительства судов ледокольного и вспомогательного флотов, модернизации существующих портов и, возможно, строительство новых терминалов для перевалки грузов в связи с потенциальным расширением добычи полезных ископаемых в АЗР. Основой надёжного функционирования Арктической морской транспортной системы является атомный ледокольный флот. Его развитие уже предусмотрено Федеральными целевыми программами за счёт средств федерального бюджета. К 2020 г. планируется построить 3 универсальных атомных ледокола с переменной осадкой мощностью 60 мегаватт, 5 дизельных линейных ледоколов мощностью 25 мегаватт, проект атомного ледокола-лидера мощностью 110-130 мегаватт для эффективной круглогодичной работы в любых ледовых условиях в любом районе Арктики. С началом их поступления с 2015 г. суммарный состав атомных ледоколов в состоянии обеспечить грузоперевозки до 2020 г. Кроме того, до указанного года ожидаются поставки около 60 судов за счёт средств ресурсодобывающих компаний.

. Уже сейчас назрела потребность в сооружении вблизи мест добычи заводов по сжижению газа для его последующей транспортировки.

Реализация этих мер позволит не только восстановить масштабы перевозок по Северному морскому пути, но со временем превратит его в глобальную мировую транспортную артерию, соединяющую Европу и Азию, что принесёт России немалые экономические выгоды.

Авиационная инфраструктура. Поставленная в Арктической стратегии РФ задача по организации и эффективному использованию транзитных и кроссполярных воздушных маршрутов также требует создания и поддержания соответствующей инфраструктуры. Это необходимые шаги не только в интересах всестороннего развития АЗР, но и для освоения коммерческих трансарктических перелётов.

Кроссполярные маршруты - наиболее динамично развивающееся авиатранспортное направление в мире. Их интенсивность с каждым годом растёт, причём примерно в 4 раза быстрее, чем в среднем на рынке авиаперевозок. По словам О. Войтенко, директора фонда «Центр стратегических разработок - Регион», северное направление с транзитом через сибирские аэропорты в перспективе может стать основным на рынке азиатско-американских авиаперевозок.

Что касается улучшения авиационной инфраструктуры АЗР, то речь идёт о развитии надёжных систем мониторинга и связи (прежде всего космических), диспетчерского сопровождения гражданских трансарктических полётов, пунктов гидро- и метеонаблюдения, аэродромов «подскока» для военных нужд и гражданских аэродромов.

Особый акцент на космических средствах связи объясняется тем, что смена продолжительных полярной ночи и дня резко меняют условия для прохождения радиосигналов, делая радиосвязь неустойчивой. Негативное влияние на радиосигналы создают геомагнитные бури, чья интенсивность усиливается ближе к полюсу Земли. Коротковолновая связь обладает слишком низкой скоростью.

В условиях Крайнего Севера до недавнего времени гидрологическую и метеорологическую информацию получали с наземных и авиационных платформ, которые устарели и не отвечают современным требованиям. Как считают специалисты, получение такой информации по арктическим зонам с геостационарной орбиты физически невозможно, поэтому данные, получаемые с международных метеорологических аппаратов, оказались малоэффективными. В настоящее время Федеральное космическое агентство РФ планирует запуск своей космической многоцелевой системы «Арктика», способной решать комплекс задач с помощью спутников на высокоэллиптических орбитах: сбор и передачу гидрометеорологической информации; дистанционное зондирование Земли; связь.

Система «Арктика», включающая наземные компоненты, позволит передавать данные о техническом состоянии воздушного судна в штаб-квартиры авиакомпании в режиме реального времени. Имея постоянный доступ к такой информации, можно сократить до минимума простои самолётов и увеличить время их полезной эксплуатации в воздухе. Чтобы воспользоваться возможностями новой технологии, авиаперевозчик должен установить на свои воздушные суда соответствующую аппаратуру. Но отечественные авиакомпании не смогут купить новейшую аппаратуру связи из-за того, что парк их самолётов по большей части безнадёжно устарел. Эту проблему вряд ли удастся решить без участия государства.

Таким образом, России необходимо решать комплекс сложнейших проблем, требующих значительных затрат и долгосрочной скоординированной политики государства в самых разных сферах. Эта политика должна не только обеспечивать внешнеполитическую поддержку российским экономическим субъектам и экономически эффективное государственно-частное партнёрство, но и жёстко контролировать хозяйственную деятельность в Арктике для предотвращения ущерба крайне уязвимым природно-экологическим системам региона.

3.5 Значение ВМФ РФ и ледокольного арктического флота РФ в обеспечении интересов России на севере

Учитывая специфику географического положения российских территорий в Арктике, следует отметить, что именно на флот (и в куда меньшей степени на тяжелую бомбардировочную авиацию) ложится основная тяжесть в отстаивании интересов РФ в этом регионе. Не имея возможности в рамках работы подробно осветить состав и возможности всего флотского парка России на севере, в данной работе основное внимание будет уделено двум основным составляющим морских сил - ледокольному флоту и ВМС, как наиболее важным в обеспечении интересов России в Арктике. Без нормального функционирования ледоколов арктические просторы никогда не будут освоены. Причиной этого служит специфика водных просторов Арктики, которая заключается в том, что из 6,8 млн. кв. км вод российского сектора (45 % всей площади Северного Ледовитого океана) 5,14 млн. кв. км (70 % сектора) скрыто под вечными льдами, а еще 1,554 млн. кв. км (23% сектора) - под паковым льдом. В условиях, когда 93 % поверхности скрыто подо льдами от 6 до 9 месяцев в году, очевидно, что любые перевозки и перемещения без ледоколов невозможны.

На второй элемент морского присутствия России в Арктике - Военно-морские силы, представленные Северным Флотом, ложится ответственность «создания и поддержания условий для безопасной экономической деятельности в исключительной экономической зоне, на континентальном шельфе, а также в удаленных районах мирового океана».

В 2007 - 2008 гг. Россия приступила к реализации ледокольной программы. Главная задача - переоснастить флот ледоколами III поколения, заменить ими построенные еще на советских верфях суда.

В 1991 г. в наследство от Советского Союза России досталось около 80 морских и речных ледоколов, в том числе - 6 атомных. Из числа последних, 4 имели мощность по 75 тысяч лошадиных сил («Арктика», «Сибирь», «Россия», «Советский Союз») и 2 малых по 40 тысяч лошадиных сил («Таймыр» и «Вайгач»). Основную массу речных ледоколов составляли суда с осадкой 3,3 м. (типа «Капитан Чечкин») и 2,5 м. (типа «Капитан Евдокимов»).

Основную массу морских ледоколов составляли 14 судов класса «Норильск», пробивавшие лёд толщиной до 1 м. Планировалось приступить к созданию ледоколов третьего поколения. Первый ледокол подобного типа, «Ямал», начал проходить ходовые испытания еще в 1990 г.

Были начаты проработки создания плавучей атомной электростанции мощностью 70 МВт. Однако эти проекты были свернуты в связи с тяжелым экономическим положением страны в начале 1990-х гг. К 2002 г. из 6 атомных ледоколов 5 находились на ремонте или перезарядке атомных батарей. Появилась угроза «ледокольной паузы», которая могла начаться в 2003 г. и продлиться неопределенный срок. В этих условиях резко снизился (в 12 раз по сравнению с 1991 г. ) объём перевозок по Северному морскому пути (СМП), что привело к резкому падению грузооборота на Севере России. Имеющихся к 2007 г. ледокольных сил было, очевидно, недостаточно для доступа к арктическим ресурсам.

В настоящее время необходимо продлить эксплуатацию имеющихся атомоходов. Для этого следует увеличить мощности паропроизводящих установок со 100 до 175 тысяч часов. Данные проекты обойдутся государству в 3 млрд. рублей в год. Необходимо отметить, что спущенные на воду в 1960 - 1970-х гг. атомоходы не могут служить вечно, следует их заменять и строить новые. Первым этапом на пути реорганизации атомного флота стало завершение строительства ледокола - атомохода «50 лет Победы». Длина этого мощного корабля составляет 160 м., водоизмещение - 25 000 тонн, а мощность - 75 000 лошадиных сил. Ледокол был сдан в эксплуатацию в 2007 г., а завершение его строительства обошлось в 2,9 млрд. рублей. Вслед за ним началось строительство 2 дизельно-электрических ледоколов (ДЭЛ) - «Москва» и «Санкт-Петербург».

июля 2009 г. ДЭЛ «Санкт-Петербург» был спущен на воду и вошел в состав флота. Спуск этих судов стал первым шагом на пути реализации программы обновления арктического флота, рассчитанной до 2020 г.

Из чего исходит эта программа? По подсчетам Мурманского морского пароходства, для полноценного функционирования Северного морского пути и перевозок в Арктике России необходимо иметь 7 атомных ледоколов и 7 дизельно-электрических ледоколов. Следует отметить, что строящиеся атомные ледоколы должны быть 2 типов:

.ледокол - лидер для всесезонной проводки крупнотоннажных грузов в высоких широтах;

.двухосадочный ледокол - для западного сектора Арктики и мелководных участков российского побережья.

В рамках программы по обновлению арктического атомного флота планируется спустить (с учетом уже построенных 2 судов в 2007-2009 гг.) 4 универсальных атомохода мощностью по 60 МВт, один ледокол - лидер мощностью 110 МВт, а также семь дизель-электрических и 4 вспомогательных ледокола для портов Севморпути. Таким образом, к 2020 г. планируется выйти на потенциально необходимое количество кораблей. Главная роль в таком развитии флота принадлежит «Объединенной промышленной корпорации - Судостроение» (ОПК), в состав которой вошли судостроительный завод «Северная вервь», Балтийский завод, конструкторское бюро «Айсберг» и др. Корпорация смогла собрать в себя разрозненные предприятия и централизованно приступить к созданию нового мощного флота. Однако все эти успехи, да и само существование корпорации оказалось бы под угрозой и вряд ли было бы осуществимо без поддержки государства. ОПК имеет все шансы получить государственный заказ на 97 млрд. рублей на реализацию ледоколостроительной программы.

Столь значительные денежные суммы, вливаемые в судостроение, иллюстрируют, сколь серьезны намерения России в Арктике. Россия перестала быть арктической державой в прошедшем времени, какой она была с середины 1990-х гг. и стала реальным участником клуба арктических держав. Следует отметить, что построенный РФ в 2007 г. атомоход самый мощный в мире. Неслучайно, что адмирал США Т. Аллен, критикуя действия американской администрации Дж. Буша в Арктике, указал на то, что Белый Дом «позорно проигрывает в соревновании за освоение Арктики».

Волнение американцев понятно - каждый месяц они тратят «на помощь» «иракской демократии» 17-18 млрд. долларов, а при таких затратах да еще и в кризис им не до модернизации 2-х своих ледоколов.

Именно здесь, в Арктике у России есть шанс реализовать свой экономический потенциал и занять достойное место на мировой арене региональной морской державы. Кроме того, судостроение - это огромное число рабочих мест, а значит, грамотно вложенные в эту отрасль бюджетные деньги не только вернутся прибылью от экспорта углеводородов, но и поднимут жизненный уровень российских семей.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод, что России удалось избежать «ледокольной паузы» и опередить остальные арктические страны в наращивании качественной и количественной мощи ледокольного флота. Россия является единственной страной, располагающей атомными ледоколами, и это позволяет надеяться, что имеющихся сил будет вполне достаточно для обеспечения нормального функционирования российских коммуникаций в Арктике.

Однако, учитывая усиливающуюся напряженность в арктических водах, основным приоритетом является не только и не столько ледокольный арктический флот, а военно-морской флот. Арктические державы (все 4 - Норвегия, Дания, США, Канада входят в НАТО) будут все более и более рьяно проникать к арктическим ресурсам России и их может остановить лишь мощный подводный флот, система ПВО и дальняя авиация, а не танкеры и ледоколы, предназначенные преимущественно для перевозок в гражданской сфере.

Северному флоту (СФ) поставлена новая задача - обеспечение экономических интересов России в Арктике. К 1991 г. Северный флот был самым мощным флотом Советского союза. В 1990 - е гг. из - за ухудшения внутренней экономической ситуации в РФ шел процесс постепенной деградации ВМС страны, что отображено в таблице 3.1.

Таблица 3.1

Тип кораблей / количество боевых единиц1988199620002002Подводные лодки 3501808578Атомные подводные лодки (АПЛ)62382727Надводные корабли670400290240Катера30020010045Всего1320780475363

Значительно сократившийся численный состав флота затруднил решение задач по обеспечению безопасности РФ. Большие сокращения затронули и Северный флот, отвечающий за обеспечение арктических границ РФ, однако флот всё же сохранил основную группировку сил и средств.

В распоряжении военно-морской группировки в Арктике существуют различные средства обеспечения безопасности. Главной ударной силой военно-морской составляющей является подводный флот. Именно атомные подводные лодки (АПЛ) являются основным средством в противодействии усилению милитаризации Арктического региона, которую проводит НАТО - интенсивное увеличение подводных стратегических ядерных сил, усиление авианосных соединений США и их союзников потребовало от военно-политического руководства РФ повышения эффективности противодействия нарастающей угрозе с морских и океанских направлений за счет расширения возможностей и числа имеющихся атомных подлодок.

По состоянию на 1 сентября 2009 г. в распоряжении СФ находились 15 подводных лодок (ПЛ) (из них 9 атомных подводных лодок (АПЛ) и 6 дизельных подводных лодок). Следует отметить, что все дизельные ПЛ Российского флота - III поколения. Швеция, Япония и Германия уже приступили к созданию лодок V поколения. А ведь именно эти страны, хотя и не входят в официальный список приарктических государств, готовы ринуться в борьбу за недра Северного океана. Лодки V поколения могут автономно находиться под водой до 20 суток, в то время как лодки IV поколения - не более 14 суток. Создаваемые в России дизельные (неатомные) подводные лодки IV поколения - проекта 677 «Лада» еще не завершили испытаний. Заложенная в 1997 г. подводная лодка «Санкт - Петербург» была достроена в 2007 г., но до сих пор не вступила в строй. Две другие подлодки этого же 677 проекта - «Севастополь» и «Кронштадт» находятся в стадии строительства. В таблице 3.2. показан боевой состав российских ВМС на 1 июля 2009 г.

Таблица 3.2

Флот/Типы кораблейФлот в целомИз них в ремонтеСеверный флотТихоокеанский флотОстальные ВМСАтомные подводные лодки (АПЛ)291397-Дизельные подводные лодки 193672Авианосец1-1--Крейсер62211Эсминцы83212Большие противолодочные корабли113341Малые противолодочные корабли2914357Сторожевые Корабли7…………Малые ракетные корабли152337Ракетные катера286…715Тральщики3697812Десантные корабли219246

Как видно из таблицы 3.2., группировка ВМС в Арктике является наиболее мощной группировкой Российских ВМС. В нее входит более 50% от численности видов основных ударных кораблей. Однако сил, имеющихся в СФ на данный момент, недостаточно. На северных просторах остался всего 1 авианосец и 2 крейсера. В условиях крайне медленного обновления военно-морского парка (авианосная программа рассчитана на период после 2020 г.) надводные корабли не смогут обеспечить охрану коммуникацией даже в наименее покрытом льдами Баренцевом море. Очевидно, что группировка Северного Флота требует усиления различными типами кораблей, особенно подводными лодками. В связи с этим Российское правительство в 2008 г. запустило на «Севмаше» программу по производству атомных лодок нового проекта. Первую подводную лодку проекта 885 («Казань») планируется сдать заказчику в 2010 г. Вторая подлодка этого проекта заложена на Севмашпредприятии 24 июля 2009 г. Проект 885 («Ясень») был разработан в Петербургском КБ «Малахит». На этих кораблях был впервые установлен ядерный реактор 4-го класса.

Одновременно принята программа по развитию авианосного флота. Стоящий на вооружении РФ единственный авианосец «Адмирал Кузнецов» находится в эксплуатации более 30 лет. Этого единственного корабля недостаточно для авиационного патрулирования просторов Арктики. В соответствии с принятой программой после 2020 г. планируется построить от 3 до 6 авианосцев, все они предназначены для использования на СФ и ТОФ.

Значение авианосцев возрастает для Арктического побережья еще и потому, что оно очень слабо освоено, и не обладает достаточно развитой сетью военных аэродромов. Появление сильного авианосного соединения в Северном ледовитом океане намного облегчит задачи по патрулированию, стоящие перед флотом.

Следует отметить, что программы по развитию фрегатов и корветов Российских ВМС, наряду с авиацией необходимых для морского патрулировании, также активно рассматриваются руководством страны, но их разработка еще не завершена.

В связи с этим следует также отметить состояние другой составляющей военно-морского присутствия России в Арктике - тяжелой бомбардировочной авиации. В период 1991 - 2002гг. произошел резкий спад в численности тяжелой бомбардировочной авиации (см. табл. 3.3).

Таблица 3.3

Тип бомбардировщика / количество самолетов (по годам) 1991199219962002«Ту - 95 К»16000«Ту - 95 К-22»4646100«Ту - 95 МС»86656363«Ту - 160»196615Всего1671177978

Данные таблицы показывают, что произошло качественное и количественное снижение мощи тяжелой бомбардировочной авиации. Учитывая нерассосредоточенность авиации и большую угрозу её уничтожения ещё на аэродромах, можно утверждать, что роль авиации в арктических конфликтах будет очень незначительной.

В этой ситуации главное внимание руководством страны отводится именно развитию флота. Принятые меры позволяют считать, что при сохраняющихся темпах обновления флота РФ сможет в достаточной мере обеспечить свою безопасность к 2020 г. Именно к этому сроку планируется полностью реализовать строительные программы по ледоколам и ПЛА.

Почему же так важно стало усиление группировки СФ РФ в создавшихся условиях?

По мнению автора возможен сценарий, когда руководство США и их союзники, не добившись разрешения споров мирными путями, могут перейти к военным демонстрациям или даже к военному конфликту. Основным союзником США в Европе выступит Норвегия. В связи с этим будет образовано 2 направления (фронта) боевых действий:

Западная часть Российской Арктики (в Баренцевом море) - силы потенциального противника представлены Норвежскими ВМС и СВ и американскими войсками в составе регионального командования НАТО «Север»;

Восточная часть Российской Арктики (Чукотское и Восточносибирское моря, Берингов пролив) - силы потенциального противника представлены 3 ОФ и сухопутными войсками США, дислоцированными на Аляске.

Скорее всего, возникновение конфликта можно ожидать в летнее время года, поскольку США и их союзники не располагают достаточным количеством кораблей ледового класса. Следует также отметить, что основная группировка СФ РФ сосредоточена в Баренцевом море, имеющиеся в Восточной Арктике ВМС незначительны. Исходя из вышеизложенного, можно предположить следующее:

сухопутные войска США и их союзниками по НАТО в Западной части Российской Арктики вряд ли будут массово использоваться (за исключением Кольского полуострова);

ведущая роль на море будет отводиться дизельным подводным лодкам (в большей степени) и атомным подводным лодкам (срыв перевозок грузов и живой силы противника на море, патрулирование собственных зон экономических интересов) и фрегатам; причем подобный сценарий будет присущ как российским ВМС, так и ВМС НАТО.

охрану побережья в Западной Арктике возможно осуществлять небольшими по численности (15 000 - 18 000 чел.), оснащёнными катерами и сторожевыми кораблями (учитывая, что часть водных акваторий не замерзает под влиянием Гольфстрима, часть подобных судов могут быть не ледового класса) и силами береговой охраны; возможно также наличие небольшого резерва (одна усиленная общевойсковая бригада) для отражения возможного десанта на острова в Западной Арктике (потенциальный противник может привлечь 2 брмп в составе командования «Север» НАТО);

в Восточной Арктике возможны десантные операции, но лишь в летнее время;

вероятна «подводная война» (борьба за коммуникации, в первую очередь в Беринговом проливе);

по мнению автора, необходимо выделить в Восточную Арктику не менее 2 отдельных флотов, которые бы имели в своем составе не менее 6 АПЛ, 4 ПЛ и 4-5 фрегатов, поскольку сейчас СФ контролирует лишь Баренцево и отчасти Карское море, не имея практически сил в Восточной Арктике;

возможность привлечения со стороны России Тихоокеанского флота (ТОФ) целиком зависит от контроля над Беринговым проливом; следует отметить, что пролив может быть закрыт в течение 1- 3 суток ВМС США, следовательно, часть флота необходимо держать в районе Камчатки, чтобы быстрее перебросить в Чукотское море.

необходимость противостояния космической (спутниковой) группировке США в приполярных широтах.

По мнению автора, к схожему развитию событий и готовится сейчас СФ РФ. Несмотря на сокращение боевого состава в 1990-е гг. Северный флот не уступает по своей мощи силам НАТО и готов дать адекватный отпор, а это является залогом обеспечения интересов России в Арктике.

Исходя из вышеизложенного, представляется возможным сделать вывод, что России имеет все основания претендовать на роль крупнейшей арктической державы, и располагает необходимым набором инструментов для отстаивания своих национальных интересов в Арктике.

Глава 4. Сотрудничество России с Канадой и США в Арктике на современном этапе

.1 Российско-Канадское сотрудничество в Арктике и на севере

Важность взаимодействия с Россией в сфере Арктики и развития Севера предопределяется для Канады факторами геополитического характера (заинтересованность в поддержании политической и социальной стабильности в Арктике, стремление закрепить за собой ведущую роль в регионе за счет лидерства в Арктическом Совете (АС) и других международных форумах, интерес к получению статуса ведущего партнера России в северных делах), коммерческими интересами (стремление к освоению перспективного российского рынка, в т.ч. в связи с наличием у канадцев технологий и опыта разработки природных ресурсов Арктики, схожести природоресурсной базы двух стран), природоохранными задачами в регионе, заинтересованностью коренных народов Севера Канады в сотрудничестве с северными регионами России.

В общих канадских внешне- и внутриполитических концепциях, в частности, в принятом в 2000 г. программном документе МИД Канады «Северное измерение канадской внешней политики», заявленной в июле 2008 г. Премьер-министром Канады С. Харпером «Северной стратегии Канады», а также в озвученном мининдел Канады Л. Кэнноном 11 марта 2009 г. заявлении «О международном измерении канадской северной стратегии» сотрудничество с Россией на Севере и в Арктике выделяется в качестве приоритетного направления внешней политики Канады.

Взаимодействие с российскими партнерами по северному сотрудничеству осуществляют Министерство по делам индейцев и развитию Севера, Канадское агентство международного развития, МИД Канады.

Российско-канадское сотрудничество осуществляется в рамках АС и Северного форума, Рабочей группы по Арктике и Северу (РГАС) Межправительственной экономической комиссии (МЭК), по линии двусторонних деловых и региональных связей, контактов неправительственных организаций и объединений коренных народов Севера.

Правовой базой российско-канадского «северного» взаимодействия являются Соглашение о сотрудничестве в Арктике и на Севере (1992 г.), Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области развития Севера и его коренных народов (1997 г.), Совместное российско-канадское заявление о сотрудничестве в Арктике и на Севере (принято в ходе госвизита в Канаду В.В. Путина в 2000 г.), Российско-канадский план действий по расширению двустороннего сотрудничества (2002 г.), а также подписанный в ходе визита Председателя Правительства Российской Федерации В.А. Зубкова в Оттаву в ноябре 2007 г. Меморандум о взаимопонимании между Министерством регионального развития Российской Федерации и Министерством по делам индейцев и развитию Севера Канады о сотрудничестве в области развития коренных народов и северных территорий.

Рабочая группа по Арктике и Северу МЭК, после долгого перерыва восстановившая свою работу в 2004 г., зарекомендовала себя в качестве действенного механизма двустороннего взаимодействия. Последняя встреча состоялась 28 апреля 2010 г. в Оттаве, на которой проведена актуализация повестки дня МЭК и обсуждена подготовка к очередной сессии Комиссии в Канаде в 2011 г.

Проведенные встречи РГАС позволили завершить согласование основных параметров ее деятельности, сформировать «ядро» рабочей группы и выделить два наиболее перспективных направления деятельности - транспортные проекты «Северный воздушный мост», суть которого состоит в переориентации основных грузовых потоков между двумя странами на кросс-полярные авиамаршруты, и «Арктический мост», который предполагает организацию круглогодичного морского сообщения между северными портами (Мурманск, Черчилль и др.) России и Канады. Для их реализации в рамках Рабочей группы была создана подгруппа по сотрудничеству в сфере транспорта в Арктике и на Севере.

Сделан важный шаг в практической реализации проекта «Арктический мост» - осуществлен пилотный рейс по Северному морскому маршруту. 17 октября 2007 г. в канадский порт Черчилль с грузом минеральных удобрений российского производства прибыло судно Мурманского морского пароходства «Капитан Свиридов», которое на обратном пути доставило в Европу партию канадской пшеницы.

Канадские участники РГАС исходят из того, что формат рабочей группы должен стать одним из основных механизмов двустороннего «арктического диалога» и способствовать продвижению российско-канадских бизнес-проектов.

В планах рабочей группы - проработка совместных проектов в таких областях, как телекоммуникации и северная медицина, культура, природоохранное сотрудничество, северное строительство, взаимодействие на региональном уровне.

В рамках действующего с 1999 года «северного направления» в российско-канадской парламентской программе, был проведен ряд региональных семинаров, «круглых столов», обменов визитами по проблематике устойчивого развития коренных малочисленных народов, местного самоуправление, природопользования. Российские и канадские парламентарии взаимодействуют в рамках ежегодной Конференции парламентариев Арктического региона и ее рабочего органа - Постоянного комитета парламентариев Арктического региона (ПКПАР), а также Азиатско-Тихоокеанской парламентской конференции по вопросам окружающей среды и развития. В очередном заседании ПКПАР в Осло (Норвегия) 6-8 июня 2010 г. принял заместитель Председателя Совета Федерации М.Е.Николаев.

В рамках программы технической помощи России Канадское агентство международного развития (КАМР) завершило или завершает реализацию свыше 30 проектов, ориентированных на регионы российского Севера (к которому КАМР также относит Восточную Сибирь и Дальний Восток). Эти проекты направлены на содействие экономическим реформам, развитие деловых связей, охрану окружающей среды, активизацию связей между коренными народами Севера. Крупнейшим из них была «Программа российско-канадского партнерства в области развития Севера» (NORDEP), завершившаяся в 2010 году. В ней предусматривались программы на федеральном уровне (сотрудничество с «северными» подразделениями МЭРТ и Министерства регионального развития), работа в регионах (Хабаровском крае, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах), а также взаимодействие с северными неправительственными организациями.

В условиях свертывания российско-канадских программ технической помощи особую актуальность приобретает двусторонние контакты по линии регионов. С северными провинциями и территориями Канады наиболее активно взаимодействуют Ямало-Ненецкий автономный округ, Республика Якутия, Республика Коми, Тюменская и Магаданская области, Таймырский и Чукотский автономные округа. Состоявшиеся контакты руководителей Республики Якутия и Северо-Западных территорий, проведение «Дней Ямало-Ненецкого автономного округа» в рамках празднования столетия провинции Альберта, традиционное участие представителей канадских регионов в Сибирской Ярмарке (г. Новосибирск) позволяют рассчитывать на устойчивость северных региональных связей между Россией и Канадой.

Более половины проектов двустороннего делового сотрудничества реализуется в северных регионах России. Основные направления - горная добыча (алмазы, цветные и ценные металлы), добыча и переработка нефти, строительство (в Якутии построена «образцовая канадская деревня» с применением новейших «северных» технологий).

Сотрудничество по линии Министерства по делам индейцев и развитию Севера и Сибирского федерального округа также характеризуется успешной реализацией ряда проектов, среди которых - обмен учебными группами и делегациями, круглые столы по формированию Циркумполярной ассоциации северных муниципалитетов и развитию бизнеса коренных народов, обмен опытом в области традиционной культуры коренных народов и семинары по местному самоуправлению и федерализму.

-29 мая 2008 г. в Илулиссате (Гренладия, Дания) по инициативе датской стороны состоялась первая встреча министров иностранных дел пяти прибрежных арктических государств (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия) по вопросам международного взаимодействия в Арктике. Ее итоги показали, что, несмотря на известные расхождения, «пятерка» может договариваться по многим принципиальным вопросам. Главное достижение Конференции - принятие Илулиссатской Декларации, фиксирующей необходимость следовать международно-правовым нормам при освоении Северного полюса. В соответствии с ней, пять прибрежных государств Северного ледовитого океана обязались соизмерять свои шаги по освоению Арктики с предписаниями международно-правовых норм, включая Конвенцию ООН по морскому праву.

марта 2010 г. в Канаде (Челси, 100 км от Оттавы) прошла вторая встреча министров иностранных дел стран арктической «пятерки», в ходе которой были рассмотрены вопросы разграничения континентального шельфа, природных ресурсов, научного сотрудничества, а также выработки многосторонней договоренности по поиску и спасанию в Арктике и на Севере.

Один из наиболее активных каналов северного взаимодействия России и Канады - Арктический Совет (АС). 28-29 апреля 2009 г. в Тромсё (Норвегия) состоялась министерская встреча АС. Участники встречи, включая Россию и Канаду, с удовлетворением подчеркнули растущую роль Арктического совета в организации регионального взаимодействия и сотрудничества, а также отметили, что все возникающие в регионе вопросы должны и могут решаться на основе существующих норм международного права, прежде всего Конвенции ООН по морскому праву.

В ходе очередной министерской встречи АС, которая прошла 12 мая 2009 г. в Нууке (Гренландия, Дания), намечено подписание первого в истории панарктического соглашения по авиационному и морскому поиску и спасанию в Арктике.

В стадии разработки находится новый проект АС - разработка панарктического документа о готовности и реагированию на морские нефтеразливы. В июне 2011 г. в Уайтхорсе (Канада) состоялось заседание рабочей группы АС EPPR (Emergency Prevention, Preparedness and Response), где совершился предметный диалог по тематике нефтеразливов и борьбы с ними. С российской стороны делегацию возглавлял Посол по особым поручениям МИД России А.В.Васильев.

4.2 О сотрудничестве России и США в Арктике

Интересы России и США в Арктике объективно пересекаются. В первую очередь, это обусловлено географическим положением наших стран - наличием обширных территорий на Крайнем Севере, выхода к Северному Ледовитому океану и общей границей в Беринговом проливе, разделяющем российский Чукотский автономный округ и американский штат Аляска.

На фоне климатических изменений и развития технологий открываются реальные перспективы международного освоения природных ресурсов и задействования выгодных транспортных маршрутов в ранее недоступных районах арктической зоны. В таких условиях налаживание разнопланового российско-американского сотрудничества в этом регионе, как на международном уровне, так и по линии приграничных областей, приобретает еще большую актуальность.

Основой для этого является близость позиций наших стран по ряду принципиальных моментов. Так, в многостороннем формате Россия и США совместно ведут активную работу в Арктическом совете (АС), в состав которого помимо них входят Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Финляндия и Швеция. С приходом новой администрации подход США к взаимодействию в рамках «пятерки» прибрежных арктических государств (участвуют также Дания, Канада и Норвегия), претерпел некоторые изменения, и теперь они настаивают на работе в формате АС, т.е. с участием всех заинтересованных северных стран. В ходе состоявшихся 27-29 мая 2008 г. встреч пяти «арктических» мининдел в Гренландии и 29 марта 2010 г. в Канаде, а также очередной министерской сессии Совета в г. Тромсе (Норвегия) 29 апреля 2009 г., американская сторона поддержала российские подходы по противодействию нарастающим притязаниям «внерегиональных игроков» (ЕС, НАТО, Италии, Китая, Южной Кореи, Японии и т.д.) на доступ к северным ресурсам и возможностям.

В принятых на этих форумах документах, в частности, содержится четкая констатация достаточности существующей международно-правовой базы и, прежде всего, Конвенции ООН 1982 г. по морскому праву (хотя США пока к ней не присоединились) для регулирования любой деятельности в Северном Ледовитом океане. Тем самым отводятся заходы «неприарктических» государств о создании особого правового режима в Арктике (по примеру Договора об Антарктике), объявлении ее «зоной всемирного наследия человечества», а в реальности - о возможности внешнего проникновения в регион.

Американцы в целом поддерживают инициативу России о разработке многосторонней системы нейтрализации и борьбы с техногенными катастрофами в арктическом регионе и о сотрудничестве в области авиационного поиска и спасания в Арктике. Последняя идея из российско-американо-канадской по предложению США была преобразована в многостороннюю - с участием всех восьми стран-членов Совета, и с добавлением морской составляющей. В АС создана целевая группа под председательством России и США по подготовке на основе нашего проекта трехстороннего соглашения нового международно-правового инструмента. Ее первое заседание прошло в декабре 2009 г. в Вашингтоне, второе - в феврале 2010 г. в Москве. Нам удалось убедить американцев согласиться с нашим предложением о том, чтобы документ был юридически обязывающим межправительственным соглашением (подписание планируется на очередной министерской сессии АС в мае 2011 года). США выступают и за присоединение к нему в дальнейшем заинтересованных внерегиональных государств, например, Великобритании. Положительно были восприняты американской стороной наши предложения о создании единого информационно-координационного центра по обеспечению поисково-спасательной деятельности в Арктике и по формированию панарктической виртуальной библиотеки «электронная память Арктики» - общедоступного через интернет хранилища информации по истории, культуре и другим аспектам жизни региона.

В двустороннем плане наиболее подготовленным и перспективным в настоящее время является природоохранный вектор. Прежде всего это относится к таким уже существующим проектам, как сотрудничество в рамках Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о сохранении и использовании чукотско-аляскинской популяции белого медведя от 16 октября 2000 года (вступило в силу 23 сентября 2007 года), взаимодействие в Международной китобойной комиссии, в том числе между морскими охотниками - коренными жителями Чукотки и Аляски, двусторонний мониторинг блок-квот на добычу китов, совместное изучение и мониторинг использования рыбных ресурсов Берингова моря.

В практическую плоскость вступило осуществление идеи создания трансграничного парка-заповедника «Берингия» для изучения и охраны природного и культурного наследия региона, включая налаживание эффективного сотрудничества ученых и специалистов в области охраны окружающей среды по обе стороны Берингова пролива. Распоряжением Правительства Российской Федерации №725-р «О перечне государственных природных заповедников и национальных парков, которые предусматривается организовать на территории Российской Федерации в 2001 - 2010 годах» от 23 мая 2001 г. предполагается, в частности, формирование на территории Восточной Чукотки национального парка «Берингия» площадью 3053 тыс. га. Головным ведомством, ответственным за исполнение проекта, определено Минприроды России. Фактическими партнерами с американской стороны стали Национальная служба парков США, власти штата Аляска и муниципальные власти. В настоящее время Минприроды России проводит окончательное согласование проекта с тем, чтобы открыть парк в самое ближайшее время. В мае 2012 на полях встречи в Довиле планируется совместное заявление президентов Российской Федерации и США по сотрудничеству в регионе Берингова пролива.

Имеются, однако, и «зависшие» вопросы. Например, соглашениями о Региональной комиссии Берингова пролива и о взаимных поездках жителей Берингова пролива от 23 сентября 1989 г., определяющими пограничный режим между Россией и США, установлены категории местного населения - коренные жители - с российской и американской стороны, которые могут совершать поездки в установленные районы соответственно Чукотки и Аляски по приглашению родственников на безвизовой основе. В сентябре 2006 г. американцам были переданы подготовленные нашими ведомствами проекты протоколов о внесении изменений в данные соглашения, предлагающие, в частности, распространение безвизового режима на всех жителей этих регионов по обоим берегам пролива. Американцы прохладно относятся к этой идее, тем не менее в марте 2011 года передали нам свои встречные предложения по замене вышеупомянутых документов (в настоящее время проходят межведомственное согласование).

Другая застарелая проблема - в результате заключения Соглашения между СССР и США о линии разграничении морских пространств от 1 июня 1990 года («Шеварднадзе-Бейкера»), российская рыболовная отрасль лишилась права на ведение морского промысла на участке в средней части Берингова моря, которая отошла к США. Это не позволяет нам до сих пор вынести данное Соглашение на ратификацию (американская сторона сделала это 16 сентября 1991 г.), вынуждая идти на его временное применение.

Росрыболовство совместно с МИД России и другими заинтересованными ведомствами в рамках российско-американского Межправительственного консультативного комитета по рыбному хозяйству ведет активную работу по поиску путей компенсации потерь российским рыбакам. Решением вопроса могло бы стать предоставление возможности рыбного лова в исключительных экономических зонах обоих государств. Американцы однако утверждают, что «согласованная линия разграничения основана на справедливом балансе интересов двух стран», и на нужные нам уступки пока не соглашаются. В настоящее время активно обсуждается американское предложение о совместном научном исследовании рыбных запасов в регионе, на основе которого они-де будут принимать решение на этот счет. Встреча экспертов намечена на лето 2012 в Сиэтле.

В ходе рассмотрения «арктических аспектов» российско-американских отношений следует вместе с тем учитывать следующее. Вашингтон признает за нашей страной статус ведущей северной державы и поэтому особо заинтересован в углублении сотрудничества здесь с Россией. В то же время в директивах президента США по национальной и внутренней безопасности о политике в Арктике от 12 января 2009 года главной целью координации деятельности с Россией на Крайнем Севере определено получение доступа к ее арктической зоне и имеющейся там инфраструктуре. Исходя из поставленных в указанном и других более поздних документах задач, американская сторона взяла курс на обеспечение собственного доминирования в регионе, в том числе и путем ускоренного наращивания военного потенциала и развитие собственного ледокольного флота. Кроме того, она намерена использовать проблематику защиты окружающей среды и биоресурсов для ограничения и постановки под свой контроль деятельности других государств в арктической зоне путем разработки и внедрения здесь жестких экологических стандартов.

Американские притязания на обширные участки континентального шельфа в высоких широтах и находящиеся там природные ресурсы сдерживаются пока тем, что США - единственные из «арктической пятерки» - не ратифицировали Конвенцию ООН 1982 г. по морскому праву из опасения ограничить свои возможности в мировом океане дополнительными договорными обязательствами. Однако данная позиция сейчас подвергается корректировке из-за возросшей активности, прежде всего России, в Северном Ледовитом океане.

Заключение

Нехватка ресурсов в мире уже в ближайшем будущем может привести и уже приводит к войнам за остатки этих ресурсов. Благодаря своему выгодному географическому положению, Россия имеет доступ к огромным запасам северных морей. Основной задачей является сохранение имеющихся позиций России в арктическом регионе. Для нашей страны важно, ссылаясь на международное морское право, провести деление арктических секторов в зависимости от длины побережья заинтересованных участников, а не от кратчайшего расстояния до Северного полюса. Только такой вариант позволит России сохранить свои позиции. Учитывая, что сейчас до 40 % арктических вод являются территориальными водами РФ или входят в состав её сектора, Россия является крупнейшей арктической державой. Очевидно, что четыре остальных основных участника «арктического клуба» недовольны этим и пытаются ослабить влияние России, отторгнув от неё часть вод. К сожалению, этому способствует экономическое ослабление России 1990-х гг.

С другой стороны, активный передел Арктики только начинается, и у России ещё есть время укрепить свои позиции. Российское руководство активно использует драгоценное время для наращивания возможностей в Арктике. К сожалению, слабым местом являются технологии добычи полезных ископаемых на шельфе и в меньшей степени недостаток финансирования. В частности, причинами этого стало привлечение к разработке Штокмановского месторождения французской и норвежской компаний. Однако постепенно Россия выходит из технологического тупика.

Канада, несмотря на проявление военной активности в Арктике, тесный союз с НАТО и США, а также антироссийскую риторику, способна по ряду важных направлений выступать конструктивным партнером России. Антироссийская риторика некоторых канадских политиков связана не с серьезными противоречиями по арктическим вопросам, а, скорее, с тем, что Канада значительно уступает России в военном присутствии на Крайнем Севере и в возможностях контроля над собственным арктическим сектором, а также с тем, что премьер Канады С. Харпер, лидер консервативной партии, стремиться сблизить позиции со своим южным соседом.

У Канады и России достаточно оснований для партнерства. России выгодно поддерживать позицию Канады по сохранению секторального принципа деления арктических пространств - это позволяет обоим государствам сохранить сложившиеся разграничительные линии своих секторов вплоть до Северного полюса. Оба государства заинтересованы в укреплении приоритета арктических государств в области контроля над Арктикой и в том, чтобы ясно определить границы возможностей для неарктических государств. Россия и Канада имеют одинаковые позиции по статусу транзитных морских путей (Северный морской путь и Северо-Западный проход) как внутренних морей. Канада, не имеющая ледокольного флота и специальных исследовательских судов, заинтересована в сотрудничестве с Россией в изучении Арктики по самому широкому кругу вопросов. Интересам России практически полностью отвечает позиция Канады по мерам демилитаризации Арктики (кроме идеи создания безъядерной зоны в регионе). Есть перспективы для укрепления мер доверия между двумя государствами в Арктике по линии министерств обороны. Канада всячески подчеркивает приверженность переговорному решению споров по разделу шельфа. Для России, которая не имеет союзников, выгодно активное стремление Канады придать Арктическому совету полноценный статус международной организации, принимающей обязательные для исполнения решения, в том числе и в сфере безопасности. Это позволит, с одной стороны, не допускать милитаризации региона, а с другой - укреплять механизмы многостороннего и внеблокового сотрудничества в Арктике.

Канада, являясь членом НАТО, в то же время не желает допустить нарушения своего суверенитета со стороны США (интернационализация СЗП) и готова отстаивать свои интересы всеми способами, вплоть до силового. Это значит, что у Канады и России есть платформа для сближения с целью противостояния амбициям США, и в определенной мере можно рассчитывать на поддержку Оттавы в разрешении спорных российско-американских вопросов. Учитывая общность интересов в данном вопросе, можно было бы рекомендовать МИДу РФ заключить договор о взаимопризнании суверенитета и исключительного права пользования Северным морским путем для России и Северо-Западным проходом для Канады.

Для России подобный договор важен, поскольку переход Северного морского пути (СМП) под международное управление приведет к нарушению его работы, осложнит развитие Российского Севера и даст возможность иностранным кораблям вести активную военную и экономическую разведку на Севере. В перспективе это может привести к потере реального суверенитета, как это было с Египтом в период Суэцкого кризиса.

Отношения России с США, по всей видимости, будут носить более сложный и конфронтационный характер, поскольку связаны со стремлением Вашингтона при решении многих политических проблем добиваться «свободы рук» и позиции лидера в обход международных организаций, а порой и международного права. В арктической стратегии США сделан акцент на её военно-политической составляющей. США участвуют в военных маневрах НАТО в Арктике, носящих явно антироссийский характер. По дипломатической линии Вашингтон, вероятно, и впредь будет препятствовать прохождению заявки России в ООН по расширению арктического шельфа. Более плодотворный диалог России с США на этом направлении возможен после ратификации сенатом США Конвенции по морскому праву 1982 г. Именно тогда США получат возможность эффективного участия в регулярных международно-правовых спорах по разделу и регулированию деятельности в Арктике, а практика односторонних действий станет менее актуальной. Во всяком случае, в отношениях с Вашингтоном Москве необходимо добиваться укрепления мер взаимного доверия в Арктике в военно-политической области, поскольку этот регион пока сохраняет свое важное военно-стратегическое значение.

США пытаются активно использовать своих союзников для давления на Россию, а перспективе готово и к развязыванию конфликтов. Поддержка политики США другими приарктическими странами происходит в разных масштабах и в различных формах. Наиболее последовательным союзником США в Европе по данному вопросу является Норвегия. Норвежское руководство не имеет достаточных ресурсов для решения арктических проблем. Главные надежды возлагаются на членство в НАТО, используя которое, планируется присоединить к себе нефтегазоносные бассейны к востоку от острова Шпицберген и в приполюсной зоне, и в перспективе стать арктической супердержавой. Из всех арктических стран Норвегия является наиболее активным союзником и проводником политики Вашингтона.

В куда меньшей степени находятся в русле политики США Дания и Канада. Из-за неразрешённой проблемы независимости о. Гренландия (которая в случае образование независимой Гренландии ставит под вопрос само присутствие Дании в Арктике), Дания вынуждена проводить политику неприсоединения. Скорее всего, Дания, имеющая небольшой военный потенциал и неразрешенные внутренние проблемы, будет максимально использовать дипломатические рычаги, а не военные.

В настоящее время, несмотря на стремление администрации Барака Обамы к общему улучшению двусторонних отношений, США фактически поддерживают тенденцию к передаче основных полномочий военному блоку НАТО и выдавливанию из региона других международных организаций (в первую очередь Арктического совета, а также Совета Баренцева/Евроарктического региона, в котором США не участвуют). При существующем характере отношений между Россией и НАТО такие шаги будут иметь негативные последствия для России, не имеющей надежных союзников в Арктике. Тем важнее России найти пути для выстраивания сотрудничества с обоими североамериканскими государствами.

Вполне вероятно, России придется встретиться с коалицией США - Норвегия. Другим вопросом является степень участия в этом союзе и позиция Дании и Канады. Во многом, это зависит от умения российской дипломатии сыграть на противоречиях этих стран и США.

Очень важно не допустить расширения круга арктических держав. С большой решимостью войти в него наращивают свою морскую мощь Германия, Швеция, Исландия в Европе, мощные индустриальные лидеры Азии - Япония и КНР. Необходимо, действуя в согласии с остальными арктическими державами не допустить на юридических началах проникновения флотов и частных компаний по разработке углеводородов в Арктике, и ни в коем случае не начать выделять какие - либо исключительные экономические зоны этим странам. Учитывая возможность проникновения в Арктику этих стран опосредованно - через экономическую экспансию, следует подготовить нормативно - правовую базу и, главное, развивать экономику России на Дальнем Востоке и в Арктике.

Российская Федерация стремится сейчас укрепить свои позиции в регионе. Важно прикрыть военно-морскими силами не только Баренцево море и но все просторы восточнее, вплоть до Берингова пролив. От о. Новой земли до полуострова Чукотка практически отсутствуют крупные силы российских ВМС, поэтому здесь необходимо развернуть самостоятельное флотское объединение, с подчинением ему сил прибрежной обороны. При защите интересов в Арктике могут быть использованы 2 составляющие ядерной триады РФ - подводные лодки и тяжелые бомбардировщики. Учитывая агрессивность планов США можно предположить, что именно военным инструментам будет отведена ключевая роль в отстаивании интересов в Арктике.

Для России, возвращающей свои позиции в мире, крайне необходимо закрепиться на Северном Ледовитом и Тихом океанах. Правительством запущены программы по развитию экономики и флота в этих регионах. Россия, последовательно проводя свою военно - экономическую политику, активно действуя экономическими и политическими средствами, сможет не только защитить свои интересы в Арктике, но и занять здесь ключевую позицию. А средства, добытые от переработки и продажи полезных ископаемых, дадут возможность занять экономике России лидирующие позиции в мире.

Список использованной литературы

1.Отечественные законодательные акты и нормативно-правовые источники:

1.Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. 2009 г.

.Документы внешней политики СССР. Т. УII. М., 1963.

3.Извещения мореплавателям. 1986 г. Специальный выпуск (Приложение к Выпуску 1 Извещения мореплавателям). Законодательные акты и распоряжения государственных органов СССР по вопросам мореплавания.

4.Полное собрание законов Российской империи. Т. ХХХУ11. № 28747.

2.Зарубежные законодательные акты и нормативно-правовые источники:

5.Canadas Northern Strategy: our North, our heritage, our future. Ottawa : Government of Canada. 2009.

6.The US Strategy in the Arctic Directiv. 2009.

.National defense strategy. Washington : Department of Defense, 2008.

8.National Security Presidential Directive (NSPD-66).

.Open Canada: a Global Positioning Strategy for a new age. Toronto : Canadian International Council, 2010.

10.U.S. Navy Arctic Roadmap. Washington : Department of Navy, 2009.

.U.S. maritime strategy: a cooperative strategy for 21th century seapower, 2007. Washington: Navy Department, 2007

.Holroyd S. U.S. and Canadian cooperative approaches to Arctic security. Santa Monica : RAND, 1990.

3.Отечественная научая и учебная литература:

13.Барсегов Ю.Г. Статус Арктики и права России // Арктика. Интересы России и международные условия их реализации. М.: «Наука», 2002.

.Вылегжанин А.Н. Правовой режим Арктики // Международное право / Отв. ред. А.Н. Вылегжанин. М.: Юрайт, 2009.

15.Кулебякин А.Н. Правовой режим Арктики // Международное морское право / Отв. ред. И.П Блищенко. М., 1988.

16.Северный флот на страже морских рубежей России // Под общ. ред. Н. М. Максимова. - М.,2008.

17.Тарасов А.Г. Правовые и политические аспекты разграничения морской территории в западной Арктике : автореф. дис. ... канд. юр. наук : 23.00.04. М., 2007.

.Информационная справка Российско-Канадского сотрудничества в Арктике и на севере.

.Информационная справка о сотрудничестве России и США в Арктике.

.Зарубежная научая и учебная литература:

20.Conley H., Kraut J. U.S. Strategic Interests in the Arctic An Assessment of Current Challenges and New Opportunities for Cooperation A Report of the CSIS Europe Program. Washington : CSIS, 2010.

21.Flemming, Brian. Canada-U.S. Relations in the Arctic: A neighbourly proposal. Canadian Defence and Foreign Policy Institute, Calgary.

.The National Military Strategy of the United States of America 2011 : redefining Americas leadership. Washington : Department of Defense, 2011.

23.U.S. and Canadian cooperative approaches to Arctic security. Santa Monica : RAND, 1990.

5.Отечественные периодические издания

24.Военно-промышленный курьер, № 29 (295) // 29 июля - 4 августа 2009.

.Война на полюсе // Труд. 2007. 30 августа.

26.Володин Д. Канада: проблемы суверенитета в Арктике // США и Канада: экономика, политика, культура. 2006, № 12.

27.Дятликович В., Гребцов И. Шельф цвета хаки // Русский репортёр. 2009. 2-9 апреля.

28.Орешенков А. М. Арктический пирог. Норвегия первой продвигает свои права на шельф // Независимая газета. 2009. 13 мая.

6.Зарубежные периодические издания

83.Bayers M. Re-packaging Arctic sovereignty // Ottawa sitizen. 2009. August 5

84.Blunden M. The new problem of Arctic stability // Survival. 2009. Vol. 51, No 5.

85.Borgerson S. Arctic meltdown // Foreign Affairs. 2008. Vol. 87, No 2.

.Lundestad I. U.S. security policy in the European Arctic in the early 21th century. Paper presented at the 51th ISA Convention in New Orlean. February 18, 2010.

.Kollien A. Toward an Arctic strategy. Carlisle Barracks, 2009.

7.Электронные ресурсы

29.A nuclear-weapon-free zone in the Arctic. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.arcticsecurity.org/?p=421, свободный. Яз. англ.

30.Amos W. If theres an oil spill, whos at risk? Canadian taxpayers. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www. theglobeandmail.com/news/opinions/if-theres-an-oil-spill-whos-at-risk-canadian-tax-payers/article1638799/ , свободный. Яз. англ.

31.Baker F. Gates Stops in Alaska to Talk with Troops. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.defenselink.mil /news/newsarticle.aspx?id=54584, свободный. Яз. англ.

32.Batailles navales au pole Nord // Le Monde, 13.01.2010. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.lemonde.fr ; свободный. - Загл. с экрана. - Яз. франц.

33.Canada well-placed on new Arctic search-and-rescue agreement, Ottawa says. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.theglobeandmail.com/news/politics/canada-well-placed-on-new-arctic-search-and-rescue-agreement-ottawa-says/article1860748/ , свободный. Яз. англ.

34.Canadas Nothern Strategy. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.northernstrategy.ca, свободный. Яз. англ.

.Chossudovsky M. North American Integration and the Militarization of the Arctic. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.stwr.org/global-conflicts-militarization/north-american-integration-and-the-militarization-of-the-arctic.html, свободный. Яз. англ.

36.De Mille, Diane. Steerage and Stewardship - US, Canada, & Denmark/Greenland should join Forces to Guard the North American side of the Arctic. Canadian Amerucan Strategic Review. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.casr.ca, свободный. Яз. англ.

37.Department of Justice. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.laws.justice.gc.ca, свободный. Яз. англ.

.Hannaford J. Canadas Arctic foreign policy. 2011. January 24. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cir-cumpolar.gc.ca, свободный. Яз. англ.

39.Hannaford J. Canadas Arctic foreign policy. 2011. January 24. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cir- cumpolar.gc.ca ; свободный. - Загл. с экрана. - Яз. Англ

40.Ivison J. Members of the Canadian Forces during a visit to Hans Island in July 2005. Photograph by: Handout/DND // National Post. 2010. November 9. (Опубликовано также: [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://byers.typepad.com/arctic/2010/11/hans-island-appears-headed-for-joint-custody.html, свободный. Яз. англ.)

41.Joint Arctic mapping expedition coming to an end. // Arctic Focus: 11.09.2009. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.arcticfocus.com, свободный. Яз. англ.

42.National Security Presidential Directive (NSPD-66) and Homeland Security Presidential Directive (HSPD-25). // 2009. January 12. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://georgewbush-whitehouse.archives. gov/news/releases/2009/01/print/20090112-3.html, свободный. Яз. англ.

43.Plouffe, Joel. Pour une commission canado-americaine de l'Arctique. Le Devoir // Quebec-city, Qc.: 27.03.2009. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.ledevoir.com, свободный. Яз. англ.

44.Plouffe, Joel. Pour une commission canado-americaine de l'Arctique. Le Devoir // Quebec-city, Qc.: 27.03.2009. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.ledevoir.com, свободный. Яз. англ.

45.Remarks by General Gene Renuart at the AFCEA Solutions Series Conference, Washington, D.C. 2009. May 19. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.northcom.mil/News/Transcripts/ 051909.html, свободный. Яз. англ.

.Statement on Canadas Arctic foreign policy. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.circumpolar.gc.ca , свободный. Яз. англ.

47.The Throne Speech // October 16, 2007. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.sft-ddt.gc.ca, свободный. Яз. англ.

48.U.S. shifts Arctic foreign policy. // The Vancouver Sun, Vancouver, B.C. 09.08.2008. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.vancouversun.ca, свободный. Яз. англ.

49.U.S.-Canada Joint Expedition to Survey the Extended Continental Shelf in the Arctic. // U.S. Department of State. 28.07.2009. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.state.gov, свободный. Яз. англ.

50.Vanderklippe N. Canadas North at risk for terrorism, human trafficking // Globe and Mail. 2010. November 15. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://byers.typepad.com/arctic/2010/11/canadas- north-at-risk-for-terrorism-human-trafficking.html, свободный. Яз. англ.

51.Weese B. Canucks cling to Arctic. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://stthomastimesjournal.com/Article Display.aspx?e=2947773, свободный. Яз. англ.

52.Архангельский губернатор: глобальное потепление может лишить Россию Северного морского пути // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.newsru.com/arch/russia/22sep2009/severa.html, свободный. Яз. рус.

53.Борисов Т. Без боевых пингвинов: Россия создаёт арктическую группировку войск без милитаризации региона. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/2009/03/30/arktika.html.

.Восстановление Северного морского пути как импульс развитию приарктических территорий. Доклад на заседании консультативного совета при главе администрации Архангельской области 26 ноября 2009 года. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dvinaland.ru/economy/priority/smp_doclad.htm, свободный. Яз. рус.

.Восстановление Северного морского пути...; Арктика - исконно русская земля, и осваивать её будем мы. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dvinaland.ru/power/head/appearances/10162/index.php, свободный. Яз. рус.

56.Д. Медведев прибыл в Мурманск на подписание российско-норвежского договора о делимитации границ в Баренцевом море и Ледовитом океане // Прайм-ТАСС. 15.09.2010. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.prime-tass.ru, свободный. Яз. рус.

57.Запад хочет лишить Россию Арктики. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://news.km.ru/zapad_xochet_lishit_rossiyu_arkt, свободный. Яз. рус.

58.Значит договорились? // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.arcticuniverse.com/ru/expert/20101120/00316.html, свободный. Яз. рус.

59.Конвенция ООН по морскому праву. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://determiner.ru/dictionary/539/word/konvencija-on-po-morskomu-pravu, свободный. Яз. рус.

60.Континентальный шельф. Представление Норвегии в отношении районов Северного Ледовитого океана, Баренцева моря и Норвежского моря. Резюме. 2006. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/nor06/nor_2006_r.pdf, свободный. Яз. рус.

61.Концепция устойчивого развития Арктической зоны Российской Федерации. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.74rif.ru/ocean-arktica.html, свободный. Яз. рус.

62.Космическая система «Арктика» // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.federalspace.ru/main.php?id=2&nid=12070, свободный. Яз. рус.

63.Кросс-полярный экспресс. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://zubow.ru/page/1/225_1.shtml, свободный. Яз. рус.

64.На Дальнем Востоке прошли совместные учения военных летчиков России, Канады и США // Российская газета. 12.08.2010. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.rg.ru, свободный. Яз. рус.

65.На страже Мирового океана. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kaa-club.com/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/monitorum-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%BF%D0%BE-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D1%83/, свободный. Яз. рус.

.Норвегию перестал пугать мезальянс с Россией. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gzt.ru/topnews/economics/-norvezhskaya-myshj-legla-v-postelj-s-russkim-/303367.html?from=1columndownfromindex, свободный. Яз. рус.

67.Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/2009/03/30/arktika-osnovy-dok.html, свободный. Яз. рус.

68.Президент упразднил военные округа. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://top.rbc.ru/society/14/07/ 2010/435799.shtml, свободный. Яз. рус.; Военно-административное деление Российской Федерации с 1 сентября 2010 г. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=104995, свободный. Яз. рус.

69.Проничев В.Е. Граница меняет замки. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/2010/06/02/pronichev.html, свободный. Яз. рус.

70.Россия не хочет воевать за Арктику. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dni.ru/polit/2008/10/22/151708.html, свободный. Яз. рус.

71.Россия подарила Норвегии рыбные места в Баренцевом море. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.stringer.ru/Publication.mhtml?Part=37&PubID=14426, свободный. Яз. норв.

72.Рулинский В. Канада решила застолбить Арктику // Коммерсантъ. 09.08.2007. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.kommersant.ru, свободный. Яз. рус.

73.Северный морской путь: оценки зарубежных специалистов. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://econom.nsc.ru/eco/ARHIV/ReadStatiy/08_01/pazovsk.htm, свободный. Яз. рус.

74.Севморпуть не должен быть слишком дорогим. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.barentsobserver.comcppage.4812308-16175.html, свободный. Яз. рус.

75.Соседи по Арктике делят Хребет Ломоносова // Известия. 16.09.2010. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.izvestia.ru, свободный. Яз. рус.

76.Справка № 1 по материалам МПР России к вопросу «О деятельности по обоснованию внешней границы континентального шельфа Российской Федерации и перспективах по его изучению и освоению». // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.morskayakollegiya.ru/os/nauchno-ekspertn/protocol_NES/20080415155343-1963.doc+%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F+%D0%9E%D0%9E%D0%9D+%D0%BF%D0%BE+%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%84%D1%83&cd=8&hl=ru&ct=clnk&gl=ru, свободный. Яз. рус.

77.США будут блюсти свои интересы в Арктике // BarentsObserver.com. // 2009. 13 января. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.barentsobserver.com/cppage.4546488.ru, свободный. Яз. рус.

78.США готовятся к войне за Арктику. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dni.ru/polit/2008/7/17/145832.html, свободный. Яз. рус.

79.США намерены контролировать Арктику. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dni.ru/society/2008/9/25/149804.html, свободный. Яз. рус.

80.Текст договора см.: // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.regjeringen.no/upload/SMK/Vedlegg/2010/avtalen_russisk.pdf, свободный. Яз. норв.

.Фененко А.В. Военно-политические аспекты Российско-Американских отношений В Арктике: история и современность. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.fmp.msu.ru/vestnik_2_2011_FENENKO_RU.htm, свободный. Яз. рус.

82.Хаттер К. Кэннон: Канада играет в Арктике роль «энергетической сверхдержавы» // 24.11.2009. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.inosmi.ru, свободный. Яз. рус.

83.Цыганок А.Д. Арктика и безопасность России. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.perspectivy.info/rus/konturi/ arktika_i_bezopasnost_rossii_2009-11-22.htm, свободный. Яз. рус.

84.Экспедиция в Арктику. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.arms-expo.ru/site.xp/049057054050124049055049049051.html, свободный. Яз. рус.

.Юридическая оценка Договора между Россией и Норвегией (Рыбные ресурсы. 2010. № 4). // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.fishres.ru/news/news.php?id=16920, свободный. Яз. рус.

Похожие работы на - Арктические стратегии стран Северной Америки и России

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!